WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

  МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

  им. М. В. ЛОМОНОСОВА

 

         

 

На  правах рукописи

       

Шамилева Роза Камилевна        

ПРОБЛЕМА СПРАВЕДЛИВОСТИ В ИСТОРИИ И  СОВРЕМЕННОСТИ:

  СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ

Специальность 09. 00. 11 – «Социальная философия»

 

  Автореферат

  Москва  - 2009 

Диссертация  выполнена  на кафедре социальной философии философского факультета  Московского  государственного  университета  имени  М. В. Ломоносова.

Официальные оппоненты:  Доктор философских наук, доцент

Ахметова Муслимат Газиевна

Доктор философских наук, профессор

Гречихин Владимир Григорьевич

  Доктор философских наук, профессор

  Муравьев Юрий Алексеевич

Ведущая организация: Российская академия государственной

службы при Президенте РФ 

Защита  состоится  «28»  сентября  2009 г. в 15.00 на заседании  Диссертационного совета  Д 501.001.16  по философским наукам при  Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова  по  адресу: 119991, Москва,  Ломоносовский  проспект,  д. 27, к. 4, учебный  корпус №1, философский факультет. Зал заседаний Ученого совета, ауд. А 517-518.

С  диссертацией  можно  ознакомиться в  диссертационном читальном зале Научной  библиотеки  МГУ по  адресу:  Ломоносовский проспект, д.  27, сектор  «А»,  8  этаж, к.  812.

Автореферат разослан  ____ _________  2009г.        

Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент                        Кржевов В.С.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы  исследования. Проблема справедливости всегда была актуальной проблемой социальной философии. Но особую актуальность она приобрела в нашу эпоху, эпоху глобализации всех сфер общественной жизни, резкого усиления интегративных процессов, формирования единой мировой цивилизации. Происходящие глобализационные процессы носят  сложный и противоречивый характер. С одной стороны, глобализация является объективным явлением и в этом смысле ее нельзя остановить. Народы и государства во все времена обменивались материальными и духовными ценностями, сотрудничали в области экономики, политики и культуры. По мере продвижения общества по пути социального прогресса, становления единого экономического, политического и культурного пространства усиливались интеграционные процессы. Сегодня они носят глобальный или универсальный характер. Это имманентная логика исторического процесса и ее нельзя искусственно нарушить. Но, с другой стороны, глобализация имеет негативные последствия.

Глобализация углубляет пропасть между бедными и богатыми странами, она усиливает социальную поляризацию людей, ухудшает экологическую ситуацию. Поэтому совершенно ясно, что на первый план в социальной философии выходит проблема справедливости. В России осуществляются реформы, призванные модернизировать страну, привести ее в соответствие с новыми реалиями и занять лидирующее положение в мировом социально-экономическом и политическом пространстве. Но модернизационные процессы сопровождаются ростом социальных противоречий, углублением социальной несправедливости другими негативными последствиями. Вот почему и для российских философов проблемы  справедливости являются важными и актуальными проблемами.

Тема справедливости становится доминирующей в западной социальной философии. Такие широко известные философы, как Р. Дарендорф, Р. Нозик, Ю.Хабермас, Ж. Деррида и  Р. Рорти  считают проблему справедливости приоритетной в своих исследованиях. Господствующее в течение последних трех столетий убеждение, будто определенная комбинация либеральных свобод, демократического представительства и социального порядка, воплощающего идеалы государства благоденствия и рыночной экономики, являются ответом на вопрос о справедливой социально-политической организации, стало проблематичным ситуации культурного в представительства и социального порядка, воплощающего идеалы государства

благоденствия и рыночной экономики, являются ответом на вопрос о справедливой социально-политической организации, стало проблематичным в ситуации социокультурного  плюрализма. Поэтому даже те теоретики западной социально-философской и экономической мысли, которые посвятили всю жизнь легитимации принципов либерализма, в настоящее время вынуждены признать исчерпанность его потенциала.

Длившаяся в течение десятилетия дискуссия по проблеме справедливости, в начале 90-х годов прошлого века столкнулась со значительными концептуальными и методологическими трудностями, с тем, что отдельные эгалитаристские теории, ставшие в свое время классикой справедливости, были отправлены в "архив" истории. Только после того, как к обсуждению проблемы справедливости подключились ведущие философы современного Запада, прежде всего, Дж. Роулс, Р. Дворкин, Б. Аккерман, М. Сэндел, Ч. Тэйлор и другие, наметился выход из того тупика, в котором учение о справедливости оказалось из-за отсутствия проработанной философской позиции. Каждый из названных мыслителей попытался применить для легитимации перспективы справедливости основные положения своих общефилософских взглядов.

Актуальность исследования темы обусловлена также тем, что решение проблемы справедливости  способствует прогрессу философской теории, углубленному исследованию фундаментальных вопросов реализации социальной справедливости в современном обществе. Обстоятельный сравнительный анализ наиболее значимых концепций справедливости, предпринимаемый в настоящем исследовании, необходим, по нашему мнению, для того, чтобы, во-первых, реконструировать те аспекты понятия справедливости, которые сопряжены с понятием интересов и, во-вторых, для того, чтобы уточнить дисциплинарный статус понятия справедливости, то есть для определения наиболее оптимальной формы, в которой может вестись философское обоснование справедливости.         

Степень научной разработанности проблемы в научной литературе.

В исследовании проблемы справедливости в современном  отечественном обществоведении накоплен богатый теоретический опыт изучения различных аспектов данной проблемы, который условно можно разделить на несколько исследовательских  направлений советского и постсоветского периодов.

  К первому направлению можно отнести исследования З. А. Беребешкиной, Е. Л. Дубко, М. М. Руткевич, рассматривавших справедливость, как  социально-философскую, нравственную категории, затронувших вопросы ее возникновения и развития,  роли в формировании общественных отношений.

Несмотря на явное идеализирование социалистической трактовки справедливости, работы этих авторов, заслуживают внимания и представляют интерес с точки зрения вклада в теоретико-методолгическую основу исследования категории справедливости.

  Второе направление – связано с исследованием правового аспекта данной проблемы в работах авторов В. А. Борисова, Н. С. Малеина, Г. В. Мальцева и др.  Интерес к проблемам права и правосознания возник неслучайно, т. к. в конце 80- начале 90-х гг. в стране произошли политические, экономические преобразования, которые не могли не коснуться правовых отношений общества, правовой системы государства.

Другое направление – исследования, посвященные историографии справедливости – представлено в работах А. П. Бутенко, Л. Г. Гринберга, Л. Д. Козыревой,  А. Ф. Колодий и др. В своих исследованиях процесса становления и развития взглядов на справедливость в истории общественной мысли, авторами показано, что понятие «справедливость» существовало в общественном и индивидуальном сознании с древних времен и занимало одно из ключевых мест в представлениях людей, отражая их миропорядок: процессов природы, общественных отношений, бытия.

Однако, не смотря на то,  что в  социальной философии проблема справедливости давно является актуальной темой, в отечественной философской литературе недостаточно работ, посвященных  целостному и комплексному философскому анализу данной темы. В тоже время имеется обилие монографий и статей, посвященных различным аспектам справедливости. Но чаще всего проблема справедливости рассматривается в контексте  нравственных проблем, а также неизбежно сопровождает дискуссии по правовым, религиозным, этническим вопросам. Из публикаций по вопросам справедливости в западных социально-философских теориях следует выделить в первую очередь работу Б.В.Маркова, в которой справедливость рассматривается как обязательное условие становления мирового глобального порядка, а также социализации и индивидуализации человека. Заслуживает внимания монография Т.А.Алексеевой, посвящённая современным дискуссиям о справедливости на Западе. Безусловно, представляют интерес работы А.В.Смирнова, в которых автор проделал сравнительный анализ концепций справедливости в традиционной исламской и западной культурах. 

И, тем не менее, как уже отмечалось,  комплексные исследования  проблемы  справедливости в западной теории, недостаточны, слабо освещены в отечественной литературе западные концепции справедливости. Наше диссертационное исследование восполняет указанный пробел.

  Цель и задачи исследования:

Цель исследования состоит в доказательстве концепции справедливости в ее дихотомическом соотношении с понятием «интересы» на основе анализа плюралистических парадигм  в современной социальной теории, необходимость учета которых  связана с многоаспектностью и универсальностью исследуемой категории. Поэтому автором ставятся следующие задачи:

- Рассмотреть модели справедливости в историческом дискурсе философии, их практическую ценность и значимость для социокультурной действительности в современном мире.

- Показать характер позитивного, а также критического переосмысления трактовки социальной справедливости в либеральной теории, ставшей базой либеральной политики западных стран.

-  Провести сопоставление и сравнительный анализ представлений о справедливости коммунитаризма и  утилитаризма как направлений, имманентно присущих современной консервативной идеологии.

  - Рассмотреть уровень  идеологической ангажированности  трактовки

справедливости в современной социальной теории Запада.

-  Проанализировать характер и перспективы  либеральных проектов справедливости социальной  политики современной России.

- Концептуально обосновать необходимость объективного исследования и изучения  социальных интересов различных социальных групп российского общества как фактор реализации социальной справедливости.

Объект исследования  - отражение предпосылок и условий реализации принципов  социальной справедливости на примере либеральных теорий. 

Предмет исследования – совокупность общих и специфических закономерностей, имманентно присущих теории справедливости  современной западной социальной философии.

  Концепция исследования состоит в рассмотрении сущности справедливости через составляющую ее – социальные интересы. Изучение и исследование справедливости в срезе с понятием интересов придает ей объективность, трансформирует из области идеальной (аксеологической) в  реальную(социальную). Социальная справедливость рассматривается на базе интересов и потребностей различных социальных групп и индивидов, от интересов зависит распределение предметов, ценностей, благ, обеспечивающих удовлетворение потребностей.

  Теоретические и методологические основы исследования.

  В качестве методологической основы  выступают системный подход, принцип историзма и сравнительный анализ. Что касается теоретических основ, то автор опирается не только на социально-философские, но также на социально-психологические и социологические достижения в области исследования справедливости.  В этой связи особое внимание обращается на изучение справедливости через ее составляющую  -  социальные интересы.  Рассматривая проблему справедливости в социально-философском аспекте, следует подчеркнуть, что  в каждую эпоху возникали свои представления о справедливости, отражавшие социально-экономические и политические условия жизни общества, его традиции, обычаи, ценности.

Основные положения, выносимые на защиту:

- Существует неразрывная связь проблем справедливости и интересов, отражение их на когнитивном и онтологическом уровне в западной социально-философской теории имеет теоретическое и методологическое значение; эти проблемы должны быть сформулированы и решены в отдельности,  но вместе с тем нельзя забывать их неразрывную связь.

  - Необходим сравнительный анализ теоретических парадигм в современной социально-философской теории на предмет выявления того, насколько предлагаемые ими способы совмещения перспектив справедливости и интересов, являются методологически корректными и теоретически обоснованными.

- В современных условиях рынка понятия морали, политики и права выступают в качестве либеральных ценностей социокультурного бытия. Поэтому социальная философия должна обращать  внимание на практические аспекты проблемы социальной справедливости.

- Решение дилеммы «интересы-справедливость» возможно через изменение различных форм социокультурного бытия и выделения в нем уровня фундаментальных ценностей, как например, социально-экономических интересов. Без  учета этого  трудно представить построение справедливого социального пространства.

  - Кризис  идеи либерально-правовой модели есть  отражение кризиса  современного общества в целом.

- Достоинством либеральных концепций справедливости является рассмотрение их в контексте теории мультикультуризма, вбирающего в себя ценности единства и уважения к многообразию культур.

  Научная новизна исследования состоит в том, что автору удалось по-новому сформулировать и решить важную теоретическую и методологическую проблему социальной справедливости в ситуации радикального социокультурного плюрализма. Эта проблема ставится как проблема совмещения перспектив интересов и справедливости, а поиск решения ведется через реконструкцию и анализ  моделей социальной справедливости в современной социальной философии.

  Научная новизна конкретизирована в следующих результатах исследования:

  -  Доказана теоретическая несостоятельность утверждений о полной рассогласованности бытия в ситуации постмодерна и невозможности реализации социальной справедливости. Анализируемые в диссертации различные концепции западных теоретиков подтверждают необходимость и возможность решения проблемы глобального справедливого единства. 

- Впервые представлена социально-философская модель справедливости как синтез различных парадигм социального порядка, отраженных в либерально-контрактционистских и консервативно-уталитаристских концепциях.

  -  Проведен сравнительный анализ концептуальных решений проблемы дуализма «справедливость-интересы» как основы совершенствования социальных институтов современного общества.

  -  Показано значение принципа реализации интересов,  который представлен как теоретический и методологический подход к проблеме справедливости в плюральной среде.

  -  Рассмотрены характер и причины кризиса отдельных моделей справедливости либерализма и консерватизма на определенных исторических этапах, исследована полемика между ними, показана ее роль в системе социокультурного плюрализма.

- Показано, что наиболее проработанными решениями проблемы справедливости является концепция управления социальными процессами институтом государства и наполнения его социальным содержанием в процессе реализации механизма распределительных отношений современного российского общества.

Теоретическая  значимость исследования.

-  Классификация и обобщение различных моделей справедливости в современной западной социально-философской теории позволит выработать

методику исследования проблемы социальной справедливости.

  -  Анализ методологических подходов к проблеме справедливости (философского, социально-психологического и социологического) способствует систематизации  различных современных западных концепций  социальной справедливости.

- Теоретическую ценность представляет авторский подход к анализу представлений о  справедливости на когнитивном  и онтологическом уровнях, в частности, через интересы индивидов и социальных групп.

Практическая значимость

- Выявлены две главные социальные функции:

1) измерение и оценка социальной действительности и 2) определение, исследование социально-значимых требований, выдвигаемых индивидами.

  -  Раскрыта роль справедливости в теоретических разработках представителей западной социально-философской теории, что выявлено в : 1) оценке достигнутой степени решенности социальных проблем человека в условиях современной глобализации; 2) необходимости регулирования баланса м экономических и социальных  целей общества в их неразрывной связи.

- Практическое применение положений и выводов диссертационного исследования возможно: 1) при разработке социологических исследований, направленных на выявление интересов  индивидов и социальных групп в процессе реализации социальной справедливости; 2) в контексте изучения особенностей механизма реализации социальной справедливости российского современного общества и их отличительного характера от западных моделей справедливости, определение наиболее проблемных сторон их развития; 3) при разработке социальных программ, направленных на реализацию интересов и норм справедливости.

Апробация результатов исследования

Основные концептуальные положения исследования изложены в научных докладах на Научной конференции, посвященной 250-летию Московского университета. Ломоносовские чтения (Москва,2005), Международном научном симпозиуме «Мир на Северном Кавказе» (Пятигорск, 2006).

Теоретические основы и практические выводы работы нашли отражение в трех монографиях, учебном пособии и научных статьях, общий объем которых составляет 55 п. л.

  Структура и объем работы обусловлены характером рассматриваемых вопросов, задачами и методами исследования. Диссертация включает введение, четыре раздела, заключение и библиографию.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Основные положения исследования можно условно разделить на четыре группы общетеоретических и методологических аспектов проблемы социальной         справедливости  в историческом дискурсе и условиях современной реальности.

Первую группу следует рассматривать по двум направлениям: первое – можно ли с научной достоверностью определить – что есть справедливость; второе – достижима справедливость в человеческом обществе вообще? Если справедливость может быть познана, то она не может быть областью утопических беспочвенных мечтаний. Если непознаваема, то, о каком ее воплощении в жизнь может идти речь. Для достижения справедливости как реальности, прежде всего, необходим поиск путей  познания данной категории.

Раскрытию  сущности этих аспектов посвящен I–й раздел диссертации, где представлен исторический дискурс  проблемы справедливости, хотя исследование не преследует цель дать обширный анализ всех тех форм, в которых в ходе истории выражалась идея справедливости.

  На первых этапах формирования философской теории осмысление человеком внешнего мира определялось не только его отношением к окружающей природе, но и отношениями людей, установившиеся в ходе производства материальных благ. Но наиболее яркой страницей в истории теории справедливости, по мнению автора, является классическая философия древнегреческого общества в лице Сократа, Платона и Аристотеля.

  Целый ряд новых оттенков внесен в  понимание справедливости софистскими и сократическими школами. Прежде всего, это выдвижение на первый план релятивного характера справедливости, антропологическая его окраска, разграничение «справедливости по природе» и «справедливости по закону».

В философском учении Сократа проблема справедливости занимала особое место, что вполне естественно, если иметь в виду принципиальный отказ мыслителя от натурфилософских размышлений и обращение к человеку как центру и главному объекту познания и самопознания. Модель Сократа, воспринявшая некоторые элементы софистических учений, вместе с тем противостояла софистам в главном: Сократ отвергал этический релятивизм и скептицизм софистов. Он стремился доказать существование единого и общего понятия справедливости, связывая его с нравственностью и знанием. Несправедливость неестественна, она плод незнания, заблуждения.

Утверждая связь между добродетелью и мудростью, превознося красоту разума, смысла, сознания, защищая идею целесообразности, Сократ тем самым подводил логическую основу под понимание справедливости. Справедливость — это следование мудрости, истинному знанию, порядку вещей, законам. Характерно, что для Сократа этическое, правовое и политическое в справедливости также неразделимы. Должное в делах человеческих основано на «геометрическом равенстве», то есть на равенстве по ценности поступков, по политической добродетели, свободном соблюдении законов, такова  справедливость  в сократической философии. По мнению Сократа, несправедливость  причиняет больше вреда тому, кто ее совершает, чем жертве.

«Сократовский метод», в котором важнейшее место занимала индукция, при применении к познанию справедливости фактически и означал анализ представлений о ней, сложившихся среди свободных афинян.

В модели Сократа категория справедливости имела главное значение для характеристики сущности и природы государства. Он отвергал любую форму государства (монархию, тиранию, аристократию, демократию), если она противоречила справедливости. Весьма характерным для Сократа является также его безусловная вера в возможность познания справедливости. Эта вера покоилась на отождествлении Сократом справедливости и истины.

Платоновский идеализм в подходе к справедливости, как, впрочем, и к другим общим понятиям — «красоте», «добру», «благу»,  отразил то обстоятельство, что у этой категории имеется содержание, независимое от чувств отдельного человека. Это положение явилось определенным шагом в развитии представлений о справедливости.

Для понимания взглядов Платона на справедливость важны его рассуждения о природной и человеческой справедливости. Эти рассуждения представляют

большой интерес в силу двух обстоятельств. Во-первых, Платон попытался дать ответ на вопросы, уже поставленные предыдущими философами, в том числе софистами. В противовес им  Платон решительно отвергал все личное, индивидуальное в понятии справедливости, утверждая ее всеобщность, неизменность и необходимость. Во-вторых, Платоном была поставлена проблема, которая стала предметом споров и размышлений в последующие века, когда философы пытались обнаружить истоки естественного права. Это проблема природных основ справедливости и их соотношения с социальными институтами.

Справедливость — достоинство общее, политическое, оно формируется воспитанием в определенных условиях. Элитарный характер общественно-политических взглядов Платона и, в частности, его концепции справедливости был подчинен идее, которую он считал наиболее возвышенной, — он выступал за такое общественное устройство, в котором главной ценностью было бы благо государства, необходимого для каждого его гражданина. 

Итак, справедливость, по Платону,— это одна из четырех добродетелей идеального государства. Она венчает ряд доблестей, без которых такое государство невозможно: мудрость, мужество, благоразумие (сдерживающая мера). На основе трех первых доблестей справедливость обеспечивает каждому социальному слою (разряду, классу, группе) и каждому человеку возможность делать то и только то, к чему он призван.

Аристотелю по сравнению с софистами и Сократом принадлежит значительно более глубокая разработка и обоснование идеи естественного права. Наряду с правом, установленным законом, он выделял право, установленное природой. Это естественное право зиждется на общей справедливости, имеющей везде одинаковое значение. Однако, такую справедливость Аристотель выводил не из космических начал, а из  природы человека.

Рабство, по Аристотелю, столь же естественно, как и отличие людей друг от друга. В силу такого отношения к рабству Аристотель считал войну с варварами для их обращения в рабство естественной справедливостью. Он не видел никаких возможностей для распространения действия справедливости на рабов и  тесно связывает рабство с вопросом собственности.

В самой сути вещей коренится порядок, в силу которого уже с момента рождения некоторые существа предназначены к подчинению, другие же -  к  властвованию.  В основе  всех общественных  потрясений  лежит имущественное неравенство. Аристотель подчеркивал, что отношения между бедными и богатыми - отношения не просто различия, а противоположности.

По Аристотелю, справедливое есть как бы средняя точка между двумя несправедливостями. С одной стороны, нарушение закона. С другой, — неодинаковое отношение к равным. Равноудаленное от того и другого и есть справедливое. Такое рассуждение исходит из излюбленной Аристотелем доктрины «золотой середины». Поскольку добродетель есть для него некая середина между противоположными страстями, постольку и справедливость как совершенная добродетель определяется по этой же схеме.

Средневековая модель справедливости сохраняла определенные связи с античностью благодаря влиянию христианства, а также ознакомлению через арабские источники с идеями Платона и особенно Аристотеля. В силу указанного обстоятельства идеи христианства пронизывали собою и господствующие представления о справедливости. Вместе с тем, идеологи раннего христианства не отказывались полностью и от идей справедливости, разработанных античными философами.

Среди идеологов христианства особенно значительное внимание категории справедливости уделил Фома Аквинский, с именем которого связана теологизация философии Аристотеля вообще и его учения о справедливости в частности. Разделяя представления Аристотеля об уравнивающей и распределяющей (воздающей) справедливости, Фома Аквинский рассматривал в обеих этих формах сообразность с естественным законом, являющимся отражением божественной мудрости. Вместе с тем в целях наибольшего приспособления идеи естественного права к идеологическим нуждам христианской церкви он подчинил естественное право так называемому «вечному праву». Это «вечное право» Фома Аквинский считал высшей справедливостью, под ним он понимал совокупность общих божественных принципов правления миром. Такой подход к божественной и человеческой справедливости и по сей день составляет основу неотомистской концепции справедливости.

Таким образом, доминирующим началом в философии справедливости Фомы Аквинского в противоположность истинным идеям Аристотеля является лишение категории справедливости земного, социального характера и превращение ее в одно из средств упрочения, существующих общественных отношений, понимаемых как "божественный порядок".

В эпоху, когда Ф. Аквинский выступил с обоснованием божественной справедливости, утверждалась и другая линия ее трактовки, соответствующая интересам развивающихся буржуазных отношений.

Вместе с тем, связанная с интересами нарождавшейся буржуазии линия трактовки справедливости получила выражение и в концепции римского права, которое является звеном в подготовке юридического мировоззрения, ставшего классическим мировоззрением нового класса.

  Эпоха борьбы буржуазии с философскими порядками принесла собой новые моменты как в социально - практическом применении, так в теоретическом истолковании понятия справедливости. Наибольшее влияние на формирование представлений о справедливости оказали концепции справедливости XII - XIII вв., в которых отразилась эпоха римских буржуазных революций, более прогрессивные черты буржуазной идеологии этого периода, приведшая во второй половине XIX в. и XX в. к всплеску идей демократического содержания и в тоже время, защиты господства буржуазии.

Родоначальником философии нового времени был Френсис Бэкон, взгляды которого на справедливость привлекают к себе особое внимание потому, что он был не только философом, но и юристом и политиком, в силу чего имел возможность синтезировать философские, правовые и политические представления своей эпохи об этой категории.

  Большое место в концепции справедливости Бэкона занимает учение об общественном благе — понятии, вошедшем впоследствии во многие социологические концепции справедливости. Главной целью справедливости, как это явствует из его рассуждений, является забота об общем благе. Однако содержание этого понятия определялось им в соответствии с интересами власть имущих. В эссе «О смутах и мятежах» он четко проводил мысль о том, что лишь те, кто управляют государством, способны понять, в чем заключается общее благо.

Современник Бэкона Г. Гроций посвятил свое творчество проблемам философии права.  По мнению Гроция, естественное право отражает законы, независимые не только от людей, но и от Бога. Именно это обстоятельство, т. е. наличие в основе справедливости объективных законов, позволяет, по Гроцию, сделать ее предметом научного анализа.

Взгляды Бэкона и Гроция получили развитие в рассуждениях о справедливости других ярких представителей философской и общественно-политической мысли XVII в. — Т. Гоббса и Б. Спинозы. Оба они обосновали доктрину естественного права, оба выводили это право из природы человека, оба связывали свои представления о справедливости с главным политическим институтом общества — государством.

Итак, Гоббс рассматривал государство как творение человека и считал одним из главных его достоинств разум, проявленный в справедливости и законах. Государство и его справедливость смогли возникнуть из преодоления людьми естественного состояния, из соглашения, к которому приходят люди относительно общественного блага и совмещения противоречащих интересов.

Подобно Гоббсу Спиноза рассматривал справедливость как категорию, органически связанную с существованием и деятельностью государства, более того, отождествлял государство и общество; ему наряду с другими представителями раннебуржуазных концепций была присуща определенная этатизация справедливости, явившаяся одной из предпосылок юридического мировоззрения.

Источник естественного права, которое становится для государства «велением разума», Спиноза видел в необходимости согласовывать противоречащие друг другу человеческие страсти (аффекты) сообразно требованиям разума. В «Политическом трактате», одна из глав которого специально посвящена естественному праву, он особо подчеркивал, что естественное право, будучи правом  природы, вытекает из ее части, из природы прошлого века, являющегося «животным общественным». В этом контексте он утверждает, что действует  исключительно  лишь  по  законам  и правилами природы, т. е. естественному праву.

Согласно представлениям Дж. Локка, наиболее полно выразившего в конце XVII—начале XVIII в. стремление к познанию сущности человеческих отношений в обществе, справедливость имеет двоякое основание. Одна его сторона — естественная человеческая природа, сущностью которой являются имманентное стремление к собственности, способность к труду и требование личной неприкосновенности. Другая — установление соответствующих законов для защиты естественных стремлений человека, иначе говоря, искусство управления. Понятие справедливости у Локка приобретает, таким образом, определенные социальные контуры, оно существенно, конкретизируется не только по сравнению с гуманистическими идеями эпохи Возрождения, но и в сопоставлении с идеями европейских, в том с числе английских, мыслителей начала XVII в.

Английская буржуазная революция явилась важным рубежом не только в сфере социально-политической, но и духовной. Социально-нравственные ценности, первоначально существовавшие как отвлеченные идеалы, приобретали у мыслителей более реальные очертания. Справедливость становится в их представлениях неотъемлемым элементом системы идей и ценностей, охватывающих собственность, неприкосновенность и свободу личности. Это были, безусловно, прогрессивные представления. В сознании же мыслителей смысл этих идей трансформировался в общечеловеческие ценности, в атрибуты естественной человеческой природы.

Философско-социальная мысль начала XVIII в. все больше подходила к пониманию связи справедливости с существующими общественными институтами. Это нарастание реалистических тенденций вело к углублению понятия справедливости, все большему наполнению его конкретно-историческим смыслом.

Дальнейшее развитие и обогащение содержания категории справедливости имело место в эпоху Просвещения, когда социальные интересы человека объективно совпадали с требованиями общественного прогресса. Философские, социально-политические, эстетические идеи просветительского характера отражали необходимость ликвидации феодально-крепостнической системы со всеми ее духовно-идеологическими порождениями. Поэтому антифеодальная, антиклерикальная гуманистическая направленность идеологии этой эпохи вызвала значительный подъем теоретической мысли в сфере социальной, политической, нравственной. Структура идеологии Просвещения довольно сложна. В сфере социально-политической она охватывает широкий диапазон концепций от «просвещенного абсолютизма» до радикального республиканизма, в области философии — от материализма до деизма. Будучи космополитичным по своей природе, Просвещение своеобразно выразилось во французской, английской, немецкой, русской, американской общественной мысли. Однако общность основных идеологических установок определила сходные черты в решении важнейших социально-нравственных проблем, в том числе и справедливости. При всей ее рационалистичности и преобладании абстрактного понимания социальных явлений в просветительской идеологии нарастало осознание связи справедливости не только с природными и государственными факторами, но и с характером человеческих, вплоть до личностных, отношений.

Так, немецкий просветитель Г. Лессинг считал основой принципов гуманности, человеческого достоинства и счастья людей достижение справедливости, иначе говоря, духовной и политической свободы  их равенства и братства. Несправедливость в распределении благ порождает, по Лессингу, ухудшение человеческих нравов. Русские просветители XVIII в. Я. Козельский, Н. Новиков, Е. Десницкий утверждали нетеологическое, чисто земное, светское содержание справедливости, неразрывно связанной с добродетелью, отрицая идеи о государственном происхождении справедливости, они выступали против узко сословного утилитарного ее понимания.

Американский просветитель Б. Франклин считал справедливость всеобщим принципом — основой личной морали и поведения отдельного человека. Суждения Франклина носили характер демократической морали.

Наиболее последовательную трактовку справедливости автор находит в трудах духовных предшественников Французской революции 1789 г. — мыслителей французского Просвещения.

Гельвеций, как и его предшественники, видел источник подлинной справедливости в природе человека. Вместе с тем он неразрывно связывал эту категорию с наличием собственности. Каждый желает пользоваться своей собственностью, отсюда каждый стремится, чтобы к нему проявлялась справедливость. Наличие собственности выдвигает проблему ее распределения. Однако Гельвеций не видел возможности преодолеть имущественное неравенство. Это положение, не выходившее за рамки формального равенства, получило  развитие  в концепциях теоретиков  справедливости  ХХ  столетия.

Вместе с тем Гельвеций полагал, что справедливость не может ограничиваться личной добродетелью. Истинная справедливость должна учитывать общественный интерес. Хотя этот общественный интерес по своему объективному смыслу был идеализированным интересом буржуазии, однако сама постановка вопроса о справедливости, преодолевающей личный корыстный интерес, выражала прогрессивную демократическую устремленность просветительской социально-философской мысли.

Среди блестящей плеяды французских мыслителей XVIII в. более последовательный демократизм в подходе к справедливости выражал Ж.-Ж. Руссо.

Обосновывая теорию общественного договора, Руссо рассматривал в качестве социальной основы справедливости общую волю, которая всегда справедлива и стремится к общественному благу. Эти рассуждения французского философа были пронизаны верой в силу разума, способного определить, что собой представляет подлинная справедливость и как можно ее осуществить. Отсюда и полная его уверенность в непротиворечивости, внутреннем единстве справедливости во всех её проявлениях. Руссо обосновал право народа на восстановление нарушенной справедливости путем насильственного ниспровержения власти. Общественный договор — основа справедливости не может произвольно и безнаказанно нарушаться.

Отличительной чертой взглядов Канта на справедливость, как всей его этики, был перевод практических потребностей развития общественных отношений на язык «чистых», полностью априорных определений и постулатов. Такие же основания, по мнению философа, присущи и подлинной справедливости. Никакой ученый правовед, учил Кант, не сможет, опираясь на познание реальных общественных отношений ответить на вопрос, справедливо ли требование закона.

Представления Канта о справедливости строились на  основе использования другого понятия социальной этики — свободы, центрального понятия всей его «практической философии». Свобода, индивида является первейшей предпосылкой справедливости в отношениях между людьми. Это положение Канта в дальнейших учениях теоретиков справедливости явилось основой и предпосылкой либералистских концепций справедливости.

В соответствии с идеями немецкого и французского Просвещения Кант полагал, что развитие всех задатков и склонностей человека, полное разумное осуществление естественной его природы возможно лишь при совершенном правовом гражданском устройстве, т. е. в условиях реализации априорных принципов справедливости. Интересна оценка Кантом отношений между народами. Он писал о европейских государствах, что «несправедливость, проявляемая ими при посещении чужих стран и народов (что для них равносильно их завоеванию), кажется чудовищной»1. Условием устранения войн, по Канту, является соблюдение справедливости во взаимоотношениях государств.

____________________________________________

1. Кант И. Трактаты и письма. - М., 1980, С.260-261.

И, наконец, Гегель, испытавший, как и Кант, влияние идей Просвещения и Французской революции.

Идею права, ядром которой в его время, да и в современной философии права, признается справедливость, Гегель считал предметом философской науки о праве, изложение формальных основ которой он начинал с понятия свободы. Гораздо резче, чем Кант и французские просветители, он утверждал неразрывную связь свободы с частной собственностью. Именно в последней, по его мнению, реализует себя свобода индивида. Гегель подчеркивал неизбежность и справедливость неравенства собственности. Следовательно, справедливость, составляющая самую суть абстрактного права, призвана не только регламентировать отношения собственников, но и освящать их неравное положение.

В гегелевском учении о справедливости центр тяжести переносится на коммутативную справедливость. При этом Гегель в отличие от Гоббса и Руссо исключал из договорных отношений вопрос о государственной власти. Государство, равно как и семья, не может быть предметом договора. Оно есть абсолютная целостность, стоящая выше свободы личности, народа, общества. В полном соответствии с прогрессивным буржуазным умонастроением Гегель считал вполне справедливым договор купли и продажи рабочей силы. Справедливость как основа права должна быть,  по Гегелю, закреплена в форме  конституции. Именно конституция, в которой «разумная воля» доходит до сознания и понимания самой себя.

Завершая анализ первой группы аспектов, автор приходит к выводу, что проблема справедливости является приоритетной темой как в историческом дискурсе, так и в современных философских исследованиях, способствует прогрессу философской теории.

Вторая группа аспектов связана с идеологическими моделями справедливого общества в либеральной и консервативной теориях Запада. В этой связи, автор отмечает характер, роль и место идеологии в системе социальных связей и отношений.

В современной социальной науке идеология понимается как духовное образование, своего рода социальное мировоззрение, предусматривающее ответы на возникающие у человека вопросы по поводу социальных отношений, совершенствование которых немыслимо вне социальной справедливости. Специфическое место идеологии в системе духовной жизни общества определяется тем, что хотя она и дает свои ответы на эти вопросы, идеология не наука и ее ответы не подлежат научной верификации, так как идеология всегда ценностная и целенаправленна. Не смотря на это, идеология является концептуально оформленной системой, имеет форму научного знания и именно благодаря такой форме обладает убедительностью и действенностью. Следуя этой характеристике, прав социолог Ю.Г. Волков, рассматривающий идеологию конкретного общества, как целостную систему философских, научных, эстетических, нравственных, правовых, политических, экономических и социологических реалий о мире и месте в нем человека, которая организует деятельность индивидов, социальных групп во всех сферах жизни общества.1

Идеология либерализма опирается на представления о справедливости свободных от  групповых, националистических и иных предрассудков идей:

космополитизма,  терпимости, гуманизма,  прогресса, демократизма и

индивидуализма. В разделе представлен обширный анализ классической формы либерализма, получившего в социологии название «либертаризм»,  обоснование неоконсервативной трактовки антиномии понятий равенства и справедливости, а также анализ плюралистических подходов к модели справедливости западных либералов и консерваторов. 

1. См.: Волков Ю. Г. Личность и гуманизм. – Челябинск, 1995. С. 132.

В исследовании отмечается, что либералистическая идеология утверждает социальную справедливость через приоритет индивидуальной свободы в обществе. Причем свобода понимается либерализмом как индивидуальная независимость, ограниченная лишь свободой точно таких же автономных индивидов и самоконтроля.

Экономическая концепция либерализма основывается на постулате исходного формального равенства возможностей. Либерализм проповедует экономическое равенство. Все индивиды как собственники и граждане наделяются равными формальными правами в политико-правовой области. При этом достаточно отчетливо прокламируется фактическое экономическое неравенство как законный результат усилий индивида. Либерализм выступает, таким образом, за «равенство возможностей, а не за «равенство результатов».

Философское основание либерализма, по  мнению автора, составляет концепция «естественных прав» человека, которыми любой индивид обладает от рождения и которые должны быть непременно реализованы обществом. В американской Декларации независимости, составленной Т. Джефферсоном, сказано: «Все люди по природе одинаково свободны и независимы и обладают известными неотъемлемыми правами, которых они не могут, после узаконения обществом, - путем какого бы то ни было соглашения лишать свое потомство: а именно правом пользоваться жизнью и свободой, средствами приобретения и владения имуществом и правом добиваться и обретать счастье и безопасность».

  Правовая защищенность частной собственности выступает гарантией не только экономического благополучия, но и социальной независимости человека. В качестве идеала экономической системы предлагаются саморегулирующийся рынок и механизм свободной конкуренции. Либерализм отказывает индивиду в праве на патерналистские ожидания: индивида никто не ограничивает в его действиях, но и никто не помогает ему и не несет никакой ответственности за их результаты. Государство рассматривается не как «старший», а как слуга гражданина, стоящий на защите его прав.

Либерализм исходит из того, что есть только одна модель «нормальной экономики» и видит различия национальных экономик лишь в степени их приближения к этой «норме». Национальная же специфика признается скорее как досадное ограничение. Либерализм рассматривает состояние развитой рыночной экономики как универсальный идеал, высшую фазу всякого экономического развития, а основанное на такой экономике общество — как вершину социальной эволюции и оптимальную для самочувствия индивида социальную систему.

Даже поверхностного взгляда на современную политическую ситуацию в западных странах достаточно, чтобы понять неоднозначное положение современного либерализма. С одной стороны, просуществовав три сотни лет — и не просто как некоторая теоретическая конструкция, а как идеология, определяющая политику многих западных стран, либерализм, безусловно, прошел проверку временем и доказал свою жизнеспособность. В определенном смысле историю либерализма можно рассматривать как историю достижений и успехов в области социальной справедливости. Достаточно упомянуть провозглашенный либе­ралами принцип веротерпимости, который явился настоящим спасением для европейских стран от религиозных войн и дезинтегрирующих социальных последствий Реформации. Еще большие успехи либерализма связаны с утверждением и защитой индивидуальных прав, с превращением основных прав и свобод человека в важнейшее измерение политической жизни современных государств. Развитие либерализма характеризуется и значительным расширением самой области индивидуальных прав. С одной стороны, появилось множество новых прав, таких как право на образование, социальное обеспечение и т. д.; с другой стороны, значительно возросло число их носителей, когда были ликвидированы ограничения, связанные с расовой, классовой и половой принадлежностью. Либерализм достиг впечатляющих успехов в устранении иерархических преград, сдерживающих индивидуальную свободу и выбор, и в обеспечении равенства возможностей. Политический язык прав настолько прочно вошел в культуру и психологию людей, что человек в современном западном мире воспринимает себя не иначе как носителя определенных прав. Более того, отказ человеку в правах расценивается, как отказ воспринимать его как личность. К числу исторических заслуг либерализма можно также отнести возросшую материальную обеспеченность членов либерального общества благодаря политике экономического роста.

Однако в настоящее время есть немало людей, которые, не отрицая и не умаляя значимости исторических заслуг либерализма, тем не менее, говорят о том, что либерализм полностью исчерпал свои возможности и переживает глубокий упадок. В лучшем случае либералов обвиняют в неэффективности проводимой ими политики, в худшем случае видят в них источник разрушительных действий, ведущих к социальной и культурной дезинтеграции и неразрешимым проблемам. Их обвиняют в слабости и неспособности поддерживать порядок и объединять граждан для коллективных действий, в безразличии к моральным последствиям проводимой политики, к нравственному воспитанию граждан и т.д.

В диссертационном исследовании отмечается, что к числу проблем, порожденных претворением в жизнь принципов социальной справедливости и проведением либеральной политики, можно отнести следую­щие. Во-первых, расширив сферу индивидуальных прав, либерализм неизбежно столкнулся с проблемой разрешения конфликтов между разнообразными и противоречивыми требованиями прав. Особенно остро эта проблема встает при реализации либерального принципа равенства возможностей. Эти конфликты ведут к социальным трениям и рождают чувство неудовлетворенности у людей, усматривающих в этом проявление несправедливого к ним отношения. Во-вторых, экономический рост, на который уповали либералы как на средство разрешения указанных проблем (ибо растущая экономика предоставляет больше возможностей людям), не только не оправдал надежд, но и составил второй источник современного кризисного состояния либеральной политики. Как оказалось, экономический рост может стать сильным дестабилизирующим фактором тенденции справедливости в обществе.

Достаточно указать на такие процессы в условиях мирового финансово-экономического кризиса, как довольно стремительное сокращение и отпадение многих профессий, экономический упадок ряда отраслей и регионов и т. д. Еще один важный источник проблем связан с тем, что в условиях современной либеральной демократии отдельный гражданин может оказывать небольшое влияние или вообще не оказывать никакого влияния на политику, затрагивающую его интересы, а поэтому люди объединяются в группы для защиты своих интересов. Это имеет те негативные последствия, что политический режим постепенно оказывается в плену наиболее влиятельных группировок, которые, отстаивая интересы своих членов, как правило, мало заботятся о тех, кто не принадлежит к их числу, а ими чаще всего оказываются наиболее широкие слои населения. В результате в обществе доминирует несправедливое неравенство, а правительство утрачивает свой представительный характер. Кроме того, успех либеральной политики экономического роста имеет в качестве еще одного негативного последствия усиление потребительских и собственнических настроений в обществе. Все в большей мере люди оценивают справедливость в категориях дохода и потребления, а богатство становится для них главным источником счастья.

По мнению автора, усугубляет неоднозначное положение современного либерализма и то обстоятельство, что политическая арена во многих западных странах была отмечена в последние десятилетия образованием новых коалиций, которые нельзя однозначно отнести к лагерю либералов, консерваторов или социалистов. Прежние четкие идеологические границы между партиями оказались размытыми, ибо в их программы были включены довольно разнородные элементы. В этих условиях идеология либерализма стала выглядеть аморфным образованием, не имеющим четких принципов.

Интересно отметить, что кризис, переживаемый либерализмом, не только усилил нападки на него со стороны его противников, но и во многом возродил интерес к либеральной теории, дал толчок к критическому переосмыслению либерализма и к выработке его нового варианта. Необходимость разработки нового варианта справедливости либерализмом неизбежно поставила вопрос о его философских и теоретических основаниях, об объединяющем принципе, обеспечивающем преемственность в развитии либеральных идей, о судьбе либерализма в современном мире.

Идеология консерватизма традиционно рассматривается как антипод либерализму. Однако, как отмечено в исследовании, в социальной теории сложно встретить структурированный (в строгом научном смысле) подход, обнаруживающий определяющие, существенные черты или грани различий между ними, автор пытается их конкретизировать..

В структуре консерватизма выделяют два идейных пласта. Один ориентирует на поддержание устойчивости социальной структуры в ее неизменной форме; другой — на устранение противодействующих политических сил и тенденций и восстановление прежних. В этом контексте консерватизм выступает и как политическая идеология оправдания существующих порядков, и как ностальгическое стремление к утраченному.

Консерватизм не предусматривает справедливости равноправия. Более того, он утверждает принцип строгой иерархии, провозглашая и обосновывая фактическое экономическое неравенство. Последнее с консервативной точки зрения освящено правом и традицией, непременно проникнуто особым религиозным и моральным духом. Консерватизм - откровенно антиэгалитарная идеология.

  Консерватизм не отвергает прав индивида как частного собственника, а проводит принцип единонаследия как способ воспроизводства этой собственности, поддерживает наследственные привилегии и принцип назначаемой сверху опеки со стороны собственника или государства. Ему соответствует политика концентрации частной собственности в целях более эффективного контроля. Последний же необходим для того, чтобы частная собственность работала на общественное благо. Консерватизму в принципе не чужды трудовое и экономическое принуждение и соответствующие ограничения свободы, обеспечиваемые силами семейно-корпоративного устройства.

Однако, консерватизм не всегда антитеоретичен и нерационален, взять хотя бы тот факт, что он исходит из признания национального характера экономики, глубокой специфики национальных условий, сложившихся в данном государстве нравов и обычаев, правовых, политических и религиозных устоев.  Позитивны основания, которые  занимают важное место как в описании мотивов индивидов и социальных групп, так и в изображении всей социально-экономической системы.

В исследовании делается акцент на тот факт, что значительную ценность представляет изложение социального кредо, присущего тому поколению современных американских социологов, которое стояло у истоков постиндустриальной концепции.

Однако в условиях современной экономической и политической системы определение понятий с идеологических позиций представляет собой попытку ухода от необходимости осмысливать то или иное явление, подмену конкретного решения в конкретной ситуации расплывчатыми, расхожими фразами.

Эту истину и доказывает теоретик постиндустриального общества Джон Гэлбрейт, делая вывод о том, что уже нельзя признать образцовой моделью не только справедливого общества, но даже общества просто привлекательного, —  капитализм в его классическом виде.  Главное значение имеет тот факт, что с развитием и ростом современной экономики на государство возлагается ответственность за выполнение все большего числа функций и обязанностей.

  По мнению автора, нынешняя дискуссия западных идеологов различных направлений, предметом которой является идея социальной справедливости (возможностей и результатов), показательна в том плане, что она ведется по существу в терминах политики, концентрируется вокруг идеологических проблем, что уже само по себе свидетельствует об остроте и нерешенности последних.

  В  современной  консервативной  литературе  на  Западе этот  тип  личности получил наименование — « человек экономический» (Homo economicus). Самая существенная черта этого человека заключается не столько в том, что он сфокусирован на собственном интересе, добивается выгод и преимуществ, сколько в способности независимо и компетентно вести все свои дела. В идеале этот человек полностью автономен и твердо стоит на собственных ногах. Никто лучше его самого не может знать, как решать его личные проблемы.

Автор замечает, что согласно взглядам американского философа Р. Нозика, свобода состоит в том, что, определяя свою жизнь, каждый индивид выступает автономным, ответственным и независимым от воли других, выражаемой в индивидуальной или коллективной формах. Свобода сливается у него с абсолютным правом личности на уникальную жизнь, правом человека на то, чтобы его ни к чему не принуждали и ни в чем не ограничивали.

Связывая собственность с экономической свободой, либертаристы видят в ней существенный элемент и основу рыночной системы хозяйствования. Именно рынок порождает экономическую свободу личности в либертарном смысле и постоянно нуждается в ней как обязательном условии собственного развития.

В своем логическом завершенном виде либертарная теория состоит в следующем: для общества и индивида государство не имеет жизненного значения, люди вполне могут обойтись и без него. Но поскольку государство может быть полезным для защиты индивидуальных прав, либертаристы, все же, соглашаются с некоторыми формами ограниченной государственности в условиях рыночного хозяйства.

Отмежевываясь от позиций отдельных либертаристов, Р. Нозик из своеобразно интерпретируемой теории общественного договора выводит идею «мини-государства». Поскольку свобода и права индивидов могут быть ограничены только с их собственного согласия, заявляет Р. Нозик, то государство как наиболее серьезный, ограничивающий человека фактор социального развития возникает лишь из всеобщего контракта, договора. Выходя из естественного состояния, люди эмпирически нашли тип государственности, который нельзя расширять дальше определенных границ без ущерба для человеческой свободы и абсолютных прав индивида.

  Американские неоконсерваторы первыми заговорили о необходимости вернуться к «изначальной идее буржуазности» (И. Кристол), освободив ее от культурных противоречий (Д. Белл), «очистив» от чуждых наслоений, радикального либерализма, социалистических «примесей» и, конечно, от эгалитаризма. Западный мир, заявляют они, должен вновь обрести некогда утраченную им «подлинность» капиталистических отношений, ту самую «буржуазность», которую неоконсерваторы берут в чистом виде.

Социальная справедливость ассоциируется с общественными неравенствами, которые характеризуются как глубокий, необходимый и закономерный фактор жизни общества и индивидов. Универсальный принцип разнообразия, иерархических различий, согласно которому непременными условиями для сохранения здорового общества и его органической жизни являются наличие разных слоев и групп, высших и низших статусов, рангов и функций отдельных лиц, в целом различия и неравенств между людьми во многих отношениях. Если таков универсальный принцип, то, что представляет собой справедливость в консервативном понимании?

В диссертационной работе дано сопоставление точек зрения либералов и консерваторов по наиболее существенным проблемам теории справедливости и равенства. В связи с чем, характеристику этих направлений автор начинает с различий в определении характера и социальной роли понятия справедливости.

Либералы. Справедливость — интегративная категория в том смысле, что она призвана включать все индивидуальное в общее. Она требует, чтобы отдельное и особенное, располагались в некоторой общей плоскости, оценивались по общему масштабу. Все жизненное разнообразие и индивидуальные особенности должны рассматриваться через призму общего, целостного. Создать справедливое общество — значит заменить вертикальные структуры общества горизонтальными, а поэтому социальная справедливость связана с курсом на выравнивание общественных структур и отношений.

Консерваторы. Цель справедливости — выделить индивидуальное, в общем, индивидуализировать лицо, событие, факт, подчеркнуть в них своеобразие. Справедливость это право индивида быть самим собой. По отношению к индивиду справедливость имеет скорее деинтегративный, чем интегративный, характер.

Общество с консервативной точки зрения есть ассоциация разнообразнейших групп, образующих четкий иерархический порядок. Именно этого порядка, считают они, не достает современному обществу, которое подпало под слишком большое влияние либеральных и особенно эгалитарных теорий, дало толчок раз витию ряда деструктивных процессов.

  «Государство благоденствия», которое, по мнению консервативных мыслителей, присвоило себе функции распределения и перераспределения общественного продукта, стало наиболее частым адресатом  групповых и индивидуальных запросов на удовлетворение социально-экономических нужд и вместе с тем объектом критики со стороны вечно недовольных потребителей.

В диссертационном исследовании анализируется  группа вопросов, обсуждаемых в связи с «антиномией» равенства и справедливости. Они касаются характера и принципов действий по отношению к людям в определенных ситуациях. Наибольший интерес с точки зрения теории справедливости представляют общественные отношения (и ситуации), связанные с распределением жизненных благ и ценностей, материальных или духовных условий человеческого существования. Это случаи применения распределительной, или, как еще часто говорят, дистрибутивной, справедливости.

Автор приходит к выводу, что процедурный эгалитаризм содержит в себе попытку установить своего рода компромисс между «чисто» эгалитарной и неэгалитарной позициями, но вместе с тем, признает приоритет равенства в обращении с людьми, возлагает «бремя доказывания» на тех, кто хотел бы утвердить другие «приоритеты».

Когда говорят о необходимости равного обращения с людьми, неизбежно возникает вопрос: в каком смысле оно должно быть равным? Если за исходное взять интересы и позиции отдельного человека, то обсуждаемый принцип, очевидно, требует, чтобы в процессе обращения они подлежали учету и так же уважались, как интересы и позиции всех других людей, чтобы,  во всяком случае, с одним индивидом  поступали не хуже, чем с другим.

По мнению автора,  так как на практике западные теоретики постарались не связывать себя определенными едиными критериями справедливости в сфере распределения, то и в теории, включая либеральную, вопрос о них всегда оставался открытым. Большинство из них считают возможным выбор одного главного или ряда критериев, на основе которых надлежит определить долю каждого в дистрибутивной ситуации.

В подобного рода рассуждениях, безусловно, обнаруживается утопизм утилитарных либеральных представлений о социальной справедливости в обществе, этические ценности которого не могут быть противопоставлены и оставлены дезинтегративным тенденциям  в жестких условиях рынка.

Автор обращается к концепции социальной справедливости немецкого социолога Р. Дарендорфа, с именем которого связана теория конфликтов в социологии. Подвергнув критике функционализм как ограниченную методологию, следствием применения которой являются бесконфликтные, лишенные внутренних противоречий и динамики, следовательно, нереалистические модели общества, он выдвинул свою так называемую конфликтную модель.

«Конфликтная модель» общества у Дарендорфа включает в себя социальные неравенства как необходимый структурный элемент. Если для функционалистов капиталистическое общество, как с иронией замечает Р. Дарендорф, есть общая ценностная система, которая объединяет всех людей в большую счастливую семью, то его модель предполагает существование социальных групп и классов, отличающихся по своему статусу и месту в социальной структуре.

Отсюда, вывод, что данная модель справедливости снимает ответственность с общественной системы за результаты распределения. Выходит, что современный человек получает огромные доходы единственно лишь благодаря своим высоким индивидуальным качествам и личному превосходству. Успех или неуспех, богатство или бедность, лучшие или худшие позиции, которыми обладает человек, теряют связь с социально-классовой и групповой позицией.

Отождествляя понятия «равенство возможностей» и «равенство социальных условий», консерваторы делают еще один вывод в свою пользу. Если для всех в обществе созданы одинаковые стартовые условия, то их можно полностью игнорировать при оценке индивидуальных достижений на финише и исключить как фактор, влияющий на итоги социальных распределительных процессов.

Третья группа связана с исследованием концепции «равенства возможностей» как основного принципа либеральной модели справедливого общества. Отсюда, в III-ем разделе  диссертационной работы, рассмотрены философские и теоретические основания либерализма, и его принципов. Но, учитывая, что невозможно отразить все многообразие позиций и подходов в решении этих вопросов, автор концентрирует свое внимание на наиболее влиятельном направлении современной либеральной мысли, которое связано с именами Дж. Poулса и его единомышленников -  Р. Дворкина, Б. Аккермана и др. Для объективности анализа роулсовской теории, наряду с ее позитивной трактовкой, автором  излагается критика «контрактционистской» справедливости западными теоретиками, их аргументы и возражения, что позволяет ярко представить характер современных  дисскусий вокруг проблемы. И это закономерно, потому что, во-первых, сформулированная Роулсом теория справедливости ('a theory of justice) как теория честности (the theory of justice as fairness), общепризнанно считается парадигмальным выражением современной либеральной философии, поскольку в ней четко определена основная проблематика этого направления, разработаны его концептуальный и методологический инструментарий, даны ответы на ключевые политико-философские проблемы.

Во-вторых, именно это направление современной либеральной мысли стало главным объектом критики с самых разных позиций. Развернувшаяся в 80-е годы дискуссия между представителями этого направления и теми, кого в литературе объединили под общим именем коммунитаристов, послужила основным импульсом развития и стала центральной темой в политической теории этого периода.

В-третьих, и как следствие сказанного выше, либерализм Роулса и Дворкина пользуется наибольшей известностью и влиянием. Это проявляется хотя бы в том, что как коммунитарные критики, так и сторонники других вариантов либерализма, отличных от предложенных Роулсом, формируют свои позиции явной ссылкой на его теорию.

Теория Роулса многоаспектна и сложна по-своему содержанию. Следуя классическим традициям, Роулс развивает идею «общественного договора» и считает свою теорию разновидностью современного контрактуализма.  Смысл и цель содержательной теории, по Роулсу, заключаются в том, чтобы установить содержательные принципы справедливости, т. е. определить по существу требования, на которых должны строить свои отношения участники общественного договора. В XX  в. западная социальная философия практически отказалась от данной цели, отмечая в понятии справедливости, прежде всего форму долженствования и вытекающие из нее проблемы универсальности, обязательности соответствующих идей. Формальные теории справедливости (в этике, в правоведении, в политических науках и т. д.) либо предполагают невозможность решения содержательных проблем, либо допускают существование содержательной теории на более низком уровне, развивающейся вне связи с формальной теорией.

  В первоначальной ситуации общественного договора, как она представлена в теории Роулса, люди не только уславливаются о содержании принципов справедливости, но и устанавливают правила, по которым одному принципу может быть отдано предпочтение перед другим (правила первенства или приоритета). Роулс указывает на два главных содержательных принципа справедливости. Первый: каждое лицо должно обладать равным правом на наиболее широкую свободу, совместимую с такой же свободой других. Второй: социальные и экономические неравенства должны быть такими, чтобы они могли стать разумно ожидаемым преимуществом каждого и были связаны с позициями и службами, открытыми для всех на условиях честного равенства возможностей.1 Функционально эти принципы предназначены регулировать основные социальные  структуры путем распределения прав и обязанностей, выгод и издержек социальной кооперации. Для каждого из этих двух принципов может быть условно определена сфера действия, система

социальных институтов, к которым они в основном применяются. Первый принцип касается реализации основных политических свобод граждан: свобода права голосовать, быть избранным; свобода слова, собраний; совести, а также свободы, связанные с правом собственности, свобода от произвольного ареста, захвата имущества и т. д. Второй принцип распространяется на распределение доходов и богатств, на институты, базирующиеся на неравенстве власти и ответственности.

Оба принципа являются специальными частями более общего понятия справедливости, которое Роулс формулирует так: все социальные ценности — свобода и возможности, доходы и богатство, основы самоуважения — должны быть распределены равно, если только неравное распределение каких-либо или всех этих благ не дает преимуществ наименее преуспевающим членам общества|.

Позиция Роулса, однако, примечательна тем, что она на уровне социальной философии концептуализирует идею равенства результатов. Он обоснованно упрекает традиционный западный либерализм в том, что всю проблему до сих пор сводили к равенству возможностей распределения, тогда как результаты дистрибутивных отношений целиком были отданы во власть произвола и случайности. Теория «справедливости как честности», во-первых, не ограничивается рассмотрением условий на старте, а охватывает все стадии распределения, включая его итоги, и, во-вторых, она содержит известные требования в отношении общественного контроля над результатами распределения. Последнее обстоятельство очень важно для понимания идеологической реакции многих либеральных и консервативных авторов на теорию Роулса. По сравнению с системой естественных свобод либеральное равенство обеспечивает приблизительно одинаковые стартовые условия для людей, т. е. равенство исходного положения в системе распределения, но оно не гарантирует равенства результатов и, следовательно, полагает Роулс, еще не приводит к справедливости.

Общество, полагает Роулс, разделено по крайней мере на две группы людей, представляющих различные полюсы в отношениях социального неравенства. На одном полюсе находятся те, кто наделен лучшими способностями и талантами, более удачлив в делах, а на другом — те, кто в силу разных причин имеет менее обеспеченное положение в обществе. Принцип различия формулируется как требование к порядку отношений между двумя этими группами людей: он не должен устанавливать и обеспечивать более широкие перспективы людей, находящихся в лучшей ситуации, если эти перспективы не обеспечивают преимуществ менее преуспевших членов общества. Высокие ожидания лиц, принадлежащих к привилегированной группе, являются справедливыми только в том случае, если они работают как часть схемы, которая повышает ожидания менее продвинувшихся в общественной системе граждан. Если нет распределения, улучшающего положение обеих групп, то предпочтительнее равное распределение. В этом смысле принцип различия является строго эгалитарной концепцией.

Роулс указывает на последовательность отдельных звеньев в цепи ожиданий и на соответствующий порядок их удовлетворения: в основной структуре максимизируется в первую очередь благосостояние лиц самого низшего положения, после этого увеличивается благо мало преуспевших лиц второй очереди и т. д. Благосостояние самых привилегированных слоев может быть максимизировано в том случае, если удовлетворены ожидания на повышение статуса у всех других лиц. С учетом этих положений Роулс считает возможным уточнить предварительную формулировку второго принципа справедливости: социальные и экономические неравенства должны быть такими, чтобы они могли привести к большей выгоде для наименее продвинувшихся лиц и были связаны с позициями и службами, открытыми для всех в условиях приемлемого равенства возможностей.

Главными проблемами справедливого общества являются: обеспечение свободной внутренней жизни различных социальных групп, организация их связей на основе равной свободы, обеспечение основ самоуважения человека, желания людей выразить свою природу в свободном социальном союзе с другими. Конечно,  приоритет свободы, по Роулсу, может быть реализован лишь в благоприятных условиях, когда удовлетворены основные, первичные нужды людей, в особенности материальные, т. е. в условиях, которые, возможно, не скоро будут достигнуты.

Сегодня кризис мировой экономики убеждает в том, что государству всеобщего благоденствия нужна растущая экономика, но структура этой экономики такова, что ее рост может быть обеспечен только благодаря мерам, идущим вразрез с принципами справедливости, лежащими в основе программ социального обеспечения. По мнению Р. Дворкина, эгалитарную посылку, лежащую в основании роулсовской (и его собственной) теории, нельзя отбросить во имя другого более радикального понятия равенства, поскольку такового не существует.

Либерализм подвергается критике с самых разных сторон: его критикуют консерваторы и радикалы, марксисты и католики, коммунитаристы и феминистки.

Автор неслучайно останавливается именно на  коммунитарной критике либерализма, так как дискуссия между либералами и коммунитаристами общепризнанно считается центральной темой в политической философии, начиная с 80-х годов ХХ века,  во-вторых, предметом этой дискуссии в основном были философские основания и допущения либерализма.

В числе наиболее известных коммунитарных критиков либерализма обычно называют М.Сэндела, А.Макинтайра, Ч. Tейлор. Этих трех философов объединили в один лагерь не потому, что они занимают некую единую философскую позицию, которую можно было бы определить как "коммунитаризм", а потому что они предложили очень близкие по духу критические аргументы против либерализма. Позиции этих мыслителей довольно различаются,  как различаются и те теоретические задачи, при решении которых они обратились к критике либерализма. Так, Сэндел ставил своей целью показать ограниченность либерализма в решении таких задач, как формирование и развитие человеческой личности, привлечение людей к участию в общественной жизни. Макинтайр, прослеживая, как менялось понимание добродетелей в западной политической традиции, пришел к выводу о неспособности либерального общества воспитать современного человека в почтении к классическим добродетелям. У. видел свою задачу в том, чтобы выявить принципы, равняющие распределение благ в различных сферах общественной жизни. Наконец, Тэйлор выдвинул свои аргументы против либерализма в ходе предпринятого им всестороннего анализа развития западной моральной и политической культуры от Платона и до постмодернизма.

Либеральные мыслители, конечно же не оставили без внимания критику коммунитаристов. В развернувшейся дискуссии и с той, и с другой стороны было высказано немало ценных идей и соображений о человеческой личности и о месте индивида в обществе, об объективности ценностей и о методологии ее обоснования, об идее блага и о многих других проблемах.

Исходя из характера и сути дискуссий вокруг процедурного подхода к справедливости, автор приходит к выводу о том, что процедурный либерализм предполагает атомистическую онтологию, ибо говорит об индивидуальных жизненных планах и, следовательно, может вывести лояльность граждан только из атомистических источников, которые очевидно неадекватны для этого. Однако в действительности процедурный либерал может быть холистом, более того, холизм гораздо лучше схватывает реальную практику обществ, приближающихся к этой модели. Вот так появляется убедительный ответ на критику, вновь иллюстрирующий, между прочим, насколько существенно избегать смешения онтологического противопоставления атомизма и холизма с различием между индивидуализмом и коллективизмом.

И наконец, четвертая группа аспектов посвящена характеру и принципам моделей справедливости в условиях социальной реальности современной России и Запада, их сравнительному анализу механизмов их реализации.

Анализ принципов справедливости позволяет  исследователю найти общие критерии и особенные черты  определения категории справедливости, дает возможность приблизиться к пониманию данного феномена в системе ценностей общества, выявить закономерности требования справедливости индивидами в социальной реальности.

Движение к достижению социальной справедливости предполагает необходимость формулирования на государственном уровне ее принципов и критериев. Под принципами в данном контексте понимаются правила и установки, которыми нужно руководствоваться при создании условий и механизмов достижения социальной справедливости. Под критериями – признаки, на основании которых производится оценка того, соблюдаются ее принципы или нет, а также каковы последствия от их несоблюдения. Из этого следует, что для каждой социально-экономической ситуации необходимо сначала сформулировать свои критерии, а затем уже вырабатывать общую стратегию и механизмы, обеспечивающие соблюдение принципов социальной справедливости.

В современных российских условиях проблема социальной справедливости переросла в проблему социальной защиты так называемых незащищенных групп населения /детей, стариков инвалидов/, а также устранения таких аспектов несправедливости как невозможности реализации социального статуса /например, несоответствие образования и профессии, низкая заработная плата, низкая платежеспособность основной массы населения/.

Анализ научных публикаций показывает, что в социологической литературе в основном используется философское определение справедливости, характеризующее ее как некий общий принцип, санкцию организации совместной жизни людей, рассматриваемая  «главным образом под углом зрения сталкивающихся желаний, интересов, обязанностей. Это способ обоснования и распределения между индивидами выгод и тягот их совместного существования  в рамках единого социального пространства».1

Несмотря на абстрактный подход, используемый в  философских дефинициях, вполне реально обнаруживается фактор интересов как  ценностное основание определения категории справедливости.

  Теория справедливости базируется на основополагающих и одинаково

доступных всем индивидам ценностях. Социальная практика справедливости предполагает конкретный набор материальных и духовных благ, к которым все граждане должны иметь равный доступ.

  Идеал справедливых социальных условий на современном этапе развития российского общества заключается, во-первых, в создании для всех членов общества равных возможностей для реализации своих способностей и  удовлетворения  жизненных  потребностей; во-вторых,  в соразмерности

_________________________________________________

  1. Гусейнов А. А. Справедливость // Философский словарь / Под ред. Т. Фролова - М., 2001 

вознаграждения, получаемого людьми и их различными объединениями  со стороны общества и его институтов, согласно их делам, поступкам и характеру жизнедеятельности. Социальная реальность показывает, что от интересов зависит распределение предметов, ценностей, благ, обеспечивающих удовлетворение потребностей. Они направлены либо на изменения, либо на закрепление  существующих распределительных отношений.

  На формирование интересов наибольшее воздействие оказывают институты  и системы распределения жизненных благ. Так или иначе через системы распределения решается наиболее существенная задача организации любой социальной общности: соотнесения результата деятельности и признания этого результат через вознаграждение.

Понимание природы интересов не может быть достигнуто на основе морализаторского подхода. Не следует противопоставлять  личные и общественные интересы индивидов и социальных общностей. Общественный интерес не может обнаруживать себя иначе, как через совокупность индивидуальных стремлений, но всякий индивидуальный интерес стремится обрести признанную обществом форму и поэтому предстает вместе со своим нравственным обоснованием. Только реальный анализ конкретной ситуации может ответить на вопрос о том, интересы каких личностей или групп находятся в соответствии с объективной тенденцией развития, в каких отношениях это соответствие оказывается достаточно полным, где и когда наблюдаются противоречия между интересами, находящимися на различном уровне обобщения.

  В процессе своего развития, общество исходя из обобщения реальных социальных фактов, производит «идеальные типы» общественных отношений, в том числе идеальные представления (принципы) о справедливости, на которые затем и ориентируется.

  Справедливость как ценность выступает неким «идеальным» типом, моделью, мысленной конструкцией, общественным идеалом определенной исторической эпохи, выработанным общественным сознанием исходя из различных социальных предпосылок (культурных, экономических, нравственных и др.) и присутствующие в нем в форме общественных представления о совершенстве  в различных сферах общественной жизни. Существуя в форме общественного идеала, справедливость отражает определенные представления конкретной эпохи о должной организации социальной системы, содержащие требования соответствия действительности идеально представляемому порядку.

  Принятая в обществе модель справедливости, с одной стороны обусловлена особенностями экономических, социально-политических и правовых отношений, нравственной основы общества, а с другой, сама участвует в определении характера и перспектив общественного бытия, теоретических форм его осознания. Справедливость в системе ценностей содержит в себе отражение общечеловеческих, групповых, личных целей и интересов,  а также представлений людей о способах их реализации.

Социальной функцией и сферой действия справедливости является регулирование, определение и защита социально значимых требований, выдвигаемых людьми. Это предполагает, с одной стороны, существование определенных общечеловеческих норм  (или принципов) справедливости (элементарных норм взаимоотношений людей, условий их существования), а другой, постоянное появление социальных требований, выдвигаемых людьми для регулирования и корректировки уже существующих норм справедливости.

  Кризис современных отношений в России заключается в углублении разрыва между декларируемыми правящими кругами социально-политическими, экономическими целями государства (стремление скорейшего построения рыночной «капиталистической» системы) и системой ценностей населения, нравственными и социально-психологическими моделями, существующими в сознании людей.

Социологический анализ справедливости в системе ценностей населения, позволяет сопоставить ожидаемые формы функционирования социальной, политической, экономической, духовной подсистем общества и реальное положение дел. Сравнение желаемого и действительного в общественном мнении, происходит через полярные показатели, как «справедливость» и «несправедливость», «положительное» и «отрицательное», «наличие» и «отсутствие», «удовлетворение» и «неудовлетворение» и тому подобное. Общественное мнение о тех или иных явлениях и процессах действительности, представленное в подобном виде, выступает в роли критерия достижения населением ожидаемого качества жизни, отражает сформировавшийся в сознании стереотип мышления и поведения.

  Обоснование справедливости как критерий принятия решений в области социальной политики представляет собой важную исследовательскую задачу, которая должна быть, не только осмыслена теоретически, но и соотнесена с результатами эмпирических исследований. Актуальность и острота данной проблемы определяется  тем фактором, что справедливость в массовом и индивидуальном сознании выступает в качестве средства легитимации существующих общественных отношений и происходящих в них изменениях, отражая общечеловеческие, групповые и личные цели и интересы, а также представления людей о способах их реализации.

  Справедливость принадлежит к тем ценностям, связь которых с повседневным материальным, социальным, политическим, правовым положением и самочувствием людей обнаруживается самым непосредственным образом. Поэтому осуществляемые  в нашей стране либеральные реформы прежде всего затрагивают представления людей о справедливости.

  Исходя из сказанного, можно сделать некоторые выводы.

1) Особенности представлений и нормы справедливости являются исторически обусловленными, т. е. вытекают из потребностей и интересов определенной эпохи. 

  2) С точки зрения социологической теории справедливость - это понятие о должном, содержащее в себе требование соответствия между: практической ролью различных индивидов (социальных слоев, групп) в жизни общества и их социальным положением, между их правами и обязанностями, трудом и вознаграждением, заслугами и общественным признанием, преступлением и наказанием. В настоящем исследовании автор исходит из трактовки понятия справедливости как соразмерности в распределении социальных благ в совместной жизни индивидов, групп людей, степени интеграции личных и общественных интересов.

3) Справедливость сводится к трем (основным) формам - распределительная, исправительная и процедурная и принципам, являющимися практически главными критериями определения понятия справедливости, таких как равенства; потребностей; заслуг; продуктивности; достижений или усилий; профессиональной пригодности; соблюдения закона; социального ранга; общественной полезности; спроса и предложения. 

4) В представлениях людей справедливость существует в двух формах как ценность и как некий оценочный показатель.

5) Уровень оценки общественной системы и сложившихся в ней отношений, как «справедливых» или «несправедливых» определяет степень удовлетворенности индивида, социальной группы различными сферами их бытия и своим положением в общественной системе отношений, а также направленностью изменений в реализации их потребностей. При этом, процесс оценки осуществляется людьми с помощью вполне определенного типа сопоставления.

  6) Социальной функцией и сферой действия справедливости является регулирование, определение и защита социально значимых требований и норм, выдвигаемых людьми, которые затрагивают их материальное положение, способность обладать и использовать различные виды общественных ресурсов, социальную идентификацию

Автор пытается обосновать практические возможности использования принципов справедливости при регулировании отечественной экономики, так как  наиболее остро аспекты справедливости проявляют себя  в экономических отношениях общества. При более внимательном рассмотрении социальная и экономическая сферы не имеют жестких пространственно-временных границ. Связь между ними обнаруживается при выявлении их функций. Так, функция экономической сферы общества связана с производством и потреблением  материальных благ, а  функция социальной сферы в основном связана с обеспечением защиты экономических интересов каждого гражданина, гарантией общественной стабильности, созданием благоприятных условий для воспроизводства трудовых ресурсов, роста и реализации их потенциала и социальных гарантий.

Интересы личности – важнейший фактор, который следует учитывать, когда речь идет об организации современной рыночной экономики. Это вытекает из самой сущности гражданского справедливого государства, где на первый план выдвигаются именно права и свободы человека и гражданина. Государство обязано корректировать правила рынка, обеспечивая социальную справедливость.

Одним из основных  факторов  реализации принципов социальной справедливости в условиях многоукладной рыночной экономики является эффективное развитие государственного сектора, особенно,  в отраслях, обеспечивающих пополнение бюджета страны, ее обороноспособность. Зарубежный опыт в полной мере подтверждает актуальность этой задачи.

  Либеральные реформаторы утверждают, что самоустранение государства из экономики, снятие с него ответственности за решение социальных проблем полностью соответствует практике  США. Однако американская экономическая модель неразрывно связана с формированием «государственного хозяйства» - совокупности управляемых государством имущества, материальных ценностей, финансовых средств и т.п.

  В диссертационном исследовании выделены три основных типа рыночной экономики: либеральный, социально ориентированный и  социал-демократический.

  В первой модели доминирует частная собственность, во второй и третьей – относительно высока доля государственной;  направленностью проводимой государством социальной политики и степенью его участия в обеспечении социальной защищенности разных слоев населения (в первой модели она рассчитана на определенную социальную группу – наименее обеспеченную, во второй – на все население, в третьей – помимо всего прочего,  решается задача обеспечения наименьшей дифференциации); степенью государственного вмешательства в экономику.

Если для модели рыночной экономики характерны определенные параметры (структура форм собственности, рост государственного регулирования, степень перераспределения средств через бюджет и кредитно-финансовую систему и т. д.), то в рамках соотношения этих параметров, их функциональной зависимости и должна идти речь о типах рыночной экономики. Функциональная зависимость трех выделенных параметров соответствует трем основным типам рыночного хозяйства. Все другие разновидности можно отнести скорее к переходным формам. Так, французскую экономическую модель ряд аналитиков относят к переходной между либеральной и неолиберальной.

Одна из главных трудностей, которые возникают, как только делаются попытки применить теорию справедливости к современной российской действительности, заключается в сложности и многообразии ее социально-экономических и социокультурных условий. Россия - многоликая страна, что определяется в первую очередь природными, географическими, территориальными факторами. Любые усилия попытки общественных преобразований в России непременно наталкиваются на необходимость решения множества региональных проблем.

В связи с этим следует еще раз подчеркнуть, что в современной России налицо значительное многообразие региональных условий и традиций, пестрота в этническом составе населения, резкие контрасты в уровнях экономического и социокультурного развития. Это и обусловливает трудности в унификации региональной политики.

       В системе этих отношений проявляются две противоречивые тенденции. Обе тенденции объективно присущи любой федеративной системе, объединяющей ряд разнородных субъектов, обладающих той или иной мерой автономии. Как показывает исторический опыт, эти тенденции проявляются и в «старых» федерациях, имеющих давние традиции урегулирования возникающих конфликтов (США, Канада, Австралия и т. д.). В нашей стране противоречия усугубляются вследствие практического отсутствия опыта реального федерализма, несовершенства федерального и регионального законодательства, неумения вести политический диалог достигать консенсуса. С одной стороны, можно наблюдать постоянное стремление центральной власти ограничить полномочия регионов, особенно в финансовом отношении. С точки зрения федерального правительства проще и удобнее видеть в регионах лишь источник финансовых средств, которые затем на «справедливой» основе перераспределяются в соответствии с общегосударственными потребностями. Таков взгляд «сверху», из центра. Он отражает стремление некоторых кругов государственной бюрократии превратить федерализм в формальную «вывеску», за которой скрывается практика унитарного правления.

  Как показывает опыт экономически развитых стран, сложные процессы подготовки и перемещения трудовых ресурсов не следует пускать на самотек. Последние десятилетия ознаменовались новыми тенденциями в сфере регулирования занятости, что обусловлено не только наличием хронической безработицы, но и нехваткой рабочей силы в ряде самых передовых отраслей экономики. Предприятия нередко страдают от растущего разрыва между наличием вакантных рабочих мест (например, в области информационных и коммуникационных технологий) и недостаточным числом таких претендентов, которые обладали бы соответствующей квалификацией и могли бы занять эти места.

       В отличие от многих других стран, в Швеции делался упор не на выплату пособий по безработице, а на регулирование рынка труда посредством организации обучения и переобучения рабочей силы, финансирования перемещения предприятий из одних регионов в другие, увеличения спроса с помощью промышленных заказов и т. д. Различными формами учебы и переобучения постоянно охвачены до 35% взрослого населения страны.

  Нельзя  не видеть, что в результате маргинализации и в целом по стране, и в отдельных регионах сохраняется, а подчас и нарастает социальная напряженность, тенденции экстремизма и девиантности. Среди маргиналов немало люде отчаявшихся, озлобленных, находящихся в состоянии депрессии.

В силу универсальности и многоплановости проблема справедливости включает в себя и философские, и социологические, и психологические аспекты. Вместе с тем глубинные  причины нарушения социальной справедливости и реальные механизмы ее восстановления  следует искать в сфере экономики.

В качестве оценки справедливость дает общую характеристику социально-экономического положения личности в обществе, указывает на степень адекватности общественных структур и отношений интересам ее развития. Выступая в роли социального требования, справедливость отражает представления людей о должном уровне благосостояния, доступности жизненных благ в обществе. Именно поэтому в представлениях о «социальной справедливости» заложен критический, нацеленный на преобразование смысл.

В исследовании указано на тот факт, что  основным механизмом, способствующим реализации идей, принципов и требований справедливости в социально-экономической сфере является социальная политика, цель которой - создание условий для жизнедеятельности индивида в объеме, соответствующем уровню развития общества, что является одним из важнейших критериев реализации социальной справедливости. Ведь сегодня в сферу социальной политики входят не только неимущие и незанятые, но и наемные работники; наряду с социальной защищенностью  ее сферу  составляют и регулирование доходов,  и политика занятости и др. Провозглашая в качестве  своей основной цели создание необходимых условий для жизнедеятельности человека, государство берет на себя обязательство не  ущемлять интересы различных групп населения, не отводить им роль изгоев общества по тем или иным признакам (физическим возрастным и др.).

Во многих странах повышение эффективности социальной политики осуществляется через перераспределение социальных функций между центральными и местными органами власти. Не является исключением и Россия. Но сегодня этого уже недостаточно. Необходимо не только перераспределение социальных функций внутри (между всеми  его уровнями), но и привлечение к их реализации бизнеса, различных общественных образований, социальных  групп, граждан.

  Опыт России показал, что в начале переходного периода на первый план в деятельности государства по реализации социальной политики выступают две функции: регулирующая - установление минимальных стандартов и адаптивная - оказание социальной помощи наиболее уязвимым социальным слоям.

Стратегия преодоления бедности, как одного из важнейших принципов справедливости должна носить активный и системный характер. Именно системный подход государства к решению проблем эффективной занятости и роста заработной платы, обеспечение минимальных социальных стандартов, приближение их к реальному прожиточному минимуму, социальная интеграция малоимущих граждан, гарантирование им равного доступа к образованию, социальной инфраструктуре (что определяет развитие человеческого капитала) на фоне общего экономического роста позволит реализовать социальные проекты справедливости.

Прежде всего, нужно выработать соответствующие правила, которые должны быть научно обоснованными, учитывающими этно-исторические характеристики многонациональной России, особенности менталитета ее населения. Очевидно, что для практической реализации принципа социальной справедливости важно не только выявить и задать нормы справедливости (в законодательстве, правилах и обычаях), но и создать механизм их соблюдения.

т.п.).

  Опыт таких стран, как Германия или Австрия, показывает, что вполне возможно успешное сочетание экономической эффективности и социальной ориентации в экономике. В связи с этим  перед социологией встает первоочередная задача: не только выявить группы населения, остронуждающиеся в социальной защите, но и определить приоритеты в сфере государственного патернализма.                        

Проявлением социальной  несправедливости является феномен безработицы, играющий стержневую роль в процессе маргинализации. Необходимо изучить структуры социальной  занятости в субъектах России, так как каждый регион привносит свои специфические  и неповторимые черты в единую социальную структуру российского общества.

Этот аспект в диссертационном исследовании рассмотрен на анализе эмпирических материалов (результатов мониторинга, социометрических таблиц  и т. д.) по выявлению динамики маргинализации населения в Чеченской Республики. Автор констатирует, что осознавая опасность разрастания очагов бедности и  в целом процесса маргинализации, Правительство РФ принимает соответствующие меры. Новая программа социально-экономических реформ должна дать положительные результаты последовательного повышения уровня жизни различных регионов страны.

Обобщая результаты,  диссертационного исследования, автор приходит к заключению, что для реального решения проблемы справедливости на государственном уровне было бы целесообразно разработать Программу социальной справедливости в экономике, которую, по мнению экспертов, следует принять в качестве официального документа, регулирующего социально-экономические отношения, где необходимо выявить перечень основных типовых социально-экономических условий и ситуаций, в рамках которых возможно нарушение принципов социальной справедливости, а также единую методологию формирования соответствующих критериев, с учетом принципиальных положений Программы, касающихся социальных аспектов хозяйственной деятельности пересмотреть имеющиеся нормативно-правовые документы, подготовить новые законодательные акты, регулирующие хозяйственную деятельность.

  Масштабное реформирование социальной политики, охватившее фактически все страны, объясняется ограниченностью финансовых возможностей. Главная же причина, на наш взгляд, заключается в  объективной необходимости смещения акцентов в сторону человека. Именно учет человеческого фактора, повышение его экономической и социальной активности позволят устранить ограничения в решении проблемы справедливости.  Если политика ориентируется на человека, которому создаются благоприятные условия для всестороннего развития, то повышение активности каждого конкретного индивида (что является безусловным фактором реализации справедливости) способствует динамичному развитию экономики и повышению нравственного потенциала общества.

Материалы диссертационного исследования апробированы и изложены в публикациях автора:

В изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии

1. Истоки и реальность либеральной «индивидуальной» свободы как принцип справедливости. // Социально-гуманитарные знания. №5, 2005. С. 298-313.

2. Либеральная концепция справедливости: миф или реальность? // Социально- гуманитарные знания. №6, 2005. С.269-279.

3. Теория справедливости Дж. Роулса в контексте социальных прав. // Право и государство. №2, 2006.

4. Проблема справедливости в социальной теории Дж. Роулса.// Философия и общество. №2, 2008. С. 185-194.

5. Модель социальной справедливости в либеральной теории. // Социально-гуманитарные знания. №5, 2008. С. 70-76.
6. Идея равенства и справедливости в западной либеральной и консервативной теориях. // Философия и общество.№4. С. 158-166.

7. Проблема справедливости в контексте интересов и потребностей. // Социально- гуманитарные знания. №6, 2008. С. 84-90.

В других изданиях:

8. Некоторые актуальные аспекты проблемы социальной стратификации. // Сборник трудов профессорско-преподавательского состава ГГНИ им. акад. М. Д. Миллионщикова. Выпуск 1. – Грозный, 2001. С. 112-132.

9. Модели справедливости в современной либеральной теории Запада. – М., МАКС ПРЕСС, 2004. – 260 с.

10. Тезисы доклада «Маргинализация в контексте социальной справедливости» (на примере Чеченской Республики). // Материалы международного научного симпозиума «Мир  Северному  Кавказу». Пятигорск, 2004. С. 97-101

11. Концепции справедливости современной социальной теории Запада. – М., Издат МГУ, 2005. – 233  с.

  12. Социальная политика в системе образования. // Доклад на научной конференции ИППК преподавателей гуманитарных и социальных наук, посвященной 250-летию МГУ им. М.В. Ломоносова.  Ломоносовские чтения. Сборник докладов. – М., 2005. С. 217-304.

  13. Проблема справедливости в западных социально-философских теориях. – М., Издат.  МГУ, 2007. – 247 с.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.