WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

МИХАЛЁВ Виталий Иванович

ПОСЛЕРОДОВАЯ СУБИНВОЛЮЦИЯ МАТКИ У КОРОВ,

ЕЁ МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ И РАЗРАБОТКА ЭФФЕКТИВНЫХ МЕТОДОВ ТЕРАПИИ И ПРОФИЛАКТИКИ

16.00.07 - ветеринарное акушерство и биотехника

репродукции животных

16.00.02 – патология, онкология и морфология

животных

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора ветеринарных наук

Воронеж – 2006

Работа выполнена во Всероссийском научно-исследовательском ветеринарном институте патологии, фармакологии и терапии

Научные консультанты:                заслуженный деятель науки РФ,

доктор ветеринарных наук,

профессор Мисайлов

Владимир Дмитриевич

заслуженный деятель науки РФ,

доктор ветеринарных наук,

профессор Сулейманов

Сулейман Мухитдинович

Официальные оппоненты:                доктор ветеринарных наук,

                                               Власов Семён Афанасьевич

                                               заслуженный деятель науки РФ,

доктор ветеринарных наук,

профессор Никитин

Виктор Яковлевич

                                                       доктор медицинских наук,

                                                       профессор Даниленко

                                                       Виталий Иванович

Ведущая организация:        ФГОУ ВПО «Курская государственная сельскохозяйственная академия им. И.И. Иванова»

Защита состоится « 22 » марта 2007  года в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 220.010.05 при ФГОУ ВПО «Воронежский государственный аграрный университет им. К.Д. Глинки» (394087, г. Воронеж, ул. Мичурина, 1, тел. (4732) 53-86-51)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Воронежский государственный аграрный университет им. К.Д. Глинки»

Автореферат разослан  « 22 » февраля 2007 года

Учёный секретарь диссертационного

совета                                                                        Л.Г. Хромова

1. ОБЩАЯ ХАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

1.1.

Актуальность темы. Обязательным условием интенсивного ведения молочного скотоводства является повышение молочной продуктивности коров и максимальное использование репродуктивного потенциала маточного поголовья, что сдерживается болезнями половых органов, к числу которых относится и субинволюция матки.

Субинволюция матки – заболевание, характеризующееся замедлением процессов обратного её развития после родов до состояния, присущего этому органу у небеременных животных. Особая опасность данной патологии для последующей воспроизводительной функции у коров заключается в том, что на её фоне часто развиваются болезни половых органов воспалительного характера и функциональные расстройства яичников, приводящие к длительному или постоянному бесплодию животных.

Послеродовая субинволюция матки имеет широкое распространение. Так, по данным А. М. Вайнтрауба (1954) субинволюция матки регистрируется у 60,3% отелившихся коров, А. Я. Батракова (1973) – у 80-85%, А. Я. Крохина (1980), Н. И. Полянцева (1986) и А. Г. Нежданова (1987) – у 40-70%, Ф. У. Абдурахмановой (1979) – у 36%, В. Г. Гавриша (1997) – у 35,6%, А. Н. Турченко (1999) – у 30-45%, Р.Г. Кузьмича (2000) – у 30-35% животных.

Причины субинволюции матки у животных разнообразные. Многие авторы непосредственной причиной субинволюции матки у коров считают ослабление ее сократительной функции (гипотония, атония) матки, сопровождающееся слабой ретракцией ее мышц.

       Вопросам диагностики, лечения и профилактики послеродовой субинволюции матки у коров уделено большое внимание как отечественных, так и зарубежных авторов (М. К. Криммер, 1942; Н. А. Флегматов, 1952; А. М. Вайнтрауб, 1954; В. В. Шорников, 1964; В. Д. Мисайлов, 1965; И. Я. Мюйрсепп, 1973; Н. И. Полянцев, 1978; В. С. Шипилов и В. А. Чирков, 1987; А. Г. Нежданов, 1987; J. Becze et al., 1979; M. Wandeplassche, Н. Kindahl et al., 1981). Несмотря на это степень распространения данной патологии имеет тенденцию к увеличению.

В связи с этим раскрытие механизмов развития послеродовой субинволюции и на основании этого разработка эффективных методов диагностики, комплексного лечения и профилактики послеродовой субинволюции матки является актуальной и требует всестороннего изучения.

1.2. Цель и задачи исследований. Целью данной работы является изучение этиологии послеродовой субинволюции матки у коров, морфофункциональная оценка её состояния и разработка эффективных методов терапии и профилактики. На разрешение поставлены следующие задачи:

1. Изучить причины развития послеродовой субинволюции матки у коров.

2. Определить морфофункциональное состояние матки у коров в динамике (2-3, 6-7 и 10-12 суток после отёла) при нормальном течении инволюционных процессов и её субинволюции.

3. Выяснить степень микробной контаминации матки коров в различные сроки послеродового периода при нормальном течении инволюционных процессов и её субинволюции.

4. Разработать эффективные способы терапии коров с острой послеродовой субинволюцией матки.

5. Разработать эффективные методы профилактики послеродовой субинволюции матки у коров.

1.3. Научная новизна. Впервые проведено комплексное изучение острой послеродовой субинволюции матки у коров с использованием клинических, гистерографических, гормональных, гистологических, гематологических, биохимических, иммунобиологических, бактериологических методов исследований. Установлено, что непосредственной причиной развития субинволюции матки у коров является ослабление интенсивности её сокращений в последовую стадию родов и в первые 3 ч после отёла, не обеспечивающее ретракцию мышц матки и нормального течения послеродового периода и показаны причинно-следственные отношения факторов, предрасполагающих к её возникновению.

Определено, что субинволюция матки является патогенетической основой развития острого послеродового эндометрита у коров. При использовании разработанного нами устройства для асептического получения проб содержимого матки (патент РФ на изобретение №2281721) выяснено, что у коров, оставшихся в последующем клинически здоровыми, в первые двое суток она в 90% случаев является свободной от бактерий, в то же время при её субинволюции потенциально-патогенная микрофлора изолируется из матки 88,9% животных. Ослабленная сократительная функция матки, не обеспечивающая достаточную ретракцию мышц, уменьшение размеров шейки матки, формирования в ней защитной слизистой пробки создаёт предпосылки для быстрого проникновения, размножения в ней микрофлоры и развития воспалительного процесса в различных отделах половых органов.

Разработаны эффективные способы лечения коров с субинволюцией матки (патент РФ на изобретение №2266124) с применением двух средств неспецифической общестимулирующей терапии, а также окситоцина на фоне синестрола и препаратов антимикробного действия дифура (патент РФ на изобретение №2259820) и энрофура (патент РФ на изобретение №2275902).

Разработан способ профилактики послеродовой субинволюции матки у коров (патент РФ на изобретение №2268034) с использованием глюкозы, препаратов кальция, простагландина F-2 и окситоцина.

Дана морфологическая характеристика субинволюции матки у коров через 2-3, 6-7 и 10-11 суток после отёла. Разработанный нами биотом для взятия тканей слизистой и мышечной оболочек матки защищён патентом РФ на изобретение (№2281720).

1.4. Практическая значимость. Дана комплексная диагностика субинволюции матки у коров, разработано устройство для взятия тканей стенки матки для гистологических исследований и устройство для асептического получения содержимого матки у коров для проведения бактериологических исследований. Разработаны и предложены производству эффективные способы лечения коров с острой послеродовой субинволюцией, обеспечивающие выздоровление 89,2-96,0% животных в течение 10,8-13,3 суток и наступление оплодотворения через 43,6-59,6 дней после отёла, а также её профилактики, позволяющие предупредить развитие субинволюции матки у 90-95% отелившихся коров с последующим оплодотворением 86,7-100% животных через 39,4-46,1 дней.

1.5. Внедрение результатов исследований. Результаты исследований вошли в «Методические указания по диагностике, терапии и профилактике болезней органов размножения у коров и тёлок», одобренные бюро Отделения ветеринарной медицины РАСХН 1 июня 2005 г., в «Методические рекомендации по диагностике, терапии и профилактике субинволюции матки у коров», одобренные секцией патологии, фармакологии и терапии Россельхозакадемии (протокол №1 от 24 марта 2005г).

1.6.Апробация результатов исследований. Основные положения диссертационной работы доложены на: международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы болезней молодняка в современных условиях» 23-25 сентября, Воронеж, 2002; на международной научно-практической конференции «Свободные радикалы, антиоксиданты и здоровье животных» 21-23 сентября, Воронеж, 2004; на международной научно-практической конференции, посвященной 35-летию организации ВНИВИПФиТ «Актуальные проблемы болезней органов размножения и молочной железы у животных» 5-7 октября, Воронеж, 2005; 1-ой научно-практической конференции «Современная ветеринарная защита коров высокопродуктивных пород» 23-24 июня, Воронеж, 2005; на международной научно-производственной конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения проф. Авророва А.А. «Актуальные проблемы ветеринарной патологии и морфологии животных» 22-23 июня, Воронеж, 2006.

1.7. Публикации. По материалам диссертации опубликовано 36 работ.

1.8. Объём и структура диссертации. Материалы диссертации изложены на 310 страницах текста в компьютерном исполнении, включает обзор литературы, материал и методы исследований, результаты собственных исследований и их анализ, выводы, практические предложения, список литературы, содержащий 412 источников, в том числе 98 зарубежных авторов. Диссертация содержит 33 таблицы и 71 рисунок.

2. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Работа выполнена в 1998-2006 гг. в отделах патологии размножения и молочной железы у сельскохозяйственных животных и патологической морфологии, а также в других подразделениях института.

Клинические и лабораторные исследования по теме диссертации проведены в соответствии с планом научно-исследовательских работ Всероссийского НИВИ патологии, фармакологии и терапии по заданию 04.01:03: «Изучение этиологии и патогенеза субклинического мастита у супоросных свиноматок и сухостойных коров, субинволюции матки у коров и разработка методов их диагностики, терапии и профилактики», номер государственной регистрации 01.200.117018.

Для изучения степени распространения и форм проявления острой послеродовой субинволюции матки у коров проведено клиническое обследование 3952 отелившихся коров 23 хозяйств Белгородской, Воронежской, Волгоградской, Липецкой и Орловской областей. Диагноз на послеродовую субинволюцию матки у коров устанавливали в соответствии с «Методическими указаниями по диагностике, терапии и профилактике болезней органов размножения у коров и тёлок», утверждённых Департаментом ветеринарии №13-5-2/2057 от 04.07.2000 г. (М., 2000).

Сократительная функция матки у коров изучена с использованием метода внутренней гистерографии в последовую стадию родов (через 1,5-2,0 ч после рождения телёнка) и через 0,5;  3, 6, 9, 12, 18, 24, 36, 48, 72, 96 и 120 ч после отделения последа при нормальном течении родов и послеродового периода (n=10) и при субинволюции матки (n=15), из которых у 7 животных она развилась после задержания последа. У них гистерография проводилась через 24, 48, 72 и 96 ч после рождения телёнка.

Содержание половых стероидов (прогестерона и эстрадиола-17) определено в крови 20 коров за 30-35 дней, 7-8 суток, 24-48 ч до отёла и во время родов (стадия выведения плода) методом иммуноферментного анализа (ИФА) с использованием иммуноферментных наборов фирмы «Diagnostic System Laboratories» с последующим ретроспективным анализом результатов исследований с учётом всех случаев задержания последа и субинволюции матки.

Для проведения гематологических, биохимических и иммунобиологических исследований взяты пробы крови от коров за 30-35 (n=29) и 5-7 дней (n=29) до родов с последующей ретроспективной оценкой состояния животных, через 2-3 (n=20) и 6-7 (n=20) суток после отёла при различном характере течения послеродового периода, а также в начале и в конце курса лечения больных (n=39). Гематологические исследования проведены по общепринятым методам, биохимические – в соответствии с «Методическими указаниями по применению унифицированных биохимических методов исследований, крови, мочи и молока в ветеринарных лабораториях» (М., 1981), бактерицидную активность сыворотки крови определяли по О.В. Смирновой и Т.А. Кузьминой (1966), лизоцимную – по К. Кагромановой, З.В. Ермольевой (1966), комплементарную – по Г.Ф. Вагнеру (1963), фагоцитарную активность лейкоцитов – с антигеном Staph. aureus по В.С. Гостеву (1950).

Показатели системы перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты определены за 5-7 суток до родов (n=30) совместно с сотрудниками отдела клинической биохимии института в соответствии с «Методическим пособием по изучению процессов перекисного окисления липидов и системы антиоксидантной защиты организма у животных» (Воронеж, 1997).

Для изучения микробного пейзажа матки коров взяты пробы её содержимого через 1-2 (n=19) и 6-7 (n=20) суток после отёла при нормальном течении инволюционных процессов и её субинволюции с использованием разработанного нами устройства (патент РФ на изобретение №2281721). Бактериологические исследования проведены совместно с сотрудниками отдела микробиологии, вирусологии и иммунологии института с использованием общепринятых методов.

Гистологические и гистохимические исследования выполнены в отделе патологической морфологии института в соответствии с «Методами морфологических исследований» (Воронеж, 2000), а морфометрические - по Г.Г. Автандилову (1990). Материалом для гистологических исследований служили образцы стенки матки клинически здоровых коров (n=30), больных острой субинволюцией матки (n=30) через 2-3, 6-7 и 10-11 суток после отёла и в конце курса лечения больных коров (n=25), взятые с помощью разработанного нами биотома для биопсии слизистой и мышечной оболочек матки (патент РФ на изобретение №2281720). Биоптат фиксировали в 10% растворе нейтрального формалина и жидкости Карнуа, обезвоживали в спиртах, хлороформе, заливали в парафин, готовили срезы на микротоме МПС-2 толщиной 5-7 мкм, депарафинировали и окрашивали гематоксилин-эозином, по Ван-Гизон и толлуидиновым синим.

Опыт по определению эффективности способов терапии коров с острой послеродовой субинволюции матки проведён на 72 животных, разделённых по принципу аналогов на 3 группы. Животным всех опытных групп внутримышечно дважды с 24-часовым интервалом вводили 2% раствор синестрола в дозе 0,4 мл/100 кг массы тела, а начиная через одни сутки после первичного введения синестрола в течение 4 дней инъецировали окситоцин в дозе 8-10 ЕД/100 кг по 1 разу в день. Кроме того, всем коровам на 5 сутки курса лечения однократно внутриматочно вводили дифур или энрофур в дозе 30 мл/100 кг массы тела. Помимо этого в качестве средства общестимулирующей неспецифической терапии коровам первой группы (n=24) подкожно вводили препарат плаценты денатурированной эмульгированной (ПДЭ) в первый, пятый и девятый дни лечения в дозе 5 мл/100 кг массы тела, второй группы (n=25) – подкожно ПДЭ в первый, пятый и девятый дни курса лечения в дозе 5 мл/100 кг массы тела, а также 7% стерильный ихтиол, приготовленный на 0,85% растворе натрия хлорида подкожно трёхкратно с 48-часовым интервалом, начиная с первого дня лечения в дозе 5, 6 и 7 мл/100 кг массы тела, а коровам третьей группы (базовый вариант, n=23) – подкожно 7% стерильный раствор ихтиола шестикратно с 48-часовым интервалом в дозе 4, 5, 6, 7, 6 и 5 мл/100 кг массы тела, начиная с первого дня лечения.

Эффективность лечения учитывали по срокам выздоровления больных коров, количеству выздоровевших и оплодотворившихся животных, продолжительности периода от отёла до оплодотворения и коэффициенту оплодотворения.

Производственные испытания эффективности способов терапии коров с острой послеродовой субинволюцией матки проведены на 197 больных коровах красно-пёстрой породы с массой тела 500-580 кг и продуктивностью 6000 кг молока в год, разделённых по принципу аналогов на 3 группы. Коровам первой группы (n=65) вводили ПДЭ, синестрол, окситоцин и дифур или энрофур, второй (n=69) ПДЭ, 7% раствор ихтиола, синестрол, окситоцин и дифур или энрофур и третьей (базовый вариант, n=63) – шестикратно 7% раствор ихтиола в повышающе-понижающихся дозах, а также окситоцин, синестрол, дифур или энрофур. Дозы и кратность введения препаратов такие же, как и при изучении эффективности способов терапии коров с субинволюцией матки в опытных условиях.

Дифур и энрофур, являющиеся препаратами антимикробного действия, разработаны нами совместно с другими сотрудниками института, а также ЗАО НПП «Агрофарм» и защищены патентами РФ на изобретения (№2259820 и №.2275902).

Для изучения эффективности методов профилактики острой послеродовой субинволюции матки проведены 2 опыта. Первый опыт проведён на 45 коровах. В рацион опытных животных за 2 месяца до предполагаемого отёла введён трикальцийфосфат и премикс, содержащий недостающие микроэлементы и витамины в дозе 20 г/100 кг массы тела. Кроме того, им инъецировали 0,5% раствор селенита натрия в дозе 2 мл/100 кг массы тела. В начале и в конце опыта (перед отёлом) от 10 коров взяты пробы крови для проведения гематологических, биохимических и иммунобиологических исследований, оценки системы перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты, а также учтены все случаи задержания последа, послеродовой субинволюции матки и острого послеродового эндометрита.

Второй опыт, предусматривающий разработку комплексных способов профилактики послеродовой субинволюции матки с использованием специальных ветеринарных мероприятий, проведён на 95 коровах. Животные через 1 час после рождения телёнка разделены по принципу аналогов на 5 групп. Коровам первой группы (n=18) внутримышечно вводили окситоцин в дозе 6 ЕД/100 кг массы тела через 1 и 4 ч после рождения телёнка, второй группы (n=19) через 1 ч после рождения телёнка внутримышечно вводили препарат простагландина F-2 магэстрофан в дозе 2 мл и окситоцин по той же схеме, что и животным первой группы, третьей группы (n=20) инъецировали магэстрофан в дозе 2 мл внутримышечно через 1 ч после рождения телёнка и окситоцин по той же схеме как и животным первой группы, а также внутривенно вводили 40% раствор глюкозы в дозе 150 мл и 10% раствор кальция хлорида в дозе 100 мл, четвёртой группы (n=18) через 12 и 72 ч после окончания родов подкожно вводили ПДЭ в дозе 5 мл/100 кг массы тела. Животные пятой группы (n=20) служили в качестве отрицательного контроля, им препараты не вводили.

Производственные испытания способов профилактики послеродовой субинволюции матки проведены на 90 коровах чёрно-пёстрой породы с молочной продуктивностью 5500 кг молока в год, разделённых по принципу аналогов на три группы. Животным первой группы (n=30) инъецировали окситоцин, магэстрофан, глюкозу и хлористый кальций, второй (базовый вариант, n=30) – окситоцин в тех же дозах и в те же сроки, что и при изучении эффективности способов профилактики в опытных условиях. Животные третьей группы (n=30) служили в качестве отрицательного контроля и им препараты не назначали.

Гематологические, биохимические, иммунобиологические и бактериологические исследования проведены совместно с сотрудниками других подразделений института, за что автор выражает им свою признательность и благодарность.

Полученный цифровой материал подвергали математической обработке с помощью программы ExStat на ЭВМ РС АМD K7-800 Athlon.

Экономическую эффективность лечебно-профилактических мероприятий оценивали по «Методике определения экономической эффективности ветеринарных мероприятий» (М., 1997) и «Методике определения экономической эффективности использования в сельском хозяйстве результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, новой техники, изобретений и рационализаторских предложений» (М., 1980).

3. РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

3.1. Степень распространения и формы проявления послеродовой субинволюции матки у коров

Установлено, что из обследованных 3952 отелившихся коров острая послеродовая субинволюция матки диагностирована у 2282 коров, что составляет 57,7%.

При этом необходимо отметить, что заболеваемость коров после отёла субинволюцией матки находится в зависимости от их молочной продуктивности. При удое 3000-3500 кг молока заболеваемость коров послеродовой субинволюцией матки составляет 31,6-36,2%, 4000-4500 – 41,3-45,9%, 5000-5500 – 59,5-71,8% и свыше 6000 кг – 75,6-84,4%.

Первичная субинволюция матки у коров как самостоятельное заболевание установлена в 74,3%, а вторичная, развившаяся после родовспоможения, задержания последа – в 25,7% случаев. По степени тяжести на долю тяжёлой формы субинволюции матки, проявляющейся выделением значительного количества жидких кровянистых лохий в первые сутки после отёла, сохранением вибрации средней маточной артерии на стороне рога, служившего плодовместилищем, до 6-7 суток после родов, обильным выделением на 5-7 сутки жидких лохий грязно-серого цвета с примесью крошковатой массы распадающихся карункулов или их кусков при существенном увеличении размеров матки и её атонии, а также при наличии лёгкого угнетения животных и снижении молочной продуктивности, приходится 12,3% к числу заболевших.

При отсутствии своевременной диагностики и надлежащего лечения острая послеродовая субинволюция матки у коров в 47,2% случаев принимает подострое течение, а в 52,8% случаев - осложняется развитием острого послеродового эндометрита.

Результаты исследований показали, что острая послеродовая субинволюция матки имеет широкое распространение, регистрируется у 57,7% отелившихся коров и находится в зависимости от их молочной продуктивности. Определено, что на первичную субинволюцию матки приходится 74,3%, а на вторичную – 25,7% случаев. Кроме того, в 12,3% случаев субинволюция матки протекает в тяжёлой форме. Особая опасность субинволюции матки у коров заключается в том, что при отсутствии или малоэффективном лечении в 52,8% случаев на её фоне развивается острый послеродовой, преимущественно катарально-гнойный, эндометрит.

3.2. Этиология острой послеродовой субинволюции матки у коров

3.2.1. Сократительная функция матки у коров во время и после родов

Сократительная функция матки у коров изучена во время последовой стадии родов (через 1,5-2,0 ч после рождения телёнка), а также через 0,5;  3, 6, 9, 12, 18, 24, 36, 48, 72, 96 и 120 ч после отделения последа при нормальном течении родов и послеродового периода и при развитии субинволюции матки.

Показатели сократительной функции матки коров, оставшихся клинически здоровыми и с её субинволюцией в разные сроки исследований представлены в таблице 1, а контракционный индекс (КИ), подсчитанный планиметрическим методом и являющийся интегрированным показателем интенсивности сократительной функции матки представлен графически (рис. 1).

Установлено, что в последовую стадию родов (через 1,5-2 ч после рождения телёнка) сократительная функция матки у коров, оставшихся клинически здоровыми характеризуется наличием ритмичных сокращений с амплитудой 28,9+0,73 мм ртутного столба и продолжительностью 2,86+0,05 мин. Контракционный индекс составляет 144,7+3,27 мм2/мин. У коров, у которых в последующем развилась субинволюция матки, амплитуда, продолжительность сокращений и контракционный индекс составляют соответственно 17,9+0,64 мм, 1,86+0,04 мин и 52,7+2,35 мм2/мин, что в 1,61, 1,54 и 2,75 раза меньше, чем у животных, оставшихся клинически здоровыми.

Максимальной интенсивности сократительная функция матки у коров, как с нормальным течением послеродового периода, так и с субинволюцией матки достигает через 0,5 ч после отделения последа. Амплитуда сокращений у них составляет соответственно 39,5+0,54 и 17,1+0,53 мм рт. ст., их продолжительность – 3,25+0,04 и 1,99+0,05 мин и контракционный индекс – 175,6+2,96 и 97,1+2,87 мм2/мин, что свидетельствует о том, что у коров с развившейся в последующем субинволюцией матки эти показатели оказались меньше, чем у оставшихся клинически здоровыми соответственно в 2,31; 1,63 и 1,81 раза.

Таблица-1. Показатели сократительной функции матки коров при различном характере течения родов и послеродового периода

№№ п/п

Сроки гистерографии

Амплитуда сокращений,

мм рт. ст.

Продолжительность сокращений, мин

Продолжительность пауз между сокращениями, мин

Частота сокращений в мин

Контракционный индекс, мм2/мин

1.

Через 1,5-2ч после рождения плода

28,90+0,73

17,9+0,64

2,86+0,05

1,86+0,04

1,81+0,06

1,17+0,05

0,25+0,01

0,35+0,02

144,72+3,27

52,69+2,35

2.

Через 0,5ч после отделения последа

39,51+0,54

17,1+0,53

3,25+0,04

1,99+0,05

1,94+0,05

1,48+0,04

0,27+0,01

0,30+0,01

175,64+2,96

97,14+2,87

3.

Через 3ч после отделения последа

30,78+1,10

21,4+0,78

3,82+0,04

2,05+0,04

2,12+0,04

1,31+0,06

0,21+0,02

0,36+0,01

157,53+4,31

49,33+3,17

4.

Через 6ч  после отделения последа

27,53+0,28

20,1+0,57

3,42+0,06

2,25+0,05

3,93+0,14

2,01+0,05

0,19+0,01

0,26+0,01

70,62+2,88

58,31+1,78

5.

Через 9ч после отделения последа

23,90+0,45

20,9+0,67

2,94+0.04

2,39+0,06

4,75+0,09

3,32+0,06

0,17+0,01

0,23+0,01

48,75+3,35

82,84+2,65

6.

Через 12ч после окончания родов

19,03+0,68

28,6+0,43

2,72+0,04

3,42+0,05

5,88+0,05

3,12+0,05

0,15+0,01

0,19+0,01

40,21+2,19

109,72+3,02

7.

Через 18ч после окончания родов

15,95+0,78

28,4+0,55

2,38+0,04

2,56+0,08

7,25+0,23

3,25+0,04

0,13+0,01

0,17+0,01

29,48+1,78

79,24+2,17

8.

Через 24ч после окончания родов

13,08+0,68

23,7+0,72

1,73+0,05

2,12+0,09

9,93+0,34

3,52+0,09

0,11+0,01

0,21+0,01

22,34+0,92

74,83+3,09

9.

Через 36ч после окончания родов

8,18+0,38

33,2+0,94

1,41+0,08

2,48+0,05

14,34+0,65

5,24+0,08

0,10+0,01

0,18+0,01

11,99+1,12

69,27+2,31

10.

Через 48ч после окончания родов

6,31+0,61

34,9+0,89

0,84+0,09

2,29+0,06

16,38+0,78

6,18+0,11

0,09+0,01

0,16+0,01

7,73+0,39

58,15+2,85

11.

Через 72ч после окончания родов

4,51+0,23

29,2+1,01

0,64+0,07

1,92+0,08

18,27+0,84

6,84+0,99

0,07+0,01

0,14+0,01

6,44+0,48

47,72+3,24

12.

Через 96ч после окончания родов

3,23+0,13

25,3+0,78

0,42+0,07

1,77+0,04

19,82+0,92

8,33+0,12

0,06+0,01

0,12+0,01

3,24+0,27

32,44+2,02

13.

Через 120ч после окончания родов

1,24+0,09

16,1+0,43

0,27+0,04

0,91+0,04

21,72+0,98

12,34+0,13

0,05+0,01

0,09+0,01

2,81+0,18

14,19+2,15

Примечание: числитель – физиологическое течение родов и послеродового периода, знаменатель – первичная субинволюция матки

Рис. 1. Контракционный индекс у коров в последовую стадию родов

и после отёла (мм2/мин)

Через 3 ч после отделения последа интенсивность сократительной функции матки у коров с её субинволюцией значительно ниже, чем у животных, оставшихся в последующем клинически здоровыми. Амплитуда, продолжительность сокращений и контракционный индекс у них составляют соответственно 21,4+0,78 мм рт. ст., 2,05+0,04 мин и 49,3+3,17 мм2/мин, что в 1,44; 1,86 и 3,19 раза меньше, чем при нормальном течении послеродового периода.

Результаты изучения сократительной функции матки в последовую стадию родов, через 0,5 и 3 часа после отёла свидетельствуют о том, что все показатели интенсивности моторики матки у коров, оставшихся клинически здоровыми (амплитуда, продолжительность сокращений и контракционный индекс) достоверно выше, чем у животных, у которых в последующем развилась субинволюция матки, что обеспечивает надлежащую ретракцию её мышц и нормальное течением послеродового периода.

К 6 часам после отёла у коров с нормальным течением послеродового периода происходило быстрое снижение (в 2,49 раза в сравнении с 0,5 ч после отделения последа и в 2,23 раза – с 3 ч после родов) интенсивности сократительной функции матки. В то же время у животных, у которых в последующем развилась субинволюция матки, контракционный индекс, наоборот, повышался в сравнении с 3 ч после отёла на 18,3%.

В дальнейшем у коров, оставшихся клинически здоровыми, продолжалось снижение интенсивности сократительной функции матки: к 9 ч после отделения последа в сравнении с максимальным её уровнем (через 0,5 ч после отделения последа) - в 3,59 раза, к 12 ч – в 4,37; к 18 ч – в 5,96; к 24 ч – в 7,87; к 36 ч – в 14,7; к 48 ч – в 22,7; к 72 ч – в 27,8; к 96 ч – в 54,2 и к 5 суткам – в 62,5 раза.

У коров с субинволюцией матки контракционный индекс к 9 ч после окончания родов по сравнению с 3 ч, наоборот, повышался в 1,68 раза, к 12 ч – в 2,23 раза с последующим постепенным снижением к 5 суткам после отёла. В сравнении с животными с нормальным течением послеродового периода контракционный индекс оказался выше к 9 ч после окончания родов в 1,69 раза, к 12 ч – в 2,73; к 18 ч – в 2,68; к 24 ч - в 3,35; к 36 ч – в 5,78; к 48 ч – в 7,56; к 72 ч – в 7,41; к 96 ч – в 10,0 и к 120 часам – в 5,05 раза.

Для иллюстрации приводим фрагменты гистерограмм коров с нормальным течением послеродового периода и с субинволюцией матки через 0,5; 3, 12, 48 и 120 часов после отёла (рис. 2).

Кроме того, нами изучена сократительная функция матки коров, у которых субинволюция развилась после задержания последа, обусловленного прочным соединением материнской и плодной частей плаценты (вторичная субинволюция матки) через 24, 48, 72 и 96 ч после рождения телёнка (табл. 2, рис. 3). Гистерографию у коров начинали проводить через 2-3 часа после оперативного отделения последа.

Установлено, что амплитуда сокращений у животных с вторичной субинволюцией матки через 24 ч после рождения телёнка составляет 27,8+0,94 мм рт. ст., продолжительность – 3,03+0,08 мин и контракционный индекс – 121,69+3,24 мм2/мин, что соответственно выше в 2,12; 1,75 и 5,46 раза, чем у животных с нормальным течением послеродового периода в эти сроки и в 1,17; 1,43 и 1,63 раза, - чем у коров с первичной субинволюцией матки. У коров с вторичной субинволюцией матки через 48 ч после рождения телёнка эти показатели выше, чем у клинически здоровых животных соответственно в 4,02; 2,7 и 9,47 раза, через 72 ч – в 5,29, 3,0 и 7,97 раза и через 96 ч – в 5,79; 4,19 и 10,5 раза.

Установлено, что между интенсивностью сократительной функции матки, выраженной контракционным индексом, у коров в последовую стадию родов и в первые 3 ч после отёла и их заболеваемостью субинволюцией имеется достоверная отрицательная коррелятивная связь (r= -0,87 - 0,91; Р<0,001).

Результаты исследований свидетельствуют о том, что в норме у коров высокая интенсивность сократительной функции матки в последовую стадию родов и в первые 3 часа послеродового периода, обеспечивает надлежащую ретракцию мышц матки и нормальное течение инволюционных процессов. В то же время у коров, у которых в последующем развилась субинволюция матки, интенсивность её сократительной функции в вышеуказанные сроки оказалась достоверно (в 1,81-3,19 раза) ниже, что не обеспечивает надлежащую ретракцию миометрия и обусловливает замедление инволюционных процессов. Недостаточная ретракция мышц матки и замедление процессов её инволюции сопровождается высокой маточной активностью, регистрируемой в течение 4-5 суток после отёла. Такая же закономерность маточной активности наблюдается и у коров с вторичной субинволюцией матки.

а

б

в

г

д

е

ж

з

и

к

Рис. 2. Фрагменты гистерограмм коров с нормальным течением послеродового периода и первичной субинволюцией матки:

а - через 0,5 ч, в - через 3 ч, д - через 12 ч, ж - через 48 ч,

и - через 120 ч в норме,

б – через 0,5 ч, г – через 3 ч, е – через 12 ч, з – через 48 ч, к – через 120 ч с первичной субинволюцией матки

Таблица-2. Показатели сократительной функции матки у коров с вторичной (после оперативного отделения последа) её субинволюцией

№№

п/п

Показатели сократительной функции матки

Сроки гистерографии

через 24 ч после рождения телёнка

через 48 ч после рождения телёнка

через 72 ч после рождения телёнка

через 96 ч после рождения телёнка

1.

Амплитуда сокращений, мм рт. ст

27,8+0,94

25,3+0,73

23,9+0,78

18,7+0,65

2.

Продолжительность сокращений, мин

3,03+0,08

2,27+0,05

1,92+0,04

1,76+0,05

3.

Продолжительность пауз между сокращениями, мин

1,39+0,06

4,28+0,06

5,82+0,09

7,88+0,08

4.

Частота сокращений в мин

0,26+0,01

0,20+0,01

0,18+0,01

0,16+0,01

5.

Контракционный индекс, мм2/мин

121,69+3,24

73,24+2,87

51,29+2,34

34,12+2,09

а

б

в

г

Рис. 3. Фрагменты гистерограмм коров с вторичной

(после оперативного отделения последа) субинволюцией матки:

а - через 24 ч после рождения телёнка; б - через 48 ч после рождения телёнка; в - через 72 ч после рождения телёнка; г - через 96 ч после рождения телёнка.

Результаты исследований свидетельствуют также о том, что отсутствие высокой маточной активности у коров через 2-5 суток после отёла является показателем нормального течения послеродового периода, а наличие её в эти сроки – о развитии субинволюции.

3.2.2. Содержание прогестерона и эстрадиола-17 в крови коров

в последний месяц беременности и во время родов

Содержание прогестерона и эстрадиола-17 в крови 20 коров определяли за 30-35, 7-8, 1-2 суток до отёла и во время родов (стадия выведения плода) с использованием метода иммуноферментного анализа (ИФА) с последующей ретроспективной оценкой результатов исследований в зависимости от клинического состояния животных..

Установлено (табл. 3), что концентрация прогестерона в крови за 30-35 дней до отёла была наибольшей (3,52+0,14 нг/мл) у коров, у которых в последующем развилась первичная субинволюция матки, что на 16,2% (Р<0,02) выше, чем у животных с нормальным течением послеродового периода и на 30,9% (Р<0,002) больше, чем у животных с вторичной (после задержания последа) субинволюцией матки. За 7-8 суток до отёла у коров, у которых в последующем развилась первичная субинволюция матки, содержание прогестерона оказалось в 1,56 (Р<0,001) раза выше, чем у которых развилась вторичная субинволюция и в 1,79 (Р<0,001) раза больше, чем у оставшихся клинически здоровых.

За 1-2 суток до отёла наибольшая концентрация прогестерона установлена у коров с задержанием последа и вторичной субинволюцией матки, составив 1,26+0,08 нг/мл, что соответственно в 1,21 (Р<0,05) раза выше, чем у животных с первичной субинволюцией и в 1,43 (Р<0,002) раза, чем у клинически здоровых. Во время родов у них содержание прогестерона выше соответственно в 1,23 (Р<0,05) и 1,41 (Р<0,01) раза.

Содержание эстрадиола-17 за 30-35, 7-8 дней, 1-2 суток до отёла и во время родов в крови коров, у которых послеродовой период протекал без осложнений составил соответственно 123,8+14,5, 372,7+18,7, 516,4+54,2 и 782,2+35,9 пг/мл, что выше соответственно в 1,57 (Р<0,02), 1,81 (Р<0,002), 1,59 (Р<0,02) и 1,79 (Р<0,001) раза, чем у коров, у которых после отёла развилась вторичная субинволюция и в 1,55 (Р<0,02), 1,59 (Р<0,001), 1,67 (Р<0,01) и 2,04 (Р<0,001) раза, чем у животных с первичной субинволюцией матки.

Отношение прогестерона к эстрадиолу-17 за 30-35 и 7-8 дней до отёла у коров с первичной субинволюцией матки составляет 44,16 и 12,44, что выше в 1,29 и 1,36 раза, чем у коров с вторичной субинволюцией и в 1,81 и 2,85 раза, чем у животных с нормальным течением послеродового периода. За 24-48 ч до отёла и во время родов наивысшее прогестерон-эстрадиоловое отношение установлено у коров с задержанием последа и развившейся в последующем вторичной субинволюцией матки, составив соответственно 3,89 и 2,68, что выше на 15,4 и 8,1%, чем у коров, у которых развилась первичная субинволюция матки и в 2,72 и 2,53 раза, чем у коров с нормальным течением послеродового периода.

Нами также установлено, что между содержанием половых стероидов и заболеваемостью коров послеродовой субинволюцией матки имеется достоверная коррелятивная связь: по прогестерону r= +0,79 - +0,89 (Р<0,05-0,001), по эстрадиолу-17 r= -0,76 - -0,91 (Р<0,02-0,001).

Таблица-3. Содержание прогестерона и эстрадиола-17β в крови коров в последний месяц беременности и во время родов

Течение послеродового периода

Сроки взятия крови

30-35 суток до родов

7-8 суток до родов

24-48 ч до родов

Роды

прогестерон, нг/мл

эстрадиол-17β, пг/мл

отношение прогестерон: эстрадиол-17β

прогестерон, нг/мл

эстрадиол-17β, пг/мл

отношение прогестерон: эстрадиол-17β

прогестерон, нг/мл

эстрадиол-17β, пг/мл

отношение прогестерон: эстрадиол-17β

прогестерон, нг/мл

эстрадиол-17β, пг/мл

отношение прогестерон: эстрадиол-17β

Клинически здоровые, n=8

3,03+0,11

123,8+14,5

24,39

1,63+0,17

372,7+18,7

4,37

0,88+0,05

516,4+54,2

1,43

0,83+0,04

782,2+35,9

1,06

Первичная субинволюция матки, n=7

3,52+0,14

79,7+6,19

44,16

2,92+0,16

234,7+17,2

12,44

1,04+0,05

308,9+34,6

3,37

0,95+0,06

382,9+48,2

2,48

Вторичная субинволюция матки, n=5

2,69+0,12

78,9+3,10

34,09

1,87+0,13

205,8+35,0

9,09

1,26+0,08

323,7+36,1

3,89

1,17+0,08

437,2+21,3

2,68

Примечание: числитель – содержание прогестерона, знаменатель – содержание эстрадиола-17β

Таким образом, у коров, у которых в последующем развилась первичная субинволюция матки в последний месяц беременности и во время родов было достоверно более высокое содержание в крови прогестерона, оказывающего угнетающее влияние на сократительную функцию матки животных (прогестероновый блок по S. Scapo, 1956) при низком уровне эстрадиола-17. В то же время у коров с задержанием последа более высокая концентрация прогестерона установлена за одни-двое суток до отёла и во время родов.

3.2.3. Микробная контаминация матки коров при нормальном течении послеродового периода и её субинволюции

Бактериологическими исследованиями проб содержимого матки, взятых с использованием разработанного нами устройства, установлено, что в первые двое суток матка коров с нормальным течением послеродового периода в 90,0% случаев является свободной от бактерий (табл. 4). Через 6-7 дней после отёла микрофлора в маточном содержимом в 60,0% случаев отсутствовала, а в 40,0% случаев выделяли Staph. еpidermidis и Staph. аureus.

При острой субинволюции матки микрофлора выделена в 88,9% случаев на вторые сутки после отёла и в 100% - через 6-7 дней после родов. Если через 2 суток после отёла выделялся преимущественно Staph. еpidermidis и Str. pyogenes, то через 6-7 дней после родов, кроме того, изолированы Staph. аureus и E. coli сероваров О 126 и О 139.

При этом из содержимого от клинически здоровых коров Staph. еpidermidis изолирован в 50,0%, Staph. аureus – в 37,5% и Bac. subtilis – 12,5% случаев, в то время как при развитии острой послеродовой субинволюции матки - Staph. еpidermidis выделен в 41,2% случаев, Str. pyogenes – 32,4%, Staph. аureus – в 17,6% и E. coli – в 8,8%.

Таблица-4. Микробная контаминация матки коров в различные сроки после отёла

Сроки проведения исследований

Клиническое

состояние

Отсутствие микрофлоры, %

Наличие микрофлоры

%

видовой состав

1-2 дня после отёла, n=10

Клинически

здоровые

90,0

10,0

Staph. еpidermidis,

Bac. subtilis

1-2 дня после отёла, n=9

Первичная острая послеродовая субинволюция матки

11,1

88,9

Staph. еpidermidis,

Str. pyogenes

6-7 дней после отёла, n=10

Клинически

здоровые

60,0

40,0

Staph. еpidermidis,

Staph. аureus

6-7 дней после отёла, n=10

Первичная острая послеродовая субинволюция матки

0

100

Staph. еpidermidis,

Staph. аureus,

Str. pyogenes

E. coli О126, О139

Установлено, что в первые двое суток после родов матка коров с нормальным течением послеродового периода в 90% случаев является свободной от бактерий, тогда как при развитии субинволюции она на вторые сутки после отёла контаминирована бактериями в 88,9%, а на 6-7 день – в 100% случаев.

Отсутствие в 90% случаев бактериальной микрофлоры в матке коров с нормальным течением послеродового периода в первые двое суток после отёла установлено при использовании разработанного нами устройства для асептического взятия проб маточного содержимого (патент РФ на изобретение №2281721). Без применения данного устройства в 85-93% случаев в первые двое суток из матки коров была изолирована разнообразная микрофлора.

3.2.4. Гематологические, биохимические и иммунобиологические показатели крови коров за 30-35 и 5-7 суток до отёла при нормальном течении послеродового периода и с острой послеродовой субинволюцией матки

Для определения роли нарушений гематологического, биохимического и иммунобиологического статуса коров в этиологии острой послеродовой субинволюции матки проведены исследования крови за 30-35 и 5-7 дней до отёла с ретроспективным анализом их результатов.

При исследовании крови коров за 30-35 дней до отёла не установлено существенных различий между группами животных по показателям гематологического статуса, причём они были вполне удовлетворительными. Так, содержание эритроцитов было 5,19+0,26 – 5,48+0,45х1012/л, гемоглобина – 111,7+1,90 – 113,6+3,74 г/л, гематокрит – 34,4+0,89 – 35,8+1,33%. Не было также значительной разницы по содержанию общего белка (78,2+1,15 – 79,9+1,05 г/л), общих липидов (3,16+0,11 – 3,29+0,18 г/л), витамина А (67,7+5,75 – 70,1+4,44 мкг%), витамина Е (1,05+0,08 – 1,07+0,07 мг%). В то же время у животных, у которых в последующем развилась субинволюция матки было достоверно ниже (на 6,9%; Р<0,05) содержание общего кальция в сыворотке крови при повышении у них уровня неорганического фосфора на 17,5% (Р<0,01), в связи с чем кальциево-фосфорное отношение у них было ниже на 18,4% (1,51:1 в сравнении с 1,85:1 у животных, оставшихся клинически здоровыми), что свидетельствует о наличии у коров нарушений кальциево-фосфорного обмена, что подтверждается повышенной активностью (на 33,3%; Р<0,05) щелочной фосфатазы.

Кроме того, у коров, заболевших субинволюцией матки, повышена (на 15,1%; Р<0,001) активность фермента переаминирования – аспартатаминотрансферазы, что в сочетании с повышенной активностью щелочной фосфатазы свидетельствует о функциональных нарушениях печени. У них также более низкое содержание в крови меди (на 17,2%; Р<0,05) и связанного с белком йода (на 20,5%; Р<0,05).

Исследованиями также установлено снижение у заболевших животных ряда показателей гуморальной и клеточной защиты организма. Так, у них по сравнению с животными, оставшимися после отёла клинически здоровыми, бактерицидная активность сыворотки крови ниже на 15,1% (Р<0,01), комплементарная активность – на 10,9%, фагоцитарная активность лейкоцитов – на 17,0% (Р<0,001), фагоцитарное число – на 16,7% (Р<0,01) и фагоцитарный индекс – на 30,8% (Р<0,002).

Результаты исследований крови коров за 5-7 суток до отёла, у которых в последующем развилась субинволюция матки, свидетельствуют о том, что у них по сравнению с животными, оставшимися клинически здоровыми, были ниже показатели содержания общего белка – на 13,6% (Р<0,002), мочевины – на 12,2%, общих липидов – на 4,9%, глюкозы – на 11,7% (Р<0,05), меди – на 30,5% (Р<0,001), цинка – на 8,2%. Несмотря на то, что содержание общего кальция в крови коров, заболевших после отёла субинволюцией матки, ниже только на 6,5%, но из-за более высокого уровня неорганического фосфора, их соотношение составило всего лишь 1,55:1, а у оставшихся клинически здоровыми – 1,85:1. Это свидетельствует о нарушении кальциево-фосфорного обмена и наличии у них процессов остеодистрофии, что подтверждается и повышенной (на 33,8%; Р<0,05) активностью щелочной фосфатазы. У этих же животных повышена (на 21,4%) активность аспартатаминотрансферазы, на 39,2% (Р<0,001) увеличено содержание малонового диальдегида, являющегося наиболее токсичным продуктом перекисного окисления липидов.

У них также снижена (на 10,9%; Р<0,05) бактерицидная активность сыворотки крови, являющаяся интегрированным показателем гуморальной защиты животных, на 8,8% - фагоцитарная активность лейкоцитов, на 18,5% (Р<0,02) – фагоцитарное число и на 25,7% (Р<0,001) – фагоцитарный индекс, что свидетельствует о снижении и клеточной защиты организма.

Результаты исследований свидетельствуют о том, что у коров с субинволюцией матки перед родами наблюдаются нарушения обмена веществ, характеризующиеся достоверным снижением в крови (сыворотке) общего белка, глюкозы, меди, наличием остеодистрофии и функциональных нарушений печени, повышением уровня малонового диальдегида, а также более низкими показателями гуморальной и клеточной защиты организма животных.

Результаты проведённых исследований по изучению этиологии острой послеродовой субинволюции матки у коров показали, что непосредственной причиной её развития является ослабление маточной активности в последовую стадию родов и в первые 3 ч послеродового периода. Между интенсивностью сокращений матки, выраженной контракционным индексом и заболеваемостью коров субинволюцией установлена достоверная коррелятивная связь. При этом у коров с субинволюцией матки в течение последнего месяца стельности и во время родов достоверно повышалась концентрация в крови прогестерона, оказывающего тормозящее влияние на сократительную функцию матки животных и снижался уровень эстрадиола-17, наоборот, оказывающего стимулирующее влияние на моторику матки животных.

Выяснено, что у коров с субинволюцией матки имелся ряд нарушений обмена веществ, что не могло не сказаться на синтезе половых стероидов и показателях общей неспецифической резистентности животных.

Всё это свидетельствует о наличии сложных причинно-следственных отношений, обусловливающих развитие острой послеродовой субинволюции матки у коров.

3.3. Клинико-морфологическая характеристика острой послеродовой субинволюции матки у коров

3.3.1. Клиническая характеристика острой субинволюции матки у коров

При клиническом исследовании 145 коров ООО «Воронежпищепродук» установлено, что острая послеродовая субинволюция матки регистрируется у 45,5% отелившихся коров. При этом на долю первичной субинволюции приходится 71,1% случаев и вторичной – 28,9%. Кроме того, у 10,3% субинволюция протекает в тяжёлой форме. При развитии лёгкой формы первичной субинволюции матки температура тела составила 38,6+0,82С, частота пульса – 78,4+5,93/мин, дыхания 14,9+1,26/мин и руминации 4,75+0,39/5 мин, т.е. находились в пределах физиологических величин. В то же время при тяжёлой форме субинволюции матки эти показатели были несколько выше и составили соответственно 39,2+1,06; 85,9+6,12; 18,2+1,34 и 3,53+0,28. Кроме того, у 17,3% наблюдалось лёгкое угнетение и у 14,5% - снижение аппетита.

Установлено, что у коров с острой послеродовой субинволюцией матки в 2,37 раза (Р<0,001) продолжительнее вибрация средней маточной артерии, чем у животных с нормальным течением послеродового периода, в 1,93 раза (Р<0,001) позднее уплотняются крестцово-седалищные связки, существенно различаются характер и количество выделяемых из половых путей лохий, позднее на 9,6 дней (Р<0,001) прекращается их выделение и завершаются инволюционные процессы (табл. 5).

Таблица-5. Показатели инволюции половых органов коров при различном характере течения послеродового периода

№ п/п

Показатели

Нормальное течение послеродового периода, n=14

Субинволюция матки, n=17

1.

Сроки прекращения вибрации средних маточных артерий, часы

49,6+3,36

117,8+5,95***

2.

Уплотнение крестцово-седалищных связок, дни

2,46+0,21

4,75+0,31***

3.

Сроки прекращения выделения лохий, дни

15,5+0,21

25,1+0,25***

4.

Завершение инволюции половых органов, дни

25,4+0,35

> 30,0

Критериями завершения инволюции матки служили: уменьшение её размеров, когда она свободно захватывается кистью руки, находится в тазовой полости, рога её относительно симметричны, упруго-эластичной консистенции и реагируют на массаж. Влагалищная часть шейки матки уменьшена в размере, оформлена в виде розетки, выступает в полость влагалища на 2,0-2,5 см, отёчность складок отсутствует. Слизистая оболочка влагалища бледно-розового цвета, гладкая, блестящая, умеренно увлажнена, выделение слизистого секрета из канала шейки матки прекращается

При ректальном исследовании клинически здоровых коров через 2-3 суток после отёла на поверхности матки выявляется выраженная поперечная и продольная складчатость, при массаже она становится бугристой, плотной «каменистой» консистенции, в то время как при субинволюции матка слабо реагирует на массаж и складчатость её поверхности незначительная.

В первые двое суток после родов у 82,4% животных, у которых в дальнейшем развилась острая субинволюция матки, отмечено обильное выделение жидких кровянистых лохий, при этом слизистая пробка в канале шейки матки у 88,2% животных отсутствовала. При нормальном течении послеродового периода на вторые сутки после отёла у 47,1% животных отсутствовало выделение каких-либо лохий, а у 42,9% они представлены небольшим количеством густой мутной тягучей слизи желтовато-белого или светло-коричневого цвета, находящейся как в полости влагалища, так и в канале шейки матки, образуя слизистую пробку, являющуюся своеобразным защитным механизмом, препятствующим проникновение микрофлоры в её полость.

При ректальном исследовании коров на 6-7 сутки после родов у больных животных матка имеет значительно большие размеры, не обхватывается рукой, не реагирует на массаж и имеет мягко-эластичную консистенцию. После массажа матки из половых органов выделяются лохии жидкой консистенции грязно-серого цвета с примесью крошковатой массы распадающихся карункулов или кусков карункулов, соединённых между собой участком сосудистой оболочки плода (при вторичной субинволюции матки). При нормальном течении послеродового периода лохии представляют собой густую гомогенную массу с примесью слизи красно-бурого цвета.

При исследовании животных на 10-11 сутки после родов матка имеет размеры, свойственные 3,5-4,0 месячной беременности, находится в брюшной полости, слабо реагирует на массаж, после которого из половых органов выделяются лохии жидкой или полужидкой консистеции тёмно-бурого цвета с примесью незначительного количества слизи, в то время как при нормальном течении инволюционных процессов матка имеет размер, свойственной 2,5-3,0 месячной беременности с выделением слизистых гомогенных лохий коричневого цвета.

Результаты исследований свидетельствуют о том, что между характером течения послеродового периода в норме и при острой субинволюции матки у коров имеются существенные различия по показателям состояния половых органов, характера и количества выделяемых лохий в зависимости от сроков проведения исследований, времени прекращения выделения лохий и завершения инволюционных процессов.

3.3.2. Морфологические, биохимические и иммунобиологические

показатели крови коров при острой послеродовой субинволюции матки

Для определения морфологических, биохимических и иммунобиологических показателей крови коров с острой послеродовой субинволюцией матки проведены исследования 40 проб крови, взятые через 2-3 и 6-7 суток после отёла (от 22 больных и 18 клинически здоровых животных).

Определено, что у коров с послеродовой субинволюцией матки имеется ряд различий показателей гематологического, биохимического и иммунобиологического статуса как через 2-3, так и через 6-7 суток после отёла (табл. 6).

Через 2-3 дня после родов у коров с развившейся в последующем острой субинволюцией матки содержание эритроцитов меньше на 6,4%, гемоглобина – на 4,4%, гематокрит – на 7,5% (Р<0,02), общего белка – на 16,5% (Р<0,01), глюкозы – на 13,7%, общих липидов – на 6,3%, меди – на 7,7%, цинка – на 7,2%, железа – на 23,7% (Р<0,05), йода, связанного с белком – на 21,1%, витамина А – на 15,1%, витамина Е – на 20,9%, каротина – на 9,4% при повышении активности щелочной фосфатазы – на 13,6% и аланинаминотрансферазы – на 9,6%. У этих же животных существенно снижены показатели гуморальной (за исключением комплементарной активности) и клеточной защиты. Так, бактерицидная активность сыворотки крови у них ниже на 8,4%, лизоцимная активность – на 26,1% (Р<0,02), а комплементарная активность, наоборот, оказалась выше на 10% (Р<0,05), что указывает на антигенное воздействие на организм животных, по-видимому, связанное с наличием в матке микрофлоры. Кроме того, у коров с субинволюцией матки снижены показатели фагоцитоза, в том числе фагоцитарной активности лейкоцитов – на 16,5% (Р<0,001), фагоцитарного числа – на 18,7% (Р<0,02) и фагоцитарного индекса – на 31,9% (Р<0,001).

Через 6-7 суток после родов у коров с субинволюцией матки ниже содержание общего белка на 12,9% (Р<0,002), глюкозы – на 10,8% (Р<0,05), общих липидов – на 15,5% (Р<0,02). Концентрация неорганического фосфора в сыворотке крови оказалось меньше на 19,4% (Р<0,02) и составило 1,41+0,09 мМ/л (4,37 мг%), что меньше нижней границы (1,5 мМ/л) нормы, в связи с чем кальциево-фосфорное отношение (2,33:1) у них в 1,24 раза больше, что указывает на наличие гипофосфатемии и связанными с ней явлениями остеодистрофии, которая подтверждается и повышенной активностью (на 23,9%; Р<0,05) щелочной фосфатазы.

У этих же животных оказалось меньше содержание в крови ряда микроэлементов, в том числе марганца на 21,7% (Р<0,05), цинка – на 9,57%, йода, связанного с белком – на 26,9% (Р<0,01), а также витамина А – на 33,7% (Р<0,001), витамина Е – на 32,1% (Р<0,05) и каротина – на 25,8% (Р<0,001). Кроме того, у коров с острой субинволюцией матки показатели общей неспецифической резистентности имели существенные различия в сравнении с клинически здоровыми животными. Так, у больных коров бактерицидная активность сыворотки крови была ниже на 7,5% (Р<0,02), фагоцитарная активность лейкоцитов – на 11,2% (Р<0,01), фагоцитарное число – на 33,3% (Р<0,001) и фагоцитарный индекс в 1,41 раза (Р<0,001).

Таблица-6. Гематологические, биохимические и иммунобиологические показатели крови коров при различном течении послеродового периода

Показатели

2-3 дня после отёла

6-7 дней после отёла

Клинически здоровые, n=9

Заболевшие острой субинволюцией матки, n=11

Клинически здоровые, n=9

Заболевшие острой субинволюцией матки, n=11

Эритроциты,

6,67+0,85

6,24+0,61

6,28+0,32

5,97+0,13

Лейкоциты,

6,49+0,72

6,98+0,56

7,20+0,46

8,07+0,83

Гемоглобин, г/л

112,4+7,61

107,4+5,58

106,1+4,35

102,9+3,07

Гематокрит, %

38,5+0,42

35,6+1,05*

37,2+0,66

36,7+1,12

Общий белок, г/г

74,56+3,16

62,3+2,78**

77,98+1,06

67,75+2,53**

Мочевина, мМ/л

3,12+0,28

2,89+0,19

3,65+0,14

4,01+0,49

Глюкоза, мМ/л

2,92+0,19

2,52+0,14

3,06+0,10

2,73+0,09*

Общие липиды, г/л

3,04+0,26

2,85+0,17

3,21+0,14

2,71+0,07*

Кальций общий, мМ/л

2,41+0,12

2,52+0,16

2,54+0,09

2,55+0,03

Фосфор неорганический, мМ/л

1,62+0,09

1,74+0,11

1,75+0,08

1,41+0,09*

Отношение Са:Р, ед

1,92

1,87

1,88

2,33

Щелочная фосфатаза, мМ/л·ч

0,81+0,05

0,92+0,06

0,88+0,07

1,09+0,05*

Аланинаминотрансфераза, мМ/л·ч

0,52+0,04

0,57+0,05

0,43+0,08

0,44+0,02

Аспартатаминотрансфераза, мМ/л·ч

1,23+0,08

1,20+0,07

1,40+0,07

1,31+0,03

Медь, мкг%

76,3+3,98

70,4+2,66

73,9+3,32

69,8+2,05

Цинк, мкг%

272,5+14,6

252,9+12,6

297,9+16,8

269,4+3,15

Марганец, мкг%

15,8+1,26

14,2+1,13

19,8+1,86

15,5+0,83*

Железо, мг%

29,5+2,33

22,5+1,98*

36,7+1,09

20,4+0,68***

Магний, мг%

2,36+0,19

2,42+0,21

2,88+0,13

2,71+0,14

СБЙ, мкг%

4,59+0,42

3,62+0,29

4,45+0,39

3,25+0,11**

Витамин А, мкг%

62,3+4,16

52,9+3,12

72,6+2,17

48,1+2,36***

Витамин Е, мг%

0,62+0,09

0,49+0,08

0,53+0,05

0,36+0,05*

Каротин, мкг%

467,5+26,4

423,7+13,7

548,5+12,1

406,9+10,5***

Бактерицидная активность сыворотки крови, %

81,4+2,78

74,6+1,92

84,5+1,95

78,2+1,73*

Фагоцитарная активность лейкоцитов, %

Фагоцитарное число,

м.к./акт. фагоцит

Фагоцитарный индекс, м.к./фагоцит

69,7+2,15

17,1+0,98

11,9+0,56

58,2+1,81***

13,9+0,72*

8,1+0,64***

74,7+1,53

21,9+0,84

16,4+0,96

66,3+1,79**

14,6+1,09***

9,68+0,54***

Примечание: *- Р<0,05; **- Р<0,01; ***- Р<0,001

3.3.3. Морфологическая характеристика острой послеродовой

субинволюции матки у коров

Проведённые гистологические исследования показали, что через 2-3 суток после родов при субинволюции матки ретракция мышц была слабо выражена. Мышечные волокна были растянутыми, отечными, частично фрагментированными (рис. 4.2). Строма эндометрия отечная, разрыхлена, особенно в переваскулярных зонах, наблюдалась выраженная диффузная клеточная инфильтрация. Отмечалось резко выраженное кровенаполнение сосудов (рис. 4.4). В покровном эпителии и эпителии маточных желез наблюдались дистрофические процессы, характеризующиеся вакуолизацией цитоплазмы и пикнозом ядер (рис. 4.6).

У клинически здоровых животных через 2 дня после отёла вследствие развития интенсивных процессов ретракции в миометрии отмечена фрагментация, перемещение мышечных волокон, уменьшение их в объёме и приобретение ими спиралевидной формы (рис. 4.1). Просвет кровеносных сосудов значительно уменьшался в объёме (рис. 4.3). Структурные элементы эндометрия в это время также подвергалсь дистрофии. Строма эндометрия диффузно была инфильтрирована многочисленными круглоядерными клетки, находящимися в состоянии дистрофии, цитоплазма этих клеток в большинстве случаев вакуолизировалась. В строме появлялись также единичные лимфоидные клетки. Покровный эпителий представлен клетками призматической или кубической формы с вакуолизацией их цитоплазмы и пикнозом ядер (рис. 4.5). Маточные железы сохраняли структурную организацию, просвет их сужен, железистый эпителий представлен клетками призматической формы.

При субинволюции матки на 6-7 день после отёла покровный эпителий в большинстве случаев терял целостность, выглядел разрыхлённым. Клетки покровного эпителия подвергались десквамации. Эндометрий отёчный, диффузно инфильтрирован (особенно его компактный слой) преимущественно лимфоидными клетками (рис. 5.4, 5.6). Маточные железы находились в состоянии дистрофии и некробиоза с десквамацией клеток железистого эпителия. Мышечные волокна миометрия отёчные, набухшие, слабо фрагментированные, без чётко выраженных границ (рис. 5.2).

В норме на 6-7 день эндометрий покрыт клетками кубической формы с различным расположением ядер. Поверхностный слой эндометрия инфильтрирован преимущественно лимфоидными клетками, а также нейтрофилами и тучными клетками (рис. 5.3, 5.5). Маточные железы располагались компактно, выстланы клетками кубической формы с базальным расположением ядер, просвет их сужен. Сосудистый слой представлен спавшимися кровеносными сосудами. Мышечные волокна уменьшены в размере, располагаются компактно, фрагментированы, ядра освобождаются от цитоплазмы (рис. 5.1).

Рис. 4.1. Ретракция гладкомышечных волокон миометрия в норме. Окр. Гем.-эозин.

Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 4.2. Отёчность и набухание волокон миометрия при субинволюции.

Окр. Гем.-эозин. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 4.3. Сужение сосудов сосудистого слоя в норме. Окр. Гем.-эозин. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 4.4. Кровенаполненные сосуды при субинволюции матки.

Окр. Гем.-эозин. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 4.5. Целостность покровного эпителия и слабовыраженная клеточная инфильтрация эндометрия в норме. Окр. Гем.-эозин. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 4.6. Дистрофические процессы в эндометрии при субинволюции.

Окр. Гем.-эозин. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 4. Морфологическое состояние эндо- и миометрия на 2-3 день после отёла при различном характере течения послеродового периода

Рис. 5.1. Фрагментация мышечных волокон миометрия у клинически здоровой коровы.

Окр. Гем.-эозин. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 5.2. Отёчность и набухание мышечных волокон миометрия при субинволюции.

Окр. Гем.-эозин. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 5.3. Слабовыраженная клеточная инфильтрация эндометрия у клинически здоровой коровы. Окр. Ван-Гизон. Ув. ок. 7, об. 10.

Рис. 5.4. Дистрофия и десквамация покровного эпителия эндометрия при субинволюции.

Окр. Ван-Гизон. Ув. ок. 7, об. 10.

Рис. 5.5. Слабовыраженная клеточная инфильтрация эндометрия у клинически здоровой коровы. Окр. Гем.-эозин. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 5.6. Дистрофия и десквамация покровного эпителия эндометрия при субинволюции.

Окр. Гем.-эозин. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 5. Морфологическое состояние эндо- и миометрия на 6-7 день после отёла при различном характере течения послеродового периода

При субинволюции матки на 10-11 день после отёла эндометрий в большинстве случаев лишён эпителиальной выстилки, хотя встречаются и участки покрытые клетками цилиндрической формы, без чётко выраженных границ, с пикнотичными ядрами и вакуолизированной цитоплазмой (рис. 6.4). Компактный слой диффузно инфильтрирован преимущественно лимфоидными клетками и нейтрофилами, выглядел отёчным. Маточные железы в большинстве случаев находятся в состоянии некробиоза (рис. 6.6). Просвет большинства сосудов расширен с отёком периваскулярного пространства. Мышечные волокна миометрия увеличены в размере, набухшие, отёчные (рис. 6.2).

В норме на 10-11 день эндометрий целостный покрыт клетками кубической формы с базальным расположением ядер, незначительно инфильтрирован клеточными элементами (лимфоидными клетками, нейтрофилами) (рис. 6.3). Кровеносные сосуды выглядели спавшимися с отсутствием в их просвете крови. Просвет маточных желез уменьшен, среди железистых слеток встречаются и бокаловидные клетки. В единичных случаях отмечается отторжение апикальной части клеток железистого эпителия (рис. 6.5.). В миометрии мышечные волокна выглядели истончёнными, прилегали плотно друг к другу (рис. 6.1).

Через 2-3 дня после отёла при развитии острой субинволюции матки в структуре эндометрия количество маточных желез и кровеносных сосудов больше соответственно на 13,5 и 41,4%, а процентное содержание покровного эпителия ниже в 1,43 раза (табл. 7).

Таблица-7. Структурная характеристика эндометрия матки коров

при различном течение послеродового периода

п/п

Группы

животных

Эндометрий, %



покровный эпителий, %

маточные железы, %

кровеносные сосуды, %

2-3 дня после отёла

1.

Клинически

здоровые

1,83+0,92

21,32+2,41

4,59+0,62

72,26+3,12

2.

Субинволюция

матки

1,28+0,76

24,19+1,53

6,49+0,84

68,04+2,97

6-7 дней после отёла

3.

Клинически

здоровые

1,61+0,85

19,04+2,38

3,81+0,95

75,54+3,77

4.

Субинволюция

матки

0,96+0,34

9,38+0,31**

2,35+0,91

87,31+3,08

10-11 дней после отёла

5.

Клинически

здоровые

1,76+0,42

16,12+1,78

2,75+0,62

79,37+2,84

6.

Субинволюция

матки

0,24+0,08*

5,42+0,25***

2,12+0,51

92,22+3,44

Рис. 6.1. Волокна миометрия у клинически здоровой коровы.

Окр. Гем.-эозин. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 6.2. Волокна миометрия при субинвлюции матки. Окр. Гем.-эозин.

Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 6.3. Незначительная отёчность и инфильтрация клеточными элементами эндометрия у клинически здоровой коровы.

Окр. Гем.-эозин. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 6.4. Дистрофия покровного эпителия эндометрия при субинволюции.

Окр. Гем.-эозин. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 6.5. Дистрофия клеток кубического эпителия маточных желез у клинически здоровой коровы.

Окр. Гем.-эозин. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 6.6. Лимфоидная инфильтрация и дистрофия маточных желез компактного слоя эндометрия при субинволюции.

Окр. Гем.-эозин. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 6. Морфологическое состояние эндо- и миометрия на 10-11 день после отёла при различном характере течения послеродового периода

Через 6-7 дней после отёла при субинволюции матки доля покровного эпителия, маточных желез и кровеносных сосудов меньше соответственно в 1,68, 2,03 (Р<0,01) и 1,62 раза. Высота клеток покровного эпителия эндометрия у них ниже на 7,9%, а толщина эндометрия – на 18,3%, чем у клинически здоровых (рис. 7).

Через 10-11 дней после отёла при развитии субинволюции количество маточных желёз меньше 2,97 раза (Р<0,001), покровного эпителия – 7,33 раза (Р<0,02), высота клеток покровного эпителия – на 13,4%, а толщина эндометрия – на 35,3% (Р<0,01), чем у клинически здоровых животных.

а                                                        б

Рис. 7. Морфометрические параметры эндометрия матки коров:

а – высота покровного эпителия; б – толщина эндометрия

3.4. Разработка эффективных способов терапии коров с

острой послеродовой субинволюцией матки

3.4.1. Эффективность комплексного лечения  коров

с острой субинволюцией матки

Для разработки эффективных способов терапии коров с острой послеродовой субинволюцией матки проведён опыт на 72 больных животных, разделённых по принципу аналогов на 3 группы. Коровам всех групп внутримышечно вводили 2% раствор синестрола в дозе 0,4 мл/100 кг массы тела дважды с 24-часовым интервалом (в первый и второй день курса лечения), окситоцин в дозе 8-10 ЕД/100 кг инъецировали четырёхкратно по 1 разу в день, начиная со второго дня курса лечения, а также внутриматочно вводили один из препаратов антимикробного действия: дифур или энрофур в дозе 30 мл/100 кг на пятый день терапевтического курса.

Кроме того, коровам первой группы (n=24) подкожно инъецировали ПДЭ в дозе 5 мл/100 кг массы тела в первый, пятый и девятый дни курса лечения, животным второй группы (n=25) подкожно вводили ПДЭ в тех же дозах и в те же сроки, что и коровам первой группы, а также 7% ихтиол, приготовленный на 0,85% растворе натрия хлорида подкожно в дозе 5, 6 и 7 мл/100 кг трёхкратно с 48-часовым интервалом, начиная с первого дня лечения, а животным третьей группы (базовый вариант, n=23) – подкожно 7% ихтиол шестикратно в дозе 4, 5, 6, 7, 6 и 5 мл/100 кг с 48-часовым интервалом с первого дня курса лечения.

Применение средств неспецифической общестимулирующей терапии (7% ихтиол и ПДЭ) в сочетании с миотропными и антимикробными препаратами сопровождается обильным выделением лохий, быстрым уменьшением матки в объёме, восстановлением её тонуса и ответной реакции на массаж, быстрым (в среднем через 10,8+0,14 дней) выздоровлением, что быстрее, чем у животных первой группы на 1,9 (Р<0,001) дней и базового варианта – на 3,1 (Р<0,001) дней (табл. 8).

Таблица-8. Показатели эффективности лечения коров с острой послеродовой субинволюцией матки

Группы животных

Сроки выздоровления, дней

Выздоровело, %

Оплодотворилось за 3-месячный период, %

Период от отёла до оплодотворения, дней

Коэффициент оплодотворения

к выздоровевшим

к числу животных группы

Первая опытная (ПДЭ, синестрол, окситоцин, дифур/энрофур), n=24

12,7+0,25

91,7

95,5

87,5

54,1+1,29

1,49+0,05

Вторая опытная (ихтиол, ПДЭ, синестрол, окситоцин, дифур/энрофур), n=25

10,8+0,14

96,0

100,0

96,0

43,6+1,87

1,41+0,05

Базовый вариант (ихтиол, синестрол, окситоцин, дифур/энрофур), n=23

13,9+0,41

86,9

90,0

78,3

62,1+1,19

1,61+0,05

Р1-Р2

Р<0,001

--

-

-

Р<0,001

-

Р1-Р3

Р<0,02

-

-

-

Р<0,001

-

Р2-Р3

Р<0,001

-

-

-

Р<0,001

Р<0,01

Оплодотворение наступило у всех выздоровевших коров второй группы и у 96,0% - по отношению ко всем животным группы. Период от отёла до оплодотворения у коров второй группы составил 43,6+1,87 дня, что меньше на 10,5 (Р<0,001) дней, чем в первой группе и на 18,5 (Р<0,001) дней, чем в базовом варианте. Коэффициент оплодотворения оказался равным 1,41+0,05, что соответственно меньше на 0,08 и 0,20 (Р<0,01). Не выздоровевшие животные подвергались лечению по общепринятым в хозяйстве методам.

По мере выздоровления животных повышалась их молочная продуктивность, связанная в большей степени с изменением их рациона и выявлен ряд изменений их гематологического, биохимического и иммунобиологического статуса, особенно у коров второй группы, характеризующиеся повышением в крови содержания гемоглобина на 11,5% (Р<0,01), общего белка – на 6,0%, общих липидов – на 41,0% (Р<0,001), глюкозы – на 47,3% (Р<0,001), общего кальция – на 6,3% (Р<0,01), цинка – на 5,7% (Р<0,01), связанного с белком йода – на 23,4% (Р<0,001), витамина А – на 17,0%, бактерицидной активности сыворотки крови – на 14,5% (Р<0,001), фагоцитарной активности лейкоцитов – на 40,7% (Р<0,001), фагоцитарного числа – на 32,2% (Р<0,02) при понижении активности аспартатаминотрансферазы на 16,8% (Р<0,001). Всё это свидетельствует о нормализации в определённой мере обмена веществ и повышения общей неспецифической резистентности животных.

В процессе комплексного лечения острой субинволюции матки у коров происходит восстановление покровного эпителия эндометрия, представленного клетками призматической формы с базальным расположением ядер, ослабление клеточной инфильтрации компактного слоя слизистой оболочки, уменьшением количества тучных клеток (рис. 8.1) и восстановление структурной организации маточных желез, эпителий которых представлен клетками кубической или призматической формы (рис. 8.2). Волокна миометрия в процессе лечения подвергаются атрофии, уменьшаются в размере, приобретают оформленный вид и располагаются компактно (рис. 8.3).

При морфометрической оценке (табл. 9) установлено, что в конце лечения коров доля покровного эпителия в эндометрии увеличивается в 1,64 раза, маточных желез - в 1,91 (Р<0,05) и кровеносных сосудов – в 1,66 раза.

Таблица-9. Структурная характеристика слизистой оболочки матки коров до и после лечения острой субинволюции

п/п

Вторая группа животных, подвергнутых лечению

Эндометрий, %

покровный эпителий, %

маточные железы, %

кровеносные сосуды, %

1.

До лечения

0,96+0,34

9,38+0,31

2,35+0,91

87,31+3,08

2.

После лечения

1,57+0,48

17,96+3,61*

3,89+1,59

76,58+5,14

Высота клеток покровного эпителия в конце лечения составляла 22,95 мкм, что на 6,5% больше, чем в начале лечения, а толщина эндометрия -370,71 мкм, что на 14,2% больше.

Рис. 8.1. Восстановление покровного эпителия эндометрия у коровы после комплексного лечения острой субинволюции матки. Окр. Гем.-эозин. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 8.2. Восстановление маточных желез у коровы после комплексного лечения острой

субинволюции матки. Окр. Ван-Гизон. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 8.3. Компактное расположение волокон миометрия. Окр. Ван-Гизон. Ув. ок. 7, об. 40.

Рис. 8. Морфологическое состояние эндо- и миометрия после лечения острой субинволюции матки у коров

Исследования по разработке эффективных способов терапии коров с острой послеродовой субинволюцией матки показали, что эффективными являются два: применение плаценты денатурированной эмульгированной одной и в сочетании с 7% раствором ихтиола, применяемых совместно с окситоцином на фоне синестрола и антимикробными препаратами (дифур или энрофур), что сопровождается выздоровлением 91,7-96,0% животных в короткие сроки с последующим оплодотворением 95,5-100% выздоровевших животных в среднем через 43,6-54,1 дней. Наиболее эффективным способом терапии коров с острой послеродовой субинволюцией матки оказалось лечение, включающее применение двух средств неспецифической общестимулирующей терапии (ПДЭ и 7% ихтиол), обеспечивающее быстрое выздоровление и оплодотворение животных, сопровождающееся нормализацией обмена веществ и повышением гуморальной и клеточной защиты организма животных, а также восстановлением структурной организации тканей эндо- и миометрия.

3.4.2. Производственные испытания способов терапии коров с острой послеродовой субинволюцией матки

Производственные испытания способов терапии коров с острой послеродовой субинволюцией матки проведены на 197 коровах, разделённых по принципу аналогов на 3 труппы. Животным первой группы (n=65) вводили ПДЭ, окситоцин на фоне синестрола и один из антимикробных препаратов - дифур или энрофур, коровам второй группы (n=69) инъецировали ПДЭ в сочетании с 7% раствором ихтиола, окситоцин, синестрол, а также дифур или энрофур и третьей группы (базовый вариант, n=63) – 7% ихтиол, синестрол, окситоцин и дифур или энрофур. Дозы и кратность введения препаратов те же, что и при разработке эффективных способов лечения коров с острой послеродовой субинволюцией матки.

Производственные испытания методов терапии коров с острой субинволюцией матки показали, что эффективными способами их лечения являются использование ПДЭ совместно с 7% ихтиолом, в сочетании с применением окситоцина на фоне синестрола и внутриматочным введением одного из антимикробных препаратов, а также ПДЭ в сочетании с миотропными и антимикробными препаратами (табл. 10).

Из таблицы следует, что клиническое выздоровление коров наступило соответственно у 94,2 и 89,2 % в среднем через 11,2+0,79 и 13,3+0,81 дней, что на 3,2 (Р<0,001) и 1,1 дня короче, чем у коров базового варианта.

Оплодотворяемость у животных первой и второй групп выше соответственно на 13,0 и 7,3% от числа выздоровевших и на 23,2 и 13,3% - к количеству животных группы, чем у животных группы базового варианта. Период от отёла до оплодотворения у животных опытных групп оказался короче соответственно на 19,0 (Р<0,001) и 5,1 (Р<0,002) дней, а коэффициент оплодотворения меньше на 0,21 (Р<0,01) и 0,13, чем у животных базового варианта.

Таблица–10. Показатели эффективности лечения острой субинволюции матки

№№

п/п

Показатели

Группы животных

первая опытная (ПДЭ), n=65

вторая опытная (ПДЭ+ихтиол), n=69

базовый вариант (ихтиол), n=63

1.

Сроки выздоровления, дней

13,3+0,81

11,2+0,79***

14,4+0,43

2.

Выздоровело, %

89,2

94,2

80,9

3.

Оплодотворилось, %

к выздоровевшим

к числу животных группы

89,7

80,0

95,4

89,9

82,4

66,7

4.

Период от отёла до оплодотворения

59,6+1,17**

45,7+0,53***

64,7+1,14

5.

Коэффициент оплодотворения

1,52+0,05

1,43+0,05**

1,64+0,05

6.

Количество дней бесплодия

29,6+0,17**

15,7+0,53***

34,7+1,14

Экономический эффект лечения коров с острой субинволюцией матки с применением двух средств неспецифической общестимулирующей терапии (ПДЭ и 7% раствора ихтиола) в сочетании миотропными (окситоцин на фоне синестрола) и антимикробными препаратами (дифур или энрофур) составляет 1259 руб. на 1 животное и 10,43 руб. на 1 рубль затрат в сравнении с базовым вариантом.

Производственные испытания показали, что наиболее эффективным способом терапии коров с острой субинволюцией матки является применение двух средств неспецифической общестимулирующей терапии (ПДЭ и 7% ихтиол) в сочетании с миотропными и антимикробными препаратами, обеспечивающим выздоровление 89,2-94,2% животных через 11,2-13,3 дней и оплодотворение 89,7-95,4% к выздоровевшим и 80,0-89,9% к числу животных в группе в среднем через 45,7-59,6 дней.

Разработанный нами данный способ терапии коров с острой послеродовой субинволюцией матки защищён патентом РФ на изобретение (№2266124). Разработанные нами совместно с сотрудниками других подразделений института препараты антимикробного действия – дифур и энрофур, входящие в курс лечения больных животных также защищены патентами РФ на изобретение (№2259820 и №2275902).

3.5. Разработка эффективных способов профилактики

послеродовой субинволюции матки у коров

3.5.1. Профилактика острой послеродовой субинволюции матки у коров с применением витаминно-минерального премикса

в сочетании с селенитом натрия

Опыт по изучению эффективности применения витаминно-минерального премикса в сочетании с селенитом натрия для профилактики послеродовой субинволюции матки проведён на 45 коровах-помесях симментальской и голштино-фризской пород по второму-пятому отёлам с массой тела 500-580 кг, взятых в опыт за 2 месяца до предполагаемого отёла. Предварительно проведён анализ заболеваемости коров задержанием последа, острой послеродовой субинволюцией матки и послеродовым эндометритом, а также результатов морфологических и биохимических показателей крови, взятой от 10 коров.

При клиническом исследовании определено, что задержание последа регистрировалось у 24,7% отелившихся коров, острая послеродовая субинволюция матки – у 41,7% животных и острый послеродовой гнойно-катаральный эндометрит – у 31,4% коров.

При исследовании крови 10 коров перед проведением опыта установлены значительные отклонения от оптимальных величин ряда биохимических показателей крови. Так, содержание общих липидов и глюкозы у них было ниже и составило 2,27+0,22 г/л и 2,19+0,29 мМ/л. Уровень кальция в сыворотке крови оказался низким и составил 2,31+0,11 мМ/л или 9,24 мг%, а кальциево-фосфорное отношение – 1,63:1 при оптимальных величинах 1,8-2,0:1, что указывало на нарушения кальциево-фосфорного обмена, а с учётом повышенной активности щелочной фосфатазы в 1,43 раза и наличия деформации рогового башмака и рассасывания последних хвостовых позвонков у коров свидетельствовало о наличии у них остеодистрофических процессов.

Кроме того, у них выявлен дефицит в крови меди, цинка, марганца, железа и йода на 18,7-34,6%.

С целью нормализации обмена веществ у сухостойных коров им за 2 месяца до предполагаемого отёла в рацион введён витаминно-минеральный премикс в дозе 20 г/100 кг массы тела, содержащий в 100 кг: сернокислую медь (0,6 кг), сернокислое железо (0,6 кг), сернокислый цинк (0,45 кг), сернокислый марганец (0,45 кг), хлористый кобальт (10 г), йодистый калий стабилизированный (15 г), витамин Д3 (10 млн. ИЕ), а также трикальцийфосфат в дозе 20 г/100 кг. Кроме того, им инъецировали 0,5% раствор селенита натрия в дозе 2 мл/100 кг массы тела.

В конце опыта установлено повышение уровня общего белка – на 5,6%, общих липидов – на 51,1% (Р<0,001), глюкозы – на 79,9% (Р<0,001), кальция – на 20,8%(Р<0,02), неорганического фосфора  на 6,0%, кальциево-фосфорного отношения – на 14,1%, меди – на 36,1% (Р<0,01), марганца – на 12,3,% (Р<0,05), цинка – на 16,9% (Р<0,02), железа – на 15,4% , СБЙ – на 22,5% (Р<0,05) при снижении активности щелочной фосфатазы на 27,1% (Р<0,05), аспартатаминотрансферазы - на 25,3% (Р<0,001) и малонового диальдегида – на 23,3% (Р<0,002).

Всё это обеспечило снижение случаев задержания последа у коров до 11,4%, острой субинволюции матки – до 22,2% и острого послеродового эндометрита – до 18,5% (рис. 9)

Рис. 9. Влияние витаминно-минерального премикса в сочетании с селенитом натрия на заболеваемость коров во время родов и в послеродовой период

Результаты исследований свидетельствуют о том, что включение в рацион сухостойных коров витаминно-минерального премикса, содержащего недостающее количество микроэлементов, витамина Д, трикальцийфосфата в сочетании в подкожным введением селенита натрия в дозе 2 мл 0,5% раствора на 100 кг массы тела существенно снижает частоту задержания последа в 2,17 раза, острой послеродовой субинволюции матки - в 1,88 раза и послеродового гнойно-катарального эндометрита – 1,74 раза.

3.5.2. Эффективность применения фармакологических средств для профилактики послеродовой субинволюции матки у коров

Опыт по разработке эффективных способов профилактики послеродовой субинволюции матки с применением фармакологических средств проведён на 95 коровах, разделённых после отёла по принципу аналогов на 5 групп. Коровам первой группы (n=18) внутримышечно вводили окситоцин в дозе 6 ЕД/100 кг массы тела через 1 и 4 ч после рождения телёнка, второй (n=19) через 1 ч после рождения телёнка внутримышечно вводили препарат простагландина F-2 магэстрофан в дозе 2 мл и окситоцин по той же схеме, что и животным первой группы, третьей (n=20) инъецировали магэстрофан в дозе 2 мл внутримышечно через 1 ч после рождения телёнка и окситоцин по той же схеме как и животным первой группы, а также внутривенно вводили 40% раствор глюкозы в дозе 150 мл и 10% раствор кальция хлорида в дозе 100 мл, четвёртой (n=18) через 12 и 72 ч после окончания родов подкожно вводили ПДЭ в дозе 5 мл/100 кг массы тела. Животные пятой группы (n=20) служили в качестве отрицательного контроля, им препараты не вводили.

Установлено, что наиболее эффективным методом профилактики послеродовой субинволюции матки у коров является комплексное применение окситоцина, магэстрофана в сочетании с внутривенным введением глюкозы и хлористого кальция. Заболеваемость коров субинволюцией матки составила 5%, что в 7 раз меньше, чем в контроле, в 4,44 раза, чем при введении одного окситоцина, в 2,1 раза, чем при применении окситоцина и магэстрофана и в 3,34 раза – в сравнении с введением ПДЭ (табл. 11).

Таблица-11. Эффективность способов профилактики послеродовой субинволюции матки у коров

Группы животных

Заболело послеродовой субинволюцией матки

Профилактическая эффективность, %

Оплодотворилось, %

Период от отёла до оплодотворения, дней

Коэффициент оплодотворения

гол.

%

Первая (окситоцин дважды), n=18

4

22,2

77,8

85,7

51,6+2,07

1,41+0,06

Вторая (окситоцин и магэстрофан), n=19

2

10,5

89,5

88,2

44,3+2,03

1,37+0,06

Третья (окситоцин, магэстрофан, глюкоза, хлористый кальций), n=20

1

5,0

95,0

100,0

39,4+1,73

1,32+0,05

Четвёртая (ПДЭ), n=18

3

16,7

83,3

86,7

48,7+1,98

1,39+0,06

Отрицательный контроль, n=20

7

35,0

65,0

76,9

67,5+3,14

1,84+0,11

После сочетанного применения окситоцина, магэстрофана, глюкозы и хлористого кальция (третья группа) оплодотворились все незаболевшие животные, что на 14,3% выше, чем после применения одного окситоцина, на 11,8% - после инъекции окситоцина и магэстрофана, на 13,3% - после введения ПДЭ и на 23,1% - чем в контроле. Период от отёла до оплодотворения у коров этой группы составил 39,4+1,73 дней, что соответственно короче на 12,2 (Р<0,001), 4,9; 9,3 (Р<0,001) и 28,1 (Р<0,001) дней.

Кроме того, использование различных способов профилактики субинволюции матки существенно отразилось и на характере течения инволюционных процессов в половых органах у коров, оставшихся после отёла клинически здоровыми. Так, продолжительность выделения лохий у коров после сочетанного применения окситоцина, магэстрофана, кальция хлорида и глюкозы составила 14,3+0,79 дней, после введения окситоцина - 18,1+0,84, после введения окситоцина и магэстрофана - 16,3+0,58, после применения ПДЭ - 17,8+0,87, что на 11,9-22,7% меньше, чем в контроле. Сроки завершения инволюции половых органов у животных после комплексного применения препаратов (третья группа) составили 20,4+0,75 дней, что соответственно короче на 6,5 (Р<0,001), 4,1 (Р<0,01), 4,9 (Р<0,001) и 8,4 (Р<0,001) дней.

Производственные испытания способов профилактики проведены на 90 коровах, разделённых по принципу аналогов на три группы. Животным первой группы (n=30) инъецировали окситоцин, магэстрофан, глюкозу и хлористый кальций, второй (базовый вариант, n=30) – окситоцин в тех же дозах и в те же сроки, что и при изучении эффективности способов профилактики в опытных условиях. Животные третьей группы (n=30) служили в качестве отрицательного контроля и им препараты не назначали.

Испытание эффективности способов профилактики послеродовой субинволюции матки у коров в производственных условиях свидетельствовало о наилучших результатах комплексного её способа (первая группа) (табл. 12).

Таблица-12. Эффективность профилактики послеродовой субинволюции матки у коров в производственных условиях

№№

п/п

Показатели

Группы животных

первая опытная, n=30

вторая опытная (базовый вариант), n=30

отрицательный контроль, n=30

1.

Заболело субинволюцией матки

гол.

%

3

10,0

7

23,3

11

36,7

2.

Профилактическая эффективность, %

90,0

76,7

63,3

3.

Оплодотворилось, %

86,7

70,0

60,0

4.

Период от отёла до оплодотворения, дней

46,1+1,64

58,7+2,13

73,4+3,03

5.

Коэффициент оплодотворения

1,43+0,05

1,63+0,06

1,97+0,09

Профилактическая эффективность разработанного способа (первая группа) составила 90,0%, что на 13,3% больше, чем после применения одного окситоцина и на 26,7% больше, чем без применения препаратов.

Оплодотворение наступило у 86,7% клинически здоровых животных первой группы, что на 16,7% больше по сравнению с коровами, которым дважды инъецировали окситоцин и на 26,7% - по сравнению с отрицательным контролем. Период от отёла до оплодотворения у коров этой группы составил 46,1+1,64 дней, что соответственно короче на 12,6 (Р<0,001) и 27,3 (Р<0,001) дней. Коэффициент оплодотворения у коров после применения комплексного способа профилактики составил 1,43+0,05, что соответственно на 0,20 (Р<0,02) и 0,54 (Р<0,001) больше, чем у животных второй группы и отрицательного контроля.

Все препараты, включённые в разработанный нами способ профилактики субинволюции матки у коров, направлены на усиление сократительной её функции. Так, окситоцин оказывает непосредственное действие на мышцы матки, препарат простагландина F-2 – магэстрофан, вызывая лютеолитическое действие, снижает уровень в крови прогестерона, оказывающего тормозящее действие на моторику матки животных и повышает содержание эстрогенов, глюкоза является источником энергии, особенно в конце родов и в ранний послеродовой период и в сочетании с препаратом кальция, усиливают сокращения матки и ретракцию её мышц.

Экономический эффект разработанного способа профилактики послеродовой субинволюции матки у коров составляет 872,2 руб. на 1 животное и 16,97 руб. на 1 рубль затрат в сравнении с базовым вариантом.

3.6. Заключение

Острая послеродовая субинволюция матки у коров имеет широкое распространение и наносит молочному скотоводству большой экономический ущерб. Особая опасность субинволюции матки у коров заключается в том, что она является патогенетической основой развития воспалительных процессов в различных отделах половых органов. Кроме того, послеродовая субинволюция матки у коров при отсутствии или несвоевременном лечении больных животных принимает подострое или хроническое течение, что приводит к их длительному бесплодию из-за наличия в эндометрии морфологических изменений, нарушающих процессы имплантации и развития зародыша.

Установлено, что непосредственной причиной развития послеродовой субинволюции матки у коров является ослабление интенсивности её сократительной функции в последовую стадию родов и в первые 3 ч после отделения последа, не обеспечивающей надлежащей ретракции мышц матки и последующего нормального течения инволюционных процессов.

Контракционный индекс, являющийся интегрированным показателем интенсивности сократительной функции матки (амплитуды, частоты и продолжительности сокращений), подсчитанный с использованием планиметрического метода, через 1,5-2,0 ч после рождения телёнка в норме является высоким и составляет 144,6+3,27 мм2/мин, тогда как у коров, у которых в последующем развилась субинволюция матки он оказался в 2,75 (Р<0,001) раза меньше. Наибольшей интенсивности (175,6+2,96 мм2/мин) моторика матки у клинически здоровых коров достигает через 0,5 ч после отделения последа, которая снижается к 3 ч после окончания родов на 11,5%, к 6 ч – в 2,49 раза, к 24 ч - в 7,87; к 48 ч - в 22,7 и к 5 суткам – в 62,5 раза У коров с субинволюцией матки сократительная её функция, наоборот, достигает максимума к 12 ч после отёла и остаётся относительно высокой до 2 суток после родов с последующим её снижением.

Ретракция миометрия приводит к резкому снижению кровоснабжения тканей матки, проявляющегося прекращением вибрации средней маточной артерии со стороны рога, служившего плодовместилищем, через 2,07+0,14 суток с последующей облитерацией мелких и части средних кровеносных сосудов и нормальным течением инволюционных процессов. В то же время при острой субинволюции матки вибрация средней маточной артерии прекращается только через 4,91+0,25 суток или в 2,37 (Р<0,001) раза позднее, что является одним из факторов, нарушающих течение инволюционных процессов в тканях матки.

Сокращения и ретракция мыщц матки обеспечивают быстрое уменьшение её размеров, в т.ч. сужение канала шейки матки с формированием в ней слизистой пробки, которая препятствует проникновению и развитию в её полости различной потенциально патогенной микрофлоры. При субинволюции эта защитная функция матки нарушена. При проведении бактериологических исследований проб содержимого матки коров с нормальным течением инволюционных процессов, полученных в первые двое суток после отёла с использованием разработанного нами устройства для асептического взятия материала, она в 90% случаев оказалась свободной от бактериальной микрофлоры, в то время как при её субинволюции в 88,9% случаев изолирована различная потенциально патогенная микрофлора. При взятии проб содержимого матки без использования данного устройства во всех случаях в эти сроки выделена различная микрофлора.

При определении содержания половых стероидов в крови в последний месяц беременности и во время родов установлено, что у коров, у которых после отёла регистрируется острая субинволюция матки, отмечается более высокое содержание прогестерона, при пониженном уровне эстрадиола-17 по сравнению с животными, оставшимися после отёла клинически здоровыми. При этом прогестерон-эстрадиоловое отношение во время родов у них в 2,34 раза выше, чем у оставшихся клинически здоровыми. Это свидетельствует о нарушении синтеза половых стероидов, проявляющегося более высоким уровнем прогестерона в крови коров с субинволюцией матки, особенно в последнюю неделю беременности и во время родов, оказывающего угнетающее влияние на сократительную функцию матки, что подтверждено нами при проведении гистерографических исследований.

Кроме того определено, что между заболеваемостью коров субинволюцией матки и содержанием половых стероидов: прогестерона и эстрадиола-17, являющихся специфическими регуляторами сократительной функции матки, в последний месяц беременности и во время родов имеется достоверная коррелятивная связь: положительная по прогестерону и отрицательная – по эстрадиолу.

Определено, что у коров с острой послеродовой субинволюцией матки за 5-7 суток перед родами имеются нарушения обмена веществ и снижение показателей гуморальной и клеточной защиты организма животных, проявляющихся достоверным уменьшением в крови (сыворотке) содержания общего белка, глюкозы, меди, связанного с белком йода, а также кальция, кальциево-фосфорного отношения при повышении активности щелочной фосфатазы и аспартатаминотрансферазы, свидетельствующих о наличии у них остеодистрофических процессов и нарушениях функционального состояния печени, что может явиться одним из факторов гормональных нарушений. Балансирование рациона коров в период беременности по питательным и биологически активным веществам, макроэлементам с подкожным введением препарата селена существенно снижает заболеваемость коров субинволюцией матки.

Проведённые нами исследования по изучению этиологии и патогенеза острой послеродовой субинволюции матки у коров свидетельствуют о наличии сложной цепи причинно-следственных связей её возникновения, которую можно изложить в следующей последовательности: погрешности в кормлении и содержании животных нарушения обмена веществ и снижение общей неспецифической резистентности гормональные расстройства ослабление сократительной функции матки и недостаточная ретракция её мышц субинволюция матки. Это свидетельствует о возможности воздействия на отдельные звенья этой цепи причинно-следственных связей с целью предупреждения послеродовой субинволюции матки у коров и другой патологии родов и послеродового периода.

Нами также дана клиническая и морфологическая характеристика послеродовой субинволюции матки, разработаны и предложены производству эффективные способы её диагностики, терапии и профилактики.

4. ВЫВОДЫ

1. Острая послеродовая субинволюция матки регистрируется у 31,6-84,4% (в среднем у 57,7%) отелившихся коров и наносит молочному скотоводству большой экономический ущерб. Она характеризуется увеличением размеров матки, снижением тонуса и ответной реакции на массаж, слабовыраженной поперечной и продольной складчатостью рогов матки, длительной вибрацией средней маточной артерии, обильным выделением кровянистой жидкости в первые сутки после отёла и грязно-серого цвета лохий с примесью крошковатой массы распадающихся карункулов на 5-8 сутки после родов.

2. Непосредственной причиной развития субинволюции матки у коров является ослабление её сократительной функции в последовую стадию родов и в первые 3 часа после отёла:

- сократительная функция матки в последовую стадию родов (через 1,5-2 ч после рождения телёнка) у коров с нормальным течением послеродового периода характеризуется наличием ритмичных сокращений с амплитудой 28,9+0,73 мм ртутного столба, частотой 0,25+0,01/мин и продолжительностью 2,86+0,05 мин. Контракционный индекс, являющийся интегрированным показателем интенсивности сократительной функции матки, составляет 144,7+3,27 мм2/мин. У коров, у которых в последующем развилась субинволюция матки, амплитуда, продолжительность сокращений и контракционный индекс составляют соответственно 17,9+0,64 мм, 1,86+0,04 мин и 52,7+2,35 мм2/мин, что в 1,61; 1,54 и 2,75 раза меньше, чем у животных, оставшихся клинически здоровыми;

- через 30 мин после отделения последа у коров, у которых в последующем развилась субинволюция матки, амплитуда сокращений составляет 17,1+0,53 мм рт. ст., продолжительность – 1,99+0,05 мин, а контракционный индекс – 97,1+2,87 мм2/мин, что соответственно в 2,31; 1,63 и 1,81 раза меньше, чем у животных с нормальным течением послеродового периода;

- через 3 ч после отделения последа интенсивность сократительной функции матки у коров с её субинволюцией значительно ниже, чем у животных, оставшихся в последующем клинически здоровыми. Амплитуда, продолжительность сокращений и контракционный индекс у них составляют соответственно 21,4+0,78 мм рт. ст., 2,05+0,04 мин и 49,3+3,17 мм2/мин, что в 1,44; 1,86 и 3,19 раза меньше, чем при нормальном течении послеродового периода. Низкая интенсивность сократительной функции матки у коров, у которых в последующем развилась её субинволюция, не обеспечивает ретракцию миометрия и приводит к нарушению инволюционных процессов.

3. У коров, оставшихся клинически здоровыми, в дальнейшем происходит быстрое снижение интенсивности сократительной функции матки: к 6 ч после отделения последа в 2,49 раза, к 12 ч – в 4,37; к 24 ч – в 7,87; к 48 ч – в 22,7 и к 5 суткам – в 62,5 раза. У коров с субинволюцией матки интенсивность её сократительной функции снижается к 3 ч после окончания родов в 1,97 раза, составляя 49,3+3,17 мм2/мин, а затем, наоборот, повышается к 12 ч – в 2,23 раза и остаётся относительно высокой до 2 суток после отёла, составляя 58,2+2,85 мм2/мин, что в 1,67 раза меньше, чем после отделения последа, а к 5 суткам – в 6,84 раза.

4. Между интенсивностью сократительной функции матки, выраженной контракционным индексом, у коров в последовую стадию родов и в первые 3 ч после отёла и их заболеваемостью субинволюцией матки имеется достоверная отрицательная коррелятивная связь (r= -0,87 - 0,91; Р<0,001).

5. У коров с послеродовой субинволюцией матки концентрация эстрадиола-17 в крови за 30-35, 7-8, 1-2 суток до отёла и во время родов составляет соответственно 79,7+6,19; 234,7+17,2; 308,9+34,6 и 382,9+48,2 пг/мл, что в 1,55; 1,59; 1,67 и 2,04 раза ниже, чем у животных с нормальным течением родов и послеродового периода (123,8+14,5; 372,7+18,7; 516,4+54,2 и 782,2+35,9 пг/мл). Содержание прогестерона в крови у них в эти сроки составляет соответственно 3,52+0,14; 2,92+0,16; 1,04+0,05 и 0,95+0,06 нг/мл, что в 1,16; 1,79; 1,18 и 1,14 раза выше (3,03+0,11; 1,63+0,17; 0,88+0,05 и 0,83+0,04 нг/мл), чем у животных, оставшихся клинически здоровыми, а прогестерон-эстрадиоловое отношение, равное 44,2; 12,4; 3,37 и 2,48 оказалось меньше в 1,81; 2,84; 2,36 и 2,34 раза.

6. Между заболеваемостью коров субинволюцией матки и содержанием половых стероидов: прогестерона и эстрадиола-17 в последний месяц беременности и во время родов имеется достоверная коррелятивная связь: положительная (r= +0,79-0,89; Р<0,05-0,001) по прогестерону и отрицательная (r= -0,76-0,91; Р<0,02-0,001) – по эстрадиолу.

7. Факторами, предрасполагающими к развитию острой послеродовой субинволюции матки, являются нарушения обмена веществ и снижение показателей гуморальной и клеточной защиты организма животных. У коров, заболевших после отёла субинволюцией матки за 5-7 дней до отёла в крови ниже содержание общего белка на 13,6% (Р<0,002), глюкозы – на 11,7% (Р<0,05), меди – на 30,5% (Р<0,001), кальция – на 6,5%, кальциево-фосфорного отношения – на 16,2% при повышении активности щелочной фосфатазы на 33,8% (Р<0,05) и аспартатаминотрансферазы – на 21,4%. У этих животных бактерицидная активность сыворотки крови ниже на 10,9% (Р<0,05), фагоцитарная активность лейкоцитов – на 8,8%, фагоцитарное число – на 18,5% (Р<0,02) и фагоцитарный индекс – на 25,7% (Р<0,001).

8. Матка коров с нормальным течением родов и раннего послеродового периода в течение первых 2 суток в 90% случаев является свободной от бактериальной микрофлоры. При её субинволюции из маточного содержимого в 88,9% случаев изолируются различные бактерии, в том числе Staph. aureus, Staph. epidermidis, Str. pyogees, E. coli различных сероваров и другие виды бактерий.

9. Критериями ранней диагностики субинволюции матки у коров являются обильное выделение жидких кровянистых лохий в первые сутки после отёла, сохранение вибрации средней маточной артерии со стороны рога, служившего плодовместилищем, в течение 4,91+0,25 суток и уплотнение крестцово-седалищных связок через 4,75+0,31 суток, что соответственно в 2,37 и 1,93 раза длительнее, чем у животных, оставшихся клинически здоровыми.

10. Морфологические изменения при острой субинволюции матки у коров характеризуются:

- через 2-3 суток после отёла – слабовыраженной ретракцией мышц и замедлением артофическо-дистрофических процессов тканей матки, в том числе вакуолизацией цитоплазмы и пикнозом ядер клеток покровного эпителия, отёчностью и диффузной клеточной инфильтрацией компактного слоя эндометрия, отёчностью мышечных волокон и началом некробиотических процессов в эпителии маточных желез;

- через 6-7 суток после родов – дистрофией и десквамацией покровного эпителия с резко выраженной диффузной клеточной (преимущественно лимфоидной) инфильтрацией компактного слоя эндометрия, некробиозом эпителия маточных желез, разволокнением и дистрофией мышечных волокон;

- через 10-11 дней после отёла – отсутствием эпителиальной выстилки, диффузной клеточной инфильтрацией стромы эндометрия, некробиозом железистого эпителия, а также отёком мышечных волокон миометрия.

11. При развитии острой субинволюции матки доля покровного эпителия через 6-7 дней после отёла снижается на 25,0%, через 10-11 дней – в 5,33 раза, маточных желез, соответственно в 2,58 и 4,46 раза, кровеносных сосудов – в 2,76 и 3,06 раза. У этих животных через 6-7 дней после отёла высота клеток покровного эпителия меньше на 7,9%, чем у клинически здоровых коров, толщина эндометрия - на 18,3%, а через 10-11 дней после отёла меньше соответственно на 13,4 и 35,3% (Р<0,01).

12. Комплексная терапия коров с острой субинволюцией матки, включающая подкожное введение ПДЭ в дозе 5 мл/100 кг массы тела в первый, пятый и девятый дни курса лечения в сочетании с двукратной инъекцией 2% раствора синестрола в дозе 0,4 мл/100 кг в первый и второй день курса лечения, четырёхкратным введением окситоцина в дозе 8-10 ЕД/100 кг с 24-часовым интервалом, начиная со второго дня лечебного курса и однократным внутриматочным введением дифура или энрофура на пятый день лечения в дозе 30 мл/100 кг, обеспечивает выздоровление 89,2-91,7% животных за 12,7-13,3 суток с наступлением оплодотворения, в среднем через 54,1-59,6 дней после отёла у 89,7-95,5% выздоровевших животных.

13. Комплексная терапия с использованием ПДЭ в сочетании с трёхкратным подкожным введением 7% раствора ихтиола в первый, третий и пятый дни курса лечения с применением окситоцина на фоне синестрола и внутриматочным введением дифура или энрофура в те же сроки и в тех же дозах, обеспечивает выздоровление 94,2-96,0% животных в течение 10,8-11,2 дней с их оплодотворением в среднем через 43,6-45,7 дней после отёла.

14. Комплексное лечение субинволюции матки у коров сопровождается ослаблением клеточной инфильтрации стромы эндометрия и восстановлением структурной организации покровного эпителия, маточных желез и гладкомышечных волокон миометрия. В процессе лечения увеличивается доля покровного эпителия в 1,64 раза, маточных желез - в 1,91 (Р<0,05) и кровеносных сосудов – в 1,66 раза.

15. Введение в рацион сухостойных коров трикальцийфосфата, премикса, содержащего недостающее количество микро- и макроэлементов, витаминов, а также подкожное введение 0,5% раствора селенита натрия в дозе 2 мл/100 кг массы тела способствует нормализации белкового, углеводного, минерального обмена, а также функционального состояния печени, стабилизации процессов перекисного окисления липидов и активности системы антиоксидантной защиты, что проявляется сокращением случаев задержания последа у коров в 2,17 раза, острой субинволюции матки - в 1,88 раза и острого послеродового эндометрита - в 1,74 раза.

16. Внутримышечное введение коровам окситоцина через 1 и 4 ч после рождения телёнка в дозе 6 ЕД/100 кг массы тела, в сочетании с однократным внутримышечным введением магэстрофана в дозе 2 мл, внутривенным введением 150 мл 40% раствора глюкозы и 100 мл 10% раствора кальция хлорида через 1 ч после рождения плода предупреждает заболеваемость послеродовой субинволюцией матки у 90,0-95,0% отелившихся животных с последующим оплодотворением 86,7-100% в среднем через 39,4-46,1 дней.

5. ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

1. Диагностику острой послеродовой субинволюции матки у коров осуществлять комплексно с использованием клинических, гистерографических, морфологических, бактериологических, гормональных, иммунобиологических и биохимических методов исследований, а раннюю её диагностику – по продолжительности уплотнения крестцово-седалищных связок и прекращению вибрации средней маточной артерии со стороны рога, служившего плодовместилищем, а также по обильному выделению жидких кровянистых лохий в первые сутки после отёла.

Критериями сроков уплотнения крестцово-седалищных связок у коров являются: при развитии послеродовой субинволюции матки – 4,75+0,31, при нормальном течении послеродового периода – 2,46+0,21 суток, а прекращения вибрации средних маточных артерий, соответственно – 4,91+0,25 и 2,07+0,14 суток после отёла.

2. Для взятия образцов тканей эндометрия и миометрия для гистологического исследования использовать усовершенствованный нами биотом (патент на изобретение № 2281720).

3. Для асептического взятия проб содержимого матки с целью его бактериологического исследования использовать разработанное нами устройство (патент на изобретение № 2281721).

4. Для лечения острой субинволюции матки использовать комплексную терапию, включающую подкожное введение ПДЭ в первый, пятый и девятый дни курса лечения в дозе 5 мл/100 кг массы тела в сочетании с двукратным введением 2% раствора синестрола в дозе 0,4 мл/100 кг с 24-часовым интервалом, инъекциями окситоцина в дозе 8-10 ЕД/100 кг в течение 4 суток по 1 разу в день, начиная со второго дня лечения, а также однократным внутриматочным введением средств антимикробного действия - дифура или энрофура на пятый день курса лечения в дозе 30 мл/100 кг.

5. Для повышения терапевтической эффективности введение ПДЭ сочетать с 3-х кратной инъекцией 7% ихтиола, приготовленного на 0,85% растворе натрия хлорида в дозе 5, 6 и 7 мл/100 кг с 48-часовым интервалом в сочетании с вышеуказанными средствами симптоматической терапии.

6. Для профилактики послеродовой субинволюции матки коровам через 1 ч после рождения телёнка вводить внутримышечно окситоцин в дозе 6 ЕД/100 кг массы тела и магэстрофан в дозе 2 мл, а также внутривенно 40% раствор глюкозы в дозе 150 мл и 10% раствор кальция хлорида в дозе 100 мл. Повторно окситоцин вводить в той же дозе через 3 часа.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

1. Мисайлов В.Д. Субинволюция матки у коров / В.Д. Мисайлов, В.Н. Коцарев, В.И. Михалёв, М.Н. Кочура, Ю.В. Сергеев // Матер. международ. научно-практ. конф. «Актуальные проблемы болезней молодняка в современных условиях» 23-25 сентября 2002 г. – Воронеж, 2002. – С. 427 – 428.

2. Самохин В.Т. Применение витаминно-минерального премикса для профилактики субинволюции матки у коров / В.Т. Самохин, В.И. Шушлебин, В.Н. Коцарев, В.И. Михалёв, А.А. Сотников, Н.В. Ермакова, М.Н. Кочура // Матер. международ. научно-практ. конф. «Актуальные проблемы болезней молодняка в современных условиях» 23-25 сентября 2002 г. – Воронеж, 2002. – С. 534 – 535.

3. Михалёв В.И. Показатели гематологического и биохимического статуса сухостойных коров и их изменение после родов при различном течении послеродового периода / В.И. Михалёв, В.И. Шушлебин // Ветеринарная патология. – 2003. - №2. – С. 88 – 89.

4. Мисайлов В.Д. Субинволюция матки укоров / В.Д. Мисайлов, В.И. Михалёв, Ю.Н. Бригадиров, Н.В. Пасько, Ю.В. Сергеев, М.Н. Кочура, В.И. Шушлебин // Матер. международ. научно-практ. конф. «Свободные радикалы, антиоксиданты и здоровье животных» 21-23 сентября 2004 г. – Воронеж, 2004. – С. 391 – 395.

5. Михалёв В.И. Профилактика послеродовой субинволюции матки у коров / В.И. Михалёв, В.Д. Мисайлов, Н.В. Притыкин, В.И. Шушлебин, Н.В. Пасько // Матер. международ. научно-практ. конф. «Свободные радикалы, антиоксиданты и здоровье животных» 21-23 сентября 2004 г. – Воронеж, 2004. – С. 396 – 399.

6. Препарат для лечения и профилактики послеродового эндометрита у коров и метрит-мастит-агалактии у свиноматок [Текст]: пат. 2259820 Рос. Федерация: МПК А61К 31/10, 31/345, 31/498, А61Р 15/00 Шахов А.Г., Мисайлов В.Д., Коцарев В.Н., Михалёв В.И., Шевелёва Е.В., Шабунин С.В., Мещеряков Н.П., Паршин П.А., Новгородова А.В.; заявитель и патентообладатель ГНУ ВНИВИПФиТ. -2004101710/15; заявл. 23.01.04; опубл. 10.09.05, Бюл. №25 (ІІІ ч.). – 6с.

7. Способ лечения субинволюции матки у коров [Текст]: пат. 2266124 Рос. Федерация: МПК А61К 35/04, 35/50, А61Р 15/04, А61D 1/00 / В.Д. Мисайлов, В.И. Михалёв, М.Н. Кочура, Ю.В. Сергеев; заявитель и патентообладатель ГНУ ВНИВИПФиТ. – 2004121622/13; заявл. 14.07.2004; опубл. 20.12.05, Бюл. №35. – 8с.

8. Михалёв В.И. Методы лечения острой субинволюции матки у коров / В.И. Михалёв, В.Д. Мисайлов, С.М. Сулейманов, Н.В. Пасько // Матер. международ. научно-практ. конф. «Свободные радикалы, антиоксиданты и здоровье животных» 21-23 сентября 2004 г. – Воронеж, 2004. – С. 399 – 402.

9. Михалёв В.И. Гистоморфологические изменения при субинволюции матки у коров / В.И. Михалёв, В.Д. Мисайлов, С.М. Сулейманов, И.С. Толкачёв, Ю.В. Сергеев, М.Н. Кочура // Матер. международ. научно-практ. конф. «Свободные радикалы, антиоксиданты и здоровье животных» 21-23 сентября 2004 г. – Воронеж, 2004. – С. 403 – 406.

10. Михалёв В.И. Мероприятия по восстановлению воспроизводительной способности и профилактике мастита у высокопродуктивных коров / В.И. Михалёв, Н.В. Притыкин // Матер. 1-ой научно-практич. конф. «Современная ветеринарная защита коров высокопродуктивных пород» 23-24 июня 2005г. Воронеж, 2005. – С. 22 – 23.

11. Михалёв В.И. Субинволюция матки – одна из основных причин бесплодия высокопродуктивных коров / В.И. Михалёв, В.Д. Мисайлов, Ю.В. Сергеев, М.Н. Кочура // Матер. 1-ой научно-практич. конф. «Современная ветеринарная защита коров высокопродуктивных пород» 23-24 июня 2005г. Воронеж, 2005. – С. 23 – 25.

12. Бирюков М.В. Иммунобиологические показатели крови коров при различном течении послеродового периода / М.В. Бирюков, Ю.Н. Масьянов, В.И. Михалёв // Матер. Международной научно-практ. конф., посвящ. 35-летию организации ВНИВИПФиТ «Актуальные проблемы болезней органов размножения и молочной железы у животных» 5-7 октября 2005г. Воронеж, 2005. – С.320-323.

13. Бирюков М.В. Микробный пейзаж матки коров при её субинволюции / М.В. Бирюков, В.И. Михалёв, Ю.В. Сергеев // Матер. Международной научно-практ. конф., посвящ. 35-летию организации ВНИВИПФиТ «Актуальные проблемы болезней органов размножения и молочной железы у животных» 5-7 октября 2005г. Воронеж, 2005. – С. 323-324.

14. Михалёв В.И. Сократительная функция матки у коров во время родов и в ранний послеродовой период / В.И. Михалёв // Матер. Международной научно-практ. конф., посвящ. 35-летию организации ВНИВИПФиТ «Актуальные проблемы болезней органов размножения и молочной железы у животных» 5-7 октября 2005г. Воронеж, 2005. – С. 336-340.

15. Михалёв В.И. К вопросу о связи между концентрацией половых стероидов, сократительной деятельностью и заболеваемостью коров послеродовой субинволюцией матки / В.И. Михалёв // Матер. Международной научно-практ. конф., посвящ. 35-летию организации ВНИВИПФиТ «Актуальные проблемы болезней органов размножения и молочной железы у животных» 5-7 октября 2005г. Воронеж, 2005. – С. 340-344.

16. Михалёв В.И. Содержание половых стероидов в крови коров в последний месяц стельности и во время родов / В.И. Михалёв // Матер. Международной научно-практ. конф., посвящ. 35-летию организации ВНИВИПФиТ «Актуальные проблемы болезней органов размножения и молочной железы у животных» 5-7 октября 2005г. Воронеж, 2005. – С. 344-348.

17. Михалёв В.И. Фармакопрофилактика послеродовой субинволюции матки у коров / В.И. Михалёв, В.Д. Мисайлов // Матер. Международной научно-практ. конф., посвящ. 35-летию организации ВНИВИПФиТ «Актуальные проблемы болезней органов размножения и молочной железы у животных» 5-7 октября 2005г. Воронеж, 2005. – С. 348-351.

18. Михалёв В.И. Эффективность применения энрофура для лечения коров, больных острым послеродовым эндометритом / В.И. Михалёв, В.Д. Мисайлов, Н.В. Притыкин // Матер. Международной научно-практ. конф., посвящ. 35-летию организации ВНИВИПФиТ «Актуальные проблемы болезней органов размножения и молочной железы у животных» 5-7 октября 2005г. Воронеж, 2005. – С. 352-354.

19. Михалёв В.И. Комплексная терапия острой субинволюции матки у коров / В.И. Михалёв, В.Д. Мисайлов, И.С. Толкачёв, Ю.Н. Масьянов // Матер. Международной научно-практ. конф., посвящ. 35-летию организации ВНИВИПФиТ «Актуальные проблемы болезней органов размножения и молочной железы у животных» 5-7 октября 2005г. Воронеж, 2005. – С. 354-359.

20. Михалёв В.И. Гистоморфологическая характеристика острой субинволюции матки у коров / В.И. Михалёв, С.М. Сулейманов, В.Д. Мисайлов, И.С. Толкачёв // Матер. Международной научно-практ. конф., посвящ. 35-летию организации ВНИВИПФиТ «Актуальные проблемы болезней органов размножения и молочной железы у животных» 5-7 октября 2005г. Воронеж, 2005. – С. 359-362.

21. Париков В.А. Комплекс мероприятий по терапии и профилактике мастита и восстановлению воспроизводительной функции у коров / В.А. Париков, В.И. Михалёв, Н.В. Притыкин // Матер. Международной научно-практ. конф., посвящ. 35-летию организации ВНИВИПФиТ «Актуальные проблемы болезней органов размножения и молочной железы у животных» 5-7 октября 2005г. Воронеж, 2005. – С. 372-375.

22. Рецкий М.И. Роль оксида азота в патогенезе субинволюции матки у коров / М.И. Рецкий, В.И. Михалёв, Г.Н. Близнецова, Н.В. Пасько // Матер. Международной научно-практ. конф., посвящ. 35-летию организации ВНИВИПФиТ «Актуальные проблемы болезней органов размножения и молочной железы у животных» 5-7 октября 2005г. Воронеж, 2005. – С. 382-385.

23. Золотарёв А.И. Взаимосвязь кислотно-основного состояния и газового состава крови коров с субинволюцией матки и полученных от них телят / А.И. Золотарёв, В.И. Михалёв, Н.Н. Каверин // Матер. Международной научно-практ. конф., посвящ. 35-летию организации ВНИВИПФиТ «Актуальные проблемы болезней органов размножения и молочной железы у животных» 5-7 октября 2005г. Воронеж, 2005. – С. 407-412.

24. Мисайлов В.Д. Субинволюция матки у коров / В.Д. Мисайлов, В.И. Михалёв, А.Г. Шахов, С.М. Сулейманов, Н.И. Шумский, М.Н. Кочура, Ю.В. Сергеев, Ю.Н. Масьянов // Ветеринарная патология. – 2005. - №3. – С.64-69.

25. Сулейманов С.М. Клинико-морфологическая характеристика матки у коров при нормальном и патологическом течении инволюционных процессов / С.М. Сулейманов, В.И. Михалёв, П.А. Паршин, И.С. Толкачёв, В.Д. Мисайлов, В.И. Паршина // Ветеринарная патология. – 2005. - №3. – С.69 – 71.

26. Михалёв В.И. Клиническое проявление, диагностика, терапия и профилактика острой субинволюции матки у коров / В.И. Михалёв, С.М. Сулейманов, П.А. Паршин, В.Д. Мисайлов, И.С. Толкачёв, В.И. Паршина // Ветеринарная патология. – 2005. - №3. – С.111 – 118.

27. Мисайлов В.Д. Методические рекомендации по диагностике, терапии и профилактике субинволюции матки у коров / В.Д. Мисайлов, А.Г. Нежданов, В.И. Михалёв и др. – Воронеж, 2005. – 19с.

28. Способ профилактики послеродовой субинволюции матки у коров [Текст]: пат. 2268034 Рос. Федерация: МПК А61К 31/00, А61Р 15/00 / Мисайлов В.Д., Михалёв В.И., Притыкин Н.В.; заявитель и патентообладатель ГНУ ВНИВИПФиТ. – 2004133471/13; заявл. 16.11.04; опубл. 20.01.06, Бюл. №2.- 5с.

29. Препарат для лечения и профилактики метрит-мастит-агалактии у свиноматок и послеродового эндометрита у коров [Текст]: пат. 2275902 Рос. Федерация: МПК А61К 31/10, 31/345, 31/495, А61Р 15/00 / Мисайлов В.Д., Шахов А.Г., Михалёв В.И., Сотников А.А., Часовников М.В., Шабунин С.В., Мещеряков Н.П., Паршин П.А., Востроилова Г.А.; заявитель и патентообладатель ГНУ ВНИВИПФиТ. – 2004119812/15; заявл. 28.06.04; опубл. 10.05.06, Бюл. №13. – 9с.

30. Волкова Д.В. Сравнительная морфометрическая характеристика эндометрия коров в норме и при острой субинволюции матки / Д.В. Волкова, И.С. Толкачёв, В.И. Михалёв // Матер. Международной научно-производ. конф., посвящ. 100-летию со дня рождения проф. Авророва А.А. «Актуальные проблемы ветеринарной патологии и морфологии животных» 22-23 июня 2006г. Воронеж, 2006. – С. 864-867.

31. Михалёв В.И. Морфофункциональная характеристика матки коров при различном течении послеродового периода / В.И. Михалёв, И.С. Толкачёв // Матер. Международной научно-производ. конф., посвящ. 100-летию со дня рождения проф. Авророва А.А. «Актуальные проблемы ветеринарной патологии и морфологии животных» 22-23 июня 2006г. Воронеж, 2006. – С. 932-936.

32. Биотом для биопсии слизистой и мышечной оболочек матки у коров [Текст]: пат. 2281720 Рос. Федерация: МПК А61D 1/00, А61В 10/00 / Михалёв В.И., Мисайлов В.Д., Притыкин Н.В.; заявитель и патентообладатель ГНУ ВНИВИПФиТ. – 2005100444/14; заявл. 11.01.05; опубл. 20.08.06, Бюл. №23. – 5с.: ил.

33. Устройство для получения содержимого матки у коров для бактериологических исследований [Текст]: пат. 2281721 Рос. Федерация: МПК А61D 7/00, А61В 10/00 / Мисайлов В.Д., Михалёв В.И., Притыкин Н.В., Сергеев Ю.В., Бирюков М.В., Кочура М.Н.; заявитель и патентообладатель ГНУ ВНИВИПФиТ. – 2005108480/14; заявл. 25.03.05; опубл. 20.08.06, Бюл. №23. – 5с.: ил.

34. Михалёв В.И. Роль метаболического статуса в этиологии послеродовой субинволюции матки у коров // В.И. Михалёв, А.И. Золотарёв, В.Д. Мисайлов, М.И. Рецкий // Вестник Саратовского госагроуниверситета им. Н.И. Вавилова.-2006.-№5.-Вып.2.-С.16-19.

35. Михалёв В.И. Профилактика субинволюции матки у коров / В.И. Михалёв // Молочное и мясное скотоводство.–2006.-№8.–С.27-28.

36. Шахов А.Г. Оксид азота, половые стероиды и их роль в развитии субинволюции матки у коров / А.Г. Шахов, В.И. Михалёв, М.И. Рецкий, В.Д. Мисайлов, Г.Н. Близнецова, Н.В. Пасько // Доклады Российской академии сельскохозяйственных наук. – 2006. - №6. – С.51-53.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.