WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Балыбердин Юрий Александрович

Общественнополитическая жизнь

в ВятскоКамском регионе

в начале XX века (19001914 годы)

Специальность 07.00.02 – отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва – 2007

Работа выполнена на кафедре Новейшей отечественной истории

исторического факультета  Московского педагогического
государственного университета

Научный консультант        доктор исторических наук,

                                       профессор Киселев Александр Федотович

Официальные оппоненты:        доктор исторических наук,

                                       профессор Цимбаев Николай Иванович

доктор исторических наук,

                                       профессор Попов Василий Петрович

доктор исторических наук,

                                       профессор Волобуев Олег Владимирович

Ведущая организация                Институт Российской истории РАН

Защита состоится «21» апреля 2008 г. в 1500 часов на заседании диссертационного совета Д 212 154 09 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 119571 г. Москва, проспект Вернадского, д. 88, ауд. 322.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Московского педагогического государственного университета по адресу: 119992, г. Москва, ГСП2, ул. Малая Пироговская, д. 1.

Автореферат разослан «____»_______________2008 г.

Ученый секретарь 

диссертационного совета  Иванцова Н. Ф.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Научная значимость и актуальность темы. Начало ХХ в. привлекало и привлекает внимание историков к изучению бурных событий тех лет, главным из которых были война России с Японией и первая российская революция, кардинально повлиявшие как на характер российской государственности, так и на общественно-политическую активность масс и притязания на власть различных социальных групп. Самодержавная Россия превращалась в конституционную монархию. В политической жизни страны громко заявила о себе Государственная дума, забурлила жизнь различных партий, в политику втягивались широкие слои населения – от буржуазии и интеллигенции до социальных слоёв города и деревни.

Советская историография оставила богатое наследство в изучении общественно-политической жизни страны в 1900–1914 гг., накопила огромное количество фактов, вскрыла мощные пласты документального материала. Однако советские историки были вынуждены рассматривать политические баталии исключительно под углом зрения борьбы большевиков за массы и с другими партиями, показывать, как постепенно они овладевали чаяниями и стремлениями миллионов людей. Отсюда проистекали однообразие и односторонность многих научных трудов и забвение событий и исторических процессов, не укладывавшихся в идеологическую схему правящей партии.

Сегодня, в условиях демократической России, произошли серьёзные изменения в подходах историков к изучению российской жизни начала ХХ в. История предстает перед нами многомерной и противоречивой, а исторические исследования содержат широкий спектр оценок, обобщений, наблюдений и выводов. Значительное внимание уделяется и региональной тематике. Не только Москва и Санкт-Петербург, но и, особенно, провинция играла в истории России свою и далеко не последнюю роль. Своё место в бурной истории ХХ в. занимал Вятско-Камский регион – обширная территория, включавшая в себя современную Кировскую область, Удмуртию, республику Марий Эл и часть Татарстана. Общественно-политическая жизнь этого огромного региона недостаточно изучена историками, и автор диссертации выбрал ее в качестве объекта исследования, надеясь существенно пополнить знания  об исторических особенностях тех процессов, которые влияли на обновление и основные тенденции ее последующего развития. В качестве предмета исследования выступает изучение деятельности политических партий и непартийных общественных организаций и выявление степени их влияния на общественно-политическую жизнь и на население Вятско-Камского региона в начале ХХ в. (1900–1914 гг.). Именно в данный хронологический период под руководством ссыльных в Вятско-Камском регионе формировались первые политические кружки и партийные группы, давшие толчок к возникновению политических партий и непартийных общественных организаций.

В разные периоды событий 1900 – 1914 гг. их деятельность была неоднозначной, имела различные масштабы, интенсивность, характер и политическое своеобразие. Изучение названных процессов является научно значимым, прежде всего потому, что существенно дополняет общую картину общественно-политического развития России в указанных хронологических рамках, добавляет новые краски в весьма разноцветную палитру политического развития страны тех лет. Актуальность данной темы существенно связана со степенью ее изученности, которую нельзя признать ни высокой, ни обширной. В целом историографию проблемы можно разделить на три периода: досоветский, советский и современный.

Первые публикации о деятельности политических партий появились в начале XX в.1 Они принадлежали перу тех, кто находился у истоков создания и деятельности первых политических партий.

В. И. Ленин дал классификацию российских партий2. Лидер большевиков выделял следующие типы партий: черносотенцы, октябристы, кадеты, трудовики и социалдемократы3. Для последних главной задачей, по Ленину, была победа над царизмом4.

Иных взглядов придерживался один из лидеров русских меньшевиков Ю. О. Мартов. Он делил партии на реакционноконсервативные, либеральнодемократические и революционные5. Он исходил из отношений партий к существующей государственной системе, методов их формирования и деятельности, особенностей партийных программ, а также средств их реализации6.

Лидер конституционных демократов П. Н. Милюков полагал, что партии различаются прежде всего по своеобразию идей, которые они выдвигают, защищают и пытаются воплотить в жизнь7.

Значительным событием в общественной публицистике стал знаменитый сборник «Вехи»8, в котором элита гуманитарных наук тех лет дала оценку событиям первой русской революции, истокам революционаризма и его последствиям для настоящего и будущего России. Авторы сборника предупреждали, что увлечение материальным в ущерб духовному развитию и обновлению обернётся для страны кровавой трагедией братоубийственной войны. Пророчества оказались верными. 

Публикации о политических партиях досоветского периода, как правило, носят публицистический характер и политически патриотичны, в зависимости от того, к какому политическому лагерю принадлежали их авторы. Тем не менее они имеют значительную познавательную ценность, ибо дают возможность судить, как воспринимали события современники, многие из которых находились в их эпицентре.

В советский период деятельность политических партий стала изучаться с начала 20х гг. Исследовались практически все политические течения9. Работы советских историков 1920-х гг. носят на себе яркий отпечаток недавней политической борьбы. Авторы монографий, брошюр и статей задавались целью «разоблачить» противников большевиков.

С середины 30х гг. история партий и общественных движений практически не изучалась, на все вопросы дал ответ «Краткий курс ВКП(б)», отредактированный И. В. Сталиным. Выходили лишь труды, посвященные борьбе большевиков против их политических противников10. Только со второй половины 50х гг. появляются работы по истории небольшевистских партий. К ним, прежде всего, относится монография К. В. Гусева «Крах партии левых эсеров»11. Лишь в 1960е и 1970е гг. ученые приступили к систематическому изучению партий антибольшевистского лагеря12. Среди работ, посвящённых этой тематике, выделяется монография Л. М. Спирина «Крушение буржуазных и помещичьих партий в России», в которой автор ввел в научный оборот значительный пласт новых документов13. Появились коллективная монография «Непролетарские партии России: Урок истории» и сборник статей «Непролетарские партии России в трех революциях»14. Они отличаются комплексным анализом истории широкого круга партий.

В 1980–1990е гг. историки получили возможность отойти от догм и штампов марксистского подхода к истории и заняться поисками истины15.

Серьезными обобщающими работами являются труды О. В. Волобуева, В. И. Миллера, В. В. Шелохаева16 и С. В. Тютюкина17.

В начале ХХI в. издано значительное количество работ, посвященных деятельности политических партий разной ориентации. Среди них следует отметить коллективные монографии: «История политических партий России» под ред. А. И. Зевелева18, «Власть и оппозиция» под ред. В. В. Журавлева19, «Политические партии России» под ред. В. В. Шелохаева20.

В книге «История политических партий России» рассматриваются теоретикометодологические аспекты многопартийности и деятельность крупных политических партий и организаций общероссийского масштаба: социалдемократов (большевиков и меньшевиков), социалистовреволю­ци­оне­ров (эсеров), конституционных демократов (кадетов), анархистов, «Союза русского народа», «Союза 17 октября». Авторы отрешились от прежних стереотипов, и воспроизведение особенностей политической жизни России начала ХХ в. заиграло новыми красками.

В книге «Власть и оппозиция» проанализированы три потока оппозиционного движения в период первой российской революции – правый радикализм, либеральная «оппозиция Его величества» и леворадикальные течения.

В труде «Политические партии России», с авторским коллективом более 100 ученых, собраны около 900 статей о 127 партиях, их печатных органах и почти 700 руководящих деятелях. Книга стала своеобразной энциклопедией политической жизни дореволюционной России.

Большой фактический материал, характеризующий возникновение и деятельность партий – социалдемократов, социалистовреволюционеров, либералов, консерваторов, опубликован в сборниках документов и материалов21, в сборниках статей и в монографиях22. Деятельности непартийных общественных организаций посвящены монографии А. С. Тумановой23 и Н. А. Невоструева24.

А. С. Туманова проследила историю разработки и применения Временных правил об обществах и союзах от 4 марта 1906 г. В книге рассматривается деятельность появившихся в ходе первой русской революции профсоюзов, политизированных объединений и движений, благотворительных, культурных, просветительских и других подобных учреждений. Автор видит в распространении непартийных общественных организаций своеобразный компромисс государственной власти с обществом и попытку правительства подвести правовую базу для легальной деятельности общественных организаций, далёких по своим задачам от политики. А. С. Туманова признает зарождение в России начала XX в. элементов гражданского общества, однако вне поля зрения ученого осталась работа земских учреждений и городского самоуправления.

Н. А. Невоструев посвятил свою работу становлению и развитию элементов гражданского общества на Урале во второй половине XIX – начале XX в. Им обстоятельно рассмотрены образование земских учреждений и городского самоуправления, деятельность научных, просветительских и культурных обществ и учреждений. Много внимания в работе уделено выяснению роли и значения благотворительности для становления и развития новых начал отношения власти и общества.

Из зарубежных исследователей следует выделить работы А. Ашера, А. Гейфман, Ф. Вкисло, Е. Виноградова, Т. Эмманса, Л. Хеймсона, В. Прей­е­ра и Г. Ауфагена.

А. Ашер в двухтомной монографии, посвященной первой российской революции, проанализировал причины социального взрыва, расстановку политических сил в революционной борьбе и др.25

В работе А. Гейфман «В сетях террора»26 содержится обширный документальный материал из российских и зарубежных архивов, характеризующий перипетии политической борьбы между партиями и их лидерами. Она предприняла попытку опровергнуть устоявшееся мнение о провокаторской роли Евно Азефа в революционном движении. В книге, несмотря на ее несомненные достоинства, имеется ряд существенных недостатков, снижающих ее научную ценность, – нивелировка различий между политическими партиями страны, некритическое отношение к источникам, переоценка психологических факторов в качестве первопричины террора и др.

Многие зарубежные ученые обосновывали необходимость земельной реформы. Так, профессор Страсбургского университета В. Прейер писал, что столыпинская реформа из осторожной, идущей ощупью попытки… развилась до таких размеров, что ее можно назвать делом огромной важности для будущности народного хозяйства России27.

«Русская реформа, – по его мнению, – …соответствует своей цели: создать вполне обеспеченного крестьянина с прочным наследственным землевладением и доставить государству мир и покой, в которых оно так нуждается»28.

Ряд работ зарубежных ученых посвящен анализу Манифеста 17 октября и выборам в Думу, значение которых для России они оценивают положительно29.

На фоне большого количества книг и статей о деятельности центральных политических партий и непартийных общественных организаций историография региональных проблем выглядит скромнее.

В работах дореволюционного периода рассматривались лишь отдельные стороны жизни региона с краткими сведениями о зарождении общественно-политической жизни. Можно выделить работы Н. А. Спасского, Л. Н. Спасской, П. А. Голубева, А. С. Верещагина, П. И. Стучки. В работах Н. А. Спасского приводятся интересные статистические данные о миграции населения, развитии сельского хозяйства, промышленности и образования30. Достаточно обширные данные о жизни народа содержатся в его «Обзорах Вятской губернии» (44 книги) и «Памятных книгах и календарях Вятской губернии» (36 томов), которые публиковались с 1871 по 1914 г. Либерал Спасский оставил достаточно обширное наследие, не утратившее своего познавательного значения до наших дней.

Народническое направление в местной историографии представлял ссыльный П. А. Голубев. Он основал в Вятке первую частную общественно-политическую газету «Вятский край», выходившую в 1895–1898 гг., а после закрытия этого издания редактировал газету «Вятская жизнь», основанную в 1905 г., которая придерживалась левых взглядов. Поэтому номера газеты часто конфисковывались властями. Литературное наследство П. А. Голубева обширно. Он писал книги и статьи по истории, этнографии, статистике. В них дана широкая картина народного быта и жизни, главным образом крестьян, но, написанная с народнических позиций31.

В конце XIX и в начале XX в. публиковались документы по истории Вятской земли. Здесь главную роль играла основанная в 1904 г. Вятская ученая архивная комиссия, которой руководил историк А. С. Верещагин. За 14 лет работы комиссии были опубликованы 31 книга и 46 отдельных выпусков, где  помимо архивных документов можно найти статьи, рефераты и сообщения по различным вопросам жизни региона, в том числе и отдельные сведения по экономике, образованию и общественной жизни.

На рубеже XX в. в региональной историографии стало зарождаться марксистское направление, связанное, в первую очередь, с политическими ссыльными. Отбывая ссылку, они знакомились с историей и экономическим развитием края. Некоторые найденные ими сведения использовались В. И. Лениным в книге «Развитие капитализма в России». К вятским материалам В. И. Ленин и другие революционеры обращались неоднократно. Их часто публиковали в газете «Искра». Плодотворной была деятельность политического ссыльного П. И. Стучки, который работал в земском губернском управлении и имел доступ к информации о жизни народа. В его статьях содержатся ценные сведения о самобытности региона, народном здоровье и грамотности32.

В советский период с октября 1917 г. до середины 30-х гг. местные историки занимались выявлением источников, публикацией воспоминаний участников и очевидцев событий начала XX в., подготовкой работ, в которых впервые дан анализ отдельных сторон общественно-политической жизни региона.

Первым крупным трудом, в котором анализируется общественно-политическая жизнь региона начала XX в. (1905–1907 гг.), стал сборник статей «1905 год в Вятской губернии», подготовленный истпартом губкома РКП(б) к 20-летию первой российской революции33.

Авторы сборника Н. Солоницын, Ш. Миров, К. Сидоров, М. Данчик, А. Новоселов попытались охарактеризовать рабочее и крестьянское движение и деятельность Вятской организации РСДРП в 1903–1908 гг., опираясь частично на архивные материалы и особенно воспоминания активных деятелей вятского большевистского подполья. Однако авторы сборника допустили немало фактических ошибок. В нем поверхностно излагается история возникновения первых революционных кружков и организаций РСДРП, а о деятельности других политических партий замалчивается. Согласно марксистским трафаретам преувеличивалась революционность рабочего класса и роль большевиков в организации антиправительственных выступлений масс, в том числе крестьянства.

Следует отметить обобщающую работу «Вятский край», подготовленную в 1929 г. Вятским педагогическим институтом34. В этом сборнике статей достаточно полно описан процесс развития края с древнейших времен до Октябрьской революции. Для нашей темы особую ценность представляет статья С. В. Токарева «Вятская губерния в период революции 1905–1907 гг.»35. В ней, по сравнению с книгой «1905 год в Вятской губернии», приводятся более точные данные о создании  и деятельности вятской и белохолуницкой организаций РСДРП: о распространении первых листовок, организации митингов и забастовок. При анализе крестьянских волнений С. В. Токарев стремился дать более объективную картину настроений крестьян. Он перечисляет формы их неповиновения власти: самочинные порубки лесов, отказ платить подати, запашки чужой земли и т. д., – не называя это, как делали некоторые другие авторы, крестьянскими восстаниями.

Появляются первые работы по истории общественно-политической жизни удмуртского народа.  Этой теме посвящена небольшая работа И. А. Наговицына, которая подтолкнула местный истпарт к публикации нескольких брошюр и статей, посвященных отдельным вопросам истории партийных организаций Удмуртии36.

Солидный вклад в изучение Вятско-Камского региона внес крупный ученый, заслуженный деятель науки Удмуртской АССР П. Н. Луппов. Его перу принадлежат более 100 исторических работ, многие из которых хранятся в архивах Академии наук и Государственных архивах Кировской области и Удмуртии.

В книге «Политическая ссылка и Вятский край»37 Луппов широко использовал разнообразный фактический материал (литературу, опубликованные источники, архивные документы) и привел ценные данные о составе, размещении и жизни ссыльных с середины 30-х гг. XIX в. до революции 1905 г.

В том же году в Вятке была издана книга «30 славных боевых лет (1903–1933)», целиком посвященная истории местной партийной социал-демократической организации38.

История жизни марийского народа интересующего нас периода освещена в книгах Ф. Е. Егорова39, М. Н. Янтемира40, статье Г. Лихачева41

Ф. Е. Егоров указывает, что некоторые проявления революционного движения в крае стали ощущаться лишь в 1906 г. В работе М. Н. Ян­те­ми­ра содержатся сведения о народных выступлениях и дается их оценка. В статье Г. Лихачева «Волжские мари в первой революции» отмечены некоторые региональные особенности народных волнений и роль политических сил в общественном движении.

После 1933 г. и до середины 50-х гг. в изучении общественно-поли­ти­чес­кой жизни региона наступил длительный перерыв.

В эти годы появилось лишь несколько работ, в которых в основном повторялись уже известные положения. Например, в работе Р. М. Раимова42, где освещены различные стороны социально-политической истории Марийского края в 1905–1907 гг., революционные настроения крестьян явно преувеличены. Кроме того, приведены сведения о восстаниях, которых не было.

Более плодотворным в изучении истории общественно-политической жизни в регионе стал период с середины 50-х до конца 80-х гг. XX в. В начале этого периода местные историки по-прежнему говорили о размахе революционного движения в регионе, о многочисленных восстаниях и волнениях крестьян, забастовках и стачках рабочих. Например, А. А. Папырина43 пишет о семи крестьянских «восстаниях», к революционным выступлениям относит уголовные преступления – кражи и поджоги. Не соответствуют действительности и многие другие факты, приводимые местными историками, связанные с революционным движением в регионе. Обилием ошибок и фальсификаций отличается книга В. В. Наймушина «Заре навстречу»44.

Е. И. Рябухин приводит неверные сведения о стачечном движении, а создание Вятской партийной организации ошибочно приписывает Р. С. Землячке45. В монографии С. А. Васенева46 голословно утверждается о возникновении в годы революции в Марийском крае Совета рабочих депутатов. Кроме того, в этих работах освещены лишь отдельные периоды и некоторые эпизоды общественнопо­ли­ти­чес­кой жизни при отсутствии систематического анализа общественно-поли­ти­чес­кого движения и деятельности основных общественных объединений в целом по региону. Тем не менее важной вехой в изучении общественно-политической жизни в регионе явились коллективные очерки кировских, удмуртских и марийских ученых по созданию и деятельности большевистских организаций47.

В 1963 г. вышел в свет «Краткий очерк истории социалдемо­кра­ти­чес­ких организаций Удмуртии». Его авторы Е. И. Рябухин и М. А. Садаков исправили некоторые фактические ошибки, например о приезде Р. С. Землячки в Вятку, о создании Ижевской организации РСДРП, но допустили немало новых. Крупные просчеты имеются также в работах марийских историков.

В этот же период кировские ученые подготовили и издали хронику областной партийной организации со времени ее возникновения48. Опираясь на материалы партийных съездов, конференций, важнейшие документы КПСС, авторы изложили в хронологическом порядке основные вехи истории областной партийной организации. Главные события и факты в книге изложены в органической связи с процессами и событиями общепартийного характера, с историей партии в целом. Многие страницы хроники посвящены только участию вятских большевиков в революционных событиях начала XX в.

В последние годы (с начала 1990х гг. по настоящее время), работа по исследованию общественно-политической жизни региона заметно оживилась. В Кирове, Ижевске, Йошкар-Оле опубликованы книги, статьи, брошюры, в которых по-новому рассматриваются различные аспекты общественно-политической жизни региона в начале XX в., анализируется деятельность политических партий, земств, спецслужб, периодической печати49. Однако в этих публикациях имеется немало недостатков. В работах, посвященных деятельности политических партий, отсутствуют сведения более чем о 10 партийных группах, а непартийным организациям внимания не уделяется.

Среди публикаций последних лет можно отметить две работы В. Д. Сергеева и работу А. Г. Ошаева.

В книге В. Д. Сергеева «Из истории вятских газет (1838–1917)»50 рассмотрен процесс формирования местной печати и ее роль в общественно-политической жизни. Другая работа – «Николай Аполлонович Чарушин»51 – посвящена личности известного народовольца.

В работе А. Г. Ошаева, анализируется общественно-политическое движение в Марийском крае. Автор утверждает, что социально-экономическая и политическая обстановка в Марийском крае накануне первой российской революции была стабильной, накал борьбы в период революции слаб, деятельность политических партий малоэффективна, а протесты рабочих и крестьян носили локальный, кратковременный и стихийный характер52.

Углубленному изучению истории края способствовали научные конференции на тему: «Вятская земля в прошлом и настоящем». Они проводились с 1989 по 1995 г. По итогам конференций было издано 8 томов сборников статей53. Каждый автор стремился поделиться своими исканиями, сообщить свое видение событий и изложить итоги исследований. Большинство докладов подготовлены на основе новых документов и материалов, содержат оригинальные трактовки и оценки событий. Участники конференций привели свежий, интересный материал о  соперничестве различных партий, их влиянии на население. Однако в целом ряде работ содержится немало ошибок и неточностей. В работе С. В. Штекера, например, искажены события, связанные с волнениями в Котельничском батальоне54. В статье И. П. Рогожкина бездоказательно отрицается значение реформы П. А. Столыпина55, в ряде статей преувеличивается степень притеснения нерусских народов56.

Много новых фактов по изучаемой теме содержится в «Энциклопедии Земли Вятской»57, отдельный том которой посвящен истории края.

Таким образом, в имеющейся литературе отражены отдельные стороны и аспекты общественно-политической жизни региона, преимущественно периода первой российской революции (1905–1907 гг.). Однако они не дают целостного освещения рабочих и крестьянских волнений, возникновения и деятельности политических партий различного толка и непартийных общественных организаций.

В предлагаемой работе системно исследуется общественно-политическая жизнь Вятско-Камского региона на протяжении трех этапов развития страны начала XX в. – дореволюционного (1900–1904 гг.), революционного (1905–1907 гг.) и послереволюционного (1908 – июль 1914 г.).

Цель диссертации состоит в воссоздании целостной картины общественнополитической жизни региона, исследовании общего и особенного в общественно-политическом развитии края.

Для достижения поставленной цели в ходе исследования предполагается решить следующие задачи:

– проанализировать социально-экономическую и политическую обстановку в регионе в начале XX в.;

– определить степень социальной напряженности в крае и наличие предпосылок революционного движения;

– выявить роль политических ссыльных в создании первых политических кружков и партийных групп, проанализировать формы их деятельности и влияние на местное население;

– рассмотреть деятельность политических партий и непартийных общественных организаций и определить их роль в общественно-политической жизни ВятскоКамского региона в начале XX в.;

– уточнить значение местной печати (газеты, листовки) в общественнопо­литической жизни региона и степень ее влияния на население;

– вскрыть причины неудач революционных и оппозиционных партий и их разгрома.

Источниковую базу исследования составляет широкий комплекс неопубликованных и опубликованных документов и материалов, которые можно разделить на следующие группы:

– неопубликованные архивные документы;

– опубликованные документы и материалы центральных и местных органов власти, земских учреждений и городского самоуправления, справочные и статистические издания;

– периодическая печать;

– воспоминания участников и очевидцев событий.

Основную группу по количеству и значимости составляют архивные источники. В работе использовано более 300 дел, хранящихся в 42 фондах центральных и местных архивов:

– Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ),

– Российского государственного исторического архива (РГИА),

– Государственного архива Кировской области (ГАКО),

– Государственного архива социальнополитической истории Кировской области (ГАСПИ КО),

– Государственного архива республики Марий Эл (ГАР МЭ),

– Государственного архива республики Удмуртия (ГАРУ),

– Национального архива республики Татарстан (НАРТ).

Наиболее значимые материалы по теме исследования сосредоточены в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) в фондах Министерства внутренних дел. В фондах Департамента общих дел этого Министерства (Ф. 1284) сконцентрированы годовые отчёты губернаторов, статистика состояния хозяйственной и социальной жизни, переписка и указания губернаторам о руководстве городским управлением и земскими учреждениями.

Особый интерес представляют  документы, отложившиеся в фондах Департамента полиции (Ф. 162) и Штаба отдельного корпуса жандармов (Ф. 110), в котором находятся уставы местных отделений политических партий и непартийных общественных объединений и материалы об их деятельности, в первую очередь, о социал-демократах и эсерах, ведущих борьбу, направленную на свержение существующего строя накануне и в период первой российской революции.

Многочисленные донесения руководителей жандармских отделений позволяют воссоздать картину борьбы с крамолой, которая была продуманной и успешной и послужила одной из причин затухания деятельности революционных партий в регионе после революции 1905­ – 1907 гг.

В фондах Российского государственного исторического архива (РГИА) изучены материалы о политических партиях – социалдемо­кра­тах, эсерах, кадетах, монархистах (ф. 579 Департамента общих дел)  и непартийных общественных организациях – общественных собраниях, союзах, благотворительных и попечительских советах (ф. 102 Департамента полиции).

Документы из этих фондов, обладая разной степенью достоверности, дают ценные сведения о нарастании в регионе протестных настроений в рабочей и крестьянской среде.

Обильная информация, характеризующая экономическую и социально-политическую ситуацию в регионе в начале ХХ в., сосредоточена в Государственном архиве Кировской области (ГАКО). В фондах канцелярии Вятского губернатора (582) и Вятского губернского присутствия (584) отложились отчеты губернаторов, прошения и жалобы рабочих и крестьян, приговоры сельских сходов, сведения о политических ссыльных, рабочих и крестьянских волнениях.

Особый интерес представляют отчеты с мест, передающие настроения народа в связи с революционными событиями в стране (Ф. 715, 716, 718, 719 уездных полицейских управлений), выборами в Государственную думу (Ф. 1183 Вятской губернской комиссии по делам о выборах в Государственную думу) и проведением аграрной реформы (Ф. 1254 Вятской землеустроительной комиссии, Ф. 730, 800, 1013 – уездных комиссий).

Документы, характеризующие деятельность земских органов, отложились в фонде Вятского земства (Ф. 616) и фондах земских начальников (Ф. 622–627, 693–699). В основном это статистические материалы об экономике региона и положении народа, а также материалы о состоянии народного образования, медицинского обслуживания и общественного призрения. В фондах Вятского губернского жандармского управления (ВГЖУ) (Ф. 714) и уездных полицейских управлений (Ф. 716, 718, 719, 720) содержится обширный фактический материал об общественно-политической жизни региона, организаторах и руководителях партийных групп и их влиянии на население. Здесь же обнаружены списки секретных сотрудников, внедрённых во все партийные организации социал-демократов и эсеров, чем объясняются ликвидации в их среде.

Для исследования деятельности непартийных общественных организаций, благотворительных и попечительских советов изучены документы, находящиеся в фондах Канцелярии Вятского губернатора (Ф. 582), фондах губернского попечительства об учебных заведениях и приютах (Ф. 205), Вятской губернской земской управы (Ф. 616) и старшего фабричного инспектора Вятской губернии (Ф. 566).

В фонде прокурора Вятского окружного суда (Ф. 33) исследованы дела о совершённых в регионе преступлениях и наказаниях, в том числе редакторов неугодных газет и политических ссыльных.

В Государственном архиве социальнополитической истории Кировской области (ГАСПИ КО) отложились дела о политических партиях, кружках, обществах и союзах (ф. 45). Документов, датированных дореволюционными годами, немного, в основном это Уставы и отчеты, ведомости и разрозненные сведения о ранее неизвестных партиях народников-коммунистов, анархистов-коммунистов и партии истинной свободы (В память о Л. Н. Толстом). Ощутимый недостаток информации о партиях восполнен за счёт введения в научный оборот документов, хранящихся в архиве УФСБ РФ по Кировской области (Д. 6625. Т. 1).

В фондах Государственного архива республики Марий Эл и Республики Удмуртия изучены фонды по истории революционного движения (Ф. П. – 95 и Ф. 45). В этих фондах наряду с материалами об экономическом и социальном положении народа, сконцентрированы материалы о проявлении общественно-политической активности народа, деятельности политических партий и сохранились свидетельства очевидцев событий начала ХХ в., которые помогают понять суть общественнополитических процессов, проходивших в городе и деревне.

Документы об экономической, хозяйственной и культурной жизни населения марийских уездов, входящих в состав Казанской губернии, изучены в фонде канцелярии Казанского губернского статистического комитета (Ф. 359), об общественно-политической жизни в фонде Казанского  жандармского управления.

Кроме архивных материалов, автором изучено более 400 опубликованных источников – сборников документов, хроник, материалов научных конференций, проведенных в Кирове, Ижевске, ЙошкарОле58.

Среди опубликованных материалов особенно ценны «Памятные книжки и календари» Вятской губернии за 1900–1914 гг. и ежегодники «Обзоры Вятской губернии». В них можно найти сведения о миграции населения, распределении земель и урожаях, состоянии фабрик и заводов, открытии школ, больниц, о волнениях рабочих и крестьян, деятельности общественных организаций, культурномассовых мероприятиях, выходящих газетах, распоряжениях губернаторов, выборах в Государственную думу и т. д.

Наиболее информативно насыщенным источником по теме исследования явились газеты, выходившие в 1900–1914 гг. в: Вятке, Елабуге, Глазове, Сарапуле. В процессе сбора материала изучены 28 комплектов газет более 20 наименований и роспись статей, очерков и заметок главной газеты региона «Вятская речь», составленная библиографом Г. Ф. Чудовой. Ее труд представляет собой несколько объемистых машинописных томов, в которых материал систематизирован по тематическому принципу.

Газеты, выходившие в регионе, кроме семи номеров «Рабочего листка», издаваемого социалдемократами, провозглашали себя непартийными, но некоторые из них придерживались той или иной политической ориентации, преимущественно социалдемократической («Вятский край», «Вятская жизнь»), эсеровской («Крестьянская газета»), монархической («Голос Вятки»), кадетской («Вятская речь»). Ценность этих газет заключается в том, что многие факты, изложенные в них, отсутствуют в других видах источников, однако в освещении некоторых из них наблюдается тенденциозность, связанная с политическими взглядами авторов, в силу этого обстоятельства сведения, содержащиеся в газетных статьях, потребовали дополнительной проверки.

Важным источником, использованным в работе, являются воспоминания участников событий начала XX в. Одни из них опубликованы (воспоминания П. Кучминского, Л. Громозовой, В. Семеновой, Ф. Попова, Н. Юферева, В. А. Горбачевой, И. И. Деришева), другие хранятся в архивах и музеях г. Кирова, ЙошкарОлы, Ижевска (А. Г. Мозолина, П. Т. Кочетова, М. Любовикова, Н. Н. Салтыкова и др.), в личных архивах ученых и писателей В. Д. Сергеева, В. А. Ситникова, А. М. Рыжова, П. В. Деминцева, В. А. Шарыгина.

Эти источники дают ценную информацию о социальной и политической жизни региона и общественных настроениях его жителей, но степень их достоверности находится в тесной зависимости от личности автора и уровня его политической зрелости. Поэтому они потребовали осторожного и взвешенного отношения, особенно те из них, которые были написаны по памяти без привлечения дополнительных документов.

В работе использовались также сведения, введенные в научный оборот другими исследователями, опубликованные в книгах, брошюрах и статьях по общественно-политической жизни региона в начале ХХ в.59

В целом, несмотря на высокую степень изученности некоторых групп источников, многие материалы, составляющие источниковую базу диссертации, требуют дальнейшей разработки и включения их в научный оборот.

Методологической основой диссертации является системный подход, предполагающий комплексное изучение рассматриваемых явлений и событий под углом зрения формационной и цивилизационной теорий. Предполагается их разумный синтез, учет социальнополитических, экономических, психологических, этнических и иных факторов в оценке рассматриваемых явлений, демографических и социальных параметров.

Методика исследования базируется на таких основных общеисторических методах, как историкогенетический и историкосравнительный, а также методах количественного анализа. Так, историкогенетический метод применялся при изучении эволюции политического опыта жителей региона в период выборов в Думу, проведения земельной реформы, деятельности Крестьянского союза. Историкосравнительный метод использовался при выявлении особенностей жизни народа и деятельности общественных организаций в сравнении с другими регионами. При проведении исследования автор руководствовался принципами объективизма, историзма, комплексности и системности.

Научная новизна работы заключается в том, что она является первым комплексным исследованием общественнопо­ли­ти­чес­кой жизни региона в начале XX в. (1900–1914 гг.). В исследовании впервые с максимальной полнотой выявлены формы рабочих и крестьянских волнений, возникновение и деятельность политических партий и непартийных общественных организаций, которые, наряду с существовавшими органами городского и земского самоуправления, становились важными субъектами новой политической жизни страны.

В диссертации впервые проанализированы взаимоотношения партий, общественных организаций и газет с органами власти.

Значительная часть источников (архивных, газетных, мемуарных) вводится в научный оборот впервые, что позволило уточнить данные о политических ссыльных, первых руководителях партийных организаций, политических демонстрациях и др.

Практическая значимость диссертации заключается в возможности использования ее результатов при разработке обобщающих трудов, учебников и учебных пособий по истории общественно-политического движения в России, в вузовских лекциях, спецкурсах и спецсеминарах. Кроме того, в условиях формирования нового общества в Российской Федерации материалы исследования могут быть учтены в организации деятельности органов власти, политических партий и непартийных общественных объединений.

Апробация работы. Результаты диссертации были обсуждены на заседании кафедры Новейшей отечественной истории исторического факультета Московского педагогического государственного университета. Основные положения и выводы работы  апробированы в выступлениях на трех межвузовских научных конференциях «Вятская земля в прошлом и настящем» (Киров, 1989, 1992, 1995 гг.), Международной научной конференции «История монархических и буржуазных партий России» (Владимир, 1995 г.), на Международной конференции «Российское общество и власть в прошлом и настоящем» памяти профессора В. Г. Тюкавкина (Москва, 2003), Научно-практической конференции «Актуальные проблемы истории Вятско-Камского края: к 105-летию со дня рождения А. В. Эммаусского» (Киров, 2003), Международной научной конференции «Реформы и революции в России: ХIХ–ХХ вв.» (Москва, 2005), Межвузовской научной конференции «Столыпинская аграрная реформа: исторический опыт, уроки и проблемы изучения» (Москва, 2006) и др. Материалы исследования с 2003 г. используются при чтении лекций и спецкурсов студентам исторического факультета Вятского государственного гуманитарного университета.

II. СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Структура работы определяется целью и задачами исследования, которое включает введение, три главы и заключение, примечания, список источников и литературы, приложение.

Во введении обоснованы научная значимость и актуальность темы, рассмотрена историография проблемы, определены цель, задачи, объект и предмет исследования, указаны его хронологические и территориальные рамки, раскрыты новизна и практическая значимость результатов исследования, обоснованы методологические подходы, проанализирована источниковая основа диссертации.

В первой главе диссертации «Экономическая и политическая обстановка в ВятскоКамском регионе накануне первой российской революции (1900–1904 гг.)» рассмотрены особенности экономического развития региона и материальное положение народа, рабочие и крестьянские волнения и возникновение и деятельность первых революционных кружков и местных организаций политических партий социал-демократов и эсеров. В ней показано, что в отдалённом от промышленных центров «мужицком крае», при низкой плодородности земель и тяжелых климатических условиях крестьянство региона жило трудно, но его положение не было критическим и имело тенденцию к улучшению за счет начавшегося внедрения новых аграрных технологий, сельскохозяйственных машин, использования элитных семян, выращивания породистого скота. На новшества, пришедшие в деревню, позитивное влияние оказала деятельность земств.

Статистические данные о сельскохозяйственном развитии края дают основания сделать вывод, что большая часть крестьянства относилась к категории среднеобеспеченных. Процент богатых и бедных крестьян здесь был значительно ниже, чем в центральных и южных регионах. Устоявшиеся мнения историков об удручающей бедности населения далеки от истины. Большинство крестьян, имеющих в среднем по 16–18 десятин земли на двор и скот с учетом широко распространенного отходничества и кустарничества, считали свою жизнь вполне обеспеченной, о чем свидетельствуют многочисленные воспоминания жителей региона, собранные местными учеными, писателями и краеведами – В. А. Бердинских, А. А. Ступниковым, В. А. Ситниковым и др. Веками складывающаяся крестьянская цивилизация с ее уникальностью и здоровым нравственным климатом, основанным на принципах православия, требовала не разрушения сложившихся хозяйственных устоев, к чему призывали революционеры, а, напротив, постепенного совершенствования форм, методов, средств хозяйствования, учитывая местный опыт и менталитет народа.

На основе разнообразного фактического материала опровергаются утверждения некоторых историков о чудовищных притеснениях нерусских народностей (удмуртов, марийцев, татар и др.). Материально русское и нерусское население жило без особых различий. Законы, налоги, система управления для всех были одни и те же. Однако приводимые в диссертации факты свидетельствуют, что в Удмуртии и Марийском крае грамотность населения и обеспеченность его медицинским обслуживанием были несколько ниже, чем у русских. В крае не было национальной розни и непримиримости. Многовековое тесное сотрудничество русских и нерусских жителей региона способствовало интенсификации взаимовыгодных этнокультурных отношений между ними.

Фабричнозаводская промышленность в регионе была развита слабо. К 1904 г. в нем насчитывалось только 863 предприятия с 36 359 рабочими, что не превышало даже одного процента населения.

Среди предприятий выделялись крупные, оснащенные современным оборудованием (Ижевский оружейный, Воткинский машиностроительный, Белохолуницкий металлургический заводы), и средние (химические и кожевенные). Остальные относились к числу мелких предприятий, занимавшихся переработкой сельскохозяйственного сырья. В диссертации проанализированы условия труда и быта рабочих, уровень заработной платы. Сделан вывод, что большинство кадровых рабочих жили в нормальных условиях, их рабочий день не превышал 10 час., заработная плата обеспечивала средний жизненный уровень. Трудно жили в основном подсобники, сезонники и рабочие мелких предприятий, рабочий день которых доходил до 12–14 час., заработная плата не дотягивала до прожиточного минимума, техника безопасности труда отсутствовала, а жилищные условия были убогими. Именно эта бесправная среда с крайне низким жизненным уровнем была питательной почвой как для революционной пропаганды, так и различного рода протестов и волнений.

В главе рассматриваются рабочие и крестьянские волнения и опровергаются характерные для региональной литературы стереотипы об их массовости и организованности. За пять лет (1900–1904 гг.) на предприятиях региона произошло только 9 забастовок, в которых участвовало не более двух тысяч рабочих. Из 9 забастовок семь были стихийными с требованиями улучшения условий труда, сокращения рабочего дня и увеличения заработной платы, и только две из них носили организованный характер с заранее выработанными экономическими и политическими требованиями (Воткинский и Белохолуницкий заводы).

Основными формами крестьянских протестов были незаконные порубки лесов, попытки захвата казенных и частнособственнических земель, отказы от уплаты податей, требования снижения арендных платежей и столкновения с полицией.

Количество различных крестьянских протестов за 1900–1914 гг. не превышало ста60. За предыдущее десятилетие их было 94.61 Местные власти считали, что уровень крестьянских правонарушений не превышает обычных устоявшихся норм62. Власти больше беспокоила усиливающаяся пропаганда в крестьянской и рабочей среде революционных идей, которая могла обернуться более масштабными выступлениями социальных низов.

Центральное место в главе отведено распространению политическими ссыльными революционных идей, возникновению и деятельности революционных кружков и местных организаций политических партий социалде­мо­кратов и эсеров. Выяснено, что революционные кружки функционировали во всех городах и крупных населенных пунктах края. Их руководителями, наряду с политическими ссыльными, являлись также студенты, обучавшиеся в Петербурге, Москве и Казани, и представители местной интеллигенции, преимущественно учителя.

Кружки имели много общего. На их заседаниях, как правило, изучалась и обсуждалась политическая литература, велись диспуты на философские и религиозные темы. В ряде мест кружковцы издавали рукописные журналы, распространяли прокламации и листовки, принимали участие в демонстрациях и маевках.

Деятельность кружков подготовила почву для создания партийных групп, руководителями которых стали ссыльные революционеры Н. Э. Бау­ман, В. В. Воровский, В. А. Горбачев, Л. П. Радин, П. И. Стучка и др. В соответствии с указаниями из центра оформление местных партийных организаций социалдемократов и эсеров началось в конце 1902 г. и завершилось в 1903 г. В это время были созданы первые партийные комитеты, разработаны их программы и уставы, определены задачи по работе среди населения.

Споры большевиков и меньшевиков проходили в товарищеской обстановке, а дискуссии социалдемократов и эсеров – более горячо и даже враждебно. Как и в центре, в крае социал-демократы имели большее влияние в рабочей среде, эсеры – в крестьянской.

Помимо пропагандистской работы те и другие сумели наладить выпуск листовок с призывами к борьбе с существующим строем. В ряде мест им удалось провести несколько забастовок, собраний, демонстраций и маевок с требованиями предоставления народу политических свобод и созыва Учредительного собрания.

Результаты деятельности созданных партийных организаций были крайне незначительными. Вопервых, потому, что они находились под жестким контролем полиции. Во-вторых, основная масса рабочих и крестьян не поддерживала революционеров, нередко выдавала полиции их агитаторов и, не читая, уничтожала прокламации и листовки.

Во второй главе диссертации «Общественно-политическая жизнь в Вятско-Камском регионе в период первой российской революции» анализируется общественно-политическая жизнь  в регионе в период 1905–1907 гг., рассматриваются основные формы проявления революционной активности населения, которая в сравнении с предыдущим периодом нарастала и обострялась, анализируется деятельность политических партий и непартийных общественных организаций и определяется их роль в общественно-политической жизни.

Первыми на события 9 января 1905 г. откликнулись учащиеся средних учебных заведений, подстрекаемые политическими ссыльными. Гимназисты устраивали сходки и собрания, пропускали занятия, требовали изменения школьного режима, распространяли революционные листовки и прокламации. Волнения учащихся в связи с решительными действиями властей (массовые исключения, временное закрытие учебных заведений, аресты) постепенно пошли на спад и к концу 1907 г. прекратились.

Забастовки рабочих начались с весны 1905 г. Установлено, что за три года в регионе произошло 68 забастовок с 21 373 участниками: 1905 г. – 38 забастовок, 1906 г. – 14, 1907 г. – 16. Подавляющее большинство забастовок рабочих (61 из 68) носило экономический характер. Основными лозунгами бастующих являлись требования о восьмичасовом рабочем дне, повышении заработной платы и улучшении бытовых и производственных условий. Путем частичного, а иногда и полного удовлетворения требований бастующих управляющим заводами и фабриками удавалось избегать острых столкновений.

Самыми массовыми были политические забастовки рабочих Ижевского, Сарапульского, Белохолуницкого заводов и вятских железнодорожных мастерских. Руководство этими забастовками впервые стали осуществлять созданные здесь по инициативе революционеров Советы рабочих депутатов. Не считаясь с законными властями, Советы издавали свои постановления, распоряжения, приказы. Две политические забастовки в 1905 г. провели служащие земств, городской управы, почт и телеграфов.

Манифест 17 октября, предоставивший населению империи основные гражданские свободы, а также действия правительства и местных властей по нейтрализации революционного движения привели к спаду рабочих волнений. В 1906 г. в регионе было проведено только 14 стачек с участием 2570 чел., в 1907 – 16 с участием 1960 чел. Стачки носили экономический характер.

К осени 1905 г. крестьянские волнения в регионе были зарегистрированы в 54 волостях из 304. Основными формами крестьянских выступлений были порубки казенных и помещичьих лесов, захваты частнособственнической земли, отказы платить подати. Всплеск общественнополитической активности крестьян происходит в период выборов в I Государственную думу, с которой они связывали надежды на улучшение жизни. В многочисленных приговорах крестьяне излагали свои требования, но ни в одном из них не содержится призывов к свержению самодержавия. Наряду с претензиями к властям, крестьяне выражали верноподданнические чувства Царюбатюшке. За дарованные свободы его благодарили целые волости русских, удмуртских и марийских уездов.

Подлинный размах крестьянские волнения приобрели в конце 1905 – начале 1906 г., охватив 104 волости из 304. Массовый характер приняли отказы платить подати, столкновения с полицией, антиправительственные призывы, а в ряде населенных пунктов (Новом Мултане, Кае, Яранске, ЦаревоСанчурске) крестьяне взбунтовались. К лету 1907 г. крестьянские волнения утихли. Наблюдались лишь отдельные случаи неуплаты налогов.

Главное внимание в главе уделено деятельности политических партий региона и их роли в общественнополитической жизни. В революционные 1905–1907 гг. на территории ВятскоКамского региона с разной степенью активности работу среди населения вели партии из революционного, либеральнодемократического и правительственного лагерей.

Наибольшей активностью отличались нелегальные организации социалдемократов и эсеров. Деятельность этих партий переплеталась. Они боролись за влияние в массах в одних и тех же местах и аудиториях. Соперничество шло с разным успехом как в рабочей, так и крестьянской среде. Основными видами деятельности социал-демократов и эсеров были:

– организация митингов, собраний, демонстраций, маевок и забастовок;

– издательская деятельность и попытки использовать легальные печатные издания в революционных целях;

– участие в избирательных кампаниях по выборам в Государственную думу;

– участие в создании и работе Крестьянского союза;

– экспроприации собственности (социалдемократы и эсеры) и террор (эсеры).

Революционеры сумели раскачать значительную часть населения. Количество антиправительственных выступлений социальных низов по сравнению с предшествующим периодом возросло. Однако добиться перерастания их в массовое революционное  движение радикалам не удалось.

Большая часть рабочих и крестьян, отличавшаяся консервативными взглядами, религиозностью и верой в царя, не принимала экстремизма, выступала против опрокидывания вековых устоев российской жизни.

В 1906–1907 гг. деятельность социалдемократов и эсеров теряет былую активность. Сказались чрезвычайные меры властей. В регионе запрещались собрания, распускались профсоюзы, закрывались газеты и типографии, арестовывались или высылались партийные руководители и активисты.

Под гнётом поражения, раскола и упадничества в собственной среде покончили жизнь самоубийством руководители вятских социалдемократов В. А. Горбачев и И. А. Серги­ев­ский. Самоубийство лидеров на многих партийцев подействовало удручающе.  Численность партийных организаций падала, комитеты РСДРП распадались. Эсеровские организации тоже растеряли свои силы. Деятельность радикалов пошла на убыль, а вместе с ней и их влияние в массах.

Кроме эсеров и социалдемократов, в регионе действовали разрозненные группы анархистовкоммунистов, но в силу своей малочисленности и слабой организованности они практически не оказывали влияния на население.

Либеральнооппозиционный лагерь был представлен в регионе партией народной свободы (кадеты), Вятским демократическим союзом и Народной партией равнения. Активным представителем этого лагеря была партия народной свободы, насчитывающая 579 членов. Широкую поддержку ей оказывало земство.

Победа конституционных демократов на выборах в I Государственную думу свидетельствовала о том, что идеи мирного реформирования России находили отклик в народе. Но кадеты стояли за народ на словах, а не на деле, и к лету 1907 г. деятельность кадетских организаций в регионе сворачивается.

Анализ программных документов Народной партии равнения позволяет сделать вывод, что эта партия выступала за национализацию земли, равенство граждан в правах и участие представителей народа в управлении. Вятский демократический союз заявлял о стремлении к народовластию и социализму. Дальше объявления лозунгов эта партия не пошла.

На территории региона в 1905–1907 гг. действовали четыре правительственные партии: Партия правового порядка, Союз 17 октября, Вятская народная монархическая партия (ВНМП) и отделы Союза русского народа.

Наиболее активной и многочисленной была Вятская народная монархическая партия, в которой состояло 1281 чел. Она, наряду с предвыборной борьбой, вела идеологическую работу, дискутировала с левыми партиями, пыталась нейтрализовать их влияние на массы.

Отделы Союза русского народа по численности значительно уступали монархической партии. Его отделения существовали только в шести населенных пунктах, а членами союза были всего 355 чел.

Политическую работу Союз вел под традиционным девизом: «Православие, Самодержавие, Народность». Главную задачу Союз видел в противостоянии революционерам. В этих целях его члены устраивали манифестации верующих с крестными ходами, расклеивали воззвания с призывами защищать Царя и бороться с крамолой. Однако активной деятельности Союз русского народа не вел.

Главным недостатком в деятельности Вятской народной монархической партии и Союза русского народа была ориентация на работу в городах, где проживала незначительная часть населения, что привело эти партии к поражению на выборах в первую и вторую Государственную думу.

Партия правового порядка и Союз 17 октября стремились умиротворить Россию, выступали за строгую законность и правопорядок, мирный переход к гражданским свободам, обещанными царским Манифестом 17 октября 1905 г.

В этих партиях был разный состав. Если в партию правового порядка входили люди всех сословий, то Союз 17 октября состоял в основном из представителей буржуазии. Партии отличались и по активности. Партия правового порядка регулярно устраивала собрания, благотворительные вечера, вела активную предвыборную кампанию по проведению своих кандидатов в Государственную думу, активно боролась с революционным движением. Октябристы подобной работы не вели. Они сосредоточились на выборных кампаниях.

В главе анализируется деятельность непартийных общественных организаций, возникших в годы революции. Подавляющее большинство непартийных объединений не представляло угрозы существующему строю. Они занимались защитой экономических интересов членов своих союзов, школами, больницами, благотворительностью, организацией досуга и культурного отдыха. Однако некоторые из них под влиянием революционеров стали втягиваться в общественнополитическую борьбу, и власти принимают меры, направленные на ограничение их деятельности, и усиливают контроль за их работой. Установлено, что в период революции на территории региона было создано 18 профессиональных союзов: рабочих – 14, служащих – 3, крестьянских – 1. Деятельность четырех союзов, уличенных в политической агитации, была запрещена.

Наряду с профессиональными союзами в годы революции в регионе появилось значительное число объединений (собраний, обществ, кружков), далёких от политики и сосредоточенных на развитии образования, в том числе самообразования и культуры. В диссертации рассмотрены социально значимые объединения: общественные собрания, кружки и общества, благотворительные организации, выполнявшие большой объем культурно-просветительской работы или оказывавшие конкретную помощь нуждающимся, подавая добрые примеры гуманизма и милосердия.

В третьей главе «Общественно-политическая жизнь в Вятско-Камском регионе после первой российской революции (1908–июнь 1914 г.) анализируются формы проявления социальной активности населения в новых исторических условиях.

Для первых послереволюционных лет (с 1908 по 1910 г.) характерен спад экономики и снижение жизненного уровня рабочих. Росла безработица. Те, кто имел работу, боялись потерять пусть скудный, но заработок. Редкими стали забастовки. С 1908 по 1910 г. прошло лишь 15 забастовок с экономическими требованиями. В них участвовало около 2 тыс. чел. Собрания, демонстрации и митинги также стали редкостью. Давала о себе знать боязнь репрессий.

В последующие годы (1910 – июнь 1914 г.) намечается промышленный подъем и оживление торговли. Крупнейшие заводы региона, а также шубноовчинные и валеносапожные предприятия получили большие заказы от военного ведомства, что позволило значительно увеличить число рабочих.

Положение значительной части крестьян улучшалось за счет внедрения новых агротехнологий. Аграрная реформа не привела к разрушению общины и не сломала привычного образа жизни. Из общины вышло лишь 22 830 домохозяев (4,3 %) и около 127 тыс. переселились в Сибирь, преимущественно из малоземельных уездов – Яранского, Царевококшайского, Сарапульского и Елабужского. Крестьянские волнения в регионе прекратились.

Основное внимание в главе уделено рассмотрению деятельности политических партий и непартийных общественных организаций в изменившихся социально-экономических и политических условиях.

Из широкого круга партий, возникших в 1905–1907 гг., на территории региона уцелели только три: социалдемократы, эсеры и монархисты.

1908–1914 гг. для местных социалдемократов были исключительно тяжелыми. Их местные организации были разгромлены, а оставшиеся на свободе малочисленные группы остались без лидеров, четких организационных и политических ориентиров, иногда заявляя о себе распространением нелегальной литературы и листовок, участием в редких демонстрациях.

Эсеры также были крайне ослаблены арестами. Как следует из донесений секретных сотрудников, внедренных в эсеровские организации, оставшиеся на свободе эсеры занимались распространением нелегальной литературы, печатали листовки, призывающие крестьян к бойкоту столыпинской реформы.

Деятельность монархической партии активизировалась во время предвыборных кампаний. Проводились различные мероприятия, собрания и демонстрации. Монархисты проповедовали идеи законопослушания и православия, оказывая определенное влияние на часть населения, что позволило им одержать убедительную победу на выборах в IV Государственную думу.

Наряду с общественнополитическими партиями некоторую роль в общественнополитической жизни региона играли непартийные общественные организации и общества. Однако их деятельность находилась под контролем местных властей, и при малейшем подозрении в антиправительственной пропаганде их закрывали. Самыми массовыми в это время были профсоюзы рабочих-металлистов Ижевского, Воткинского и Белохолуницкого заводов, руководство которых состояло в основном из социалдемократов, которые ждали лучших времен для расширения в профсоюзах политической и пропагандистской работы.

Кроме профсоюзов на территории региона действовали многочисленные сельскохозяйственные, кооперативные, культурнопросветительские, благотворительные общества и объединения.

В заключении подведены итоги исследования и сформулированы основные выводы, к которым автор пришел в ходе проделанной работы.

В диссертации показано, что ВятскоКамский регион в начале ХХ в. был преимущественно крестьянским. Общественнополитические процессы, проходившие в нем, были связаны с общей картиной событий в стране, но их характер, степень интенсивности и формы проявления зависели от особенностей менталитета населения, географических и экономических условий, свойственных удаленному от промышленных центров краю. Здесь позднее начались антиправительственные выступления населения, которые были более робки и непродолжительны, чем в целом по стране.

Вместо бытующего утверждения о «революционном движении» следует использовать более точное определение происходящих в крае процессов – активизация общественно-политической жизни, выливавшейся в самые разные формы – от стихийных митингов и забастовок до создания и деятельности политических партий и непартийных общественных организаций, которые становились важными элементами формирующегося гражданского общества.

Слабость общественнополитических процессов в регионе объясняется тем, что экономическое положение народа не находилось у крайней черты. Подавляющее большинство крестьян, имеющих землю и скот, считали свою жизнь вполне сносной. Рабочие крупных предприятий имели гарантированный заработок и не бедствовали. Однако некоторые предпосылки для обострения общественнополитической обстановки в начале ХХ в. в регионе были: имущественное расслоение, налоги и выкупные платежи в деревне, тяжелые условия труда и быта на ряде промышленных предприятий.

Все эти факторы были использованы антиправительственными силами в борьбе с царским правительством.

Антиправительственные идеи в регионе пропагандировались политическими ссыльными. Они организовали первые политические кружки, а затем и партийные организации социал-демократов и эсеров, которые принимали активное участие в организации митингов, собраний, маёвок, демонстраций, работали в Крестьянском союзе, издавали нелегальную литературу и использовали в революционных целях легальную прессу и выборные кампании в Государственную думу.

Социал-демократы имели большее влияние в рабочей среде, эсеры – в крестьянской. Их агитация и пропаганда давала результаты: часть населения, преимущественно молодежь, участвовала в антиправительственных акциях. Однако большинство населения не откликалось на революционные призывы радикалов. Напротив, основная масса рабочих и крестьян лояльно относилось к правительству. Революционные партии призывами к свержению самодержавия, к террору и экспроприации, пугали обывателей и не имели широкой социальной опоры. Свою роль в деятельности революционных партий сыграли аресты руководителей парторганизаций, ссылка партийных активистов, а также постоянные «идейные» распри между ними.

Мощным толчком для активизации общественно-политической жизни стал Манифест 17 октября. После его опубликования на территории региона оформились либеральнооппозиционные и правительственные партии. Либеральнооппозиционный лагерь представляли Партия народной свободы (кадеты), Народная партия равнения и Вятский демократический союз. Самой крупной и активной из них была Партия народной свободы (кадеты), опиравшаяся на земские традиции, что способствовало вовлечению в партию земледельческого населения. Кадеты выступали за эволюционное развитие страны, провозглашали равенство граждан перед законом, политические свободы и права личности, настаивали на всеобщем, прямом и тайном голосовании и преобразовании страны в конституционную монархию. Местные кадеты, завоевав симпатии определенной части населения обещаниями решить земельный вопрос, сумели выиграть выборы в I Государственную думу. После роспуска I Государственной думы кадетские организации, с одной стороны, подверглись резкой критике властей, которые считали их одним из источников смуты, с другой стороны – левых партий, критиковавших их за «мягкотелость» в отношениях с властями. На выборах во II Государственную думу кадеты потерпели поражение, и их деятельность в регионе резко ослабла.

Народная партия равнения и Вятский демократический союз выступали за национализацию земли, уравнение прав граждан, равное участие в управлении и полное народовластие, но активной работы в массах они не вели. Их программы были опубликованы скорее как декларации, а не призывы к действиям. В 1907 г. члены этих партий, как и кадеты, практически отходят от политической деятельности.

Правительственные партии в регионе были представлены Вятской народномонархической партией (ВНМП), Партией правового порядка, Союзом 17 октября и отделами Союза русского народа. Эти организации открыто заявляли о своих целях: нейтрализации революционных сил, поддержке самодержавия и православной веры. В период первой российской революции правые партии призывали народ к спокойствию и порядку, оказывая поддержку местным властям в наведении порядка и умиротворении населения.

Многочисленной партией лагеря правых была Вятская народномонархическая партия (ВНМП). Монархисты наряду с решением политических задач, активным ведением предвыборных кампаний занимались пропагандой патриотических и религиозных идей среди населения и благотворительностью. Они добились заметных успехов на выборах в IV Государственную думу.

Другие монархические организации были малочисленны и активной политической работы, исключая участие в избирательных кампаниях, не вели.

Заметную роль в активизации общественнополитической жизни региона играла местная печать. В связи с «Временными правилами о современных изданиях», принятыми правительством 24 ноября 1905 г., провозглашавшими свободу печати, в регионе стало издаваться более 30 газет и журналов. Формально они заявляли, что свободны от партийных пристрастий. Однако наиболее крупные из них придерживались той или иной политической ориентации: социалдемократической («Вятский край», «Вятская жизнь»); эсеровской («Крестьянская газета»); кадетской («Вятская речь»); монархической («Голос Вятки»).

Наряду с политическими партиями в регионе были созданы многочисленные непартийные организации, деятельность которых была разрешена «Правилами об обществах и союзах». Одни из них – профессиональные союзы рабочих, Союз учителей и деятелей народного образования и местные отделы Всероссийского крестьянского союза, – где ощутимым было влияние социалдемократов и эсеров, втянулись в политическую деятельность и были запрещены. Другие были далеки от политики (потребительские и сельскохозяйственные общества, общества по интересам и др.), занимались открытием новых школ, библиотек, больниц, организацией культурного отдыха и досуга населения.

Активную работу развернули благотворительные общества и общества трезвости, вызывая симпатии населения гуманностью и милосердием.

В диссертации показано, что к середине 1914 г. протестные выступления рабочих и крестьян стали единичными и немноголюдными. Снижению общественнополитической напряженности и политической стабилизации в обществе способствовали сворачивание деятельности революционных партий, позитивные изменения в материальном и правовом положении народа: увеличение заработной платы в связи с ростом производства, сокращение рабочего дня и улучшение культурнобы­товых условий рабочих, внедрение новых агротехнологий в земледелии, отмена выкупных платежей и право приобретения земли в личную собственность в деревне, предоставление народу избирательных прав и гражданских свобод.

Основные положения и выводы диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Балыбердин Ю. А. Общественнополитическая жизнь в ВятскоКам­ском регионе в начале XX века (1900–1914 годы). – М.: Прометей, 2005. – 400 с. (25,7 п. л.)

2. Балыбердин Ю. А. Деятельность местных организаций политических партий в Вятской губернии в 1908–1914 гг. – М., 1994. – 102 с. (6,3 п. л.)

3. Балыбердин Ю. А. Общественнополитическая жизнь в ВятскоКам­ском регионе в начале XX века // Отечественная история.  2006.  № 5.  C. 3948. (0,8 п. л.)

4. Балыбердин Ю. А. Общественные организации ВятскоКамского региона накануне и в годы первой русской революции // Вопросы истории.  2006.  № 10.  C. 140144. (0,4 п. л.)

5. Балыбердин Ю. А. Монархические организации ВятскоКамского региона в начале ХХ в. // Вопросы истории.  2007.  № 7.  С. 139144. (0,4 п. л.)

6. Балыбердин Ю. А. Региональные особенности столыпинской аграрной реформы (по материалам ВятскоКамского региона) // История науки и техники.  2007.  № 6.  С. 4751. (0,4 п. л.)

7. Балыбердин Ю. А. Российское законодательство о профессиональных союзах и их деятельность в ВятскоКамском регионе в период первой российской революции // История государства и права.  2006.  № 8.  C. 3133. (0,3 п. л.)

8. Балыбердин Ю. А. Организация и деятельность профессиональных союзов в ВятскоКамском регионе в начале ХХ века // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. Общественные и гуманитарные науки.  СПб., 2007.  № 7(28).  С. 8894. (0,4 п. л.)

9. Балыбердин Ю. А. Возникновение и деятельность отделов Всероссийского крестьянского союза в ВятскоКамском регионе в 1905 г. // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия «История. Политология. Экономика».  2007.  № 3(34).  Вып. 2.  С. 8589. (0,4 п. л.)

10. Балыбердин Ю. А. Выдающийся вятский земец // Высшее образование в России.  2007.  № 2.  С. 156159. (0,4 п. л.)

11. Балыбердин Ю. А. Возникновение местных организаций политических партий в Вятской губернии // Вятская земля в прошлом и настоящем. Т. I. – Киров, 1992. – С. 101–106. (0,4 п. л.)

12. Балыбердин Ю. А. Террор и экспроприации в Вятской губернии в период первой русской революции // История и культура ВолгоВятского края. – Киров, 1994. – С. 209–211. (0,3 п. л.)

13. Балыбердин Ю. А. Политические партии в начале века // Энциклопедия земли Вятской. Т. 4. История. – Киров, 1995. – С. 311–328. (1,1 п. л.)

14. Балыбердин Ю. А. Церковь и общественное движение в Вятской губернии в начале ХХ века // Религия и церковь в культурноисторическом развитии Русского Севера. Т. 1. – Киров, 1996. – С. 302–307. (0,4 п. л.)

15. Балыбердин Ю. А. Монархические организации Вятской губернии в начале ХХ в. // Вятская земля и актуальные проблемы отечественной истории ХIХ–ХХ вв. – Киров, 1999. – С. 3–12. (0,7 п. л.)

16. Балыбердин Ю. А. 1905 год в Вятской губернии // Памятная книжка Кировской области и календарь на 2005 год. – Киров, 2005. – C. 187–193. (0,5 п. л.)

17. Балыбердин Ю. А. Возникновение и деятельность непартийных общественных организаций в ВолгоКамском регионе в начале XX века // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2005. – № 13. –C. 35–45. (0,7 п. л.)

18. Балыбердин Ю. А. К вопросу о революционном движении в ВятскоКамском регионе в начале XX в. (1900–1904 гг.) // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2005. – № 12. – C. 30–35. (0,3 п. л.)

19. Балыбердин Ю. А. Монархические организации ВятскоКамского региона в период первой российской революции // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2003. – № 8. – С. 28–33. (0,4 п. л.)

20. Балыбердин Ю. А. Отделы Всероссийского крестьянского союза в Вятской губернии в 1905 году // Актуальные проблемы истории ВятскоКамского края: к 105летию со дня рождения А. В. Эммаусского: материалы регион. науч. Конф. / Отв. ред. М. С. Судовиков. – Киров, 2003. – С. 45–51. (0,5 п. л.)

21. Балыбердин Ю. А. Монархические организации Вятской губернии в начале ХХ в. // Российской общество и власть в прошлом и настоящем: Материалы научной конференции памяти В. Г. Тюкавкина 12–13 февраля 2003 г.: Сборник статей. М.: Прометей. 2004. – С. 323–330. (0,5 п. л.)

22. Балыбердин Ю. А. Профессиональные союзы ВятскоКамского региона в начале XX в. // Россия и Вятский край в исторической ретроспективе: сб. науч. ст. – Киров, 2005. – C. 47–55. (0,3 п. л.)

23. Балыбердин Ю. А. Региональные особенности столыпинской аграрной реформы (по материалам ВятскоКамского региона) // Вестник
Вятского государственного гуманитарного университета. – 2006. – № 15. – С. 24–27. (0,3 п. л.)

24. Балыбердин Ю. А. Роль земства в формировании гражданского общества в дореволюционной России // Земские учреждения: организация, деятельность, персоналии: материалы науч.-практ. конф. – Киров, 2007. – С. 16–20. (0,4 п. л.)


1 Напр.: Воровский В. В. Статьи «Социалдемократия и буржуазные партии», «Кадеты в Думе», «Государственная дума и политические партии» в кн.: Воровский В. В. Избр. произведения о первой русской революции. М., 1955; Мартов Ю. О. Политические партии России. М., 1906; Локоть Т. В. Первая Дума: статьи, заметки и впечатления. М., 1906.

2 Ленин В. И. Опыт классификации русских политических партий. Полн. собр. соч. Т. 14. С. 22; Он же. Политические партии в России. Там же. Т. 21. С. 276.

3 Ленин В. И. Политические партии в России. Там же. Т. 21. С. 276.

4 Там же. С. 43.

5 Мартов Ю. О. Политические партии в России. С. 4–9, 17–14.

6 Там же. С. 6.

7 Милюков П. Н. Наши политические партии в стране и Думе // Речь. 1909. 25–26 ноября, 1, 22 дек.

8 Вехи. Интеллигенция в России: Сб. статей. 1909–1910. М.: Мол. гвардия, 1991.

9 Слепков А. Н. Классовые противоречия в первой Государственной думе. Пг., 1923; Томсинский С. Т. Борьба классов и партий в первой Государственной думе. Краснодар, 1924; Он же. Борьба классов и партий во второй Государственной думе. М., 1924; Сеф С. Е. Буржуазия в 1905 году. По неизданным архивным материалам. М.; Л., 1926; Мещеряков В. Партия социалистовреволюционеров. М., 1922. Ч. 1–2; Попов Н. Н. Мелкобуржуазные антисоветские партии. М., 1924; Стальный В. Кадеты. Харьков, 1929; «Союз русского народа». По материалам чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства в 1917 г. / Сост. В. Черновский, ред. и вступит. ст. В. В. Викторова. М.; Л., 1929; Залетский В. Монархисты. Харьков, 1929; Малаховский В. Ф. «На два фронта» (к оценке народовольчества). М., 1931; Ярославский Е. Третья сила. М., 1932.

10 Напр.: Анохин П. И. Борьба большевиков против буржуазного либерализма в 1905 г. // Зап. Воронежского с.х. инта. 1956. Т. 26. Вып. I; Заводская А. В. Аграрный вопрос в первой Государственной думе и борьба большевиков за крестьянские массы // Большевики во главе первой русской революции 1905–1907 гг. М., 1956.

11 Гусев К. В. Крах партии левых эсеров. М., 1963.

12 Комин В. В. Банкротство буржуазных и мелкобуржуазных партий в России в период подготовки и победы Великой Октябрьской социалистической революции (1900–1917 гг.). М., 1965; Он же. История помещичьих, буржуазных и мелкобуржуазных политических партий в России: Факультативный курс лекций для студентов ист. фтов пединститутов. Ч. I (1900 – май 1917). Калинин, 1970; Капцугович И. С. История политической гибели эсеров на Урале. Пермь, 1975; Ерофеев Н. Д. Народные социалисты в первой русской революции. М., 1979; и др.

13 Спирин Л. М. Крушение буржуазных и помещичьих партий в России. М., 1977.

14 Непролетарские партии России: Урок истории. М., 1984; Непролетарские партии России в трех революциях / Отв. ред. К. В. Гусев. М.: Наука, 1989.

15 Тюкавкин В. Г. Исторические итоги изучения размаха крестьянского движения в период первой русской революции // Проблемы историографии и источниковедения истории трех российских революций. М., 1987; Тюкавкин В. Г., Щагин Э. М. Крестьянство России в период трех революций: Кн. для учителя. М.: Просвещение, 1987 и др.; Сенчакова Л. Т. Крестьянское движение в революции 1905–1907 гг. М., 1989; Она же. Революционные крестьянские комитеты 1905–1907 гг. // Вопросы истории. 1987. № 5. С. 91–99; Шелохаев В. В. Кадеты – главная партия либеральной буржуазии в борьбе с революцией 1905–1907 гг. М., 1983; Он же. Партия октябристов в период первой русской революции. М., 1987; Колесниченко Д. А. Трудовики в период первой российской революции. М., 1985; Степанов С. А. Черная сотня в России (1905–1914). М., 1992; Королева Н. Г. Правые партии в борьбе с революцией 1905–1907 гг. // Исторические записки. М., 1990. Т. 118; Леонов М. И. Эсеры в 1905–1907 гг.: Учебное пособие к спецкурсу / Самар. гос. ун-т. Каф. рос. ист. Самара, 1992; Павлов Д. Б. Эсерымаксималисты в первой российской революции. М., 1989; Тюкавкин В. Г. Великорусское крестьянство и Столыпинская аграрная реформа. М.: Памятники исторической мысли, 2001.

16 Волобуев О. В., Миллер В. И., Шелохаев В. В. Непролетарские партии России: итоги изучения и нерешенные проблемы // Непролетарские партии России в трех революциях. М.: Наука, 1989.

17 Тютюкин С. В. Десять лет в журнале «Отечественная история». М.: Собрание, 2005. С. 25–49, 49–70.

18 История политических партий России. М.: Высш. шк., 1994.

19 Власть и оппозиция. М., 1995.

20 Политические партии России (конец XIX – 1943 г.). М., 1996.

21 Партия социалистов-революционеров. Документы и материалы 1900–1907 гг. М.: РОССПЭН, 1996; Правые партии. Документы и материалы. 1905–1907 гг. М.: РОССПЭН, 1998; Меньшевики. Документы и материалы 1903 – февр. 1917 / Сост. С. В. Тютюкин. М., 1996.

22 Российские либералы. М.: РОССПЭН, 2001; Российские консерваторы. М.: Русский мир, 1997; Тютюкин С. В., Шелохаев В. В. Марксисты и русская революция. М., 1996; Нарский М. В. Кадеты на Урале. Свердловск, 1991; Логунов А. П. Революция 1905–1907 гг. и российская социалдемократия. Ростов н/Д, 1992; Степанов С. А. Черная сотня в России (1905–1914 гг.). М., 1992; Леонов М. И. Партия социалистов-ре­во­лю­ци­онеров в 1905–1907 гг. М.: РОССПЭН, 1997; Кондратенко Д. П. Самодержавие, либералы и национальный вопрос в России в конце XIX – начале XX в. Киров, 2005.

23 Туманова А. С. Самодержавие и общественные организации в России. 1905–1917 гг. Тамбов, 2002.

24 Невоструев Н. А. Образование и развитие элементов российского гражданского общества на Урале во второй половине XIX – начале XX вв. Пермь: Изд. Пермского гос. университета, 2005.

25 Ascher A. The Revolution of 1905. Russia in Disarray; Authority restored. Stanford, California, 1992.

26 Гейфман А. В сетях террора. М., 2002. (Серия «Первая публикация в России»)

27 Цит. по: Карпов Н. Аграрная политика Столыпина. Л. С. 61.

28 Там же. С. 62.

29 Wcislo F. W. Reforming Rural Russia. State, Local Society, and National Politics. 1855–1914. Princeton, 1990; Vinogradoff E. The Russian Peasantry and the Election to the Fourth State Duma // The Politics of Rural Russia. 1905–1914 / Ed. by L. Haimson. Bloomington, 1969; Emmons T. The Formation of Political Parties and the First National Election in Russia. Cambridge; London, 1983; Haimson L. Conclusion: Politics of the Countryside // The Politics of Rural Russia…

30 Спасский Н. А. Движение населения Вятской губернии. Вятка, 1874 // Общие сведения о Вятской губернии ПККВГ на 1888 г. и др.

31 Голубев П. А. Историко-статистический сборник сведений по вопросам экономического и культурного развития Вятского края. Вятка, 1896; Его же. Вятское земство среди других земств России. Вятка, 1901.; Его же. Удельные земли и их происхождение // Вестник Европы. 1907.

32 Горюханов П. П. Воспоминания о ссылке в Вятской губернии. 1897.

33 1905 год в Вятской губернии. Труженик, 1925.

34 Вятский край. Изд. Вятского ОКРО, 1929.

35 Токарев С. В. Вятский край в революционную эпоху // Вятский край. Изд. Вятского ОКРО, 1929. С. 321–328.

36 Рабочие и крестьяне Вот. области в революцию 1905 года. Ижевск, 1925 // Революция 1905–1907 гг. в Удмуртии: Материалы и документы. Ижевск, 1956.

37 Луппов П. Н. Политическая ссылка и Вятский край. М., 1933.

38 30 славных боевых лет (1903–1933). Очерки по истории Вятской партийной организации. Вятка, 1933.

39 Егоров Ф. Е. Материал по истории народа мари. Козьмодемьянск, 1929.

40 Янтемир М. Н. Марийская автономная область. Йошкар-Ола, 1928.

41 Лихачев Г. Волжские мари в первой революции // Марийская автономная область. 1931. № 1, 2. С. 97–107.

42 Раимов Р. М. Революция 1905–1907 гг. в Среднем Поволжье и Приуралье // Революция 1905–1907 гг. в национальных регионах России. М.: Госполитиздат, 1949. С. 657–716.

43 Папырина А. А. Революционное движение в Вятской губернии в 1905–1907 гг. Киров, 1975.

44 Наймушин В. В. Заре навстречу. Рабочее и социал-демократическое движение в Вятской губернии накануне революции 1905–1907 гг. Киров, 1961.

45 Рябухин Е. И. Большевистские организации и рабочее движение в Приуралье в 1907–1914 гг. Глазов, 1960.

46 Васенев С. А. Становление и развитие марийской нации. Йошкар-Ола, 1982.

47 Очерки истории Кировской областной организации КПСС. Киров, 1965; Очерки истории Удмуртской организации КПСС. Ижевск, 1968; Очерки истории Марийской организации КПСС. Йошкар-Ола, 1968.

48 Верной дорогой. Хроника областной организации КПСС. Киров, 1983.

49 Балыбердин Ю. А. Возникновение и деятельность политических партий в Вятской губернии в период первой русской революции 1905–1907 гг. М., 1994; Его же. Деятельность местных организаций политических партий в Вятской губернии 1908–1914 гг. М., 1994; Ошаев А. Г. Общественно-политическое движение в Марийском крае в период первой российской революции (1905–1907 гг.): Автореф. дис. … канд. ист. наук. Казань, 2003; Куликов В. В. Земские учреждения и правительственный контроль (вторая половина XIX – начало XX в.). М., 2001; Сергеев В. Д. Из истории вятских газет. Киров, 2002; Из истории вятских спецслужб (вторая половина XIX в. – первая половина XX в.). Киров, 1997; и др. 

50 Сергеев В. Д. Из истории вятских газет (1838–1917). Вятка (Киров), 2002.

51 Он же. Николай Аполлонович Чарушин: народник, общественный деятель, краевед. Вятка (Киров), 2001.

52 Ошаев А. Г. Общественно-политическое движение в Марийском крае в период первой российской революции (1905–1907 гг.): Автореф. дис. … канд. ист. наук. Казань, 2003.

53 Вятская земля в прошлом и настоящем (к 500-летию вхождения в состав Российского государства) / Материалы 1-й научной конференции. Киров, 1989. Вятская земля в прошлом и настоящем (К 125-летию со дня рождения П. Н. Луппова): Материалы 2-й науч. конф.: В 2 т. Киров, 1992; Вятская земля в прошлом и настоящем: Материалы 3-й науч. конф., посвященной 50-летию Победы в Великой Отечественной войне: В 5 т. Киров, 1995.

54 Штекер С. В. Восстание Котельничского батальона в Вятке в 1905 г. // Вятская земля в прошлом и настоящем. Киров, 1989. С. 71–72.

55 Рогожкин И. П. Реализация столыпинской аграрной реформы в Вятской губернии // Вятская земля в прошлом и настоящем. Киров, 1995. С. 100–102.

56 Гущин Ю. Г. Вятская ссылка В. Г. Короленко (к вопросу о пребывании писателя в г. Глазове) // Вятская земля в прошлом и настоящем. Киров, 1992. С. 95–97.

57 Энциклопедия Земли Вятской: В 10 т. Т. 4. История. Киров, 1995.

58 Полное собрание законов Российской империи. Собр. 3. СПб., 1855–1917; Законодательство эпохи буржуазнодемократических революций. Т. 9. М.: Юрид. лит. 1994; Обзоры Вятской губернии за 1906–1915 гг. Вятка, 1907–1916; 200 лет Вятской губернии. Киров, 1996; Вятский край на рубеже тысячелетий. История и современность. Киров, 2002; Сборник постановлений Вятского губернского земства за 48 лет (1867–1914). Вятка, 1915; Верной дорогой: Хроника истории Кировской организации КПСС (1883–1983). Киров, 1983; Два века в пути. Киров, 1985; Вятскому земству 130 лет Киров, 1997; и др.

59 Ступников А. Родословная. Киров, 1989; Бердинских В. А. Россия и русские. Киров, 1994; Куликов В. В. Земское самоуправление. Киров, 2002; Трушков С. Администрация и полиция Вятской губернии второй половины XIX – начала XX в. Киров, 2003.

60 Подсчеты проведены по «Памятным книжкам» и газетным публикациям за 1900–1904 гг.

61 Авдеева В. Г. Крестьянские волнения в Вятской губернии в 90е годы XIX в. // Вопросы истории сельского хозяйства и крестьянства Европейского Севера, Верхнего Поволжья и Приуралья до Великой Октябрьской революции. Киров, 1979. С. 129.

62 1905 год в Вятской губернии. С. 156.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.