WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ТРОФИМОВ Евгений Николаевич

ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ УПРАВЛЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНЫМИ ПРОЦЕССАМИ В РОССИИ (1906 – 2008 гг.)

Специальность: 23.00.02 - политические институты, этнополитическая  конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Москва 2009


Работа выполнена на кафедре национальных и федеративных  отношений Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации».

Научный консультант:        доктор исторических наук, профессор

                       Михайлов Вячеслав Александрович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

                                       Баграмов Эдуард Александрович

                       доктор политических наук, профессор

                               Паин Эмиль Абрамович

                       доктор исторических наук, профессор

                       Пихоя Рудольф  Германович

Ведущая организация:  Институт социологии РАН

       

Защита состоится 8 октября 2009 г. в 14 часов на заседании Диссертационного совета Д-502.006.14 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» по адресу: 119606, г. Москва, пр. Вернадского, 84, 1-й учебный корпус,  аудитория 3302.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации».

Автореферат разослан « »  _________ 2009 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат политических наук, доцент        С.А. Пистрякова

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Россия на протяжении всей своей истории формировалась как полиэтническое государство. Поэтому проведение разумной, взвешенной и стабилизирующей государственной национальной политики всегда являлось делом первостепенной важности. Присоединяя к себе новые земли, принимая под свое покровительство новые народы, Российское государство естественным образом старалось законодательно закрепить  их вхождение в свой состав, определить их статус и функции. Сначала это делалось указами и повелениями российских самодержцев, но постепенно все более заметную роль в институциализации процесса стала играть представительная власть, в особенности с созданием в 1906 г. Государственной Думы. Подходы к решению национальных проблем менялись: в царской России, затем в СССР, и, наконец, в Российской Федерации, но при этом неизменными оставались главные цели – сохранение и укрепление многонационального единого государства. На этом пути были и ошибки, но были и разумные шаги руководства страны, подкрепляемые действиями представительной власти. В настоящее время существование российского федеративного государства немыслимо без осуществления сбалансированной национальной политики, основанной на выверенной законодательной базе. Это важно, особенно в условиях нового витка центробежных тенденций, существенного спада в мировой экономике. Все это определяет актуальность предпринятого исследования.

Российская Федерация сегодня является не только самым большим в мире государством по своей территории. Российское государство на протяжении столетий является одним из самых многонациональных в мире – реальность, основанная на волеизъявлении вошедших в ее состав народов. Развитие такой страны, ее экономики, моральное и политическое состояние государства во многом определяется тем, как складываются межэтнические отношения, а они, в свою очередь, зависят от политики, осуществляемой государством. «Межнациональный мир, – говорил в своем Послании Федеральному Собранию Президент Российской Федерации Д.А. Медведев, – это одна из главных наших ценностей. У нас исторически сложился уникальный и богатейший опыт толерантности и взаимного уважения. В то же время сохраняются проблемы, способные обострить межэтнические, межконфессиональные отношения»11.

Согласно Всероссийской переписи населения 2002 г., на территории России проживают и имеют российское гражданство представители 181 этноса – от наиболее многочисленной русской нации, составляющей 79,8 % от общего населения страны, до коренных малочисленных народов. В России 7 этносов насчитывают более 1 млн человек (русские, татары, украинцы, башкиры, чуваши, чеченцы, армяне), 16 этносов – более 400 тыс. человек. Имеется 15 этносов численностью от 100 до 400 тыс. человек, 8 этносов – от 50 до 100 тыс. человек и 34 этноса – от 10 до 50 тыс. человек. Численность всех остальных меньше. По Конституции 1993 г. Российская Федерация помимо краев и областей имела в своем составе 21 республику, 1 автономную область и 10 автономных округов. Обеспечение межнационального мира и согласия расценивается как важнейший составной элемент национальной безопасности России.

В советский период национальная политика по ряду параметров строилась на иных ценностях и принципах, нежели сейчас. Она, в частности, подчинялась задаче построения социалистического государства, мировой социалистической системы. В ней, прежде всего, присутствовали инициатива и определяющая роль КПСС, в то время как структурам исполнительной и законодательной власти приходилось больше конституировать директивы советского партийно-политического руководства. Однако, учитывая, что советская партийная элита одновременно была представлена и в органах законодательной власти, эта власть обладала и достаточной инициативой.

На данном этапе, в условиях построения демократического общества все большее значение приобретает именно законодательное регулирование межэтнических отношений. Современная Россия является правовым государством, где закон определяет все стороны жизни и деятельности ее граждан. По словам В.В. Путина, «последовательное развитие демократии в России возможно лишь правовым, законным путем. Всякого рода внеправовые методы борьбы за национальные, религиозные, иные интересы противоречат самим принципам демократии»12. И если на протяжении столетий национальная политика в нашем государстве, как правило, определялась первым его лицом, то за последнее время все больше и больше инициатив исходит от представительной власти. В силу этого актуальность работы определяется важностью исследования роли и места законодательной ветви власти, в том числе и со стороны Государственной Думы РФ, в разработке основ и реализации положений государственной национальной политики страны.

Степень научной разработанности проблемы. В исследуемый период с началом деятельности Государственной Думы оживились политическая деятельность партий  и дискуссии об устройстве России. Вопросы нациостроительства нашли отражение  в научных исследованиях видных ученых и общественных политических деятелей того времени – И.А. Ильина, Ф.Ф. Кокошкина, П.Н. Милюкова, Г.Н. Потанина, П.Б. Струве, Г.П. Федотова, А.С. Ященко. Квинтэссенция  их во многом совпадавших взглядов была наиболее последовательно сформулирована Ф.Ф. Кокошкиным – видным теоретиком партии кадетов: постепенное введение областной местной автономии как формы местного самоуправления для компактно проживающих национальностей.

«В настоящее время в цивилизованном мире нет законодательства, – говорил член Думы от г. Москвы Ф.Ф. Кокошкин, – которое до такой степени носило бы средневековый, я скажу, отпечаток, нет законодательства, которое до такой степени было бы насквозь пропитано принципом неравенства, неравноправия»13. Помимо полового, сословного он назвал неравенство национальное – «ограничение прав отдельных национальностей или лиц отдельного вероисповедания»24.

Теоретики социал-демократической политической направленности выдвигали идеи на первом этапе сохранения централизованного государства, но с правом наций (народов) на самоопределение. В дальнейшем была выдвинута идея этнического федерализма.

В период СССР историография национального вопроса была весьма обширна. Наиболее известными исследователями в этой области общепризнанны – И. Аношкин, С. Арутюнов, Э. Баграмов, Ю. Бромлей, Т. Бурмистрова, И. Грошев,  Н. Джандильдин, М. Джунусов, Л. Дробижева, А. Доронченков, А. Дашдамиров, Д. Златопольский, С. Калтахчян, М. Ким, С. Кулешов, М. Куличенко, В. Маланчук, Л. Метелица, М. Морозов, Э. Поздняков, Ю. Римаренко, П. Рогачев, М. Свердлин, И. Серова, Э. Тадевосян, П. Тимофеев, Е. Троицкий, И. Цамерян, А. Холмогоров, В. Шерстобитов.

Так, в монографии Т. Бурмистровой «Национальная политика в СССР 1917 – 1984 гг.» (СПб, 1993) дается историко-политический анализ этапов решения национального вопроса в СССР. В работах Ю. Бромлея, М. Джунусова, Э. Баграмова исследуются идейные и политические основы этноса, нации, национализма, патриотизма. В книгах А. Авторханова «Империя Кремля» (М., 2002) и А. Капелера  «Россия – многонациональная империя. Возникновение. История. Распад» (М., 1997) содержатся оценочные данные национальной политики государства. Как правило, в большинстве исследований, проведенных и написанных в советский период, подчеркивались достижения советской национальной политики, зачастую завышенные.

В постсоветский период начинают превалировать более взвешенные подходы к оценкам национальной политики советского периода и выработке новых подходов  к теории и практике нациостроительства. Здесь тон задают, прежде всего, ученые академических институтов – Ю. Арутюнян, М. Губогло, Л. Дробижева, В. Козлов, Э. Паин, В. Тишков. Активно разрабатывают проблемы национальной политики Р. Абдулатипов, Л. Болтенкова, А. Вдовин, К. Калинина, А. Мацнев, Н. Медведев, В. Савельев и др.

Появляются первые исследования на предмет правового (законодательного) управления национальными процессами. Это известные работы коллектива авторов (под редакцией В.А. Михайлова) «Национальная политика России: история и современность» (М., 1997), В.Ю. Зорина, Д.А. Аманжоловой, С.В. Кулешова «Национальный вопрос в государственных думах России» (М., 1999), М. Губогло «Может ли двуглавый орел летать с одним крылом? Размышления о законодательстве в сфере этногосударственных отношений» (М., 2000). Однако следует отметить, что со времени написания этих работ произошли серьезные изменения в государственном строительстве Российской Федерации, экономике и межнациональных отношениях, появились сдвиги в отношениях федерального центра и российских регионов, они стали более сбалансированными, укрепилась вертикаль власти, произошло объединение ряда регионов. В то же время в полной мере дали о себе знать такие явления, как ксенофобия, экстремизм и терроризм. Все это потребовало внесения существенных изменений и дополнений в законодательство и, соответственно, новых исследований. К тому же, вышеупомянутые работы российских авторов касаются только Государственной Думы РФ до 1999 г., в них не рассматривается деятельность Верховных Советов РСФСР и СССР, имеющая много общих звеньев с нынешней национальной политикой России.

Ряд работ появился позднее, и в той или иной степени они имеют самое непосредственное отношение к отдельным аспектам предлагаемой темы. Это работа Р. Абдулатипова «Манифест этнонациональной политики Российской Федерации» (М., 2007), в которой автор дает свое видение этнонациональной политики и развития гражданской нации в России, а также В. Зорина «Национальная политика в России: история, проблемы, перспективы (М., 2003).

Особое место при работе над диссертацией заняли труды российских ученых, в разное время руководивших ведомствами, отвечавшими за проведение национальной политики России – Р. Абдулатипова, В. Зорина, В. Михайлова, Э. Паина, В. Тишкова, С. Шахрая.

Большую методологическую помощь в написании диссертации оказали труды, посвященные исследованию этнографических и этнополитических процессов в российском обществе. Среди их авторов следует выделить:  А. Авксентьева, Ш. Алиева, В. Ануфриева, С. Арутюнова, Ю. Арутюняна,  В. Ачкасова, С. Бабаева, Д. Богоявленского, Ю. Бромлея, Ю. Гранина, М. Губогло, Л. Дробижеву, М. Дьячкова, А. Жарникова, К. Калинину, Л. Перепелкина, В. Тишкова, Ж. Тощенко, Ф. Файзуллина, Н. Хайруллина, В. Шаповалова, Е. Шестопал.

Поскольку в диссертации рассматриваются вопросы управления  национальными процессами, большое значение для автора имели работы историков, дающих те или иные оценки национальной политики России: А. Барсенкова, А. Бахтуриной, Н. Бугая, Д. Дахшлейгера, Н. Карамзина, В. Ключевского, Д. Кондратенко, А. Конева, В. Корецкого, С. Кулешова, П. Магяевой, Г. Макаровой, А. Никулина, Р. Пихои, Г. Севостьянова, Л. Соцкова,  Ю. Станкевича, П. Тимофеева, В. Чеботаревой.

Ряд  авторов – А. Абсалямова, Б. Акбашев, А. Артюхов, В. Башлачев, Е. Лукашов, С. Поленина, – рассматривают отдельные аспекты межнациональных отношений: положение женщин, смешанные браки, проблемы демографии и занятости. Так, Б. Акбашев исследует экономический срез национальной политики, А. Абсалямова – межнациональные отношения среди российских студентов, Ю. Васильев, И. Вахула, М. Вертий, А. Викулов, З. Гатеев, З. Ибрагимова, К. Калинина, Х. Киреев, М. Куропятник, С. Москаленко, Р. Хасбулатов уделяют особое внимание региональным вопросам российской национальной политики. Из них большинство работ посвящено национальной политике России на Северном Кавказе, межнациональным отношениям  в этом регионе.

Поскольку стержневой идеей национальной политики России является поддержание национального мира и согласия в обществе, диссертанту было необходимо опереться на ряд работ, посвященных проблемам конфликтологии, предупреждению и урегулированию межэтнических конфликтов, борьбе с экстремизмом, проявлениями расизма и ксенофобии. Здесь заслуживают внимания труды А. Аристова, М. Ашурова, Л. Васильева, Е. Громовой,  К. Гусаева, А. Дашдамирова, Д. Ефимова, Ю. Макарова, А. Здравомыслова, Х. Киреева, В. Кокшарова, А. Коновалова, К. Крэйга, В. Лунеева, А. Малашенко, А. Мацнева, Э. Паина, С. Пистряковой, А. Сагалаева, Е. Самраиловой, Р. Скакунова, А. Султыгова, Е. Сысоева, В. Тишкова, В. Форсовой, В. Харченко, Л. Хоперской, В. Шарапова, А. Шипилова, Т. Шипуновой,  А. Шмелева, В. Шукшина.

Не менее важно регулирование межконфессиональных отношений, особенно в связи с резким возрастанием интереса населения страны к традиционным религиозным ценностям. Вопросам межконфессиональных отношений уделено большое внимание в работах Н. Аширова, О. Васильевой, Н. Володиной, А. Логинова, И. Мавляутдинова, А. Панкова, В. Подшивалкиной, Е. Ходжаевой, Е. Шумилова, А. Шуринова.

В силу того, что национальная политика России имеет прямое отношение к проблемам федерализма, диссертант обращался к трудам ученых, работающих над этой проблематикой: Р. Абдулатипова, А. Аринина, Л. Болтенковой, И. Бусыгина, С. Валентея, Л. Карапетяна, В. Лысенко, А. Мацнева, Г. Марченко, Н. Медведева, Н. Михалевой, А. Молчанова, Т. Нарлиева,  Р. Пихои, А. Самохвалова, Ю. Солодухина, М. Столярова, И. Умновой, А. Федорова, В. Филиппова, Ю. Шабаева, С. Шахрая, О. Шульгиной, Б. Эбзеева, В. Ярова.

За последние годы появилось немало трудов, посвященных проблеме «российской нации», а также русского народа как собирателя и объединителя других этносов. Среди их авторов – Р. Абдулатипов,  А. Барсенков, Г. Брицкий, А. Вдовин, В. Зорин, Ю. Кукушкин, А. Никонов, В. Никонов, В. Мысливцев, А. Савельев, В. Тишков, Е. Троицкий, А. Чинакова, Е. Шестопал.

На современном этапе заметное внимание уделяется развитию законодательной базы миграционной политики, решению проблем беженцев и вынужденных переселенцев, в связи с чем в диссертации использовались работы авторов, занимающихся этой темой: И. Бадыштовой, Г. Витковской, В. Волоха, О. Воробьевой, Г. Гольдина, Л. Графовой, М. Григорьева, Я. Давида, В. Дятлова, М. Ибрагимова, Ю. Карповой, Ю. Макеева, И. Малахи, Е. Назаровой, Н. Нуралиева, В. Овчинского, В. Петрова, С. Пистряковой,  Л. Рыбаковского, Р. Симоняна, А. Топилина,  М. Траскуновой, Т. Успенской, И. Ушкалова, В. Филиппова, Т. Юдиной.

Одной из форм самоидентификации российских народов признана национально-культурная автономия (НКА). Немалую пользу принесли диссертанту исследования авторов – С. Арутюнова, М. Дьячкова, В. Кудряшева,  М. Мнацаканяна, Н. Мухамеджановой,  В. Мукомеля, В. Савельева, Ю. Толстовой, П. Тултаева, Т. Хабриевой, В. Шапиро, которые провели всесторонний анализ этого явления, его перспектив на российской почве, а также проанализировали жизнь национальных автономий и диаспор в различных уголках России.

Значение законодательного регулирования национальной политики России и межнациональных отношений нельзя понять вне связи с развитием парламентаризма. В силу этого диссертантом широко использовались работы Д. Аманжоловой, Л. Бородкина, Ю. Григорьева, М. Губогло, В. Демина, С. Кулешова, В. Лысенко, О. Морозова, А. Петрова, Н. Салунской, Р. Романова, посвященные этой проблеме.

Поскольку российское законодательство в сфере национальной политики развивается в русле мирового опыта, автор уделяет значительное внимание проблемам межнациональных отношений в других странах, а также нормам их регулирования. В этой связи интерес представляют работы К. Вертяева, М. Ларюэля, А. Молчанова, А.Новиковой, С. Пейруза, В. Селиверстовой, И. Чумакова, Ю. Швецова, Д. Шутова.

При подготовке исследования тщательно прорабатывались периодические издания, особенно те, которые специализируются по вопросам теории и практики национальных и федеративных отношений.

Цель исследования: на основе рассмотрения эволюции нормотворчества в сфере национальной политики дать развернутую характеристику политико-правовых основ управления национальными процессами и предложить прогнозные обоснования дальнейшего развития межэтнических отношений в России.

Задачи исследования:

  • определить роль и место национальных проблем в работе законодательных органов власти России, а также направленность и приоритетность этой работы;
  • проанализировать роль и место национального фактора во внутренней  политике государства;
  • дать историко-политологический анализ нормативных правовых актов в сфере государственной национальной политики, а также особенностей взаимодействия исполнительной и законодательной ветвей власти в этом процессе;
  • раскрыть базовые ценности, характер, преемственность и новации в национальной политике государства в сопоставлении с этнокультурными и социально-политическими условиями развития народов России;
  • выявить узловые проблемы современной национальной политики России в контексте реализации этнокультурных прав народов, а также факторы, способствующие или препятствующие обеспечению и поддержанию национального мира и согласия в обществе;
  • предложить на основе проведенного исследования ряд новых механизмов управления национальными процессами в стране.

Объект исследования: национальные процессы в России в период с 1906 по 2008 гг. в их политическом, идеологическом и правовом проявлении.

Предмет исследования: эволюция политических идей и законодательства, создавших политико-правовые основы управления национальными процессами в России (1906 – 2008 гг.) и их анализ.

Область исследования по паспорту специальности 23.00.02 соответствует п. 4. Правовое государство и гражданское общество. Формы государственного устройства; п. 11. Политические и этнополитические процессы и конфликты: сущность, типология, механизмы регуляции и разрешения. Национальное и политическое: грани взаимодействия. Этнополитические процессы в условиях трансформации общества. Конфликт и общественное согласие (консенсус). Сущность и содержание современных этнических и конфессиональных конфликтов в современной России.

Теоретико-методологические основы исследования. Поскольку в работе исследуются подходы, в основном, законодательной ветви власти страны к национальным вопросам, необходимо сделать ряд пояснений. Во-первых, Российская Федерация – государство, складывавшееся столетиями на основе взаимодействия населяющих ее народов. Решение ее национальных, этноконфессиональных проблем – это политика, базирующаяся на культурном наследии, социальной сфере, экономике, менталитете россиян. Ее нельзя осуществлять, не обобщив собственный исторический опыт.

Второе соображение касается механизма реализации национальной политики. Государство, возглавляемое, как это было и ранее, первым лицом, т. е. Президентом, который определяет ее основные приоритеты, оперативно предпринимает практические шаги, реагирует на возникающие новые проблемы. На законодательных структурах лежит ответственность за формирование правовых норм сосуществования народов в едином государстве, за формирование благоприятного климата для их развития. В сложном механизме национальной политики государства задействованы многочисленные министерства и ведомства, иные федеральные структуры исполнительной власти, региональные представительные органы власти и т. д. Этот механизм под воздействием внешних и внутренних факторов находится в состоянии постоянного изменения и совершенствования. Роль одних элементов механизма повышается, иные, наоборот, становятся маргинальными или отмирают. Лидерство людей и ведомств также играет свою роль. В силу этого изменяются место и роль высшей законодательной власти Российской Федерации в решении национальных проблем. Диссертанту было важно проследить, какая роль отводилась законодательной власти в решении национальных проблем государства и как эта роль менялась на протяжении исследуемого периода, что невозможно без применения структурно-функционального и сравнительно-ретроспективного методов.

Третье соображение относится к двуединой задаче обеспечения межнационального мира и согласия. Государственная политика Российской Федерации нацелена на максимальное сглаживание возникающих между этносами в ходе общения и совместного проживания противоречий, на формирование единой общности – многонационального народа России. В этой связи особую роль играют такие факторы, как национальная культура, традиции, религия, среда обитания, которые способствуют идентификации граждан страны как на этническом, так и на общероссийском уровне. Здесь законодательная власть должна усилить свою консолидирующую роль. При решении такого рода задач важное место занимает метод дедукции, позволяющий переходить от общей теории изучаемого процесса к относительно частным выводам.

И, не менее важное, что касается выхода нашей страны в мир, ее становления как полноправной и всеми уважаемой мировой державы. Речь идет о том, что втягивающаяся в мировое сообщество Россия должна учитывать мировую практику регулирования межэтнических отношений, нормы и правила, действующие в отношении всего мирового сообщества. Глобализация все больше связывает мир воедино. Исследование межэтнических отношений в других государствах с федеративным или конфедеративным устройством обогащает нас новым опытом, и здесь важна методология взаимодействия международных систем.

Методологическую основу работы составляет сопоставительный анализ развития  межэтнических отношений в стране, деятельности высшей законодательной власти в решении национальных проблем, ее возможностей в вопросах взаимодействия со структурами высшей исполнительной власти, ролью и местом парламента в общественно-политической жизни страны.

Автор диссертации использует системно-функциональный подход, учитывающий взаимодействие различных структур государственной власти, субъектов Федерации, органов государственного, регионального и местного управления, представляющих собой сложную систему, состоящую из отдельных взаимодействующих и взаимосвязанных  элементов и подсистем. В работе используется также метод историзма – цельного и хронологического рассмотрения проблемы с учетом ее эволюции, развития экономики, социальной сферы, внешне- и внутриполитической стратегии Российской Федерации. Этот метод является базовым и  позволяет сделать работу прогностической, поскольку весь прошлый опыт исторического развития многонационального государства служит основой рекомендаций, по крайней мере, на краткосрочную и среднесрочную перспективу.

Проблемы развития законодательных процессов в области межнациональных отношений рассматриваются в диссертации сквозь призму вопросов обеспечения национальной безопасности страны, роста ее влияния и укрепления авторитета на международной арене.

Нормативная и эмпирическая база исследования. Это, прежде всего, источники в виде нормативных правовых актов (конституции, законы и пр.) Российской империи, СССР, РСФСР, Российской Федерации и ее регионов, материалы правительственных структур – министерств и ведомств, органов законодательной власти, послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, международные нормативные правовые акты и др.

При подготовке диссертации было изучено, сопоставлено и проанализировано большое количество документов, составляющих основу управления национальными процессами в дореволюционной России, в СССР и Российской Федерации. Именно в этих документах отражена деятельность законодательных органов власти по разработке и практической реализации национальной политики. Анализ документальных материалов позволил  разобраться во внутренней борьбе, связанной с выработкой курса национальной политики. Среди таких материалов – стенографические отчеты Государственной Думы Российской империи, протоколы руководящих органов Народного комиссариата по делам национальностей РСФСР, материалы заседаний советов рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов, стенографические отчеты заседаний Верховного Совета СССР, материалы сессий Верховных Советов СССР и РСФСР, Съездов народных депутатов СССР, бюллетени заседаний Совета Федерации Федерального Собрания (ФС) РФ, стенограммы заседаний Государственной Думы РФ, материалы парламентских слушаний, договоры и соглашения между органами государственной власти РФ и органами  власти субъектов Федерации о разграничении предметов ведения.

При этом всестороннему анализу были подвергнуты и уже принятые законодательные акты. В связи с этим были исследованы узаконения и распоряжения рабочего и крестьянского правительства Советской России,  законы и распоряжения рабочего и крестьянского правительства СССР, постановления и распоряжения Правительства СССР, федеральные законы, указы Президента РФ, постановления и распоряжения Правительства РФ.

Оценивая нынешнее состояние межнациональных отношений в России, развитие многонационального федеративного государства, диссертант не мог обойти  вниманием и документы, регламентирующие отношения федерального центра и субъектов Федерации, а также законодательные акты в области межнациональных отношений, принятые на региональном уровне. В частности, это касается главного мегаполиса и столицы страны – г. Москвы, а также Татарстана, Башкортостана, Ханты-Мансийского, Ямало-Ненецкого автономных округов и других регионов. Особую значимость имели работы руководителей СССР и Российской Федерации, которые содержат главные концепции ее развития и по существу являются важнейшими источниками.

Гипотеза диссертационного исследования состоит в том, что законодательное регулирование национальной политики государства в силу эволюции его политической системы в СССР и Российской Федерации, его информационного пространства, развития институтов, механизмов государственного управления, совершенствования демократических общественных начал стало неотъемлемой чертой современной российской действительности. За последние сто лет роль законодательной власти в решении национальных проблем постоянно возрастала. Проходящие в недрах представительной власти процессы, нормативная правовая деятельность в сфере национальной политики, по сути, отражали изменения в экономической базе государства, идеологические, социально-политические и демографические сдвиги, состояние и тенденции в развитии межнациональных отношений. Более того, за последние два десятилетия национальная политика демократической России заметно обогатилась новыми идеями и полезным мировым опытом.

Национальная политика нашего государства, которая имела два важнейших переломных революционных момента – вначале в 1917 г., а затем и в 1991 г. – постоянно эволюционизировала, обновлялась. Но примечательно, что вместе с тем она несла в себе большую долю преемственности, сохранения традиций, поскольку основывалась на общности исторических судеб народов СССР и России и на таких важных ценностях, как взаимоуважение, терпимость и необходимость сохранения единого многонационального, многоконфессионального государства. Современные условия требуют решения новых проблем развития страны при сохранении всего того ценного, что было наработано предшественниками.

Научная новизна диссертации состоит в том, что в ней впервые дано комплексное исследование такой крупной проблемы как политико-правовые основы управления национальными процессами в России, начиная с 1906 года от первой Государственной Думы, до наших дней. И прежде всего, во всестороннем исследовании национальной политики Российского государства сквозь призму нормотворческой деятельности, которая является одной из системообразующих составляющих процесса формирования гражданского общества.

На широком фактическом материале автор раскрыл объединительный характер национальной политики и предложил ряд мер, направленных на укрепление государственности и достижение национального согласия в обществе.

Диссертант обосновал необходимость последовательного расширения многоуровневых связей между этнополитическими процессами, происходящими в Российской Федерации, и мировыми процессами глобализации. Раскрыл механизм их воздействия на развитие и совершенствование законотворческой деятельности в области национальной политики.

В процессе научного исследования автор впервые предложил концептуально-методологические подходы к выработке основ государственной политики в области межэтнических отношений в современной России.

Диссертант исследовал проблемы и факторы, содействующие укреплению российской нации, этнической и политической самоидентификации граждан Российской Федерации. Дал анализ сущности и содержания этноконфессиональных конфликтов, миграционных процессов, их влияния на состояние межэтнических отношений. Выявил возможности снижения рисков возникновения этноконфессиональных конфликтов и социально-психологической напряженности в обществе, устранения причин возрастающих ксенофобских и экстремистских настроений в стране. Раскрыл формы и методы многостороннего взаимодействия государственных структур и общественных организаций в сфере межэтнических отношений.

Автор привел доказательства необходимости финансирования мероприятий, связанных с проведением национальной политики, обеспечивающей достижение целей и задач, провозглашаемых государством в этой области.

Диссертант раскрыл основные тенденции в развитии национально-культурной автономии (НКА), как общепризнанной в мировом сообществе наиболее эффективной формы самоорганизации национальных меньшинств, сохранения их базовых культурных ценностей, подчеркивая при этом, что идет процесс совершенствования и поиск новых форм НКА.

На конкретных примерах диссертант показал юридическую незавершенность закона «О национально-культурной автономии», которой, по его мнению, необходим особый статус среди общественных объединений. Федеральные НКА должны поддерживаться за счет средств федерального бюджета, а региональные и местные – за счет региональных и местных бюджетов. В диссертации показаны препятствия на пути становления НКА, в том числе и в виде нежелания реализовывать закон об НКА в ряде регионов.

В диссертации раскрыта суть диалектического единства, взаимосвязи обеспечения развития различных этносов, населяющих Российскую Федерацию, с решением основополагающих проблем русского народа, анализируются в этом ракурсе также проблемы  казачества и восстановления его статуса «служивых людей России».

Проведенное исследование позволило сформулировать следующие  положения, выносимые на защиту, в которых сконцентрирована научная новизна исследования:

1. Национальная политика России, вобравшей в себя обширные земли и присоединившей к себе многие народы,  состояла в обеспечении их лояльности центральной власти и в сохранении единого государства. При этом такая политика являлась асимметричной на разных направлениях. При ее проведении использовались принцип управления через местные элиты и постепенное инкорпорирование этих элит в российскую элиту. Необходимость политико-правового регулирования национальных процессов возникла на рубеже XIX – XX вв. в связи с началом нового этапа экономического и социально-политического развития России, ростом самосознания ее народов и невозможностью управлять империей в рамках старых политических и административно-территориальных механизмов.

2. Национальная политика Российского государства всегда базировалась на разрешении существовавших и возникавших новых межнациональных проблем. Несмотря на смену общественно-политических формаций, она несет в себе большой заряд преемственности при наличии, подчас, радикальных политико- и социоэкономических новаций. Вот почему современная законодательная работа в сфере национальных отношений во многом связана с практикой и опытом работы предшествующих законодательных властных структур – Государственной Думы царской России, Верховного Совета СССР и Верховного совета РСФСР. Эта связь особенно ощутима в тех проблемах, которые решались законодателями тогда и решаются сейчас – будь то проблемы сепаратизма и экстремизма, вопросы языка и культуры, регулирования миграционных потоков, землепользования и др.

3. Из анализа документов явствует, что Государственная Дума дореволюционной России смогла, в лучшем случае, лишь обозначить наиболее актуальные национальные проблемы в силу их новизны, вследствие чего стала происходить радикализация Думы. Торможение самодержавием реформ и преобразований в сфере национальной политики сделало ее полем политической борьбы. Победоносная линия большевистской партии РСДРП(б) во многом строилась на провалах и упущениях царского правительства в этой области.

4. Юридическое декларирование свободы народов и принципов национально-территориального устройства Советского государства виделось его руководителям в качестве одного из главных способов решения национального вопроса, и на определенном этапе этот способ был продуктивен. Что же касается деятельности законодательных структур СССР, работы советов, двухпалатного Верховного Совета СССР, одной из палат которого был Совет Национальностей, то во многом они являлись проводниками политической линии партии в национальных вопросах, хотя в определенной степени могли инициировать обсуждение важнейших из них. В большинстве же случаев они лишь конституировали решения высшего партийного руководства. Вопросы национальной политики решались в рамках концепции пролетарского единения, но концепция эта не стала универсальной. Хотя Конституция СССР включала широкий круг структур с правом законодательной инициативы, в реальности большинство из них этим пользовались редко.

5. С течением времени базовые постулаты советской национальной политики стали вступать в противоречие с принципом пролетарского интернационализма, вели к формированию обособлявшихся национальных элит, что впоследствии сыграло роковую роль в судьбе СССР. Национальная политика СССР была более эффективной в те периоды, когда ей уделялось больше внимания, когда в управлении национальными процессами были задействованы соответствующие структуры двух ветвей власти. Национальная политика, пущенная на самотек, способствовала неконтролируемому развитию ранее скрытых конфликтов, наиболее ярко проявившихся во второй половине 1980-х гг. на Кавказе и в Средней Азии.

6. Верховный Совет РСФСР (РФ) периода 1991 – 1993 гг. нес на себе большой отпечаток периода перехода от советской политической системы к нынешнему Российскому государству. На время работы Верховного Совета пришлось резкое обострение межнациональных проблем в ряде регионов страны. Он все больше ассоциировался с острой политической борьбой его руководителей с исполнительной властью во главе с Президентом России. Естественно, что в этих условиях российские власти при рассмотрении национальных проблем старались решить главную задачу – не допустить дальнейшей дезинтеграции теперь уже Российской Федерации.

7. С декабрьскими (1993 г.) выборами в Госдуму, созданием многопартийного представительства в ней, развитием парламентской культуры и этики начался процесс более эффективной работы высшей законодательной власти в России, что позволило всерьез заняться решением многих проблем государственного строительства России,  выбором оптимальных форм государственного управления. Для деятельности Думы периода 1995 – 99 гг. было характерно ее противоборство с олицетворявшим исполнительную власть Президентом Российской Федерации, и только с 2000 г. начался новый этап во взаимоотношениях двух ветвей власти в России на основе конструктивности, диалога и взаимодействия.

8. Благодаря возникшему взаимодействию двух ветвей власти были определены основные направления работы в сфере национальной политики, что в целом соответствовало актуальности решаемых страной проблем. В политико-правовой сфере внимание было сконцентрировано: на развитии и совершенствовании культурного потенциала российских народов, сохранении их своеобразия при укреплении единой российской нации, решении проблем миграции и занятости населения, ходе борьбы с проявлениями экстремизма, национализма и ксенофобии; на правовой защите малочисленных народов России, законодательном обеспечении равенства всех народов, формировании налаженной системы прогнозирования, предупреждения и регулирования межнациональных противоречий и конфликтов. Начал просматриваться процесс большей координации действий трех уровней власти - федеральной, региональной и  местной, в том числе и в плане разграничения полномочий в решении национальных проблем, что было важно для новых исторических и социально-политических условий.

9. Постепенно законодатели пришли к пониманию необходимости выработки и опробования новых форм выражения самоидентификации народов России в виде национально-культурных автономий, других общественных объединений. В плане более открытой национальной политики был введен институт Уполномоченного по правам человека, призванный обеспечивать наиболее прямой и непосредственный выход на госструктуры со всеми проблемами народов, разработку ряда федеральных, региональных и иных программ, связанных с развитием духовного и социального потенциала народов России.

10. Вместе с тем наиболее узкими местами в решении национальных проблем продолжали оставаться вопросы бюджетного финансирования национальной политики, выделения специальной строки в бюджетной классификации, предусматривающей отдельный раздел или подраздел по реализации программ и мероприятий, направленных на гармонизацию межэтнических отношений. Другая проблема – это формирование общегосударственной системы мониторинга и предупреждения межэтнических конфликтов, которая должна действовать на всех трех уровнях власти. Эта система также должна включать механизм преодоления противоречий и достижения согласия. Кроме того, законодательство еще недостаточно четко определяло полномочия органов исполнительной власти, министерств и ведомств, не был разработан механизм координации их действий в решении национальных проблем.

Научная и практическая значимость исследования состоит в его выводах и рекомендациях, которые могут быть использованы в практической деятельности по укреплению основ федерации, поиске мира и национального согласия в обществе. Ряд рекомендаций автора нашел отражение в принятых Всероссийской политической партией «Единая Россия» программных установках в сфере национальной политики и межнациональных отношений на VII съезде в декабре 2006 г., касающихся:

  • обеспечения условий для удовлетворения этнокультурных потребностей граждан, сохранения этнической самобытности народов России и их языка;
  • совершенствования законодательной базы в области гармонизации межэтнических отношений, межкультурного диалога и сотрудничества, в области миграционной политики;
  • противодействия проявлениям расизма, фашизма, шовинизма, несущим угрозу единству и целостности многонациональной России;
  • обеспечения благоприятных возможностей для изучения русского языка как государственного языка Российской Федерации и языка межнационального общения;
  • создания правовых и экономических условий для возвращения и обустройства соотечественников, переселяющихся в Россию, а также для сохранения и развития связей с соотечественниками и их организациями за рубежом, оказания поддержки в сохранении отечественной культуры;
  • обеспечения правовых условий для решения проблемы мигрантов, их адаптации в единое российское полиэтническое сообщество;
  • ограничения незаконной миграции.

Выводы диссертации могут быть использованы также: при формировании новой Концепции государственной национальной политики России, при  дальнейшем совершенствовании механизма ее реализации; при решении вопросов территориально-административного устройства страны; в региональном законодательстве, реформе местного самоуправления, в учебном процессе.

Апробация результатов исследования. За период работы над диссертацией автором были опубликованы два монографических исследования, более двадцати статей в научных изданиях. В федеральной и региональной печати опубликовано более 30 интервью и выступлений, в которых затронуты вопросы работы Государственной Думы над национальными проблемами. Материалы диссертации апробировались в выступлениях автора на более чем 20 научно-практических конференциях, «круглых столах», семинарах и симпозиумах международного, общероссийского и регионального уровней по актуальным проблемам межнациональных отношений, в ходе которых вырабатывались практические рекомендации властным структурам. Установлено тесное взаимодействие диссертанта с депутатами ряда комитетов Государственной Думы пятого созыва, с Советом Федерации ФС РФ, иными ответственными за национальную политику структурами исполнительной власти, представителями Евросоюза и Комиссариата ООН.

Многие положения, изложенные в диссертации, были использованы при выработке документов на международных, общероссийских и региональных форумах по проблемам национального мира и согласия,  обеспечения стабильности и порядка в обществе, повышения роли русского языка в укреплении государственной целостности России, защиты коренных малочисленных народов, а также в разработке законодательных актов в сфере регулирования национальных отношений, в частности, внесения дополнений в Закон о национально-культурной автономии. Комитет Государственной Думы по делам национальностей, возглавляемый соискателем, впервые добился выделения отдельной строкой финансирования мероприятий, связанных с национальной политикой, в рамках Государственного бюджета на 2008 – 2010 гг.

Структура диссертации обусловлена поставленной проблемой, предметом исследования, его целью и задачами. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

II.  СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, ее новизна и практическая значимость, определяются цели, задачи, объект и предмет исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе – «Формирование государственной национальной политики в России: историко-политологический аспект» – дается понятийный аппарат исследования и отмечается, что  терминология, используемая в выработке основ государственной национальной политики, развивается и совершенствуется. Эта эволюция связана с возникновением новых проблем и реалий и является важным инструментом их выражения. Термины, отрабатываемые специалистами и экспертами в ходе законотворческой деятельности, научных дискуссий, являются важной понятийной основой законодательной базы. Они были в значительной степени уточнены и согласованы применительно к современным российским условиям и практике. При этом в отношении терминологии, подчас, предлагаются взаимоисключающие варианты.

Диссертант придерживается мнения, что термины и понятия должны быть емкими и четкими, чтобы и сами законодательные акты были ясны и исключали разночтения. Неясная терминология ослабляет законодательство, тем более в такой деликатной сфере, как межэтнические отношения. Россия как полноправный участник мировых и европейских политических процессов должна разговаривать с другими государствами на понятном всем языке. Так, например, современные эксперты «плавно» отходят от прошлых советских терминов в сторону бытующих международных. В этой связи широкое хождение приобрел термин «этнос» взамен многоступенчатой сталинской градации народов страны. Новое значение обретают такие термины, как «коренные малочисленные народы», «миграция», «беженцы», «вынужденные переселенцы» и другие.

Большая часть главы посвящена историческим вопросам: становлению и развитию национальной политики Российского государства на фоне формирования основ народного представительства. В силу обозначенной темы исследования эти два вопроса рассматриваются в тесном взаимодействии. Общепризнано, что собирание земель вокруг Москвы шло неравномерно, обретая разные формы, но при этом российские правители вели политику не разрушения, а сохранения тех порядков и норм, которые действовали на присоединяемых территориях. Они добивались расположения со стороны местных элит, осуществляя через них управление новыми территориями, а представителей этих элит старались инкорпорировать в российскую элиту. При этом национальная политика России исторически всегда осуществлялась первым лицом государства – Государем Императором, который мог опираться на общественное мнение,  но мог и не делать этого. В России, всегда являвшейся государством многонациональным, укоренялись традиции терпимости и преследовались попытки ограничений по национальному признаку.

Сложный процесс становления представительной власти в России до определенного времени не был напрямую связан с национальной политикой, хотя и возникали вопросы представительства новых территорий – Сибири, Кавказа, Средней Азии и других. Попытки российских самодержцев сформировать представительную власть в стране в виде Сената, Уложенной комиссии, Госсовета, тем не менее, носили незавершенный характер. Все эти создаваемые структуры власти не несли подлинного представительства и не оказывали глубокого влияния на политику империи, не говоря уже о том, что они в своей деятельности так и не подошли к решению национальных проблем. Вместе с тем, по крайней мере, три фактора способствовали тому, чтобы законодательное регулирование межнациональных отношений становилось жизненной потребностью для России.

Во-первых, присоединение новых территорий и оформление государства в существовавших до 1917 г. границах. Во-вторых, развитие системы связи (телеграфа), транспорта (строительство железных дорог), что делало и связь с отдаленными регионами и их представительство в центре более действенным. В-третьих, усиление социально-политического развития российского общества и появление политических организаций, движений, партий, т. е. многопартийности. Последний фактор позволял выносить на суд общества гораздо больше важных проблем, включая вопросы национального устройства империи и ее регионов.

В силу этого образование Государственной Думы, выработка основ народного представительства в этом органе власти явились естественным и логическим ходом развития политической системы государства. Создание Думы имело еще одну цель – сбить накал революционных настроений в стране. Развитие реформаторских и революционных движений в обществе ставило власть перед необходимостью внесения изменений в жизнь России как ее центральных губерний, так и окраин, усиления национального представительства во власти. Указ о Государственной Думе и Госсовете был подписан российским императором 20 февраля 1906 г., и так вышло, что в первой Думе представительство национальных окраин, несмотря на ряд ограничений, стало самым весомым. На тот момент в центре национальной политики самодержавия были вовсе не этносы и не нации. Главная задача царского правительства после присоединения к империи региона с нерусским населением состояла в том, чтобы обеспечить управление и увековечить там свое господство. Санкт-Петербург хотел иметь лояльные и послушные территории, пусть живущие в основном по своим законам, но исправно вносящие свою дань в казну империи и не допускающие враждебного влияния.

Вторая глава – «Нормотворческая деятельность Государственной  Думы (1906 – 1917 гг.) в области национальных отношений» – посвящена особенностям, приоритетам и специфике работы этого органа государственной власти над национальными проблемами. Практически с первого дня работы в 1906 г., эти вопросы вошли в повестку дня. Народные представители, особенно на начальных этапах, старались, если не одним махом решить все национальные проблемы, то, по крайней мере, найти уникальный способ их решения. К этому они шли путем реализации идеи всеобщего и полного равенства всех граждан России независимо от национальности, пола, возраста и социального происхождения. Однако эта идея, являвшаяся в то время, по сути, утопической, породила такое количество сопутствующих проблем, что фактически первые думцы после многотрудных дебатов вынуждены были ее дезавуировать. Так, член Думы от Нижегородской губернии И.А. Корсаков подсчитал, что реализация этой идеи потребовала бы внесения коренных изменений во все 16 томов Свода российских законов. К тому же, по его словам, 85% находящегося в бесправном положении русского населения «настоятельно  желают уравнения правового своего положения прежде всего»15. Увлеченность идеей всеобщего равенства заставила членов Государственной Думы закрыть глаза на иные реальные проблемы, возникшие, например, вследствие столкновений между казаками и жителями ингушского аула Яндырка,  резни между татарами и армянами в городах Эривани и Шуше, погромах в г. Батуме.

Однако первой серьезной проблемой, оторвавшей думцев от работы над идеей равенства, стали события в г. Белостоке 1 июня 1906 г., связанные с массовыми погромами еврейского населения и гибелью людей. Именно с них началась практика выезда членов Государственной Думы на места. Пытаясь разобраться в случившемся, думцы пришли к выводу, что население в целом не питало враждебных чувств в отношении евреев, и постепенно склонились к мнению, что виноваты в случившемся правительство, местные власти, военные, учинившие «воинско-полицейскую экспедицию» для устрашения революционеров путем убийства невинных. Так возникла конфронтация между Думой и царским правительством, на практике осуществлявшим национальную политику государства.

В то время для деятельности Думы стали характерными, во-первых, активность отдельных национальных и даже конфессиональных групп – польского коло, мусульманской фракции, которые старались решать свои специфические проблемы, и, во-вторых, политическая деятельность партий. Так, представители левых партий – эсеры и социал-демократы – использовали нерешенность отдельных национальных проблем для обличения исполнительной власти и оказания на нее постоянного нажима. Власть, с одной стороны, не доверяла Думе, заведомо считая ее малоэффективной политической «тусовкой», тем более в таких важных делах как национальное строительство государства. Но, с другой стороны, она старалась ограничить в ней представительство радикалов, увеличивая представительство лояльных сословий. Итоги такой политики нельзя назвать успешными.

Вторая Государственная Дума, избранная в январе-феврале 1907 г., увеличивала русское представительство по сравнению с инородцами, но по политическому составу оказалась более левой за счет социал-демократов. В силу этого она подвергла резкой критике переселенческую политику  П.А. Столыпина, которая, по мнению думских радикалов, осуществлялась за счет прав коренных народов, осудила практику коллективного наказания туземного населения за совершаемые на их территориях преступления. Вместе с тем она приступила к обсуждению таких важных проблем, как обучение на языках народов Российской империи и землепользование на ее окраинах. Выяснилось, что в вопросах пользования  землей нельзя применять одинаковые схемы и необходимо больше прав дать в их решении региональным структурам управления. Однако вследствие радикализма вторая Дума была распущена, не просуществовав и полгода и не приняв ни одного закона в сфере национальной политики.

Третья Государственная Дума начала работу в ноябре 1907 г. и отличалась от предыдущих своим составом, прежде всего, радикальным перераспределением числа выборщиков по 53 губерниям европейской России в пользу помещиков и крупной буржуазии. Во-вторых, депутаты определялись не куриями, а губернским избирательным собранием с точки зрения лояльности режиму. И наконец, третье изменение было связано с отказом в представительстве народам Средней Азии, Якутской области, кочевникам Астраханской и Ставропольской губерний и нерусским народностям Забайкалья. В Думе значительно активизировались националистические силы, рупором которых стали депутаты Н. Марков 2-й и В. Пуришкевич.

Крупные дебаты развернулись в Думе по вопросам национализма и сепаратизма в Финляндии, власти которой вели дело к обособлению и отделению от империи, действуя методами предоставления больших свобод своему населению при ограничении в правах жителей остальной части империи. И чем больше Финляндии давалось прав, как отмечали думцы, тем большей свободы она добивалась. Однако занявший много месяцев спор вокруг Финляндии сгруппировал думцев по двум группам – русские националисты, или патриоты, требовавшие более жестких подходов к финляндцам, и российские радикалы во главе с В. Чхеидзе и Е. Гегечкори, ратовавшие за полную независимость Финляндии от «отсталой империи» и обвинявшие во всех грехах правительство России. Эти жесткие дебаты прошли через весь срок работы третьей Думы и отнюдь не способствовали принятию эффективных законов. Большую активность стала проявлять и мусульманская фракция, требовавшая снятия всех вероисповедных ограничений с мусульман. Характерно, что наиболее активно отстаивающие свои интересы группы стали добиваться сдвигов в законодательстве. В частности, польское коло провело через Думу закон о введении преподавания арифметики на польском языке в ряде семинарий.

Важным направлением работы стали дискуссии по другой назревшей проблеме – об отмене ограничений евреев в профессиональных правах и о снятии ценза оседлости. Значительное внимание стало уделяться кавказской проблематике – борьбе с проявлениями разбоя и вымогательства. Созданная по этому поводу комиссия Думы  предостерегла власти от террора в отношении мирного кавказского населения и предложила начать более серьезную работу с ним, опираясь на его помощь.

IV Государственная Дума, избранная в 1913 г., работала в  противоречивой обстановке, когда власть пыталась сохранить сложившуюся систему управления, а революционные движение – сломать ее. Уже в ходе выборов РСДРП широко пропагандировала идею всеобщего избирательного права. Но и на этот раз, как и в Думах предыдущих созывов, парламентарии имели ограниченные возможности влиять на национальную политику Российской империи, а власти прибегали к  уловкам, чтобы в орган национального представительства прошли нужные люди. Дума обсудила вопросы местного самоуправления в Царстве Польском, отмены ограничений для мусульман России. Но многие задумки не нашли своего воплощения по причине обострения международной обстановки и развертывания Первой мировой войны. Срочно пришлось решать проблемы беженцев, другие вопросы, связанные с ведением боевых действий. В России набирала силу мощная кампания по борьбе с немецким засильем, которая коснулась работы Госдумы в полной мере. Видя немецкое засилье практически во всех важнейших сферах жизни страны, члены Государственной Думы, тем не менее, так и не смогли выработать последовательную линию борьбы с ним. Падение самодержавия в России в феврале 1917 г. внесло радикальные изменения в политику государства. Государственная Дума прекратила свою работу, так и не реализовав свой потенциал.

Короткий период между Февральской и Октябрьской революциями 1917 г. был интересен для данного исследования не столько работой законодателей, сколько тем, какие тенденции в развитии национальных проблем возникли после краха царизма, возникновения демократических форм правления. Более того, этот период  привнес значительный опыт в поиск подходов к решению национальных проблем. Однако ряд немыслимых ранее шагов – принятие закона «Об отмене вероисповедных и национальных ограничений», предоставление автономии Финляндии, упразднение должностей и учреждений царского правительственного аппарата с их заменой на губернские, городские, уездные комиссариаты – не спасли Временное правительство от краха. Общество в условиях затянувшейся войны требовало самых радикальных преобразований. Идеи социал-демократии и ленинского (большевистского) крыла РСДРП оказались наиболее привлекательными для передовой российской общественности и рядовых граждан, что постепенно делало эту партию ведущим игроком в сфере национальной политики страны. Более того, ленинско-сталинская национальная политика и ее идеи стали основным инструментом политической борьбы за власть, которая в условиях затянувшейся войны и  смуты оказалась дисперсной и беззащитной от внутреннего воздействия.

Третья глава – «Этапы формирования советской многонациональной Федерации и законодательный процесс» – раскрывает процесс работы советских законодателей над национальными проблемами в их взаимоотношениях с партийно-политическим руководством. С самого начала после прихода к власти, говоря о самоопределении наций, народов и народностей вплоть до отделения, партия большевиков развернула широкую объединительную работу по их вовлечению в единый союз, в котором доминантой стал принцип пролетарского интернационализма. Причем в ходе этих объединительных процессов В.И. Ленин и И.В. Сталин, как глава Наркомнаца, подчас шли навстречу местным националистам ради достижения этого союза. «Декларация права трудящегося и эксплуатируемого народа», принятая в  январе 1918 г., провозгласила «свободный и добровольный союз трудящихся классов всех наций России». «Совершенно добровольно, – заявил В.И. Ленин, – без лжи и железа, будет расти эта федерация, и она несокрушима»16.

Поскольку И.В. Сталин продолжал играть «главную скрипку» в национальной политике, то совершенно очевидно, что основные идеи в этой сфере разрабатывались Совнаркомом и, в частности, Сталиным лично, а затем законодательно закреплялись всероссийскими съездами советов, олицетворявшими советскую представительную власть. Такая схема продолжала действовать на протяжении всего советского периода истории, когда решения по основным национальным проблемам принимались первыми лицами государства или высшим партийным руководством (Политбюро), а затем закреплялись высшей законодательной властью – Съездом Советов или Верховным Советом СССР. Вместе с тем было бы неверно трактовать ситуацию так, будто съезды Советов или Верховный Совет лишь послушно утверждали решения партийных органов. Инициатива в решении национальных проблем им давалась, и часто высшее руководство прислушивалось к тону дискуссий в структурах законодательной власти.

С победами на фронтах Гражданской войны начался сложный и многоплановый процесс складывания советской многонациональной и многоступенчатой федерации, который сопровождался с середины 20-х гг. структурными сдвигами в национально-государственном устройстве СССР и широкими административно-территориальными реформами. Следует отметить, что государство формировалось неровно, руководство РКП(б) еще не знало до конца, какие народы войдут в состав страны и как с ними необходимо строить отношения на практике. Следовательно, также неровно формировалась и национальная политика. Федерализм стал главным принципом государственного устройства РСФСР, затем и СССР. В 1919 г. VII Всероссийский съезд советов объявил, что ВЦИК и СНК будут неуклонно проводить на территории РСФСР полное уничтожение всех и всяких привилегий какой бы то ни было национальной группы17.

1920 – 1937 гг. можно назвать периодом бурных национально-территориальных преобразований и экспериментов в национальном строительстве. Создавались новые национальные образования, которые затем неоднократно преобразовывались.

К положительным сторонам советской национальной политики можно отнести ее объединительный характер. Объединение народов в целом шло мирно. Люди были вдохновлены идеями создания поистине великой мировой пролетарской державы. Очевидно, самыми большими достижениями СССР в области национальной политики стали: поддержка языков, литературы и культуры народов СССР (для многих из них была впервые введена письменность), повышение образовательного и культурного уровня народов национальных окраин, создание образовательных учреждений. Медицинское обслуживание населения и промышленное развитие регионов стали визитной карточкой СССР. В стране – в центре и на местах – были развернуты научные исследования в области национальной политики и межнациональных отношений, создана научная школа.

Вместе с тем советское руководство создавало громоздкую и не всегда оправданную систему национального представительства. При формировании огромного многонационального государства руководство страны, считая русский народ своей реальной опорой, тем не менее старалось «завоевывать» доверие у народов национальных окраин через искусственную постановку русского населения в положение более низкое по сравнению с местным населением. Активно проводилась политика «коренизации», которая нередко сопровождалась ущемлением прав русских. Предпринимались и шаги, носившие, по сути, характер национального произвола. В качестве одного из таких примеров можно упомянуть пресловутую попытку И.В. Сталина в 1937 г. значительно сократить в СССР число этносов. Так, несколько народностей Горно-Бадахшанской области официально прописали таджиками. Таджиков Бухары и Самарканда прописали узбеками. В Дагестане в наиболее крупную национальность – аварцев – вписали порядка 15 более мелких национальностей и т.д.

В предвоенные годы в центре работы представительной власти по национальной проблематике оказались вопросы присоединения к СССР ряда территорий: Западных Украины и Белоруссии, Бессарабии, части Финляндии, а также республик Прибалтики – Латвии, Литвы и Эстонии.

Фактор Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. оказал самое серьезное воздействие на состояние межнациональных отношений в СССР и на национальную политику государства, по крайней мере, в двух ее ипостасях. Во-первых, в мобилизационном плане советское руководство развернуло небывалую по масштабам пропагандистскую акцию по сплочению советских народов в единую братскую семью перед угрозой фашистского порабощения, а, во-вторых, предприняло ряд крайне жестких мер в отношении народов, «проявивших себя не должным образом» в отношении оккупантов.

И методы осуществления советской национальной политики, и ее конечные результаты по-разному описываются современной российской историей. Однако, если иметь в виду конечный результат – сплочение народов страны в противостоянии врагу, то советское руководство его достигло. Укреплению дружбы народов СССР способствовала и эвакуация советских предприятий из западных и центральных районов страны в восточные области РСФСР и в Среднюю Азию. Единство СССР в эти годы не было поставлено под сомнение, но, с другой стороны, возникла целая категория переселенных народов, ликвидировались их национально-территориальные образования. Предлоги для репрессий были разные, от идеологических до личных. «Значительная часть греков, особенно в приморских городах, – например, объяснял такую политику ее исполнитель Л.П. Берия, – с приходом оккупантов занялась торговлей и мелкой промышленностью»18.

Послевоенная советская национальная политика во многом определялась директивными методами советского руководства и зачастую зависела от воли и настроения советского руководителя И.В. Сталина, а потом и его последователей, в частности, Н.С. Хрущева. Определенные сдвиги в национальной политике произошли после смерти И.В. Сталина, когда для укрепления своего авторитета Н.C. Хрущеву потребовалось заручиться поддержкой определенных политических сил. В 1954 г. он принял решение передать Крым из состава РСФСР в состав Украины, как полагают, тем самым стараясь найти союзников среди украинской партийной элиты. Другим направлением работы в сфере национальной политики стало возвращение подвергшихся массовым репрессиям народов в места их традиционного проживания. В течение 1956 – 57 гг. эти народы «были прощены». Присущий Н.С. Хрущеву волюнтаризм был смешан с идеализмом не только во внутренней и внешней политике, но и в сфере национальной политики, где отдельным процессам он давал явно завышенные оценки. Некоторые успехи в развитии культуры, экономики народов СССР преподносились как эпохальные победы, «расцвет наций», что заставляло и структуры законодательной власти в лице Верховного Совета СССР проявлять самоуспокоенность, нежелание реально решать возникающие межэтнические и иные проблемы, в том числе связанные с тем, что местные националисты стали опять поднимать  голову. Так, например, ЦК КП Латвии в 1959 г. принял удивительный по  цинизму указ, обязывающий всех нелатвийцев, проживавших в республике, под угрозой увольнения с работы в течение двух лет выучить латышский язык и сдать по нему соответствующий экзамен. Как следствие такой самоуспокоенности Верховные Советы СССР и РСФСР в течение ряда лет практически не ставили на повестку дня национальные проблемы, за исключением нескольких переименований и решений по пограничным вопросам. В отличие от политики самодержавия, которое старалось инкорпорировать наиболее выдающихся представителей окраин в общероссийскую элиту,  национальная политика КПСС, по мнению ряда авторов, на практике вела к формированию национальных элит. Такие подходы не могли не приводить к отчуждению между национальными элитами и русским населением, выполнявшим в национальных образованиях в основном функции рабочего класса и научно-технической интеллигенции. К тому же, в русле концепции бескризисности советского общества руководство предпочитало не решать возникающие противоречия, а скрывать их.

По случаю 50-летия образования СССР с высокой трибуны было заявлено, что в стране сложилась новая историческая общность людей – советский народ, расцвела единая советская культура – национальная по форме и социалистическая по содержанию. С созданием СССР сбылась вековая мечта людей – «покончить с племенными,  расовыми и национальными конфликтами». Главным итогом в сфере национальной политики советское руководство посчитало то, что «национальный вопрос в том виде, в каком он достался нам от прошлого, решен полностью, решен окончательно и бесповоротно»19. Эта констатация, с одной стороны, как бы приостанавливала работу над национальными проблемами, а с другой – еще больше усиливала закрытость национальной проблематики. Примечательно, что на тот момент Советский Союз достиг вершины своего могущества в мировых делах, обладал паритетом с США в военной области, имел значительное число союзников и последователей по всему миру, в стране был обеспечен общий высокий образовательный уровень населения, в том числе и на окраинах, которых отныне официально уже и не существовало.

Однако уже в начале 80-х гг. руководство КПСС стало отчасти дезавуировать прежние громкие заявления. В первую очередь, был снят тезис об окончательном решении национального вопроса в СССР, акцент стал делаться на нерушимом единстве и братской дружбе народов СССР. В последующие несколько лет практически никакие национальные проблемы не обсуждались, законы и постановления по таким проблемам Верховным Советом СССР не принимались.

Однако такое самоуспокоенное отношение к национальной политике очень скоро дало о себе знать. Ввод советских войск в Афганистан осложнил международное положение СССР. Запад, по сути, ввел политико-экономическую блокаду СССР, резко и всюду активизировал антисоветскую радиопропаганду, нацеленную на мусульманское население советских республик. И эта пропаганда принесла свои плоды. Немаловажную роль в этом сыграла и недооценка государством роста приверженности элит национальных республик концепции формирования моноэтничных государств. Консолидация элит вокруг националистических идей, по сути, не пресекалась и ничего реального ей не противопоставлялось. По мнению ряда авторов  (С. Кара-Мурза, А. Никонов, А. Шутов и др.), развал СССР начался именно с пропаганды, акцентировавшей внимание на факторах, разъединявших народы. Нельзя в полной мере согласиться с тем, что национальные проблемы инициировали перестройку, но они, как минимум, ее активизировали. Тяжелая международная обстановка, системный кризис в экономике страны, усложнявшийся афганской войной, падение доходов от экспорта нефти – все это неизбежно сказывалось на межнациональном климате в стране. Приоткрытие завесы над некоторыми государственными тайнами из сферы национальных отношений только усугубило ситуацию. Первой «взорвавшейся бомбой» стали события в Казахстане в 1986 г., связанные с назначением первым секретарем ЦК Компартии Казахстана Г.В. Колбина – русского по национальности. В 1987 г. начались выступления крымских татар с требованиями восстановления их автономии в Крыму, в феврале 1988 г. произошли известные события в Нагорно-Карабахской АО (НКАО).

Кризис привел к тому, что все в большей мере сфера национальной проблематики от КПСС перемещалась к органам исполнительной и законодательной власти – Правительству и Верховному Совету страны, съездам народных депутатов. Обсуждение национальных проблем стало одним из приоритетов деятельности высшей законодательной власти. Поначалу робко, но затем, в связи с событиями в НКАО, депутаты все более активно втягивались в процесс. М.С. Горбачев и его окружение в политическом плане не осознали в полной мере того очевидного факта, что демонтаж советской идеологической интернационалистской системы, которая, по существу, цементировала межнациональные отношения, приведет к распаду страны, что и произошло. Даже такие позитивные действия как включение науки в исследования национальных отношений, а органов законодательной власти – в процесс их правового регулирования, уже оказались запоздалыми. Что же касается законодателей, то разноплановость первых перестроечных съездов, стремление депутатов «выговориться», «отпиариться» не способствовали их конструктивной работе.

Маховик национальных проблем стал раскручиваться на полную мощность. То, что происходило в последующем, вошло в историю под названием «парад суверенитетов». В складывающейся ситуации руководство КПСС стало больше прислушиваться к мнению общественности. Сначала национальные проблемы были вынесены на партийный форум (где особое место заняла XIX партконференция, которая состоялась в июле 1988 г. и потом сентябрьский пленум ЦК КПСС 1989 г., который был посвящен принятию платформы партии по национальной политике). Затем эти вопросы стали постоянным предметом работы Верховного Совета СССР и съездов народных депутатов. Впервые был поставлен вопрос о создании правового механизма рассмотрения межэтнических противоречий и о возможности судебного разрешения социально-бытовых конфликтов на межнациональной почве. Предлагалось повышение статуса автономных республик, областей и округов, образование национальных районов и сельских советов. Но и законодатели скоро ощутили, что нити решения национальных проблем выскальзывают из их рук. Требования местных националистов только усиливались. Даже «невиданные послабления» не могли устроить национальные элиты, в частности, в Прибалтике. Вслед за союзными республиками свой национальный суверенитет стали провозглашать автономии – Северная Осетия, Татарстан, Удмуртия, Саха (Якутия), Башкирия, Бурятия в РСФСР, Южная Осетия и Абхазия в составе Грузии, НКАО в Азербайджане. Автономные округа стали сами повышать свой статус.

Попытки использовать силу не срабатывали, равно как и проведение референдума о сохранении обновленного Союза: Национальный вопрос стал, по сути, судьбоносным для дальнейшего существования СССР в условиях, когда окраинный национализм и сепаратизм приобрели инерционный характер. Более того, он стал стержнем политической борьбы между руководством союзного центра и российским руководством во главе с Б.Н. Ельциным. Возглавляемые им высшие органы власти РСФСР стали брать на себя все больше ответственности за решение национальных проблем, поскольку, по мере нарастания требований других национальных республик, Российская Федерация просто не могла не обозначать свои законные требования и  собственные условия. При этом Верховный Совет РСФСР не ограничился решением чисто внутрироссийских национальных проблем, а взялся за решение проблем между Россией и другими союзными республиками.

В качестве компромисса между союзным и российским центрами власти можно считать инициирование в апреле 1991 г. так называемого ново-огаревского процесса выработки нового союзного договора. Договор провозглашал создание «нового, действительно добровольного объединения суверенных государств, в котором все народы самостоятельно управляют своими делами, свободно развивают свою культуру, язык, традиции»110. Однако ратифицировать его не пришлось: события 19-21 августа  1991 г., создание ГКЧП и борьба с ним руководства России закончились полным крахом союзного руководства и известным указом нового российского лидера о неконституционности действий ГКЧП.

В четвертой главе – «Парламентская деятельность в Российской  Федерации по укреплению государственности и достижению национального согласия в обществе» – рассматривается деятельность самостоятельных российских структур законодательной власти в сфере национальной политики. События августа 1991 г. коренным образом поменяли систему власти в бывшем СССР. Во-первых, в решении национальных проблем завершилась эпоха КПСС, начался быстрый процесс распада недавно еще могущественной партии, а с ней и страны. Во-вторых, союзный центр терял свое влияние, и что еще заставляло бывшие союзные республики держаться вместе, так это традиционные хозяйственные и культурные связи. В-третьих, на какой-то период высший орган российской законодательной власти – Верховный Совет РСФСР – стал одним из главных действующих лиц в проведении национальной политики теперь уже Российского государства и на начальных этапах – влиятельным на постсоветском пространстве. В-четвертых, России теперь предстояло самой  решать собственные, весьма специфические национальные проблемы, большей частью доставшиеся в наследство от СССР, а частью возникшие вследствие новых реалий.

       Инерция распада коснулась и РСФСР, где проблемы регионального сепаратизма дали знать о себе. Чеченская Республика стала одним из локомотивов сепаратистских настроений. Еще одной острой проблемой оставалось положение в Северной и Южной Осетии вследствие развернувшегося грузино-юго-осетинского конфликта. Возникала главная задача – сохранения территориальной целостности России и построения новой вертикали власти. В ноябре 1991 г. назначаются представители Президента России в национальных округах, принимаются постановления ВС РСФСР о выборах президентов республик  – Марийской, Мордовской, Чувашской, Якутской-Саха, предпринимаются шаги по решению социокультурных и экономических проблем национальных регионов, приняты законы «О языках народов РСФСР», о порядке его введения в действие, а также Декларация о языках народов России111. Перед федеральной властью встала задача определить границы допустимых уступок республикам, возможные рычаги влияния на регионы через финансы, связь, транспорт, трубопроводы, поставки сырья и иных жизненно важных продуктов, а также через силовые структуры. С конца 1991 г. началась работа по подготовке Федеративного договора по разграничению полномочий между органами федеральной власти и органами власти республик, краев, областей, автономных областей и округов, который и был подписан в марте 1992 г. представителями всех субъектов РФ, за исключением Чечни и Татарстана. Проблемы взаимоотношений центра и национальных республик стали основными в работе Верховного Совета РФ, наряду с проблемами соблюдения прав человека, а также восстановления прав репрессированных народов.

Нелегкий поиск новых подходов к национальной политике шел в условиях жесточайшего экономического кризиса, производственного спада, разгула преступности, чувства неуверенности в завтрашнем дне, падения веры населения в способности властей решить эти проблемы. Положение усугубилось тем, что с осени 1993 г. вся законодательная работа по национальной проблематике в Верховном Совете РФ была свернута вследствие его открытого противостояния с Президентом, в результате чего Верховный Совет вообще прекратил свое существование.

Воссоздание Государственной Думы в качестве одной из палат Федерального Cобрания в 1993 г. явилось важным моментом в решении проблем национальной политики  России. Стало ясно, какую огромную роль в ее осуществлении играют законодательная база, выработка четких  норм и правил, в соответствии с которыми, в рамках Конституции Российской Федерации, будут развиваться народы России, реализовываться их права и удовлетворяться потребности, решаться возникающие споры, складываться условия для укрепления российской нации. Новый парламент стал не только двухпалатным в виде верхней (Совет Федерации) и нижней (Госдума) палат, но и многопартийным. В основу российской государственности был положен принцип реальной демократии. Новая российская власть с самого начала отказалась от практики перекройки внутренних границ между национально-территориальными и иными субъектами Федерации, что вымывало почву для ряда межэтнических конфликтов. Все этносы России получали юридическое равенство, а законодательство РФ начало постепенное движение к международному праву при сохранении естественных элементов российской специфики. Но при равноправии субъектов Федерации их положение с точки зрения правового статуса было относительно асимметричным. Новая Конституция, принятая в декабре 1993 г., закрепляла за республиками право вводить помимо общегосударственного свой государственный язык при гарантии всем народам права на сохранение родного языка. Конституция Российской Федерации (ст. 104, п. 1) определила право законодательной инициативы в лице Президента Российской Федерации, Совета Федерации и его членов, депутатов Государственной Думы, Правительства РФ, законодательных (представительных) органов власти субъектов РФ, а также Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного судов Российской Федерации по вопросам их ведения112.

Первая Дума (1993 – 1995 гг.) осуществила ряд важных законодательных разработок по проблемам урегулирования конфликтов на Северном Кавказе, беженцев, отношений между субъектами Федерации и их автономиями, национальных меньшинств, местного самоуправления, но далеко не все эти разработки стали законами, по причине короткого срока, отпущенного первой Думе.

Вторая Государственная Дума, избранная в конце 1995 г., в которой большинство мест получило КПРФ, известна своим противодействием курсу Президента РФ Б.Н. Ельцина. Тем не менее национальные проблемы заняли в ее работе большое место. В июне 1996 г. исполнительной властью был разработан один из важнейших документов – «Концепция государственной национальной политики Российской Федерации», которая  была подписана Президентом РФ. Для законодательной власти дело ограничилось тем, что Комитет Госдумы обсудил ее и отправил свое заключение разработчикам. Концепция определяла главные проблемы национальной политики: развитие федеративных отношений, обеспечивающих самостоятельность субъектов и единство  Российского государства; развитие национальных культур и языков народов России; обеспечение политической и правовой защищенности малочисленных народов и национальных меньшинств; достижение и поддержание стабильности, прочного национального мира и согласия на Северном Кавказе; поддержку проживающих в странах СНГ и Балтии соотечественников  и др.113 Обнародование Концепции и принятие нормативных документов по ее исполнению активизировало деятельность депутатов Госдумы в сфере национальных отношений.

Помимо вышеперечисленных проблем впервые была инициирована работа над законопроектами «О национально-культурном развитии русского народа» и «О государственном языке Российской Федерации». Во второй Думе разрабатывались законы «О гарантиях представительства малочисленных народов и национальных меньшинств в государственных органах власти Российской Федерации», «Об уполномоченном Федерального Собрания Российской Федерации по правам граждан и народов» и др. В тот момент имела место и  порочная практика, заключавшаяся в том, что принятие законов не означало их обязательного выполнения не только в силу расплывчатости механизма их реализации. Свой отпечаток накладывали бюджетные, политические и социально-экономические ограничения, проблемы невыплаты зарплат бюджетникам, продолжающееся противоборство между законодательной и исполнительной ветвями власти и некоторые иные факторы.

С выборами в третью Государственную Думу в 1999 г. начался принципиально новый этап в законодательной работе: доминирующую роль стала играть умеренная центристская партия «Единая Россия», созданная на базе ряда движений и партий, а левые силы оказались в меньшинстве. Как следствие, наметилась более конструктивная работа двух ветвей власти. Новый лидер страны, получивший в марте 2000 г. уже в первом туре голосования вотум доверия народа, начал свое руководство с укрепления вертикали власти и жесткого наведения законности и порядка в Чечне, создал институт полпредов Президента в федеральных округах и начал проверку соответствия отдельных положений конституций республик общероссийской Конституции. Парламентские выборы в декабре 2003 г. еще больше упрочили позиции центристского блока. Дума третьего и четвертого созывов продолжала работу над национальными проблемами в виде подготовки законопроектов, проведения парламентских слушаний, организации и проведения «круглых столов», в том числе и выездных. Последние позволяли наиболее оптимально осуществлять взаимодействие между федеральными и региональными уровнями власти.

В сентябре 2004 г., по следам трагических событий в Беслане члены Комитета Думы по делам национальностей выехали в регионы Северного Кавказа, где провели выездные заседания по проблемам законотворческой деятельности в сфере национальной политики. Комитет стал инициатором проведения IV и V международных конгрессов «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру», которые состоялись в сентябре 2004 г. и октябре 2007 г. в Пятигорске, и в которых принимали участие руководители северокавказских регионов, общественные и государственные деятели, видные российские и зарубежные ученые, деятели культуры и искусства. Большое внимание Комитетом уделялось поддержанию постоянных связей с регионами, что позволяло глубже знакомиться с состоянием межэтнических отношений на местах. Заметное место в работе депутатов Государственной Думы стали занимать научно-практические конференции по проблемам национальной политики государства, достижению мира и согласия в обществе. Среди них, международная научно-практическая конференция «Государственная национальная политика РФ: проблемы и перспективы» (г. Екатеринбург, май 2005 г.), научно-практическая конференция «Сохранение и развитие русского языка» (г. Пермь, июнь 2005 г.), конференция по обсуждению проекта Федерального закона «Об основах государственной национальной политики РФ» (г. Уфа, июнь 2006 г.), научно-практическая конференция «Многонациональная Россия в XXI веке: диалог культур, религий, права человека» (г. Москва, Государственная Дума, июнь 2006 г.), конференция «Диалог культур и межрелигиозное сотрудничество» (г. Нижний Новгород, сентябрь 2006 г.).

В целом в 2000-х гг. начала складываться современная демократическая правовая база в сфере национальной политики. Однако, было бы неверным считать ее окончательно устоявшейся, поскольку сама жизнь, ее пульс и динамика ставят новые проблемы, требующие подчас нестандартных решений. Для депутатов основными направлениями работы стали:

  • противодействие проявлениям экстремизма и ксенофобии;
  • проблемы миграции населения;
  • защита и обеспечение прав коренных малочисленных народов России;
  • работа над законопроектом «Об основах государственной политики в сфере межэтнических отношений».

       Учитывая, что проявления экстремизма, национализма и ксенофобии  способны подорвать национальные мир и согласие, создать атмосферу недоверия, а то и прямой вражды между народами России, борьбе с этими проявлениями стало больше уделяться внимания. Депутатами Государственной Думы в 2005-2007 гг.  были внесены поправки в Уголовный кодекс РФ, Кодекс РФ об административных правонарушениях, в Закон «О противодействии экстремистской деятельности». Эти поправки направлены, прежде всего, на предупреждение создания экстремистских организаций, на противодействие им, а также распространения материалов, сеющих национальную вражду и ненависть. Законодатели решили вопрос об усилении уголовной и административно-правовой ответственности за изготовление, приобретение и сбыт нацистской атрибутики и символики. В июле 2006 г. Государственная Дума приняла Федеральный закон «О внесении изменений в статьи 1 и 15 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности». Был предпринят ряд экономических мер в отношении властей некоторых соседних государств, прямо или косвенно поощряющих национализм и экстремизм.

       Проблемы миграции населения стали наиболее насущными для нашей действительности и наиболее обсуждаемыми на законодательном уровне. Мигранты как средство балансировки экономики страны несут  огромный заряд энергии, поскольку их основную часть составляют люди молодые, мобильные, достаточно образованные, часто имеющие даже более высокий  профессиональный уровень по сравнению с местным населением. Их приток частично восполнял демографические потери России. Но при всем этом бессистемные и неуправляемые потоки мигрантов создают многие социально-экономические проблемы в регионах и по стране в целом. В 1999 г. были проведены парламентские слушания  «О концепции государственной миграционной политики», в 2000 г. состоялся «круглый стол» на тему «Проблемы миграционной политики в современной России», в апреле 2002 г. прошли парламентские слушания на тему «Миграция в России: проблемы и противоречия», а в декабре 2002 г. – на тему «О проекте Концепции регулирования миграционных процессов в РФ». В июне 2006 г. Госдума приняла закон «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации», заменивший закон СССР «О правовом положении иностранцев в СССР» от 1981 г. Тем самым был сделан очередной шаг в решении проблемы миграции населения с учетом прошедших фундаментальных изменений, включающих открытость границ и свободу перемещения граждан. Закон вводил общеуведомительный характер регистрации граждан. В 2006 г. Президент РФ подписал указ «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом», включивший в действие Государственную программу по объединению потенциала соотечественников, проживающих за рубежом, с потребностями развития российских регионов.

Принятые в середине 1990-х гг. законы не только закрепили само понятие коренных малочисленных народов Российской Федерации, подтвердили юридический статус их общин как особую форму самоорганизации, очертили правовые основы образования, охраны и использования территорий традиционного природопользования, но и гарантировали защиту прав этих народов. Однако, учитывая ситуацию, были внесены коррективы в законодательные акты, прямо или косвенно затрагивающие их интересы. Так, в Земельный кодекс было введено положение об установлении особого правового режима землепользования в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов и этнических общностей. Налоговый кодекс РФ также дал им послабления – освободил от налогов доходы, получаемые членами зарегистрированных в установленном порядке родовых, семейных общин, занимающихся традиционными отраслями хозяйствования, от реализации продукции, полученной в результате ведения ими традиционных видов промысла, от уплаты земельного налога. С другой стороны, Федеральный закон № 122 отменил льготную пенсию для мужчин с 55, а для женщин – с 50 лет. При этом не было учтено, что эти люди живут в тяжелейших условиях Севера, вечной мерзлоты и отсутствия витаминов. В 2006 г. группа депутатов, включая диссертанта, внесла изменения в Закон «О некоммерческих организациях». Было предложено отнести общины коренных малочисленных народов РФ к одной из форм некоммерческих организаций. В дальнейшем эти изменения были поддержаны Госдумой. В 2007 г. под эгидой Комитета по делам национальностей был также разработан проект Федерального закона «О защите исконной среды обитания, традиционного образа жизни и традиционного природопользования коренных малочисленных народов Российской Федерации».

Одним из магистральных направлений деятельности Комитета по делам национальностей Государственной Думы IV созыва стала работа над законопроектом «Об основах государственной политики в сфере межэтнических отношений», который обобщал исторический опыт России в национальной сфере и инкорпорировал в себя все конструктивные идеи мирного сосуществования и сотрудничества российских этносов, содержал идею внутренней политики государства по созданию благоприятных условий для свободного этнокультурного развития всех народов России. За 12 лет со дня принятия Концепции в политике, международном положении, социально-экономическом и правовом пространстве России произошли изменения, потребовавшие не только корректировки взглядов и подходов к национальной политике. Появилась необходимость системного подхода к созданию единого правового механизма в сфере регулирования межэтнических отношений. Новый документ определял:

  • основы регулирования национальной политики государства;
  • полномочия федерального центра и субъектов Федерации в сфере межэтнических отношений;
  • формы участия органов местного самоуправления, этнических общностей, общественных объединений и граждан Российской Федерации в реализации государственной национальной политики;
  • вопросы координации действий органов государственной власти и органов местного самоуправления по предупреждению и разрешению межэтнических конфликтов, по противодействию экстремизму, возбуждению национальной ненависти или вражды.

Законопроект обозначил также комплекс мер по предупреждению и разрешению межэтнических конфликтов, включая наблюдение, прогнозирование развития межэтнических отношений, выявление узлов напряженности и ее причин, принятие мер по устранению конфликтной ситуации.

Так как любая политика должна иметь свою финансовую составляющую, а государственные органы и органы местного самоуправления иметь средства на формирование целевых программ национально-культурного развития российских народов, Комитет по делам национальностей убедил депутатов Государственной думы в необходимости внесения в Федеральный закон «О Федеральном бюджете на 2008 год и на новый период 2009 и 2010 годов» целевой статьи – «Мероприятия по реализации государственной национальной политики», с выделением соответствующих финансов.

В диссертации дается анализ работы Госдумы над решением проблем северокавказского региона. Раскрываются концептуальные основы государственной политики на Северном Кавказе. Именно на Северном Кавказе возникли сложнейшие задачи, касающиеся этноконфессиональной обстановки в стране, и для их решения требуются глубокий профессионализм, знание ситуации и нестандартные решения. Проблемы, с которыми столкнулись Чечня, Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Северная Осетия-Алания и прилегающие к ним регионы,  выходят, с одной стороны, на общегосударственные задачи, а с другой – стали следствием проблем, накопившихся на самом Северном Кавказе. Кроме того, в силу стратегической значимости региона у многих деструктивных внешних сил, особенно враждебно настроенных по отношению к России, всегда появляется соблазн разными способами сеять здесь смуту и хаос, раздувать межэтнические противоречия, спекулируя при этом на чувствах и чаяниях населяющих Кавказ народов, в надежде оторвать их от России. Эксперты отмечают наличие здесь двух типов проблем: территориальных, как, например, отсутствие согласованной административной границы между Ингушетией и Чеченской Республикой, а также этнотерриториальных, связанных с последствиями депортаций отдельных народов в военные годы.

       На законодательном уровне в отношении Северного Кавказа предпринимались значительные усилия в плане оказания юридической помощи беженцам и перемещенным лицам, регистрации граждан и упорядочения миграционных потоков, восстановления инфраструктуры и жилья, пострадавшего в результате военных действий и атак террористов; усилия по стабилизации обстановки и социально-экономическому возрождению региона, включающие строительство и восстановление школ, иных образовательных и воспитательных учреждений, больниц, учреждений соцкультбыта, развитие транспорта и связи, меры по поддержке традиционных ремесел, созданию дополнительных рабочих мест. В системе предложенных мер ключевое значение для стабильности и сохранения мира на Кавказе имеет, безусловно, урегулирование ситуации в Чеченской Республике и в других «горячих точках». Вместе с тем наличие традиций мирного проживания народов, принадлежащих к разным культурам и конфессиям, при системной и продуманной национальной политике дает основание  для осторожного оптимистического прогноза.

В работе большое внимание уделено национально-культурной автономии как форме этнокультурного самоопределения. Дается анализ развития и практического воплощения на российской почве  явления, которое зародилось в Западной Европе, нашло широкие отклики и многочисленных сторонников в России, но не было воспринято в период советской власти в связи с тем, что оно в корне противоречило принципу пролетарского интернационализма. Между тем в современной России НКА востребованы в силу ряда обстоятельств. Во-первых, в многонациональном государстве этнические группы стремятся к самоидентификации, особенно в сфере языка и культуры. Во-вторых, в соответствии со сложившимся административно-территориальным устройством далеко не все населяющие Россию народы имеют национально-территориальные образования, а в связи с укрупнением субъектов Федерации их число сокращается. В-третьих, сама история формирования внешних границ России и СССР, а затем распад СССР привели к появлению в современной России крупных диаспор, представляющих население стран ближнего и дальнего зарубежья. В-четвертых, НКА рассматривается как одна из форм автономии российских этносов, самореализации их культурного потенциала, немыслимая вне контекста общего развития Российского государства. В силу этого сама категория НКА нуждается в совершенствовании, о чем и свидетельствуют постоянные изменения в современном законодательстве.

Своего рода реанимацией идеи НКА стал принятый в апреле 1990 г. Закон «О свободном национальном развитии граждан СССР, проживающих за пределами своих национально-государственных образований или не имеющих их на территории СССР», актуальный для советского руководства в условиях угрозы дезинтеграции Союза. Однако он содержал и ряд недостатков. Работа по НКА активизировалась в 1994 г., после публикации Послания Президента Российской Федерации, в рамках подготовки законопроекта «О национально-культурной автономии». В 1996 г. он был принят Госдумой и подписан Президентом. Закон, прежде всего, давал четкое определение понятия НКА, определял ее принципы и многоуровневость. НКА признавалась видом общественного объединения и наделялась правом свободного общения со своими зарубежными соотечественниками. Идеи НКА получили в России «зеленый свет» для своего практического воплощения особенно после 2000 г., когда  Президент РФ начал содействовать укреплению российского федерализма в противовес региональному национализму. За этот период на региональном и местном уровнях было создано 574 НКА. В то же время выяснилось, что практика требует ряда уточнений и изменений в законе. Для решения такого рода проблем был сформирован Совет руководителей федеральных НКА при комитете Госдумы по делам национальностей. Осенью 2003 г. в закон были внесены изменения, уточняющие термин «национально-культурная автономия», ее правовое регулирование, порядок образования, госрегистрации, реорганизации и (или) ликвидации114. В июне 2004 г. к Федеральному закону было сделано несколько поправок относительно формирования реестров НКА и роли Правительства РФ в вопросах их создания, а также создания межведомственных координационных и совещательных органов по делам НКА215. В ноябре 2005 г. по инициативе диссертанта была принята Госдумой и подписана Президентом РФ поправка, касающаяся права Правительства РФ определять федеральный орган, при котором создается консультативный совет по делам НКА. В июне 2006 г. по распоряжению Правительства РФ при Министерстве регионального развития был создан Консультативный совет по делам НКА, члены которого вместе с представителями иных федеральных структур должны участвовать в профилактике и разрешении конфликтных ситуаций в субъектах РФ. Диссертант вместе с рядом депутатов Госдумы IV созыва разработал законопроект «О внесении изменений в ст. 16 Федерального закона «О национально-культурной автономии», предусматривавший выделение средств на деятельность НКА. В дальнейшем эти предложения были поддержаны Госдумой.

Пятая глава – «Развитие и укрепление российской нации как стержневой основы в области национальной политики» – посвящена главной идее, которая объединяет всех россиян – их общей идентификации с Отечеством. Работа в этом направлении служит высшей цели – сохранению и укреплению единого и неделимого Российского государства. Диссертант исходит из следующей предпосылки: вопреки объективным трудностям последних десятилетий у народов России сохранилось чувство общности и гражданской солидарности, в основе которого лежат общая память и общие исторические судьбы, а также вековые культурные, этические и нравственные традиции. Процесс укрепления связей между российскими народами не может не развиваться постоянно и не совершенствоваться. Это забота властей всех уровней, а вся законодательная работа в сфере межэтнических отношений тоже нацелена именно на это. Такое понимание в большей степени присуще всем парламентским группам и фракциям со дня воссоздания Государственной Думы. Поскольку регионы имеют много различий, социально-политических, экономических и культурных особенностей, находятся на разных уровнях развития и в разной степени близости друг с другом, такой процесс может быть асимметричным. При этом укрепление общегражданской идентичности требует комплекса социально-экономических мер и правовых гарантий по защите интересов представляющих этнические общины граждан. Процесс укрупнения субъектов РФ, согласно оценкам, способствует этому. Другое подзабытое направление деятельности – это усиление воспитательной работы в обеспечении единства российского народа.

Основными направлениями работы органов законодательной и исполнительной власти в данном направлении можно назвать:

  • разработку федеральных образовательных программ, включающих предметы, связанные с культурным наследием российских народов, введение в школьные учебные программы спецкурсов по проблемам патриотизма, морали и нравственности, межэтнических отношений;
  • воспитание молодого поколения в духе уважения к самобытности, истории, культуре, религии, традициям и языкам народов России;
  • государственную поддержку культурной самобытности народов России – профессиональных деятелей искусства и художественных учреждений, фольклорных коллективов, самодеятельного народного творчества, обеспечение возможности нести достижения культуры своего народа в другие регионы России;
  • государственную поддержку СМИ, выходящих и вещающих на родных языках народов России, учреждений культуры – музеев, клубов, выставок, развивающих этнокультурные традиции этих народов;
  • охрану памятников и иных объектов исторического и культурного наследия народов России.

        В этом плане важен и поучителен опыт отдельных субъектов Федерации, где идеи мирного сосуществования народов и взаимного культурного обогащения реализуются на практике (Краснодарский край). Крупную интегрирующую роль должен играть русский язык – «язык исторического братства народов, язык действительно международного общения». Это его предназначение было обозначено в Федеральном законе о государственном языке РФ, принятом Госдумой ФС РФ 20 мая 2005 г. В то же время существуют разные взгляды на укрепление российской нации. Так, Р. Абдулатипов в своей работе «Манифест этнонациональной политики Российской Федерации» (М., 2007), например, считает, что российская федеральная власть при выстраивании этнонациональной политики чаще руководствуется модернистскими теориями, что оборачивается пренебрежительным отношением к этнонациям, – т. е. предлагается формировать гражданскую общность как бы без рода, племени и национальности. Гражданская нация, по Р. Абдулатипову, это результат межнациональной солидарности и выработки общих ценностей и идеалов граждан страны различных национальностей. Несколько иная позиция у академика РАН В. Тишкова, который подчеркивает, что народ и нация чаще всего рассматриваются как синонимы. На самом деле слово «народ» как согражданство носит более обыденный характер и под ним, как правило, имеется в виду население страны. Понятие «нация» носит более строгий и политический характер и подразумевает народ в смысле территориального сообщества. В. Тишков подчеркивает связь понятий «нация» и «государство».

Отталкиваясь от фундаментальных работ по теории наций, диссертант приходит к пониманию того, что, укрепляя российскую нацию, никоим образом нельзя серьезно рассматривать вопрос о какой-либо ассимиляции или русификации самобытных народов России. Напротив, государство должно создавать условия для их этнокультурного и духовного развития. В России все этнические общности суть народы или нации вместе составляют «многонациональный народ», охватывающий совокупность граждан Российской Федерации, представляющих равноправные народы, объединенные общими историческими традициями в процессе формирования и развития российской государственности.

Одной из особенностей деятельности Госдумы последних созывов явилось начало серьезной работы над проблемами государствообразующего и самого крупного по численности народа России – русского народа, игравшего роль объединителя и собирателя вокруг себя земель и народов в едином многонациональном государстве. Отношения русского этноса с другими этносами не всегда были идеальными, однако именно русский народ, его государственность обеспечивали социально-экономический прогресс других народов России, а зачастую и возможность их физического выживания. В России ни один народ, доверивший ей свою судьбу, не исчез с этнографической карты. Объективно именно от положения русского народа в обществе в решающей степени зависит укрепление единства и целостности российской государственности. Тому были веские причины: в начале 90-х гг. на исторических судьбах русских людей негативно сказался ряд факторов. Обвальный распад СССР нанес ощутимый удар по морально-психологическому состоянию русских. Почти 17% русского населения Союза оказались за пределами Российской Федерации. В результате непродуманных либерально-радикальных реформ были в значительной степени уничтожены высокотехнологичные и наукоемкие отрасли отечественной промышленности, в которых были заняты преимущественно русские. Начавшаяся с 1993 г. депопуляция русских, по данным экспертов РАН, носила не ситуационный и региональный, как подчас официально считалось, а постоянный и системный характер.

Наиболее заметным мероприятием, инициированным Комитетом по делам национальностей Государственной Думы РФ, стало проведение Всероссийской конференции «Сохранение уникальных черт русской культуры и развитие русского этноса в современном мире» в июне 2004 г. в г. Соликамске (Пермская область). Конференции эти стали затем ежегодными. В Думе трижды проводились слушания по вопросам развития русского этноса. Делался вывод о том, что русский народ в настоящее время нуждается в осуществлении комплекса мер по социально-экономической и национально-культурной поддержке. Еще один вывод  законодателей – признание необходимости разработки и принятия пакета федеральных законов, касающихся правового положения русского народа.

Проблемы восстановления казачества имеют самое непосредственное отношение к русскому народу и к этносоциальным процессам, идущим в российском обществе. Казаки всегда населяли окраины России, были охранителями приграничных районов. Подвергнутое репрессиям в первые годы советской власти казачество не утратило своего духа, осознания принадлежности к казачьему роду, верности своим традициям. В апреле 1991 г. Президентом России был подписан закон «О реабилитации репрессированных народов России», который касался и реабилитации казачества, а в 1995 г. вышел Указ «О государственном реестре казачьих обществ», побудивший казачьи организации вырабатывать и утверждать уставы для того, чтобы попасть в этот реестр. В 2005 г. поручениями Президента и Правительства Российской Федерации был инициирован процесс согласования новой концепции государственной политики в отношении российского казачества. В ряде субъектов РФ приняты свои законодательные акты, регулирующие отношения с казачеством. Все они  во многом способствовали институализации и возрождению казачества как социальной силы. Основные направления госслужбы казаков закреплены в Федеральном законе «О государственной службе российского казачества» (№ 154-ФЗ от 5 декабря 2005 г.). Так, например, на реализацию областной целевой программы поддержки казачьих обществ на 2004-2006 гг. в Ростовской области было выделено почти 200 млн руб. Диссертант считает, что на нынешнем этапе есть необходимость внести изменения и дополнения в существующие законы и постановления Правительства РФ, регламентирующие порядок финансирования государственной службы казачества, заключения федеральными и региональными органами исполнительной власти договоров с казачьими обществами, порядок выборности атаманов и делегатов.

В Заключении подводятся итоги проведенного исследования. Признается, что самым важным достижением регулирования межнациональных отношений в России стало введение в действие реально работающего механизма их законодательного регулирования, научной экспертизы и анализа. Благодаря взаимодействию двух ветвей власти были структурированы основные направления работы в сфере национальной политики в соответствии с  актуальностью решаемых страной проблем. Это, в первую очередь, касается развития и совершенствования культурного потенциала российских народов, сохранения их своеобразия при укреплении единой российской нации, решения проблем миграции и занятости населения, борьбы с проявлениями экстремизма, национализма и ксенофобии, правовой защиты коренных малочисленных народов России, законодательного обеспечения равноправия всех народов, формирования налаженной системы прогнозирования, предупреждения и регулирования межнациональных противоречий и конфликтов. При этом необходима координация действий трех уровней власти – федеральной, региональной и местной, в том числе и в плане разграничения полномочий при решении национальных проблем.

За последние годы были выработаны и опробованы новые формы работы  в виде национально-культурных автономий, давших свои результаты, других общественных объединений; был введен институт Уполномоченного по правам человека, призванный обеспечивать наиболее прямой и непосредственный выход на госструктуры со всеми наболевшими проблемами; разработан ряд федеральных, региональных и иных программ, связанных с развитием духовного и социального потенциала народов Российской Федерации.

Любая политика, включая национальную, проводится через соответствующий механизм, обеспечивающий эффективную реализацию конституционно-правовых принципов регулирования межнациональных отношений, разработку и выполнение государственных программ, поддержку общественных инициатив в достижении целей национальной политики, а также посредством налаживания плодотворного диалога между органами государственной власти и национальными общностями.

Стала очевидной необходимость воссоздания федерального органа, отвечающего за разработку и реализацию национальной политики. Долгое отсутствие в федеральных структурах исполнительной власти такого органа, как показывает практика, отбрасывает решение ряда национальных проблем назад, не говоря уже о потере многих экспертов в этой сфере. Задача органа – сосредоточить основное внимание на законотворческой деятельности и контроле за реализацией Концепции государственной национальной политики.

Министерство регионального развития РФ только структурирует свою работу в этой сфере. С одной стороны, оно несет ответственность за выработку государственной национальной политики и нормативное правовое регулирование в сфере межнациональных отношений, а с другой – сталкивается с многими сложностями, поскольку не имеет контрольно-надзорных функций. В положительном плане можно отметить, что регулирование национальных проблем во многом переходит на региональный уровень. В 43 субъектах Федерации приняты и действуют свои региональные концепции национальной политики, учитывающие как основные положения федеральной Концепции государственной национальной политики, так и региональные особенности этнокультурной ситуации16. Вместе с тем узким местом в решении национальных проблем по-прежнему остаются вопросы нормального бюджетного финансирования национальной политики. 

Очевидна необходимость и образования на федеральном уровне структуры, осуществляющей мониторинг межэтнических отношений с целью создания информационной базы их состояния и тенденций развития на территории РФ, прогнозирования их динамики и предупреждения назревающих межэтнических конфликтов. Результаты мониторинга должны доводиться до сведения органов государственной власти, иных властных структур, органов регионального управления, общественных объединений граждан, национально-культурных автономий и средств массовой информации. Необходимо также создание Общественной палаты национальностей при Государственной Думе. В бюджете страны и субъектов Федерации следует предусматривать реальное финансирование программ этнокультурного развития народов, подготовки кадров и разрешения конфликтных ситуаций. Национальные вопросы никогда нельзя считать решенными раз и навсегда. Это очень гибкий, динамичный и деликатный пласт проблем, где могут быть неожиданные повороты.

И наконец, очевидно, что роль органов законодательной власти в решении межэтнических проблем, в осуществлении национальной политики государства должна значительно повыситься. В этом есть потребность и у  Президента и у Правительства страны. В этом русле следует рассматривать предложение Президента Российской Федерации Д.А. Медведева о расширении конституционных прав Федерального Собрания, отнесения к предметам ведения Государственной Думы контрольных функций в отношении исполнительной власти, включающих такую конституционную норму, как ежегодные отчеты Правительства России в Государственной Думе по итогам своей деятельности и по вопросам, поставленным непосредственно парламентом117.

Основные положения диссертационного исследования отражены  в следующих публикациях:

Монографии:

  1. Трофимов Е.Н. Национальная политика России (законодательный аспект). – М.: Издательский центр Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, 2007. - 6,3 п.л.
  2. Трофимов Е.Н. Государственная национальная политика России. – М.: Издательский центр Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, 2008. - 20,5 п.л.

Статьи в периодических научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Трофимов Е.Н. Постоянное взаимодействие с обществом – важнейшая функция партии // Власть. – 2000. – № 12. - 0,25 п.л.
  2. Трофимов Е.Н. Мы, российский народ // Этносоциум. – 2005. – № 1. - 0,5 п.л.
  3. Трофимов Е.Н. По поводу принятия Европарламентом резолюции «О нарушении прав человека и демографии в Республике Марий Эл Российской Федерации» // Этносоциум и межнациональная культура. – 2006. – № 3. - 0,2 п.л.
  4. Трофимов Е.Н. Отвести угрозу экстремизма // Этносоциум и межнациональная культура. – 2006. – № 4. - 0,4 п.л.
  5. Трофимов Е.Н. Основные направления формирования законодательной базы национальной политики // Власть. – 2007. – № 5. - 0,6 п.л.
  6. Трофимов Е.Н. Законотворчество в национальной политике // Государственная служба. – 2007. – № 2. - 0,6 п.л.
  7.   Трофимов Е.Н. Национально-культурная автономия: от идеи к реализации // Социологические исследования. – 2008. – № 5. - 0,6 п.л.
  8. Трофимов Е.Н. Эволюция идеи национально-культурной автономии в постсоветской России // Власть. – 2008. – № 4. - 0,23 п.л.
  9. Трофимов Е.Н. Противодействие проявлениям экстремизма и ксенофобии в современной России: политико-правовой анализ // Социально-гуманитарные знания. – 2008. – № 11. - 0,4 п.л.
  10. Трофимов Е.Н. Обеспечение прав коренных малочисленных народов как условие социальной стабильности // Социально-гуманитарные знания. – 2008. – № 11. - 0,35 п.л.
  11. Трофимов Е.Н. Национально-культурная автономия: эволюция законодательных подходов в российском обществе  // Вестник Южного научного центра. – 2008. – Т. 4. – № 4. - 1,1 п.л.
  12. Трофимов Е.Н. Укрепление единства Российской нации как стержневая идея национальной политики // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Юриспруденция». – 2008. – № 4. - 0,4 п.л.
  13. Трофимов Е.Н. Проблемы этнокультурного развития русского народа в современной России // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «История и политические науки». – 2008. – № 4. - 0,4 п.л.
  14. Трофимов Е.Н. Формирование выборной законодательной власти в России // Вестник Томского государственного университета. – 2008. – № 3.  (17). - 0,5 п.л.
  15. Трофимов Е.Н. Формирование представительной власти в России: традиции и национальный аспект // Вестник Ставропольского государственного университета. – 2008. – Выпуск № 58. - 0,5 п.л.

Научные статьи, материалы и тезисы докладов на конгрессах, конференциях и «круглых столах»:

  1. Трофимов Е.Н. Современные аспекты национальной политики и межэтнических отношений в Российской Федерации и Северокавказском регионе // Развитие и поддержка диалоговых механизмов между властью и гражданским обществом: Сборник ТАСИС. – Ростов-на-Дону; Пятигорск. – ТАСИС, 2004. - 0,5 п.л.
  2. Трофимов Е.Н. Единая российская нация // Этносфера. Информационно-политический журнал. –2005. – № 3. - 0,25 п.л.
  3. Трофимов Е.Н. Актуальные проблемы национальной политики в Российской Федерации // Государственная национальная политика: проблемы и перспективы: Сборник. – М.: Издание Государственной Думы. – 2006. - 0,6 п.л.
  4. Трофимов Е.Н. Совершенствование законодательной базы для гармонизации межэтнических отношений // Этнопанорама. – 2006. – №3-4. - 0,5 п.л.
  5. Трофимов Е.Н. Закон не кистень // Наша власть. – 2006. – № 5. - 0,15 п.л.
  6. Трофимов Е.Н. Хозяева ледяного безмолвия // Работница. – Декабрь 2007. - 0,25 п.л.
  7. Трофимов Е.Н. Обращение к читателям // Цыгане России. – 2007. – № 2. - 0,1 п.л.
  8. Трофимов Е.Н. Законодательная база этносоциального развития народов в Российской Федерации на современном этапе с учетом интересов русского народа // Русский народ: Сборник. – Пермь: ИД «Типография Купца Тарасова». – 2005. – Выпуск № 1. - 0,44 п.л.
  9. Трофимов Е.Н. За межнациональное согласие на Северном Кавказе: Сборник докладов Форума «За межнациональное согласие на Северном Кавказе». – Нальчик: Полиграфсервис и Т. – 2006. – Выпуск № 1. - 0,65 п.л.
  10. Трофимов Е.Н. Кавказ не имеет будущего без России: Материалы «круглого стола». – М.: Изд-во «Дедалус». – 2006. - 0,45 п.л.
  11. Трофимов Е.Н. Современные проблемы и особенности развития лезгин и лезгиноговорящих народов: Материалы «круглого стола»: Национально-культурные особенности развития народов Южного Дагестана. – М.: Федеральная лезгинская национально-культурная автономия. – 2007. - 0,5 п.л.
  12. Трофимов Е.Н. Государственная национальная политика и межэтнические отношения: законодательный процесс: Материалы V Международного конгресса «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру». – Пятигорск: ПГЛУ. – 2007. - 0,4 п.л.
  13. Трофимов Е.Н. Роль многонационального народа России и значение русского языка в укреплении государственной целостности Российской Федерации: этнокультурный аспект: Материалы «круглого стола» Государственной Думы ФС РФ и законодательного собрания Краснодарского края. – Краснодар: Изд-во «Плехановец». – 2007. - 0,44 п.л.
  14. Трофимов Е.Н. Национально-культурные особенности развития народов Южного Дагестана: Материалы «круглого стола» Государственной Думы ФС РФ. – М.: Издание Государственной Думы. – 2008. - 0,5 п.л.
  15. Трофимов Е.Н. Законодательное регулирование межэтнических противоречий в РФ // Пути к безопасности. РАН. ИМЭМО. – М.: 2008. – Выпуск 1/34. - 1,5 п.л.
  16. Трофимов Е.Н. Предисловие // Государственная национальная политика: теория, законодательство, практика. – М.:  Издание Государственной Думы. – 2008. - 0,25 п.л.
  17. Трофимов Е.Н. Государственная национальная политика и межэтнические отношения: законодательный аспект // Государственная национальная политика: теория, законодательство, практика. – М.: Издание Государственной Думы. – 2008. - 0,43 п.л.
  18. Трофимов Е.Н. Роль многонационального народа России и значение русского языка в укреплении государственной целостности Российской Федерации: этнокультурный аспект // Государственная национальная политика: теория, законодательство, практика. – М.: Издание Государственной Думы. – 2008. - 0,44 п.л.
  19. Трофимов Е.Н. Национально-культурные особенности развития народов Южного Дагестана // Государственная национальная политика: теория, законодательство, практика. – М.: Издание Государственной Думы. – 2008. - 0,5 п.л.
  20. Трофимов Е.Н. Многонациональная Россия в XXI веке: Диалог культур и религий, права человека // Государственная национальная политика: теория, законодательство, практика. – М.: Издание Государственной Думы. – 2008. - 0,37 п.л.
  21. Трофимов Е.Н. Актуальные проблемы национальной политики в Российской Федерации // Государственная национальная политика: теория, законодательство, практика. – М.: Издание Государственной Думы. – 2008. - 0,43 п.л.
  22. Трофимов Е.Н. Материалы выступления на объединенной комиссии по национальной политике и взаимоотношениям государства и религиозных объединений при Совете Федерации Федерального собрания Российской Федерации// Государственная национальная политика: теория, законодательство, практика. – М.: Издание Государственной Думы. – 2008. - 0,25 п.л.
  23. Трофимов Е.Н. Этническое и религиозное многообразие как основа стабильности и развития // Государственная национальная политика: теория, законодательство, практика. – М.: Издание Государственной Думы. – 2008. - 0,25 п.л.
  24. Трофимов Е.Н. Единство России – в многообразии культур ее народов // Государственная национальная политика: теория, законодательство, практика. – М.: Издание Государственной Думы. – 2008. - 0,25 п.л.
  25. Трофимов Е.Н. Насилие и жестокость в обществе: этноконфессиальный аспект // Государственная национальная политика: теория, законодательство, практика. – М.: Издание Государственной Думы. – 2008. - 0,19 п.л.
  26. Трофимов Е.Н. Противодействие экстремизму и утверждение толерантности в российском обществе // Государственная национальная политика: теория, законодательство, практика. – М.: Издание Государственной Думы. – 2008. - 0,12 п.л.
  27. Трофимов Е.Н. Правовое обеспечение социально-экономического развития субъектов Федерации Северного Кавказа как фактора решения проблемы борьбы с терроризмом и экстремизмом // Государственная национальная политика: теория, законодательство, практика. – М.: Издание Государственной Думы. – 2008. - 0,19 п.л.
  28. Трофимов Е.Н. Сохранение уникальных черт русской культуры и развитие русского этноса в современном мире // Государственная национальная политика: теория, законодательство, практика. – М.: Издание Государственной Думы. – 2008. - 0,7 п.л. (авторство не разделено)
  29. Трофимов Е.Н., Зорин И.В., Сесёлкин А.И. Развитие многоуровневой системы профессионального туристского образования в современных условиях // Материалы восьмой научно-практической конференции. – Томск: Томский государственный университет, 2008. - 0,4 п.л.
  30. Трофимов Е.Н. Туризм и некоторые особенности современной многонациональной России // III Международный  форум «Туризм: наука и образование». Пленарные доклады. 19-21 мая 2009 г., Москва – Химки. – Химки: РМАТ, 2009. - 0,7 п.л.

Объем научных публикаций автора по теме исследования – 46,53 п.л.

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук

Трофимова Евгения Николаевича

Тема диссертационного исследования:

ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ УПРАВЛЕНИЯ

НАЦИОНАЛЬНЫМИ ПРОЦЕССАМИ В РОССИИ (1906 – 2008 гг.)

Научный консультант

доктор исторических наук, профессор

Михайлов Вячеслав Александрович

Изготовление оригинал-макета

Трофимов Е.Н.

Подписано в печать______________ 2009 г. Тираж 100 экз.

Усл. п.л. – 3,0

Отпечатано ОПМТ РАГС. Заказ № ___

119606, Москва, пр. Вернадского, 84.


1 Российская газета. – 2008. – 6 ноября.

1 Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. – М., 2005. – С. 26.

1 Государственная Дума: Стенографические отчеты. 1906 год. Сессия I. Т. 2. – СПб., 1906. – С. 1006

2 Там же. – С. 1007

1 Государственная Дума: Стенографические отчеты. 1906 год. Сессия I. Т. 2. – С. 1014.

1 Ленин В.И. ПСС. Т.35. – С. 288.

1 Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства.  1919 г. – М., 1943. – С. 829.

1 Цит. по: Бугай Н.Ф., Коцонис А.Н. «Обязать НКВД… выселить греков» (О депортации греков в 1930 – 1950 гг.). – М.: ИНСАН, 1999. – С. 36.

1 Брежнев Л.И. О пятидесятилетии Союза Советских Социалистических Республик. – М., 1972. – С.23.

1 Правда. – 1991. – 19 июня.

1 Ведомости съездов народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. – 1991. – № 50. – М.: Издание Верховного Совета РСФСР. – 1991. – Cт. 1740-1742.

1 Конституция Российской Федерации. – М., 2008.

1 Собрание законодательства Российской Федерации (СЗ РФ). – 1996. – № 25. – Ст. 3010.

1 СЗРФ. – 2003. – № 46. – Ст. 4432.

2 СЗРФ. ­– 2004. – № 27. – Ст. 2711.

16 Роль многонационального народа России и значение русского языка в укреплении государственной целостности РФ: этнокультурный аспект. – Материалы круглого стола, г. Краснодар, 18 июня 2007 г. – Краснодар, 2007. – С. 22.

1 Российская газета. – 2008. – 6 ноября.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.