WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

                              исх. № 43/9-3494

от 04.07.2011 г.

ХАЗОВ

Евгений Николаевич

Конституционные гарантии прав и свобод человека

и  гражданина в России: теоретические основы

и проблемы реализации

Специальность:

12.00.02 – конституционное право, муниципальное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва – 2011

Работа выполнена на кафедре конституционного и муниципального права Московского университета МВД России.

Научный консультант: заслуженный работник высшей школы

Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор

Кикоть Владимир Яковлевич.

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

  Булаков Олег Николаевич;

 

заслуженный деятель науки

Российской Федерации,

доктор юридических наук,

профессор Дмитриев Юрий Альбертович;

доктор юридических наук, профессор

Хутинаев Игорь Дадогкаевич.

Ведущая организация:  Санкт-Петербургский университет ГПС 

МЧС  России.

 

Защита состоится «11» _октября__ 2011 г. в 11. 00 час. на заседа­нии диссертационного совета Д 203.019.02 при Московском университете МВД России (117997, Москва, ул. Академика Волгина, д. 12).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского университета МВД России.

Автореферат разослан «___» ___________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент  А.Г. Мамонтов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена теоретической и практической значимостью проблемных организационно-правовых вопросов, связанных с процессом интеграции России в мировое сообщество, теоретической и практической значимостью роли правоохранительных органов в реализации конституционных гарантий основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в Российской Федерации.

Конституционный императив ст. 2 Основного закона РФ о том, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства» выступает методологически исходным при исследовании всего комплекса проблем, связанных с реализацией конституционных гарантий прав человека в российском обществе. При том, что в понятие прав, свобод и обязанностей человека и гражданина ученные и политики в России и за рубежом вкладывают неодинаковый смысл, конструкция  признания, закрепления, соблюдения, охраны и защиты прав, свобод и обязанностей человека и гражданина со стороны государства признается всеми без исключения как одно из важнейших условий цивилизованного развития общества.

Отечественная конституционная практика последних десятилетий претерпела существенные изменения в гуманитарной сфере: Россия провозгласила права, свободы и обязанности человека в Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г. В 1993 г. эти права получили более глубокое развитие в Конституции Российской Федерации, которая весьма органично вписала в российскую правовую систему международно-правовые стандарты1. При этом Конституция Российской Федерации увязала права, свободы и обязанности с общепризнанными принципами и нормами международного права, т.е. международно-правовыми стандартами.

Исторически основные вехи, когда имелась реальная возможность изменения ситуации с правами человека в России, сводятся к следующим: неудавшиеся реформы начала царствования Александра I; преобразования Александра II, когда страна была близка к осуществлению конституционных преобразований, и их трагический финал — убийство императора; наконец, начало XX в., ознаменовавшееся принятием Основных государственных законов от 23 апреля 1906 г. – первой российской Конституции, содержавшей специальный раздел о правах и свободах граждан. Однако государственно-правовая практика существенно расходилась с юридическими намерениями. Слабыми в этой связи выглядели усилия и Временного Правительства. В то же время, очевидно, правомерным будет вывод о том, что конец ХХ – начало ХХ1 вв., несомненно, отражали прогресс в развитии некоторых политических и гражданских прав и свобод в России.

События октября 1917 г. прервали путь эволюционного конституционно-правового развития. Своеобразием с этой точки зрения отличались первые конституционные акты Советского государства - Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа (принятая 12 января 1918 г. 3-м Всероссийским съездом Советов), а также Конституция РСФСР 1918 г., продекларировавшие отказ от признания системы гражданских и политических прав и свобод. В то же время впервые в мире конституционно было заявлено о признании за всеми трудящимися комплекса социально-экономических и культурных прав.

Конституции СССР 1936 г. и 1977 г. содержали специальные нормативные разделы о правах и свободах человека, мало чем отличающиеся от аналогичных структурных частей конституций зарубежных стран. Однако принципиальное расхождение (несовместимость) между юридической и фактической конституцией (реальностью конституционных установлений), обусловленное спецификой государственного режима, системой государственного и общественного устройства, исключали на практике возможность  реального пользования гражданами декларированных  Основным законом прав и свобод. Господствовавшая патерналистская идеология взаимоотношений государства и гражданина, согласно которой государство «даровало» права и свободы гражданину и определяло его жизненные стандарты, одновременно означала, что объем и сферы реализации прав и свобод определяются дискреционно, усмотрением государственной власти.

Понятно, что главным условием действенности Конституции является соответствие ее норм объективным законам развития регулируемых отношений. Конституция является «законом, который принимает народ, для того чтобы определить условия передачи и осуществления власти и отношения между управляющими и управляемыми»2, и вместе с тем, по мнению судьи Конституционного Суда  РФ В.О. Лучина, Конституция России, закрепившая волю ее создателей, а не большинства народа, несет в себе внутренние противоречия и предпосылки собственного неприятия и даже отчуждения. «Она не обеспечивает единства интересов и целей основных участников конституционного процесса, а многие конституционные ценности остаются недоступными для значительной части граждан России»3. С мнением авторитетного профессионала-конституционалиста трудно не согласиться. Тем более, это подтверждают реальные события, современниками которых мы являемся.

Комплексное исследование Конституции РФ является задачей, которую можно решить совместными усилиями представителей различных общественных наук. Понятно, что ведущую роль при этом должна играть юридическая наука, и особенно наука конституционного права, ориентированная на анализ конституционных норм и отношений.

Реальность предполагает соответствие юридической конституции фактической, т.е. тем общественным отношениям, которые в действительности сложились между классами, нациями, народом и государством по поводу власти, суверенитета и свободы личности.

С распадом СССР Россия вступила в новую фазу своего исторического развития, а переживаемый страной общий глубокий кризис породил много до сих пор не разрешимых проблем, связанных с реальным осуществлением прав и свобод, о чем свидетельствует колоссальный рост преступности, прогрессирующие нарушения норм административного, земельного, гражданского, трудового, экологического права, норм и институтов других отраслей российского законодательства.

Жизнь поставила перед юридической наукой и практикой конкретные задачи, связанные с необходимостью исследования порядка реализации прав и свобод человека, среди которых на первое место выходит многоплановая и сложная проблема реализации конституционных гарантий прав и свобод личности, без решения которой сами права и свободы (как бы они не расписывались в законодательных актах) остаются декларативными. «Недостаточно иметь хорошую Конституцию, надо создать условия и механизмы, чтобы она не оказалась в забвении, чтобы она была реальным и действенным фактором общественного развития»4.

Рост числа научных работ и статей за последние несколько лет однозначно свидетельствует о неподдельном интересе исследователей и ученых к проблеме должной реализации конституционных норм. Например, Ю.И. Гревцов справедливо указывает на необходимость создания правовых и иных гарантий для последовательного проведения в жизнь прямого порядка действия основных конституционных норм; В.И. Червонюк в системе конституционных прав и свобод выделяет специальное их подразделение – процессуальные права – комплекс конституционных установлений, закрепляющих специальные гарантии гражданских (личных) прав и свобод граждан.

Правоприменительная практика последнего времени свидетельствует, с одной стороны, о привыкании законодателя к решению возникающих проблем «на ходу», с другой — о приспосабливании граждан к подобным экспериментам. Усугубляется это тем, что в России не накоплен достаточный опыт быстрого и эффективного решения проблем, упорядоченной реализации и гарантированности норм права.

В ряде работ, опубликованных в 1990-х годах, можно встретить утверждения о том, что недемократические исторические традиции сформировали в сознании населения России особый комплекс политических установок, включая и специфическое, сопряженное со страхом и пассивностью перед государственной машиной, и во многом  недоверчивое отношение к демократии и к правам человека. Однако в истории встречаются исключения из этого правила. Например, вершиной развития вечевого порядка организации жизни был древний Новгород, в котором избирался даже Новгородский архиепископ. Г.П. Федотов в своей статье-завещании «Республика Святой Софии» пишет о демократических основах русской культуры, которые были заложены в ее новгородском русле. Его статья заканчивается призывом к тому, что необходимо возродить древний дух Новгорода, где «были уже элементы народного представительства и избрания»5.

В правовом положении личности все составляющие ее элементы не только тесно связаны между собой, взаимно дополняют друг друга, но каждый из них имеет свое назначение, сущность, выполняет определенную функцию. Это, на взгляд диссертанта, в полной мере относится к конституционным гарантиям прав человека и гражданина.

Степень научной разработанности проблемы. Многоаспектный характер темы диссертации предопределил необходимость обращения к различным отраслям знаний, в частности к работам в области философии, политологии, социологии, общей теории государства и права, теории и истории прав человека, различных отраслей права, прежде всего, конституционного права.

Вопросы правового положения личности, обеспечения и защиты прав на общетеоретическом и отраслевом уровнях достаточно обстоятельно разработаны в ряде монографий, сборниках и материалах научных конференций и симпозиумов. По данной проблематике широко известны работы Е.В. Аграновской., С.С. Алексеева, П.В. Анисимова, Л.И. Антоновой, А.А. Белкина, А.Г. Бережнова, Н.С. Витрука, Л.Д. Воеводина, В.Е. Гулиева, И.Н. Глебов, В.М. Горшенева, Ю.А. Дмитриева, А.В. Зарицкого, И.Н. Зубова, В.Н. Карташева, В.Я. Кикотя, В.В. Копейчикова, В.Н. Кудрявцева, В.М. Курицына, О.Е. Кутафина, В.А. Кучинского, Е.А. Лукашевой, В.П.  Малахова, А.В. Малько, О.Е. Малеина, М.Н. Малеиной, Н.И. Матузова, А.С. Мордовца, В.С. Нерсесянца, М.Ф. Орзиха, С.М. Петрова, А.С. Прудникова, Ю.В. Пуздрача, Т.Н. Радько, И.В. Ростовщикова, Ф.М. Рудинского, В.А. Рыбакова, В.Н. Синюкова, Л.С. Страшуна, А.В. Стремоухова, В.А. Туманова, И.Е. Фарбера, П.М. Филиппова, В.И. Червонюка, Г.Г. Черемных, В.Е. Чиркина, В.М. Чхиквадзе, В.С. Шадрина, Б.С. Эбзеева и многих других авторов.

Основы современной концепции прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, а также конституционных гарантий прав и свобод были заложены в многочисленных трудах выдающихся российских и зарубежных ученых: сторонниками теории естественных прав Дж. Локком, Ш. Монтескье, Ж-Ж. Руссо, а также российскими сторонниками этой теории В.С. Соловьевым, Б.Н. Чичериным, И.А. Кистяковским.

Важную роль в развитии концепции прав человека и гражданина сыграл категорический императив И. Канта, провозгласивший свободу и равенство в качестве важнейших элементов достоинства человека.

Большое значение в развитии теоретических основ прав, свобод и обязанностей человека и гражданина имеют труды зарубежных и российских ученых по философии и юриспруденции: Г. Гроция, Г. Еллинека, Н.А. Бердяева, И.А. Ильина, А. Валицкого, Т. Пейна, С. Пуфендорфа, А. Швейцера, А.Д. Сахарова. В отечественной государствоведческой литературе дореволюционного периода эти проблемы разрабатывались в трудах М.Н. Гернета, В.М. Гессена, Г. Гурвича, В.Ф. Дерюжинского,  Н.М. Коркунова, С.А.  Котляревского, П. Новгородцева, С.В. Познышева, Н.С. Таганцева.

Вопросы формирования гражданского общества правовой государственности как предпосылки полноценного осуществления провозглашенных Конституцией Российской Федерации прав, свобод и обязанностей широко исследованы в трудах Е.В. Аграновской, В.В. Бойцовой, В.Е. Гулиева, Ю.П. Еременко, А.В. Зиновьева, Д.А. Керимова, Е.А. Лукашевой, В.О. Лучина, Л.А. Николаевой, И.Л. Петрухина, В.П. Сальникова, Л.И. Спиридонова, Л.Б. Тиуновой, Н.Ю. Хаманевой.

Общетеоретические подходы к понятию основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в России и гарантий их реализации разработали отечественные ученые-правоведы М.В. Баглай, Н.С. Бондарь, А.Г. Бережнов, И.А. Боброва, А.Д. Бойков, Н.В. Витрук, Л.Д. Воеводин,  Г.А. Гаджиев, М.С. Гринберг, А.И. Денисов, И.Ш. Килясханов, М.И. Ковалев, Б.И. Кожохин, Л.О. Красавчикова, О.Е. Кутафин, В.А. Кучинский, В.В. Лазарев, Л.Н. Линник, О.Е. Малеин, М.Н. Малеина, А.В. Малько, Н.И. Матузов, Р.А. Мюллерсон, В.М. Николайчик, В.А. Патютин, А.А. Пионтковский, А.С. Прудников, В.И. Рохлин, Ф.М. Рудницкий, Ю.П. Соловей,  П.Р. Стависский, М.С. Строгович, Ю.М. Ткачевский, Б.Н. Топорин,  И.Е. Фарбер,В.И. Черванюк, В.М. Чиквадзе, М.Д. Шаргородский, Б.С. Эбзеев, Л.С. Явич,  Ц.А. Ямпольская.

Изучению теории и практики международно-правовой защиты прав и свобод человека посвящены, в частности, труды Э.М. Аметистова, И.П. Блищенко, Г.К. Дмитриева, Н.В. Захарова, В.А. Карташкина, И.А. Кузнецова, Б.Г. Манова, А.П. Мовчана, Р.А. Мюллерсона,  Ю.А. Решетова, С.В. Черниченко и др. Немаловажную роль в становлении и развитии теории механизма обеспечения и защиты прав личности сыграли работы зарубежных правоведов, таких как Х.-П. Гассер, А. Герлох, В. Бюхнер-Удер, К. Кольяр, Ф. Люшер, К. Оффе, Ж. Пикте, Г. Радбрух, Р. Рисдал,  Х. Рогерман, К. Хессе, Э. Цоллер и др. Наиболее обстоятельно гарантии прав личности при реализации юридической ответственности исследовались в трудах Н.В. Березиной, А.Д. Бойкова, В.П. Божьева, М.В. Заднепровской, Н.Я. Калашниковой, Э.Ф. Куцовой, В.З. Лукашевича, Е.Г. Мартынчика,  М.С. Строговича. Особое внимание  данной проблеме уделяется и в отраслевых юридических науках (работы Б.Т. Безлепкина, Н.И. Газетдинова, В.В. Глянцева, С.Е. Донцова, В.Г. Смирнова, В.В. Похмелкина и др.). Особое значение в развитии теоретических основ прав, свобод и обязанностей человека и гражданина имеют труды Н.А. Бердяева, А. Валицкого, Г. Гроция, Ф.М. Достоевского, И.А. Ильина, Ф. Кафки, А.Д. Сахарова, Л.Н. Толстого, И.Г. Фихте, Э. Фромма, А. Швейцера, А. Шопенгауэра и др.

Вместе с тем, до сих пор в российской юридической науке отсутствует комплексное теоретико-правовое исследование понятия, классификации и механизма реализации конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина.

Теоретической базой разработки понятия гарантий и механизма реализации прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в России явились работы С.С. Алексеева, Л.И. Антоновой, В.М. Баранова,  В.М. Горшенина, Ю.И. Гревцова, Ю.С. Решетова, И.С. Самощенко, В.Д. Сорокина, Р.О. Халфиной, А.И. Экимова.  Различные аспекты прав, свобод и обязанностей человека и гражданина отражены также в работах зарубежных авторов: А. Дайси, Х. Крамера, С. Крэга, Р. Пруссара, И. Сабо, Д. Харисона. Однако утверждать, что тема исследована достаточно полно, нельзя, поскольку все имеющиеся по данной теме научные разработки носят далеко не исчерпывающий характер.

Цель настоящего исследования состоит в формировании теоретических основ конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина и формулировании на этой основе современной концепции конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина в России.

Достижению поставленной цели способствовало решение следующих основных задач:

— изучение юридических гарантий как необходимого элемента реализации прав и свобод человека и гражданина;

— определение места гарантий в структуре конституционно-правового статуса человека и гражданина;

— определение этапов возникновения  и  развития концепции конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина, а также содержания этой концепции;

— изучение понятия и классификация конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина (политических; экономических; социально-нравственных);

— выявление и изучение содержания  юридического  механизма  конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина, системы их нормативно-правового регулирования в Российской Федерации;

— выявление и анализ системы органов публичной власти, участвующих в реализации конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина;

— определение особенностей реализации конституционных гарантий прав и свобод человека и  гражданина  в  деятельности  органов  государственной власти общей компетенции; правоохранительных органов; органов местного самоуправления;

— выявление проблем реализации конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина в исполнении решений Европейского Суда по правам человека и предложение путей их решения.

Объектом исследования является комплекс урегулированных правом общественных отношений, возникающих в процессе реализации конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина в современной России.

Предметом исследования является теоретическое осмысление норм конституционного права и практики их применения, формирующих основы механизма реализации конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

Методологическую основу диссертации составили современные общенаучные и специальные методы познания, в частности анализ, синтез, системный, социологический, историко-юридический методы, метод сравнительного правоведения, анализа документов и т.д. Их применение в сочетании с новейшими достижениями юридической, философской, политологической и социологической мысли позволило выявить и проанализировать содержание, сущность и особенности реализации конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

Эмпирическую базу исследования составили:

1. Предметное интервьюирование специалистов (124 работников правоохранительной системы г. Москвы) на тему: «Эффективность реализации конституционных гарантий прав человека в современных российских условиях» (март-июнь 2007 г.).

2. Исследование в виде анкетирования на тему: «Прямое действие конституционных норм и их применение в деятельности органов государственной власти». В исследовании приняли участие 94 федеральных судей гг. Москвы и Санкт-Петербурга (октябрь 2008 г.).

3. Исследование в виде выборочного опроса 158 сотрудников 13 российских некоммерческих общественных организаций6 (декабрь 2008 г.) на предмет эффективности реализации конституционных гарантий и деятельности некоммерческих общественных организаций по защите прав и свобод человека и гражданина в современной России (февраль-апрель 2009 г.).

4. Изучение, обобщение и анализ 125 уголовных дел на предмет соблюдения правоохранительными органами Российской Федерации конституционных прав и свобод человека и гражданина (май-август 2009 г.).

5. Анализ нормативного правового материала и материалов судебной практики высших судов Российской Федерации, посвященных механизму реализации конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина на территории Российской Федерации и за ее пределами (2008-2011 гг.).

Источниковедческую основу исследования составили научные труды отечественных и зарубежных авторов по теории и истории государства и права, конституционному праву, теории и истории прав человека, отраслевым юридическим наукам, политологии, социологии, философии, этике, психологии и др. Исследованию подвергалось конституционное законодательство, международно-правовые документы, утратившее силу и действующее российское отраслевое законодательство, документы, в том числе: Декларация прав человека и гражданина 1991 г., Конституция Российской Федерации 1993 г., конституции советского периода, конституции республик в составе России, конституции зарубежных государств. Были исследованы следующие международно-правовые акты: всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и факультативные протоколы к ней, ряд других фундаментальных актов. В работе широко использованы материалы судебной практики, включая практику Европейского Суда по правам человека.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней впервые в российской юридической науке последнего десятилетия предметом отдельного комплексного исследования стали конституционные гарантии основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина с учетом современного законодательства РФ и современной судебной практики толкования конституционных норм. В данной работе впервые определено содержание и особенности реализации конституционных гарантий путем сопоставления современного российского законодательства  с действующими международно-правовыми актами в области прав и свобод человека и гражданина.

В работе выявлены и другие существенные аспекты юридических гарантий основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, а также механизма реализации этих гарантий:

  1. уточнено место юридических гарантий в системе общих гарантий;
  2. определена взаимосвязь и взаимообусловленность  процессов их реализации;
  3. сформулировано понятие системы гарантий, названы и исследованы их виды, дана классификация;
  4. поставлены и разработаны теоретические проблемы реализации юридических гарантий, роль и значение которых постоянно возрастает;
  5. выявлены особенности реализации юридических гарантий основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, показана роль органов государства, должностных лиц, общественно-политических организаций;
  6. сделан акцент на раскрытие содержания деятельности международного сообщества по соблюдению, охране и защите прав и свобод человека;
  7. особое место отведено исследованию роли органов внутренних дел по соблюдению, охране и защите основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина;
  8. проанализированы правовые основы деятельности органов внутренних дел по соблюдению, охране и защите прав, свобод и обязанностей человека и гражданина.

Обширная проблема конституционных гарантий и механизма реализации основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина осталась невостребованной. В отечественном государствоведении имеются несколько теоретических работ, которые посвящены данной проблеме, но все они касаются гарантий отдельно взятого права или  группе прав.

Соответственно основная цель предпринятого исследования - выявление и поиск решения актуальных теоретических и практических проблем в области конституционных  гарантий основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина и механизма их реализации.

Основой методологии  стала научная теория прав человека и правового государства, гуманистические, философские и этические учения прошлого и современности, достижения теории государства и права, конституционного права и других юридических наук. В основу работы положены фундаментальные нормативные правовые акты внутригосударственного и наднационального уровня:

- Декларация прав человека и гражданина 1991 г., Конституция Российской Федерации 1993 г., конституции субъектов Федерации, конституции советского периода, а также конституционное законодательство зарубежных государств;

- международно-правовые документы: Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и ратифицированные Российской Федерацией 14 протоколов к ней;

- российское отраслевое и текущее законодательство, внутриведомственные нормативные акты, приказы, инструкции Прокуратуры, Министерства внутренних дел, судебная практика.

Особое внимание автор уделил роли органов внутренних дел в соблюдении, охране и защите прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, в том числе месту и роли учрежденной полиции в механизме Российского государства.

В ходе работы над диссертацией осуществлен сбор и анализ эмпирического материала, судебной практики, работы органов Прокуратуры, Министерства внутренних дел в  области борьбы с преступностью. При этом выявлен ряд особенностей, наиболее часто присущих обстоятельствам нарушения прав и свобод человека и гражданина.

В настоящем диссертационном исследовании изучены особенности реализации юридических гарантий в процессе осуществления сотрудникам органов внутренних дел правоохранительной деятельности. При этом выдвинут ряд предложений по совершенствованию их деятельности, соблюдению, охране и защите прав свобод и обязанностей человека и гражданина, а также совершенствованию правовой культуры сотрудников органов внутренних дел, показано возрастание роли и значение юридических гарантий в период проведения радикальных реформ в стране.

На защиту выносятся следующие положения:

1. По своей юридической природе и системе гарантий права и свободы идентичны. Каждое из этих понятий означает юридически признанную возможность человека избирать вид и меру своего поведения. Анализ конституционного законодательства показывает, что термин «свобода» призван подчеркнуть более широкие возможности индивидуального выбора, не очерчивая конкретного его результата.

2. Гарантии прав человека в Российской Федерации — это совокупность социально-экономических, политических, юридических, нравственных, организационных предпосылок, условий, средств и способов, создающих равные возможности личности для осуществления своих прав, свобод и интересов. Юридическими гарантиями прав и свобод граждан выступают лишь те нормативные установления, которые связаны исключительно с закреплением юридически определенных средств и способов обеспечения беспрепятственного пользования правами, защитой прав и свобод и восстановлением их в случае нарушения.

3. Под юридическими гарантиями следует понимать признание и закрепление прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в Конституции и других нормативных актах государства и обеспечение их реализации всей правоохранительной деятельностью данного государства, общественно-политическими организациями, их должностными лицами и самой личностью.

4. Основным принципом построения системы юридических гарантий реализации прав и свобод человека и гражданина является их всеобщность, основанная на праве каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом и не противоречащими закону. Важнейшим принципом обеспечения гарантий реализации статуса личности является комплексность и полнота гарантий. Этим принципом должны руководствоваться в своей деятельности все государственные органы, органы местного самоуправления, общественно-политические организации  и должностные лица.

5. Доказывается целесообразность классифицирования юридических гарантий по отраслям права. В соответствии с делением системы права на отдельные отрасли права можно выделить следующие виды юридических гарантий: конституционно-правовые, административно-правовые, административно-процессуальные, гражданско-правовые, гражданско-процессуальные, уголовно-правовые, уголовно-процессуальные, финансово-правовые, трудовые, семейно-правовые, земельно-правовые, экологическо-правовые, международно-правовые гарантии.

6. Юридический механизм реализации состоит из следующих элементов:

- правовые нормы, закрепляющие основные права, свободы и обязанности человека и гражданина;

- юридические факты, влекущие возникновение готовности, процесса самой реализации и прекращения основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина;

- деятельность специальных органов и субъектов права, призванных обеспечивать права, свободы и обязанности;

- непосредственная деятельность суда и правоохранительных органов;

- специальные юридические процедуры;

- институт юридической ответственности;

- уровень правовой культуры населения и самого носителя прав, свобод и обязанностей.

Действенность юридического механизма реализации зависит от бесперебойного и эффективного функционирования всей совокупности элементов. Рассматривая элементы механизма реализации автор приходит к выводу, что процесс реализации проходит следующие четыре стадии: возникновения, готовности, непосредственной реализации и прекращения реализации основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина.

7. Механизм реализации зависит от правовой культуры и самих носителей прав, свобод и обязанностей. Каждый человек и гражданин должен знать свои права, свободы и обязанности, правильно ими пользоваться. При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, которые установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав, свобод и обязанностей других людей.

8. Под конституционными гарантиями прав человека и гражданина в Российской Федерации предлагается понимать закрепленную в Конституции РФ 1993 г. совокупность (но еще не систему) экономических, социальных, политических и идеологических условий, которые предопределяют реальность исполнения и механизмы реализации всех прав и свобод человека и гражданина, являются решающей предпосылкой формирования у личности заинтересованности в их реализации.

В процессе рассмотрения конституционных гарантий основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина была дана авторская классификация конституционных гарантий, проанализирована каждая гарантия, определено их место в системе гарантий.

9. Проблема соотношения прав и обязанностей человека не разработана ни на международном, ни на национальном уровне, что породило ряд негативных последствий. Отсутствие закрепления обязанностей человека на том же уровне, что и его прав, приводит к недооценке обязанностей, что на практике отрицательно сказывается на обеспечении прав и свобод человека. Такой подход способствует искажению личной ориентации, не исключает нарушения прав и свобод человека.

Автор предлагает включить в главу 2 Конституции РФ статьи об обязанностях человека и гражданина в России и изменить название главы 2 Конституции РФ на «Права, свободы и обязанности человека и гражданина».

10. Особое внимание уделяется конституционной ответственности, делается примерный перечень ее видов, перечисляются органы, организации и должностные лица, к которым могут применяться санкции конституционной ответственности. Автор обосновывает необходимость принятия специального нормативного акта (помимо Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации») — Конституционно-процессуального кодекса Российской Федерации, который призван регламентировать деятельность органов конституционного судопроизводства.

11. Всесторонне изучив государственные органы власти и общественно политические организации, участвующие в реализации юридических гарантий, прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, необходимо сделать следующие выводы:

11.1. Механизм реализации юридических гарантий основных прав, свобод и обязанностей человека гражданина делится на внутригосударственный и внешний международный механизм реализации.

11.2. Анализируя Федеральный конституционный закон «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», диссертант сделал вывод о том, что недостаточно высокая эффективность деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ обусловлена отсутствием у него властных полномочий. Для повышения результативности деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ и его аппарата предлагается предоставить (законодательно закрепить) Уполномоченному по правам человека в РФ:

а) полномочие на возбуждение дисциплинарных и административных производств по фактам нарушений прав человека;

б) полномочие привлечения к административной и дисциплинарной ответственности руководителей организаций и должностных лиц, которые нарушают права и свободы человека и гражданина.

12. Изучив деятельность органов внутренних дел по соблюдению, охране и защите прав, свобод и обязанностей граждан, необходимо сделать следующие выводы и внести следующие предложения:

12.1. Процесс нравственного воспитания сотрудника органов внутренних дел включает ряд направлений:

а) передачу сотрудникам органов внутренних дел новых знаний о правилах, принципах, идеалах и признаках нравственного и этического поведения;

б) создание в трудовых коллективах атмосферы доверия и одобрения нравственного этического поведения и осуждения любых отклонений от установленных норм, т.е. нарушения дисциплины;

в) целенаправленное влияние на личность путем использования педагогических приемов, способных формировать у сотрудников необходимые моральные и этические качества на основе индивидуального подхода к ним;

г) воздействие силой положительного примера на сотрудников;

д) поощрение сотрудников, отличившихся в службе и общественной работе;

е) сплочение коллектива через общие мероприятия: спорт, художественная самодеятельность, экскурсии, театр и т.д.

12.2. Деятельность органов внутренних дел подразделяется на внутреннюю и внешнюю.

Внутренняя сторона деятельности заключается в том, чтобы сами органы и их сотрудники не нарушали прав и свобод человека и гражданина, стояли на страже исполнения ими своих обязанностей.

Внешняя сторона деятельности органов внутренних дел состоит из четырех основных направлений:

- осуществлять эффективную профилактическую деятельность по предупреждению нарушений прав и свобод человека и гражданина;

- своевременно пресекать нарушение прав и свобод человека и гражданина;

- своевременно раскрывать нарушения основных прав и свобод человека и гражданина;

- принимать своевременные меры к возможно полному восстановлению нарушенных прав и свобод человека и гражданина.

13. Утверждение начал законности и гуманизма в УК РФ и УПК РФ, регулирующих деятельность правоохранительных органов, изменение задач уголовного судопроизводства с целью превращения традиционно репрессивных органов предварительного следствия и суда в подлинно правоохранительные органы, признание приоритета интересов личности над так называемыми публичными интересами - одно из важнейших гуманистических направлений соблюдения прав человека и гражданина в России.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется малоисследованностью проблемы конституционных гарантий основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина и механизма их реализации. В связи с этим данная работа должна восполнить пробел, существующий в юридической науке, и в конституционном праве в частности. Поскольку исследуются природа, содержание,  классификация и место конституционных и юридических гарантий в системе гарантий, содержащиеся в работе выводы немаловажны для юридической науки. Предлагаемое исследование основано на фундаментальных актах, включая Декларацию прав и свобод человека и гражданина 1991 г., действующую Конституцию Российской Федерации, конституционное законодательство, признавших и закрепивших основные права, свободы и обязанности человека и гражданина и их гарантированность.

Теоретическая разработка проблемы конституционных гарантий основных прав, свобод и обязанностей составляет определенный вклад в разработку общей концепции прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в России и имеет значение для юридической науки в целом.

В работе рассматриваются некоторые вопросы, связанные с реализацией основных прав, свобод и обязанностей, через различные органы и общественные организации как внутри государства, так и за его пределами на международном уровне.

Практическая значимость работы состоит в том, что выводы и предложения, сформулированные в диссертации, могут быть использованы: при совершенствовании российского законодательства, посвященного соблюдению, охране и защите прав, свобод и обязанностей человека и гражданина; в правоприменительной и правоохранительной деятельности органов внутренних дел и других правоохранительных органов Российской Федерации; в учебном процессе высших, средних специальных и средних учебных заведений при изучении вопросов, связанных с правами, свободами и обязанностями человека и гражданина, их гарантированности механизмом реализации.

Тема раскрывается, исходя из новых современных юридических подходов, основанных на изучении прав, свобод и обязанностей человека и гражданина как особенной ценности российского общества, мировой цивилизации. Новая трактовка основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина позволяет расширить и углубить представление о гарантиях, содержании и формах реализации основных прав, свобод и обязанностей, в теоретическом аспекте выявить различия между основными правами, свободами и обязанностями человека и гражданина.

Материалы диссертации могут быть использованы при подготовке учебников и учебных пособий, а также в преподавании дисциплин «Конституционное право Российской Федерации» и «Права человека».

Апробация результатов исследования проходила в форме обсуждения диссертационных материалов на научно-практических конференциях и семинарах, внедрения научных разработок в учебный процесс и практическую деятельность государственных органов и общественных объединений.

Концептуальные выводы и предложения диссертационного исследования докладывались автором на конференциях и семинарах, в частности: на научно-практической конференции «Юридическая наука и практика России: итоги и перспективы развития» (г. Москва, 19 декабря 2002 г.), третьей научной конференции аспирантов и докторантов Московского гуманитарного университета (г. Москва, 28 ноября 2003 г.), электронной конференции «Конституционные права и свободы человека и гражданина» (г. Тирасполь, 16 марта 2005 г.), международной научно-практической конференции «Обеспечение прав и свобод человека и гражданина» (г. Тюмень, 17-19 ноября 2005 г.), научно-практической конференции «Социально-правовые гарантии прав и законных интересов граждан в Российской Федерации» (г. Оренбург, 1 марта 2006 г.), всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы юридической науки в условиях развития современной России» (г. Нижний Новгород, 18 мая 2007 г.).

Основные положения диссертации опубликованы диссертантом в 85 научных публикациях общим объемом более 145 п.л., в том числе в  монографических работах и научных статьях в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки России. Отдельные результаты исследования нашли применение в учебном процессе Московского университета МВД России.

Некоторые научные результаты внедрены диссертантом в практическую деятельность федеральных и региональных органов государственной власти и управления.

Структура и объем диссертации. Исследование состоит из введения, четырех глав, объединяющих 15 параграфов, заключения, списка использованной литературы и нормативных правовых актов.

Основные выводы проведенного исследования представлены в диссертации по параграфам.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного ис­следования, представлена степень ее научной разработанности, определя­ются цели, задачи, объект и предмет исследования, методологическая основа, нормативная база, теоретическая и эмпирическая основы исследования, его научная новизна, положения, выноси­мые на защиту, теоретическая и практи­ческая значимость исследования, а также апробация его результатов.

Первая глава - «Теоретические  основы  конституционных  гарантий прав и свобод человека и гражданина» - состоит из четырех парагра­фов.

Первый параграф первой главы - «Юридические гарантии как необходимый элемент реализации прав и свобод человека и гражданина» - посвящен определению понятия, содержания и сущности юридических гарантий прав и свобод человека и гражданина.

По своей юридической природе и системе гарантии права и свободы во многом совпадают. Каждое из этих понятий характеризует юридически признанную возможность человека избирать вид и меру своего поведения как личности, гражданина государства; понятие свободы, прежде всего, оттеняет сферы бытия личности, свободные от воздействия государства, независимость от него. Анализ конституционного законодательства показывает, что термин «свобода» призван подчеркнуть более широкие возможности индивидуального выбора, не очерчивая конкретного его результата.

Диссертант исходит из того, что институт прав и свобод человека и гражданина, содержащийся в Конституции РФ, базируется на сочетании естественно-правовых и позитивистских подходов. Конституция РФ, безусловно, признала естественные права человека как высшую ценность, не отчуждаемыми и принадлежащими каждому от рождения, но вместе с этим  учредила права и свободы, которые не принадлежат каждому от рождения. Применяя естественно-правовой подход, Конституция РФ «признает автономию личности, ее право на невмешательство в сферу очерченной правом свободы личности, ставит заслон всевластию государства и его посягательствам на развитие свободы и индивидуальности личности». При позитивистском подходе Конституция РФ закрепляет учрежденные государством права и свободы в основном в социально-экономической и культурной сферах, а также содержит позитивное закрепление широкого перечня прав и свобод, определяет систему гарантий и механизмов их защиты. 

На взгляд диссертанта, подобное сочетание двух противоборствующих доктрин положительно сказалось на концепции Конституции РФ. Время доказало, что каждая из этих концепций в отдельности не способна привести к созданию таких моделей общественного развития, которые удовлетворяли бы глобальным целям человеческой жизни, таким как свобода личности и социальная справедливость, духовное и материальное  благосостояние для всех индивидуальных и коллективных субъектов.

Во втором параграфе первой главы - «Место гарантий в структуре конституционно-правового статуса человека и гражданина» - делается вывод о том, что в широком плане понятием «гарантии прав человека» охватывается вся совокупность объективных и субъективных факторов, которые направлены на полную реализацию и всестороннюю охрану прав и свобод граждан, на устранение возможных причин и препятствий их неполного осуществления. Хотя эти факторы и весьма разнообразны, но по отношению к процессу реализации прав и свобод они выступают в качестве условий, средств, способов, приемов и методов правильного его осуществления.

Абсолютное большинство гарантий в виде условий обеспечивает благоприятную социально-правовую ситуацию, юридически комфортную  атмосферу, в которой гражданин может эффективно пользоваться основными правами и свободами. Такие условия образуют внешнюю государственно-правовую среду жизнедеятельности каждого человека и гражданина и не зависят от его воли и желания, поскольку их корни - в общественном и государственном строе.

Гарантии в виде средств и способов обеспечения и охраны конституционных прав и свобод создаются не каждым отдельным гражданином, а обществом, государством, коллективом и используются ими для претворения указанных прав и свобод в жизнь. Однако вместе с этим существуют и такие условия и средства охраны конституционных прав и свобод граждан, формирование и пользование которыми во многом зависит от них самих, их воли и желания. Можно подвести итог и сформулировать определение что, под гарантиями понимаются условия и средства, при наличии и с помощью которых обеспечиваются фактическая реализация и всесторонняя охрана прав и свобод человека и гражданина.

Правовая доктрина включает  общие и специальные (юридические) гарантии. При  этом под общими гарантиями понимается совокупность экономических, политических и других условий, делающих права реальными, то юридические гарантии предполагают закрепление прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в нормах права, обеспечение, охрану и защиту их всей системой правоохранительной деятельности государства, комплексом структур внутригосударственного и наднационального уровня. Причем юридическими гарантиями прав и свобод граждан являются лишь те из нормативно-юридических установлений, которые содержат определенные средства и способы, при помощи которых достигается беспрепятственное пользование правами, защита прав и свобод и восстановление их в случае нарушения.

Соответственно гарантии прав человека в РФ  представляют собой совокупность социально-экономических, политических, юридических, нравственных, организационных предпосылок, условий, средств и способов, создающих равные возможности личности для осуществления своих прав, свобод и интересов.

В третьем параграфе главы первой - «Возникновение  и  развитие концепции конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина» - сделан вывод о том, что конституционные гарантии прав человека в Российской Федерации - это закрепленная в Основном законе страны совокупность экономических, социальных, политических и идеологических условий, которые предопределяют реальность исполнения и механизмы реализации всех прав и свобод человека и гражданина, являются решающей предпосылкой формирования у личности заинтересованности в их реализации.

В целях максимальной охраны прав и свобод личности их основополагающие юридические гарантии закреплены на конституционном уровне. Условно, как считает диссертант, все конституционные гарантии следует подразделять на две группы: общие конституционные гарантии  и конституционные гарантии правосудия.

Общей гарантией прав и свобод, имеющей наивысшую юридическую силу, является конституционный строй, основанный на строгом соблюдении Конституции, неотчуждаемом естественном праве и общепризнанных принципах и нормах международного права. Эта гарантия трансформируется Конституцией РФ в систему определенных прав граждан и обязанностей государства по обеспечению прав и свобод и сформулирована в ст.ст. 45, 46, 53, 55, 56, 60 и 61 Конституции РФ. Без этих основ требования личности к обществу носили бы чисто формальный характер.

К общим конституционным гарантиям прав и свобод человека и гражданина в диссертации отнесены:

- конституционно-судебный механизм защиты прав и свобод;

- судебная защита прав и свобод;

- законная самозащита человеком своих прав и свобод;

- административно-правовая защита прав и свобод;

- международная защита прав и свобод.

Как показало изучение проблемы, к специальным конституционным гарантиям (гарантиям правосудия) относятся:

- гарантии подсудности;

- право на юридическую помощь;

- презумпция невиновности;

- запрет повторного осуждения за одно и то же преступление;

- недействительность незаконно полученных доказательств;

- право на пересмотр приговора;

- гарантия от самообвинения;

- права потерпевших;

- запрет обратной силы закона.

В четвертом параграфе главы первой - «Содержание современной концепции конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина» - сделан вывод о том, что в зависимости от стадий осуществления конституционного права правомерно вести речь о существовании по меньшей мере двух групп (классов) юридических гарантий: гарантий реализации и гарантий охраны и защиты прав и свобод. Каждая из этих разновидностей гарантий в диссертации подвергается специальному анализу.

Отмечается, что юридические гарантии реализации направлены на использование гражданами своих прав, исполнение ими обязанностей и законности, а также привлечения их к ответственности в случае нарушения прав других лиц. Соответственно к данной группе относятся нормы, определяющие пределы прав и свобод; их конкретизацию в текущем законодательстве; юридические факты, с которыми связываются обладание и непосредственное пользование ими; процессуальные формы реализации; меры поощрения и льготы для стимулирования правомерной и инициативной их реализации.

Гарантии защиты действуют, как правило, в случае нарушения статуса, возникновения препятствий на пути его использования. Данную группу правовых гарантий составляют механизмы и институты защиты прав и свобод: конституционный контроль и надзор; меры защиты и меры ответственности виновных за нарушение прав и свобод личности; процессуальные формы осуществления контроля и надзора; средства предупреждения и профилактики нарушений прав личности, другие установленные законодательством меры.

Права, свободы и обязанности не просто декларируются, а закрепляются нормами права, однако этого недостаточно, так как нормы права нарушаются и тогда начинает действовать государственно-правовой механизм защиты прав и свобод, обеспечения исполнения гражданами возложенных на них обязанностей. Эту деятельность осуществляют все органы государства. Поскольку право является центральным элементом нормативной основы конституционного строя, следовательно, юридические гарантии производны от общих гарантии. При этом отличие юридических гарантий от других видов гарантий состоит в следующем. Если общие экономические, политические и социально-нравственные гарантии являются предпосылкой реализации прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, то юридические гарантии, устанавливаемые государством в результате правотворческой деятельности, направлены на конкретное осуществление прав, свобод и обязанностей человека и гражданина и их охрану от противоправных посягательств и нарушений.

В то же время юридические (специальные) и общие гарантии тесно взаимосвязаны. В частности, взаимосвязь специальных гарантий с общими экономическими заключена в том, что последние закреплены в ст. 8 Конституции РФ и гарантируют единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддерживают конкуренцию, свободу экономической деятельности. В ч. 11 ст. 8 Конституции РФ говорится о том, что в Российской Федерации на конституционном уровне признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности, тем самым на их базе строятся рыночные отношения в нашей стране. Точно так  же тесная взаимосвязь существует между юридическими гарантиями и общими политическими гарантиями. Детерминация юридических гарантий политическим строем общества проявляется в том, что в Российской Федерации признается идеологическое многообразие, никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, а также признается политическое многообразие и многопартийность (ч. 3 ст. 13  Конституции РФ).

Вторая глава - «Понятие, классификация и содержание отдельных видов гарантий конституционных прав и свобод человека и гражданина» - состоит из четырех параграфов.

Первый параграф второй главы - «Понятие и классификация конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина» - посвящен определению содержания конституционно-правовых гарантий, под которыми, как считает соискатель, следует понимать совокупность общих социально–политических, социально–экономических, духовно–нравственных условий, предпосылок реальности (осуществимости) субъективных прав и свобод личности, а также специальных юридических средств обеспечения реализации, охраны и защиты субъективных прав, закрепленных в Конституции РФ, международно-правовых актах, федеральных конституционных и федеральных законах, конституциях и уставах субъектов РФ.

Конституционно-правовые гарантии могут содержаться в нормах всех источников конституционного права, а не только в Конституции РФ и конституциях (уставах) субъектов Федерации. Вместе с тем, конституционно-правовые гарантии, содержащиеся в конституционных установлениях, занимают особое место, так как они связаны с повышенной правовой охраной общественных отношений, предопределяющих коренные черты всех других общественных отношений. Подобно тому, как конституционное право занимает главенствующее место в системе российского права, так и конституционно-правовые гарантии играют ведущую роль во всей системе юридических гарантий.

Для того чтобы в полной мере раскрыть сущность конституционно-правовых гарантий в системе юридических гарантий основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, прежде всего, необходимо рассмотреть их понятие и особые юридические свойства.

Особый, конституционный смысл конституционных гарантий, присущий им набор специальных юридических свойств в решающей мере предопределены социальными и правовыми особенностями основных прав человека в России, которые по сравнению с другими его правами обусловлены характером и значимостью конституционных интересов и ценностей, защищаемых ими, социальным содержанием, их местом в системе конституционного права и ролью по отношению к  иным правам человека. Говоря иначе, основные права человека регулируют сферу наиболее существенных, жизненно важных общественных отношений с точки зрения взаимоотношений общества и человека, выражают основные социальные возможности человека по пользованию благами и ценностями жизни и закрепляются в силу своей общественно-политической значимости в Конституции РФ и международно-правовых актах. Они являются решающими и определяющими для всех других прав, закрепленных в отраслевом законодательстве.

Во втором параграфе второй главы - «Понятие, содержание и особенности политических гарантий конституционных прав и свобод человека и гражданина» - исследу­ется широкий спектр политических гарантий. В отечественной литературе советского периода под политическими гарантиями понималась система организации государственной власти в стране, принадлежность ее советскому народу. В современной государствоведческой литературе в числе политических гарантий указывают на полновластие народа, демократический порядок формирования представительных органов государственной власти, народный контроль, возрастающая активность общественных организаций, включая политические партии и объединения,  профсоюзы, молодежные организации т.д.

Политическая организация общества, господствующий в нем политический режим предопределяют потенциальную возможность реализации любым членом данного общества своих прав, свобод и обязанностей человека и гражданина. С этой точки зрения не лишены оснований утверждения о том, что наиболее враждебны и опасны для свободы все монистические формы государств, от монархических до социалистических, и наименьшее зло представляют формы  смешанные и моралистические,  менее склонные к тирании.

Основным политическим условием стабильной законности является сильная государственная власть. Сила государственной власти определяется не величиной армии, не мощью репрессивного аппарата. С указанной точки зрения сильная государственная власть - устойчивая, легитимная, пользующаяся поддержкой общества власть, способная обеспечить реализацию принимаемых правовых предписаний. Сильное государство гарантирует стабильное развитие общества, безопасность людей, эффективную борьбу с преступностью, коррупцией и иными антисоциальными явлениями. В условиях же дезорганизации государственно-властных структур, борьбы за власть, неспособности государства обеспечить реализацию принимаемых решений, низкого уровня исполнительской дисциплины, расцвета бюрократизма, коррупции законность не только не повышается, но и снижается, причем до опасного предела. Сильное государство ни в коей мере не означает централизацию государственной власти, авторитарный режим, который не обеспечивает, а напротив, отрицает законность. Важным условием укрепления государства, обеспечения законности и правопорядка является демократия. Демократическое государство не слабая, аморфная власть. Это система сильной и в то же время целиком ответственной перед народом власти, основанной на демократических принципах формирования и функционирования (разделение властей, парламентаризм, гласность, верховенство Конституции и т.д.).

Современные правовые учения рассматривают политическую систему любого общества с точки зрения ее демократичности, характеризующей плюрализм взглядов и свободы их выражения, находящих отражение, главным образом, в деятельности политических партий. Важность плюрализма в сфере существования политических организаций была подчеркнута в международно-правовых документах, в частности в документе Копенгагенского  Совещания  по человеческому измерению СБСЕ.

Сам факт множественности политических партий и движений с позиции их влияния на процесс реализации каждым человеком и гражданином своих прав и свобод не может быть однозначен. С одной стороны, плюрализм политических партий (в том числе оппозиционных) и их деятельность в определенной мере уменьшают степень вероятности обретения государством характерных признаков тоталитаризма. Ни одна партия, как правило, не осмелится заявить в своих программных документах об отрицании ею прав и свобод человека и гражданина и необходимости защиты данного права государством. Но, с другой стороны, борьба различных политических объединений за власть в ряде случаев (особенно в период становления многопартийной системы) приводит к активному противостоянию политических сил в рамках высших эшелонов государственной власти, к дестабилизации общественно-политической обстановки, политическим конфликтам, перерастающим в вооруженные столкновения, в которые втягиваются огромные массы людей. Подобная ситуация характеризуется массовыми нарушениями прав человека и гражданина.

В целом деятельность политических партий и движений, осуществляемая в рамках Конституции и внутреннего законодательства, играет роль общей политической гарантии прав и свобод человека и гражданина. При этом существует законодательный запрет на создание и деятельность общественных объединений, имеющих своей целью  пропаганду войны, насилия и жестокости, посягающих на права и охраняемые законом интересы граждан (ст. 3 от 19 мая 1995 г. «Об общественных объединениях» и ст. 9 Федерального закона от 11 июля 2001 г. «О политических партиях»), способствует реализации целого ряда прав и свобод человека и гражданина.

В третьем параграфе второй главы - «Понятие,  содержание и особенности экономических гарантий конституционных прав и свобод человека и гражданина» - представлена харак­теристика экономических гарантий, под которыми следует понимать закрепленные Конституцией РФ формы собственности и основанную на их базе систему хозяйствования, которые призваны обеспечить достойную жизнь человеку и гражданину, удовлетворить его  разумные  материальные и духовные потребности.

Экономические гарантии государство реализует, прежде всего, за счет продуманной налоговой политики, социально приемлемых налогов, эффективной работы всей системы органов публично-правового контроля за налоговыми поступлениями, задержка которых приводит к несвоевременной выплате заработной платы, пенсий, пособий, вносит дезорганизацию в выполнении  многих государственных программ.

Специфика общественных отношений, охраняемых конституционным правом, выражается в отсутствии специальных экономических (материальных) гарантий этих прав и свобод. Разумеется, охрана прав и свобод человека и гражданина требует известных финансовых затрат (расходы на содержание органов внутренних дел, прокуратуры,  суда и т.д.), но эти затраты необходимы, а следовательно, не могут рассматриваться в качестве специальных гарантий данного права. Однако, следует заметить, что социальная сфера жизнедеятельности человека не может существовать автономно, независимо от источников ее материального финансирования. Любая самая оптимальная государственная программа, преследующая целью разрешение социальных проблем, нуждается в процессе своей реализации в определенных материальных затратах.

В четвертом параграфе второй главы - «Понятие, содержание и особенности  социально-нравственных гарантий конституционных прав и свобод человека и гражданина» - дается харак­теристика социально-нравственных гарантий, под которыми следует понимать социальную справедливость общества и совесть каждого человека и гражданина, благодаря которым человек и гражданин правильно понимают права, свободы и обязанности, правильно ими пользуются и правильно их исполняют.

Социальную справедливость можно  трактовать как эталон нравственности государства и общества. Социальное государство берет на себя обязательство неукоснительно соблюдать социальную справедливость, быть противником неравноправия, помогать слабым, больным, пенсионерам, дать возможность человеку зарабатывать и при этом свободно распоряжаться своими способностями к труду и выбирать род деятельности, социальное обеспечение и создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

Деятельность любой иной государственной и негосударственной структуры, способной оказывать прямое или косвенное воздействие на процесс осуществления права и свобод человека и гражданина, должна находиться под контролем компетентных органов государства и не противоречить общепринятым международным нормам.

Любые внешние усилия государства по предотвращению незаконных посягательств на права и свободы человека и гражданина и созданию условий нормального осуществления прав и свобод личности будут тщетны, если нравственная атмосфера общества будет отравлена "изнутри", если идеи жизни как высшей и абсолютной ценности не будут питать общественное сознание, не проникнут во все "клеточки" организма, именуемого социальной общностью. Разумеется, государство вправе и обязано способствовать формированию жизнеутверждающих начал общественного сознания.

К нравственным гарантиям прав и свобод человека и гражданина относятся господствующие в обществе гуманистические и этические взгляды, нравственные нормы, утверждающие приоритеты и ценности человеческой личности. Следует заметить, что уважение к человеку вообще, и запрет иных противоправных посягательств в частности, возникли не сразу, но в то же время они характеризуют все известные человечеству системы нравственности. Существовавшие на ранних этапах развития общества, в условиях рабовладельческого феодального строя представления о неравноценности жизни разных людей в зависимости от их принадлежности к различным кастам, сословиям, классам в последующие периоды развития были преодолены утверждением подлинно гуманистических взглядов, получив воплощение в концепции естественных неотчуждаемых прав и свобод. Тем не менее, реальность данной парадигмы также  предполагает «присутствие» государства в сферах духовного бытия человека. 

Глава третья  - «Механизм реализации конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина» - состоит из трех пара­графов.

В первом параграфе третьей главы - «Содержание  юридического  механизма конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина» - определяется система гарантий прав и свобод граждан - самостоятельный юридический институт, в исследовании которого имеется, на наш взгляд, ряд пробелов. Таким образом, необходимо сосредоточиться на  анализе сугубо конституционных средствах обеспечения реальности прав и свобод современной личности, поскольку, как показала недавняя конституционная реформа, они не являются чем–то незыблемым и раз и навсегда данным.

Существует сложная интегрированная связь человека с социальной средой. Эта связь носит активный, преобразующий характер с обеих сторон. С одной стороны, эффективность реализации человеком и гражданином своих прав, свобод и обязанностей зависит от комплекса социальных условий (экономических, культурных), с другой – отношение личности к ценности, защищаемой посредством прав, к правам, свободам и обязанностям других лиц (позитивный либо негативный), их характер деятельности формируется под воздействием факторов социальной среды.

В механизме конституционного гарантирования реальности прав и свобод личности, как и во всякой системе, элементы, его составляющие, тесно связаны друг с другом, взаимно дополняют и взаимно влияют друг на друга. Вместе с тем, каждый элемент данной системы имеет свое назначение, выполняет собственную функцию.

Мы полагаем, что в структуре механизма конституционного гарантирования прав и свобод человека и гражданина можно выделить следующие разнопорядковые элементы:

1) Конституцию Российской Федерации и конституционные акты, закрепляющие систему юридических гарантий прав и свобод человека и гражданина;

2) непосредственно те основные права, свободы и обязанности человека и гражданина, которые выступают в качестве гарантий по отношению к другим правам и свободам;

3) то, что принято понимать под юридическими гарантиями прав и свобод, т.е. общие социальные, политические, экономические, духовно–нравственные предпосылки и условия, обеспечивающие реальность и исполнимость прав и свобод, а также конкретные способы, формы, средства, методы реализации, охраны и защиты прав и свобод, которые разработала и внедрила юридическая наука и практика. В их числе также принято выделять те гарантии, которые равным образом относятся ко всем конституционным правам, а также гарантии, обеспечивающие реальность того или иного конкретного права либо свободы;

4) специальные институты, внедренные в правозащитную практику демократических государств, в частности институт омбудсмена (в России – Уполномоченный по правам человека);

5) государство в лице его органов публичной власти, обязанное в соответствии со ст. 2 Конституции РФ признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина;

6) носителя основных прав и свобод.

Такие элементы механизма, как органы и организации, а также лица, являющиеся носителями прав и свобод, точнее, их действия, необходимы для того, чтобы привести механизм конституционного гарантирования «в действие». Если какие-либо предусмотренные законами и иными нормативными правовыми актами действия не совершаются в интересах реализации прав и свобод либо совершаются в прямо противоположных интересах, то под угрозой находится вся система. На первый план в этом смысле выступают проблемы обеспечения законности в деятельности различных государственных органов, их должностных лиц, правозащитных организаций.

Во втором параграфе третьей главы - «Нормативно-правовое регулирование механизма конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина» - раскрываются понятие системы норм, закрепляющих механизм конституционно–правового гарантирования реальности прав и свобод личности. Необходимо выделить нормы следующих нормативных правовых актов:

а) Конституции РФ;

б) международно-правовых актов по правам человека, являющихся составной частью российской правовой системы в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ;

в) федеральных конституционных и «текущих» законов;

г) конституций и уставов субъектов Российской Федерации;

д) актов Конституционного Суда Российской Федерации, конституционных (уставных) судов ее субъектов, содержащие правовые позиции, относящиеся к обеспечению, охране и защите прав и свобод граждан.

Ведущее место в правовом регулировании механизма конституционного гарантирования реальности прав и свобод личности занимают нормы Конституции РФ. Все разделы, главы и статьи Конституции РФ направлены на обеспечение реализации прав человека.

Наиболее важные гарантии–принципы получили закрепление в главе 1 Конституции РФ в качестве основ конституционного строя Российской Федерации. Их изменение недопустимо и означает отмену действия самой Конституции. К их числу относятся демократия, правовое государство, признание человека, его прав и свобод высшей ценностью, суверенитет  и принадлежность власти многонациональному народу России, социальное государство, многопартийность и др.

Гарантии конкретной направленности сосредоточены в основном в главе 2 Конституции РФ и в других главах. Для примера, право каждого на образование гарантируется общедоступностью и бесплатностью дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях (ч. 1 и 2 ст. 43). Право на получение квалифицированной юридической помощи гарантируется бесплатностью ее оказания в отдельных случаях, предусмотренных законом (ч. 1 ст. 48) и т.д.

В статью о свободе совести целесообразно добавить положения, что религиозные верования могут изучаться в школе и вузе в качестве факультативных учебных дисциплин. Кроме запрета возбуждения социальной, расовой, национальной, религиозной, языковой вражды и розни, целесообразно сказать также о запрете пропаганды социального, расового, национального, религиозного, языкового превосходства.

В отношении коллективных политических прав предлагается дополнить Конституцию РФ принципиальным положением о праве народа и отдельных граждан на сопротивление угнетению. Что касается индивидуальных политических прав, то в современных условиях вряд ли достаточно ограничиться в конституциях указаниями на выборы и референдум, следует назвать и другие институты непосредственной демократии, используя которые граждане реализуют свои права (народная законодательная инициатива, отзыв депутата и выборного должностного лица, народные собрания в муниципальных образованиях, объявленное официально обсуждение важных вопросов общественной и государственной жизни и т.д.).

В третьем параграфе третьей главы - «Система органов публичной власти, участвующих в реализации конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина» - исследуется специфика механизма реализации юридических гарантий, который делится на внутригосударственный и внешний, международный механизм реализации.

Механизм реализации внутригосударственных гарантий основных прав, свобод и обязанностей сводится к обязанности государства на признание, закрепление, обеспечение, охрану и защиту основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина всеми органами государственной власти и общественными организациями.

Конституция РФ гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (ч. 1 ст. 45). Это правило закрепляет обязанность государства различными правовыми средствами обеспечивать защиту прав, свобод и обязанностей человека и гражданина и осуществлять их регулирование. Для этого необходимо рассмотреть, какие же государственные органы участвуют в процессе обеспечения реализации основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в России.

Ведущее место в этой области принадлежит Президенту РФ (ч. 2 ст. 80), который является гарантом прав и свобод человека и гражданина. Он следит за соблюдением прав, свобод и обязанностей и активно вмешивается, когда они нарушаются,  путем принятия нормативных актов, заключением договоров и т.д.

Исполнительные органы в области прав и свобод человека и гражданина призваны обеспечить неукоснительное исполнение всех необходимых законов, чтобы не нарушать права и свободы человека, своевременно реагировать на все нарушения прав и свобод как со стороны исполнительных органов, так и со стороны других органов, общественных организаций и граждан, и срочно устранять причины, нарушающие права и свободы и мешающие выполнять обязанности человеку и гражданину.

В исполнительных органах создаются свои подразделения, которые занимаются и рассматривают дела по административным правонарушениям: это такие органы, как административные комиссии органов местного самоуправления, органы контроля на транспорте, органы государственного надзора (технический, санитарный, эпидемиологический, горный и т.п.).

Помимо перечисленных органов, которые занимаются вопросами прав и свобод человека и гражданина, существует специальный институт Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. 26 февраля 1997 г. Президент РФ подписал Федеральный конституционный закон по Уполномоченному правам человека, который вступил в законную силу 4 марта 1997 г.

Должность Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации утверждается в соответствии с Конституцией РФ в целях  обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод граждан, их соблюдения и уважения государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами.

В практике находят применение и иные формы деятельности Уполномоченного по правам человека, в частности по взаимодействию в данной сфере с другими органами государства. Такие формы получили закрепление в Меморандуме Уполномоченного по правам человека в РФ и Министерства обороны РФ о взаимодействии в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, а также гражданского персонала Вооруженных Сил РФ (от 11 ноября 2009 г., в Соглашении Генеральной прокуратуры РФ и Уполномоченного по правам человека в РФ от 24 июля 1998 г. о формах взаимодействия Генеральной прокуратуры РФ и Уполномоченного по правам человека в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод граждан и др.

Кроме того, в конституционной практике РФ функционирует институт уполномоченного по правам человека в субъектах РФ. Статус, полномочия, наименование этих органов предусмотрены в учредительных актах субъектов РФ и в специально принимаемых ими законах. Указом Президента РФ от 1 сентября 2009 г. № 986 «Об Уполномоченном при Президенте Российской Федерации по правам ребенка» в целях обеспечения эффективной защиты прав и интересов ребенка в Р оссийской Федерации учреждена должность Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка.

Представляется, что создание специализированных институтов уполномоченного по правам человека как на федеральном, так и на региональном уровнях могло бы получить дальнейшее распространение. Так, в ряде зарубежных стран учреждены уполномоченные по правам человека в пенитенциарных учреждениях, в вооруженных силах, в учебных заведениях, в государственных администрациях и т.д.

Соблюдение, охрана и защита прав, свобод и исполнение своих обязанностей человека и гражданина напрямую зависят от строгого исполнения всеми государственными органами и их должностными лицами, органами местного самоуправления, общественными и политическими организациями и гражданами Конституции РФ, законов и других нормативных актов, которые призваны охранять и защищать основные права, свободы и обязанности человека и гражданина.

Четвертая глава - «Формы обеспечения механизма реализации конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина в деятельности отдельных органов публичной власти» - состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе четвертой главы - «Реализация конституционных гарантий прав и свобод человека и  гражданина  в  деятельности  органов  государственной власти общей компетенции» - делается вывод о том, что законодательные органы олицетворяют демократические начала государства, выступают гарантами демократии. Этим обусловлен набор их властных полномочий, роль и значимость в системе органов государственной власти. Законодательные органы влияют на развитие России как демократического федеративного правового государства, создают условия для идеологического многообразия и многопартийности, определяют компетенции других государственных органов, способствуют развитию политической и правовой активности граждан. Они участвуют в обеспечении территориальной целостности Российской Федерации, определении правового статуса ее субъектов.

Несмотря на столь значимую роль законодательных органов, уровень конституционно-правового регулирования их формирования и деятельности в определенной степени противоречив и явно недостаточен. В Конституции РФ не закреплена система законодательных органов, в связи с чем комментируемая глава Конституции РФ в названии указывает не на законодательную власть в целом, а только федеральный орган законодательной власти — Федеральное Собрание.

Часть 1 ст. 110 определяет место Правительства в системе государственной власти и поэтому имеет фундаментальный характер в отношении всего содержания главы 6. Согласно ей, исполнительную власть Российской Федерации осуществляет Правительство. Речь здесь идет именно об исполнительной власти Российской Федерации, пределы которой определяются разделением предметов ведения и полномочий между нею и ее субъектами. Данная норма прямо корреспондирует ст.ст. 71—73 Конституции РФ, в которых осуществлено разграничение предметов ведения по вертикали политико-территориального государственного устройства России.

Согласно содержанию названных статей, Правительство осуществляет исполнительную власть Российской Федерации в первую очередь в рамках, определенных ст. 71 Конституции РФ. Что касается совместного ведения (ст. 72), то здесь вопрос о сфере полномочий федерального Правительства решается не столь однозначно. С одной стороны, ч. 2 ст. 76 устанавливает возможность принятия в пределах совместного ведения как федеральных законов, так и законов субъектов Российской Федерации. Причем ч. 5 той же статьи устанавливает безусловное верховенство федеральных законов над законами субъектов Федерации.

Таким образом, в рамках, установленных федеральным законодательством, Правительство России вправе осуществлять исполнительную власть как в сфере исключительного ведения Российской Федерации, так и в области совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Вместе с тем, если по какой-либо причине вопросы, относящиеся к совместному ведению, не урегулированы федеральными законами, то субъекты Российской Федерации вправе осуществлять здесь собственное законодательное регулирование вплоть до момента принятия соответствующего федерального закона. После этого законодательство субъектов должно быть приведено в соответствие с принятыми федеральными законами.

Во втором параграфе четвертой главы - «Реализация конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина в деятельности правоохранительных органов» - делается вывод о том, что  необходимо создать условия для реализации юридических гарантий прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, по соблюдению, охране и защите их от преступных посягательств, которые в настоящее время регулируются множеством нормативных правовых актов, и объединив их определенную правовую систему понятную для любого гражданина.

Правовая основа деятельности органов внутренних дел - это совокупность норма­тивных правовых актов, изданных уполномоченными на то органами в пределах их компетенции и касающихся в той или иной мере содержания, конкретных субъектов и объектов, условий, средств и пределов осуществ­ления, гарантий законности и других аспектов деятельности органов внутренних дел.

Характер задач, решаемых органами внутренних дел как особой структурой исполни­тельной власти, во многом придает правовому регулированию ее деятель­ности такую специфическую черту, как множественность его субъектов и источников. Согласно сложившейся в российской юридической науке классификации, правовые акты о правоохранительных органах выстраиваются в четкую, иерархическую структуру в зависимости от их юридического значения.

Естественно, что ядро правовой основы деятельности органов внутренних дел со­ставляет Конституция Российской Федерации, которая «имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Россий­ской Федерации» (ст. 15).

Конституция РФ как Основной закон государства устанавливает важнейшие «правила поведения» силовых структур. Органы внутренних дел в своей деятельности должны исходить из того, что «человек, его пра­ва и свободы являются высшей ценностью» (ст. 2 Конституции РФ); все органы государственной власти, должностные лица и граждане обязаны соблюдать Конституцию РФ и за­коны (ч. 2 ст. 15); любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения (ч. 3 ст. 15); все равны перед законом и судом (ч. 1 ст. 19); каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22) и т. д.

Нормативная база, составляющая правовую основу деятельности органов внутренних дел по соблюдению, охране и защите прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, представляет собой довольно внушительный перечень документов, которые подвергаются постоянным изменениям и дополнениям. Поэтому для успешного осуществления этой деятельности в системе служебной подготовки сотрудников органов внутренних дел необходимо организовать изучение соответствующих нормативных правовых актов, а также разработать и утвердить Инструкции для сотрудников полиции и их функциональные обязанности, повысить исполнительскую дисциплину сотрудников.

Анализируя Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”, результаты реализации, применения этого закона, где идет масса нарушений прав, свобод человека и гражданина, предлагается внести следующие дополнения в закон:

а) дать исчерпывающий перечень составов преступлений, по делам о которых допускается проведение оперативно-разыскных мероприятий, ограничивающих права и свободы человека и гражданина, предусмотренные Конституцией РФ;

б) установить требование об обязательном уничтожении материалов, полученных в результате оперативно-разыскных мероприятий, если они проведены:

  1. с нарушением закона, т.е. без какого-либо основания;
  2. после прекращения действия оснований, являющихся обязательными для проведения оперативно-разыскных мероприятий;
  3. в отношении лица, которое не указано в постановлении судьи, но проходит по делу;
  4. закрепить исчерпывающий перечень субъектов, в отношении которых могут вводиться ограничения прав и свобод на тайну почтовой связи, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений. К ним могут быть отнесены: подозреваемый, обвиняемый в совершении преступления либо его близкие родственники и знакомые, характер общения с которыми свидетельствует о наличии у них общего умысла в сокрытии информации, имеющей доказательное значение по уголовному делу;
  5. установить более жесткий контроль прокурора за оперативно-разыскной деятельностью сотрудников ОВД.

В тоже время, необходимо создать  условия социальной защищенности самих сотрудников органов внутренних дел: финансовые, материальные, жилищные, духовно-культурные для того, чтобы сократить текучесть кадров ОВД, что неизбежно позитивно скажется на повышении профессионального уровня, улучшении морально-психологического климата в коллективах, на росте уровня правовой культуры сотрудников органов внутренних дел.

По утвердившейся в российской правовой науке классификации деятельность органов внутренних дел по соблюдению, охране и защите конституционных прав и свобод граждан делится на организационную, профилактическую, правоприменительную и правоохранительную.

В третьем параграфе четвертой главы - «Реализация конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина в деятельности органов местного  самоуправления» - обосновывается идея о том, что органы местного самоуправления выступают самостоятельными участниками процесса реализации конституционных прав и свобод граждан, принимают в нем весомое участие. Для того чтобы участвовать в реализации гарантий конституционных прав, органы местного самоуправления должны обладать конкретными полномочиями.

Конституция РФ прямо предусматривает ряд полномочий органов местного самоуправления по реализации гарантий прав и свобод граждан. Так, органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы (ч. 2 ст. 24); органы местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для осуществления права на жилище (ч. 2 ст. 40); муниципальные учреждения здравоохранения оказывают гражданам бесплатную медицинскую помощь за сет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений (ч. 1 ст. 41); гражданам гарантируется общедоступность и бесплатность дошкольного, основного  общего и среднего профессионального образования в муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях (ч. 2 ст. 43) и т.д.

Роль органов местного самоуправления в реализации гарантий других конституционных прав, таких, как право на альтернативную гражданскую службу (ч. 3 ст. 59), право избирать и быть избранным в органы местного самоуправления (ч. 2 ст. 32), право на частную собственность (ст. 35), право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34) и др. вытекает из законов и иных нормативных правовых актов.

Местное самоуправление как самостоятельный низовой уровень власти начало формироваться с принятием Закона СССР 1990 года «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР» и Закона РСФСР 1991 года «О местном самоуправлении в РСФСР». Ныне действующая Конституция РФ закрепила основы федеративного устройства и субъектный состав Российской Федерации, признала и гарантировала осуществление местного самоуправления (ст. 12), что привело к формированию трех уровней публичной власти: федерального, субъектов Федерации и местного, каждый из которых характеризуется наличием собственных предметов ведения и полномочий.

В настоящее время продолжается процесс разграничения полномочий между уровнями публичной власти. Проблема разграничения предметов ведения и полномочий между различными уровнями власти носит обширный и до конца не исследованный характер. Между тем эффективность реализации гарантий прав и свобод граждан зависит от того, какие полномочия в этой сфере  переданы  или будут переданы на низовой, местный уровень и в какой степени данные полномочия будут обеспечены в финансовом плане.

Определение компетенционного статуса муниципальных образований строится на сформулированном в Европейской хартии местного самоуправления принципе субсидиарности. Суть его состоит в том, что решение тех или иных вопросов жизнедеятельности различных территориальных сообществ должно передаваться на тот уровень управления, где они могут быть решены наиболее эффективно и экономно. В этом плане государственная власть обязана делиться полномочиями с местной властью.

Компетенция – самая подвижная часть правового статуса местного самоуправления. Первоначально в компетенцию органов местного самоуправления входили лишь собственные полномочия, закрепленные Федеральным законом о местном самоуправлении № 131–ФЗ, а также отдельные государственные полномочия, передаваемые органам местного самоуправления законами Российской Федерации и субъектов Федерации и подкрепленные материально из средств их бюджетов.

Самой проблематичной сферой для местного самоуправления (как, впрочем, и для государства в целом) была и остается сфера обеспечения социально–экономических и культурных прав. Эти права носят позитивный характер и обеспечиваются государством в той мере, в какой имеются материальные и финансовые ресурсы.

В четвертом параграфе четвертой главы - «Реализация конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина в исполнении решений Европейского суда по правам человека» - делается вывод о том, что Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, вступив в силу на территории Российской Федерации 5 мая 1998 г., стала составной частью правовой системы российского государства (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ). Высшие суды Российской Федерации предприняли шаги по включению национальной судебной системы в общеевропейскую систему защиты прав человека.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) призван обеспечивать неукоснительное соблюдение и исполнение норм Конвенции ее государствами-участниками. Он осуществляет эту задачу путем рассмотрения и разрешения конкретных дел, принятых им к производству на основе индивидуальных жалоб, поданных физическим лицом, группой лиц или неправительственной организацией. Возможна также подача жалобы на нарушение Конвенции государством — членом Совета Европы со стороны другого государства-члена. Начав свою деятельность в 1959 г., ЕСПЧ к концу 1998 г. рассмотрел более тысячи дел, подавляющее большинство из которых — по жалобам граждан. Сегодня можно сказать, что все нормы, содержащиеся в разделе I Конвенции, а также нормы протоколов, дополняющих этот раздел, применяются так, как они истолкованы в решениях Европейского суда.

Ратификация Россией Европейской конвенции позволяет всем лицам, находящимся под ее юрисдикцией, обращаться в ЕСПЧ, если они считают свои права нарушенными, что подтверждается ст. 46 (ч. 3) Конституции РФ, в которой говорится, что "каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты".

Ратификация Конвенции и признание юрисдикции Европейского суда по правам человека означает, что деятельность всех российских органов государственной власти, в особенности судебных, их решения и используемые процедуры, равно как и решения законодательных органов, не должны противоречить положениям Конвенции, тем более, что в соответствии со ст. 15 (ч. 4) Конституции РФ она образует составную часть российской правовой системы.

Европейский суд не является высшей инстанцией по отношению к судебной системе государства — участника Конвенции. Поэтому он не может отменить решение, вынесенное органом государственной власти или национальным судом, не дает указаний законодателю, не осуществляет абстрактный контроль национального законодательства или судебной практики, не имеет права давать распоряжения о принятии мер, имеющих юридические последствия. ЕСПЧ рассматривает только конкретные жалобы с тем, чтобы установить, действительно ли были допущены нарушения требований Конвенции. Однако ЕСПЧ вправе присудить "справедливое удовлетворение претензии" в виде финансовой компенсации материального ущерба и морального вреда, а также возмещение выигравшей стороне всех издержек и расходов.

ЕСПЧ функцией контроля за исполнением своих решений в правовом смысле этого понятия не обладает. В соответствии со ст. 42 п. 2. Конвенции «окончательное постановление Суда направляется Комитету министров, который осуществляет надзор за его исполнением». Взаимодействие между Комитетом министров Совета Европы и государством-ответчиком относительно исполнения решения ЕСПЧ определяется двумя факторами.

Первый — это учет Комитетом министров самого факта исполнения решения ЕСПЧ в смысле совершенствования внутреннего законодательства государства-ответчика и приближения его к европейским стандартам по правам человека.

Второй — это контроль за предписаниями ЕСПЧ государству-ответчику выплатить заявителю возмещение за материальный ущерб и моральный вред (справедливую компенсацию по ст. 41 Конвенции).

Схема контроля Комитетом министров за выполнением решения ЕСПЧ такова: ЕСПЧ направляет одновременно окончательное решение по делу адвокату-представителю заявителя, представителю государства-ответчика и Комитету министров Совета Европы. Государство-ответчик должно проинформировать Комитет министров о своевременном исполнении решения ЕСПЧ. Если в дальнейшем Комитет министров удовлетворяет информация об исполнении решения ЕСПЧ, то он удостоверяется, выплачена ли денежная компенсация.

В заключении диссертации формулируются основ­ные выводы и по­ло­жения по совершенствованию законодательства и практики его при­менения, определяются проблемы, требующие дальнейшего осмысления по избранной теме исследования.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора:

Монографии:

1. Хазов Е.Н. Гарантии конституционных прав и свобод человека и гражданина в России. М. :  Московский университет МВД  России, 2004. - 12,25 п.л.

2. Хазов Е.Н., Гасанов К.К. Правоохранительная деятельность органов внутренних дел по обеспечению конституционных прав и свобод человека в России. М. : Московский университет МВД  России, 2004. - 9,1/4,6 п.л.

3. Хазов Е.Н., Гончаров С.И. Кадровое обеспечение высших учебных заведений МВД России организационно-правовые аспекты. М. : Московский университет МВД  России, 2004. – 10,0/5,2 п.л.

4. Хазов Е.Н., Афанасьев Д.В. Административно-правовая деятельность штабных подразделений органов внутренних дел. М.: Московский университет МВД России, Закон и право, ЮНИТИ. 2008. - 10,0/5,6 п.л.

5. Хазов Е.Н., Хазова В.Е. Международно-правовая защита национально-культурного  достояния  народов. М. : Московский университет МВД России, Закон и право, ЮНИТИ. 2009. – 10,2/6,1 п.л.

  6. Хазов Е.Н. Конституционные гарантии прав и свобод человека и гражданина в России. М. : Закон и право, ЮНИТИ. 2010. – 21 п.л.

Учебные и учебно-методические работы:

  1. Хазов Е.Н., Смольяков А.А., Султыгов М.М. Конституционное право России : учебное пособие. СПб. : Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. - 12,3/4,1 п.л.
  2. Хазов Е.Н., Квитчук А.С. Конституционное право зарубежных стран : учебно-методическое пособие для слушателей заочной формы обучения. СПб. : Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. - 6,2/3,1 п.л.
  3. Хазов Е.Н., Смольяков А.А., Султыгов М.М., Напалков М.А., Пекишев Н.П., Патрикеев В.Е., Рудикова Е.А. Основы государств и права : пособие для абитуриентов, поступающих в Санкт-Петербургский университет МВД России. СПб. : Санкт-Петербургский университет МВД России, 1999. - 14 /2 п.л.
  4. Хазов Е.Н., Смольяков А.А., Гибов В.В., Ромашов Р.А., Жильский Н.Н. Основы государства и права : Альбом схем. СПб. : Санкт-Петербургский университет МВД России, 1999. – 10/2 п.л.
  5. Хазов Е.Н., Смольяков А.А., Блажук Е.Е., Уткин Н.И. Конституционное право Российской Федерации : учебное пособие. СПб. : Санкт-Петербургский университет МВД России, 1999. - 16/4 п.л.
  6. Хазов Е.Н., Маилян С.С., Гончаров С.И., Михайлова Е.В. Подготовка научно-педагогических кадров в Московском университете МВД России: правовое регулирование и организация работы : учебно-методическое пособие. М. : Московский университет МВД России. 2005 г. - 4,8/1,2 п.л.
  7. Хазов Е.Н., Левченко И.П., Прудников А.С., Калинин В.Н., Смородин Н.М. Российское гражданство. 2-е изд. М. : Московский университет МВД России, Закон и право, ЮНИТИ, 2005. - 20,5/4,1 п.л.
  8. Хазов Е.Н., Чубуков Г.В., Волкова Н.А., Гришин И.П., Маркина Э.В. Земельное право. 3-е изд. М. : Московский университет МВД России, Закон и право, ЮНИТИ, 2006. - 18,5/3,7 п.л.
  9. Хазов Е.Н., Румянцев Н.В., Казанцев С.Я, Любарский Е.Л., Саркисов О.Р., Курочкина В.В. Экологическое право. 2-е изд. М.: Московский университет МВД России, Закон и право, ЮНИТИ, 2006. - 22,8/3,8 п.л.
  10. Хазов Е.Н., Прудников А.С., Авсеенко В.И, Зинченко Е.Ю.,  Карпов Н.Н., Лимонов А.М. Конституционное право России. М. : Московский университет МВД России, Закон и право, ЮНИТИ, 2006. - 42,6/7,1 п.л.
  11. Хазов Е.Н., Маилян С.С., Гончаров С.И., Михайлова Е.В. Подготовка научно-педагогических кадров в Московском университете МВД России: правовое регулирование и организация работы. Учебно-методическое пособие. М. : Московский университет МВД России, 2009. - 6,5/1,6 п.л.

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, указанных  в перечне ВАК Минобрнауки России:

  1. Хазов Е.Н. Конституционные гарантии прав и свобод человека и гражданина как элемент правового статуса личности // «Черные дыры» в Российском законодательстве. -  2004. - № 2 - 2,0 п.л.
  2. Хазов Е.Н. Проблемы и пути оптимизации взаимодействия Президента Российской Федерации с Федеральным Собранием Российской Федерации // Административное и административно-процессуальное право. Приложение № 2 к журналу «Вестник Московского университета МВД России». М. : Закон и право, ЮНИТИ, 2005. - 0,5 п.л.
  3. Хазов Е.Н., Афанасьев Д.А. Основные функции управления органами внутренних дел и их организационно-структурное обеспечение // Административное и административно-процессуальное право. Приложение № 2 к журналу «Вестник Московского университета МВД России». М. : Закон и право, ЮНИТИ, 2005. - 0,4/0,2 п.л.
  4. Хазов Е.Н. Конституционное правосудие как форма ограничения государственной власти // Административное и административно-процессуальное право. Приложение № 2 к журналу «Вестник Московского университета МВД России». М. : Закон и право, ЮНИТИ, 2005. -.0,4 п.л.
  5. Хазов Е.Н. Теоретические проблемы соотношения прав, свобод и  обязанностей человека // Вестник Санкт-Петербургского института ГПС МЧС России. - 2006. - № 4 (15). - 0,3 п.л.
  6. Хазов Е.Н., Афанасьев Д.В. Основные направления деятельности штабных подразделений органов внутренних дел // Вестник Московского университета МВД России. - 2007. - № 1. - 0,4/0,2 п.л.
  7. Хазов Е.Н., Николаев Б. В. Конституционно-правовое регулирование вопросов государственного финансирования религиозных образовательных институтов и программ США // Вестник Московского  университета МВД России. - 2008. - № 11. - 0,5/0,25 п.л.
  8. Хазов Е.Н., Николаев Б. В. Конституционно-правовое противодействие расовой и национальной дискриминации в системе высшего образования США // Вестник Московского  университета МВД России. - 2008. - № 12. - 0,4/0,2 п.л.
  9. Хазов Е.Н., Степанов А.С. Опыт  Австралийского Союза в защите и обеспечения прав коренного и аборигенного населения Австралии // Вестник Московского  университета МВД России. - 2009. - № 1. - 0,4/0,2 п.л.
  10. Хазов Е.Н., Богданов А.В. Анонимное содействие граждан в решении задач ОРД (проблемы суждений и пути решения) // Вестник Московского  университета МВД  России. - 2009. - № 5. - 0,4/0,2 п.л.
  11. Хазов Е.Н., Дорожко Ф.Л. Особенности и квалификация юридических гарантий прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в России // Вестник Московского  университета МВД России. - 2009. - № 8. - 0,5/0,2,5 п.л.
  12. Хазов Е.Н., Богданов А.В. Правовые аспекты противодействия подразделениями уголовного розыска преступлениям террористического характера // Вестник Московского  университета МВД России. - 2009. - № 9. - 0,4/0,2 п.л.
  13. Хазов Е.Н., Богданов А.В. Применение полиграфа в оперативно- разыскной деятельности // Вестник Московского  университета МВД России. -  2009. - № 9. - 0,5/0,25 п.л.
  14. Хазов Е.Н., Николаев Б. В., Петров О.Ю. Конституции штатов США: правовая регламентация организации и деятельности советов по вопросам высшего образования // Вестник Московского  университета МВД России. - 2010. - № 4. - 0,9/0,3 п.л.
  15. Хазов Е.Н., Уварова Л.В. Роль и значение административных судов и необходимость их создания в России как один из механизмов реализации человеком и гражданином своих прав и свобод // Образование наука Научные кадры. - 2010. - № 4. - 0,6/0,3 п.л.
  16. Хазов Е.Н., Хазиева Р.Р. Особенности депутатского мандата представительных органов местного самоуправления // Вестник Московского  университета МВД России. - 2011. - № 1. - 0,5/0,25 п.л.

Статьи, опубликованные в иных изданиях:

  1. Хазов Е.Н. Роль органов внутренних дел в обеспечении прав и свобод человека и гражданина // Роль органов внутренних дел в обеспечении прав и свобод человека и гражданина : тезисы докладов и выступлений на научно-практической конференции. СПб. : Санкт-Петербургская высшая школа МВД России, 1996. - 0,3 п.л.
  2. Хазов Е.Н. Место и роль юридических гарантий в системе конституционных прав и свобод человека и гражданина // Православие и правоохранительная деятельность в России : материалы межвузовской научно-практической конференции. СПб. : Санкт-Петербургский юридический институт МВД России, 1996. - 0,25 п.л.
  3. Хазов Е.Н. Права человека и их соотношение с обязанностями // Актуальные проблемы борьбы с преступностью  в современных условиях :  материалы межвузовской научно-практической конференции. СПб. : Санкт-Петербургская  академия МВД России, 1996. - 0,2 п.л.
  4. Хазов Е.Н., Зиновьев А.В. Права человека и правовая культура // Ученые записки юридического факультета Гуманитарного университета профсоюзов. СПб. : Гуманитарный университет профсоюзов, 1998. - 1,2/0,6 п.л.
  5. Хазов Е.Н. Права человека и его обязанности // Материалы международной конференции, посвященной 50-летию Всеобщей декларации прав человека. СПб. : Санкт-Петербургский институт генеральной прокуратуры РФ, 1999. - 0,2 п.л.
  6. Хазов Е.Н. Права человека и механизм их реализации // Материалы межвузовской конференции, посвященной 50-летию Всеобщей декларации прав человека. СПб. : Санкт-Петербургский гуманитарный университет  профсоюзов, 1999. - 0,5 п.л.
  7. Хазов Е.Н. Компьютерная преступность и конституционные права, свободы и обязанности человека и гражданина // Компьютерная преступность: состояние, тенденции и превентивные меры ее профилактики : материалы международной научно-практической  конференции. СПб. : Санкт-Петербургский университет МВД России, 1999. - 0,3 п.л.
  8. Хазов Е.Н. Конституционные права, свободы и обязанности несовершеннолетних и механизм их реализации // Материалы международной научно-практической конференции. СПб. : Санкт-Петербургский университет МВД России, 1999. - 1,2 п.л.
  9. Хазов Е.Н. Некоторые проблемы реализации прав ребенка на образование // Материалы международной научно-практической конференции. СПб. : Санкт-Петербургский университет МВД России, 1999. - 0,4 п.л.
  10. Хазов Е.Н. Проблема прав, свобод и обязанностей человека и их международная защита // Права человека и правовая культура. Ученые записки юридического факультета Гуманитарного университета профсоюзов. СПб. : Гуманитарный университет профсоюзов, 2001. - 0,6 п.л.
  11. Хазов Е.Н. Правовая культура и правосознание как элемент конституционно-правового статуса сотрудника милиции // Правовая культура современного российского общества: материалы научно- практической конференции, посвященной 55-летию Общества «Знание», 2002. - 0,3 п.л.
  12. Хазов Е.Н., Алексеева И.Ю. Правовая культура и правовое воспитание несовершеннолетних // Правовая культура современного российского общества : материалы научно-практической конференции, посвященной 55-летию Общества «Знание». 2002. СПб., - 0,4/0,2 п.л.
  13. Хазов Е.Н., Коблякова В.И. Проблемы соотношений конституционных прав и свобод сотрудника милиции как человека и гражданина с его конституционными обязанностями // Правовая культура современного российского общества: материалы научно-практической конференции посвященной  55-летию Общества  «Знание». СПб., 2002. - 0,6/0,3 п.л.
  14. Хазов Е.Н., Гончаров С.И. Основные причины терроризма в России и их профилактика // Актуальные проблемы борьбы с преступностью : сборник статей (по материалам научно-практической конференции молодых ученых). М. : НИИ при Генеральной прокуратуре РФ 2003. - 0,4/0,2 п.л.
  15. Хазов Е.Н. Борьба с незаконным оборотом оружия: некоторые проблемы теории и практики // Актуальные проблемы административного и административно-процессуального права. М. : Московский университет МВД России, 2003. - 0,2 п.л.
  16. Хазов Е.Н., Гончаров С.И. Основные элементы юридического механизма реализации прав, свобод и обязанностей человека // Актуальные проблемы административного и административно-процессуального права. М. : Московский университет МВД России, 2003. - 0,4/0,2 п.л.
  17. Хазов Е.Н. Роль юридического факта в реализации прав человека // Актуальные проблемы административного и административно-процессуального права. Московский университет МВД России, 2003. - 0,2 п.л.
  18. Хазов Е.Н., Султыгов М.М. Место и роль конституционного правосудия в системе средств ограничения публичной политической власти // Административное и административно-процессуальное право: актуальные проблемы : материалы Всероссийской научно-практической конференции. М. : МосУ МВД  России, 2006. - 1,0/0,5 п.л.
  19. Хазов Е.Н., Скрипкин Г.Ф. Особенности реализации принципа разделения властей в системе высших органов государственной власти Российской Федерации // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел. М. : МосУ МВД России, 2006. - 0,3/0,15 п.л.
  20. Хазов Е.Н., Гончаров С.И. О некоторых вопросах противодействия незаконному обороту контрафактной продукции // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел. М. : МосУ МВД России, 2006. - 0,4/0,2 п.л.
  21. Хазов Е.Н. Международно-правовая защита прав и свобод человека и гражданина (проблемы теории и практики) // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел : материалы научно-практической конференции. М. : МосУ МВД  России, 2007. - 0,4 п.л.
  22. Хазов Е.Н., Гордиенко О.В. Роль и значение контрольно-надзорной функции, осуществляемой органами внутренних дел в сфере предпринимательской деятельности // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел : Материалы научно-практической конференции. М. : МосУ МВД  России, 2008. - 0,4/0,2 п.л.
  23. Хазов Е.Н., Валуева О.В. Особенности административно-юрисдикционных правоотношений при проведении служебных проверок // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел : материалы научно-практической конференции. М. : МосУ МВД  России, 2008. - 0,4/0,2 п.л.
  24. Хазов Е.Н. Место гарантий в структуре конституционно-правового статуса человека и гражданина // Право и жизнь. - 2009. - № 138 (12). - 0,5 п.л.
  25. Хазов Е.Н. Основы конституционно-правового статуса человека и гражданина в России // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел: материалы научно-практической конференции. М. : МосУ МВД  России, 2009. - 0,3 п.л.
  26. Хазов Е.Н. Права и свободы человека и гражданина, их соблюдение, охрана, защита и роль органов внутренних дел в их реализации // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел: материалы научно-практической конференции. М. : МосУ МВД  России, 2009. - 0,4 п.л.
  27. Хазов Е.Н. Основные направления конституционного обеспечения, охраны, защиты социальных прав и свобод человека и гражданина органами государственной власти и местного самоуправления // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел: материалы научно-практической конференции. М. : МосУ МВД  России 2009. - 0,4 п.л.
  28. Хазов Е.Н., Гордиенко О.В. Административно-правовые гарантии государственных органов, осуществляющих контрольно-надзорные функции в сфере предпринимательской деятельности // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел: материалы научно-практической конференции. М. : МосУ МВД  России, 2009. - 0,4/0,2 п.л.
  29. Хазов Е.Н. Место гарантий в структуре конституционно–правового статуса человека и гражданина // Право и жизнь. - 2010. - № 139 (1). - 0,6 п.л.
  30. Хазов Е.Н. Понятие и классификация конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина // Право и жизнь. - 2010. - № 139 (1). - 0,7 п.л.
  31. Хазов Е.Н. Реализация конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина в деятельности правоохранительных органов // Экономика и право. XXI век. - 2010. - № 1 (январь-март). - 0,5 п.л.
  32. Хазов Е.Н. Экономические гарантии в системе конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина // Экономика и право. XXI век. - 2010. - № 1 (январь-март). - 0,8 п.л.
  33. Хазов Е.Н., Богданов А.В. Роль и значение полиграфа в практической деятельности органов внутренних дел // Актуальные вопросы теории и практики совершенствования деятельности правоохранительных органов: материалы научно-практической конференции. М. : МосУ МВД  России, 2010. - 0,6/0,3 п.л.
  34. Хазов Е.Н. Понятие, содержание и особенности экономических гарантий конституционных прав и свобод человека и гражданина // Право и жизнь – 2010 - № 140 (2). - 0,5 п.л.
  35. Хазов Е.Н. Содержание современной концепции конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина // Образование и право. – 2010 - № 2 (6). - 0,7 п.л.
  36. Хазов Е.Н. Юридические гарантии как необходимый элемент реализации прав и свобод человека и гражданина // Образование и право. - 2010. - № 4 (8). - 0,6 п.л.
  37. Хазов Е.Н., Мутелика О.Е. Основные особенности и отличия института служебных проверок от института доказывания в производстве по делам об административных правонарушениях // Актуальные вопросы теории и практики совершенствования деятельности правоохранительных органов: материалы научно-практической конференции. М. : МосУ МВД  России, 2010. - 0,6/0,3 п.л.
  38. Хазов Е.Н. Понятие,  содержание и особенности  социально-нравственных гарантий конституционных прав и свобод человека и гражданина // Право и жизнь. - 2010. - № 141 (3). - 0,5 п.л.
  39. Хазов Е.Н. Понятие, содержание и особенности политических гарантий конституционных прав и свобод человека и гражданина // Право и жизнь. - 2010. - № 142 (4). - 0,7 п.л.
  40. Хазов Е.Н. Возникновение и развитие концепции конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина // Образование и право. - 2010. - № 3 (7). - 0,6 п.л.

Хазов Евгений Николаевич

Конституционные гарантии прав и свобод человека

и  гражданина в России: теоретические основы

и проблемы реализации

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Подписано в печать ________

Формат 60х84 1/16.                                Печать офсетная.

Усл. печ. л. ____  Уч.-изд. л. _____

Тираж 100 экз.                                       Заказ № ______

Москва


1 Впервые согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы». Более того, согласно данной норме, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

2 Жакке Ж.-П. Конституционное право и политические институты // Droit constitutionnel et institutions politiques : учебное пособие. — 4-е изд. / пер. с франц. В.В. Маклакова. М. : Юристъ, 2002. С. 103—104.

3 Лучин В.О. Конституция Российской федерации. Проблемы реализации. – М.: Юнити-Дана, 2002. - С. 61.

4 Лучин В.О. См. там же. С. 58.

5 Цит. по Мень А. Лекция о Георгии Петровиче Федотове // Мировая духовная культура. Христианство. Церковь. Лекции и беседы. 2-е изд. М., - 1997.

6 Московская Хельсинкская группа, Хакасский республиканский общественный правозащитный благотворительный фонд «Наше право», Карельская общественная организация «Молодежный правозащитный Союз Республики Карелия», общественный фонд Республики Башкортостан «Международный стандарт», общественный благотворительный фонд «Право Матери», международная общественная организация «Мемориал», Карельский Союз защиты детей, межрегиональная общественная организация «Мое право», общественная организация «Московский центр поддержки заключенных и их семей», Пермский региональный правозащитный центр, правозащитная организация г. Екатеринбурга «Сутяжник», правозащитная организация «Фонд защиты гласности», благотворительный фонд «Милосердие».






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.