WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ФЕДОРЕНКО Олег Иванович

Российское крестьянство в 1953-1991 гг.:

производственная деятельность, образ жизни,

культурный уровень

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва – 2007

Работа выполнена на кафедре истории факультета социологии, экономики

и права Московского педагогического государственного университета

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор

Баранова Вера Ивановна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Уткин Анатолий Иванович

доктор исторических наук, профессор

Белоусов Игорь Викторович

  доктор исторических наук

Нечипас Юлия Викторовна 

Ведущая организация:  Московский государственный гуманитарный университет им. М.А. Шолохова

Защита состоится 25 марта 2008 г. в часов на заседании диссертационного совета Д  212.154.01 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 117571  Москва, проспект Вернадского, д.88, кафедра истории МПГУ, ауд. 817.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ по адресу: 119992, ГСП-2, Москва, ул. Малая Пироговская, д.1.

Автореферат разослан                                 "____" ________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                        Киселева Л.С.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется потребностями обеспечения продовольственной безопасности Российской Федерации, достижение которой возможно только при взвешенном и ответственном курсе государственной политики в отношении российской деревни. О неудовлетворительности аграрного курса современной России свидетельствует тот факт, что в структуре потребления российских граждан только 37 % составляют продукты отечественного производства.1 На современном этапе крайне востребована продуманная государственная политика, направленная на создание в деревне среднего класса, способного успешно решать не только текущие задачи обеспечения страны продовольствием, но и экспортировать сельскохозяйственную продукцию.

Российское крестьянство традиционно являлось социальной опорой государственной власти. Однако ускоренная урбанизация, курс на создание индустриально развитого общества в советский период подорвали демографические и экономические основы российского села, привели к деформации крестьянского мира, что имело пагубные последствия для всей страны. В 1990-е гг. российскому руководству не только не удалось придать новый импульс развитию села, но даже восстановить дореформенный экономический потенциал агропродовольственного комплекса. Стремительно нарастала деградация основного средства сельскохозяйственного производства - земельных угодий. По официальным данным, на октябрь 2003 г. 31,4 млн. гектаров пахотных земель было выведено из хозяйственного оборота. Пришли в упадок мелиоративные системы, произошло резкое ухудшение производственно-технической базы. К середине 1990-х гг. во многом устаревшая сельхозтехника на 70-80 % выработала свой ресурс.2 Сложился неблагоприятный для крестьянства диспаритет цен на продукцию АПК и других отраслей отечественной экономики. Неразвитость сельской рыночной инфраструктуры, отсутствие на селе дееспособной местной власти, неурегулированность земельных отношений сдерживали предпринимательскую инициативу российского крестьянства.

Преодоление трудностей переходного периода в начале ХХI в. открыло новые горизонты в развитии российской деревни. С приходом к власти в Российской Федерации нового Президента В.В. Путина появилась достаточная ясность в понимании стратегического курса страны. Впервые за годы реформ на высшем политическом уровне было сформулировано представление о национальных интересах России. Стало ясно, что Россия пойдет по пути постиндустриального развития и ей предстоит как можно скорее преодолеть свою отсталость, стать сильной и конкурентоспособной. А для этого требуется отвечающая духу времени научно обоснованная концепция возрождения и развития страны, в том числе ее аграрного сектора. В 2001 г., по сути, впервые за годы реформ, Правительство разработало и приняло Постановление, определявшее основные направления агропродовольственной политики РФ на среднесрочную перспективу (2001-2010 гг.). Наметились некоторые позитивные сдвиги в социальной сфере российского села.

В ежегодных  посланиях Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию  ясно и четко говорится о том, что для выхода из кризиса России нужна сильная и решительная государственная власть.3 Эта идея импонирует подавляющему большинству россиян, о чем ярко свидетельствуют последние выборы в Государственную Думу. Углубление намеченных преобразований невозможно без объективного исследования исторического опыта аграрно-крестьянского развития, учета тех тенденций, которые зарождались в предшествующей системе хозяйствования. При этом крайне важно обратить особое внимание на анализ роли государственных структур в создании адаптивной среды для сельхозпроизводителей.

Анализ состояния научной разработки темы исследования показал, что аграрная проблематика 1953-1991 гг. всегда привлекала повышенное внимание советских и постсоветских исследователей, однако изучалась с различной степенью интенсивности и в рамках различных историографических подходов. В данной связи, всю рассмотренную литературу автор дифференцировал на ряд направлений. В историографии хронологически определены два этапа, характеризующиеся существенными различиями в методологии проводимых исследований (с середины 1950-х до начала 1990-х г. и с 1991 г. по настоящее время).

Проведенное исследование показало, что отличительными чертами большей части работ, опубликованных в доперестроечный период, является тесная связь с господствовавшей в тот период государственной идеологией, например - ориентация на построение коммунизма в деревне, преобладание марксистских методологических подходов. В это время выходит в свет большое количество научной литературы, освещающей как отдельные сюжеты сельскохозяйственной жизни, так и историю аграрного развития в целом. Основной акцент советские историки делали на преимуществе коллективного способа аграрного производства, что во многом было связано с массовой организацией колхозов, возрастанием их роли в экономике сельского хозяйства. В большинстве первых работ по аграрной политике недооценивалась роль личных подсобных хозяйств.4

Значительный вклад в исследование аграрной проблематики внесли работы ведущих историков-аграрников - И.Е. Зеленина, И.М. Волкова, Т.А. Басюка, М.Л. Богденко.5 Отличительная черта трудов перечисленных авторов - в стремлении собрать и проанализировать как можно больше фактического материала и на основе анализа сделать обобщения, раскрывающие сущность организации управления аграрным сектором. В работах руководящих работников КПСС, а вслед за ними и историков, освещавших аграрную политику партии, некоторое внимание уделялось ее деятельности по улучшению благосостояния сельского населения.6 Однако им присущ в основном иллюстративный характер подачи информации, которая касалась в основном изменений в оплате труда колхозников.

Особое внимание советские историки уделяли изучению роли лидеров государства в осуществлении аграрной политики. Анализ трудов данного периода показывает, что большинство исследователей делало акцент на положительных сторонах сельскохозяйственного развития в целом, и верно выбранном аграрном курсе в частности.7

Скрупулезное изучение разнообразных источников, умелое их обобщение, стремление строго следовать исторической правде позволили И.Е. Зеленину дать глубокий анализ изучаемых событий и явлений, вскрыть существенные противоречия в социально-экономическом развитии совхозов.8

В середине 1970-х гг., на фоне общего спада сельскохозяйственного производства, аграрная проблематика становится наиболее актуальной. Историки подробно освещали вопросы перспектив аграрного роста, активизации процессов интенсификации производства, увеличения удельного веса аграрных рабочих в социальной структуре деревни.9 Общетеоретические проблемные вопросы колхозно-совхозного строительства широко отражены в глубоких и обобщающих трудах П.А. Игнатовского, С.П. Трапезникова, В.Б. Островского, М.А. Вылцана, А.П. Тюриной, В.П. Данилова и других авторов.10

Наиболее характерной чертой всех работ, написанных в 1970-х - первой половине 1980-х годов, является рассмотрение вопросов развития аграрного сектора страны в свете идеологической концепции о полной и окончательной победе социализма в СССР.11 В этой связи значительное внимание исследователей привлекал вопрос о доходах от работы в колхозе. В трудах Г.Г. Котова, Г.Я. Кузнецова, В.Б. Островского, С.И. Сдобнова, С.И. Семина и многих других авторов раскрывалось принципиальное значение введения гарантированной оплаты труда, ее позитивная роль в росте доходов колхозников от общественного хозяйства.12

Главная особенность исследований историков-аграрников 1970-х – начала 1980-х гг. заключалась в том, что в них преувеличивались результаты внедрения научных достижений в сельскохозяйственное производство. Например, Е.А. Бондарев в своей монографии утверждал, что сельскохозяйственная наука стала мощной производительной силой.13 При этом исследователи связывали с научно-техническим прогрессом такие изменения в сельскохозяйственном производстве, которые напрямую с ним не были связаны, например, концентрацию производительных сил в крупных специализированных хозяйствах. Непосредственные достижения от внедрения научных разработок в исследованиях, как правило, игнорировались. Историки часто умалчивали, что в середине 1980-х гг. подавляющая часть сельского населения была занята ручным трудом.14

Для большинства работ этого периода характерно увлечение технологическими аспектами производства продукции, игнорирование экономических проблем развития сельского хозяйства. Во многом технологическому акценту в раскрытии аграрной политики государства способствовало сложившееся к этому времени в среде исследователей понимание процесса интенсификации сельскохозяйственного производства.15

Существенные перемены в развитии исторической науки в целом и аграрного ее направления в частности наступают после проведения апрельского 1985 г. Пленума ЦК КПСС. В период перестройки возникает новое направление исследований, отражающих отдельные негативные стороны аграрно-крестьянского развития СССР.16 В работах второй половины 1980-х гг. стало больше критического анализа, элементов сопоставления, полемики.  Однако вплоть до 1991 г. историкам-аграрникам так и не удалось выйти из-под влияния документов правящей коммунистической партии, стать на позиции независимых от господствующей идеологии исследователей аграрной политики советского государства.

Только в 1990-е гг. в историографии происходит заметный научный прорыв, который, в целом, был связан с масштабными общественно-политическими преобразованиями в стране и, как результат, появлением новых подходов в трудах историков данного периода.17

Наиболее распространенным в научно-исторических кругах первой половины 1990-х гг. был вывод об антикрестьянском характере аграрной политики советского периода.18 Исследователи писали об изначальной теоретической ошибочности и практической несостоятельности государственной политики в отношении к деревне как к сырьевому придатку города.19

В 1990-е гг. наметились и окрепли научные связи российских ученых с зарубежными коллегами в исследовании крестьянского вопроса. Российским ученым стали широко известны имена таких крупных зарубежных исследователей, как: Т. Шанин, Дж. Скотт, О. Э. Вульф, С. Коэн. Большое значение для понимания прошлого, настоящего, будущего аграрных преобразований в России имела публикация запрещенных прежде трудов А. Чаянова, Н. Кондратьева, Б. Бруциуса и ряда других российских ученых. Существенно обогатили современную отечественную историографию, вышедшие в последние годы исследования В.П. Данилова, В.В. Милосердова, Л.Н. Денисовой, В.Л. Берсенева, П.И. Симуша, В.Б. Островского и многих других авторов.20

Во второй половине 1990-х гг. и, особенно в начале нового  XXI в., исторические исследования в целом отличались большей сдержанностью своих оценок, стремлением заполнить как можно больше «белых пятен» в изучении жизни и быта крестьянства, основ его культуры. Отдельные работы содержали комплексный анализ принципов управления сельским хозяйством в условиях «холодной войны» и максимальной централизации экономики.21

В современном крестьяноведении большое внимание уделяется анализу эволюции отношения сельского населения к советской власти, особенностям менталитета российского крестьянства.22 В целом, анализ исторической литературы показал, что приоритетом как советской, так и постсоветской историографии являлось аграрное производство, тогда как обширный блок вопросов жизни и быта крестьянства, его отношения к советской власти остался вне поля исследовательского интереса.

С учетом этого, диссертант избрал себе в качестве цели исследования изучение особенностей производственной деятельности, культуры и образа жизни российского крестьянства в период с 1953 по 1991 гг.

Анализ степени научной разработки темы и поставленная цель требует решения следующих научных задач:

- рассмотреть сложный и противоречивый процесс становления и развития советской модели взаимоотношений власти и крестьянства;

- показать изменения в уровне жизни и культуре российского крестьянства в эпоху аграрных реформ 1953-1964 гг.;

- выявить отношение российского крестьянства к курсу аграрной политики советского государства в период "оттепели";

- определить особенности развития российской деревни на завершающем этапе индустриальной модернизации СССР (1970-е – начало 1980-х гг.);

- показать уровень жизни, специфику культуры и быта российского крестьянства в эпоху перестройки.

Хронологические рамки исследования охватывают 1953-1991 гг. Выбор начальной грани исследования обусловлен тем, что в середине 1950-х гг. лидеры страны предприняли попытку разработать новые экономические подходы к развитию сельского хозяйства, которые должны были, по их замыслу, обеспечить создание эффективного АПК при условии сохранения принципиальных основ существующей социально-экономической системы.

На рубеже 1980-1990-х гг. российское крестьянство вступило в качественно новый период своего существования, что было связано с перспективами внедрения на селе рыночных отношений и началом фермерского движения. В данной связи верхние хронологические рамки работы ограничены 1991 г.

Источниковая база исследования достаточно разнообразна, ее составляют архивные материалы, документы партийного и государственного происхождения, статистические данные, воспоминания, мемуары и периодика, отразившие процесс разработки и реализации аграрной политики советского государства в 1953-1991 гг.

Учитывая специфический характер темы диссертации, важнейшую группу источников составили архивные материалы, собранные автором в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ), Российском государственном архиве экономики (РГАЭ), Российском государственном архиве новейшей истории (РГАНИ). В Российском государственном архиве социально-политической истории хранятся многочисленные дела с протоколами Политбюро и Секретариата ЦК ВКП (б), Оргбюро ЦК, ряда отделов. В фонде Центрального Комитета КПСС (ф. 17) содержаться справки, доклады и информация ЦК союзных республик, обкомов и крайкомов партии о работе аграрного сектора, вплоть до отдельных колхозов. Привлечение значительного количества партийных документов обусловлено тем, что вся хозяйственная деятельность в стране фактически определялась решениями и директивами партийных центров, а также тем, что весьма значительная и наиболее важная часть документов местных хозяйственных и советских органов в обязательном порядке направлялась в виде копий в центральные и областные комитеты партии.

В работе широко использовались архивные материалы фонда Госплана СССР (ф. 4372) и фонда Министерства сельского хозяйства СССР (ф. 7486) Российского государственного архива экономики. Документы РГАЭ содержат значительный критический материал, позволяющий более обстоятельно, реалистично оценивать уровень развития сельского хозяйства СССР, его материально-техническую базу и производственные отношения, ход реализации государственных решений в области аграрной политики, проследить процесс усиления административных методов руководства колхозами и совхозами.

В Государственном архиве Российской Федерации интерес представляют документы высших органов государственной власти - Совета Министров СССР, министерства сельского хозяйства (земледелия) и ряда других министерств. Большую помощь в работе над диссертацией оказали документы «особых папок» И.В. Сталина, В.М. Молотова, Н.С. Хрущева, Л.И. Брежнева, где содержатся особо важные материалы по вопросам аграрной политики. По характеру используемые в диссертации архивные материалы состоят из записок, справок, предложений, подготовительных материалов к пленумам ЦК КПСС, материалов партийных конференций и совещаний, отчетов и информации с мест в вышестоящие партийные органы, результатов инспекторских проверок, закрытой ранее статистической отчетности.

Отдельные материалы были отобраны автором в Российском Государственном архиве новейшей истории. Среди них большое значение имеют стенограммы (особенно неправленые) съездов КПСС и Пленумов ее ЦК. Документы этого архива показывают альтернативные пути развития сельского хозяйства в исследуемый период, отражают настроения советских крестьян, их оценки важнейших экономических решений партии и правительства (ф. 5, ф. 89).

Наряду с архивами центральное место среди источников диссертации занимают партийно-государственные документы. Прежде всего, это официально опубликованные стенографические отчеты съездов КПСС, материалы пленумов ЦК КПСС, постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР. Существенное значение имеют изданные собрания документов.23 Для раскрытия темы привлечена разнообразная информация, извлеченная из периодической печати. Значительную пищу для размышлений и авторского анализа дали воспоминания участников событий тех лет.24 Еще одним источником исследования стали статистические материалы, опубликованные в сборниках о развитии народного хозяйства СССР в целом и сельского хозяйства в особенности.

В целом, перечисленный корпус источников при его критическом анализе позволил обосновать концептуальный замысел исследования, получить разнообразную информацию о тенденциях и противоречиях взаимодействия государственной власти и крестьянства в 1953-1991 гг.

Научная новизна исследования. В диссертации поставлена крупная научная проблема взаимодействия советской власти и российского крестьянства в 1953-1991 гг., которая поэтапно решается в разделах представленного исследования. Впервые в отечественной историографии взаимодействие власти и крестьянства оценивается не с точки зрения реализации официального курса аграрной политики, а с позиции оценки динамики уровня жизни, быта и культуры широких слоев сельского населения страны.

В работе сделан вывод о том, что заложенные теоретиками марксизма-ленинизма представления о крестьянстве как о «мелкобуржуазном классе» во многом оправдывали использование аграрного сектора в качестве главного источника средств на нужды индустриализации. К началу 1950-х гг. основные экономические и демографические ресурсы российской деревни были истощены, что не являлось секретом для власти. Изменение отношения к крестьянству автор связывает с динамикой самой государственной системы, ее переходом в послесталинскую эпоху от революционного самоутверждения к стабилизации и эволюционному развитию. На этом этапе обсуждение проекта аграрной реформы, выбор интенсивного либо экстенсивного пути развития сельскохозяйственного производства, приобрели не столько экономическое, сколько политическое звучание.

Аграрный вопрос являлся главным в политическом противостоянии Г.М. Маленкова и Н.С. Хрущева, поскольку от его решения зависел выбор общего вектора в экономическом и политическом развитии страны. Отказ по политическим причинам от «маленковского» курса на либерализацию экономических отношений в деревне не оправдал массовых ожиданий и вызвал волну латентного крестьянского недовольства. Автор отмечает полярность экономических интересов власти и крестьянства, ярким проявлением которой стала проводимая в годы "оттепели" борьба за сокращение личных приусадебных хозяйств, воспринимаемых властью как пережиток прежней системы, а крестьянством как единственный способ выживания в условиях господствовавшей системы хозяйствования.

Автор выявляет противоречие между курсом на модернизацию аграрной сферы с целью создания адекватного индустриальной стадии развития агропромыш­ленного комплекса и стремлением власти сохранить основы существующей социально-политической и экономической модели развития деревни. Повышенное внимание Н.С. Хрущева к проблемам села, широкое обсуждение аграрной реформы, использование зарубежного опыта обработки почвы, внедрение новых агрокультур и другие меры создавали иллюзию нова­торства в аграрной политике рубежа 1950-1960-х гг., которая в целом по-прежнему не отвечала интересам крестьянства. Курс мартовского пленума 1965 г. ЦК на усиление администри­рования в руководстве колхозами и совхозами и укрепление матери­ально-технической базы сельского хозяйства отразил отношение к аграрной политике как к набору конкретных мер государства в области решения продовольственного вопроса. При этом практически незатронутыми остались социальные проблемы российского крестьянства.

Автор делает вывод о том, что государственное ограничение товарно-денежных отношений на селе привело к повсеместному распространению натурального обмена, который развивался в сельской местности вопреки логике господствовавшей экономической системы. Перераспределение внутреннего продукта между сельскими жителями составляло значительную часть бюджета каждой крестьянской семьи. Тревогу правительственных органов вызывал тот факт, что затраты труда колхозников на общественное производство были меньше, чем на работу в личном хозяйстве. Согласно официальной версии, этим объяснялись низкие темпы развития общественного животноводства и производства зерна. Проведенное исследование показало, что главным сдерживающим фактором сельскохозяйственного производства являлась полная незаинтересованность крестьянства в результатах своего труда.

Автор подчеркивает возрастающее влияние догм на аграрную по­литику государства в 1970-е гг. В частности, исследование показало, что попытка расширения хозяйствен­ной самостоятельности колхозов и совхозов в рамках сохранения ди­рективного планирования сельскохозяйственного производства в начале 1970-х гг. была заведомо обречена на неудачу. Колхозы и совхозы не получили реальной хозяйственной са­мостоятельности. Деятельность КПСС по развитию межхозяйственной коопе­рации и агропромышленной интеграции в середине 1970-х гг. стала грубым, волевым вмешательством в объективный процесс развития произво­дительных сил, продиктованным не столько экономической целесообразно­стью, сколько логикой усиления административных методов управления. Произведенные расчеты показали, что убыточные и низкорентабельные колхозы в конце 1970-х гг. составляли более трети коллективных хозяйств, несмотря на то, что определенная их часть преобразовывалась в совхозы с погашением всех накопившихся задолженностей.

С опорой на архивные материалы, автор делает вывод о том, что на рубеже 1970-х - 1980-х гг. советское аграрное производство не могло существовать без финансовой подпитки «сверху». Значительные средства, вложенные в сельское хозяйство в 1980-е гг. не могли дать ожидаемого результата, поскольку их выделение не сопровождалось предоставлением экономической самостоятельности в аграрном секторе. Сказывалось и продолжавшееся ущемление экономических интересов крестьянства. Автор отмечает определяющее воздействие государственной аграрной политики власти на демографическую ситуацию в российской деревне. Если в начале исследуемого периода, несмотря на многомиллионный поток мигрантов в города, деревенские жители составляли большую часть населения страны (61%), то к концу 1980-х гг. в сельской местности произошло стремительное сокращение трудоспособного населения, главным образом молодежи.

Серьезные перемены в развитии аграрного сектора во второй половине 1980-х гг. автор связывает с официальным признанием кризисного характера развития советского сель­ского хозяйства. Аграрная политика эпохи перестройки эволюционировала от попыток реставрации идей мартовского пленума 1965 г. в области развития то­варно-денежных отношений и повышения хозяйственной самостоя­тельности колхозов и совхозов к выработке контуров новой модели аграрного разви­тия, базирующейся на многообразии форм собственности и хозяйст­вования. На рубеже 1980-1990-х гг. судьбоносным для российского крестьянства стал переход к рыночным механизмам организации производства, развитие фермерского движения, которые открыли новую страницу в аграрной истории России.

Методологическую основу исследования составили диалектические методы познания, опора на обширный круг источников и литературы по про­блеме. Исследование базируется на принципах историзма и объективности, критической интерпретации источника, систематизации и сравнительном анализе данных, деполитизированном подходе к истории, научном беспристрастии.

В диссертации использовались методологические принципы, наиболее полно изложенные в работах ведущих отечественных историков-аграрников И.Е. Зеленина, В.П. Данилова, И.М. Волкова, А.П. Тюриной, Л.В. Милова и некоторых других авторов. Полезными оказались материалы развернутых в конце 1980-х – начале 1990-х гг. научных дискуссий, посвященных проблемам историографии и методологии. В них приняли участие многие современные историки России, в числе которых были профессора А.Н. Сахаров, Ю.Н. Афанасьев, В.В. Согрин, В.Л. Янин, В.А. Дьяков и др.25

В целом, методологической основой работы стал проблемно-хронологический принцип, позволяющий анализировать факты и события в диалектическом ключе.

Научно-практическая значимость. Материалы диссертации будут способствовать углублению и расширению проблематики дальнейших теоретико-методологических и историографических работ по проблемам аграрного развития СССР. Выводы и рекомендации диссертанта могут быть использованы при определении и разработке новых научных изысканий с учетом тех концептуальных подходов и оценок, которые отражены в диссертации. Ее содержание может быть учтено при подготовке учебно-исторической литературы для студентов исторических факультетов как по конкретной проблематике, так и по современной отечественной историографии. Материалы исследования можно использовать при разработке вузовских спецкурсов и спецсеминаров.

Апробация работы. Основные положения диссертации изложены в научных публикациях автора. Автор принимал участие в ряде межвузовских и республиканских научных конференций, на которых выступал с докладами по проблемам развития российского крестьянства в 1953-1991 гг.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цели и задачи исследования, его хронологические рамки, рассматривается научная новизна и практическая значимость диссертации.

В первом разделе - «Становление и развитие советской модели взаимоотношений власти и крестьянства» сделан вывод о том, что индустриальная модернизация России в советский период радикально изменила историческое лицо российского крестьянства, подорвала традиционные основы жизни сельского социума. Создание колхозов, сопровождавшееся раскулачиванием, уничтожило те социальные и психологические структуры, которые труднее всего поддаются восстановлению.26

Исследование показало, что аграрные преобразования советской власти были направлены на превращение крестьянского мира в часть государственной системы. Политическое руководства страны стремилось поставить сельскохозяйственное производство под контроль бюрократического аппарата. Восприятие деревни не более как места производства продовольственных продуктов, присущее многим представителям власти, отрицало самоценность традиционной крестьянской культуры, морально оправдывало ее уничтожение. Марксистское мышление партийных лидеров, считавших крестьянство мелкобуржуазным классом, порождало в социальной жизни неизбежную пролетаризацию всех слоев общества. Демографическая политика власти на селе заключалась в превращении крестьян в сельских рабочих, обрабатывавших обобществленные земельные фонды.27

Российская деревня рассматривалась как главный демографический и экономический ресурс форсированной индустриализации, обеспечения победы в Великой Отечественной войне и восстановления разрушенного хозяйства. Наиболее тяжелым для крестьянства оказался 1946 г., когда летняя засуха охватила большинство зерновых областей страны - Украину, Молдавию, правобережье Средней и Нижней Волги, Центрально-Черноземную зону и значительные территории в Нечерноземье. В создавшихся условиях правительство переложило основной груз экономических трудностей на сельское население, при этом сохранив прежние нормы экспорта хлеба. Советский Союз оказывал значительную помощь хлебом Болгарии, Румынии, Польше, Чехословакии. Всего в течение 1946-1947 гг. экспорт зерна из СССР составил 2,5 млн. тонн.28

В условиях экспорта зерна правительство существенно снизило нормы натуральной оплаты труда колхозников. Так, в 1946 г. 75,8 % колхозов выдавали на трудодень меньше 1 кг зерна, а 7,7 % вообще не производили оплату зерном,29 что в сочетании с летней засухой стало причиной голода. Примечательно, что официальные власти и средства массовой информации не только не признавали фактов наличия голода, но и продолжали ужесточать так называемые меры «по обеспечению сохранности хлеба».30 Колхозники, не выполнявшие установленный государством минимум без уважительной причины, привлекались к судебной ответственности и приговаривались к исправительно-трудовым работам на срок до шести месяцев, с удержанием 25 % заработка в пользу колхоза. Если в годы войны чрезвычайные меры были понятны населению и не вызывали резкого осуждения, то их сохранение после победы часто становилось причиной общественного недовольства.31

Экономический произвол государства во многом оказался возможен по той причине, что лишенные паспортов колхозники не имели права выбирать работу и место жительства.32 Основной изъян колхозной системы, выражался в отсутствии полноценной оплаты крестьянского труда, поскольку размер последней зависел от того остатка, который сохранялся после выполнения колхозом всех обязательств перед государством.

В разделе показано, что официально провозглашенная забота о сельском населении сопровождалась скрытым увеличением налогового бремени, особенно в личных подсобных хозяйствах. В 1948 и 1952 гг. увеличился основной сельскохозяйственный налог с крестьян. Недовольство населения не могло проявляться иначе, как в латентных формах, например, в попытках сорвать поставки сельхозпродукции.33 В целом, непродуманная налоговая политика в деревне, тенденции к укрупнению колхозов, массовая миграция сельских жителей в города к весне 1953 г. привели аграрный сектор страны к масштабному кризису.

Во втором разделе - «Изменения в уровне жизни и культуре российского крестьянства в эпоху аграрных реформ 1953-1964 гг.» - отмечается, что масштабные социалистические преобразования и несомненные общие достижения СССР в годы "оттепели" сопровождались экономическим разорением и запустением села, а сельская жизнь становилась все менее привлекательной. Многочисленные политические и экономические кампании по ее переустройству ожидаемых результатов не приносили. Применительно к новому курсу следует отметить глубокое расхожде­ние между целью и весьма скромными средствами. Лидеры государства Н.С. Хрущев и Г.М. Маленков стремились модернизировать хозяйственную политику, сохранив в неприкосновенности всю систему управления.

На сентябрьском 1953 г. Пленуме ЦК КПСС было принято достаточно радикальное для своего времени постановление «О мерах дальнейшего развития сельского хозяйства СССР». Непосредственный автор проекта Маленков, по сути, сделал ставку на материальную заинтересованность крестьянина, что являлось новшеством для советской системы. В короткие сроки имя Маленкова стало особенно популярно среди крестьянства, что осложнило его отношения с Хрущевым, не желавшим терпеть инициатив основного политического конкурента.

Внутриполитические интриги начали определять приоритеты аграрного развития страны, что в условиях советской системы исключало позитивные результаты реформ. Во многом по политическим и идеологическим соображениям на февральско-мартовском 1954 г. Пленуме ЦК было принято решение об активном освоении новых пашенных земель, которое стало главным ориентиром в развитии сельского хозяйства эпохи «оттепели», вытеснив приоритеты «маленковского курса» аграрной политики.34 С марта 1956 г. началось масштабное наступление на личные подсобные хозяйства, резко ограничивалось количество скота, находящего в личной собственности колхозников.

В разделе отмечаются позитивные результаты аграрных преобразований, к числу которых относится существенное увеличение потребления продуктов питания жителями города и села. Так, довоенный уровень питания в семьях колхозников по наиболее калорийным продуктам был заметно превзойден уже к середине 1950-х гг., а в 1958 г. по сравнению с 1940 г. они потребляли в 6 раз больше сахара, в 3 раза больше кондитерских изделий и рыбных продуктов, в 2 раза больше мяса.35 Однако, несмотря на отдельные достижения в социальной сфере, советская система по-прежнему развивалась с заметным приоритетом тяжелой индустрии. Во второй половине 1950-х - начале 1960-х гг. сохранялось отвлечение значительных средств от аграрного сектора в пользу военно-промышленного комплекса, активизировалось участие СССР в гонке вооружений.36

Исследование показало, что в начале 1960-х гг. в ряде регионов страны возник и стал углубляться продовольственный кризис. В конце 1963 - начале 1964 г. Хрущев осознал, что из тупиков аграрной политики можно выйти только на основе возвращения к курсу сентябрьского пленума 1953 года. В своих последних политических выступлениях, он подчеркивал большое значение постановлений 1955 и 1956 гг. о введении нового порядка планирования и расширении прав колхозников.37

В разделе показано, что на рубеже 1950-1960-х гг. массовый забой скота привел к резкому сокращению его поголовья, а целина не могла решить задачу стабильного обеспечения населения хлебом. В то же время, предпринятое Хрущевым под влиянием идеологических догм дальнейшее «раскрестьянивание» села, т.е. ликвидация мелкого крестьянского хозяйства, лишило страну важнейше­го источника поступления продовольствия, недостаток которого она ощутила в полной мере в 1962-I963 гг. И как следствие этого, с 1963 г. пришлось обратиться к практике закупки хлеба за границей.

Закономерным итогом всех этих негативных явлений стало замедление темпов роста национального дохода и фонда потребления, разбалансирование доходов населения с товарными ресурсами. Особенно остро реагировали трудящиеся на повышение цен на ряд продуктов питания в 1962 г. К этому времени тот психологический эффект, который дала денежная реформа 1961 г. (когда товары и продукты стали с десятков руб­лей стоить единицы, впрочем, и зарплата была приведена в адекватные новым ценам размеры) полностью исчерпал себя. Не подкрепленный новыми технологиями, изменениями образа жизни простой рост цен вызывал раздражение и недовольство различных социальных слоев. В целом, аграрная политика периода "оттепели" оказалась оторванной от жизни и быта российского крестьянства.

В третьем разделе – «Российское крестьянство об аграрной политике советского государства периода "оттепели"» - показано, что крайне противоречивое состояние аграрного сектора в СССР в 1950-х - 1960-х гг. самым непосредственным образом влияло на уровень жизни советского населения не только в деревне, но и в городе.

С одной стороны, в стране были достигнуты значительные объемы производства сельскохозяйственных продуктов, вполне сопоставимые с аналогичными показателями более развитых государств. Впервые в истории денежные доходы сельского населения относительно сравнялись с доходами горожан. Подавляющая часть крестьянства была охвачена системой социальных гарантий, уровень жизни отчасти стабилизировался. Именно в середине 1950-х гг. власть впервые официально признала, что приусадебное хозяйство кре­стьянина и рабочего провинциальных городов являлось главным источником поддержания собственного существования и источником снабжения сельско­хозяйственной продукцией значительной части населения страны.38

Позитивное значение имел тот факт, что государство впервые признало кризисное состояние сель­ского хозяйства, его низкий уровень развития. Если на рубеже 1952-1953 гг., в духе того времени говорилось, что «зерновая проблема, считавшаяся ранее наиболее острой проблемой, реше­на прочно и окончательно»,39 то после смерти И.В. Сталина, отмечались серьезные проблемы в состоянии сельскохозяйственного производства. Явным политическим новаторством Н.С. Хрущева стали официальные признания о том, что заявления о разрешении зерновой проблемы были лживыми.40 Столь смелое и нетипичное для советского руководителя заявление говорит о качественно ином отношении нового руководства к советскому обществу, от которого больше не надо было скрывать правду.  В целом, предпринятые экономические меры дали позитивный результат. Для сельских жителей и отчасти горожан существенно улучшилась обеспеченность продуктами пита­ния.

Но с другой стороны, советскому сельскому хозяйству были присуща колоссальная неэффективность и целый ряд сложных проблем. Эти проблемы стали причиной хронического недовольства населения, все более приобретавшего политическую окраску.

На рубеже 1950-1960-х гг. в сельское хозяйство были вложены огромные средства, однако ожидаемого результата от этих мер получено не было.41 В данном вопросе сказывалось продолжавшееся со сталинских времен сознательное ущемление экономических интересов крестьянства. Цены на продукцию промышленности в эти годы росли значительно быстрее закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию. Неэквивалентность обмена между промышленностью и сельским хозяйством приводила к изъятию огромных средств из колхозов и совхозов. Сюда добавлялись необоснованные затраты на оплату работы заготовительных и обслуживающих организаций.

Постоянный рост производственных издержек привел к дестабилизации экономического положения колхозов и совхозов, снижению темпов прироста производства сельскохозяйственной продукции. Совокупная рентабельность сельских предприятий постоянно уменьшалась, происходило их экономическое оскудение. Выражением крайней степени экономического неблагополучия являлась утрата многими хозяйствами собственных оборотных средств. Например, темпы роста кредитных вложений государства значительно опережали рост производства продукции и прирост собственных оборотных средств колхозов.

В четвертом разделе – "Особенности развития российской деревни на завершающем этапе индустриальной модернизации СССР (1970-е – начало 1980-х гг.)" – отмечается, что необходимость обеспечения продовольственной безопасности страны требовала срочных мер по стабилизации сельскохозяйственного производства. В контексте традиций советской аграрной политики данная задача решалась не за счет частной инициативы крестьянства, а за счет улучшения механизации и усиления административного нажима. С начала 1970-х гг. государство проводило жесткую конфискационную политику в отношении сельскохозяйственных производителей, что сразу ликвидировало только наметившуюся после мартовского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС их экономическую самостоятельность. В этом отношении показательна ситуация с полным хозяйственным расчетом в совхозах, введенным в 1967 г. и фактически прекращенным в 1975 г.42

Стремясь разработать эффективную аграрную политику, лидеры советского государства приняли трудное решение экономически стимулировать сельскохозяйственное производство с целью дальнейшего повышения его товарности. Для этого осуществлялось повышение цен на зерновые культуры и основные виды продукции животноводства. На закупаемые сверх твердого плана пшеницу и рожь устанавливалась надбавка в размере 50 % к закупочной цене. С мая 1970 г. постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР повышались закупочные цены на молоко, крупный рогатый скот, овец и коз, устанавливались надбавки к ценам при продаже молодняка крупного рогатого скота повышенного веса, вводились 50-ти % надбавки к ценам на скот, молоко, шерсть, яйца, продаваемые государству сверх плана. Таким образом, на рубеже 1960-1970-х гг. автор отмечает рост государственных расходов на развитие села. Например, только за 1970 - 1985 гг. капиталовложения только в сельское хозяйство Украины составили 98885 млн. рублей из 120400 млн. рублей, вложенных за все годы советской власти.43

В разделе показано, что на завершающем этапе индустриальной модернизации серьезные изменения произошли в структуре управления аграрным сектором. В частности, в 1970-е гг. Министерство сельского хозяйства СССР утратило монополию на управление агропромышленным комплексом, предоставив ряд полномочий отраслевым ведомствам - Министерству мелиорации и водного хозяйства СССР, Министерству сельского строительства, Всесоюзному объединению Госкомсельхозтехники СССР, Союзсельхозхимии, Министерству заготовок. Каждое из этих министерств или объединений имело свои органы управления на всех нижестоящих уровнях, вплоть до района, которые не подчинялись Министерству сельского хозяйства СССР, самостоятельно руководили подведомственными сферами и предприятиями, мало учитывая при этом нужды и потребности колхозов, совхозов, межхозяйственных объединений.44

Автор делает вывод о том, что ведомственная разобщенность приводила к серьезным недостаткам в планировании, материально-техническом снабжении, проведении специализации и рационального размещения производства, усложняла решение задач комплексного развития села, порождала параллелизм и дублирование. Чрезмерное регламентирование деятельности колхозов и совхозов наносило ущерб сельскохозяйственному производству. Не случайно на майском 1982 г. Пленуме ЦК КПСС было признано, что сложившаяся система управления сельским хозяйством и другими отраслями агропромышленного комплекса излишне громоздка и малоэффективна, отличается необоснованно большой численностью управленческого аппарата.45

В заключительной части раздела показано, что на рубеже 1970-1980-х гг. колхозная система уже не могла существовать без финансовой подпитки со стороны государства.46 На июльском 1978 г. Пленуме ЦК КПСС было принято решение о выделении небывалых по масштабам капиталовложений в сельское хозяйство и на развитие отраслей АПК. Однако ожидаемого результата от этих мер получено не было.47 О глубоком кризисе в сельском хозяйстве свидетельствует то факт, что к 1985 г. почти каждый десятый колхоз в СССР расходовал средств на оплату труда больше, чем получал валового дохода.48 Поэтому часто складывалась ситуация, при которой в убыточных колхозах колхозники получали достаточно высокую заработную плату. Сам факт введения гарантированной оплаты труда колхозникам наряду с рабочими совхозов являлся свидетельством того, что раскрестьянивание состоялось.49 С середины 1960-х годов доля оплаты труда колхозников и рабочих совхозов в совокупном денежном доходе непрерывно повышалась. Если в 1961 г. она равнялась 34,5 %, то 1975 г. достигла 52,2 %, а в 1985 г. - 57,3 %. В 1970 г. заработная плата в сельском хозяйстве составляла 101,0 руб., а в 1980 г. уже 149,2 руб.50 Эти процессы свидетельствовали о полном огосударствлении аграрных отношений, тем более, что вместе с повышением доли заработной платы в совокупном денежном доходе наблюдались тенденция снижения доходов от личного подсобного хозяйства.

Пятый раздел – "Уровень жизни, культура и быт российского крестьянства в эпоху перестройки". В разделе автор отмечает, что в середине 1980-х гг. советская система хозяйствования оказалась в состоянии давно затянувшегося кризиса, который наиболее ярко проявил себя в аграрной сфере.

В 1980-е гг. в СССР достаточно остро стояла проблема социально-бытовых различий между городом и деревней. Автор подчеркивает, что материальная база располагавшихся на селе учреждений здравоохранения, образования, культуры была на порядок хуже, чем в городах. Сельские жители были фактически лишены настоящего бытового обслуживания.

В разделе автор отмечает проблему гипертрофированной урбанизации на фоне отсталого сельского хозяйства, которая выразилась, в частности, в принудительной отправке больших масс горожан на сельскохозяйственные работы. Ежегодно, начиная с 1950-х гг., при наступлении посевной и уборочной кампании, руководители городских предприятий и учреждений, по разнарядке партийных органов, посы­пали в деревню некоторую часть своих работников. Традиционной была и ежегодная отправка студентов на уборочные работы, главным образом на уборку картофеля.51

К концу исследуемого периода российское крестьянство фактически утратило экономические стимулы к труду. По официальным данным, количество сельских дворов, не имевших скота, достигло в 1986 г. 3,4 миллионов, или 38 % от их общего количества.52 Труд на общественных полях часто рассматривался как вид государственной повинности.

На рубеже 1980-х – 1990-х гг. перед Советским Союзом объективно стояли две взаимосвязанные задачи. С одной стороны, был необходим поворот к политике решительного перераспределения национального дохода в пользу села с целью его коренного социального переустройства и технического перевооружения. С другой стороны, в стране назрели как корректировка, с учетом мирового опыта, устоявшихся теоретических взглядов на сельское хозяйство, так и практическое реформирование аграрного сектора, главными направлениями ко­го должны были стать ослабление внеэкономического принуждения, повышение уровня самостоятельности хозяйств и создание большего простора для индивидуальных семейных форм трудовой деятельности. Многие советские специалисты были хорошо осведомлены о степени отставания СССР от стран Запада по эффективности ведения сельского хозяйства. Они знали, что экономические показатели за рубежом достигнуты в условиях семейного индивидуального хозяйствования и склонялись к мысли о превосходстве мелкого хозяйства над крупным в условиях сельскохозяйственного производства.

В условиях начавшейся перестройки в Советской России сформировалась группа ученых аграриев, чьи воззрения шли вразрез с официальными взглядами на развитие сельского хозяйства. Академики ВАСХНИЛ, профессора В.А. Тихонов и В.Я. Узун, консультант экономического отдела КПСС, а впоследствии президент АККОР и депутат Государственной Думы профессор В.Ф. Башмачников и др. полагали, что специфика сельского хозяйства столь глубока, что ему противопоказаны формы хозяйствования, присущие современной промышленности. По их мнению, наивысшей эффективностью в аграрном секторе обладают индивидуальные формы хозяйствования. Сельскохозяйственное производство крайне негативно реагирует на существование административной пирамиды и фактически исключает управление издалека. Не отрицая полностью значение крупного производства, ученые этого направления считали, что оптимальной для аграрного сектора является такая организация труда, при которой собственник, управляющий и работник соединяются в одном и том же лице. Именно этим, по их мнению, и объясняется живучесть крестьянского хозяйства при капитализме и эффективность труда на приусадебных участках в Советском Союзе.53

Поиск путей и способов решения аграрного вопроса продолжался вплоть до распада страны в 1991 г., однако крестьянская проблема в условиях всеобъемлющего кризиса государственной системы так и не была решена.

В заключении автор подводит итоги работы, делает обобщения, и выводы, предлагает рекомендации по дальнейшему научному осмыслению и анализу данной научной проблематики. В частности отмечается, что аграрная политика советского государства в 1953-1991 гг. была тесно связана с важнейшими направлениями внутренней политики СССР, поскольку состояние сельского хозяйства определяло перспективу развития базовых отраслей экономики. Положение аграрного сектора являлось в этот период определяющим для характера политической ситуации в стране и оказывало самое существенное и непосредственное влияние на общественные настроения в деревне.

По теме исследования автором опубликованы следующие работы:

Работы, опубликованные в перечне периодических научных изданий,

рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Федоренко О.И. Культура и быт российского крестьянства в эпоху "оттепели" (1953-1964 гг.) // Вестник Российского университета друж­бы народов. Серия: История России. М.: РУДН, 2005. № 1. С. 32-38. (0,4 п.л.).

2. Федоренко О.И. Аграрная политика Советского государства в судьбах российского крестьянства (середина 1950-х – начало 1980-х гг.) // Вестник Красноярского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. Красноярск, 2006. № 3. С. 211-218. (0,6 п.л.).

3. Федоренко О.И. Концептуальные подходы советского партийно-государственного руководства к реализации аграрной политики СССР в 1964-1985 гг. // Вестник Дальневосточного отделения Российской Академии наук. 2006. № 3. С. 42-57. (1,1 п.л.).

4. Федоренко О.И. Российское крестьянство об аграрной политике советского государства на рубеже 1980-1990-х гг. // Вестник Российского университета друж­бы народов. Серия: История России. М.: РУДН, 2007. № 2. С. 56-64. (0,7 п.л.).

Монография:

5. Федоренко О.И. Российское крестьянство в 1953-1991 гг.: производственная деятельность, образ жизни, культурный уровень. М.: «Прометей», 2006. 421 с. (23 п.л.).

Статьи:

6. Федоренко О.И. Принципы реорганизации сельскохозяйственного управления в условиях «оттепели» (1953-1964 гг.) // Тоталитарное общество: страницы истории. Сб. ст. М.: МГСУ, 2000. С. 48-54. (0,6 п.л.).

7. Федоренко О.И. Роль субъективных факторов в аграрной политике СССР конца 1950-х – начала 1960-х гг. // Новые подходы к изучению отечественной истории в вузе. Материалы круглого стола. М.: МГСУ, 2001. С. 11-15. (0,4 п.л.).

8. Федоренко О.И. Печать второй половины 1950-х годов о темпах аграрного развития Советского государства // Материалы научной конференции. М.: МПГУ, 2001. С. 27-32. (0,5 п.л.).

9. Федоренко О.И. Советская власть и российское крестьянство в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // Научные труды МПГУ. Серия: Социально-исторические науки. Сборник статей. М.: Прометей, 2002. С. 94-98. (0,3 п.л.).

10. Федоренко О.И. Быт и нравы российского крестьянства в эпоху "оттепели" // Материалы Всероссийской научной конференции. – Нальчик, 2002. С. 32-39. (0,8 п.л.).

11. Федоренко О.И. Политические настроения крестьянства в послевоенный период (1946-1953 гг.) // Власть и общество в России XIX – XX вв. – М., 2002. С. 50-62. (0,7 п.л.).

12. Федоренко О.И. Аграрный сектор Советской России в годы перестройки // Гуманитарий. История и общественные науки. (Сборник научных трудов). Выпуск V. М.: МПГУ. 2003. С. 35-39. (0,3. п.л.).

13. Федоренко О.И. Российское фермерство: состояние и перспективы развития // Научный вестник Оренбургского государственного института менеджмента: Сборник статей региональной научно-практической конференции «Россия как трансформирующееся общество: экономика, деловая культура, управление». М., «Высшая школа». 2003. С. 28-31. (0,3 п.л.).

14. Федоренко О.И. Образ Н.С. Хрущева в политическом сознании крестьян // Социально-гуманитарные науки: поиски, проблемы, решения. М.: МПГУ, М., 2003. С. 65-71. (0,5 п.л.).

15. Федоренко О.И. Культура и быт российского села на завершающем этапе индустриальной модернизации // Советский человек: генезис, эволюция, развитие. – Армавир, 2003. С. 43-49. (0,5 п.л.).

16. Федоренко О.И. Крестьянская повседневность в годы "оттепели" (1953-1964 гг.) // Проблемы повседневности в истории: образ жизни, сознание и методология изучения. Материалы Международной научной конференции. – Армавир, 2003. С. 23-31. (0,7 п.л.).

17. Федоренко О.И. Послевоенные годы в истории советской деревни (1946-1953 гг.) // Развитие непрерывного педагогического образования на Кубани. - Армавир, 2003. С. 115-123. (0,7 п.л.).

18. Федоренко О.И. // Культура агротехники и аграрное производство в Советской России (1970-е гг.) // Власть и общество в России XIX – XX вв. – М., 2004. С. 28-39. (1,0 п.л.).

19. Федоренко О.И. Личные приусадебные участки крестьян в годы "оттепели" // Россия на пороге ХХ века. – Ростов-на-Дону, 2004. С. 159-165. (0,3. п.л.).

20. Федоренко О.И. Власть и крестьянство в период «экономической стагнации» (1970-е гг.) // Вестник аналитики. 2004. № 8. С.42-56. (0,7 п.л.).

21. Федоренко О.И. Поиски путей аграрного развития СССР в 1960-1970-е гг. // Сборник научных трудов. Смоленск: СГПУ, 2004. С. 21-29. (0,5 п.л.).

22. Федоренко О.И. Образ жизни, быт и нравы российского крестьянства в послевоенные годы // Проблемы формирования нового человека. М., МГСУ. 2005. С.93-105. (0,8 п.л.).

23. Федоренко О.И. Советская деревня 1960-х гг.: экономика, культура, быт, традиции // Гуманитарий. История и общественные науки. (Сборник научных трудов) Выпуск 3. М., 2005. С. 36-47. (0,8 п.л.).

24. Федоренко О.И. Уровень технической оснащенности аграрного производства в СССР в 1960-1970-е гг. // Из истории России: XX век. Сборник статей. Выпуск 18. М.: Изд-во МАДИ (ТУ), 2005. С.64-71. (0,5 п.л.)

25. Федоренко О.И. Образ Н.С. Хрущева в сознании советского крестьянства (1960-1970-е гг.) // Россия: идеи и люди. Материалы научной межвузовской конференции. М.: МГУС, 2005. С.31-36. (0,3 п.л.).

26. Федоренко О.И. Аграрная политика СССР в условиях восстановления народного хозяйства в 1945-1953 гг. // Тезисы докладов итоговой научной конференции МГОПУ им. М.А. Шолохова. Москва, 2005. С. 112-117. (0,4 п.л.).

27. Федоренко О.И. Женский труд на селе на завершающем этапе индустриальной модернизации // Новый исторический вестник. 2005. № 2. С.48-65. (1,3 п.л.).

28. Федоренко О.И. Становление и развитие советской модели взаимоотношений власти и крестьянства // Материалы научной сессии факультета социологии, экономики и права МПГУ по итогам научно-исследовательской работы за 2005 год. М., Издательство 000 «Гном-Пресс»,  2006. С. 93-106. (0,8 п.л.).

29. Федоренко О.И. Особенности рыночной торговли в советской деревне в 1960-1970-е гг. // Гуманитарий. История и общественные науки. (Сборник научных трудов). Выпуск 4. М.: МПГУ. 2006. С. 33-37. (0,3 п.л.).

30. Федоренко О.И. Уровень жизни, культура и быт российского крестьянства в эпоху перестройки // Материалы научной конференции «Концептуальные проблемы истории России ХХ в.». Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2006. С. 151-159. (0,5 п.л.).

31. Федоренко О.И. Парадоксы советской государственной экономической политики и уровень жизни крестьянства (1970-е гг.) // Тезисы докладов краевой научной конференции «Социальная история России: прошлое и современность». Краснодар, 2007. С. 231-138. (0,5 п.л.).


1 См.: Земельная реформа в зеркале закона. Материалы Международной научно-практической конференции. Саратов // Саратовские вести. 2003. 30 октября. С.2.

2 См.: Кулик Г.В. Выход из тупика есть. М., 2003. С.53.

3 См.: Путин B.B. Нерешительность власти и слабость государства сводит реформы на нет // Российская газета. 2000. 11 июля; Он же: Не будет ни революций, ни контрреволюций // Российская газета. 2001. 4 апреля; Он же: России надо быть сильной и конкурентоспособной // Российская газета. 2002. 19 апреля; Он же: Послание Президента России Федеральному Собранию РФ // Российская газета. 2005. 17 мая.

4 См.: Шмелев Г.И. Распределение и использование труда в колхозах. М., 1964; Фуров В.Г. Забота КПСС о повышении благосостояния и культурного уровня колхозного крестьянства. М., 1960; Шмелев Г.И. Личное подсобное хозяйство и его связи с общественным производством. М., 1971; Дьячков И.В. Общественное и личное в колхозах. М., 1968; Белянов В.А. Личное подсобное хозяйство при социализме. М. 1970; Макарова И.В. Подсобное хозяйство колхозников. М., 1973 и др.

5 См.: Зеленин И.Е. Зерновые совхозы СССР (1933-1941 гг.). М., 1966; Волков И.М. Трудовой подвиг советского крестьянства в послевоен­ные годы. М., 1972; Богденко М.Л. Совхозы СССР. 1951-1958. М., 1972 и др.

6 См.: Марьяхин Г.Л. Налоги и сборы с колхозов и населения. М. 1949; Сычев М.Ф. Укрепление хозрасчетных стимулов развития колхозного производства (1953 - 1966 гг.) // Вопросы аграрной истории. Материалы научной конференции по истории сельского хозяйства и крестьянства Европейского Севера СССР. Вологда, 1968. С. 123-129; Ефремов С.Д. Экономика сельского хозяйства Удмуртии. Ижевск. 1971; Толмачева Р.П. Повышение материального уровня колхозников Урала в 1946-1958 гг. // Материальное благосостояние тружеников уральской советской деревни (1917-1985 гг.). Сб. науч. тр. Свердловск. 1988. С. 75-84.

7 См.: Арутюнян  Ю.В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны. М. 1963; Он же. Социальная структура сельского населения СССР. М., 1971; Вылцан М.А. Материальное положение колхозного крестьянства в довоенные годы // Вопросы истории. 1963. № 9. С. 15-24.

8 См.: Зеленин И.Е. Совхозы СССР. 1941-1950 гг. М., 1969; Он же. Совхозы в первое десятилетие Советской власти. 1917-1927 гг. М., 1972; Он же. Совхозы СССР в годы довоенных пятилеток. 1928-1941 гг. М., 1982.

9 См.: Плешков Б.Н. Специализация и кооперирование в сельскохозяйственном производстве. М., 1976; Трепачев Ю.Д. Научно-технический прогресс и повышение культурно-технического уровня рабочих совхозов в условиях развитого социализма. Дисс. ... канд. филос. наук. Саратов, 1976; Староверов В.И. Деревня в условиях интеграции: социальные проблемы. М., 1979.

10 См.: Игнатовский П.А. Крестьянство и экономическая политика партии в деревне. М., 1974; Трапезников С.П. Ленинизм и аграрно-крестьянский вопрос. В 2-х т. М., 1974; Островский В.Б. Новый этап в развитии колхозного строя. М., 1977; Вылцан М.А. Завершающий этап создания колхозного строя. М., 1978; Тюрина А.П. Социально-экономическое развитие советской деревни. 1965-1980. М., 1982; Данилов В.П. Советская доколхозная деревня: население, землепользо­вание, хозяйство. М., 1977.

11 См.: Аграрная политика КПСС в условиях развитого социализма. М.: Мысль, 1976. 335 с.; Аграрная политика КПСС: Итоги и перспективы. М.: Мысль, 1979. 189 с.; Аграрные проблемы развитого социализма. М.: Наука, 1980. 552 с.; Советское крестьянство и село на этапе развитого социализма. - М.: Наука, 1985; Гордон А.В. Крестьянство Востока: исторический субъект, культурная традиция, социальная общность. М., 1989.

12 См.: Ленинская программа социалистического преобразования сельского хозяйства и совре­менность. Воронеж, 1970; Сдобнов С.И. Советская деревня на пути социального прогресса. М., 1976; Кузнецов Г.Я. Социально-экономические проблемы советской деревни. М., 1977; Семин С.И. Социально-экономическое развитие советской деревни. М.,1978. Котов Г.Г., Мельников В.Ф. Экономические и социальные проблемы села на современном этапе. М., 1979; Коркоценко Д.И., Репина Г.А., Сорокина Л.И. Нечерноземная зона РСФСР: социально-экономические преобразования на селе. М., 1981.

13 См.: Бондарев Е.А. Руководство Компартии Украины развитием производительных сил сельского хозяйства республики. Харьков: Вища школа, 1980.

14 См.:  Панченко П.П. Развитие сельского хозяйства СССР. 1959-1980. М., 1982.

15 См.: Курс на интенсификацию: реализация современной аграрной политики КПСС. Под ред. И.Т. Тупикова. М., 1986. 196 с.

16 См.: Деятельность КПСС по осуществлению продовольственной программы / Под рук. Л.Е. Беренштейна. М., 1986; Островский В.Б. Колхозное крестьянство СССР: Политика партии в деревне и ее социально-экономические результаты. Саратов, 1987; Морий Г.П. Партийное руководство развитием сельского хозяйства (60-80-е годы). М., 1989; Гаврилюк А.Е. Социальное обеспечение решения продовольственной проблемы. М., 1989 и др.

17 См.: Данилов В.П. Аграрная реформа и крестьянство в России 1861-1994 гг. Формы сельскохозяйственного производства и государственное регулирование. М., 1995; Денисова Л.Н. Исчезающая деревня России. М., 1996; Крестьяноведение. Теория, история, современность. Т. I., 1996; Горохов В.С. Производительные силы Российской деревни. (На материалах Поволжья). Саратов, 1997.

18 См.: Аграрные отношения: выход из тупика. М., 1991; Мыскина Н.Н. Аграрный сектор экономики СССР: состояние и пути перестройки. М., 1991; Безнин М.А. Крестьянский двор в Российском Нечерноземье 1950-1965 гг. М.-Вологда, 1991; Великий незнакомец: крестьяне и фермеры в современном мире. М., 1992; Аграрные отношения: теория, историческая практика и перспективы развития. М., 1993; Зайдинер В.И. Горбенко В.К. Учебно-опытный зерносовхоз № 26: история и современность. Зерноград, 1993; Милосердов B.B. Крестьянский вопрос в России: прошлое, настоящее, будущее. М., 1999; Никонов А.А. Спираль многовековой драмы: аграрная наука и политика России (XVIII-XX в.в.). М., 1995; Петриков А.В. Специфика сельского хозяйства и современная аграрная реформа в России. М., 1995; Рывкина Р.В. Экономическая социология переходной России. М., 1998. 

19 См.: Крестьянство и сельское хозяйство Сибири. Советский период. Новосибирск, 1991; Попов В.П. Российская деревня после войны (июнь 1945 - март 1953 гг.). Сборник документов. М., 1993; Зима В.Ф. Голод в СССР1946-1947 годов: происхождение и последствия. М., 1996. Яковлев С.А. Государственная политика развития энергетической базы сельского хозяйства страны в 1950-1960 гг. и ее результаты. Саратов, 1999; Дудникова Е.Б. Аграрные преобразования в России периода реформ: исторический опыт, уроки, проблемы реализации. Дис ... канд. истор. наук. Саратов, 1999 и др.

20 См.: Милосердов В.В. Аграрная политика и проблемы развития АПК. М., 1990; Аграрные отношения: выход из тупика. М., 1991; Мыскина Н.Н. Аграрный сектор экономики СССР: состояние и пути перестройки. М., 1991; Александрова Л.Н. Социальные проблемы реализации нововведений на сельскохозяйственных предприятиях АПК. Дис ... канд. филос. наук. Саратов, 1991; Симуш П.И. Мир таинственный ... Размышления о крестьянстве. М., 1991; Островский В.Б. Актуальные проблемы агропромышленной интеграции и социальное развитие села. Сб. неопубликованных рукописей. Саратов, 1991; Великий незнакомец: крестьяне и фермеры в современном мире. М., 1992; Аграрные отношения: теория, историческая практика и перспективы развития. М., 1993; Данилова Л.В., Данилов В.П. Крестьянская ментальность и община // Менталитет и аграрное развитие России (XIX-XX в.в.). Материалы Международной конференции. М., 1996; Дворкин Б.З. Адаптация агрокомплекса к условиям рынка на основе интеграции. Саратов, 2000; Емельянов А.И. Реальное содержание споров о рыночном обороте земли // Земельные отношения в переходный период: политика, экономика и право. Материалы «круглого стола» 15 марта 2001 г. М., 2001.

21 См.: Данилов А.А., Пыжиков А.В. Рождение сверхдержавы: СССР в первые послевоенные годы. М.: РОСПЭН, 2001.

22 См.: Беленький В.Р. Социально-психологические факторы формирования земельных отношений в России // Современное состояние и перспективы развития экономической социологии. М., 1998; Буздалов И.П. Земельные отношения в России: коллизии и парадоксы // Земельные отношения в переходный период: политика, экономика и право. Материалы «круглого стола» 15 марта 2001 г. М., 2001; Валентей С, Нестеров Л. Человеческий потенциал: новые измерители и новые ориентиры // Вопросы экономики. 1999. № 2; Великий П.П., Дмитриев А.И. Российское село на пороге XXI века. Саратов, 1996; Вилков А.А. Менталитет крестьянства и политический процесс. Саратов, 1997; Голуб О.Ю. Социальные механизмы адаптации на российском рынке труда. Саратов, 2000; Заславская Т.И., Рывкина Р.В. Социология экономической жизни. Новосибирск, 1991; Заславская Т.И. О социальном механизме развития экономики. Новосибирск, 1985; Касьянова К. О русском национальном характере. М., 1998; Кулик Г.В. Выход из тупика есть. М., 2003; Силласте Г.Г. Сельская школа и село России в начале XXI века. М., 2003.

23 См.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 9-е. М., Т. 4-15; Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам: Сб. Документов. М., 1968. Т. 3-16; Ленинская аграрная политика КПСС: Сборник важнейших документов. М., 1978.

24 См.: Микоян А.И. Так было. Размышления о минувшем. М.: Вагриус., 1999; Хрущев Н.С. Воспоминания. М.: Вагриус. 1997; Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. Чуева. М.: Терра, 1991.

25 См.: Современная немарксистская историография и советская историческая наука. Беседа за «круглым столом» // История СССР. 1988. .№1; Актуальные теоретические проблемы современной истори­ческой науки // Вопросы истории. 1992. № 8-9.

26 См.: Шафаревич И.Р. Сочинения. В 3 т. Т. 1. М. 1994. С. 346.

27 См.: Мяло К. Оборванная нить // Новый мир. 1988. № 8.

28 См.: Подробнее см.: Зима В.Ф. Голод в СССР 1946-1947 годов: происхождение и последствия. М., 1996. С. 149.

29 См.: Вербицкая О.М. Российское крестьянство: от Сталина к Хрущеву. М., 1992. С. 137.

30 См.: ГАРФ. Ф. 9492. Оп. 1. Д. 535. Л. 25.

31 См.: Неизвестная Россия. ХХ век. М., 1993. С. 151.

32 См.: Попов В.П. Экономическая политика советского государства. 1946-1953 гг. Тамбов, 2000. С. 152.

33 См.: ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 22. Д. 118. Л. 1.

34 См.: КПСС в резолюциях и решениях съездов,  конференций  и пленумов ЦК. Т. 8. М., 1985. С. 367.

35 См.: История советского крестьянства. Т. 4. М., 1988. С. 333-335.

36 См.: Быстрова И.В. Развитие военно-промышленного комплекса. СССР и холодная война. М., 1995. С. 26.

37 См.: Хрущев Н.С. Строительство коммунизма в СССР и развитие сельского хозяйства. Т. 4. М., 1963. С. 162-186.

38 См.: Хрущев Н.С. О мерах дальнейшего развития сельского хозяйства СССР. М., 1953. С. 28.

39 См.: Коммунист. 1953. № 1. С. 17; № 13. С. 15.

40 См.: Хрущев Н.С. О мерах дальнейшего развития сельского хозяйства СССР М., 1953. С. 28-29.

41 См.: РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 40. Ед. хр. 4369. Л. 314.

42 См.: РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 40. Ед. хр. 4360. Л. 126, 129.

43 См.: Народное хозяйство СССР в 1985 году: Стат. ежегодник. М.: Техника, 1986. С. 170.

44 См.: РГАСПИ. Ф.  17. Оп. 145. Д. 2448. Л.108.

45 См.: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. М., 1983. Т. 5. С. 517.

46 См.: Нечипас Ю.В. Эволюция аграрной политики СССР в 1945-1984 гг. М., 2003. С.29.

47 См.: РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 40. Ед. хр. 4369. Л. 314.

48 См.: Народное хозяйство в 1980 г.: Стат. ежегодник. М., 1981. С. 254.

49 См.: Судьбы российского крестьянства / Под ред. Ю.Н. Афанасьева. М., 1996. С. 452.

50 См.: ГАРФ. Ф. 374. Оп. 35. Д, 5443. Л. 46.

51 См.: Народное хозяйство СССР в 1985 году. М., 1986. С. 185.

52 См.: СП РСФСР. 1987. № 22.

53 См.: Башмачников В.Ф. Предисловие к книге А.А. Коныгина «Фермерское хозяйство США» // Коныгин А.А. «Фермерское хозяйство США». М., 1989. С. 8-9.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.