WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

УДК 783+82.091 Федоровская Наталья Александровна ДУХОВНЫЙ СТИХ В РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ Специальность: 24.00.01 – теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора искусствоведения Санкт - Петербург 2010 г.

Работа выполнена в Дальневосточном государственном техническом университете (ДВПИ им. В.В. Куйбышева) доктор культурологии, профессор,

Официальные оппоненты:

Никифорова Лариса Викторовна доктор культурологии, профессор, Цветаева Марина Николаевна доктор искусствоведения, профессор, Лапин Виктор Аркадьевич

Ведущая организация: Русская христианская гуманитарная академия

Защита состоится « » 2010 года в _______ часов на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.199.Российского государственного педагогического университета им. А.И.

Герцена по адресу: 197046, г. Санкт- Петербург, ул. Малая Посадская, д.

26, ауд. 317.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А.И.

Герцена

Автореферат разослан « ______ » _______________ 2010 г.

Ученый секретарь Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций, кандидат культурологии Е.Н. Шпинарская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Начало XXI века ознаменовано поиском путей по возрождению духовности в российской культуре и обращением к концепциям П.А. Флоренского, С.Н. Булгакова, Г.П. Федотова, И.А. Ильина и других русских философов, неоднократно отмечавших, что только возврат к вечным и непреложным истинам позволит обрести людям подлинный смысл своего бытия и спасение. Фундаментальными работами Д.С. Лихачева, М.М.

Бахтина, Г.П. Федотова, Ю.М. Лотмана, А.М. Панченко, С.Е. Никитиной, А.В.

Юдина, А.И. Клибанова, А.Л. Юрганова и многих других заложены основы изучения художественного творчества в культуре.

Духовные стихи по праву занимают важное место в отечественном культурном наследии. Это уникальный по своей художественной и образной ценности комплекс народно-песенных и церковно-певческих произведений, объединенных общностью христианского религиозного содержания. Духовные стихи повествуют о жизни и подвигах святых, праведников и христианских героеввоинов, о рождении, страстях и воскресении Христа, о страданиях Богородицы, оплакивающей сына, о плаче Адама пред дверьми Рая, о Страшном суде, покаянии грешной души и других важных для каждого верующего темах. В отличие от церковно-певческих жанров, имеющих строгое закрепление в ритуале, духовный стих не был изначально предназначен для использования во время богослужения и относился к так называемым небогослужебным жанрам.

На протяжении многих столетий, начиная с первых веков христианства, на Руси, а позднее и в России создавалось множество духовных стихов. Они отличались стилистическим разнообразием, опирались на различные христианские источники, имели специфику в географии распространения, охватывали своим духовным влиянием все общество и стали неотъемлемой частью русской духовной культуры. В последние десятилетия духовные стихи распространяются очень слабо и воспринимаются часто в качестве рудимента русской народной культуры, представляя интерес лишь для узкого круга специалистов. Однако в настоящее время в связи с поиском источников духовных ценностей в отечественной культуре, происходит возрождение интереса к этому жанру. При этом возникает проблема переосмысления истории развития духовного стиха, в том числе его появления, бытования и распространения в различных социальных средах, переоценки ценности духовного стиха как явления в русской культуре, осознание его влияния на формирование русской духовности. В решении этой проблемы состоит историко-культурный и социокультурный аспекты актуальности настоящего исследования.

Духовный стих как часть русской культуры являет собой своеобразный парадокс – чем больше он изучается, тем больше вопросов и проблем вокруг него возникает. Эту тенденцию исследователи отметили после более чем пятидесятилетней истории изучения этих духовных произведений. Так, А.В. Рыстенко в начале XX века отмечал, что «духовным стихам как-то не особенно посчастливилось в нашей наук

е... источники загадочны, нет приличного научного издания, известные сборники не удовлетворяют требованиям современной нау ки»1. Спустя двадцать лет Я.А. Богатенко написал: «Можно сказать прямо и решительно, что во всей области русского музыкального фольклора наименее посчастливилось народным духовным стихам… Музыкальная сторона русского духовного стиха, до сего времени, представляет собой почти неисследованную и таинственную пустыню для большинства музыкантов-этнографов, не говоря уже о более широких кругах общемузыкальных деятелей»2. Тенденция сохранилась до сих пор и многие вопросы остаются не изученными.

События советского периода привели к утрате традиции повсеместного распространения духовного стиха и возможности включенного его наблюдения исследователями. К концу XX века произошла утрата понимания сущности этого жанра, которая объединяла его и делала цельным явлением в русской культуре. Например, Л.Ф. Солощенко отмечает, что духовный стих не может быть рассмотрен как «целостность в виде последовательного преемственного или трансформированного развития одного явления»3. В результате исследовательница ставит под вопрос применение категории «жанр» к духовному стиху в целом. Она указывает на правомерность употребления этой категории только применительно к каждой культурной традиции. Таким образом духовный стих перестает существовать в качестве цельного жанра и рассыпается на свои разновидности, которые изучаются теперь авторами самостоятельно и воспринимаются как самостоятельные жанровые единицы. Проблема в понимании духовного стиха возникла из-за отсутствия объективно выявленных его жанровых характеристик, которые позволяют определять его в качестве цельного жанра и самостоятельного явления в русской культуре и искусстве. Настоящее исследование направлено на решение этой проблемы, в чем усматривается искусствоведческий аспект его актуальности.

Многообразие вариантов духовных стихов на одни и те же темы, распространение в разных социокультурных слоях, принадлежность и к устной, и к письменной традиции, тексто-музыкальная природа представляют значительную сложность для их исследования. Произведения рассматриваются филологами, культурологами, искусствоведами, фольклористами, музыковедами, демонстрирующими часто узкоспециальные подходы к изучению произведений.

Такое положение сильно затрудняет научное познание духовного стиха как целостного явления в русской культуре. В том числе делает невозможным изучение его жанровых свойств, особенностей художественной выразительности и средств воздействия, обеспечивающих формирование русской духовности. До сих пор не выработано общих принципов анализа текста и напева этих произведений, которые позволяют рассматривать духовные стихи, принадлежащие к разным историческим эпохам и художественным стилям, с единых терминоло Рыстенко А.В. Легенда о св. Георгии и драконе в византийской и славяно-русской литературах. Одесса, 1909. С. 258.

Богатенко Я.А. Напевы народных стихов и псальм в пении «нищей братии» и крюковых старообрядческих сборниках // Сборник работ Этнографической секции ГИМН. Вып. 1. М., 1926. С. 91.

Солощенко Л.Ф. К проблеме типологии традиций русского духовного стиха // Музыкальная культура Средневековья: тезисы и материалы докл. конф. Вып. 2. М. : МГК, 1992. С. 135.

гических и категориальных позиций. Решение этих задач требует комплексного подхода и применения объективных методов исследования. Выдвигаемые автором новые подходы к изучению духовных стихов создают теоретикометодологический аспект актуальности исследования.

Объект исследования - народно-песенные и церковно-певческие образцы духовных стихов (около 1000 произведений). Большинство из них относятся к малоизученным образцам русского искусства, часть произведений представлены широкой научной общественности впервые.

Предмет исследования – духовный стих как целостное явление в русской культуре, а также методология его изучения.

Цель исследования заключается в выявлении историко-культурных, социокультурных и искусствоведческих закономерностей формирования жанра духовного стиха как целостного явления в русской культуре, ценнейшего источника отечественной духовности, а также совершенствовании на его примере теоретико-методических основ объективного анализа тексто-музыкальных произведений.

Задачи исследования:

обобщить имеющиеся материалы коллекций, собраний и других источников стихов;

систематизировать представления об истоках и особенностях бытования духовного стиха в разные исторические периоды, обосновать время возникновения духовного стиха проследить эволюцию духовного стиха от X века до наших дней;

уточнить имеющиеся представления о каликах перехожих как социальной среде, в которой возник и распространялся духовный стих, в том числе на основании сведений в исторических источниках и в текстах самих духовных стихов;

выявить главные образно-сюжетные линии в стихах в контексте их распространения и бытования, определить историко-культурную и социокультурную специфику существования разновидностей духовного стиха;

разработать единую классификацию духовных стихов как целостного явления в русской культуре;

уточнить основы существующей и разработать новые аспекты методологии исследований тексто-музыкальных произведений, в том числе:

– обобщить сведения об истории и теории древнерусской текстовой и музыкальной риторики;

– обосновать риторические конструкции в качестве универсального средства анализа духовных стихов;

– выявить основные свойства древнерусских музыкально-риторических фигур и критерии их выделения в песнопениях;

– уточнить методику выявления риторических конструкций в текстах и напевах духовных стихов и партесных концертов;

проследить на примере риторических конструкций преемственность и эволюцию традиций изложения поэтического текста и музыки в партесных концертах, основанных на текстах духовных стихов;

разработать и применить методику комплексного анализа духовных стихов с привлечением объективных методов исследования;

на основании историко-культурных, социокультурных, искусствоведческих, текстологических и музыкальных факторов выявить функции жанра, реконструировать его жанровые свойства и определить роль в русской культуре.

Хронологические рамки исследования определяются всем периодом существования жанра духовный стих с X века по настоящее время. Исторический период развития духовных стихов с XV по XXI век представлен сохранившимися первоисточниками, более ранние периоды существования стиха подтверждаются редкими историческими свидетельствами, рудиментами, сохранившимися в текстах более поздних произведений, и пониманием общих процессов развития русской культуры.

Степень разработанности проблемы. Изучение духовных стихов развивалось в двух направлениях. Первое направление, возникшее еще в первой половине XIX века и существующее до сих пор, объединяет деятелей, специализирующихся преимущественно на собирании, первичной обработке и публикации произведений. Основу массива опубликованных духовных стихов заложили коллекции середины XIX века П.В. Киреевского, В.Г. Варенцова, П.И.

Якушкина, П.А. Бессонова. Появившиеся в конце XIX и в XX веке собрания Ф.М. Истомина, А.В. Маркова, Т.С. Рождественского, М.И. Успенского, Ф.М.

Селиванова, Л.А. Петровой и Н.С. Серегиной, Л.Ф. Солощенко и Ю.С. Прокошина и других авторов продолжили традицию публикации стихов. В начале XXI века силами подвижников и деятелей церкви появляются новые собрания духовных стихов, призванные познакомить общественность с этой частью духовной культуры4. Вместе с тем большое число архивов собирателей духовных стихов еще на разобрано и ждет своих исследователей, совершенно недостаточно работ, обобщающих и систематизирующих содержание коллекций. Это привело к тому, что с таким трудом собранные и опубликованные произведения остаются практически неизученными, за исключением нескольких хорошо известных и постоянно цитируемых стихов.

Публикация духовных стихов стала почвой для возникновения второго направления в исследованиях, связанного с систематическим изучением жанра.

В XIX веке были высказаны гипотезы о каликах перехожих как возможных исполнителях духовных стихов, о времени возникновения и происхождении жанра, хронологии и выявления связи христианской легенды с духовным стихом и т.д.5. В XX веке появляются работы В.И. Малышева, X. Штаммлера, Дж. МайМисаил (иеромонах Салтыков М. М.) Цветок веры: лирические и духовные стихи, песни и быль. Рязань, 2008; Трохин А. (протоиерей) Лепестки Плащаницы: духовные стихи. М., 2008; Духовные стихи русского народа / ред.-сост. А. Буренина. М., 2007; Кому повем печаль мою: духовные стихи Верхокамья: исследования и публикации / под ред. И.В. Поздеевой.

Москва, 2007 и другие.

Исследования Н.С. Тихонравова, А.Н. Веселовского, А.И. Кирпичникова, С.В. Максимова А.В. Маркова и многих других.

на, Л.Ф. Солощенко, Ф.М. Селиванова, А.В. Юдина, С.Е. Никитиной и других, которые исследуют сюжеты, классификацию и генезис фольклорных духовных стихов, рассматривают их в контексте русского народного творчества. Особое место занимает труд Г.П. Федотова, в котором на основе русских народных духовных стихов исследуется народная вера6. Большой вклад в изучение покаянных духовных стихов внесли исследования В.Н. Перетца, В.И. Малышева, А.В.

Позднеева, К.Ю. Кораблевой, А.М. Панченко, Н.С. Серегиной, М.Г. Казанцевой и многих других, посвященные изучению источников, сюжетов, стилевых особенностей, периодизации, анализу текстов и напевов этих произведений. Специфика старообрядческих и сектантских духовных стихов, их жанровостилистическая классификация затрагивается в работах Т.С. Рождественского, М.И. Успенского, М.Г. Казанцевой, Х. Ковальской, Л.Е. Элиасова, Л.Ф. Солощенко, Н.С. Мурашевой, Ф.В. Панченко и многих других.

В начале XXI века различные аспекты, связанные с отдельными покаянными, фольклорными и старообрядческими стихами, регулярно рассматриваются во время ежегодных научно-практических конференций «Бражниковские чтения», «Рябиновские чтения» и других конференциях. Среди диссертационных исследований стоит отметить работы М.С. Владышевской, Т.В. Кожевниковой, А.М. Петровым, Е.Л. Сверловой, Е.А. Мухиной, в которых авторы акцентируют внимание на историко-культурных, текстологических и источниковедческих аспектах жанра.

Таким образом, фольклористами, филологами, музыковедами, археографами XIX – начала XXI веков проделана колоссальная работа по собиранию и изучению духовных стихов. Исследователи изучали разнообразные вопросы, связанные с происхождением и хронологией, историей развития жанра, искали основу стихов в книжных источниках, связь с христианскими и мифологическими сюжетами. Выявлялись особенности географического распространения, среды бытования и взаимодействия духовных стихов с другими жанрами. Каждый из выше указанных вопросов представляет собой значительную проблему, которая требует отдельного решения.

Вместе с тем из-за разрозненности духовных стихов по коллекциям, собраниям, другим источникам они недостаточно обобщены, а порой и просто преданы забвению. До сих пор отсутствует их общая классификация. Существует острая необходимость в переосмыслении эволюции духовного стиха, в переоценке его ценности как явления в русской культуре, осознание его влияния на формирование духовности в обществе. Отсутствуют объективные характеристики, позволяющие определять его в качестве цельного жанра в русской культуре и искусстве. До сих пор не достаточно выработана методология совместного анализа текста и напева, применения объективных, в том числе количественных методов исследования. Ценные сведения о духовном стихе распылены по публикациям в сборниках научных конференций, в редких статьях периодических изданий, в небольших разделах работ, посвященных русской словесности, фольклору, старообрядчеству и сектантству, которые часто труд Федотов Г.П. Стихи духовные (Русская народная вера по духовным стихам). М., 1991.

нодоступны. За исключением монографии Г.П. Федотова 1935 года духовному стиху до сих пор не посвящено самостоятельного исследования, в котором духовный стих рассматривался бы как явление в русской культуре и искусстве во всем его многообразии с имманентно присущими ему свойствами и функциями.

Положения, выносимые на защиту:

1. У истоков создания духовных стихов стояли калики перехожие, представлявшие собой особую социальную группу, состоявшую из представителей церковного сословия и близких к церкви людей, появившуюся на Руси в X веке после принятия христианства. Они выступали в средневековой Руси в качестве профессиональных миссионеров-проповедников, на которых на ранних этапах возлагалась основная нагрузка по ненасильственному приобщению славян к законам Христа. Калики были знакомы и с канонической, и с апокрифической религиозной литературой, а также с музыкальной грамотной и церковными песнопениями, что способствовало созданию духовных стихов. Эти произведения адаптировали христианские догматы, поясняли вопросы, связанные с жизнью и смертью, Страшным судом и необходимостью покаяния. Нескованные рамками церковного канона духовные стихи синтезировали народные и церковные образы, тексты и мелодии, активно привлекали эмоционально-психологические средства воздействия, чем обеспечивали продвижение и сохранение христианства успешнее канонических музыкальных жанров. Духовные стихи несли в себе сильный заряд личного отношения к вере, позволяли каждому человеку выразить себя, показать свою любовь, страх, покаяние перед Богом, тем самым проявить себя в духовном творчестве. В этом контексте духовные стихи представляются ярким проявлением народной духовной культуры и показателем глубинных представлений человека о мире, вере, правде и истине.

2. Жанр духовного стиха представляется сложным, многокомпонентным, но в то же время целостным явлением в русской культуре, состоящим из народно-песенных и церковно-певческих произведений. Подтверждением этого служит классификация, позволившая охватить все духовные стихи. Она основана на определении условий существования и доминантной социокультурной среды распространения духовных стихов. Выделяются фольклорные (православно-официальные) духовные стихи, образующие наиболее многочисленную группу произведений с преимущественно устным исполнением в среде калик перехожих, крестьян, а затем и городского населения, исповедующих официальное православие. Церковные (православно-официальные) духовные стихи, изначально предназначенные для исполнения в церковном быту, а затем через рукописи, распространившиеся в среде грамотных россиян. Старообрядческосектантские духовные стихи, обязанные своим существованием среде, в которой они были созданы.

3. Единство жанру придает и то, что каждая из указанных его разновидностей включает себя произведения, которые по содержанию можно отнести к героико-страдательному, покаянному и лирическому типам духовных стихов.

Эти категории позволяют наблюдать специфику жанровых разновидностей, проявляющуюся в том, что для социальных групп людей выбираются разные наиболее близкие и понятные для конкретной ситуации сюжеты произведений.

Например, героико-страдательный тип представляют тексты, посвященные библейским и историческим событиям, страдальцам за веру. В фольклорных духовных стихах – это сюжеты о Страшном Суде, Потопе, Егории Храбром, Димитрий Солунском, калике Касьяне, Лазаре и другие сюжеты. В церковных стихах этот тип представлен также сюжетами о библейских событиях, о прославлении подвигов воинов, сражающихся за Родину, о величии Москвы и т.д., в старообрядческо-сектантских – героическими образами подвижников, страдающих за веру (протопоп Аввакум, боярыня Морозова), стихами, посвященными гонениям за веру, теме одиночества и страдании верующих. Динамика развития здесь проявляется в том, что смена историко-культурных условий, приводит к изменению и расширению социальных групп распространения духовных стихов, происходит сюжетная, стилевая коррекция произведений в связи с новыми условиями.

4. Комплексный подход к изучению духовных стихов с привлечением таких объективных методов, как анализ риторических конструкций и количественный сравнительный анализ слов в тематических группах открывает новые возможности для изучения духовного стиха. Применяемый автором анализ риторических конструкций позволяет рассматривать текст и музыку с единых позиций, обеспечивая этим смысловую и семантическую целостность анализа духовных стихов. Так, свойства и критерии древнерусских музыкальнориторических фигур вносят значительный вклад в исследование структурных и выразительных закономерностей покаянных духовных стихов и позволяют объективно прослеживать преемственность музыкальных традиций между покаянными духовными стихами и покаянными партесными концертами. Количественный сравнительный анализ слов в тематических группах позволяет избегать субъективности в сравнении вариантов одного и того же текста, что особенно актуально при сравнении разноязычных вариантов духовных стихов.

Применяемые методы исследования нацелены на выяснение стилистической специфики и вопросов эволюции и преемственности художественных традиций в духовных стихах. Благодаря идентификации в стихах средств выразительности появляется возможность рассматривать особенности воплощения одних и тех же художественных образов, а также искать пути к реконструкции утраченных напевов.

5. Духовный стих обладает рядом уникальных свойств, включающих в себя религиозную и национально-героическую тематику произведений, их тексто-музыкальную форму бытования, эмоциональность, субъективность, воспитательную направленность и позволяющих ему выступать в качестве единого жанра и целостного явления в культуре. Эти свойства дают духовному стиху возможность выполнять важные просветительские и воспитательные функции. Путем информирования и убеждения слушателей эмоциональнопсихологическими, лирико-субъективными и другими средствами создаются необходимые условия для внутреннего духовного саморазвития человека, его нравственного начала. Духовный стих играет важную роль в продвижении и сохранении основ христианства в русской культуре.

Источниковедческая база исследования. В основу работы положены оригинальных сборников духовных стихов, наиболее ранние из которых относятся к середине XVI века и представляют собой церковно-певческие рукописи из фондов Разумовского, Погодина и других. Привлекались также печатные сборники стихов XIX–XX веков. Значительная часть изученных произведений представляет собой образцы средневековой письменности, что потребовало освоение церковнославянского, латинского языков, а также малороссийского, боснийского, сербского и других славянских диалектов, в том числе систем нотаций песнопений и партесных концертов. Текстологические источники могут быть объединены в 6 групп:

1. Архивные материалы, представленные в фондах Российской государственной библиотеки (РГБ). Сюда вошли рукописи церковно-певческих сборников XVI–XVII веков, содержащие церковные покаянные стихи. Наиболее показательные материалы выявлены в фонде 379 Разумовский № 15; фонде 304 № 432; фонде 209 Овчинников № 665; фонде 228 № 36; фонде 37 № 382. Из этих рукописей автором в качестве материала исследования привлекались 18 духовных стихов.

2. Архивные материалы, представленные в фондах Российской национальной библиотеки (РНБ). Группа представлена рукописными церковнопевческими сборниками XVII века. В процессе работы привлекались материалы из фонда Титов 637; фонда Кирилло-Белозерский 665 / 922; фонда КириллоБелозерский 584 / 841; фонда Кирилло-Белозерский 579 / 836; фонда Погодин 380. Всего было использовано 17 духовных стихов. Тексты всех указанных выше духовных стихов записаны церковнославянским языком, а напевы нотированы крюковой нотацией. В ходе исследования текст и напев были расшифрованы автором диссертационного исследования.

3. Архивные материалы Приморского государственного объединенного музея им. В.К. Арсеньева. В ходе исследования был впервые с научной точки зрения изучен рукописный старообрядческих сборник духовных стихов конца XIX начала XX века, принадлежавший ранее Арине Иосифовне Кочевой. Автором было изучено 14 духовных стихов.

4. Поэтические тексты духовных стихов, содержащиеся в опубликованных сборниках П.И. Киреевского, В.Г. Варенцова, П.И. Якушкина, П.А. Бессонова, А.В. Маркова и других собирателей XIX–начала XX века. Всего изучено более 800 текстов. Тексты духовных стихов в сборниках второй половины XX века «Ранняя русская лирика» составленном Л.А. Петровой и Н.С. Серегиной и «Голубиная книга» под редакцией Л.Ф. Солощенко, Ю.С. Прокошина. В них изучено 115 и 95 текстов духовных стихов соответственно.

5. Духовные стихи, приведенные в исследованиях Н.С. Мурашевой, Л.Ф.

Солощенко, А.В. Коробовой, Т.В. Хлыбовой, Ф.М. Селиванова. Рассмотрено около 40 текстов.

6. Покаянные партесные концерты и мотеты XVII–XVIII веков, опубликованные Н.А. Герасимовой-Персидской, Н.Д. Успенским. Изучено 7 концертов. Таким образом, в ходе исследования всего было изучено более 150 церковных (православно-официальных) духовных стихов, около 1000 фольклорных (православно-официальных) и 40 старообрядческих духовных стихов. У большинства рассмотренных духовных стихов сохранились только поэтические тексты. В то же время автором изучено более 50 напевов духовных стихов и музыкальная составляющая 7 партесных концертов.

Немаловажным источником для изучения историко-культурных и жанрово-стилистических аспектов духовного стиха стали разрозненные материалы, содержащиеся в более чем 100 статьях в периодических изданиях, материалах научно-практических конференций XIX–XX веков и небольших разделах в работах Н.С. Мурашевой, Ф.М. Селиванова С.Е. Никитиной, А.В. Юдина и других авторов, которые в той или иной степени затрагивают тему исследований.

Благодаря систематизации этих источников появилась возможность для составления представлений о месте, занимаемом духовным стихом в современной науке, его значимости для исследователей.

Научная новизна исследования. Степень изученности проблемы позволяет конкретизировать следующие аспекты научной новизны:

1. Впервые духовный стих рассматривается как целостное явление в русской культуре.

2. Обобщены данные за более чем 150-ю историю изучения всех разновидностей жанра духовного стиха, включая впервые описанный исследовательский период первого десятилетия XXI века. Определены три основные тенденции развития научной мысли, посвященной изучению духовного стиха: концентрация внимания в исследованиях на отдельных аспектах духовных стихов (сюжетах, источниках, напевах и т.д.), изучение жанра на собранном лично каждым исследователем материале, рассмотрение произведений отдельно по их своим разновидностям.

3. Собраны для анализа более 1000 произведений, затрагивающих все разновидности духовных стихов. Введены в научный обиход духовные стихи из рукописного старообрядческого сборника конца XIX–начала XX века, принадлежавшего А.И. Кочевой, который находится в фондах Приморского государственного объединенного музея им. В.К. Арсеньева. В рамках исследования подчеркивается текстологическая ценность духовных стихов, помещенных в сборниках XIX века, специально исследуются партесные концерты, в поэтической основе которых лежат духовные стихи.

4. Систематизированы и уточнены представления об истоках и особенностях бытования духовного стиха, основных носителях жанра в разных исторических периодах, получило дополнительное обоснование время возникновения духовных стихов.

5. Прослежена эволюция духовного стиха, проявляющаяся в том, что смена внешних условий приводит к изменению и расширению социальных групп распространения духовных стихов, к сюжетной, стилевой коррекции произведений. Жанр характеризуется исключительной способностью принимать форму наиболее удобную для восприятия содержания текста слушателями и носителями духовной традиции в соответствии с историко-культурными и социальными условиями.

6. Движение калик перехожих рассматривается как явление в русской народной культуре тесно связанное с социальной средой, в которой возник и распространялся духовный стих. Нашла объективное подтверждение гипотеза о происхождении жанра духовного стиха в среде калик перехожих. Калики перехожие в русском средневековье представлены профессиональными проповедниками, социальный статус которых к XIX веку трансформировался от миссионеров, героев-богатырей к нищей братии. В соответствии с изменяющимися функциями калик в разные исторические периоды эволюционировал и духовный стих.

7. Рассмотрены главные образно-сюжетные линии в духовных стихах в контексте их распространения и бытования, определены исторические и социокультурные аспекты существования жанра во всех его разновидностях. Закономерность появления в русской культуре и некоторые специфические черты выявлены при сопоставлении духовного стиха с жанром апокрифа.

8. Создана новая классификация духовного стиха как целостного явления в культуре. Духовные стихи подразделяются на фольклорные (православноофициальные), церковные (православно-официальные) и старообрядческосектантские. Выявлены героико-страдательные, покаянные и лирические типы, а также исторические, мученическо-страдательные, библейские, назидательные, лично-покаянные, лирико-философские и лирико-бытовые подтипы.

9. На основе теории риторики разработана методология анализа текста и музыки духовных стихов, предполагающая унификацию терминологии, что позволяет рассматривать текст и музыку с единых позиций, обеспечивает смысловую и семантическую целостность анализа духовных тексто-музыкальных произведений. Введен в научный оборот термин риторические конструкции применительно к анализу духовных стихов. Риторические конструкции обоснованы в качестве универсального средства анализа письменных образцов духовных стихов.

10. Получило дальнейшее развитие понятие о древнерусской музыкальнориторической фигуре. Выяснено, что в церковно-певческом искусстве в качестве древнерусских музыкально-риторических фигур выступают не только мелодико-графические формулы, но и маркерные знамена. Введен термин маркерные знамена, под которыми понимаются знамена, обращающие на себя внимание в песнопениях сложным, необычным рисунком (паук, труба, хамила, ключ, немка, змеица и другие).

11. Определены визуально-графические, изобразительные, семантические, функциональные, эмфатические свойства древнерусских музыкальнориторических фигур. Выявлены критерии выделения древнерусских музыкально-риторических фигур: 1) стабильные графические начертания, которые могут быть общими для всех песнопений или иметь варианты изображения из-за временной, региональной или авторской особенности рукописи; 2) ясно выраженная функциональность (графико-выразительная и / или композиционноструктурная); 3) способность выражать идеи и образы в поэтическом тексте, усиливать его эмфатический эффект.

12. Разработана методика анализа риторических конструкций текста и музыки в духовных стихах. Изучено функционирование текстовой и музыкальной риторики в церковных духовных стихах и партесных концертах, использующих тексты духовных стихов.

13. Риторические конструкции становятся средством наблюдения и выявления преемственности и эволюции культурных традиций в поэтическом тексте и музыке духовных стихов и партесных концертов. Установлено, что в духовных стихах текстовые и музыкальные риторические конструкции выступают в качестве средств структурной организации произведения, формирования художественной выразительности, эмоционального воздействия и социальной коммуникативности.

14. Предложен единый комплексный подход к изучению духовных стихов, основанный на анализе риторических конструкций, сюжетнотематическом, сравнительном, количественном анализе и реконструкции напевов. В качестве основных методов исследования текста и напева всех разновидностей духовного стиха предлагаются объективные методы анализа.

15. Выявлены следующие функции духовных стихов: информационная, эмоционально-психологическая, лирико-субъективная, обучающая и воспитательная, которые позволяют этим произведениям играть значимую роль в формировании духовности в русской культуре. Религиозное и национальногероическое содержание текста, тексто-музыкальная форма бытования, эмоциональность, субъективность, воспитательная направленность текстов определены как жанровые свойства духовных стихов. Определена роль духовного стиха в русской культуре, заключающаяся в распространении религиозности и поддержании веры в человеке, формировании его внутренней духовности и нравственных норм поведения, в создании условий коммуникации в обществе.

Теоретическая и методологическая основа исследования. Методологическая концепции автора базируется, во-первых, на том, что духовные стихи рассматриваются как тексто-музыкальные произведения, в которых слова неразрывно связаны с мелодией, дополняя и поддерживая друг друга. Исследование одного элемента без другого для решения указанных ранее проблем методически неверно, а зачастую и просто невозможно. Во-вторых, целостное изучение духовных стихов рассматривается в органической связи с историческим, социальным и культурным контекстом, общими закономерностями развития культуры и других институтов российского общества, включая информационный и межкультурный обмен внутри страны и с другими государствами. Втретьих, методической основой анализа духовных стихов и произведений, созданных на их основе, служит анализ риторических закономерностей в тексте и музыке при использовании всех других методов исследования, включая и количественные. И, наконец, в-четвертых, ясно понимается факт, что духовные стихи создавались не для развлечения, а служили более важным целям, и поэтому ряд их особенных свойств, существенно отличающих их от других произведений русского народного творчества, позволял выполнять им возложенные на них функции.

Каждый духовный стих предполагает свою индивидуальную связь между текстом и музыкой. Основой для данного исследования стали многочисленные работы искусствоведов, филологов, фольклористов, посвященные истории развития, жанровым разновидностям, классификации и анализу этих произведений. Знаковым является исследование Г.П. Федотова, который стремился к целостному изучению духовных стихов, рассматривал жанр в культурном и духовном контексте, стремился понять сущность этого явления, оценить вклад русских духовных стихов в формирование народной православной веры. Важными в плане методологии изучения стихов стали работы П.А. Бессонова, Л.Ф.

Солощенко, Н.С. Серегиной, Л.А. Петровой, С.Е. Никитиной, Ф.М. Селиванова, Н.С. Мурашевой.

История изучения духовного стиха насчитывает не один век. Однако в большинстве случаев в исследованиях применялись и применяются до сих пор преимущественно описательные методы, основанные на субъективных представлениях авторов. В основном текст рассматривается с точки зрения поэтики, а напев – с позиций музыкальной медиевистики и фольклористики. Духовные стихи изучаются в рамках традиционно сложившейся отраслевой терминологии и подходов к анализу, зачастую оказывающихся результативными только для одной жанровой разновидности. Ввиду уникальности и сложности решаемых проблем все без исключения работы представляют собой базис для исследований автора. Вместе с тем существующее положение в теории и методологии исследований затрудняет сопоставление даже текстов стихов на одну и ту же тему, чрезвычайно осложняет изучение духовного стиха как целостного явления и требует поиска новых подходов, представляющих возможности для объективного изучения текста и напева всех разновидностей духовного стиха.

Начиная с середины XX века в гуманитарных науках наблюдается поиск точных, объективных методов исследования, максимально снижающих возможность субъективного толкования объекта или явления (Р. Барт, Ю.М. Лотман, Б.А. Успенский и другие). Одним из решений стало активное развитие в рамках культурологии семиотической теории и возрождение учения о риторике. Долгое время положения риторики рассматривались в рамках поэтики, превратившись в поэтические и стилистические средства выразительности (А.А.

Потебня, А.Н. Веселовский, М.Л. Гаспаров). Однако благодаря работам Р. Барта, Ж. Дюбуа, Х. Блюменберга, Ю.М. Лотмана и других исследователей, риторика вновь стала восприниматься как самостоятельный метод научного исследования, позволяющий изучать закономерности в структуре, композиции произведений, в том числе приемы воздействия на эмоции человека.

В настоящее время риторика понимается как искусство убеждения, наука о воздействии на человека, она способствует выявлению знаковых систем в культуре и искусстве, предоставляет возможности для их толкования, естественным образом включается в круг семиотической теории. Преимущество риторики заключается в том, что ее приемы могут свободно экстраполироваться на все текстовые элементы в мировой культуре, так как рассчитаны на глубинные представления человека об окружающем мире. Универсальность этой теории позволяет аутентично изучать явления и тексты, принадлежащие разным историческим эпохам, которые имеют разную стилистическую и художественную составляющую, что особенно важно для реконструкции средневековых произведений. Риторические структуры позволяют объективно сравнивать произведения, благодаря чему проявляются специфические черты, свойственные определенной культурной среде, выявляются приемы, создающие художественный образ и т.д.

На основе положений классической и музыкальной риторики автор последовательно в течение последних 10 лет развивает представление о риторических конструкциях в тексте и музыке, под которыми понимаются устойчивые структуры и модели. Конструкциями в тексте служат риторические фигуры и риторическая диспозиция (строение текста). Риторические конструкции в музыке включают музыкально-риторические фигуры и музыкально-риторическую диспозицию (строение мелодии). Введение термина «риторические конструкции» обусловлено необходимостью унифицировать анализ структур в тексте и музыке духовных стихов и партесных произведениях, созданных на тексты духовных стихов и несущих в себе традиции древнерусской и западноевропейской музыкальных культур.

Анализ риторических конструкций в текстах духовных стихов основан на терминологии, разработанной в теории классической риторики, нашедшей свое отражение в трудах Аристотеля, Цицерона и Квинтилиана, а также в работах Дж. Кеннеди (G. Kennedy), Р. Барта, Р.О. Якобсона, С.С. Аверинцева, Ю.В. Рождественского и других исследователей. Методика анализа музыкальных риторических конструкций базируется на теории музыкальной риторики, разработанной в музыкальной культуре Западной Европы XVII–XVIII веков И. Бурмайстером, И. Маттезоном, А. Кирхером и другими теоретиками. Она с успехом была применена О.М. Захаровой, В.Б. Носиной, М. Бондсом, Д. Бартелем и другими авторами в XX веке по отношению к барочным европейским произведениям. Помимо этого автором разработано собственное понимание музыкально-риторической фигуры и музыкально-риторической диспозиции применительно к древнерусским песнопениям, к которым относятся церковные духовные стихи, и введено понятие древнерусской музыкально-риторической фигуры.

Древнерусская музыкально-риторическая фигура выявлена автором в произведениях древнерусского церковно-певческого искусства XVI–XVIII веков как особая разновидность музыкальных фигур. Определение этого типа фигур основывается на принятом в музыкальной риторике понимании музыкально-риторической фигуры как мелодико-ритмического оборота, который выделяется из музыкального материала по комплексу признаков, часто связан с отображением содержания поэтического текста и призван усиливать выразительность всего произведения7. Значительный вклад в формирование этого термина внесло исследование И.П. Шеховцовой, которая под музыкальной фигурой в византийских песнопениях понимает «устойчиво повторяющийся мелизматический оборот в песнопении различной ладовой принадлежности, имеющий ста Федоровская Н.А. Роль риторики в русской духовной певческой культуре XVII–XVIII веков (на примере темы покаяния): Автореф. дис. … канд. искусствоведения. Владивосток :

изд-во ДВГТУ, 2003. 24 с.

бильные графические начертания»8. Важными для автора стали достижения в области теории древнерусского певческого искусства, в частности работы В.М.

Металлова, Д.В. Разумовского, М.В. Бражникова, Г.В. Алексеевой, Н.А. Кручининой.

В 2003 году автором было дано первое определение древнерусской музыкально-риторической фигуры как мелодико-графической формулы, выделяющейся из музыкального текста, способствующей усилению эмфатического акцента в поэтическом тексте и выполняющей в песнопении композиционные (структурообразующие) функции9. В настоящем исследовании это понятие получило уточнение и дальнейшее развитие. Наряду с мелодико-графическими формулами (попевками, лицами и фитами) к музыкально-риторическим фигурам следует отнести и маркерные знамена (термин автора), которые обращают на себя внимание в песнопениях сложным, необычным рисунком. Маркеры часто состоят из нескольких более простых знамен и имеют яркие, образные названия. К таким знакам относятся паук, труба, хамила, ключ, немка, полукулизма, змеица, статья со змеицей и многие другие. Некоторые из них обладают смысловыми и зрительными ассоциациями (змийца, паук, труба и т.д.). Эти знамена могут самостоятельно появляться в напеве и зрительно привлекать внимание графической и семантической выразительностью, что позволяет рассматривать их в качестве музыкальных фигур.

Исходя из понимания сущности древнерусских музыкальных фигур в данном исследовании выявлены свойства древнерусских музыкальнориторических фигур: визуально-графические, позволяющие отличать одну фигуру от другой; изобразительные, когда фигуры изображают конкретные явления и объекты (змеица, паук, мечик и т.д.); семантические, связанные с семантическим толкованием названий и внешним видом фигур; функциональные, отражающие способность фигур выполнять определенные функции (графиковыразительную и композиционную) в песнопении; эмфатические, заключающиеся в эмоциональном выделении слов религиозного текста.

Автором определены три критерия выделения древнерусских музыкально-риторических фигур: 1) стабильные графические начертания, которые могут быть общими для всех песнопений или иметь варианты изображения из-за временной, региональной или авторской особенности рукописи; 2) ясно выраженная функциональность (графико-выразительная и / или композиционноструктурная); 3) способность выражать идеи и образы в поэтическом тексте, усиливать его эмфатический эффект.

Наряду с фигурами в качестве риторических конструкций выступает и диспозиция. Анализ риторической диспозиции духовных стихов основан на изучении строения текстов в соответствии с разделом dispositio в классической Шеховцова И.П. Традиции греческой риторики в византийском гимнографическом искусстве (на материале певческих рукописей XI–XV веков): автореф. дис. … канд. искусствовед. М., 1997. С. 15.

Федоровская Н.А. Роль риторики в русской духовной певческой культуре XVII–XVIII веков (на примере темы покаяния): автореф. дис….канд. искусствоведения. Владивосток :

ыизд-во ДВГТУ, 2003. 24 с.

риторике. Учитывая то, что рассматриваемые произведения относятся к русскому духовному творчеству, автор счел необходимым в качестве дополнительного метода для исследования структуры стихов, принадлежащих к церковной традиции, привлекать учение о гомилетике. Гомилетика – учение о христианской проповеди, которое, вобрав в себя разработанные риторикой принципы строения произведений, переосмыслило их и наполнило особым христианским содержанием. Включение в анализ гомилетического осмысления структуры подчеркивает связь духовных стихов с певческими жанрами и проповедью. Важными для автора стали работы по гомилетике В.Ф. Певницкого, Г.

Булгакова, арх. Аверкия (Таушева), преосв. Феодосия (Бильченко). Анализ музыкально-риторической диспозиции основан на методах, разрабатываемых теорией музыкальной риторики, автор адаптирует эти закономерности применительно к напевам церковных духовных стихов и музыке партесных концертов.

При изучении церковных духовных стихов используются наработки И.Е. Лозовой, Н.В. Рамазановой, Г.В. Алексеевой, затрагивающие теорию гомилетики в построении церковных песнопений.

Таким образом, анализ риторических конструкций в духовных стихах привносит терминологическую цельность, позволяет оперировать одними и теми же категориями и структурными единицами, что способствует более точному и объективному сравнительному анализу тексто-музыкальных произведений. Дает возможность выявлять специфику и прослеживать преемственность традиций даже в тех сложных случаях, когда один и тот же текст духовного стиха становится основой для древнерусского песнопения, записанного в крюковой нотации и партесного концерта, фиксируемого пятилинейной нотацией.

Стремление к использованию объективных методов исследования потребовало разработки автором сравнительного анализа, базирующегося на количественном сравнении ключевых слов в тематических группах. Разработанная методика открыла возможность для сопоставления текстов духовных стихов, принадлежащих к разным языкам и диалектам, когда требуется перевод. Текстологами-лингвистами В.Н. Комисаровым, Т.А. Казаковой, Е.М. Верещагиным, В.Г.

Костомаровым, А. Вежбицкой и другими исследователями постоянно поднимается проблема адекватности перевода. При различных вариантах перевода одного и того же текста текстологическое сравнение представляет значительную проблему, сложность даже в сравнении образно-смысловой составляющей текста, так как ее можно передать разными словами, в зависимости от понимания содержания текста переводчиком.

Представляет значительную сложность сравнение покаянных текстов XV–XVIII веков, написанных на разных вариантах церконославянского языка, великорусских, малороссийских, белорусских, болгарских, боснийских духовных стихов, содержащихся в коллекциях XIX века, фольклорных и старообрядческих стихов, записанных в XX веке. Проблема перевода возникает даже при сопоставлении лингвистически близких текстов, тогда как сравнение польских, чешских, латинских духовных стихов без применения нашего подхода практически трудно осуществить. Сложность в том, что поэтический текст может быть переведен с различной детальностью, и это обстоятельство препятствует не только объективному сравнительному анализу, но иногда и просто пониманию содержания текста. Возникает так называемая проблема эквивалентности и адекватности перевода.

Анализ ключевых слов призван оценить степень сходства разноязыковых стихов. Под ключевыми словами понимаются слова текста, на которые приходится основная смысловая и эмоциональная нагрузка произведения. Тексты сравниваются на уровне каждого слова, фразы, строки. Именно здесь вариантность переводов начинает играть свою негативную роль и делает практически невозможным традиционное сравнение через толкование смысла текста. В этой связи предлагается сравнивать тексты на уровне ключевых слов по тематическим группам, исходя из следующих соображений.

Слово или группа слов, связанных с одной темой, выступают в качестве средства раскрытия образа. Например, упоминание слов огонь, пламя, гореть, палить – создает развитый образ огня. Постоянное возвращение к одним и тем же словам или группам слов делает их ключевыми в тексте и подчеркивает важность раскрываемой темы. Частое их употребление ведет к доминированию темы в произведении, показывает, что она хорошо развита и оказывает эмоциональное воздействие на читателя. Учет при анализе текста тематических групп и содержащихся в них ключевых слов открывает путь для объективного выявления общих черт и различий произведений и, таким образом, оценки степени их сходства.

Опора на разработанную методологию позволила автору создать самостоятельную классификацию духовных стихов, определить свойства и функции жанра, а также более объективно обосновать значение жанра для русской духовной культуры. Этому во многом способствовало изучение работ Д.С. Лихачева, С.С. Аверинцева, М.М. Бахтина, В.А.Пронина, Б.Н. Путилова, С.Е. Никитиной, А.Н. Сохора, М.О. Лобановой и других исследователей, посвященных вопросам теории литературных, фольклорных и музыкальных жанров. Автором вводятся термины, обозначающие разновидности духовных стихов: фольклорные (православно-официальные), церковные (православно-официальные), старообрядческо-сектантские. Определяются такие свойства духовных стихов, как религиозное и национально-героическое содержание текста, текстомузыкальная форма бытования, эмоциональность, субъективность, воспитательная направленность текстов. Выявлены функции духовных стихов: информативная, эмоционально-психологическая, лирико-субъективная, обучающая и воспитательная.

Теоретическая значимость исследования проявляется в первую очередь в том, что духовный стих рассмотрен как целостное явление. Установлены историко-культурные и социокультурные закономерности формирования жанра, дана оценка ценности духовного стиха как важной составляющей части духовной культуры.

В работе продемонстрирован комплексный подход к проблеме, включающий учет исторических, социокультурных и аналитических аспектов.

Именно такой подход позволил восполнить пробелы в изучении закономерностей развития жанра, предоставляя дополнительные возможности анализа гене зиса и исторических этапов развития, оценки взаимосвязи между жанровыми разновидностями и изменением исторических, социальных условий. Сделанные в работе теоретические обобщения устанавливают жанровые характеристики, определяющие роль духовного стиха в русской культуре.

Разработанная методология позволяет изучать и сравнивать духовные стихи, принадлежащие к разным историческим эпохам и художественным стилям, что дает возможность применять ее для изучения аналогичных явлений в песне, романсе, опере, кантате, церковных песнопениях и других образцах музыкально-поэтического и литературного творчества. Объективные методы исследования произведений, включающие анализ риторических конструкций и количественный сравнительный анализ, могут быть использованы для снижения субъективности оценок, вскрытия внутренних механизмов художественного воздействия, приемов и творческих инструментов древних создателей духовных произведений и реконструкции утраченной их музыкальной части.

Риторические конструкции могут быть предложены в качестве универсального средства анализа любых произведений с текстовой и текстомузыкальной основой. Они позволяют выявить структурные закономерности и художественную выразительность, дают возможность оценивать специфику произведений, прослеживать эволюционные процессы и преемственность художественных традиций. Вводимые методики продолжают развитие структурно-семантического и семиотического подходов к культурным артефактам и могут, в частности, использоваться специалистами в области лингвокультурологии для изучения феномена текста в культуре.

Предоставленная в исследовании доказательная текстологическая база позволяет делать системные обобщения в области народного духовного творчества и русской культуры в целом. Предложенные разработки могут служить основанием для культурологических обобщений, затрагивающих различные аспекты русской духовной культуры: народного художественного творчества, религиозных представлений, менталитета и т.д.

Практическая значимость исследования проявляется в обобщении и осмыслении образцов народной духовной культуры, многие произведения впервые вводятся в круг современных искусствоведческих исследований. Особую практическую ценность работе придает демонстрация новых подходов к изучению духовных стихов, находящихся в опубликованных коллекциях XIX– XX веков. Результаты изучения этих сборников подчеркивают не только их информативную и общеисторическую, но и текстологическую ценность помещенных в них произведений, что позволит специалистам в области культуры и искусства активно использовать их в рамках своих исследований.

Предложены объективные методы, предоставляющие исследователям возможность для сравнительного анализа, направленного на выявление общих стилевых закономерностей, определения региональных и других особенностей тексто-музыкальных произведений, а также общих процессов эволюции и сохранения культурных традиций. Исследование содержит практические рекомендации, открывающие новое направление в реконструкции утраченных напевов произведений.

Результаты исследования могут быть также применены в учебном процессе при чтении курсов по фольклористике, истории отечественной музыки и литературы, теории и истории русской культуры для искусствоведов, филологов, фольклористов, музыковедов, культурологов, историков и других специалистов. Специально для учебного процесса разработано учебное пособие, в котором приводится авторская методика изучения тексто-музыкальных произведений.

Апробация исследования. Результаты исследований докладывались на всероссийских научных и научно-практических конференциях «Григорьевские чтения» (Москва, 2009), «Языковые контакты в аспекте истории» (Москва, 2007), «Апокриф и современность» (Москва, 2004), «Музыкальное содержание:

наука и педагогика» (Уфа, 2004), «Проблемы музыкального образования» (Москва, 2002), «Бражниковские чтения» (Санкт-Петербург, 2002), «Пушкин: эпоха, культура, творчество» (Владивосток, 1999), «Старообрядчество Сибири и Дальнего Востока. История и современность. Местные традиции. Русские и зарубежные связи» (Владивосток, 1999, 2004), «Новое видение культуры мира в XXI веке» (Владивосток, 2000, 2003, 2005, 2007), «Христианство на Дальнем Востоке» (Владивосток, 2000), «Приморские образовательные чтения, посвященные памяти святых Кирилла и Мефодия» (Владивосток, 2001, 2002, 2004, 2006, 2007, 2008, 2009), «Культура Дальнего Востока и стран АТР: Восток – Запад» (Владивосток, 2001, 2002, 2004, 2005, 2007, 2008, 2009), «Актуальные проблемы образования и культуры в контексте XXI века» (Владивосток, 2003, 2005), «Гуманитарные науки в контексте международного сотрудничества» (Владивосток, 2004), «Вологдинские чтения» (Владивосток, 2004), «Система искусств в структуре культурного пространства» (Владивосток, 2007), «Молодежь и научно-технический прогресс» (Владивосток, 2008). Зарубежных конференциях «Meeting of the American Association of Teachers of Slavic and East European Languages» (Washington, USA, 2005) и «Music as Local Tradition and Regional Practice» (Armidale, Australia, 2006). В ходе исследования, его результаты докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры искусствоведения ДВГТУ, заседании Ученого совета института Архитектуры, искусства и дизайна ДВГТУ.

Авторская концепция, основные положения и выводы по теме диссертации отражены в ряде изданий, посвященных вопросам истории развития духовного стиха, методологии его анализа, истории и теории русской риторики. Всего по теме диссертации опубликовано 56 работ. В том числе в центральных реферируемых журналах рекомендованных ВАК – 10 статей. Основные положения исследования нашли отражение в монографиях и учебном пособии, в которых общим объемом 39,5 п.л.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка литературы, примечания и приложения; содержит 4 рисунка, 15 таблиц, 115 примеров (из них 65 текстовых и 50 нотных). Основное содержание изложено на 390 страницах машинописного текста. Список литературы включает 552 наименования, из них 94 на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы и осуществляется постановка проблемы, формулируются цель и задачи исследования, перечисляются основные положения, выносимые на защиту, определяются методы, объект исследования, характеризуется практическая ценность и апробация работы.

Глава первая «Историография духовного стиха» посвящена истории собирания и изучения стихов. В пункте 1.1. «Коллекции духовных стихов» отмечается, что во второй половине XIX века появляются первые публикации текстов стихов, ставшие ранней формой накопления знаний и изучения произведений этого жанра. Сборник П.В. Киреевского (1848), В.Г. Варенцова (1860), П.И.

Якушкина (1860) заложили основу систематического собирания духовных стихов. Собрание П.А. Бессонова «Калки перехожiе: сборникъ стиховъ» (18611864) стало своеобразным итогом раннего периода собирания этих произведений. В коллекцию вошли более 700 текстов – не только новые стихи из архивов Румянцевского музея, Публичной библиотеки, Этнографического отделения Географического общества, частных коллекций, тексты записанные во время фольклорных экспедиций, но и уже опубликованные произведения из сборников духовных стихов П.В. Киреевского, П.И. Якушкина и В.Г. Варенцова. Коллекция включала стихи из Великой, Малой и Белой Руси, Болгарии, Сербии, Боснии, польские и чешские псалмы и «кантычки» (канты) и была крупнейшим собранием духовных стихов второй половины девятнадцатого века. В конце XIX века увидели свет сборники, составленные по материалам фольклорных экспедиций совместно Ф.М. Истоминым и Г.О. Дютшем (1894) и Ф.М. Истоминым и С.М. Ляпуновым (1899).

Начало XX века ознаменовано появлением духовных стихов в собраниях А.В. Маркова (1901; 1906 и других), Е.А. Ляцкого (1912), Т.С. Рождественского и М.И. Успенского (1912), В.Д. Бонч-Бруевича (1909-1918). После 1917 года в связи с событиями в отечественной истории интерес к духовным стихам падает и возникает вновь только в конце XX века. В это время появляется репертуарный справочник покаянных стихов XV–XVII веков «Ранняя русская лирика» (1988), составленный Л.А. Петровой и Н.С. Серегиной, сборники «Стихи духовные» Ф.М. Селиванова (1991) и «Голубиная книга» под редакцией Л.Ф. Солощенко и Ю.С. Прокошина (1991). В начале XXI века появляются сборники духовных стихов под редакцией С.Г. Шулежковой (2005), А.В. Листопад (2006), И.В. Позднеевой (2008), иеромонаха Мисаила (2008), протоирея А. Трохина (2008) и другие, что позволяет говорить о возрастающем интересе к жанру и осознанию необходимости его распространения.

Публикация текстов духовных стихов подготовила почву для их изучения. В пункте 1.2. «Исследования в области духовных стихов» указывается, что исследователи XIX века стремились выяснить время возникновения стихов, занимались поиском книжных источников, изучали географическое распространение, среду бытования и связь духовных стихов с другими жанрами. Эти и другие вопросы поднимались в работах П.А. Бессонова, В.Г. Варенцова, Ф.И.

Буслаева, Ф.Д. Батюшкова, Н.С. Тихонравова, С.П. Шевырева, И.И. Срезнев ского, А.Н. Веселовского, А.И. Кирпичникова, С.В. Максимова, А.В. Маркова, Ю.М. Соколова, Б.М. Соколова и многих других.

В первой половине XX века появляются работы В.И. Чернышева, М.Н.

Сперанского, А.В. Маркова, А.Д. Григорьева, Н.Е. Ончукова, В.И. Малышева, X. Штаммлера, в которых рассматривается история развития жанра, связь стихов с эпической традицией, затрагиваются вопросы хронологии стихов. Знаковым событием становится комплексный анализ В.П. Адриановой стиха об «Алексее, человеке Божьем», исследование покаянных стихов Н.Ф. Финдейзена и В.Н. Перетца, изучение связей духовных стихов со старообрядческой традицией и различными религиозными группами Т.С. Рождественского и М.И. Успенского, учебник по русскому фольклору Ю.М. Соколова. Выдающимся исследованием стал труд Г.П. Федотова «Стихи духовные (Русская народная вера по духовным стихам)» (1935). В конце XX века духовный стих изучается филологами, музыковедами, фольклористами и археографами. Появляются учебники Ф.М. Селиванова, в которых духовный стих вписывается в систему русского фольклора, жанр рассматривается в учебниках по русской музыке Е.М. Орловой, Ю.В. Келдыша.

К современным достижениям в области изучения жанра следует отнести появление большого числа исследований, основанных на новых записях духовных стихов, собранных во время этнографических экспедиций. К ним относятся работы С.Е. Никитиной, Н.П. Парфентьева, М.Г. Казанцевой, В.И. Малышева, Л.А. Петровой, Т.С. Каневой, Ф.В. Панченко, М.Б. Чернышевой, X. Ковальской, Л.Е. Элиасова, Л.Ф. Солощенко, К.В. Титовой, Н.Ю. Данченковой, Г.В.

Лобковой, А.М. Петрова и других. Особенности развития покаянных стихов и их связь с другими жанрами рассматриваются В.И. Малышевым, А.В. Позднеевым, К.Ю. Кораблевой, А.М. Панченко, А.И. Копаневым, Н.С. Серегиной, Н.В.

Грузинцевой, О.А. Савельевой, Т.З. Сквирской, В.К. Былининым, Л.Ф. Костюковец, М.П. Рахмановой, Н.А. Герасимовой-Персидской, Т.В. Кожевниковой, И.В. Герасимовой, О.В. Ивашиной, О.В. Чучевой и другими.

Особенности бытования, вопросы происхождения и эволюции духовных стихов рассматриваются Ю.А. Новиковым, К.Ю. Кораблевой, Л.Ф. Солощенко, Ф.В. Панченко. Вопросам классификации и типологии жанра посвящены исследования Ю.А. Новикова, Дж. Майна (Mine), М.Б. Чернышевой, Ф.М. Селиванова, С.Е. Никитиной, Л.Ф. Солощенко, М.П. Рахмановой Н.С. Мурашевой.

Вопросы взаимодействия устной и письменной музыкальных традиций духовного стиха разбираются в работах Т.Ф. Владышевской и М.П. Рахмановой. Текстологические исследования стихов были выполнены А.В. Позднеевым, Б.А.

Успенским, А.М. Панченко, Т.В. Хлыбовой, А.В. Коробовой и многими другими. Исследованию деятельности собирателей духовных стихов XIX века посвящены работы П.Д. Ухова, А.И. Баландина, А.Д. Соймонова, Т.В. Хлыбовой.

Обобщение этих разрозненных исследований позволило выявить несколько общих тенденций в изучении духовных стихов. Первая тенденция заключается в концентрации внимания исследователей на отдельных аспектах духовных стихов – темах и сюжетах текстов, региональной специфике стихов, их источниках, напевах и т.д. Во многом это связано с профессиональным ин тересом исследователей. Вторая тенденция сформировалась еще в конце XIX века и связана с изучением духовного стиха на собранном лично каждым исследователем материале во время этнографических экспедиций в различных регионах России или во время изучения архивов в фондах библиотек. На примере неизвестных и не изучавшихся ранее произведений, происходит их комплексное исследование с точки зрения региональной стилевой, жанровой образнотематической и сюжетной, лексической специфики. Использование найденных источников для исследований становится приоритетным направлением в изучении жанра и способствует одновременному вводу в научный оборот новых произведений и их анализ. Наконец, третьей тенденцией становится изучение духовных стихов отдельно по их видам. Одни исследователи специализируются на фольклорных духовных стихах, другие – на старообрядческих, покаянных стихах из церковно-певческих сборников. Например, К.Ю. Кораблева изучает покаянные стихи, а Ф.М. Селиванов – фольклорные духовные стихи и т.д.

Глава вторая «Истоки духовного творчества» посвящена обсуждению происхождения духовных стихов, их классификации, образно-тематическому содержанию, распространению в различных социокультурных слоях. Общими источниками для всех духовных стихов стали Священное Писание – Ветхий и Новый Завет, апокрифы, церковные поучения, песнопения, жития святых, устные легенды, нравоучительные повести, «чудеса» и т.п. В пункте 2.1. «Происхождение духовных стихов» отмечается, что вопрос о происхождении жанра вызывал немало споров. Н.И. Надеждин, С.П. Шевырев, И.Ю. Некрасов отстаивают «самобытность», оригинальность русских духовных стихов, И.И. Срезневский указывает на общехристианское происхождение стихов, а А.Н. Веселовский – на их генетическую связь с древними формами русского эпоса. Л.Ф. Солощенко предлагает рассматривать генезис фольклорного духовного стиха как процесс, начавшийся в Средневековье в рамках былинноэпической традиции (XI век), достигший самостоятельности в ХV–ХVII веках и постепенно угасающий.

Существует несколько гипотез времени возникновения стихов: дохристианский, языческий период (Ф.И. Буслаев, С.П. Шевырев, Н.С. Тихонравов, И.Ю. Некрасов), первые века христианства на Руси (Вс.Ф. Миллер, А.В. Марков, А.Д. Григорьева, Л.Ф. Солощенко), XV–XVI века (М.Н. Сперанский, Л.А.

Петрова, Н.С. Серегина, Н.А. Герасимова-Персидская, К.Ю. Кораблева, Ю.А.

Новиков, Ф.В. Панченко). По нашему мнению, выяснению времени возникновения и происхождения жанра способствует изучение возможных создателей и исполнителей духовных стихов, причин появления этого жанра и условий его существования. Ф.И. Буслаев и Г.П. Федотов отмечают, что создателями стихов должны были быть люди приближенные к книжной культуре, представители «народной интеллигенции»10. Изучение социальной среды Древней Руси в пункте 2.2. «Калики перехожие и истоки духовного стиха» позволило предположить, что в качестве лиц, которые стояли у истоков создания, а впоследствии распространения духовных стихов были калики перехожие. Тому свидетельстФедотов Г.П. Стихи духовные (Русская народная вера по духовным стихам). М., 1991.

вуют особенности их функционирования в социально-культурной среде Руси, а также их роль в распространении христианства и формировании русской религиозности. Калики перехожие представляют собой особую социальную группу людей, объединенных различными целями и задачами. В Средневековье значительную их часть составляли паломники в «святые места». По большей части это были профессиональные религиозные деятели – монахи, священники и люди близкие к церкви (монах Стефан Новгородец, игумен Даниил, будущий новгородский архиепископ Антоний и другие).

Представляется, что появление священнослужителей среди калик связано с выполняемой ими функцией. Они не просто путешествовали, а выступали в роли миссионеров-проповедников. Исследования И.Н. Данилевского, А.Л. Юрганова, А.И. Клибанова показывают, что на начальных этапах распространения Православия на Руси отсутствовало должное количество храмов, ощущался недостаток в обученных кадрах, которые могли бы проводить службу, была острая нехватка церковных книг и т.д.11 Все это привело к тому, что основная нагрузка по обращению в христианство населения Древней Руси должна была лечь на плечи проповедников-миссионеров. Калики личным примером демонстрировали веру во Христа, рассказывали поучительные истории о жизни праведников и грешников, библейские сюжеты в доступном для слушателей изложении. Простая одежда, эпические и метафорические рассказы, содержавшие основы христианства, были зачастую более близки простому, малограмотному народу, чем ораторские речи священников, которые вначале произносились на греческом языке.

Для более доходчивого изложения основ христианства каликамимиссионерами созданы специальные произведения, которые в последствии стали называть духовными стихами. В подтверждение этому отметим, что калики обладали необходимым религиозным образованием, доступом к каноническим и апокрифическим литературным источникам, ставшим текстовой основой жанра, и были напрямую заинтересованы в распространении духовных стихов.

Особенное значение имели знания в области древнерусской певческой системы, оказавшей влияние на формирование напева стиха. Духовные произведения, благодаря знакомым, запоминающимся напевам и простому, доступному тексту, обеспечивали продвижение христианства. Затем жанр духовных стихов стал использоваться для поддержания христианской веры среди населения, сохранившись в фольклоре и певческих рукописях до наших дней. Духовные стихи, исполнявшиеся образованными церковнослужителями и близкими к церкви людьми, несомненно могли запоминаться всеми остальными путешественниками. Получив определенные навыки исполнения духовных произведений, они могли продолжать хождение самостоятельно.

Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников (IX–XII вв.). М., 1998; Юрганов А.Л. Категории русской средневековой культуры. М., 1998; Клибанов А.И. Духовная культура средневековой Руси. М., 1994.

По прошествии веков отечественная культура каликов на Руси менялась.

Если в Средневековье они представлялись героями-богатырями, то в XIX веке калики утратили свой богатырский образ и превратились в странствующих нищих, «божьих людей», часто увечных и слепцов – калики перехожие превратились в калек перехожих. Калики-калеки пели духовные стихи, о чем упоминают П.А. Бессонов, А.Н. Веселовский, С.В. Максимов И.И. Срезневский, Н.С. Тихонравов и другие исследователи. В связи с этим сформировался стереотип, что духовные стихи исполняли исключительно калеки и убогие люди, что не отражает всей многогранности жанра, особенно в исторической ретроспективе.

Таким образом, можно с большой долей уверенности утверждать, что духовные стихи возникли в первые века христианства (X-XI век) в среде калик перехожих. Они были первоначально нацелены на распространение христианства на Руси, а затем призваны поддерживать веру в светской и народной культуре. Происхождение жанра связано с той средой, в которой он возник, жанр имеет свою самобытность, так как опирался на местный колорит и первоначально на эпическую традицию, и в то же время основывался на общехристианских образах и сюжетах.

Пункт 2.3. «Общие подходы к классификации» посвящен анализу существующих типологий и выработки систематизации, позволяющей рассматривать духовный стих как целостное явление в русской культуре. Исследователями предпринято несколько попыток систематизации произведений. П.А. Бессонов, В.Г. Варенцов, Т.С. Рождественский, Ф.М. Селиванов, Дж. Майне систематизировали произведения на основе тематического принципа. Жанровостилистический подход берется в основу типологий А.Л. Маслова, М.П. Рахмановой, Н.В. Грузинцевой, С.Е. Никитиной. Н.С. Мурашева определяет стихи по принципу устной и письменной традиции существования, а Л.Ф. Солощенко предлагает основываться на функциональном и историко-культурологическом подходах. Рассмотренные примеры позволяют говорить о том, что в настоящее время не создано единой классификации жанра, позволяющей охватить все его разновидности. Сложившаяся ситуация потребовала от автора создания самостоятельной классификации, которая не только позволяла бы рассматривать духовный стих в качестве цельного жанра, но и, по возможности, не сильно противоречила уже существующим частным разновидностям.

Полагая, что жанр «духовный стих» представляет в нашей классификации категорию вид, предлагается следующая иерархия. На первом уровне в качестве классификационного признака рассматриваются условия существования и доминантная социокультурная среда распространения духовных стихов. На этом уровне выделяются следующие разновидности стихов. Фольклорные (православно-официальные), образующие наиболее многочисленную группу произведений, которая охватывает преимущественно устное исполнение духовных стихов в среде каликов перехожих, крестьян, а затем и городского населения, исповедующих официальное православие. Церковные (православноофициальные), изначально предназначенные для исполнения в церковном быту, а затем распространившиеся в среде грамотных россиян. Старообрядческосектантские, которые обязаны своим существованием среде, в которой они были созданы. Второй уровень основан на сюжетным принципе. В результате выделяются типы духовных стихов: героико-страдательные, покаянные и лирические. Третий уровень иерархии произведений предполагает разделение стихов в зависимости от специфики содержания. Так, героико-страдательные стихи подразделяется на исторические, мученическо-страдательные и библейские. Покаянные стихи содержат назидательные и лично-покаянные стихи. Лирические стихи в свою очередь могут быть просительно-благодарственными, лирико-бытовыми и лирико-философскими.

Исходя из разного социокультурного контекста, духовные стихи имеют сюжетно-образную и стилистическую специфику, которая выявляется в пункте 2.4. «Духовный стих в социокультурном контексте». Фольклорные (православно-официальные) духовные стихи существуют главным образом в устной культуре, они исполнялись каликами и выходцами из крестьянской, городской среды. В русской народной культуре эта разновидность духовных стихов появился в X веке. К древнейшим духовным стихам относятся тексты, близкие былинной, эпической традиции, которые входят в нашей классификации в тип героико-страдательных стихов. В фольклорных (православно-официальных) духовных стихах этот тип подразделяется на подтипы. Подтип исторические стихи представлен произведениями, в которых нравственные ценности и идеалы праведности проявились в героических подвигах и мученичестве за веру христианских богатырей (Егория Храброго, Федор Тирянина (Тирона), Никола Чудотворца, калики-богатыря Касьяна и других). Подтип мученическострадательные стихи представлен текстами, посвященными святым аскетамстрадальцам характерным, образы которых были близки для каликов-калек и простого терпящего нужду населения. Например, стихи о Лазаре, Алексее, человеке Божием, Иосифе (Иоасафе), Борисе и Глебе. Библейский подтип составляют духовные стихи, основанные на сюжетах Ветхого и Нового Заветов. Сюда входит евангельский цикл, посвященный земной жизни Иисуса Христа, духовные стихи о Богородице, повествование о Страшном суде, Потопе и другие темы.

К типу покаянные духовные стихи относятся произведения покаянного содержания, в которых верующий плачет, кается и просит Бога простить его грехи перед лицом смерти и Страшным судом. Она включает произведения назидательного характера, в которых создатели обращаются к слушателям, яркими примерами убеждают их в необходимости покаяния. Таковы плач Адама, плач Иосифа, стихи о грешной матери, о грешной душе и т.д. Среди текстов выделяется лично-покаянные духовные стихи, передающих личное отношение к покаянию, раскаяние верующего («Плачу и ридаю» и другие). Отметим, что подтип назидательные стихи представлен большим числом произведений по сравнению с подтипом лично-покаянные стихи. Это связано с общими фольклорными традициями, в которых выражение индивидуальных чувств уступает место обобщению, отстранению от конкретного человека. Тип лирические стихи представлен специальными стихами калик перехожих, образующих подтип просительно-благодарственные стихи, с которыми они просили милостыню, благодарили за подношение, восхваляли подавших, высказывали им благие по желания. Подтип лирико-бытовые духовные стихи включает стихи общей направленности (стих о числах, святая Пятница и т.д.).

Церковные (православно-официальные) духовные стихи по нашему предположению появились в тот же период, что и фольклорные (православноофициальные).12 Существуют в письменной форме в церковно-певческих сборниках (Ирмологий, Обиход, Октоих и Стихирарь и другие), где они фиксируются, начиная с XV века. Церковные духовные стихи не исполнялись непосредственно во время службы, они распевались в церковной и монастырской среде во время досуга, трапез, могли звучать во время погребения. Наиболее масштабно представлен тип покаянные стихи, что связано с социальной средой распространения стихов. Этот тип стихов включает назидательные произведения, в том числе плач царевича Иосафа, плач Адама, «Предите все человецы» и т.д. Подтип лично-покаянные стихи представлен большим числом произведений, что связано с ростом фактора личности, со стремлением церковнослужителей передать свои переживания («Суд твой страшен», «Все житие мое срамно» и т.д.). Выделяется тип стихов героико-страдательного содержания, в котором можно условно выделить ряд подтипов: библейские («Рече Господь ко Каину»), историко-страдательные, неразрывно соединяющую исторические и мученическо-страдательные образы и представленную произведениями, посвященными памяти воинов и воинского подвига («стих воинский», «покаянен воинской ратным храбоборником»), стихами о Москве и Московском государстве. Тип лирические включает такие подтипы, как лирико-философские, в которую входят духовные стихи общего лирического склада, посвященные размышлениям о вере («Господа разумейте заповеди» и т.д.), и лирико-бытовые со стихами общего характера («о любви», «о писании»).

Старообрядческо-сектантские духовные стихи появляются на рубеже XVII–XVIII и связаны с развитием в России различных видов старообрядчества (неговцы, странники-морельщики, семейские, беспоповцы и другие) и русских религиозных сект (хлысты, скопцы, «люди божьи», «Новый Израиль» и другие). Наряду с устной традицией духовные стихи были широко распространены в рукописных источниках. В отличие от народного духовного стиха, который часто исполнялся профессиональными певцами, старообрядческая и другие традиции направлены на то, чтобы практически каждый ее представитель был носителем духовных произведений.

Важное место в группе стихов героико-страдательного типа занимают духовные стихи, которые можно отнести к подтипу исторические стихи, где раскрываются знаменательные исторические события и героический путь лидеров: «О разделении церкви при Никоне патриархе», об осаде Соловецкого монастыря, о боярыне Морозовой, протопопе Аввакуме, Андрее Денисове, об отце-искупителе Селиверстове, «христах», «богородицах», «архангелах», «пророНа данный момент документально подтверждены сохранившиеся рукописные тексты духовных стихов XV века. Однако, существующая тенденция изменения границ времени появления к более ранним периодам из-за постоянных открытий новых рукописей позволяет надеяться, что в будущем обнаружатся и более ранние произведения.

ках» и других чинах сектантской иерархии. Мученическо-страдательные духовные стихи содержит этические идеалы староверов, которые раскрываются в стихах о соблазнах мира и бегстве для спасения от них в «пустыню», а также призывающих к терпению и умерщвлению плоти, о благодетельном значении смерти, расставании души с телом и мучениках-аскетах (Лазарь, Алексий, «Голуби», «Сокрушение о грехах», «Стих, узника-невольника», «Ах ты пташка и бедняжка», «Жил юный отшельник», «Не ропчи на суровую долю» и других текстах). В библейскую подгруппу включен евангельский цикл, стихи о Потопе, Содоме, Страшном суде и другие.

Тип покаянные стихи включает переработки церковных (православноофициальные) покаянных духовных стихов XVI–XVII веков. Содержит две подтипа: назидательные (плач Адама, плач царевича Иоасафа, «О кратковременной человеческой жизни» и т.д.) и лично-покаянные стихи («Пора тебе уж пробудиться», «С другом я вчера сидел»). Тип лирические стихи представлен подтипами: лирико-философские стихи с произведениями «Гора Афон», «Умоляла мать родная», «Что за чудная превратность», а также лирико-бытовые – со стихами о числах, святой Пятнице и другими.

Выявленный автором старообрядческий сборник А.И. Кочевой демонстрирует традиционные темы и образы. Например, в него включены часто встречающиеся среди староверов тексты: «Ахъ ты пташка и бэднzжка», «С другомъ z68 вчера сиделъ», «Гора Афонъ, гора свzтаz», «Потопъ страшенъ uмножалсz» и другие.

Таким образом, предложенная классификация связывает воедино все существующие духовные стихи. Приведенные разновидности, типы и подтипы стихов показывают условия существования и среду распространения духовных стихов, сюжетное содержание и специфику их реализации, которая проявляется в том, что для социальных групп людей выбираются разные наиболее близкие и понятные для конкретной ситуации сюжеты произведений. Так, тип героико-страдательные стихи в фольклорных духовных (православноофициальных) и старообрядческо-сектантских разновидностях духовных стихов представлен историческим, библейским и мученическо-страдательным своими подтипами, с явным акцентом на повествовательное начало. В фольклорных стихах внимание акцентируется на былинных образах и аскетахстрадальцах, а в старообрядческо-сектантских стихах – реальных исторических лицах и событиях, на личном страдании при гонении за веру. В церковных (православно-официальных) духовных стихах доминирует лирическое, эмоционально отношение к повествованию, представленное в библейском и историко-страдательном подтипах. Создание классификации показало необходимость более углубленного изучения структурных и содержательных закономерностей текстов, без которых отнесение каждого конкретного духовного стиха к тому или иному типу или подтипу становится объективно невозможным.

В третьей главе «Риторический анализ текстов» изложены основы риторического подхода к изучению текстов духовных стихов в историкотеоретическом и аналитическом аспектах. В пункте 3.1. «Риторика и ритори ческие приемы» рассматривается история развития классической и раннерусской риторики и гомилетики, а также дается характеристика основных риторических приемов. Риторика (греч. ) – искусство красноречия – возникла в Греции в V–IV веках до н.э. Выдающиеся деятели античности: Аристотель, Цицерон и Квинтилиан сформировали теорию построения речи для эффективного воздействия на аудиторию13. Этапы развития классической риторики представляются в следующей последовательности: риторика (ораторское искусство) античности, гомилетика и ораторика Средневековья и Возрождения, рациональная (неоклассическая) риторика XVII–XVIII веков и риторика XX века.

История отечественной риторики X–XVIII веков условно разделена на средневековый (X–XVII века) и барочный (XVII–XVIII века) периоды. Средневековый период развития русского риторического искусства связан с проникновением на Русь учений византийских школ, в том числе гомилетики, которая основывалась на законах античной риторики, став своеобразным проводником риторических традиций на Руси. Обучение законам риторики происходит в процессе устного общения ученика с наставником, слушания проповедей опытных религиозных деятелей, а также при изучении и заучивании религиозных текстов, содержащих риторические приемы, которые воспринимаются неотъемлемой их частью в рамках канона. Образцом для подражания становится красноречие Иоанна Дамаскина, митрополита Илариона, епископа Кирилла Туровского и других деятелей церкви. Существовавшая система обучения делала избыточным наличие специальных учебников по риторике.

Барочный период характеризуется усилением взаимодействия русской и западноевропейской риторической науки, когда появились первые учебники по риторике, выполненные по европейскому образцу: «Риторика» вологодского епископа Макария, «Риторика» Усачева, трактаты по риторике созданные в Киево-Могилянской академии. Риторика постепенно становится светской наукой14. Сохранились многочисленные примеры использования гомилетики и риторики в религиозных произведениях. Духовные стихи, создаваемые образованными, близкими к церкви людьми на основе религиозных текстов, несли в себе гомилетические и риторические традиции своей эпохи.

В процессе характеристики основных риторических приемов было рассмотрено содержание пяти основных разделов риторики: inventio, dispositio, elocutio, memoria и pronuntiatio, которые в значительной степени определяют последовательность создания произведений (речи, текста). Автором исследования выдвигается понятие риторические конструкции, включающие риторические фигуры и риторическую диспозицию (строение произведений, их композиция). Автором установлено, что тексты и речи с религиозным содержанием основываются на общих законах, изложенных в пяти частях риторической теории. Однако главное их отличие от светских текстов заключается в осоСм. трактаты Аристотеля «Риторика» и «Топика», Цицерона «De Oratore», «On Invention» и «Brutus», Квинтилиана «Institutio Oratoria».

Федоровская Н.А. Роль риторики в русской духовной певческой культуре XVII–XVIII веков (на примере темы покаяния): автореф. дис.… канд. искусствовед. Владивосток, 2003.

бом внимании к моральным нормам речи, раскрывающим образ идеального христианина, в том числе аргументам, основанным на библейских сюжетах, а также умеренному отношению к эмоциям и «страстям». Правильный выбор темы, ее «изобретение», как и в светских речах, обеспечивается внимательным изучением наследия великих предшественников. Духовные произведения часто основывались на проповедях святых отцов церкви, текстах Св. Писания и других книг религиозного содержания. Духовные произведения содержат риторические средства воздействия, изложенные в dispositio и elocutio, которые реализуют в конкретных словосочетаниях и структурах идеи и образы, заложенные в inventio. В религиозных устных выступлениях актуальны принципы, изложенные в pronuntiatio и memoria, которые, однако, практически невозможно выявить при исследовании письменных текстов. В нашей работе анализируются письменные образцы, поэтому основное внимание концентрируется на изучении риторических конструкций, описанных в elocutio и dispositio.

В пункте 3.2. «Риторические конструкции в текстах» раскрывается аналитический аспект анализа духовных стихов, который включает выявление риторических фигур, оценку их роли в стихе и изучению закономерностей диспозиции. Под риторической фигурой в нашем исследовании понимается устойчивый оборот, выделенный из общего потока слов путем отклонения от обычного изложения. Фигуры часто используются в том случае, если речи или тексту нужно придать повышенную выразительность и / или эмоциональность.

Одной из наиболее распространенных риторических (стилистических) фигур, используемых в духовных стихах, служит параллелизм. Параллелизм (от греч. слова parlllos – находящийся или идущий рядом) – это тождественное или сходное расположение элементов речи в смежных частях текста, соотношение которых создают поэтический образ. К видам параллелизма, получившим самостоятельность в риторике и поэтике, можно отнести изоколон, анафору, эпифору, антитезу и другие. Р. Лаут, а следом за ним Р.О.

Якобсон предлагают рассматривать три основные разновидности параллелизма – синонимический, антитетический и синтетический15.

Например, в покаянном стихе «Откuду начнu плакати»16 в обращении к Богу слышится слезное раскаяние, мольба о прощении (пример 1). Синонимический параллелизм, в котором строки сообразуются одна с другой, выражая один и тот же смысл, усиливает фигуру риторического вопроса. Как известно, эта фигура представляет собой вопрос, ответ на который или заранее известен, или дается самим спросившим. Фигура выглядит как утверждение, высказанное в вопросительной форме, и применяется для усиления выразительности (выделения, подчёркивания) фразы. Здесь человек вопрошает самого себя, как же он может смотреть на небо (обращаться к Богу) и говорить что-то в свое оправдание, если он так грешен? В этом же примере показан Якобсон Р.О. Работы по поэтике: переводы / сост. и общ. ред. М.Л. Гаспарова. М., 1987.

РГБ, ф. 304 № 432, л. 112, глас 5, середина XVI века.

параллелизм строк, обозначающих качества Судьи – «целитель», «избавитель». Повторение начальных слов в строках примера 1 говорит об использовании риторической фигуры анафора, в которой обычно повторяются слова или группы слов в начале нескольких стихов, строк, колонов или фраз.

Пример 1. Духовный стих «Откuду Пример 2. Духовный стих «Судище начнu плакати» твое страшно судіz праведный» Како могu зрэти на небо.

Судище твое страшно Како могu языкомъ глаголати Судіz праведный Ты целитель дuши моеи Дэzніz моz лютаz.

Ты избавитель wгнz негасимаго И неподобна.

Антитетический параллелизм, в котором строки сообразуются одна с другой через противопоставление по выражению или по смыслу, представляет собой структуру, состоящую из двух фигур – собственно параллелизма и антитезы, которые зачастую используются для сопоставления важнейших в христианстве категорий: человека с его прегрешениями и страстями и Бога, высших сил, рая. Примером тому может служить духовный стих «Судище твое страшно судіz праведный» (пример 2)17. Антитеза здесь показана словами: «судище твое – деяния моя». В ней противопоставляется человек и Господь, что усиливает драматизм произведения и позволяет лучше передать состояние верующего.

Яркий пример фигуры антитеза представлен в старообрядческом духовном стихе начала XX века «Я вчера с другом сидел»18. Фигура вводится дважды в начале строк, в первом случае противопоставлением временных характеристик «вчера – нынче» она подчеркивает суетность земного бытия и быстротечность времени (пример 3). Другая антитеза вводится для демонстрации важного для христианства противопоставления тела и души. В стихе акцентируется внимание на различное будущее этих неразрывно связанных между собой составляющих – плоть во гроб – душеньку на суд, тем самым подчеркивается, что за земные радости и удовольствия тела расплачиваться придется душе.

Строение религиозных произведений основано на риторических принципах, изложенных в разделе dispositio, который содержит правила организации текста. Раздел включает exordium (вступление), в котором излагается основная идея, narratio (изложение), где эта идея развивается. Подраздел tractatio (трактовка) связан с интерпретацией наиболее важных положений основной идеи.

Argumentatio (доказательство), а также confirmatio (обоснование или подтверждение) посвящены разработке аргументов, подтверждающих истинность главного тезиса. Завершается риторический раздел dispositio подразделом peroratio (заключение), подводящим итог выступлению. При раскрытии сложной темы РНБ, ф. Тит. 637, л. 19-20, глас 1, вторая половина XVII века.

Мурашева Н.С. Духовные стихи старообрядцев Алтая // Традиции духовного пения в культуре старообрядцев Алтая. Новосибирск, 2002. С.469-470.

вводятся дополнительные подразделы. Например, propositio (представление), поясняющее идеи, изложенные в confutatio, reprehensio (опровержение), осуждающее и порицающее доказательства соперника, а также digressio (отступление), в котором предполагается временный отход от основной темы изложения, что создает эмоциональное усиление выступления.

Пример 3. Духовный стих «Я вчера с другом сидел» Я вчера с другом сидел, А нынче смерти жду придел, Горе, горе мне великое.

Плоть мою во гроб кладут А душеньку на суд ведут! Исследователями гомилетики установлено, что проповедь и религиозные тексты включают три основных раздела: предложение, изложение и нравственное приложение. Перед предложением в речь проповедника помещалась специальная часть приступ, представляющая собой своеобразное ведение в ситуацию, а после нравственного приложения добавлялся раздел заключение.

Наши исследования подтверждают, что функционально они основаны на структурных закономерностях, которые были заложены в разделе риторической теории dispositio. В предложении выдвигается основная идея текста или проповеди. Этой части в риторике соответствует раздел exordium. Изложение развивает идеи первого раздела. В классической риторике эти функции несут narratio, argumentatio, confirmatio и другие структурные единицы. Нравственное приложение содержит обращение к верующим, взывание к Христу, Богородице, святым мученикам с просьбой о защите, благословении и т.д., ему соответствует раздел риторики peroratio. Например, фрагмент духовного стиха «Откuду начнu плакати» (пример 1) демонстрирует часть раздела изложение, которая по своим функциям близка разделам argumentatio и confirmatio в классической риторике, так как здесь приводятся аргументы, обоснования подтверждающие главный тезис стиха.

Четвертая глава «Музыкальная риторика и духовный стих» открывается пунктом 4.1. «Древнерусская музыкальная риторика», в котором приводятся особенности истории и теории музыкальной риторики, специфика западноевропейской и древнерусской музыкальной риторики. Отмечается, что базовые концепции классической риторики с большим успехом были применены в музыке. И. Бурмайстер, И. Маттезон, А. Кирхер, И. Шайбе и другие теоретики западноевропейского искусства сформировали особое музыкальное учение, получившее название «музыкальная риторика». Важнейшее место в теории музыкальной риторики занимают риторические конструкции в виде музыкальных фигур и музыкально-риторической диспозиции.

Музыкальные фигуры представляют собой мелодико-ритмические и гармонические обороты, которые по комплексу признаков выделяются из музыкального материала и часто усиливают выразительность музыкального произ ведения. Эти конструкции рассматривались А. Швейцером, М.С. Друскиным, М.О. Лобановой, О.М. Захаровой, В.Б. Носиной, Ю.П. Петровым, М. Бондсом, Д. Бартелем и многими другими исследователями, которые изучали барочную музыкальную риторику. Отдельные аспекты существования музыкальных фигур европейского типа рассмотрены В.В. Протопоповым, Н.А. ГерасимовойПерсидской, О.И. Захаровой и другими музыковедами применительно к концертным произведениям XVII–XVIII веков.

В отличие от классической риторики, сохраняющей свои позиции и по сей день, русская музыкальная риторика, также как и музыкальная риторика в Западной Европе, сделав большой вклад в развитие средств музыкальной выразительности, после XVIII века перестает восприниматься в качестве самостоятельного явления. Музыкальная риторика развивается параллельно классической риторике и включает в себя средневековый и барочный периоды. Основное отличие этих периодов заключается в выборе типа риторических конструкций. В средневековый период музыкально-риторические фигуры выделялись в виде мелодико-графических формул, имеющих специфическое визуальное начертание в рамках крюковой нотации. Музыкально-риторическая диспозиция была тесно связана с религиозным текстом и основана на гомилетических принципах. В барочный период вместе с партесным стилем в русскую культуру проникают западноевропейские музыкально-риторические фигуры, которые своей графикой связаны с пятилинейной системой нотации и имеют свою визуальную и интонационную природу. Музыкальная диспозиция основывается на европейских законах музыкальной риторики, изложенных в музыкальных трактатах, связанных с классической риторикой и предполагающих постепенное высвобождение границ музыкальной и текстовой структуры.

Если структура текста в средневековый и барочный периоды связана с законами классической риторики и может быть рассмотрена в рамках единой традиции, то музыкально-риторические фигуры имеют явные визуальнографические отличия. Поэтому целесообразно наделить их поясняющими характеристиками. Для разделения типов музыкально-риторических фигур предлагается отечественные средневековые музыкальные фигуры обозначать как древнерусские, а фигуры, пришедшие в Россию из Западной Европы – западноевропейские. Выбор обозначений связан с закрепленной за обоими понятиями семантикой, включающей и географические, и исторические, и стилистические характеристики.

Древнерусские музыкально-риторические фигуры графически и функционально отличаются от музыкальных фигур европейского типа. Важным этапом в их изучении стало выявление И.П. Шеховцовой музыкальных фигур в византийском певческом искусстве19. Исследования автора в области русской музыкальной риторики позволили расширить представление о музыкальнориторических фигурах применительно к духовным стихам и другим певческим Шеховцова И.П. Традиции греческой риторики в византийском гимнографическом искусстве (на материале певческих рукописей XI–XV веков): автореф. дис. … канд. искусствовед. М., 1997. С. 15.

произведениям20. Древнерусская музыкальная фигура обладает совершенно уникальными графическими признаками, которые формируют относительно устойчивый визуально-графический стереотип, повторяющийся из песнопения в песнопение. Только благодаря своей графической устойчивости фигуры различаются между собой и могут быть выделены в песнопении. Учитывая неоднозначность трактовки знаменной нотации и утрату настоящего звучания древних знаков, графическое изображение музыкальных фигур становится ведущим фактором в расшифровке и реконструкции звучания произведений. Своеобразие средневековых фигур заключается в их графической выразительности и возможности изобразительного и семантического толкования певческого знака в знаменной нотации.

Некоторые знаки выступают в напеве своеобразными маркерами, так как обращают на себя внимание сложным, необычным рисунком21. Они часто состоят из нескольких более простых знамен и имеют яркие, образные названия.

К таким знакам относятся паук, труба, хамила, ключ, немка, полукулизма, змеица, статья со змеицей и многие другие. Некоторые из них обладают смысловыми и зрительными ассоциациями (змийца, паук, труба и т.д.). Эти знамена могут самостоятельно появляться в напеве и зрительно привлекать внимание графической и семантической выразительностью, что позволяет рассматривать их в качестве музыкальных фигур. В то же время большинство маркеров входит в состав попевок, фит и лиц, становясь определяющим (ключевым) знаменем, порой наделяя их своим именем. Так, знамя змеица используется в качестве ключевого знака в попевке ромша, кичиги и некоторых других, хамила появляется в попевке качалка, такша, а знамена-маркеры паук, змеица, труба, хамила и другие дали имена одноименным попевкам.

Мелодико-графические формулы представляют собой устойчивый комплекс знамен. Изобразительные и семантические свойства каждого знамени вносят свой вклад в коллективные свойства комплекса. В результате формулы приобретают индивидуальные графико-выразительные качества, которые зависят не только от составляющих эти формулы знамен, но и от их сочетаний. Благодаря внешнему облику, а также устойчивости в знаменном распеве и повторяемости в песнопениях, формулы, как и маркерные знамена, могут рассматриваться в качестве музыкально-риторических фигур. Преимущества использования термина музыкально-риторические фигуры по отношению к попевкам, лицам и фитам заключается в сохранении в этом случае единства текстомузыкальных связей. При анализе риторических конструкций текст и музыка рассматриваются с единых позиций что, обеспечивает смысловую и семантическую целостность анализа духовных тексто-музыкальных произведений.

Пониманию роли музыкальных фигур в песнопении во многом помогает выявление взаимосвязей между текстом и напевом. Религиозный текст выпол Федоровская Н.А. Риторическая традиция в русском певческом искусстве. Риторика в теме покаяния XVII–XVIII веков. Владивосток, 2005; Федоровская Н.А. Знаменное и партесное пение: анализ риторических конструкций. Владивосток, 2008.

Федоровская Н.А. Музыкально-риторические фигуры в древнерусских песнопениях // Музыковедение 2008 № 8. С. 48-52.

няет доминирующую функцию, используемые в нем риторические закономерности на уровне текстовых фигур и композиции существенно влияют на напев.

Так, риторические фигуры придают не только выразительность тексту, но и оказывают значительное влияние на его строение. Эта формообразующая функция становится важным свойством и древнерусских музыкальнориторических фигур. Музыкальные фигуры как стабильные и повторяющиеся обороты несут в себе момент композиционной устойчивости, усиливают текстовую организацию и тем самым играют важную формообразующую роль.

В целом древнерусские музыкально-риторические фигуры обладают графической устойчивостью, графико-изобразительной выразительностью, способностью играть роль в формообразовании песнопений и усиливать воздействие слов духовного текста. В качестве музыкально-риторических фигур с такими свойствами выступают попевки, лица и фиты, а также маркерные знамена, имеющие семантико-графическую и функциональную самостоятельность в напеве (статья со змейцей, паук, ключ, хамила, немка, труба, кулизма и другие).

Указанные свойства позволили сформулировать три критерия выявления фигур в песнопениях. В пункте 4.2. «Музыкально-риторические конструкции в духовных стихах» показана реализация методики выделения музыкальнориторических фигур с помощью разработанных критериев. Рассмотрим ее на примере церковного (православно-официального) покаянного духовного стиха «Плакася Адамо перед раемъ сэдя» (пример 4) 22.

Пример 4. Духовный стих «Плакася Адамо перед раемъ сэдя» (фрагмент) Первым критерием выделения фигуры служит стабильность ее графического начертания. Над строками текста в виде попевок восьмого гласа приведены фигуры: сковоротная, воздержка и мережа серединная (последняя представлена здесь вариантом наименования кора). Из фрагмента видно, что начертание фигур сходно в обеих строках. Графическая стабильность комбинации знамен позволяет достаточно уверенно выделять их из общего попевочного фонда и отличать одну музыкальную фигуру от другой.

Второй и третий критерии, связанные с ясно выраженной функциональностью (графико-выразительной и / или композиционно-структурной) фигуры и способностью выражать идеи и образы в поэтическом тексте, усиливать его эмфатический эффект, требуют выполнить анализ риторических фигур в этом религиозном произведении. Строки стиха композиционно объединены поРГБ, ф. 209 № 665, л. 522, 8 глас, первая половина XVII века. В музыкальной строке для удобства приводятся только музыкально-риторические фигуры, остальные знаки, используемые для его нотации опущены.

средством текстовой риторической фигуры синонимический параллелизм, они близки по содержанию и передают отчаяние Адама по поводу утраты им райских благ – райской пищи и возможности слышать ангельское пение. Синонимический параллелизм подчеркивается всеми составляющими элементами строк и усиливается введением в начале строк анафоры «Оуже азо». Повторение одних и тех же слов привлекает внимание к тексту, усиливает выразительность его содержания.

Музыкально-риторические фигуры, в соответствии со вторым критерием, усиливают параллелизм строк и их организацию, т.е. выполняют композиционную функцию в песнопении. В начале появляется музыкальная фигура сковоротная ( ). В первой строке на словах «Оуже азо» она приводится в классическом своем виде, а во второй – представлена в графическом варианте, что не меняет ее интонационно-ритмическую суть. Далее, на словах «не вижу» в первой строке и «не слышу» во второй строке появляется фигура воздержка ( ). Наконец, на словах «райскию пища» и «архангельскаго гласа» вводится фигура мережа серединная ( ), или кора.

Музыкальные фигуры появляются на важных по значению (ключевых) словах текста. По сюжету Адам плачет перед вратами Рая о своей судьбе и утрате божественного расположения. Приведенный фрагмент представляет собой кульминационную область текста, в которой каждая фраза становится ключевой. Насыщенность музыкальными фигурами подчеркивает значимость раздела, концентрирует внимание на каждом слове, усиливает смысловой акцент.

Параллельность введения музыкальных фигур выполняет не только композиционную, но и эмоционально-выразительную нагрузку.

Анализ покаянных духовных стихов показывает, что предложенные критерии позволяют не только выявлять фигуры из музыкального текста, но и определять их функции в произведении. Функция фигур состоит в структурировании песнопений путем закрепления границ строк, предложений, разделов и других форм. Фигуры активно взаимодействуют с поэтическими формами организации текстов, в результате происходит формирование устойчивой структуры. Кроме того, они концентрируют внимание слушателя на ключевых, эмоционально выделенных словах и словосочетаниях.

С помощью этих критериев (в особенности второго и третьего) в произведениях партесного стиля, основанных на текстах духовных стихов, также выявляются древнерусские фигуры. Фигуры хотя и утратили свою «визуальную» узнаваемость, тем не менее сохранили интонационность, способность выделять важные моменты поэтического текста и занимать свое место в структуре произведений. Это позволяет по местоположению и совпадению с эмфатически выделенными словами отыскивать их в произведении. К таким фигурам относятся, например, долинка и кулизма, которые, как и в средневековых песнопениях, выполняют здесь функцию окончания: в песнопениях они сигнализируют об окончании строк, а в концертах появляются в конце разделов. Так, в заключи тельном разделе партесного концерта «Помышляю день страшный»23 звучат интонации, напоминающие фигуры долинка и кулизма, которые отмечают окончание фразы «сыне единородный» (пример 5).

Пример 5.

Мелодический оборот Древнерусская музыкальная фигура Долинка Кулизма Наряду с интонациями древнерусских музыкально-риторических фигур в партесных концертах широко используются западноевропейские музыкальные фигуры: exclamatio (восклицание), circulatio (круг), suspiratio (вздох) и aposiopesis (умолчание), anabasis (восхождение), catabasis (нисхождение) и другие. Так, в партесном покаянном концерте «Седе Адам прямо рая»24 словосочетание «увы мне», передающее горькие рыдания главного героя, акцентируется квинтовым скачком вверх в мелодии и повторном кадансировании всего хора. В этом случае фигура exclamatio подчеркивает отчаяние Адама, утратившего возможность находиться в Раю (пример 6). Европейские музыкальнориторические фигуры активно используются в партесных произведениях для музыкального изображения, привлечения внимания к тексту и выполнения формообразующих функций. Это говорит в пользу единства общеевропейских музыкальных традиций, которое реализуется в значительной степени через приобщение к древним принципам взаимодействия музыки и слова.

В этом же пункте рассмотрен вопрос о связи музыкальной структуры тексто-музыкальных произведений со строением их поэтических текстов. Существует возможность влияния формирующих текст риторических принципов на музыкальную композицию. Исследования И.В. Лозовой, Н.В. Рамазановой, И.П. Шеховцовой, Ю.В. Артамоновой, а также собственные изыскания автора свидетельствуют о том, что музыкальная композиция песнопений знаменного распева тесно связана с религиозным текстом и основывается не столько на риторических законах, сколько на принятом в гомилетике делении разделов.

В церковном (православно-официальном) покаянном духовном стихе зависимость от строения текста, законов гомилетики и риторики значительно выше, чем в партесных концертах. В последних усиливается роль музыкальных структур в композиции. В результате музыкальная структура расходится со строением текста, а ее разделы функционально соответствуют разделам в музыкально-риторической диспозиции. Велика роль музыкально-риторических Русский хоровой концерт конца XVII–первой половины XVIII веков. Хрестоматия / cост.

Н.Д. Успенский – Л., 1976. С. 85-96.

Герасимова-Персидська Н.А. Хоровий концерт на Україні в XVII–XVIII cт. Київ, 1978.

С.182-208.

фигур в музыкальной структуре покаянных произведений. Они сигнализируют о начале, середине и окончании строк, фраз и разделов, подчеркивают функции разделов, придают напеву интонационную целостность, берут на себя функции кадансовых оборотов.

Пример 6.

В концертах фигуры также играют значительную роль в организации музыкальной композиции. Их появление соответствует функциональной логике музыкально-риторической диспозиции. В начале произведения с их помощью излагается основная музыкальная идея концерта, которая развивается на протяжении всего произведения. Посредством музыкально-риторических фигур создается особая музыкальная драматургия, подчеркивающая единство идей и образов.

В пятой главе «Стихи о Страшном суде: пример комплексного анализа» приведены методы работы с текстами духовных стихов, которые вскрывают их сюжетно-тематические, эмоционально-психологические, структурные и функциональные особенности, позволяют выявлять жанровые свойства и реконструировать утраченные напевы. Для придания целостности отобраны тексты, объединенные темой Страшного суда. Эта тема получила широкое распространение во всех жанровых разновидностях духовных стихов и позволяет использовать максимально широкий спектр текстов.

В пункте 5.1. «Сюжетно-тематический анализ стихов» выявлены общие сюжетные черты и особенности воплощения темы Страшного суда в духовных стихах. Так, было выделено три группы текстов. Первые две из них в соответствии с выбранной нами типологией относятся к типу героико-страдательные стихи. В первую группу входят тексты, в которых описываются события Страшного суда с акцентом на творимый Христом судебный процесс. К таким стихам относятся стихи «Плачуся и ужасаю» и другие. Вторая группа текстов связана с предупреждением о Страшном суде, которое дает Иисус при наставлении верующих («Речеит к нам истинный Христос», диалоги Богоматери и Иисуса и др.). Третья группа духовных стихов относится к тиру покаянные стихи и делает акцент на личных переживаниях человека, относится к лирическому роду и покаянным текстам. Таковы покаянные стихи рукописной традиции XVI–XVII веков, помещенные в сборнике «Ранняя русская лирика»: «Плачюу сетую люте», «Сuдище твое страшно» и другие. К этой же группе можно отнести боснийский стих «Судац гдневан» и латинскую секвенцию «Dies irae». Несмотря на множество вариантов, духовные стихи о Страшном суде имеют некоторую структурную и сюжетную общность. В текстах фольклорных (православно-официальных), церковных (православно-официальных), старообрядческо сектантских духовных стихов часто присутствует вступление с описанием апокалипсических событий, процесс Суда и приговор, который становится кульминационным местом в стихах и славословное заключение.

В пункте 5.2. «Анализ риторических конструкций» показано, что духовные стихи, посвященные теме Страшного суда, насыщены риторическими фигурами. Исследование риторических конструкций в тексте позволяет говорить не только о выразительных и структурных качествах текста, но и о влиянии на слушателей, что способствует выяснению причин, побудивших к использованию тех или иных конструкций, слов, словосочетаний или сюжетных поворотов. Установлено, что введение параллелизмов, антитезы, метафоры, эпифоры и других фигур обусловлено необходимостью применения средств эмоционального воздействия текста, что позволило нам сравнивать различные виды духовных стихов и выявить специфику, связанную с социокультурной средой их создания и распространения. Риторические конструкции маркируют смысловые акценты в текстах. Так, в покаянных стихах через риторические фигуры передается плач и страдания верующего, тогда как в старообрядческом и фольклорном стихе акцентируется внимание на этической характеристике происходящих событий (катастрофе, которая сопровождает приход Судьи, процессе суда и т.д.).

Пункт 5.3. «Сравнительный анализ» посвящен разработке методики количественного сравнительного анализа ключевых слов в тематических группах, которая открывает возможность для объективного сопоставления текстов духовных стихов, принадлежащих к разным историческим эпохам, написанных на разных языках и диалектах. Анализ ключевых слов призван оценить степень сходства духовных стихов. В качестве примера рассматривается сложная проблема оценки степени родства латинской секвенции и боснийского духовного стиха. Духовный стих «Судац гдневан» написан на одном из диалектов южнославянского языка, предположительно боснийского, а «Dies irае», как известно, на латинском, поэтому сравнение текстов осуществляется на основе их перевода на язык-посредник, в качестве которого выступает русский. П.А. Бессонов (1861-1864) в своей коллекции указывает, что «Судац гдневан» является переделкой «Dies irае». В текстах выявлены раскрывающие определенный образ слова и группы слов, которые, на наш взгляд, наиболее сильно воздействуют на читателя. Эти слова объединены в тематические группы с условными именами:

«Бог», «Люди», «Страх» и «Просьбы». Установлено, что каждая из описанных тематических групп демонстрирует преобладание количества ключевых слов в боснийском стихе по сравнению с латинским стихом. Особенно сильна разница в группе «Страх», где в «Судац гдневан» слов больше, чем в «Dies irae» практически вдвое.

Сравнительный анализ позволил обнаружить сходные черты и различия в произведениях и уверенно говорить о том, что боснийский стих является именно «переделкой», то есть самостоятельным вариантом текста, основанным на латинском источнике, а не простым переводом латинского стиха, пусть даже сокращенным. Духовный стих включает в себя новое толкование образов, заключающееся в более эмоциональном отношении к событиям Страшного суда, частом использовании слов, связанных с темами страха, плача, мольбы верую щего и его просьбами к Богу. Подсчет слов в группах количественно подтвердил это обстоятельство. Анализ ключевых слов по тематическим группам дал возможность избежать связанных с переводом ограничений и сравнивать содержание текстов, минуя уровень конкретных слов. С тематическими группами слов возможно применение количественных методов оценки сходства произведений, что до известной степени снижает субъективность в сравнительном анализе.

Пункт 5.4. «Реконструкция напева» затрагивает одну из наиболее сложных этапов работы с духовными стихами – реконструкции утраченных напевов.

Исследованиями Н.С. Серегиной, Л.Ф. Солощенко, Н.С. Мурашевой и других показано, что восстановлению напевов во многом помогает расшифровка знаков знаменной нотации, приведенных в церковно-певческих и старообрядческих сборниках, а также изучение мелодики духовных стихов, бытующих в фольклорной среде. Процесс воссоздания напева в значительной степени осложняется в тех случаях, когда о стихе отсутствуют какие-либо сведения. В результате для подтверждения возможности использования того или иного напева приходится опираться на косвенные, немузыкальные факторы. Реконструкция напева боснийского духовного стиха выполнена с привлечением культурноисторических сведений и структурно-метрических особенностей текста.

Пункт 5.5. «Функции, жанровые свойства и роль духовных стихов» подводит своеобразный итог, в котором на основании изучения историкого и социокультурного аспектов, типологических признаков, анализа произведений выявляются функции и жанровые свойства духовных стихов. Полученные результаты позволяют говорить о духовном стихе как о целостном явлении в русской культуре, которое вносит значительный вклад в развитие русской духовности. М.М. Бахтин, Д.С. Лихачев, В.А.Пронин, Б.Н. Путилов, А.Н. Сохор и другие исследователи теории жанра отмечают, что жанры обладают имманентно присущими им свойствами и функциями, которые позволяют отличать их друг от друга. Духовный стих как явление в русской культуре обладает определенными жанровыми свойствами. Однако их выявление представляет значительную сложность в виду того, что духовный стих как явление в настоящее время практически отсутствует. В этом случае необходима реконструкция свойств. Известно, что они проявляются только во взаимодействии с окружающей его внешней средой, через выполняемые ими в этой среде функциями. Социокультурная специфика духовного стиха делает невозможным определение жанровых свойств без выяснения функций жанра в русском обществе. В процессе изучения произведений установлены три базовые и две общие функции духовного стиха. К базовым функциям относятся информативная, эмоционально-психологическая, лирико-субъективная, к общим функциям - обучающая и воспитательная. Выполнение духовными стихами этих функций обеспечивается не только сюжетом, но и качеством его подачи, формой изложения текста, которая часто реализуется средствами риторики.

Информативная функция предполагает передачу сведений о каком-либо событии или явлении. В нашем случае духовные стихи сообщают о катастрофических событиях, предваряющих Суд, о самом процессе суда, характеристиках грешников и праведников, а также о награде праведников за их верность заповедям Христа и наказании грешников. Тексты несут в себе необходимые для всех христиан сведения, дающие им четкие представления о том, какие действия необходимо предпринимать, чтобы обрести спасение и войти в царствие Божие. Риторические конструкции создают условия для лучшего восприятия информативной составляющей произведений. Благодаря структурной организации она лучше сохраняется и доходит до адресата. Информация, переданная с помощью средств риторики, более доступна для ее распространения в устной форме, что отвечает изначальным условиям существования духовного стиха как жанра и обеспечивает ему широкое распространение и влияние, оказываемое этими произведениями на слушателей.

Сущность второй базовой эмоционально-психологической функции заключается в передаче религиозного содержания средствами, имеющими повышенную эмоциональность, что оказывает психологическое воздействие на слушателей. Благодаря эмоционально-психологическому воздействию духовные стихи формируют в сознании и подсознании человека отношение к вере на эмоциональном уровне, создают своеобразное духовное качество – «веру сердцем». Внимание акцентируется на событиях, вызывающих сильные эмоциональные переживания. Так, насыщаются подробностями, эпитетами, сравнениями сцены, рисующие гибель Земли, муки на которые будут обречены грешники и т.д. Эмоционально-психологическое воздействие особенно ярко проявляется в покаянных стихах, призывающих к раскаянию и покаянию в грехах до смерти и Страшного суда. Риторические фигуры усиливают эмоциональнопсихологическое воздействие на человека. Духовные стихи насыщенны риторическими вопросами, прямой речью, метафорами, восклицаниями, антитезами и другими фигурами, которые повышают эмоционально-психологическое напряжение текста.

Лирико-субъективная функция позволяет относить стихи к лирическому литературному роду. В основе лирической составляющей лежит передача внутренних переживаний человека, его личного, субъективного восприятия окружающего мира, передаваемой и воспринимаемой информации. Духовный стих, как и другие жанры, несет в себе внутренний монолог автора, его размышления на религиозные темы. Стихи, посвященные Страшному суду, несут в себе субъективное преломление апокалипсических событий. В то же время благодаря теме, которая близка каждому человеку, высокой духовной образности и выразительности, эти произведения поднимаются над индивидуально-личными переживаниями, обобщаются и приобретают вселенское, общечеловеческое значение.

Благодаря этим качествам духовных стихов и определяется сущность выполняемой ими функции. В русском искусстве большинство текстомузыкальных произведений на религиозные темы связаны с исполнением в церкви, каноном, многовековой традицией исполнения, они воспринимаются как незыблемая данность и не предполагают индивидуальных проявлений человеческих чувств. В отличие от них духовные стихи остаются одной из немногих возможностей для человека проявить свое личное отношение к вере, законам Христа, библейским сюжетам и т.д. Духовные стихи дают возможность выразить свою искреннюю, субъективную любовь к Богу, передать страх перед Страшным судом, слезно покаяться и быть услышанным.

Функция позволяет жанру быть жизненно необходимым, так как именно в процессе слушания и исполнения стихов человек не скованный внешними рамками канона получал возможность для самовыражения, духовного творчества, и как следствие этого – воспитания и своего духовного роста. Она открывает путь к личному творчеству, в котором преломляются истинные представления о вере. Это возводит функцию духовного стиха в ранг основополагающих в формировании человека как духовной личности. Лирико-субъективная функция позволяет также наблюдать индивидуальное, авторское начало в духовных произведениях. Этому способствуют риторические фигуры. Процесс насыщения произведений эмоциональными риторическими конструкциями, их реализация – т.е. то в какой форме они воплощаются, каким образом раскрывают заложенные в тексте художественные образы, позволяет говорить о передаче создателем или исполнителем свого индивидуального начала, личного отношения к тому или иному событию в произведении.

Базовые функции служат основой обучающей и воспитательной функциям духовных стихов. В них излагаются основные знания, способствующие приобретению своеобразных духовных навыков по наиболее значимым для человека религиозным вопросам. Стихи о Страшном суде представляют целую обучающую программу, направленную на спасение человека. Особенно ясно это прослеживается в акцентировании внимания на человеческих деяниях, приводящих в Рай или обрекающих души на адские муки и страдания. Духовный стих выполняет также воспитательную функцию. Часто неосознанно стихи создают необходимые условия для внутреннего духовного саморазвития человека, способствуют освоению им христианских ценностей, обеспечивают восприятие социокультурных норм общества и русской духовности. Стихи о кончине Мира и Суде над человечеством воспитывают в верующем богобоязненность, страх перед грозным праведным судией, необходимость в покаянии и стремление соблюдать законы Христа для того, чтобы избежать столь ярко описанных в текстах вечных мук.

Анализ риторических конструкций позволяет наблюдать конкретные приемы, позволяющие оказывать эмоционально-психологическое воздействие на человека, способствующие формированию и проявлению субъективного отношения к вере, улучшающие восприятие религиозного содержания текста, усиливающие его обучающую направленность и в результате оказывающие влияние на духовное воспитание. Насыщенные эмоциями тексты стихов действуют на человеческое восприятие гораздо сильнее, чем при их отсутствии, способствуют также запоминанию информации и усиливают обучающую и воспитательную функции.

Предпринятый анализ риторических конструкций показал, что общие структурные закономерности, которые проявляются в строении текстов духовных стихов в соответствии с законами гомилетики, не оказывают значительного влияния на возможность выполнения функций этим жанром. Значительно большее значение для осуществления стихами указанных функций имеют ри торические фигуры. Риторические конструкции способствуют цельности восприятия произведения, они структурируют, организуют текст. Рассмотренные синонимический, антитетический и синтетический параллелизмы вместе с восклицанием, анафорой, эпифорой, риторическим вопросом и другими фигурами организуют в первую очередь содержательно-смысловую сторону текста. Четкие, повторяющиеся структуры действуют на сознание и подсознание человека и способствуют запоминанию текста, как исполнителем, так и слушателем, что обеспечивает выполнение стихами указанных функций.

Перечисленные функции позволяют духовным стихам играть важную роль в русской культуре – обеспечивать продвижение и сохранение основных законов христианства в русском обществе, поддерживать внутренний духовный мир человека, его нравственное начало.

Благодаря функциям духовного стиха реконструированы его основные жанровые свойства:

1. Религиозное и национально-героическое содержание текста, имеющего религиозную или пропущенную сквозь христианские образы историческую тематику, направленную на рост национального самосознания (образ Родины, героев-ратников и героических побед и т.п.). Подобный выбор сюжетов не является случайным или странным, так как для русского мировоззрения образы Родины и Веры являются слитыми в единое целое.

2. Тексто-музыкальная форма бытования, сложившаяся в Средневековье и несущая в себе закономерности синтетического, неразрывного восприятия слова и музыки. Духовный стих в его исконном понимании должен обязательно пропеваться. Тексто-музыкальность делает его отличным от религиозной поэзии вообще. Не все тексто-музыкальные произведения можно отнести к разряду духовных стихов. В них текст обычно хорошо прослушивается, а мелодия не слишком сложна для исполнения и обладает благоприятно воспринимаемой в данном культурном слое музыкальной стилистикой. Не случайно, рассматривая музыкальные трансформации духовного стиха, исследователи обращают внимание на использование в XIX–XX веках стилистики распространенных в это время музыкальных жанров (городского романса, лирической песни и т.п.).

Существующие в разных культурных пространствах, они направлены на доступное преподнесение содержания текста разным социальным группам.

3. Эмоциональность. Духовный стих оказывает, в первую очередь, эмоциональное воздействие на слушателей. Произведения затрагивают их чувства, а переживания позволяют проявить личное, индивидуальное отношение к библейским событиям и определить свое собственное положение в этом мире.

4. Субъективность. Возможность в духовном стихе проявить авторское начало, выразить свои личные представления о вере, составить личное обращение к Богу.

5. Воспитательная направленность текстов. Нацеленность произведений на формирование внутреннего мира человека в соответствии с христианскими морально-нравственными условиями.

Указанные свойства присущи всем жанровым разновидностям духовных стихов. В то же время каждая из них имеет свои особенности. Например, со держание текстов реализуется в них по-разному: историческая подгруппа в фольклорных (православно-официальных) духовных стихах представлена преимущественно сюжетами о легендарных героях, тогда как в старообрядческосектантских доминируют реальные исторические события и персонажи, в церковных (православно-официальных) – акцент делается лирическом осмыслении воинского подвига вообще, размышлении о величии Московского государства и т.д.

В заключении приведены основные выводы и намечены пути дальнейших исследований. Духовный стих представляет собой уникальное и чрезвычайно сложное явление в русской культуре. Выполненные исследования можно подразделить на четыре этапа. На первом этапе изучена историография духовного стиха. История его активного изучения насчитывает уже более 150 лет, и в настоящее время вводятся в научный обиход все новые и новые произведения.

Установлено, что изучение духовных стихов в отечественной науке развивалось в двух направлениях. Первое направление объединяет деятелей, специализирующихся преимущественно на собирании, первичной обработке и публикации произведений. Уже простое обобщение этих коллекций позволило автору оценить масштабность явления духовного стиха, эволюцию представлений об этом жанре в научном и общественном сознании, осознать их огромную значимость для современной науки. Второе направление – связано с непосредственным исследованием произведений.

Автором выявлено три основных тенденции в исследовании духовных стихов, которые позволяют точно определить сложившуюся в науке ситуацию вокруг этого явления: 1) Концентрация внимания в исследованиях на отдельных аспектах духовных стихов (сюжетах, источниках, напевах и т.д.); 2) Изучение жанра на собранном лично каждым исследователем материале, что становится приоритетным направлением в изучении духовного стиха и способствует одновременному вводу в научный оборот новых произведений и их анализ; 3) Духовный стих рассматривается отдельно по своим разновидностям. Все три тенденции показывают, что духовных стих как явление никогда ранее не изучался целиком, разрозненные исследования долгое время затрудняли процесс осознания духовного стиха как целостного явления.

Вторым этапом исследований была систематизация представлений о времени возникновения, генезисе, создание классификации жанра, выявление главных образных и сюжетных линий.

1. Установлено, что у истоков создания духовного стиха в X–XI веках стояли калики перехожие, которые появились на Руси вместе с принятием христианства. В Средневековье паломники-калики выступали в качестве профессиональных миссионеров-проповедников и в былевом эпосе представлялись героями-богатырями, обладающими высокими нравственными устоями и несущими христианские ценности. Состав каличьих дружин формировался из представителей церковного сословия: священнослужителей, монахов, близких к церкви людей. На ранних этапах распространения христианства на Руси именно на них возлагалась основная нагрузка по ненасильственному приобщению славян к законам Христа. Духовные стихи адаптировали христианские догматы, поясняли вопросы, связанные с жизнью и смертью, Страшным судом и необходимостью покаяния. Нескованные рамками церковного канона произведения синтезировали народные и церковные образы, тексты и мелодии, активно привлекали эмоционально-психологические средства воздействия, чем обеспечивали продвижение и сохранение христианства успешнее канонических музыкальных жанров.

По прошествии веков к XIX – началу XX века образ каликов менялся, вместо богатырей появились нищие, увечные страдальцы, калики становятся калеками. В связи с изменившимися условиями меняется и духовный стих, который стал использоваться для поддержания христианской веры среди населения и сохранялся в фольклоре и письменных певческих рукописях. Таким образом духовные стихи способствовали выполнению каликами перехожими двух основных функций – распространению христианства и поддержанию веры в обществе, они создавались в соответствии с поставленными перед каликами задачами.

2. Значительный вклад в прояснение сущности духовных стихов и подтверждение их жанровой целостности вносит их классификация. Изучение существующих типологий показало, что до сих пор не разработано целостной систематики этого жанра. Автором предложена собственная схема, которая основана на определении социокультурной среды распространения духовных стихов. Духовные стихи делятся на фольклорные (православно-официальные), появившиеся в X–XI веках и охватывающие главным образом устное распространение духовных стихов в среде каликов перехожих, крестьян, а затем и городского населения, исповедующих официальное православие; церковные (православно-официальные), возникнувшие в X–XI веках и сохранившиеся в рукописях с XV века, изначально предназначались для исполнения в церковном быту, а затем распространялись в среде грамотных россиян рукописи; старообрядческо-сектантские, появившиеся в XVII–XVIII веках после раскола и возникновения различных сект и обществ, обязанные своим существованием среде, в которой они были созданы. Каждая из этих разновидностей включает в себя по три типа духовных стихов, различных по содержанию текстов: героикострадательные, покаянные и лирические. В зависимости от специфики духовных стихов сюжетные типы делятся на подтипы.

3. Исходя из разработанной классификации, показаны особенности жанровых разновидностей духовных стихов. Установлено, что сюжеты и образы в них тесно связаны с социокультурной средой бытования. Фольклорные (православно-официальные) духовные стихи представлены героико-страдательными произведениями эпического, повествовательного характера, включающими исторические, мученическо-страдательные и библейские сюжеты. Они посвящены подвигам христианских героев-богатырей, евангельскому циклу, святым аскетам-страдальцам и другие тексты. Эта разновидность включает тип покаянные духовные стихи с назидательным и лично-покаяным подтипами, раскрывающими народные представления о грехе и покаянии, которые содержат элементы покаянных церковных (православно-официальных) духовных стихов.

Тип лирические стихи содержит просительно-благодарственный подтип, вклю чающий сюжеты из жизни калик перехожих, а также лирико-бытовой с духовными стихами общего бытового содержания.

Изучение содержания большого количества церковных (православноофициальных) духовных стихов показывает, что кроме изложения сюжета в них имеется совершенная система акцентирования внимания на состоянии и эмоциональном переживании рассматриваемых явлений. Доминирующее место здесь занимает тип покаянные стихи, представленный назидательным и личнопокаянным своими подтипами, где повествуется о необходимости покаяться в грехах Богу перед лицом смерти и Страшным судом, об изгнании Адама из Рая и царевиче Иосафе. Выделяется также героико-страдательный тип с историко-страдательным и библейским подтипами, стихи в которых повествуют о величии государства, героических ратных подвигах («Сей стих поем о царстве Московском», «Покаянен воинской ратным храбоборником») и библейских темах («Рече господь»). Тип лирические стихи включает подтипы: лирикофилософские и лирико-бытовые стихи с общими лирико-созерцательными темами.

Старообрядческо-сектантские духовные стихи содержат тип героикострадательных стихов, в которых выделяются исторический, мученическострадательный и библейский подтипы. Произведения в них рассказывают о героическом пути лидеров, о гонениях, одиночестве, потопе и Страшном суде.

Здесь представлены также тип покаянные стихи с назидательным и личнопокаянным подтипами (плач Адама, плач царевича Иоасафа, «К неумолимой смерти») и тип лирические стихов с лирико-философским и лирико-бытовым своими подтипами («Гора Афон», «Умоляла мать родная»). Установлено, что в приморском старообрядческом сборнике А.И. Кочевой приведены тексты, принадлежащие ко всем тематическим типам.

Обнаруженные закономерности ярко проявляются при сравнении духовных стихов с апокрифами. В них есть близость сюжетов и образов, почерпнутых из ветхозаветных, евангельских и других источников, общность выполняемых задач, связанных с адаптацией основ христианского вероучения, когда сложные религиозные представления облекались в доступную для понимания простого мирянина форму. Роднит эти жанры возможность одновременного устного и письменного распространения. В то же время в жанре духовного стиха акцент делается в основном на эмоциональном переживании определенного момента, а в апокрифе – на повествовании о религиозных событиях и явлениях.

Эволюция (динамика) духовного стиха представляет собой способность жанра в соответствии с внешними историко-культурными и социальными условиями принимать форму наиболее удобную для восприятия содержания текста слушателями и носителями духовной традиции. На значительных исторических этапах динамика духовного стиха проявляется уже в том, что содержание стихов меняется от доминанты текстов историко-героических, повествовательных к лирическим индивидуальным, изменяется внешний облик носителей фольклорной традиции-исполнителей от героев богатырей, как это было в средневековье, до страдальцев, увечных калек, традицию, которую застали собиратели в XIX веке.

Третьим этапом исследования стала разработка методологии объективного анализа духовных стихов с помощью средств риторики, универсальность которой позволяет рассматривать текст и музыку духовных стихов с единых терминологических и категориальных позиций. В исследовании изучен исторический и аналитический аспекты русской текстовой и музыкальной риторики, а также выполнен анализ риторических конструкций в покаянных духовных стихах и партесных концертах.

1. История развития русской классической и музыкальной риторики начинается после принятия христианства на Руси. Выделяются средневековый (X– XVII века) и барочный (XVII–XVIII века) периоды. Средневековый период связан неосознанным существование риторики в текстах и музыке. Обучение риторическим закономерностям основывается на общении ученика и наставника, слушании проповедей, пения, а также на изучении религиозных текстов и песнопений. Риторические приемы воспринимаются неотъемлемой канона, которым неосознанно следуют церковнослужителя. Барочный период характеризуется восприятием русской культурой западноевропейских традиций в классической и музыкальной риторике. В этот период появляются первые учебники по классической риторике, а также раздел по музыкальной риторике в «Мусикийской грамматике» Н. Дилецкого, которая стала одним из символов перехода к европейской системе музыкального обучения.

2. Установлено, что духовные стихи, основываются на общих законах, изложенных в пяти частях классической риторической теории. Сохранившиеся письменные источники позволяют с объективной достоверностью изучать приемы, описанные в разделах elocutio и dispositio. Автором выдвигается понятие риторические конструкции, которое объединяет риторические фигуры и риторическую диспозицию (строение произведений). Введение термина «риторические конструкции» обусловлено необходимостью унифицировать анализ структур в тексте и музыке духовных стихов и партесных концертов, созданных на тексты духовных стихов и несущих в себе традиции древнерусской и западноевропейской музыкальной культур. Анализ риторических конструкций обосновывается в качестве универсального метода исследования духовных стихов. Риторические структуры позволяют объективно сравнивать произведения, благодаря чему проявляются специфические черты, свойственные определенной культурной среде, выявляются приемы, создающие художественный образ и т.д.

В ходе исследования в духовных стихах и партесных концертах выявлены наиболее часто используемые риторические фигуры. К ним относятся анафора, эпифора, гомеотелевтон, антитеза, параллелизм, риторическое обращение, риторическое восклицание, а также тропы эмфаза, метафора и другие. Эти фигуры многократно повторяются в текстах, но при этом каждый раз дают свою реализацию художественного образа. Всего в духовных стихах, выявлено около 500 риторических фигур, которые не только повышают выразительность текстов, но и принимают активное участие в структурировании произведений, что способствует их лучшему восприятию и запоминанию.

3. В настоящем исследовании получила дальнейшее развитие теория древнерусской музыкальной риторики главным образом за счет понятия древнерусской музыкально-риторической фигуры. В качестве музыкальнориторических фигур выступают не только определенные нами ранее попевки, лица и фиты, но и выявленные в этом исследовании маркерные знамена (термин автора), имеющие семантико-графическую и функциональную самостоятельность в напеве (статья со змейцей, паук, ключ, хамила, немка, труба, кулизма и другие).

Новые изыскания в области музыкальной риторики показали, что древнерусские музыкально-риторические фигуры обладают следующими свойствами:

графической устойчивостью, графико-изобразительной выразительностью, способностью играть роль в формообразовании песнопений и усиливать воздействие слов духовного текста. На основании выявленных свойств нами сформулированы критерии определения фигур в песнопениях: 1) стабильные графические признаки, которые могут быть общими для всех песнопений или иметь варианты из-за временных различий, региональной или авторской особенности рукописи; 2) выполнение в произведениях графико-выразительной и / или композиционно-структурной функции. Первая предполагает изобразительное и семантическое толкование фигур, вторая – участие фигур в структурной организации песнопений; 3) способность выражать идеи и образы в поэтическом тексте, усиливать его эмфатический эффект.

Исследование покаянных духовных стихов показало, что наиболее часто встречаются музыкально-риторические фигуры кулизма, долинка, какиза, мережа, фиты (громная, светлая, зельная, красная) и некоторые другие. Покаянные партесные концерты насыщены западноевропейскими музыкальнориторическими фигурами (exclamatio, circulatio, aposiopesis, suspiratio, anabasis, catabasis и другими). Указанные музыкальные фигуры, как и риторические фигуры, неоднократно повторяются на протяжении одного и того же произведения, становясь средством воплощения художественного образа.

Предложенные критерии для поиска музыкально-риторических фигур в песнопениях позволили выявить ряд древнерусских фигур в произведениях партесного стиля. Фигуры сохранили интонационность, способность выделять важные моменты поэтического текста и свое место в структуре произведений.

В покаянных концертах это интонации долинки, кулизмы и некоторые другие.

Текстовые и музыкальные риторические фигуры в произведениях играют каждая свою роль и взаимодействуют друг с другом. Риторические фигуры повышают выразительность текста, позволяют делать смысловые акценты и в то же время структурируют текст. Функция музыкальных фигур проявляется в концентрации внимания слушателя на ключевых, эмоционально выделенных словах и словосочетаниях и структурировании песнопений. Музыкальное строение духовных стихов, основанное на принципах риторики и гомилетики, демонстрирует смысловую и структурную целостность, чему способствуют музыкальные фигуры, которые активно взаимодействуют с поэтическими формами организации текстов, в результате происходит формирование устойчивой структуры.

На завершающем этапе исследования автором разработан и применен новый подход к анализу духовных стихов, который в сочетании с историческим и социокультурым контекстом позволил выявить функции духовного стиха в русской культуре и определить его жанровые свойства, позволяющие рассматривать его в качестве целостного жанра.

1. Новый подход заключается в совместном использовании сюжетнотематического, сравнительного и количественного методов, анализа риторических конструкций и ключевых слов в тематических группах. Опора делается на объективные методы – анализ риторических конструкций и количественный сравнительный анализ ключевых слов в тематических группах, что позволило избежать субъективности в сравнении вариантов текстов, рассматривать особенности воплощения одних и тех же художественных образов, выразительные и структурные закономерности произведений. Открыта уникальная возможность объективного подхода к реконструкции утраченных напевов. Разработки апробированы на 100 фольклорных, покаянных и старообрядческих текстах духовных стихов, посвященных Страшному суду.

В результате установлено, что предложенные методы исследования позволяют выявлять общие и специфические черты духовных стихов, что способствует их объективному сравнению. Риторические конструкции выявляют выразительные и структурные качества текстов, поясняют причины, побудившие использование тех или иных слов, словосочетаний или сюжетных поворотов.

Анализ ключевых слов показал степень сходства разноязыковых стихов. В исследовании также показано, что привлечение косвенных, немузыкальных факторов, таких как культурно-исторические сведения и структурно-метрические особенности текста дают положительные результаты в реконструкции напевов.

Благодаря установлению культурной среды существования, авторства текста и исторических условий его появления, анализу ритма и метра стиха, доказана возможность исполнения боснийского духовного стиха «Судац гдневан» на мотив «Dies irае». В результате автором осуществлено самостоятельное нотирование текста.

2. В результате утраты в русской культуре духовного стиха как существующего в настоящем времени явления, его осознание и выявление жанровых свойств возможно только путем изучения его функций в социуме на основе сохранившихся произведений. Анализ произведений выявил информативную, эмоционально-психологическую, лирико-субъективную, обучающую, воспитательную функции духовных стихов в русской культуре. Указанные функции показывают значимость жанра, оказывающего влияние на формирование русской духовности. В результате роль духовного стиха в русской культуре заключается в распространении религиозности и поддержании веры в человеке, формировании его внутренней духовности и нравственных норм поведения, в создании условий коммуникации в обществе. Реконструкция жанровых свойств духовных стихов через выполняемые ими функции показала, что основными свойствами духовных стихов как целостного явления в русской культуре становятся: 1. Религиозное и национально-героическое содержание текста; 2. Тексто музыкальная форма бытования; 3. Эмоциональность; 4. Субъективность; 5.

Воспитательная направленность текстов.

Таким образом, духовный стих представляет собой целостное явление в русской культуре. Как неотъемлемая часть словесно-музыкального художественного творчества он обладает самостоятельными жанровыми свойствами.

Существуя и в устной, и в письменной форме произведения этого жанра охватывают практически все слои общества, что позволяет оценивать их как проявление народного творчества в широком смысле этого слова. В духовных стихах нашли художественное воплощение глубинные представления народа о вере, в том числе и связанные с переосмыслением православного канона, как ни в каких других произведениях здесь открылись широкие возможности для непрофессиональных создателей и исполнителей выразить свои личные религиозные переживания. Именно поэтому духовный стих так тесно связан с мировосприятием и менталитетом общества, это особый пласт русской духовной культуры, позволивший осуществлять воспитание людей в рамках православных представлений и формировать в них такие качества как милосердие, сострадание, покаяние, смирение, терпение, стойкость, которые стали неотъемлемой частью всей отечественной культуры.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Монографии 1. Федоровская Н.А. Риторическая традиция в русском певческом искусстве.

Риторика в теме покаяния XVII–XVIII веков. ДВТГУ. Владивосток, 2005. с. Библиогр. : 87 назв. Деп. в НИЦ Информкультура Рос. гос. б-ки 07.09.05.

№ 3406. (3,5 п.л.).

2. Федоровская Н.А. Духовный стих в русской культуре. Монография. Владивосток : Дальнаука, 2009. 149 с. (18 п.л.).

Учебно-методические пособия 3. Федоровская Н.А. Знаменное и партесное пение : анализ риторических конструкций: учебное пособие. Владивосток : изд-во ДВГУ, 2008. 148 с. (п.л.).

Научные статьи 4. Федоровская Н.А. П.А. Бессонов и его сборник «Калеки перехожие» // Известия РАН серия Литературы и языка, 2008. № 2. С. 66-70. (0,5 п.л.).

5. Федоровская Н.А. Известный-неизвестный сборник Петра Бессонова «Калки перехожiе» //Вестник МГУ, Серия 9. Филология, 2008. № 2. C. 7278. (0,4 п.л.).

6. Федоровская Н.А. Восприятие певчими музыкальной риторики в Древней Руси // Музыковедение, 2008. № 5. С. 50-54. (0.4 п.л.).

7. Федоровская Н.А. Музыкально-риторические фигуры в древнерусских песнопениях // Музыковедение, 2008. № 8. – С. 48-52. (0.4.п.л.).

8. Федоровская Н.А. Особенности обучения искусству риторики в Древней Руси // Русская словесность, 2009. № 4. С. 76-79. (0.3 п.л.).

9. Федоровская Н.А. Боснийский духовный стих «Судац гдневан»: реконструкция напева // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств, 2009. № 1. С. 230-235. (0.5 п.л.).

10. Федоровская Н.А. Риторика и гомилетика // Русская речь, 2009 № 2. С. 6973. (0.4.п.л.).

11. Федоровская Н.А. Функции музыкально-риторической фигуры exclamatio в партесных концертах // Музыковедение, 2009. № 8. С. 19-23. (0.4 п.л.).

12. Федоровская Н.А. Древнерусские музыкально-риторические фигуры в партесных концертах // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств, 2009. № 2. С. 225-231. (0.4 п.л.).

13. Федоровская Н.А. Риторические фигуры в духовном стихе «Судац гдневан» и латинской секвенции «Dies irae» // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств, 2009. № 3. С. 220-225. (0.5 п.л.).

14. Fedorovskaya N. The Development of East Slavs Textual and Musical Rhetoric // Pacific Science Review. A publication of Far-Eastern State Technical University, Russia; Harbin Institute of Technology P.R. China; Kangnam University, Republic of Korea; Kokushikan University, Japan. 2008, v. 4. pp. 383-387. (0.5. п.л.).

15. Fedorovskaya N. Bessonov and his collection Kaleki perekhozhie (On the 180-th anniversary of his birthday // Toronto Slavic Quarterly, 22, 2007. URL:

http://www.utoronto.ca/tsq/tsa/2008.shtml (accessed 1st November 2009) (0.п.л.).

Материалы конференций 16. Федоровская Н.А. Калики на Руси у истоков духовного стиха (к проблеме времени возникновения и происхождения жанра). // А.С. Пушкин: эпоха, культура, творчество. Традиции и современность. Часть II. Владивосток :

изд-во ДВГУ, 1999. С. 131-136. (0,4 п.л.).

17. Федоровская Н.А. К проблеме классификации внелитургических жанров.

//Старообрядчество Сибири и Дальнего Востока. История и современность.

Местные традиции. Русские и зарубежные связи. Материалы международной научной конференции. Владивосток : изд-во ДВГУ, 2000. С. 229-239.

(0,6 п.л.).

18. Федоровская Н.А. Музыка и религия. О развитии христианской тематики в русской музыке XVII–XX веков // Христианство на Дальнем Востоке. Материалы международной научной конференции. Части I и II. Владивосток :

изд-во ДВГУ, 2000. С. 76-78. (0,4 п.л.).

19. Федоровская Н.А. Проблемы изучения раннего русского профессионального многоголосия в отечественном музыкознании 60-90-х годов XX века // Новое видение культуры мира в XXI веке. Материалы I международной научной конференции. Владивосток : изд-во ДВТГУ, 2000. С. 193-196. (0,5 п.л.).

20. Федоровская Н.А. Риторика как метод анализа древнерусской музыки. Постановка проблемы [в соавторстве с Алексеевой Г.В.] // Культура Дальнего Востока и стран АТР : Восток–Запад. Вып. 8. Материалы научной конференции 2001 г. Владивосток : изд-во ДВГАИ, 2002. С. 134-140. (0,4 п.л.).

21. Федоровская Н.А. Развитие покаянной темы на Руси XII–XVII веков // Приморские образовательные чтения, посвященные памяти святых Кирилла и Мефодия. Владивосток : изд-во ДВГУ, 2001. С. 82-84. (0,3 п.л.).

22. Федоровская Н.А. Метод диахронного анализа применительно к русской духовной музыке XVII–XVIII веков // Культура Дальнего Востока и стран АТР: Восток–Запад. Вып. 9. Материалы научной конференции 2002 г. Владивосток, 2004. С. 97-104. (0,4 п.л.).

23. Федоровская Н.А. Музыкальная риторика в курсе истории русской музыки // Музыкальное образование в контексте культуры: вопросы теории, истории и методологии. Материалы конференции 20-22 ноября 2002 г. М. : РАМ им.

Гнесиных, 2002. (0,6 п.л.).

24. Федоровская Н.А. С.В. Рахманинов. Поэма «Колокола»: к проблеме воплощения «колокольности» [в соавторстве с Алябъевой А.Г.] // Культура Дальнего Востока и стран АТР: Восток–Запад. Вып. 8. Материалы научной конференции 2001 г. – Владивосток : изд-во ТГЭУ, 2002. С. 187-183. (0,4 п.л.).

25. Федоровская Н.А. Музыкальная семантика как один из уровней преемственности древнерусской музыки в партесном концерте. // II приморские образовательные чтения, посвященные памяти святых Кирилла и Мефодия. Владивосток : 2002. С. 82-84. (0,3 п.л.).

26. Федоровская Н.А. Особенности восприятия риторики в средневековой Руси в переводных источниках // Актуальные проблемы образования и культуры в контексте XXI века. Материалы III региональной научной конференции.

Владивосток : изд-во ДВГТУ, 2003. С. 131–134. (0,3 п.л.) 27. Федоровская Н.А. Развитие риторики на Руси в условиях устно-письменной культурной традиции // Новое видение культуры мира в XXI веке. Материалы II международной научной конференции. Вып. 2. Владивосток : изд-во ДВТГУ, 2003. С. 114-117. (0,4. п.л.).

28. Федоровская Н.А. Духовный стих «Плачу и сетую люте» как пример интерпретации древнерусских текстов с помощью риторического подхода // Вологдинские чтения. Владивосток : изд-во ДВГТУ 2004. С. 78-79.( 0.1.п.л.).

29. Федоровская Н.А. Апокрифы и духовные стихи как части околоцерковного комплекса в русской средневековой культуре // Апокриф и современность Межвузовская научная конференция Ун-та РАО. М. : изд-во Ун-та РАО, 2004. (0,3 п.л.).

30. Федоровская Н.А. Метод диахронного анализа применительно к русской духовной музыке XVII–XVIII веков // Культура Дальнего Востока и стран АТР: Восток–Запад. Вып. 9. Материалы научной конференции 2002 г. Владивосток, 2004. С. 97-104. (0,4 п.л.).

31. Федоровская Н.А. Единое культурное пространство России и Европы во внелитургических жанрах. Евразия // Этнокультурные взаимодействия и исторические судьбы. Материалы научной конференции РГГУ, 16-19 ноября 2004 г. М., 2004 (0,1 п.л.).

32. Федоровская Н.А. К вопросу о распространении православного христианства в русском средневековье // Приморские образовательные чтения памяти святых Кирилла и Мефодия: сборник тезисов и докладов. Выпуск IV, 20г. Владивосток : изд-во ДВГУ, 2005. С. 78-80. (0,2 п.л.).

33. Федоровская Н.А. Риторический подход в русском певческом искусстве // Христианские образы в искусстве. Материалы конференции 26-29 октября 2004 г. М. : РАМ им. Гнесиных, 2004. (0.5 п.л.).

34. Федоровская Н.А. Основные этапы развития текстовой риторики в русской культуре X–XVIII веков // Гуманитарные науки в контексте международного сотрудничества. Материалы IV международной научной конференции. Владивосток : изд-во ДВГТУ, 2004. С. 265-271. (0,5 п.л.).

35. Федоровская Н.А. Традиции духовного стиха в культуре старообрядцев Приморья (на примере сборника духовных стихов Арины Иосифовны Кочевой) // Старообрядчество Сибири и Дальнего Востока. История и современность. Местные традиции. Русские и зарубежные связи. Материалы четвертой международной научной конференции 14-17 сентября 2004 года. Владивосток : Краски, 2004. С. 208-214. (0,5 п.л.).

36. Федоровская Н.А. Риторика в русском музыкальном христианском искусстве. К вопросу о развитии средств музыкальной выразительности XV–XVIII веков // Древнерусское песнопение. Пути во времени: по материалам конференции «Бражниковские чтения-2002». Санкт-Петербург : изд-во СПб. ГПУ, 2004. С. 39-47. (0,6 п.л.).

37. Федоровская Н.А. К вопросу о семиотическом и герменевтическом подходах в музыке (на примере древнерусского певческого искусства) // Культура Дальнего Востока и стран АТР: Восток–Запад. Владивосток : изд-во ТГЭУ, 2005. С. 17-21. (0,4 п.л.).

38. Федоровская Н.А. О музыкальной преемственности в русской певческой культуре XVII–XVIII веков // Музыкальное содержание: наука и педагогика.

Материалы III всероссийской научно-практической конференции, 2004 г.

Уфа : РИЦ УГАИ, 2005. С. 530-540. (0,5 п.л.).

39. Федоровская Н.А. Риторика как возможная причина популярности жанра духовного стиха // Культура Тихоокеанского побережья. Материалы III международной научной конференции «Новое видение культуры мира в XXI веке». Владивосток : изд-во ДВТГУ, 2005. С. 119-124. (0,6 п.л.).

40. Федоровская Н.А. Музыкальная драматургия мюзикла Р. Коччианте «Нотр Дам де Пари» // Система искусств в структуре культурного пространства.

Материалы научно-практической конференции. Владивосток : изд-во ДВГУ, 2007. С. 124-135. (0, 6 п.л.).

41. Федоровская Н.А. Боснийский духовный стих «Судац гдневан хоте прити» из коллекции Петра Безсонова // Приморские образовательные чтения памяти святых Кирилла и Мефодия. Владивосток : изд-во ДВГУ, 2006. С. 55-58.

(0,2 п.л.).

42. Федоровская Н.А. «Калки перехожiе» Петра Безсонова в свете особенностей изучения жанра духовного стиха в XX веке // Культура Дальнего Востока и стран АТР: Восток-Запад, Вып. 13-14. Владивосток : изд-во ТГЭУ, 2007. С. 121-126. (0,5 п.л.).

43. Федоровская Н.А. Об особенностях смысловой связи боснийского духовного стиха «Судац гдневан» и латинской секвенции «Dies Irae» // Культура Тихоокеанского побережья. Материалы IV международной научно-практической конференции. Владивосток : изд-во Дальнаука, 2007. С. 189-193. (0, 4 п.л.).

44. Федоровская Н.А. «Dies irae» и «Судац гдневан»: сюжет и структура // Культура Тихоокеанского побережья. Материалы IV международной научнопрактической конференции. Владивосток : изд-во Дальнаука, 2007. С. 18-23.

(0,5 п.л.).

45. Федоровская Н.А. Роль духовной музыки в христианизации славян // Приморские образовательные чтения памяти святых Кирилла и Мефодия. Владивосток : изд-во ДВГУ, 2007. С. 77-79. (0.2 п.л.).

46. Федоровская Н.А. Воплощение темы Страшного суда в латинской секвенции «Dies Irae» и боснийском духовном стихе «Судац гдневан» // Языковые контакты в аспекте истории. Материалы конференции. Москва, МГУ, 2007. (0,1 п.л.).

47. Федоровская Н.А. Некоторые загадки происхождения боснийского стиха «Судац гдневан» // Культура Дальнего Востока и стран АТР: Восток-Запад, Вып. 15. Материалы научной конференции. Владивосток : изд-во ТГЭУ, 2008. С. 64-68. (0.3 п.л.).

48. Федоровская Н.А. Несколько слов о жизни и творческом пути исследователя духовной культуры славян П.А. Бессонова // Материалы всероссийской научной конференции «Молодежь и научно-технический прогресс». Владивосток : изд-во ДВГТУ, 2008. С. 121-123. (0.2 п.л.).

49. Федоровская Н.А. Творчество Матия Дивковича и сохранение христианства среди славян на Балканах // VIII Приморские образовательные чтения, посвященные памяти святых Кирилла и Мефодия. Часть I. Материалы всероссийской научной конференции «Актуальные проблемы изучения истории и культуры православия» (Владивосток, 15-16 мая 2008 г.). Владивосток : издво ДВГУ, 2009. С. 165-167. (0.2. п.л.).

50. Федоровская Н.А. Из истории собирания духовных стихов: В.Г. Варенцов и П.И. Якушкин // Материалы III международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы образования и культуры в контексте XXI века». Владивосток : изд-во ДВГТУ, 2009. С. 194-196. (0,4 п.л.).

51. Федоровская Н.А. Вклад Ф.М. Истомина, Г.О. Дютша и С.М. Ляпунова в популяризацию духовных стихов // Приморские образовательные чтения памяти святых Кирилла и Мефодия. Владивосток : изд-во ДВГУ, 2009. С.

175-178 (0.4 п.л.).

52. Федоровская Н.А. Духовные стихи в коллекциях А.В. Маркова // Художественная культура православия. Владивосток : изд-во ДВГУ, 2009. С. 231-2(0.3 п.л.).

53. Fedorovskaya N. A new method for analyzing textual-music relationship in Russian sacred composition // Abstracts of 2005 Meeting of the American Association of Teachers of Slavic and East European Languages, Washington DC. pp. 8283. URL: http://aatseel.org/program/aatseel/2005/abstracts/ fedorovskaya.htm (accessed 1st November 2009). (0.1. п.л.).

54. Fedorovskaya N. The Role of Spiritual Music in the Adoption of Christianity by Slavs // Music as Local Tradition and Regional Practice, the 29th National Conference of the Musicological Society of Australia, 27 September – 1 October 2006, the University of New England, Armidale, Australia. Information, Program and Abstractes Booklet p. 50. URL: http://www.msa.org.au/ MSA_Newsletter 65.pdf (accessed 1st November 2009). (0.1. п.л.).

55. Fedorovskaya N. The Role of rhetoric in Russian spiritual singing culture of the 17th-18th centuries (by the example of a repentance theme). Dissertation of PhD.

Vladivostok, FESTU, 174 p. DDM code 41SaFedN. URL: http://www.music.

indiana.edu/ddm (accessed 1st November 2009). Abstract of dissertation: URL:

http://www2.rhbnc.ac.uk/Music/Archive/Disserts/fedorovs.html (accessed 1st November 2009) (0.1. п.л.).

Прочее 56. Федоровская Н.А. Роль риторики в русской духовной певческой культуре XVII–XVIII веков (на примере темы покаяния): автореф. дис. … канд. искусствоведения. Владивосток : изд-во ДВГТУ, 2003. 24 с. (1.п.л.).




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.