WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

бЕЛОУСОВА Ксения андреевна

политика США на Ближнем Востоке в 1945-1975 гг.

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва – 2010

Работа выполнена на кафедре новой и новейшей истории исторического факультета Московского педагогического государственного университета

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор

  Родригес-Фернандес Александр Мануэльевич

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

Хазанов Анатолий Михайлович

доктор исторических наук, профессор

Загладин Никита Вадимович

доктор исторических наук, профессор

Закаурцева Татьяна Алексеевна

Ведущая организация: Институт стран Азии и Африки при Московском

  государственном университете им. М.В. Ломоносова

Защита состоится 7 июня 2010 г. на заседании диссертационного совета Д 212.154.09 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 119571, Москва, пр.Вернадского, д.88, ауд. __.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ по адресу: 119992, ГСП-2, Москва, Малая Пироговская ул., д.1.

Автореферат разослан                                         "___" марта 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                               Н.В. Симонова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. После распада СССР и исчезновения организующей мира, биполярного противостояния, перед Соединенными Штатами, как самой сильной державой, встала дилемма, либо принять разноуровневость современного мира и исходить из положения безусловно сильной страны, но одной из множества субъектов мировой политики, либо взять на себя роль мирового патрона и проводить свою политику с позиции силы.

Именно последнее решение стало доминантой внешнеполитического курса США. Изучение исторической ретроспективы данного феномена актуально с точки зрения понимания процессов, происходящих в настоящее время, тем более что они не всегда вписываются в имеющиеся социологические, экономические и политологические теории.

Одним из самых актуальных узлов противоречий, связанных с установлением «американского мира и порядка» после Второй мировой войны стал Ближний Восток. Ближневосточный регион приобретает все большее значение в современном мире. В частности, война в Ираке 1991 г., переросшая в постоянный очаг напряженности, угроза исламского фундаментализма, сохраняющаяся важность района как нефтеносного, неослабевающее напряжение между Израилем и арабами, международный терроризм, высокая вероятность конфликтов и возможная их интернационализация, и как следствие этого - постоянное внимание Соединенных Штатов к этому региону.

Таким образом, актуальность темы исследования предопределена целым рядом аспектов. Важнейший из них состоит в том, что современная политика любого государства во многом определяется предшествующим ходом развития событий. Это справедливо как по отношению к Соединенным Штатам, так и в отношении такого сложного региона, как Ближний Восток.

Объектом исследования является политика США на Ближнем Востоке в 1945-1975 гг.

Предмет исследования составляют процессы и явления, происходившие на Ближнем Востоке, непосредственно связанные с внешнеполитической деятельностью Соединенных Штатов.

Хронологические рамки диссертации – 1945-1975 гг. Нижняя хронологическая рамка, очевидно, не требует особых обоснований. Статус державы-победительницы по окончанию Второй мировой войны и бесповоротный отход США от изоляционизма обусловил активную внешнюю политику страны и, в том числе, в регионе Ближнего Востока, который, несмотря на очевидную зависимость от европейских держав, стал вследствие изменения соотношения сил в мире более доступен для новых отношений. Верхняя хронологическая рамка может вызывать спорные толкования, поскольку существует более очевидная дата, 1973 г., т.е. год четвертой арабо-израильской войны. Однако, по нашему мнению, 1975 г. явился свидетелем второго соглашения о разъединении египетских и израильских войск, в котором не принял участие СССР, что означало, что именно в этот период США окончательно взяли на себя руководство урегулированием арабо-израильского конфликта, что было закреплено Кэмп-дэвидским соглашением.

Во избежание спорного толкования географического термина «Ближний Восток» и в силу того, что этот термин до сих пор не имеет общепринятого определения, необходимо оговорить, что он был использован автором через призму его англо-саксонского понимания, т.е. как обозначение арабских стран Азии и Африки, а также Израиля.

Методологической основой диссертации является сочетание различных методов, опирающихся на принцип историзма. Настоящее исследование носит конкретно-исторический и комплексный характер: отбор, классификация и сравнительный анализ источников и исторической литературы в их комплексе позволяют достичь уровня общетеоретических обобщений. В работе использованы методы: 1.историко-генетический; 2.историко-сравнительный; 3.историко-типологический; 4. историко-системный, классификация которых была представлена в труде И.Д. Ковальченко1.

Составной частью историко-сравнительного метода является проблемно-хронологический подход, с помощью которого исследуемые события и явления были систематизированы во временной последовательности.

В исследовании были применены дополнительные, а именно, описательный и реконструктивный методы, поскольку анализ любого явления невозможен без его конкретизации и исторической фактологии, а полнота любого источника никогда не может быть абсолютной. Кроме того, был использован междисциплинарный подход, который помог связать в единую систему данные ряда гуманитарных наук, таких как политология, история международных отношений, социология, геополитика, правоведение, этнология и др.

Научная новизна диссертации состоит в том, что на основе широкого круга источников, в том числе ряда впервые вводимых в научный оборот, комплексно, с применением инструментария междисциплинарного исследования, анализируется вся совокупность внешнеполитической деятельности США на Ближнем Востоке в период 1945-1975 гг. Важно, что специфика отдельной страны этого региона для определения внешнеполитического курса США особой роли не играла.

Научной новизной диссертации является трактовка отношения США и Ближнего Востока. В исследовании обоснован вывод о том, что основой «нефтяного вопроса» является совокупность факторов, среди которых не только экономический, но и демографический, географический и пр., связанные с планетарным расположением тех или иных природных и трудоосвоенных ресурсов.. Отмечая заинтересованность США в решении вопросов нефтересурсов, акцентируется внимание на том, что Ближний Восток является важнейшей геостратегической зоной, контроль над которой дает возможности влиять на мировую политику в целом. Укрепление в этом регионе дало возможность США ослабить значение СССР, как страны-лидера и более активно воздействовать на политику, как стран Ближнего Востока, так Китая и Индии.

Геополитика при всех попытках придать ей научно-объективный характер все же до сей поры остается пусть глобальной, планетарной, но все же политикой, а это значит, что вопрос стоит об уяснении столь же глобальных и планетарных, но пока в сущности не изученных, понятийно не зафиксированных, действительно материальных структурах и процессах в их многообразии, включая внутреннюю конфронтационность и, в частности, биполярный антагонизм, что предопределяет новизну методологических подходов, введению в научный оборот ряда понятий, к каковым в первую очередь относится «эгокультурность». Эгокультурность есть форма мировых отношений, до сих пор не снятая, характеризующаяся неприятием одним социумом любого уровня других социумов, или, иначе говоря, это социум, который на первое место ставит «себя». В упрощенном смысле – это господство «национальных интересов». Является по сути конфронтационной, порождающей такие явления как "визуальный" расизм, ксенофобная, любая опасная агрессивность, этническая, религиозная, социальная (в смысле разных социальных систем, стран, классов) нетерпимость, а равно шовинизм, эгоизм малых наций, экспансивность лидеров, державная самоценность, лишь внешне изменившийся империализм, изолятность, сепаратизм, терроризм и пр. Явление эгокультурности порождает такой феномен международных отношений как «гонка культур».

Рассматривая эгокультурность как объективную закономерность, необходимо переоценить роль международных организаций и, в первую очередь, ООН. Несмотря на декларирование принципа равенства наций, она все равно являлась и является за редким исключением проводником политики ведущих мировых держав, а, значит, просто «ширмой эгокультурности».

Новизна диссертации также определяется рассмотрением эндогенных особенностей Запада, стремящегося к социальной, культурной, экономической и прочей унификации, что предопределяет его, а особо, его авангардной части – США, неспособность примиряться с разноуровневыми структурами бытия, воплощением которых в первую очередь являются Восток. Этот фактор предопределяет преемственность внешнеполитического курса различных администраций США, а повторяемость курса в новых исторических условиях без изменения стратегии ведет к его ужесточению.

Новым ракурсом, отраженным в диссертации, является рассмотрение противоречий внутрисистемного и межсистемного характера. В связи с этим ближневосточный конфликт в исследуемый период нельзя лукаво отождествлять с конфликтом стран «третьего мира», а необходимо рассматривать как конфликт внутрисистемный, порожденный самими особенностями капиталистического мира, хотя и со специфическими чертами.

Основной целью исследования является комплексное изучение политики США на Ближнем Востоке в 1945-1975 гг. Для того, чтобы осуществить эту цель автору потребовалось решить следующие задачи:

  • Выявить причины интереса США к ближневосточному региону после Второй мировой войны.
  • Определить роль США в Суэцком кризисе и его последствия для американцев и проанализировать теорию «вакуума сил».
  • Исследовать политические последствия проникновения США на Ближний Восток после Суэцкого кризиса.
  • Рассмотреть причины начала использования Соединенными Штатами исламского фактора.
  • Проанализировать нефтяную политику США. Рассмотреть положительные и отрицательные стороны «помощи» развивающимся странам.
  • Изучить преемственность ближневосточной политики американских администраций. Определить суть политики «двойных стандартов» США. Проанализировать отношение США к разработке ядерного оружия на Ближнем Востоке.
  • Исследовать политику США по отношению к арабским странам, не принимающим непосредственного участия в арабо-израильском конфликте.
  • Рассмотреть отношение США к роли ООН в решении различных конфликтов в регионе БСВ.
  • Дать оценку роли личности во время важнейших событий на Ближнем Востоке.
  • Определить роль США в ближневосточном конфликте. Исследовать влияние «биполярного противостояния» на Ближнем Востоке. Проанализировать способность США стабилизировать ситуацию в странах Ближнего Востока.

Источниковая база исследования

Для осуществления поставленных задач были использованы различные по характеру источники, которые можно выделить в отдельные группы, согласно их специфике и тем вопросам, которые они освещают.

При всем их многообразии и разнохарактерности документальные источники в источниковедении выделяются в особую группу. В данном случае ее можно разбить на более мелкие.

К первой группе источников относятся официальные документы США. Перед тем как перейти к их анализу, необходимо отметить, что неизбежное свойство дипломатии заключается в том, что публичные заявления не вскрывают реальности и сложности правительственных поисков и решений. Кроме того, важно отметить, что официальные документы США, относящиеся к периоду четвертой арабо-израильской войны и процессу урегулирования этого конфликта, а также, частично, к третьей арабо-израильской войне, не рассекречены в силу соблюдения принципов национальной безопасности.

В работе использованы материалы Конгресса США за 1945-1976 гг.2 Большой значение для работы оказали официальные документы президентов США, их ежегодные доклады конгрессу США3, в которых дается оценка ситуации в мире и отдельных регионах, определяются «угрозы» интересам США и даются основные направления как глобальной, так и региональной стратегии.

В документах исполнительной власти, в частности, Государственного Департамента4 даны оценки внешнеполитической деятельности США, ее целей и методов их достижения. Другие документы по внешней политике США5 представляют собой различные договоры, отчеты, документацию проводимых совещаний, встреч и пр. политических деятелей государств.

Очень полезными оказались официальные документы по экономической, а особо нефтяной политике США на Ближнем Востоке6. В отличие от порой декларативных выступлений Белого дома, официальных заявлений госдепартамента и пространных выступлений сенаторов, документы представителей нефтяных компаний отличались четкостью и конкретикой поставленных целей.

Помимо официальных заявлений и меморандумов Белого Дома очень важными являются коммюнике посольств, сообщения разведки, исследования Национального Совета Безопасности (СНБ) и доклады начальников Штабов7. Среди источников впервые введенных в научный оборот огромную ценность представили рассекреченные документы СНБ и ЦРУ, в которых дается анализ и прогноз ситуации на Ближнем Востоке после Суэцкого кризиса, дискутируется необходимость предоставить военную помощь ряду арабских стран, обсуждаются цели Соединенных Штатов в ближневосточном регионе и пр.8. Особый интерес представили для работы документы Комитета по Ближнему Востоку9.

Вторую группу источников представляют документы Организации Объединенных Наций10, разбитые по годам, сессиям и заседаниям. Они были использованы в большей мере при исследовании жалоб ближневосточных государств (сирийские жалобы на Турцию 1957 г. и на Израиль на протяжении 1950-х 1960-х гг., Иордании на ОАР 1958 г., Ливана на ОАР 1958 г. и пр.). Ценными были также исторические резолюции Совета Безопасности ООН по важнейшим ближневосточным решениям. Отметив необходимость для диссертации данного источника, следует сказать, что ООН, хоть и призванная, даже исходя из своего названия, объединять нации мира, совершенно четко отражала борьбу на международной арене и расстановку сил в мире.

Третью группу источников составляют выступления, мнения, официальные заявления арабских лидеров, которые также присутствуют в американских и английских документах. Арабские источники11 представляют собой самый широкий диапазон различных материалов по внешней политике стран Ближнего Востока, региональным отношениям и пр.

Четвертую группу источников представляют документы СССР и Великобритании. Документы министерства иностранных дел Великобритании и парламентские дебаты12 отразили попытки этой колониальной державы сохранить свое присутствие в ближневосточном регионе. Особый интерес представляют документы министерства иностранных дел Великобритании во время Суэцкого кризиса, в которых видна явная разочарованность Англии политикой США. Большой интерес представляют также документы Англии о решении ее ухода из зоны Персидского залива в 1968 г.

Огромную роль для работы оказали фонды Архива внешней политики Российской Федерации. Помимо Архива неоценимую помощь в работе над диссертацией оказали опубликованные документы советских и российских архивов, среди которых особо следует выделить двухтомный сборник документов по ближневосточному конфликту под редакцией В.В. Наумкина13. Важными оказались сообщения советских послов, переписка дипломатов, секретные документы МИД, переговоры между советскими официальными лицами и представителями арабских государств и Израиля.

Каждая из представленных четырех групп документальных источников требует специфических подходов и методов критического анализа, а также сопоставления с другими источниками.

Пятую группу источников составили статистические данные и справочная литература14. Большой фактический и особенно статистический материал почерпнут из официальных документов, докладов и периодических изданий ООН и ее специализированных учреждений. Статистические данные приводятся также в ежегодном справочнике Государственного Департамента, где в форме докладов излагаются данные с соответствующими комментариями. Однако никакими существующими статистиками, в частности СНС, не удается достаточно убедительно раскрыть неоколониальную тенденцию. Но главное не в самих цифрах, а в том, что все эти «статистики» полностью замазывают реалии неоколониальных отношений и тенденций. Во-первых, все страны согласно этим статистикам выглядят якобы равноправными. Во-вторых, полностью скрыта эксплуатация: неоколониальных отношений как асимметричных структур для этих статистик не существует.

Очень интересной и важной для исследования оказалась мемуарная литература (шестая группа), которая при всей ее значимости отличается ангажированностью, а порой тенденциозностью15. В работе были использованы мемуары видных политических деятелей Соединенных Штатов исследуемого периода: Дуайта Эйзенхауэра, Роберта Мэрфи, В.С. Ивлэнда, премьер-министра Великобритании Энтони Идена, мемуары короля Иордании Хусейна, президента Ливана Камиля Шамуна, президента Египта А. Садата и пр.

Неоценимыми в работе над диссертацией были книги М. Хейкала, одного из самых информированных людей на Ближнем Востоке, сначала близкого к Насеру человека, а затем, в первые годы президентства Садата, его доверенное лицо. Большим подспорьем при написании докторской диссертации оказалась книга А.Ф. Добрынина «Сугубо доверительно», а также книга А.З. Егорина «Египет нашего времени». Заслуживают особого внимания работы израильских авторов, М. Даяна и Ш. Тевета «Арабо-израильские войны», И. Алона и Х. Герцога «Арабо-израильские войны» и Х. Герцога «Арабо-израильские войны. 1967-1973», прежде всего потому, что авторы были участниками военных событий, а порой и творцами израильской политики.

К седьмой группе источников относится периодическая печать прежде всего США, а также стран Ближнего Востока, СССР, Англии, Франции, Германии. Традиции Соединенных Штатов предписывают появления выступлений лидеров государства в одной из ведущих газет «Нью-Йорк Таймс». Ценность данного источника заключается прежде всего в высокой степени информативности.

К восьмой группе источников относятся различные библиотеки Интернета, библиотека конгресса США, а также библиотека электронных энциклопедий и словарей16.

Таким образом, нами был изучен, осмыслен и критически проанализирован обширный круг источников, что позволило раскрыть исследуемую тему. Разнообразие источниковой базы помогла нам сформулировать научную позицию и решить поставленные в исследовании задачи.

Степень изученности проблемы. Научно-историческая литература по исследуемой теме весьма обширна, однако проблема политики США на Ближнем Востоке в исследуемые годы не являлась предметом комплексного анализа на основе междисциплинарного подхода.

Диссертант опирался на теоретические положения в можно сказать классических работах таких ведущих отечественных востоковедов, как Г.И. Мирский, А.И. Левковский, О.Э. Туганова, С.Л. Стоклицкий, Л.А. Фридман, П.Ф. Андрукович, М.Ф. Юрьев17.

Теоретические выводы по социально-экономическому развитию стран Востока содержатся во многих коллективных монографиях, в написании которых участвовали как видные советские18, так и российские ученые19.

Среди трудов американистов очень полезна для исследования явилась работа по истории Соединенных Штатов В.И. Лана20, книга А.Н. Яковлева21.

Отдельно необходимо отметить важность для диссертанта целого ряда работ отечественных авторов советского периода по исследованию внешней политики США, а особенно ближневосточного курса: В.А. Кременюк «Политика США в развивающихся странах: проблемы конфликтных ситуаций. 1945-1976»22, А.К. Лаврентьев «Силовая дипломатия в Азии»23, «Политика США в Азии»24, «Политика США на Арабском Востоке»25, М.А. Гречев «Колониальная политика США после второй мировой войны» 26, книги Ю.М. Мельникова27.

Среди современных работ по внешней политике США следует также выделить книги А.И. Уткина28, Г.А. Арбатова29, Н.В. Загладина30.

В монографии И.Б. Пономаревой и Н.А. Смирновой «Геополитика империализма США»31 рассмотрены доктрины глобализма, выявлены корни стратегических амбиций США, прослежено поэтапное развитие надгосударственных институтов, призванных обеспечить контроль над мировым политическим процессом.

Одним из самых важных для диссертации в плане ее теоретического оснащения явился пятитомный труд А.С. Шушарина «Полилогия современного мира»32, где вскрывается эндогенная и экзогенная логика истории, а также доказывается, что восточность типологически это и есть локальная, внутристрановая, но уже интеркультурационная продвинутость, более высокий экзогенез.

Книги Е.М. Примакова33 основаны на многих неизвестных фактах и документах, а также на личных впечатлениях автора, который на протяжении долгих лет встречался с основными лидерами Ближнего Востока, имел возможность сравнивать наблюдения разных лет, анализировать ближневосточную ситуацию, находясь в гуще событий. Наибольший интерес представляет книга «Ближний Восток на сцене и за кулисами»: она является последней по времени издания и основана на тех фактах, которые автор не имел права открывать в прошлом.

Книга А. М. Васильева «Россия на Ближнем и Среднем Востоке: от мессианства к прагматизму»34, написанная в 1993 г., сохраняет дух перелома двух эпох. Важным для диссертации оказался экскурс в историю соперничества двух держав во времена важнейших событий на Ближнем Востоке: шестидневной войны, «войны на истощение» и Октябрьской войны 1973 г.

Работы Л.И. Медведко35 явились важными для написания диссертации, поскольку автор, ученый и публицист, выстроил свою логику событий, имеет отличную точку зрения, которая не всегда совпадает с нашей и гражданскую позицию, которую разделяет автор диссертации. В своих работах Л.И. Медведко анализирует альянс США и Израиля, направленный против арабского освободительного движения. Существенным недостатком книг, с нашей точки зрения, является отсутствие научно-справочного аппарата, хотя автор опирается на широкий круг источников.

Проблема нефти освещается в книгах Р.Н. Андреасяна, А. Казюкова, А.Я. Эльянова36, где приводится много сведений об истории нефтедобычи, складывании международных нефтяных корпораций и о борьбе с ними национальных правительств, об особенностях функционирования нефтегазовых комплексов и пр.

Что касается работ, характеризующих историю отдельных ближневосточных стран и внешнюю политику США по отношению к ним, то прежде всего следует отметить трехтомник М.Ф. Видясовой, представляющий собой на сегодняшний день наиболее полное исследование новейшей истории Туниса, а также политической биографии Х. Бургибы. Для автора диссертации наибольший интерес представил третий том37, в котором исследуются внешняя политика Туниса. По странам Персидского залива очень важной для диссертации оказалась книга И.А. Александрова38. Большую помощь в работе над диссертацией оказали монографии серии «История стран Востока XX в.»: Р.Г. Ланды «История Алжира. XX в.»39, Егорина А.З. «История Ливии. XX в.»40 и М.С. Сергеева «История Марокко. XX в.»41. Все эти фундаментальные исследования написаны на основе многих не публиковавшихся ранее архивных и документальных материалов.

Под специфическим углом рассматриваются события в работах политико-биографического характера, например о президенте Эйзенхауэре, о Д.Ф. Даллесе, о Камале Джумблате42 и пр.

Таким образом, хотя в советской и российской литературе не было попытки комплексного изучения политики США в регионе в исследуемый период, изучение и анализ отдельных аспектов представляет собой огромный интерес.

Переходя к обзору зарубежной литературы, следует оговориться, что мы не стали разделять ее на работы американских, английских, арабских и пр. авторов, поскольку это привело бы к излишней фрагментарности изложения.

В связи с внешней политикой США следует отметить работы Р. Барнета, Р. Даллека, Л. Лелупа и других авторов43. Отметив их сильные стороны (глубокая осведомленность, документированность, личные впечатления и т.д.), необходимо все же указать, что многие из них исходят из тезиса о совпадении национальных интересов США с национальными интересами большинства ближневосточных стран. Однако, встречаются и работы, где затрагиваются истинные причины американского интереса на Ближнем Востоке. Монографии В. Стиверса «Конфронтация Америки с революционными изменениями на Ближнем Востоке»44 и У. Квандта45 относятся к их числу. У. Квандт критически анализирует политику США в регионе, особенно в период обострений арабо-израильского конфликта, весьма нелестно отзывается о причинах участия США в арабо-израильском урегулировании и вскрывает порочность американских принципов национальной безопасности. По своим взглядам на исследуемую проблему У. Квандт приближается к историкам советской школы, не стесняется употреблять немодные ныне слова, типа «империализм», «неоколониализм» и пр.

Среди общих работ по внешней политике США стоит выделить книги Г. Киссинджера, которые можно отнести как к источникам, так и к литературе. В его «Дипломатии»46, в главе, посвященной Суэцкому кризису, Киссинджер приводит не только американскую точку зрения на события 1956 г., но и предлагает свою, весьма своеобразную трактовку событий, явно умаляя роль США и критикуя их за непоследовательность. В своем труде «Годы решительных перемен», написанном еще в 1982 г.47, Киссинджер дает анализ арабо-израильской войны 1973 г., пытаясь оправдать необходимость «челночной дипломатии» и сепаратных переговоров.

Книги Зб. Бжезинского являются весьма поучительными не только для студентов самого американского политолога, о чем он пишет в эпиграфе своей книги48, но и для студентов наших ВУЗов, а также их преподавателей. В «Великой шахматной доске», а также в книге «Выбор: мировое господство или глобальное лидерство»49 ведущий американский политолог определяет очертания завтрашнего мира. «Окончательная цель американской политики должна быть доброй и высокой, - пишет Бжезинский, - создать действительно готовое к сотрудничеству мировое сообщество в соответствии с долговременными тенденциями и фундаментальными интересами человечества. Однако в то же время жизненно важно, чтобы на политической арене не возник соперник, способный господствовать в Евразии и, следовательно, бросающий вызов Америке»50. Беспринципность постулатов Бжезинского, которые он высказывает в качестве аксиом, вызвали у автора диссертации желание доказать, что «доброго», а уже тем более «высокого», в американской политике крайне мало. Очень показательно, что, размышляя об американской стратегии, великий политолог весьма бегло пишет о Южной Америке и о Ближнем Востоке, видимо, рассматривая эти регионы в качестве уже имеющихся американских сырьевых провинций.

Интересна в плане анализа и сравнения работа западного исследователя Г.Р. Слоуна «Геополитика в стратегии Соединенных Штатов. 1890-1987»51. Автор выявляет связь между геополитической теорией и стратегией США в указанный период на конкретных примерах.

Среди общих работ по истории Ближнего Востока необходимо отметить также монографии зарубежных востоковедов, таких как Альберт Хаурани, Гленн Е. Перри, М.И. Япп, Пенроуз, Мэнсфилд52.

Монография М. Керра «Арабская Холодная война 1958-1964. Изучение идеологии в политике»53 является, по сути, методическим материалом для западных академических учреждений. Действительно, эта работа представляет огромный материал, в частности, по истории взаимоотношений Насера и партии Баас, а также по причинам распада ОАР. Безусловно, интересны работы арабских историков по внутриарабским отношениям, в частности, изучения вопроса «палестинцы – Израиль» и исследования по деятельности Арабской Лиги54. В книге Тауфика Хассоу55 особый интерес представил анализ деятельности Арабской Лиги во время кризиса в Ливане 1958 г. Однако, Лига рассматривается целиком и полностью как политический инструмент Египта в борьбе за свое влияние на Ближнем Востоке. Это частично верно, но на этом фоне преуменьшены попытки Египта бороться против западного присутствия.

Большим подспорьем в работе над второй главой диссертации стала книга К. Кайл56, в которой собран обширный фактический материал по Суэцкому кризису. К сожалению, несмотря на частое обращение к источникам и детальное изложение событий, книга отличается необоснованной критикой в адрес Советского Союза, а также пронизана неоколониальным духом.

Достаточно объективная картина арабо-израильского конфликта представлена в книге Д. Кон-Шербока и Д. эль-Алами «Палестино-израильский конфликт. Две точки зрения»57. Одной из новейших книг по истории арабо-израильского конфликта является книга Я. Бикертона58, австралийского историка, который попытался проанализировать один из самых затяжных и трудно решаемых конфликтов современной истории. Важно, что ученый опирался на широкую источниковую базу, а также пытался отойти от типичного западного подхода к проблематике. Бикертон полагает, что подобные конфликты нельзя решать с позиции силы, а лишь с помощью дипломатии и переговоров. Однако, каких-либо конкретных шагов он не предлагает.





Из работ по проблеме нефти прошлых лет следует выделить труд К.В. Стокинга59, в котором содержится богатый статистический материал. Эта работа помогла автору доказать то, что США имели в странах, не обладающих углеводородными ресурсами, такой же «жизненный интерес», как и в нефтедобывающих странах, что говорит о большой важности для США идеологических,  политических, географических и пр. факторов.

Книга Д. Ергина «Добыча. Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть»60 - это одна из самых полных на сегодняшний день книг, в которой излагается подробнейшая история развития нефтяной промышленности на протяжении почти полутора столетий. Автор раскрывает сложные взаимоотношения между мировой нефтяной индустрией и международной политикой. Интересны и исторические, страновые и политические экскурсы, психологические портреты основных участников нефтяного рынка. Автор вскрывает тайну интриг политической жизни различных государств и подоплеку того, как нефть стала одним из определяющих факторов развития мировой экономики. Книга базируется на широчайшем круге источников. Разумеется, все наиболее значимые события на Ближнем Востоке, как Суэцкий кризис или арабо-израильские войны рассматриваются через призму нефтяного фактора. Наиболее полезным для написания диссертации оказалась глава 29 книги «Нефтяное оружие».

Большую роль сыграли исследования по отдельным ближневосточным странам. Социально-экономическое и политическое развитие Сирии анализируется в работе английского исследователя Д. Хупвуда61, политические партии, в частности, партия Баас в книге историка Д. Робертса62. Несмотря на то, что эти монографии более поздние, наибольшую ценность для данного исследования представляет собой монография Патрика Сила «Борьба за Сирию. Исследование послевоенной арабской политики. 1945-1958»63. Почти любой западный исследователь ссылается на П. Сила, как на наиболее компетентного специалиста по сирийской проблематике. Эта книга действительно является одним из наиболее полных исследований по истории Сирии послевоенного периода. Автор приводит письма известных политических деятелей арабского мира, адресованные на его имя, что, таким образом, делает эту книгу своего рода  источником. П. Сил имеет свой взгляд на причины объединения Египта и Сирии.

Иордания исследовалась рядом историков, в том числе в книге арабского историка Н. Арури64, американского Б. Швадрана65.

Исследования по Ливану очень популярны на Западе. В 1960-е гг. появилось много исследований по гражданской войне 1958 г. в Ливане и самых разных по сути и пониманию анализа, причин и последствий американской интервенции того же года66. В 1970-1980-е гг. появился ряд работ с новыми попытками исследования этно-религиозной картины Ливана (видимо историков побудила на это новая гражданская война и очередное военное вторжение США)67. В этой новой волне исследований однако нет попыток найти корни второй гражданской войны в первой, а военное вмешательство США 1958 г. почти всегда рассматривается с положительной точки зрения, как стабилизирующий фактор для Ливана.

В книге Ч.А. Рубенберга «Израиль и американский национальный интерес»68 рассматривается вопрос об отношениях между США и Израилем. Работа отличается большой откровенностью и беспристрастностью. Излагается точка зрения Израиля на внешнеполитические доктрины США, и вскрываются причины, порождающие такие доктрины.

Диссертант использовал труды арабских авторов. Следует отметить книгу палестинца Н. Шараби, который в настоящее время работает в Колумбийском университете, «США и арабы. Политика США в Арабском мире в XX в.»69. Этот труд содержит большое количество фактов и информации, посвященной отношениям США с арабскими странами. Ценным представляется арабская точка зрения на политику США в регионе.

Особый интерес представляют книги-биографии о Д.Ф. Даллесе70, о президенте Насере71, о короле Хусейне72 и др.

В целом труды зарубежных историков содержат ценный фактологический материал, основываются на широкой базе источников, представляют самые разные точки зрения, однако весьма релятивны, зачастую лишены методологии и «заполитизированы».

Практическая значимость. Значение работы состоит в показе сильных и слабых сторон политики США в регионе Ближнего Востока, их умению проанализировать ситуацию и сопоставить этот анализ с практической деятельностью, а также способностью США «примиряться» с разноуровневыми структурами. Исследование этих аспектов были выявлены на базе анализа процессов и явлений, происходивших на Ближнем Востоке, непосредственно связанных с внешнеполитической деятельностью США, с опорой на достижения предшественников.

Результаты исследования могут быть внедрены в практику высшей школы при чтении общих курсов и спецкурсов, постановке спецсеминаров по новейшей истории стран Европы и Америки, по истории стран Востока, по истории международных отношений, а также могут быть применены при написании учебников, учебных пособий, практикумов и программ по названным дисциплинам. Материалы и результаты диссертации могут быть использованы в научных трудах других авторов, работающих над этой или смежными темами. Идеи и выводы диссертации могут быть полезны представителям государственных структур и частных организаций, занимающихся практической деятельностью по формированию отношений РФ со странами Ближнего Востока и США.

Теоретические разработки диссертации могут быть учтены в дальнейшем осмыслении внешней политики США в новейший период.

Структура диссертации. Цель и основные задачи исследования предопределили его структуру, в основу которой положен проблемно-хронологический принцип. Диссертация состоит из 2-х томов. В первый том помещен основной текст диссертации, состоящий из введения, 4-х глав, разделенных на параграфы и заключения. Во второй том вынесены сноски и приложения по главам, а также список использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность и новизна избранной темы, определяются объект и предмет исследования, цель и основные задачи, охарактеризована методологическая основа диссертации, обосновываются ее хронологические рамки, дается характеристика источниковой базы работы и состояние научной разработанности проблемы, показаны ее теоретическая и практическая значимость.

В первой главе «Ближневосточная политика США в первое послевоенное десятилетие» рассматриваются причины и суть интереса США к ближневосточному региону после Второй мировой войны. В §1 дается ретроспективный обзор попыток США нащупать возможные пути проникновения на Ближний Восток. Хотя интерес США к ближневосточному региону наблюдается с конца XVIII – начала XIX вв., влияние Англии и Франции было еще так сильно, что ни о каком серьезном присутствии в регионе речи не шло. Однако, Соединенные Штаты изначально пытались использовать неоколониалистские методы, что должно было стать показателем того, что США не имеют ничего общего со старыми колониальными державами и работало в конечном итоге на позитивный образ США (арабы ничего не знали о колониализме США на Гавайях, Пуэрто-Рико, и Филиппинах).

Хотя о начале серьезного проникновения США в регион можно говорить только после окончания Второй мировой войны, на протяжении первой половины XX в. голос США был слышен, когда речь шла о нефти. Англичане допустили крупнейшую стратегическую ошибку, позволив американским нефтяным концессиям внедриться в Саудовскую Аравию.

В годы Второй мировой войны США получили ряд военных баз в Северной Африке и в Саудовской Аравии. События Второй мировой войны наглядно показали, что нефть является одним из факторов победы: вся военная техника была рассчитана на горючее, произведенное из нефтепродуктов, и при отсутствии в обозримом будущем альтернативных источников энергии, Ближний Восток с богатствами его недр углеводородным сырьем явился гарантом превосходства в этой области.

Объявив обескровленному СССР «холодную войну», Соединенные Штаты постепенно стали рассматривать Ближний Восток как одну из арен борьбы двух систем. План создания враждебных государств вокруг СССР, который впоследствии получил название «северного яруса обороны», начал осуществляться с доктрины Трумэна. Закрепившись на подступах к Ближнему Востоку, Соединенные Штаты нашли в регионе важную для себя политическую опору – государство Израиль.

Необходимо отметить, что и СССР рассчитывал на это государство как на своего будущего союзника, однако в этом соперничестве США оказались на первом месте. Первая арабо-израильская война выявила глубокую разобщенность арабских стран, что в будущем помогло американцам «осваивать» регион. После победы Израиля, убедившись в его силе, в способности противостоять многочисленным арабским государствам, а также обладая мощнейшим произраильским лобби внутри страны, администрация Трумэна начала предоставлять Израилю финансово-экономическую помощь. Существовала и оборотная сторона: выбор Соединенными Штатами Израиля своим союзником на Ближнем Востоке вызвал в арабских странах протест, который материализовался в растущем интересе к Советскому Союзу.

Первая арабо-израильская война оставила «в наследство» ряд нерешенных и крайне спорных вопросов, в частности, проблему палестинских беженцев, что позволило Западу и, прежде всего, США включиться в бесконечно долгий процесс арабо-израильских переговоров.

Период с 1949 по 1956 гг. (§2) стал свидетелем глубоких противоречий и сложных проблем арабских стран, связанных, главным образом, с их колониальным прошлым. Смена правительств в Сирии, нестабильная ситуация в Ливане, полная зависимость Иордании от Запада, революция в Египте – все эти и другие процессы и явления позволяли США активно вмешиваться в ближневосточные проблемы.

25 мая 1950 г. возникла «Тройственная декларация» с участием Англии, Франции и США, согласно которой эти страны в обход ООН в одностороннем порядке брали на себя роль «гарантов перемирия» 1949 г. между арабскими странами и Израилем и присваивали право определять уровни вооруженных сил и вооружений этих государств. Желая полностью контролировать ситуацию, США выдвинули в августе 1955 г. «план Даллеса» по палестинскому вопросу, с помощью которого, американское правительство смогло получить бы то, что оно давно добивалось, а именно, возможность создания так называемой системы обороны на Ближнем Востоке.

Попытки создания военно-политического союза на Ближнем Востоке для защиты от «международного коммунизма» выразились сначала в планах формирования «Ближневосточного командования», а затем «Ближневосточной оборонной организации», которые однако потерпели крах в связи с революцией в Египте 1952 г.

В 1955 г. планы Запада увенчались успехом: ряд государств региона заключили Багдадский пакт. Багдадский пакт в традиционной историографии как советской, так и зарубежной, интерпретируется как часть западной стратегии сдерживания СССР. Существует и иная точка зрения, что Багдадский пакт являлся выражением усилий Англии продержаться на Ближнем Востоке в ответ на растущую роль США в этом регионе73. Есть мнение, что Соединенные Штаты были против присоединения Англии к пакту, так как это придавало ему агрессивную окраску, но из-за все еще сильных позиций Англии, усилия американцев успеха не имели. Как бывшая империя, Англия «предприняла шаг, который угрожал убить Багдадский пакт при его рождении»74. Киссинджер полагает, что американские руководители пытались совместить два несовместимых подхода: покончить с имперской ролью Великобритании и одновременно эксплуатировать остатки британского влияния для создания на Ближнем Востоке структуры «сдерживания»75.

Можно согласиться с Киссинджером, что Багдадский пакт действительно оказался не самым крепким блоком, но все же период «пактомании» Д.Ф. Даллеса сыграл достаточно важную роль. Багдадский пакт явился связующим звеном между НАТО (через Англию и Турцию) и СЕАТО (через Англию и Пакистан). Влияние США на Ближнем Востоке безусловно усилилось. США была «на руку» сложившаяся конфликтность в арабском мире, особенно, между Египтом и Ираком. Очевидно, что одной из целей, которые ставили США при заключении турецко-иракского пакта, было стремление внести разлад между арабскими странами, что в свою очередь способствовало бы присоединению каждой в отдельности из арабских стран к этому пакту, хотя не это, видимо, являлось основной задачей.

США оказались не в состоянии уловить новые тенденции послевоенного арабского мира. Воинствующий антикоммунизм, ставший идеологической основой западного мира и, особенно, США, не нашел ожидаемого отклика в арабских странах: куда более близка и естественна была антиизраильская идея. По словам заместителя министра иностранных дел Йемена аль-Амри: «США в настоящее время напоминают слепого человека, который осознает, что он выпускает из рук палку, которой нащупывал дорогу»76. Метафорично, но суть проясняет.

Игнорирование Соединенными Штатами насущных интересов арабских стран Ближнего Востока при ярко выраженной политике поддержки Израиля стало ассоциироваться в арабском мире со старыми методами колониальных держав. Это неизбежно усиливало влияние советской внешней политики в регионе.

Во второй главе «Суэцкий кризис 1956 г. и формирование новой геополитической ситуации на Ближнем Востоке» рассматривается проблема отношений Египта и США, выявляется степень участия США в Суэцком кризисе, их заинтересованность в агрессии на Египет.

В §1 анализируется политика США по отношению к Египту с 1952 г. Исследовав причины отказа США предоставить Египту оружие, автор приходит к выводу, что он был связан с давлением израильского лобби и боязни превратить Египет в хорошо вооруженную страну. Этот отказ послужил причиной для Египта обратиться к советскому блоку. Отказ США финансировать строительство Асуанской плотины ускорило решение Насера национализировать Суэцкий канал. Характерно, что на обе просьбы Египта не следовало категорического отказа, однако они сопровождались рядом предварительных условий США, неприемлемых для Египта, поскольку они посягали на суверенитет страны. По мнению Е. Примакова, проводимая Египтом в условиях «холодной войны» политика балансирования между «свободным миром» и «социалистическим лагерем» с целью сохранить свою независимость уже не устраивала США и расценивалась в Вашингтоне как «нежелание Насера идти по предлагаемому ему пути – по большому счету отдать себя под западный контроль»77. Непоследовательные действия США в отношении Египта показали их неспособность и неумение обращаться с такого рода «новообразованиями», ориентироваться в проблемах Арабского Востока в исследуемый период.

Обращение к соцблоку за оружием и национализация Суэцкого канала вызвали ликование среди арабов и панику в западном блоке. В телеграмме, отправленной Эйзенхауэру на следующий день после национализации канала, Иден писал, что если не отстаивать свою позицию, то «наше и ваше влияние на всем Ближнем и Среднем Востоке будет окончательно подорвано»78. Франция была готова вывести свои войска из Алжира для совместных действий с Англией против Египта. С этого момента США начали вести «двойную игру» теперь уже с Англией и Францией: США уверяли своих союзников в необходимости найти способ заставить Насера вернуть канал, имея в виду дипломатические меры (к примеру, Даллес предлагал возможные варианты управления каналом), которые были неприемлемы в той ситуации для Англии и Франции.

В §2 анализируется Тройственная агрессия против Египта и отношение к ней США. Изначально Эйзенхауэр был категорически против как агрессивных действий Израиля, так и высадки английского и французского десанта на территории Египта. Это объясняется двумя соображениями: во-первых, Англия и Франция, главные союзники США по НАТО, выступили против курса США, не согласовав свои действия с ними, не только «предав тем самым атлантическую солидарность», но и нарушив монополию США на руководство НАТО. Во-вторых, США стояли на пороге выборов, а в глазах общественности Эйзенхауэр не хотел предстать соучастником экспансии против Египта.

Несмотря на то, что во время Суэцкого кризиса возник уникальный случай, когда СССР и США оказались вместе против Англии и Франции, США, как признает Киссинджер, «вынудили Францию и Англию рискнуть всем»79. То, что США вели «двойную игру» со своими союзниками подтверждает и министр иностранных дел Великобритании С. Ллойд80. В конечном счета политическое фиаско Парижа и Лондона сыграло на руку США. В диссертации сделан вывод, что у всех трех держав была абсолютно одинаковая цель – присутствовать на Ближнем Востоке; только для Англии и Франции было важно не упустить своих позиций, связанных с прошлым, а у США – с будущим. Отсюда Венгерские события не могли стать помехой, и США фактически проигнорировали, что ООН удостоила СССР лишь «вежливого осуждения». Очевидно, что в тот период соперничество с СССР в регионе ЦВЕ было нереальным, в то время как интересы США на Ближнем Востоке требовали абсолютного внимания и активности, чтобы занять позиции старых колониальных держав.

Провал Тройственной агрессии породил и другие явления. Во-первых, возвышение Насера как лидера арабского национализма, нежелание его идти на поводу у Запада заставило США «готовить другое лицо в качестве будущего лидера арабского мира»81, а именно короля Сауда. Фактически это была ставка на раскол арабского мира. Такая политика была как нельзя кстати: после Суэцкого кризиса противоречия между прозападными, традиционными силами и прогрессивными, нейтральными переросли в острый конфликт. Растущий вызов прогрессивных сил мог быть уравновешен только с западной поддержкой, основным действующим лицом были Соединенные Штаты. В итоге монархии стали опорой западного влияния.

И, во-вторых, сотрудничество СССР и США оказалось недолгим. Американцы небезосновательно полагали, что в результате англо-франко-израильской авантюры на Ближнем Востоке усилится влияние СССР и других социалистических стран. Недаром 14 ноября 1956 г. на первой же пресс-конференции, состоявшейся после переизбрания Эйзенхауэра президентом, он сказал, что США сделают все, чтобы добиться взаимопонимания между арабами и Израилем, дабы устранить «колоссальные» преимущества, полученные СССР на Ближнем Востоке и призвал страны «свободного мира» к осторожности в установлении тесных отношений с Россией»82.

В главе третьей «Вакуум сил» и проникновение американцев на Ближний Восток после Суэцкого кризиса» анализируется теория «вакуума сил», исследуется доктрина Эйзенхауэра 1957 г. и последствия ее осуществления в ряде арабских стран. После провала Тройственной агрессии (§1), т.е. вследствие ослабления позиций Англии и Франции США воспользовались теорией «вакуума сил». Уже в начале января 1957 г. Д. Эйзенхауэр обратился к конгрессу со специальным и срочным посланием, в котором просил разрешить действовать по трем основным направлениям: сотрудничать с арабскими государствами «в развитии экономической силы для сохранения национальной независимости», «предпринять программы военной помощи и сотрудничества и использовать Вооруженные Силы Соединенных Штатов, чтобы обеспечить и защитить территориальную целостность и независимость этих стран, запрашивающих такую помощь против открытой вооруженной агрессии со стороны любого государства, контролируемого международным коммунизмом»83.

Теория «вакуума сил», взятая на вооружение из постулатов геополитики, не только очень удобна, но и очень органична для западного мировосприятия: «если не я (урву этот кусок), так кто-нибудь другой». По сути, это проявление эгокультурности. Практически реализация этой теории осуществляется и в новейшее время.

По мнению директора управления планирования государственного департамента Р. Хааса, который конкретизировал причины появления и содержания доктрины «американского мирового лидерства», после распада СССР в международных отношениях образовался «вакуум силы», который нужно заполнить США. Хаас рекомендовал американским руководителям «сотрудничать» с другими странами по принципу «разделения труда»84. По нашему мнению, теория «вакуума сил» суть типичная западная теория, обслуживающая (а не объясняющая!) соответствующие процессы и явления. Вмешательство же США на Ближний Восток в исследуемый период, внедрение в постсоветские пространства, война в Югославии – есть процесс унификации в пределах прямого контура влияния НАТО или более жесткими словами – «пожирание» остатков в пользу колониальной системы.

«Доктрина Эйзенхауэра», под прикрытием которой осуществлялось проникновение США на Ближний Восток после провала Тройственной агрессии, и юридически закрепившая лидирующее положение США после 1956 г., являлась, по сути, взяточнической и тем самым подбивала на ее принятие колеблющихся. Она впервые после Суэцкого кризиса дала почувствовать прозападным традиционным силам, что за их спиной есть могущественная поддержка. Е. Примаков весьма изящно описал доктрину Эйзенхауэра - как конец флирта с арабским национализмом85. Таким образом, отношение стран к доктрине Эйзенхауэра явилось одним из самых кризисных вопросов для ближневосточных стран исследуемого периода.

Израиль оказал однозначную поддержку доктрине, и хотя США делали вид, что оказывают на него давление, все притязания Израиля к Египту - о проходе судов через Акабский залив, транзите по Суэцкому каналу, требование демилитаризации сектора Газа и Синайского полуострова находили полную поддержку США.

С принятием доктрины Эйзенхауэра роль США возросла в определении внутренней и внешней политики таких стран как Ирак, Ливия, Судан, Саудовская Аравия. Однако именно Иордания явилась самой быстрой победой доктрины Эйзенхауэра (§2). Соединенные Штаты были безусловно заинтересованы в сохранении монархии, которая в своих политических симпатиях ориентировалась на Запад. Кроме того, существовала непосредственная связь Иордании с арабо-израильской проблемой. Несмотря на то, что доктрина была отвергнута Иорданией на совещании глав арабских стран в Каире в январе 1957 г., в это же время Иордания неофициально попросила у США помощь86. Это был открытый показатель нового союза, который должен был заменить историческую связь Иордании с Англией. Почувствовав поддержку США, весной 1957 г. Хусейн (не без вмешательства ЦРУ) сместил правительство С. Набулси, стоявшее на демократических позициях, а в ответ на оппозиционные действия Патриотического конгресса объявил в стране военное положение.

В диссертации на основе впервые опубликованных источников доказывается, что американские официальные лица знали, что угроза королевскому трону исходила от «внутренних сил», вдохновленных не Советским Союзом, а националистическим, панарабским движением87.

Летом 1957 г. в знак благодарности за американскую поддержку из Иордании были эвакуированы остававшиеся еще английские базы. Этим был положен конец англо-иорданскому договору 1948 г. Однако США тут же потребовали от Иордании согласия на создание американских военных баз (в Акабе, Маане и Мафраке). Иорданское правительство дало согласие на заключение с США секретного соглашения, которое заменило расторгнутый договор с Англией.

В §3 анализируется политика США по отношению к Сирии в 1957 г., ряд действий которой (подписание в августе широкомасштабного экономического и технического соглашения с Советским Союзом; выдворение трех американских дипломатов – первых случай со времен Второй мировой войны - обвиненных в заговоре против режима и назначение на пост главнокомандующего офицера, подозреваемого в советских симпатиях) вызвали в США негативную реакцию. Поскольку сирийское правительство осудило доктрину Эйзенхауэра, Вашингтон счел нужным вмешаться во внутренние дела Сирии, которая была негласным «духовным» центром арабского мира. (Даже израильтяне, которые порой были готовы игнорировать весь мир для защиты своих национальных интересов, уклонялись от решительных действий против Сирии.) В данном случае США действовали посредством прежде всего Турции, а также Ирака. На всем протяжении сирийского кризиса Израиль буквально подстрекал США к силовым действиям, заверяя, что не останется в стороне от конфликта88. Однако, совершенно очевидно, что для США был выгоден межарабский конфликт. Посредничество короля Сауда, который занял просирийскую позицию, не оставило в стороне президента Насера. 13 октября египетские войска высадились в Латакии, став плечом к плечу с сирийскими братьями. В этой связи посредничество Сауда показалось мелким на фоне широкого жеста Насера.

Результат бесцеремонного вмешательства США в арабские дела в 1957 г. подтвердил покровительство и защиту Сирии Советским Союзом и Египтом. Что касается Вашингтона, то он, попав в тупиковую ситуацию, поспешил призвать к ослаблению напряженности. В этом плане особо интересна была беседа Даллеса с Громыко 5 октября 1957 г.89 Основной смысл заявления Даллеса сводился к фактическому признанию серьезного провала политики США в отношении Сирии.

Надо отметить, что США изначально совершили ошибку, делая ставку на «борьбу с коммунизмом» вместо того, чтобы попытаться объективно изучить обстановку в стране. Несмотря на массу эмпирических исследований в США, маниакальная идея распространения коммунизма во всем мире овладевала умами тех, кто должен был делать выводы из представленных им докладов. Действительно компартия Сирии под руководством Халида Бакдаша, самая большая по численности (10.000 в 1955 г.) на Ближнем Востоке, обладала престижем и влиянием. Информация государственного департамента США о ближневосточных компартиях, содержащая в себе не только статистические данные, но и комментарии, показывали то, что США, мягко говоря, преувеличивали роль коммунизма на Ближнем Востоке. Так, в своем ежегодном справочнике 1958 г., Государственный Департамент исчислял сирийскую коммунистическую партию в количестве 12 000-15 000 членов, но указывал, что Сирия «фактически управляется альянсом просоветских политиков, армейских офицеров и оппортунистов». Ливанская коммунистическая партия, находящаяся вне закона насчитывала по оценке Государственного Департамента 8 000 членов, однако утверждалось, что Бейрут является «центром подготовки и распространения коммунистической пропаганды на Ближнем Востоке...». Иорданская партия состояла из 300 членов, однако в докладе было отмечено, что у нее есть 5 000-6 000 активных сторонников и что «деятельность коммунистов и организации Фронта значительно возросла со времени аннексии бывшей арабской Палестины»90.

Таким образом, национально-революционный процесс автоматически воспринимался в США, как «рука Москвы», а любые рассуждения и соображения в связи с этим теряли логику, что и вело к ошибкам. Кроме того, партия Баас, установки которой с 1955 г. стали основополагающими для внешней политики Сирии, развернула атаку на коммунистов. Да и Насер с конца 1958 г. начал преследовать коммунистов. Однако в США это не было воспринято должным образом, и они добились цели, противоположной поставленной. Оказывая давление на Сирию, вооружая соседние с ней государства, заявляя, что Сирия угрожает миру в регионе, США в результате только усиливали позиции тех, кто находился у власти и, более того, такая политика ускорила отторжение Запада общественным мнением арабских стран. Все это помогло Сирии оправдать свое стремление искать помощи у социалистического лагеря. Это также открывало больше возможностей для советской внешней политики: выступление в защиту Сирии способствовало росту престижа СССР на Ближнем Востоке.

Диссертант делает вывод, что именно американское давление на Сирию явилось причиной ее объединения с Египтом в 1958 г.

Наиболее изощренной формой проявления доктрины Эйзенхауэра явился Ливан (§4). На основании широкого круга источников, в том числе неопубликованных, можно сделать вывод, что несмотря на детальное изучение официальными лицами США обстановки в этой стране, внутренних противоречий и социально-политических тенденций, эти знания не были учтены, и не смогли помочь американцам при всем их желании урегулировать ситуацию мирным путем.

Таким образом, самая большая проблема для американцев заключалась именно в непонимании природы ливанского общества: его поликонфессиональности, разноуровневости во всех сферах бытия. В качестве примера, сам американский опыт отрицал возможность существования Национального пакта, который был естественен для ливанца. А поскольку по своей природе западное общество не может примириться с разноуровневостью, то единственной реакцией Соединенных Штатов на нее могла быть лишь попытка унитаризации.

Принятие доктрины Эйзенхауэра повлекло нарушение деликатного внутреннего баланса сил, а также подорвало позицию Ливана на Ближнем Востоке. Ситуацию усугубили парламентские выборы 1957 г., когда выиграли кандидаты, которые поддерживали президента Шамуна, а проиграли соответственно пронасеристы. Вмешательство американцев в выборы 1957 г. было вопиющим: американский посол Дональд Хит лично просматривал списки кандидатов в депутаты парламента и вычеркивал неугодные фамилии. В Ливане в 1958 г. началась гражданская война.

В диссертации доказывается, что интервенция США 1958 г. не стабилизировала ситуацию, как считает большинство исследователей, а законсервировала ее. В частности, христиане были представлены антиарабами, что впоследствии выразилось только в обострении внутриполитической обстановки. Американизация конфликта привела к возникновению еще и внешнего фактора. Одним из важных выводов является тот, что корни второй гражданской войны (1975-1990) находились в первой.

Попытка проследить, как Запад в лице Соединенных Штатов реагирует на разноуровневость на конкретно-историческом примере гражданской войны в Ливане 1958 г., очень характерна для понимания того, что культурная, экономическая и прочая унитаризация физически не могла и не может реализоваться. Мало того, попытки такой унитаризации приводят лишь к большей разобщенности и «запутыванию» периферийных стран. Можно смело сказать, что США, пытаясь в своих действиях отмежеваться от старых колониальных держав, фактически использовали их методы. Они показали способность уживаться и поддерживать консервативные режимы, однако со странами прогрессивными, особо такими, где были сильны националистические тенденции, США не нашли путей и способов наладить отношения.

В четвертой главе «Изменение тактического инструментария США в условиях приоритетного влияния на Ближнем Востоке в 1958-1975 гг.» анализируется один из самых сложных и взрывоопасных периодов новейшей истории Ближнего Востока. Революция в Ираке, поменявшая политическую карту Ближнего Востока, две арабо-израильские войны, которые фактически определили ситуацию в регионе на долгие годы, приход к власти М, Каддафи, перемена внешнеполитической ориентации Египта, применение арабскими странами «нефтяного оружия» - все эти и другие события заставили США поменять свою тактику в этом регионе при сохранении неизменной стратегии – наращивать свое присутствие и извлекать из него максимальные выгоды. В эти годы Соединенные Штаты, вмешиваясь в ситуацию в регионе, пытались установить там свое лидерство, свои порядки, доказать всеми путями преимущество западного образа жизни перед другим, альтернативным, социалистическим.

В §1 анализируется наименее изученный с точки зрения комплексного подхода в исследовании политики США в регионе Ближнего Востока период с 1958 г. по 1967 г. В диссертации делается вывод, что невмешательство США во внутренние дела Ирака после революции 1958 г. было прямым следствием советско-американского противостояния и предвидением реакции СССР на любое силовое действие со стороны США. Однако, серьезные противоречия, возникшие между Египтом и Ираком (после революции 1958 г.), послужили поводом для США разжечь еще большую вражду между двумя странами. Кроме того, события в Ираке в 1958 г. еще больше сблизили США и Израиль.

Изучив политику США по отношению к государствам, не втянутым непосредственно в арабо-израильский конфликт, и, прежде всего, это касается арабских государств Магриба, где было еще очень сильно влияние старых колониальных держав, можно отметить, что США, не определившись окончательно с политикой в отношении этих государств и испытывая жесткую конкуренцию, действовали в основном в двух направлениях. Во-первых, их политика была направлена на установление там своего военного присутствия, что на деле означало строительство новых и сохранение старых военных баз. Во-вторых, имела место экономическая и, прежде всего, нефтяная политика, притом, что политические отношения могли быть очень нестабильны.

Анализируя одно из самых злободневных явлений сегодняшнего дня, а именно, использование «исламского фактора», диссертант делает вывод, что активное начало ему было положено во время президентства Л. Джонсона. Вообще, США не брезговали самыми разнообразными способами завоевания своего лидерства. Деятельность, к примеру, ЦРУ, отнюдь не ограничивалась разведывательными операциями. Здесь можно поспорить, что деятельность любой серьезной разведывательной организации не ограничивается сбором эмпирической информации. Однако деятельность ЦРУ на Ближнем Востоке отличалась особой беспринципностью: свержение М. Мосаддыка в 1953 г., подрывная деятельность по отношению к Сирии на протяжении 1950-1960-х гг., попытки покушения на Г. Насера и многое др. Как говорил в своих мемуарах бывший резидент ЦРУ на Ближнем Востоке У. Ивлэнд, если в Вашингтоне «вопят о советском военном присутствии в каком-нибудь государстве, можете быть уверены, что ЦРУ разрабатывает там подрывные планы против национально-освободительного движения»91. Очевидно, это касается не только Ближнего Востока.

Что касается «исламского фактора», нужно отметить, что в США бытовала теория о якобы «несовместимости ислама и демократических политических ценностей»92. Однако, к примеру, Уильям Квандт, писал, что на деле США совершенно не руководствовались этой теорией, а исходили всегда из того, что им было выгодно на том или ином этапе, начиная со свержения в 1953 г. Мосаддыка в Иране и кончая поддержкой в конце 1980-х гг. диктатуры Саддама Хусейна в Ираке, а также – почти всех оставшихся исламских монархий. При этом, по мнению Квандта, «демократизация считалась в лучшем случае вторичной целью»93. Добавим, что в большинстве случаев демократизация вовсе не становилась и не становится даже «вторичной целью».

И если У. Квандта можно «обвинить», что он стоит на позициях историков советской школы, то в этом никак нельзя заподозрить М. Вебера, который говорил, что капитализм делает людей безразличными к религии.

Что же касается США, то можно говорить «о религии вообще, а не какой-либо конкретной»94. Эта религиозная веротерпимость обычно исчезает, как только дело доходит до культурной экспансии и одна формула заменяется другой - «Делай как мы!».

Хочется верить, что, используя «исламский фактор» и «взращивая» исламизацию, Соединенные Штаты, видимо, не осознавали, какую силу они пробуждают, и к каким последствиям такая политика может привести. И речь идет не только о страшных событиях 11 сентября 2001 г., которые США сами спровоцировали, а о последствиях политики США для тех стран, которые, наоборот, всеми силами старались нивелировать национально-религиозные разногласия. По мнению политолога Д. Халидова, «за войной в Дагестане и Чечне чувствуется опытная рука сценаристов и вдохновителей «нового мирового порядка» с Запада. Согласно их плану, на Кавказе в смертельной битве должны были схватиться Россия и Чечня – «передовой отряд» исламского радикализма»95. (Собственно, исходя из новейших событий, в этой «схватке» участвуют Россия и Грузия, при абсолютном отсутствии религиозного фактора, зато при колоссальном присутствии националистического.) Анализируя политику США в регионе, можно действительно сделать вывод, что если использованию «исламского фактора» изначально, т.е. в исследуемые годы, не придавалось большого значения, и он должен был служить достижению конкретных и «несложных» целей, то с течением времени он стал настоящим оружием в руках США, которые, в частности, используют радикальные исламские течения для поддержания постоянной конфронтации96.

Политика США безусловно способствовала исламизации арабского мира. Так, в Египте при президентах Г. Насере и А. Садате этого не замечалось, тогда как в настоящее время фактор исламизации ощущается постоянно97. С конца 1970-х гг. на политической арене большинства мусульманских стран уже присутствовали основные действующие лица исламистского движения, а с начала 1980-х гг. исламизм распространился по всему мусульманскому миру98.

«Исламский фактор» в наши дни привел к совершенно уж фантастической (даже по формулировке!) борьбе антитеррора против террора. Не говоря о том, что большинство штаб-квартир террористических организаций находятся в США, борьба с международным терроризмом у американцев односторонняя и нацелена в основном на те страны, где имеется «американский интерес».

Анализируя обострение ситуации на границах между Израилем и арабскими странами во второй половине 1960-х гг., автор доказывает, что если израильские провокации на границе с Иорданией были невыгодны для США, учитывая, что Иордания имела прозападную ориентацию, то нападения на Сирию были инициированы американцами.

В §2 выявляется роль США в Шестидневной войне 1967 г. и послевоенном урегулировании. Вывод Чрезвычайных вооруженных сил ООН из района Шарм аш-Шейха, контролировавшего вход в Акабский залив, который, в частности, послужил поводом для Израиля начать войну, был разрешен Генеральным секретарем ООН У Таном. Судя по тому, что У Тан не посоветовавшись ни с Генеральной Ассамблеей, ни с Советом Безопасности предложил Насеру либо вывести войска ООН целиком, либо полностью оставить их на своих позициях, советчиком у Генерального секретаря были Соединенные Штаты. Противоречивые заявления США по поводу намерения Израиля начать военные действия99, срочное оказание военной помощи и предоставление разведывательных данных, а также высокая вероятность того, что США намеренно не предприняли усилий по снятию блокады Акабского залива, не оставляют сомнений, что эта война была им выгодна. Так, например, они решительно возражали против включения в решение Совета Безопасности (5 июня) положения об отводе войск на первоначальные позиции, настаивая лишь на прекращении огня. Ни одна резолюция, призывающая Израиль отвести войска (6 июня), не собрала необходимого большинства вследствие нажима США. По мнению Х. Герцога, Израиль принял решение о прекращении огня только 10 июня, после того как он занял позиции, «заранее выбранные израильским Генштабом»100. США, понимая, что Израиль уже добился необходимых успехов для будущего политического торга, а также, что СССР может пойти на вооруженное вмешательство, дали Израилю понять, чтобы он остановился101.

Когда стало ясно, что израильтяне прочно закрепились на новых территориях и за кулисами дипломатической борьбы, США стали говорить уже о непосредственной взаимозависимости между вопросом о выводе войск Израиля и открытием Суэцкого канала для свободного прохода всех судов, включая израильские. Таким образом, американская сторона отходила даже от своей собственной позиции, которую она сама же недавно занимала, и пыталась предъявить еще более жесткие условия арабским странам, все откровеннее занимая при этом одностороннюю произраильскую позицию. Надо отметить, что американцы использовали и многочисленные промахи арабских стран.

Для США результаты войны были далеко не однозначными. Израиль оккупировал территории не только Египта и Сирии, но и дружественной им Иордании. На Ближнем Востоке произошел беспрецедентный рост антиамериканских настроений. Сочувствие к Египту, Сирии и Иордании проявили даже консервативные арабские режимы.

С другой стороны, заинтересованность США в войне очевидна: американцы боялись, что национально-освободительные движения могут перекинуться на страны, в которых интересы американских монополий были критическими. Кроме того, война открыла им возможность приступить к политике урегулирования ближневосточного конфликта в своих интересах. Суэцкий канал, который в результате войны оказался закрытым, явился разменной монетой для США, которую они могли использовать во время переговоров с Европой о войне во Вьетнаме.

В войне 1967 г. США явились третьей, но скрытой стороной конфликта. Так, Израиль не должен был оккупировать сирийскую территорию, хотя 10 июня войска Израиля были недалеко от Дамаска.

В исследовании о политике США на Ближнем Востоке, подготовленном Американским институтом по вопросам государственной политики, отмечалось, что, формально поддерживая резолюцию №242, «американские лидеры, как в правительстве, так и вне его, в своих заявлениях и действиях занимали позицию «односторонней благосклонности» по отношению к Израилю»102. Поскольку целью США являлось усиление своих позиций на Ближнем Востоке, можно сделать вывод, что это на тот период было возможно осуществить с помощью Израиля.

Во время «войны на истощение» (§3) Суэцкий канал стал главным полигоном для испытания оружия двух сверхдержав.

Не сумев примириться с арабским национализмом, США усилили использование другого националистического течения, традиционно-консервативного, развивающегося под лозунгами панисламизма, во главе которого стояла Саудовская Аравия. В первой половине 1970-х гг. эта тактика США получила название «полторы опоры», где половина была представлена Саудовской Аравией, а основным стратегическим партнером США оставался Иран. Такая политика, с одной стороны, создавала два центра соперничества, с другой, разделяла арабский мир на два лагеря. Тот лагерь, который в данном случае оставался вне внимания США, был разочарован американской политикой: декларативная поддержка прогрессивных арабских режимов и лозунги о «правах наций» плохо сочетались с дружбой с Израилем, с оплотом исламского фундаментализма в Саудовской Аравии или с деспотичным режимом иранского шаха.

В конце 1960-х гг. в американском политическом лексиконе появился термин «недружественные арабы» (по сравнению с «умеренными»). Разумеется, «умеренными» были в основном монархии. Характерно, что термин «недружественный» имеет свое продолжение и сегодня, но в более жесткой и универсальной для всего мира форме – «страны-изгои».

Предложения США по арабо-израильскому урегулированию (в том числе, планы Роджерса) к 1970 г. сводились уже не к всеобщему, а к промежуточному урегулированию, и этому было подведена теоретическая база103. Сама «многомерность» региона ставила американцев в тупик. Поэтому никакого всеобъемлющего урегулирования американцы предложить не могли. Но если двусторонние переговоры Израиля с арабскими странами были относительно реальны, они были на тот период совершенно невозможны с палестинцами. А это означало, что за бортом урегулирования оставалась одна из самых сложных проблем – палестинских беженцев.

Весьма показательно, что доктрина Эйзенхауэра сыграла свою роль и в Иордании времен «черного сентября» 1970 г., ибо тогда США также поддержали Хусейна, только более искусно и скрыто (и в первую очередь – с использованием Израиля). В диссертации доказывается, что именно Израиль извлек пользу из конфликта между иорданцами и палестинцами. Эти события выявили скрытый интерес между Израилем и Иорданией, а также продемонстрировали Соединенным Штатам, что Израиль является тем государством в регионе, на которое они могут всецело положиться.

Принятая в 1970 г. доктрина Никсона, согласно которой партнеры США должны были самостоятельно, с помощью «местных сил» или «региональных держав», решать проблемы своей безопасности, в том числе сдерживать национально-освободительную борьбу при военно-технической помощи США, сыграла роль в укреплении Ирана и Саудовской Аравии после того, как в 1968 г. англичане приняли решение об «уходе» из зоны Персидского залива. Совместные действия Англии и США были тем более актуальны в свете национализации собственности крупнейших нефтяных компаний в Ираке и Ливии.

Приход в Египте к власти А. Садата в 1970 г. кардинально изменил ситуацию, в частности, в вопросе ближневосточного урегулирования: новый президент предложил в феврале 1971 г. открыть Суэцкий канал на условиях «прекращения враждебности» и частичного отвода израильских войск к востоку от канала. (Надо отметить, что это предложение изначально исходило от израильтян.)

Политика США балансирования между Израилем и консервативными арабскими странами только усугубила ситуацию, подогревая надежды арабов на то, что американское посредничество приведет к изменению экспансионистского курса Израиля. Несмотря на заметную потерю авторитета США на Ближнем Востоке после «шестидневной войны», в последующие годы, США все же удалось в целом восстановить свои позиции. В арабских странах все более четко стала просматриваться тенденция рассматривать США как важную силу в разрешении ближневосточного конфликта.

В §3 анализируется политика США во время Арабо-израильской войны 1973 г., а также причины отхода США от всеобъемлющего урегулирования.

По мнению автора, Садат намеренно не стал продолжать войну и организовал «оперативную паузу», соблюдая договоренность с США о рамочных планах военных действий. Реальная возможность уничтожения египетской Третьей армии заставила СССР уведомить США, что они готовы действовать в одностороннем порядке. Возражая против совместного направления советско-американских войск на Ближний Восток, Киссинджер объявил о состоянии повышенной боевой готовности в американских вооруженных силах104. Беспрецедентная по масштабам военная помощь США Израилю по воздушному мосту совпала с началом осуществления политики поэтапной дипломатии.

На Женевской конференции, открывшейся 17 декабря 1973 г., США начали проводить линию о разъединении войск в целях обойти необходимость вести переговоры о границах и окончательном урегулировании. От успеха переговоров зависело и снятие нефтяного эмбарго.

В сентябре 1975 г. было достигнуто второе соглашение о разъединении египетских и израильских войск, в подписании котором СССР уже не принял участие. Большими уступками Израилю со стороны Египта было, в частности, обещание не использовать силу при решении конфликтных вопросов и согласие Египта на присутствие американского персонала. Появление на Синае американцев позволило им расширить свое военное присутствие на Ближнем Востоке, которое впоследствии вылилось в создание в Египте военных баз.

Это соглашение подорвало позиции арабских стран, находившихся в состоянии конфронтации с Израилем. Руководство ООН усмотрело в нем открытое предательство палестинцев.

В конечном итоге все это привело к визиту президента Садата в Иерусалим и к его выступлению в кнессете, что, в свою очередь, послужило одной из причин заключения мирного договора между Израилем и Египтом.

В диссертации делается вывод, что самым главным последствием политики США в 1973-1975 гг. было отстранение СССР от процесса ближневосточного урегулирования, что означало лидерство США в решении одного из самых узловых противоречий региона.

Исследуя вопрос ближневосточного урегулирования того этапа, можно сделать вывод, что США и не могли сделать его «всеобъемлющим». Выступая в Атланте 23 июня 1975 г., Киссинджер объяснил целесообразность концепции «частичного урегулирования» и прямых переговоров тем, что она якобы дает возможность «разделить ближневосточную проблему на отдельные элементы, которые, легче разрешить, чем добиваться всеобъемлющего урегулирования»105. Допуская в словах Киссинджера долю лукавства, стоит все же обратить внимание на то, что они отображают суть пределов возможностей США, даже в сфере «мировой» политики, которая, как известно, является прерогативой великих держав.

В Заключении подведены итоги диссертационного исследования, сформулированы выводы и обобщения по ключевым проблемам рассматриваемой темы.

Став ведущей страной Запада после Второй мировой войны, Соединенные Штаты заметно активизировали свою деятельность на Ближнем Востоке. Причиной интереса США к ближневосточному региону послужил, прежде всего, нефтяной фактор, а политической опорой явился Израиль. Кроме того, США в 1950-е гг. пытались организовать военно-политический союз из арабских стран Ближнего Востока.

Суэцкий кризис существенно ослабил позиции старых колониальных держав и позволил США выдвинуть доктрину Эйзенхауэра, основываясь на геополитической теории «вакуума сил». Доктрина Эйзенхауэра сочетала в себе традиционный колониализм, делающий ставку на силу, с неоколониализмом, явлением по сути куда более изощренной, завуалированной и жесткой асимметрии, пронизывающей всю систему капиталистических международных отношений развитых и периферийных стран.

Переходя к вопросу о нефтяной политике США, необходимо отметить, что, несмотря на то, что уже в годы Второй мировой войны американцы осознали важность нефтяных ресурсов Ближнего Востока, именно в исследуемые годы нефтяные поля Ближнего Востока, и прежде всего Персидского залива, стали входить в число «жизненно важных» интересов США. Особую значимость ближневосточная нефть приобрела во время четвертой арабо-израильской войны 1973 г., когда страны-экспортеры ввели нефтяное эмбарго.

Хотя нефтяное оружие в 1973 г. по сравнению с 1967 г. сработало, оно не дало странам - экспортерам нефти ни особых дивидендов в политической области, ни в перспективе экономических преимуществ перед Западом.

Разработанная в 1970-е гг. в США «доктрина взаимозависимости» связывала страны-производители нефти с финансовой структурой Запада. Осуществляя эту доктрину, США приступили к выполнению «программ развития», которые включали строительство в этих странах промышленных, военных, энергетических и сельскохозяйственных объектов. Несмотря на определенный положительный эффект этих программ, они осуществлялись за счет нефтедолларов и не предполагали передачу американских технологий этим странам. Именно этот фактор монопольного владения технологиями обусловливает не только отставание развивающихся стран, но и их деградацию. И этот разрыв постоянно растет.

Американцами также учитывалось, что основные ресурсы арабских стран сосредоточены в районах, где существует недостаток рабочей силы, способной превратить эти ресурсы в постоянный производственный потенциал. Для Саудовской Аравии была характерна тенденция к поиску сферы приложения капитала в США, а Египет наоборот стремился получать в США необходимые для капиталовложений средства. Таким образом, намечался характер будущих взаимоотношений Египта и Саудовской Аравии, предполагающий дифференциацию отдельных видов зависимости государств региона от Соединенных Штатов.

Понятие «доступа» к углеводородным ресурсам всегда означало эксплуатацию нефтяных богатств ближневосточного региона, сохранение с течением времени все в более завуалированной форме американского контроля над ними. Методы обеспечения доступа к ближневосточной нефти также поменялись: продолжая использовать силовые методы, США стали вовлекать ближневосточные правительства в отношения «партнерства», усиливать их финансовую привязанность через программу «рециклирования нефтедолларов» к валютно-финансовой системе США. Система участия, принятая рядом ближневосточных стран, не передала в руки странам-экспортерам нефти те важнейшие функции, которые продолжают оставаться прерогативой ТНК: разведку, транспортировку, переработку и продажу большей части нефти ближневосточных стран.

Все эти отношения доказывают, что материальной основой “нефтяного вопроса” является не только, как принято считать, факторы экономические, но и более глубокие - географические, натуральные, связанные с планетарным расположением тех или иных природных и трудоосвоенных ресурсов. Интересы США, к примеру, в Панаме, а теперь и на Каспии и в Центральной Азии, глубже, нежели интересы прибыли.

Деньги «нефтяной ренты» выкачиваются как неинфляционный приток метрополиями, но и нефтепроизводящие страны добились относительного благосостояния (хотя существуют резкие контрасты в положении “своих” и иностранных рабочих). Получается, что высокая монопродуктовость нефтедобывающих стран или, иначе говоря, благоденствие стран ОПЕК, не идет ни в какое сравнение с самим вектором потока нефти от них.

Завуалированный войной с терроризмом и борьбой с распространением ОМУ, нефтяной фактор сыграл немалую роль в решении США вторгнуться в Ирак и начать кампанию против Ирана, хотя американцы и пытаются отрицать связь своего вторжения в Ирак с нефтяным вопросом.

Таким образом, нефтяной фактор не только в рассматриваемый период, но и в последующие годы явился решающим в политике США в регионе БСВ. В настоящее время США делают весьма небезуспешные попытки обезопасить себя от любых возможных последствий своей зависимости от стран - экспортеров нефти: сюда относятся и попытки еще больше привязать к западному хозяйству экономику стран Залива и постоянное посредничество США в арабо-израильском конфликте, и максимальная консервация собственных углеводородных ресурсов, и использование силы вплоть до прямого вооруженного вмешательства.

С конца 1950-х гг. Соединенные Штаты стали нащупывать основные формы и направления использования различных видов помощи странам Ближнего Востока в качестве инструмента, служащего их интересам. Одновременно разрабатывались механизмы предоставления помощи. Доктрина Эйзенхауэра 1957 г., в частности, была одним из таких механизмов, и на ней период экспериментов практически закончился. Безусловно, непосредственными получателями экономической помощи США являлись те социальные слои, которые были заинтересованы в сохранении общественных порядков, обеспечивающих их привилегированное положение. Одновременно необходимо отметить, что положительных аспектов помощи гораздо меньше, чем отрицательных. Вообще говоря, эти факты замечены давно, но их научное постижение идет сложно и относительно в последнее время.

На протяжении исследуемого периода четко прослеживается преемственность политики американских администраций на Ближнем Востоке. Из всех президентов, возглавлявших американские администрации с 1945 по 1975 гг., исключение составляли администрации Рузвельта и Кеннеди, пытавшиеся проводить ближневосточную политику с определенным учетом интересов арабских стран при, разумеется, неизменной цели распространения своего влияния на Ближнем Востоке. Таким образом, тактический инструментарий Соединенных Штатов мог меняться, тогда как стратегическая линия оставалась неизменной. Однако абсолютно определенно можно сказать, что с течением времени происходило ужесточение внешнеполитического курса, принимавшего более изощренные формы. Ужесточение линии США связано прежде всего с внутренне присущим Западу свойству – негибкости, неумению приспосабливаться к разноуровневости, столь характерной для восточного общества. Отсюда США отказывались от всяких либеральничаний по мере установления своего влияния на Ближнем Востоке и по мере того, как Ближний Восток «подкидывал» новые задачи.

Преемственность политики Никсона и Форда прослеживается и далее. Так, президент Картер и его помощник по национальной безопасности Бжезинский стали спекулировать темой о «правах человека», используя ее для нажима на неугодные страны (совершенно забывая о ней, когда речь заходила о действительных и массовых нарушениях прав человека фашистскими и диктаторскими режимами, пользовавшимися поддержкой США в Южной Африке, Чили, Южной Корее и др. местах). Период администрации Рейгана вообще отличался жесткостью и сравним по агрессивности с временами Д.Ф. Даллеса. Позже, с упадком роли СССР в международных делах и ослаблением влияния России, в частности, в ближневосточном регионе, США вообразили себя единственными вершителями судеб, всячески поддерживая угодные им режимы, а страны, их не устраивающие (кстати, сказать, в основном социалистической ориентации), записали в изгои.

Невзирая на известную долю заигрывания с арабскими странами, США в исследуемые годы оказывали безусловную и всемерную поддержку Израилю. И в этой поддержке не было и нет, по сути, ничего негативного, если бы не «двойная игра» и не «двойные стандарты».

Фактически термин «двойная игра» не совсем верно отражает суть политики США (хотя мы его употребляем повсеместно). Скорее, это можно назвать игрой в одни ворота. «Двойную игру» США вели постоянно – это суть западного поведения. Суэцкий кризис показал, что США вели «двойную игру» с Англией и Францией, арабо-израильское урегулирование вскрыло такое поведение по отношению к арабским странам и Израилю (вплоть до поставок оружия то одной, то другой конфликтующим сторонам), сюда же можно отнести и отношения с Ираном и Саудовской Аравией.

Хотя термин «двойные стандарты» появился в политическом лексиконе позже, и характерен скорее для нашего времени, основа такой политики была заложена в исследуемые годы. В связи с этим уместно вспомнить о разработке ядерного оружия на Ближнем Востоке. Так, в 1950-е – 1960-е гг. Соединенные Штаты официально не одобряли, но неофициально потворствовали Израилю в разработке своего оружия массового поражения. В итоге на сегодняшний день Израиль является неофициальным членом ядреного клуба при этом не испытывая на себе никаких сколько-нибудь серьезных санкций со стороны США, а Ирак подвергся испытанию войной, только вследствие предположения о создании такого оружия, тогда как Израиль благополучно разрабатывал его еще в 1960-е гг.

Преемственность и ужесточение курса американских администраций прослеживается также и в отношениях с ООН. Еще во времена президентства Эйзенхауэра администрация проявляла нежелание работать с этой организацией, и всячески показывала неуважительное отношение к ней. Отказ США от сотрудничества на Женевской конференции или в рамках ООН после 1973 г. объясняется прежде всего тем, что в послевоенный период вплоть до конца 1960-х гг. СССР добился ощутимых успехов в ООН, что послужило дополнительным толчком для США искать новую тактику, помимо международных организаций, в решении арабо-израильского конфликта. Однако несмотря на значимую роль СССР в ООН и на декларирование принципа равенства наций, штаб-квартира этой уважаемой организации находится в Нью-Йорке, и как 40 лет назад, так и сейчас, ООН, теперь еще вместе с МАГАТЕ, выступают орудием политики США, а сама ООН является ширмой эгокультурности.

Тридцать с лишним лет, которые были проанализированы в диссертации, позволили автору посильно изучить не только историю Ближнего Востока, но и те политические фигуры, которые вписались в эту историю как ее творцы. Это были и арабские, и американские, и израильские, и советские, и западноевропейские деятели. Разумеется, в заключении (да, и вообще) совершенно невозможно дать какую-либо однозначную оценку роли этих личностей, такая цель и не ставилась, однако, анализируя определенные события, можно сделать вывод, что личность на какой-то краткий период может сыграть решающую роль, а само ее появление отражает настроения определенной части общества.

Если американские или советские политические фигуры действовали относительно предсказуемо благодаря тому, что они выполняли те или иные задачи своих государств, то этого нельзя сказать о большинстве арабских деятелей. Не только приход к власти таких фигур, как Каддафи или Бен Белла, означал поворот в политике их государств, но даже и смена многочисленных кабинетов, например, в Сирии приводила каждый раз к смене политического курса.

Особо яркой такая ситуация была в Египте. Г.А. Насер не только старался освободить страну от колониальной зависимости, стал для арабов лидером панарабского движения, но и заставил США волноваться (!) и предпринимать шаги первыми. Приход же Садата к власти привел к диаметрально противоположной ситуации. Новый египетский президент растратил все те преимущества, которыми обладала арабская сторона, и вместо пакетной сделки он все отдал американцам сепаратно в расчете на то, что под эгидой США он сможет занять ведущее место в арабском мире. Невозможно не сравнить эту ситуацию с аналогичной, возникшей в начале 1990-х гг., когда лидеры разваливающегося Советского Союза бездарно сдавали одну позицию за другой, надеясь, по всей видимости, на «благородные жесты» со стороны Запада.

А вот позиция сирийского президента Х. Асада в той же ситуации, в какой оказался Садат, была весьма взвешенной и дальновидной: понимая краткосрочные преимущества хороших отношений с США, он все же связывал судьбу своей страны (помимо арабского мира) с Советским Союзом.

Ближневосточный конфликт – один из самых затяжных в новейшей истории и один из самых сложных для урегулирования. Можно понять палестинцев, которых фактически изгнали с родной земли, где обитали десятки поколений. Можно понять и израильтян, которые образовали свое государство при поддержке мирового сообщества и которые небеспочвенно опасались арабов, в течение десятилетий отвергающих это государство и угрожающих уничтожить его. В итоге, столкнулись два национализма. Нельзя забывать при этом, что в результате войн Израиль постоянно наращивал свою территорию за счет соседних арабских государств.

Вся ближневосточная ситуация была отягощена конфронтацией между двумя мировыми системами.

Начиная с первой арабо-израильской войны, американцы участвовали в процессе арабо-израильского урегулирования, предлагая различные планы, которые то одобрялись арабскими странами, то отвергались ими, причем часто не в унисон. Не желая непосредственно принимать участие в конфликте, США провоцировали его, разжигая известными способами арабские страны и всячески помогая Израилю. После Октябрьской войны 1973 г. окончательно сформировался основной подход США к ближневосточному конфликту, который заключался в монополизации управлением конфликта, наращивании своих сил на Ближнем Востоке, как в пределах НАТО, так и вне контура ее влияния. В начале 1970-х гг. и в Израиле стала происходить трансформация в системе его внешнеполитических связей, в результате которой доминирующим элементом этих связей оказались отношения стратегического сотрудничества с США, которые вытеснили на второй план по важности с точки зрения лоббирования израильских интересов на мировой арене даже связи с еврейской диаспорой. Переговоры с каждой из арабских стран по отдельности давали возможность США их разобщить и, наоборот, лишали арабские страны вести общую политическую линию.

СССР в силу тех же материальных оснований пытался вытеснить Запад из ближневосточного региона. Однако, отстаивая позиции всеобъемлющего ближневосточного урегулирования, СССР боролся за арабские страны, не преследуя, однако, сугубо корыстных целей. Кроме того, советские руководители небезосновательно считали, что такое урегулирование может быть достижимо, благодаря опыту СССР в плане сотрудничества и дружбы с мусульманскими республиками. А если вновь говорить о материальных основаниях, то в СССР налицо было мирное решение сложнейших этнических, национальных и пр. проблем. При этом надо отметить, что в борьбе с СССР за влияние в странах Ближнего Востока, США явно были впереди де-факто, поскольку страны этого региона, лукаво называемые «странами третьего мира», находились в орбите западной капиталистической системы.

Отход США от всеобъемлющего к поэтапному урегулированию и сепаратным переговорам произошел вследствие неумения их по своей внутренней сути решать такого рода задачи – сложнейшие, многоуровневые, затрагивающие интересы различных этносов, наций, отношений и пр. Отсюда ставка на Израиль (при известной поддержке определенных арабских стран) являлась, собственно, единственно возможным вариантом для США в решении ближневосточных проблем со всеми вытекающими отсюда последствиями. Кроме того, США были искренне убеждены, что они будут в состоянии решить этот конфликт, когда смогут убрать СССР и останутся единоличным арбитром.

Биполярное противостояние, соперничество с СССР в исследуемые годы обусловливало борьбу США за первенство в этом глобальном соревновании. Советский Союз представлял фактически единственную «угрозу» США, поскольку для арабских стран социализм представлял собой некую альтернативу (читай, Надежду). В отличие от антиамериканских движений, который возникали даже в самых консервативных арабских странах, антисоветизма, который бы исходил из низов, в арабских странах не было. Если и были какие-то антисоветские движения, то инициированные сверху, как, например, в садатовском Египте, и такие движения быстро угасали.

Биполярный антагонизм суть материальное явление. Ведь с разрушением биполярной структуры мира реальное противоречие между капитализмом и социализмом если не исчезло, то явно потеряло известную остроту и реальность, но «граница национальной безопасности» проходит в соответствии со старой формулой - «где поставлен на карту американский интерес». Таким образом, в основе американской политики, в частности, на Ближнем Востоке раньше и теперь лежат одни и те же материальные структуры и процессы, заставляющие Запад предпринимать новые шаги. С другой стороны, США активно уверены в том, что теперь, с крахом биполярности, они в состоянии наладить отношения, мир, порядок и т.д. наладить, разумеется, только тем путем, которым могут и умеют – западнизации (вестернизации) или, наиболее энергичной ее частью, американизации.

Соединенные Штаты лишь продолжили ту политику «запутывания» Востока, которая началась еще со времен крестоносцев. Запад никогда в истории не мог примириться с разноуровневостью (более привычный термин «многоукладностью») восточных структур бытия. Если на Востоке, в том числе в России, разноуровневость была в порядке вещей (от новейшего оружия, некоторых технологий и средств массовой информации до невысокого уровня сельского хозяйства, многих отстающих секторов и регионов производства), то для Запада единственным средством существования всегда была и остается унитаризация, унификация, внутристрановая моноукладность, особо характерная с капитализацией.

Однако, повторюсь, что когда речь идет о восточных структурах, такой способ совершенно не подходит. Мало того, попытки такой унитаризации приводят лишь к большей разобщенности и «запутыванию» периферийных стран, а на примере сегодняшней ситуации в мире, когда исчезла дисциплинирующая доминантно-биполярная гонка культур, - к мировому хаосу (с пока сумбурно поднимающимся антизападным, антивестернизационным, антиглобалистским протестом, в т.ч. и в весьма уродливых, экстремистских, фундаменталистских формах).

Этот американский, западный путь не приведет к налаживанию отношений, установления мира и порядка, что неоднократно было доказано историей взаимоотношений США и Ближнего Востока.

Апробация основных положений и выводов диссертации состоялась в ходе докладов на научных конференциях в Институте Востоковедения РАН, в Институте стран Азии и Африки, на апрельских чтениях Московского педагогического государственного университета, на методологических семинарах, в журнальных статьях, находящихся в списках ВАКа в количестве 11-ти, в статьях других сборников в количестве 26-ти, а также в двух монографиях. Апробация соответствующих частей и результатов диссертации была проведена во время чтения курса лекций по новейшей истории, а также спецкурсов и спецсеминаров на историческом факультете ГОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет».

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии:

  1. Белоусова К.А. Последствия неоколониальной политики США в Иордании, Сирии и Ливане во второй половине 1950-х годов // Арабские страны Ближнего Востока: История и современность. - М., МГУП, 2000. – 370 с. (23,125 п.л.) (в соавторстве, авторский вклад 5 п.л.).
  2. Белоусова К.А. Политика США на Ближнем Востоке в 1958-1975 гг. - М.: МПГУ, 2009. – 223 с. (14 п.л.).

Статьи в ведущих журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Белоусова К.А. Глобальный контекст деконструкции // Обозреватель. Научно-аналитический журнал. Февраль 2006, №2 - М.: «РАУ-Университет». – С. 25-32 (0,4 п.л.).
  2. Белоусова К.А. Политика США на Ближнем Востоке во время первой арабо-израильской войны (1948-1949) // Наука и школа, №4, 2008. - М.: МПГУ, 2008. – С. 75-77 (0,4 п.л.).
  3. Белоусова К.А. Ближний Восток в послевоенных стратегических планах США (1945-1948 гг.) // Преподаватель XXI век. № 3. 2008. - М.: ГНО Издательство «Прометей» МПГУ. – С. 154-160 (0,5 п.л.).
  4. Белоусова К.А. Политика США на Ближнем Востоке накануне арабо-израильской войны 1967 г. // Наука и школа. №4, 2009 - М.: МПГУ, 2009. – С. 76-80 (0,5 п.л.).
  5. Белоусова К.А. Политика США на Ближнем Востоке в 1958-1966 гг. // Омский научный вестник. Серия «Общество. История. Современность». №4 (79), 2009. – Омск, 2009 – С. 32-35 (0,3 п.л.).
  6. Белоусова К.А. Формирующие ближневосточную политику США факторы (третья четверть XX в.) // Наука и школа. №5, 2009. - М.: МПГУ, 2009. – С. 75-78 (0,4 п.л.).
  7. Белоусова К.А. Причины начала третьей Арабо-израильской войны 1967 г. и политика США // Преподаватель XXI век. № 2, 2009, часть 2. - М.: ГНО Издательство «Прометей» МПГУ. – С. 219-226 (0,6 п.л.).
  8. Белоусова К.А. Политика США в нефтедобывающих странах Ближнего Востока в конце 1960-х – начале 1970-х гг. // Каспийский регион: политика, экономика, культура. №3 (20), 2009. - Астрахань: Издательский дом «Астраханский университет», 2009. – С. 9-17 (1 п.л.).
  9. Белоусова К.А. Вашингтон и арабо-израильская война 1973 г. // Азия и Африка сегодня. №12(629), 2009 - М.: Наука, 2009. – С. 49-54 (0,6 п.л.)
  10. Белоусова К.А. Дипломатия СССР и США в ближневосточном урегулировании в 1970-1973 гг. // Вестник Российского университета Дружбы народов. Серия: История России. № 6, 2009. -  М.: РУДН, 2009. – С. 51-58 (0,8 п.л.).
  11. Белоусова К.А. «Нефтяное оружие» в третьей и четвертой Арабо-израильских войнах // Мировая экономика и международные отношения. №2, 2010. – М.: Наука, 2010. – С. 47-57 (1,2 п.л.).

Доклады и тезисы на научных конференциях, статьи:

  1. Белоусова К.А. «Вакуум силы» и причины провозглашения доктрины Эйзенхауэра. (тезисы) Печ. Научные труды МПГУ им. В.И. Ленина. - М., 1993. - С. 16-18 (0,3 п.л.).
  2. Белоусова К.А. Доктрина Эйзенхауэра и борьба Англии и США за влияние на Ближнем Востоке // Внешняя и колониальная политика Великобритании в XVIII-XX вв. Межвузовский сборник научных трудов. - Ярославль, 1993. - С. 125-131 (0,4 п.л.).
  3. Белоусова К.А. Последствия доктрины Эйзенхауэра в Ираке // Научные труды Московского педагогического государственного университета им. В.И. Ленина. Серия: социально-исторические науки. – М.: Прометей, 1995. - С. 144-148 (0,3 п.л.).
  4. Белоусова К.А. Внешнеполитическое воздействие: Иордания - США 1957 г. // Социально-гуманитарные науки и проблемы комплексного исследования российского общества. Сборник научных трудов факультета социологии, экономики и права. -  М.: ООО «Гном-Пресс», 2000. – С, 6-10 (0,3 п.л.).
  5. Белоусова К.А. Югославский конфликт в свете проблемы мировой асимметрии // Материалы научной сессии факультета социологии, экономики и права МПГУ по итогам научно-исследовательской работы за 1999 г. - М.: ООО «Гном-Пресс», 2000 – С. 64-66 (0,2 п.л.).
  6. Белоусова К.А. К вопросу исследования неоколониализма. // Материалы и тезисы докладов к международной научно-практической конференции «Россия и Восток: Взгляд из Сибири в конце столетия», Т.1 - Иркутск: 2000. - С. 28-33 (0,4 п.л.).
  7. Белоусова К.А. Политическая расстановка сил на Ближнем Востоке после Второй мировой войны // Гуманитарий. История и общественные науки. Сборник научных трудов. Выпуск I. - М.: МПГУ, 2001. - С. 75-93 (1,2 п.л.).
  8. Белоусова К.А. Новая мировая ситуация» на Ближнем Востоке // Гуманитарий. История и общественные науки. Сборник научных трудов. Выпуск IV. - М.: МПГУ, 2002. – С. 230-241 (0,7 п.л.).
  9. Белоусова К.А. К вопросу о глобализации в аспекте политики США на Ближнем Востоке // Научные труды МПГУ. Серия: социально-исторические науки. Сборник статей. - М.: «Прометей», 2003. – С. 330-337 (0,4 п.л.).
  10. Белоусова К.А. Политика США в Ираке (1945-1980). Социум: проблемы, анализ, интерпретации. Сборник научных трудов. Выпуск I. - М.: МПГУ, 2003. – С. 28-39 (0,8 п.л.).
  11. Белоусова К.А. Политика США в Ираке на 1-м этапе ирано-иракской войны (1980-1985) // Социум: проблемы, анализ, интерпретации. Сборник научных трудов. Выпуск II. - М.: МПГУ, 2004. – С. 426-436 (0,6 п.л.).
  12. Белоусова К.А. Союзники США на Ближнем Востоке // Научные труды МПГУ. Серия: социально-исторические науки. Сборник статей. - М.: «Прометей», 2004. – С. 281-288 (0,4 п.л.).
  13. Белоусова К.А. «Кризис в Заливе» 1990-1991 гг. и политика США // Вопросы теории и истории международных отношений. Сборник статей. - М.: Издательство ДА МИД России, 2004. – С. 121-145 (1 п.л.).
  14. Белоусова К.А. Причины нападения Ирака на Кувейт в 1990 г. и позиция США // Научные труды МПГУ. Серия: социально-исторические науки. Сборник статей. - М.: «Прометей», 2005. – С. 355-366 (0,7 п.л.).
  15. Белоусова К.А. Основные тенденции политики США в Ираке во второй половине XX в. // Новая геополитическая ситуация в Азии после войны в Ираке. Сборник статей. - М.: Институт Востоковедения РАН, 2005. – С. 11-40 (1,6 п.л.).
  16. Белоусова К.А. Политика США в Ираке во время ирано-иракской войны (1985-1988) // Социум: проблемы, анализ, интерпретации. Сборник научных трудов. Выпуск III. - М.: МПГУ, 2004. – С. 150-159 (0,5 п.л.).
  17. Белоусова К.А. Ирано-иракская война (1980-1988) и политика США в Ираке // Вестник Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина. 2005. №2 (12) – Рязань, 2005. – С. 47-59 (1, 4 п.л.).
  18. Белоусова К.А. Политика США в отношении Палестины и Израиля (1941-1949 г.) // Гуманитарий. Сборник научных трудов. Выпуск VII. - М.: МПГУ, 2005. – С. 348-359 (0,7 п.л.).
  19. Белоусова К.А. «Новый мировой порядок» и его метатенденции // Проблемы педагогического образования. Сборник научных статей. Выпуск 23. - М.: МПГУ-МОСПИ, 2005. – С. 222- 230 (0,5 п.л.).
  20. Белоусова К.А. Политика США по отношению к Египту перед Суэцким кризисом 1956 г. Гуманитарий. Сборник научных трудов. Выпуск VIII. - М.: МПГУ, 2006. – С. 346-357 (0,7 п.л.).
  21. Белоусова К.А. Формирование стратегии США на Ближнем Востоке после Второй мировой войны // Проблемы педагогического образования. Сборник научных статей. Выпуск 25 - М.: МПГУ-МОСПИ, 2006. - С. 172-178 (0,5 п.л.).
  22. Белоусова К.А. Политика США на Ближнем Востоке в начале 1950-х гг. (Ближневосточное командование) // Проблемы педагогического образования. Сборник научных статей. Выпуск 26. - М.: МПГУ-МОСПИ, 2006. – С. 200-210 (0,4 п.л.).
  23. Белоусова К.А. Последствия Суэцкого кризиса 1956 г. // Научные труды Московского педагогического государственного университета. Социально-исторические науки. Сборник статей. - М.: Издательство «Прометей» МПГУ, 2007. – С. 102-111 (0,5 п.л.).
  24. Белоусова К.А. Интересы США в конфликте между Россией и Грузией 2008 г. // Международная реакция на кавказские события в августе 2008 г. - М.: Институт востоковедения РАН, Издания Максимова, 2008. – С. 12-20 (0,4 п.л.).
  25. Политика США на Ближнем Востоке во время Шестидневной войны 1967 года // Софист: Социолог, философ, историк. (Сборник научных трудов). Выпуск III. - М.: МПГУ, 2008. – С. 173-184 (0,8).
  26. Белоусова К.А. Формирование «особых отношений» между США и Саудовской Аравией (1949-1956) // Социо-гуманитарные науки: XXI в.: Сборник научных трудов. Выпуск I. – М.: Издательство «Спутник+», 2009. – С. 240-246. (0,4 п.л.).

1 Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. - М., 2003.

2 Congressional Record. Proceedings and Debates. Vol. 101-106, 107-114, 115-122. Wash., 1955-1960, 1961-1968, 1969-1976; A Select Chronology and Background Documents Relating to the Middle East Committee on Foreign Relations. US Senate. - Wash: US Government Printing Office, 1969; Hearings before the Committee on Foreign Relations United States Senate 93-d Congress. Wash., 13.XII.1973; The Middle East: US Policy, Israel, Oil and the Arabs. Congressional Quarterly Service. Wash., 1977; The Near East Conflict: Hearings before Subcommittee on the Near East of Committee on Foreign Affairs. House of Representatives, 91st Congress, 2nd Session; http://www.loc.gov/index.html

3 Public Papers of the Presidents of the United States Dwight Eisenhower, 1956 vol. - Wash., D.C.: U.S. Governmental Printing Office, 1953-1961; Public Papers of the President of the United States Richard Nixon containing in the Public Messages and Statements, U.S.A. Printing Office, Washington D.C. 1970; United States Foreign Policy for the 1970’s. Shaping a Durable Peace. A Report to the Congress by President R. Nixon, May 3, 1973. Wash., 1973; White House Special Files. Cabinet Meeting, October 18, 1973, President’s Office File, President’s Meetings, Nixon archives; Ross-Robson Papers, Aides Files, White House Central Files, Johnson Library; The Eisenhower Diaries (ed. Robert H. Ferrell). - N.Y., 1981.

4 The Department of State Bulletin. - Wash.; U.S. Department of State, American Foreign Policy: Current Documents. - Wash.; U.S. Department of State, Bureau of Intelligence and Research - Wash.: Department of State; Current Policy: Persian Gulf and Arabian Peninsula. June 1975. The Department of State. Wash., 1975.

5 American Foreign Relations, 1974. A Documentary Record. Council on Foreign Relations. N.Y., 1977; Survey of Current Business. The USA Department of Commerce. Wash., 1970-1980, VIII.1981; The Committee on International Relations News. Committee Approves Historic Change in U.S. Foreign Assistance Programs. Wash., 1970.

6 Energy: A Strategy for International Action. A Report. The Trilateral Commission. N.Y., 1974; Multinational Corporations and United States Foreign Policy. 93rd Cong. 1st sess. Washington, D.C.: GPO, 1974; Multinational Corporations and United States Foreign Policy. 93rd Cong. 1st sess. Wash.: GPO, 1975; Multinational Oil Companies and OPEC: Implications for the US Policy. Hearings, Joint Economic Committee, US Congress. June 2, 1976, Wash., 1977; Multinational Oil Corporations and US Foreign Policy Report Committee on Foreign Relations, US Senate. January2, 1975. Wash., 1975.

7 C.I.A. Research Reports: Middle East, 1946-76 (ed. Paul Kesaris). - Frederick, MD: University Publications of America, Inc., 1982; Declassified Documents Quarterly Catalogs. - Wash.; Declassified Documents Reference System, Microfilm collection. - Wash.; National Security File, “History of the Middle East Crisis, 15 May-10June 1967”, Lyndon Baines Johnson Presidential Library, Austin, TX.

8 Declassified Documents Quarterly Catalogs. - Wash. / Joint Chiefs of Staff Decision on JCS 1887/340, 1 February 1957, “A Report by the Joint Committee on Programs for Military Assistance (in collaboration with the Joint Strategic Plans Committee, and the Joint Logistics Plans Committee) on Military Aid for the Middle East / Vol.6, no.2 (April-June 1980); Ibid, Memorandum of Conference with the President - 23 July 1958, vol. 8, no. 1 (January-March 1982), no. 00341; Microfilm Collection. - Frederick, MD: University Publications of America, 1982 / United States Objectives and Policies With Respect to the Arab States and Israel - NSC  Staff Study 129/1 / 24 April 1952; Ibid, “NSC Progress Report on United States Objectives and Policies With Respect to the Near East - 7 August 1957 by the Operations Coordinating Board, NSC/5428; Declassified Documents Quarterly Catalogs. - Wash. / Intelligence Report - Department of State, Office of Intelligence Research - no. 7260, 24 May 1956 - Sino-Soviet Bloc Activities in Lebanon - vol.4 (October-December 1979) / p. 443-А; Ibid, Memorandum, 24 March 1956 // John Foster Dulles Papers // vol. 11, no. 1 (January-March 1983), no. 001054 etc.

9 A Select Chronology and Background Documents Relating to the Middle East Committee on Foreign Relations. US Senate. - Wash: US Government Printing Office, 1969.

10 General Assembly Official Records. - UN., N.Y.; General Issues of Industrial Policy. - UN., N.Y.; Security Council Official Records. - Wash.

11 Arab Political Document. - Beirut: The Beirut University, 1996; Basic Documents on the Arab Unifications (1958), Charter of the United Arab Republic - N.Y.: Arab Information Center; Bureau de documentations arabes, Damascus; Baath Socialist Arab Party National Leadership. Statement on the Results of the 9th Emergency Congress held in the Early September 1967. - Damascus, 1967; The Arab States and the Arab League: a Documentary Record (ed. M. Khalil). - Beirut: Khayats, 1962; President Gamal Abdel Nasser Speeches. - Cairo, 1958; Мир глазами президента Сирии Хафеза Асада. - М., 2000.

12 Public Record Office, Foreign Office 371. – L.; Parliament Debates, 5th ser., vol. 557, House of Common, Session 1955/56. - L.: Her Majesty’s Stationery office, 1956; http://www.prov.vic.gov.au/; http://www.nationalarchives.gov.uk/; http://www.parliament.uk/

13 СССР и арабские страны. 1917-1960. - М., 1961; СССР и ближневосточное урегулирование 1967-1988. - М., 1989; Суэцкий канал: Сборник документов. - М., 1957; Ближневосточный конфликт 1947-1956. Из документов архива внешней политики РФ. Отв. редактор В.В. Наумкин. В 2-х томах. - М., 2003.

14 Statistical Abstract of the United States, 1979. - Wash., 1979; Encyclopedia of Zionism and Israel. Edited by Raphael Patai, Herzl Press. - N.Y., Mc Graw-Hill, 1971; Справочник НАТО. - Public Diplomacy Division, NATO, Brussels, Belgium, 2006; United Nations, 1953, 1993, 2008 A System of National Accounts and Supporting Tables, Studies in Methods, Series F No 2 Rev. 1, New York.

15 Eisenhower D. Mandate for Change. 1953-1956. - N.Y., 1963; Eisenhower. D. Waging Peace: The White House Years 1956-1961. - Garden City, N.Y.: Doubleday, 1965; Murphy R. Diplomat among Warriors. - Garden City, 1964; Eveland W.C. Ropes of Sand: America's Failure in the Middle East. - N.Y., 1980; Eden Anthony. Full Circle: The Memoirs of the Rt. Hon. Sir Anthony Eden. - L.: Cassel, 1960; King Hussein. Uneasy Lies the Head: The Autobiography of His Majesty King Hussein I of Hashemite Kingdom of Jordan. - L.: Heinemann, 1962; Chamoune, Camille - Crise au Moyen-Orient - P., 1963; El-Sadat Anwar. In Search of Identity: an Autobiography. - N.Y., 1978; El-Sadat Anwar. In Search of Identity: an Autobiography. - N.Y., 1978; Heikal M. Autumn of Fury. The Assassination of Sadat. - L., 1983; Heikal M. Nasser. The Cairo Documents. - L., 1972; Heikal M. The Road to Ramadan. - L., 1975; Добрынин А. Сугубо доверительно: Посол в Вашингтоне при шести президентах США (1962-1986 гг.). - М.: Автор, 1997; Егорин А.З. Египет нашего времени. - М., ИВ РАН, 1998; Даян, Моше; Тевет, Шабтай Арабо-израильские войны. 1956, 1967. - М., 2003; Алон, Игаль; Герцог, Хаим. Арабо-израильские войны. - М.: Аст, 2004; Герцог, Хаим. Арабо-израильские войны. 1967-1973. - М.: Аст, 2004.

16 http://militera.lib.ru; http://www.lawlibrary.ru; http://sci-lib.com/history; http://www.gumer.infohttp://www.rubricon.com/

17 Мирский Г.И. Третий мир: общество, власть, армия. - М., 1976; Левковский А.И. Мелкая буржуазия: облик и судьбы класса. - М., 1978; Левковский А.И. Социальная структура развивающихся стран (проблемы многоукладности переходного общества). - М., 1978; Туганова О.Э. Политика США и Англии на Ближнем и Среднем Востоке. - М., 1960; Стоклицкий С.Л., Фридман Л.А., Андрукович П.Ф. Экономические структуры арабских стран. Экономико-статистический анализ. - М., 1985; Юрьев М.Ф. История стран Азии и Северной Африки после второй мировой войны (1945-1990) - М., Издательство Московского университета, 1994.

18 Интеллигенция и социальный прогресс в развивающихся странах Азии и Африки. (Отв. ред. Ли В.Ф.). - М., 1981; Ислам: проблемы идеологии, права, политики и экономики. - М., 1985; Зарубежный Восток и современность: основные проблемы и тенденции развития стран Зарубежного Востока. (Отв. ред. Ким Г.Ф.) - М., 1980; Низшие городские слои и социальная структура стран Востока. (Отв. ред. Левковский А.И.). - М., 1986; Имущие слои города и социальная эволюция стран Востока. (Отв. ред. Ланда Р.Г.). - М., 1988.

19 Социальный облик Востока. – М., 1999; Капитализм на Востоке во второй половине XX в. – М., 1995; Сейранян Б.Г. Социальная структура Арабского Востока. – М., 1991; Мельянцев В.А. Восток и Запад во втором тысячелетии: экономика, история и современность. М., 1996.

20 Лан В.И. США в военные и послевоенные годы. - М., 1978.

21 Яковлев А.Н. От Трумэна до Рейгана. Доктрины и реальности ядерного века. - М., «Молодая гвардия», 1984.

22 Кременюк В.А. Политика США в развивающихся странах: проблемы конфликтных ситуаций. 1945-1976. - М., 1977.

23 Лаврентьев А.К. Силовая дипломатия в Азии. - М., 1980.

24 Политика США в Азии. - М., 1977.

25 Политика США на Арабском Востоке. – М., 1961.

26 Гречев М.А. Колониальная политика США после второй мировой войны. - М., 1987.

27 Мельников Ю.М. Внешнеполитические доктрины США. - М., 1970; Мельников Ю.М. Имперская политика США: истоки и современность. - М., 1984; Мельников Ю.М. Сила и бессилие: внешняя политика Вашингтона. 1945-1982. - М., 1983.

28 Уткин А. И. Мировая холодная война. – М.: ЭКСМО, 2005; Уткин А. И. Гнев американских богов. – М.: Алгоритм, 2006; Уткин А. И. Новый мировой порядок. – М., ЭКСМО, 2006; Уткин А. И. Правда об Ираке или Битва в Месопотамии. – М.: ОЛМА-пресс, 2007; Уткин А. И. Подъем и падение Запада. - М.: АСТ Москва, 2008.

29 Арбатов Г.А. Дело: «Ястребы и голуби холодной войны». – М.: Эксмо, 2009; Арбатов Г.А. Человек системы. М.: Вагриус, 2002.

30 Загладин Н.В. США: общество, власть, политика. - М.: «Русское слово», 2001.

31 Пономарева Н.Б., Смирнова Н.А. Геополитика империализма США. - М., 1986.

32 Шушарин А.С. Полилогия современного мира. (В 5-ти томах). - М.: Мысль, 2005.

33 Примаков Е.М. Анатомия ближневосточного конфликта. - М., 1978; Примаков Е.М. Ближний Восток на сцене и за кулисами (вторая половина XX – начало XXI века). - М., «Российская газета», 2006; Примаков Е.М. История одного сговора (Ближневосточная политика США в 70-е – начале 80-х годов), - М., Изд-во политической литературы, 1985.

34 Васильев А. Россия на Ближнем и Среднем Востоке: от мессианства к прагматизму. - М.: Наука, 1993.

35 Медведко Л.И. …Этот Ближний бурлящий Восток. - М.: Издательство политической литературы, 1985; Медведко Л.И. К востоку и западу от Суэца (Закат колониализма и маневры неоколониализма на Арабском Востоке). - М., Издательство политической литературы, 1980; Медведко Л.И., Медведко С.Л. Восток – дело близкое, Иерусалим – святое. - М., «Грифон», 2009.

36 Андреасян Р., Казюков А. ОПЕК в мире нефти. - М., 1978; Андреасян Р.Н., Эльянов А.Я. Ближний Восток: нефть и независимость. - М., 1961.

37 Видясова М.Ф. Джихад без войны. Тунисский опыт модернизации и политическое наследие Хабиба Бургибы (1903-2000) Том 2, Книга 1. - М., 2007.

38 Александров И.А. Монархии Персидского залива: этап модернизации. - М.: Дело и Сервис, 2000.

39 Ланда Р.Г. История Алжира XX век. - М., ИВ РАН, 1999.

40 Егорин А.З. История Ливии. XX век. - М., ИВ РАН, 1999.

41 Сергеев М.С. История Марокко. XX век. - М., ИВ РАН, 2001.

42 Иванов Р.Ф. Дуайт Эйзенхауэр. - М., 1983; Иванов Р.Ф. Генерал в Белом доме. - Смоленск, «Русич», 2000; Кузнецов Л.И. Стопроцентный американец. - М., 1990; Тимофеев И. Камаль Джумблат. - М., Прогресс, 2003.

43 Barnet R.J. The Roots of War: The Men and Institutions behind US Foreign Policy. - Baltimore: Penguin Books, 1972; Dallek R. The American>

44 Stivers, William. America's Confrontation with Revolutionary Change in the Middle East, 1948-1983. - L., 1986.

45 Quandt W. Decade of Decisions: American Policy toward the Arab-Israeli Conflict. 1967-1976. - Berely, 1977; http://unjobs.org/authors/william-b.-quandt

46 Киссинджер Г. Дипломатия. - М.: Научно-издательский центр «Ладомир», 1997.

47 Kissinger, H. Years of Upheaval. - Boston: Little, Brown, 1982.

48 Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. - М.: «Международные отношения», 2003.

49 Бжезинский Зб. Выбор: мировое господство или глобальное лидерство. - М.: Международные отношения, 2004.

50 Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. - М.: «Международные отношения», 2003, С. 12.

51 Sloan G.R. Geopolitics in United States Strategic Policy, 1890-1987. - Brighton: Whiatsheas Books Ltd., 1988.

52 Hourani, Albert. A History of the Arab Peoples. - L., 1991; Hourani, Albert. Minorities in the Arab World. - L., 1947; Perry, Glenn E. The Middle East Fourteen Islamic Centuries. - N.J., Englewood Cliffo, 1992; Yapp M.E. The Near East since the First World War. - L.: Longman, 1991; Penrose, Edith and E.F. Iraq: International Relations and National Development. - L.: Boulder, 1978; Mansfield. The Middle East. A Political and Economical Survey. - Oxf., 1980.

53 Kerr, Malcolm. - The Arab Cold War 1958-1964. A Study of Ideology in Politics. - L.: Oxford University Press, 1965.

54 Gomaa M. Ahmad. The Foundation of the League of the Arab States. – L., 1977.

55 Hasou, Tawfig Y. The Struggle for the Arab World. Egypt's Nasser and the Arab League. - L., 1985.

56 Kyle Keith, Suez. - N.Y.: St. Martin’s Press, 1991.

57 Кон-Шербок, Ден, эль-Алами, Дауд. Палестино-израильский конфликт. Две точки зрения. - М., 2002.

58 Bickerton, Jan J. The Arab-Israeli Conflict. A History. - L., Reaktion Books, 2009.

59 Stocking С.W. Middle East Oil. - L.: The Pinguin Press, 1971.

60 Ергин, Дэниел. Добыча. Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть. - М., «ДеНово», 1999.

61 Hopwood, Derek. Syria 1945-1986. Politics and Society. - L.: Unwin Human, 1988.

62 Roberts, David. The Ba'th and the Creation of Modern Syria. - L.: Croom Helm, 1987.

63 Seal, Patrick. The Struggle for Syria. A Study of Post-War Arab Politics. 1945-1958. - L.: I.B.Tauris & CO LTD, 1965.

64 Aruri Naseer H. Jordan: A Study in Political Development (1921-1965). - The Hague: Martinus Nighoff, 1972.

65 Shwadran, Benjamin. Jordan, A State of Tension. - N. Y.: Council for Middle Eastern Affairs Press, 1959.

66 Qubain, Fahim. Crisis in Lebanon. - Wash.: The Middle East Institute, 1961; Salibi K. Crossroads to Civil War, Lebanon 1956-1976. - N.Y. 1976; Salibi, Kamal. The Modern History of Lebanon. - L.: Weidenfeld and Nicolson, 1965.

67 Gordon, David C. Lebanon. The Fragmented Nation. - L.: Croom Helm, 1980; Goria, Wade R. Sovereignty and Leadership in Lebanon. 1943-1976. - L.: Ithaca Press, 1985; Towards a Viable Lebanon (ed. Halim Barakat). - Wash.: Croom Helm, 1988.

68 Rubenberg, Cheryl A. Israel and the American National Interest. - Urbana and Chicago: University of Illinois Press, 1986.

69 Шараби, Н. Амирика валь-араб. Ас-сияся аль-имрикийа филь-ватан аль-арабий филь-карн аль-ишрин. США и арабы: политика США в Арабском мире в XX в. – L., 1990. (на араб.яз.)

70 Hoopes T. The Devil and John Foster Dulles. - Boston, 1973.

71 Stephens, Robert. Nasser: A Political Biography. - N.Y., 1972.

72 Uriel, Dann. King Hussein and the Challenge of Arab Radicalism. Jordan, 1955-1967. - Oxford University Press, 1989.

73 Middle Eastern Studies, #27, 1991, p. 141.

74 Wint G., Calvocaressi P. Middle East Crisis. - L., 1959, p. 49.

75 Киссинджер Г. Дипломатия. - М., Научно-издательский центр «Ладомир», 1997, С. 474.

76 Ближневосточный конфликт 1947-1956. Из документов архива внешней политики РФ. Отв. редактор В.В. Наумкин. В 2-х томах. - М., 2003, Т.1, Док 250.

77 Примаков Е.М. Ближний Восток на сцене и за кулисами (вторая половина XX – начало XXI века). - М., «Российская газета», 2006, С. 46.

78 Eden Anthony. Full Circle: The Memoirs of the Rt. Hon. Sir Anthony Eden. - L.: Cassel, 1960, p. 427.

79 Киссинджер Г. Дипломатия. - М.: Научно-издательский центр «Ладомир», 1997, С 485.

80 Lloyd, Selwyn. Suez 1956: A Personal Account. – L.: Jonathan Cape, 1978, p. 219.

81 The Eisenhower Diaries (ed. Robert H. Ferrell). - N.Y., 1981, p. 323.

82 Public Papers of the Presidents of the United States. Dwight D. Eisenhower. Washington, 1954-1960, 1956, p. 1101.

83 U.S. Department of State, American Foreign Policy: Current Documents. - Wash., 1957, р. 784-5, 798.

84 Цит. по: Вишневский М.Л. “Pax-Americana” и страны Африки. - М., 2003, С. 30.

85 Примаков Е.М. Ближний Восток на сцене и за кулисами (вторая половина XX – начало XXI века). - М., «Российская газета», 2006, С. 97.

86 The New York Times, 18 January 1957.

87 Declassified Documents Reference System, Microfilm collection. - Wash. / Briefing sheet prepared by the Joint Middle East Planning Committee for the Joint Chiefs of Staff special meeting / February 1957, (79) 375A; Ibid / Report by the Joint Middle East Planning Committee to the Joint Chiefs of Staff - «Military Action in Relation to the Jordanian Situation» / 19 February 1957, (79) 375A; Ibid / Memorandum prepared in Office of Chief Naval Operations for the Secretary of the Navy - «Financial Crisis in Jordan» / 20 June 1957, (70) 376A.

88 Ближневосточный конфликт 1947-1956. Из документов архива внешней политики РФ. Отв. редактор В.В. Наумкин. В 2-х томах. - М., 2003, Т.2, Док. 47.

89 Ближневосточный конфликт 1947-1956. Из документов архива внешней политики РФ. Отв. редактор В.В. Наумкин. В 2-х томах. - М., 2003, Т.2, Док. 50.

90 U.S. Department of State, Bureau of Intelligence and Research - Wash.: Department of State. / World Strength of the Communist Party Organizations - Annual Report No. 10 / 1958.

91 Eveland W.C. Ropes of Sand: America's Failure in the Middle East. - N.Y., 1980, С. 120.

92 См. Kedourie E. Democracy and Arab Political Culture. - Wash., 1992.

93 Rules and Rights in the Middle East. Democracy, Law and Society. - Seattle-London, 1993, pp.164-165.

94 Современная внешняя политика США (в 2-х томах). - М., 1984, Т.1, С.162.

95 Халидов, Деньга. «Исламский терроризм» в России: мифы и реальность. // «Мусульмане». 2000, №1(4), С. 25.

96 Гусейнов В., Денисов А., Савкин Н., Демиденко С. Большой Ближний Восток. Стимулы и предварительные итоги демократизации. - М.: ОЛМА Медиа Групп, 2007, С. 37.

97 Егорин А.З. Египет нашего времени. - М., ИВ РАН, 1998, С. 286.

98 Жиль Кепель. Джихад. Экспансия и закат исламизма. - М.: Ладомир, 2004, С. 22

99 Johnson L. The Vantage Point. Perspectives of the Presidency. 1963-1969. N.Y., 1971, p. 293; Lyndon Baines Johnson message to Abba Eban, 26 May 1967, National Security File, “History of the Middle East Crisis, 15 May-10June 1967”, Lyndon Baines Johnson Presidential Library, Austin, TX.

100 Герцог, Хаим. Арабо-израильские войны. 1967-1973. - М.: Аст, 2004, С. 455.

101 Известия, 25 февраля 1992 г.

102 U.S. Interests in the Middle East. American Enterprise Institute for Public Policy Research. - Wash., 1968, p. 34.

103 Reisman M. The Art of the Possible. Diplomatic Alternatives in the Middle East. - Princeton, 1970, p. 161.

104 См.: Добрынин А. Сугубо доверительно: Посол в Вашингтоне при шести президентах США (1962-1986 гг.). - М.: Автор, 1997, С. 274-277.

105 Department of State Bulletin. - Wash., 1970-1981, 14.VII.1975, p. 56.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.