WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

САМИЕВ БОБО ДЖУРАЕВИЧ

СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ИДЕИ

ТАДЖИКСКИХ ПРОСВЕТИТЕЛЕЙ

КОНЦА XIX -  НАЧАЛА XX В.

Специальность 09. 00. 03  - История философии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора философских наук

Душанбе 2009

Работа выполнена в Отделе истории философии Института философии имени академика А.М. Богоутдинова Академии наук Республики Таджикистан

Научные консультанты:  доктор философских наук,

член-корреспондент АН РТ

Мухаммадходжаев А.,

  доктор философских наук,

профессор  Шарипов И.Ш.

Официальные оппоненты: доктор философских наук

       Диноршоева З.М.,

       доктор философских наук

       Рахимов М.,

       доктор философских наук

       Муминджонов Х.

Ведущая организация: Кафедра философии Таджикского государственного педагогического университета имени Садриддина  Айни.

       Защита состоится «---»---------- 2009г. в ------ часов на заседании Диссертационного совета ДР.047.005.01 по защите диссертаций на соискание учёной степени доктора философских наук в Институте философии имени академика А.М. Богоутдинова Академии наук Республики Таджикистан по адресу: Таджикистан, 734025, г. Душанбе, пр. Рудаки, 33.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке АН Республики Таджикистан им. И.Ганди (Таджикистан, 734025, г. Душанбе, пр. Рудаки, 33).

Автореферат разослан «---» --------2009 г.

Введение

Актуальность темы.  На современном этапе развития мирового сообщества в процессе трансформации практически всех сфер деятельности государства и человека наряду с проблемами экономики и культуры на первый план выдвигаются  и  вопросы социальной философии, т.е. вопросы  поиска новых способов осмысления реалий общественной жизни и путей решения стоящих перед обществом задач. В ходе этого поиска общество постоянно обращает свои взоры на то социокультурное наследие, которое было накоплено предыдущими поколениями и на основе которого всегда совершается движение вперёд. Особенно это характерно для народов, завоевавших и получивших суверенитет и независимость после долгих лет колониального или полуколониального существования в рамках имперских государств. В этом отношении история социально-философской мысли таджикского народа заслуживает особого внимания. Она создавалась  не только в рамках общемусульманской культуры, но и на базе доисламской цивилизации, и поэтому отличается большим богатством и разнообразием. При этом следует отметить тот факт, что социально-философская и политическая мысль таджикского народа до сих пор остается малоизученной.

Особенность социально-философского наследия таджикского народа, отмечает автор, заключается в том, что по форме изложения и идейной направленности оно весьма разнообразно и порой противоречиво. Если говорить о форме изложения, то это, прежде всего, религиозно-политические трактаты, идейной основой которых являются положения из Корана и преданий пророка; трактаты назидательно-дидактические, включающие в себя и религиозные и светско-философские идеи; теоретико-философские трактаты, идейной предпосылкой написания которых стала в основном древнегреческая социально-политическая философия. Исследователи истории социально-политической мысли исламского периода назвали эти три направления соответственно исламской религиозной политикой (сиёсати динии исломї),  или (шариатномањо); исламскими политическими трактатами (сиёсатномањо) и исламской политической философией  (фалсафаи сиёсии исломї). Видным представителем богатой и разнообразной социально-политической мысли таджикского народа является Ахмад Дониш (1827 - 1897), прогрессивные просветительские идеи которого оказали значительное влияние на развитие  социально-философских воззрений таких таджикских мыслителей, как  Мирзо Азим Соми (1837 - 1908), Асири (1864 - 1915), Аджзи (1864 - 1927), Мунзим (1875 - 1934), Мирзо Сиродж (1877 - 1912), Айни (1878 - 1954) и др.

Философия просветительства, основателем которого является Ахмад  Дониш, была новым направлением в истории общественно-философской мысли таджикского народа. Главной целью просветителей, в первую очередь, являлось  приобщение народа к получению и освоению знаний, к светским наукам, ознакомлению с достижениями развитых стран в области науки, техники, экономики и искусства; к управлению государством на основе просвещенного разума. Именно таким путём, считали просветители, можно  предотвратить всякий произвол, несправедливость, насилие в обществе.

Основу социально-философских взглядов Ахмада Дониша и его единомышленников составляет идея социального реформизма. Сегодня эта идея, в отличие от революционного экстремизма, становится все более востребованной социально-политическими условиями Таджикского государства.

В условиях же независимого развития Таджикистана, усиления демократических преобразований, создания демократического, правового, светского государства необходимость учета социально-политических особенностей исторического развития таджикского социума, отраженных в его духовной и материальной культуре, общественно-политической, правовой и социальной мысли, особенно актуализируется, потому что этот процесс органически вписывается в закон о преемственности исторических достижений в целом. В силу сказанного, способы и пути использования и реализации передовых,  демократических общественно-политических идей просветителей в условиях развития и укрепления государственной независимости Таджикистана представляют не только большой научный интерес, но и имеют важное практическое значение.

Степень разработанности проблемы.  До второй половины  XVIII в. разнообразные сведения о Средней Азии,  в основном были представлены в источниках самого разного характера, в стихах и произведениях поэтов и мыслителей таджикского народа, других народов Средней Азии, в исследовательских и исторических работах путешественников, купцов, в рассказах  лиц, попавших в плен и др.

С конца XVIII и начала ХIХ в., в связи с развитием государственных взаимоотношений между царской Россией и Средней Азией, Бухарское ханство сделалось предметом научного исследования специалистов-востоковедов в области литературы, истории, общественно-политической и культурной жизни, экономики и т.п. Так, английский путешественник и учёный Александр  Борнс написал специальную работу «Путешествия по Средней Азии», в которой имеются ценные материалы, представляющие большой интерес для изучения Бухарского эмирата. К сожалению, в этом исследовании прослеживается  много неточностей, которые можно объяснить плохим знанием А.Борнсом этнографии таджиков1.

В отличие от многих опубликованных работ об эмирате, монография  Н.Ханыкова  «Описание Бухарского ханства» является особенно полным и значимым исследованием. Заслуга автора заключается в том, что он даёт более точные и достоверные сведения о племенах и народонаселении города, топографии и промышленности, административном делении  ханства. В частности, говоря о племенах и народонаселении города Бухары, автор вполне обоснованно констатирует, что «таджики являлись коренными жителями эмирата».2

В своём труде Н.Ханыков даёт интереснейшие сведения о государственном чиновничьем аппарате, выявляет способы получения высоких титулов в ханстве, сообщает о методах обучения в мактабах и  медресе, но при этом он ничего не пишет о расслоении бухарского  общества, о тех социальных группах, которые являлись элементами социальной структуры общества.

Венгерский учёный Армениус  Вамбери в XIX в. в качестве дервиша (странника) также побывал в Бухаре. Результаты своих наблюдений, сделанных во время путешествия, он опубликовал в книге. Собранные им материалы в основном были посвящены племенам и народонаселению города, ремеслам и торговле, сфере экономики, специфике и условиям работорговли и т.д.3

Если сравнить изложение А.Вамбери со сведениями Н.Ханыкова, то становится очевидным, что по теме и содержанию их книги схожи.  Но, в  отличие от Н.Ханыкова, А.Вамбери путём сравнительного анализа описывает социальный состав, этнические группы и их место и роль  в двух ханствах - Бухарском и Хивинском.

Описывали свои впечатления от посещения Бухары не только зарубежные путешественники, но и главы государств соседних стран. В  XIX в. с целью решения межгосударственных проблем  в Бухаре побывали многие правители. 

Например, афганский эмир Абдурахманхан трижды посещал Среднюю Азию, в частности  Бухару. Свои впечатления и наблюдения он изложил в книге  «Тодж-ут-таворих» («Венец истории»).4 Автор уделил  внимание структуре придворной элиты, отношению эмира к государственным чиновникам, этикету принятия гостей и путешественников при дворе эмира, отношению лиц,  имевших  высокие титулы, к эмиру и лицам, приехавшим из разных бекств по каким-нибудь нуждам и жалобам,  социальному составу войск ханства и т.д. Факты и сведения, которые приводит эмир Абдурахманхан, являются наиболее объективными и их вполне можно использовать при изучении социальной структуры феодального общества  Бухарского эмирата.

Огромный вклад в изучение Бухары внес историк и востоковед В.В.Бартольд.5 На основе исследования  первоисточников, личных наблюдений он смог особенно глубоко и полно описать жизнь народа в Бухаре, городскую культуру, ремесла и торговлю  и др.

После присоединения Туркестана к России и превращения Бухары в вассальное ханство у исследователей, историков-востоковедов появилась возможность непосредственно наблюдать образ жизни народа в Бухарском эмирате и обустройство этого ханства. Их публикации представляют большой интерес. Среди них  следует отметить работы Н.А.Маева, П.П.Шубинского, Н.Ф.Ситняковского, А.Ю.Якубовского, В.А.Шишкина, А.А.Семёнова, О.П.Чехович, М.С.Андреева, Д.Н.Логофета, В.И. Масальского, Г.А. Арандаренко, А.И. Макшеева, В.Наливкина, С.В.Жуковского, А.Д. Гребенкина, А. Костенко6 и многих др.  Примечателен тот факт, что предметом их исследования были внутренняя жизнь эмирата, развитие производительных сил и производственных отношений, топография и народонаселение  ханства. Многие материалы они собрали на основе личных наблюдений и бесед с представителями различных социальных слоёв и этнических групп.

Среди русских учёных – историков и востоковедов, особо следует выделить монографию О.А.Сухаревой,  внесшей большой вклад в изучение Бухарского эмирата.7 Как и другие исследователи, эта ученая описывает топографию эмирата, племена и народонаселение, приводит статистические материалы о численности таджиков, узбеков, арабов, фарсов, евреев и прочих этнических групп в социальном составе городского населения, даёт сведения о занятости их представителей в управленческом деле государственного аппарата.

Если материалы О.А.Сухаревой имели исторический и социальный  характер, то сведения, собранные русским исследователем А.И.Пылёвым,8 имели политический характер. А.И. Пылёв,  используя источники и опубликованные работы, значительное внимание уделил анализу политической обстановки в Бухаре и Хиве, деятельности и политическим платформам политических группировок, экономической отсталости и образу жизни населения Бухары и Хивы в начале XX в.,  влиянию событий февраля и октября 1917г. на формирование политического сознания народа, политике правительства Бухары и Хивы после предоставления им  независимости, изучению предпосылок младобухарского и младохивинского движения после октября 1917г. и  т.д.

К сожалению, рассматривая последние через призму сопоставления двух ханств,  ученый все же не дает всеобъемлющего анализа этих движений.

Выдающийся таджикский писатель Садриддин Айни, глубокий знаток трагической жизни  своего народа в XIX -  начале XX в. ярко отразил ее в  своих произведениях, которые дают ценнейший материал исследователям.

Велик вклад Айни и в исследование разносторонней просветительско-реформаторской деятельности таджикских классиков XIX - начала XXв. Он одним из первых занялся изучением творчества и мировоззрения Ахмада Дониша и его последователей. Своими работами он смог привлечь внимание читателя к богатому наследию просветителей и мыслителей таджикского народа  Х1Х - начала ХХ в.9 Однако анализ социально-философских воззрений просветителей в определённой степени остался вне поля зрения писателя. И все же можно констатировать, что хотя Садриддин Айни и не написал специальную работу, посвященную исследованию социальной структуры феодального общества, не выявил истоки их возникновения, однако собранные им материалы, сообщения, сведения считаются основным реальным источником изучения социальной жизни  интересующего автора исторического периода.

Известным исследователем, уделившим много внимания анализу наследия таджикских мыслителей второй половины XIX - начала XXв., был Э.Бертельс.10 Ученый, изучив и проанализировав учения просветителей таджикского народа, назвал отцом джадидской литературы в Средней Азии Ахмада Дониша.

Значительный вклад в исследование философских и социально-политических взглядов таджикских просветителей внес таджикский ученый А.М. Богоутдинов.11 В его произведениях имеются страницы, посвященные жизни и творчеству просветителей. Об Ахмаде Донише он пишет как о крупнейшем мыслителе и выдающемся просветителе таджикского народа второй половины XIX - начала XX в.

В исследовании разностороннего творчества таджикских просветителей большую роль сыграл З.Ш.Раджабов.12 Он написал ряд специальных работ, которые имеют важное значение для понимания и осознания общественно-политического и философского мировоззрения Ахмада Дониша, его современников и последователей.

Исследованием социально-политической мысли таджикского народа второй половины Х1Х - начала ХХ в. активно занимался известный таджикский ученый и философ И.Ш.Шарипов.13 Ряд его научных монографий и статей посвящен анализу предпосылок  преобразования общественных отношений в Таджикистане на пути некапиталистического развития, изучению трагических страниц истории гражданской войны в республике,  созданию и укреплению  национального государства. В них автор пытается  раскрыть проблемы развития  национального самосознания, «загадочную» трагичность судьбы таджиков и таджикской государственности.

В монографии «Преобразование идеологических отношений в Таджикистане»14 И.Ш. Шарипов анализирует процесс зарождения и развития различных идейно-политических течений - панисламизма,  пантюркизма  и джадидизма. Показывает роль каждого из них в общественной жизни, их отличия, противоречия. Ученый отмечает, что джадидизм, являясь продолжением просветительского движения в Средней Азии, сыграл заметную роль в развитии демократических идей и свободомыслия в регионе.

В исследование философских и социальных воззрений таджикских просветителей свою лепту внес  Г.А. Ашуров.15  В статье «Просветительство – как новое мировоззрение» он констатирует, что джадидизм в исторической ситуации Центральной Азии, в первую очередь выполнял функции просветительства.

В статье «О просветительской социальной философии Ахмада Дониша»16 Г. Ашуров и М. Диноршоев отмечали, что в его трудах большое значение придается таким вековечным общефилософским проблемам, как вопрос изначальности и сотворенности мира, отношения души и тела, о произволении и свободе воли, возможности познания мира и т.д. В решении и трактовке этих вопросов он не пошел дальше своих классических предшественников и не дал чего-либо нового, но тем не менее в истории таджикской философии мыслитель стал основателем нового  направления  – просветительской социальной философии.

Работа Ш.Абдуллаева «Маорифпарвари ва озодфикри» («Просветительство и свободомыслие») также посвящена творчеству и мировоззрению Ахмада Дониша.17 По мнению автора, Ахмад Дониш в истории социально-политической мысли Средней Азии является родоначальником просветительско-реформаторского  направления и поборником обновления ислама в Средней Азии.

Об Ахмаде Дониша как смелом критике Бухарского эмирата пишет А.Мухиддинов18. Просветитель долгое время работал в придворных кругах эмира Музаффара и бесстрашно критиковал порядки двора, поведение мангитских эмиров и разных должностных лиц государственного аппарата.

Вокруг понимания феномена джадидизма среди отечественных и зарубежных исследователей, начиная с 20-х  годов ХХ в. и вплоть до настоящего времени, идут непрерывные дискуссии, опубликовано много работ и статей, посвященных этому течению социально-философской мысли таджикского народа.

Некоторые исследователи, в частности Р.Хади-заде, Б.Гафуров, Х.Хасанов, А.Богоутдинов, И.Брагинский, С.Улугзаде, М.Комилов, М.Г.Вахобов19 и другие, сопоставляя просветительство с джадидизмом, пришли к выводу, что своей социальной,  философской и культурно-политической платформой и по своей природе просветительство отличалось от джадидского направления. По их мнению, джадидизм - реакционное, антинародное, националистическое, буржуазное течение, в то время как просветительство – течение прогрессивное. Другие же исследователи, в том числе  И.Ш.Шарипов,  Х.Мирза-заде,  Э.Бертельс,  Я.Г.Абдулин, Г.Ходояров,20 анализируя социально-философские и политические воззрения просветителей и джадидов, отмечали, что по своей природе и сущности джадидизм является продолжением просветительства.

В 1990 г. был проведён круглый стол по теме: «Джадидизм и перспектива истории», в котором участвовали видные таджикские учёные, в том числе М.Д.Диноршоев, М.Ш.Шукуров, И.Ш.Шарипов, Р.Хади-заде, Г.А.Ашуров, А.Абдуманнонов,21 и большинство участников сошлось во мнении, что джадидизм является продолжением просветительства.

Из всех участников круглого стола только доктор философских наук И.Ш.Шарипов подчеркнул, что хотя джадидизм и  является продолжением просветительского движения, тем не менее джадиды со  своими платформами отличались от просветителей. Джадидизм – это политическая организация, которая возникла в 1908 г., а просветительство является культурно-просвещенческим направлением.

Таджикский литературовед М.Раджаби опубликовал монографию «Ислам, джадидизм и революция»,22 в которой анализируются мнения  зарубежных и отечественных исследователей о предпосылках и природе джадидизма. В главе «Джадидизм и классовая борьба» автор впервые рассматривает проблему социального происхождения  представителей джадидизма. Некоторые его сведения нуждаются в корректировке.

В деле изучение и исследование  творческого наследия представителей просветительства большой  вклад внес С.Табаров.  По мнению этого ученого, джадидизм является вторым этапом просветительства. Социально-философские и культурно-просвещенческие воззрения представителей джадидизма, в первую очередь Садриддина Айни и Абдулкадыра Мунзима, формировались, считает С.Табаров, под влиянием взглядов просветителей таджикского народа, в том числе Ахмада  Дониша.23

Как явствует из обзора исследовательских работ, посвященных  творческому  наследию и мировоззрению  представителей джадидизма,  многие аспекты их социально-философских взглядов в основном разработаны и изучены. В частности, освещены следующие вопросы: Ахмад Дониш -  родоначальник просветительского направления в Средней Азии; Ахмад Дониш и современники; влияние просветительско-реформаторских идей Ахмада Дониша на формирование и развитие взглядов последующих просветителей таджикского народа; вопросы социально-политической, экономической и культурной реформ и религиозное реформаторство в учениях просветителей; джадидизм и классовая борьба; влияние пантюркистских газет и журналов на формирование мировоззрения представителей джадидизма и многие др.

Целью же и задачами представленного исследования является  научно-теоретический анализ новых аспектов социально-политических воззрений просветителей – джадидов, в  особенности анализ социально-политической структуры и социальных отношений в феодальном обществе  Бухарского эмирата второй половины XIX - начала XXв.

Цель и задачи  исследования.  Целью настоящего исследования являются анализ социально-политической структуры Бухарского общества, осмысление взаимосвязи и многообразия социальных слоев, отношений и взаимодействия между ними во второй половине XIX - начале XX в. в учениях просветителей.

Для достижения поставленной цели автором были решены следующие задачи:

- сделан сравнительный историко-философский анализ воззрений просветителей, показаны основные особенности и направления, источники и предпосылки возникновения социально-политической мысли таджикского народа до Ахмада Дониша  в Средней Азии;

- проанализированы взгляды просветителей на роль и функции социальных слоёв и групп, выявлены истоки социального деления общества, определены структурное деление  придворной элиты эмирата, пути получения ими государственных должностей и высших титулов в ханстве;

- выявлено отношение господствующей элиты к сословию «людей  ремесла и искусства»  в эмирате, показаны знаки различия  между различными слоями придворной элиты;

- обосновано значение категории социальной справедливости в условиях патриархального эмирата в учении  Ахмада Дониша, проанализирована сущность предложений просветителей об изменении социально-политической структуры общества;

- показана историческая роль просветителей в распространении демократических идей, выявлены причины ослабления  влияния феодально-патриархальных отношений и возникновения новых идейно-политических течений в ханстве;

- раскрыты структура и социальный состав джадидизма, определены истоки формирования воззрений его представителей. Будучи новым этапом  в развитии демократических идей его представителей внесли определенную лепту в процессе преобразовании и обновлении феодальных отношений в общественной жизни эмирата в начале ХХ в. Разношерстный социальный состав джадидизма в условиях общественно-политических изменении в начале ХХ столетия оказал неоднозначное, скорее негативное влияние на таджикского общества и процессе образования национальной государственности Таджикистана;

Основные результаты и научная новизна исследования. К наиболее важным результатам, полученным в ходе  исследования и  характеризующим научную новизну работы, можно отнести следующие:

- в отличие от предшествующих исследователей,  предпринята попытка рассмотреть историко-философской концепции таджикских мыслителей,  живших до Ахмада Дониша, как важнейшей предпосылки зарождения просветительского движения в Средней Азии;

- показано, что развитие просветительской социальной философии Ахмада Дониша прошло два этапа: на первом этапе в наиболее яркой форме проявился либерально-реформаторский характер просветительской философии мыслителя, а на втором этапе он почти вплотную приблизился к идеям революционного демократизма;

- впервые и совершенно по-новому проанализированы взгляды просветителей на структуру социального деления населения эмирата. Внимание акцентируется на взаимоотношениях придворной элиты между собой и к другим сословиям общества. Показано, что клановые и родоплеменные отношения мангитов были определяющей основой формирования социальной иерархии и замкнутости сословного характера социально-политических отношений в эмирате;

- определены особенности реформаторских и демократических идей Ахмада Дониша в условиях Бухарского ханства, свидетельствующие  о его стремлении к обновлению патриархально-феодальных устоев эмирата, к развитию просветительского движения среди учеников и единомышленников. Эти идеи впоследствии стали основой возникновения новых общественно-политических течений в Центральной Азии;

- выявлены идейные истоки возникновения джадидизма, социальное  происхождение его  представителей, их  роль в пробуждении народных масс. Доказано, что успехи и неудачи просветительского движения были обусловлены не только убогим идейно-образовательным состоянием эмирата, но и укоренившимися в обществе отсталыми патриархальными социальными отношениями. Дан сопоставительный анализ социально-экономической и культурной жизни  независимой Республики Таджикистан и современного Афганистана;

- подчеркнуты значимость и актуальность демократических идей просветителей для современного независимого национального государства Таджикистан, для формирования национального самосознания таджиков, их единства  и самоопределения.

Основные положения, выносимые на защиту:

       1. Историческая роль просветительства и просветительского движения таджикского народа довольно обстоятельно проанализированы таджикскими исследователями советского периода. Однако  главное внимание в своих трудах они уделяли изучению проблем общего порядка, общих духовных аспектов просветительства. В диссертации же главный акцент делается на социально-философском содержании наследия Ахмада Дониша и его последователей, на раскрытии  взглядов мыслителей по проблемам социально-политического порядка: структура политического управления феодальной Бухары, сословный характер придворной структуры, порядок получения титулов, назначение и увольнение, социальный состав придворной элиты, истоки деления общества на сословия и т.д.

  2. Развитие просветительской социальной философии Ахмада Дониша прошло два этапа: на первом этапе в наиболее яркой форме проявился либерально-реформаторский характер просветительской философии мыслителя, а на втором этапе он почти вплотную приблизился к идеям революционного демократизма. Впоследствии таджикские реформаторы гораздо активнее разрабатывали идеи, в которых предпочтение  отдавалось  революционным  методам изменения общественной жизни в Бухарском эмирате.

3. Изучение социального расслоения общества в истории социально-философской мысли таджикского народа начинается с глубокой древности и продолжается до ХХ в. Сравнительным методом анализируются исследовательские подходы различных философских школ классического периода к проблеме социального расслоения. Главное внимание уделяется тому факту, что, в отличие от своих предшественников,  просветители XIX  - начала XX в., в частности  Ахмад Дониш, Саид Ахмад Сиддики, Садриддин Айни, Абдурауф  Фитрат, Махмадали ибн Махмадсейид в социальной структуре общества выделяли три основных сословия: военно-служивое - «люди меча»; духовное – «люди пера, калама», и простонародье – «люди ремесла и искусства».

  4. Судопроизводство в Бухарском эмирате Х1Х – начала ХХв. находилось исключительно в руках духовенства, так как не было другого права, кроме религиозного, основанного на Коране и на его толкованиях. Эмир же в угоду себе толковал  шариат так,  как хотелось ему.

5. Социально-политические и философские идеи таджикских просветителей Х1Хв. (в частности Ахмада Дониша) не утратили своего значения и актуальны в условиях построения независимого национального  Таджикского государства. В частности, их идеи о необходимости учреждения «дома совещаний», совещательного органа меджлиса (парламента), члены которого должны выбираться представителей всех сословий общества; о большем внимании к светской форме обучения молодого поколения, о необходимости обучения в учебных  заведениях развитых стран с целью подготовки квалифицированных специалистов, о  повышении  уровня медицинского обслуживания, создании широкой сети больниц, развитии ирригационной системы, ремонте дорог и т.п. весьма созвучны целям современного  независимого Таджикистана.

6. Джадиды, как просветители второго этапа развития социально-философской мысли таджикского народа конца XIX – начала XX в., были выходцами из разных социальных сословий и групп.  Среди джадидов были и казии (казикалан), и муфтии, и муллы (духовное сословие), и  караулбеги, миршабы, кушбеги, аксакалы (военно-служивое сословие), и дети торговцев, ремесленников («люди ремесла и искусства»). Лишь дехканская среда,  очевидно, в силу своей массовой безграмотности и низкого самосознания, не дала ни одного джадида. Социальная разношерстность, видимо, и стала  причиной того, что джадидизм не был монолитным движением общественно-политической мысли. Однако, несмотря на разношерстность своего социального состава, а порою и противоречивость своих программных платформ, джадидизм значительно способствовал появлению прогрессивных изменений в социально-политической, экономической и культурной жизни Бухарского эмирата, сыграл важную роль в формировании и развитии общественно-политической и демократической мысли и пробуждении национального самосознания таджикского социума.

Теоретической и методологической основой диссертационного исследования являются принцип конкретно-исторического подхода к анализу социально-политических явлений и новейшие работы отечественных и зарубежных ученых, посвященные проблемам развития просветительско-реформаторских идей в Центральной Азии и вопросам, касающимся социальной структуры Бухарского эмирата во второй половине XIX - начале XX в.

Объектом исследования является трансформирующаяся социально-политическая  жизнь феодального общества Бухарского ханства во второй половине XIX -  начале XX в.

Предметом исследования  выступают социокультурная обстановка второй половины XIX и начала XX в., социально-философские воззрения просветителей и джадидов на социально-политическую структуру феодального общества, деление населения ханства на социальные слои, пути получения государственных должностей и высших чинов, отношения придворной элиты к другим социальным слоям, способы изживания феодальных отношений в обществе и т. д.

Практическая значимость исследования заключается в том, что в нем дается целостное представление о социально-политических воззрениях просветителей, глубоко анализируются их просветительско-реформаторские идеи. Основные положения и выводы диссертации могут быть использованы при изучении социально-философской мысли таджикского народа второй половины XIX -  начала XX в.

Материалы диссертации могут быть использованы при разработке учебных курсов по таким дисциплинам, как социология, история философии и политология.

Апробация работы.  Основные положения исследования были изложены  в статьях автора, а также в его выступлениях на международных и республиканских конференциях и семинарах: на конференции «Влияние общественного мнения на реализацию прав человека и развитие демократии в современном мире»  (Душанбе, 2 – 3 июня, 1997г.); научно-практической конференции «2003 год – Год пресной воды» (Душанбе, 25 – 26 марта 2003г.); международном семинаре «Окружающая среда  и среда человека» (Афганистан, октябрь 2005г.); конференции, посвященной 1025-летию со дня рождения Абу Али ибн Сины (Авиценны), «Абу Али ибн Сина и мировая цивилизация» (Душанбе, 6 – 7 сентября 2005г.); на конференции, посвященной 15-летию независимости Республики Таджикистан «Проблемы укрепления национальной независимости Республики Таджикистан» (Душанбе, 31 августа 2006г.).

По теме исследования автором опубликованы брошюры: «Некоторые проблемы «Политического трактата» Ахмада Дониша о государстве» (Душанбе, 1997); и монографии: «Социально-реформаторские взгляды Ахмада Дониша» (Душанбе, 2000); «Воззрения Ахмада Дониша и впечатления зарубежных путешественников о социальной структуре Бухарского эмирата» (Душанбе,2006); «Социально-философский анализ взглядов таджикских просветителей о структуре социальных отношений конца Х1Х и начала ХХ в.» (Душанбе, 2007).

Результаты исследования использовались диссертантом при чтении учебных курсов по философии и социологии в Таджикском аграрном университете.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав, включающих девять параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются степень  разработанности проблемы, цель и задачи, раскрываются научная новизна, методологические принципы, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту,  приводятся сведения об апробации и публикации результатов исследования, структуре и объеме диссертации.

В первой главе «Идейные истоки формирования социально-философской мысли таджикских просветителей и её общая характеристика», состоящей из 3-х параграфов, диссертант анализирует особенности и основные истоки формирования взглядов таджикских просветителей на социально-политическую структуру общества, социальные отношения, выявляет предпосылки возникновения просветительско-реформаторских идей, подробно рассматривает деление населения Бухарского общества на сословия в учениях просветителей, исследует их воззрения относительно занимаемых этими слоями мест в обществе и выполняемых ими  функций.

В первом параграфе «Особенности и основные направления социально-философской мысли до Ахмада Дониш» -  отмечается, что  общество является  целостной и саморазвивающейся системой. Оно состоит из социальных, политических, экономических и культурных подсистем, тесно взаимосвязанных между собой.

Автор поставил здесь своей целью анализ идейных истоков формирования воззрений таджикских просветителей на социальную  структуру и социальные отношения общества. На основе имеющихся материалов и исторических источников, диссертант отмечает, что социально-философская мысль таджикского народа начала формироваться ещё в древний период. Будучи достаточно самостоятельной, она в то же время испытала на себе влияние и античного мира.  С переходом на высшие стадии развития общества её роль в общественной жизни все более возрастала. В древнеиранском мире, формируясь в русле художественного стиля, социально-философская и политическая мысль о делении населения на социальные группы и слои  стала основой развития последующих социально-философских концепций.

Диссертант, выявляя существенные особенности историко-философской мысли таджикских мыслителей на разных  этапах развития общества, в первую очередь осмысление и осознание ими  понятий общества, государства, социальной структуры и проблем разделения населения на различные социальные группы и слои, отмечает, что их идеи не исчезли бесследно, а наоборот, трансформировались и получили дальнейшее развитие.

Опираясь на ряд исследований, посвященных этой проблеме, автор  делает вывод, что в исламский период историко-философская мысль таджикского народа развивалась в трех направлениях: первое направление – это исламская религиозная политика (сиёсати динии исломи) или (шариатномахо); второе – исламские политические трактаты (сиёсатномахо) и третье направление – исламская политическая философия (фалсафаи сиёсии исломи). Исламская религиозная политика зиждится на Коране. Видными представителями этого направления были основоположники четырех суннитских толков (мазхабов) ислама, в число которых, кроме Абуханифа Нуъмон бинни Собита и Ахмада Бинни Ханбала, входили также ал-Моварди, Абул Хасан бинни Мухаммад бинни Хабиб, Фазлуллох бинни Рузбехони Хунджии Исфахони и др.

Анализируя социально-политические взгляды представителей исламской религиозной политики, автор отмечает, что их прогрессивные идеи сыграли значительную роль в формировании и развитии социально-политических взглядов представителей второго исламского политического направления, в том числе Ходжа Низомулмулка Туси, Мухаммада Газзали, Али Хамадани и Ахмада Дониша Бухорои. Однако идейные истоки их социально-политических взглядов составила и религиозная, и светско-философская идеология. Видными представителями третьего направления исламской политической философии являются Абунаср Фараби, Ибн Сина, Насириддин Туси, Джалолиддин Давони, Ибн Халдун и др.

На формирование взглядов этих мыслителей огромное влияние оказали социально-политические учения Платона и Аристотеля, а также социально-политические, экономические и культурные условия эпохи, в которую они жили. В этой исторически богатой и разнообразной цепи общественно-философских взглядов таджикского народа идеи Ахмада Дониша являются одним из важнейших звеньев. Его социально-политические идеи не могли возникнуть на пустом месте, их истоки коренятся в учениях классиков персидской культуры, а также в арабо-исламской социально-политической мысли.  Автор отмечает, что Ахмад Дониш при разработке своего учения опирался не только на прогрессивные идеи классиков, но и исходил из требований времени, в которое он жил. В итоге он создал новое направление – просветительскую социальную философию, что стало значительным шагом вперед в истории общественной мысли таджикского народа.

Во втором параграфе «Возникновение просветительско-реформаторского движения в Центральной Азии», анализируя точки зрения Иммануила Канта, Мухаммеда Таки Джаъфари и других мыслителей на просветительство, автор констатирует, что просветительство являлось течением, направленным против правящей верхушки своего времени. Целью этого течения были пропаганда и распространение  передовых новаторских идей.

Действительно, просветительство, стремившееся к изменению общества посредством политических, просветительских идеалов, таких, как  свобода, равенство, братство, единство, к  воссозданию и защите норм социальной справедливости, развитию науки и образования, утверждению человеческого достоинства, впервые возникло в Европе в XVII – XVIII вв. Позже, т.е.  в XIX в.,  с развитием и расширением  капиталистических  отношений просветительство распространилось и на мусульманском  Востоке.

Автор отмечает, что именно распространение капиталистических отношений стало важной предпосылкой возникновения этого течения в странах  Востока. Однако фундаментальной платформой создания этой политической и просветительской идеологии стали традиции и ценности, философия  и культурное наследие народов Востока. Поэтому просветительское движение как таковое не было для восточных народов чем-то привнесенным извне, хотя на Западе бытует мнение, что просветительские и реформаторские идеи восточных мыслителей,  таких как Рифоъа Рофеъ ат-Тахтави из Египта, посетивший Париж, Мирза Такихон Фархони, побывавший в России, Джамолиддин Афгани, посетивший Индию и Париж, и Ахмад Дониш Бухорои, трижды побывавший в Петербурге,  сформировались после их путешествий  и стали результатом полученных впечатлений от этих поездок.

Конечно, путешествия  и знакомство с культурной жизнью и научно-философскими достижениями Запада не могли не оказать влияния на таджикских мыслителей. Последние под влиянием увиденных ими достижений  западной культуры и просвещения  стремились показать и объяснить отсталость и убогость своего общества, пробудить его от средневековой спячки и избавить  от религиозно-подражательного сознания, архаичной системы обучения и воспитания.

Автор анализирует особенности возникновения и распространения просветительства в Средней Азии, проводит сопоставительный анализ этого движения с западноевропейским и российским  просветительством. Диссертант отмечает, что возникновение просветительства в Средней Азии способствовало активизации открытой борьбы против социальной несправедливости и угнетения, царящих в этом регионе. Но, в отличие от западноевропейского и российского просветительства, это течение в Центральной Азии имело не только антифеодальный, но и антиколониальный характер.

Основатель просветительства в Средней Азии Ахмад Дониш, пишет  автор, подобно своему афганскому современнику Джамолиддину Афгани, который является выдающимся представителем реформаторства, обращается к политическим, социальным, философским, экономическим, культурным  и религиозным достижениям своих предшественников. Источником его социально-политических и просветительско-реформаторских идей, помимо социально-философских и социально-политических учений предыдущих мыслителей, стали впечатления мыслителя от путешествий в Россию, а также наблюдения за политическим, экономическим и культурным состоянием  Центральной Азии  и в первую очередь Бухарского эмирата второй половины XIХ в.

Анализируя просветительско-реформаторские идеи Ахмада Дониша, диссертант показывает, что последний, наряду со  своими восточными  единомышленниками, обличал зло и тиранию, царящие в обществе, видел причину отставания Центральной Азии в официальном «эмирском исламе», требовал реформировать ислам и стал по существу пионером просветительского и реформаторского  движения в Центральной Азии.

В диссертации также показано, что основу социально-политической философии Ахмада Дониша составляет проблема человека. Все другие аспекты его учения вращаются вокруг этой проблемы, а это свидетельствует в свою очередь о гуманистической направленности просветительско-реформаторского учения мыслителя, что является более прогрессивным и новаторским по сравнению с классической традицией его предшественников.

Диссертант, анализируя процесс зарождения джадидского направления, основателем которого стал Исмаил Бей Гаспринский (1852 – 1914гг.),  подчёркивает, что в Центральной Азии, особенно в Бухарском эмирате джадидизм возник и сформировался только в начале XX в.,  когда с помощью Низама Собитова (1907г.) для татарских детей, и благодаря  Садриддину  Айни и Абдулвохиду Мунзиму в 1908г. для таджикских детей города Бухары были открыты «новометодные» школы.  По мнению автора, джадидизм является продолжением просветительства, а джадиды - представителями второго этапа просветительства в Бухарском эмирате.

В третьем параграфе - «Таджикские просветители о природе, роли и функциях социальных слоев общества» - автор  подробно анализирует  социально-философские взгляды  Ахмада Дониша, Саид Ахмада Сиддики (Аджзи), Тошхуджа Асири, Мирзо Сироджа, Садриддина Айни, Абдурауфа Фитрата и Махмадали ибн Махмадсейида относительно деления населения Бухарского эмирата на три сословия: ахли сайф («люди меча»), ахли калам («люди пера, калама»), ахли хунар ва санъат («люди ремесла и искусства»).

В данном параграфе диссертант также делает акцент на сопоставлении взглядов Ахмада Дониша и его последователей на социальную структуру бухарского общества с воззрениями зарубежных путешественников и исследователей, в том числе Н.Ханыкова,  А. Вамбери, О.А.Сухаревой и др. Диссертант приводит интересные сведения о том, что путешественники не только разделили население на три сословия, но и показали, какие лица, имевшие титулы, входили в их состав; также они  предоставляют материалы о деятельности членов социальных сословий в обществе, об их должностях  и высших титулах, о способах получения государственных постов и чинов в ханстве, о социальном происхождении их представителей и выполняемых ими функциях.

Самым высоким и почетным духовным званием  в Бухаре был звание  урака. Среди таджикских просветителей и интеллектуалов только Ахмад Дониш имел звания урака. Этот титул ему присвоил эмир Музаффар после того, как Ахмад Дониш возвратился из второго путешествия в Россию. Те,  кто получал этот  звания, имели право беседовать с эмиром.

В диссертации также подробно анализируется тот факт, что  мангитские эмиры по родовому сословию не принадлежали к сейидам. Но позже,  в связи с тем, что Шахмурад женился на Шамсмохбону, дочери Абулфайзхана,  со стороны линии матери, начиная с эмира Хайдара, к их фамилии стало добавляться слово «сейид».

Автор, анализируя высказывания просветителей по проблемам  расстановки чиновников государственного аппарата и способам  присвоения  им высших титулов в ханстве, отмечает, что на государственные посты эмирата эти должностные лица назначались  самим эмиром. Поэтому выполнение ими их функций напрямую зависело от воли эмира, и нарушить эту волю было невозможно, так как тогда можно было не дождаться присвоения высшего титула.

Диссертант большое внимание уделяет анализу социальной структуры  Бухарского общества, в частности «людей ремесла и искусства». Таджикские просветители Ахмад Дониш, Мирзо Азим Соми, Саид Ахмад Сиддики (Аджзи), Садриддин Айни и Абдурауф Фитрат собственно ремесленников распределяют на две категории -  городских и деревенских. В состав городских ремесленников они включают: золотых и серебряных дел мастеров (заргари), сапожников (музадузи и кафшдузи), портных (мошиначи), мыловаров (собунгары), кожевников (чармгары), ткачей (бофанда), кузнецов (челонгари), медных дел мастеров (мисгари) и многих др.

Деревенские же ремесленники занимались изготовлением глиняной посуды, жерновов, колодок и починкой обуви. Именно этой специализацией они отличались от городских ремесленников. Помимо этого, большинство деревенских ремесленников летом работать на землях баев, кулаков, и только осенью и зимой они могли работать по своей профессии. До Октябрьской революции,  в связи с тем, что среди ремесленников имел место обмен производимыми  товарами, их труд имел натуральный характер.

       Глубоко изучив произведения просветителей, автор воссоздает социальную структуру Бухарского эмирата  конца XIX – начала XX в.,  уточняя состав существовавших сословий, перечисляются также должности и титулы, которые имели представители сословий, определяются функции, выполняемые представителями различных сословий.

Диссертант приходит к выводу, что на формирование социально-политических и культурно-просветительских воззрений просветителей таджикского народа, с одной стороны, значительное влияние оказал принцип имитации (таклид), а  с другой, социокультурная ситуация конца XIX -  начала XX в., просветительско-реформаторские взгляды их восточных единомышленников, а также впечатления просветителей от своих путешествий за пределы Бухарского эмирата.

Созданное Ахмадом Донишем новое течение в  просветительско-реформаторском движении было новым явлением в общественной и культурной жизни Бухарского эмирата.

Вторая глава «Характеристика социально-политической  сущности правящей элиты эмирата таджикскими просветителями» - состоит из 3-х  параграфов.

Раскрываются сущность и содержание социально-философских  взглядов просветителей и путешественников, побывавших в Бухарском  эмирате, анализируется  отношение господствующей элиты эмирата к другим социальным слоям общества, показывается влияние прогрессивных взглядов Ахмада Дониша на формирование социально-философских воззрений последующих мыслителей таджикского народа относительно внесения  необходимых изменений в социальную структуру общества, в социальные  отношения общества эмирата.

Первый параграф «Структурное деление элиты Бухарского эмирата в оценке таджикских просветителей и путешественников» - посвящен исследованию социальной структуры правящей элиты бухарского общества. Всесторонне анализируя произведения Ахмада Дониша и других просветителей таджикского народа, диссертант констатирует, что  правящая  элита в социальной структуре эмирата состояла из представителей следующих сословий: «людей меча» и «людей пера, калама».  Эмир занимал высшую ступень в социальной иерархии и входил в сословие «людей меча», или «военно-служивое» сословие. Бухарское ханство состояло из 27 бекств,  и  каждое бекство делилось на уезды (амлякдарства), амлякдарства - на кенты (районы), кенты состояли из кишлаков и т.д. Во главе каждого из этих подразделений стояли назначаемые эмиром должностные лица из числа  «людей меча» (военно-служивое сословие) и «людей пера, калама» (духовное сословие). В отличие от этих сословий,  представители «людей ремесла и искусства»  (третье сословие) не получали  в Бухарском эмирате высоких должностей при дворе.

Автор анализирует вопрос о способах и путях назначения главы страны, особенно во времена правления мангитских эмиров. Этот вопрос привлекал внимание многих мыслителей и путешественников. При этом для получения более точной картины диссертант делает сравнительный анализ сведений из  «История Нофеи» Махмадали ибн Махмадсейида, «Описание Бухарского ханства» Н.Ханыкова и «Путешествие в Бухару» венгерского учёного А. Вамбери, потому что именно в этих произведениях их авторы уделили большое внимание этой теме и сравнивали способы назначения главы государства в Бухарском,  Кокандском и Хивинском ханствах.

Диссертант подробно исследует, представители какого социального слоя общества и почему входили в состав придворной элиты Бухарского эмирата, решает вопрос о том, к каким социально-этническим группам относились должностные лица, получавшие в эмирате высокие посты и высшие титулы. Например, на основе использованных источников показано, что должности  казикалона, кушбеги, раиса занимали персоязычные представители. Объясняется это тем, что, в отличие от других социально- этнических групп, они были более образованными,  хорошо знали  религиозные науки и правильное исполнение религиозных обрядов. На  военные и управленческие должности назначались тюркоязычные  люди.  Имевшие высшие титулы и должности отличались ярлыками,  дипломами и  особыми привилегиями.

Анализируя свидетельства мыслителей и путешественников о титулах  каждого в придворном круге, диссертант отмечает, что таджикские просветители не дают четкой иерархии  должностных лиц и высших титулов Бухарского эмирата  по ступеням, но, основываясь на произведениях  Ахмада Дониша, Мирзо Азима Соми и позже Садриддина Айни, Абдурауфа Фитрата, которые написали специальные работы, посвященные истории мангитских эмиров Бухары, можно констатировать, что в совокупности они перечисляют должностных лиц и титулованных по пятнадцати ступеням. В итоге становится очевидным, что те, кто имел чины, являлись представителями военно-служивого и духовного сословий. Представители третьего сословия -  фукаро (простонародье), не получали постов в государственном аппарате и не входили в структуру придворного круга Бухарского ханства.

Во втором параграфе «Отношения господствующей элиты эмирата с другими социальными слоями общества» - даётся анализ  отношения придворной элиты к другим социальным группам, слоям, особенно к слою  «люди ремесла и искусства», и отношение это было негативным. В частности, отмечается, что в XIX в. Центральной Азии во всех сферах социальной жизни прослеживался кризис, который начался в первой половине XIX в., с приходом к власти последней династии кочевых тюркских племен.

Мангиты, признанные продолжателями  традиций Чингисхана и воспитанные на монгольских традициях, с момента завоевания власти угнетали народ, открыто пренебрегая его историей, культурой, национальными традициями. В стране  развивались феодальные отношения.

Одним из основных методов правления мангитской династии было насилие, что влекло за собой междоусобные войны, резкое падение уровня материальной и духовной жизни в Бухарском эмирате. В этот период народы Средней Азии, особенно таджики, стремились сохранить  традиции и достижения предыдущих поколений  и добились в этом заметного  успеха, но для мангитской династии, опирающейся в основном на военную силу, эти достижения не имели никакой ценности. В период правления династии мангитов, которое продолжалось до 20-х годов XX в., в Средней Азии образовались три враждующих ханства – Хивинское, Кокандское и Бухарское. Каждое из этих ханств стремилось к завоеванию власти, чем способствовало разжиганию вражды и развязыванию войн. Вследствие  всего происходящего разрушались мечети и медресе, города  и села, придавались  забвению науки и культура, общество очень быстро деградировало. Предпосылками кризиса науки и культуры, духовной жизни были  и существующие в тот период  политические и социальные отношения, придворная структура мангитского двора, моральное разложение,  реакционность  и фанатизм правящих кругов.

Автор, выявляя причины отсталости Бухарского эмирата и всей Средней Азии, подробно останавливается на принципах правления мангитских эмиров (Данияла, эмиров Шахмурада, Хайдара, Хусейна, Насрулло, Музаффара, Абдулахада, Олимхана), тех принципах и отношениях,  которые в итоге обусловили упадок Бухарского ханства.

Анализируя социально-философские воззрения Ахмада Дониша относительно феодальных отношений в ханстве, диссертант отмечает, что его политические и социальные идеи влияли на формирование взглядов его последователей  и современников, в частности Шамсиддина Шахина, Саид Ахмада Сиддики (Аджзи), Тошхуджа Асири, Садриддина Айни, Абдулвохида Мунзима и др.

Автор также приводит сведения о социальном происхождении некоторых просветителей. Так, Шамсиддин Шахин по социальному происхождению принадлежал к духовному сословию, но с детства  критически оценивал поведение учителей и мулл и их отношение к учёбе  и ученикам.  Шахин, как и другие просветители, боролся за социальную справедливость резко критиковал методы правления правителей и отношение придворной элиты к другим слоям населения.

В диссертации подробно анализируются сведения А.Вамбери, Н.Ханыкова и эмира Абдурахманхана об эмирате.

В третьем параграфе «Таджикские просветители о необходимости изменения социально-политических отношений эмирата» - на основе сравнительного и сопоставительного анализа социально-философских воззрений Ахмада Дониша автор приходит к выводу, что именно этот мыслитель является родоначальником просветительского движения, смелым критиком методов правления мангитских эмиров  и способов избрания лиц на государственные  посты в Бухарском эмирате, отношения самого эмира и всей придворной элиты к  «людям ремесла и искусства».

В своём политическом трактате «Трактат о порядке цивилизации и взаимопомощи» Ахмад Дониш определяет пути и методы управления страной, необходимые для обеспечения благополучия существующих в эмирате сословий, в соответствии с соблюдением норм социальной справедливости. Впоследствии его ученики и последователи развивают именно эти реформаторско-просветительские взгляды мыслителя, поднимают проблему социальной справедливости, которая в его учении является центральной. 

Диссертант особо подчеркивает, что Ахмад Дониш, как и  при освещении других проблем, касающихся  социальной структуры общества, разрабатывая этот вопрос, опирался на прогрессивные идеи предыдущих классиков, в частности на произведения Мухаммада Газзали, Али Хамадани, Низам-ул-мулка, Ибн Сины и художественные произведения Саади Шерози, Сайидо Насафи и др. Все они оказали большое влияние на формирование его социальной концепции.

Всесторонний анализ произведений Ахмада Дониша свидетельствует о том, что мыслителя в первую очередь интересовали именно социальные проблемы. Он писал об идеальном, справедливом, сильном, централизованном государстве во главе с просвещенным монархом, о методах управления государством, необходимости создания совещательного органа, назначении  должностных лиц на посты на основе  нравственных и профессиональных достоинств кандидатов, о социальной справедливости  и защите прав населения, об указах, приказах и личных  обещаниях государя и их правильной реализации среди разных сословий, о многих других вопросах, требующих своего разрешения. При этом он во многом опирался на предыдущих классиков, продолжая их традиции и разрабатывая далее их идеи о необходимости  изменения социально-политической  структуры  бухарского феодального  общества.

На основе  использования интереснейшего материала диссертант выявляет причины непринятия  эмиром предложений просветителя о коренной реформе государственного управления и изменении социальных отношений в эмирате. Автор пишет о попытках эмира отстранить Ахмада Дониша от государственных дел. В своих предложениях мыслитель особый акцент делает на разумном государственном устройстве, на том, что правитель в управлении государством должен исходить из принципов социальной справедливости и просвещения. Слабая сторона социально-реформаторских  идей Ахмада Дониша и его учеников заключалась в том, что они надеялись путём просвещения эмира достичь своих целей, что было не осуществимо в тогдашних условиях. По мнению просветителей, государь должен был обстоятельно разбираться в нуждах своих подданных. Так, чтобы искоренить коррупцию среди  государственных чиновников, государь,  считали они, должен был обеспечить их  достойным жалованием.

Опираясь на исторические источники и исследовательские работы, автор отмечает, что просветители таджикского народа  со своими практическими предложениями, направленными на улучшение жизни в  эмирате, обращались и к придворной элите, однако их мало кто услышал. Образованные люди тогдашней Бухары держались в стороне от государственных дел, потому что при эмирском  дворе управленческие  посты обычно получали недостойные люди.

Анализируя социально-философские взгляды Ахмада Дониша, диссертант особо выделяет следующие его предложения: создание единого централизированного государства во главе со справедливым и просвещенным монархом, учреждение постов министра по общим делам, по военным делам, министра просвещения, иностранных дел и министра финансов, создание совещательного органа (меджлиса) и т.п. При этом должны были соблюдаться следующие условия:  в государственном аппарате должны работать честные и справедливые люди; в стране должно быть хорошо поставлено врачебное дело; народ страны должен быть добрым, приветливым, щедрым и великодушным; в стране должна быть хорошо налажена ирригационная система; следует продуманно относиться к назначению таких должностных лиц, как раис, который должен быть  всесторонне образованным и знать светские и богословские науки, справедливый мушриф (налоговик), который собирал бы с населения  налог на основании  норм справедливости, надзиратель, который бы очистил дороги от воров и грабителей; амин, который оберегал бы людей от обмана при взвешивании их товаров на базаре и контролировал бы их землю и скот, обеспечивал водой и т.д.  Все это действительно было весьма актуально в условиях Бухарского эмирата.

В диссертации подчёркивается, что эти прогрессивные идеи Ахмада Дониша и его единомышленников не потеряли своего значения и по сей день. Но, по мнению автора, воззрения просветителей имели и недостатки:

1) предлагая свои пути обеспечения благосостояния и развития общества, они не были свободны от архаичной идеологии;

2) Ахмад Дониш и другие таджикские просветители приняли передовую русскую культуру, науку  и технику, но они не отделяли русскую культуру от царской России;

3) таджикские просветители  были убеждены  в том, что они путём наставлений и мудрых советов смогут направить эмиров и государственных чиновников на разумное управление государством,  добросовестное выполнение возложенных на них  функций, реформирование социально-политических структур ханства, но им не удалось воплотить свои устремления в жизнь.

Обосновывая практическую значимость идей просветителей, их роль  в развитии демократических идей, устранении феодально-клерикальных отношений, демократизации общественной жизни, диссертант пришел к выводу, что: просветители во время монархического управления, господства феодальных отношений являлись первыми идеологами, которые сделали политическую власть Бухарского эмирата конкретным  предметом изучения и анализа. Выдвинутые  ими передовые идеи об организации «дор-ул-машвара» («дом совещаний»), или парламента, выборе их членов из среды всех сословий общества, назначении председателя парламента; об организации Совета (Шуро), создании такой формы правления, как конституционная монархия, о разделении политической власти на три ветви: законодательную, исполнительную и судебную, о назначении отраслевых министров и градоначальников для соблюдения порядка в разных сферах общественной жизни,  о создании надежной армии и воспитании квалифицированных командиров и военачальников, оказали позитивное влияние на возникновение джадидского течения.

Идеи просветителей  имеют ценное практическое значение и для укрепления современного независимого национального государства, формирования национального самосознания таджиков, их единения, самоопределения, для современной кадровой политики, повышения уровня социально-экономической и культурной сфер жизни, снижения уровня бедности, безграмотности, для  ликвидации сепаратизма, регионализма, фанатизма  и местничества и т.п. в таджикском демократическом обществе.

По мнению диссертанта, Ахмад Дониш и его последователи и единомышленники вполне четко обосновали необходимость изменения социально-политической структуры эмирата, которым должны были управлять просвещенные эмиры. При этом правящая элита и все население ханства должны стремиться к изучению светских наук, ознакомлению с научно-техническими достижениями развитых стран. Одной из главных целей просветителей было реформирование учебных планов мактабов и медресе, архаичного образа жизни, ликвидация феодальных отношений в обществе.

Просветители пытались разработать свою классификацию наук, разделяя их на религиозные и светские. Но в отличие классиков, особенно Мухаммада  Газзали и Ибн Сины, они не смогли создать стройной структуры  религиозных и светских наук. Более или менее удачную попытку такой классификации сделали Ахмад Дониш и Абдурауф Фитрат.

Третья глава - «Отношение таджикских просветителей к трансформационным процессам в социально-политической жизни общества» -  посвящена анализу вклада таджикских просветителей в распространение  демократических идей и их роли в  возникновении новых идейно-политических течений в конце Х1Х в., в частности в появлении  джадидизма как нового этапа в развитии социальных отношений, изучению деятельности его представителей в общественно-политической жизни Бухарского эмирата начала ХХ в.

В первом параграфе -  «Историческая роль просветителей в распространении демократических идей и возникновении новых  идейно-политических течений» - анализируются взгляды таджикских исследователей относительно понимания понятия просветительства в конце XIX - начале XX в. Автор рассматривает влияние прогрессивных идей Ахмада Дониша на формирование  и развитие социально-философских идей последующих мыслителей – Абдулкадира Савдо (1823 – 1873гг.), Возеха (1818 – 1894гг.), Шамсиддина Шахина (1859 – 1894гг.), Хайрата (1873 – 1902гг.), Саид Ахмада Сиддики (Аджзи) (1864 – 1927гг), Тошхуджа Асири (1864 – 1915гг.), Садриддина Айни (1878 – 1954гг.), Абдулвохида Мунзима (1875 – 1934гг.) и др.

По мнению диссертанта, прогрессивные идеи Ахмада Дониша, особенно идея о необходимости приобщения Бухарского ханства  и его народов к просвещению, пропаганда светских знаний, острая критика деятельности реакционного мусульманского духовенства, стремление  реформировать эмират, предсказание гибели власти мангитских эмиров, а также основные принципы и нормы построения справедливого государства, обеспечивающие защиту прав населения, оказали огромное влияние на формирование  социально-философских взглядов представителей второго этапа просветительства: Саид Ахмада Сиддики (Аджзи), Абдурауфа Фитрата, Бехбуди, Мирзы Сироджа, Абдулвохида Мунзима и Садриддина Айни, идеи которого  более всего совпадают с социально-политическими взглядами Ахмада Дониша.

Диссертант выявляет основные источники возникновения панисламизма, пантюркизма в Центральной Азии. Анализирует зачастую противоположные  друг другу взгляды исследователей на то, был ли Ахмад Дониш джадидом или нет, является ли джадидизм продолжением просветительства или это было отдельное реакционное течение, которое  возникло под влиянием пантюркизма.

На основе большого фактического материала автор констатирует, что среди учеников и последователей Ахмада Дониша, которые более всего уделяли внимание его произведениям, были Айни и Мунзим. Социально-философские и политические взгляды названных мыслителей формировались именно под влиянием Ахмада Дониша, в особенности его произведения «Редчайшие происшествия».

Во втором параграфе «Джадидизм символ нового этапа в развитии социальных отношений и участие его представителей в политической жизни начала XX в.» - даётся анализ взглядов таджикских и зарубежных исследователей на феномен джадидизма. Отмечается, что отечественные интеллектуалы, как и татарские и азербайджанские учёные, до 20-х годов ХХв. под джадизмом понимали «умственно-культурное движение», умственное пробуждение, которое было направлено на переустройство структуры общества, c учетом требований времени, на сближение народа страны с европейской культурой, с новым образом жизни.  Проводилась модернизация некоторых аспектов учебных планов,  программ старых школ и медресе, направленная на пробуждение национального самосознания.

Диссертант показывает, что, начиная с 30-х годов XX в.,  в работах отечественных и зарубежных исследователей на смену такому пониманию джадидизма пришли другие оценки, возникли другие представления. Большинство исследователей, в частности Р.Хади-заде, Б.Гафуров, З.Ш.Раджабов, И.Брагинский и многие другие, считали, что джадидизм по своей природе был антинародным, реакционным, националистическим,  буржуазным движением  и был далёк  от трудового населения, хотя его представители всегда выступали за реформы старой системы мусульманского образования.

В отличие от них, некоторые другие исследователи, в частности Х.Мирза-заде, И.Ш.Шарипов,  Э.Бертельс,  Г.Ходояров, Я.Абдулин, считали, что джадидизм является продолжением просветительства.

Автор сопоставительно-сравнительным методом анализируя точки зрения исследователей, приходит к  выводу, что хотя своей политической платформой джадидское направление отличалось от просветительства, но своими целями и пониманием необходимости  переустройства структуры общества феодальной Бухары они схожи друг с другом. Такая трактовка джадидизма среди учёных появилась лишь в 70-х  годах ХХ в.

Джадиды не отрицали религию (ислам), но именно на ее основе они хотели обосновать пути изменения, реформирования существующих отсталых отношений в феодальном обществе, изменить ментальную позицию мусульманского народа России и народов Центральной Азии в отношении к религиозной мысли, религиозным обрядам.

Здесь автор особо отмечает, что, начиная с 90-х годов ХХ в.,  таджикские исследователи пришли к выводу, что необходимо  с новых позиций дать ответ на вопросы: что означает понятие «джадид»? Когда возникло джадидское движение? Какова его роль в пробуждении таджикского народа? Каково было социальное происхождение представителей джадидизма? Как относились джадиды к другим слоям населения?

В 1990 г. таджикские учёные провели круглый стол, посвященный проблеме джадидизма, опубликовали много исследовательских  работ на эту тему. Подводя итог всем высказанным мнениям, автор  заключает, что хотя между программами просветителей и джадидов есть специфические  различия, тем не менее идеи джадидов являются продолжением просветительских целей и задач. И просветительство, и джадидизм являются двумя сторонами одного и того же модернизационного движения центральноазиатских интеллектуалов.

Диссертант много внимания уделяет социальному происхождению представителей джадидского течения. Он пишет о том, что  Джахонгирхан был караулбеги, Мирзашах Фоиз (сын Мирзабая) – аксакалом,  Гуломмирза – караулбеги, Мирза Сахбо-бы – миршабом («владыка ночи»), т. е. они были представителями военно-служивого сословия; казикалон Шарифджон-махдум, казий Саиджон, муфтий домулла Икрам, мулла Боки, мулла Очилды и другие по социальному происхождению были из духовного сословия; Абдукадыр Мухитдинов, Файзулла Ходжаев, Мухаммад Олим, сын Джурабая Пуста, были из  торговых семей. Садриддин Айни родом был из ходжей, Абдулвохид Мунзим принадлежал к военно-служивому сословию, служил муншием у Мирзы Насрулло – кушбеги и имел титул караулбеги. Его дед Абдужамил был диванбеги.

Автор глубоко анализирует отношение представителей придворной, правящей элиты к новометодным школам, открываемым джадидами. По его  мнению, это отношение было различным.

Например, Мирза Сахбо-бы («владыка ночи») был из числа тех государственных должностных лиц, которые считали «новометодную» школу в Бухаре полезной. Домулла Икрам и Дониялходжа судур также были сторонниками создания такой школы, и поэтому дали фетву, что «новометодная» школа не принесет вреда населению. Когда казикалон Бакоходжа ознакомился с методами преподавания  и учебной программой школы, то дал указание, чтобы во всех старых школах, медресе провели реформу.

Некоторые представители придворной элиты и духовного сословия были против «новометодных» школ. Например, мулла Камар-казони, который являлся  агентом царской России, и мулла Эшмухаммад со своим единомышленниками - муллой Абдурозиком, Абдурасулом Закуном, Гияс- махдумом, муллой Абдурауфом, муллой Холмурадом-ташкенти и др., считали, что «новометодные» школы в Бухаре воспитывают детей не в русле религии, а даже против нее, против культурных традиций прошлых веков.

Диссертант приводит интересные сведения о том, что когда будущий казикалон Бурхениддин (в то время он был раисом в Бухаре) закрыл «новометодную» школу, то представители джадидизма, особенно Садриддин  Айни, Абдулвохид Мунзим и их соратники, резко  изменили свои требования: вместо проведения реформы культурно-образовательной структуры эмирата они  стали активно пропагандировать необходимость реформирования всего политического строя ханства.

3 декабря 1910г. они основали в Бухаре общество под названием «Тарбияи атфол» («Воспитание детей»). Его участники призывали народ к участию в изменении политического строя эмирата, критиковали дела и методы правления придворной знати в государственных учреждениях, требовали коренных изменений в структуре ханства. Число членов общества постоянно возрастало.  Была разработана  специальная инструкция, соответственно которой члены общества в первую очередь должны были заниматься:

1) пропагандой необходимости изучения светских знаний, ознакомления с новейшей литературой, распространения газет, журналов и сборников среди народных масс;

2) пропагандой необходимости ликвидации скверных обычаев, сопровождаемых излишними тратами;

3) пропагандой  восстания против эмирского строя.

Автор отмечает, что если первая цель была направлена на пробуждение самосознания трудовых масс и имела культурный и образовательный характер, то вторая и третья  в полном смысле имели политическую окраску. Примечателен тот факт, что общество «Воспитание детей»  для  развития политического сознания в своих членах могло отправить некоторых из них  за границу.

Так, в 1912г. 30 членов общества были отправлены в Турцию, где  они создали общество под названием «Чамъияти таъмими маорифи Бухоро» («Общество обеспечения образования Бухары»). Цель данного общества заключалась в поиске путей развития сферы образования в Бухаре. В 1912 г. стали издаваться газеты «Бухорои Шариф» (на таджикском языке)  и «Туран» (на узбекском языке), сыгравшие значительную роль в пробуждении самосознания народных масс.

В этих газетах печатались статьи, в которых  критиковались способы правления мангитских эмиров, а также интересные сведения о культурных, политических, экономических, социальных достижениях России и развитых стран Европы.

В итоге джадиды смогли путём пропаганды научных и технических достижений развитых стран пробудить народные массы от средневековой спячки,  поднять их против существующей политической системы эмирата. Когда место Бакоходжи занял казикалон Бухары Бурхениддин, политическая платформа джадидизма стала крепнуть.

После Февральской революции  стараниями интеллектуалов Бухары эмир и его придворные пришли к мнению, что необходимо составить проект реформы всей политической структуры ханства.

Именно в это время, по мнению автора, джадиды разделились на две группы, и вместо общества «Воспитание детей» было основано общество под названием «Младобухарцы». Членами этого общества были представители всех сословий. В связи с тем, что численный состав общества постоянно увеличивался, его члены учредили Центральный Комитет, открыто начали бороться против существующего строя. В итоге они вышли на демонстрацию, в результате которой люди эмира задержали много безвинных людей и казнили их.

В связи с тем, что Садриддин Айни в своих произведениях  даёт исторические сведения о жизни таджикского народа  в конце XIX -  начале XX в., особенно о жизни просвещенных людей и крестьян автор, посчитал необходимым проанализировать его хрестоматийные произведения.

Садриддин Айни был одним из просвещеннейших людей феодальной Бухары  и сыграл важнейшую роль в духовном развитии таджикского народа.

Автор отмечает, что джадидизм не был реакционным движением, и  джадиды, конечно, не боролись против своего народа, препятствуя развитию Бухары.  Всесторонне проанализировав социально-политическую ситуацию начала XX в., диссертант констатирует, что джадидизм возник как социально-политическое движение, направленное против экономической, политической и социальной жизни отсталости  населения эмирата. Джадиды боролись за  ликвидацию феодально-религиозных пережитков и колониальных устоев, ликвидацию безграмотности и бесправия дехканских масс.

Как правильно отмечает И.Ш.Шарипов, под влиянием материально-культурных обстоятельств  Бухарского эмирата и появления  демократических  идеалов и  свободомыслия возникло буржуазно-демократическое направление, а под влиянием феодальных отношений, воздействия капитала и колониальных отношений появилось буржуазно-националистическое течение джадидизма.

Идейными истоками появления буржуазно-демократической идеологии были недовольство «людей ремесла и искусства», к  которым относились ремесленники и крестьяне, возникновение и распространение в эмирате просветительских идей. Источниками же буржуазно-националистического течения стали социально- политические, культурные и экономические учения панисламистов и пантюркистов.

Можно утверждать,  что джадидское движение не было единым по своей сути. Ему были присущи и определенные противоречия. Поэтому оно не смогло изменить общественную жизнь и провести реформу социально-политической  структуры феодального общества Бухарского эмирата. Впоследствии сторонники буржуазно-демократической идеологии после победы Октябрьской революции объединились  с коммунистической партией, а сторонники буржуазно-националистической идеологии  организовали антиреволюционные группы и поддерживали царский  режим.

Таким образом, общественно-экономическая ситуация и господствующие в эмирате феодально-патриархальные отношения не дали  возможности интеллектуалам Бухары реализовать свои цели. Поэтому их идеи не были  использованы для благоустройства страны и обеспечения благополучия социальной жизни населения. Но повседневная деятельность  джадидов по реформированию системы образования, изданию газет и т.п. была шагом вперед. Ибо они не только продолжили и развили  прогрессивные идеи предшествующих мыслителей, но и боролись против архаичного образа жизни, требовали устранения феодальных отношений в эмирате. Основная их заслуга заключается  в том, что им удалось, пусть даже частично, провести  реформу в сфере образования и в некоторых городах Средней Азии открыть новые русско-туземные  школы.

Джадиды после Февральской революции  организовали партию «младобухарцев» и, начиная  с этого времени,  стали называть себя младобухарцами. Последние поддерживали тесные связи с царской Россией  и политическими авантюристами Советского Туркестана, пытаясь с их помощью достичь своих целей. Следствием этого стало восстание Колесова, в итоге которого было убито много невинных людей. Младобухарцы  бежали в Каган, их партия раскололась.

Джадидизм, как единое политическое течение, «в связи  с появлением внутренних  партийных и политических противоречий, развитием просветительских идеалов и участием народных масс в революционных восстаниях,  разделился на отдельные политические группы.

Группа, которая старалась революционным путем свергнуть власть эмира, примкнула к  коммунистической партии.

Правое крыло не приняло революционный переворот и организовало либеральную группу.

Третья группа поддерживала программу левых эсеров и организовала партию «социал-революционеров».

Четвертая группа, которая называла себя «младобухарцы-революционеры», поддерживала свержение эмирата и создание буржуазно-демократической республики»24.

В третьем параграфе «Преемственность и зарождение новых форм социально-политических отношений в начале XX столетия» - отмечается, что в конце XIX - начале XX в. в Бухарском эмирате и во всём Туркестанском крае наряду с зародившимися новыми капиталистическими формами отношений существовали патриархально-феодальные порядки в социально-экономической жизни населения. Уровень социально-экономической жизни населения был крайне низким и неравным. Об улучшении условий жизни трудового слоя не заботились ни русские капиталисты, ни феодально-байская верхушка, ни местные феодалы.

На фоне всего происходящего в начале XX в. и появилось новое общественно-политическое, философско-культурное направление под названием «джадидизм», представители которого стремились изменить и реформировать существующие порядки и феодальные формы.

В связи с тем, что уровень грамотности среди местного населения был очень низким, изменить феодальные формы отношений и провести реформу структуры общества было  нелегко. Поэтому целью, которую ставили перед собой джадиды, являлась культурная реформа ханства, ибо только путём повышения грамотности и самосознания  население сможет защитить свои права и сможет бороться против всякого беззакония и произвола, которые совершались со стороны и русских капиталистов, и местной феодальной верхушки.

Диссертант подробно исследует основные  факторы формирования взглядов некоторых представителей джадидизма, в том числе Мирзы  Сироджа, Бехбуди, Абдурауфа Фитрата и др. Идеи последних были проникнуты духом пантюркизма и, как отмечает автор, их целью было  создание единого государства под названием Великий Туркестан. Они полагали, что народы Центральной Азии должны создать единое мусульманское государство, которым должны управлять потомки Чингисхана и Тимура.

Русское правительство, с одной стороны, поддерживало джадидов в их борьбе против средневековых порядков, а с другой, контролировало  «новометодные» школы, чтобы тюрко-татарские пантюркисты не вмешивались в преподавательскую деятельность и не требовали от учителей пропаганды пантюркизма. Царское правительство хорошо понимало, что тюрко-татарские националисты стремились отделить Центральную Азию от России.

Требование джадидами реформы культурной сферы, изменения учебной программы в мактабах и медресе имело свои причины. Прежде всего, они осознавали, что только путём обучения грамотности можно поднять население против невежества, произвола эмиров, государственной элиты, против существующих феодальных форм отношений в бухарском обществе. Именно путём решения образовательных проблем можно было изменить и реформировать все другие сферы общественной жизни.

В работе подробно анализируется структура духовного сословия. Автор отмечает, что оно делилось на две группы: в первую входили те улемы, которые стремились получить высокие должности и титулы путем взятки и подхалимства.

Для таких лиц на первом месте  стояли  собственные интересы. Во вторую же группу входили духовные лица, которые имели хорошее религиозное образование. Для них основной целью были защита прав всех слоёв общества, соблюдение норм социальной справедливости, ликвидация социального неравенства среди сословий.

В работе подробно анализируются уровень социальной жизни сельского населения нынешнего Афганистана и  уровень  жизни сельского населения Таджикистана. Автор приходит к выводу, что присоединение Туркестанского генерал-губернаторства и Бухарского эмирата к России, а позже Октябрьская революция сыграли значительную позитивную роль и оказали огромное влияние на рост национального самосознания таджикского народа, его благосостояние.

В заключении диссертации  подводится общий итог исследования и формулируются основные выводы.

1. Одним из основных вопросов в учении просветителей таджикского народа являлся вопрос о социально-политической структуре общества. При всем том после всестороннего анализа их идей можно констатировать, что они не дали конкретного определения социальной структуры. В их понимании социальная структура является целостной частью социальной системы и включает в себя индивидов, а также социально-этнические группы, социальные слои, которые занимают определённое место и выполняют разные функции  взаимосвязи и взаимодействия между собой.

2. Опираясь на ряд исторических источников,  исследовательских работ и особенно произведения просветителей, можно констатировать, что население Бухарского эмирата состояло из следующих сословий: «ахли сайф» («люди меча»), «ахли калам» («люди пера, калама») и «ахли хунар ва санъат» («люди ремесла и искусства»). Придворная элита состояла из представителей сословий «люди меча» и «люди пера, калама».

3. Социально-философские воззрения Ахмада Дониша и его единомышленников, прежде всего их просветительско-реформаторские идеи, были напрямую связаны с судьбой и жизнью населения ханства, с общественно значимыми проблемами своего времени.

4. В социально-философских и социально-политических взглядах просветителей нашли своё отражение феодально-патриархальные отношения придворной элиты ханства, отношения придворной знати к ремесленникам и земледельцам, особенности реальных исторических условий Бухарского эмирата во второй половине Х1Х -  начале ХХ в.

5. Просветители подвергают критике пороки и изъяны феодального общественного строя, придворной элиты, социальное неравенство и несправедливость по отношению к трудящемуся сословию.

6. Просветительство и джадидизм, как два крыла единого модернизационного направления, не смогли выполнить свои исторические функции и задачи. Это, прежде всего, связано с тем, что и просветители и джадиды не были свободны от архаичной идеологии; они приняли передовую русскую культуры, науку и технику, но не отделяли русскую культуру от царской России; просветители были уверены, что путем соблюдения принципа имитации (таклид), мудрыми словами, которые веками культивировали их предшественники, они  смогут направить эмира и правящую элиту на  разумное, добросовестное выполнение своих функций; просветители, особенно представители второго этапа просветительства, по социальному  происхождению принадлежали к разным слоям общества, в реализации своих культурных и политических платформ, создании  единого национального государства среди них не было единопонимания;  низкая грамотность народных масс, непримиримость правящей элиты со всем новым, пропаганда пантюркистской идеологии и вмешательство царской России в дела управления Бухарского эмирата были серьезными причинами социально-политического расхождения политических платформ джадидизма и их реализации.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

Монографии и брошюры:

1. Некоторые  проблемы «Политического трактата» Ахмада Дониша о государстве. – Душанбе: Изд. ТАУ, 1997. - 30 с.

2. Социально-реформаторские взгляды Ахмада Дониша. – Душанбе: Санадвора, 2000. – 154 с.

3. Воззрения Ахмада Дониша и впечатления зарубежных путешественников о социальной структуре  Бухарского эмирата. – Душанбе: Деваштич, 2006. – 80 с.

4. Социально-философский анализ взглядов таджикских просветителей о структуре социальных отношений конца Х1Х и начала ХХв. – Душанбе: «Ирфон», 2007. - 258с.

Статьи

5. Принципы справедливого отношения к населению и защита его прав с точки зрения Мухаммеда Газзали и их влияние на политические взгляды Ахмада Дониша //Влияние общественного мнения на реализацию прав человека и развитие демократии в современном мире. – Душанбе, 1997. - С. 121 – 124.

6.  Проблема семьи и этика брака в учении Ахмада Дониша //Фируза. - 1998. – №11. – С. 16 – 18.

7. Решение продовольственной программы – важное условие укрепления независимости //Сб.тезисов конференции молодых учёных и исследователей ТАУ. – Душанбе, 2001. – С. 68 – 70.

8. Аджзи – последователь просветительских воззрений Ахмада Дониша //Сб. тезисов комитета молодёжи РТ. – Душанбе, 2001. – С. 56 -59.

9. Вода - источник жизни //Сб. тезисов конференции молодых учёных ТАУ. – Душанбе, 2002. – С. 4 – 6.

10. Формы орошения земли в эпоху государства Саманидов//Сб. тезисов конференции  учёных ТАУ. – Душанбе, 2003. – С. 6 – 9.

11. Осознание понятия социальной системы общества в учениях таджикских  мыслителей //Тољикистон. -  2004. - №12. – С. 25 – 29.

12. Самосознание – источник регулирования семьи //Сб. тезисов научно- практической конференции преподавателей кафедры общественных наук. – Душанбе, 2003.- С. 16 – 19.

13. Авиценна и Ахмад Дониш о семье и этике семейной жизни //Тезисы докладов международной научной конференции «Абу Али ибн Сина и мировая цивилизация». – Душанбе, 2005. – С. 48 – 50.

14. Анализ социальной структуры Бухарского эмирата и роль социальных слоёв общества в учении Ахмада Дониша //Известия Академии наук Республики Таджикистан. Серия: философия и правоведение. – 2005. - № 1 – 4. – С. 200 – 209.

15. Армениус Вамбери и его сведения о составе населения и структуре власти  Бухарского эмирата //Кишоварз. – Душанбе,  2006. - №1 (17). – С. 51 – 55.

16. Национальная суверенность и ее особенности в учениях Ахмада Дониша и его единомышленников //Омузгор. -  2006. -  31 авг.

17. Ахмад Дониш и его последователи об экономике Бухарского эмирата //Экономика Таджикистана: стратегия развития. – Душанбе, 2008. - №3. – С. 108 - 115.

18. Реформирование некоторых  аспектов социально-экономической структуры и эффективное использование природных ресурсов Бухарского эмирата с точки зрения Ахмада Дониша //Доклады Таджикской Академии сельскохозяйственных наук. – Душанбе, 2008. - № 2.- С. 57 - 63.

19. Ханыков Н. и Армениус Вамбери о составе и занятости населения  Бухарского эмирата XIX - начала XXв. //Вестник Таджикского государственного национального университета. – Душанбе, 2008. -  №2. – С. 86 – 94.

20. Решение некоторых аспектов экономической сферы Бухарского эмирата с точки зрения Ахмада Дониша и последующих таджикских мыслителей //Вестник Таджикского государственного национального университета. – Душанбе, 2008. - №2. – C. 82 – 90.

21. Историческая заслуга Садриддина Айни в развитии демократизации духовной жизни таджикского народа //Известия Академии наук Республики Таджикистан. Серия: философия и правоведение. – 2008. - № 2. -  С. 29 – 34.

22. Осознание понятий единства и национального самосознания с точки зрения Ахмада Дониша и последующих мыслителей таджикского народа//Известия Академии наук Республики Таджикистан. Серия: философия и правоведение. – 2008. - № 2. – С. 21 – 28.


1 Борнс А. Путешествие по Средней Азии. – М., 1848.

2  Ханыков Н. Описание Бухарского ханства. – СПб., 1843. – С. 53.

3  Вамбери А. Путешествие по Средней Азии. – Тегеран, 1968. – С.459. – На перс. яз.

4 Амир Абдурахманхан. Тодж-ут- таворих. – Кабул, 1998. – На перс. яз.

5 См.: Бартольд В.В. История культурной жизни Туркестана. – Л., 1936.

6Якубовский А.Ю. Главные вопросы изучения истории городов Средней Азии// Труды  Тадж. филиала АН СССР. – Душанбе. -  1951, Т. 29; Шишкин В.А. Архитектурные памятники Бухары. – Ташкент, 1936; Семёнов А. Очерк устройства центрального административного управления Бухарского ханства.  позднейшего времени //Труды Института истории. – Душанбе, 1954. -  Т.29; Чехович О.П., Андреев М.С. Арк  Бухары. – Душанбе, 1992; Логофет Д.Н. Страна бесправия (Бухарское ханство и его современное состояние). -  СПб.,  1909; Его же: Бухарское ханство под русским протекторатом. - СПб.,  1911. -  Т. 1-2; Масальский В.И. Туркестанский край.- СПб., 1913;  Арандаренко Г.А. Досуги в Туркестане, 1874 – 1889. -  СПб., 1889; Макшеев А.И. Исторический образ  Туркестана и наступательного движения в него русских. – СПб., 1890; Наливкин В. Краткая история ханства// Материалы для статистики Туркестанского края. – СПб., 1879. -  Вып. 5; Жуковский  С.В. Сношения России с Бухарой и Хивой за последнее трехсотлетие. – Птб., 1915; Его же: Миссия в Хиву и Бухару в 1858г. – СПб., 1987; Гребенкин А.Д. Родословная  мангитской династия// Материалы для статистики Туркестанского края. - СПб., 1874. - Вып. 3; Костенко А. Средняя  Азия и водворение в ней русской гражданственности. – СПб., 1870 и  др.

7Сухарева О.А. Бухара. Х1Х – начало ХХ в. – М.,  1956.

8 Пылёв  А.И. Политическое положение Бухарского эмирата и Хивинского ханства в 1917 – 1920 гг. // Выбор путей развития. – СПб., 2005.

9См.:  Айни С. История мангитских эмиров Бухары // Куллиёт. – Душанбе, 1966. – Т. 10; Его же.  История Бухарской революции. – Душанбе, 1987;  Его же.  Воспоминания. – Сталинабад, 1949. - Т. 2;  Его же.  Воспоминания. – Сталинабад, 1950. – Т.3  и др.

10 См.: Бертельс Е. Э. Рукописи произведений Ахмеда Каллэ // Тр. Тадж. базы АН СССР. – 1936.  - Т.3.  Лингвистика. – С. 9 – 28.

11 Богоутдинов А.М. Избранные произведения. – Душанбе: Дониш, 1980; Его же. Из истории общественно-политической мысли таджикского народа// Вопр. философии. – 1961. - № 3. – С. 126-132; Его же. Очерки по истории таджикской философии. – Душанбе, 1961. – С. 264 – 308.

12 См.: Раджабов З.Ш. Выдающийся просветитель таджикского народа Ахмад Дониш. – Сталинабад, 1961;  Его же. Из истории общественно-политической мысли таджикского народа во второй половине Х1Х и начале ХХ в. – Сталинабад, 1957; Его же. О «Политическом трактате» Ахмада Дониша. – Душанбе, 1976;  Его же. Поэт-просветитель таджикского народа – Асири. – Душанбе, 1974.

13См.:  Шарипов И. Ш. Предпосылки преобразования общественных отношений в Таджикистане на пути некапиталистического развития. - Душанбе, 1973. – Т. 1;  Его же. Сабакхои таърихи ва масъалахои инкишофи худшиносии миллии точикон дар айёми хозира  //Чунбиш,. – 1988.  -  №1  (11), январь; Его же. Ахамияти омузиши идеяхои умумимиллии халки точик дар мархилаи хозира //Чунбиш. -  1988. -  №3  (13),  февраль; Его же. Эпохальное событие на путях укрепления национального государства.// Известия АН РТ. Серия: философия и правоведение. – Душанбе. -  2004. -  № 3 – 4. – С. 2 – 12; Его же.  Санаи нодири таърихи дар рохи тахкиму пойдории давлати Милли //Чумхурият. -  2002. -  №14 (20548). -  14 сент; Его же.  Загадочная  трагичность судьбы таджиков и таджикской государственности // Известия АН РТ. Серия: философия и правоведение. – Душанбе. – 2005. -  № 1 – 4. – С. 172 – 182 и др.

14 Шарипов И. Ш. Преобразование идеологических отношений в Таджикистане.- Душанбе, 1986.

15  Ашуров Г.А. Актуальные проблемы просветительства. О некоторых теоретических и методологических вопросах  (Статья третья) // Изв. АН Респ. Таджикистан. Сер: Философия и правоведение. -  1965. - №2. – С. 49 – 60.; Ашуров Г.А., Диноршоев М.Д. О просветительской и социальной философии Ахмада Дониша // Изв. АН Тадж. ССР. Отдел. обществ. наук. -  1978. -  №3. – С.48 – 59; Ашуров Г.А. Просветительство - как новое мировоззрение. – Душанбе, 2003. – С.  10 – 36 и др.

16 Ашуров Г., Диноршоев М.Д. О просветительской социальной философии Ахмада Дониша //Известия АН Тадж ССР. Отдел. Обществ. Наук. – 1978. - № 3. – С. 49 – 59.

17 Абдуллаев Ш. Маорифпарвари ва озодфикри: (Афкори динию фалсафи ва ислохотии Ахмад Дониш). – Душанбе, 1994.

18 Мухиддинов А. Введение// Фитрат. Эпоха правления эмира Алимхана. – Душанбе, 1991. – С. 3 – 9. – На тадж.яз.

19 Хади-заде Р.  Источники к изучению таджикской литературы  второй половины Х1Х века. – Сталинабад, 1956;  Его же. Ахмади Дониш. Тарчумаи хол  ва мероси адаби – илми. -  Душанбе, 1976; Его же.  Чадид гуем ё маорифпарвар? // Адабиёт ва санъат. -  1990, 5 июл;  Богоутдинов А.М..  Избранные произведения. – Душанбе, 1980; Его же. Очерки по истории таджикской философии. – Душанбе, 1961; Его же.  Из истории общественно-политической мысли таджикского народа // Вопр. философии. – 1951. -  №3. – С. 126 – 132;  Улугзаде С. Ахмад Дониш. – Сталинабад, 1949; Комилов М. Изменение социальной среды и формирование  новой личности. – Душанбе, 1971;  Брагинский И.С. Очерки из истории таджикской литературы. – Сталинабад,  1956;  Хасанов Х.Х.  Революция 1905 – 1907 гг. в Татарии. – М.,  1965  и др.

20 Мирзо-заде Х. Афкори  рангин. – Душанбе: Ирфон, 1982;  Его же. Тухафи ахли Бухоро// Маориф ва маданият. – 1973. – 13 февр.; Его же. Материалхо аз таърихи адабиёти точик. – Душанбе, 1962. –С. 112 – 135;  Бертельс Э.  Рукописи произведений Ахмада Каллэ // Тр. Тадж. базы АН СССР. – 1936. - Т.3. – С. 9 –  28;  Абдулин Я.Г.  Джадидизм,  его социальная природа и эволюция // Из истории татарской общественной  мысли. – Казань, 1980.  - С. 79 – 81; Ходояров Г.  Из истории национального движения и дореволюционной духовной культуры татарского и башкирского народов. – Уфа, 1950  и др.

21 См.: Джадидизм и перспектива истории // Садои Шарк. – 1990. - №3. –  С. 129 – 139.

22 Раджаби М. Ислам, джадидизм и революция. – Душанбе, 1997.

23 См.: Табаров С. Маълумоти тоза дар бораи Мирзо Сироч// Омузгор. – 1990. - №3; Его же. Барге чанд аз шачараи Мунзим //Садои Шарк. – 1982. - №3. – С. 12 – 18; Его же.  «Баёноти сайёхи хинд» - Фитрат: Эссеи тадќиќоти. – Душанбе, 1990; Его же. Мунзим – рохбари чамъиятии чавонон. – Душанбе, 2004; Его же. «Рохбари  начот» - и А. Фитрат: Эссеи тадќиќоти. – Душанбе, 2002; Его же. «Мавлуди  шариф ё худ хайр – ул башар» - и  Фитрат. – Душанбе, 2003 и др.

24 Шарипов И. Ш. Преобразование идеологических отношений в Таджикистане. – С. 56 – 57.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.