WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ЕГОРОВА Мария Васильевна

РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ СРЕДНЕГО ОБРАЗОВАНИЯ НА УРАЛЕ

(1808 февраль 1917 г.)

Специальность 07.00.02 – отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва – 2009

Работа выполнена на кафедре истории Института переподготовки и повышения квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова

Научный консультант:  доктор исторических наук, профессор

  ЗМЕЕВ Владимир Алексеевич

       

Официальные оппоненты:  доктор исторических наук, профессор

БОРИСОВ Валерий Михайлович

доктор исторических наук, профессор

КОСУЛИНА Людмила Геннадьевна

доктор исторических наук, профессор

ЮДИНА Людмила Сергеевна

Ведущая организация:  Курганский государственный университет 

       Защита состоится 14 сентября 2009 г. в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.01 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 117571 Москва, проспект Вернадского, д.88, кафедра истории МПГУ, ауд. 817.

       С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского педагогического государственного университета по адресу: 119992, ГСП-2, Москва, ул. Малая Пироговская, д.1.

Автореферат разослан «  »  2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Киселева Л.С.

  1. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В современных условиях становится все более очевидным, что экономическое, социальное, политическое, культурное развитие страны, конкурентоспособность государства в мировом пространстве, во многом будет зависеть от уровня подготовленности подрастающего поколения к предстоящей взрослой жизни. Появление в последнее время в России ряда проектов и программ, направленных на модернизацию системы образования, говорит о том, что и государство обеспокоено состоянием народного образования. Идут интенсивные поиски наиболее приемлемых для современных условий форм и методов образования и воспитания. Немало интересных и перспективных методик обучения заимствуется с Запада. Однако не следует забывать, что исторический опыт родной страны в ряде случаев может быть не менее полезен, чем западный опыт.

Современное российское образование уже использует ряд интересных педагогических наработок дореволюционного обучения подрастающего поколения. Здесь мы можем говорить и о частных школа, и о гимназиях и лицеях. Понятно, что в большинстве случаев современные педагоги используют в основном название и в какой-то степени общий дух дореволюционных школ. Нет необходимости копирования дореволюционной системы обучения. Время не стоит на месте и необходимы новые поиски, находки в образовании. Наверное, следует внимательнее присмотреться как к положительному, так и к негативному опыту, который был накоплен в дореволюционной школе, чтобы не повторять тех же ошибок.

Сегодня все более актуальным становится вопрос о доступности хорошего образования, способного соотноситься с реальной жизнью. В обществе поднимаются такие актуальные вопросы как компетенция современных учителей, финансовая поддержка общеобразовательных школ, создание необходимых бытовых условий для успешного функционирования учебных заведений, налаживание наиболее гибких и действенных связей между школой и семьей, соотнесение молодежной субкультуры с задачами образовательного процесса, выработка в среде современных школьников такого понятия как «престиж образования». Довольно много говорится сегодня и о социальном партнерстве, о привлечении к функционированию школ самых различных субъектов начиная от представителей родительской общественности, федеральных и региональных институтов государственной власти, органов местного самоуправления, профессиональных и педагогических сообществ, до научных, культурных, коммерческих и общественных институтов.

Сегодня некоторые бизнесмены, политики, представители различных общественных организаций добровольно, безвозмездно вкладывают средства в сферу образования. Набирает силу попечительское движение. Вместе с тем гражданские институты, выступая в роли заказчиков и потребителей, приобретают и реальные рычаги управления в сфере образования. Они могут принимать реальное участие в формировании и реализации образовательной политики, выработке стратегий и программ образования, гражданского заказа на содержание и качество образования. Создание ресурсной базы, бюджета системы образования и осуществление контроля за его эффективным управлением, осуществление общественного контроля качества образовательных услуг – все это говорит о превращении сферы образования из традиционно государственной в государственно-общественную.

Перечисленные выше моменты не являются новыми в истории отечественного народного образования. Столетие назад практически те же вопросы волновали как государство, так и общество. К 1917 г. российской школой был проделан огромный путь в поисках оптимальной системы среднего образования, были как достижения, так и ошибки. Не делаем ли мы и сегодня тех же ошибок, может быть стоит обратиться к своему историческому опыту, чтобы избежать их, а возможно в нашем прошлом найти и решения тех проблем, которые стоят перед средним образованием сегодня.

Заявленная тема исследования актуальна в контексте становления системы среднего образования на Урале на протяжении XIX – начала ХХ в., как своеобразное, неповторимое историческое полотно. До сих пор отсутствует обобщающая работа по анализу функционирования всей системы среднего образования на Урале. Актуальность видится также и в том, что сегодня есть возможность изучить те стороны этой темы, которые раннее затрагивались как фон при анализе других вопросов. В первую очередь речь идет о повседневной жизни учащихся и учителей средних школ Урала.

Объектом диссертационного исследования является вся система среднего образования на Урале. Под системой образования понимается «исторически сложившаяся общенациональная система образовательных учреждений и органов управления ими, действующая в интересах воспитания подрастающих поколений, подготовки их к самостоятельной жизни и профессиональной деятельности, а также удовлетворения индивидуальных образовательных потребностей. Охватывает учреждения дошкольного воспитания, общеобразовательные, профессиональные (начальные или профессионально-технические средние) и высшие учебные заведения, различные формы профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации работников, внешкольные и культурно-образовательные учреждения»1. В предлагаемой диссертации рассматриваются общеобразовательные и профессиональные средние учебные заведения Министерства народного просвещения и других ведомств правительства царской России. В Российской империи существовали средние учебные заведения духовного ведомства (духовные семинарии и епархиальные училища) и образовательные учреждения военного ведомства (кадетские корпуса), которые также входили в общую систему среднего образования, поэтому и им уделяется должное внимание при изучении поставленной проблемы.

       Предмет диссертационного исследования – взаимодействие государственной власти, частных лиц и общественных организаций в области среднего образования, их влияние на повседневную жизнь учащихся и учителей средних школ Урала.

Хронологические рамки исследования период с 1808 г. до февраля 1917 г. Данные хронологические рамки связаны с тем,  что в 1808 г. на Урале появляется первое среднее учебное заведение (Пермская мужская гимназия). До середины века на Урале функционируют всего три мужских гимназии – в Перми, Вятке (1811 г.) и Уфе (1828 г.). Именно эти школы и представляли среднее образование на Урале в первой половине XIX в., благодаря им начали складываться традиции уральской средней школы. Во второй половине XIX века ряд тенденций, проявившихся в начальный период, продолжились в различных сферах среднешкольной системы, а также проявились и новые. Вплоть до февраля 1917 г. в Уральском регионе учреждаются все новые и новые средние школы, как мужские, так и женские, профессиональные, частные. И хотя и после февральской революции эти учебные заведения продолжают существовать, в них начинаются коренные преобразования, изменяющие облик этих школ.

Территориальные рамки исследования – Урал, который включал до 1864 г. Вятскую, Пермскую, Оренбургскую, и часть Тобольской губерний. В 1864 г. Оренбургская губерния (или Уфимское наместничество) была разделена на Оренбургскую и Уфимскую губернии. Необходимо отметить, что с 1803 г. все учебные заведения этих губерний относились к Казанскому учебному округу. В 1875 г. был образован Оренбургский учебный округ, в который вошли школы Пермской, Оренбургской и Уфимской губерний, а учебные заведения Вятской губернии остались в Казанском учебном округе.

       Степень изученности темы. Данная проблема попала в сферу интересов историков и краеведов уже в первой половине XIX в. Однако целенаправленное исследование становления системы среднего образования на Урале началось со второй половины XIX в. Многие известные уральские краеведы, учителя, историки, понимая важность развития средней школы, пытались осмыслить процессы, происходившие в этой сфере. Выдвинутые на первый план дореволюционными историками такие вопросы как правовая база становления средней школы, повседневная жизнь школ, исторические характеристики учащихся и учителей, роль школы в жизни региона, влияние общества на становление средних учебных заведений в дальнейшем изучались советскими и постсоветскими исследователями. Подробно историография проблемы рассматривается в первой главе диссертации.

Цель исследования – изучение истории становления системы среднего образования на Урале. Исходя из этого, определяются следующие задачи:

- выявить, какие социально-экономические и культурные факторы способствовали развитию среднего образования в регионе;

- проанализировать, как на протяжении столетия происходила реализация российской государственной политики в области становления системы среднего образования на Урале;

- оценить роль общественности в развитии средних учебных заведений в уральском регионе;

- определить, степень влияния государственной образовательной политики и общественной инициативы на повседневную жизнь учащихся и учителей средних учебных заведений Урала.

Методологическую основу исследования составляет совокупность принципов и методов, используемых в исторической науке. Одним из главных является принцип историзма, позволяющий объективно установить причинно-следственные связи и проанализировать исторические явления в развитии. Благодаря использованию данного принципа автору удалось проследить становление и развитие системы среднего образования на Урале на протяжении большого отрезка времени, изучить внутренние законы становления средней школы в регионе, рассмотреть ряд важных явлений жизни средней школы в неразрывном единстве с историческими событиями данной эпохи. В работе также используется принцип объективности исследования, который предполагает научное описание, объяснение и анализ исторических событий. Применение этого принципа позволило автору всесторонне показать разнообразные явления жизни средней школы Урала в XIX – начале ХХ в.

В соответствии с целями и задачами исследования в диссертационной работе используется ряд методов. Так, системный метод позволил автору осуществить сбор и систематизировать значительный архивный материал по данной теме, классифицировать исторические источники по их внутреннему содержанию, выявить степень научной разработанности проблемы. Историко-сравнительный метод дал автору возможность сопоставить процесс становления и развития средней школы в стране в целом и на Урале в частности. На этой основе удалось выявить особенности, характерные для уральских средних учебных заведений. Проблемно-хронологический метод позволил проследить, как менялись масштабы деятельности властных структур и различных общественных организаций в сфере среднего образования на протяжении столетия. Благодаря этому методу удалось выявить изменения в самой системе среднего образования, происходившие на фоне эволюции жизни в стране. Немаловажное значение имело применение биографического метода, который позволил восполнить картину жизни страны в тот период времени и проследить как те или иные события отражались на средних школах, а также на участниках учебно-воспитательного процесса.

Поскольку данная тема находится на пересечении ряда дисциплин: отечественной истории, истории педагогики, истории культуры, истории права, истории государственного управления и других, возникает необходимость в применении междисциплинарных подходов и методов при изучении этой темы. Для более полного раскрытия изучаемой проблемы используются: историко-правовой подход, который позволил проследить изменение правовой базы функционирования системы среднего образования, а также социально-культурный подход, давший возможность выявить влияние окружающей среды на развитие личности. В целом же предлагаемое исследование проведено в рамках истории повседневности.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые комплексно изучается становление и развитие среднего образования в уральском регионе в течение большого временного отрезка (более ста лет). Делается попытка восполнить пробел в историографии путем освещения различных сторон жизни и деятельности средних учебных заведений Урала. В диссертации впервые критически анализируется весь комплекс исторической литературы по указанной проблеме и определяется круг вопросов, которые нуждаются в дальнейшем изучении. В источниковедческом плане научная новизна определяется привлечением ранее неиспользовавшихся документов и материалов из центральных и местных архивов. Выявлено и использовано большое количество ученических журналов, которые существенно расширили документальную базу диссертации.

Концептуальный замысел диссертации состоит в том, чтобы показать, как на протяжении целого столетия взаимодействовали в среднем образовании три основных силы: государство, общество и сами непосредственные участники образовательного процесса.

Жизнь уральской средней школы была тесно связана с жизнью достаточно большого региона. И если в начале XIX в. средние учебные заведения не играла существенной роли в социально-экономическом и культурном развитии Урала, то со временем, начиная со второй половины XIX в. средняя школа формирует необходимые кадры для развивающегося народного хозяйства.

Довольно противоречивый характер на протяжении столетия носила политика правительства Российской империи в области среднего образования. За реформами, которые проводились в годы некоторой либерализации в жизни страны, неминуемо следовали контрреформы и пересмотр многих интересных начинаний в этой сфере. Средняя школа вынуждена была постоянно подстраиваться под новые веяния и нередко терять, то положительное в своем развитии, что было наработано ранее.

Серьезное влияние на среднюю школу оказывало уральское общество. Роль уральской общественности в становлении среднего образования проявилась в основном в двух направлениях. Во-первых, в организации материальной поддержки средней школы на Урале. Во-вторых, в формировании учебной и воспитательной программ этих учебных заведений. Уральское общество было вправе требовать для своих детей такого образования, которое отвечало бы современным требованиям развития региона.

Благодаря новым научным подходам появилась возможность осветить повседневную жизнь средних учебных заведений, реакцию непосредственных участников учебного процесса на окружающие их события. Удалось показать принятие или отторжение учителями и учащимися навязываемых государством и обществом взглядов, идей и законов. Диссертанту представилась возможность выявить, каким образом в сознании, а также и на практике трансформировались общественные установки в области среднего образования.

Практическая значимость исследования состоит в том, что в нем подводятся итоги изучения истории среднего образования на Урале в XIX – начале ХХ в. Материалы диссертации могут быть использованы в обобщающих исторических трудах, комплексных исследованиях по истории культуры, образования, истории права, в публикациях по краеведению. Полученные результаты могут использоваться при чтении курсов отечественной истории и истории Урала в вузах, а также в музейном деле и на уроках истории в школах.

Апробация результатов исследования. Материалы исследования докладывались на региональных конференциях в Екатеринбурге (2000, 2005), Челябинске (2003, 2004, 2005, 2007), ежегодных конференциях по итогам научной работы преподавателей и сотрудников ЧГПУ (2001-2008), на Всероссийской научно-практической конференции в мае 2007 г.: «Социально-гуманитарные науки и их роль в системе высшего и профессионального образования». В апреле 2008 г. диссертант выступила с докладом на международной научной конференции «Ломоносовские чтения» в МГУ имени М.В.Ломоносова. В сентябре 2008 г. был сделан доклад на пленарном заседании Уральских Бирюковских чтений. Содержание диссертации отражено в трех монографиях, пяти учебно-методических комплексах, статьях и тезисах общим объемом более 50 п.л. В 2004 г. монография «Развитие системы частного образования на Урале (1861 – февраль 1917 гг.)», была отмечена поощрительной премией в конкурсе научных публикаций преподавателей ЧГПУ. Кроме того, в 2005 г. монография была приобретена Мюнхенской публичной библиотекой. Материалы диссертации автором используются в учебном курсе история Урала в ЧГПУ. В 2008 г. диссертантом выигран грант РГНФ для публикации итогов исследования по изучаемой проблеме в виде монографии «Повседневная жизнь учащихся и учителей Урала в XIX – начале ХХ в».

       Структура диссертации. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованных архивных фондов и литературы, а также документального приложения.

II. Основное содержание работы.

Во введении обосновывается актуальность избранной проблемы, определяются объект, предмет, хронологические и территориальные рамки исследования, дается оценка степени изученности темы, формулируются цель и задачи исследования, характеризуются его методологические основы, показывается научная новизна и практическая значимость работы, а также приводятся общие сведения об апробации полученных результатов в научных публикациях. 

Первая глава диссертации «Историография и источники исследования» состоит из двух параграфов.

Первый параграф главы посвящен анализу историографии проблемы.

Можно выделить три периода в изучении данной проблемы: дореволюционный: (70-е гг. XIX в. – 1917 г.), советский (1917 г. – конец 80-х гг.) и постсоветский (90-е гг. ХХ в. – начало XXI в.)

Дореволюционный период представлен работами известных исследователей в области педагогики, истории, права, культуры, краеведения. В их числе И.Алешинцев, А.В.Белявский, Б.Веселовский, Н.Х.Вессель, Г.Генкель, В.В.Григорьев, М.Демков, В.Динзе, Е.Звягинцев, С.Золотарев, В.В.Каллаш, П.Каптерев, А.Медведков, А.Г.Неболсин, С.Рождественский, Г.Фальборк, В.Чарнолуский, Н.В.Чехов, В.Шрадер2.

В 1884 г. под редакцией А.Г.Неболсина выходит работа «Историко-статистический очерк общего и специального образования в России»3. Авторский коллектив, характеризуя политику государства в области среднего образования на протяжении XIX в., отмечает, что «первые попытки учреждения в России гимназий принадлежат еще к половине прошлого столетия; но начало наших гимназий, как самостоятельных учебных заведений, должно быть отнесено к 1804 г., когда был издан первый общий устав гимназий и училищ. С этого времени гимназии стали открываться во всем государстве»4. Довольно подробно авторами были охарактеризованы реформы 1828, 1849, 1864 и 1871 гг. Были отмечены наиболее существенные изменения, которые происходили в целом в системе среднего образования в эти периоды в той или иной губернии или городе, а также обозначены и перемены, касавшиеся таких сторон жизни школ как изменения учебных планов, открытие пансионов при школах, появление наряду с гимназиями и реальными училищами прогимназий. В данной работе приводятся и сами учебные планы, а также распределение часов по различным предметам, однако каких-либо выводов об изменениях происходивших в этих планах авторами не делалось. Данный «Очерк» в большей степени являлся именно статистическим, так как авторы давали довольно много статистических данных в области среднего образования: о количестве средних учебных заведений в тот или иной период в стране, о числе учащихся. Давались характеристики и отдельных средних школ с датами их открытия, краткой исторической характеристикой и статистикой роста, в плане количества учащихся, выпускников, способами финансирования этих учебных заведений. Интересно, что в этой работе можно найти данные и об уральских средних школах, таких как Кунгурское техническое училище и Уральское горное училище.

       Изучением системы среднего образования занимались и уральские исследователи: такие как М.Васильев, В.Верхоланцев, П.Дернов, Н.Диомидов, А.Дмитриев, А.Зверев, А.Зеленецкий, Ф.Иванов, В.Игнатьев, В.Черем-шанский, Н.Чернавский, И.Шестаков, В.Шишонко5.

Интересная работа появилась 1901 г. В.Е.Игнатьевым был написан «Исторический очерк народного образования в Оренбургском учебном округе за первое 25-летие его существования». И хотя работа носит больше статистический характер, но и в ней имеются сведения, например, о бытовых условиях жизни школ, о религиозном воспитании учащихся и в целом о составе воспитанников средних учебных заведений по возрастам, сословиям, вероисповеданию.

В 1913 г. была опубликована книга В.С.Верхоланцева «Город Пермь, его прошлое и настоящее». В этой работе автором были отражены все стороны жизни губернского города, начиная с его основания. Даны биографические сведения о выдающихся жителях города Перми. Много внимания уделено автором вопросам просвещения. Особо были отмечены средние учебные заведения Перми. В.С.Верхоланцев, опираясь на архивные материалы, составил историческую справку возникновения средних школ, показал социальный состав учащихся. Но, к сожалению, автор этого исследований ограничились лишь простой констатацией факта наличия средних учебных заведений, оставив без внимания критическое осмысление жизни и деятельности школ.

К юбилейным датам ряда средних учебных заведений учителями уральских школ подготавливались исторические очерки и записки. Работы эти написаны на богатом источниковом материале, в частности на архивных документах той или иной средней школы, большая часть которых не сохранились до наших дней. Большое внимание авторами этих очерков было уделено характеристикам учителей средних учебных заведений, описанию бытовых условий работы школ, условиям жизни учеников на ученических квартирах и в пансионах. В некоторых работах имеются выдержки из воспоминаний учащихся и учителей об их личной повседневной жизни.

Исследователи дореволюционного периода произвели первичный сбор материала, его обработку и систематизацию. Их труды отличаются богатым фактическим содержанием. Этими исследователями были затронуты такие вопросы, как становление правовой базы среднего образования, взаимодействие общественных сил и школы, критика бюрократии в области образования. Ряд исследователей сделали попытку показать повседневную жизнь средних школ. Ценность этих исследований, особенно уральских историков, состоит в том, что авторы являлись не просто свидетелями событий, но и активными участниками становления ряда средних учебных заведений. В тоже время работы большинства уральских историков имеют «узкий», локальный характер и посвящены, как правило, отдельным учебным заведениям. В дореволюционный период не появилась работа, которая бы характеризовала становление системы среднего образования в рамках всего уральского региона на протяжении ста лет.

Советская историография представлена работами таких авторов как К.Бендриков, А.Г.Вигдоров, Ш.И.Ганелин, Э.Д.Днепров, Г.Е.Жураковский, Н.А.Константинов, Ф.Ф.Королев, Н.Н.Кузьмин, К.И.Львов, Е.Н.Медынский, М.В.Михайлова, А.В.Ососков, И.Ф.Свадковский, В.Я.Струминский, С.А.Черепанов. Появляются коллективные монографии в виде очерков по истории школы и педагогической мысли народов СССР6.

Довольно детальный анализ учебных планов гимназий и реальных училищ XIX – начала ХХ в. был сделан С.А.Черепановым в его работе, вышедшей в 1951 г. Автор показал, как изменялась система среднего образования на протяжении столетия. Им было отмечено, что в дореволюционный период многие либеральные идеи, имевшиеся в уставах, носили чисто декларативный характер. Однако процесс социально-экономического развития страны настоятельно требовал создания школы, которая удовлетворяла бы развивавшемуся капитализму. Указал на то, что весь процесс исторического развития средней школы должен был, в конце концов, привести к созданию единой общеобразовательной школы, где в равной степени учитывалось бы и классическое и реальное образование. И все же, несмотря на ряд попыток правительства в этом направлении, такая школа так и не была создана.

Настоящей энциклопедией о жизни российской школы во второй половине XIX в. стала работа Ш.И.Ганелина. В ней автор остановился на таких вопросах как постановка учебного процесса в мужских гимназиях, законодательная база в области гимназического образования. Довольно детально автором были изучены учебные программы, методика урока в дореволюционной школе, постановка письменных работ, организация повторения, самостоятельная работа учащихся и т.д. Ш.И.Ганелин постарался показать в своей работе кроме видных представителей русской педагогики также и рядовых учителей, много сделавших для развития русской школы. В целом вся работа выстроена в духе ленинской концепции о дореволюционной школе, как «школе муштры и зубрежки». Русская школа развивалась в непростых условиях политической борьбы в стране. Только благодаря передовым российским педагогам, именно их усилиями российская школа двигалась вперед, отмечал Ш.И.Ганелин.

Исследователи советского периода рассматривают различные стороны жизни средних школ, причем ряд работ посвящается отдельным видам средних учебных заведений: гимназиям, реальным училищам, коммерческому и женскому среднему образованию. История развития народного образования рассматривается в тесной связи с экономическим и социальным развитием страны. Именно в советской историографии делается заключение о смене на протяжении XIX – начала ХХ вв. реформ и контрреформ в сфере среднего образования. Более четко говорится о сословности средней школы в дореволюционной России. Однако на исследованиях этого периода сказалась чрезмерная абсолютизация классового подхода. Делаются слишком прямолинейные выводы относительно итогов развития средней школы в России. В этом же направлении ведутся исследования и в регионах, в том числе в уральском регионе. Здесь появляются работы таких авторов как П.С.Богословский, Г.В.Калугина, Л.С.Кашихин, Н.В.Нечаев, А.Г.Никитин, С.Ф.Николаев, Е.Д.Петряев, А.Ф.Степанов, М.И.Черныш и др.7 Выходят коллективные работы, посвященные как истории Урала в целом, так и его отдельным областям и регионам, где так же делается попытка, хотя бы кратко охарактеризовать состояние среднего образования на Урале, а также сборники статей по истории народного образования в регионе8. К сожалению и в этот период времени так и не появляется обобщающая работа по проблеме становления среднего образования в уральском регионе, начиная с появления первой мужской гимназии в 1808 г. в Перми и до 1917 г.

В 90-е гг. ХХ в. начинается постсоветский период в изучении истории средней школы на Урале. Происходит своеобразный всплеск интереса к данной теме. Расширяется тематика исследований в области истории народного образования: общие вопросы становления средней школы, средняя школа и земства, благотворительность в сфере образования, повседневная жизнь школ и т.д. Истории дореволюционной средней школы посвящаются многочисленные журнальные и газетные статьи. Особый интерес исследователи проявляют к частным средним учебным заведениям, к лицеям и гимназиям. Среди авторов этого периода можно назвать В.Ф.Абрамова, А.В.Гаврилина, Г.А.Герасименко, Э.Д.Днепрова, Л.С.Журавлеву, А.Г.Кармаева, Г.В.Кондратьеву, Н.Г. Королеву, Т.Б.Котлову, Л.В.Кошман, Л.Е. Лаптеву, М.В.Михайлову, О.М.Мокроносову, А.А. Рыболову, З.Г.Сафонову, И.В.Синову, А.Р.Соколова, Т.В.Филоненко, Н.В.Флит, А.М.Цирульникова, А.В.Шипилова9.

Очень своевременным было появление в 1991 г. методического пособия Н.В.Флита «Школа в России в конце XIX – начале ХХ вв.». В книге дан обзор ряда документов, касающихся деятельности государственных и частных гимназий и прогимназий, а также домашнего обучения и экстерната. Довольно подробно рассмотрены такие вопросы как структура школьной системы, а также финансирование учебных заведений в конце XIX – начале ХХ в. Сам автор критически относится к тому, что сегодня по всей стране открываются гимназии и частные школы. В этом он видит излишнюю идеализацию системы образования, которая существовала в России до 1917 г. Пособие Н.В.Флита было призвано показать слабые и сильные стороны образования в дореволюционной России.

Интересная работа по истории образования появилась в 2000 году. Ее автор А.Г.Кармаев попытался сравнить новые типы учебных заведений начала ХХ и начала ХХI вв. Много внимания было уделено им таким вопросам как взаимосвязь политического реформирования и реформирования образования в России; становлению общественно-педагогического движения в стране; школьной политике правительства в конце ХIX – начале ХХ в.; становлению гимназий, их учебным программам; возникновению в Российской империи новых типов учебных заведений. Автор уверен, что альтернативные типы школ способны более полно удовлетворить интерес к получению образования в современных условиях. Опираясь на исторический опыт возможно создание таких учебных заведений, которые позволят выбирать для ребенка то образование, которое пригодится ему в будущем.

       В конце ХХ – начале XXI в. исследователи начинают проявлять интерес к такому аспекту жизни российского общества, как благотворительность. Сегодня имеется немало работ, статей посвященных вопросам благотворительности в дореволюционной России10. Они касаются как общероссийских масштабов благотворительной деятельности, так и региональных аспектов этого вопроса. Имеются и диссертационные исследования на эту тему11. Ряд авторов пытаются систематизировать, классифицировать благотворительную работу, выделить периоды благотворительной деятельности, обозначить участников этого процесса, выявить основные области жизни общества, на которые направлялись средства меценатов и благотворителей. Одной из таких областей являлось народное образование.

В постсоветский период среди исследователей все более проявляется интерес к повседневной жизни средних учебных заведений. Связано это, видимо, с тем, что появляются публикации, как западных историков, так и современных российских историков по истории повседневности Российской империи и Советского Союза12.

Всплеск интереса к теме истории среднего образования в постсоветский период мы наблюдаем и на Урале. Появляются публикации, посвященные конкретным средним учебным заведениям, среди авторов – В.В.Вяткин, М.В.Егорова, Л.М.Конев, Т.Б.Ремезовская, А.В.Сергеев, Е.А.Спешилова, Е.Д.Харитонова13.

Особый интерес проявляют уральские исследователи к известным ученикам и учителям средних учебных заведений Урала. Это такие авторы как А.Г.Будрина, Т.И.Быстрых, М.В.Егорова, М.А.Калинин, Т.А.Калинина, О.Г.Ласунский, В.Л.Савельзон, С.С.Смородина, А.В.Старовойтов, А.Ф.Степанов, М.Н.Степанов, Н.В.Шихвинцева14.

Повседневную историю средних школ пытаются осветить в своих статьях А.В.Бушмаков, С.В.Горбачева, Т.Злобина, В.В.Кальпиди, Е.П.Пирогова15. На Урале проходят научные конференции, в которых принимают участие исследователи, заинтересовавшиеся проблемами повседневности дореволюционных средних школ. В работах ряда авторов, принимавших участие в этих конференциях, внимание уделяется таким проблемам повседневности, как трудовая деятельность учителей, научная работа и участие в общественной жизни своего города, губернии; окружающая бытовая действительность в школах и пансионах; ученическая форма; поведение учеников; увлечения учащихся и распределение свободного времени. Авторы попытались показать ту действительность, в которой жили и работали учителя, в которой происходило становление личностей учащихся.

Некоторые стороны повседневной жизни учащихся и учителей Урала были освещены и в работе В.Я.Рушанина, Л.М.Конева и В.В.Чуприна16. Затронуты были вопросы материального состояния школ, порядка учебного дня в гимназиях и реальных училищах, форменной одежды учащихся. Уделено внимание профессиональным качествам учителей средних учебных заведений Урала, их образовательному цензу, зарплате, наградам, присуждению чинов. По мнению авторов работы, учителя средних школ Урала вели большую научную и общественную работу, и в целом являлись достаточно обеспеченным, заметным социальным слоем уральского населения. Обратили авторы внимание и на социальный состав учащихся уральских школ, указывая, что в 80-е – 90-е гг. XIX в. ученики этих учебных заведений в основном являлись выходцами из крестьян, мещан, рабочих, купцов. Для большинства учеников плата за обучение, обмундирование и содержание себя во время учебы в чужом городе была достаточно тяжелым финансовым бременем. Повседневная школьная и внешкольная жизнь учащихся строго регламентировалась учебным начальством.

       Небольшие зарисовки о жизни средних учебных заведений Перми до революции были сделаны Е.Спешиловой в работе «Старая Пермь. Дома. Улицы. Люди. 1723 – 1917»17. Много внимания автор уделила внешнему виду зданий учебных заведений, их строительству. Коснулась она и некоторых аспектов личной жизни учащихся и учителей, учредителей частных средних учебных заведений. В основном история многих учебных заведений Перми написана была ею на основе Исторических очерков, изданных еще в дореволюционный период. Зная хорошо современную историю своего родного города, она упомянула и о том, в чьих руках и в каком состоянии находятся сейчас сохранившиеся здания Пермских средних учебных заведений.

       Одна из последних работ, принадлежащая перу известного челябинского краеведа В.С.Боже «Школьный мир дореволюционного Челябинска»18, также затрагивает некоторые аспекты повседневной жизни средних учебных заведений. Большой интерес вызывают собранные им за много лет работы над этой темой формулярные списки учителей города Челябинска, из которых можно узнать об их образовательном уровне, учебной нагрузке, зарплате, стаже работы. Автор уделил внимание в своих очерках дисциплине учащихся, взаимоотношениям с учителями, увлечениям, участию в революционных кружках.

В последнее время появляются крупные исследования, монографии, учебные пособия, в которых затрагиваются те или иные стороны жизни и деятельности средних школ Урала. Среди их авторов В.С.Болодурин, М.В.Егорова, Л.М.Зотова, Н.И.Леонов, С.Г.Мирсаитова, О.Г.Немирова, Е.В.Новикова, В.Я.Рушанин, А.В.Уткина, М.Н.Фархшатов, В.В.Чупин19.

В целом постсоветский период в историографии характеризуется появлением новых аспектов в изучении истории средней школы. Авторы исследований проявляют интерес к более узким проблемам в изучении истории среднего образования. Делаются попытки осветить, хотя, как правило, довольно кратко, жизнь отдельных средних учебных заведений. Опираясь на воспоминания бывших учеников школ, они вскрывают различные стороны жизни образовательных учреждений: быт, межличностное общение учащихся и учителей, а также и учеников между собой, дисциплину учащихся, освещают жизненную позицию учащихся дореволюционных школ, морально-психологические аспекты становления воспитанников.

Появление докторских и кандидатских диссертаций, связанных с изучением отдельных сторон жизни средних школ, а также отдельных видов учебных заведений говорит о том, что исследователи проявляют большой интерес к этой теме и пытаются, опираясь на новые источники и методы исследования осветить данную проблему. Среди защищенных диссертаций в последнее время можно назвать исследования Т.А.Дубровской, Е.В.Ким, Е.В.Купинской, Н.В.Литаровой, Б.К.Тебиева, С.А.Трехбратовой, Р.Ф.Усачевой, М.О.Чекова20. На материале уральского региона были защищены диссертации В.С.Болодуриным, Г.Г.Губсковой, М.В.Егоровой, С.А.Климаковым, Л.М.Коневым, А.И.Конюченко, В.Д. Павлидис, А.Е.Перебейносом, В.Я.Ру-шаниным, В.В.Чуприным21.

       Истории народного образования в России посвящены и исследования иностранных авторов. Они затрагивают в своих исследованиях различные стороны развития системы среднего образования в России: от общих вопросов государственной политики в области образования, до частных вопросов, касающихся становления национальных школ на окраинах государства22.

В целом, подводя итог исследованию историографии по теме становления системы среднего образования на Урале, необходимо отметить следующее. История образования всегда являлась актуальной и довольно широко исследуемой проблемой. Историков, педагогов, краеведов интересовали самые разнообразные стороны жизни и деятельности средних учебных заведений России и Урала в частности. Ими исследовалась и государственная политика в области образования, и различные стороны жизни средних школ, давалась характеристика системы среднего образования. Уделялось должное внимание талантливым педагогам и ученикам школ, делались их небольшие исторические портреты. Ряд историков занимались специальным изучением той или иной категории средней школы: лицеи, гимназии, профессиональные учебные заведения, реальные училища, женские средние учебные заведения, частные школы, военные и духовные образовательные учреждения.

Однако необходимо отметить, что на сегодняшний день так и не появилось исследование, в котором была бы создана целостная картина повседневной жизни уральской школы в XIX – начале ХХ в.

       Недостаточно внимания было уделено и таким аспектам как роль государственных и местных органов управления в становлении средней школы на Урале, а также членов общественных организаций, попечительских советов, родителей в организации среднешкольной системы. Особый интерес вызывает и такой вопрос как благотворительность в системе среднего образования, ее влияние на функционирование уральских школ. Раскрытие этих и ряда других аспектов при изучении поставленной проблемы, позволяет наиболее полно осветить тему «Развитие системы среднего образования на Урале в XIX – начале ХХ в.»

Во втором параграфе дается характеристика исторниковой базы исследования. При разработке проблемы использовался широкий круг источников, которые условно можно разделить на несколько групп.

Первая группа источников представлена законодательными актами и комментариями к ним. В нее вошли официальные документы государственных органов, органов местного самоуправления и учебной администрации. Эта группа представлена законами и постановлениями, затрагивающими деятельность средних учебных заведений, постановлениями земства и городской думы по вопросам функционирования средних школ в городах и губерниях, решениями попечителя и попечительских советов учебных округов. Анализ законодательной базы по вопросам среднего образования производился на основе «Полного собрания законов Российской империи». Важными источниками являлись также: «Сборники постановлений по Министерству народного просвещения» и «Сборники распоряжений по Министерству народного просвещения» (с 1802 по 1917 гг.).

Кроме того, необходимо отметить официальное издание – Циркуляры учебных округов. Они выходили ежемесячно и содержали как законы и распоряжения императора, министра народного просвещения, так и постановления окружной и местной учебной власти. В них печатались и распоряжения о перемещении преподавательского состава, об отпусках, о назначении и увольнении учителей не только государственных учебных заведений, но и частных школ. Данная группа источников позволяет выявить, в первую очередь, отношение государственной власти к системе среднего образования, а также дает возможность оценить и отношение местных властей к средней школе. Кроме того, здесь имеются сведения о численности средних школ на Урале, количестве учителей и учащихся в них. Данный источник позволяет судить о некоторых сторонах жизни и деятельности этих школ, а именно о материальной обеспеченности учебных заведений, профессиональном уровне педагогов, о мотивах, целях и задачах, которые преследовали учредители, открывая частные средние учебные заведения. Из Циркуляров мы можем почерпнуть некоторые сведения о самих учредителях учебных заведений на Урале. Уставы учебных заведений, печатавшиеся в Циркулярах, позволяют выявить общее и особенное в работе частных и казенных средних учебных заведений.

       Вторая группа источников представлена материалами делопроизводства, большая часть которых была извлечена из 85 фондов 2-х центральных, 2-х республиканских и 5-ти областных архивов. Обработанные документы представляют собой прошения и рекомендации об открытии средних учебных заведений, учебные планы, отчеты, протоколы заседаний родительских, попечительских и педагогических советов, списки учителей и учащихся средних учебных заведений, журналы попечительских советов, отчеты окружных инспекторов. Большой интерес представляет собой сохранившаяся переписка учебного начальства округов с директорами учебных заведений. Благодаря ей раскрываются различные стороны жизни и деятельности средних учебных заведений: от учреждения стипендий при средних школах, до самоубийств учащихся и различных происшествий в стенах и вне школы.

       К этой же группе источников мы можем отнести и опубликованные документы средних учебных заведений, а так же обществ участвовавших в их создании. Это различные программы, планы и сведения средних школ, уставы обществ содействовавших созданию учебных заведений, а также различных обществ вспомоществования средним школам. Источники данной группы дают хороший фактический материал по избранной теме, позволяют составить общую картину жизни и деятельности средних школ. В ходе работы с данными документами был выявлен социальный состав учащихся и учителей, количество учеников в классах, их возрастной состав. Кроме того, эти документы дают возможность сравнить учебные программы частных и казенных учебных заведений. Уставы же обществ помогают получить данные об учредителях частных училищ, об условиях создания средних школ.

       Третья группа источников представлена документами, содержащими статистические данные. Сюда вошли различные сборники статистических сведений, касающиеся вопросов народного образования в уездах и губерниях Урала, опубликованные  переписи  учебных  заведений  страны,  таблицы  по уездам, дающие обзор вопросов народного образования. Такие статистические сборники составлялись как министерством народного просвещения, так и органами местного самоуправления – земствами и городскими думами. Работа с данными документами позволила выяснить процент средних учебных заведений в общей системе народного образования на Урале, количество учащихся и учителей в этих школах, их социальный, религиозный и национальный состав.

       Четвертая группа источников – это справочные издания. Сюда мы можем отнести разнообразные справочники-путеводители, выходившие большими тиражами практически во всех губернских центрах Урала (например, Адрес-календари и памятные книжки Пермской губернии, Календари Вятской губернии, Памятные книжки Оренбургского учебного округа и т.д.). В этих изданиях публиковались списки учебных заведений, в том числе и частных с указанием работавших в них преподавателей. Здесь же указывалась заработная плата учителей и их образовательный уровень. Эти данные позволили провести сравнение между частными и казенными учебными заведениями в сфере оплаты учительского труда и образовательного уровня учителей этих школ.

Пятая группа источников представлена уральской периодической печатью: «Вятская речь», «Вятские губернские ведомости», «Оренбургские губернские ведомости», «Оренбургские педагогические записки», «Пермские губернские ведомости». Ряд статей печатавшихся в этих изданиях были посвящены истории создания средних школ на Урале, различным происшествиям в стенах школ, а также нравам и общей ситуации в средних учебных заведениях. Из этих статей можно понять отношение уральского общества к учреждению и функционированию средних школ, а так же какие именно слои населения принимали наиболее активное участие в создании средних частных училищ. К этой же группе источников можно отнести и ученические журналы и газеты, которые наиболее активно стали выпускаться учащейся молодежью с 80-х гг. XIX в. и вплоть до событий 1917 г. Это очень необходимый и интересный источник. Здесь можно почерпнуть сведения не только о событиях того времени, но и выявить отношение учащихся к событиям, как в школе, так и вне ее. Увидеть глазами учеников повседневную жизнь школы. Оценить психологический настрой ее обитателей. В тоже время, работая с данной группой источников, следует относиться к ним как можно более критично. Многие периодические издания, в том числе и ученические журналы и газеты находились под влиянием различных политических движений, а соответственно информация, дававшаяся в них, имела не совсем объективный характер. 

Последняя группа представлена источниками личного происхождения (дневники, частная переписка, мемуары). Большой интерес представляют личные и семейные фонды учеников и преподавателей средних учебных заведений, которые содержатся в Пермском архиве. Мемуарная литература представлена книгами известных учеников средних учебных заведений Урала – П.П.Бажова, Д.Н.Мамина – Сибиряка, В.П.Бирюкова, М.А.Осоргина, А.Велского, Н.А.Чарушина, В.Н.Шкляева, К.А.Палкина, Д.И.Татаринова23и др. Данная группа источников помогает не только восстановить жизненный путь этих людей, но и ту социокультурную, экономическую и политическую ситуацию в стране, которая существовала в тот период времени.

       Таким образом, обширная источниковая база позволяет выявить и осветить те вопросы в поставленной проблеме, которые не были изучены ранее.

Вторая глава «Потребности уральского региона в образовательных услугах в XIX начале ХХ в.» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе проводится анализ состояния системы образования в России и на Урале, в частности, к началу XIX в.

Потребности развивающейся экономики, становление государственного аппарата подтолкнули правительство Екатерины II пойти на необходимые преобразования в области народного просвещения. В 1786 г. была предпринята школьная реформа, призванная решить назревшие проблемы. Приступая к проведению реформы, правительство руководствовалось следующим. Во-первых, создание сословной системы образования. Понимая, что дворянство не готово усадить за одну парту с детьми непривилегированных сословий своих отпрысков, правительство пошло на создание, наряду с закрытыми пансионами и другими учебными заведениями для дворян, находившихся в Петербурге и Москве, народных училищ в губернских и уездных городах, предназначенных в основном для обучения детей городских сословий. Во-вторых, школа должна была выступать в роли проводника государственной идеологии и воспитывать добропорядочных верноподданных.

Уже в Уставе 1786 г. просматривались зачатки организации средних учебных заведений XIX в. Так главное народное училище должно было состоять из 4-х классов с пятилетним сроком обучения. Учебная программа состояла из таких предметов как чтение, письмо, Закон Божий, русская грамматика, арифметика, рисование, геометрия, механика, физика, естественная история, русская и всеобщая история, русская и всеобщая география, архитектура. Таким образом, курс главного народного училища был как общеобразовательным, так и реальным. Большое внимание уделялось обучению практическим навыкам учащихся.

Главные народные училища должны были также готовить и учителей для малых народных училищ. Этот принцип в конце XIX в. довольно четко будет проводиться в работе женских гимназий, в форме учреждения 8-го педагогического класса. На учителей главных народных училищ возлагалась обязанность составления Исторических записок об учреждаемых учебных заведениях. И эта традиция также перейдет в XIX – начало ХХ в.

Работу народных училищ контролировал губернатор, который осуществлял управление ими через приказы общественного призрения и директоров училищ; в уездных городах училища подчинялись уездному смотрителю. В целом Уставом 1786 г. были заложены прочные основы государственной системы общеобразовательных и бессословных школ. Строго соблюдалась преемственность младшей и старшей ступеней образовательного курса народных училищ Урала. Примечательно, что в народных училищах могли обучаться и девочки. В 1789 г. в главных и малых народных училищах Урала обучалось 609 человек, в основном дети солдат, унтер-офицеров, мещан, заводских мастеровых и крепостных «вотчинных служителей»24.

Немногочисленные дворяне уральских губерний предпочитали обучать своих детей в пансионах или дома, что сказывалось на социальном составе народных училищ. На Урале появились специально подготовленные учителя – выпускники Петербургской учительской семинарии. В целом же система народного образования России включала в себя к концу XVIII в.: 315 главных и малых народных училищ, в которых обучалось 18 128 учащихся мужского и 1787 – женского пола и где работало 790 учителей25; частные пансионы и кадетскиее корпуса для дворянства; институт благородных девиц в Петербурге; Московский университет; Академию наук; Славяно-греко-латинскую академию в Москве; Киево-Могилянскую академию.

Народные училища находились в ведении приказов общественного призрения, созданных согласно «Учреждению о губерниях» (1775 г.). Именно они должны были обеспечить вновь создаваемые школы всем необходимым, создать для них достаточную материальную базу. Однако принцип благотворительности, заложенный в основу работы приказов общественного призрения,  не оправдал себя. С каждым годом суммы, выделяемые на народные училища, становились все меньше и меньше, что естественно приводило к тяжелому финансовому положению школ, нехватке учебных пособий и учебников. В плачевном состоянии находились и здания училищ. Все это в результате привело к серьезному уменьшению количества учащихся в народных училищах. В 1802 г. на Урале в них обучалось всего 330 человек.

Во втором параграфе рассматриваются социально-экономические и культурные предпосылки развития системы среднего образования на Урале в XIX – начале ХХ в.

На протяжении столетия экономика Урала претерпела существенные изменения. Горная промышленность выступала определяющей областью в экономическом развитии региона и потому все основные усилия как местных, так и центральных властей были направлены на поддержание и развитие этой отрасли. Однако темпы ее развития по сравнению с XVIII в. резко упали, и вместе с тем стала быстро снижаться доля уральского железа в мировом производстве. Выход из кризисного состояния мог быть найден только в интенсификации горнозаводского производства. Путь к ней лежал через технический прогресс и модернизацию использования трудовых ресурсов. Но этому серьезно мешали крепостнические отношения, которые были положены в основу горонозаводской промышленности еще в «петровские времена».

Буржуазные реформы, проводившиеся правительством императора Александра II, не смогли быстро решить назревшие проблемы. Для развития горнозаводской промышленности Урала в пореформенный период были характерны две противоположные тенденции. С одной стороны, сильное влияние феодально-крепостнических отношений и пережитков на развитие промышленности, что постепенно приводило к падению доли Урала в общероссийском производстве металла; с другой стороны, неуклонное развитие промышленности на капиталистической основе, что обеспечивало быстрый рост горнозаводского производства в регионе.

В пореформенный период довольно быстрыми темпами развивалась обрабатывающая промышленность Урала и сельское хозяйство. Этот регион еще в первой половине XIX в. становится производителем товарного хлеба, что способствовало и развитию торговли. На Урале складывается своя внутренняя система «ярмарочных кругов», имеющая тесную связь с центром страны, Поволжьем и крупнейшей российской ярмаркой – Макарьевской. Самой значительной на Урале являлась знаменитая Ирбитская ярмарка, занимавшая по своим торговым оборотам второе место после Макарьевской.

Большим подспорьем для развития промышленности Урала явилось завершение в 1892 г. строительства Самаро-Златоустовской железной дороги – уральского участка великой Трансибирской магистрали. 6 ноября 1892 г. в Челябинск пришел первый поезд из Златоуста. После того как Челябинск был соединен рельсовыми путями с Екатеринбургом и Троицком, он стал крупным железнодорожным узлом, центром хлеботорговли и мукомолья, а по размерам оптовой торговли чаем занимал второе место в России (после Москвы). Все это оказывало влияние на систему образования.

Специфическое развитие Уральского региона отразилось и на своеобразии социальной структуры края. Здесь наблюдался низкий удельный вес разночинцев, дворян, помещичьих и удельных крестьян, представителей городских сословий. С другой стороны, в регионе проживали оригинальные сословные группы – горнозаводское население и казачество, а также многочисленные казенные народы.

Вторая половина XIX в. внесла свои коррективы в социальную структуру уральского общества. Перепись 1897 г. показала, что в социальном составе Урала по-прежнему доминировали крестьяне – почти 90% населения. 4,2% составляли мещане и только 0,2% - потомственные дворяне. 2/3 жителей Урала занимались сельским хозяйством, более 14% трудились в добывающей и обрабатывающей промышленности. В сфере финансов, торговли, обслуживания, частной службе – около 1% населения. В конце XIX – начале ХХ в. существенную роль в развитии региона стали играть предприниматели.

К концу XIX в. На Урале увеличилась доля городского населения до 5,3%, что, однако, было ниже общероссийского показателя.

Наиболее сложными по составу производственных кадров были уральские горнозаводские предприятия. Так, выделялись три группы наемных работников: служащие (инженерно-технические и финансово-коммерческие работники), низшие служители (работники неквалифицированного нефизического труда), рабочие (заводские и вспомогательные). Горнозаводские рабочие по своему облику и образу жизни представляли переходный тип от традиционного к индустриальному населению.

В целом модернизация в сфере социальных отношений характеризовалась повышенной мобильностью и урбанизацией населения, расширением масштабов предпринимательства и наемного труда, социальным разделением на собственников средств производства, капитала и наемных рабочих, углублением профессиональной дифференциации. На Урале эти процессы происходили более медленно, чем в других промышленных районах. Горнозаводской Урал, основной наследник крепостной мануфактуры, создавал преграды для социальной модернизации не только в собственной отрасли, но и в регионе в целом

С возникновением в XVIII в. крупной горнозаводской промышленности связан качественно новый этап в развитии культуры и быта народов края. Потребности горнозаводской промышленности вызывали к жизни развитие технического творчества. Техниками-самоучками и инженерами, работавшими на заводах края, было решено много ценных технологических и конструктивных задач. Промышленное освоение края содействовало развитию других отраслей научных знаний – географии, биологии, сельского хозяйства, а также исторических знаний, медицины и пр.

Оригинальное развитие получила на Урале художественная культура.  Ее специфика была обусловлена природными богатствами края, промышленным характером его развития, относительной удаленностью от центра России и замедленным проникновением модных идей и направлений.

Середина XIX в. явилась кризисом классицизма, временем поиска новых рациональных архитектурных форм. Промышленный профиль Урала предопределил возникновение специфической промышленной архитектуры.

Развитие архитектуры способствовало развитию на Урале камнерезного искусства, получившего широкое распространение с 30-х гг. XVIII в. и достигшего своего расцвета в первой половине XIX в. Особое развитие получило на Урале чугунное художественное литье, исторические традиции которого уходят в первобытное общество.

В XVIII в. в период бурного расцвета уральской промышленности появляется новая для края форма искусств – роспись металлических изделий, достигшая вершины своего подъема в первой половине XIX в.

Урал стал продолжателем замечательных традиций тульских оружейных мастеров. С созданием в 1814 г. Златоустовской фабрики оружия возник новый центр по изготовлению художественных образцов.

На Урале развивалась и музыкальная культура. Проявление ее многогранно и глубоко своеобразно. Это народное творчество (преимущественно песенное), музыкальная жизнь города (любительское музицирование, концерты профессионалов, спектакли), система музыкального образования, просвещения, эстетическое воспитание широких масс средствами музыки, которая стала складываться во второй половине XIX в.

Заметных успехов во второй половине XIX – начале ХХ в. добилось драматическое искусство Урала, развивавшееся в рамках реалистической ориентации. В театральном репертуаре театров Перми, Оренбурга, Вятки водевили и комедии все более вытеснялись «семейной драмой».

В конце XVIII – начале XIX в. на Урале складывается местное книгоиздание, возникают первые типографии в Вятке (1776 г.), Перми (1792 г.), Уфе (1801 г.), Екатеринбурге (1803 г.) и Оренбурге (1827 г.) Первые шаги делает провинциальная печать. На страницах уральских газет «Вятская речь», «Вятские губернские ведомости», «Оренбургские губернские ведомости», «Пермские губернские ведомости» часто помещались художественные произведения местных поэтов и прозаиков.

В развитии литературы Урала XIX – начала ХХ в. отчетливо проявились реалистические тенденции. Все более характерным жанром становился социальный роман. Произведения ряда уральских авторов получили широкое  признание в стране. Среди них романы и повести Ф.М.Решетникова (1838–1927 гг.), А.А.Кирпищиковой (1841–1871 гг.), публиковавшиеся на страницах журналов «Современник» и «Отечественные записки».

Яркой страницей в истории культуры Урала стало творчество писателя Д.Н.Мамина (1852–1912 гг.), публиковавшегося под псевдонимом Д.Сибиряк. Все его крупные произведения связаны с уральской тематикой.

В конце XIX – начале ХХ в. развивается демократическое направление в литературе нерусских народов Урала: в творчестве М.Гафури (1880–1934 гг.), признанном родоначальнике реализма в башкирской литературе, Ш.Бабича, А.Тагирова, Д.Юлтыя, С.Кудаша. В удмуртской литературе выделялись произведения М.Жогина, Д.И.Корепанова (Кедр Митрей)26.

В первой половине XIX в. уральская средняя школа не игра значительной роли в социально-экономической, культурной жизни региона. В уральской промышленности, сельском хозяйстве, торговле выпускники средних школ еще мало могли найти применения своим знаниям. Родители, отдавая своих детей в средние учебные заведения, как правило, уже после получения ими начальных знаний стремились забрать их из школы и пристроить к своему делу, либо отдать в ученики для получения практических навыков в той или иной профессии. Ситуация стала меняться в большей степени в пореформенный период.

Среднее образование на Урале кроме классических мужских гимназий получило свое развитие в женских средних учебных заведениях, а также специальных средних школах. Выпускники этих учебных заведений трудились во многих областях жизнедеятельности региона. Средние технические учебные заведения, а также реальные училища подготавливали специалистов для горнозаводской и обрабатывающей промышленности. Выпускники этих школ трудились на строящихся железных дорогах Урала, на судоходных предприятиях и т.д. Созданные на Урале средние сельскохозяйственные учебные заведения и в первую очередь в Вятке, поставляли специалистов для перестраивавшегося на капиталистические рельсы сельского хозяйства. Коммерческие училища Урала способствовали вливанию в торговые предприятия, а также кредитные учреждения высококлассных специалистов.

Серьезные надежды на выпускников средних учебных заведений возлагали и земства. Вкладывая солидные суммы в среднюю школу, они получали для развивавшегося земского хозяйства специалистов в области сельского хозяйства, здравоохранения, образования, статистики и т.п.

Жизнь уральской средней школы была тесно связана с жизнью достаточно большого региона. Взаимное влияние друг на друга средней школы и уральского общества сказалось и в трудные революционные годы. Учащиеся и выпускники средних учебных заведений, а также демократически настроенное учительство являлись довольно активными участниками революционных событий 1905 – 1907 гг. и 1917 г. Немало учащихся и выпускников средних учебных заведений Урала стали видными деятелями революционного движения, а в последствии и советскими государственными деятелями.

       Третья глава «Реализация государственной политики в области среднего образования на Урале» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе освещается работа центральных и местных органов управления в сфере среднего образования. Отмечается, что средние школы были в ведении не только Министерства народного просвещения, но и у ряда других министерств и ведомств, которые имели свои органы управления ими на местах. Правда в конце XIX в. ряд средних учебных заведений этих министерств и ведомств были переданы в управление Министерства народного просвещения. Свои учебные заведения сохранили в основном Святейший синод и Военное министерство.

       Второй параграф посвящен реформированию системы средних учебных заведений на Урале в XIX – начале ХХ в. В нем условно можно выделить три этапа, в которых происходили изменения в организации средних школ. 

Первый этап становления системы среднего образования приходится на дореформенный период и характеризуется рядом особенностей. Так, в это время на Урале появились первые средние учебные заведения. Они имели не только общеобразовательный  характер, но и давали профессиональное образование, а именно духовное и военное. Социальный состав учащихся данных школ был довольно разнообразным. В них обучались дети немногочисленных дворян, поживавших на Урале, дети чиновников, офицеров, духовенства, мещан, купцов. Наличие на Урале трех гражданских гимназий, трех духовных семинарий и одного кадетского корпуса, говорит о том, что в дореформенный период было положено начало формированию системы среднего образования в крае, и что такое малое количество средних школ, конечно же, не могло удовлетворить всех потребностей огромного уральского региона.

В 60-е гг. XIX в. начинается новый этап реформирования средней школы. Если в первой половине XIX в. инициатором всевозможных преобразований в сфере среднего образования выступало в основном правительство, то в 60-е гг. XIX в. активизировались общественные силы, стремившиеся оказать влияние на становление средней школы. Реформы второй половины XIX века, способствовали появлению в стране и на Урале разнообразных типов средних учебных заведений: классических гимназий и реальных училищ, профессиональных средних учебных заведений, женских гимназий, частных средних школ.

До Великих реформ Александра II количество средних мужских учебных заведений на Урале оставалось неизменным. Лишь в 1861 г. была открыта мужская гимназия в Екатеринбурге, а в 1868 г. – в Оренбурге, и уже в 1875 г. на Урале работало 7 мужских гимназий, где обучалось 2 тыс. человек. В 70-80-е гг. XIX в. появились на Урале и реальные училища: в Екатеринбурге, Перми, Оренбурге, Нижнем Тагиле, Красноуфимске, Сарапуле, Елабуге. В начале 60-х гг. XIX в. на Урале появляются первые женские средние учебные заведения Министерства народного просвещения. К 1865 г. в уральском крае насчитывалось 11 женских училищ 1-го и 2-го разряда, где обучалось 866 девушек.

В 80-90-е гг. XIX в. на Урале появляются первые частные средние учебные заведения. Открытые как начальные частные учебные заведения, эти школы в конце XIX – начале ХХ вв. становятся частными гимназиями или прогимназиями с правами для учащихся. Так, открытая в 1893 г. Уфимская частная женская прогимназия Е.С.Овчинниковой; Пермская частная мужская гимназия О.В.Циммерман, открытая в 1886 г.; Уфимская частная женская гимназия С.П.Хитровской, созданная в 1898 г., и другие учебные заведения первоначально были частными учебными заведениями 3-го разряда.

Во второй половине XIX в. получает свое дальнейшее развитие профессиональное образование. Появляются средние специальные учебные заведения различных направлений: технические, сельскохозяйственные, коммерческие. Уральский регион во второй половине XIX в. продолжал представлять собой довольно крупный промышленный центр. Для обеспечения существовавших здесь предприятий, развития сельского хозяйства, организации товарообмена, налаживания земского хозяйства требовались, конечно же, квалифицированные работники, а потому на Урале особая роль отводилась профессиональным средним учебным заведениям. К середине 90-х гг. на Урале действовали три горных училища – в Екатеринбурге, Нижнем Тагиле и Турьинске. В Кунгуре, Перми и Красноуфимске открыты технические училища, а в Уфе – землемерное училище. В 1901 г. в Вятке было открыто сельскохозяйственное техническое училище. Продолжает развиваться и духовное образование. В 1884 г. новая духовная семинария открывается в Оренбурге.

В целом к 1874 г. в уральском крае насчитывалось 32 средних и неполных  средних  учебных  заведения  всех  типов, в которых обучалось 5 639 учащихся. К 1885 г. на Урале работало уже 58 средних учебных заведений различных ведомств, где обучалось примерно 11 400 человек. Больше всего средних учебных заведений было в Вятской губернии – 22 и в Пермской – 18. Меньше средних школ работало в Оренбургской и Уфимской губерниях, соответственно 10 и 8.

Существенный рост средних учебных заведений на Урале, как и в целом по стране, произошел в начале ХХ в., когда условно начался третий этап становления среднего образования в регионе.

Государственная политика в области среднего образования в начале ХХ в. по своим методам реформирования среднешкольной системы не особенно отличалась от предыдущих периодов. Правительство, подталкиваемое общественно-педагогическим движением, а также представителями буржуазии, вынуждено было выстраивать систему среднего образования, сообразуясь с новыми социально-экономическими и политическими реалиями. В комиссиях Министерства народного просвещения вырабатываются весьма прогрессивные проекты реформирования средней школы, которые пытаются учитывать как сложившиеся традиции, так и новые веяния в педагогической практике, а также в развитии современной науки.

В начале ХХ в. российская средняя школа становится все более национальной по своему характеру. Вновь и вновь делаются попытки ослабить влияние древних языков на систему среднего образования и уделить больше внимания изучению родного языка, а также предметов естественнонаучного блока. В Министерстве народного просвещения все более четко начинают осознавать необходимость введения в средних школах и таких предметов как гимнастика, пение, трудовое обучение, формируя тем самым более гармоничную, развитую личность. Постепенно формируется и мнение о необходимости создание единой общеобразовательной школы с совместным обучением. В 1907 г. в уральских губерниях насчитывается 87 гимназий, прогимназий, реальных училищ и учебных заведений духовного ведомства, в которых обучается 27 745 человек. В 1910 году количество школ увеличивается до 114 и в них получают среднее образование 36 575 учеников27. Хотя, конечно же, такое количество средних школ для огромного уральского региона было недостаточным.

В третьем параграфе раскрывается государственная политика в сфере функционирования системы среднего образования: материальное, кадровое, учебно-методическое обеспечение. В частности отмечается, что на протяжении столетия государственная политика в области материального обеспечения претерпела определенные изменения. Если в начале XIX в. государство в большей степени опиралось в этом вопросе на благотворительные средства, выделяя небольшие суммы на мужские средние учебные заведения, то со временем оно стало проводить политику финансовой поддержки определенной части средних школ. Так, в сфере его интересов в этом вопросе оказались в первую очередь мужские гимназии. Гораздо меньше средств выделяло оно реальным училищам. Женские гимназии, технические училища, частные школы, коммерческие училища должны были изыскивать средства на свое существование самостоятельно, рассчитывая лишь на минимальные суммы от государства. На Урале, благодаря активной деятельности земств, а также различных общественных организаций перечисленные учебные заведения имели весьма неплохое финансирование. Существенную роль в этом вопросе играли и деньги, поступавшие от сбора платы за право обучения.

Успешное функционирование учебного заведения зависело, конечно же, и от наличия в школе достаточно подготовленного педагогического персонала. Большинство преподавателей средних учебных заведений имели высшее или специальное педагогическое образование. Учителя уральских гимназий и реальных училищ получали высшее образование в основном в Казанском университете, хотя были окончившие и столичные вузы. Преподавательницы средних школ оканчивали гимназии и восьмой педагогический класс. Чтобы успешно выполнять свои трудовые обязанности, учителя должны были знать, что происходило в науке, педагогической и воспитательной практике. В конце XIX – начале ХХ в. попечители учебных округов организуют специальные «педагогические беседы», где учителя средних школ знакомятся с новинками в их профессиональной сфере, обмениваются опытом.

Важной составляющей успешного функционирования средней школы было обеспечение ее учебно-методическими разработками: учебными планами, пособиями, учебниками. Существенное значение в учебно-воспитательном процессе отводилось наличию в школах библиотек, специализированных кабинетов и лабораторий.

В первой половине XIX в. учебные программы гимназий подвергались преобразованиям четыре раза, что самым неблагоприятным образом сказывалось на результатах деятельности учебных заведений. Средние образовательные учреждения не успевали реализовать полностью одну программу, увидеть результаты ее практического воплощения, как на смену ей приходила новая. Российское правительство пыталось приспособить среднюю школу к изменяющимся социально-экономическим и политическим условиям и в тоже время угодить и правящей дворянско-чиновничьей элите. Первоначально созданные как классические, общеобразовательные учебные заведения, гимназии, к концу первой половины XIX в. получают все более практическую направленность.

В большей степени эта ситуация была продиктована реальными социально-экономическими и политическими условиями. Дворяне, мещане, купечество, разночинцы, отдавая детей в среднюю школу, стремились как можно быстрее получить практические результаты. Не успевал ребенок пройти весь курс обучения, как родители уже старались пристроить его или на государственную службу, чтобы он быстрее получил чин (дворяне), или приставить к делу которым занимались сами (мещане, купцы). Отсюда малая наполняемость старших классов. Из ста человек начинавших учебу, к концу учебного курса доходило человек десять – двенадцать. Кроме незаинтересованности в среднем образовании местного населения, на непопулярности средних школ сказывалась их плохая материальная обеспеченность, отсутствие подготовленных учителей. Проводившаяся сословная политика в области образования отталкивала от средней школы потенциальных учащихся. Уральская средняя школа в этот период времени мало чем отличалась от среднестатистической российской гимназии. Здесь также наблюдалась малая наполняемость классов, отсутствие интереса к ней местного населения, преобладание дворянского сословия среди учащихся.

Новая социально-экономическая ситуация сложившаяся в стране в пореформенный период, потребовала включения в активную экономическую жизнь страны большого количества грамотных, инициативных, владеющих не только общетеоретическими, но и практическими знаниями работников. Либеральные реформы, начатые правительством Александра II во всех сферах жизни, затронули и область образования. Возглавлявший Министерство народного просвещения с 1861 по 1866 гг. А.В.Головнин, предпринял в этот период весьма смелые шаги по реформированию народного образования. Министерством были разработаны такие учебные программы, которые в наибольшей степени отвечали запросам времени. Создание классических и реальных гимназий, с практически равными правами, и выявление того типа учебных заведений, который будет наиболее жизнеспособным, стало шагом вперед в развитии системы среднего образования в России. Либеральные начала, заложенные в организацию учебного процесса, предоставление больших прав педагогическим коллективам, поддержка общественной инициативы в сфере образования, все это создавало надежду на действительно кардинальные перемены к лучшему в становлении народного просвещения.

Однако вновь, как и в первой половине XIX в., в этой сфере жизнедеятельности Российской империи возобладали политические мотивы. Испугавшись общественного движения в области образования, а также проникновения в среднешкольную среду большого количества демократических элементов, правительство вновь попыталось вернуться к политике сословного образования, ужесточения внутришкольной дисциплины, централизации управления всей системы просвещения. Однако заложенные в 60-е гг. XIX в. основные принципы организации среднего образования, проснувшийся интерес различных слоев общества к средней школе не позволили правительству вернуться к дореформенной системе образования. Удерживая за собой право контроля над средним мужским образованием, правительство вынуждено было дать простор представителям общественности в сфере организации среднего женского образования и среднего профессионального образования. Немаловажную роль стала играть и средняя частная школа, как мужская, так и женская.        

Эти тенденции нашли свое отражение и в организации среднего образования на Урале. Если в дореформенный период в уральском регионе существовали только средние мужские учебные заведения, то в 60 – 90-е гг. XIX в. здесь появляются женские средние школы, профессиональные училища, средние частные учебные заведения. Происходит количественный рост этих школ и расширяется их география. Если в 60 – 70-е гг. средние учебные заведения создаются в губернских и крупных уездных городах, то в 80 – 90-е гг. они появляются в небольших уездных городах и крупных селах. Например, в Пермской губернии к 1885 г. средние учебные заведения существовали не только в таких крупных городах, как Пермь и Екатеринбург, но и были открыты в Кунгуре, Красноуфимске, Нижнем Тагиле, Шадринске, Осе, Чердыне. Происходит изменение и социального состава учащихся средних школ. Контингент учащихся Урала и так в целом более демократичный по сравнению с центральными губерниями России, к 90-м гг. XIX в. все более и более вбирает в себя представителей городских и сельских сословий. Несмотря на успешное проникновение средней школы в жизнь уральского общества в 60 – 90-е гг. XIX в., темпы развития среднешкольной системы были недостаточными. На тысячу жителей Урала в 1897 г. приходилось всего 60 – 70 человек со средним образованием.

Для Российской империи было характерно перманентное реформирование системы образования. Однако после каждой реформы среднего образования начиналась полоса пересмотра и постепенного сведения к минимуму тех достижений в области среднего образования, которые достигались в предыдущий период. Одним из главных факторов, влиявшим на пересмотр реформаторских тенденций в системе среднего образования, как правило, выступало ужесточение взглядов правительства, и в первую очередь, конечно же, императора, на политическое обустройство страны в целом. Своеобразное наведение порядка в империи, преследование оппозиционно настроенных подданных, неминуемо вело и к наведению порядка в средней школе. Происходило изменение учебных программ в сторону их формализации, ужесточение внутренней организации школы, лишение педагогических коллективов самостоятельности, преследование, как учащихся, так и учителей по их политическим взглядам, возвращение к сословной политике в области среднего образования. В эти годы даже соображения экономической целесообразности развития среднего образования не могли играть существенной роли, открытие новых средних учебных заведений сдерживалось бюрократическими препонами. 

С другой стороны постоянное реформирование среднего образования можно охарактеризовать как поиск правительством наиболее оптимальной системы среднего образования, которая бы наиболее полно и всесторонне отвечала тому или иному периоду жизни страны. За столетний период был накоплен довольно большой опыт по реформированию среднего образования, была создана весьма разветвленная система средней школы, которая к концу XIX – началу ХХ в. могла удовлетворить широкие запросы общества в области среднего образования. Средние учебные заведения находились в подчинении не только Министерства народного просвещения, но и в ведении Министерства финансов и промышленности, духовного и военного ведомств. Однако вся история развития среднего образования в России неминуемо вела к необходимости создания единой общеобразовательной школы, которая бы удовлетворяла всем запросам общества в тот период времени. Необходима была такая школа, где имели бы возможность обучаться представители всех сословий населения страны. Говорилось в тот период времени и о создании средней общеобразовательной школы с совместным обучением мальчиков и девочек. Средняя школа должна была давать такое образование, которое позволяло бы сразу вступать во взрослую трудовую жизнь, но и в тоже время позволяла бы продолжать свое обучение в высших учебных заведениях. Проекты средней школы последних лет существования империи, говорят о том, что все это хорошо понимало и правительство, и в первую очередь Министерство народного просвещения, и осуществление этих проектов было невозможным, в первую очередь, из-за расхождений реформаторов в своих взглядах с царем. Политические мотивы играли ведущую роль в формировании образовательной политики в Российской империи.

Несмотря на всю противоречивость развития среднего образования в стране, средняя школа Урала прошла серьезный путь от возникновения первых уральских гимназий в Перми и Вятке, которые обучали мизерное количество учащихся в огромном уральском крае, до учреждения 114 средних школ самых разнообразных типов: женских и мужских гимназий, прогимназий, реальных училищ, сельскохозяйственных и технических средних школ, частных средних учебных заведений, коммерческих училищ, духовных семинарий, епархиальных училищ. Необходимо отметить, что большинство этих средних школ находились в губернских или крупных уездных городах и родителям приходилось отрывать своих детей от семьи и отправлять их в чужой город для получения среднего образования. Только в конце XIX – начале ХХ в. средние учебные заведения начинают открываться в небольших уездных городах и крупных селах.

Четвертая глава «Роль уральской общественности в развитии среднего образования» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе освещается работа органов местного самоуправления в области среднего образования. Их деятельность в сфере среднего образования стала заметным явлением в жизни Урала лишь в пореформенный период. В первой половине XIX в. городские думы и органы попечительства не сыграли заметной роли в распространении среднего образования. К 1865 г. на Урале действовало всего 24 мужских и женских гимназий и прогимназий, которые располагались, в основном, в губернских городах. Лишь с приходом в общественную жизнь региона земских учреждений заметно повысилась роль органов местного самоуправления в становлении средней школы. Уже с первых шагов этих учреждений стало понятно, что ведущую роль в области становления средней школы на Урале на себя возьмут губернские земские учреждения, как наиболее крупные образования, обладающие солидными финансовыми капиталами. Правда и уездные земства, заинтересованные в подготовке учительского персонала для начальных школ, в меру своих сил, старались поддерживать среднюю школу. В первую очередь земства обратили свое внимание на женские средние учебные заведения и реальные училища, в которых обучались будущие работники огромного «земского хозяйства».

       В 70-е – 90-е гг. XIX в. земства Урала на своих заседаниях рассматривают самые разнообразные вопросы, касающиеся жизни средних школ: от финансирования этих учреждений до изменений в учебно-воспитательном процессе. К 1900 г. на Урале насчитывалось уже 43 мужских и женских гимназий, прогимназий и реальных училищ, где обучалось 13 606 человек. Часть средних школ были открыты по инициативе земств, многие из них получали финансовую поддержку от земских учреждений. К концу XIX в. благодаря помощи губернских и уездных земств для большинства средних учебных заведений были построены хорошие школьные здания. Однако, несмотря на усилия земских учреждений школы, созданные к началу XX в. не могли обеспечить нужды десятимиллионного уральского края.

       Усиление и материального, и морального влияния на среднюю школу со стороны земств началось с начала ХХ в. Земские учреждения расходовали крупные суммы денег на пособия средним школам, на стипендии, на строительство зданий учебных заведений. К 1913 г. земства Пермской губернии, например, участвовали в материальной поддержке 39 средних учебных заведений. Они стали вникать и во внутреннюю жизнь школ, анализировать учебные программы, требовать от правительства предоставления им права обсуждать на государственном уровне вопросы реформирования средней школы. Представители земских органов видели недостатки средней школы, ее бюрократический характер, отсутствие индивидуальной работы с учащимися и другие проблемы. Свое влияние на внутреннюю жизнь школы органы местного самоуправления пытаются реализовать через попечительские советы. Представители земских учреждений и городских дум играли активную роль в их работе. На заседаниях попечительских советов обсуждались как вопросы материального обеспечения средних учебных заведений, так и проблемы их внутренней жизни.

       Благодаря усилиям земств на Урале появляются земские средние учебные заведения, создающиеся исключительно на их средства, где обучение становится бесплатным. Немало таких школ появилось в Вятской губернии. Благодаря этим школам стало возможным получение среднего образования большого количества детей из малообеспеченных семей крестьян, мещан, разночинцев. Стараясь приблизить среднюю школу к местному населению, земства создают учебные заведения не только в городах, но и в сельской местности.

Второй параграф посвящен благотворительной деятельности уральской общественности в сфере среднего образования.

В первой половине XIX в. лишь небольшая часть уральского общества участвовала в благотворительности в сфере образования. Как правило, это представители дворянского сословия и богатое купечество. Благотворительные средства были скудными и выделялись эпизодически. И только со второй половине XIX в. пожертвования на образование приобрели широкий размах. В благотворительности приняли участие представители практически всех сословий уральского общества, а также и представители коренных национальностей Урала. Повсеместно возникли различные общества, цель которых заключалась в оказании помощи средней школе и ее учащимся. Уральское общество все более осознавало необходимость развития в регионе народного образования.

Мотивы, по которым участвовали в благотворительной деятельности в области образования представители практически всех слоев населения Урала, были различны. Здесь преследовались и альтруистические цели: средства на образование выделялись ради поддержания самого образовательного процесса. Преследовались и эгоистические цели: остаться в памяти потомков, получить награду от правительства за благотворительность, прославиться, выделиться среди окружающих. Представители торговых, промышленных кругов Урала преследовали практические цели: они прекрасно понимали, особенно в пореформенный период, что для развития их торговых и промышленных предприятий нужны образованные, квалифицированные кадры работников. В архивах уральского региона отложилось немало документов, которые говорят и о глубоко личных мотивах благотворителей в области народного образования. Так, А.С.Губкин учреждая Елизаветинскую женскую рукодельную школу, делал это в память о своей умершей дочери. Многие стипендии для учащихся средних учебных заведений учреждались в память о родственниках или друзьях. Сам факт существования благотворительности в сфере среднего образования может говорить о том, что средняя школа понималась как необходимая часть повседневной жизни, и общество стремилось участвовать в ее становлении.

       Можно классифицировать благотворительную деятельность в области среднего образования и выделить три направления. Так одно из них – это «когда сама гимназия помогала бедным ученикам. Основным инструментом в этом была деятельность ученических обществ вспомоществования. Они организовывали концерты, вечера, лотереи. Заработанные деньги шли на нужды учащихся. Второе – это материальная, финансовая помощь со стороны состоятельных людей. В этом случае формы помощи были самые разнообразные: от покупки и постройки домов, учебных помещений до установления именных стипендий»28

. Но существует, на наш взгляд, и третье направление в благотворительной деятельности в сфере среднего образования. Это благотворительность самих учащихся и учителей, направленная во вне. Такая благотворительность проявлялась чаще всего в трудные военные годы, когда учащиеся и учителя жертвовали деньги, вещи, продукты, отдавали свой труд на военные нужды. Кроме того, эта форма благотворительности носила и воспитательный характер, когда формировались самые искренние чувства патриотизма, чувства единения с родиной в нелегкие военные годы.

В третьем параграфе раскрывается влияние родителей и родительских комитетов на работу средних школ уральского региона.

Взаимоотношения семьи и школы на протяжении XIX – начала ХХ в. прошли сложный путь. Вплоть до начала ХХ в. в действиях родителей по отношению к школе не было сколько-нибудь организованных совместных действий направленных на улучшение системы среднего образования. Отдавая ребенка в школу, часть родителей считали свою миссию по воспитанию оконченной и во всем полагались на школьных педагогов. Другая часть настраивала детей относиться к школе не как к учреждению, где необходимо получить знания для будущей жизни, а как к заведению, которое необходимо закончить, чтобы поступить в университет. Лишь небольшая часть родителей проявляла неподдельный интерес к современной системе образования, и живо интересовалась состоянием обучения и воспитания в школе, которой они доверили своих детей.

Общественный подъем в революционные 1905 – 1907 гг. нашел свое отражение во взаимоотношениях семьи и школы. Министерство народного просвещения в эти годы разрешает создание родительских комитетов при школах. Они становятся существенной силой, способной решать многие насущные проблемы школы. Родительские комитеты в первую очередь взяли на себя обязанности по материальному поддержанию неимущих учеников, оказывая им помощь в виде оплаты за обучение и снабжения их учебниками и школьными принадлежностями, обеспечивая им бесплатные завтраки. Но на этом многие родительские комитеты средних учебных заведений не останавливались. Они активно обсуждали проблемы внутришкольной учебно-воспитательной жизни. Авторитет ряда родительских комитетов возрос со временем настолько, что их председателей стали приглашать участвовать в работе объединенных комиссиях губернии или учебных округов, где решались весьма насущные проблемы школьной жизни. В предреволюционные годы родительские комитеты стали обращаться в Министерство народного просвещения с предложениями об усовершенствовании системы среднего образования. Однако необходимо учитывать, что общественная активность родителей была на Урале не повсеместной. В глубинке, где образованных родителей было мало, родительские комитеты, как правило, не играли существенной роли в развитии среднего образования.

       Таким образом, роль уральской общественности в становлении среднего образования проявилась в основном в двух направлениях. Во-первых, в организации материальной поддержки средней школы на Урале. Благотворительная деятельность как отдельных частных лиц, причем практически представителей всех социальных слоев уральского региона, так и общественных организаций, органов местного самоуправления, позволяет говорить о понимании уральским обществом необходимости распространения образования среди населения, о стремлении поддержать учащуюся молодежь. Во-вторых, вкладывая серьезные средства в школьное строительство на Урале, благотворители, общественные организации, попечительские советы, органы местного самоуправления вправе были рассчитывать, что их интересы в области среднего образования будут учитываться. Неслучайно на своих заседаниях попечительские советы, органы местного самоуправления поднимают вопросы не только о материальной помощи школам, но и о лучшей организации учебного процесса. Они требовали  учитывать особенности уральского региона, готовить специалистов, пригодных к работе в местных условиях. Отсюда – создание земских средних школ и поддержка в первую очередь реальных училищ и женских гимназий, которые обеспечивали специалистами земское хозяйство. Благотворители и органы местного самоуправления в основном оказывали влияние на среднюю школу в виде финансовых вложений, поддерживая ее материальное состояние. Родители и родительские комитеты, как наиболее заинтересованные лица в получении учащимися необходимых знаний, пытались непосредственно влиять на учебные программы, и на всю внутреннюю учебно-воспитательную жизнь школы. Особенно ярко это проявилось в предреволюционные годы. На заседаниях родительских комитетов обсуждались актуальные вопросы, связанные с реорганизацией всей системы среднего образования.

Пятая глава «Повседневная жизнь учителей и учащихся средних образовательных учреждений Урала» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе освещаются материально-технические условия работы средних школ. Материальная база учебных заведений (мужских и женских гимназий, прогимназий, реальных училищ, профессиональных учебных заведений) была неодинаковой. Хотя на Урале и имелись средние учебные заведения, удовлетворявшие бытовым и гигиеническим требованиям, предъявлявшимся к школам, все же бытовые условия большинства учебных заведений оставляли желать лучшего.

Самой большой проблемой зданий средних школ была теснота помещений. Нередко это приводило к тому, что к 4-му – 5-му уроку воздух в здании становился спертым и учащиеся не могли сосредоточиться на занятиях, часто домой они возвращались с сильной головной болью. Каждое учебное заведение должно было иметь собственное помещение и лучше, если оно строилось специально для нужд школы. Но и это условие выполнялось не всегда. Часто школам приходилось размещаться в зданиях, которые передавал им город. Даже после переделок эти помещения редко отвечали требованиям учебного заведения. Были случаи, когда здание школы находилось в таком состоянии, что грозило разрушиться и похоронить под своими обломками и учащихся и учителей. В редких школах ретирадные места были в самом здании, в результате чего учащиеся часто простужались.

Быстрому изнашиванию оборудования способствовали часто и сами учащиеся. Учителям требовались огромные усилия, чтобы побороть в учениках нравы той малокультурной среды, в которой они находились вне школы. Теснота помещений учебных заведений, их необустроенность не позволяли хорошо разместить специализированные кабинеты, библиотеки, лаборатории, что, конечно, не самым лучшим образом отражалось на учебе учащихся. Такая ситуация была не во всех школах, но все же в большинстве из них. Поддержание в должном порядке зданий учебных заведений требовало огромных усилий и солидных денег, в последнем, как правило, школы были весьма ограничены. Казенных денег очень часто не хватало, благотворительные же средства были непостоянными и достаточно скромными. Проблемы в бытовом плане, теснота помещений являлись одной из причин того, что множество детей школьного возраста оставалось за стенами средних учебных заведений.

Во втором параграфе освещаются условия жизни и деятельности уральских учителей. Профессия учителя средней школы до революции была престижной и достаточно высокооплачиваемой. Чины, пенсия по выслуге лет, государственные награды и высокие заработки, позволявшие иметь квартиру, прислугу, хорошо питаться, тратить деньги на развлечения, отдых, поездки по стране и за границу – все это, несомненно, привлекало многих молодых людей после окончания учебы посвятить себя этой профессии.

Вместе с тем профессия учителя требовала больших душевных, психологических, а иногда и физических сил. Чтобы достичь в этой профессии высокого уровня мастерства, требовалось быть увлеченным своим предметом, своей наукой, хорошо владеть методикой преподавания и, конечно же, любить и понимать детей. Таких «педагогов от Бога» было немного, большинство учителей более или менее сносно выполняли свои обязанности и тянули учительскую лямку до пенсии. Руководители средних учебных заведений пытались положительно воздействовать на педагогов, повышать их профессиональный уровень, привлекать к решению общешкольных проблем. Ярких, действительно талантливых руководителей было не так уж и много. Таких руководителей ценило не только учебное начальство, но в первую очередь коллеги, ученики, родители и общественность города.

Третий параграф посвящен жизни учащихся в школе и вне ее. Повседневная жизнь учащихся в средней школе до революции была строго регламентирована и поставлена под жесткий контроль учебного начальства. С первых дней своего поступления в среднее учебное заведение учащийся попадал в особую атмосферу, где действовали как официальные, так и неофициальные правила жизни в школьном коллективе. Умственное, физическое, духовное, психологическое становление учащегося зависело от множества нюансов повседневной школьной жизни. Учащиеся по-разному реагировали на требования, предъявлявшиеся к ним. Их отношение к школе, к системе среднего образования проявлялось в их поведении, в отношении к учебе, в межличностном общении, общении с учителями.

Важную роль играла и внешкольная жизнь. Для учащихся средних учебных заведений она стала своеобразным путем приобщения их к окружающей реальности. Социализация учеников происходила в процессе повседневного, многообразного общения с взрослыми и со своими сверстниками в неформальной, наполненной всевозможными нюансами и ситуациями, действительности. Познание окружающего мира шло различными путями: от увлечения чтением, различными видами искусства, приобщения к трудовой деятельности, до вступления в активную политическую жизнь, а также познания различных негативных сторон человеческой натуры.

Самое главное для поступающего в школу воспитанника – это учеба, получение знаний, которые пригодятся в будущей жизни. Но не только учебные программы, методы и методики преподавания, воспитательная работа с учащимися способствуют успешному обучению и воспитанию ребенка. Не менее важную роль играет тот быт, то материальное положение, обустройство школы, пансиона, ученических квартир в успешной учебе учащихся, в их социализации и успешном, безболезненном вхождении во взрослую жизнь. Дореволюционная средняя школа Урала в бытовом плане не всегда отвечала всем требованиям, предъявлявшимся к ней. Однако к началу ХХ в. ситуация с обустройством школ все же меняется в лучшую сторону. Строятся специальные здания, обустраиваются помещения для библиотек, лабораторий, оборудуются гимнастические залы. Здания средних учебных заведений, построенные в начале ХХ в., в ряде уральских городов до сих пор удовлетворяют своему предназначению, и в них нередко располагаются как средние, так и высшие учебные заведения.

       На протяжении столетия происходят изменения во внутреннем распорядке жизни средних учебных заведений. В начале XIX в. в школах можно было наблюдать хаотичный способ ведения занятий, когда учителя нередко манкировали уроки, не было четкого расписания занятий, а вся методика строилась на зазубривании учебников или записей в тетрадях. К 60 – 70-м гг. XIX в. в школах появляются расписания занятий, уроки длятся 45 минут, пропуски занятий учителями наказываются учебным начальством. Педагоги начинают обмениваться опытом ведения уроков, а директора школ требуют от молодых учителей обогащать свой небольшой педагогический опыт новыми методиками обучения и воспитания учащихся.

Проблемы были и с условиями проживания учащихся. Приходя домой или на ученическую квартиру, ученик не всегда попадал в благоприятную атмосферу, где мог бы хорошо отдохнуть и плодотворно, не отвлекаясь, поработать над домашним заданием. Нередко в комнате, где он жил, не было даже удобного стола и полок для книг. Кроме того, проживая в ученической квартире не один, он вынужден был готовить уроки совместно со своими товарищами. Стремясь решить эту проблему, учебное начальство все более склоняется к необходимости учреждения пансионов или общежитий при школах, где создаются более благоприятные условия для отдыха и подготовки уроков. Хотя надо отметить, что свои проблемы наблюдались и в общежитиях: недостаточно квалифицированный воспитательный персонал, проблемы с питанием.

       Свое влияние на успешное освоение учебного курса накладывали и личные отношения учеников между собой, их общение с учителями. В некоторых школах существовали, можно сказать, две противоборствующих партии: учащихся и учителей, что особенно сильно проявилось в революционные 1905 – 1907 гг. Нарушение дисциплины, правил поведения учащимися нередко становились своеобразным вызовом против притеснений со стороны учительской корпорации, несправедливого отношения к ученикам, неумения ряда учителей наладить личные контакты с воспитанниками. Но наиболее серьезными последствиями неумения учителей понять ребенка, помочь ему в трудный момент становились самоубийства учащихся средних школ. И хотя причины могли быть самыми разнообразными, большинство их крылось именно в проблемах школьной жизни: непонимание учителей, сверстников, тяжелая учебная нагрузка, страх перед ежегодными экзаменами и т.д.

       Нарушения школьной дисциплины строго карались учебным начальством. Однако способы регулирования поведения учащихся на протяжении рассматриваемого периода также претерпели изменения. Если в дореформенный период одним из самых распространенных было наказание розгами, то в пореформенные годы физическое воздействие на нерадивых учеников заменяется другими мерами: оставление после уроков, лишение обеда, выговор, заключение в карцер, отчисление из учебного заведения. В революционные 1905 – 1907 гг. исчезают и эти меры наказания. С учениками, нарушающими дисциплину, проводят нравоучительные беседы, вызывают родителей, в редких случаях отчисляют из учебных заведений. Эти гуманные меры воздействия, правда, наблюдаются в средних учебных заведениях не долго и с наступлением общей реакции в стране в школу возвращаются как карцер, так и другие наказания.

       Школьные годы это не только учеба, это время взросления, время становления личности в повседневной жизни. Многие учащиеся старались проводить свое свободное время с пользой для своего и духовного, и физического развития. Чтение, увлечение народными ремеслами, играми, спортом – все это способствовало развитию гармоничной личности. Школьные учителя, неравнодушные к детям, старались помогать им в их развитии. Нередко организовывали они экскурсии, праздники, литературно-музыкальные вечера, чтения рефератов, издание школьных журналов и газет. Но становление подростков нередко происходило и в атмосфере приобщения их к негативным сторонам человеческого поведения. Уже в 12 – 14 лет – учащиеся гимназий и реальных училищ начинали употреблять спиртные напитки, неприлично вести себя в общественных местах. В конце XIX – начале ХХ в. происходит и довольно раннее вступление учащейся молодежи в интимные отношения.

Во второй половине XIX – начале ХХ в. наблюдается приобщение учащихся средних школ к политической жизни. В результате ряд учащихся отчисляются из средних учебных заведений, другие же прочно связывают свою жизнь с политической борьбой. Немало деятелей революционного движения вышло и из уральских гимназий.

Особым социальным слоем уральского общества являлись учителя средних учебных заведений. Они составляли когорту достаточно обеспеченной и уважаемой прослойки общества. Хороший заработок, чины, награды, пенсия по выслуге лет ставили их в один ряд с другими государственными служащими, чиновниками. Губернское начальство отдавало определенную дань уважения директорам средних школ и нередко общалось в неформальной обстановке с учителями гимназий и реальных училищ.

Но эта профессия все же предполагала нечто более важное в профессиональном плане, чем просто механическое выполнение своих обязанностей. Учитель, хороший учитель, должен был иметь определенный педагогический дар, талант, должен был уметь понимать ребенка, владеть различными методиками и в области обучения, и в области воспитания. Таких учителей было не так уж много, и это подчеркивали в своих воспоминаниях учащиеся, а в своих характеристиках и отчетах высшему начальству директора школ.

Работа с детьми требовала большой психологической устойчивости, умения согласовывать твердость в достижении поставленных целей с чисто человеческим, теплым отношением к воспитанникам. Ряд молодых учителей, не выдерживая такой эмоциональной нагрузки, решали уйти в более спокойную сферу деятельности. Другие, оставаясь на своем посту, становились грубыми, несдержанными, стремящимися подавить учеников и подчинить своему авторитету. Но все же работали в уральских школах и те, кто, несмотря на определенные трудности этой профессии, сохраняли неподдельный интерес к ней, искреннее, доброе отношение к детям, умение найти с ними общий язык.

       В заключение диссертации на основе анализа становления системы среднего образования на Урале подводятся итоги и формулируются основные выводы исследования.

На протяжении столетия уральская средняя школа прошла основные этапы своего становления: от первых 3 гражданских средних мужских учебных заведений в начале XIX в. до 114 средних школ самых разнообразных типов (мужских и женских гимназий, профессиональных средних учебных заведений, частных гимназий и прогимназий, духовных семинарий и епархиальных училищ). С ростом количества школ росло и количество учащихся в средних учебных заведениях: если в 1808 г. в первой мужской гимназии на Урале обучалось 53 человека, то в 1910 г. во всех средних школах Урала училось 36 575 человек. На протяжении столетия менялся и контингент учащихся уральских средних школ. Если в первой половине XIX в., как впрочем, и по всей стране в средних учебных заведениях обучались в основном представители дворянства и чиновничества, то со второй половины века в ряды гимназистов, реалистов, учащихся средних профессиональных учебных заведений вливается все больше представителей непривилегированных сословий.

При этом необходимо отметить, что по сравнению с центральной частью Российской империи процент таких учащихся на Урале был несколько выше, что обуславливалось в первую очередь социальным составом жителей уральского региона, где представителей потомственных и личных дворян было гораздо меньше. Происходили изменения и в составе учительской корпорации. В начале XIX в. в средних школах Урала было немало учителей, не обладавших достаточными знаниями и навыками преподавания в средней школе, а также отличавшихся и невысокими моральными принципами. Лишь во второй четверти века начинается тщательный отбор учителей средней школы.

Министерство просвещения начинает предъявлять к ним особые требования: достаточная научная подготовленность, владение методикой преподавания, высокие моральные качества. В конце XIX – начале ХХ в. в реальные училища и средние профессиональные учебные заведения привлекаются также и узкие специалисты – практики, хорошо владеющие знаниями по той или иной технической специальности.

       Все эти изменения происходили на фоне взаимодействия трех основных сил, функционировавших в системе среднего образования: государства, общества и личности. Интересно, что именно в таком порядке началось проявление интереса к строительству системы среднего образования на Урале. В первой половине XIX в. прерогатива становления средней школы была исключительно в руках государства. Правительство, сообразуясь с последними достижениями в области среднешкольной системы на западе, стремилось создать подобную систему и в своей стране. Именно отсюда повышенный интерес к классическому образованию, с преобладанием в программах древних языков, а также обширные программы учебных предметов энциклопедического характера.

Среднешкольная система в начале XIX в. лишь косвенно отвечала требованиям времени. Только в конце первой половины века правительство делает попытки приблизить учебные программы к реальной ситуации в развитии социально-экономических отношений в стране. Правда эти попытки оказываются половинчатыми и не отвечающими насущным потребностям. На протяжении столетия в становлении среднего образования происходит постоянное соперничество между классическим, формальным образованием и реальным. Вместо того чтобы дать времени выявить преимущества той или иной системы, правительство пыталось само регулировать этот вопрос.

Под влиянием в первую очередь тех или иных изменений в политике менялись и приоритеты в становлении средней школы. И все же ряд требований, которые предъявляло государство к системе среднего образования оставались неизменными. Так, средняя школа должна была воспитывать подрастающее поколение в духе преданности православной вере, царю и отечеству. Эта непременная установка была главным принципом всей воспитательной системы в средней школе. В области обучения государство требовало, чтобы средние учебные заведения давали такие знания, которые были необходимы, в первую очередь, для дальнейшего обучения в высших учебных заведениях. Давая возможность общественным институтам участвовать в развитии системы среднего образования, государство всегда оставляло за собой право в формировании учебных программ, в издании учебников и учебных пособий. Под постоянным и бдительным контролем государства, сферой его особых интересов всегда оставалось мужское среднее образование.

       В 60-е гг. XIX в. по всей стране и на Урале в частности зарождается общественно-педагогическое движение, в котором были представлены как передовые педагоги своего времени, учителя средних школ, так и члены общественных организаций, органов местного самоуправления, передовые представители различных сословий российского общества, родители учащихся. Одним из приоритетных направлений деятельности уральской общественности в развитии среднего образования становится благотворительность. Основные ее черты вырисовываются еще в начале XIX в., однако свой масштабный размах она приобретает все же в пореформенный период.

В благотворительной деятельности в сфере образования принимают участие представители всех слоев уральского населения: от дворянства до разночинцев. Принимают участие в благотворительности и сами учителя и учащиеся средних школ, отчисляя деньги на нужды малообеспеченных учащихся, а также содействуя своим трудом развитию средних учебных заведений. Ряд исследователей считают, что работу органов местного самоуправления в сфере образования можно также считать благотворительной деятельностью. Основной сферой интересов, как отдельных частных лиц, так и органов местного самоуправления, и последних в особенности, становятся женские гимназии и средние профессиональные учебные заведения. Именно эти школы в наибольшей степени и в более короткий срок способны были подготовить специалистов для земского хозяйства, уральской промышленности, торговли и сельского хозяйства.

Проявляя интерес к средним учебным заведениям, выделяя на их нужды определенные средства, представители уральской общественности, также выдвигают свои требования в области развития среднего образования. В первую очередь средняя школа должна была быть общедоступной и не иметь преград в виде сословных ограничений, а также в виде высокой платы за обучение. Местная общественность также ратовала за то, чтобы средние школы были не только в губернских и крупных уездных городах, но также и в небольших городах и крупных селах. Причем они не только выдвигали такие требования, но и делали все от них зависящее, чтобы средние учебные заведения были более широко представлены на территории Урала.

Определенные требования выдвигались и в отношении учебных программ средних школ. Так предлагалось усовершенствовать учебные программы путем приближения их к реальной повседневной жизни региона, вводя в них предметы, изучение которых в дальнейшем позволяло бы выпускникам успешно трудиться в той или иной сфере деятельности. Выступала уральская общественность и за демократизацию внутришкольной жизни: уничтожение мелочного надзора за учащимися, предоставление больших прав педагогическим коллективам в учебно-воспитательной деятельности, установление более тесных и равных отношений между школой и родителями учащихся, уважение личности ребенка. Для сохранения физического и психологического здоровья учащихся требовали снижения учебной нагрузки, отмены ежегодных переводных экзаменов, организации здорового отдыха в каникулярное время. Особые требования предъявляла уральская общественность и к бытовым условиям учебы и жизни учащихся, требуя от учебного начальства выполнения всех гигиенических норм, рекомендуемых Министерством просвещения.

В конце XIX – начале ХХ в. движущей силой в развитии системы среднего образования становятся и сами учащиеся средних школ. Расширявшееся в стране революционно-демократическое движение втягивало в свои ряды и учащихся средних учебных заведений. В среднешкольном движении в этот период выделяются два основных направления. Часть учащихся, критикуя современную систему образования, выступает за развитие самообразования, создание предметных кружков, выпуск легальных ученических газет и журналов. Другая же часть, настроенная более радикально, выступает с революционными требованиями смены политического режима в стране, и полной перестройки всей системы среднего образования на демократических началах. Именно учащимся были видны все негативные стороны современной системы образования.

В конце XIX – начале ХХ в. по всей стране и на Урале в частности прошла волна выступлений учащихся против современных порядков в средней школе, а в ряде случаев наблюдались и террористические акты, направленные против учебного начальства. Особенно эта ситуация обострилась в революционные 1905 – 1907 гг. Требования, выдвигавшиеся учащимися, заключались в первую очередь в демократизации всей системы среднего образования. В своих петициях, обращенных к учебному начальству, они требовали уважения личности ученика, отмены полицейских мер в школе и вне ее, свободного посещения церковных богослужений, отмены запретительных мер на посещение учащимися общественных собраний, а также театров. Выдвигалось требование по организации специальных комиссий из учащихся и учителей для обсуждения внутришкольных дел и учебных программ. Предлагалось установить более тесные связи между школой и семьей, путем введения в педагогические советы членов родительских комитетов.

Свои требования были у учащихся относительно организации обучения в средних школах. Так предлагалось коренное изменение учебных программ:  преподавание естественных наук с современной точки зрения; сокращение курса древнерусской литературы и введение изучения произведений новейших писателей; упрощение русской грамматики и упразднение церковно-славянской; практическое изучение иностранных языков и знакомство с выдающимися иностранными писателями; изучение в старших классах английского и латинского языков по желанию; изучение истории с научной точки зрения; изучение Закона Божьего с богословской точки зрения; введение в курс старших классов политической экономии и законоведения, ознакомление с философией. Требовали учащиеся и создания единой общеобразовательной школы, а также уравнение в правах женских и мужских средних учебных заведений, увеличения количества школ и постепенную отмену платы за обучение. Выступали за предоставление большей свободы преподавателям в организации учебного процесса и ведения уроков, за отмену балловой системы оценки знаний учеников.

Не устраивали учащихся средних школ и бытовые условия их повседневной жизни и деятельности. Основные требования были направлены на улучшение гигиенических условий в школах и общежитиях. Требовали они и более лучшей постановки в деле физического здоровья учащихся, например, создания приемлемых условий для занятий физкультурой и спортом.

Какие же достижения дореволюционной системы образования могут быть восприняты современной школой?

В дореволюционной период развития Российской империи был накоплен огромный опыт реформирования средней школы. Он имел как положительные, так и отрицательные стороны. Частая смена учебных программ, введение в курс обучения новых предметов, а через какое-то время их изъятие все это вело к дестабилизации системы среднего образования, не доведение до логического завершения проводимого курса реформ. С другой стороны, проводя реформы в области образования, государство стремилось приспособить школу к требованиям современной жизни (хотя, правда в ряде случаев делало и попытки законсервировать сложившуюся систему обучения и воспитания). Современным реформаторам среднего образования нужно отчетливо представлять себе все плюсы и минусы проводимых сегодня преобразований в этой области. И конечно пытаться делать прогнозы относительно специалистов, которые могут потребоваться в ближайшем будущем.

Любая реформа в области образования должна быть материально обеспечена государством, должна иметь достаточную финансовую базу, чтобы быть доведенной до логического завершения. Однако государство в полной мере должно привлекать и внебюджетные средства, тем самым, стимулируя интерес общества к системе народного образования. При этом необходимо учитывать и интересы общества, участвующего в материальной поддержке школы, позволяя ему наряду с государством формировать учебно-методическую, воспитательную базу средней школы. Дореволюционной школой в этом смысле был накоплен достаточный опыт, который может быть применен и сегодня.

Наличие попечительских советов при дореволюционных школах, а при некоторых и хозяйственных комитетов имело довольно положительный эффект. Попечительские советы, состоявшие из наиболее уважаемых представителей общества, способны были решать непростые проблемы, связанные с материальным обеспечением школ. Сегодня, несмотря на увеличение финансирования системы образования, в ряде провинциальных школ все же наблюдается нехватка материальных средств. Создание попечительских советов, могло бы решить ряд проблем, причем не только связанных с финансами. Члены дореволюционных попечительских советов оказывали, несомненно, и положительное воспитательное влияние на учащихся, подавая пример бескорыстной поддержки неимущих учеников, а также и в целом всего учебного заведения.

Опыт функционирования при дореволюционных средних учебных заведениях обществ вспомоществования нуждающимся учащимся остается невостребованным. Возможно, в несколько измененной форме такие общества могли бы функционировать и сегодня. Поддержка талантливых воспитанников из малообеспеченных семей в будущем может дать государству и обществу неоценимые результаты.

Сегодня вновь поднимаются проблемы воспитания молодежи, особенно в области нравственного, патриотического, трудового, гражданского направления. Здесь также может пригодиться опыт дореволюционной школы, особенно в области патриотического воспитания. Обязательное празднование знаменательных дат в истории России заставляло учащихся всегда помнить о подвигах дедов и отцов, отдавших свою жизнь за Родину, давало повод гордиться своей историей, понимать, что в любую минуту нужно быть готовым придти на помощь своей стране. Неслучайным потому был тот патриотический подъем, который охватил все средние учебные заведения в годы Первой мировой войны. Уральские учащиеся с готовность уходили на передовую, а оставшиеся ученики и ученицы делали все, чтобы помочь раненым и беженцам, которых было немало в эти годы на Урале. Организация концертов для раненных, сбор денег, вещей для беженцев, а также семей, чьи кормильцы были на войне все это знаковые приметы того времени и того патриотического воспитания, которое имело место в дореволюционной школе.

Сегодня стоит взвесить все «за» и «против» введения Закона Божьего в школах. Возможно, его преподавание следует свести лишь к ознакомительным занятиям по истории развития человечества. Религиозная вера это часть внутренней жизни человека. В этом вопросе необходимо довериться внутрисемейному воспитанию. Характерно, что это в начале ХХ в. стала понимать все большая часть учителей, директоров школ, а также ряд священников.

В работе современных учебных заведений с несомненным успехом могут использоваться наработки дореволюционной школы в вопросах формирования гражданственности, трудолюбия, нравственности, любви к Родине, семье, окружающей природе. Так одним из направлений, которое стало эффективно разрабатываться в начале ХХ века, была совместная работа среднего учебного заведения и семьи по организации учебной и внеучебной жизни учащихся, использование всевозможного анкетирования родителей, с целью выяснения различных параметров быта учеников, а также письменное регламентирование обязанностей семьи по воспитанию ребенка.

Современной школе стоит воспринять и такой опыт, как наличие в школе лиц, которые занимались исключительно организацией учебной и внеучебной деятельности учеников (инспектор, классные и внеклассные надзиратели). В школах имелись кондуитные журналы, которые позволяли в динамике проследить отношение ученика к своим прямым обязанностям в течение всего срока обучения. Успешно использовался дореволюционной школой и такой опыт, как организация внеклассных мероприятий: лекций историко-гуманитарного цикла, бесед патриотического содержания, устройство музыкально-художественных вечеров, спортивных мероприятий, праздников древонасаждения и т.п.

Дореволюционные школы были под постоянным и бдительным контролем учебного начальства, которое регулярно посещало различные торжественные мероприятия, богослужения, посвященные знаменательным датам в жизни страны, губернии, учебного заведения. Сегодня такие посещения, несомненно, давали бы воспитанникам почувствовать свою значимость, а также заботу о них властных структур.

Появление в последнее время частных учебных заведений, а также школ самого различного статуса: гимназий, лицеев, реальных училищ, говорит о стремлении разнообразить систему общего образования и дать возможность учащимся, получить те знания, которые более всего соответствуют как их интеллектуальному складу ума, так и выбору будущей профессии. Современные гимназии, лицеи, частные школы вполне могут использовать опыт своих предшественников, а также могут стать и своеобразными экспериментальными площадками, где отрабатывались бы новые идеи в области образования и где работали бы неординарно мыслящие педагоги, которые воплощали бы в жизнь свои самые смелые идеи.

В этих школах вполне могли бы создаваться учебные программы, которые в будущем распространялись и на обычные средние учебные заведения. Здесь пригодился бы опыт дореволюционных школ подобного типа, особенно частных, которые работали по своим учебным программам, намного опережая в развитии государственные школы. В тоже время, государство, давая им некоторую свободу, всегда должно держать их под определенным контролем. Необходимо четко контролировать соблюдение всех прав воспитанников таких учебных заведений, чтобы в дальнейшем они могли, как получить высшее образование, так и вступить во взрослую трудовую жизнь со всем необходимым набором знаний и навыков.

В дореволюционный период был накоплен и опыт влияния общественно-педагогического движения на систему среднего образования. Передовые педагоги, интеллигенция, представители различных обществ, органов местного самоуправления, родители играли существенную роль в формировании системы обучения и воспитания. Выступление в печати, разработка учебно-воспитательных программ, направление писем с различными требованиями и предложениями в Министерство народного просвещения, участие в работе попечительских и педагогических советов, родительских комитетов, воспитательных комиссиях – все это приметы 60-х годов XIX в. и начала ХХ. Чиновники вынуждены были прислушиваться к общественному мнению и принимать соответствующие меры, направленные на улучшение системы образования. Сегодняшним политическим партиям, органам местного самоуправления, представителям общественности, родителям стоит обратить пристальное внимание на те реформы, которые проводятся в сфере образования и своим участием помочь созданию оптимальных условий для воспитания подрастающего поколения.

Новации  в образовании это, как правило, забытый опыт прошлых поколений. Умелое использование исторического опыта в этой сфере может дать неоценимые результаты для современного развития страны. Новые веяния идущие с Запада, еще не показатель успешной перестройки системы образования. Опыт, накопленный предыдущими поколениями родной страны ценнее всевозможных новых «веяний» в этой области. Знание истории образования позволяет не только успешно использовать, то, что уже накоплено, но и избегать тех проблем, которые могут возникнуть перед современными реформаторами.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

Монографии:

  1. Егорова М.В. Развитие системы частного образования на Урале (1861 – февраль 1917 гг.): Монография / ЧГАКИ. Челябинск, 2004. 210 с. (13,1 п.л.)
  2. Егорова М.В. Учащиеся средних учебных заведений Урала в дореволюционный период: исторический портрет: монография. Челябинск: изд-во Челяб. Гос. пед. ун-та, 2008. 227 с.: ил. (11 п.л.)
  3. Егорова М.В. Повседневная жизнь учащихся и учителей Урала в XIX – начале ХХ в.: монография. М.: Памятники исторической мысли, 2008. 216 с.: ил. (13,5 п.л.)

Статьи в периодических научных изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

  1. Егорова М.В. Учредители частных учебных заведений на Урале в пореформенный период. // Вестник Оренбургского государственного университета. 2004. № 12. С. 34-39. (0,6 п.л.)
  2. Егорова М.В. Средние частные учебные заведения Урала в годы Первой мировой войны. // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. Серия 1. Исторические науки. 2005. № 3. С. 58-69. (0,7 п.л.)
  3. Егорова М.В. Некоторые аспекты жизни ученических коллективов частных средних учебных заведений дореволюционного Урала. // Вестник Южно-Уральского государственного университета. 2005. № 7(47). С. 42-46. (0,5 п.л.)
  4. Егорова М.В. Участие общественности Урала в становлении среднего образования в XIX – начале ХХ века. // Вестник Челябинского государственного университета. Научный журнал.2008. №15(116). С.39-49. (0,7 п.л.)
  5. Егорова М.В. Состояние средних школ Урала в дореволюционной России. // Вопросы истории. 2008. № 7. С. 91-99. (0,7 п.л.)
  6. Егорова М.В. Повседневная жизнь учащихся Урала в дореволюционный период. // Известия Алтайского государственного университета. Серия История. Политология.  2008. № 4/3. С. 84-91. (0,8 п.л.)
  7. Егорова М.В. Работа благотворительных обществ в системе среднего образования на Урале в дореволюционный период. // Вестник РУДН. Серия: История России. 2008. № 6. С. 69-74. (0,5 п.л.)

Статьи, тезисы:

  1. Егорова М.В. Из истории воспитательных систем. // Сборник научных статей аспирантов. Челябинск: ЧГПУ. Издательство «Факел», 1997. С. 25-28. (0,2 п.л.)
  2. Егорова М.В. Уральские земства и народное образование: вопросы финансирования. // Сборник научных статей аспирантов ЧГПУ. Челябинск: Челябинский государственный педагогический университет: Издательство ЧГПУ, 1999. С. 15-20. (0,3 п.л.)
  3. Егорова М.В. Частное учебное заведение С.П. Хитровской в г. Уфе в конце XIX – начале ХХ вв. // Сборник научных работ аспирантов и соискателей ЧГПУ. Челябинск, Издательство ЧГПУ, 1999. С. 115-119. (0,3 п.л.)
  4. Егорова М.В. Алексей Пахомович Раменский. // Сборник научных работ аспирантов и соискателей ЧГПУ. Челябинск, Издательство ЧГПУ, 1999. С. 119-124. (0,3 п.л.)
  5. Егорова М.В. Некоторые исторические аспекты деятельности образовательных учреждений Урала. // Университетское образование специалистов – потребность современного производства: Материалы Всероссийской научно-методической конференции (с международным участием). Часть II. Екатеринбург: Изд-во Уральского государственного университета путей сообщения, 2000. С. 61-64. (0,2 п.л.)
  6. Егорова М.В. Оренбургская частная женская гимназия М.Д.Комаровой – Калмаковой в начале ХХ в. // Сборник научных работ аспирантов и соискателей ЧГПУ. Челябинск: Изд-во ЧГПУ, 2000. С. 107-113. (0,4 п.л.)
  7. Егорова М.В. Частные учебные заведения Вятской губернии в конце XIX – начале ХХ века. // Сборник научных работ аспирантов и соискателей ЧГПУ. Ч.I. Челябинск: Изд-во Челяб. гос. пед. ун-та, 2001. С. 54-58. (0,3 п.л.)
  8. Егорова М.В., Рушанин В.Я., Сестры Циммерман – создательницы частной гимназии в городе Перми. // Сборник научных работ аспирантов и соискателей ЧГПУ. Ч.I. Челябинск: Изд-во Челяб. гос. пед. ун-та, 2001. С. 58-62. (0,3 п.л.)
  9. Егорова М.В. Реализация Закона о частных учебных заведениях 1914 года на Урале. // Материалы конференции по итогам научно-исследовательских работ аспирантов и соискателей ЧГПУ за 2001 год. Челябинск: Изд-во Челяб. гос. пед. ун-та, 2002. Ч. II. С. 23-28. (0,4 п.л.)
  10. Егорова М.В. Частные учебные заведения на Южном Урале (1861 – февраль 1917 гг.). // Южный Урал в судьбе России (к 70-летию Челябинской области): Материалы научно-практической конференции. Челябинск, 2003. С. 91-94. (0,2 п.л.)
  11. Егорова М.В. Дореволюционная частная школа Южного Урала, как часть системы частного образования царской России. // Уральские Бирюковские чтения: сб. науч. статей. Челябинск, 2004. С. 111-115. (0,3 п.л.)
  12. Егорова М.В. Циркуляры Оренбургского учебного округа как источник по истории частого образования на Урале // Материалы конференции по итогам научно-исследовательских работ преподавателей ЧГПУ за 2003 год. Челябинск, 2004. С. 256-261. (0,3 п.л.)
  13. Егорова М.В. Финансовое и материальное обеспечение частных учебных заведений Урала в дореволюционный период. // Вестник № 5: Материалы научно-практической конференции (НОУ Челябинский институт экономики и права им. М.В. Ладошина) / Под ред. В.Н. Ни. Челябинск: Изд-во «Проспект», 2005. С. 87-105. (1,4 п.л.)
  14. Егорова М.В. Участие уральского общества и органов местного самоуправления в становлении частной школы в пореформенный период. // Урал индустриальный. Бакунинские чтения. Материалы 7 Всероссийской научной конференции, ноябрь 2005 года. Т. 1. Екатеринбург, изд-во УМЦ УПИ, 2005. С. 177-181. (0,3 п.л.)
  15. Егорова М.В. Закон 1868 года о частных учебных заведениях и его реализация на Урале. // Материалы конференции по итогам научно – исследовательских работ преподавателей ЧГПУ за 2004 год. Челябинск: Изд-во Чел. гос. пед. ун-та, 2005 г. С. 140-145. (0,3 п.л.)
  16. Егорова М.В. Участие уральских земств в развитии среднего образования в дореволюционный период. // История и историки (к 70-летию факультета): Сборник научных трудов выпускников и преподавателей факультета. Челябинск: ЧГПУ, 2006. С. 66-70. (0,3 п.л.)
  17. Егорова М.В. Челябинская женская прогимназия в годы первой мировой войны. // Челябинск в прошлом и настоящем: материалы III науч. краевед. конф. / сост. Н.А. Ваганова, Т.Ф. Берестова, Н.С. Рассказова; ЧОКМ, ЧГАКИ. Челябинск, 2006. С. 29-32. (0,3 п.л.)
  18. Егорова М.В. Правовая база функционирования частных учебных заведений в дореволюционный период. // Южно-Уральский историко-правовой вестник. Челябинск: Центр анализа и прогнозирования, 2006. С. 148-160. (1,0 п.л.)
  19. Егорова М.В. Частные учебные заведения. // Челябинская область: энциклопедия /гл. ред. К.Н. Бочкарев. Челябинск: Каменный пояс, 2006. Т.7. С. 121-122. (0,2 п.л.)
  20. Егорова М.В. История Челябинской женской гимназии. // Третьи Большаковские чтения. Культура Оренбургского края: история и современность: научно-образовательный и культурно-просветительный альманах / Науч. ред. С.В. Любичанковский. Оренбург: Печатный дом «Димур», 2007. С. 149-157. (0,5 п.л.)
  21. Егорова М.В. Благотворительность и частные школы Урала в дореволюционный период. // Троицкий вестник. Социальный и гуманитарный журнал. Троицк, 2007. С. 115-118. (0,3 п.л.)
  22. Егорова М.В. Уральские земства и развитие среднего образования в конце XIX – начале ХХ века: историография вопроса. // Троицкий вестник. Социальный и гуманитарный журнал. Троицк, 2007. С. 118-124. (0,7 п.л.)
  23. Егорова М.В. История повседневности и ее влияние на современные исследования российских историков. // Социально-гуманитарные науки и их роль в системе высшего и профессионального образования: материалы Всерос. науч.-практ. конф., 22 мая 2007 г. / под общ. ред. А.Л. Худобородова, Н.С. Сидоренко. Челябинск: Изд-во Чел. гос. пед. ун-та, 2007. С. 59-62. (0,2 п.л.)
  24. Егорова М.В. Проблемы строительства и содержания школьных зданий дореволюционного Урала. // Уральские Бирюковские чтения: сб. науч. и научно-популярных статей / науч. ред. проф. С.С. Загребин. Вып.5. Историко-культурное наследие российских регионов. Часть I. Челябинск. 2008. С. 348-354. (0,6 п.л.)
  25. Егорова М.В. Государственная политика в сфере среднего образования в первой половине XIX века и ее реализация на Урале. // Проблемы истории, филологии, культуры. 2008. № 20. С. 39-51. (0,8 п.л.)
  26. Егорова М.В. Растительная жизнь педагога. Будни уральских учителей в XIX – начале ХХ века. // Родина. 2008. № 11. С. 103-107. (0,5 п.л.)

1 Российская педагогическая энциклопедия: В двух томах / Гл. ред. В.В.Давыдов. – М., 1999. – Т. 2. – С. 330.

2 Алешинцев И. История гимназического образования в России. (XVIII и XIX век). СПб., 1912; Белявский А.В. Краткое обозрение истории гимназий в России. СПб., 1905; Веселовский Б. История земства за сорок лет. СПб., 1909-1911; Вессель Н.Х. Очерки об общем образовании и системе образования в России. / Сост. В.Я. Струминский. М., 1959.; Григорьев В.В. Исторический очерк русской школы. М., 1900; Демков М.И. История русской педагогии. Часть III. Новая русская педагогия. М.,1909; Динзе В. Очерки по истории среднешкольного движения. СПб., 1909; Звягинцев Е.А. Полвека земской деятельности по народному образованию. М., 1915; Каллаш В.В. Очерки по истории школы и просвещения. М., 1902;  Каптерев П.Ф. История русской педагогики. СПб., /б.г./; Историко-статистический очерк общего и специального образования в России / под ред. А.Г.Неболсина. СПб, 1884; Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства Народного Просвещения. СПб.,1902; Чарнолуский В. Частная инициатива в деле народного образования. СПб., 1910; Чехов Н.В. Народное образование в России с 60-х гг. XIX в. М., 1912; Шрадер В. Гимназии и реальные училища. Воспитание и обучение. Ревель, 1890.

3 Историко-статистический очерк общего и специального образования в России / под ред. А.Г.Неболсина. СПб, 1884.

4 Историко-статистический очерк общего и специального образования в России / под ред. А.Г.Неболсина. СПб, 1884. С. 36.

5 Васильев М.Г. История Вятской гимназии за сто лет ее существования. Вятка, 1911; Верхоланцев В.С. Город Пермь, его прошлое и настоящее. Краткий историко-статистический очерк. Пермь, 1913; Дернов П.А. Историческая записка о состоянии Елабужского реального училища за 25 лет (1878-1903). Елабуга, 1903; Диомидов Н. Историческая записка о Екатеринбургской мужской гимназии. Оренбург, 1887; Зверев А.В. Старейшее учебное заведение г. Перми. К столетию Пермской мужской гимназии (1808-1908). Пермь, 1908; Краткий исторический очерк Вятской Мариинской женской гимназии за 50 лет ее существования (с 1859 -1909 г.) / Сост. Ф.Иванов. Вятка, 1910; Двадцатипятилетие Троицкой гимназии (1873-1898 гг.). Историческая записка составлена по поручению педагогического совета преподавателями А.К.Зеленецким, О.И.Пушновым и законоучителем протоиереем В.А.Лавровским / Сост. А.К.Зеленецкий. Троицк, 1900; Вятское среднее сельско-хозяйственно-техническое училище имени императора Александра II. Краткий исторический очерк за первое десятилетие. 1901 -1911. Вятка, 1911; Мариинская женская гимназия в Перми. К пятидесятилетнему юбилею. Пермь, 1913; Шишонко В.Н. Материалы для описания развития народного образования. Пермь, 1879.

6 Бендриков К. Школьная система в России перед революцией. // Народное образование. 1947. № 3. С. 41-60; Ганелин Ш.И. Очерки по истории средней школы в России второй половины XIX века. М., 1954; Константинов Н.А. Очерки по истории средней школы (гимназии и реальные училища с конца XIX в. до февральской революции 1917 г.). М., 1947; Кузьмин Н.Н. Низшее и среднее специальное образование в дореволюционной России. Челябинск, 1971; Львов К.И. Женское образование в СССР в прошлом и настоящем. М., 1940; Медынский Е.Н. История русской педагогики до Великой Октябрьской социалистической революции. М., 1938; Михайлова М.В. Общественная и частная инициатива в создании новой средней школы после революции 1905 г. // Советская педагогика. 1966. № 3. С. 130-138; Ососков А.В. Начальное образование в дореволюционной России (1881-1917). М., 1982; Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. XVIII в. – первая половина XIX в. / Отв. ред. М.Ф.Шабаева. М., 1973; Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. / Отв. ред. А.И.Пискунов. М, 1976; Черепанов С.А. Учебные планы общеобразовательной школы в дореволюционной России // Известия Академии педагогических наук РСФСР. 1951. Вып. 33.

7 Богословский П.С. О журналах пермских учащихся недавнего времени // Кунгурско-Красноуфимский край. 1925. №8-10. С. 23-32; Калугина Т.В., Ольховая Л.В. Народное образование в Екатеринбурге в конце XIX – начале ХХ вв. // Из истории духовной культуры дореволюционного Урала. Свердловск, 1979. С. 112-123; Кашихин Л.С. Последователь И.Н.Ульянова // Календарь-справочник Пермской области, 1965. Пермь, 1964. С. 12-13; Нечаев Н.В. Горнозаводские школы Урала. (К истории профессионально-технического образования в России). М., 1956; Никитин А.Г. Директор народных училищ А.П.Раменский. Пермь, 1965; Николаев С.Ф. Ученый агроном В.Н.Варгин. Пермь, 1966; Петряев Е. Вятские книголюбы. Киров, 1986; Степанов А.Ф. Просветитель С.А.Нурминский: Историко-краеведческий очерк. Йошкар-Ола, 1989; Черныш М.И. Развитие капитализма на Урале и Пермское земство. Пермь, 1959.

8 История Урала. Том I. Учебник. Пермь, 1963; Развитие народной школы на Урале в XIX веке. Учебное пособие. Пермь, 1976; История Урала в период капитализма. М., 1990; Народное образование на Урале в XVIII – начале ХХ вв. Сборник научных трудов. Свердловск, 1990.

9 Абрамов В.Ф. Земство, народное образование и просвещение // Вопросы истории. 1998. №8. С. 44; Гаврилин А.В. Гимназия К. Майя: сохранение и развитие школьных традиций. // Гуманистические воспитательные системы вчера и сегодня (в описаниях их авторов и исследователей). Редактор – составитель Е.И. Соколова. // Под общей редакцией доктора педагогических наук Н.Л. Селивановой. М., 1998; Герасименко Г.А. Земское самоуправление в России. М., 1990; Днепров Э.Д. Современная школьная реформа в России. М., 1998; Журавлева Л. С. Тенишевское училище. // Среднее специальное образование. 1991. № 10. С. 34-35; Кармаев А.Г. Новые типы учебных заведений: история и современность. М., 2000; Кондратьева Г.В. Частная благотворительность в сфере просвещения (XIX в.) // Педагогика. 2002. № 9. С. 83-87; Лаптева Л.Е. Земские учреждения в России. М., 1993; Королева Н.Г. Земство на переломе (1905-1907). М., 1995; Котлова Т.Б. «…Много хороших воспоминаний осталось от гимназии» (Женское образование в России сто лет назад). // Социальная история. Ежегодник, 2004. М., 2005. С. 254-277; Кошман Л.В. Какое образование нужно народу (Споры на страницах печати в конце 50-х годов XIX в.) // Вестник Московского университета. Серия 8. История. 2005. №1. С. 3-15; Михайлова М.В. Частные школы дореволюционной Москвы. // Педагогика. 1998. № 1. С. 86-93; Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Конец XIX – начало ХХ в. / Под ред. Э.Д.Днепрова, С.Ф.Егорова, Ф.Г.Паначина, Б.К.Тебиева. М., 1991; Флит Н.В. Школа в России в конце XIX – начале ХХ вв. Л., 1991; Рыболова Е.А. Культура российских гимназисток в начале XX и XXI веков. // Социально-гуманитарные знания. 2004. №3. С. 337-345; Сафронова З.Г. История образования в России: Учебное пособие для студентов педагогических университетов. Оренбург, 2001; Синова И.В. Жестокое обращение с детьми в России на рубеже XIX – ХХ вв. // Педагогика. 2004. №3. С. 69-79; Филоненко Т.В., Шипилов А.В. Материальное положение учителей в дореволюционной России. // Педагогика. 2004. № 7. С. 65-75; Цирульников А.М. История образования в портретах и документах: Учебоне пособие для студентов педагогических учебных заведений. М., 2000.

10 См.: Бадя Л.В. Благотворительность и меценатство в России: Краткий исторический очерк. М., 1993; Баяндина Н.П. Пермь купеческая. Пермь, 2002; Кондратьева Г.В. Частная благотворительность в сфере просвещения (XIX в.) // Педагогика. 2002. № 9. С. 83-87; Кононова Т.Б. Очерки истории благотворительности. Учебное пособие. М., 2005; Лавренко Л. Благотворительность в народном образовании: из истории // Народное образование. 2003. № 2. С. 249-254; Милосердие и благотворительность в российской провинции: Тезисы докладов Всероссийской научно-практической конференции, 22-23 марта 2002 г. (Под общ. ред. М.Е.Главацкого). Екатеринбург, 2002; Мокроносова О.М. Благотворительность в России во второй половине XIX – начале ХХ века: Учебное пособие по спецкурсу. Оренбург, 2003; Нещеретний П.И. Исторические корни и традиции развития благотворительности в России. М., 1993; Предпринимательство и городская культура в России, 1861-1914. М., 2002; Савельев В.Г. Благотворительность и развитие народного просвещения в России в пореформенный период // Вестник Челябинского университета. Серия История. 1991. № 1. С. 47-50; Соколов А.Р. Российская благотворительность в XVIII – XIX веках (к вопросу о периодизации и понятийном аппарате) // Отечественная история. 2003. № 6. С. 147-157; Хорькова Е.П. История предпринимательства и меценатства в России. М., 1998.

11 См.: Банникова Е.В. Купечество Южного Урала в первой половине XIX века: Дис…. канд. ист. наук: 07.00.02. Оренбург, 1999; Власова А.В. Благотворительность на Урале во второй половине XIX – начале ХХ века: Дис…. канд. ист. наук: 07.00.02. Челябинск, 2004; Кононова Т.Б. Благотворительность императорского дома. XIX век (историко-социальный аспект): Дис…. д-ра ист. наук: 07.00.02. М., 2004; Пашкова О.Н. Купечество Южного Урала во второй половине XIX века (по материалам Оренбургской губернии): Дис…. канд. ист. наук: 07.00.02. Оренбург, 2002; Покотилова Т.Е. Благотворительность в социальной истории дореволюционной России: Мировоззрение и исторический опыт: Дис…. д-ра ист. наук: 07.00.02. Ставрополь, 1998.

12 Сучков И.В. Социальный и духовный облик учительства России на рубеже XIX – ХХ веков. // Отечественная история. 1995. № 5. С. 63-77; Филоненко Т.В., Шипилов А.В. Материальное положение учителей в дореволюционной России. // Педагогика. 2004. № 7. С. 65-75; Леонтьева Т.Г. Вера и бунт: духовенство в революционном обществе России начала ХХ века. // Вопросы истории. 2001. №1. С. 29-43; Котлова Т.Б. «…Много хороших воспоминаний осталось от гимназии» (Женское образование в России сто лет назад). // Социальная история. Ежегодник, 2004. М., 2005. С. 254-277; Рыболова Е.А. Культура российских гимназисток в начале XX и XXI веков. // Социально-гуманитарные знания. 2004. №3. С. 337-345.

13 Вяткин В.В. Трудный путь Пермской духовной семинарии. // Страницы прошлого: Избранные материалы краевед. Смышляевских чтений в Перми. Вып. 4. / Сост. Т.И.Быстрых, А.Ф.Старовойтов. Пермь, 2003. С. 38-49; Егорова М.В. Частное учебное заведение С.П.Хитровской в г. Уфе в конце XIX – начале ХХ вв. // Сборник научных работ аспирантов и соискателей ЧГПУ. Челябинск, Издательство ЧГПУ, 1999. С. 115-119; Егорова М.В. Оренбургская частная женская гимназия М.Д.Комаровой – Калмаковой в начале ХХ в. // Сборник научных работ аспирантов и соискателей ЧГПУ. Челябинск: Изд-во ЧГПУ, 2000. С. 107-113; Егорова М.В. История Челябинской женской гимназии. // Третьи Большаковские чтения. Культура Оренбургского края: история и современность: научно-образовательный и культурно-просветительный альманах / Науч. ред. С.В.Любичанковский. Оренбург: Печатный дом «Димур», 2007. С. 149-157; Конев Л.М. Частное коммерческое училище Н.Н.Алфузовой в городе Вятке. // Одиннадцатые Бирюковские чтения. Тезисы докладов. Шадринск: Изд. Шадринского пед. инст., 1994. С. 101-102; Ремезовская Т.Б. Частные учебные заведения. // Труды ГАПО (№ 1). Пермь, 1998; Сергеев А.В. Вятская духовная семинария в восприятии ее выпускников. // Проблемы русской философии на фоне информационной глобализации: Материалы городской научной конференции преподавателей гуманитарных наук вузов г. Кирова. Киров, 2002; Спешилова Е.А. Частная гимназия Циммерман в Перми. // Третьи Смышляевские чтения. Пермь, 1993. С. 21; Харитонова Е.Д. Частная женская гимназия Дрекслер – Голынец в Перми. // Третьи Смышляевские чтения. Пермь, 1993. С. 22-23.

14 Будрина А.Г., Поликарпова Г.А. Дело всей жизни. Искусствовед Н.Н.Серебренников. // Кашихин Л.С. и др. Подвижники культуры Серебренниковы. Пермь, 1991. С. 166-244; Быстрых Т.И. В.С.Верхоланцев – автор книги «Город Пермь, его прошлое и настоящее» (Пермь, 1913) // Страницы прошлого: Избранные материалы краевед. Смышляевских чтений в Перми. Вып. 4. / Сост. Т.И.Быстрых, А.Ф.Старовойтов. Пермь, 2003; Егорова М.В. Учащиеся средних учебных заведений Урала в дореволюционный период: исторический портрет: монография. Челябинск, 2008; Калинин М.А. Штрихи к портрету краеведа В.М.Батанова. // Страницы прошлого: Избранные материалы краевед. Смышляевских чтений в Перми. Вып. 4. / Сост. Т.И.Быстрых, А.Ф.Старовойтов. Пермь, 2003; Калинина Т.А. Директор пермской мужской гимназии Н.С.Попов (последние годы жизни). // Страницы прошлого: Избранные материалы краевед. Смышляевских чтений в Перми. Вып. 4. / Сост. Т.И.Быстрых, А.Ф.Старовойтов. Пермь, 2003; Калинина Т.А. Пермская гимназия и Д.Д.Смышляев. // Страницы прошлого: Избранные материалы краевед. Смышляевских чтений в Перми. Вып. 4. / Сост. Т.И.Быстрых, А.Ф.Старовойтов. Пермь, 2003; Ласунский О.Г. Книга в жизни и творчестве М.А.Осоргина. // Страницы прошлого: Избранные материалы краеведческих чтений в Перми / Пермская гос. обл. унив. Б-ка им. А.М.Горького. Пермь, 1995; Савельзон В.Л. Оренбургская история в лицах. 50 портретов на фоне эпохи. Оренбург, 2000; Смородина С.С. Основные даты жизни и деятельности А.А.Дмитриева. // Страницы прошлого: Избранные материалы краеведческих Смышляевских чтений в Перми. Пермь, 1995; Старовойтов А.В. Основные даты жизни и деятельности Д.Д.Смышляева. // Страницы прошлого: Избранные материалы краеведческих Смышляевских чтений в Перми / Пермская гос. обл. универс. б-ка им. А.М.Горького. Пермь, 1995; Степанов А.Ф. Просветитель С.А.Нурминский: Историко-краеведческий очерк. Йошкар-Ола, 1989.

15 Бушмаков А.В. Журналы учащихся города Перми конца XIX – начала ХХ веков. // Журналистика и краеведение: материалы научно-практ. конф., посвященной 100-летию со дня рождения Б.Н.Назаровского и А.П.Гайдара / Сост. Т.И.Быстрых; Пермская обл. универс. б-ка им. А.М.Горького. Пермь, 2004. С. 53-58; Горбачева С.В. Гимназисткам сие не дозволяется… // Женщины российской провинции. Сборник научных трудов. Вып. 1. Ижевск, 1997; Злобина Т. Объединимся для разврата. // Молодая гвардия. 1992. 8 июня; Кальпиди В.В. Настало время авторских версий // Журналистика и краеведение: материалы научно-практ. конф., посвященной 100-летию со дня рождения Б.Н.Назаровского и А.П.Гайдара / Сост. Т.И.Быстрых; Пермская обл. универс. б-ка им. А.М.Горького. Пермь, 2004. С. 35-39; Пирогова Е.П. Что читали пермяки двести лет назад. // Страницы прошлого: Избранные материалы краевед. Смышляевских чтений в Перми.- Вып. 4. / Сост. Т.И.Быстрых, А.Ф.Старовойтов. Пермь, 2003. С. 32-38.

16 Рушанин В.Я., Конев Л.М., Чуприн В.В. Из истории среднего образования на Урале (1861 – 1917 годы). Магнитогорск, 1994. 46 с.

17 Спешилова Е. Старая Пермь. Дома. Улицы. Люди. 1723 -1917. Пермь, 1999. 580 с.

18 Боже В.С. Школьный мир дореволюционного Челябинска. Челябинск, 2006. Т.1. 152с. Т.2. 368 с.

19 Болодурин В.С. История образования в Оренбуржье. Учебное пособие для студентов и слушателей образовательных учреждений. Оренбург, 2000; Егорова М.В. Развитие системы частного образования на Урале (1861 – февраль 1917 гг.): Монография. Челябинск, 2004; Зотова Л.М. Женское образование в Вятской губернии во 2 пол. XIX – начале ХХ вв. Киров, 2003; Леонов Н.И. Буржуазные реформы 60-70-х годов XIX века в Башкирии: (Пособие по спецкурсу). Уфа, 1993; Мирсаитова С.Г. Народное образование на Южном Урале в первой половине XIX в. В 2-х частях. Екатеринбург, 2000; Немирова О.Г. Новикова Е.В., Уткина А.В. Курганская школа в XIX – начале ХХ в. Курган, 1993; Рушанин В.Я. Молодежное движение в России: региональный аспект (1861 – 1904). Челябинск, 1998; Рушанин В.Я., Конев Л.М., Чуприн В.В. Из истории среднего образования на Урале (1861 – 1917 годы). Магнитогорск, 1994; Фархшатов М.Н. Народное образование в Башкирии в пореформенный период 60 – 90-е годы XIX века. М., 1994.

20 Дубровская Т.А. Общественные и частные инициативы в развитии профессионального образования в пореформенной России, 1861 – 1914 гг. Дисс. …канд. ист. наук. М., 2000; Ким Е.В. Система образования в Енисейской губернии конца XIX – начала ХХ вв. Автореферат дисс. …канд. ист. наук. Красноярск, 2001; Купинская Е.В. Проблемы реформы средней общеобразовательной школы в деятельности Министерства народного просвещения России в конце XIX – начале ХХ века. Автореферат дисс. …канд. ист. наук. М., 1999; Литарова Н.В. Частные средние учебные заведения в системе образования России конца XIX – начала ХХ века. Дисс. …канд. пед. наук. М., 1994; Тебиев Б.К. Правительственная политика в области образования и общественно-педагогическое движение в России конца XIX – начала ХХ вв. Автореферат дисс. …докт. пед. наук. М., 1991; Трехбратова С.А. Генезис народного просвещения на Кубани конца XVIII – начала ХХ вв. Автореферат дисс. …канд. ист. наук. Ставрополь, 1996; Усачева Р.Ф. Формирование системы женского среднего образования в России (60-е годы XVIII – 60-е годы XIX вв.). Автореферат дисс. …канд. ист. наук. Ростов-на-Дону, 1997; Чеков М.О. Зарождение и функционирование системы частных и общественных учебных заведений Поволжья во второй половине XIX – начале ХХ вв. Дисс. …канд. ист. наук. Самара, 1994.

21 Болодурин В.С. Становление и развитие образования и педагогической мысли в Оренбуржье (1735 – 1940). Дисс. …докт. пед. наук. Магнитогорск, 2001; Губскова Г.Г. Власти и образование на Южном Урале накануне, в период революции 1917 года и гражданской войны. Автореферат дисс. …канд. ист. наук. Оренбург, 2003; Егорова М.В. Развитие системы частного образования на Урале (1861 – февраль 1917 гг.) Дисс. …канд. ист. наук. Челябинск, 2003; Климаков С.А. Развитие профессионального образования на Урале в 60-е гг. XIX в. – февраль 1917г. Дисс. …канд. ист. наук. Челябинск, 2001; Конев Л.М. Становление и развитие женской средней общеобразовательной школы на Урале (1861 – февраль 1917 гг.). Дисс. …канд. ист. наук. Челябинск, 1995; Конюченко А.И. Духовное образование в Оренбургской епархии во второй половине XIX – начале ХХ вв. Дисс. …канд. ист. наук. Челябинск, 1996; Павлидис В.Д. Математическое образование в реальных гимназиях и училищах России XIX – начало ХХ вв. (на материале Оренбургского учебного округа). Дисс. …докт. пед. наук. Магнитогорск, 2006; Перебейнос А.Е. Уральская молодежь в конце XIX – начале ХХ вв.: численность, облик, настроения. Дисс. …канд. ист. наук. Челябинск, 2000; Рушанин В.Я. Революционно-демократическое движение уральской молодежи (1861 – 1917 гг.). Автореферат дисс. …докт. ист. наук. Челябинск, 1994; Чуприн В.В. Земство и развитие среднего образования на Урале (60-е гг. XIX в. – 1917 год). Дисс. …канд. ист. наук. Оренбург, 2000.

22 Truchim S. Wspolpraca polsko-rosyjska nad organizacia szkolnictwa rosyjskiego w poczatkach XIX wieku. – Lodz, Zakt. narod. im. Ossolinskich we Wroclawiu, 1960. – 144 c.; Myers E.D. Education in the perspective of history. – N.Y., Harper, 1960. – 338 p; Suess W. Zaristische Bildugspolitik – “Russifizierung” der “fremdstaemmigen” Schulen im spaeten 19. Jahrhundert/W. Suess // Zeitschriftfuer internationale erziehungs- und sozialwissenschaftliche Forschung. – 1999. – 16, N 1/2. – S. 147-167; Fritzsche A. Zur russischen “geistlichen Philosophie” am Beispiel V.N. Karpov. – Munster, 1987. – IX, 293 S. – (Philosophieren als Christ); Schramm G. Lehren und Lernen 1855-1915 // Handbuch der Geschichte Russlands. – Stuttgart, 1991. – S. 1578-1618; Seregny S.J. Teachers and rural cooperatives: The politics of education and professional identities in Russia, 1908-17 // Russ. Rev. – Syracuse (N.Y.), 1996. – Vol. 55, N 4. – P. 567-590; Dixon S. The modernization of Russia, 1676-1825. – Cambridge etc.: Cambridge univ. press, 1999. – XVII, 268 p. – (New approaches to Europ. history).

23 Бажов П.П. Избранные произведения. М., 1986; Мамин – Сибиряк Д.Н. Рассказы. Легенды. Воспоминания. М., 1987; Бирюков В.П. Записки уральского краеведа. Челябинск, 1965; Осоргин М.А. Времена: романы и автобиографическое повествование. Екатеринбург, 1992; Велский А. Записки педагога. Б.м., 1909; Чарушин Н.А. О далеком прошлом. Из воспоминаний о революционном движении 70-х годов XIX века. М., 1973; Шкляев В.Н. Моя жизнь. Часть I. Горький, 1973; Палкин К.А. Воспоминания об одноклассниках. Киров, 1978; Татаринов Д. Троицкая гимназия. Страницы воспоминаний // Урал. 1986. № 9. С. 136-146.

24 См.: История Урал с древнейших времен до 1861 г. – М., 1989. – С. 462.

25 См.: Сборник материалов для истории просвещения в России. –  СПб., Т. 1. 1893. – С. 339 – 340.

26 См.: История Урала: Учебное пособие (региональный  компонент). Челябинск, 2002. С. 142-152.

27 См.: Ежегодник России 1907 года. СПб., 1908.  С. 342-357; Ежегодник России 1910 года. СПб., 1911. С. 172-187; Статистический ежегодник России за 1915 год. Птг., 1916. С. 120-126.

28 Рушанин В.Я., Конев Л.М., Чуприн В.В. Из истории среднего образования на Урале (1861 – 1917 годы). Магнитогорск, 1994. С. 9.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.