WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

ВОЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

АЛЕКСУШИН Глеб Владимирович

РАЗВИТИЕ ГУБЕРНАТОРСКОЙ ВЛАСТИ В РОССИИ (17081917 гг.): ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ И УРОКИ

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

МОСКВА 2009

Работа выполнена на кафедре истории государства и права Московского университета МВД РФ

Официальные оппоненты:  - доктор исторических наук, профессор

Леонид Николаевич Антипин

- доктор исторических наук, профессор

Владимир Владимирович Гаврищук

- доктор исторических наук, профессор

Юрий Николаевич Малека

Ведущая организация: Московский пограничный институт

Федеральной службы безопасности

Российской Федерации

Защита состоится «__» ___________ 2009 года в __ часов на заседании диссертационного совета по историческим наукам (Д.215.005.06) при Военном университете (123001, г. Москва, ул. Большая Садовая, 14).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Военного университета

Автореферат разослан «__» ___________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

профессор  А.М. Махров

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Достаточно широко распространено мнение, что история – не совокупность фактов из жизни отдельного народа или человечества в целом, а отношение к ним, и историю можно изложить так, как требуют обстоятельства. Сколько раз, даже за последние пятьдесят лет, предпринимали попытки переписать заново страницы отечественной истории. Для того сознательно уничтожали очевидцев прошлых «неугодных» лет, совершали акты культурного вандализма, умалчивали или искажали «незначительные» факты.

Отечественная историческая наука и сегодня остается полем острейших дискуссий о прошлом нашей Родины. В настоящее время историками как никогда ценятся беспристрастный исторический факт, первозданная информация источника, вызывающие доверие архивные материалы и, пусть субъективные, эмоционально окрашенные, но не тронутые поздними интерпретаторами мемуары, дневники, записки, являющиеся бесценным свидетельством своего времени. Лишь на их основе представляется возможным воссоздать объективную и полную историю нашего Отечества.

Сегодня, в разгар научных дискуссий и полемических репортажей в средствах массовой информации о судьбах нашей Родины, освобождения от лжи и лицемерия в трактовке исторических событий, главным принципом исторической науки должна быть преданность правде, какой бы жесткой и нелицеприятной она ни была. В стране растет стремление к всестороннему и глубокому познанию прошлого, чтобы усвоить его уроки во имя будущего.

Актуальность исследования обусловлена следующими обстоятельствами.

Во-первых, назрела необходимость осуществить комплексный научный анализ политики Российского государства в области управления местными административно-территориальными единицами в XVIII – начале XX вв., исследовать исторический опыт деятельности государственных органов по совершенствованию системы губернаторской власти в России в рассматриваемый период. Данная проблема явно недостаточно разработана в отечественной исторической науке, а вопрос о системе губернаторской власти является одним из наименее изученных в исторической литературе.

Во-вторых, глубокое исследование указанной проблемы позволяет ввести в научный оборот новые, неизвестные еще научной общественности документы высших государственно-политических органов России, дающие возможность проанализировать развитие местной власти и чиновничества, административно-территориальное устройство России, что существенно дополнит источниковую базу по проблеме исследования, поможет определить перспективы будущих комплексных исследований.

В-третьих, исследование политики Российского государства в области управления местными административно-территориальными единицами и совершенствования системы губернаторской власти в XVIII – начале XX вв. позволяет открыть новые страницы в биографиях ряда известных и крупных государственных деятелей Российского государства (таких, например, как Ф.М. Апраксина, А.П. Волынского, В.Н. Татищева, А.М. Римского-Корсакова, М.И. Голенищева-Кутузова, М.М. Сперанского, Л.А. и В.А. Перовских, К.К. Грота, М.Н. Галкина-Врасского, И.Н. Дурново, П.Д. Святополк-Мирского, П.А. Столыпина, С.П. Белецкого), что, бесспорно, обеспечит приращение исторических знаний в этой области. Исследования деятельности этих руководителей, лишенные анализа их участия в реализации и развитии губернаторской власти Российской империи, не могут являться полными и всеохватывающими.

В-четвертых, назрела настоятельная необходимость более подробного изучения тех особенностей деятельности Российского государства в области управления местными административно-территориальными единицами в рассматриваемый период, которые до сих пор являются предметом споров и не всегда объективно оцениваются как отечественными, так и зарубежными  историками. Это относится в первую очередь к системе губернаторской власти Российской империи в XVIII – начале XX вв. Восстановление максимально полной и объективной картины ее создания и совершенствования даст возможность получить более глубокое представление о системе губернаторской власти в России в рассматриваемый период, показать ее положительные стороны и недостатки, более аргументированно и предметно вести дискуссии с историками по рассматриваемой проблеме.

В-пятых, современная обстановка в России, утверждение новых подходов к изучению пройденного страной пути (когда главенствуют бесстрастность изложения фактов, чистота информации из источников – не сенсационные, а проверенные архивные материалы) создали условия для критического переосмысления достижений предшественников в историографической разработке проблемы исследования.

В-шестых, исследование развития губернаторской власти в России носит прикладной характер. Реализованный в губернаторской власти медленный и вдумчивый переход от поливариантности административного устройства к внутренне сложной моновариантности вызывает несомненный интерес на фоне резких «ломок» властных структур в период советской власти и слепого заимствования западного опыта в современной России. Обобщенные итоги, разработанные научно-теоретические выводы, извлеченные уроки, сформулированные научно-практические рекомендации имеют также важное значение для развития отечественной исторической науки.

Итак, раскрытие данной темы через введение в научный оборот новых архивных документов и материалов, теоретическое обобщение полученных результатов исследования, их использование в учебно-воспитательном процессе доказывают актуальность и значимость исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Несмотря на то, что некоторые аспекты темы затрагивались советскими и российскими историками, отечественная историография пока не располагает специальным трудом, посвященным анализу развития системы губернаторской власти в России в XVIII – начале XX вв.

Отечественную историографию по проблеме исследования рациональнее разделить на дореволюционную (до 1917 г.), советскую (1917-1991 гг.) и современную (с 1991 г.).

Дореволюционная историография представлена больше трудами по истории1 и современному состоянию административного права2, совершенствованию губернаторской власти в России3 и деятельности губернаторов4.

Важное место среди исследователей занимал историк И. Блинов, написавший первый обширный труд по деятельности губернаторов5. В 1905 г. вышел его историко-юридический очерк «Губернаторы» – до сих пор наиболее полное и обобщающее исследование института губернаторства.

Советская историография (1917-1991 гг.) освещала исследуемую проблему, в основном, в комплексе с историей государственного аппарата России, библиография которой насчитывает более тысячи публикаций. Но большинство историков считали губернаторскую власть не необходимым и важным элементом исторических событий, а лишь частью «царизма».

Историографию 1917-1929 гг. можно оценить как «крайне бедную»6. В 1930-1950-х гг. сохранялось сильное влияние прогрессирующего культа личности. Проводить исследование проблемы диссертации предлагалось в рамках априорной, жесткой и узкой оценки «царизма», заданной Кратким курсом. Научная работа была еще менее плодотворной7. В эпоху «оттепели», когда ввели в научный оборот новые методики исследования, соответственно изменились методологические подходы к имевшимся источникам8. Период 1964-1985 гг. поставил научные исследования под негативное влияние восстановления авторитарных методов руководства исторической наукой. В масштабных работах исследователя государственных институтов России в XIX в. П.А. Зайончковского9 представлены оригинальные точки зрения и по местной власти и самоуправлению. Начали восстанавливать дореволюционный уровень системы энциклопедических словарей с информацией по губернаторской власти и с биографическими данными по губернаторам10.

В советский период самыми глубокими признаны работы Н.П. Ерошкина11, анализировавшие государственные учреждения России до революции.

Отсутствие источниковой базы и соответственно объективной информации привело к тому, что до начала 1990-х гг. политика Российского государства в сфере управления местными административно-территориальными единицами в XYIII – начале XX вв., деятельность государственных органов по совершенствованию системы губернаторской власти в России в изучаемый период не являлись объектом научного исследования.

В современной историографии (с 1991 г.) в новых условиях конкретно-исторической обстановки появились более фундаментальные исследования по рассматриваемой проблеме, построенные на анализе ранее малоизвестной отечественной и зарубежной литературы12. Изменился и характер общего анализа имперского государства13. Особенно преуспел в этом Л.Е. Шепелев14. Более аналитически и менее идеологически стали рассматривать отношения губернаторов с центральными15 и местными властями16. Появились первые историографические работы по региональным справочным изданиям о губернаторах17. Стали создавать комплексные работы с богатейшими материалами18. В СМИ стали издавать множество публикаций по губернаторам в целом и конкретным представителям этого корпуса19.

Особый интерес исследователи стали проявлять к схематическому восприятию рассматриваемой проблемы20. Высоким качеством стали обладать энциклопедии и справочные издания21. Новым подходом к изучению истории губернаторской власти стало разделение в ней правоохранительной и административно-хозяйственной функций22.

В 1990-е гг. вышло много исследований с биографиями губернаторов – как правило, очерки справочного характера, составленные на основе формулярных списков, некрологов, мемуаров местных и центральных архивов23. Исследования преподавателя Омского госуниверситета А.В. Ремнева по административной истории Сибири24 позволяют решить ряд проблем истории губернаторской власти. Однако в указанных публикациях получили освещение лишь отдельные стороны деятельности Российского государства в области управления местными административно-территориальными единицами в XYIII – начале XX вв. Авторы этих публикаций не ставили в качестве самостоятельной задачи рассмотрение излагаемой проблемы.

В зарубежной историографии литература по изучению губернаторской власти в России до революции разнообразна по жанру и научной ценности. Ряд работ построены на принципиально новых философских подходах к изучению административно-территориального устройства России25.

Изучению статуса губернаторской власти России посвящена книга американского историка Ричарда Роббинса-младшего26. В исследовании государственного управления в России немецкого историка Е. Амбургера27, много внимания уделено фактической стороне проблемы, приведено огромное число имен российских губернаторов. Несколько тенденциозны исследования Т.С. Пирсона28 по реформам местного самоуправления Александра III, датчанина Багера29 по реформам Петра I и Г.Л. Янея30 по развитию и реформам государственной и местных властей в России. Изучению русской бюрократии, сильно влиявшей на развитие губернаторской власти, посвятили свои работы зарубежные историки Штернхаймер31 и Тарановски32.

По мнению соискателя, пристального внимания заслуживают крупная коллективная работа по анализу земства и его отношений с местной властью33, вышедшая в 1982 г. и дореволюционные диссертации по губернаторской власти34, развитию самоуправления и их отношений с губернаторской властью, их правлению в конкретных регионах35 и отношениям с центром36.

Но в указанных работах освещены лишь отдельные стороны деятельности государственных органов по развитию губернаторской власти в России в изучаемый период, в них отсутствует обобщение исторического опыта Российского государства по данной проблеме, не осуществлен научный анализ политики России в управлении местными административно-территориальными единицами в XVIII – начале XX вв. В целом авторы диссертаций не ставили в качестве самостоятельной задачи рассмотрение перечисленных проблем, не делали их предметом специального изучения.

Таким образом, оценивая состояние отечественной и зарубежной историографии по рассматриваемой проблеме, автору диссертации представляется возможным сделать следующие выводы:

  1. до настоящего времени исторический опыт деятельности государства в России по развитию губернаторской власти в России в XVIII – начале XX вв. не получил достаточного изучения и цельного обобщенного раскрытия;
  2. историческая наука на сегодняшний день не располагает работами, в том числе диссертационными исследованиями, посвященными специальному анализу данной проблемы;
  3. отдельные аспекты проблемы нашли отражение в ряде работ отечественных и зарубежных историков, однако в настоящее время российские историки находятся в начале длительного научного пути по всестороннему и глубокому осмыслению такого сложного, многопланового, а порой и противоречивого исторического явления как создание губерний и развитие системы губернаторской власти в России в исследуемый период.

Это дает основание выбрать данную проблему для диссертационного исследования на соискание ученой степени доктора исторических наук.

Объектом исследования выступает генезис и эволюция системы губернаторской власти Российской империи.

Предметом исследования является исторический опыт деятельности Российского государства по созданию и совершенствованию системы губернаторской власти.

Научная проблема, решаемая в диссертации, заключена в обобщении исторического опыта деятельности Российского государства по созданию и модернизации системы губернаторской власти в России в рассматриваемый период, выявлении характерных черт и тенденций этой деятельности, извлечении уроков, формулировке выводов и научно-практических рекомендаций.

Хронологические рамки исследования. 1708 г. является годом создания Петром I первых губерний и начала губернаторской деятельности в России. События февраля-марта 1917 г. стали началом ликвидации прежней административно-территориальной организации и системы губернаторской власти Российской империи.

Целью исследования является осуществление комплексного анализа деятельности Российского государства по совершенствованию системы губернаторской власти во всем многообразии ее элементов в 1708 – 1917 гг. и ее влияния на развитие страны в рассматриваемый период.

Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:

  • проанализировать историографию проблемы и источниковую базу по институту губернаторской власти Российской империи: рассмотреть основные черты, этапы и тенденции отечественной и зарубежной историографии по проблеме данного исследования, дать общую и частную характеристики использованных в диссертации источников;
  • рассмотреть теоретико-методологические основы истории губернаторской власти дореволюционной России, принципы и главные этапы ее развития;
  • раскрыть систему губернаторской власти и механизм ее реализации в исследуемый период;
  • проследить эволюцию основных задач, решаемых губернаторской властью, как наиболее важных для России в исследуемый период;
  • исследовать трансформацию государственной политики в воплощении задач губернаторской власти;
  • изучить историю реализации региональных потребностей через задачи губернаторской власти;
  • проанализировать исторический механизм динамики взаимоотношений губернаторской власти с центральными властями;
  • исследовать исторические место и роль министерства внутренних дел в системе губернаторской власти;
  • выявить особую роль и эффективность губернаторской власти во взаимосвязи с другими местными властями и самоуправлениями разных уровней;
  • дать авторскую оценку наиболее дискуссионным аспектам проблемы исследования;
  • сформулировать выводы и уроки, выработать с опорой на результаты исследования научно-практические рекомендации.

Методологические основы исследования. При написании диссертации автор руководствовался основными принципами исторической науки: историзма, объективности, научности и социального похода. В ходе подготовки и написания диссертации автор считал необходимым учитывать следующие требования:

  1. выявлять объективные закономерности, определявшие цели и содержание политики Российского государства в управлении местными административно-территориальными единицами Российской империи во всем многообразии ее элементов в XVIII начале XX вв.;
  2. рассматривать каждый исторический факт не в отдельности, а во взаимосвязи с другими, выявлять причинно-следственные связи между историческими явлениями, анализируя их совокупность;
  3. исследовать проблему комплексно, во всей ее многогранности, сложности и противоречивости, изучать все аспекты проблемы с учетом конкретно-исторической обстановки;
  4. опираться при проведении исследования на конкретные факты и исторические события в их истинном содержании и значении, не искажая их смысл, не вырывая из контекста исторических документов, не подгоняя из конъюнктурных соображений под заранее выработанную концепцию.

Применение общенаучных методов (например, анализ, синтез, описательный, контент-анализ, факторный анализ) позволило представить исследуемую проблему как процесс в контексте исторической обстановки рассматриваемого периода и задач, решаемых обществом, выявить принципы и конкретные особенности развития губернаторской власти в Отечестве в 1708-1917 гг. При их помощи соискатель проследил степень научной разработки проблемы, собрал и систематизировал архивные документы. Широко использованы и другие общенаучные методы (логико-системный, классификации и типологизации, статистический и количественный, атрибуции),

Соискатель классифицировал источники по их направленности, видам, происхождению, авторству, применял специально-исторические (проблемно-хронологический, периодизации и этапизации, экстраполяции, сравнительно-исторический, генетический, синхронный и диахронный, компаративный) методы и некоторые другие, изложенные и обоснованные в трудах отечественных ученых по теории методологии, историографии и библиографии. Их применение позволило автору сопоставить степень развития губернаторской власти России на разных этапах, определить связь истории и современности, сравнить различные точки зрения на проблему, выделить наиболее дискуссионные из них.

Источниковой базой исследования стали документы и материалы из ряда российских архивов, справочно-статистические издания, сборники документов, мемуары.

По принадлежности документальные источники, используемые в диссертации, можно объединить в группы: 1) архивные документы и материалы; 2) документы органов государственной власти и управления, опубликованные в разных изданиях; 3) мемуарная литература; 4) периодическая печать.

Основа документального и фактического материала диссертации – архивные источники. Значительная их часть ранее не публиковалась и используется в диссертационном исследовании впервые.

Автором изучены документы и материалы, взятые из фондов 19 архивов: 1 зарубежного (Bakhmeteff Archive. Columbia University); 9 отечественных центральных (Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского Государственного Архива Древних Актов (РГАДА), Российского Государственного Архива Литературы и Искусства (РГАЛИ), Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА), Российского Государственного Исторического Архива (РГИА), Российского Государственного Исторического Архива Санкт-Петербурга (РГИА СПб), а также отдела письменных источников Государственного Исторического Музея (ОПИ ГИМ); отдела рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ) и отдела рукописей Российской Национальной Библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина (ОР РНБ)), 3 республиканских (Центрального Государственного Исторического Архива Республики Башкортостан (ЦГИА РБ), Центрального Государственного Архива Республики Мордовия (ЦГА РМ), Центрального Государственного Архива Республики Татарстан (ЦГА РТ)); и 6 местных (Государственного Архива Астраханской области (ГААО), Государственного Архива Воронежской области (ГАВО), Государственного Архива Калининградской области (ГАКО), Государственного Архива Оренбургской области (ГАОО), Государственного Архива Саратовской области (ГАСО), Государственного Архива Самарской области (ГАСамО). Всего исследовано 148 дел и 1 справка из 52-х фондов.

Большой объем информации, оцененной соискателем как особо значимой, почерпнут из документов органов власти и самоуправлений.

В исследовании широко представлена мемуарная литература, дневники, эпистолярии. Сравнению подвергались мемуары государственных и общественных деятелей, часто выступавших друг против друга с конструктивной критикой. Уникальный источниковый материал представила соискателю художественная литература, созданная очевидцами.

Богатый материал, главным образом, фактического порядка, автор почерпнул из периодической печати (газеты и журналы). В основу отбора и анализа положен, в первую очередь метод компаративизма.

Использование данных источников дало возможность исследователю опереться на значительные документальные и фактические материалы, послужившие основанием для выводов и обобщений, и позволившие ввести в научный оборот много новых документов и фактов.

II. СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Структура диссертации обусловлена целью и основными задачами исследования. Она показывает, на каких главных проблемах автор сконцентрировал свое внимание. Рассматриваемые вопросы объединены во введение, четыре главы и заключение. Диссертация имеет список источников, литературы, условных обозначений и сокращений, 14 приложений.

Во введении дана общая характеристика темы исследования, обоснована ее актуальность, раскрываются причины внимания к ней российских и зарубежных историков, определены степень научной разработанности проблемы в отечественной историографии, научная проблема, объект и предмет исследования. Здесь же формулируются научная новизна, цель и задачи исследования, основные положения, выносимые автором на защиту, теоретико-методологическая и источниковая базы, высказывается мнение о научном и практическом значении диссертации, приводятся сведения о ее апробации.

В первой главе «Историография и источниковая база изучаемой проблемы» рассмотрены основные черты, этапы и тенденции отечественной и зарубежной историографии по проблеме данного исследования, дана общая и частная характеристика использованных в диссертации источников.

В первом параграфе «Анализ опубликованной литературы по теме исследования» показано развитие историографии проблемы, идеологические и политические препятствия на ее пути и результаты последних лет. Раскрыты главные направления исследований ученых по отдельным аспектам данной проблемы. Диссертант сделал общие выводы о состоянии и тенденциях развития отечественной и зарубежной историографии проблемы.

Второй параграф «Источниковая база изучаемой проблемы» посвящен изучению источниковой базы исследования. Соискатель проанализировал основные группы документальных источников, охарактеризовал использованные в диссертации архивные фонды, выделил опубликованные в разных изданиях наиболее интересные документы и материалы органов государственной власти и управления, документальные материалы и мемуары.

Во второй главе «Становление и развитие губернаторской власти в России и механизм ее реализации» рассмотрены теоретические подходы к истории губернаторской власти России; принципы и основные стадии ее развития; влияние на ее изменения ее конкретных представителей; механизм ее реализации, сформирован и изучен понятийно-категориальный комплекс.

В первом параграфе «Губернаторская власть и ее эволюция» диссертант раскрыл сущность понятия губернаторская власть, показал ее роль в управлении местными административно-территориальными единицами в России в XVIII – начале XX вв., исследовал краткую предысторию появления в России института губернаторской власти. Предложена методология для изучения губернаторской власти, достаточно подробно представлено ее развитие в 1708-1917 гг. через анализ документов и эпох.

Во втором параграфе «История функционального аспекта губернаторской власти» исследована система параметров карьер конкретных представителей губернаторской власти (происхождение, национальность, вероисповедание, образование, семейное положение, пути карьеры, возраст и т.д.), обобщение которых дает представление о субъективной стороне истории губернаторской власти, не отраженной в законодательстве.

Третий параграф «Система губернаторской власти и механизм ее реализации в развитии» посвящен изучению элементов губернаторской власти в исторической динамике (чиновников в ее штате, экономики и т.д.), а также механизма ее реализации в развитии.

В третьей главе «Направления деятельности губернаторской власти России» рассмотрены задачи губернаторской власти (выделенные и систематизированные соискателем) в постоянном развитии с выделением основных (в русле государственной власти) и местных (реализующих нужды регионов).

В первом параграфе «Совершенствование системы задач губернаторской власти» проанализированы двадцать две задачи губернаторской власти в исторической перспективе. В отличающихся друг от друга методологических ключах выстроено несколько разных вариантов построения комплекса задач, представлены примеры пересечения задач.

Во втором параграфе «Основные цели и задачи губернаторской власти и их развитие» внимание сосредоточено на основных задачах (доминанте) губернаторской власти (военная, правоохранительная и пенитенциарная), формировавших прядок и спокойствие в дореволюционном обществе.

В третьем параграфе «Государственная политика в осуществлении задач губернаторской власти» исследованы восемь задач губернаторской власти, являвшиеся отражением государственной власти во власти губернаторской (т.е., предполагавшие законотворческие и контрольные подходы), реализация которых содействовала развитию страны в целом.

Четвертый параграф «Реализация потребностей регионов через задачи губернаторской власти» представляет изучение одиннадцати задач губернаторской власти, реализация которых содействовало развитию регионов.

Четвертая глава «Исторический опыт взаимодействия губернаторской власти с другими ветвями власти» изучает историю связей губернаторской власти с центром (особенно с императором, Сенатом и МВД), местными властями и самоуправлениями.

В первом параграфе «Механизм развивающихся взаимоотношений губернаторской власти с центром» рассмотрена история отношений губернаторской власти с элементами центра (установление системы которых стало одним из этапов исследования).

Во втором параграфе «Историческое место министерства внутренних дел в системе губернаторской власти» исследована в исторической динамике проблема особой роли МВД в системе губернаторской власти в 1802-1917 гг., с учетом того, что назначали, снимали, наказывали, поощряли, руководили и просили о помощи представителей губернаторской власти в МВД постоянно.

В третьем параграфе «Особая роль и эффективность губернаторской власти во взаимосвязи с другими местными властями и самоуправлениями» изучена история взаимосвязей губернаторской власти с другими местными властями (отраслевыми, ведомственными и территориальными), особо с 1802 г.; с местными самоуправлениями разных уровней (городского, уездного и губернского) и сословий (дворянскими, земскими, купеческими).

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, делаются основные теоретические выводы о содержании, цели, задачах и результатах деятельности губернаторской власти в России в 1708-1917 гг., оценивается значение ее деятельности для российской внутренней и внешней политики, извлекаются уроки из обобщенного опыта развития губернаторской власти в России, формулируются научно-практические рекомендации.

После основной части исследования приведены список источников и литературы, список условных сокращений и обозначений, 14 приложений, помогающих раскрыть суть элементов диссертационного исследования.

III. НАУЧНАЯ НОВИЗНА И ОБОСНОВАНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ, ВЫНОСИМЫХ НА ЗАЩИТУ

Научная новизна исследования вытекает из самой постановки проблемы и из ее содержания, определена недостаточной разработанностью темы в отечественной историографии и обусловлена следующими факторами.

Во-первых, впервые в отечественной исторической науке проведен комплексный анализ политики Российского государства в управлении местными административно-территориальными единицами в XVIII – начале XX вв. По ее итогам построена модель губернаторской власти, на глубоком методологическом уровне выяснена тройственная сущность губернаторской власти при ее подчиненности монархическому государству, обремененному сословными пережитками: губернатор – наместник, чиновник и дворянин.

Во-вторых, на уровне докторской диссертации на основе современных научных достижений и точек зрения, всестороннего и комплексного анализа решена крупная научная проблема по обобщению исторического опыта деятельности Российского государства по созданию и совершенствованию системы губернаторской власти в России в рассматриваемый период, выявлению характерных черт и тенденций этой деятельности, извлечению уроков, формулированию выводов и научно-практических рекомендаций, имеющих важное значение для развития исторической науки.

В-третьих, в научный оборот введено значительное число архивных документов и материалов высших государственно-политических органов России, практически неизвестных ранее научной общественности.

В-четвертых, работа над проблемой открывает новые страницы в биографиях ряда государственных и военных деятелей Российского государства.

В-пятых, проведение исследования дало возможность автору изучить отечественную и зарубежную историографию проблемы, которая до сих пор оставалась вне поля зрения отечественных историков.

В-шестых, разработка диссертационного исследования затронула ряд локальных проблем, ранее не рассматривавшихся отечественными историками, но могущих стать предметом отдельного углубленного изучения.

В-седьмых, в ходе работы по теме исследования подверглись переоценке ряд научных положений и были разрешены некоторые дискуссионные вопросы.

В-восьмых, некоторые выводы и практические рекомендации диссертации позволят по-новому взглянуть на перспективы изучения опыта работы государственных органов Российской империи в области управления местными административно-территориальными единицами в XVIII – начале XX вв., что, несомненно, будет способствовать приращению исторических знаний по вопросам отечественной истории в исследуемый период.

На защиту выносятся:

1. Оценки общего состояния отечественной и зарубежной историографии проблемы, итоговые суждения о ее характерных чертах, особенностях и тенденциях развития, характеристика источниковой базы исследования.

2. Авторская концепция генезиса и эволюции губернаторской власти в России в 1708-1917 гг., результаты комплексного анализа деятельности Российского государства по созданию и совершенствованию системы губернаторской власти в России и ее влияния на развитие Российского государства в рассматриваемый период.

3. Обобщенный исторический опыт реализации губернаторской власти в 1708-1917 гг., общие оценки итогов ее деятельности во внешнеполитической, военно-политической и экономической сферах.

4. Некоторые авторские соображения по наиболее дискуссионным аспектам проблемы, такие, как плотность губернаторской власти, комплексность ее задач и т.д. Заключительные выводы о задачах, характерных особенностях и принципах деятельности губернаторской власти на различных этапах истории их существования.

5. Выводы, уроки и  практические рекомендации, имеющие целью ликвидировать «белые пятна» в отечественной истории, совершенствовать процесс накопления исторических знаний по проблеме, использование их в интересах улучшения процесса формирования исторического сознания кадров аппарата местного управления и самоуправления России.

Обоснование положений, выносимых на защиту

Диссертант разработал авторскую концепцию генезиса и эволюции губернаторской власти в России в 1708-1917 гг., исходя из того, что в современной исторической науке она еще не разработана на достаточно глубоком уровне и представлена в настоящий момент эпизодическими работами.

Историографический анализ, проведенный автором, позволил прийти к выводу об отсутствии в практике отечественного изучения местного управления Российской империи единого подхода к понятию губернаторской власти. И такую оценку поддерживают другие специалисты37. 1-й из синтезированных автором вариантов – власть губернатора, 2-й – центральная власть в губернии. Эти подходы принципиально отличаются друг от друга, что подтверждает ряд исследований. Потому автор счел необходимым синтезировать собственную дефиницию «губернаторская власть». Термин «губернаторская власть» применяют и как власть самого губернатора, и как собирательный образ местного управления. Такая двойственность может привести к убеждению, что губернатор на территории вверенной ему губернии управлял всем. Но это не так. Преодолеть сложившуюся неопределенность в понимании механизмов местной власти в России можно через корректное определение понятия «губернаторская власть». Автор считает, что губернаторская власть – реализация должностным лицом (губернатором) данных ему государством властных полномочий разного характера (законодательных, исполнительных, распорядительных, судебных) на вверенной его контролю административной территории (губернии). Губернаторская власть есть доминирующая часть местной власти в Российской империи при неразрывности составляющих ее элементов:

  1. Губернатор как чиновник, исполняющий эту должность; личность; представитель императора, российской бюрократии, дворянства и часто – выразитель интересов местного общества вверенной ему губернии.
  2. Чиновники, помогающие губернатору в реализации губернаторской власти (вице-губернаторы, сотрудники органов губернаторской власти и подчиненных ей учреждений) и подчиненные ему постоянно или временно, напрямую или оперативно, как исполняющие свои функции представители российской бюрократии и как личности.
  3. Органы губернаторской власти (губернское правление и канцелярия губернатора) и подчиненные ей временно или постоянно, напрямую или оперативно учреждения (комитеты, присутствия, комиссии, отраслевые учреждения), через которые шла реализация губернаторской власти;
  4. Постоянно и динамично развивающаяся система задач, предполагавших различные направления деятельности.
  5. Субъективные инициативы представителей губернаторской власти, воспринимавшиеся местным обществом как продолжение деятельностных задач.
  6. Система взаимоотношений с императором, центральными ведомствами, собственным МВД, другими местными властями и самоуправлениями.
  7. Плотность губернаторской власти, учитывая разную ее значимость в губерниях с разными масштабами территории и объемами населения.
  8. Экономика (включавшую финансовую сферу полномочий, расходы на саму губернаторскую власть, банковско-инкассаторское хранение денег и влияние на бюджет губернии).
  9. Механизм реализации губернаторской власти (в совокупности ее элементов с учетом влияния неофициальных и субъективных факторов).
  10. Постоянная динамика, связанная с внутренними трансформациями и с изменениями в стране (особенно реформами и их подготовкой).
  11. Неотрывность от региона (невозможно изучение губернаторской власти возможно вообще, в целом по стране без примеров с мест, без учета особенностей тех или иных регионов).
  12. Неотрывность от системы власти в Российской империи (исследование губернаторской власти в отрыве от системы власти в России влечет за собой массу ошибок).
  13. Правовые основы (динамично развивавшаяся система нормативно-правовых актов, формировавших деятельность губернаторской власти).

Только совокупное динамичное представление об этих элементах дает полное и масштабное понимание губернаторской власти, которая в XVIII, XIX и начале XX вв. были, по сути, абсолютно разными понятиями.

Губернский вариант административного устройства – целиком заимствованная из-за рубежа идея, соответствовавшая главной мечте Петра I, но «генетически» петровские губернаторы «вышли» из института воевод, введенного Иваном Грозным вместо наместников. Смысл губернской реформы Петра I – в создании «правильной» административной системы38. Дефиниции губерния и губернатор произошли от латинского gubernius – «правитель».

Множество исследователей сходятся во мнении, что основной причиной создания губернаторской власти Петром I были военные нужды страны.

Одним из ключевых для понимания губернаторской власти является вопрос о ее двойственности или тройственности. Многие дореволюционные исследователи (например, И. Блинов) выступали за двойственную роль губернаторов как личных представителей императора на местах и местных чиновников одновременно. Р. Роббинс расширил представление о положении губернатора от двойственного до тройственного. Но, если выделение им первого положения (наместника обожествляемого монарха) не вызывает сомнений, то различие позиций губернатора как «государственного служащего» и «главного губернского агента МВД»39 представляется малозначимым, т.к. роль МВД в системе российской власти, особенно в вопросах управления губерниями, была домининантной. Но губернатор действительно «играл» 3 различных роли, зачастую весьма противоречивые – синтезированная диссертантом 3-я роль (как представителя дворянства) в известных работах по исследуемой теме не выделена. Итак, начальник губернии назначался государем и лично ему подчинялся (в силу чего обладал обширными полномочиями в отношении всех правительственных учреждений в губернии). С другой стороны, губернатор постепенно превратился в чиновника МВД и находился в фактическом подчинении министру. С 3-й стороны, на него сильно влияла его корпоративная дворянская среда. Лишь трудно определяемое в динамике и пропорции (и, видимо, часто субъективное) наличие этих 3 факторов и делало чиновников истинными российскими губернаторами.

В 1708-1917 гг. суть губернаторской власти качественно изменялась незначительно, а количественные изменения относились к внутренним (отдельные параметры сферы полномочий) и были вызваны политическим, экономическими и социальными изменениями в истории России. Но можно выделить 2 основных этапа: 1) «территориальный» – под руководством Правительствующего Сената (1708-1802 гг.) и 2) «отраслевой» – под руководством МВД (1802-1917 гг.).

Ключевыми реформами и документами 1-го этапа стали: 1) 1708 г. (губернская реформа Петра I) – создание губернаторской власти; 2) «провинциальная» реформа 1719 г., введшая внутреннее деление губерний (и, соответственно, губернаторской власти); 3) «Наказ губернаторам и воеводам и их товарищам, по которому они должны поступать» Петра II от 30 августа 1728 г. (первый сводный регламентирующий документ губернаторской власти); 4) Наставление (Наказ) губернаторам Екатерины II от 21 апреля 1764 г.; 5) «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи» от 7 ноября 1775 г. Екатерины II – первый сводный регламентирующий документ с принципами существования и развития губерний, на деле приведший к фактической ликвидации губернской системы; 6) Указы императора Павла I от 12 и 31 декабря 1796 г., вернувшие систему регионов Российской империи в русло «губернаторской власти»; 7) введение в 1801 г. должностей военных губернаторов, означавшее разумный компромисс между спорившими при Екатерине II губернаторской и генерал-губернаторской властями.

Ключевыми реформами и документами 2-го этапа стали: 1) Манифест о создании министерств 8 сентября 1802 г.40, по которому губернаторская власть вошла в систему МВД; 2) Общий наказ гражданским губернаторам Николая I от 3 июня 1837 г.41, строго регламентировавший все нюансы реализации губернаторской власти и учитывавший все «веяния времени»; 3) «Учреждение губернских правлений» 1845 г., изменившее структуру губернаторской власти и конкретику ее реализации на местах; 4) в 1857 г. должности военных губернаторов отделили от постов гражданских губернаторов, разделив между ними сферы деятельности и объемы полномочий; 5) изменения сферы влияния и задач губернаторской власти с введением крестьянской реформы 1861 г.; 6) изменения сферы влияния и задач губернаторской власти с началом полицейской реформы 1862 г.; 7) изменения сферы влияния и задач губернаторской власти с проведением судебной и земской реформ 1864 г.; 8) в 1869 г. упразднили должности военных губернаторов; 9) изменения сферы влияния и задач губернаторской власти с реализацией городской реформы 1870 г.; 10) изменения сферы влияния и задач губернаторской власти с проведением военной реформы 1874 г.; 11) в 1876 г. комитет министров разрешил губернаторам издавать обязательные постановления, имеющие силу закона; 12) изменения сферы влияния и задач губернаторской власти с тюремной реформой 1879 г.; 13) убийство императора Александра II привело к принятию 14 августа 1881 г. Положения о чрезвычайной и усиленной охране, расширившей полномочия губернаторской власти; 14) Положение «Об участковых земских начальниках» от 12 июля 1889 г., раздвинувшее границы полномочий губернаторской власти; 15) Положение «Об губернских и уездных земских учреждениях» от 12 июня 1890 г., увеличившее полномочия губернаторской власти; 16) Городовое Положение от 1 июня 1892 г., усилившее полномочия губернаторской власти; 17) революционные события 1905-1907 гг., расширившие полномочия губернаторской власти.

Характер губернаторской власти неразрывно связан с субъектами – ее носителями, личностные особенности которых заметно влияли на реализацию губернаторской власти, например: происхождение (в подавляющем большинстве случаев – дворянское); национальность (чаще всего – русская, но нередко – немцы или из старых родов татарского и польского происхождений); вероисповедание (чаще всего православное, изредка – римско-католическое или евангелистско-лютеранское); недвижимость (обычно – крупные землевладельцы, родовые имения, пусть небольшие, – почти у всех); образование (наиболее эффективным было высшее, особенно юридическое, в идеале – Санкт-Петербургское императорское училище правоведения, наименее эффективное – военное, особо среднее); возраст (оптимален по подсчетам соискателя – 41-45 лет для губернатора и 31-35 – для вице-губернаторов); семейное положение (в подавляющем большинстве случаев – семья, но детей, в отличие от всей остальной России, у носителей губернаторской власти было немного – мешали частые переезды по службе); служебный опыт (наличие жесткой привязки к Табели о рангах, в основном – VI – III чинов, гражданская или военная с переходом в гражданскую карьера); количество раз пребывания в одном регионе (почти всегда – не более одного, в редчайших исключениях – по два); средняя длительность пребывания на посту (подсчитана Лысенко42 для губернаторов как 4,29 года); местное или иногороднее происхождение (чаще – иногороднее, реже – местное, сильно влившее на качество исполнения службы). В России стороннее воздействие на карьеру также было заметным фактором и в конкретике губернаторской власти. Назначение на пост или снятие с него было вариативным, но все возможности строго оговаривали законы или традиции. Соискатель подсчитал 4 варианта назначения губернатора на пост и 7 вариантов его оставления.

Губернаторы относились к чиновничьей страте (бюрократии) российского общества, потому важнейшим личностным элементом ментальности губернаторской власти являлись узы, соединявшие их с этой стратой.

Супруги губернаторов и вице-губернаторов также влияли на карьеру и положение супругов. Они занимались в большинстве своем благотворительностью, помогая мужьям.

Ряд российских административно-территориальных единиц в силу своей специфики предоставляли сотрудникам своей губернаторской власти особые возможности, полномочия, льготы и отличия.

Механизм губернаторской власти, динамичный и постоянно изменяющийся, состоит из элементов: должностей, учреждений и отношений между ними и элементами других структур. Важные элементы губернаторской власти – губернское правление, канцелярия губернатора и чиновники на официальной или заштатной службе у губернатора. Деловые отношения между ними позволяли работать механизму.

Реализовывать губернаторскую власть губернаторам помогали вице-губернаторы. На этих постах они на практике знакомились с механизмом и конкретикой реализации губернаторской власти, исполняя губернаторскую власть полностью, частью – временно.

Важным элементом механизма являлись канцелярии губернатора. Сперва они были самостоятельными, с 1728 г. становятся частью губернаторской власти, обеспечивая переписку губернаторской власти, подготовку ряда документов. Они даже отвечали за дела, не относящиеся к ним43.

Не менее важным элементом механизма реализации с 1713 г.44 стали губернские правления. Ряд исследователей ошибочно указывает, что губернские правления – весь комплекс чиновников губернии, либо высшие административные или административно-полицейские учреждения в губернии. Решаемый ими круг вопросов был шире административных и полицейских.

Многие конкретные параметры губернаторской власти формировали чиновники из окружения губернатора. По реформе 1708-1710 гг. правителям в руководстве губернией помогали ландрихтеры (чиновники, занимавшиеся судебными делами), ландраты, воеводы, разные комиссары. В 1719 г. ввели должности губернских камериров, комиссаров, рентмейстеров. У появившихся в 1801 г. военных губернаторов были стандартные для военных помощники – адъютанты, роль которых исполняли офицеры. По указу Сената от 31 мая 1827 г. стали определять к гражданским губернаторам чиновников для особых поручений. В середине XIX в. на важные места в окружении губернатора вышли секретари и столоначальники.

Экономика губернаторской власти, на взгляд диссертанта, состоит из 4 основных элементов: финансовой сферы полномочий (ориентированной на организацию сбора налогов и контроль за ним), расходов на саму губернаторскую власть (выплаты чиновникам и расходы на здания под губернаторскую власть, мероприятия от имени губернаторской власти), банковско-инкассаторское хранение денег и неофициальное влияние губернаторской власти на бюджет губернии.

Плотность губернаторской власти (дефиниция автора), связанная с плотностью населения подчиненной губернатору губернии, влияла на регион (дробление губерний с ростом плотности населения на их территории) и параметры губернаторской власти. Под «территорией» губернаторской власти соискатель предлагает считать территорию губерний. Плотность – понятие малоизученное, и соискатель не претендует на возможность в данном исследовании представить готовый комплекс по работе с ним, но полученные экспериментальные материалы позволяют с уверенностью утверждать, что:

а) плотность губернаторской власти есть отношение количества населения в стране к количеству регионов, управляемых губернаторской властью – губерний и областей;

б) этот показатель тяготеет к стабильному показателю, оптимальному в диапазонах 0,91 млн. человек на 1 губернатора (или управляемую им губернию или область) до 1,45 млн.;

в) отклонения от оптимального показателя совпадают с кризисными для страны (или самой губернаторской власти) периодами развития;

г) этот показатель показывает степень эффективности политики государя или государства по отношению к губернаторской власти по всей стране.

Плотность губернаторской власти влияла на ее официальный (генерал-губернаторская, губернаторская, военная, гражданская), и неофициальный (отношение в центре, граждан) статусы45.

Задача губернаторской власти – направление деятельности ее исполнителей по отраслевому принципу, определенное законом или самостоятельно на себя взятое, не противоречащее законам России. Документов в петровское время по статусу губернаторов и их задачам не было, только по военным задачам. Да и в более позднем законодательстве в системе задач губернаторской власти существовало немало пробелов. Диссертант выделил 22 задачи: правоохранительная (самая важная с точки зрения соискателя, – участие губернаторской власти в охране правопорядке на территории губернии); военная (реализация задач военного характера – набор и содержание войск, вопросы участия региона в войнах и военных событиях на территории губернии); финансовая (сборы податей налогов и контроль за ними, решение финансовых и бюджетных проблем региона на его территории во взаимосвязи с центром); судебная (контроль за судопроизводством, судебными решениями на территории губернии); административная (издание распоряжений, исполняемых местными органами власти и самоуправления, организационный контроль за административными учреждениями на территории региона); пенитенциарная (исполнение наказаний на территории губернии, ее многие исследователи ошибочно присоединяют к полицейской – в 1895-1917 гг. губернаторы и тюремная система даже подчинялись разным ведомствам – МВД и МЮ); противопожарная (централизация управления противопожарными силами на уровне региона); здравоохранительная (антиэпидемические мероприятия); повинностная (руководство осуществлением повинностей населения региона, позже быстро утратившая злободневность и оставшаяся в рамках губернаторской власти, скорее больше по традиции, чем по необходимости); правотворческая (в рамках которой представителей губернаторской власти привлекали к работе комиссий и комитетов по выработке новых законов и корректировке старых, кодификации и осуждению направлений возможных реформ); строительно-благоустройственная (работа строительного отделения губернского правления, инициативы представителей губернаторской власти по благоустройству вверенных им регионов); призревательная (организация благотворительных акций, мероприятий и организаций, участие в ней чаще было инициативным по характеру, не только на территории контролируемого региона, но и нередко в соседних); продовольственная (организация питания бедствующего населения региона); почтовая (организация почтового сообщения); развития путей сообщений и кораблестроения (надзор за путевыми дистанциями и контролем за развитием частного транспорта на территории губернии); торгово-производственная (контроль за развитием торговли и промышленности на территории губернии); товарно-бытовая 1-й необходимости (поддержание «материального прожиточного минимума» для жителей региона, особенно в период катаклизмов); таможенно-пограничная (только в регионах на границах с зарубежьем и с таможенными учреждениями); цензурная (контроль за печатью на территории губернии); управления народностями и конфессиями (управление развитием народностей и конфессий на территории региона); общественная (контроль на территории губернии за общественными организациями); культурная (инициативная, реализуемая по желаниям сотрудников губернаторской власти по развитию культуры в регионе).

Их структуризация предполагает 6 вариантов, выстроенных на разных подходах к их формированию: 1) по хронологии; 2) характеру; 3) предмету, 4) степени важности их выполнения; 5) отраслевой принадлежности к разным министерствам и ведомствам; 6) значимости. 14 задач (63,6%) появились у губернаторской власти сразу (в 1708-1710 гг.), остальные 8 (26,4%) – в течение оставшегося времени. Нередко задачи пересекались меж собой.

Адекватное восприятие губернаторской власти невозможно без анализа системы ее взаимоотношений46. При этом необходимо четко разделять внешние (межрегиональные) и внутренние (внутрирегиональные, с субрегионами) отношения губернаторской власти, что улучшит понимание всей системы в целом. Основой механизма взаимоотношений губернаторской власти с другими властями и самоуправлениями была переписка (письма с распоряжениями, информацией и просьбами). Этой работой занимался коллектив канцелярий губернатора и губернских правлений.

Сотрудников губернаторской власти назначали, переводили, снимали, наказывали, предлагали и заставляли участвовать в разных мероприятиях. Они должны были прекрасно ориентироваться: кто имел право отдавать им указания, кому отдавали распоряжения они. Но основным в этой сложной системе взаимоотношений было их общение с центром.

Доминантой правового мировоззрения россиян являлось представление, что каждый орган или чиновник есть представители монарха, а границы властных полномочий определяли не право и закон, а воля государя47.

Центральная проблема системы управления – разграничение предметов ведения и полномочий. Оно было возможно по горизонтали (меж разными ветвями власти (законодательной, исполнительной и судебной) и по вертикали (меж разными территориальными уровнями каждой из этих ветвей (центр – генерал-губернаторство – губерния – уезд – волость).

Большинство исследователей видит в отношениях губернаторской власти с государственной некий «центр», меньшинство дифференцирует этот конгломерат48: император и представители его окружения, имевшие право интерпретировать монаршую волю (в 1708-1917 гг.); Сенат и представлявшие его сенаторы, ревизовавшие губернии, объем прав которых был больше (1710-1917 гг.) – губернатор обращался в Сенат с «доношениями»; министр внутренних дел, совет при нем и ряд его сотрудников (в 1802-1917 гг.); генеральный прокурор (в 1721-1917 гг.); правительство, общавшееся с губернаторской властью через указы (1810-1917 гг.).

Многие исследователи считают, что отношения губернаторов с императором строились в рамках парадигмы обожествления государя. Диссертант доказательно отверг это утверждение. «Плюсы» и «минусы» значения связи губернаторов с государем сводятся к психологическому и идеологическому параметрам. Наместнический статус губернаторов всегда делал начальника губернии в глазах народа и государственной администрации не простым чиновником.

Связи с коллегиями сводились к контролю ряда из них за финансовой деятельностью губернаторской власти.

До XIX в. Правительствующий Сенат ведал всеми отраслями управления, потому разграничение полномочий меж губернаторами и Сенатом император осуществлял сверху указами. В XIX в. Сенат, став высшим кассационным судебным органом, сохранил за собой лишь право сенатских ревизий разных губерний (и, соответственно, губернаторской власти).

Значительную роль в жизни губерний играл прокурорский надзор. В деятельность его сотрудников губернаторы могли вмешиваться, но прямого контроля над ними не имели. Следил за деятельностью губернатора до 1860-х гг. губернский прокурор, обязанный охранять исполнение закона, а в случае необходимости – докладывать руководству.

Под правительством диссертант понимает группу организаций и учреждений (Государственный Совет, комитет министров, министерства (за исключением МВД и министерства полиции) и СЕИВК, с учетом того, что каждое из 6 отделений СЕИВК обладало собственным интересом и по-своему общалось с губернаторской властью). Уже к концу 1-й четверти XIX в. министры добились от ГП направления большей части отчетов в свои департаменты. Официальных документов, предписывающих контроль офицеров III Отделения СЕИВК за руководством губерний не было, только секретные. А в начале XX в. губернаторов официально переподчинили правительству.

Создание в 1879 г. Главного тюремного управления в системе МВД (с 1895 г. – в структуре министерства юстиции) привело к возникновению его отношений с губернаторской властью49. Особенно сильно они изменились с 1895 г., когда ГТУ перевели в министерство юстиции.

Механизм отношений губернаторской власти с центром выстраивался путем обмена сведениями и распоряжениями.

Особые отношения связали с 8 сентября 1802 г. губернаторскую власть с министерством внутренних дел. Создание МВД усилило двойственное положение губернатора в госаппарате. Губернаторов по-прежнему назначал император, но по представлению МВД, которое стало посредником меж губернаторами и императором, существенно понижая статус губернаторов. В 1827 г. приняли «Устав о пенсиях и единовременных пособиях», а в 1832 г. – «Положение о пенсиях всех чиновников в губерниях по ведомству МВД», влиявшее на зависимость представителей губернаторской власти от МВД.

Важным в понимании губернаторской власти является представление о делении губернии на центр и периферию. В этой схеме губернаторская власть работала в центре (в территориальном и функциональном смыслах).

В этом плане у губернаторской власти выстраивались сложные взаимоотношения с другими местными властями на трех уровнях:

  1. с вышестоящими (например, генерал-губернаторами);
  2. с паритетными (например, другими губернаторами, окружным военным и судебным начальством, попечителями учебных округов);
  3. с нижестоящими (с 1719 г. воеводами, губернскими Палатами – казенными с 1775 г. и от других министерств с 1802 г., юстиции – судами, судебными палатами, прокурорским надзором, финансовыми – казначействами, акцизными управлениями, податными инспекторами, местными отделениями казенных банков, фабрично-заводскими инспекторами, губернскими контрольными палатами, губернскими управлениями земледелия и государственных имуществ, народного просвещения – директорами и инспекторами народных училищ, высшими и средними учебными заведениями, министерства путей сообщений – правительственными инспекциями, управлениями казенных железных дорог, губернскими комитетами и присутствиями.

Количество комитетов и комиссий в губернии часто изменялось. Губернатор был председателем в двух комитетах (статистическом и распорядительном) и девяти присутствиях (по городским и земским делам, крестьянским делам, воинской повинности, промысловому налогу, квартирному налогу, налогу с недвижимых имуществ в городах, посадах и местечках, делам об обществах, фабричным и заводским делам, делам страхования рабочих).

Губернаторы (и их супруги) и вице-губернаторы часто возглавляли благотворительные и попечительные организации (благотворительные общества, попечительства, комитеты, комиссии и советы) в своих регионах.

Сферу влияния губернаторской власти на местах территориально ограничивало пересечение со сферой влияния самоуправлений. Балансом меж ними было соотношение централизации и децентрализации.

Губернаторская власть выстраивала отношения с самоуправлениями нескольких разных уровней: с губернскими (высший), уездными и городскими (средний) и волостными (низший) и несколькими разных направлений: дворянским, земским, купеческим, общественным.

Дворянство активно участвовало в управлении губернией, представительствуя в комитетах и комиссиях, создававшихся в столице. Отношения губернаторской власти с дворянским самоуправлением были самыми сложными – ее представители являлись частью дворянства, болезненно воспринимали все агрессивные отношения.

Отношения губернаторской власти с городским самоуправлением, в основном, сводились к губернским городам. Реформы 2-й половины XIX в.50 сократили влияние губернаторской власти на городское самоуправление. К началу XX в. оно стало почти номинальным.

Земства создали реформой 1864 г., и отношения с ним губернаторской власти были не традиционны, выстраивались уже в период демократизации страны. Отчасти состоявшее из дворян, отчасти – из интеллигенции, земство было сложным противником губернаторской власти в ряде вопросов.

Купеческое самоуправление во многом было схоже с городским и, по сути, являлось его составной частью.

Общественное самоуправление мирно уживалось с губернаторской властью, но просуществовало в России с десяток лет.

Выводы, сделанные из опыта развития губернаторской власти в России в 1708-1917 гг.

1. Существование феномена губернаторской власти – убедительно доказуемый факт, что являлось одной из ключевых идей исследования (при учете того, что ряд специалистов отказываются признавать за губернаторской властью (как и за его постоянным развитием, местными и этапными отличиями) «права на самостоятельность».

2. Пространство губернаторской власти предполагает наличие ее территории, плотности и механизма реализации. И это не простые дефиниции, а сложные и системно взаимозависимые элементы структуры губернаторской власти, находящиеся в постоянном развитии. В связи с этим важным результатом анализа являются утверждения о том, что:

а) налицо историческая тенденция сокращения территории губернаторской власти. «Средние» российские губернаторы потеряли территорию своей власти в 1708-1913 гг. в 6,9 раз;

б) значительное усиление количества и плотности населения, что в совокупности с сокращением территории губернаторской власти должно было стабилизировать модернизацию плотности губернаторской власти и сохранить ее в оптимальных пределах;

в) эти оптимальные пределы соискатель определил в 0,91-1,45 млн. человек на 1 губернию или область (или на одного губернатора) и эмпирически доказал: выходы за эти рамки приводили к социальным потрясениям в стране или проблемам функционирования губернаторской власти.

3. Исторически губернаторская власть изменялась в очерченных хронологических рамках в соотношении власти центра (законодательной, исполнительной, судебной) на территории губернии и власти губернатора.

4. Если развитие губернаторской власти в XVIII в. проходило «под знаменем» территориального принципа управления, то с созданием в 1802 г. министерств связывается с модернизацией отраслевого принципа управления. Это, естественно, накладывало отпечаток на саму губернаторскую власть: она переходила от сильных малозависимых губернаторов – наместников императора – к исполнительным и послушным губернаторам – чиновникам МВД. Именно это обстоятельство породило впечатление «двойственности» или «тройственности» губернаторской власти, особенно популярное у зарубежных исследователей данного вопроса.

5. Россия была поливариантно организована с разными формами государственного объединения, определяемыми как деконцентрация, децентрализация, автономия, протекторат. На разных территориях империи существовали разные организации власти и самоуправления, формы сочетания национальных и российских правовых норм, дореформенных и пореформенных порядков, зарубежных государственно-правовых институтов.

6. Анализ задач и направлений реализации и развития губернаторской власти дал возможность прийти к самостоятельным выводам:

а) задач было не 4-5, как считает ряд исследователей, а 22. Разделение их по трем основным группам и «раскладка» по разным направлениям анализа позволяет создать весьма убедительную систему;

б) правоохранительная задача, развитие которой напрямую связано с постоянной модернизацией государства, являлась важнейшей и основной для губернаторской власти;

в) развитие вверенных губернаторской власти регионов происходило за счет в большей степени принятых на себя носителями губернаторской власти самостоятельных задач, а реализация обязательных создавала поддержку действиям центра с мест и влияла в целом на эффективность развития всей страны.

Уроки, извлеченные из опыта истории губернаторской власти в России в 1708-1917 гг.

Первый и главный урок. После начала в 1917 г. революции, уже находясь в изгнании, бывший саратовский губернатор П.П. Стремоухов написал в своей книге о когда-то занимаемой им должности: «В сложной административной машине старого строя губернаторы были теми ста (или около того) винтами, на которых он держался, – стоило выбросить их из машины – и она развалилась». Нельзя воспринимать однозначно столь высокую оценку своей должности, но во многом Стремоухов прав: губернаторская власть была одной из основ государства, и ее ликвидация существенно сократила возможности местной власти в советский период времени. Особенно это заметно в плане противоречивости и сложности сочетаемости двух систем (регионального комитета партии и исполкома местного совета народных депутатов) вместо одной. Этот урок представляет наибольшую ценность для современности в организации губернаторской власти сегодня. Опыт дореволюционной истории губернаторской власти – информация к размышлению сегодняшнему государственному руководству России относительно состояния и перспектив развития местной власти.

Второй урок. Несмотря на рост образовательного, профессионального уровня сотрудников губернаторской власти с начала XVIII по начало XX вв., рост качества управления губерниями отставал от развития самих губерний: страна в XIX – начале XX вв. нуждалась в новой системе власти, несоответствие авторитарного (приобретавшего черты «архаического») института губернаторской власти новым реалиям буржуазной экономики и демократическому российскому обществу становилось все острее и нетерпимее.

Третий урок. Институт губернаторской власти в России присущ абсолютизму и империи (двум важнейшим принципам российской государственности), отличаясь от аналогичных институтов местной власти других государств мира. Преемники Петра I исказили его идеи, попытки модернизации губернаторской власти не давали ее европеизации. Необходимо было русифицировать губернаторскую власть, усилить в ней отечественные традиции.

Четвертый урок. Имперский принцип постоянного расширения территории России и колонизации окраин и их населения неизбежно вел к милитаризации государства, которая становилась доминантой (в чем-то – парадигмой) его развития. Это приводило с одной стороны к сокращению ресурсов, затрачиваемых на развитие регионов (что, естественно, значительно ограничивало и сокращало возможности губернаторской власти), а с другой стороны – к преобладанию в системе задач губернаторской власти силовых (особенно полицейской и военной). Губернаторов из-за такой политики государства образованная элита населения воспринимала сатрапами, «жандармами» и местными деспотами. Консервативная же местная прослойка постоянно требовала от них силовых действий по отношению к инакомыслящим, «в штыки» воспринимая от сотрудников губернаторской власти какие-либо демократические принципы деятельности. Надо было сориентировать его на разные слои общества, но для этого пришлось бы устранить сословные параметры должности губернатора, что считалось в те годы неприемлемым.

Пятый урок. Губернаторская власть исторически постоянно менялась с трансформацией общества и его потребностей по отношению к изучаемому институту. От ее представителей Петр требовал оказания поддержки его военной политике, Екатерина II мечтала приблизить губернаторскую власть к европейской, Александр I сделал ее представителей сотрудниками МВД, Николай I пытался соединить губернаторскую власть с жандармской. Сотрудники губернаторской власти не имели постоянных императивов, пытались угадать желания государей, подстраивались под временные течения в российской политике, пытались выделить свое «Я», чтобы их заметили «наверху». Все это сильно ослабляло эффективность губернаторской власти.

Шестой урок. Многочисленные исторические исследования по конкретным губернаторам, губернаторскому корпусу, местной власти вообще и системе власти в стране до сих пор не позволили раскрыть основу губернаторской власти, даже близко подступить к ее проблематике, понятийному аппарату как к самостоятельному предмету исследования. Потому многочисленные выводы о «царских сатрапах» уводят исследователей от возможностей качественного исследования анализируемого объекта, порождая массу ошибок и малоэффективных подходов. Одни исследователи описывают губернаторскую деятельность, другие составляют их жизнеописания или пристыковывают их к уже изученным комплексам. Исследование губернаторской власти стало негативным примером слабого научного подхода к теме.

Седьмой урок. Модель губернаторской власти изначально была заимствована Петром I из-за рубежа. Однако, как и в большинстве случаев, в «чистом» виде эта идея в России не прижилась. И со временем приобрела характерные для «обрусевших» институтов черты. В очередной раз на примере губернаторской власти можно сказать, что ни один зарубежный опыт неприменим для России без его «привязки» к русской действительности. Зарубежная по форме, губернаторская власть довольно быстро стала русской по содержанию. Все черты самодержавия России видны в изучаемом феномене.

IV. ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ И РЕКОМЕНДАЦИИ

Научно-практическая значимость данного исторического исследования определяет степень использования полученных результатов в дальнейшем исследовании проблемы развития губернаторской власти в России.

Научно-теоретические положения научной квалификационной работы, обобщения, выводы и уроки способствуют развитию современной исторической науки, расширяя имеющиеся представления по теме исследования.

В настоящее время имеется возможность творческого, эффективного и рационального использования позитивного исторического опыта, который, несомненно, поможет в развитии современной системы губернаторской власти в частности и местной власти вообще, так как:

во-первых, в диссертации затронута важная проблема сопоставления дореволюционной и современной моделей губернаторской власти, из чего можно сделать выводы о преимуществах и недостатках прошлого и настоящего подходов к организации местной власти;

во-вторых, анализ теоретических основ концепции губернаторской власти в очерченных хронологических рамках может быть использован (в какой-то мере) при выборе новой парадигмы местной власти в Отечестве, направлении перспектив ее развития, построении механизма ее работы;

в-третьих, изучение принципов формирования губернаторской власти дает представления о модели построения системы административно-территориального устройства страны, что позволяет теоретически осознать эту проблему и разработать практические меры для ее преодоления;

в-четвертых, изучение комплекса задач дореволюционной губернаторской власти позволяет исследовать современное состояние этого направления и разработать меры по его улучшению в дальнейшем.

Материалы исследования будут использованы в дальнейшей разработке проблемы, в преподавании основных и специальных курсов  в учебных заведениях, при разработке общих и специальных курсов.

Результаты, полученные соискателем, позволяют определить новые перспективные направления в научно-исследовательской работе, а также могут служить материалом для решения таких научных задач, как подготовка обобщающих трудов, научно-справочных изданий, монографий, статей, учебников и учебных пособий по проблемам административной и политической истории России в начале XVIII – начале XX вв. Они могут, в какой-то мере, использоваться и в области других общественных наук, в частности, в юриспруденции, психологии и теории управления, партикуляристике.

Диссертант предложил основные научно-практические рекомендации:

I. Есть настоятельная необходимость наращивать усилия в комплексном исследовании местной власти в 1708-1917 гг., имея в виду, что, несмотря на определенные успехи в изучении некоторых его аспектов, еще имеется ряд проблем, требующих углубленного исследования. Работа над диссертацией позволила определить круг таких проблем: 1) историография и источниковая база; 2) понятийный аппарат; 3) глубокая связь с юридическими и политологическими дисциплинами.

По мнению диссертанта, углубление исследования по данной теме целесообразно, потому что сегодня идет интенсивный процесс лишенного идеологических предустановок изучения дореволюционной правоохранительной деятельности государства. В числе наиболее перспективных для научной разработки аспектов данной проблемы видятся следующие: 1) источниковая база и историография; 2) связь губернаторской власти с правоохранительными структурами; 3) вклад губернаторской власти в развитие правоохранительной системы России.

Отмечая, что в настоящее время имеются публикации разнообразных работ представителей губернаторской власти, необходимо, однако, подчеркнуть следующее: интересы дальнейшего развития отечественной исторической науки требуют подготовки монографических и диссертационных исследований (на уровне докторских диссертаций) по наиболее крупным их историческим персоналиям, в частности, по К.К. Гроту, П.А. Столыпину, М.Н. Галкину-Врасскому, оказавшим огромное влияние не только на развитие собственно губернаторской власти, но и всей страны.

Современный уровень накопления исторических знаний по губернаторской власти Российской империи выдвигает на повестку дня вопрос о создании обобщающих статей в научно-справочных изданиях.

II. Масштабность проблем, которые предлагается исследовать, потребует интенсивного обмена мнениями ученых-историков. Здесь принесло бы большую пользу, полагает соискатель, проведение Международной научной конференции «Губернаторская власть 1708-1917 гг. как уникальное явление российской истории». Представляется реальным и перспективным, чтобы такое крупное мероприятие прошло под эгидой РАН при активном участии научно-исследовательских учреждений, государственных и негосударственных высших учебных заведений, общественно-научных организаций.

III. Диссертант полагает, что Федеральную архивную службу России могут заинтересовать следующие предложения:

- вступить в переговоры с Русским архивом Колумбийского университета (США), другими заинтересованными американскими ведомствами о предоставлении возможности опубликования в России рукописей И.-М.Ф. Кошко, П.П. Стремоухова и С.Е. Крыжановского, хранящихся в настоящее время в названном выше архиве;

- издать тематический сборник «Губернаторская власть Российской империи». Публикация в нем архивных документов создаст благоприятные условия для исследователей, преподавателей и студентов высших учебных заведений. Они станут также небезынтересными и для органов государственной и местной власти и самоуправления РФ.

Автор полагает, что руководство РАН может заинтересоваться изысканием возможности репринтного воспроизведения книги И. Блинова «Губернаторы. Историко-юридический очерк» с научным комментарием и Списков чиновников первых четырех рангов Российской империи. Это способствовало бы дальнейшему приращению массива исторических знаний и оказало бы помощь исследователям проблем местной власти в истории России.

Большую пользу для исторической науки принесло бы изыскание руководством РАН возможности подготовки и публикации научного многотомного коллективного издания по генерал-губернаторам, губернаторам, вице-губернаторам Отечества.

IV. Дальнейшему накоплению исторических знаний будет способствовать развертывание научных дискуссий по проблемам, вскрытым или обозначенным в диссертации и по разному толкуемым в исторической науке:

- место губернаторской власти в системе власти и самоуправления Российской империи;

- роль отдельных представителей губернаторской власти в истории их регионов и истории всей России;

- создание системы дефиниций по губернаторской власти.

Автор считает, что научная дискуссия по вышеозначенным проблемам могла бы заинтересовать редакции таких отечественных научных журналов, как «Вопросы истории» (Москва), «Отечественная история» (Москва), «Клио» (Санкт-Петербург).

V. Представляется целесообразным, по мнению диссертанта, внедрение в вузы, в которых по государственному стандарту высшего профессионального образования ведется подготовка по специальности 020700 «История», преподавания спецкурсов «История местной власти Российской империи» и «История губернаторской власти в Отечестве». Они могут способствовать более углубленному изучению будущими специалистами историками, формированию творческого подхода к проблемам исторической науки.

VI. Любая современная попытка «возрождения» губернаторской власти обречена на провал: «ниша» в современной системе государственной и местной власти и самоуправления не располагает пространством, до 1917 г. занимаемым губернаторской властью – оно занято современными начальниками региональных ГУВД, ГУФСИН и рядом других чиновников. В связи с этим конструкторам современной губернаторской власти, безусловно, необходимо «оглядываться» на опыт предшественников, но не слепо копировать его, а использовать творчески наиболее удачные элементы, модели и т.д.

V. АПРОБАЦИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ

Основные положения диссертации апробированы, получили положительную оценку научной общественности в государственных ведомственных и гражданских государственных и негосударственных образовательных учреждениях высшего профессионального образования РФ. С материалами, положениями и выводами исследования автор выступал перед профессорско-преподавательским составом ФГОУ ВПО Самарский юридический институт ФСИН РФ, АНО Поволжском филиале Международного университета в Москве (гуманитарного) и МОУ ВПО Самарский муниципальный институт управления, обсуждал там на ученых советах и кафедрах.

С материалами диссертации соискатель выступил на 11-ти (1-й международной, 4-х всероссийских, 6-ти региональных) научных конференциях с 15-тью докладами, тексты и тезисы которых опубликованы. В 1998 г. основные положения работы соискатель использовал в трудах рабочей группы по разработке группы законов по государственной символике Самарской области. Диссертант участвовал в разработке фильмов, официальных и частных Web-сайтов Самарской области с материалами по губернаторской власти.

Апробацию основных положений работы соискатель осуществил в рамках курсов «История Самары и Самарского края», «История правоохранительных органов», «История УИС» и «История ГМУ», читавшихся на протяжении ряда лет в средних и высших учебных заведениях Самары.

Основные положения диссертации изложены в 39 публикациях:

  1. Компьютерные программы в преподавании истории // Преподавание истории в школе. – 1994. – №5. – С.35-38 (0,4 п.л.).
  2. Пароход «Бурлакъ» и другие»: к вопросу о транспортных интересах губернаторской власти // Речной транспорт. XXI век. – 1995. – №3. – С.39-41 (0,3 п.л.).
  3. Самарские губернаторы. – Самара: Самарский дом печати, 1996 (10 п.л.).
  4. Крупнейшее монопольное транспортное предприятие в приволжских губерниях // Речной транспорт. XXI век. – 1996. – №2. – С.30-31 (0,3 п.л.).
  5. Создание волжского пароходного дела в 1815-1842 гг. при поддержке губернаторской власти // Речной транспорт. XXI век. – 1996. – №4. – C.28-29 (0,3 п.л.).
  6. Из истории создания Сормовского завода // Проблемы региональной истории России. Материалы Всероссийской конференции по региональной истории. В 3-х частях. – Ч.2. – Липецк, 1997. – С.63-68 (0,4 п.л.).
  7. Основатель российского транспорта П.П. Мельников как представитель губернаторской власти // Речной транспорт. XXI век. – 1997. – №1. – С.32-33 (0,4 п.л.).
  8. Губернаторы и генерал-губернаторы Оренбургского и Самарского края // Губернский информационный бюллетень. – 1998. – №3. – С.75-81 (0,4 п.л.).
  9. Роль представителей местной власти и самоуправления в формировании Самарского публичного музея // Коллекционеры и меценаты России. Материалы научно-практической конференции. – Самара, 1998. – С.43-60 (0,4 п.л.).
  10. Структура местной власти и самоуправления в России в конце XVII – начале XX века // Губернский информационный бюллетень. – 1998. – №12. – С.64-70 (0,4 п.л.).
  11. Во главе Самары. – Самара: Самарский дом печати, 1999 (11,5 п.л.).
  12. Губернский комиссар от Временного правительства. (Константин Иванович Иньков) // Наследие-современность. Международная конференция художественных музеев 1998 г. – Самара, 2000. – С.86-91 (0,4 п.л.).
  13. Партикулярная Россия. Справочное пособие. – Самара: Издательство Самарского Юридического института Минюста России, 2001 (6,2 п.л.).
  14. Во главе Самары // Муниципальная служба. – 2002. – №1(17) (0,4 п.л.).
  15. Пенитенциарная политика губернаторов Поволжья 2-й половины XIX – начала XX вв. // Межвузовский сборник научных статей по проблемам юридических, гуманитарных и социально-экономических наук. – Самара, 2002. – №2. – С.19-23 (0,4 п.л.).
  16. Защита государственных устоев губернаторам Поволжья в 1905-1907 гг. // Там же. – С.182-186 (0,4 п.л.).
  17. Этапы развития министерства юстиции Отечества: 1802-2002 гг. // Проблемы уголовно-исполнительной политики Российского государства на современном этапе. Материалы межведомственной научно-практической конференции. Май 2002 г. – Самара, 2002. – С.21-34 (0,5 п.л.).
  18. «С таким образованием успех гарантирован» (столичное юридическое образование глазами поволжских провинциалов Российской империи) // Петербург в историческом сознании. Материалы Всероссийской научной конференции. – СПб., 2003. – С.63-70 (0,4 п.л.).
  19. Три измерения губернаторской власти: механика развития управления регионами в Российской империи // Телескоп. Научный альманах. – Вып.3. – 2003. С.69-78 (0,5 п.л.).
  20. Квартиры самарских губернаторов // Неизвестная Самара. Городская научная конференция. Сборник статей. – Самара, 2003. – С.44-49 (0,4 п.л.).
  21. Развитие взаимоотношений между тюрьмой и обществом в России до первой мировой войны // Пчела. – 2003. – №2(42). – С.8-10 (0,4 п.л.).
  22. Развитие уголовно-исполнительной политики как элемента губернаторской власти в Российской империи в 1708-1917 гг. // Материалы научно-практической конференции «Проблемы уголовно-исполнительной политики в реализации международных стандартов обращения с осужденными». – Самара, 2003. – С.58-63 (0,4 п.л.).
  23. Губернаторы К.К. Грот и М.Н. Галкин-Врасский во главе пенитенциарной системы России (конец XIX в.) // Там же. – С.139-144 (0,4 п.л.).
  24. Развитие губернаторской власти в Среднем и Нижнем Поволжье Российской империи 1708-1917 гг. // Там же. – С.270-287 (1,5 п.л.).
  25. Общее и профессиональное образование дореволюционных российских губернаторов (по материалам Среднего и Нижнего Поволжья) // Там же. – С.287-294 (0,5 п.л.).
  26. Развитие полицейской губернаторской власти // Общество и безопасность. – 2004. – №1(29). – С.57-61 (0,4 п.л.).
  27. Развитие военной функции губернаторской власти // Телескоп. Научный альманах. Специальный выпуск. – Самара, 2004. – С.32-38 (0,4 п.л.).
  28. Взаимоотношения губернаторской власти Российской империи и самоуправления (на материалах Самарской губернии) // Учебный, воспитательный и научный процессы в вузе. В 2 ч. – Ч.2. – Самара, 2004. – С.69-79 (0,5 п.л.).
  29. История правоохранительных органов. Учебное пособие. – Самара: Издательство АНО «ИА ВВС» и АНО «Ретроспектива», 2005 (6,0 п.л.).
  30. Благотворительность местных властей и общества дореволюционной России в поддержку наказуемых и ранее судимых // Актуальные проблемы дальнейшего совершенствования уголовной и уголовно-исполнительной политики государства и деятельности учреждений и органов УИС. Российская межведомственная научно-практическая конференция. – Самара, 2005. – С.145-152 (0,6 п.л.).
  31. Развитие отношений губернаторской власти Российской империи и местного самоуправления // Материалы научно-практической конференции «От Земского собрания – к Губернской Думе». – Самара, 2005. – С.153-159 (0,5 п.л.).
  32. Экономика губернаторской власти // Научные изыскания. Сборник научных статей. – Вып.II. – Самара: Издательство СНЦ РАН, 2006. – С.68-78, 382, 383 (0,5 п.л.).
  33. Деятельность губернаторской власти по совершенствованию охраны правопорядка в Российской империи // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – «Актуальные проблемы гуманитарных наук». – №3. – Самара: Издательство СНЦ РАН, 2006. – С.245-254 (0,5 п.л.).
  34. История губернаторской власти в России (1708-1917 гг.): Монография. – Самара: Издательство АНО «ИА ВВС» и АНО «Ретроспектива», 2006 (12,75 п.л.).
  35. Роль губернаторской власти в развитии судостроения в XVIII – XIX веках // Судостроение. – 2007. – №2(721). – Март-апрель (0,4 п.л.).
  36. История правоохранительных органов Отечества: Учебное пособие. /В соавторстве. – М.: «Щит-М», 2007 (18,75/9,38 п.л.).
  37. Роль губернаторской власти в развитии судоходства в XVIII – начале XX века // Речной транспорт. XXI век. – 2007. – №3(27). – С.78-79 (0,4 п.л.).
  38. Образование представителей дореволюционной губернаторской власти Отечества // Право и образование. – 2007. – №9. – С.115-119. (0,4 п.л.).
  39. Михаил Николаевич Галкин-Врасский как теоретик и практик тюремного права в губернии // Право и образование. – 2008. – №2 (0,4 п.л.).

Общий объем публикаций по теме исследования – 70,93 п.л.

Г.В. АЛЕКСУШИН


1 См.: Вагин В.И. Исторические сведения о деятельности графа М.М. Сперанского в Сибири. СПб., 1872; Градовский А.Д. Начала русского государственного права. СПб., Т.2., Т.3. Ч.1. 1883; Т.9. 1904; Прутченко С.М. Сибирские окраины. СПб., 1899.

2 См.: Гессен В.М. О правовом государстве. СПб., 1907; Ивановский В.В. Вопросы государствоведения, социологии и политики. Казань, 1899; Коркунов Н.М. Время первого учреждения губерний // Журнал министерства народного просвещения. СПб., 1893. №2. Ч.CCLXXXV; Он же. Русское государственное право. СПб., 1-е изд. 1891; 6-е изд. 1909; Корф С.А. Административная юстиция в России. Т.1. СПб., 1910; Лазаревский Н.И. Лекции по русскому государственному праву. СПб., Т.1. 1908; Т.2. 1910.

3 См.: Богословский М.М. Областная реформа Петра Великого. М., 1902; Готье Ю.В. Областная реформа Петра Великого. Провинция: 1719-1727. М., 1902; Григорьев В. Реформа местного управления при Екатерине II. СПб., 1910; Катков М.Н. Собрание передовых статей «Московских ведомостей» за 1884 г. М., 1897.

4 См.: Головин К.Ф. Наше местное управление и местное представительство. СПб., 1884; Готье Ю.В. История областного управления в России от Петра I до Екатерины II. М., 1913; Лохвицкий А. Губерния. Ее земские и правительственные учреждения. СПб., 1864; Мрочек-Дроздовский П.Н. Областное управление России до Учреждения о губерниях 7 ноября 1775 г. М., 1876. Ч.1; Романович-Словатинский А.В. Исторический очерк губернского учреждения от первых преобразований Петра Великого до учреждения губерний в 1775 году. СПб., 1859; Страховский И.М. Губернское устройство // Журнал министерства юстиции. 1913. №7,8,9. Октябрь.

5 См.: Блинов И. Надзор за деятельностью губернаторов (историко-юридический очерк) // Вестник права. Т.32. №9. 1902.

6 См.: Колесников А. Начала административной централизации и самоуправления в современном государстве. Иркутск, 1921; Бочкарев В. Сенаторские ревизии в России при Павле I // Известия Тверского педагогического института. Тверь, 1926. Вып.II.

7 См.: Шефер А. Органы «самоуправления» царской России. Куйбышев, 1939.

8 См.: Дятлова Н.П. Отчеты губернаторов как исторический источник // Проблемы архивоведения и источниковедения. Л., 1964.

9 См.: Зайончковский П.А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX веке. М., 1978; Он же. Российское самодержавие в конце XIX столетия. М., 1970.

10 См.: Советская историческая энциклопедия. В 16-ти т. М., 1961-1976; Историческая энциклопедия. М., 1976; Алаев Э.Б. Социально-экономическая география. Понятийно-терминологический словарь. М., 1983.

11 См.: Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1968; 1983; 1998.

12 См.: Административные реформы в России XVIII-XIX вв. в сравнительно-исторической перспективе. М., 1990; Ильин С. Реформы Петра Великого – революция сверху // Власть. 1998. №6; Мироненко С.В. Самодержавие и реформы. Политическая борьба в начале XIX века. М., 1989.

13 См.: Миронов Б.Н. Социальная история России. СПб., 1999. Т.2.

14 См.: Шепелев Л.Е. Мундиры губернской администрации // Родина. 1993. №5-6. С.35-38; Он же. Отмененные историей. Чины, звания и титулы в Российской империи. Л., 1977; Он же. Титулы, мундиры, ордена. Л.,1991.

15 См.: Рыжов Д.С. Правительствующий Сенат как орган надзора за правоохранительной системой. М., 2006.

16 См.: Левандовский А.А. Самоуправление в контексте самовластья // Знание – сила. 1992. №2; Шумилов М.М. Местное управление и центральная власть в России в 50-х – начале 80-х г. XIX в. М., 1991.

17 См.: Воронежские губернаторы и вице-губернаторы. 1710-1917. Историко-биографические очерки. Воронеж: Центрально-Черноземное книжное издательство, 2000.

18 См.: Лысенко Л.М. Губернаторы и генерал-губернаторы Российской империи (XVIII-начало XX века). М.: МПГУ, 2001.

19 См.: Комолов Н.А. Администрация и аппарат управления Азовской губернии в 10-е годы XVIII века // Воронежские корабли: Зарождение Российского регулярного флота. Воронеж, 1996. С.69-71; Любичанковский С.В. Особенности структуры губернаторской власти Российской империи в начале XX века // Сборник материалов VII Всероссийских Платоновских чтений. М., 2003.

20 См.: История отечественного государства и права в схемах и таблицах. Учебное пособие. СПб., 1999; История органов внутренних дел в схемах и таблицах. Учебное пособие. СПб.: Фонд «Университет», 2001.

21 Губернии Российской империи: История и руководители. 1708-1917. М.: Объединенная редакция МВД России, 2003; МВД России. Энциклопедия. М.: Объединенная редакция МВД России, 2002.

22 См.: Горожанин А.В. Государство и полиция. СПб., 2001; Полиция и милиция России: страницы истории. /А.В. Борисов, А.Н. Дугин, А.Я. Малыгин, А.Е. Скрипилев, Р.С. Мулукаев, В.Ф. Некрасов, А.М. Беда, В.М. Суслов. М., 1995.

23 См.: Астраханские губернаторы: Историко-краеведческие очерки. /Сост.: А.П. Карасева, Л.Я. Качинская, С.Б. Лыжина. Астрахань: Государственное предприятие «Издательско-полиграфический комплекс «Волга», 1997; Балязин В.Н. Московские градоначальники. М.: Терра, 1997; Руководители Санкт-Петербурга. /Я.Н. Длуголенский, В.В. Берсенев, С.Л. Фирсов, С.З. Байкулова, В.М. Лурье, П.А. Каленов, В.А. Розенберг. СПб.: Издательский дом «Нева» М.: «ОЛМА-Пресс», 2003.

24 См.: Ремнев А.В. Генерал-губернаторская власть в XIX столетии. К проблеме организации регионального управления Российской империи // Имперская Россия в региональном измерении (XIX-XX вв.). М., 1997; Он же. Самодержавие и Сибирь. Административная политика в первой половине XIX в. Омск. 1995; Он же. Самодержавие и Сибирь в конце XIX – начале XX в.: проблемы регионального управления // Отечественная история. 1994. №2.

25 См., например: Dayries J-J. La regionalisation. Paris, 1986.

26 См.:. Robbins R.G. The Tsar's viceiceroys. Russian Provincial Governors in the Last Years of the Empire. Cornell University Press: Ithaca and London. 1987; 1991.

27 См.: Amburger E. Geschichte der Beherdenorganisazion Russland von Peter dem Grossen bis 1917. – Leigen, 1966.

28 См.: Pearson T.S. Ministerial Conflict and Local Self-Government Reform in Russia. 1887–1890: Ph. D. diss. North Carolina. 1977.

29 См.: Багер Х. Реформы Петра Великого. Обзор исследований. М., 1985.

30 См.: Yaney G.L. The Systematization of Russian Government: Social Evolution in the Domestic Administration of Imperial Russia. Urbana. 1973; Ibid. The Urge to Mobilize: Agrarian reform in Russia. 1861–1930. Urbana. 1982.

31 См.: Sternheimer S. Adminestering Development and Developing Administration: Organizational Conflict in Tsarist Bureaucracy. 1906–1914 // Canadian-American Slavic Studies. 1975. V.9.

32 См.: Taranovski T. The Politics of Counter-Reform: Autocracy and Bureaucracy in the Reign of Alexander III. 1881-1894: Ph. D. diss. Harvard, 1976.

33 См.: Zemstvo in Russia. Ed. by T. Emmons & W.S. Vucinich. Cambridge, 1982.

34 См.: Андреевский И.Е. О наместниках, воеводах и губернаторах: 1864.

35 См.: Комолов Н.А. Формирование Азовской губернии и деятельность высших губернских администраторов в 10-е – 20-е годы XVIII в.: Дис… канд. истор. наук. Воронеж, 1998.

36 См.: Шумилов М.М. Местное управление и центральная власть в России в 50-начале 80-х гг. XIX в.: Дис… докт. истор. наук. СПб., 1992.

37 См., например: Любичанковский С.В. Особенности структуры губернаторской власти Российской империи в начале XX века.

38 См.: Романович-Словатинский А.В. Исторический очерк губернского учреждения от первых преобразований Петра Великого до учреждения губерний в 1775 году. С.8.

39 См.: Роббинс Р. Наместник и слуга. С.202.

40 См.: ПСЗ РИ. Собр. 1-е. Т.27. №20 406.

41 См.: ПСЗ РИ. Собр. 2-е. Т.12. Отд.1. №10 303; Свод законов Российской империи. СПб., 1892 г. Т.2. Ст.270.

42 См.: Лысенко Л.М. Губернаторы и генерал-губернаторы Российской империи. С.226.

43 См.: ГАСамО. Ф.3. Оп.88. Д.8. Л.1-3, 6, 7, 9, 10, 19.

44 См.: ПСЗ РИ. Собр. 1-е. Т.5. № 2 673.

45 См.: Рабцевич В.В. Сибирский город в дореформенной системе управления (1775-1861). С.20,21.

46 См.: Ремнев А.В. Актуальные проблемы изучения региональных процессов в имперской России. С.223.

47 См.: Гессен В.М. О правовом государстве. С.14.

48 См.: Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Т.3. С.480-505.

49 См.: ГАРФ. Ф.122. Оп.1. Ч.1. Делопроизводство 1. Д.138. Л.12.

50 См.: Городовое Положение 16 июня 1870 г.; Городовое Положение 11 июня 1892 г.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.