WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Географический факультет

На правах рукописи

ЯНИНА Тамара Алексеевна ПАЛЕОГЕОГРАФИЯ БАССЕЙНОВ ПОНТО-КАСПИЯ В ПЛЕЙСТОЦЕНЕ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ МАЛАКОФАУНИСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА 25.00.25 – Геоморфология и эволюционная география

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора географических наук

Москва - 2009

Работа выполнена на Географическом факультете Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Официальные оппоненты:

доктор геолого-минералогических наук Несмеянов Сергей Алексеевич доктор географических наук, профессор Рычагов Георгий Иванович доктор географических наук Чепалыга Андрей Леонидович

Ведущая организация:

Институт океанологии имени П.П. Ширшова РАН

Защита диссертации состоится « ____»_____________ 2009 г. в 15.00 часов на заседании Диссертационного совета по геоморфологии и эволюционной географии, гляциологии и криологии Земли, картографии, геоинформатике (Д-501.001.61) в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу:

г. Москва, Ленинские горы, МГУ, Географический факультет, 21 этаж, аудитория 2109.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Географического факультета научной библиотеки МГУ на 21 этаже.

Автореферат разослан « ____»_____________2009 г.

Отзывы на автореферат (в двух экземплярах, заверенные печатью) просим направлять по адресу: 119991, Москва, ГСП-1, Ленинские горы, МГУ, Географический факультет, ученому секретарю диссертационного совета Д-501.001.61, факс (495) 932-88-

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат географических наук А.Л. Шныпарков

Общая характеристика работы

Актуальность. Понто-Каспий (Черное, Азовское и Каспийское моря) – это система отличающихся друг от друга природными особенностями и историей палеогеографического развития внутриконтинентальных водоемов – реликтов бассейна Восточного Паратетиса. Побережья этих морей, ставшие колыбелью древних цивилизаций, и в наше время являются одними из наиболее освоенных в хозяйственном и рекреационном отношении. Побережья и шельф представляют большой интерес месторождениями нефти, газа и других полезных ископаемых, а также путями их транспортировки. Поэтому не удивительно, что Понто-Каспийский регион привлекает повышенное внимание исследователей, в том числе и к его палеогеографии. Особенно это проявилось в последние два десятилетия, когда свой резко нестационарный характер показал Каспий, поднятием уровня на 2,5 м за 18 лет нанесший существенный ущерб прикаспийским государствам. В ближайшем будущем ожидается ускорение темпов роста уровня Азово-Черноморского бассейна. Знание закономерностей развития бассейнов Понто-Каспия при разномасштабных и разнонаправленных колебаниях климата необходимо для прогнозных оценок и для выработки стратегии устойчивого развития регионов.

Понто-Каспий, отражая в своем развитии глобальные климатические изменения, ледниково-межледниковую ритмику Русской равнины и горных территорий, трансгрессивно-регрессивные события в Мировом океане, является стратотипическим регионом для составления единой стратиграфической и палеогеографической схемы плейстоцена Северной Евразии. Недаром изучение его региональной стратиграфии и истории развития бассейнов на протяжении более чем двух веков привлекает внимание ученых. Н.И. Андрусов, К.П. Калицкий, Д.В. Наливкин, В.В. Богачев, П.А. Православлев, Д.В. и В.Д. Голубятниковы, А.П. Павлов, А.Д. Архангельский, Н.М. Страхов, С.А. Ковалевский, М.М. Жуков, В.М. Муратов, П.В. Федоров, Л.А. Невесская, О.К. Леонтьев, В.А. Николаев, Ю.М. Васильев, А.И. Москвитин, Г.И. Горецкий, А.А.

Свиточ, Б.Г. Векилов, Г.И. Рычагов, Е.Г. Маев, Т.А. Абрамова, П.А. Каплин, Г.И. Попов, А.Л. Чепалыга, В.В. Янко, А.В. Мамедов, Е.И. Игнатов, П.Н. Куприн, Ф.А. Щербаков, Я.А. Измайлов, С.А. Несмеянов, И.П. Балабанов, В.А. Зубаков - это лишь малая часть имен исследователей, посвятивших ему свой труд.

Несмотря на обилие накопленного материала, большинство вопросов палеогеографии региона остаются дискуссионными. К ним относятся: количество трансгрессивно-регрессивных событий, их ранг, возраст, палеогидрологические и экологические параметры, связь с глобальными и региональными климатическими изменениями, сопоставления и взаимосвязи внутри Понто-Каспия и корреляции с палеогеографическими событиями на сопредельных территориях. Отсутствует общепринятая концепция развития Понто-Каспия, объясняющая основные события его плейстоценовой истории.

Актуальность дискуссионных вопросов и их практическая значимость побудила автора предложить для них вариант решения, основанный на малакофаунистическом анализе плейстоценовых (неоплейстоценовых, согласно схеме МСК, 1995) отложений Понто-Каспия.

Диссертационная работа выполнена в рамках фундаментальной темы «Развитие природной среды в плейстоцене» (номер госрегистрации 0120.0603956), разрабатываемой на Географическом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова по приоритетному научному направлению «Структура, динамика и эволюция природных геосистем».

Цель работы - реконструкция развития бассейнов Понто-Каспия в плейстоцене на основе обобщения результатов малакофаунистического анализа и материалов комплексного изучения отложений Каспийского, Азово-Черноморского регионов и Манычской депрессии.

Основные задачи:

1. Комплексное изучение основных местонахождений малакофауны ПонтоКаспийского региона.

2. Выявление особенностей и закономерностей пространственно-временного распространения раковин моллюсков в разрезе плейстоцена, выделение разновозрастных фаунистических сообществ разного таксономического состава и ранга – основы для стратиграфического расчленения морского плейстоцена и палеогеографических реконструкций бассейнов.

3. Разработка (дополнение, уточнение) региональных биостратиграфических (экостратиграфических) схем каспийского и черноморского плейстоцена. Установление стратотипических местонахождений малакофауны для выделенных стратонов.

4. Развернутая палеогеографическая характеристика бассейнов Понто-Каспия на основе биостратиграфического и палеоэкологического анализов малакофауны с привлечением материалов других методов исследования отложений и событий.

5. Сравнительный анализ развития бассейнов Каспия и Понта; роль в нем Манычского пролива.

6. Анализ связи и корреляция палеогеографических событий в Понто-Каспии и сопредельных регионах: Русской равнине и Средиземном море.

Фактический материал собран автором за многие годы (1975-2008) полевого и лабораторного изучения опорных разрезов плейстоценовых отложений и местонахождений малакофауны Понто-Каспия, проводимого по научной тематике НИЛ новейших отложений и палеогеографии плейстоцена Географического факультета МГУ, ряда международных (IGCP-481, IGCP-521, РФФИ-NWO-05-05-89001) и российских (РФФИ 95-05-14472, 98-05-64703, 01-05-64181, 02-05-65105, 05-05-64808, 07-0500752, 08-05-00113, 08-05-00114) научных проектов. В Каспийском регионе малакологические исследования выполнены (рис. 1) на ленкоранском побережье, в Куринской депрессии, на Апшеронском полуострове, азербайджанском и дагестанском побережьях Кавказа, в Нижнем Поволжье и дельте Волги, на Волго-Уральском между- речье, на полуострове Мангышлак и побережье Ирана; изучены малакофаунистические коллекции из опорных разрезов долины Урала, отдельных районов восточного побережья и каспийского шельфа. В Черноморском регионе проанализирована малакофауна плейстоцена Таманского полуострова, ряд местонахождений кавказского побережья и Керченского полуострова; проведены малакологические исследования на побережье и шельфе Болгарии. Выполнено малакофаунистическое изучение отложений Манычской депрессии.

Рис. 1. Районы малакофаунистических исследований Рис. 1. Районы малакофаунистических исследований автора Анализ местонахождений, не охваченных полевыми наблюдениями, сделан по литературным источникам и коллекциям фауны Л.А. Невесской, Б.Г. Векилова, К.Д. Михайлеску, В. Шопова, Е. Коюмджиевой, которым автор искренне благодарна.

Личный вклад автора. Все малакофаунистические исследования проведены лично автором диссертации. Это относится и к выполненным на их основе биостратиграфическим и палеогеографическим реконструкциям. Часть образцов раковин моллюсков из морских отложений Понто-Каспия передана автору для изучения А.А. Свиточем, А.О. Селивановым, С.И. Варущенко, О.Б. Паруниным, Е.Г. Маевым, А.В. Поротовым (МГУ), Л.А. Невесской (ПИН РАН); из Средиземноморского региона – Е.В.

Девяткиным (ГИН РАН). Возможность работы с керном каспийских скважин предоставлена Л.Р. Мерклиным (ИО РАН); черноморских скважин – Т.И. Крыстевым (ИО БАН, г. Варна). Как полевые работы, так и лабораторная обработка материала, проводились в составе коллектива исследователей под руководством профессора А.А. Свиточа. Для контроля результатов малакофаунистических исследований, дополнения или уточнения стратиграфических и палеогеографических выводов привлечены материалы коллег, изучавших те же объекты другими методами, а также опубликованные данные – на все используемые материалы в тексте диссертации имеются ссылки.

Основным методом исследования является малакофаунистический, включающий изучение таксономического состава, тафономии, биостратиграфического распределения, исторического развития, филогении, биогеографии моллюсков. Основное внимание уделено руководящим для Каспийского моря и эндемичным для ПонтоКаспия солоноватоводным моллюскам рода Didacna Eichw., особенностью которого является быстрое эволюционное развитие на видовом и подвидовом уровне, определившее важнейшее значение рода для стратификации морского плейстоцена ПонтоКаспия и палеогеографических реконструкций его бассейнов. Для контроля результатов анализа малакофауны использован микрофаунистический (анализы фораминифер и остракод) метод. В работе широко используется сопряженный метод (взаимодополняющее и контролирующее комплексное использование результатов геоморфологического, литологического, фациального, спорово-пыльцевого, диатомового, микрофаунистического, педологического, геохронологического и других анализов) изучения новейших отложений и реконструкции событий, разработанный академиком К.К.

Марковым, к палеогеографической школе которого принадлежит автор диссертации.

Предмет защиты – реконструированная на основе результатов малакофаунистического анализа отложений Каспийского, Черноморского регионов и Манычской депрессии палеогеография бассейнов Понто-Каспия в плейстоцене.

Основные защищаемые положения:

1. Проведенное на новой фактологической основе установление состава и ранга сложной иерархической системы малакофаунистических сообществ плейстоцена Понто-Каспия является основанием для стратификации морского плейстоцена и палеогеографических реконструкций бассейнов.

2. Представленные региональные биостратиграфические (экостратиграфические) схемы плейстоцена Каспия, Понта и Маныча, составленные на единой малакофаунистической основе, упорядочивают систематизацию стратиграфических подразделений, дополняют и уточняют существующие схемы. Выделенные стратоны отражают палеогеографические события разного иерархического уровня (трансгрессию, стадию, этап) в истории изученных бассейнов.

3. Предложенная модель развития бассейнов Понто-Каспия в плейстоцене, опирающаяся на новый уровень обобщения обширного малакофаунистического материала, дополняет и корректирует созданные ранее палеогеографические модели. Она показывает, что биостратиграфические (экостратиграфические) схемы, разработанные на базе единых фаунистических параметров, являются надежной основой для реконструкции и корреляции основных этапов эволюции бассейнов Каспия и Понта.

4. Представленные схемы сопоставления трансгрессивно-регрессивной ритмики Каспия и Понта с ледниково-межледниковыми событиями на Русской равнине приводят к заключению, что установленные в плейстоценовой истории Каспия обширные «холодные» трансгрессии и бассейны каспийского типа Понта развивались синхронно с оледенениями; а малые «теплые» трансгрессии Каспия и морские (океанические) трансгрессии Понта происходили в межледниковые эпохи. Наиболее значительные регрессии каспийских бассейнов отвечали ксеротическим фазам межледниковий;

максимальные регрессии черноморских бассейнов – максимальному развитию оледенений.

5. Предложенная схема сопоставления истории развития понто-каспийских бассейнов с трансгрессивно-регрессивными событиями в Средиземном море показывает, что трансгрессии в Средиземном море развивались асинхронно с «холодными» трансгрессиями Каспия и бассейнами каспийского типа Понта; синхронными им были «теплые» трансгрессии Каспия и трансгрессии морского типа Понта.

Научная новизна диссертации заключается в решении научной проблемы - палеогеографии бассейнов Понто-Каспия в плейстоцене – в свете развития их малакофауны (в частности, одного рода - Didacna Eichw.) на новом уровне обобщения накопленного за многие годы исследований оригинального авторского материала. Предложенные биостратиграфические, палеогеографические и корреляционные схемы, выполненные на единой малакофаунистической основе, отличаются от существующих и отражают собственную интерпретацию событий в Понто-Каспии, их сопоставление и связь с событиями в смежных регионах.

Обоснованность и достоверность результатов обеспечивается обширным фактическим материалом – анализом местонахождений малакофауны Каспийского, Черноморского регионов и Манычской депрессии, положенным в основу решения поставленных задач. Результаты малакофаунистического анализа контролировались другими методами; были привлечены материалы комплексного изучения отложений и событий, дополняющие сделанные выводы. Полученные данные регулярно обсуждались автором с российскими и зарубежными коллегами, докладывались на научных совещаниях и изложены в 130 публикациях, большая часть которых рецензирована.

Апробация работы. Результаты исследований и основные положения диссертации представлены автором на более чем 50 научных форумах. В их числе: Всесоюзные и всероссийские совещания по изучению четвертичного периода (Кишинев, 1986;

Таллинн, 1990; Москва, 1994, 2007; Сыктывкар, 2005), «Геохронология четвертичного периода» (Москва, 1985, 1989, 1994); Комиссия по изучению четвертичного периода АН (Москва, 1989, 2007); Международные симпозиумы «Эволюция экосистем» (Москва, 1995), «Проблемы палеонтологии и археологии юга России и сопредельных территорий» (Ростов-на-Дону, 2005), «Позднекайнозойская геологическая история севера аридной зоны» (Ростов-на-Дону, 2006), «Естественные и инвазийные процессы формирования биоразнообразия водных и наземных экосистем» (Ростов-на-Дону, 2007); «Проблемы управления и устойчивого развития прибрежной зоны моря» (Геленджик, 2007); Tenth International Symposium on river sedimentation (Москва, 2007);

Всероссийские конференции «Палеогеография Каспийского и Аральского морей в кайнозое» (Москва, 1983); «Корреляция палеогеографических событий: материк - шельф – океан» (Москва, 1995), «География, общество, окружающая среда» (Калининград, 2001), «Горизонты географии» (Москва, 2005); Международная научная школа по морской геологии (Москва, 2001, 2005, 2007); Международные конференции «Littoral-96» (Портсмут, Великобритания, 1996); «Экология антропогена и современности: природа и человек» (Волгоград-Астрахань-Волгоград, 2004), «Molluscs, Quaternary, Faunal changes and environmental dynamics» (Прага, 2005), «Rapid Sea-level change: Caspian perspective» (Рашт, Иран, 2005), «Dating Caspian Sea Level Change» (Актау, 2006); «Black Sea – Mediterranean Corridor during the last 30 ky: sea level change and human adaptation» (Стамбул, 2005; Одесса, 2006; Геленджик, 2007; Бухарест, 2008); Ломоносовские чтения (Москва, 2007).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 130 работ, в том числе 35 статей в журналах, рекомендованных ВАК; 60 статей в других рецензируемых журналах и сборниках; 6 монографий, из которых одна – индивидуальная, получившая первую премию Ученого совета Географического факультета МГУ (2007).

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, 10 глав, объединенных в 4 части, включающих 45 таблиц и 45 рисунков, заключения и списка литературы из 900 наименований. Основной текст изложен на 350 страницах. Приложения к работе содержат региональный анализ местонахождений малакофауны, составляющий фактологическую основу диссертации, иллюстрированный 85 рисунками и таблицами, палеонтологические фототаблицы (25) и систематическое описание новых видов.

Благодарности. Автор глубоко признательна своим наставникам в овладении научной специальностью палеогеографа – сотрудникам кафедры Общей физической географии и палеогеографии Географического факультета МГУ, руководимой академиком К.К. Марковым, и особенно - своему бессменному научному руководителю А.А. Свиточу. Сердечную благодарность автор выражает И.В. Иванову и В.А. Демкину, руководившим ее «первыми шагами» в Северном Прикаспии; А.В. Мамедову и Б.Д. Алескерову – организаторам исследований в Азербайджане; С.С. Стойкову и Т.И. Крыстеву – руководителям стажировки в Болгарии; руководителям международных проектов С. Крооненбергу и В.В. Янко-Хомбах – за организацию геологических экскурсий в прикаспийских и причерноморских странах и финансовую поддержку участия в них автора. Искренняя благодарность декану факультета академику РАН Н.С. Касимову за организацию, всестороннюю поддержку каспийских исследований и участия в них автора. Автор благодарна всем своим соратникам в исследованиях плейстоцена Понто-Каспия, всем коллегам из НИЛ новейших отложений и палеогеографии плейстоцена и ее руководителю П.А. Каплину за благоприятную творческую атмосферу, понимание и поддержку. Искренне признательна А.А. Свиточу, С.Д. Николаеву, В.А. Большакову, высказавшим замечания и советы по рукописи диссертации и автореферата.

Содержание работы Часть I. АНАЛИЗ МАЛАКОФАУНЫ КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА Глава 1. ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ РЕГИОНА И МАЛАКОФАУНА КАСПИЙСКОГО МОРЯ Глава включает два раздела. В первом дан краткий обзор природных условий Каспийского региона. Во втором описано распространение моллюсков в Каспийском море, определяемое в первую очередь соленостью и температурой воды. В районах, где колебания солености и температуры незначительны, основным фактором площадного распространения моллюсков являются грунты и все связанные с ними параметры - содержание кислорода, органического вещества и т.п. Основное внимание уделено двустворчатым моллюскам Didacna Eichw., в связи с этим характеристика этого рода представлена наиболее полно.

Глава 2. АНАЛИЗ МАЛАКОФАУНЫ КАСПИЙСКОГО РЕГИОНА Как вводная часть к главе дан исторический обзор изучения малакофауны Каспийского региона. Основная роль в нем принадлежит П.С. Палласу, С.Г. Гмелину, Э.И. Эйхвальду, О.А. Гримму, Н.И. Андрусову, А.А. Остроумову, В.В. Богачеву, Д.В.

Наливкину, П.А. Православлеву, М.М. Жукову, П.В. Федорову, Л.А. Невесской, Б.Г.

Векилову, А.А. Свиточу, Я.Н. Старобогатову, Б.М. Логвиненко, К.Н. Глазуновой, Г.И. Попову. Глава посвящена временному и пространственному анализу малакофауны региона, обобщающему выводы, полученные в результате изучения и ревизии местонахождений раковин моллюсков, изложенные в Приложении 1. Основные результаты заключаются в следующем.

Основу плейстоценовой и голоценовой малакофауны Каспийского региона составляют моллюски рода Didacna (74 вида и подвида). Представители других родов и семейств являются сопутствующими видами широкого временного диапазона. В своем распределении по разрезу дидакны образуют фауны: бакинскую (b), урунджикскую (ur), раннехазарскую (hz1), позднехазарскую (hz2), хвалынскую (hv) и новокаспийскую (nk) (табл. 1). Критерием выделения фауны явился таксономический состав фаунистической группировки с широким развитием в ней определенной группы дидакн (crassa, trigonoides, catillus), присущие ей руководящие и характерные виды, и ее приуроченность к толще каспийских отложений, отделенной от других аналогичных толщ перерывом в морском осадконакоплении, характеризующей определенную трансгрессивную эпоху в истории Каспия. Все фауны неразрывно связаны между собой: им присущи как доживающие или исчезающие виды, являющиеся «наследием» более древних фаун, так и первое появление редких форм, получивших свое широкое распространение в более поздних фаунах; ряд видов являются транзитными для нескольких фаун.

Фауны представлены фаунистическими комплексами, имеющими общие для фауны признаки и характеризующими разновозрастные пачки отложений, отвечающие отдельным стадиям развития трансгрессии. Как и для фаун, для комплексов характерен определенный таксономический состав дидакн, руководящие, характерные и показательные виды. Бакинская, урунджикская и новокаспийская фауны представлены каждая одним комплексом. Раннехазарская фауна включает три фаунистических комплекса; позднехазарская и хвалынская - по два комплекса.

Таблица 1. Фауны, фаунистические комплексы и подкомплексы плейстоцена Каспия Фауны, фаунистические комплексы, подкомплексы b ur hz1 hz2 hv nk Виды (подвиды) b ur nk hz11 hz12 hz13 hz21 hz22 hv1 hvb1 b2 ur1 ur2 nk1 nk2 nkDidacna parvula D. catillus catillus D. catillus volgensis D. catillus transcaspica D. catillus grimmi D. ex gr. catillus D. catillus dilatata D. catillus parvuloides D. rudis D. rudis catillus-rudis D. carditoides D. eulachia D. mingetschaurica D. lindleyi D. subcatillus D. vulgaris D. golubyatnikovi D. kovalevskii D. pravoslavlevi D. subrudis D. bacuana D. praetrig. inderana D. subpyramidata D. pallasi D. nalivkini D. delenda D. colossea D. elekenica D. shirvanica D. bergi D. kolesnikovi D. porsugelica D. adacnoides D. karelini D. paleotrigonoides D. trigonula D. gurganica D. charamica D. mischovdagica D. cristata D. hospes D. apsheronica D. schuraosenica D. ovalis D. ovatocrassa D. trigonoides chazarica D. umbonata D. subcrassa D. artemiana D. subartemiana D. emendata D. pontocaspia D. pontocasp. tanaitica D. subovalis D. karabugasica D. bogatschevi D. subpallasi D. postcarditoides D. surachanica D. parallella D. protracta D. ebersini D. praetrigonoides D. zhukovi D. trigonoides D. crassa D. pyramidata D. baeri D. barbotdemarnyi D. longipes D. profundicola Cerastoderma glaucum Mytilaster lineatus Abra ovata 1 2 3 Относительное количество раковин вида: 1 - преобладают, 2 - много, 3 - редки, 4 - единичны.

Жирным шрифтом выделены руководящие и характерные виды.

В составе фаунистических комплексов выделены подкомплексы, связанные постепенным переходом, содержащиеся в единой толще осадков и обычно характеризующие отдельные этапы развития трансгрессии либо трансгрессивной стадии. Бакинский и урунджикский комплексы представлены каждый двумя подкомплексами.

Новокаспийский комплекс состоит из трех подкомплексов: они включают примерно одинаковый состав дидакн, однако, ранний из них отличается отсутствием черноморского вида Cerastoderma glaucum (Poir.), а поздний включает еще два черноморских вида – Mytilaster lineatus (Gmel.) и Abra ovata (Phil.).

Природные области Каспийского региона в распространении представителей фаунистических комплексов (подкомплексов) имеют особенности, вызванные различием палеоэкологической среды бассейна. На этом основании в их составе выделены фаунистические ассоциации (табл. 2). Наиболее разнообразны по площади региона позднебакинский подкомплекс, раннехазарские и раннехвалынский фаунистические комплексы, включающие несколько ассоциаций.

Таблица 2. Ассоциации дидакн в фаунистических комплексах (подкомплексах) плейстоцена Каспия Природная Юго- Апше- Западная Северо- Северная Восточ- Карабо- Юго-восточная область Азерб. Дагестан Волга Между- Урал Эмбенский Бузачи Красново- Ю-З Туркзападная рон-ский западная ная газская Ассоциации речье р-н дский п-в мения п-в дидакн D.parvulaD.parvulaD.parvula-D.catillus catillus D. catillus volgensis D.catillus b D.catillus catillus D.carditoides D.carditoides D.rudis- D.rudis- D.catillus- D.rudisD.carditoides D.rudis- D.rudis- D.rudis-D.ex D.pravoslav- D.rudis-D.carditoides-D.rudis- D.carditoides D.catillus D.ex gr. D.catillus b -D.eulachia D.eulachia D.carditoides gr. nalivkini levi- D.pravoslavlevi D.catillus -D.eulachia grimmi trigonoides catillus D.subrudis D.eulachiaD.colossea- D.eulachia ur D.celekenica D.eulachia D.celekenicaD.kovalevskii D.pravoslavur levi D.subpyrami D.subpyrami data- D.subpyrami datahz D.trigonula- data D.subpyrami D.pallasi D.gurganica dataD.subpyrami D.paleotrigo D.subpyrami D.paleotrigo datanoides- data- D.subpyrami noides- D.schuraose D.paleotrigo D.pallasi- D.subpyrami D.kovalevskii D.paleotrigo D. subpy- data- D.subpyramidata-D.nalivkinihz D.subpyrami -nica noides- D.pontocas- datanoides- ramidata D.pallasi- D.vulgaris data D.shuraose- pia tanaitica D.nalivkini D.kovalevskii D.nalivkini nica -D.nalivkini D.paleotrigo D.paleotrigo D.paleotrigo noidesnoidesD.nalivkini noides- D.pallasi- hz D.charamica D.nalivkini D.pontocas-D.nalivkini pia D.surachanicaD.nalivkini D.surachanica-D.nalivkini D.nalivkini hz D.subovalis D.nalivkini D.surachanica-D.nalivkini D.ovatocrassa D.suracha- D.cristata- D.surachanica hz -D.nalivkini nica D.subcatillus D.parallella- D.cristataD. parallella D.protracta-D.ebersini D.protracta- D.ebersini D.cristata-D.zhukovi D.zhukovihv D.ebersini D.subcatillus D.praetrigo- D.praetrigo- D.praetrigoD.praetrigoD.praetrigonoides noides- noides- noides- D.praetrigonoides hv noides D.parallella D.protracta D.parallella D.crassaновокас- D. crassa – D. baeri – D.baeriD.crassa-D.baeri D.trigonoides D. crassa – D. baeri D.baeriпийские D.trigonoides D. trigonoides D.trigonoides урунджикские бакинские раннехазарские позднехазарские хвалынские Глава 3. БИОСТРАТИГРАФИЯ МОРСКОГО ПЛЕЙСТОЦЕНА КАСПИЯ В основу биостратиграфии каспийского плейстоцена положены эволюционные изменения и закономерности экологической смены сообществ моллюсков рода Didacna Eichw. Усилиями многих ученых (Андрусов, 1915; Богачев, 1910, 1932; Наливкин, 1914; Голубятников, 1937; Православлев, 1939; Жуков, 1945; Федоров, 1953, 1957, 1978; Невесская, 1958; Векилов, 1969; Свиточ, 1967, 1991; Глазунова, 1971; Артамонов, 1976; Попов, 1983; Nevesskaja, 2007) выполнено дробное расчленение каспийских отложений. В схемах разных исследователей, однако, реально существующие геологические толщи выделены в разном стратиграфическом интервале и ранге и нечеткой номенклатурной позиции.

Диссертант придерживается регионально-стратиграфической концепции, согласно которой стратиграфия должна опираться на историко-геологический принцип расчленения древних отложений. Выделенные в составе малакофауны фаунистические группировки разного таксономического состава и ранга, отвечающие палеогеографическим событиям разного иерархического уровня, явились основой для биостратиграфического расчленения каспийского плейстоцена (табл. 3), дополняющего и уточняющего существующие схемы, характеризующегося упорядочением систематизации стратиграфических подразделений и определением их валидных стратотипов.

Для выделенных стратонов предложены стратотипические местонахождения фаун, комплексов и подкомплексов.

Каспийский плейстоцен представляет собой биозону Didacna - совокупность отложений, которая охватывает полный стратиграфический интервал распространения этого таксона. По временному развитию в ней фаун зона разделяется на подзоны, составляющие биостратиграфическое основание для выделения горизонтов. Им отвечают совокупности пород, сформировавшиеся в определенный этап геологической истории региона, который нашел отражение в особенностях осадконакопления и в смене фаун, населявших Каспий. Выделяются бакинский, урунджикский, нижнехазарский, верхнехазарский, хвалынский и новокаспийский горизонты, по палеогеографическому содержанию отвечающие одноименным трансгрессивным эпохам в истории Каспия. Для горизонтов выделены руководящие и характерные виды.

Более дробные биостратиграфические единицы – интервал-зоны, охарактеризованные разновозрастными фаунистическими комплексами, являются основой для выделения подгоризонтов. В палеогеографическом отношении они соответствуют крупным трансгрессивным стадиям, отделенным регрессиями, в составе трансгрессивных эпох, отраженным в строении осадков и их малакофаунистическом содержании. В составе нижнехазарского горизонта выделены три подгоризонта; верхнехазарского и хвалынского горизонтов – по два подгоризонта, охарактеризованные соответствующими фаунистическими комплексами. Для подгоризонтов определены руководящие и характерные виды. Еще более дробное стратиграфическое подразделение – слои – выделены на основе содержащихся в них подкомплексов моллюсков.

Таблица 3. Региональная биостратиграфическая (экостратиграфическая) схема морского плейстоцена Каспия Группы дидакн Руководящие, Подзона характерные Интервал-зона Страторайон, Подгоризонт Слои Подкомплекс (Фауна) виды (Фаунистический комплекс) страторазрез современные Mytilaster Cerastoderma crassaglaucum Дагестанское средненовокаспийские Cerastoderma trigonoides D. crassa побережье, D. baeri Турали (новокаспийская) D. crassa – D. trigonoides нижненовокаспийские D. trigonoides позднехвалынский Долина Нижней D. ebersini верхнехвалынский trigonoides- D. praetrigonoides Волги, D. praetrigonoides catillus ЕнотаевкаD. parallella раннехвалынский Копановка- (хвалынская) D. protracta нижнехвалынский D. parallella-D. protracta Цаган-Аман поздний позднехазарский Долина Нижней верхний верхнехазарский D. surachanica-D. nalivkini Волги, crassa D. surachanica Сероглазовка.

D. nalivkini (позднеДагестанское хазарская) ранний позднехазарский побережье, нижний верхнехазарский D. nalivkini Шура-Озень поздний раннехазарский верхний нижнехазарский D. paleotrigonoides-D. nalivkini D. subpyramidata Долина Нижней trigonoides средний раннехазарский D. paleotrigonoides Волги, (раннесредний нижнехазарский D. paleotrigonoides- D. subpyramidata - D. shuraosenica Сероглазовка, хазарская) D. shuraosenica Копановка ранний раннехазарский нижний нижнехазарский D. subpyramidata D. celekenica верхнеурунджикские D. kovalevskii D. eulachia Юго-западная crassa D. kovalevskii область, (урунджикская) D. pravoslavlevi Нефтяная балка нижнеурунджикские D. eulachia D. parvula, Апшеронский п-в, D. rudis – D. catillus catillus Гора бакинского верхнебакинские crassa-catillus D. carditoides D. rudis яруса.

(бакинская) D. carditoides Юго-западная обл.

D. parvula- Нефтяная балка нижнебакинские D. catillus Условные обозначения в табл. 1.

шкала Биозона Горизонт графическая Общая стратисrassa trigonoides catillus новкаспийский голоцен хвалынский верхний верхнехаDidacna Eichwald хазарский зарский плейстоцен средний ский урунджикнижненижний бакинский Для бакинского горизонта установлены нижне- и верхнебакинские, для урунджикского - нижне- и верхнеурунджикские, для новокаспийского – нижние, средние и верхние (современные) слои. Подразделение на слои выполнено для нижнего и верхнего нижнехазарских подгоризонтов в юго-западной области, нижнего нижнехазарского подгоризонта Апшеронского полуострова, отражающие разные этапы развитиятрансгрессивных стадий. Для слоев определены характерные виды. В составе отдельных подгоризонтов (например, нижнехвалынского) или слоев (например, средних новокаспийских) выделены пачки, охарактеризованные малакофаунистическими сообществами, отражающими низкопорядковые осцилляции бассейна, выраженные в разнообразных фациях. Ассоциации моллюсков, выделенные для фаунистических единиц разного таксономического ранга, отражающие разнообразие палеоэкологических условий бассейнов по их площади, показывают фациальное разнообразие горизонтов, подгоризонтов и слоев.

Предложенная биостратиграфическая схема морского плейстоцена и голоцена Каспийского региона не включает осадки регрессивных бассейнов Каспия, сведения о малакофаунистическом содержании которых пока очень немногочисленны.

Часть II. АНАЛИЗ МАЛАКОФАУНЫ ЧЕРНОМОРСКОГО РЕГИОНА Глава 4. ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ РЕГИОНА И МАЛАКОФАУНА АЗОВСКОГО И ЧЕРНОГО МОРЕЙ Глава включает два раздела. Первый представляет краткий обзор природных условий Черноморского региона. Второй описывает распространение моллюсков в Черном и Азовском морях, определяемое в первую очередь их соленостью. Особое внимание уделено каспийским видам и факторам среды, влияющим на их расселение:

каспийская фауна в Азово-Черноморском бассейне отличается относительной стенотопностью, выраженной в олигогалинности и оксифильности – основных свойствах, определяющих ее распространение.

Глава 5. АНАЛИЗ МАЛАКОФАУНЫ ЧЕРНОМОРСКОГО РЕГИОНА В вводной части главы дан исторический обзор малакофаунистических исследований в Черноморском регионе. Основная роль в них принадлежит Н.И. Андрусову, А.П. Павлову, Л.Ш. Давиташвили, А.Г. Эберзину, Л.А. Невесской, П.В. Федорову, Г.И. Попову, Т.Г. Китовани, В. Шопову, А.Л. Чепалыге, К.Д. Михайлеску, Л.Б. Ильиной. Временной и пространственный анализ малакофауны региона, представленный в главе, обобщает материал по местонахождениям раковин моллюсков, изложенный в Приложении 2. Особое внимание уделено местонахождениям дидакн. Основные результаты малакофаунистического анализа заключаются в следующем.

Морские плейстоценовые и голоценовые отложения Черноморского региона содержат раковины моллюсков, представляющие разновозрастные фауны, основу которых составляют моллюски разных экологических групп: пресноводной, солоноватоводной и морской, приуроченные к толщам азово-черноморских отложений, отделенным от других аналогичных толщ перерывом в морском осадконакоплении (континентальными осадками либо размывом). Выделены фауны: солоноватоводная чаудинская (ch), смешанная солоноватоводно-морская эвксино-узунларская (eu-uz), морская карангатская (kg), солоноватоводно-морская эвксино-черноморская (neu-), отражающие крупные палеогеографические эпохи в развитии Черноморского бассейна.

Так же, как и для фаун Каспийского региона, установлен ранг составляющих их фаунистических группировок; для них определены руководящие и характерные виды.

В составе фаун выделены фаунистические комплексы, характеризующие разновозрастные пачки отложений, отвечающие отдельным стадиям развития бассейна:

в чаудинской - раннечаудинский и позднечаудинский, в эвксино-узунларской - древнеэвксинский, узунларский и ашейский (по А.Б. Островскому, 1968), в карангатской - карангатский и тарханкутский (по Л.А. Невесской, 1963); эвксино-черноморская фауна представлена новоэвксинским и черноморским комплексами. Большинство фаунистических комплексов включает подкомплексы: раннечаудинский - ранний (гурийский) и поздний, характеризующий максимальный уровень бассейна; позднечаудинский - собственно позднечаудинский, бакинский, отвечающий эпохе поступления каспийских вод в чаудинский бассейн, и эпичаудинский (по П.В. Федорову, 1978) или караденизский (по А.Л. Чепалыге, 1980), включающий средиземноморские виды, свидетельствующие о вторжении морских вод; древнеэвксинский - древнеэвксинский солоноватоводный и палеоузунларский полуморской; узунларский - эвксинский солоноватоводный и узунларский полуморской; ашейский – поздний эвксинский солоноватоводный и ашейский полуморской, закономерность распространения видов моллюсков в которых аналогична предыдущим. В составе карангатского комплекса выделяются тобечикский (по Л.А. Невесской, 1963) подкомплекс с обедненной средиземноморской малакофауной и собственно карангатский (эльтигенский), охарактеризованный обилием средиземноморских, в том числе и стеногалинных, видов, отражающий эпоху широкого поступления средиземноморских вод в черноморскую котловину. Новоэвксинский комплекс включает три подкомплекса, отражающих: начало регрессии (каркинитский с редкими эвригалинными морскими элементами, выделенный Л.А. и Е.Н. Невесскими, 1961), максимально низкого положения уровня сильно опресненного бассейна (ранний новоэвксинский) и новоэвксинской трансгрессии с инвазией в бассейн каспийской хвалынской фауны (поздний новоэвксинский).

В составе черноморского комплекса выделяются древнечерноморский (этап незначительного распространения средиземноморских видов) и новочерноморский (широкое развитие в Черном море эвригалинных и умеренно стеногалинных средиземноморских видов) подкомплексы (Федоров, 1963). В составе древнечерноморского подкомплекса выделяются бугазское и витязевское фаунистические сообщества; в составе новочерноморского – каламитское и джеметинское (Невесская, 1961); они отражают степень развития в бассейне представителей средиземноморской малакофауны. Азовский фаунистический комплекс включает три подкомплекса: древнеазовский, казантипский и новоазовский (Невесская, 1963), также отражающие степень распространения средиземноморских моллюсков в Азовском море. Отдельные районы Черноморского региона в распространении видов имеют особенности, отраженные в фаунистических ассоциациях в составе комплексов. В своем распространении по площади региона комплексы сравнительно устойчивы.

Моллюски рода Didacna Eichw. в составе плейстоценовых фаун Понта представлены 36 видами и подвидами, включающими плиоценовые (эоплейстоценовые, согласно схеме МСК, 1995) реликты и плейстоценовые дидакны, в состав которых входят виды черноморского и каспийского происхождения (табл. 4). Черноморские дидакны относятся к группе сrassa. Каспийские дидакны представлены всеми основными группами (crassa, trigonoides, catillus). Дидакны образуют основной состав солоноватоводных комплексов и подкомплексов чаудинской и эвксино-узунларской фаун. В составе полуморских подкомплексов, завершающих развитие этих фаун, дидакны имеют подчиненное значение. В морской карангатской фауне они встречаются редко, территориально ограничиваясь опресненными участками моря. Еще более редки моллюски этого рода в составе слабо солоноватоводного новоэвксинского комплекса. В черноморском комплексе дидакн нет.

Таблица 4. Фауны, фаунистические комплексы и подкомплексы плейстоцена Понта и содержание в них дидакн Фауны, фаунистические комплексы, подкомплексы ch eu-uz kg ne- Виды (подвиch1 ch2 deu uz ash kg neu ды) th D. (Tsch.) tschaudae Р D. (Tsch.) guriana Р D. pleistopleura Р D. plesiochora Р D. pseudocrassa Ч D. baericrassa Ч D. supsae Ч D. guriensis Ч D. tamanica Ч D. olla Ч D. parvula К D. rudis rudis К D. rudis subvulgaris К D. rudis euxinica К D. carditoides К D. catillus К D. catillus devexa К D. catillus-rudis К D. eulachia К D. lindleyi derupta К b tb uz d n kg ch eu eu eu ash krc krd puz ch ch происхождение neu neu D. pallasi К D. subpyramidata К D. borisphenica Ч D. pontocaspia Ч D. pontoc. tanaitica К D. uzunlarica Ч D. tschepalygae Ч D. poratica Ч D. raricostata Ч D. akchaena Ч D. nalivkini К D. ex gr. protracta К D. subprotracta К D. ultima Ч D. subcatillus К D. symmetrica К D. ex gr. crassa К D. danubica Ч D. cristata К D. ex gr. ebersini К D. moribunda К ? Р – реликтовые виды; Ч – виды черноморского происхождения; К – каспийского происхождения В составе и распространении каспийских видов дидакн в отложениях Черноморского региона выдержана закономерность: отбор северокаспийских форм, способных мигрировать через Манычский пролив, и их приуроченность к районам, подверженным влиянию каспийских вод. Особенности распространения разновозрастных дидакн по площади региона выражены в ассоциациях (табл. 5).

В плейстоценовой истории Черноморского региона отмечается два экологических кризиса для каспийской малакофауны. (1) Карангатское осолонение бассейна, приведшее к вымиранию каспийских представителей чаудинской и эвксиноузунларской фаун. (2) Новоэвксинское опреснение, явившееся причиной исчезновения всех моллюсков этого рода. Редкие хвалынские дидакны, преодолевшие Манычский пролив вместе со слабо солоноватоводными видами, не смогли акклиматизироваться в новоэвксинском водоеме. Произошло окончательное исчезновение дидакн из малакофауны Азово-Черноморского бассейна. Очевидно, ныне обитающие в нем представители каспийской фауны являются не реликтами, как считается многими зоологами после трудов И. Кесслера и А.А. Остроумова, а вселенцами из другого бассейна, как предложено Ф.Д. Мордухай-Болтовским.

Глава 6. БИОСТРАТИГРАФИЯ МОРСКОГО ПЛЕЙСТОЦЕНА ПОНТА В основу стратификации плейстоцена Понта положена смена по разрезу малакофаунистических сообществ, отличающихся составом и соотношением видов различных экологических групп – пресноводной, солоноватоводной и морской (Андрусов, 1903-1926; Архангельский, Страхов, 1938; Федоров, 1963, 1978; Невесская, 1963, 1965; Попов, 1983; Островский и др., 1977; Михайлеску, 1990; Чепалыга, 1980, 1998;

Свиточ и др., 1998; Nevesskaja, 2007 и др.). Диссертантом предлагается вариант биостратиграфической схемы (табл. 6), основанной (по аналогии с каспийской), на выделенных фаунистических сообществах разного иерархического уровня. Ее особенностью является использование видов рода Didacna Eichw. при стратиграфическом расчленении всего плейстоцена, что имеет значение для корреляции отложений и событий Понто-Каспия.

Черноморский плейстоцен представляет собой, как и каспийский, одну биозону (генозону) - отложения времени существования моллюсков рода Didacna, прерываемого вторжением средиземноморской малакофауны современного облика. Аналогично биостратиграфической схеме Каспия, выделение стратонов разного ранга (горизонтов, подгоризонтов, слоев, пачек) основано на характеризующих их фаунистических группировках разного иерархического уровня (фаунах, фаунистических комплексах, подкомплексах, сообществах).

Ассоциации моллюсков демонстрируют фациальное разнообразие горизонтов, подгоризонтов и слоев.

Биостратиграфическая схема плейстоцена Понта показывает, что моллюски рода Didacna Eichw. заключены практически во всех его подразделениях. Они являются руководящими или характерными видами для горизонтов и подгоризонтов, представляющих отложения солоноватоводных бассейнов каспийского типа - чаудинского и эвксино-узунларского, охватывающих весь нижний и средний плейстоцен, и являются надежной Таблица 6. Региональная биостратиграфическая (экостратиграфическая) схема морского плейстоцена Черноморского региона СолоноваМорская Тип фауны товодная фауна фауна род Фаунистиче- ФаунистичеФаунистический Didacna Слои ский Пачки ское подкомплекс характерные комплекс сообщество виды джеметин Pitar -Divaricella новочерская Chione -Mytilus номорские каламитская Chione-Mytilus Cerastoderma- Chione - Mytilus витязевская Cerastoderma-Abra древнеCerastoderma– черноморAbra -Monodacna Cerastoderma- ские бугазская D. ebersini ? Monodacna верхние новоэвкси Monodacna caspia D. ebersini нские нижние Monodacna- новоэвкси Dreissena polymorpha Dreissena нские каркинит- Cerastoderma- ские Dreissena polymorpha Cerastoderma– D. cristata, Mytilaster D. subcatillus карангат- Cardium tuberculatum ские Paphia senescens Cardium D. pontocaspia tuberculatum D. borisphenica Cerastoderma- тобечик- Mytilaster - ские Paphia senescens шкала Фауна Биозона Горизонт Подгоризонт морской солоноватоводный слабо солоноватоводный пресноводный плиоценовые реликты черноморские эндемики каспийские вселенцы стеногалинная эвригалинная Общая стратиграфическая голоцен черноморский эвксино-черноморская эвксино-черноморский новоэвксинский Didacna Eichwald кий нкутс тарха верхний плейстоцен карангатская карангатский карангатский Paphia-Chioneашейские Cerastoderma-Mytilus DidacnaCerastoderma- позднеэвк- Didacna Didacna синские Cerastoderma Cerastoderma- конекская Mytilaster узунлар- Cerastoderma- ские Mytilaster Didacna Cerastoderma- pontocaspiaопукская Didacna D. pontocaspia Cerastoderma pontocaspia Mytilaster D. pontocaspia D. subpyramidata эвксинские Didacna pontocaspia D. pallasi палеоузунлар- Cerastoderma-Abra D. pontocaspia ские Didacna pontocas- D.pontocaspia Didacna pontocaspia- pia-Cerastoderma D. uzunlarica древне- D.pallasi- D. raricostata эвксинские D. subpyramidata D. borisphenica D. pseudocrassa эпичау- Cerastoderma- D. rudis динские Didacna Didacna rudis - Didacna D. pseudocrassa бакин-ские D. pseudocrassa – pseudocrassa- D. rudis D. pallasi D.olla- Tschaudia Didacna верхне- D. baericrassa pseudocrassa- чаудин- D. pseudocrassa D. baericrassa- D.olla- ские D. olla Tschaudia верхние D. baericrassa нижнечау- Tschaudia- Didacna baericrassa D. pseudocrassa динские Didacna baeriнижние crassa Didacna guriensis- D. guriensis нижнечау- D. supsae -Tschaudia D. supsae динские Условные обозначения в табл. 1.

ашейский средний узунларский эвксино-узунларская эвксино-узунларский древнеэвксинский нижний верхнечаудинский чаудинская чаудинский динский нижнечауосновой для корреляции отложений Понто-Каспия. Верхнеплейстоценовые горизонты и подгоризонты содержат дидакны в ограниченном количестве, но это не умаляет их важнейшей стратиграфической и корреляционной роли. Гирканские дидакны в составе карангатского горизонта и раннехвалынские дидакны в составе новоэвксинского подгоризонта служат основанием для корреляции одноименных отложений и событий Каспия и Понта.

Часть III. АНАЛИЗ МАЛАКОФАУНЫ МАНЫЧА Глава 7. АНАЛИЗ МАЛАКОФАУНЫ МАНЫЧСКОЙ ДЕПРЕССИИ Глава включает два раздела. Первый из них дает представление о геологогеоморфологическом строении и природных условиях Манычской депрессии. Второй раздел посвящен анализу малакофауны из ее плейстоценовых отложений. Его вводная часть представляет краткий исторический обзор малакофаунистических исследований (Богачев, 1903, 1936; Православлев, 1930; Лисицын, 1932; Попов, 1983; Федоров, 1978; Менабде, Свиточ, 1990; Чепалыга, 2006; Свиточ и др., 2001, 2008 и др.). Основной вклад в познание истории Маныча внесли работы Г.И. Горецкого (1953, 1957, 1958, 1970) и Г.И. Попова (1955, 1957, 1970, 1977, 1983). Представленный в разделе малакофаунистический анализ нижне- и среднеплейстоценовых отложений Маныча основан на опубликованных материалах бурения. Автором диссертации изучены доступные для исследования хвалынские образования.

Обобщение материалов по распространению малакофауны и их критический анализ показал, что самой древней фауной, заключенной в плейстоценовых отложениях Маныча, является бакинская (табл. 7), по составу соответствующая позднебакинскому подкомплексу Каспийского бассейна, включающая также редкие раковины руководящего позднечаудинского вида Didacna pseudocrassa Pavl. (Попов, 1983).

Таксономический состав фауны и геолого-геоморфологические условия залегания ее представителей не дают оснований для выделения в ее составе фаунистических группировок более низкого ранга. Для фауны характерно преобладание видов каспийского происхождения.

В составе среднеплейстоценовых малакофаунистических сообществ Маныча можно выделить эвксино-раннехазарскую фауну, включающую представителей раннехазарской фауны Каспия и эвксино-узунларской фауны Понта. Среди дидакн - характерные для раннехазарской фауны Каспия Didacna sybpyramidata Prav., D. paleotrigonoides Fed., D. nalivkini Wass.; руководящий для эвксино-узунларской фауны вид Didacna pontocaspia Pavl. Особо следует отметить довольно многочисленные находки раковин последнего вида как в осадках Манычской долины, так и в хазарских отложениях северной области Каспия, что, очевидно, свидетельствует о двусторонней связи между бассейнами Каспия и Понта в среднем плейстоцене. В составе фауны выделяются два разновозрастных фаунистических комплекса: ранний и поздний эвксино-раннехазарские. Видовой состав комплексов близок, однако, между толщами, содержащими их представителей, наблюдается стратиграфический перерыв.

Представители карангатской фауны Понта - Cerastoderma glaucum (Poir.), Paphia senescens (Coc.), Ostrea edulis L., Loripes lacteus L., Chlamys glabra (L.) и позднехазарской фауны (гирканский комплекс) Каспия - Didacna subcatillus Andrus., D. cristata (Bog.) Fed., D. delenda Bog., D. cf. parallella Bog. заключены в отложениях, находящихся в сложном взаимоотношении. Осадки с карангатскими видами распространены вплоть до водораздела Восточного и Западного Манычей; здесь они, взаимопроникая, переслаиваются с гирканскими отложениями; перекрывается толща гирканскими образованиями (Попов, 1983). Такое соотношение осадков, содержащих фаунистические сообщества, не позволяет выделить единую позднеплейстоценовую гирканско-карангатскую фауну. Залегающие выше буртасские (Горецкий, 1953) озерные отложения охарактеризованы пресноводной малакофауной.

Хвалынская фауна включает руководящие и характерные виды дидакн раннехвалынского комплекса Каспия Didacna protracta Eichw., D. ebersini Fed., реже встречаются D. parallella Bog., D. subcatillus Andrus. В ее составе выделяются две малакофаунистические группировки, представители которых залегают на разных стратиграфических уровнях. Ранний подкомплекс (абескунский, согласно Горецкому, 1966) распространенный в отложениях, залегающих непосредственно выше буртасских, включает в основном редкие раковины Didacna ebersini Fed. и слабо солоноватоводных видов. Подкомплекс характеризует осадки первой (эрозионной) фазы функционирования пролива, отвечающей максимальному уровню хвалынской трансгрессии.

Более поздний подкомплекс, включающий, наряду со слабо солоноватоводными видами, Didacna ebersini Fed. и D. protracta Eichw., заключен в отложениях террасы высотой около 20-22 м, образованной хвалынской ингрессией второй фазы (аккумулятивной) функционирования пролива. В голоценовых отложениях Манычской долины представители фаун Понто-Каспия отсутствуют.

Глава 8. БИОСТРАТИГРАФИЯ МОРСКОГО ПЛЕЙСТОЦЕНА МАНЫЧА Стратиграфия плейстоцена Манычского пролива построена на «цепной увязке» профилей, построенных по поперечникам от устья Маныча до Прикаспийской низменности (Горецкий, 1966; Попов, 1983). Автором представлен вариант биостратиграфической схемы плейстоцена Маныча (табл. 8), основанной (по аналогии с каспийской и черноморской схемами) на выделенных фаунистических единицах разного таксономического состава и ранга. Манычский плейстоцен представляет биостратиграфическую зону, охватывающую полный стратиграфический интервал распространения моллюсков рода Didacna Eichw. Подзоны, охарактеризованные фаунами, являются биостратиграфическим основанием для выделения горизонтов: бакинского, эвксино-раннехазарского и хвалынского. По палеогеографическому содержанию горизонты отвечают функционированию пролива между Каспием и Понтом в бакинскую, раннехазарскую – эвксинскую и хвалынскую трансгрессивные эпохи. Для горизонтов выделены руководящие и характерные виды.

Таблица 7. Распространение дидакн в плейстоценовых отложениях Маныча Отложения Виды и подвиды D. pseudocrassa D. tamanica D. pontocaspia D. pontocaspia tanaitica D. parvula D. catillus catillus D. catillus devexa D. catillus volgensis D. rudis rudis D. rudis euxinica D. carditoides D. eulachia D. aff. lindleyi D. lindleyi derupta D. monodacnoides D. symmetrica D. adacnoides curta D. aff. kovalevskii D. subpyramidata D. pallasi D. paleotrigonoides D. praetrigon. obunca D. schuraosenica D. nalivkini D. delenda emendata D. zhukovi D. subcatillus D. subcat. elongatoplana D. cf. umbonata D. lissitzyni D. subcrassa D. cristata D. hyrcana D. parallella D. ebersini D. cf. praetrigonoides D. protracta Фауны eu-hz b kg hz gk hv 2 Комплексы eu-hz eu-hz 1 Вертикальными линиями в ячейках показаны виды черноморского происхождения;

диагональными – каспийского происхождения.

бакинские нижнехазарские древнеэвксинские нижнехазарские древнеэвксинские (эвксинские) карангатские гирканские нижнехвалынские Таблица 8. Биостратиграфическая схема морского плейстоцена Маныча Руководящие, Подзона Интервал-зона характерные Подгоризонт Слои Подкомплекс (Фауна) (Фаунистический комплекс) виды нижнехвалынские Didacna ebersini-D. protracta Didacna раннехвалынский хвалынская ebersini нижнехвалынский D. ebersini -D. protracta D. protracta абескунские Didacna ebersini гирканский позднеха- D. cristata гирканский D. cristata - гирканские Didacna cristata - D. subcatillus D. subcatillus зарская D. subcatillus гирканский карангатско- Cerastoderma – Chione - Didacna D. nalivkini - D. cristata гирканские карангатско- D. subcatillus Cerastoderma Chione гирканский карангатский карангатские Cerastoderma - Chione (D. pontocaspia) Cerastoderma- карангатская Chione эвксино-раннехазарский (2) эвксиноD. shuraosenica - D.

нижнехазарский (2) subpyramidata –D. pontocaspia D. subpyrami эвксиноdata раннеD. pallasi эвксино-раннехазарский (1) хазарская D. pontocaspia эвксиноD. paleotrigonoides - D.

нижнехазарский (1) subpyramidata –D. pontocaspia D. catillus бакинская D. rudis D. carditoides шкала Биозона Горизонт графическая Общая стратиский хвалынверхний карангатсковерхнехазарский плейстоцен Didacna Eichwald средний эвксинонижнехазарский нижний бакинский Карангатские и верхнехазарские отложения, включающие представителей одноименных фаун и находящиеся в сложном взаимоотношении в разрезе, условно приняты в качестве карангатско-верхнехазарского горизонта. Интервал-зона является основой для выделения подгоризонтов. В палеогеографическом отношении они соответствуют функционированию пролива в эпохи крупных трансгрессивных стадий, отделенных регрессиями, в составе трансгрессивных эпох, охарактери-зованному фаунистическими комплексами. Двухчленное строение эвксино-ранне-хазарского горизонта, в котором наблюдается четкий стратиграфический перерыв между отложениями со сходным малакофаунистическим составом, является основанием для его подразделения на два подгоризонта. Слои выделены на основе содержащихся в них подкомплексов моллюсков. В составе хвалынского горизонта – нижние (абескунские) с характерным видом Didacna ebersini Fed. и верхние с характерным видом Didacna protracta Eichw. В составе карангатско-хазарского горизонта условно выделяются карангатские (включают морские виды моллюсков), карангатско-гирканские (совместно с морскими видами встречаются гирканские формы) и гирканские (содержат представителей гирканского фаунистического комплекса Каспия, характерные виды Didacna cristata (Bog.) и D. subcatillus Andrus.) слои.

Глава 9. ПАЛЕОГЕОГРАФИЯ БАССЕЙНОВ ПОНТО-КАСПИЯ В ПЛЕЙСТОЦЕНЕ (по результатам малакофаунистического анализа) Малакофаунистический анализ плейстоценовых и голоценовых отложений Понто-Каспийского региона, дополненный результатами их комплексного (сопряженного) изучения, позволил реконструировать историю развития каспийских и азовочерноморских бассейнов в новейший этап геологической истории Земли (табл. 9), представленную в первом разделе главы. Основой для реконструкции событий и их корреляции послужили биостратиграфические (экостратиграфические) схемы Каспия, Понта и Маныча.

Во втором разделе дан сравнительный анализ поведения уровня Черного, Азовского и Каспийского морей, отдельных компонентов их природной среды и в целом бассейнов в зависимости от глобальных изменений климата; показаны общие закономерности и особенности развития природных систем различных по типу бассейнов.

Каспий большую часть плейстоцена был бессточным водоемом. Пятикратно (в бакинскую, дважды в раннехазарскую трансгрессивную эпоху, в позднехазарскую (гирканскую) и в раннехвалынскую трансгрессивные стадии) возникал сток в Понт через Манычский пролив. По-видимому, отмечалось поступление эвксинских вод в раннехазарский бассейн Каспия. Бассейны Понта в плейстоцене периодически существовали в проточном, сточном и бессточном режимах. Проточные условия возникали в солоноватоводных бассейнах в эпохи поступления в них каспийских вод по Манычскому проливу и сброса по Босфору в Мраморное море. Проточными были позднечаудинский, эвксинские и новоэвксинский бассейны. Сточным (сток по Босфору) был Таблица 9. Плейстоценовые бассейны Понто-Каспия Вре Каспийское море Азовское море Черное море мя Новокаспийский Азовский Черноморский солоноватоводный (11-13‰), полуморской опресненный полуморской (18-20‰), тепловодный; уровень до -19 м; (до 15 ‰), тепловодный; связь с тепловодный; уровень до +2 м;

изолированный Черным морем ограниченная связь со Средиземным морем Мангышлакская регрессия Cerastoderma, Chione, Mytilus и др.

(от -50 до -70 м) Позднехвалынский Новоэвксинский солоноватоводный (11-12‰); солоноватоводный опресненный умеренно тепловодный; (5-7‰), холодноводный; уровень уровень до 0 м; изолированный до -30-20 м; сток в Мраморное Регрессия море, приток из Каспия Енотаевская регрессия (от -45 до -110 м) Didacna ebersini, MonoРаннехвалынский dacna, Hypanis, Dreisсолоноватоводный (10-12‰), sena холодноводный; уровень Новоэвксинский до 50 м; сток в Понт регрессивный (до -150 м);

пресноводный, холодноводный;

изолированный Сурожский ? Ахтубинско-ательская ? умеренно тепловодный;

регрессия; -120 –140 м уровень до -25 м Посткарангатская регрессия (до -100 м) Гирканский Тарханкутский Солоноватоводный, умеренно морской опресненный (14-16‰);

тепловодный; сток в Понт уровень до -25 м D. cristata, D. subcatillus Регрессивная стадия; приток из Каспия Карангатский Карангатский морской опресненный, морской (до 30‰), тепловодный;

тепловодный; уровень до +7 м; приток из приток из Черного моря; Средиземного моря Регрессия глубокая ингрессия Позднехазарский Cardium tuberculatum, Ostrea и др.

по Манычу солоноватоводный (12-14‰), тепловодный; уровень до -10 м;

изолированный Тобечикский морской опресненный (до 20‰);

Регрессия приток из Средиземного моря Cardium, Paphia, Mytilus и др.

Раннехазарский поздний солоноватоводный (10-11‰), Регрессия умеренно тепловодный и холодноводный, ингрессия в Маныч Ашейский морской опресненный (17-18‰), тепловодный; приток из Позднеэвксинский ? Регрессия Средиземного моря в основном солоноватоводный;

Cerastoderma, Mytilaster приток из Каспия; водообмен с Черным морем; ингрессия по МаПозднеэвксинский нычу солоноватоводный (12-13‰);

Раннехазарский средний холодноводный и умеренно солоноватоводный (7-10‰), холоD. pallasi, D. subpyramidata, тепловодный; приток из Каспия;

дноводный; уровень до 35-40 м.

D. nalivkini сток через Босфор Голоцен Поздний плейстоцен Средний плейстоцен Регрессия Узунларский Узунларский морской сильно опресненный морской опресненный (15-16‰), (12-13‰), тепловодный; водо- тепловодный; приток из СредиземРегрессия обмен с Черным морем ного моря.

Cerastoderma, Chione Эвксинский Эвксинский D. pontocaspia солоноватоводный (9-10‰); солоноватоводный (10-11‰); хоРаннехазарский ранний холодноводный; приток из Кас- лодноводный и умеренно солоноватоводный (7-10‰), пия; водообмен с Черным тепловодный; приток из Каспия;

холодноводный; периодически сток через Босфор D. subpyramidata, D. pallasi водообмен по Манычу Регрессия Регрессия (до -75 м) Палеоузунларский Урунджикский опресненный морской (16-17‰), тепловодный;

солоноватоводный (15-16‰), тепприток из Средизмного моря ловодный; уровень до -15 м;

Cerastoderma, Chione, Paphia изолированный Древнеэвксинский солоноватоводный (11-12‰); холодноводный и умеренно тепловодный; сток через Босфор Регрессия Регрессия Карадениз полуморской (16-17‰), тепловодный; уровень близок современному;

приток из Средиземного моря Чаудинско-бакинский солоноватоводный; приток из Cerastoderma, Abra, Chione Каспия; сток в Черноморскую Позднебакинский котловину Позднечаудинский солоноватоводный (13-14‰), солоноватоводный (12-13‰), Didacna rudis, D. catillus, умеренно тепловодный; уровень умеренно тепловодный; отрицаD.eulachia, D. pallasi, до 20 м; сток в Понт тельный уровень; приток из Каспия;

D. carditoides, D. subpyramidata сброс через Босфор Раннебакинский солоноватоводный (8-9‰), Регрессия холодноводный;

изолированный Раннечаудинский Тюркянский регрессивный солоноватоводный (9-10‰);

-150 (до -200) м; инверсия отрицательный уровень; инверсия Матуяма-Брюнес Матуяма-Брюнес Примечание: цветом показана относительная соленость бассейнов - чем выше соленость, тем интенсивнее оттенок серого; стрелками показано направление стока и миграции малакофауны.

режим солоноватоводных бассейнов, не принимавших воды Каспия раннечаудинского, древнеэвксинского, начальных фаз эвксинского, позднеэвксинского и новоэвксинского бассейнов. Двусторонний водообмен с Каспием, вероятно, существовал лишь в эвксино-узунларскую эпоху. Притоком средиземноморских вод было вызвано развитие морских (карангатский) и полуморских (карадениз, палеоузунларские, узунларский и черноморский) бассейнов.

Средний плейстоцен Ранний плейстоцен В эпохи крупных трансгрессий площадь Каспия увеличивалась в 2,5 раза по сравнению с современной, а уровень повышался до абсолютной отметки +50 м. При этом максимальный уровень бассейна контролировался высотой восточного порога Маныча. Во время регрессий уровень Каспия опускался до отметок -100 (и ниже) м абс. Размах колебаний превышал 150 м. В трансгрессивные эпохи уровень Понта поднимался незначительно - не выше 7 м, а площадь акватории увеличивалась в основном за счет затопления устьевых частей речных долин. Высота трансгрессий контролировалась уровнем Средиземного моря. Понижение уровня во время регрессий достигало -100 (-150) м - размах колебаний составлял около 100 м.

Каспийское море в течение плейстоцена представляло солоноватоводный водоем с относительно небольшими колебаниями солености - не более 6-7‰. Обширные трансгрессивные бассейны отличались несколько пониженной соленостью в целом для водоемов (с разным ее ходом внутри них: в Северном Каспии отмечалось увеличение солености в трансгрессивные эпохи, в котловинах Среднего и Южного Каспия - уменьшение), а «малые» трансгрессии внутри регрессивных эпох (урунджикская, позднехазарская, новокаспийская) - самой высокой среди каспийских трансгрессий соленостью. Резкой смены условий солености бассейнов не было. В Понте в течение плейстоцена происходила неоднократная смена бассейнов разного типа: практически пресноводного и опресненного солоноватоводного (новоэвксинский), солоноватоводного (чаудинские, древнеэвксинский и эвксинский), полуморского (карадениз, палеоузунларский, узунларский, ашейский, тобечикский, тарханкутский, черноморский) и морского (карангатский). Размах колебаний солености составил около 30‰.

Каспийские бассейны в плейстоцене были заселены солоноватоводной фауной немногочисленных родов: среди двустворчатых моллюсков два семейства – кардииды (четыре рода) и дрейссены (один род). Кардииды, за исключением эвксинского вида Didacna pontocaspia Pavl., являются каспийскими автохтонами. В приустьевых районах была велика примесь пресноводных элементов. Лишь в голоцене в Каспии распространился эвригалинный средиземноморский вид Cerastoderma glaucum (Poir.), а уже в наше время антропогенным путем занесены Mytilaster lineatus (Gmel.) и Abra ovata (Phil.). В черноморских бассейнах обитала фауна разных типов – от пресноводного до морского. Солоноватоводные бассейны характеризовались двустворчатыми кардиидами и дрейссенами. Наряду с видами черноморского происхождения в позднечаудинском, древнеэвксинском и эвксинском бассейнах были распространены каспийские моллюски, проникшие в них по Манычскому проливу. Новоэвксинский бассейн в максимум регрессии был заселен пресноводными моллюсками, которые сменились с развитием трансгрессии слабо солоноватоводными видами каспийского происхождения; очень редко в приманычском районе отмечались каспийские дидакны. На заключительных этапах существования солоноватоводных водоемов, в условиях превращения их в полуморские бассейны, появлялись эвригалинные средиземноморские моллюски. Полуморские бассейны были заселены в основном эвригалинными и умеренно эвригалинными, реже умеренно стеногалинными, средиземноморскими, а в опресненных районах - солоноватоводными моллюсками. Морской (карангатский) бассейн отличался средиземноморской фауной, в составе которой были стеногалинные виды, ныне в Черном море отсутствующие. В лиманах и опресненных эстуариях обитали редкие солоноватоводные виды.

Солоноватоводные моллюски рода Didacna Eichw. в каспийских бассейнах обладали высокой скоростью видообразования и значительной изменчивостью, что в большой мере стимулировалось наличием трех обладающих различными условиями среды частей Каспия и их разобщением в эпохи регрессий. Дидакны Понта менее разнообразны и менее изменчивы, что объясняется, по-видимому, менее длительной историей их развития (каждый бассейн каспийского типа сменялся полуморским с вытеснением дидакн в ограниченные районы), а также большей однородностью условий в бассейнах, не стимулирующих видообразование.

Биоразнообразие малакофауны в Каспии определялось изменчивостью условий в бассейне – наибольшим видовым разнообразием отличался Северный Каспий, для которого характерно непостоянство условий существования биоты, обусловленное влиянием волжских вод. В плейстоценовых бассейнах Понта биоразнообразие моллюсков зависело от инвазии в них либо каспийских, либо средиземноморских элементов фауны. Наивысшим биоразнообразием отличался морской карангатский бассейн.

В температурном отношении в Каспии выделялись «холодные» и «теплые» трансгрессии. «Холодными» были самые обширные трансгрессивные бассейны; «теплыми» - «малые» трансгрессии. Все морские трансгрессии Понта были «теплыми»;

наиболее холодными водами отличались регрессивные бассейны.

Различие палеогидрологического и палеоэкологического режимов бассейнов Каспия и Понта в плейстоцене связано со степенью изолированности водоемов и причинами колебаний уровня. Предлагается основанная на малакофаунистических данных, дополненная результатами других методов исследования, идеализированная (т.е. без учета влияния региональных факторов) схема зависимости развития трансгрессивно-регрессивной ритмики Каспия от глобальных климатических изменений.

Очевидно, что для развития как «холодной», так и «теплой», трансгрессии необходимым условием является превышение приходной составляющей водного баланса бассейна. Анализ хода увлажненности в регионе показал, что развитие «холодных» трансгрессий происходило в криогигротические фазы, условия которых были благоприятны и для развития оледенений на Русской равнине и Кавказе. Эти трансгрессии (а также, по-видимому, и оледенения Кавказа) достигали наибольшего уровня раньше максимального развития оледенений Русской равнины, во время последнего на Каспии отмечался спад уровня. Максимум регрессий приходился на середину термоксеротических фаз. «Теплые» трансгрессии происходили в фазы похолоданий внутри продолжительных, неоднородных по своей структуре, межледниковых эпох.

На эту схему накладываются дополнительные факторы: размер и контуры покровного оледенения Русской равнины и оледенений Кавказа, их динамика (деградация оледенений и сток талых вод «продлевает жизнь» трансгрессии или отражается в ее динамике более мелкой ритмикой), перестройки гидрографической сети, неотектонические движения, осадконакопление в бассейне и т.д.

Идеализированная схема развития трансгрессивно-регрессивной ритмики Понта представляется следующим образом. В Понте происходили трансгрессии двух типов:

каспийского и морского (океанического). Для Понта логично рассматривать в качестве причин для развития трансгрессий каспийского типа те же факторы, что и для Каспия. Очевидно, что трансгрессии в двух бассейнах развивались сравнительно синхронно, но результат был разным. В Каспии (изолированный водоем) уровень бассейна мог подниматься достаточно высоко, не всегда достигая манычского порога; при его достижении начинался сброс каспийских вод в Понт. В Понте (ограниченная связь с океаном) он достаточно быстро достигал уровня босфорского порога и начинался сброс вод в Мраморное море. Значительная составляющая положительного водного баланса в виде сброса в Понт каспийских вод по этой причине не оказывала должного влияния на существенный подъем уровня, и трансгрессии каспийского типа имели его отрицательные отметки. Они достигали максимального распространения лишь при подпоре средиземноморскими водами в условиях начавшейся трансгрессии океана, а в максимум последней в Понте развивалась морская стадия трансгрессии, размах которой зависел от уровня Средиземного моря (Мирового океана). Как и в случае с Каспием, на эту схему накладываются дополнительные факторы.

В третьем разделе главы рассмотрена роль Манычского пролива в истории Понто-Каспия. Манычский пролив функционировал в чаудинско-бакинскую эпоху в раннем плейстоцене, дважды в эвксино-раннехазарскую эпоху в среднем, в карангатскопозднехазарскую и хвалынскую эпохи – в позднем плейстоцене (табл. 9). Последней эпохой существования пролива была раннехвалынская. Установлено его двухэтапное развитие: эрозионный, о котором свидетельствуют ложбины стока и грядовый рельеф Манычской долины, и аккумулятивный, отложивший ингрессировавшими хвалынскими водами в выработанную долину тонкие осадки между грядами, образовавшие террасу высотой 22-25 м. Ископаемые сообщества моллюсков указывают на однонаправленную миграцию малакофауны из Каспия в новоэвксинский бассейн Понта.

В истории как Каспия, так и Понта, Манычский пролив играл существенную роль. В Каспии он осуществлял контроль уровня «холодных» трансгрессий. В Понте контролировал распространение на восток морских «теплых» бассейнов. Принимая воды каспийских трансгрессий и доставляя их в бассейны Понта, пролив способствовал увеличению их водной массы, изменению гидрологических, гидрохимических и экологических параметров, а также изменял фаунистический облик водоемов не только распространением в них каспийских видов, но и образованием новых видов и подвидов. На бассейнах Каспия сток вод по Манычу сказывался понижением их уровня, а также сбросом части солей в водоемы Понта. Предполагаемое поступление эвксиноузунларских вод в раннехазарский бассейн Каспия сказалось на акклиматизации в Северном Каспии черноморского вида дидакн Didacna pontocaspia Pavl. и образовании от него нового подвида Didacna pontocaspia tanaitica Ppv.; распространение в Северном Каспии крассоидных дидакн, возможно, является свидетелем некоторого увеличения здесь солености благодаря поступлению черноморских вод.

Глава 10. КОРРЕЛЯЦИЯ ПАЛЕОГЕОГРАФИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ В ПОНТО-КАСПИИ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ РЕГИОНАХ Глава представлена двумя разделами. В первом рассматривается проблема сопоставления трансгрессивно-регрессивной ритмики Каспия и Понта в плейстоцене с ледниковыми событиями на Русской равнине (Милановский, 1932; Николаев, 1953;

Федоров, 1957; Васильев, 1962; Москвитин, 1961; Рычагов, 1997; Зубаков, 1986 и др.), к настоящему времени не имеющая однозначного толкования. Ее решение усложняется и отсутствием единого взгляда на ледниковую - межледниковую ритмику Русской равнины. В основу предлагаемой схемы сопоставления событий в Каспии и на Русской равнине положены представления о решающем влиянии глобальных изменений климата в плейстоцене как на трансгрессивно-регрессивное состояние Каспийских бассейнов, так и на образование ледников и их деградацию на Русской равнине, а также о региональном влиянии, в свою очередь, последних на развитие бассейнов Каспия (глава 9). Схема (табл. 10) составлена на основе комплексного палеогеографического анализа данных по развитию каспийских бассейнов и его сопоставления с последовательностью событий на Русской равнине и их палеогеографическими реконструкциями, представленными Н.С. Болиховской и А.Н. Молодьковым (2000), с привлечением материалов других исследователей.

Основанием для нижней корреляционной границы служит инверсия палеомагнитных зон Матуяма-Брюнес, зафиксированная внутри тюркянских отложений Каспия (Мамедов, Алескеров, 1988) и в основании гремячьевских (нижнеильинских) (Болиховская, Молодьков, 2000) или над петропавловскими (Поспелова и др., 1998) отложениями Восточной Европы. Первая плейстоценовая трансгрессия – бакинская – сопоставлена с максимальным донским оледенением, объясняется это значительными изменениями климатических условий (16 ИКС), необходимыми для этих событий.

Подтверждается материалами по распространению млекопитающих тираспольского фаунистического комплекса. Холодные сухие условия эпохи максимального развития оледенения (спорово-пыльцевые материалы по Северному Прикаспию) остановили трансгрессивное развитие бассейна. Вторая фаза бакинской трансгрессии была умеренно тепловодной (подтверждается малакофаунистическим составом и палинологическими данными), развивалась в условиях, близких к межледниковым – им соответствовала обстановка продолжительного, с фазами потепления (15 и 13 ИКС) и похолодания (14 ИКС), самого влажного в плейстоцене (Болиховская, Молодьков, 2000) мучкапского межледниковья, вплоть до похолодания (12 ИКС), приведшего к развитию окского оледенения.

Таблица 10. Схема корреляции трансгрессивно-регрессивных событий плейстоцена Каспия с ледниково-межледниковой ритмикой Русской равнины Время Каспий Русская равнина Новокаспийская трансгрессия Послеледниковье Мангышлакская регрессия Позднехвалынская трансгрессия Поздневалдайское оледенение Енотаевская регрессия Раннехвалынская трансгрессия Внутривюрмское потепление Ахтубинско-ательская регрессия Ранневалдайское похолодание (оледенение?) Гирканская трансгрессия Регрессивная стадия Микулинское межледниковье Позднехазарская трансгрессия Регрессия Поздняя раннехазарская трансгрессия Днепровское (московское) оледенение (стадия?) Черепетьское (роменское, одинцовское) межледниРегрессия ковье Жиздринское (орчикское) похолодание (днепровСредняя раннехазарская трансгрессия ское оледенение, стадия?) Регрессия Чекалинское (каменское) межледниковье Ранняя раннехазарская трансгрессия Калужское (борисоглебское) похолодание Регрессия Урунджикская трансгрессия Лихвинское межледниковье Регрессия Окское оледенение Мучкапское (беловежское) межледниковье Бакинская трансгрессия Донское оледенение Семилукское (позднеильинское) межледниковье Девицкое (внутриильинское) похолодание Тюркянский регрессивный бассейн Гремячьевское (раннеильинское) межледниковье Покровское похолодание Петропавловское межледниковье Серым цветом выделены «теплые» трансгрессии и синхронные им межледниковья.

Во время окского оледенения бакинский бассейн, по-видимому, испытал регрессию: в отличие от донского, в Восточном Предкавказье это была холодная и сухая эпоха (Болиховская, 2005). Корреляция «малой» урунджикской трансгрессии - самого тепловодного и соленого трансгрессивного бассейна Каспия с самым теплым межледниковьем Русской равнины – лихвинским (11 ИКС) основана на последовательности развития событий, фаунистических данных (сингильский комплекс млекопитающих) и ЭПР датировках. Этой же эпохе соответствуют регрессии, отделяющие урунджикский бассейн от бакинской и раннехазарской трансгрессий. Развитие трех стадий раннехазарской трансгрессии сопоставлено с эпохами похолоданий (10, 8 и ИКС), которым на Русской равнине отвечают калужское, жиздринское и днепровское оледенения. Эпохам потеплений (9 и 7 ИКС), с которыми коррелируются чекалинское и черепетьское межледниковья, в Каспии отвечали раннехазарские регрессивные стадии.

цен Поздний плейстоцен ГолоСредний плейстоцен Ранний плейстоцен В позднем плейстоцене эпоха значительного потепления (5 ИКС), выразившаяся на Русской равнине микулинским межледниковьем, в Каспии отозвалась продолжительной регрессивной эпохой. В первую фазу похолодания и увлажнения внутри этой эпохи (первый эндотермал, согласно Н.С. Болиховской, 1995) развивалась «малая» позднехазарская трансгрессия – тепловодный бассейн с отрицательными отметками уровня. Второму эндотермалу конца микулинской эпохи отвечала гирканская трансгрессивная стадия, продолжившая развитие в условиях похолодания и увлажнения (начало 4 ИКС). Корреляция подтверждается тепловодностью бассейна, его датировками, соотношением его осадков с карангатскими в долине Маныча, а также палинологическими данными, свидетельствующими о наиболее высокой влагообеспеченности Восточной Европы в позднем плейстоцене в этот временной интервал (Болиховская, 2005, 2007). Материалы по Каспию подтверждют точку зрения исследователей, сопоставляющих микулинское (эемское) межледниковье со всей пятой изотопнокислородной стадией.

Ранневалдайский пик похолодания (ИКС 4) в Нижнем Поволжье выражен ледяными клиньями в основании ахтубинских осадков и перигляциальными споровопыльцевыми спектрами. Каспийский бассейн регрессировал. Низкий уровень Каспия (ательский бассейн) продолжал держаться и в эпоху потепления (ИКС 3) – брянский интерстадиал на Русской равнине. Завершающие этапы последнего и начало нового похолодания (ИКС 2), приведшее к возникновению поздневалдайского (осташковская стадия) оледенения, отразилось в Каспии подъемом его уровня – хвалынской трансгрессией. Сухому и холодному климату максимума оледенения отвечала регрессивная фаза в развитии хвалынского бассейна. Енотаевская регрессия, по-видимому, произошла в крайне засушливых и очень холодных условиях среднего или позднего дриаса позднеледниковья; мангышлакская регрессия – в раннем бореале. Увлажнение атлантического этапа привело к новокаспийской трансгрессии.

При сопоставлении трансгрессивно-регрессивной ритмики Понта с ледниковомежледниковыми событиями на Русской равнине мы исходим из того, что морские трансгрессии, во время которых в бассейнах распространялась средиземноморская малакофауна, были связаны с вторжением средиземноморских вод через проливы в черноморскую котловину. Последнее могло происходить лишь в межледниковые эпохи при глобальном повышении уровня океана. В ледниковые эпохи, когда происходили регрессии океана и Средиземного моря, черноморские морские бассейны, сбрасывая воды через Босфор, регрессировали вслед за ними. Корреляция подтверждена наличием в осадках морских бассейнов тепловодных диатомей и межледниковых спорово-пыльцевых комплексов; в отложениях регрессивных водоемов – холодноводных видов диатомей и перигляциальных спорово-пыльцевых комплексов. На основании последовательности событий и их комплексной палеогеографической характеристики предлагается следующая схема корреляции событий (табл. 11).

Таблица 11. Схема корреляции трансгрессивно-регрессивных событий плейстоцена Понта с ледниково-межледниковой ритмикой Русской равнины ВреПонт Русская равнина мя Черноморская трансгрессия Послеледниковье Новоэвксинская трансгрессия каспийского типа Поздневалдайское оледенение Новоэвксинский регрессивный бассейн Сурожский бассейн ? Внутривюрмское потепление Посткарангатская регрессия Ранневалдайское похолодание (оледенение ?) Карангатская трансгрессия Микулинское межледниковье Регрессия Днепровское (московское) оледенение (стадия?) Узунларская трансгрессия морского типа Черепетьское (роменское, одинцовское) межледниковье Эвксинская трансгрессия каспийского типа Жиздринское (орчикское) похолодание (днепровское оледенение, стадия?) Регрессия Палеоузунларская трансгрессия морского типа Чекалинское (каменское) межледниковье Древнеэвксинская трансгрессия каспийского типа Калужское (борисоглебское) похолодание Регрессия Палеоузунларская трансгрессия морского типа Лихвинское межледниковье Регрессия Окское оледенение Эпичаудинская (Карадениз) трансгрессия морского Мучкапское (беловежское) межледниковье типа Позднечаудинсая трансгрессия каспийского типа Донское оледенение Регрессия Семилукское (позднеильинское) межледниковье Девицкое (внутриильинское) похолодание Ранечаудинский бассейн Гремячьевское (раннеильинское) межледниковье Покровское похолодание Петропавловское межледниковье Серым цветом выделены трансгрессии морского типа и синхронные им межледниковья.

Основанием для нижней корреляционной границы служит инверсия палеомагнитных зон Матуяма-Брюнес, зафиксированная в нижнечаудинских отложениях Понта (Зубаков, 1986) и ее положение в разрезе плейстоцена Восточной Европы (Болиховская, Молодьков, 2000; Поспелова и др., 1998). Дальнейшая корреляция основана на последовательности бассейнов, охарактеризованных разным типом малакофауны (каспийским или средиземноморским) и на приведенной выше (табл. 9) схеме сопоставления событий в Понте и Каспии.

ГолоПоздний плейстоцен цен Средний плейстоцен Ранний плейстоцен Сравнительный анализ развития Каспия и Понта в условиях ледниковомежледниковой ритмики Русской равнины показал следующую закономерность и коррелятность их бассейнов. В начале ледниковых эпох уровень Каспия поднимался, а уровень Понта понижался, сбрасывая свои воды в регрессирующее Средиземное море. В максимум оледенений оба бассейна испытывали регрессию, причем в Понте отмечались самые низкие отметки его уровня, а водоем (возможно, лишь на короткое время) превращался в сильно опресненный озерный. На этом этапе его развитие происходило по «каспийскому типу», в него происходил сброс вод каспийских «холодных» трансгрессий, что приводило к поднятию уровня солоноватоводного бассейна и сбросу его вод через Босфор. Межледниковая трансгрессия Средиземного моря сначала «подпирала» солоноватоводный бассейна Понта, а затем вызывала развитие в нем морской трансгрессии. Каспий в эпохи максимального развития межледниковий находился в регрессивном состоянии; в их фазы похолоданий в нем развивались «малые» трансгрессии с отрицательными отметками уровня, не имевшие стока в Понт.

Таким образом, «каспийские» стадии Понта развивались сравнительно синхронно с событиями в Каспии, а морские – асинхронно.

Второй раздел главы содержит палеогеографический анализ трансгрессивных событий в Средиземном море, выполненный по опубликованным данным, и их корреляцию с понто-каспийскими бассейнами, к настоящему времени также не имеющую единого решения (Муратов, 1960; Кригер, 1962; Федоров, 1978; Свиточ, Селиванов, Янина, 1998 и др.). В средиземноморском плейстоцене выделены крупные этапы его развития, охарактеризованные различными фаунами моллюсков: сицилийский, милаццкий, палеотирренский, тирренский и версильский.В первую очередь рассмотрен вопрос о сопоставлении событий в Средиземноморье и Понте: режим Средиземного моря в плейстоцене определялся колебаниями уровня океана, поскольку связь этого моря с Северной Атлантикой не прерывалась; а трансгрессивно-регрессивное состояние Понта зависело от уровенного режима Средиземного моря. Сравнительный анализ последовательности событий и их палеогеографических особенностей в Средиземном и Черном морях, с акцентом на состав и тип характеризующей их малакофауны, явился основанием для представленной на рисунке 2 схемы корреляции.

Сопоставление с трансгрессивно-регрессивными событиями в Каспии выполнено на основе корреляции последних с Понтом. Коррелятивные особенности для них сходны: трансгрессии в Средиземном море развивались асинхронно с «холодными» трансгрессиями Каспия и синхронно с его «теплыми» трансгрессиями. Согласно корреляционным построениям, низкое положение уровня Средиземного моря совпадает с плювиальными эпохами. В Каспии им отвечают значительные трансгрессии. На уровенное состояние черноморских бассейнов оказывают влияние трансгрессивнорегрессивные события в смежных регионах - Средиземноморском и Каспийском. Более значительным было влияние Средиземного моря.

Рис. 2. Схема корреляции плейстоценовых бассейнов Средиземного, Черного и Каспийского морей.

Левая часть рисунка – парастратотипический разрез глубоководного плейстоцена восточной части Средиземного моря (Vergnaud-Grazzini et al., 1977; Зубаков, 1986), сапропелиевые горизонты (Parisi, Cita, 1982) ЗАКЛЮЧЕНИЕ Основная задача работы - реконструкция палеогеографии бассейнов ПонтоКаспия в плейстоцене – выполнена на основе обобщения результатов малакофаунистического анализа и материалов комплексного изучения отложений Каспийского, Черноморского регионов и Манычской депрессии.

Изучение особенностей и закономерностей пространственно-временного распространения раковин моллюсков в разрезе плейстоцена Понто-Каспия показало, что малакофауна представляет сложную иерархическую систему фаунистических сообществ разного таксономического состава и ранга: фаун, комплексов, подкомплексов (табл. 1, 4 и 7) и ассоциаций (табл. 2 и 5), выделенных согласно строго определенным критериям и составляющих основу стратификации морского плейстоцена и палеогеографических реконструкций бассейнов. Показано, что представители рода Didacna Eichw., играющие ключевую роль в стратиграфических и палеогеографических построениях для Каспия, успешно могут использоваться для этих же целей в Черноморском регионе. Для каспийских видов этого рода в плейстоцене Понта выявлены два экологических кризиса: карангатское осолонение и новоэвксинское опреснение бассейна. С палеогеографических позиций поддержана точка зрения зоологов, считающих представителей каспийской фауны в современных Азовском и Черном морях вселенцами из другого бассейна, а не реликтами.

На единой малакофаунистической основе, а именно, выделенных фаунистических единицах разного иерархического уровня, составлены региональные биостратиграфические (экостратиграфические) схемы плейстоцена Каспия (табл. 3), Понта (табл. 6) и Маныча (табл. 8), упорядочивающие систематизацию стратиграфических подразделений, дополняющие и уточняющие существующие схемы. Понто-каспийский плейстоцен представляет биозону Didacna - совокупность отложений, которая охватывает полный стратиграфический интервал распространения этого таксона. По временному развитию в ней фаун зона разделяется на подзоны, составляющие биостратиграфическое основание для выделения горизонтов. Интервал-зоны, охарактеризованные фаунистическими комплексами, являются основой для выделения подгоризонтов; подкомплексы лежат в основе выделения слоев. Ассоциации моллюсков показывают фациальное разнообразие этих подразделений. Все выделенные стратоны наполнены палеогеографическим содержанием – отражают события разного иерархического уровня (трансгрессию, стадию, этап) в истории бассейнов. Для них предложены стратотипические местонахождения малакофауны. Использование видов рода Didacna Eichw. для составления всех предложенных региональных биостратиграфических схем имеет большое значение для корреляции отложений и событий Понта и Каспия.

На основании биостратиграфического и палеоэкологического анализов малакофауны, дополненного результатами комплексного (сопряженного) изучения отложений, детально реконструирована палеогеография каспийских и азово-черноморских бассейнов в новейший этап геологической истории Земли (табл. 9); выполнен сравнительный анализ их развития; показаны общие закономерности и особенности развития природных систем различных по типу бассейнов.

Показано, что различие палеогидрологического и палеоэкологического режимов бассейнов Понта и Каспия в плейстоцене связано с различной степенью изолированности водоемов и разными факторами, вызывавшими колебания их уровней. Предложены идеализированные схемы зависимости развития трансгрессивно-регрессивной ритмики бассейнов от глобальных климатических изменений. В Каспии развитие «холодных» трансгрессий происходило в криогигротические фазы, условия которых были благоприятны и для развития оледенений на Русской равнине и Кавказе; но в эпоху максимального развития оледенений Русской равнины на Каспии уже отмечался спад уровня. Максимум регрессий приходился на середину термоксеротических фаз. «Теплые» трансгрессии происходили в фазы похолоданий внутри продолжительных, неоднородных по своей структуре, межледниковых эпох.

В Понте трансгрессии каспийского типа развивались сравнительно синхронно с каспийскими «холодными» трансгрессиями; но если в Каспии уровень бассейна мог подниматься достаточно высоко, то в Понте, из-за низкого положения уровня босфорского порога, его отметки были отрицательными. По этой причине и сброс каспийских вод не оказывал существенного влияния на его подъем. Трансгрессии каспийского типа достигали максимального распространения при подпоре средиземноморскими водами в условиях начавшейся межледниковой трансгрессии океана, дальнейшее развитие которой приводило к морской трансгрессии в Понте. Размах последней зависел от уровня Средиземного моря (Мирового океана).

На эти схемы накладываются дополнительные факторы: размер и контуры покровного оледенения Русской равнины и оледенений Кавказа, их динамика (деградация оледенений и сток талых вод «продлевает жизнь» трансгрессии или отражается в ее динамике более мелкой ритмикой), перестройки гидрографической сети, неотектонические движения, осадконакопление в бассейне и т.д.

Реконструированы эпохи функционирования Манычского пролива в чаудинскобакинскую эпоху раннего плейстоцена, дважды в эвксино-раннехазарскую эпоху среднего, в карангатско-позднехазарскую и хвалынскую эпохи позднего плейстоцена. Двухсторонняя миграция малакофауны, по-видимому, имела место в эвксинораннехазарскую эпоху. Последней (фактологически доказанной) эпохой существования пролива была раннехвалынская. Установлено его двухэтапное развитие: эрозионный, о котором свидетельствуют ложбины стока и грядовый рельеф Манычской долины, и аккумулятивный, отложивший ингрессировавшими хвалынскими водами в выработанную долину тонкие осадки между грядами, образовавшие террасу высотой 22-25 м. Ископаемые сообщества моллюсков указывают на однонаправленную миграцию малакофауны из Каспия в новоэвксинский бассейн Понта.

Показана возможность использования моллюсков одного рода - Didacna Eichw.

(истории его развития, временного и пространственного распространения, межбассейновых миграций) для палеогеографических реконструкций и корреляции событий в Понто-Каспии.

Проведена корреляция и выявлены связи палеогеографических событий в Понто-Каспии с ледниковыми событиями на Русской равнине (табл. 10 и 11). Развитие «холодных» трансгрессий Каспия и каспийских трансгрессий Понта было связано с развитием оледенений на Русской равнине. «Теплые» трансгрессии Каспия и морские (океанические) трансгрессии Понта развивались в межледниковые эпохи.

Сопоставлена история развития понто-каспийских бассейнов с трансгрессивнорегрессивными событиями в Средиземном море (рис. 2). Трансгрессии в Средиземном море развивались асинхронно с «холодными» трансгрессиями Каспия и бассейнами каспийского типа Понта; синхронными им были «теплые» (или «малые») трансгрессии Каспия и трансгрессии морского типа Понта.

По теме диссертации опубликовано 130 работ. Основные из них:

Статьи в журналахиз списка ВАК:

Янина Т.А. Бассейны Понто-Каспия в плейстоцене (палеогеографический анализ моллюсков рода Didacna Eichwald) // Вестник Моск. ун-та. Сер. 5. География. 2006. № 3. С. 32-39.

Янина Т.А. Стратиграфическое и географическое распространение моллюсков рода Didacna Eichwald в плейстоцене Каспия //Бюл. МОИП. Отд. геол. 2006. Т.81. Вып. 3.

С. 56-71.

Янина Т.А. К биостратиграфии хазарских отложений Дагестана // Бюл. МОИП. Отд.

геол. 1981. Вып. 2. С. 154-155.

Янина Т.А. Депрессия Маныча как область миграций фаун Понто-Каспия в плейстоцене // Геоморфология. 2006. № 4. С. 97-106.

Янина Т.А. Комментарии к статье Е.Н. Бадюковой «Одно из доказательств соединения Каспийского и Черного морей в конце позднехвалынского времени» // Геоморфология. 2005. № 2. С. 33-34.

Янина Т.А. История развития каспийских моллюсков рода Didacna // Естественные и технические науки, 2008. № 3. С. 225-228.

Янина Т.А. Урунджикский этап в плейстоценовой истории Каспийского региона // Известия РАН. Серия географическая. 2008. № 4. С. 60-73.

Янина Т.А., Свиточ А.А., Весселинг Ф. Голоценовые комплексы моллюсков разреза Турали дагестанского побережья Каспия // Бюлл. МОИП. Отд. геол. 2005. Т. 80. Вып.

1. С. 56-65.

Свиточ А.А., Янина Т.А. Биостратиграфия морских плейстоценовых отложений Дагестана // Вестник Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 1986. № 5. С. 52-59.

Менабде И.В., Свиточ А.А., Янина Т.А. Палеогидрология Маныча в позднем плейстоцене // Водные ресурсы. 1991. № 1. С. 5-11.

Свиточ А.А., Янина Т.А., Менабде И.В. Изменения солености Каспия в плейстоцене (по данным анализа малакофауны) // Водные ресурсы, 1992. № 4. С. 58-64.

Свиточ А.А., Янина Т.А., Менабде И.В. Палеогеография позднего плейстоцена Понто-Каспия // Вестник Моск. ун-та. Сер. 5. География. 1992. № 6. С. 68-76.

Свиточ А.А., Янина Т.А., Янко В.В. и др. Биостратиграфия разреза Гора Бакинского яруса // Известия РАН. Серия геологическая. 1992. № 2. С. 128-131.

Свиточ А.А., Янина Т.А. Строение и развитие дельты Волги // Геоморфология. 1994.

№ 4. С. 11-24.

Свиточ А.А., Янина Т.А., Братанова О.Н. Биостратиграфия опорного разреза хазарских морских отложений Северного Прикаспия у с. Сероглазовка // Стратиграфия.

Геол. корреляция. 1995. Т. 3. № 1. С. 98-102.

Свиточ А.А., Янина Т.А. “Холодные” и “теплые” трансгрессии Каспийского моря // Океанология. 1996. Т. 36. № 2. С. 299-304.

Свиточ А.А., Янина Т.А., Братанова О.Н. Биостратиграфия морского плейстоцена Нижнего Поволжья// Вестник Моск. ун-та. Серия 5. География. 1997. № 2. С. 55-61.

Свиточ А.А., Янина Т.А. К вопросу о влиянии тектонических движений на колебания уровня Каспия // Бюл. МОИП. Отд. геол. 1997. Т. 72. Вып. 1. С. 10-13.

Свиточ А.А., Шумова Г.М., Янина Т.А. Строение и палинология опорного разреза каспийского плейстоцена Мишовдаг (Куринская депрессия) // Доклады АН. 1998. Т.

363. № 5. С. 658-661.

Свиточ А.А., Янина Т.А. История развития побережий Каспийского моря в плейстоцене // Геоморфология. 1998. № 3. С. 16-27.

Свиточ А.А., Янина Т.А. Первые находки древнеэвксинско-узунларских отложений на побережье Болгарии // Стратиграфия. Геол. корреляция. 1998. Т. 5. №5. С. 109-112.

Свиточ А.А., Селиванов А.О., Янина Т.А. Бассейны Понто-Каспия и Средиземноморья в плейстоцене (палеогеография и корреляция) // Океанология. 2000. Т. 40. №6.

С. 920-932.

Свиточ А.А., Селиванов А.О., Янина Т.А. Палеогидрология плейстоценовых бассейнов Черного моря // Водные ресурсы. 2000. Т. 27. № 6. С. 655-664.

Свиточ А.А., Благодатских О.С., Большаков В.А., Янина Т.А. Новые данные по малакофауне и палеомагнетизму опорных разрезов морского плейстоцена Таманского полуострова // Доклады АН. 2001. Т. 376. №1. С. 110-113.

Каплин П.А., Поротов А.В., Янина Т.А., Горлов Ю.В., Фуаш Э. Возраст и условия формирования Бугазской пересыпи // Вестник Моск. ун-та. Сер. 5. География. 2001.

№ 2. С. 51-57.

Свиточ А.А., Янина Т.А. Нижнее Поволжье как эталонный район для стратиграфической шкалы плейстоцена Северной Евразии // Бюл. МОИП. Отд. геол. 2001. Т. 76.

Вып. 6. С. 48-53.

Свиточ А.А., Янина Т.А. Новые данные по малакофауне морского плейстоцена Маныча // Доклады АН. 2001. Т. 380. № 4. С. 570-573.

Свиточ А.А., Янина Т.А. Малакофауна опорного разреза каспийского голоцена Турали (Дагестан) // Доклады АН. 2003. Т. 389. № 4. С. 513-518.

Поротов А.В., Горлов Ю.В., Янина Т.А., Фуаш Э. Особенности развития Черноморского побережья Таманского полуострова в позднем голоцене // Геоморфология.

2004. № 4. С. 63-77.

Свиточ А.А., Янина Т.А. Верхнехвалынские отложения Нижнего Поволжья // Доклады АН. 2005. Т. 405. № 5. С. 570-574.

Свиточ А.А., Янина Т.А. Морской голоцен иранского побережья Каспия // Доклады АН. 2006. Т. 410. № 4. С. 538-541.

Свиточ А.А., Янина Т.А. Материалы по стратотипам региональных и местных подразделений каспийского неоплейстоцена и голоцена // Стратиграфия. Геол. корреляция. 2007. Т. 15. № 5. С. 95-112.

Свиточ А.А., Янина Т.А., Антонова В.М., Й. ван дер Плихт. Хвалынская фауна Маныча // Доклады АН. 2008. Т. 421. № 5. С. 987-992.

Монографии Янина Т.А. Дидакны Понто-Каспия. Москва-Смоленск: Маджента, 2005. 300 с.

Янина Т.А., Свиточ А.А. Плейстоценовые моллюски Дагестана. М.: ВИНИТИ, 1988.

180 с.

Свиточ А.А., Талденкова Е.Е., Янина Т.А. Морской голоцен побережий континентов и островной суши океана. М.: РАСХН, 1997. 170 с.

Свиточ А.А., Янина Т.А. Четвертичные отложения побережий Каспийского моря. М.:

РАСХН, 1997. 268 с.

Свиточ А.А., Селиванов А.О., Янина Т.А. Палеогеографические события плейстоцена Понто-Каспия и Средиземноморья (материалы по реконструкции и корреляции).

М.: РАСХН, 1998. 288 с.

Методы диагностики и корреляции палеогеографических событий (коллектив авторов). М.: РАСХН, 1999. 215 с.

Статьи в рецензируемых журналах и сборниках Янина Т.А. Палеогеография дагестанского побережья Каспия в среднем плейстоцене (по малакофаунистическим данным) // Палеогеография Каспийского и Аральского морей в кайнозое. Ч. 1. М.: МГУ, 1983. С. 35-42.

Янина Т.А. Каспийские моллюски в плейстоцене Черного моря // Проблемы стратиграфии и палеогеографии плейстоцена. М.: МГУ, 2000. С. 223-236.

Янина Т.А. Бассейны Понто-Каспия в раннем плейстоцене (палеогеографический анализ малакофаунистических данных) // КВАРТЕР-2005. Сыктывкар: Геопринт, 2005. С. 476-478.

Янина Т.А. Бассейны Понто-Каспия в среднем плейстоцене (палеогеографический анализ малакофаунистических данных) // КВАРТЕР-2005. Сыктывкар: Геопринт, 2005. С. 479-481.

Янина Т.А. Южные моря России в плейстоцене (палеогеографический анализ малакофауны) // Горизонты географии. К 100-летию К. К. Маркова. М.: Географический ф-т МГУ, 2005. С. 192-207.

Янина Т.А., Свиточ А.А. Малакофауна опорных разрезов Дагестана // Геоморфология и геология Каспийского моря. М.: Наука, 1990. С. С. 41-51.

Yanina T.A. Caspian mollusks in the Balck Sea during the last 30 ky // Black Sea – Mediterranean corridor during the last 30 ky: sea level change and human adaptation. Odessa:

Astroprint, 2006. P. 168-169.

Yanina T.A. The Quaternary stratigraphy and correlation of the Pont-Caspian Region (on the basis of molluscs of the genus Didacna) // Molluscs, Quaternary, faunal changes and environmental dynamics. Prague: Charles University, 2005. P. 38-40.

Yanina T. Caspian-Black Sea Corridor during last 30 ky: Didacna’s evidens // Black Sea – Mediterranean corridor during the last 30 ky: sea level change and human adaptation. Istanbul, 2005. 179-181.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.