WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Шабанов Ярослав Васильевич

СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

И ЕЕ ПРИОРИТЕТЫ (1990-2000-е гг.)

Специальность 07.00.02 – «Отечественная история»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

САРАТОВ - 2011

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО

«Саратовский государственный социально-экономический университет»

Научный консультант - доктор исторических наук, профессор

Динес Владимир Александрович

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор, академик РАН

Жуков Василий Иванович

доктор исторических наук, профессор

Голуб Юрий Григорьевич

доктор исторических наук, профессор

Старков Борис Анатольевич

Ведущая организация

Российский государственный гуманитарный университет

Защита состоится «2» декабря 2011 года в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 212.241.01 при Саратовском государственном социально-экономическом университете (410003, г. Саратов, ул. Радищева, 89, ауд. 843).

С диссертацией можно познакомиться в библиотеке Саратовского государственного социально-экономического университета по тому же адресу.

Автореферат разослан «______» октября 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета  А.Н.Донин

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. В последнее время научный интерес к проблемам социальной политики современной России значительно вырос. Во многом это связано с изменением социально-экономического строя нашего государства и общества, произошедшего в начале 90-х годов ХХ века. В очередной раз история убеждает, что социальная составляющая в реформировании общественного устройства является одной из ключевых. На основании того, как решаются социальные проблемы, насколько качественно пространство, в пределах которого проходит жизнедеятельность человека, можно судить о сущности государства, его базовых гуманитарных принципах.

Актуальность исследования связана, прежде всего, с необходимостью разработки новой социальной политики, которая в большей мере соответствует сегодняшним реалиям. Прежняя модель, построенная на патерналистских началах и целиком замыкавшаяся на государстве, пришла в противоречие с существующим положением дел. За последние два десятилетия изменились место и роль государства, усложнились цели и задачи социального развития, а нерешенные проблемы советской эпохи дополнились проблемами постсоветской. Стало очевидным, что нужны не фрагментарные изменения, а кардинальная перестройка стратегии и тактики действий. Все это нуждается в научном осмыслении.

В конце ХХ - начале ХХI вв. в России сложилась противоречивая по характеру ситуация. Вызванные к жизни радикальными реформами, форсированным вхождением в рынок социально-экономические процессы далеко не в лучшую сторону изменили обстановку в стране. Экономический спад существенно снизил возможности государства в решении вопросов социальной защиты. В результате роста безработицы, обнищания значительной части населения расширилась «зона бедности», резко понизилось общее качество жизни. Небывалая поляризация по доходам поставила российское общество на грань социального конфликта. Под влиянием этих причин в массовом сознании усиливалась мифологизация представлений о недавней беспроблемной жизни, об уровне и степени социального развития в историческом прошлом. Все это требовало корректировки реформаторского курса, принятия органами государственной власти всех уровней дополнительных социальных мер.

Очевидно, что без выявления природы недостатков, механизма деформаций невозможны конструктивные решения. Путь от идеологии выживания к идеологии социальной стабильности общества, а потом и к идеологии поступательного социально-экономического развития лежит через познание исторического опыта новейшего времени со всеми его плюсами и минусами. При этом ответы на поставленные вопросы необходимы не только для сегодняшнего времени, но и для будущего. Практика дальнейшей реализации национальных проектов должна опираться на комплекс знаний и рекомендаций. Для этого анализ необходимо проводить на основе современной методологии, в широком ракурсе научных взглядов, с точки зрения общественных приоритетов. По сути, это стало социальным заказом для гуманитарной науки, востребованным ходом событий.

Актуальность исследования определяется также состоянием историографии избранной темы. По проблемам социальной политики издано немало работ, однако анализ литературы показал, что по большей части – это экономические, социологические и политологические исследования. Вместе с тем по мере накопления фактического материала, возможности изучать ранее недоступные источники возникает потребность в том, чтобы пересмотреть некоторые сделанные ранее оценки и выводы, проанализировать ряд проблем с учетом современного конкретно-исторического контекста.

Степень научной разработанности темы. При значительном объеме литературы, посвященной проблемам социальной политики, в ней явно недостаточно работ, подготовленных представителями исторической науки. На наш взгляд, такое положение объяснимо. Прежде всего, продолжительное время социальной проблематикой в основном занималась историко-партийная наука. Большинство публикаций было выполнено в рамках идеологической схемы, согласно которой для исследователя первостепенным являлось отражение руководящей роли коммунистической партии. В качестве доказательств успешности руководства следовало брать удобные показатели социального развития, происходившие процессы рисовать по восходящей линии, а существовавшие острые и неразрешенные проблемы отодвигать на второй план. Если недостатки все же указывались, то не иначе как с точки зрения трудностей социально-экономического роста, непринципиальных и имеющих частный характер.

Безусловно, для историка при анализе важна историческая дистанция. Она позволяет определить состояние объекта не только на текущий момент, но и проследить процесс его развития во времени, развернуть эволюцию составляющих элементов, более точно установить тенденции, количественные и качественные характеристики. Как отмечал К.Ясперс, «настоящее совершается на основе исторического прошлого»1

. Поэтому социальная политика российского государства последних двух десятилетий с точки зрения исторического познания только начинает раскрываться.

Историографический анализ в настоящем исследовании строился с использованием проблемно-хронологического метода. Этот метод позволяет посмотреть на изучаемые явления в исторической ретроспективе, проследить их динамику. При этом автор исходил из того, что социальное явление, которое находится в движении и постоянно обогащается новыми гранями, нельзя познать до конца. С учетом данного положения задача виделась в том, чтобы показать, как данное явление рассматривалось гуманитарной наукой на том или ином этапе, в реальном конкретно-историческом контексте, какие новые оценки ему давались. Полная характеристика историографии представлена в первом разделе диссертации.

Объектом исследования является социальная политика российского государства на рубеже ХХ-ХХI веков.

Предметом исследования определен комплекс законодательно-правовых, экономических, организационных мер органов государственной власти, обеспечивший трансформацию социальной политики в первые десятилетия постсоветского периода.

Хронологические рамки исследования охватывают 1990-2000-е годы. Это был период, начало которому положили радикальная перестройка социально-экономической жизни, либеральная модель форсированного перехода к рыночным отношениям. Особенность этого периода заключается и в том, что согласно Конституции Россия была провозглашена социальным государством, а общечеловеческие ценности объявлены приоритетными. Вместе с тем на переходном этапе стали заявлять о себе проблемы, к решению которых государство на первых порах не было готово. В проводившемся либералами реформаторском курсе многое строилось скорее на декларациях, нежели на строгом экономическом расчете. Предстояло пройти трудный путь поиска, чтобы выработать нужные механизмы. Избранный период преподнес и другой урок: невозможно рассчитывать на какие-либо положительные результаты, если политика реформ слабо учитывает ментальные характеристики общества и исторически сложившиеся традиции.

Рассматриваемый период представляет интерес и с точки зрения опыта разработки и реализации целевых программ и национальных проектов. В их основу были заложены такие составляющие, как социально-экономическая обусловленность, цели и задачи, задействованные ресурсы, ответственные стороны, предполагаемые итоговые показатели. Для социальной политики это был новаторский подход, позволивший сконцентрировать финансовые, организационные и другие ресурсы на наиболее важных направлениях. Первые результаты свидетельствуют о его перспективности.

Территориальные рамки исследования охватывают Российскую Федерацию, что обусловлено рядом факторов. Прежде всего, тем обстоятельством, что большинство диссертационных работ выполнено на региональном материале. Такой подход представляется положительным, поскольку дает возможность всесторонне изучить региональный аспект социальной политики, многообразие практики ее осуществления на местах. Однако при этом далеко не всегда просматривается общая картина социального состояния страны, это можно получить лишь при «панорамном» взгляде на положение дел, который, в свою очередь, возможен на основе анализа общероссийского материала.

Автор руководствовался и тем соображением, что социальная политика вырабатывается и проводится в первую очередь усилиями государства, его центральных органов. Поэтому многие ее аспекты становятся понятными в процессе исследования, прежде всего, мероприятий общегосударственного характера. Истоки целого ряда процессов, явлений, содержание социально-экономической стратегии развития следует искать в политическом курсе, разрабатываемом федеральным центром.

Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы на основе анализа социально-исторического материала, разнообразных источников раскрыть содержание и направление эволюции социальной политики российского государства в первые два десятилетия постсоветской эпохи. При достижении названной цели предусматривалось решение следующих научных задач:

- в соответствии с содержанием диссертационной темы, поставленной целью определить теоретические и методологические основы исследования, провести историографический и источниковедческий анализ;

- в концептуальном ключе рассмотреть основные направления, базовые элементы современной социальной политики, ее сущностные особенности на переходном этапе;

- рассмотреть состояние социальной сферы как объекта социальной политики 1990-х годов, дать количественные и качественные характеристики, раскрыть природу и масштабы ее кризиса;

- изучить сложившуюся в России на рубеже ХХ-ХХI веков демографическую ситуацию, выявить основные тенденции и проблемы, проанализировать меры государства по ее оздоровлению;

- исследовать социально-правовые, организационные аспекты системы защиты семьи, материнства и детства, основные формы и методы социальной поддержки малозащищенных слоев и групп населения;

- проанализировать уровень и качество жизни как интегральный показатель эффективной социальной политики, рассмотреть основные факторы и механизмы формирования благосостояния людей;

- исследовать и обобщить современный опыт программно-целевого подхода к решению социальных проблем, его место и роль в разработке приоритетных национальных проектов в области образования, здравоохранения, жилищного строительства;

- на основе проделанного анализа, выявленных уроков предложить некоторые рекомендации для сегодняшней практики.

Методология исследования. Избранная тема диссертации, поставленные цели и задачи требовали своей методологии исследования. Научные подходы, принципы и методы должны были помочь провести комплексный и объективный анализ проблем. Поэтому для того, чтобы методология не стала формальным атрибутом, простой данью предъявляемым к диссертационным сочинениям требованиям, она строилась с учетом содержания темы, авторской концепции исследования, в соответствии с принятыми автором научными установками. Можно согласиться с высказанным А.И.Соловьевым положением о том, что «понимаемый в самом общем виде как способ познания, метод чаще всего включает в себя две переменные: определенные принципы, а также сумму определенных приемов, техник и процедур познания, применение которых зависит от уровня и характера изучаемых явлений, от стоящих перед ученым условий и задач текущего исследования»2. В полном объеме характеристика методологии дается в первом разделе диссертации.

Источниковая база. Работа опирается на широкий комплекс архивных и опубликованных источников. Критерием для классификации источников, использованных в исследовании, служит их видовая принадлежность. Если говорить о представленной теме, то материал извлекался не только и не столько из фондов архивных учреждений, сколько из текущих архивов. Большое значение имели опубликованные источники - документальные и статистические сборники, ежегодные информационные бюллетени, справочники и т.д. Особое внимание уделялось периодической печати. На ее страницах публиковались социально-экономические программы, разработанные и принятые на вооружение концепции развития страны и общества, содержался богатый фактический материал. Наконец, нельзя не отметить роль интернета в качестве источника. Электронный ресурс заметно увеличился после того, как органы власти, законодательные собрания всех уровней стали выкладывать информацию о своей деятельности на специальных сайтах-страницах. Извлекаемый материал давал возможность изучать факты, события в режиме текущего времени. Подробная характеристика источников дается в первом разделе диссертации.

Научная новизна проведенного исследования заключается в самой постановке научной проблемы, определяется комплексностью подхода к проблемам социальной политики переходного периода. Предпринята одна из первых попыток раскрыть процесс эволюции социальной политики в условиях системной трансформации общественной жизни на рубеже ХХ–ХХI столетий. В диссертации рассматривается эволюция государственной социальной политики в условиях смены социально-экономической формации, когда коренным образом перестраивалась система общественных приоритетов во всех отношениях. Вместе с тем процессы изучались с точки зрения того, каким образом они меняли пространство жизнедеятельности человека, сам же человек, как основной объект и субъект социальной политики, ставился в центр всех исторических событий новейшей эпохи.

Новизна состоит также в том, что в результате исследования раскрывается новая идеология построения социальной политики. В ее фундамент закладывается иная принципиальная основа, ориентирующая на общечеловеческие ценности, предполагающая другой механизм взаимоотношений между органами государственной власти, общественными организациями, профессиональными союзами и т.п. Новая идеология выдвигает на передний план стандарты социального развития общества с рыночной экономикой и демократической политической системой.

Большое значение придавалось анализу социальной сферы, системы защиты населения, как ключевых направлений социальной политики. При изучении состояние дел в системе образования, здравоохранения, в жилищном строительстве, механизма социальной помощи и поддержки, была предпринята попытка не просто констатировать позитивные или негативные факты, а посмотреть на них с точки зрения того, какие факторы обусловили их появление. Такой подход позволял видеть события в причинно-следственных отношениях, избавлял от односторонних оценок.

Научная новизна выражается и в том, что в исследовании с концептуальных позиций изучаются новые инициативы государства – приоритетные нацпроекты. Рассматриваются факторы, в силу которых проекты следует считать национальными, с одной стороны, и приоритетными, с другой. По итогам проведенного анализа делается вывод, что национальные проекты – качественно новый этап социального развития страны. Они продемонстрировали принципиально иное, комплексное решение проблем, потребовали мобилизации всего потенциала общества. Как показало исследование, фактически нет такой сферы, которая, так или иначе, не была бы связана с задачами реализации национальных проектов.

В источниковедческом плане новизна выражается в том, что в оборот была включена масса новых документов, прежде всего, текущих архивов. Использовались материалы, отложившиеся в Администрации Президента Российской Федерации и Правительстве Российской Федерации. На их основе познавалась текущая действительность, социально-экономические процессы оценивались с позиции реальных достижений.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что полученные материалы и результаты, выдвинутые положения могут быть использованы в научно-исследовательской и учебно-педагогической работе. Проделанный анализ и полученные при этом результаты дают возможность с новых позиций осмыслить опыт государства по разработке и проведению социальной политики. Представленный труд восполняет пробел в знаниях по истории социального развития государства. Свой вклад работа вносит в процесс познания тенденций, особенностей социального развития страны в условиях перехода к рыночным отношениям, системной трансформации общественной жизни. Это новый угол зрения на социальную историю, и в его развитии могут быть полезны материалы диссертационного сочинения.

Включенные в научный оборот документы расширяют источниковую базу социальной проблематики, полученные в ходе исследования результаты и сделанные автором выводы могут быть востребованы при дальнейшей разработке такого направления историографии, как социальная политика государства. Кроме того, они могут применяться при подготовке лекционных курсов и планов семинарских занятий по дисциплинам «Отечественная история», «Социальная история», «Социальная политика», различных методических пособий для студентов гуманитарных факультетов высших учебных заведений. Сформулированные соискателем рекомендации представляется целесообразным использовать в практической деятельности органов государственной власти, занимающихся разработкой социальной политики как на федеральном, так и на региональном уровнях.

Апробация работы проводилась в течение всего исследования диссертационной темы. Основное содержание работы отражено в двух монографиях и одной брошюре, а также в ряде научных статей, в том числе опубликованных в журналах, рекомендованных ВАК Российской Федерации. Материалы диссертации использовались в служебном порядке при подготовке аналитических записок и справок.

По отдельным положениям и проблемам диссертационного исследования автор выступал на научных конференциях различного уровня, на заседаниях «круглого стола». В их числе такие, как «Проблемы социальной защиты населения: II Всероссийская научно-практическая конференция» (г.Пенза, 2007 г.); «Модернизация Российского общества и государства и ее рефлексия в политической науке» («круглый стол», г.Саратов, 2009 г.); «Прошлое и настоящее России: история и современность» (г.Саратов, 2009 г.), «Аграрные проблемы современной России: история и современность» («круглый стол», г.Саратов, март 2011 г.).

По результатам исследования делались доклады и сообщения на заседаниях теоретического семинара Саратовского государственного социально-экономического университета. Диссертация в целом обсуждалась на заседании кафедры экономической и политической истории России СГСЭУ и рекомендована к защите.

Структура диссертации строилась в соответствии с авторской концепцией исследования проблемы. Она включает в себя введение, шесть разделов и заключение, а также список использованных источников и литературы.

Основное содержание работы

Во введении дается обоснование актуальности темы, определяются объект и предмет исследования, формулируются цели и задачи, рассматриваются хронологические и территориальные рамки, характеризуются научная новизна и практическая значимость диссертации.

В первом разделе «Теоретико-методологические основы исследования. Историография. Источники» раскрываются теоретические и методологические аспекты работы, отражающие авторскую концепцию исследования. В ней базовыми признаются следующие положения: во-первых, для социального государства, каковым по Конституции является Российская Федерации, основным на всех этапах, в том числе на этапе системной трансформации, является обеспечение важнейших социальных потребностей общества; во-вторых, социальная политика связана с экономической политикой, они взаимообусловлены, неразрывны по сущностным целям и решаемым задачам; в-третьих, декларируемая фундаментальная роль человека в развитии страны и общества действительна лишь при создании цивилизованной среды, в которой раскрывается его творческий потенциал. На этой основе строится система приоритетов, определяется место и роль государства, других субъектов социальной политики.

В понимании особенностей социальной политики переходного периода ключевое значение имела теория модернизации. С ее помощью процесс эволюции социальной политики представлялся диалектическим процессом, когда происходит отмирание старого и нарождение нового, а неразрешенные противоречия способны изменить социальную реальность. Так, С.П.Хантингтон отмечал, что модернизация есть многоаспектный процесс, связанный с изменениями во всех областях человеческой жизни и деятельности. Она вызывает смену установок, ценностных ориентиров, дает начало экономической активности людей3.

Рассматривая социальные проблемы с точки зрения теории модернизации, автор принимал во внимание особенности российской действительности. В частности, тот фактор, что Россия в течение длительного времени являлась страной так называемого «второго эшелона» модернизации, поэтому значительная часть новаций строилась в рамках «догоняющей» модернизации.

С опорой на теорию модернизации преодолевались односторонние оценки, познавалось общее и особенное, просчеты и недостатки в реформаторском курсе государства. Теория модернизации помогала видеть конструктивное значение традиций в проведении социально-экономических преобразований, понять, что каждое общество, в том числе российское, способно вырабатывать собственные оригинальные пути развития. В частности, современные модернизационные задачи России были сформулированы Д.Медведевым в Послании Президента РФ Федеральному собранию 12 ноября 2009 года.

В первом разделе диссертации дается обоснование принципам, на которых строилась социальная политика, и которые вырабатывались в ходе подготовки и реализации соответствующего курса. Наряду с общепризнанными принципами, такими как социальная ответственность, социальная компенсация, социальные гарантии, принцип субсидиарности, а также обоснованность, реальность, конкретность и результативность, акцент был сделан и на некоторых других – на рациональном использовании выделяемых общественных ресурсов, а также на принципе баланса интересов субъектов в проведении социальной политики. Каждый из этих принципов обусловлен реальными процессами последних двух десятилетий, условиями жесткой бюджетной политики.

Как известно, функции социальной политики, как и принципы, определяются реальной действительностью. В работе речь идет о функциях социальной политики, как составной общей социально-экономической политики, объектами которой выступает социальная сфера, человек, его интересы. В целях системного анализа было признано целесообразным сгруппировать основную часть функций в два блока, которые в свою очередь соответствуют двум ведущим направлениям социальной политики. В первый блок были включены функции социальной политики в сфере общественного благосостояния, по созданию цивилизованного жизненного пространства (обеспечение стабильности и устойчивости общества, создание необходимых условий жизни, развитие сферы трудовой занятости и др.). Во второй - функции социальной политики в области защиты семьи, материнства и детства, различных социальных групп, малозащищенных слоев населения (обеспечение достаточного уровня социальной защищенности, разработка системы стандартов и гарантий их обеспечения, благотворительная функция и др.). Отдельно представлены функции гуманитарная, регулятивная и компенсаторная. Конечно, проведенная дифференциация в некотором смысле условна, поскольку действие функций невозможно очертить строгими рамками.

Методологический инструментарий использовался практически на всех этапах исследовательской работы: накопления эмпирического фактического материала, отбора источников, на этапе анализа историографии. Поскольку каждый из элементов методологии несет свою функциональную нагрузку, исследование проводилось на основе комплексного использования принципов и методов. В результате исключались односторонние оценки, убедительнее выглядели авторская позиция и основные выводы, работа в целом становилась более содержательной.

Методология исследования включает в себя цивилизационный и формационный подходы. В последнее время в научной историографии в объяснении исторических явлений исследователи все чаще ссылаются на цивилизационный подход, и нередко без серьезных на то оснований. По мнению Н.Б.Селунской, попытки некоторых авторов ввести различные версии цивилизационного подхода взамен формационного подхода сомнительны, такое стремление есть не что иное, как игнорирование связи современных объяснительных моделей с исторически сложившимися в отечественной историографии моделями4. На наш взгляд, цивилизационный и формационный подходы являются равноценными и взаимодополняемыми.

Обращение к цивилизационному подходу в исследовании обосновано следующим: во-первых, согласно Конституции РФ, государство является социальным государством, входит в сообщество цивилизованных стран, а значит, обязано соблюдать присущие этому сообществу принципы и нормы жизни; во-вторых, анализ многих проблем выходил за рамки формационного подхода, появлялась необходимость оценивать те или иные аспекты социальной политики с точки зрения мирового опыта; в-третьих, при анализе необходимо было учитывать цивилизационные особенности нашей страны, определяющие специфику ее развития, в том числе и специфику социальной политики.

Используемый в методологии формационный подход рассматривался в качестве инструмента, а не идеологического постулата. На его основе изучалось содержание социальной политики на разных исторических этапах, эволюция в переходное время, определялась идентификация событий и явлений, в исторической ретроспективе анализировались социальные процессы. С помощью формационного подхода социальная политика и экономическая политика представлялись как органично взаимосвязанные направления целостной внутренней политики государства, подчиненные единой цели, решающие общие задачи.

Важное место в методологии исследования занимал принцип историзма. Он позволял рассматривать изучаемые предметы на этапе становления, перехода из одного качественного состояния в другое, в причинно-следственных отношениях. Названный принцип помогал лучше видеть картину исторической реальности, в которой происходили все эти процессы. Ни по одному общественному событию нельзя сказать, что оно принадлежит только к одному историческому периоду. В его содержании отмечаются черты прошлого времени, оно меняется под влиянием настоящего времени, ориентировано на будущее. С применением принципа историзма рассматривались фактически все ключевые проблемы социальной политики: история создания нормативно-правовой базы, состояние и развитие социальной сферы на различных исторических этапах, предпосылки и ход современных социально-экономических реформ и т.д.

Избранная методология не могла обойтись без принципа объективности. Он позволил провести всесторонний анализ, на основе которого можно дать непредвзятые оценки изучаемым предметам. Известно, что абсолютная объективность невозможна. В сферу внимания исследователя включаются те процессы, которые возникают и происходят по воле человека, отражают индивидуальные и коллективные интересы, но и сам исследователь активный субъект общественной жизни, наделенный своими интересами, предпочтениями, пристрастиями, через них он пропускает изучаемые предметы. При этом главное для объективного исследования, чтобы в авторском подходе не возобладали субъективистские оценки и выводы.

Содержание диссертационной темы, ее многоаспектность требовали применения принципа системности. Многие составляющие социальной политики представляют собой сложные структуры со своими организованными связями, своим алгоритмом развития. В их числе, например, отрасли социальной сферы, жилищно-коммунальный комплекс, семья и семейные отношения. Чтобы разобраться в этом, понять механизм, объединяющий все эти структуры в единое целое под названием «социальная политика», следовало провести системный анализ. С его помощью целое познавалось через познание частного, как и наоборот, целое конструировалось на основе познанного частного, лучше понимались базовые механизмы социальной политики, ее особенности проведения в условиях переходного времени, а сама она рассматривалась в качестве сложноорганизованной системы.

Методология исследования включала в себя комплекс научных методов, как общенаучных, так и специально-исторических. Из общенаучных методов использовались логический, исторический, метод синтеза и анализа, а также описательный и моделирования. Они позволяли рассматривать тот или иной объект с точки зрения закономерностей его возникновения и развития, в причинно-следственной обусловленности, конструировать из структурообразующих факторов целостные модели.

Исследование строилось с использованием специальных исторических методов. Они, как и принципы, обусловливались содержанием темы, поставленными целями и задачами, авторской концепцией анализа. Следует указать, прежде всего, на сравнительно-исторический метод. С его помощью социальные проблемы изучались во временной обусловленности, в разных конкретно-исторических условиях, путем сравнения познавались общие и особенные характеристики объекта изучения. Свое место занимал проблемно-хронологический метод. Он позволял выстраивать цепь событий в хронологической последовательности, расставлять акценты в соответствии с логикой развития. Так, несмотря на то, что социальная политика в разное время содержательно менялась, многие проблемы оставались нерешенными, переходя из одного периода в другой. Вскрыть и понять причины этого можно только, изучая данные проблемы ретроспективно.

Также применялись методы исторической периодизации, количественных измерений (статистический), социальных измерений (социологический). На их основе выявлялись рубежные вехи в развитии объекта исследования, путем анализа количественных величин познавались качественные характеристики, а с привлечением данных социологических исследований изучался срез общественного мнения по тем или иным социальным вопросам, определялись жизненные ценности людей, их интересы, установки на будущее.

Невозможно определить ход научной мысли, степень проработанности той или иной проблематики без историографического анализа. В работе историография подразделяется на три этапа: первый – вторая половина 1980-х, второй - 1990-е, третий – 2000-е годы. Водоразделом служили кардинальные изменения в новейшей истории страны, происходившие на рубеже веков. Необходимость обращения к литературе 80-х годов связана с тем, что именно в этот период закладывались предпосылки последующих общественных перемен. Без понимания сущности происходивших тогда событий невозможно понимание современных проблем и тенденций. Не разрешившиеся противоречия периода перестройки и уход с исторической арены советской эпохи, начало в постсоветское время радикальных реформ, разразившийся в результате системный кризис и резкое снижение уровня жизни значительной части населения, постепенный выход из кризиса, переход к режиму стабилизации, а затем и развития, – все это отражалось на характере социальной политики. Менялось и содержание историографии, прежде всего, с точки зрения понимания места и роли государства в социально-экономическом развитии общества, содержания его функций, системы гарантий прав человека.

По понятным причинам в историографии второй половины 1980-х годов основную массу составляли работы, в которых авторы связывали решение социальных проблем с политикой перестройки, с процессом обновления политических, государственных структур. Декларировавшиеся в тот период требования «больше демократии», «придать экономике человеческое лицо», «развивать самостоятельность, самоуправление», заявленные планы в области жилищного строительства, в решении продовольственного вопроса воспринимались научной общественностью как конкретная программа действий.

В появлявшихся разработках обсуждались альтернативные проекты социально-экономического развития общества, вопросы эволюции системы государственного управления в сторону демократизации, человеческий фактор рассматривался центральным в переустройстве. Активно вели исследования Б.В.Архипов, Ф.М.Бородкин, И.А.Глебов, Т.И.Заславская, К.И.Микульский, Л.И.Пияшева, Г.Я.Ракитская, В.З.Роговин5 и др.

Помимо работ, в которых комплексно изучались проблемы социальной политики в перестроечное время, выходили труды, где анализировались отдельные проблемы и направления. Так, вопросы семейной политики поднимали И.В.Бестужев-Лада, А.Волков, С.И.Гольц, Г.А.Заикина, Б.Н.Миронов6, образ жизни советского человека изучали О.И.Зотова, И.Т.Левыкин, Б.В.Ракитский, Р.В.Рывкина, Е.В.Шорохова7. Значительный пласт литературы посвящен проблемам социальной инфраструктуры (М. Бедный, О.Е.Бессонова, С.И.Барзилов, С.Г.Важенин, В.И.Кричагин, Б.Б.Прохоров, Ж.Т.Тощенко, Б.Н.Хомелянский, А.Ю.Шарипов, С.А.Шмель)8. Несмотря на разные позиции, во всех трудах в качестве центральной проходила мысль о том, что никакие реформы, финансовые вложения, а равно директивы и призывы не дадут эффекта, если процессы перестройки не будут затрагивать интересов человека, его жизненной среды.

В литературе того периода пересматривался принцип бесплатности социальных услуг, в целом ряде работ подверглась критике так называемая государственная благотворительность (О.Э.Бессонова, Л.А.Хахулина)9. Считалось, что она идет вразрез с новой моделью развития, построенной по принципу самообеспечения - самоокупаемости - самофинансирования. В этом плане обращает на себя внимание работа Л.И.Пияшевой10

. В качестве негативных последствий такой «благотворительности» она усматривает социальный паразитизм, иждивенчество, нездоровый моральный климат в обществе. По мнению автора, сложившаяся практика не отвечала принципу социальной справедливости, поскольку бесплатными услугами пользуются и высокообеспеченные слои общества. Поэтому она считала, что одним из важнейших направлений реформы является выявление звеньев неэффективности и расточительности, ликвидация «кормящихся» за счет государственной благотворительности, многочисленных дублирующих, промежуточных звеньев управления.

Историография этого этапа активно пополнялась коллективными трудами. Заметное место занимали совместные разработки ученых, издававшихся под единой рубрикой «Гласность. Демократия. Социализм»11. Многие из этих разработок носили междисциплинарный характер, шел поиск путей реализации политики перестройки, построения правового цивилизованного государства. Например, по инициативе Академии наук СССР в середине 1980-х годов была разработана комплексная программа научных исследований «Человек, научно-технический прогресс, общественные отношения: ускорение», рассчитанная до 2000-х годов. Общий замысел объединил представителей самых различных отраслей науки – гуманитарных, естественных, технических, организаторов науки. В рамках программы вышли такие монографии, как «Новый социальный механизм», «Человек. Наука. Производство», «Общественные отношения сегодня»12.

Историография второго этапа охватывает 1990-е годы, насыщенные не только судьбоносными процессами, но и социальным драматизмом. Стремительный ход событий, радикальная ломка экономических, политических, социальных институтов, появление на их месте качественно новых – все это определяло содержание последнего десятилетия ХХ века. Деятели науки старались оперативно реагировать на запросы времени, многие разработки появлялись, что называется «по горячим следам». По большей части это относилось к исследованиям социологов, политологов, экономистов, правоведов. Значительно меньше появлялось работ историков.

После того, как в Конституции Российской Федерации (1993 г.) было записано, что Россия является социальным государством, эта тема в историографии стала одной из ключевых13. Как справедливо указывали авторы, принятый статус фактически означал изменение природы государственности, переход к типу государства, осуществляющего социальные функции в полном объеме. Это обязывало привести в соответствие с новым положением содержание всей внутренней политики, прежде всего, экономической. Она должна быть социально ориентированной, нацеленной на жизнеобеспечение как общества в целом, так и каждого его члена. Исключительно актуальным становился вопрос о субъектной роли человека. Отмечалось, что его необходимо рассматривать не только как объект внимания, но и в роли активного участника происходящих процессов, способного реально влиять на ход исторических событий.

В этом плане содержательны разработки таких ученых, как В.Дзодзиев А.В.Корнев, Л.С.Мамут, В.П.Милецкий, Г.А.Николаев, Б.В.Ракитский, Ю.В.Скоков, В.А.Торлопов14. Некоторые из них полагали, что можно говорить только о переходе к социальному государству, а в конституционном положении видеть пока лишь не более чем программную установку.

По понятным причинам в центре внимания оказался вопрос о серьезном расхождении между рисовавшимися реформаторами перспективами страны, предстоящими положительными переменами и реальной ситуацией. В этой связи заговорили о цене, которую вынуждено было платить российское общество за форсированное вхождение в рынок (Л.Гордон, И.Е.Заславский, В.И.Жуков, Э.Клопов А.Лифшиц, А.С.Морозов, С.Ю.Наумов)15. Были и те, кто критиковал избранный курс социально-экономического развития, считая, что основная причина глубоких деформаций состояла в резком ослаблении позиции государства в социальной сфере. Так, по мнению Е.Е.Жоголевой, позитивные изменения сдерживались отсутствием тактической линии со стороны государства. Оно отказалось не только от изживших себя командно-административных методов управления экономикой, социальными процессами, но и от нужных, в частности, метода регулирования. Отсюда возникли спонтанность в принятии решений, слабое прогнозирование, высокие социальные издержки реформ16.

Анализируя содержание реформаторского курса, его результаты и недостатки, ученые в качестве доказательств тех или иных положений приводили состояние социальной сферы. Общее мнение сводилось к тому, что социальная сфера сильнее всего ощутила удары радикальной перестройки, в ней стали ослабевать базовые отрасли. Так, проблемами образования переходного периода занимались М.В.Богуславский, Л.Г.Борисова, С.А.Долматова, Л.Ф.Колесников, С.В.Куров, Е.Б.Куркин, А.Ж.Усжанова, Н.Г.Типенко, В.Н.Турченко 17и др. При разности позиций, все авторы солидарны в том, что образование в качестве одного из приоритетных направлений социальной политики таковым не стало, поиск современных путей развития данной сферы затянулся, новации больше сводятся к различным экспериментам, к тому же не все из них оправданы.

Свое место в историографии 1990-х годов занимали работы, посвященные проблемам отечественного здравоохранения (З.С.Гладун, В.Г.Кузьменко, Н.А.Левант, В.С.Лучкевич, И.В.Поляков, В.Д.Селезнев и др.)18. Как показал анализ, круг поднимавшихся проблем в основном тот же – состояние материально-технической базы, организационное построение отрасли, совершенствование системы инвестирования, решение кадрового вопроса и т.д. К сожалению, отмечают многие ученые, здоровье нации, отдельного человека должным образом не воспринимается в качестве важнейшего потенциала и ресурса развития в цивилизованном русле, от чего проигрывает и государство, и российское общество.

Актуальным и наиболее дискуссионным оставался жилищный вопрос. Степень внимания обусловливалась реальным положением, сложившимся вокруг него: с одной стороны, наблюдалось резкое снижение активности государства в решении жилищных проблем населения, а с другой – усиливалась роль коммерческих структур. Быстрая коммерциализация жилищного сектора ставила под угрозу законное право рядовых граждан на достойное жилье. В этой связи многие исследователи считали необходимым серьезно откорректировать жилищную политику государства (В.В.Авдеев, Н.Е.Бессонова, Н.В.Васильева, Е.С.Гетман, В.Б.Зотов, А.С.Пузанов, А.К.Соловьев, И.Стародубовская, Е.С.Шомина)19 и др. С учетом того факта, что граждане различаются по социальному положению, материальному достатку, финансовым возможностям, предлагалось отойти от государственных гарантий, заменив субсидии жилищно-коммунальному хозяйству на адресные пособия наименее обеспеченным семьям. При этом особо подчеркивалось, что жилищный вопрос является стратегическим, затрагивающием интересы значительной части общества, и гарантом его решения остается государство.

В историографии 1990-х годов немало трудов, посвященных проблемам демографии. Сложившаяся ситуация расценивалась как катастрофическая, появились предложения о том, что измерение быстротекущих демографических процессов следует вести не по поколениям, а по годам. Все это выдвинуло перед научной общественностью целый ряд непростых вопросов: причины кризиса, факторы, породившие его; пути выхода из кризиса; механизмы сдерживания деструктивных процессов; Поиск ответов определял характер полемики, диапазон взглядов и мнений20.

Неустойчивость общественной жизни, дестабилизация хозяйства, усилившиеся деформации морально-нравственного порядка, набиравшая угрожающую силу депопуляция российского населения – все это диктовало необходимость обратиться к тем институтам, опираясь на которые можно было сдерживать деструктивные процессы. Важнейшим из них является семья. Поэтому работы, в которых поднимались проблемы семейной политики, материнства и детства занимали существенное место в историографии. В данном направлении продуктивно и содержательно работали такие авторы, как И.А.Алексеева, В.Н.Архангельский, А.И.Антонов, Л.В.Бабаева, Е.Б.Бреева, И.С.Гольдберг, Л.К.Грачев, С.В.Дармодехин, Н.Ф.Дементьева, А.А.Лиханов, М.С.Мацковский, Е.М.Рыбинский, Т.С.Сулимова, А.М.Черняк, Н.А.Шнейдерман, Е.Р.Ярская-Смирнова21 и др. Все они отмечали непреходящую ценность института семьи, важнейшую роль последней в воспроизводстве населения и социализации молодых поколений, что особенно значимо в условиях переходного времени. Наряду с этим указывали и на современные проблема – свертывание репродуктивной функции семьи, активный рост числа одиночек и малокомплектных семей, сокращение количества браков и, напротив, увеличение бракоразводных процессов и пр. Отсюда вытекала основная мысль большинства работ: семья должна оставаться объектом постоянной заботы государства, составлять основу стратегии обновления общества.

С работами указанных авторов тесно связаны публикации, в которых рассматривались вопросы социальной защиты населения (Д.В.Бочкарев, Г.С.Еськов, М.Л.Захаров, Э.Г.Зайнышев, С.В.Кадомцева, Т.Б.Кононова, П.Н.Лебедев, А.И.Лященко, Е.И. Милюкова, С.Ю.Наумов, Л.В. Панова,  Н.Л.Русинова, В.В.Трубин, Ю.Б.Шапиро, Н.Б. Шмелев)22 и др. Объектом внимания становились такие категории населения, как молодежь, инвалиды, пенсионеры, другие малозащищенные слои населения. Были проанализированы действовавшие механизмы социальной помощи и поддержки давалась научная оценка принятым целевым программам в области защиты населения, изучались результаты их практической реализации.

Характеризуя в целом эту часть историографии, отметим две основные позиции, которых придерживались исследователи. Одни полагали, что систему социальной защиты необходимо расширять, и это является прямым делом государства, общественных институтов. Другие же  считали что, усилия должны быть направлены на создание условий для реализации каждым человеком своего трудового, творческого потенциала, при этом сужая сферу государственной благотворительности.

Третий этап историографии охватывает первое десятилетие 2000-х годов. С точки зрения общей оценки следует сказать, что и на этом этапе продолжилось научное осмысление тех же проблем, что и раньше, но с учетом новых реалий. Стало больше появляться разработок исторического плана23. Этому способствовали открывшийся доступ к новым источникам, отложившийся за последние десять-пятнадцать лет материал. По словам известного историка А.К.Соколова, социальная история «сегодня претендует на особое место и новые подходы в историческом познании»24.

Проблемы истории социальной политики, социального государства активнее стали изучаться в диссертационных исследованиях25. Интересной и полезной с точки зрения методологии познания современной социальной политики является работа В.В.Калмыкова. В ней в теоретическом ключе раскрывается место и роль государства в социальном развитии общества26. Анализируя социально-экономические процессы, ученый приходит к выводу, что в России на этапе модернизации появилась возможность построения социально ориентированной экономики. Называет и способствующие этому факторы – демократизация общественной жизни, многообразие форм собственности, складывающееся социальное партнерство субъектов, система сотрудничества и взаимной ответственности.

Не менее интересно диссертационное сочинение К.А.Найденова «Социальная политика Российской Федерации в условиях системной трансформации (1985-1999 гг.)». В работе на комплексной основе проводится сравнительный анализ социальной политики второй половины 1980-х, периода перестройки, и в условиях реформ 1990-х годов. Выявляются общие и особенные характеристики, отмечается, что ослабление государственной социальной политики в том и другой случае обернулось серьезными издержками практически во всех сферах общественной жизни 27.

Множество исследований появилось в связи с разработкой и принятием национальных проектов в области образования, здравоохранения, жилищного строительства. За сравнительно короткий эта литература заняла в историографии заметное место (С.Н.Глазунов, Е.Ш.Гонтмахер, В.О.Казанцев, М.Б. Карпенко, А.И.Иванов, А.Ю.Левицкая, А.С.Матненко, М.М.Мейер, В.С.Самошин, А.Ю.Шевяков)28 и др. Так, в коллективной монографии «Национальные проекты и реформы 2000-х годов: модернизация социальной политики»29 ученые Москвы, Казани, Нальчика, Нижнего Новгорода, Санкт-Петербурга, Саратова дали комплексную оценку новациям, охарактеризовали проекты в качестве «пускового механизма» модернизации всей социальной политики государства. Определили главными условиями их успешной реализации системный подход, реалистичность с точки зрения поставленных целей и задач, социальную ответственность всех сторон, органическую связь с общей стратегией модернизации страны.

Содержательна монография В.О.Казанцева «Приоритетные национальные проекты и новая идеология для России»30. По мнению автора, разработка проектов обусловлена не волей группы политиков, а реальной действительностью. У государства появились необходимые ресурсы, динамика экономического роста обрела устойчивость, усилилась интеграция отечественной экономики в мировую экономику. С другой стороны, считает исследователь, взятый курс на активизацию человеческого потенциала закономерно предполагает не только новые социальные ориентиры, но и новую тактику действий – конкретные шаги по решению наиболее актуальных социальных проблем.

Ни одна историческая работа не обходится без обращения ее автора к источникам. Построенная источниковая база своего рода «фундамент», на котором возводится здание познания. Такие характеристики, как информативность, репрезентативность становятся основополагающими. По словам И.Д.Ковальченко, источники выполняют для исследователя функцию накопления, хранения и передачи социальной информации о прошлом31.

Все использованные в диссертации источники подразделялись на неопубликованные и опубликованные. Источники первой группы черпались в текущих архивах администрации Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации32. Материалы знакомили с процессом разработки концепции социальной политики переходного периода, различных программ, проектов, информировали о ходе их реализации, указывали на ключевые проблемы сегодняшнего дня.

Значительный пласт информации давали архивы администраций регионов, в частности, областей Поволжья. Знакомство с ней обогащало знанием региональной социальной политики как частью общегосударственной, раскрывало многообразие местных подходов и решений. В работе использовалась также информация из фондов некоторых региональных архивных учреждений: Государственного архива социально-политической истории Самарской области (СамОГАСПИ, ф.656), Государственного архива современной документации Астраханской области (ГАСДАО, ф.325), отдела фондов политических организаций Государственного архива Пензенской области (ОФОПО ГАПО, ф.148), Государственного архива новейшей истории Саратовской области (ГАНИСО, ф.594), Государственного архива новейшей истории Ульяновской области (ГАНИУО, ф.8).

Из опубликованных источников в первую очередь следует указать на Конституцию РФ, законодательные акты Российской Федерации. К этой группе можно отнести и ежегодные послания Президента Российской Федерации Федеральному собранию РФ33. Все эти документы позволяли судить о главных направлениях социальной политики государства, целях и задачах, о стратегии и тактике действий. С их помощью познавалась история зарождения национальных проектов.

В отдельную группу были сведены документальные, статистические сборники, справочники, информационные бюллетени. Материалы одних изданий раскрывали нормативно-правовую базу социальной политики34, других – давали предоставление о количественных и качественных сторонах изучаемых предметов35.

В качестве источника большое значение имела периодическая печать. В ней публиковалась информация фактически по всем аспектам темы диссертации. Причем, печатные материалы не, только обогащали исследование фактами, но и ставили в повестку многие актуальные проблемы, требовавшие изучения. Печатные издания давали возможность «очеловечить» социальную политику, напоминая о давно известной, но всегда современной истине: социальную историю вершат живые люди, в ней человек выступает центральной фигурой, вокруг которой происходят все исторические события. Вместе с тем в работе с данной категорией источников следовало учитывать ряд его особенностей. В каждом опубликованном материале присутствует четко выраженная позиция автора, который согласно жанру изложения был волен давать фактам свою интерпретацию и даже привнести художественный вымысел. Не всегда в подаче событий выдерживалась строгая достоверность и документальность. Все это обязывало перепроверять информацию печати по другим источникам. Кроме того, в работе с журнально-газетными материалами советской эпохи нужно было считаться с тем, что все периодические издания находились под строгим партийно-государственным контролем. Поэтому в публикациях можно было встретить недосказанность, изложение фактов и событий в удобном для властей варианте. В этом случае для получения объективной информации также приходилось обращаться к другим источникам.

Во втором разделе «Социальная сфера как объект социальной политики в 1990-е годы: состояние, проблемы развития, кризис» рассматривается самый сложный период, когда происходила радикальная ломка прежних социальных отношений. Социальная сфера была неотрывна от тех радикальных преобразований, которые происходили в обществе в рамках либеральных реформ. События 1990-х годов лишний раз подтвердили положение о том, что сильная социальная политика возможна только при сильной экономике. В этой связи показывается общее состояние экономики этого периода. Так, объем капитальных вложений в 1992 году упал на 40%, в 1993-м – на 12%, в 1994-м – еще на 26%. По отдельным оценкам, это привело к спаду производства в промышленности и строительстве более чем в два раза. Внутренний валовой продукт в 1994 году по сравнению с 1991 годом сократился на 40%. Насыщенность потребительского рынка в то время продовольственными товарами составляла 50%, непродовольственными – 70%.

Анализируя социально-экономические процессы, можно сделать выводу о том, что экономика как базовый фактор социальной политики все меньше способствовала ее усилению. Социальная политика постепенно сводилась к политике субсидиарного типа. Изученные источники свидетельствуют, что социальная сфера недополучала от государства значительные средства на развитие, могла рассчитывать только на собственный потенциал, который для этого никогда не был достаточным. Между тем, посредством социальной сферы решается целый комплекс проблем: воспроизводится население страны, в том числе его экономически активная часть, стабилизируется общество, обеспечивается квалифицированными кадрами хозяйство страны, сохраняется здоровье нации и т.д. По уровню развития социальной сферы судят о цивилизованности государства, степени заботы о главном общественном ресурсе – человеческом. С учетом всего этого, в разделе рассматривается положение дел в образовании, здравоохранении, культуре, жилищном комплексе.

Не нужно доказывать значение образования для общества, оно во все времена являлось исключительным, а на этапе системных реформ тем более. В условиях комплексной социально-экономической трансформации роль образования как источника интеллектуального потенциала существенно возрастает. У государства появляется потребность в кадрах, способных в своей практической деятельности реализовывать идеологию модернизации. Поэтому образование закономерно относится к приоритетным направлениям социальной политики. Однако анализ показывает, что реальные события не всегда согласовывались с этими очевидными положениями, а иногда даже приходили в противоречие с законодательной базой образования. В этой связи в разделе рассматриваются разработанные и принятые в разные годы Федеральные Законы, такие как «Об образовании», «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», правительственные постановления, другие акты. Например, Законом «Об образовании» 10 июля 1992 года (ст.40) предусматривалось отчисление на нужды высшего профессионального образования не менее 3% совокупного национального дохода. При этом подчеркивалась важность защищенности со стороны государства соответствующей расходной статьи. Однако анализ источников показал, что установленная норма оказалась в значительной степени декларативной: в 1991-1992 годах на нужды образования отчислялось одинаково 2,7%, в 1993-м – 2%, и в 1994 году – 2,08%. За один 1993 год вузы недополучили 102,6 млрд. рублей. В итоге обеспеченность научно-лабораторными площадями, экспериментальным оборудованием отставала от нормативной наполовину, а по механизмам и энергонасыщенным агрегатам – более чем на две трети36.

В разделе рассматривается проблема платности образования. На наш взгляд, это наиболее острая дискуссионная проблема в современном российском обществе. С одной стороны, такая форма образования понятна, она логично вписывается в контекст рыночных отношений, но с другой – противоречит устоявшимся представлениям о характере государственных гарантий в области образования. С введением платной формы образование стало трансформироваться из привычного общественного блага в сферу образовательных услуг. Такое положение противоречило конституционному праву каждого человека на получение высшего профессионального образования на бесплатной основе37.

Складывавшаяся ситуация в системе образования, нараставшие негативные тенденции заставляли искать новые пути развития. Многим выход виделся в разработке новой концепции образования. В этой связи интерес представляли материалы парламентских слушаний по вопросам образования, ход разработки и содержание национальной Доктрины образования, утвержденной Правительством Российской Федерации в октябре 2000 года.

Значительное место в разделе уделено анализу проблем здравоохранения. В ретроспективном плавне рассматривается модель отечественного здравоохранения, ее принципы – государственность, доступность, бесплатность, профилактическая направленность. Признавая завоевания советского здравоохранения, его отдельные аспекты оцениваются с критических позиций. При этом целый ряд недостатков связан с бюджетным финансированием по остаточному принципу, слабым материальным стимулированием, отставанием материально-технической базы, неукомплектованностью отрасли врачебно-медицинскими кадрами.

При анализе процесса реформирования здравоохранения, особый акцент делается на мероприятиях по созданию альтернативной системы здравоохранения, введению медицинского страхования с базовыми элементами голландской модели. Изучались принятые законодательные акты, целевые программы, анализировался материал дискуссии, которая проходила в 1995 и 1997 годах в медицинском сообществе. Все это помогало лучшему пониманию существовавших трудностей. Во многом они были вызваны недостаточно четким распределением сфер влияния между федеральными, региональными и муниципальными органами, слабой координацией мер со стороны государства, размытостью компетенций.

Не полностью оправдала себя и голландская модель. Рассчитанная на финансирование в пределах 7-9% внутреннего валового продукта, на участие мощных негосударственных фондов, она закономерно не давала эффекта при финансировании по остаточному принципу. Серьезными тормозящими факторами стали слабая платежеспособность населения за медицинские услуги, сильная зависимость от административных органов всех уровней, недостаточное ресурсное обеспечение принимавшихся целевых программ. Все это вместе взятое, по нашему мнению, блокировало многие интересные начинания в области здравоохранения.

Анализ социальной сферы будет неполным, если не показать состояние культуры. В общепринятом представлении понятие «культура» широкое, это не только материальная база, структурная организация, но и образ мыслей людей, миропонимание, нравственный кодекс, стиль поведения и т.д. В работе внимание больше концентрируется на механизме управления культурной сферой, ее материальных носителях. Как и в предыдущих случаях, здесь также свое место занимает анализ нормативно-правовой базы. Он дает основание говорить о некоторых новых подходах к проблемам: развитие культурной сферы с применением элементов коммерциализации; переход в управлении к программно-целевому методу; сочетание в материально-финансовом обеспечении централизованных инвестиций с частноблаготворительными, с инвестициями по линии общественных фондов.

В качестве примера приводится опыт областей Поволжья, отчасти Костромской, Омской, Смоленской областей. Так, в Волгоградской области представляют интерес созданные в районах социокультурные комплексы, в Астраханской – централизованные клубные объединения, а в Самарской – справочно-информационные центры с целью обмена опытом, зональные методические кабинеты38. Такого рода факты свидетельствуют о том, что в 1990-е годы шел поиск новой организационной модели, культурная сфера структурировалась по зональному принципу

Жилищная проблема всегда была актуальной для нашей страны, таковой она осталась и в 1990-е годы. Как и прежде, она имела не только социальное, но и политическое значение, входила в группу базовых факторов жизнедеятельности человека. С этой точки зрения в разделе анализируются принимавшиеся властями в разное время программы в области жилищного строительства, изучаются причины их незавершенности. Практически во всех случаях между заявленными целями и реально достигнутыми результатами есть расхождения, зачастую очень значительные. В частности, если за 1996 год в эксплуатацию было введено жилья всех форм собственности около 80% от намеченного объёма, то за 1997-й – 71%, а за 2000-й год и вовсе менее 50% .

Такое положение было закономерным. Изученные материалы показывают, что помимо вышеназванных общих причин (недофинансирование, слабая обеспеченность научно-техническими достижениями, межведомственная неразбериха и бюрократизм), имели место и внутриотраслевые причины - маломощность строительной индустрии, недостаток рабочей силы, отсутствие согласованных действий заказчиков и подрядчиков и т.п. Они не только сдерживали решение жилищной проблемы, но и определяли стартовую позицию, с которой запускалась государственная программа приватизации жилищного фонда страны.

Сама жилищная реформа рассматривалась в единстве двух комплексных программ – программы приватизации и целевой программы «Жилище» 1993 года. Будучи тесно связанными между собой, они предполагали и общие условия реализации: законодательное обеспечение, привязанность к региональным особенностям, четкая координация действий всех ответственных сторон, опора на реальные материально-технические, финансовые, ресурсные возможности страны. Благодаря такому подходу планировалось за относительно короткий срок оздоровить ситуацию с жильем.

Оценивая результаты принимавшихся мер, следует признать, что они не привели к решению жилищной проблемы. Больше того, коммерциализация этого сектора экономики, свертывание социального жилья для значительной части общества (прежде всего, молодежи) существенно сократили возможности решения жилищного вопроса. Высокой оставалась доля ветхого и аварийного жилья, далеко не всегда отвечали современным стандартам качественные характеристики жилищного фонда, особенно в сельской местности.

В течение девяностых годов проблемы социальной сферы так и не были разрешены. Президент России в 2000-2008 гг. В.Путин так характеризовал социальные итоги десятилетия: «Тяжёлое состояние дел в экономике и социальной сфере и, конечно, потеря многих ценностных ориентиров нанесли психологический удар обществу. Усилили социальные болезни, коррупцию, преступность. Обострился и демографический кризис. Рождаемость падала, смертность росла. Богатая Россия превратилась в страну бедных людей»39.

В третьем разделе «Социально-демографическая ситуация и эволюция демографической политики государства» анализ выстраивался по двум направлениям. Прежде всего, чтобы судить о характере государственной демографической политики, важно было разобраться с самой социально-демографической ситуацией, сложившейся в стране. Следовало изучить протекавшие процессы и тенденции, дать всему количественную и качественную оценку. Другое направление анализа – демографическая политика, проводившаяся государством в рассматриваемый период: каким образом она эволюционировала, как реагировали органы государственной власти на складывавшуюся ситуацию.

В исследовании названных проблем исходным было положение о том, что демография является, пожалуй, самым чутким индикатором всех происходящих социально-экономических процессов, реформаторских перемен. Подобный подход обязывал проводить анализ проблем демографии в увязке с содержанием государственной социальной политики, общей стратегией развития страны на переходном этапе.

С учетом принципа причинно-следственных отношений, демографическая ситуация рассматривается не как простая данность периода конца ХХ – начала ХХI века, а как следствие действия ряда предпосылок. На наш взгляд, начавшийся ещё в советский период процесс нарастания негативных тенденций получил дополнительный импульс в период либеральных реформ и достиг высшей точки в 1990-е годы. Серьезным деформациям подверглись ключевые показатели демографии – уровень рождаемости и смертности, коэффициент воспроизводства населения, резкое падение репродуктивной функции и т.п. Все это в конечном итоге вылилось в демографический кризис. Показываются и черты этого кризиса: сокращение продолжительности жизни, устойчивое превышение смертности над рождаемостью, старение общества. В итоге российское общество ускоренно приближалось к опасному рубежу, за которым начинается депопуляция нации.

Согласно данным статистики, рост населения прекратился к 1991 году, после чего население стало сокращаться. В том же 1991 году убыль населения сначала отмечалась в 30 административно-территориальных субъектах, а вскоре в 42. Всего же за период 1989 - 2002 годы численность населения уменьшилась на 1,8 млн. человек40. Тревожную картину в конце 1990-х годов нарисовал Госкомстат России в своем демографическом прогнозе на пятнадцатилетнюю перспективу. По его подсчетам к 2016 году население страны по более благоприятному сценарию уменьшится до 137 млн. человек, по худшему до 130 млн. В свою очередь Центр демографии и экологии человека указывал, что естественная ежегодная убыль российского населения в 2,2% обрела устойчивость41. Согласно другим источникам, в среднесрочной перспективе, к 2025 году, численность россиян составит не более 120 млн. человек42

.

Изучение проблемы демографии на региональном уровне позволяет определить некоторые характерные моменты. Один из них состоит в том, что демографическая ситуация менялась в зависимости от социально-экономического состояния регионов. В тех, где существовала развитая промышленность, поддерживалось более высокое качество жизни, а региональные власти вкладывали значительные средства в развитие социальной сферы и системы социальных услуг, демографическая ситуация отличалась большей устойчивостью. В частности, население центральных, поволжских, южных регионов пополнялось за счет мигрантов. В других регионах, в которых все это проявлялось в меньшей степени, наблюдался обратный процесс – сокращение населения.

С другой стороны, как показывает анализ, самые высокие показатели рождаемости отмечались в национальных республиках, а вот самые низкие – в промышленных, урбанизированных регионах. То же самое можно сказать о семьях: в первых больше регистрировалось многодетных семей, во вторых – семей с небольшим числом детей. Однако в любом случае, несмотря на то, что в отдельных регионах положение выглядело более предпочтительным, общее ухудшение демографии шло ускоренными темпами.

Такое положение не могло не беспокоить государство, общественность, поскольку деформации затрагивали базовые условия развития, негативно влияли на социальную основу реформ. Недостаточное внимание государства к демографическим процессам в 1990-е годы дорого обошлось обществу. Поэтому предстояло не только активизировать демографическую политику, но и наполнить ее новым содержанием, сделать проблемы демографии в политике из «периферийных» - центральными. Стало очевидным, что противостоять процессам депопуляции можно только, имея на вооружении научно обоснованную, конкретную стратегию и тактику действий. В этой связи в работе отмечаются не только более благоприятные условия, которые стали складываться в начале 2000-х годов: стабилизация, постепенный рост экономики, и, как следствие, возросшая роль экономических мер в решении проблем демографии, появление качественно новых форм и методов социальной работы с населением, совершенствование механизма социальной помощи и поддержки. Немаловажную роль играл и изменившийся в лучшую сторону психологический настрой российского общества.

Важно и то, что в демографической политике наметился поворот к комплексному подходу. В решении целого ряда проблем (укрепление семьи, деторождение и др.) заметен целостный взгляд на каждую из них. Все чаще ставится задача в проведении мероприятий преследовать не только текущие цели, но и более отдаленные. Например, решение проблемы занятости экономически активного населения сводилось как к материальной поддержке, так и к созданию условий для малого и среднего бизнеса, а решение проблемы рождаемости предполагало не только введение экономических стимулов (пособие по уходу за ребенком, материнский капитал), но и создание специализированных детских заведений, расширение сети детских дошкольных и школьных учреждений и т.д.

Подобным образом строились подходы к целому ряду других проблем. Разумеется, рассчитывать на скорый эффект не приходилось. Слишком сложна и запущена была демографическая ситуация. К тому же не было единого центра, который отвечал бы за решение вопроса, а в мероприятиях, которые проводили различные министерства и ведомства, как правило, отсутствовала согласованность.

В этой связи закономерен интерес к тем концепциям и целевым программам, которые разрабатывались с целью улучшения демографической ситуации. Прежде всего, рассматривалась Концепция демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года, разработанная на основе Указа Президента РФ от 10 января 2000 года «О концепции национальной безопасности Российской Федерации», а также Концепция демографической политики РФ на период до 2025 года.

Их анализ подводит к выводу, что демографический фактор признавался одним из ключевых, обеспечивающим безопасность страны. Отмечается высокая степень проработанности той и другой Концепции (от анализа демографической ситуации, постановки целей и задач, определения приоритетов до механизма их реализации). При этом подчеркивается, что в этих документах впервые признается острота сложившегося в стране демографического кризиса во всех его проявлениях.

Для полноты анализа исследовались также некоторые региональные целевые программы: «Семья. Женщины. Дети» (1995 г., Астраханская область), «Программа развития народонаселения Ульяновской области на 1990-2000 гг.» (1990 г.), «Демографическое развитие Ульяновской области в 2005-2010 гг.» (2005 г.), «Этносоциальное развитие населения Волгоградской области в 2005-2005 гг.» (2003 г.), «Комплексные меры по реализации демографической политики на территории Пензенской области» (2007 г.), «Улучшение репродуктивного здоровья населения Самарской области» (2006 г.) и др.

Четвертый раздел «Поддержка семьи, материнства и детства как направление социальной политики» содержит анализ семейной политики, системы мер по защите материнства и детства в условиях переходного периода. В соответствии с принятыми положениями, семейная политика рассматривается как составная часть социальной политики, направленная на институт семьи с целью его укрепления и защиты. Сама по себе она представляет комплекс практических мер по обеспечению семьи определенными социальными гарантиями. В качестве среднесрочной цели семейной политики определяется создание условий для реализации потенциала семьи в преодолении трудностей переходного этапа, долгосрочной – преодоление кризиса семьи, расширение ее социальной роли.

Исследование института современной семьи, проводилось, во-первых, с позиции того, как семья решала проблемы воспроизводства поколений, их социализации, во-вторых, как эволюционировала в контексте общих перемен общественной жизни, в-третьих, насколько продуктивно осуществляла экономическую функцию. Указывались некоторые особенности современного института семьи: все более растущее число малодетных семей; отход от модели семьи с лидирующим положением мужчины; резкая поляризация семей по уровню материального достатка.

На этапе рыночных преобразований значительная часть российских семей оказалась в крайне тяжелом положении. К середине 1990-х годов свыше 700 тыс. семей с несовершеннолетними детьми имели одного безработного родителя, а в 61 тыс. безработным являлся единственный кормилец. Спустя два года аналогичные показатели составляли соответственно 1028 тыс. и 89 тыс. семей. В тот же период 30% населения страны располагали доходами ниже прожиточного минимума, а 33% - ниже среднего уровня, т.е. почти две трети населения не имели достойных условий для нормальной жизнедеятельности43. При этом плата за содержание детей в детских дошкольных учреждениях лишь за 1992 год увеличилась в 32 раза44. На основании подобных фактов делается вывод о том, что 1990-е годы не стали поворотом к качественно новому этапу семейной политики.

Такой ход событий потребовал от государства принятия срочных мер, внесения серьезных корректив в семейную политику. Анализ этих мер строился с учетом положений и направлений, которые определялись как международными правовыми актами (Всеобщей декларацией прав человека, Конвенцией о правах ребенка, Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах и др.), так и российскими – Семейным кодексом РФ (1995 г.), Указом Президента РФ «Об основных направлениях государственной семейной политики» (1996 г.), Концепцией государственной семейной политики РФ от 13 апреля 1993 года (с изменениями и дополнениями от 15 мая 1999 г.), Концепцией государственной политики в отношении молодой семьи (2007 г.), посланиями Президента РФ Федеральному Собранию, целым рядом федеральных законов.

При таком подходе лучше виделся масштаб проделанного, методом сопоставления намечавшихся ориентиров и достигнутого выявлялась результативность семейной политики. Вместе с тем, как подчеркивается, не по всем вопросам можно было получить исчерпывающую картину. Целый ряд директивных документов страдал неконкретностью, размытостью выдвигавшихся целей и задач, что затрудняло выявление степени эффективности государственной семейной политики.

Предметно рассматривались действовавшая система субсидий и пособий, компенсаторные выплаты малоимущим семьям, механизм индексирования, адресная форма материальной поддержки и помощи и др. По итогам проведенного анализа был сделан вывод о том, что в 1990-е годы семейная политика продолжала во многом строиться на патерналистской основе, хотя и в несколько модифицированном виде. Обоснованием служило признание институциональной ослабленности семьи, необходимости ее опеки.

Поворот наметился только в 2000-е годы, когда начала расти экономика, произошли позитивные перемены в других областях. Идея сильной социальной политики, а вместе с ней и семейной, звучала в посланиях Президента РФ Федеральному Собранию в 2004-2006 годах. В частности, в послании Президента Федеральному собранию РФ 2006 года говорилось о том, что «возросшие экономические возможности позволили нам направить дополнительные инвестиции в социальную сферу, а, по сути, – в рост благосостояния людей, в завтрашний день России»45.

В эти годы происходит укрепление системы материальной поддержки российской семьи. Значительное место отводится анализу истории разработки и введения такой формы, как материнский капитал. С экономической точки зрения материнский капитал призван улучшить материальное положение семьи, с социальной – поднять статус женщины как матери. Именно поэтому капитал именуется «материнский», а не иначе. С другой стороны, появление данной формы свидетельствует о том, что государство серьезно озабочено состоянием демографии, берет на себя основное обязательство в решении материальной стороны проблемы.

Важное место в разделе занял анализ проблем защиты детства и материнства. Связанные с другими проблемами социальной политики, прежде всего, в сфере семейных отношений, эти проблемы были сведены в отдельную группу. Это обусловлено тем, что для их разрешения сложилась своя система правовых норм, выработан комплекс государственных мер, определились такие принципы как поддержка семьи с целью создания условий защиты детства, забота о здоровье, воспитании, образовании, в целом гармоничном развитии детей. Все это подчеркивает ответственность государства за широкий круг вопросов, определяющих судьбу детей. Выделение проблематики детства в самостоятельную, оформленную сферу деятельности государства служит интересам общества, всего населения.

Как показывают изученные источники, государственная политика по защите детства и материнства стала заявлять о себе в середине 1990-х годов. Именно тогда шла активная ее разработка на политическом, нормативно-правовом, программно-целевом, организационно-управленческом уровне. Однако официально оформленные декларации вскоре пришли в противоречие с реальностью: государство переставало играть роль гаранта трудовой занятости женщины-матери, от чего развивалась женская безработица, в этих условиях забота о благосостоянии семьи все больше стала возлагаться на саму семью, обозначились серьезные трудности вхождения семьи в рыночное пространство и т.д. Понизившийся в целом уровень жизни негативно повлиял на структуру семейного бюджета, сократились расходные статьи, в том числе относительно детей. Все это не замедлило сказаться на общей ситуации. За период с 1989 по 2005 год численность детей до 16 лет сократилась в 1,5 раза (с 36 млн. до 24 млн.)46.

С целью изучения мер государства автором рассматривались целевые программы «Дети России», ее составные подпрограммы «Дети-сироты», «Дети-инвалиды», «Дети Севера», федеральная программа «Безопасное материнство» и др. Рассматривались и относительно новые формы решения проблем детства - институт приемной семьи, попечительство, усыновление. Например, обзор практики усыновления показал, что среди усыновителей оказалось больше иностранных граждан, чем россиян. Чтобы понять причины такого положения, исследовалась система правового регулирования процесса усыновления, его организация, система контроля со стороны соответствующих государственных органов, общественности.

По итогам сделаны следующие выводы: во-первых, на этапе системной трансформации общества, перехода к рыночным отношениям государство менее всего было подготовлено к решению проблем защиты интересов детей; во-вторых, сложившееся противоречие между необходимостью обеспечить нормальное развитие детей и недостаточными экономическими возможностями большинства семей явилось главным тормозом в решении проблемы; в-третьих, успешное решение проблем защиты интересов детей возможно только совместными усилиями органов государственной власти, института семьи и общественных объединений. Не случайно в своем первом послании Федеральному собранию в ноябре 2008 г. Президент РФ Д.А. Медведев в числе приоритетных и фундаментальных ценностей нашего общества назвал семью, семейные традиции, любовь и верность, заботу о младших и старших. Он, в частности отметил, что «таковы наши ценности, таковы устои нашего общества, наши нравственные ориентиры. А говоря проще, таковы очевидные, всем понятные вещи, общее представление о которых и делает нас единым народом, Россией. Это то, от чего мы не откажемся ни при каких обстоятельствах»47. Это заявления внушают определенные надежды на то, что сильная и эффективная демографическая и семейная политика государства поможет разрешить многие важные и актуальные проблемы нашего общества в этой сфере.

В пятом разделе «Уровень жизни населения – интегральный показатель эффективной социальной политики» анализируется, как социальная политика влияла на уровень жизни россиян. На наш взгляд, данный показатель выступает ключевым в оценке эффективности политики, он тесно связан с показателями «качества жизни», «образа жизни», «благосостояния». Следовательно, уровень жизни как показатель, отличается высокой динамикой, меняется под воздействием самых различных факторов. В определение уровня жизни, по нашему мнению, необходимо вкладывать не только экономический смысл, но и социально-гуманитарный. Соответственно в исследовании проанализирована не только динамика роста потребностей как таковых, но и характер этих потребностей.

В оценках уровня жизни в качестве критерия использовался индекс стоимости жизни (ИСЖ). При расчете в качестве исходных принимались динамика доходов, цены на потребительские товары и услуги, объем предоставляемых платных и бесплатных услуг, структурные изменения в потребностях населения. Очевидно, что индекс стоимости жизни также не статичен, он обладает маятниковым характером, способен меняться в ту или иную сторону в зависимости от социально-экономического состояния общества на текущий момент.

С применением данной схемы, на основе источникового материала выявлялся уровень жизни в регионах. Например, поволжские области в конце 1990-х годов характеризовались по-разному. Если по уровню безработицы практически ни одна не выделялась в лучшую сторону, то уровень бедности ниже всего был в Пензенской области, а самый высокий – в Ульяновской. По уровню производимого валового продукта на душу населения опережала всех Самарская область. Области не имели больших различий по уровню образования, продолжительности жизни людей.

Одним из факторов, существенно влияющих на уровень жизни, является занятость экономически активного населения. С переходом к рыночной экономике безработица стала реальностью, а Закон 1991 года «О занятости населения в Российской Федерации», по сути, ее легализовал. Государство столкнулось с проблемой, которая, как декларировалось в советское время, перестала существовать с 1930-го года после закрытия последней биржи труда. Она усугублялась быстрым ростом числа безработных, перманентным характером безработицы, отсутствием опыта решения данного вопроса, неподготовленностью самого государства. Все это приводило к тому, что безработица становилась не только долгосрочным явлением, но и с каждым периодом все более обостряющимся.

Анализ источников показывает, что в течение всего рассматриваемого периода проблема безработицы на всех уровнях признавалась первостепенной. Сложившаяся ситуация с занятостью населения могла спровоцировать социальные конфликты. Для снижения социального напряжения государство принимало меры законодательного, организационного характера. Одной из них стало формирование государственной службы занятости, чей фонд создавался с участием всех заинтересованных сторон. По нашему мнению, таким образом, фактически апробировался, а впоследствии был приведен в действие механизм социальной солидарности и ответственности. За один 1997 год службой занятости было взято на учет 2 млн. трудоспособных граждан.

Наряду с этим были детально изучены общегосударственные, региональные целевые программы в решении проблемы безработицы. Практически во всех случаях отмечались такие подходы, как профессиональная переподготовка, совершенствование механизма перераспределения средств фонда занятости, расширение сферы общественных и временных работ, экономическое стимулирование работодателей к созданию рабочих мест, помощь малому и среднему бизнесу, частному предпринимательству, создание молодежных бирж труда, информационных центров, банков данных о наличии свободных рабочих мест, проведение ярмарок вакансий. В результате принятых мер наметились некоторые позитивные сдвиги: если в 1996 году уровень безработицы составлял 9,6%, в 2000-м – 10,5%, то в 2005-м – 7,3%, в 2007 году еще меньше – 5,9%48.

Другим важнейшим фактором, формирующим уровень жизни, является заработная плата, которая ни в советской, ни в постсоветской России не соответствовала принятым в развитых странах стандартам. Между тем за счет дохода от заработной платы не только решается задача воспроизводства трудового потенциала, но и удовлетворяется подавляющая часть жизненных потребностей человека.

В диссертации изучается общая социально-экономическая ситуация, в которой функционировал механизм заработной платы, – либерализация системы ценообразования, галопирующий рост стоимости потребительских товаров и вызванная этим индексация заработной платы, ширившаяся практика теневой, или. как её ещё называли, «серой» оплаты труда, хроническое несоблюдение сроков выплаты заработанных людьми денег. По подсчетам, например, за 1990-е годы в Поволжском регионе среднемесячная заработная плата в сопоставимых ценах сократилась более чем в 3 раза. Разителен контраст и с точки зрения сопоставления зарплаты в регионах со среднероссийским уровнем: в Поволжье – 0,72, в Центральном регионе – 1,55, в Москве – 3,79. В целом же по стране уровень и структура заработной платы не обеспечивали для подавляющей массы работающих полного или хотя бы достойного возмещения затраченной рабочей силы. При этом отмечается изменение роли государства. На этапе реформ, помимо государственных органов, ответственными за состояние дел с заработной платой становились региональные власти, предприятия, работодатели. Они во многом стали играть определяющую роль, что же касается федерального центра, то он устанавливало минимальный порог, вводил коэффициенты, контролировал первоочередность выплаты заработной платы относительно других статей расходов49.

Анализ показывает, что ситуация с заработной платой стала меняться к лучшему только в 2000-е годы. Этому способствовали конкретные факторы – устойчивый рост экономики, усилившееся внимание со стороны органов власти, начали действовать запущенные стимулирующие механизмы и др. Так, по некоторым расчетам в 2000 году зарплатоемкость в структуре ВВП составляла 23,6%, в 2008-м – 35,2% и в 2009 году – 40%. И хотя показатели условны, поскольку представляют собой усредненные данные по высоко- и низкооплачиваемым работникам, вместе с тем нельзя не видеть общей положительной динамики.

В условиях резкого спада уровня жизни населения перед государством встала задача разработки оптимальных стандартов, определяющих порог потребления. Это было необходимо сделать для предотвращения социальных конфликтов, для того, чтобы иметь ориентиры, которых следовало придерживаться, и которые могли стать базовыми критериями в разработке программ социального развития. В этой связи изучается механизм разработки прожиточного минимума, раскрывается его социально-экономическая обусловленность. С применением, например, показателей прожиточного минимума можно было проводить дифференциацию регионов по уровню жизни. В частности, на начало 1998 года 14 регионов относились к группе бедных (на человека приходилось менее 1,5 прожиточного минимума), 35 – к группе малой обеспеченности (на человека чуть более 2 прожиточных минимума), 26 – к группе относительного благополучия (соответственно 2-3 прожиточных минимума), 5 регионов составили группу высокой обеспеченности (на человека 5 прожиточных минимума)50.

Проблема стандартов сохраняла актуальность и в 2000-е годы. В ее решении регулирующими становились такие Законы РФ, как «О потребительской корзине в целом по Российской Федерации» (от 20.11.1999 г.), «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» (в ред. от 27. 05. 2000 г., от 22. 08. 2004 г.), «О потребительской корзине в целом по Российской Федерации» (от 31. 03. 2006 г.), соответствующие постановления Правительства РФ.

Важное место в диссертации занимает анализ проблем пенсионного обеспечения населения страны. Подчеркивается актуальность, которая определялась не только количественным составом этой категории людей, но и социальным характером государства. На основе анализа материалов в состоянии пенсионной системы выводятся два основных этапа. Первый относится к последнему десятилетию ХХ века, когда система переживала кризис. Она оказалась неприспособленной к рыночным условиям, все больше приходила в противоречие с реалиями жизни. Политика либерализации ценообразования, замораживание накоплений усугубили положение пенсионеров, они становились наименее защищенными гражданами. Так, объем пенсионных выплат в первой половине 1990-х годов сократился более чем в 2 раза, размер среднестатистической пенсии к средней заработной плате составлял лишь 26%.

В этой связи изучаются такие направления пенсионной политики, как компенсации и дотации со стороны государства, создание системы пенсионного страхования, организация пенсионного Фонда. Рассматривается практическая деятельность созданной в 1993 году единой пенсионной службы. Значительное место отводится исследованию принятой в 1995 году Концепции реформирования пенсионной системы. В качестве первоочередной задачи в ней определялась стабилизация пенсионного дела в стране, для чего предстояло перейти к смешанной системе пенсионного обеспечения, ввести в действие накопительные механизм, установить персонифицированный учет клиентов, внедрить негосударственные формы пенсионного обеспечения. Анализ всех проблем строился в тесной увязке с проводившимся общим социально-экономическим курсом.

Анализ хода реформы пенсионной системы в 2000-е годы, позволяет выявить некоторые принципиальные отличия от прежней системы. Во-первых, к обсуждению проблемы, к поиску оптимальных вариантов пенсионной системы стала активнее подключаться научная общественность. Во-вторых, очевиден поворот в сторону интересов главного объекта пенсионной системы – гражданина-пенсионера, что само по себе закономерно. Повысившийся интерес к человеку как созидателю, к человеческому потенциалу, видение перспектив государства с точки зрения развития этого потенциала, объективно не могли не затронуть реформу пенсионной системы. В этой связи изучалась дискуссия по вопросу расширения границы возраста выхода на пенсию россиян, о перспективности накопительной части пенсии и т.п.

В шестом разделе «Национальные проекты и их роль в формировании «сильной» социальной политики государства» анализируются проблемы нового этапа социального развития страны. Его своеобразие и содержание определяли нацпроекты, реализуемые на наиболее приоритетных направлениях жизнедеятельности общества. Выбор направлений в качестве приоритетных (здравоохранение, образование, жилье, агропромышленный комплекс), на наш взгляд, был актуален и оправдан. Именно эти направления традиционно определяли качество жизни общества и, одновременно, являлись самыми проблемными.

В разделе изучаются предпосылки национальных проектов, конкретно-исторические процессы, обусловившие их появление. Раскрывается история подготовки – создание в 2003 году рабочей группы с целью определения стратегических приоритетов на ближайшие четыре года, поворот в сторону «социализации» этих приоритетов, формулирование главных направлений по их социальному компоненту, которые затем вошли в национальные проекты. Очевиден также поэтапный характер движения общества к национальным проектам: от этапа наведения элементарного порядка в стране, предотвращения дезинтеграции государства до этапа стабилизации, дальнейшего развития экономики, как главного условия реализации проектов.

В этой связи представлялось важным показать роль политических партий, общественных объединений в подготовке проектов. В частности, изучены социально-экономические программы партии «Единая Россия», Центра социально-консервативной политики, других организаций. Например, разработанный «Единой Россией» проект «Здоровое сердце», содержащий комплекс мер по предупреждению сердечнососудистых заболеваний, многими своими компонентами вошел в национальный проект «Здоровье».

По ходу исследования появилась необходимость и в том, чтобы установить отличительные черты национальных проектов от действовавших целевых программ. На наш взгляд, они следующие: во-первых, проекты стали, по сути, институциональной основой всей стратегии развития российского государства и общества на среднесрочную и долгосрочную перспективу, по своим экономическим и социальным технологиям являются инновационными; во-вторых, проекты предполагали максимальную концентрацию финансовых, административных и организационных ресурсов всех общественных институтов, а не отдельно взятых; в-третьих, их реализация означала решение проблем не только на обозначенных направлениях, но и в значительной степени на других, таких как демографическом, культурном. В целом можно заключить, что национальные проекты выражали общенациональную идею создания цивилизованного социального государства.

Ход реализации национальных проектов в решающей степени зависел от того, какой будет создан для этого механизм. С этой точки зрения интерес представляли сформированные в октябре 2005 года при Президенте РФ Совет и его Президиум. Рассматриваются их компетенции и функции, предпринимавшиеся конкретные меры. Примечателен состав Совета, в который вошли руководители не только федерального уровня, но и регионального, члены Законодательного собрания, представители общественности. Тем самым подчеркивалось, что за осуществление проектов в равной степени ответственны и центр, и регионы, все общество в целом.

Не могла не вызвать интерес и финансовая сторона проектов, поскольку от того, насколько полно они обеспечивались инвестициями, зависела их результативность. К тому же объемы вложений, наряду с другими факторами, помогали судить о масштабности национальных проектов, их значимости. Например, только в 2006 году из федерального бюджета в них направлялось 134,5 млрд. рублей, а с учетом правительственных гарантий – 161 млрд. Из этой суммы на образование намечалось потратить 30,8 млрд., здравоохранение – 62,6 млрд., жилищное строительство – 21,9 млрд. и на агропромышленный комплекс – свыше 19 млрд. рублей. В последующем, как свидетельствуют документы, по всем источникам наблюдается динамика роста финансовых вложений в реализацию национальных проектов.

Благодаря предпринятым в рамках национальных проектов действиям, социальная ситуация в стране несколько улучшилась. Например, за период с 2006-го по 2009 год включительно рождаемость увеличилась на 23%, а смертность, напротив, сократилась на 11,2%. В здравоохранении укрепилась материально-техническая база: более 10 тыс. учреждений получили новое оборудование, на 70% обновился автопарк службы «Скорая помощь». Наметились позитивные сдвиги в решении жилищного вопроса. За один 2009 год в строй вошло 59,8 млн. кв. метров. Набирало обороты индивидуальное жилищное строительство, прежде всего, в сельской местности, доля которого составила 47,8%. Начата реализация программ обеспечения жильем ветеранов и инвалидов Великой Отечественной войны, детей-сирот. Положительные примеры можно привести и из практики реализации нацпроекта в области образования. Вместе с тем говорить о том, что такого рода позитивные тенденции обрели необратимый и устойчивый характер, пока не приходится. Национальные проекты лишь начало социального оздоровления общества, к тому же нынешняя реальность не раз демонстрировала, как те или иные конъюнктурные изменения могли в течение короткого времени менять положение дел не в лучшую сторону.

В заключении диссертации подводятся итоги, делаются обобщающие выводы, даются практические рекомендации. Проведенный анализ не исчерпывает всей проблематики темы, он подтверждает необходимость продолжать исследования в данном направлении. Эволюция государственной социальной политики на стыке социально-экономических эпох, на этапе системной трансформации общества – на сегодняшний день малоизученное направление исторической науки. Вместе с тем на основании анализа можно говорить о некоторых общих выводах. Прежде всего, социальная политика, как составная часть единой внутренней политики, в условиях реформирования должна наравне с другими видами политики меняться содержательно. Это важно не только для сбалансированного хода социально-экономической модернизации страны, но и для активизации человеческого потенциала, без чего эффективность преобразований вряд ли возможна.

Изученные процессы переходного периода наглядно показывают, что рынок не является гарантом справедливого распределения общественных благ, социальные сферы не самодостаточны, чтобы развиваться за счет своего потенциала, никакая помощь со стороны коммерческих, общественных структур не заменит участия государства. Сложившийся в стране системный кризис, нараставшая опасность социальных конфликтов и многое другое заставило изменить позицию, признать ключевую роль государства в социальном развитии страны, общества. Как показывает представленное исследование, на этапе радикальных реформ, когда реальна опасность дезинтеграции всего жизнеобеспечивающего комплекса, участие государства в решении социальных проблем особенно необходимо.

Исследование убеждает и в том, что эффективная социальная политика возможна при условии комплексного подхода, при одинаковом отношении ко всем направлениям. С этой точки зрения показательна история разработки и реализации приоритетных национальных проектов. В отличие от предыдущих программ, во многом построенных по избирательной схеме, в данном случае каждый объект в равной степени признается важным, получая соответствующее обеспечение. Это свидетельствует о системной организации мероприятий в рамках проектов, взаимосвязанности последних. Именно при таком раскладе стали возможны позитивные тенденции.

Отмечая положительные сдвиги, вместе с тем следует подчеркнуть, что в социальной политике государства на текущее время все же больше элементов благотворительности, использования пассивных форм поддержки населения. Механизм защиты определенных социальных групп ориентирован на выживание, в меньшей степени – на их адаптацию в новых условиях. К тому же этот механизм поглощает львиную долю выделяемых материально-финансовых средств. На этом фоне далеко не в полном объеме созданы условия для включения в активную практику ресурсов современной семьи, недостаточно еще делается для максимальной реализации человеческого потенциала в целом.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях

Монографии и брошюры

1. Шабанов Я.В. Социальная политика Российского государства и ее приоритеты на этапе системной трансформации общества (1990-2000-е гг.) / Я.В.Шабанов. – Саратов, 2011. – 15,5 п.л.

2. Шабанов Я.В. Проблемы демографической и семейной политики в Российской Федерации (1990-е – 2000-е гг.) / Я.В.Шабанов. – Саратов, 2010. – 8,1 п.л.

3. Шабанов Я.В. Социальная политика государства в 1990-е годы: проблемы, решения, результаты / Я.В.Шабанов. – Саратов, 2008. – 5,5 п.л.

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК

4. Шабанов Я.В. Роль целевых программ в осуществлении социальной политики Российского государства / Я.В.Шабанов // Власть. 2009. № 10 – 0,5 п.л.

5. Шабанов Я.В. Целевые программы как инструмент социальной политики государства на переходном этапе / Я.В.Шабанов // Вестник Саратовского государственного социально экономического университета (СГСЭУ). Саратов, 2009. № 3 (27) – 0,4 п.л.

6. Шабанов Я.В. Опыт трансформации советской системы образования / Я.В.Шабанов // Власть. 2010. № 3 – 0,5 п.л.

7. Шабанов Я.В. Социальная политика Российского государства в первое постсоветское десятилетие / Я.В.Шабанов // Власть. 2010. № 12. – 0,5 п.л.

8. Шабанов Я.В. Демографическая ситуация и демографическая политика в постсоветской России / Я.В.Шабанов // Вестник СГСЭУ. 2010. № 2 (31) – 0,4 п.л.

9. Шабанов Я.В. Из истории разработки и принятия приоритетных национальных проектов // Власть. 2011. № 9. – 0,4 п.л.

10. Шабанов Я.В. Некоторые проблемы трудовой занятости населения и пути их решения 90-е годы ХХ века / Я.В.Шабанов // Вестник СГСЭУ. 2011. № 3 (37) – 0,5 п.л.

11. Шабанов Я.В. Поддержка семьи как направление социальной политики российского государства / Я.В.Шабанов // Вестник СГСЭУ. 2011. № 4 (38) – 0,6 п.л.

Статьи в других научных изданиях

12. Шабанов Я.В. 1990-е годы: старые проблемы в новой программе модернизации социальной сферы / Я.В.Шабанов // Общество и политика в исторической ретроспективе. Вып.5. Саратов, 2009. – 0,4 п.л.

13. Шабанов Я.В. Социально-демографические последствия войн и иных чрезвычайных ситуаций / Я.В.Шабанов // Общество и политика в исторической ретроспективе. Вып.5. Саратов, 2009. – 0,4 п.л.

14. Шабанов Я.В. Современная демографическая политика Российской Федерации / Я.В.Шабанов // Модернизация Российского общества и государства и ее рефлексия в политической науке. Саратов, 2009. – 0,7 п.л.

15. Шабанов Я.В. Актуальные проблемы изучения современных социально-демографических процессов в Российской Федерации / Я.В.Шабанов // Человек и власть в современной России. Вып.11. Саратов, 2009. - 0,6 п.л.

16. Шабанов Я.В. Трансформация пенсионной системы в России / Я.В.Шабанов // Социально-политические проблемы российского общества. Саратов, 2009. – 0,5 п.л.

17. Шабанов Я.В. Национальный проект «Здоровье»: проблемы, решения, первые результаты / Я.В.Шабанов // Общество и политика в исторической ретроспективе. Вып.6. Саратов, 2010. – 0,5 п.л.

18. Шабанов Я.В. Национальный проект в области образования как одно из приоритетных направлений государственной политики / Я.В.Шабанов // Общество и политика в исторической ретроспективе. Вып.6. Саратов, 2010. – 0,6 п.л.

19. Шабанов Я.В. Эволюция семейно-брачных отношений в России /Я.В.Шабанов // Человек и власть в современной России. Вып.12 Саратов, 2010.- 0,5 п.л.

20. Шабанов Я.В. Разработка и реализация национального проекта «Образование» / Я.В.Шабанов // Общество и политика в исторической ретроспективе. Вып.7. Саратов, 2010. – 0,75 п.л.

21. Шабанов Я.В. Российское село в первое постсоветское десятилетие: социально-экономическая характеристика / Я.В.Шабанов // Общество и политика в исторической ретроспективе. Вып.8. Саратов-Балаково,2011–0,5 п.л.

22. Шабанов Я.В., Фролкин П.П. Современные тенденции и проблемы развития образования / Я.В.Шабанов, П.П.Фролкин // Общество и политика в исторической ретроспективе. Вып.8. Саратов-Балаково, 2011. – 0,6 п.л.

23. Шабанов Я.В. Социальная политика государства в 1990-2000-е годы (историография проблемы) / Я.В.Шабанов // Постигая прошлое и настоящее России. Саратов-Балаково, 2011. – 1,5 п.л.

      1. Шабанов Я.В., Фролкин П.П. Современные социально-демографические проблемы поволжского села / Я.В.Шабанов, П.П.Фролкин // Социально-экономическое развитие современного общества в условиях реформ. Саратов, 2011. – 0,5 п.л.

1 Ясперс К. Смысл и назначение истории. [Текст] / Ясперс К. М., 1994. С.28.

2 Соловьев А.И. Политология: политическая теория, политические технологии. [Текст] / А.И.Соловьев. М., 2000. С.22.

3 Хантингтон С.П. Политический порядок в меняющихся обществах. [Текст] / С.П.Хантингтон. М., 2004. С.50.

4 См.: Селунская Н.Б. К проблеме объяснения в истории. [Текст] / Н.Б.Селунская // Проблемы источниковедения и историографии. Материалы II научных чтений памяти академика И.Д.Ковальченко. М., 2000. С.58,60.

5 См.: Архипов Б.В., Бербешкина З.А., Голубев В.И. Социальная политика КПСС на современном этапе. [Текст] / Б.В.Архипов и др. М., 1988; Бородкин Ф.М. Социальная политика: власть и перестройка. [Текст] Ф.М.Бородкин // Постижение: Социология. Социальная политика. Экономическая реформа. М., 1989. С.241-263; Заславская Т.И. Человеческий фактор развития экономики и социальная справедливость. [Текст] Т.И.Заславская // Обратного хода нет. М., 1989; Микульский К.И., Роговин В.З., Шаталин С.С. Социальная политика КПСС. [Текст] / К.И.Микульский и др. М., 1987; Пияшева Л.И. Контуры радикальной социальной реформы. [Текст] / Постижение… С.264-278; Ракитский Б.В., Ракитская Г.Я. Стратегия и тактика перестройки. {Текст] / Б.В.Ракитский, Г.Я.Ракитская. М., 1990; Стратегия обновления. Новый социальный механизм: Сборник / И.А.Глебов, А.Я.Дегтярев, В.Г.Марахов. М., 1990 и др.

6 См.: Бестужев-Лада И.В. Будущее семьи и семья будущего в проблематике социального прогнозирования. [Текст] // Детность семьи: вчера, сегодня, завтра. М., 1986; Волков А. Семья – объект демографии. [Текст] / А.Волков. М., 1986; Гольц С.И. Будущая семья: какова на? (социально-нравственный аспект). [Текст] / С.И.Гольц. М., 1990; Заикина Г.А. О понятии и объекте социальной политики в сфере брачно-семейных отношений. [Текст]. Г.А.Заикина // Семья как объект социальной политики. М., 1986; Миронов Б.Н. Семья: нужно ли оглядываться в прошлое? [Текст]. Б.Н.Миронов // В человеческом измерении / Под ред. А.Г.Вишневского. М., 1989. С.226-246 и др.

7 См.: Зотова О.И., Новиков В.В., Шорохова Е.В. Социально-психологические особенности образа жизни советского крестьянства. [Текст] / О.И.Зотова и др. // Психология личности и образ жизни / Под ред. Е.В.Шороховой. М., 1987; Левыкин И.Т. Социальное благополучие – интегральный показатель уровня и качества жизни. [Текст] / И.Т.Левыкин // Психология личности и образ жизни…; Ракитский Б.В. Образ жизни: рубежи 1985 года. [Текст]. Б.В.Ракитский. М., 1986; Рывкина Р.В. Персонажи и признаки социального мира. [Текст]. Р.В.Рывкина // В человеческом измерении… С.118-128 и др.

8 См.: Бедный М. Жизнь и здоровье поколений. [Текст] М.Бедный // СССР: демографический диагноз / Сост. В.И.Мукомель. М., 1990. С.292; Бессонова О.Е. Механизм обеспечения жильем в СССР. [Текст] / О.Е.Бессонова // Постижение… М., 1989. С.289-298; Борзилов С.И. Социальная сфера и самоуправление. [Текст] / С.И.Борзилов. Саратов, 1989; Важенин С.Г. Социальная инфраструктура народнохозяйственного комплекса. [Текст] / С.Г.Важенин. М., 1984; Кричагин В.И. Народное здравие: время решений. [Текст] / В.И.Кричагин // В человеческом измерении… С.247-267; Прохоров Б.Б. Общественное здоровье и здоровье общества. [Текст] / Б.Б.Прохоров // В человеческом измерении… С.368-290; Тощенко Ж.Т. Социальная инфраструктура и ее роль в эффективном функционировании общественного производства. [Текст] / Ж.Т.Тощенко // Управление социальными процессами в новых условиях хозяйствования. М., 1987; Его же. Совершенствование социальной инфраструктуры коллектива // Управление трудовым коллективом. Киев, 1989; Хомелянский Б.Н. Социалистическое воспроизводство: (Воспроизводственный потенциал социальной инфраструктуры). [Текст] / Б.Н.Хомелянский. М., 1989; Шарипов А.Ю. Социальная инфраструктура в концепции ускорения. [Текст] / А.Ю.Шарипов. Новосибирск, 1990; Шмель С.А. Социальная сфера общества и личность. [Текст] / С.А.Шмель. М., 1988 и др.

9 См.: Бессонова О.Э. Механизм обеспечения жильем в СССР. [Текст] / О.Э.Бес-сонова // Постижение… С.289-298; Хахулина Л.А. Стратегия благосостояния в условиях перестройки. [Текст] / Л.И.Хахулина // Постижение… С.299-313.

10 См.: Пияшева Л.И. Контуры радикальной социальной реформы. [Текст] / Л.И.Пияшева // Постижение: Социология. Социальная политика. Экономическая реформа / Ред-сост. Ф.М.Бородкин, Л.Я.Косалс, Р.В.Рывкина. М., 1989. С.264-278.

11 См.: В человеческом измерении / Под ред. и с предисл. А.Г.Вишневского. М., 1989; Иного не дано / Под ред. Ю.Афанасьева. М., 1988; Погружение в трясину: (Анатомия застоя) / Под общ. ред. Т.А.Ноткиной. М., 1991; Постижение: Социология. Социальная политика. Экономическая реформа / Ред.-сост. Ф.М.Бородкин, Л.Я.Косалс, Р.В.Рыв-кина. М., 1989; СССР: демографический диагноз / Сост. В.И.Мукомель. М., 1990 и др.

12 См.: Стратегия обновления. Новый социальный механизм / Под общ. ред. И.А.Глебова, В.Г.Марахова. [Текст] / И.А.Глебов, В.Г.Марахов. М., 1990. С.10-12.

13 См.: Гриценко Н.Н. Социальное государство: социально-экономический аспект. [Текст] Н.Н.Гриценко // Российская Федерация – социальное государство. М., 1996; Гуляшко В.А. Российская государственность: становление и развитие (первая половина 90-х гг.): дис. … канд. ист. наук. М., 1996; Ледях И.А. Социальное государство и права человека. [Текст] И.А.Ледях. М., 1994; Согрин В.Н. Политическая история современной России. 1985-1994: от Горбачева до Ельцина. [Текст]. М., 1994; Соколов А.Н. Правовое государство. Идея, теория и практика. [Текст] / А.Н.Соколов. Курск, 1994; Социальное государство и защита прав человека. [Текст]. М., 1994 и др.

14 См.: Дзодзиев В. Проблемы становления демократического государства в России. [Текст] / В.Дзодзиев. М., 1996; Время собирать камни: Сильное государство – гарантия прав человека, прав народов. Сб. науч. тр. // Под общ. ред. Ю.В.Скокова. М., 1996; Корнев А.В. Развитие идеи социального государства в истории правовых учения. [Текст]. А.В.Корнев // Социальное государство: мировой опыт и реалии России. М., 2001; Мамут Л.С. Государство в ценностном измерении. [Текст] / Л.С.Мамут. М., 1998; Милецкий В.П. Социальное государство. Эволюция. Теория и практика. [Текст] В.П.Милецкий. СПб., 1998; Николаев Г.А. Сущность и основные признаки социального государства. [Текст] / Г.А.Николаев // Социальное государство: мировой опыт и реалии России. М., 2001; Ракитский Б.В. Роль государства в социальном политике. [Текст]. Б.В.Ракитский. М., 1999; Торлопов В.А. Социальное государство в России: идеалы, реалии, перспективы.[Текст]/В.А.Торлопов.СПб.,1999 и др.

15 См.: Гордон Л.А., Клопов Э.В. Потери и обретения в России девяностых. Историко-социологические очерки экономического положения народного большинства. В 2 т. [Текст] / Л.А.Гордон, Э.В.Клопов. М., 2000-2001; Жуков В.И. Социально-экономическая ситуация и социальная политика. [Текст] / В.И.Жуков // Защитить человека. М., 1994; Заславский И.Е. Труд, занятия, безработица. [Текст] / И.Е.Заславский. М., 1992; Лифшиц А.. Экономическая реформа в России и ее цена. [Текст] / А.Лифшиц. М., 1994; Морозов А.С. Социальная и социально-политическая ситуация в России в первой половине 1990-х годов. [Текст] / А.С.Морозов. М., 1997; Наумов С.Ю. Формирование и реализация социальной политики в условиях коренной модернизации общественно-политической системы. 80-90-е годы ХХ столетия. [Текст] / С.Ю.Наумов. Саратов, 1998.

16 См.: Жоголева Е.Е. Методология разработки приоритетов аграрной политики России. [Текст] / Е.Е.Жоголева. М., 1996. С.13,21.

17 См.: Богуславский М.В. ХХ век Российского образования. [Текст] / М.В.Богусла-вский. М., 2002; Долматова С.А. Развивающиеся страны: образование и занятость. [Текст] / С.А.Долматова. М., 1993; Колесников Л.Ф., Турченко В.Н., Борисова Л.Г. Эффективность образования. [Текст] / Л.Ф.Колесников и др. М., 1991; Куркин Е.Б. Управление образованием в условиях рынка. [Текст] / Е.Б.Куркин. М., 1997; Куров С.В. Образовательные услуги: гражданско-правовой аспект. [Текст] / С.В.Куров. М., 1999; Типенко Н.Г. Институциональные изменения в образовании: (муниципальный аспект). [Текст] / Н.Г.Ти-пенко. М., 2001; Усжанова А.Ж. Образование как социальная проблема. [Текст] А.Ж.Усжанова // Кредо. 1997. № 1 и др.

18 См.: Гладун З.С. Законодательство о здравоохранении: проблемы формирования новой теоретической модели. [Текст] / З.С.Гладун // Государство и право. 1994. № 2; Кузьменко В.Г., Баранов В.В., Шиленко Ю.В. Здравоохранение в условиях рыночной экономики. [Текст] / В.Г.Кузьменко и др. М., 1994; Левант Н.А. Организация медицинского страхования в России. [Текст] / Н.А.Левант. М., 1993; Лучкевич В.С. Основы социальной медицины и управления здравоохранением. [Текст] / В.С.Лучкевич. СПб., 1997; Поляков И.В., Зеленская Т.М., Ромашов П.Г., Пивоварова Н.А. Экономика здравоохранения в системе рыночных отношений. [Текст] / И.В.Поляков и др. СПб., 1997 и др.

19 См.: Авдеев В.В. Почему пробуксовывает реформирование в жилищно-ком-мунальной сфере. [Текст] / В.В.Авдеев // Жилищное и коммунальное хозяйство. 1996.№ 3; Бессонова Н.Е. Экономика и управление в бытовом и жилищно-коммунальном обслуживании, городском хозяйстве. [Текст] / Н.Е.Бессонова. Л., 1991; Васильева Н.В. Экономико-организационные основы управления жилищным хозяйством крупного города: Автореф. дис. … канд. эк. наук. СПб., 1994; Гетман Е.С. О жилищных правах и обязанностях. [Текст] / Е.С.Гетман. М., 1992; Зотов В.Б. Новый этап реформирования жилищно-комму-нального хозяйства. [Текст] / В.Б.Зотов // Жилищное и коммунальное хозяйство.1996.№ 4; Пузанов А.С. Опыт реализации адресной программы жилищных субсидий. [Текст] / А.С.Пузанов // Социальная политика в период перехода к рынку: проблемы и решения / Под ред. А.Ослунда, М.Дмитриева. М., 1996. С.139-150; Соловьев А.К. Социальная политика переходного периода: от государственных гарантий к адресной поддержке. [Текст] / А.К.Соловьев. М., 1995; Стародубовская И. Логика жилищной реформы. [Текст] / И.Стародубовская. М., 1999; Шомина Е.С. Жители и дома: организация третьего сектора в жилищной сфере. [Текст] / Е.С.Шомина. М., 1999 и др.

20 См.: Бедный М.С. Демографические процессы и здоровье населения. [Текст] / М.С.Бедный // Общественные науки и здравоохранение. М., 1991; Борисов А.В. Демография. [Текст] / А.В.Борисов. М., 2001; Демографические процессы и семейная политика: региональные проблемы. Материалы Российской научной конференции. М., 1999; Депопуляция в России: причины, тенденции, последствия, пути выхода. Материалы Всероссийской научной конференции,. М., 1996; Кваша А.Я. Что такое демография? [Текст] / А.Я.Кваша. М., 1993; Ткаченко А. Выходит ли Россия из демографического кризиса? [Текст] / А.Ткаченко \\ Социально-политический журнал. 1996. № 5; Урланис Б.Ц. Эволюция продолжительности жизни. [Текст] / Б.Ц.Урланис. М., 1992 и др.

21См.: Алексеева И.А., Сейсян А.Р. Дети в кризисных ситуациях. [Текст] / И.А.Алексеева и др. // Дети России: насилие и защита. М., 1997; Архангельский В.Н. Семейная политика и социальная поддержка семей в Российской Федерации. [Текст] / В.Н.Архангельский // Семья в России. 1994. № 1; Антонов А.И. Микросоциология семьи: Методология исследования структур и процессов. [Текст] / А.И.Антонов. М., 1998; Бабаева Л.В. Женщины России в условиях социального перелома: работа, политика, повседневная жизнь. [Текст]/ Л.В.Бабаева. М., 1997; Бреева Е.Б. Дети в современном обществе. [Текст] / Е.Б.Бреева. М., 1999; Гольдберг И.С. Женщина в семейной и социальной жизни. [Текст] / И.С.Гольдберг. СПб., 1998; Грачев Л.К. Программа социальной работы с семьями, имеющими детей-инвалидов. [Текст] / Л.К.Грачев. М.,1992; Дармодехин С.В. Государственная семейная политика: принцип формирования и реализации. [Текст] / С.В.Дар-модехин // Семья в России. 1995. № 3-4; Его же. Семья и государство. [Текст] / С.В.Дармодехин. М., 2001; Дементьева Н.Ф. Социальные проблемы сиротства. [Текст] / Н.Ф.Дементьева. М., 1994; Мацковский М.С. Семья в кризисном обществе. [Текст] / М.С.Мацковский. М., 1993; Положение детей в России 1992 года (социальный портрет) / Под ред. А.А. Лиханова, Е.М.Рыбинского. [Текст]. М., 1993; Сулимова Т.С. Социальная работа с семьей. [Текст] / Т.С.Сулимова. М., 1994; Черняк Я.М. Условия социального развития семьи. [Текст] / Я.М.Черняк // Социальное развитие как атрибут цивилизованного общества. М., 1997; Шнейдерман Н.А. Откровенный разговор. Рождаемость и меры регулирования. [Текст] / Н.А.Шнейцдерман. М., 1991; Ярская-Смирнова Е.Р. Оценка потребностей семьи. [Текст] // Вопросы практической психологии. Вып. V. Саратов, 1995 и др.

22 См.: Бочкарев Д.В. Негосударственные пенсионные фонды в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. эк. наук. М., 1999; Еськов Г.С. Твои права, человек. [Текст] / Г.С.Еськов. М., 1993; Зайнышев Э.Г. Взаимосвязь социальной политики и социальной работы. [Текст] / Э.Г.Зайнышев. М., 1994; Захаров М.Л., Тучкова Э.Г. Право социального обеспечения России. [Текст] / Захаров М.Л. и др. М., 2001; Кононова Т.Б. История российской благотворительности и ее связь с государственными структурами социального обеспечения: дис. … канд. ист. наук. М., 1997; Лебедев П.Н., Панова Л.В., Русинова Н.Л. Социальная политика в условиях кризиса. [Текст] / П.Н.Лебедев и др. СПб., 1996; Милюкова Е.Н. Совершенствование организационно-правовых основ и практики социально-эконо-мической защиты населения Российской Федерации в условиях переходного общества: дис. … канд. ист. наук. М., 1996; Наумов С.Ю. Формирование и реализация социальной политики в условиях коренной модернизации общественно-политической системы. 80-90-е годы ХХ столетия. [Текст] / С.Ю.Наумов. Саратов, 1998; Попова М.Б. Социальная дифференциация и бедность населения. [Текст] / М.Б.Попова. Петрозаводск, 1998; Социальная защита человека: региональные модели. М., 1995; Трубин В.В. Реформа системы социальной защиты населения. [Текст] / В.В.Трубин // Центр стратегических разработок. М., 2000 и др.

23 См.: Кузьмин К.В., Сутырин Б.А. История социальной работы за рубежом и в России. [Текст] / К.В.Кузьмин, Б.А.Сутырин. Екатеринбург, 2003; Сидорина Т.Ю. Два века социальной политики. [Текст] / Т.Ю.Сидорина. М., 2005; Соколов А.К. Социальная история: проблемы методологии и источниковедения. [Текст] // Проблемы источниковедения и историографии. Материалы научных чтений памяти академика И.Д.Ковальченко. М., 2000. С.75-89; Старшова Н.И. Политика государства по социальному развитию российского села: 1985-2007 гг. (На материалах областей Поволжья). Саратов, 2007 и др.

24 Соколов А.К. Указ. соч. С.75.

25 См.: Гаврилова Н.Ю. Социальное развитие районов нового промышленного освоения севера Западной Сибири (1964-1985 гг.): дис. … докт. ист. наук. Екатеринбург, 2003; Ерохин Ю.С. Технология социальной работы: история и современность: дис. … докт. ист. наук. М., 2002; Калмыков В.В. Социальная политика в условиях трансформации общественно-политической системы и экономической реформы в России 1991-2005 годы: дис. … докт. ист. наук. М., 2007; Крюков Н.П. Исторический опыт социальной поддержки населения России и его использование в 90-е гг. ХХ в. (На материалах Нижнего Поволжья): дис. … докт. ист. наук. Саратов, 2003; Лебедев А.А. Региональная социальная политика: проблемы формирования и реализации в Российской Федерации (на материалах областей Центрального Федерального округа): дис. … канд. полит. Наук. Орел, 2004; Луговской В.А. Разработка и реализация государственной социальной политики Российской Федерации в 90-е гг. ХХ в.: дис. … докт. ист. наук. М., 2003; Найденов К.А. Социальная политика Российской Федерации в условиях системной трансформации (1985-1999 гг.): дис. … канд. ист. наук. М., 2007; Пикалов Ю.В. Партийно-государственная политика в области социального развития Дальнего Востока РСФСР: (ноябрь 1922 – июнь 1941 гг.): дис. … докт. ист. наук. Хабаровск, 2004; Плотников А.Д. Государственная семейная политика в Российской Федерации. (Тенденция формирования и реализация в 90-е гг. ХХ в.): дис. … докт. ист. наук. М., 2001 и др.

26 Калмыков В.В. Указ. соч. С.39.

27 Найденов К.А. Социальная политика Российской Федерации в условиях системной трансформации (1985-1999 гг.): дис. … канд. ист. наук. М., 2007.

28 См.: Глазунов С.Н., Самошин В.С. Доступное жилье: люди и национальный проект. [Текст] / С.Н.Глазунов, В.С.Самошин. М., 2006; Гонтмахер Е.Ш. Национальные проекты: первые итоги реализации / Е.Ш.Гонтмахер // SPERO. 2008. № 6; Казанцев В.О. Приоритетные национальные проекты и новая идеология для России. [Текст] / В.О.Казанцев. М., 2007; Его же. Государственная стратегия развития России и роль приоритетных национальных проектов в ее реализации: автореф. дис. …канд. полит. наук. М., 2008; Левицкая А.Ю. Национальные проекты: от идеи к практике ее реализации / А.Ю.Левицкая // Журнал российского права. 2006; Матненко А.С. Приоритетные национальные проекты и бюджетная деятельность государства. [Текст] / А.С.Матненко. М., 2007; Приоритетные национальные проекты – идеология прорыва в будущее / А.И.Иванов, В.О.Казанцев, М.Б.Карпенко, М.М.Мейер. [Текст] / А.И.Иванов и др. М., 2007; Шевяков А.Ю. Проблемы развития социальной политики в контексте реализации национальных проектов / А.Ю.Шевяков // Народонаселение. 2006. № 4 и др.

29 См.: Национальные проекты и реформы 2000-х годов: модернизация социальной политики / Под ред. Е.Р.Ярской-Смирновой, М.А.Ворона. М., 2009.

30 См.: Казанцев В.О. Приоритетные национальные проекты и новая идеология для России. [Текст] / В.О.Казанцев. М., 2007.

31 Цит. по.: Голиков А.Г. Учебный курс «Источниковедение» в свете учения об информации. [Текст] / А.Г.Голиков // Проблемы источниковедения и историографии. Материалы II научных чтений памяти академика И.Д.Ковальченко. М., 2000. С.251.

32 См.: Проект ежегодного государственного доклада о положении детей в РФ. Аппарат Правительства РФ. Исх. П12-19955 от 03.06.2006 г. ; Постановление Совета Федерации Федерального Собрания РФ «О докладе Совета Федерации «О положении детей в Российской Федерации», № 199-СФ от 23у.06.2006 г.; Дополнение к Федеральному проекты «Здоровье» ФЦП «Развитие физической культуры и спорта в РФ на 2006-2015 гг.». Управление делами АД МВД РФ. Вх. № 20820 от 12.07.2006 г. И др.

33 См.: Деятельность Комитета Государственной Думы по образованию и науке. М., 2000; Конституция Российской Федерации. СПб., 1995; Собрания законодательства Российской Федерации; Собрание актов Президента РФ и Правительства РФ; Собрание законодательства РФ. 1997. № 10. Ст.1173; Собрание законодательства РФ. 2005. № 1. Ст.14; Собрание актов Президента РФ и Правительства РФ. 1992. № 6. Ст.122; Собрание законодательства РФ. 1994. № 13. Ст.1460; Собрание законодательства РФ. 1994. № 35. Ст.3701; Собрание Законодательства РФ. 1995. № 21. Ст.1966 и др.

34 См.: Ваша пенсия: Государственные документы. М., 1997; Сборник кодексов Российской Федерации. М., 1996; Социальная политика в России: сборник документов. М., 1992; Федеральная программа развития образования // Официальные документы в образовании. 2000. № 8 и др.

35 См.: Демографический ежегодник России. Официальное издание стат. сб. М., 2006; Регионы России. Официальное издание: стат. сб. М., 2006; Россия в цифрах. Официальное издание. М., 1996; Российский статистический ежегодник: стат. сб. М., 2001; Российский статистический ежегодник: стат. сб. М., 2006; Социальная сфера России. Официальное издание. М., 1995; Социальное положение и уровень жизни населения России: стат. сб. / Госкомстат России. М., 2000 и др

36См.: Вестник МГУ. Сер. Экономика. 1998. С.28; Саркисов П.Д. Новые подходы к организации высшей школы [Текст] / П.Д.Саркисов // Высшее образование в России. 1997. № 3. С.25..

37 См.: Российская газета. 1998. 28 мая.

38 ЦДНИВО. Ф.113. Оп.83. Д.87. Л.45; ГАСДАО. Ф.325. Оп.93. Д.14. Л.77; Оп.99. Д.9. Л.116; СамО ГАСПИ. Ф.656. Оп.189. Д.60. Л.36-45.

39 Путин В.В. Выступление на расширенном заседании Государственного совета «О стратегии развития России до 2020 года»//www.kremlin.ru.

40 См.: Демографический ежегодник России. Официальное издание. Стат. сб. М., 2008. С.24-25; Основные итоги Всероссийской переписи населения 2002 года / Госкомстат России. М., 2003. С.24-25.

41 См.: Демографический ежегодник России / Госкомстат России. М., 1998. С.18; Население России. М., 1999. С.45-46.

42 См.: Демография и статистика населения / Под ред. И.И.Елисеевой. М., 2006. С.546, 556.

43 Рассчитано по: Елизаров В.В. Семейная политика в СССР и России / В.В.Елизаров // Семья в России. 1995. № 1-2. С.104-105.

44 См.: Соколин Б.В. Кризисная экономика России: рубеж тысячелетий. [Текст] / Б.В.Соколин. СПб., 1997. С.122-123.

45 Российская газета. 2006. 11 мая.

46 Текущий архив Аппарата Правительства РФ. Государственный доклад «О положении детей в Российской Федерации». Проект, 2006. № П-12 – 1995. С.3-4.

47Послание Президента РФ Д.А. Медведева Федеральному собранию РФ.2008 г. http://www.kremlin.ru.

48 Рассчитано по: Российский статистический ежегодник. Официальное издание. Стат. сб. / Госкомстат России. М., 2008.

49 Подробнее см.: Владимирова Л.П. Экономика труда. [Текст] / Л.П.Владимирова. М., 2000.

50 См.: Российская газета. 1998. 7 февраля.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.