WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ШУЛЬГА Андрей Владимирович

ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,

ПОСЯГАЮЩИХ НА СОБСТВЕННОСТЬ

В УСЛОВИЯХ РЫНОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ

И ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА

12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

автореферат диссертации

на соискание ученой степени доктора юридических наук

Краснодар - 2009

Диссертация выполнена

на  кафедре уголовного права юридического факультета ФГОУ ВПО

“Кубанский государственный аграрный университет”,

Научный консультант  -  доктор юридических наук профессор,

  заслуженный деятель науки РФ

  Галиакбаров Ромэн Рахиммулович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

  Наумов Анатолий Валентинович

  Академия Генеральной прокуратуры

  Российской Федерации

  доктор юридических наук, профессор

  Безверхов Артур Геннадьевич

  Самарский государственный университет

  доктор юридических наук, профессор

  Лопашенко Наталья Александровна

  Саратовская государственная академия права

 

                               

Ведущая организация  -  Ярославский государственный университет

  им. П.Г. Демидова

Защита состоится  17 декабря 2009 г. в 10.00  на заседании диссертационного совета Д 220.038.11 в Кубанском государственном аграрном университете по адресу: 350044 г. Краснодар, ул. Калинина, 13

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кубанского государственного аграрного университета

Автореферат разослан  “____”  ___________  2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета 

д.ю.н., доцент  Р.В. Костенко

Общая характеристика работы



Актуальность темы исследования. В современных условиях правонарушения в сфере эко­номики приобретают новые формы. Осо­бенно остро это проявляется в отношениях собственности, которые все чаще становятся объектом преступных посягательств.

С развитием рынка происходит расширение имущественных отношений. Предметом товарообмена при заключении гражданско-правовых сделок становятся не только вещи как материальные блага, но и нематериальные ценности1, в том числе имущественные права. В экономический оборот все интенсивнее включаются природные ресурсы, недвижимость, результаты интеллектуальной деятельности, информация. Поэтому криминальная ситуация в России в процессе становления рыночных отношений и информационного общества меняется. Наряду с воздействиями на материальные ценности, виновные лица все чаще наживаются от совершения посягательств на различные блага невещественного содержания.

Новое тысячелетие, в которое вступило человечество, связано с построением информационного общества. Специалисты в области философии, информатики, политологии, социологии, экономики, юриспруденции и других наук подтверждают это. В информационном обществе решающую роль играют отрасли, связанные с получением, распространением и обработкой информации. Однако социальная система и право как регулятор общественных отношений существенно отстают от темпов развития информационного общества. Поэтому необходимо повышать уровень защищенности информационных благ, в том числе уголовно-правовыми средствами. 

Развитие в России частной собственности в условиях рыночной экономики, построение информационного общества с объективной необходимостью требуют реформирования в этом же направлении правовой базы многих общественных отношений. В том числе отношений, которые связаны с охраной и использованием такого нематериального блага, как информация, которая воплощается в конкретных результатах интеллектуальной деятельности. От того, насколько высок интеллектуальный потенциал общества, насколько защищена интеллектуальная собственность, зависит уровень развития экономики, уровень жизни граждан. В послании Федеральному Собранию РФ на 2007 г. Президент РФ сказал, что необходимо создавать конкурентоспособную экономику, основанную на интеллекте и знаниях. Такую экономику, где основным двигателем являются не темпы освоения природных ресурсов, а именно идеи, изобретения и умение быстрее других внедрять их в повседневную жизнь2. По мнению С.С. Алексеева вместе и наряду с “вещной” собственностью и собственностью интеллектуальной последней принадлежит выдающаяся роль в развитии и модернизации нашей экономики, в переходе ее на стадию постиндустриального развития, а в перспективе – развития информационно-интеллектуального, нанотехнологического хозяйства3. 

До недавнего времени проблемам охраны интеллектуальной собственности уделялось очень мало внимания и в законодательстве, и в юридической науке. С переходом к рыночной экономике отношение к указанным благам стало коренным образом меняться. Защита интеллектуальной собственности постепенно становится одним из приоритетов законотворческой и правоприменительной деятельности в России. Это явление обусловлено стремлением нашей страны интегрироваться в мировой рынок, в частности, вступить во Всемирную торговую организацию, что позволит россиянам, по мнению экспертов, значительно повысить уровень жизни.  Между тем, на внеочередном съезде Ассоциации юристов России, который прошел 29 декабря 2007 г., первый заместитель председателя Правительства РФ Дмитрий Медведев заметил, что урегулированы далеко не все вопросы, касающиеся интеллектуальной собственности4.

В нашей стране наблюдается значительный рост числа преступлений в сфере интеллектуальной собственности. Об этом свидетельствуют статистические данные. К примеру, по данным ГИАЦ МВД РФ, в 2003 выявлено 1239 преступлений, нарушающих авторские и смежные права, в 2004 – 1917 аналогичных преступлений, в 2005 году – 2924, в 2006 г. эта цифра возросла до 7243 преступлений.  В 2007 г. зафиксировано 7874 преступлений против авторских и смежных прав, в 2008 г. – 6885, а за январь-март 2009 г. – 2689 преступлений. В сфере незаконного использования товарного знака (ст. 180 УК РФ) в 2003 г. зарегистрировано 352 преступления, в 2004 г. – 238, в 2005 г. – 470, в 2006 г. – 878, а в 2007 г. – 924 преступления. Из этого же источника усматривается значительное число преступлений в сфере компьютерной информации. Так, в 2004 г. было совершено 8739  данных преступлений, в 2005 г. – 10214, в 2006 г.  – 8898, в 2007 г. – 7236, в 2008 г. – 9010, а за январь-март 2009 г. – 3592 преступления. 

Обусловлено это общим ухудшением правопорядка в стране, появлением множества нелегальных фирм, создаваемых специально для выпуска в свет “пиратских” изданий. Правоохранительные органы не могут снизить уровень преступности в этой сфере из-за огромных прибылей, получаемых незаконным путем. Материальный ущерб владельцев авторских прав по оценкам Комитета Государственной Думы Федерального Собрания РФ по вопросам геополитики, ежегодно составляет более 1 млрд. долларов США, а потери  бюджета за счет неуплаты налогов – около 550 млн. долларов.

Одной из причин значительного роста преступности в этой сфере продолжает оставаться несовершенство законодательства, в том числе и уголовного. Содержание объекта и предмета преступных посягательств на собственность в условиях современного общества свидетельствует о необходимости кардинального пересмотра принципов борьбы с преступлениями протии собственности и интеллектуальной собственности, что будет способствовать формированию практики привлечения к уголовной ответственности за данные правонарушения. В этой связи разработку и применение эффективных правовых систем, обеспечивающих борьбу с нарушениями права собственности и интеллектуальной собственности, следует рассматривать в качестве одного из приоритетных направлений правоохранительной политики, в том числе уголовно-правовой политики.

Степень научной разработанности темы. Проблеме уголовно-правовой охраны собственности в отечественной юридической литературе уделялось большое внимание. Значительный вклад в ее разработку в разные годы внесли такие известные ученые как Г.Н. Борзенков, В.А. Владимиров, Л.Д. Гаухман, М.А. Гельфер, Г.А. Кригер, В.Н. Кудрявцев, Б.А. Куринов, В.Н. Литовченко, Ю.И. Ляпунов, С.В. Максимов, В.В. Мальцев, Б.С. Никифоров, Н.И. Панов, Э.С. Тенчов, И.О. Тишкевич, Е.А. Фролов, и др.

Интенсивно изучались проблемы объекта и предмета преступлений. Значительная часть авторов (Н.А. Беляев, Р.Р. Галиакбаров, М.А. Гельфер, А.Э. Жалинский, Н.И. Загородников, В.С. Комиссаров, Л.Л. Кругликов, В.Н. Кудрявцев, А.В. Наумов, А.А. Пионтковский, А.И. Рарог и др.) высказывали свои суждения на этот счет в рамках соответствующих разделов учебников и учебных пособий. Ряд ученых (в частности, В.К. Глистин, Л.Л. Кругликов, Н.И. Коржанский, Б.С. Никифоров, В.Я. Таций, Е.А. Фролов и др.) посвятили учению об объекте и предмете преступления специальные диссертационные или монографические работы.

В современный период преступления против собственности стали самостоятельными объектами исследования таких авторов, как А.И. Бойцов, А.Г. Безверхов,  В.В. Векленко, Г.В. Верина, Л.В. Григорьева, М. Клепицкий, С.М. Кочои, Н.А. Лопашенко, В.В. Мальцев, В.И. Плохова, П.С. Яни и др. Вопросам объекта и предмета преступления в последнее время на уровне докторских и кандидатских диссертаций уделялось внимание такими учеными, как М.П. Бикмурзин, Е.А. Буданова, М.М. Ветошкина, Н.В. Вишнякова, И.А. Клепицкий, Г.П. Новоселов, О.Е. Спиридонова, А.С. Яшков и др.

Различные аспекты уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности затрагивались в трудах В.Н. Бондарева, Ю.В. Ващенко, В.Д. Ларичева, Ю.В. Логвинова, А.Г. Морозова, А.В. Наумова, Б.Л. Терещенко, С.А. Федосова, П.А. Филиппова и др.

Однако вопросы, посвященные объекту и предмету преступлений посягающих на собственность, настоятельно требуют более конкретного теоретического осмысления и изучения именно с учетом развития рыночных отношений и информационного общества. В этом ракурсе проблема еще не подвергались комплексному уголовно-правовому анализу на монографическом уровне. В настоящем диссертационном исследовании предлагается авторское решение наиболее сложных или малоизученных вопросов, касающихся данной проблемы. 

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с совершением преступлений против собственности и интеллектуальной собственности и вытекающие из этого проблемы:

- содержание отношений собственности как объекта уголовно-правовой охраны на современном этапе развития общества;

- содержание предмета посягательств против собственности в условиях рыночных отношений и информационного общества, признаки и виды таких предметов;

- взаимосвязь (взаимное влияние) предмета и объекта преступлений против собственности;

- расширение имущественных отношений и влияние данного процесса на содержание общественных отношений собственности как объекта уголовно-правовой охраны

- взаимосвязь общественных отношений собственности как объекта уголовно-правовой охраны и интеллектуальной собственности;

- содержание общественных отношений в сфере интеллектуальной собственности (а именно имущественных прав обладателей результатов интеллектуальной деятельности) как самостоятельного объекта уголовно-правовой охраны, определение места этого объекта в системе объектов уголовно-правовой охраны;

- преступления против интеллектуальной собственности как целостная система;

-  содержание предмета хищения с учетом современного развития отношений собственности.

Предметом исследования стали:

- действующее отечественное и зарубежное законодательство об ответственности за преступления против собственности и против интеллектуальной собственности;

- международные нормативные акты, касающиеся вопросов регулирования отношений в сфере материальной и интеллектуальной собственности;

- нормативные правовые акты других отраслей права, оказывающие влияние на содержание уголовно-правовых норм о преступлениях против собственности и интеллектуальной собственности (в первую очередь, гражданское законодательство; нормативные акты, регулирующие отношения в сфере интеллектуальной собственности; законодательство, посвященное отношениям в сфере  развития информационного общества, оборота информации);

- рекомендательные акты и проекты законов в сфере уголовно-правовой охраны собственности и интеллектуальной собственности;

- труды российских и зарубежных специалистов, посвященные анализу  преступлений против собственности и против интеллектуальной собственности, а также иным вопросам уголовного права, имеющим отношение к рассматриваемым в диссертации проблемам;

- научные исследования по философии, теории права, конституционному, административному, гражданскому праву, информационному праву, экономике, политологии, социологии, психологии;

- правоприменительная (следственная, судебная) практика по делам о преступлениях против собственности и против интеллектуальной собственности;

- данные официальной статистики и социологических исследований.

Основные цели диссертационного исследования:

- на основе достижений уголовно-правовой науки, а также других отраслевых юридических и иных наук обосновать авторскую концепцию о содержании объекта и предмета преступлений, посягающих на собственность в условиях построения информационного общества с рыночной экономикой;

- выявить соотношение и взаимосвязи общественных отношений собственности как объекта уголовно-правовой охраны и имущественных прав обладателей результатов интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности);

- обосновать необходимость выделения самостоятельного объекта уголовно-правовой охраны – общественных отношений в сфере защиты имущественных прав обладателей результатов интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности);

- показать содержание преступных посягательств против интеллектуальной собственности, их место в системе уголовного законодательства и как следствие, целесообразность усовершенствования уголовного законодательства для достижения его адекватности современному состоянию преступности в сфере интеллектуальной собственности.

Достижение названных целей предполагается через реализацию более частных задач:

- рассмотреть содержание общественных отношений собственности как объекта уголовно-правовой охраны по ныне действующему законодательству;

- исследовать понятие и содержание чужого имущества как предмета преступления с учетом новых экономических отношений и на этой основе сформулировать уточненное авторское определение этого понятия;

- выявить понятие и содержание предмета посягательств против собственности в информационном обществе;

- указать на основные виды и признаки предмета посягательства против собственности в условиях рыночных отношений;

- уяснить, как влияет предмет посягательства на объект преступлений против собственности в условиях рыночных отношений и информационного общества и таким образом раскрыть содержание общественных отношений собственности как объекта преступления с учетом требований современности;

- отметить признаки, указывающие на сходство общественных отношений собственности как объекта уголовно-правовой охраны и интеллектуальной собственности;

- рассмотреть общественные отношения в сфере интеллектуальной собственности (в сфере имущественных прав законных обладателей результатов интеллектуальной деятельности) как самостоятельный (видовой) объект уголовно-правовой охраны в рамках экономических преступлений в системе Особенной части УК РФ;

- исследовать результаты интеллектуальной деятельности как предмет посягательства и построить целостную систему преступлений, посягающих на данный предмет;

- установить и законодательно закрепить применение признаков хищения при квалификации посягательств на результаты интеллектуальной деятельности и иных нематериальных благ;

- обосновать и сформулировать конкретные предложения по совершенствованию уголовного законодательства.

Методологическую основу исследования составляет общенаучный диалектический метод познания, в рамках которого автором применялись частно-научные методы (конкретно-социологический, логико-юридический, историко-правовой, сравнительно-правовой) и специальные криминологические (статистический, анкетирования, экспертной оценки, типологии). В работе использовались современные достижения науки в области философии, социологии, теории права, теории уголовной политики, уголовного права, криминологии, социальной и юридической психологии, относящиеся к проблемам диссертационного исследования. Их применение в сочетании с последними достижениями юридической мысли позволило предложить решение поставленных автором задач.

Нормативную базу исследования составляют международно-правовые акты, Конституция Российской Федерации (1993 г.), памятники российского права, относящиеся к раннему средневековью, средним векам, законодательные акты России XVIII-XIX вв., а также нормы уголовно-правовых актов советского периода.

В процессе диссертационного исследования  использовалось уголовное законодательство зарубежных государств (ближнего и дальнего зарубежья), а также современное российское законодательство: Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-исполнительный кодекс РФ, Гражданский кодекс РФ, Кодекс РФ об административных правонарушениях, Трудовой кодекс РФ и другое законодательство смежных отраслей права.

Эмпирическая база исследования представлена: изученными автором в период с 2000 по 2009 год 563 архивных уголовных дела о преступлениях в сфере экономики, рассмотренных судами Южного федерального округа; опубликованной судебной практикой Верховного Суда Российской Федерации и судов субъектов Российской Федерации по толкованию и применению уголовно-правовых норм о преступлениях против собственности,  в сфере посягательств на результаты интеллектуальной деятельности и смежных с ними преступлений; статистическими данными как по Российской Федерации в целом, так и по Краснодарскому краю; результатами анкетирования, проведенного среди 258 ученых и работников правоохранительной системы.

Общетеоретическую базу исследования образуют труды отечественных правоведов дореволюционного периода: А.А. Жижиленко, А.Ф. Кистяковского, Г.Е. Колоколова, И. Нейман, С.В. Познышева, П.П. Пусторослева, В. Розенберга, Н.Д. Сергеевского, В.Д. Спасовича, Н.С. Таганцева, И.Я. Фойницкого, Г.Ф. Шершеневича и др.; советского и постсоветского периодов: Г.Н. Борзенкова, И.М. Гальперина, В.А. Владимирова, Б.В. Волженкина, Р.Р. Галиакбарова, Л.Д. Гаухмана, И.И. Горелика, А.Э. Жалинского, Г.А. Кригера, Ю.И. Ляпунова, В.В. Мальцева, М.Г. Миненка, А.В. Наумова, Б.С. Никифорова, А.А. Пинаева, Б.Т. Разгильдиева, А.И. Рарога, С.И. Сироты, Э.С. Тенчова, И.С. Тишкевича, Е.А. Фролова и др.; современного периода: А.И. Бойцова, А.Г. Безверхова, В.В. Векленко, Г.В. Вериной, Л.В. Григорьевой, Н.А. Егоровой, И.А. Клепицкого, С.М. Кочои, Л.В. Лобановой, Н.А. Лопашенко, Ю.И. Ляпунова, В.В. Мальцева, А.В. Наумова, Г.П. Новоселова, Н.И. Пикурова, В.И. Плоховой, П.С. Яни и др.

Кроме трудов названных авторов, теоретической базой исследования явились работы общетеоретического характера и работы ученых, в которых исследуются стыковые проблемы: А.И. Абдулина, С.С. Алексеева, И.А. Близнеца, Е. Войниканис, Д.В. Дождева, Д.А. Калмыкова, В.О. Калятина, В.А. Копылова, В.Н. Кудрявцева, Ю.В. Логвинова, И.Б. Новицкого, Г.И. Олехнович, И.А. Покровского, А.П. Сергеева, К.И. Скловского, А. Спиркина, С. Соловьева, Е.А. Суханова, Ю.К. Толстого, А.И. Фатьянова,  и др. 

Научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Научная новизна исследования заключается в том, что работа представляет собой первое комплексное исследование объекта и предмета преступлений, посягающих на собственность в условиях рыночных отношений с учетом построения информационного общества, выполненное на монографическом уровне. Предложена авторская концепция уголовно-правовой охраны собственности и интеллектуальной собственности в условиях информационного общества с рыночной экономикой.

В условиях информационного общества появился такой предмет преступления, как информация имущественного характера. Необходимо определить режим ее защищенности в рамках уголовного законодательства. Разновидностью информации имущественного характера является интеллектуальная собственность. Реальность защиты прав интеллектуальной собственности остается также под вопросом. Недопонимание необходимости новых глобальных правовых подходов, касающихся способов защиты информации имущественного характера и интеллектуальной собственности порождает проблемы. Для успешного решения данных проблем, необходимо кардинально пересмотреть средства уголовного закона по защите собственности и интеллектуальной собственности.

Более конкретно новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем:

- показано современное состояние уголовно-правовой охраны чужого имущества; обоснована необходимость уточнения термина «чужое имущество» с учетом требований современного общества; показана необходимость включения в понятие вверенного имущества, как разновидности чужого, новых видов имущества;

- отмечены новые предметы, вошедшие в экономический оборот в условиях рынка и требующие надлежащей уголовно-правовой защиты: информация, энергия, товарные знаки, секреты производства (коммерческая тайна), программы для ЭВМ, информация имущественного характера (записи в реестрах акционеров, иная информация имущественного характера, закрепленная в ценных бумагах, пластиковых карточках и т.п.). Обобщен мировой опыт организации уголовно-правовой охраны таких предметов;

- раскрыто понятие и содержание предмета посягательств против собственности в условиях рыночных отношений и информационного общества; по новому определены наиболее значимые его признаки: аргументировано, что ныне предмет преступлений против собственности не должен ограничиваться только “вещными”, материальными предметами, но и включает нематериальные блага, критерием для выделения которых выступает способность быть товаром, иметь стоимость и в этом качестве включаться в легальный экономический оборот; 

- на основе взаимосвязи предмета и объекта преступлений против собственности, их взаимного влияния, раскрыто содержание общественных отношений собственности как объекта уголовно-правовой охраны на современном этапе, намечены пути формирования практики разрешения таких дел;

-  проанализированы и установлены сходные черты общественных отношений собственности и интеллектуальной собственности как объекта уголовно-правовой охраны на современном этапе развития общества. Монографический уголовно-правовой анализ охраны всех предметов интеллектуальной собственности проведен впервые;

- обоснована необходимость и практическая значимость выделения общественных отношений в сфере защиты интеллектуальной собственности (имущественных прав обладателей результатов интеллектуальной деятельности) в самостоятельный видовой объект уголовно-правовой охраны. На этой базе предложены изменения в системе Особенной части УК РФ;

- выделена целостная система преступных посягательств против интеллектуальной собственности, объединенных по признакам общности предмета посягательства и единства общественных отношений, которым причиняется вред в результате совершения данных противоправных деяний. Аргументировано предложение по дополнению УК РФ новой главой 211, которая могла бы объединить такие составы. Предложены изменения в рамках действующих статей УК РФ;

- подвергнуты дополнительному анализу признаки хищения, отраженные в уголовном законе и обоснована необходимость расширения круга предметов хищения в условиях современного общества. Обоснована возможность и необходимость признания интеллектуальной собственности предметом хищения. Это предложение направлено на усиление уголовно-правовой охраны собственности, интеллектуальной собственности.

Теоретическая значимость исследования предопределяется изучением объекта и предмета преступлений против собственности в условиях построения в Российской Федерации информационного общества и развития рыночных отношений. Рассмотрение объекта и предмета преступлений против собственности в условиях современного общества доказывает несовершенство правовой регламентации ответственности за эти преступления, что в определенной мере выступает тормозом в более эффективном развитии экономики страны. Детальный анализ объекта и предмета преступлений против собственности и против интеллектуальной собственности помогают выявить и решить ряд проблем в рамках Общей и Особенной части уголовного права и могут стать составной частью более глубокой разработки проблем охраны собственности и интеллектуальной собственности, что способствует обогащению и развитию уголовно-правовой науки.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что его результаты могут быть использованы в научной, правотворческой и правоприменительной деятельности; при формировании практики рассмотрения дел в судах, связанных с охраной собственности и интеллектуальной собственности; в учебном процессе при преподавании Общей и Особенной части уголовного права и уголовно-правовых спецкурсов.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Современное законодательство по вопросам уголовно-правовой охраны собственности не отвечает реальным потребностям практики. В условиях развития рыночных отношений и информационного общества расширяется реальное содержание отношений собственности и, соответственно, должно изменяться содержание объекта и предмета ее уголовно-правовой охраны.

2. Потребности правоприменения требуют более широкого понимания объекта посягательств на собственность. Он должен более полно отражать содержание чужого и вверенного имущества как  разновидности чужого. Под чужим следует понимать имущество, не находящееся в личной (индивидуальной) собственности лица. Вверенным (чужим) является доступное имущество в связи с выполняемой работой, а также имущество находящееся  во владении или ведении  лица, которое наделено в отношении этого имущества его собственником, сособственником, иным законным владельцем, либо законом определёнными правомочиями или обязанностями по пользованию и (или) распоряжению им. Это определение предлагается закрепить в соответствующим разъяснении Постановления Пленума Верховного Суда РФ. 

3. Природа предмета преступления обусловлена его связью с объектом преступления – общественными отношениями. Традиционное материальное понимание предмета преступления против собственности, имеющего стоимость в зависимости от вложенного труда, не отвечает современному состоянию развития общественных отношений. Предмет преступления должен быть расширен за счет тех благ, которые имеют цену независимо от трудовых вложений. Земля, предметы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, информация имущественного характера и др. участвуют в отношениях собственности, в рыночных отношениях независимо от того, созданы ли они трудом человека или нет.

4. Земля имеет особое экономическое и социальное значение. Согласно законодательству земля является имуществом, вещью. Поэтому деяния, связанные с посягательствами на землю, как и посягательство на другое имущество, следует считать преступлением против собственности.

Противоправное, безвозмездное изъятие или обращение земли необходимо квалифицировать в рамках ст. 164 УК РФ, изложив ее в следующей редакции: “Хищение земли, других природных ресурсов, а также предметов или документов, заведомо для виновного имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, независимо от способа хищения – наказывается …”.

Порчу земли предлагается считать уничтожением или повреждением имущества и квалифицировать такие деяния по ст.ст. 167 или 168 УК РФ в зависимости от формы вины. Такое нововведение – отнесение земли к числу предметов преступлений против собственности изменит приоритет ценностей и будет способствовать формированию практики, усилению уголовно-правовой охраны земли.

5. Объективная реальность показывает, что с возникновением информационного общества появилось множество новых предметов, которые включаются в отношения собственности, но в уголовном законе об охране собственности не отражаются (средства мобильной связи, электронные деньги в системе безналичных расчетов, Интернет-имущество, Интернет-деньги, записи в реестрах акционеров и др.). Новые средства и способы посягательств на данные имущественные блага не охватываются привычным пониманием преступлений против собственности.

Развитие информационных технологий свидетельствует о необходимости учитывать в качестве предмета преступного посягательства информацию имущественного характера, причем независимо от ее связи с материальным носителем. В условиях информационного общества особую роль приобретает такой вид информации как интеллектуальная собственность. Охрана интеллектуальной собственности должна быть обеспечена надлежащим образом средствами уголовного закона. Эти предметы следует учитывать при совершенствовании уголовно-правовой охраны собственности.

6. В условиях рыночных отношений помимо материальных благ реальной стоимостью как признаком предмета преступления могут обладать имущественные права, закрепленные в ценных бумагах или на других носителях. Сама бумага или другой носитель (например, электронный – магнитный диск и т.п.) не могут рассматриваться как предмет преступлений. Преступление совершается не по поводу данного носителя, а по поводу его содержимого – информации. При этом пластиковые кредитные и расчетные карты, магнитные диски и другие носители информации, зачастую не имеющие значительной ценности,  выступают лишь средством совершения преступления.

Предметом преступных посягательств против собственности следует считать такую информацию имущественного характера, как записи в реестрах акционеров. Эти записи, как правило, обезличенные. Они зачастую имеют только порядковый номер. Противоправное изменение такой записи неизбежно причиняет реальный материальный ущерб собственнику акций. Изменение записи в реестре должно рассматриваться как оконченное хищение. Последующая реализация прав, предоставленных данным реестром (продажа акций и т.п.) должна рассматриваться как распоряжение похищенным и дополнительной квалификации не требует.

7. Основным признаком предмета посягательств против собственности должна быть признана не материальная природа и создание человеческим трудом, а его действительная или потенциальная коммерческая ценность, способность быть товаром, то есть участвовать в легальном экономическом обороте. В условиях рыночных отношений и информационного общества товарные свойства предмета проявляются вне зависимости от его материальной природы и вложений человеческого труда. Поэтому в условиях современного общества следует менять представление об исключительной материальной сущности предмета преступлений против собственности, что в итоге приведет к необходимости иного, более широкого понимания объекта рассматриваемых посягательств. Об этом свидетельствует также уголовное законодательство развитых зарубежных стран.

8. Новый подход к уголовно – правовой охране собственности обусловлен тем, что развитие производства и экономики, влияние научно-технического прогресса и конкуренции привели к “модернизации” понятия имущества, необычайному его расширению и, соответственно, к юридическому признанию новых видов имущества, множественности его разновидностей. К имуществу как предмету собственности практика относит электроэнергию и газ, другие виды энергии и сырья, права, имеющие стоимость и денежную оценку, интеллектуальную собственность (результаты интеллектуальной деятельности).

Поэтому, с учетом особых свойств предмета посягательства, возникает вопрос о том, что общественные отношения собственности, как объект уголовно-правовой охраны, необходимо пересмотреть с точки зрения расширения и включения в него общественных отношений по поводу интеллектуальной собственности, благ нематериального характера.

9. Фактически отношения собственности имеют место и в сфере интеллектуальных благ. Общественные отношения интеллектуальной собственности имеют общие признаки с традиционными (материальными) отношениями собственности: в интеллектуальной сфере существует присвоение и отчуждение соответствующих благ (знаний, информации и т.п.); содержание конструкций фактически включает три правомочия: владение (обладание), пользование (использование), распоряжение; исключительные права являются имущественными правами; обе конструкции носят характер абсолютных прав; информацию можно противоправно изъять или уничтожить аналогично уничтожению или противоправному изъятию материальных вещей и др. К такому выводу все чаще приходят не только ученые, но и практики.

Поэтому посягательства на имущественные права обладателей таких нематериальных благ как фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания, программы для ЭВМ, ноу-хау и т. п., могут порождать уголовно-правовые отношения в сфере охраны собственности. Однотипность содержания общественных отношений собственности и интеллектуальной собственности, общность правового режима материального и нематериального имущества предопределяют надлежащее место преступлений против интеллектуальной собственности в системе Особенной части УК РФ с учетом сложившихся объектов уголовно-правовой охраны.

10. В настоящее время возникает потребность того, чтобы  на законодательном уровне усилить уголовно-правовую защиту имущественных прав законных обладателей интеллектуальной собственности. Интеллектуальная собственность превращается в товар, имеющий рыночную стоимость, и этот товар может быть противоправно изъят, похищен, уничтожен, присвоен и т.п., и тем самым может быть причинен материальный ущерб собственнику. Посягательства на имущественные права обладателей интеллектуальной собственности причиняют, прежде всего, им материальный ущерб, экономический вред, поэтому должны охраняться в рамках экономических отношений.

11. Поскольку в рамках гражданско-правового законодательства интеллектуальную собственность все-таки не отождествляют с материальной собственностью, уголовное право не может противоречить гражданскому праву в вопросах определения содержания права собственности и ее объектов.

На основе признания нематериальных свойств предмета посягательств против собственности, учитывая тесную связь общественных отношений собственности и интеллектуальной собственности, а также на основе изучения действующего уголовного законодательства и практики, обосновывается предложение по признакам родового объекта выделить в разделе VIII УК РФ новую самостоятельную главу 211: “Преступления против интеллектуальной собственности”.

Преступлениями против интеллектуальной собственности следует считать противоправные, общественно опасные деяния, посягающие на имущественные права законных обладателей результатов интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), включенных в легальный экономический оборот, причиняющие имущественный ущерб.

Видовым объектом всех преступлений против интеллектуальной собственности являются отношения, возникающие в процессе обладания, использования и распоряжения предметами интеллектуальной собственности.

Непосредственным объектом преступлений, входящих в данную группу, предлагается признать общественные отношения по защите конкретных результатов интеллектуальной деятельности: объектов авторского права и смежных прав, изобретений, полезных моделей, товарных знаков, коммерческой информации, программ для ЭВМ, баз данных и т.п.

12. Объединение всех преступлений посягающих на интеллектуальную собственность  в рамках одного объекта обосновано следующими моментами: 1) единство характера общественных отношений интеллектуальной собственности, урегулированных Ч. IV ГК РФ; 2) общность сферы противоправного поведения; 3) единый характер причиняемого вреда данными преступлениями; 4) современная общественно-политическая обстановка, требующая усиления уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности.

Потребность создания единого комплекса уголовно-правовых норм, направленных на защиту интеллектуальной собственности обусловлена тем, что общественные отношения в сфере интеллектуальной деятельности становятся особо значимыми. Результаты интеллектуальной деятельности становится в условиях рыночных отношений полноправным предметом хозяйственного оборота. В условиях построения информационного общества и информационного сектора экономики предметы интеллектуальной собственности становятся производительной силой, они преобладают над другими ресурсами общества и становятся центральной категорией в экономике. Интеллектуальный рынок является основой бизнеса, а продукты интеллектуальной деятельности – самым ценным товаром, который требует должной уголовно-правовой охраны.

13. Объединение всех преступлений, посягающих на интеллектуальную собственность в рамках одного объекта, имеет большое теоретическое и практическое значение в условиях рыночного и информационного общества, будет способствовать: акцентированию внимания на важности отношений в сфере интеллектуальной собственности в современном обществе, их значимости; совершенствованию системы Особенной части УК РФ, что повысит эффективность уголовного законодательства; информированию населения об общественной опасности посягательств на интеллектуальную собственность; формированию общественного мнения о лице, противоправно использующем результаты чужой интеллектуальной деятельности как о преступнике; созданию юридической основы для ужесточения санкций к лицам, посягающим на интеллектуальную собственность; формированию и совершенствованию практики борьбы с данными преступными деяниями; отражению в Уголовном законе развития рыночных отношений и информационного общества в России. Это соответствует международному уровню; сближению уголовного законодательства России и государств с другими правовыми системами, но обеспечивающими общие задачи – регулирование и охрану рыночных отношений; соответствию мировым стандартам борьбы с преступлениями против интеллектуальной собственности.

14. Учитывая особую важность общественных отношений в сфере интеллектуальной сферы и особую общественную опасность преступных посягательств на данные отношения, предлагается ст. 2 УК РФ сформулировать в следующей редакции: “Задачами настоящего Кодекса являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, интеллектуальной собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений”.

15. Обосновывается предложение переноса в главу 211 включенные в УК составы, охраняющие конкретные результаты интеллектуальной деятельности: 1) ч.ч. 2 и 3 ст. 146 УК РФ – нарушение авторских и смежных прав; 2) ст. 147 УК РФ – нарушение изобретательских и патентных прав;  3) ст. 180 УК РФ – незаконное использование товарного знака; 4) ст. 183 УК РФ – незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну;  5) ст.ст. 272 – 274 УК РФ – так называемые компьютерные преступления. Наряду с этим при  формировании главы 211 в Уголовный кодекс необходимо внести следующие изменения: 1)  считать утратившими силу ч. 2 и ч. 3 ст. 146 УК;  2) из ч. 1 ст. 147 УК исключить следующие слова: “Незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца”; 3) считать утратившей силу ст. 180 УК РФ; 4) из ч.ч. 1и 2 ст. 183 УК исключить слово “коммерческую”; 5) считать утратившей силу главу 28 УК “Преступления в сфере компьютерной информации”

Использование средств компьютерной техники при совершении ряда преступлений (например, против собственности – хищений, общественного порядка, безопасности и др.) должно учитываться законодателем при конструировании составов преступлений в качестве квалифицирующих признаков, что обусловлено повышенной общественной опасностью преступлений, совершенных с использованием компьютерной техники.

16. Преступления против собственности и против интеллектуальной собственности являются однородными и имеют множество общих признаков. Проанализировав все признаки хищения, которые вытекают из примечания 1 к ст. 158 УК, обосновывается вывод, что они имеют место и при посягательствах на предметы интеллектуальной собственности и другие нематериальные блага, а именно:

а) противоправные посягательства на результаты интеллектуальной деятельности также совершаются с целью незаконного обогащения, получения прибыли;

б) противоправные посягательства на интеллектуальную собственность совершаются лицом, которое не имеет никаких прав на результаты интеллектуальной деятельности, вопреки воле собственника данных предметов, то есть противоправно;

в) посягательства на интеллектуальную собственность совершаются безвозмездно, то есть виновный не предоставляет потерпевшему полного эквивалента стоимости похищенного;

г) хищение нематериальных благ может осуществляться как путем изъятия (например, когда правообладатель полностью лишается информации, не может ее восстановить), так и путем их незаконного обращения в противоправное владение виновного (например, копирование, незаконное приобретение, распространение, использование, разглашение и т.п.);

д) предметом хищения согласно примечанию 1 к ст. 158 УК РФ является чужое имущество. В соответствии с гражданским законодательством имуществом признается не только материальные ценности;

е) хищение нематериальных благ также причиняет реальный имущественный ущерб их обладателям, поскольку обладают ценностью, на создание предметов интеллектуальной собственности затрачиваются значительные трудовые и денежные ресурсы;

ж) предметы интеллектуальной собственности и другие нематериальные блага могут перейти в незаконное владение виновного лица.

Мировой законодательный опыт, основанный на устоявшихся рыночных отношениях, подтверждает это. В уголовном законодательстве зарубежных государств с развитой рыночной экономикой (США, Франция, ФРГ, Италия, Япония и др.) посягательства на нематериальные ценности (интеллектуальную собственность, информацию, энергию и т.п.) признаются преступлениями против собственности, а названные нематериальные блага – предметом хищения.

17. В работе аргументируется вывод о том, что понятие и признаки хищения необходимо распространять и на составы, включаемые в предлагаемую автором главу 211 “Преступления против интеллектуальной собственности”. Под словами “…чужого имущества…” в примечании 1 к ст. 158 УК РФ предлагается понимать не только материальные вещи, но и предметы интеллектуальной собственности, посягательства на которые способны причинить материальный вред их обладателям.  Это положение целесообразно закрепить в соответствующем разъяснении Пленума Верховного Суда РФ. В составах преступлений против интеллектуальной собственности вместо слов: “использование, получение, разглашение, копирование” необходимо использовать термин “хищение”. Это усилит охрану таких предметов собственности.

18. Примечание 1 к ст. 158 УК РФ предлагается изложить в следующей редакции: “Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества (в том числе использование, получение, разглашение, копирование предметов интеллектуальной собственности) в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества”.

19. На основе проведенного анализа для обсуждения специалистов предлагается структура и содержание главы 211 УК РФ. 





20. Предметом хищения в настоящее время должны признаваться такие нематериальные блага, как электрическая, тепловая и другие виды энергии. Электроэнергия, другие виды энергии и сырья обладают признаками товара и могут быть признаны вещью. Хищение электроэнергии причиняет не упущенную выгоду (как традиционно считается, в виде неполучения должного государством), а реальный (действительный) ущерб, так как данная энергия уже произведена и на ее производство затрачены определенные материальные ресурсы (сожжен уголь, мазут, выплачена зарплата энергетикам и т.п.).

21. На наш взгляд, признаки предмета хищения в современных условиях меняются. В условиях рыночных отношений и информационного общества предмет хищения:

1) может быть материальным; 

2) может быть составной частью нематериального мира;

3) всегда обладает определенной экономической (как результат человеческого труда) или рыночной стоимостью (как результат рыночного спроса). Стоимостная характеристика предмета хищения в рыночных условиях является ключевой. Только те предметы, которые имеют стоимость, могут быть похищены. Стоимость (меновая стоимость) определяется как способность предмета (материального, нематериального) обмениваться на другие полезные предметы, как его способность участвовать в товарно-денежном обращении;

4) им может быть только чужое имущество, то есть принадлежащее на праве собственности другому лицу.

Таким образом, предмет преступлений против собственности – это чужие материальные или нематериальные блага, включенные в легальный экономический оборот, обладающие действительной (как результат человеческого труда) либо рыночной стоимостью, посягательства на которые причиняют имущественный ущерб их обладателям.

Эти признаки должны быть учтены не только в процессе совершенствования уголовного закона, но и при решении актуальных практических задач. Данные вопросы все более остро ставятся судейским сообществом. 

Апробация и внедрение результатов исследования осуществлялись по следующим направлениям:

– диссертация обсуждалась на кафедре уголовного права Кубанского государственного агроуниверситета, Волгоградской академии МВД РФ, при выступлениях автора на 16 научных и научно-практических конференциях (в том числе на 4 всероссийских и на 7 международных конференциях) по проблемам уголовного и уголовно-исполнительного права. Основные положения диссертации опубликованы в 54 научных работах (в том числе 6 монографиях), общим объемом свыше 122 п.л. и в 8 статьях, опубликованных в изданиях, рекомендуемых перечнем, утвержденным ВАК при защите докторских диссертаций.

– материалы диссертации внедрены в учебный процесс Кубанского государственного агроуниверситета, Северо-Кавказского филиала Российской академии правосудия. Рекомендации по применению уголовного закона о преступлениях против собственности и интеллектуальной собственности и отдельные положения диссертации внедрены в судебную практику, практику органов прокуратуры и органов внутренних дел Краснодарского края.

Структура и объем диссертации отвечают требованиям ВАК России. Структура диссертации соответствует объекту, целям и задачам исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, включающих девять параграфов, заключения и списка использованной литературы. 

Содержание работы

Во введении автор обосновывает актуальность темы исследования; раскрывает объект и предмет исследования; определяет цели и задачи исследования, его методологическую, теоретическую и эмпирическую основы; научную новизну, теоретическую и практическую значимость диссертации, формулирует основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Объект и предмет преступлений против собственности на современном этапе развития законодательства» включает два параграфа. В первом параграфе «Общественные отношения собственности объект уголовно-правовой охраны», автор отмечает, что в доктрине уголовного права дискуссионной тематикой является проблема объекта преступления. Изучение объекта и предмета преступлений против собственности способствует выяснению характера и степени общественной опасности, а равно правильной квалификации данных преступлений. Именно объект имеет решающее значение для построения системы Особенной части уголовного права. С учетом объекта уголовное законодательство объединяет различные преступления в отдельные группы и определяет их место в системе уголовного права. При этом на первом месте неизменно оказываются преступления, посягающие на важнейшие интересы, характерные для данного общества, представляющие для него наибольшую ценность. 

К началу XXI века в доктрине уголовного права так и не сформировалось единое понимание сущности данного элемента состава преступления. На сегодняшний день в юридической литературе традиционно представлены четыре взгляда на сущность объекта уголовно – правовой охраны. Во-первых, характерное для советского уголовного права его понимание как общественных отношений. Во-вторых, высказанное в научной литературе мнение о том, что непосредственным объектом преступления в конечном итоге является человек, то есть тот, против кого направлено преступное посягательство. В–третьих, поддерживаемая в некоторых работах позиция, что непосредственным объектом выступает охраняемое уголовным законом благо. И, в-четвертых, взгляд на объект преступления как на определенный охраняемый законом интерес.

На наш взгляд, все четыре представленных выше позиции понимания объекта уголовно-правовой охраны, с разных сторон раскрывают содержание одного и того же изучаемого явления: преступление всегда посягает на какое-то благо, интерес человека только как участника общественных отношений. То есть преступное посягательство нарушает определенные отношения между людьми в обществе – общественные отношения. Преступление не может посягать на человека вне его связи с обществом, которая может продолжаться и после смерти. Например, исключительные права автора на произведение после его смерти охраняются еще  на протяжении 70 лет. Поэтому посягательство на авторские права (ст. 146 УК РФ) есть посягательство не на человека, а на общественные отношения.  Например, в соответствии со ст. 1267 ГК РФ, авторство, имя автора и неприкосновенность произведения охраняются бессрочно. То есть, человека нет, а его имя участвует в общественных отношениях.

Согласно традиционно излагаемой в уголовно-правовой литературе классификации, объекты делятся на общий, родовой, видовой (групповой) и непосредственный. В преступлениях против собственности выделять (устанавливать) непосредственный объект нет необходимости с практической точки зрения. Поскольку для квалификации данных преступлений не имеет значения, на какую форму собственности произошло посягательство. Необходимо вычленение только видового объекта посягательства – общественных отношений собственности, поскольку закон не предусматривает дифференциации ответственности за эти преступления в зависимости от формы собственности. Конституция РФ провозгласила равную защиту любых форм собственности.

Собственность – категория двуединая (экономическая и правовая). Экономическое содержание собственности как объекта преступления образуют отношения присвоения (для собственника) и отношения хозяйственного использования имущества (для иного владельца). Правовое содержание собственности составляют правомочия собственника владеть, пользоваться и распоряжаться определенным имуществом, предоставленные ему законом.

На наш взгляд, трудно согласиться с выводом, что объектом имущественных преступлений является право собственности. Право является лишь надстройкой, юридическим выражением общественных отношений. Поэтому при совершении хищения право, как таковое, ущерба не терпит, оно незыблемо, оно остается закрепленным в законе, договоре, другом акте. Собственника можно лишить имущества, но не права владеть, пользоваться и распоряжаться им.

Недопустимость рассмотрения содержания объекта преступлений против собственности как правовой категории подтверждается тем обстоятельством, что к числу хищений относят хищение похищенного или незаконно находящегося у лица имущества (незаконно приобретенного, изготовленного оружия, боеприпасов, имущества добытого в результате незаконной охоты, нажитого в результате обмана, контрабанды и т.п.), на которое у последнего нет прав. При совершении подобных деяний праву вообще не причиняется вред, так как такового в данном случае на незаконно принадлежащее имущество вообще нет.

Преступления, ответственность за которые предусмотрена статьями главы 21 УК РФ, посягают на отношения собственности в смысле экономической категории, которые и следует рассматривать в качестве объекта данной группы уголовно наказуемых деяний. Объектом преступлений против собственности по УК РФ являются фактические (экономические) отношения собственности по поводу материальных благ (имущества), предназначенных для потребления или для производственной деятельности. Такой подход позволит в число преступлений, затрагивающих имущественные (экономические) интересы, включать посягательства не только на имущество в материальном смысле, но и на другие нематериальные блага, включенные в легальный экономический оборот (информацию, результаты интеллектуальной деятельности и др.). 

Наряду с правом собственности существуют и другие вещные права: право пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст. 265 ГК РФ); право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (ст. 268 ГК РФ); сервитуты (ст. 274, 277 ГК РФ); право хозяйственного ведения имуществом (ст. 294 ГК РФ); и право оперативного управления имуществом (ст. 296 ГК РФ). На наш взгляд, противоправное изъятие или обращение имущества лицом, имеющим в отношении него вещные права, необходимо регулировать, в случае неэффективности гражданско-правовых мер, в уголовно-правовом порядке, поскольку субъект преступления в конечном итоге причиняет собственнику существенный материальный вред.

Во втором параграфе «Понятие и содержание чужого имущества как предмета преступления в условиях новых экономических отношений» указывается, что понятие “чужое имущество”, используемое в уголовном законодательстве и характеризующее предмет преступления, в настоящее время не определено. В связи с этим, мы предпринимаем попытку разрешить данную ситуацию и используя прошлый законодательный опыт  под чужим имуществом предлагаем понимать только имущество, не находящееся в собственности виновного, исключив из существовавшего ранее определения слова: “…или законном владении виновного”.

Особой разновидностью чужого имущества в уголовном праве является вверенное имущество, предусмотренное ст. 160 УК РФ. Для определения пределов понятия “чужое имущество”, необходимо четкое представление о содержании термина “вверенное имущество”, границы которого в условиях становления рыночных отношений в России сильно расширились.

27 декабря 2007 г. принято постановление Пленума Верховного Суда РФ № 51 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате”, которое в п. 18 определяет вверенное имущество как имущество, находящееся в правомерном владении либо ведении лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества.

Новое определение содержит ряд положительных моментов (которые мы предлагали в своих ранее опубликованных работах).  Однако и данное определение, на наш взгляд, требует дальнейшего уточнения. Как отмечается в гражданско-правовой литературе, владение вверенным имуществом – титульное право, то есть владение, которое опирается на правовое основание (закон, договор, административный акт). На наш взгляд, не признание вверенным имущества, которым субъект владеет только фактически, то есть без юридического (письменного), закрепления, является не совсем верным (тем более что юридические договоры могут быть оформлены и устно). С этим соглашается и зарубежное законодательство. Такой вывод имеет принципиальное значение, поскольку подчеркивает повышенную степень общественной опасности изъятия доступного имущества. И несомненно, что похитить имущество, к которому есть свободный доступ гораздо проще, чем в той ситуации, когда такого доступа нет. Поэтому, вверенным следует считать не только такое имущество, которое было передано виновному путем юридического (титульного) закрепления права владения, но и такое, которое передается ему для выполнения трудовых обязанностей, на основании доверия и т.д.

Помимо гражданско-правовых отношений чужое имущество может быть вверено виновному и при заключении трудовых договоров. Разновидностью чужого имущества, вверенного виновному, является также собственность, которая находится в ведении должностного лица либо лица, выполняющего служебные обязанности (имеющего служебное положение).  Поэтому вверенным следует считать не только имущество, полученное вместе с правами владения, пользования и распоряжения, но и то, которое лицо обязано передать новому законному владельцу.

Чужое имущество не находится в собственности виновного. При этом важно определить вид собственности. Гражданское законодательство в главе 16 части 1 ГК РФ помимо индивидуальной собственности предусматривает еще право общей (совместной или долевой) собственности граждан. Имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности (ст. 244 ГК РФ). Общую собственность, находящуюся во владении, пользовании или распоряжении её сособственников, тоже необходимо отнести к чужому имуществу. Такое утверждение основано на том, что каждый сособственник не может относиться в полной мере к общей собственности как к своей. Сособственники имеют лишь право ограниченной собственности, поскольку право владения, пользования и распоряжения в отношении имущества, находящегося в общей собственности, не могут осуществляться без согласия остальных её участников (ст. ст. 246, 247, 253 ГК РФ). Передавая собственность в общее совместное ведение других лиц (сособственников), субъект вверяет им право владения, пользования и распоряжения ею. В то же время ему вверяется чужая собственность, переданная в общее ведение другими лицами. Исходя из этого, под чужим следует понимать имущество, не находящееся в индивидуальной собственности виновного. Разновидностью такой собственности является общая собственность супругов (ст. 256 ГК РФ).

В собственности супругов могут находиться не только предметы повседневного личного использования (тумбочки, пылесосы и т.п.), но и  имущество, имеющее колоссальную экономическую ценность (предприятия, акции и другие ценные бумаги, которые могут затрагивать не только интересы супругов, но и третьих лиц). В любом случае право должно предоставлять каждому супругу какие-то средства защиты от злоупотреблений со стороны другого супруга (что достаточно распространено в силу, например, злоупотребления одним из супругов алкоголем, наркотиками и т.п.), в том числе и уголовно-правовые.

Подобно общей собственности супругов чужим имуществом в условиях  рыночных отношений, на наш взгляд, может быть общая собственность юридических лиц. В настоящее время большую распространенность получили хищения общей совместной или долевой собственности, вверенной хозяйственному товариществу или обществу отдельными его членами.

Вверенным, а следовательно чужим, следует считать не только то имущество, в отношении которого лицо имеет правомочия владения, пользования и распоряжения, но и то, в отношении которого у владеющего им лица появляется обязанность по передаче его собственнику или иному лицу. В связи с этим возникает вопрос о признании чужим имуществом, а следовательно преступлением присвоение найденной или случайно оказавшейся у виновного собственности и разграничением его со ст. 160 УК РФ (такая норма существовала в УК РСФСР 1960 г.).

Не являются предметом присвоения (чужим имуществом) вещи уже не имеющие собственника (брошенная вещь) или еще не поступившие в чье-либо владение (звери в лесу, рыба в море и т.п.). От ничьей вещи следует отличать оставленную вещь. Противоправное завладение оставленными вещами не должно признаваться присвоением найденного, а  квалифицируется как хищение по общим правилам.  Такими же признаками обладает забытая и потерянная вещь. Забытой считается вещь, которую собственник (владелец) непреднамеренно (случайно) оставил в определенном месте, ему известном и он имеет возможность за ней вернуться или иным способом ее возвратить. На этом основании забытые вещи являются чужими и могут признаваться предметом хищения, если виновный сознавал, что собственник (владелец) вернется за этой вещью.

Под потерянными вещами понимаются вещи, которые утрачены собственником (владельцем) помимо его воли (по вине или в силу случайных обстоятельств) и неизвестно для него, где находящиеся. По гражданскому законодательству потеря (утрата) вещи не является прекращением права собственности, но рассматривается как прекращение владения (только фактического, но не юридического владения). Особой разновидностью находки можно признать клад.

Как известно, юридические факты возникают вследствие действий (противоправных или правомерных), а также событий. В данном случае событие (находка вещи) становится причиной порождения факта вверения чужой собственности. Поэтому забытая и утерянная вещь также являются имуществом, вверенным виновному на основании закона и противоправное обращение таких вещей в незаконное обладание виновного должно квалифицироваться по статье 160 УК РФ. Нашедший потерянную вещь, обязан немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, или собственника вещи, или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее, и возвратить найденную вещь этому лицу (ч. 1 ст. 227 ГК РФ, где говорится о находке). Исполняется ли данная норма ГК РФ на практике? Нет, и основная причина такого бездействия – не признание его преступным на уровне уголовного закона. 

Таким образом, найденное или случайно оказавшееся у виновного имущество (потерянные вещи (ст.ст.227, 228 ГК РФ), безнадзорные животные (ст.ст.230, 231 ГК РФ) и клад (ст.233 ГК РФ)) следует признавать чужим имуществом, а его невозвращение собственнику (присвоение) должно полностью охватываться ст. 160 УК РФ и дополнительной квалификации не требует.

Проанализировав понятие и признаки чужого и вверенного имущества, предлагается закрепить данное понятие на уровне Постановления Пленума верховного Суда РФ в следующей редакции: “Под чужим следует понимать имущество не находящееся в личной (индивидуальной) собственности лица.

Вверенным (чужим) является доступное имущество в связи с выполняемой работой, а также имущество, находящееся  во владении или ведении  лица, которое наделено в отношении этого имущества его собственником, сособственником либо иным законным владельцем, а также законом определёнными правомочиями или обязанностями по пользованию и (или) распоряжению”. 

Вторая глава «Предмет преступлений против собственности в условиях рыночных отношений и информационного общества  и его влияние на содержание объекта данных преступлений» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Понятие и содержание предмета преступлений против собственности в условиях информационного общества» автор рассматривает следующие вопросы. Вопрос о месте и значении предмета преступления, о его видах является дискуссионным в современной науке уголовного права. Предмет преступления находится в непосредственной связи с объектом. Механизм причинения вреда объекту преступления зачастую опосредован причинением вреда его предмету. Поэтому представляется необходимым рассматривать их во взаимосвязи. Предмет преступления не может существовать вне общественных отношений, но предмет посягательства имеет самостоятельное значение, определяя конкретный объект на который произведено посягательство. Выделение и исследование предмета преступления необходимо проводить для более глубокого и всестороннего изучения объекта преступления.

Предмет преступления следует отличать от орудий и средств совершения преступлений. Предмет преступления всегда связан с общественными отношениями, выражением которых он является. Орудия и средства совершения преступления такой связи с общественными отношениями, на которые происходит посягательство, не имеют. Предмет преступления подвергается преступному воздействию со стороны виновного, в том числе воздействию с использованием средств и орудий совершения преступления, в то время как орудия и средства совершения преступления не могут подвергаться воздействию с использованием предмета преступления. Данное обстоятельство имеет большое значение при определении предмета преступлений против собственности в условиях информационного общества.

Традиционно в науке уголовного права под предметом преступления против собственности понимают имущество, вещь, в связи с которой или по поводу которой совершается преступление. Однако отход от традиционных сугубо материалистических представлений о природе предмета преступления все чаще встречается в современной уголовно-правовой литературе. Предметом преступления называют символы, электрическую энергию, атмосферу, авторские и смежные права, действия участников общественных отношений (обязательства).

Обязательства могут закрепляться в ценных бумагах, которые выступают лишь материальным носителем предмета преступления. Таким образом, в качестве предмета преступления могут выступать имущественные права, закрепленные в ценных бумагах. Если субъект похищает ценные бумаги, то его умысел при совершении посягательства направлен не на завладение ценной бумагой как вещью (а именно – бумажным носителем), а на незаконное приобретение прав, удостоверяемых этой бумагой, то есть одним или несколькими имущественными правами, которые наряду с вещами, являются самостоятельной категорией, разновидностью имущества как объекта гражданских прав.

Таким образом, права, зафиксированные в ценных бумагах, обладают признаками предмета хищения, то есть они также являются предметом преступления. Данное обстоятельство прямо предусмотрено п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда от 27.12.2007. № 51, где сказано, что “тайное хищение ценных бумаг на предъявителя надлежит квалифицировать как кражу чужого имущества. Последующая реализация прав (курсив наш – Авт.), удостоверенных тайно похищенными ценными бумагами на предъявителя (то есть получение денежных средств или иного имущества), представляет собой распоряжение похищенным имуществом и не требует дополнительной квалификации как кража или мошенничество”. Смысл данного разъяснения однозначно указывает, что предметом хищения в этом случае являются не деньги и другое имущество, а право на имущество, закрепленное в ценных бумагах.

Сама бумага или другой носитель информации (например, электронный) сам по себе не представляет зачастую никакой ценности и поэтому не может рассматриваться как предмет преступления. Материальный носитель может выступать в качестве средства совершения преступления. При помощи бумаги, магнитного или электронного носителя передается текст, другие символы, звуковые сигналы, изображение и т.п.

Тот факт, что предметом преступления выступает именно информация, а не ее носитель, подтверждает способность информации в силу своей идеальной природы легко, без ущерба для своего содержания менять форму выражения и материальный носитель. В Федеральном законе «Об информации», в ст. 2 информация определяется как «сведения (сообщения, данные) незави­симо от формы их представления», что также обращает внимание на малозначимость материального носителя информации.

Уголовно наказуемым является собственно изменение или уничтожение содержащейся на данных материальных носителях информации.

Аналогичной информацией имущественного характера могут быть записи в реестрах акционеров, которые также могут рассматриваться как предмет преступлений против собственности. Эти записи, как правило, обезличенные, то есть без указания имени, содержащие зачастую только порядковый номер. Запись в реестре акционеров – единственное основание для осуществления тех или иных прав, предоставленных акциями. В соответствии с федеральным законом “О рынке ценных бумаг” (ст. 8) учет прав собственности на ценные бумаги осуществляется посредством ведения реестра акционеров и представляющего собой “список зарегистрированных владельцев с указанием количества, номинальной стоимости и категории принадлежащих им именных ценных бумаг”. Именно реестр акционеров определяет лиц, являющихся акционерами конкретного акционерного общества, лиц, имеющих право на управление данным обществом. Именно внесение записи в реестр акционеров является основанием для наступления права собственности на ценные бумаги (а не заключение, например, договора купли-продажи ценных бумаг, или их дарение).

Имея доступ к конфиденциальной информации, лицо, ведущее реестр, может поддаться искушению совершить такие действия, которые по своей общественной опасности законодательство должно квалифицировать как преступления против собственности. В реестр противоправно могут внести любые данные, поменять имена владельцев акций, учредителей и директоров кампании. А затем, вооружившись фальшивой выпиской, виновный реализует похищенное. 

Таким образом, противоправное изменение такой записи неизбежно причиняет реальный материальный ущерб собственнику акций. Изменение записи в реестре должно рассматриваться как оконченное преступление – хищение. Последующая реализация права, предоставленного данным реестром (например, продажа акций и т.п.) будет расцениваться как распоряжение похищенным (в соответствии с п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007г. № 51). По своей сути запись в реестре – это сведения, информация, что подтверждает необходимость признавать предметом преступлений против собственности такое нематериальное благо, как информацию, обладающую рыночной стоимостью.

Нужно сказать, что данный вывод опирается и на заключения гражданско-правовой науки. Так, С.С. Алексеев утверждает, что в высокоразвитой капиталистической экономике собственность, развернувшись непосредственно в производстве, запустив механизм саморегуляции, самовозрастания своего вещественного состава, уходит в отделенные от непосредственного производства сферы – в финансовый капитал, ценные бумаги, акции. По его мнению, в связи с развитием знаковых, письменных способов фиксации речи, усложнением и глобализацией форм информации, собственность в области экономики, гражданского оборота стала все более обретать новые знаковые, в чем-то «бумажные» и даже в электронном виде фиксируемые формы, формы ценных бумаг и, более того, переключаться в информационную среду, вплоть до бездокументарного, через механизмы электронной техники оборота ценных бумаг, иных знаковых форм фиксации и реализации гражданских прав5.

С развитием современного общества, информационных технологий появились новые виды услуг, в том числе и электронная коммерция. Широкое распространение получают безналичные расчеты с помощью пластиковых банковских карт и сети Интернет, коммуникативные связи находятся на уровне транснациональных. Несомненно, высокие технологии способствуют развитию экономики.

Однако современные технологии имеют и негативную сторону – их активно осваивает криминальная среда. Появляются новые сферы преступных посягательств не известные ранее правоохранительным органам РФ. При совершении преступлений в сфере информационных технологий в качестве орудий совершения преступлений используются ЭВМ, системы ЭВМ и их сети (локальные, глобальные), средства сотовой связи, пластиковые банковские карты, другие инструменты безналичной оплаты и иные технические устройства, карты для оплаты услуг (эфирного времени) сотовой связи, магнитные диски и другие электронные носители. Таким образом, устройства передающие, принимающие и создающие (способные воспроизводить) информацию – это орудия или средства совершения преступлений в сфере информационных технологий.

Предметом же преступлений в сфере высоких технологий следует считать информацию, сведения. К примеру, при краже телефонных карточек, обеспечивающих получение услуг сотовой телефонной связи, происходит хищение эфирного времени, за которое произведена оплата потерпевшим. В настоящее время появился новый вид мошенничества – мошенничество в сфере мобильных телекоммуникаций. Предмет преступления в данном случае – информация об эфирном времени, имеющая денежный эквивалент. Из-за мошенничества отрасль мобильной связи во все мире теряет ежегодно около 25 млрд. долларов.

Предметом преступлений против собственности следует считать также информацию имущественного характера об имеющихся на пластиковых картах денежных средствах.  Сейчас все большее распространение получают деньги “электронные” как система безналичных расчетов. Виновные путем мошенничества и с использованием компьютерных технологий в корыстных целях похищают электронные, «виртуальные» деньги, «виртуальное» имущество в системе Интернет. Нет сомнений, что данные противоправные деяния следует признавать преступлением против собственности – хищением, причиняющим реальный ущерб потерпевшему, а предметом такого хищения выступает информация, имеющая реальную стоимость.

К особому виду информации можно отнести результаты интеллектуальной деятельности (ноу-хау, программы для ЭВМ и др.). В комментарии к части IV ГК РФ указано, что результат интеллектуальной деятельности может иметь вещественную форму, но не она, а именно идеальная природа определяет его сущность. Данное заключение – есть подтверждение того, что в преступлениях против интеллектуальной деятельности предметом выступает не материальный носитель, а именно нематериально благо, заключенное в нем. Субъект лишь при помощи данного носителя совершает противоправное использование, копирование нематериального блага. 

Научно-технический прогресс, стремительно проникая в различные области деятельности человека, привел к тому, что во второй половине XX века понятие “информация” приобрело качественно иное значение. Информация превратилась в явление, обладающее собственной, особой ценностью. Причинами такого превращения послужили, главным образом, революционные изобретения в области компьютерной техники. Следствием этих изобретений явилось формирование новой сферы человеческих отношений – информационной.  Если раньше темпы развития человечества определялись доступной ему энергией, то в настоящее время таким определяющим фактором является доступная ему информация.

В реальной действительности становится очевидным, что ограничение понятия предмета преступления только вещами не соответствует современному информационному обществу. В настоящее время наблюдается стойкий интерес со стороны криминальных структур к информации.  Данные негативные процессы связаны с построением информационного общества. Информационным является такое общество, в котором главным фактором общественного развития выступает производство и использование различных видов информации. Капитал и труд как основа индустриального общества сменяются информацией в информационном обществе. Развитие информационных технологий от внутрикорпоративного до глобального уровня свидетельствует о необходимости учитывать в рамках информационного общества такой предмет преступления как информация и ее особую разновидность – интеллектуальную собственность, а также по иному взглянуть на режим ее защищенности в рамках уголовного законодательства.

В условиях рыночной экономики все возрастающее значение, как на внутреннем, так и на внешнем рынках приобретает распоряжение предметами интеллектуальной собственности. Именно хозяйствующие субъекты, связанные с разработкой и реализацией предметов интеллектуальной собственности, начинают играть ведущую роль в мировых экономических отношениях. Однако реальность защиты прав интеллектуальной собственности остается все еще под вопросом. Недопонимание необходимости новых глобальных правовых подходов, касающихся способов защиты прав интеллектуальной собственности порождает проблемы. Большое зна­чение имеет надлежащая охрана предметов интеллектуальной собственности средствами уголовного закона, которые должны быть пересмотрены с учетом построения информационного общества.

Таким образом, предметом преступления в условиях построения информационного общества может выступать любая информация, в том числе включенная в предметы интеллектуальной собственности (произведения науки, литературы, искусства, программы для ЭВМ, базы данных, изобретения, полезные модели, промышленные образцы, ноу-хау, товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования). Такая теория о нематериальных свойства предмета преступления должна быть положена в основу нового концептуального подхода к содержанию объекта преступлений в уголовном праве, в частности объекта преступлений против собственности.

Во втором параграфе «Свойство стоимости основной признак предмета преступлений против собственности в условиях рыночных отношений» раскрывается свойство стоимости как основной признак предмета преступлений против собственности в условиях рынка.

Под имуществом как предметом преступлений против собственности принято понимать вещественный предмет, являющийся результатом человеческого труда, приобретший стоимость, выраженную в цене, и способный удовлетворять потребности человека. Таким образом считается, что обязательным признаком предмета преступлений против собственности, хищений является создание его человеческим трудом и как следствие – обладание стоимостью, ценой. Однако реальная действительность требует пересмотра таких взглядов.

Традиционно предметом преступлений против собственности является такое природное богатство, в котором овеществлен человеческий труд, так как только в таком качестве оно рассматривается как имущество. Считается, что материальные объекты окружающей природной среды (природы) в естественном состоянии, не подвергавшиеся воздействию общественно- необходимого труда и потому не обладающие экономическим свойством меновой стоимости и ее денежным выражением-ценой, товаром, имуществом, не являются и в силу этого не могут быть предметом хищения. Поэтому порча земли отнесена к разряду экологических преступлений, а не преступлений против собственности. Например, противоправное изъятие дерева на корню квалифицируется как экологическое преступление, а противоправное изъятие срубленного дерева квалифицируется как преступление против собственности. На наш взгляд, в условиях рыночных отношений данное правило квалификации может быть подвергнуто сомнению. Вряд ли в современных условиях для решения подобного вопроса достаточно такого основного критерия  как – овеществление человеческого труда.

Учеными уже указывалось, что передача из общегосударственного достояния участков земли, отдельных месторождений природных ископаемых и т.п. в частную собственность влечет за собой включение таких объектов в товарно-денежный оборот, предполагающий их финансовую оценку вне зависимости от степени освоения или разработки. Отсюда и изъятие природных ресурсов, может быть признанно хищением.

В нынешнее время земля имеет рыночную стоимость не зависимо от количества вложенного в нее труда. Почему, к примеру, “сотка” земли в Краснодаре может стоить до 30 тыс. долл. США, а за 20 километров от Краснодара  такую же площадь земли можно купить за 15 тысяч рублей. Из этого примера явно, что стоимость земли определяется не количеством вложенного в нее труда, а рыночным спросом. Исходя из законов рыночных отношений посягательства на объекты природной среды, имеющие рыночную оценку, должны квалифицироваться как преступления против собственности.

Ст.164 УК РФ предусматривает ответственность за хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, независимо от способа хищения. Данные ценности имеют значительную стоимость во многом также независимо от количества вложенного в них труда. Постановление Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” в абзаце 5 п. 25 разъясняет, что “особая историческая, научная, художественная или культурная ценность похищенных предметов или документов определяется на основании экспертного заключения с учетом не только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, искусства или культуры”.  Как видно, о вложении труда в эти предметы (как и в случае с землей), при определении их стоимости ничего не говорится.

Таким образом, земля, предметы, имеющие особую ценность, могут быть предметом преступлений против собственности, так как обладают ценой. Но ценность данных предметов определяется не количеством труда, затраченного на их производство, что не соответствует традиционному определению предмета преступлений против собственности. Получается, что мы имеем исключение из правил? На наш взгляд – нет.

В настоящее время господствующей является теория К. Маркса о трудовой природе стоимости. Данная теория была единственно верной в период социализма и по инерции перекочевала в настоящее время. Согласно трудовой теории стоимости товары соотносятся друг с другом по количеству вложенного в их производство труда. Однако если труд лежит в основе цены, то возникает множество нерешенных вопросов: какого качества и какова должна быть продолжительность такого труда, создающего стоимость; это труд простой или сложный; квалифицированный или нет; умственный или физический и т.п.? В условиях рынка это очень важные вопросы, на которые теория прибавочной стоимости ответа не дает.

Современная экономическая теория знает и другие концепции определения ценности товара, которые все и объясняют и которые являются на наш взгляд более приемлемы в условиях рыночных отношений. Таковой, например, является “теория предельной полезности” или теории “маржинализма”, которая была сформулирована во второй половине XIX в. (К. Менгер, Ф. Визер, Э. Беем-Баверк). Согласно этой теории, не трудовая стоимость лежит в основе обмена, а полезность, соизмеримость различных полезностей.

Теория маржинализма (marginal – предельный) – это экономический анализ преимущественно с точки зрения психологии отдельного субъекта, вовлеченного в хозяйственные отношения. Данный субъект руководствуется, прежде всего, собственными оценками предельных выгод и предельных потерь от участия и неучастия в экономическом процессе. На базе таких оценок в теории объясняются издержки производства, спрос и предложение, цена. На базе таких оценок и формируется рыночная стоимость товара.

Если товар приобретается на рынке, то это происходит не потому, что кто-то расценил затраты труда на производство товара как общественно необходимые (происхождение многих товаров вообще может быть не связано с трудовыми затратами), а потому, что данный товар для покупателя обладает определенным полезным эффектом; покупатель ценит данный товар. А ценность – это категория во многих (если не во всех) отношениях субъективная.

Таким образом, согласно теории предельной полезности, стоимость (ценность) никоим образом не может быть свойством, объективно присущим вещи. Ценность имеет лишь то, что ценно в глазах покупателя, чьи субъективные оценки и придают произведенному благу свойства стоимости. Таким образом, трудовая стоимость является лишь фактором, а действительная стоимость (ценность) проявляется только на рынке и вне его не существует. Людьми ценятся различные материальные и духовные блага и услуги не в результате того, что на их производство затрачен общественно необходимый труд, а потому, что эти блага имеют полезность. Сами затраты на производство тех или иных товаров также осуществляются в силу их полезности. А сама общественная необходимость в тех или иных затратах труда определяется рынком6.

Таким образом, в условиях рынка ценность тех или иных благ определяется не количеством вложенного в них труда (то есть не объективно), а рыночным спросом (субъективно). Поэтому теория трудовой стоимости не должна лежать в основе разграничения преступлений, посягающих на те или иные блага, имеющие в условиях рыночных отношений легальную стоимость не зависимо от трудовых затрат.

Поэтому вряд ли верно говорить о том, что если посягательство осуществляется на предмет, созданный исключительно человеческим трудом – это преступление против собственности. А если предмет имеет значительную ценность не зависимо от количества вложенного в его производство труда (объекты природы, информация, коммерческая тайна, ноу-хау, товарный знак и т.п.), то посягательство на него не образует преступление против собственности. Такие правила квалификации вряд ли будут соответствовать законам и потребностям рыночных отношений.

Традиционно предметом хищения является имущество, которое обладает тремя признаками (свойствами): физическим, экономическим и юридическим. Однако в условиях рыночных отношений более важной характеристикой предмета хищения является его сущностное экономическое свойство, а именно рыночная стоимость.

Общепринятое товарно-материальное понимание предмета преступления связано с марксистским пониманием собственности как категории производства в обществе с традиционной экономикой. Такой экономический уклад исторически существовал и в России. В СССР ситуация с предметом преступлений против собственности мало чем изменилась. Такое же понимание предмета преступлений против собственности осталось и с принятием УК РФ 1996 г.

Но плановая и рыночная экономика – две качественно различные, антагонистические экономические системы, функционирующие по принципиально разным законам. Все это обусловливает необходимость адекватного уголовно-правового обеспечения нового имущественного правопорядка. Очевидно, что это обстоятельство не может  не отразиться на понимании объекта рассматриваемых преступных деяний.

В настоящее время хищение недвижимости встречается все чаще по сравнению с прошлым периодом, что обуславливается изменением экономических отношений. Например, среди новых форм опасной активности в сфере землепользования следует выделить изъятие гумуса, поверхностного слоя почвы с целью его продажи. Плодородный слой земли в условиях рыночных отношений стал предметом хищения. В условиях нерентабельности сельского хозяйства, отсутствия государственных дотаций в АПК, в некоторых агрофирмах, бывших колхозах, находящихся на грани банкротства, появляются случаи хищения земли работниками данных предприятий. Плодородный слой почвы попросту грузится на автомашины и за крупные суммы продается дачникам, частным домовладельцам и т. п. Как известно, слой гумуса восстанавливается тысячелетиями, но изъять его можно за один подход экскаватора. В современный период, когда частная собственность на землю и природные ресурсы получили окончательное законодательное закрепление, функции товара приобрели и земля, и природные ресурсы. Следовательно, они могут быть предметом преступлений против собственности и, в частности, хищения в любых его формах.

Наумов А.В. справедливо отмечает: “… вовсе не значит, что земельный участок как сам по себе, так и вместе с возведенным на нем жилым домом или другим строением нельзя противоправно захватывать, допустим, путем убийства его собственника или применения к нему насилия, опасного для жизни или здоровья. И вряд ли здесь могут отыскаться причины непризнания совершенного деяния разбоем”7.

Исходя из этого, принимая во внимание особую социальную значимость такого предмета как земля, распространенность посягательств в сфере вещных прав на землю, ее материальную стоимость (экономисты давно признали, что килограмм земли стоит дороже килограмма золота), в главе 21 УК РФ, а именно в ст. 164 следует предусмотреть уголовно-правовую ответственность за хищение земли. Часть 1 ст. 164 следует изложить в следующей редакции: “Хищение земли, других природных ресурсов, а также предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, независимо от способа хищения – наказывается…”.

Согласно Конституции РФ 1993 года земля является достоянием народа на ней проживающего. Поэтому землю не являющуюся частной и муниципальной можно отнести к государственной собственности. Исходя из этого, статья 254 УК РФ “Порча земли” предусматривает деяния, которое, на наш взгляд, посягает не на экологию, а в первую очередь – на отношения государственной собственности. Исторически земля всегда становилась предметом междоусобиц и кровопролитных войн с целью признать ее своей (государственной) собственностью. Поэтому и охранять землю необходимо в рамках статей о преступлениях против собственности.

Статья 1 Земельного кодекса РФ определяет землю как природный объект, охраняемый в качестве средства производства в сельском хозяйстве и лесном хозяйстве и основы осуществления хозяйственной и иной деятельности на территории Российской Федерации, и одновременно как недвижимое имущество, объект права собственности и иных прав на землю. В соответствии со ст. 12 Земельного кодекса РФ, использование земель должно осуществляться способами, обеспечивающими сохранение экологических систем, способности земли быть средством производства в сельском хозяйстве и лесном хозяйстве, основой осуществления хозяйственной и иных видов деятельности.

Исходя из представленных законодательных характеристик, земля, в первую очередь имеет имущественное, экономическое, производственное значение, что и должно определять объект преступного посягательства при противоправном воздействии на землю.

Гражданский кодекс в ст. 130 прямо указывает, что к недвижимым вещам (недвижимому имуществу) относятся земельные участки, участки недр… Поэтому деяния, связанные с противоправным посягательством на землю (будь то участок частной земли или государственной), как и на другое имущество, следует считать преступлением против собственности.

Порчу земли следует считать уничтожением или повреждением имущества и квалифицировать такие деяния по ст.ст. 167 или 168 УК РФ в зависимости от формы вины. Такое нововведение – отнесение земли к числу предметов преступлений против собственности, изменит приоритет ценностей и будет способствовать усилению уголовно-правовой охраны земли, а также формированию судебной практики привлечения к уголовной ответственности.

Примечательным является тот факт, что эксперты Совета Европы относят экологические преступления к категории экономических посягательств.

Рассмотрев правовое содержание предмета преступления против собственности, можно утверждать, что главный его определяющий признак – не материальная природа и создание человеческим трудом, а свойство стоимости,  (определяемое не только количеством трудовых вложений, но и рыночным спросом, полезностью) способность быть товаром и обмениваться на другие товары, то есть участвовать в легально м экономическом обороте. Законодатель должен реагировать на новые формы преступного поведения, внося соответствующие изменения и дополнения в уголовный закон, устанавливающий противоправность и наказуемость деяния. 

В третьем параграфе «Имущество как предмет преступлений против собственности и его влияние на объект данных  преступлений» указывается следующее.

Предмет преступления предопределяет его объект. Поэтому возникает необходимость в связи с нематериальными свойствами предмета преступлений против собственности по иному взглянуть на содержание общественных отношений собственности как объекта преступления в условиях современного общества с рыночной экономикой.

Для того, чтобы точно понять природу отношений собственности как объекта преступления и общественную опасность посягательств на них, нужно обратиться к истокам. С образованием римского государства собственность связывалась в первую очередь с землей и с тем, что на ней произрастает. Поэтому объектами права собственности становятся материальные вещи, а само право собственности называют вещным. В римском праве под вещами понимались как материальные, так и нематериальные блага. Представление о нематериальной природе собственности, которое зарождалось в римском праве, не получило дальнейшей поддержки, было отвергнуто из-за увлечения философией материализма. Наиболее развернутую и наиболее целостную для своего времени теорию собственности создали К. Маркс и Ф. Энгельс. Их воззрения о материальной природе собственности легли в основу советской гражданско-правовой и уголовно-правовой науки. Советская теория уголовно-правовой охраны материальных благ нормами о преступлениях против собственности перекочевала и в современную уголовную теорию и практику.

В настоящее время, как в гражданском, так и в уголовном праве в рамках объекта преступлений против собственности, широко распространены до сих пор традиционные (обыденные) представления о собственности. В массовом сознании она отражается чаще всего как некоторое материальное имущество, вещи, предметы. Объектом вещного права служит индивидуально – определенное имущество. В разделе II ГК РФ в качестве объекта вещного права чаще всего называется имущество (ст. ст. 209, 212, 216, 217 ГК РФ и др.). В соответствии со ст. 128 ГК РФ к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права. Поскольку в Гражданском кодексе под имуществом понимается как собственно вещь, так и имущественные права, это дает основание причислять к предмету преступлений против собственности не только индивидуально- определенные вещи (автомобиль, жилой дом и т.п.), но и в определенных случаях имущественные права (так называемые бестелесные вещи).

Поэтому в рамках уголовного права нормы о преступлениях против собственности должны охранять не только материальные ценности, принадлежащие другому лицу, но и нематериальные блага, посягательства на которые причиняют в первую очередь имущественный ущерб.  Имуществом могут быть и интеллектуальные блага (нематериальные активы) – фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания и тому подобное. Так, по мнению известного ученого в области права С.С. Алексеева, продукты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, образующие объекты интеллектуальной собственности, при всем различии между ними и вещами из материального мира, находятся в одном ряду с последними. Вполне допустимо с научной и практической сторон отнести объекты интеллектуальной собственности к специфической разновидности «вещей», что и делали искушенные правоведы в древнеримской юриспруденции, выбрав с этой целью понятие “бестелесной вещи” Отношения интеллектуальной собственности необходимо, по мнению С.С. Алексеева, признать полнокровной собственностью 8.

В деловом обороте информация, интеллектуальная собственность, другое неосязаемое имущество включается в активы корпораций, могут быть взносами в уставный капитал, используются в повседневной практике в качестве товара, находящегося в свободном обороте. Эти факты указывают, что нематериальные блага (интеллектуальная собственность) могут противоправно присваиваться недобросовестными субъектами, причиняя при этом их собственникам значительный материальный ущерб. Данные обстоятельства должны в обязательном порядке порождать уголовно-правовые отношения в сфере экономики. Стоимость нематериальных активов предприятий (фирм) и организаций потенциально составляет огромную величину. В России, например, по экспертным оценкам, она исчисляется суммой около триллиона долларов США.

Исходя из смысла ст. 128 ГК РФ, основным составляющим элементом имущества являются вещи. Вещи в юридическом смысле – не обязательно твердые тела. К числу вещей в гражданском праве относятся различные виды энергетических ресурсов и сырья, произведенных или добытых человеческим трудом и потому ставших товаром (электрическая, тепловая, атомная энергия, нефть, газ и т.п.). Нет никакой необходимости понимать под вещью только некую материальную единицу. На наш взгляд, необходимость такой перестройки назрела и в рамках уголовно-правовой охраны собственности в Российской Федерации. Основная причина этому – развитие условий жизни общества, кардинальное расширение имущественных отношений, фактических отношений собственности в современном мире, развивающихся по законам рынка.

Зарубежные юристы серьезно обсуждают возможность признания права собственности в отношении бездокументарных акций, а также в отношении иных бестелесных вещей, таких как программное обеспечение, содержание Интернет – сайта или даже персональные данные. Развитие производства и экономики, влияние научно-технического прогресса и конкуренции привели к “модернизации” понятия имущества, необычайному его расширению и, соответственно, к юридическому признанию новых видов имущества, множественности его разновидностей. К таким объектам, не обладающим явным вещественным характером, относят, в первую очередь, объекты промышленной, финансовой и коммерческой собственности, в том числе информацию.

Подразделение имущества на материальное и идеальное находит свое отражение в праве большинства стран в виде признания двух видов объектов права собственности: материальных (телесных) и нематериальных (бестелесных). Такая позиция доктрины и практики свидетельствует о принципиальном отходе от первоначального, традиционного понимания объектов права собственности, поскольку различного рода права имущественного содержания, их эксплуатация и коммерческая передача становятся все более важным фактором хозяйствования, отнесения на второй план операции с реальными вещами. Признание нематериальных благ предметом преступлений против собственности в рамках уголовного права потребует расширения содержания общественных отношений собственности как объекта уголовно-правовой охраны.

Расширительное толкование права собственности как объекта преступления в рамках уголовного права в условиях рыночных отношений и информационного общества является вполне уместным. Когда право находится в поиске новых решений, когда оно вынуждено адаптироваться к рыночным отношениям, к новым технологиям в условиях информационного общества, такая позиция, которая ставит под сомнения устоявшиеся юридические постулаты, имеет право на существование.

Поскольку главным, определяющим признаком имущества как предмета преступлений против собственности является не материальная составляющая, а обладание свойствами товара, способностью удовлетворять те или иные потребности людей, постольку в век информационной цивилизации в условиях рыночных отношений возникает вопрос о том, что наряду с главой 21 УК РФ о преступлениях против собственности следует также охранять нематериальные блага, имеющие легальные товарные свойства, на которые произошло посягательство.

В условиях рыночных отношений, общественные отношения собственности как объект уголовно-правовой охраны могут включать различные блага, как материальные, так и нематериальные. Общественная опасность преступного посягательства на нематериальные блага очень велика и должна быть отражена в УК РФ в рамках охраны собственности. Эти нематериальные предметы объединяет их экономическая природа как товара, объективно требующего для себя надлежащей уголовно-правовой защиты. Нематериальные блага, за исключением личных неимущественных, приобретающие экономическую форму товаров, становятся объектами имущественных отношений, а соответственно и отношений собственности в рамках уголовного права. 

Особым предметом уголовно-правовой охраны является информация, имеющая коммерческое значение (секреты производства – “ноу-хау”, информация о деятельности хозяйственного общества или товарищества, сведения, содержащиеся в различных реестрах и т.п.). В имущественном обороте такая информация приобретает известную, иногда довольно значительную ценность и в ряде случаев может быть товаром, вместе с тем оставаясь предметом нематериального (невещественного) характера. Посягательство на информацию также способно причинить материальный ущерб ее обладателю (собственнику), что также должно быть отражено в УК РФ в числе преступлений против собственности особого рода – интеллектуальной.

Чем активнее экономическое использование предметов интеллектуальной собственности, чем большую прибыль она приносит, тем чаще такая экономика используется в преступных целях для получения незаконных доходов. Поэтому современный уголовный закон должен учитывать общественную опасность противоправного использования интеллектуальной собственности и усиливать ее охрану.

Поэтому, с учетом особых свойств имущества как предмета посягательства, возникает вопрос о том, что общественные отношения собственности, как объект уголовно-правовой охраны, необходимо пересмотреть с точки зрения расширения и включения в него общественных отношений по поводу интеллектуальной собственности, благ нематериального характера.

Третья глава называется «Содержание и взаимосвязь общественных отношений собственности как объекта преступления и интеллектуальной собственности».

В отношениях собственности могут участвовать имущественные права; нематериальные блага товарного характера (результаты творческой деятельности и способы индивидуализации товаров и их производителей); коммерческая информация.  И это не может игнорироваться уголовным законом. Несмотря на то, что появляется все большее число сторонников данной концепции, пока в юридической литературе такой подход традиционно отвергается. Однако все представления о содержании и защите права собственности должны отвечать одним и тем же задачам – требованиям информационного общества и рыночной экономики, которая во всем мире развивается по одним законам.

В рыночных условиях сама социальная практика вызывает насущную потребность расширения уголовно-правовой охраны общественных отношений собственности за счет включения в их состав охраны нематериальных благ. Ныне многие положения, относящиеся и к материальным и нематериальным предметам, переплетаются и являются общими, что позволяет утверждать, что нематериальные блага, выступающие в легальном экономическом обороте,  нуждаются в неменьшей охране по сравнению с материальными благами и также могут выступать объектом охраны в УК РФ наряду с материальными проявлениями собственности.

Собственность имеет исторический характер. По мере общественного развития она качественно меняется. В условиях построения информационного общества с рыночной экономикой сфера и масштабы функционирования собственности гораздо шире, чем мы привыкли представлять и гораздо шире должны быть пределы защиты собственности в рамках объекта уголовно-правовой охраны. Собственность интеллектуального типа неизбежно существует  и требует надлежащей уголовно-правовой защиты по следующим причинам: а) в интеллектуальной сфере существует присвоение и отчуждение соответствующих благ (знаний, информации, произведений литературы и искусства, исторических и культурных памятников и т.п.). Такое присвоение и отчуждение может быть как законным, так и противоправным, преступным; б) по поводу такого присвоения и отчуждения складываются взаимодействия между людьми, в том числе взаимодействия по недопустимости вторжения в интеллектуальную сферу, что и представляет собой отношения собственности, охраняемые уголовным правом.

В настоящее время предметы интеллектуальной собственности становятся в полном смысле товаром, который можно украсть, присвоить, уничтожить и т.п. Интеллектуальные блага продаются и покупаются, в том числе незаконно. Необходимо отметить, что стоимость интеллектуальных благ также может быть определена количеством вложенного человеческого труда в их производство.

Общественные отношения интеллектуальной собственности имеют и другие общие черты с традиционными (материальными) отношениями собственности: в обеих конструкциях есть владелец (обладатель); содержание конструкций фактически включает три правомочия: владение (обладание), пользование (использование), распоряжение; исключительные права являются имущественными правами, оборотоспособными на рынке; обе конструкции носят характер абсолютных прав – они направлены против всех третьих лиц; в определенной мере может использоваться один и тот же общий инструментарий при динамике имущества (прав): договор купли-продажи, мены, о залоге и другие договоры, объектом которых могут выступать наряду с имуществом имущественные права; близкие отношения сособственников (соавторов, совладельцев); объекты обеих конструкций переходят по наследству; к обеим конструкциям применимо бремя собственности; материальные и нематериальные блага могут быть противоправно изъяты, уничтожены и др.

Таким образом, к интеллектуальной собственности можно применить существующие общие законы собственности, в том числе методы их уголовно-правовой охраны. К такому выводу все чаще приходят не только ученые, но и практики. Мы также склонны утверждать, что, нет существенных препятствий охранять информацию имущественного характера и другие предметы интеллектуальной собственности наряду со статьями УК РФ о преступлениях против собственности. Нет также значительных препятствий для включения в общественные отношения собственности (как объекта преступлений) нематериальных благ – информации, интеллектуальной собственности и др.

Общественная опасность преступных посягательств на собственность заключается в том, что она имеет ведущую роль во всех сферах общественной жизни, и в первую очередь в экономике. Влияние интеллектуальной собственности на экономику также очень большое: скажем, владение со стороны государства научными знаниями, информацией будет чаще всего укреплять материальное достояние страны. И наоборот, противоправное воздействие на интеллектуальную собственность крайне общественно опасно, так как негативно сказывается на благосостоянии страны в целом. Именно поэтому назрела необходимость усиления уголовно-правовой охраны всех интеллектуальных благ в рамках экономических отношений.

Можно заключить, что основное отличие интеллектуальной собственности от ее традиционного материалистического понимания заключается в предмете. Предметом интеллектуальной собственности являются нематериальные блага, а предметом традиционной собственности – материальные. На наш взгляд, в условиях информационного общества с рыночной экономикой данный стереотип необходимо сломать и считать предметом преступлений против собственности как материальные, так и нематериальные блага. Этот стереотип не должен разделять порядок уголовно-правовой охраны материальных и нематериальных  экономических благ.

Необходимо законодательно обеспечить усиление уголовно-правовой защиты имущественных прав обладателей интеллектуальной собственности, которая превращается в товар, имеющий рыночную стоимость и который может быть противоправно изъят, похищен, уничтожен, присвоен и т.п., причинив, таким образом, материальный ущерб собственнику. Посягательства на интеллектуальную собственность (на имущественные права обладателей результатов интеллектуальной деятельности) причиняют, прежде всего, материальный ущерб ее обладателю, поэтому охрана интеллектуальной собственности должна осуществляться наряду с преступлениями против собственности в рамках экономических общественных отношений.

Такие размышления о содержании и соотношении права собственности и интеллектуальной собственности как объекта преступления, о значимости нематериальных (интеллектуальных) благ на современном этапе развития нашего общества должны быть, по нашему мнению, положены в основу нового подхода их охраны средствами уголовного закона.

Четвертая глава «Интеллектуальная собственность как объект уголовно-правовой охраны в условиях рыночных отношений и информационного общества» включает два параграфа. Первый параграф «Результаты интеллектуальной деятельности как предмет преступления» посвящен анализу результатов интеллектуальной деятельности как предмета преступления. В Российской Федерации термин “интеллектуальная собственность” был узаконен Конституцией РФ от 12 декабря 1993 г., где в ст. 44 сказано, что “интеллектуальная собственность охраняется законом”. В соответствии со ст. 1225 ГК РФ под интеллектуальной собственностью как предметом преступления в российском уголовном законодательстве следует понимать не что иное, как совокупность результатов интеллектуальной деятельности, а также приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана.

Происхождение самого термина «интеллектуальная собственность» обычно связывается с французским законодательством конца XVIII века. Изначально существовал проприетарный подход к авторскому и патентному праву.  В соответствии с данной теорией возникающее у творца право на достигнутый результат сродни праву материальной собственности. Как и право собственно­сти, право на результат творческой деятельности обеспечивает его обладателю исключительную возможность распоряжаться этим ре­зультатом по своему усмотрению, с устранением всех третьих лиц от вмешательства в исключительную сферу правообладателя.

Еще раньше идея об авторском праве как «самом священном виде собственности» была воплощена в законах некоторых штатов США. Так, в законе штата Массачусетс от 17 марта 1789 г. указывалось, что «нет собствен­ности, принадлежащей человеку более, чем та, которая является ре­зультатом его умственного труда». Аналогичные конструкции были закреплены также в законодательстве Саксонии, Пруссии, Дании, Норвегии и ряда других стран. В своей глубинной основе приравнивание авторских и патентных прав к праву собственности было продиктовано потребностями развития капиталистических отношений (что переживает сейчас и Россия). 

Авторские и патент­ные законы большинства европейских стран в XIX веке в той или в иной степени приравнивали права создателей творческих достижений к праву соб­ственности, а иногда и прямо относили их к движимому имуществу. Традиция проприетарного подхода к авторскому и патентному праву достаточно сильна и в настоящее время. Термин «интеллектуальная собственность» широко используется в законодательстве, в научной литературе и в прак­тике многих стран.

В настоящее время большинство российских ученых исходят из двойственной природы авторских и изобретательских прав. С одной стороны, создателю творческого результата принадлежит право на его  использование, которое носит исключительный характер, может передаваться другим лицам и относится к числу имущественных прав. Имущественное право как разновидность имущества по целому ряду признаков действительно сходно с правом собственности. С другой стороны, автор обладает совокупностью личных неимущественных (право авторства, право на авторское имя и т.д.), которые являются неотъемлемыми. Поэтому возникает вопрос о том, что имущественные права обладателей интеллектуальной собственности должны охраняться Уголовным кодексом РФ параллельно с посягательствами на материальные блага в рамках экономических преступлений, поскольку преступное воздействие на имущественные права автора причиняет ему в первую очередь имущественный вред. 

УК РФ 1996 г., к сожалению, не содержит понятия “интеллектуальная собственность”, ограничиваясь лишь охраной авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ) и изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК РФ), которые традиционно считаются преступлениями против интеллектуальной собственности. Данные нормы расположены в главе предусматривающей в качестве объекта посягательства конституционные права и свободы человека и гражданина. Мы полагаем, что интеллектуальная собственность, а именно имущественные права обладателей результатов интеллектуальной деятельности могут более эффективно охраняться не в ракурсе конституционных прав и свобод человека и гражданина, а в сфере экономических отношений. Имущественные права авторов должны рассматриваться как предмет преступлений в сфере экономики. 

Перечень объектов интеллектуальной собственности, представлен статьей 1225 Части IV ГК РФ. Поэтому и в Уголовном кодексе нормы посвященные охране интеллектуальной собственности не должны ограничиваться только статьями 146 и 147. К данной группе преступлений необходимо относить и другие составы. В Уголовном кодексе необходим самостоятельный раздел, посвященный охране всех институтов интеллектуальной собственности. 

В России все более важным элементом рыночной экономики становятся такие предметы промышленной собственности, как фирменные наименования, товар­ные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров. Ныне общественная опасность преступных посягательств на данные нематериальные блага повышается. В рамках Уголовного кодекса считается, что посягательства на эти блага нарушают не конституционные права их обладателя, а его экономические интересы. Статья 180 УК РФ – незаконное использование товарного знака – в качестве видового объекта посягательства предусматривает отношения в сфере экономической деятельности. Этот факт еще раз подтверждает, что все преступления против интеллектуальной собственности посягают на один и тот же родовой объект – общественные отношения в сфере экономики. Уголовный кодекс не учитывает данную закономерность и “разбросал” все преступления, посягающие на результаты интеллектуальной деятельности, включенные в экономический оборот, по разным разделам и главам. Такую коллизию необходимо устранить.

Информация также является результатом интеллектуальной деятельности и должна признаваться предметом преступлений против интеллектуальной собственности, но только та информация, которая включена в хозяйственный оборот и посягательства на которую причиняют ее собственникам материальный ущерб (коммерческая тайна).

Коммерческая тайна, с вступлением в силу части IV ГК РФ с 1 января 2008 г., включена в число предметов интеллектуальной собственности как секрет производства (ноу-хау) (ст. 1225 ГК РФ). В соответствии со ст. 1465 ГК РФ секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Исключительное право на информацию в виде коммерческой тайны роднит ее с исключительным правом материальной собственности, что еще раз подтверждает необходимость охраны коммерческой тайны наряду с преступлениями против собственности в рамках преступлений против интеллектуальной собственности.

В настоящее время существует множество вариантов классификации информации. Преступное посягательство на такой вид информации как государственная тайна, причиняет вред, прежде всего не экономике, а безопасности государства в целом. Служебная тайна обладает не экономической (стоимостной), а условной служебной, профессиональной ценностью, что не позволяет рассматривать ее в качестве предмета преступлений против интеллектуальной собственности. Адвокатская, банковская, врачебная, страховая и нотариальная тайны не могут быть включены в имущественные (собственнические) отношения и поэтому не могут рассматриваться в качестве предмета преступлений против интеллектуальной собственности. Только преступления против коммерческой тайны (которая охраняется ныне ст. 183 УК РФ) следует относить к преступлениям против интеллектуальной собственности. Неправомерный доступ, копирование, разглашение только коммерческой тайны напрямую причиняет имущественный ущерб ее обладателю как и изъятие чужого имущества при краже, грабеже и др.

Помимо этого, существуют и другие признаки, объединяющие информацию и материальное имущество как предмет преступлений: информация и материальное имущество (например, общее совместное имущество) могут быть одновременно в собственности нескольких лиц; информация, как и материальное имущество, может быть уничтожена и противоправно изъята у законного владельца; информация как и материальное имущество может быть потребляема (моральное устаревание информации – это и есть ее износ, потребляемость, когда информация становится ненужной); и информация и материальное имущество могут иметь и действительную стоимость (зависит от количества вложенного в их получение труда), и условную (рыночную, субъективную) стоимость.

Предметом преступлений против интеллектуальной собственности следует считать информацию, заключенную в таких результатах интеллектуальной деятельности как программы для ЭВМ, базы данных. 

Таким образом, преступления против интеллектуальной собственности – это противоправные, общественно опасные деяния, посягающие на имущественные права обладателей результатов интеллектуальной деятельности, включенные в легальный экономический оборот, причиняющие имущественный ущерб их законному обладателю.

В рамках гражданского законодательства интеллектуальную собственность все-таки не отождествляют с материальной собственностью (хотя на наш взгляд, такое тождество в скором времени будет признано – это требование современного общества), следовательно уголовное право не может противоречить гражданскому праву в вопросах определения содержания права собственности. Поэтому, уголовно-правовая охрана имущественных прав обладателей результатов интеллектуальной деятельности должна осуществляться не в рамках главы 21 УК – “Преступления против собственности”, а наряду с ней – в рамках главы 211 – “Преступления против интеллектуальной собственности”.  К преступлениям последней главы могут применяться такие же правила квалификации, как и для преступлений против собственности. Что же касается неимущественных прав (например, право на имя), то они должны охраняться в рамках преступлений в сфере конституционных прав и свобод человека и гражданина.

По нашему мнению, предлагаемая глава 211 должна объединить в себе все преступления, предусмотренные уголовным законом, посягающие на один объект – общественные отношения в сфере интеллектуальной собственности. Наличие такого рода объектов и необходимость самостоятельного правового регулирования связанных с ними общественных отношений в настоящее время признается подавляющим большинством государств. Это целая подотрасль гражданского права, совокупность однотипных общественных отношений, которые с 1.01.2008 г. регулируются единой частью IV Гражданского кодекса РФ, и которые  должны охраняться отдельной главой Уголовного кодекса.

Идея о необходимости и обоснованности выделения самостоятельного видового объекта – общественных отношений в сфере охраны интеллектуальной собственности и ее месте в системе особенной части Уголовного закона нацелена, прежде всего, на повышение эффективности уголовного законодательства и стабилизации практики.

Во втором параграфе «Общественные отношения в сфере защиты интеллектуальной собственности (имущественных прав обладателей результатов интеллектуальной деятельности) самостоятельный объект уголовно-правовой охраны»  рассматриваются общественные отношения в сфере защиты интеллектуальной собственности как самостоятельный объект уголовно-правовой охраны.

Необходимость создания единого комплекса уголовно-правовых норм, направленных на защиту интеллектуальной собственности обусловлена реальностями общественных отношений. Критериями существенности причиняемого преступлениями вреда, а, следовательно, критериями объединения данных преступлений по признаку общественной опасности, могут быть важность самих общественных отношений; глубина причиняемого или грозящего им ущерба; сравнительно большая распространенность деяний, хотя и не причиняющих серьезного вреда каждое в отдельности, но в совокупности способных нанести его; возможность большой результативности определенного рода поведения; свойства, характеризующие лиц, учиняющих нетерпимые в обществе поступки, и потерпевших; своеобразие времени, способа совершения поступка; общественно-политическая обстановка и т.п.9.

Право всегда должно соответствовать определенному экономическому развитию общества. Общественные отношения (блага, ценности, интересы), которые охраняются уголовно-правовыми мерами, определяются, главным образом, социально-политическим строем общества, уровнем его исторического и культурного развития. В настоящее время такими определяющими факторами является существование рыночной экономики, развитие информационного общества и включение в товарооборот результатов интеллектуальной деятельности – интеллектуальной собственности.

Охрана, сохранение, поддержка, использование интеллектуального потенциала представляет собой одну из важнейших задач при построении информационного общества. Одним из способов решения данных задач является особый подход при защите интеллектуальной собственности в рамках Уголовного кодекса – выделение самостоятельного объекта защиты – общественных отношений в сфере интеллектуальной собственности. Во всем мире, в том числе и в России, идет процесс формирования новой отрасли общественного производства – индустрии так называемых нематериальных активов, индустрии интеллектуальной собственности. И эта индустрия должна получить соответствующую уголовно-правовую защиту. 

Труд физический и труд интеллектуальный, а точнее результаты такого труда – собственность и интеллектуальная собственность, охраняются зачастую в российском уголовном законодательстве по-разному. Данный пробел уголовного закона должен быть устранен установлением равной защиты результатов такого труда. Приоритет интеллектуальных ценностей (интеллектуальной собственности) в процессе производства должен изменить и приоритеты в уголовно-правовой охране результатов интеллектуальной деятельности.

В условиях построения информационного общества, развития информационно-индустриального производства в развитых странах в общей стоимости продукции резко снижается значение сырьевых ресурсов. Роль так называемых нематериальных активов, результатов интеллектуальной деятельности существенно возрастает. Конкурентоспособность продукции связана в условиях информационного общества не столько капвложениями в традиционные сферы производства, сколько в интеллектуальную деятельность, в развитие интеллектуально значимых идей, в область высоких технологий (нанотехнологий). Все это свидетельствует о повышенной общественной опасности преступных посягательств на интеллектуальную собственность в условиях информационно – индустриального производства.

Приоритет интеллектуальных ценностей (интеллектуальной собственности) в процессе производства должен изменить и приоритеты в уголовно-правовой охране результатов интеллектуальной деятельности. Интеллектуальная собственность как разновидность имущества должна получить уголовно-правовую защиту наряду с материальной (вещной) собственностью – в рамках одного родового объекта – общественных отношений в сфере экономики (раздел VIII УК).

В уголовно-правовой науке уже высказываются мысли об отнесении преступлений против интеллектуальной (и промышленной) собственности к имущественным преступлениям (то есть преступлениям, направленным против собственности, имущества). В своих более ранних работах, мы также придерживались такой позиции.

Сходная позиция выдерживается также и в некоторых нормативных актах ближнего и дальнего зарубежья.

Объединение понятий “Собственность” и “Интеллектуальная собственность” в рамках уголовного права как единого объекта в будущем должно произойти, но только тогда, когда данные термины объединит гражданское законодательство.

Что же касается неимущественных прав (например, право на имя), то они должны охраняться в рамках других объектов уголовно-правовой защиты, например, в сфере конституционных прав и свобод человека и гражданина.

В процессе информатизации экономики зарождается и развивается производство совершенно нового типа. Интеллектуальное производство и его результаты – предметы интеллектуальной собственности – должны охраняться настоящим уголовным законом также как и производство материальных благ.

В бывшем СССР наблюдалось практически полное игнорирование закономерностей развития товарного производства. Любой созданный результат интеллектуальной деятельности автоматически переходил в собственность государства и использовался в основном для нужд военно-промышленного комплекса. В итоге такая политика привела к почти полному отсутствию научно-технического прогресса. Экономика пришла в упадок, снижался уровень и качество жизни, что абсолютно не допустимо в современном рыночном и информационном обществе. 

Современная государственная политика России направлена на создание условий для построения информационного общества. Нужно отметить, что достижение данных целей возможно только при надлежащей охране информационного (интеллектуального) потенциала России уголовно-правовыми средствами путем совершенствования уголовного закона, выделения в структуре Особенной части отдельной главы, посвященной охране интеллектуальной собственности.

По мнению одного из ведущих специалистов России в области охраны прав интеллектуальной собственности В.П. Дозорцева, система законодательства в этой сфере “находится перед наступлением … новой эры, даже не нового этапа”10. И такие веяния должны коснуться и уголовного законодательства в сфере защиты интеллектуальной собственности.

Для более эффективного осуществления процесса в той или иной области, каждое государство, как правило, вырабатывает государст­венную политику в этом направлении. Частью политики по построению информационного общества является совершенствование правовой базы в области защиты, охраны информации, интеллектуальной собственности.

В реальной действительности опасные посягательства против интеллектуальной собственности не только существуют, их становится все больше, что требует адекватного уголовно-правового реагирования. В настоящее время исключительные права в целом, находятся под серьезной угрозой, особенно в области авторского права и смежных прав.  Развитие современных технологий, облегчает совершение противоправных посягательств на них (незаконное тиражирование, копирование и т.п.). Реализация на рынках “пиратских” копий результатов интеллектуальной деятельности приняло в России повсеместный характер.

Общественная опасность противоправных деяний в сфере интеллектуальной собственности проявляется в следующем: 1) создатели произведений не получают должную прибыль; 2) с доходов от продажи результатов интеллектуальной деятельности не поступают налоги в местные и федеральные бюджеты; 3) производители указанной продукции не получают прибыли, что делает невыгодным легальный бизнес; 4) производство нелегальной продукции интеллектуальной собственности находится под контролем криминальных структур, что является мощным источником финансирования их преступной деятельности.

Все предлагаемые критерии оценки общественной опасности посягательств на результаты интеллектуальной деятельности связаны с экономическими показателями, а в частности – с имущественным ущербом. При посягательствах на предметы интеллектуальной собственности (на имущественные права обладателей результатов интеллектуальной деятельности) вред выражается, прежде всего, в имущественном ущербе, причиняемом целому ряду потерпевших.

По данным Комитета по вопросам геополитики Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации материальный ущерб, наносимый государству и частному бизнесу интеллектуальным “пиратством”, составляет более 1 млрд. долларов США в год.

Основываясь на взглядах, подтверждающих особую важность информационных отношений, особую общественную опасность преступных посягательств на них, можно прийти к выводу, что результаты интеллектуальной деятельности должны в обязательном порядке получить иную, особую оценку и защиту, в том числе в рамках уголовного права путем установления особого объекта охраны – общественных отношений в сфере защиты интеллектуальной собственности (глава 211 УК РФ).

К источникам внутренних угроз, повышающих общественную опасность преступлений против интеллектуальной собственности в частности,  можно отнести:  отставание России в процессе построения информационного общества; криминализацию общественных отношений, рост организованной преступности; причинение существенного ущерба экономике страны.  Искажение, несанкционированный доступ, копирование, модификация, изменение, уничтожение конфиденциальной информации экономического характера ведет к прямым материальным убыткам. Все это, несомненно, указывает на исключительную общественную опасность посягательств на информацию как основную составляющую, базу интеллектуальной собственности.

Частые посягательства на предметы интеллектуальной собственности свидетельствуют о том, что надлежащее применение используемых средств их охраны недостаточно и требует применения более эффективных мер. Цель законопроектной работы по обеспечению информационной безопасности состоит в том, чтобы она была законодательно закреплена в рамках УК РФ в самостоятельной главе о преступлениях против интеллектуальной собственности. Планомерная деятельность государства по охране интеллектуальной собственности позволит Российской Федерации стать одним из центров мирового развития в ΧΧΙ в.

Само уголовное законодательство (его система) должно строиться так, чтобы в каждой главе были помещены преступления, посягающие на один и тот же родовой объект. Непосредственные объекты каждого из преступлений, отнесенных к этой главе, находятся в границах этого родового (и видового) объекта. В этом случае система Особенной части уголовного кодекса выиграет за счет повышения качества уголовного закона. Строго выдержанная по родовому объекту преступления структура глав (разделов) Особенной части уголовного кодекса значительно облегчила бы его применение на практике. 

  На наш взгляд, отношения в сфере охраны интеллектуальной собственности являются в рамках Уголовного права самостоятельными. Необходимость приоритетного выделения новых объектов общественных отношений – потребность времени. Общественная опасность посягательства на те или иные общественные отношения может изменяться в тех или иных исторических условиях развития общества. Поэтому, в рамках Уголовного кодекса необходимо выделить самостоятельную главу 211 – “Преступления против интеллектуальной собственности”, объединяющую все преступления, посягающие на результаты интеллектуальной деятельности. Родовым объектом таких преступлений следует считать общественные отношения в сфере экономики – раздел VIII УК РФ.

Непосредственным объектом преступлений, образующих данную группу, необходимо считать отношения по защите конкретных результатов интеллектуальной деятельности: объектов авторского права и смежных прав, изобретений, полезных моделей, коммерческой информации, программ для ЭВМ и т.п..

Процесс объединения статей УК в группы происходит на основе общности охраняемых ими общественных отношений. Схожие по предмету, субъекту интереса (потерпевшему) составы преступлений объединяются и помещаются законодателем в главы (в разделы), которым присваивается наименование, отражающее их содержимое. Систематизация Особенной части УК РФ должна отражать потребности и приоритеты современного общества. Одним из таких приоритетов в условиях рыночной экономики и построения информационного общества, является уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности. Общественные отношения в сфере интеллектуальной собственности должны стать самостоятельным объектом охраны. Позитивными сторонами такой криминализации являются: акцентирование внимания на важности отношений в сфере интеллектуальной собственности в современном обществе, их значимости; совершенствование системы Особенной части УК РФ, что повысит эффективность уголовного законодательства; информирование населения об общественной опасности посягательств на интеллектуальную собственность; формирование общественного мнения о лице, противоправно использующем результаты чужой интеллектуальной деятельности как о преступнике; создание юридической основы для ужесточения санкций к лицам, посягающим на интеллектуальную собственность; формирование и совершенствование практики борьбы с данными преступными деяниями; отражение в Уголовном законе развития рыночных отношений и информационного общества в России (это соответствует международному уровню); сближение уголовного законодательства России и государств с другими правовыми системами, но обеспечивающими общие задачи – регулирование и охрану рыночных отношений; соответствие мировым стандартам борьбы с преступлениями против интеллектуальной собственности.

Объединение всех преступлений посягающих на интеллектуальную собственность  в рамках одного объекта обосновано следующими моментами: 1) единство характера общественных отношений интеллектуальной собственности, урегулированных Ч. IV ГК РФ; 2) общность сферы противоправного поведения; 3) единый характер причиняемого вреда данными преступлениями.

Потребность создания единого комплекса уголовно-правовых норм, направленных на защиту интеллектуальной собственности обусловлена тем, что общественные отношения в сфере интеллектуальной деятельности становятся особо значимыми. Интеллектуальная собственность становится в условиях рыночных отношений полноправным предметом хозяйственного оборота. В условиях построения информационного общества и информационного сектора экономики, особое значение приобретает интеллектуальная собственность. Предметы интеллектуальной собственности становятся производительной силой, они преобладают над другими ресурсами общества и становятся центральной категорией в экономике. Интеллектуальный рынок является основой бизнеса, а продукты интеллектуальной деятельности – самым ценным товаром, который требует должной уголовно-правовой охраны.

Выработка новых подходов к проблеме борьбы с преступлениями, посягающими на результаты интеллектуальной деятельности в условиях рыночного и информационного общества будет способствовать надлежащему применению уголовного законодательства по охране интеллектуальной собственности, что, станет на сегодняшний день фактором возможного ускорения развития российской экономики и ее качественного роста, а также средством повышения конкурентоспособности экономики и обеспечения национальной безопасности.

Учитывая особую важность общественных отношений в сфере интеллектуальной сферы и особую общественную опасность преступных посягательств на данные отношения, предлагается ст. 2 УК РФ сформулировать в следующей редакции: “Задачами настоящего Кодекса являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, интеллектуальной собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений”.

Глава 5 «Перспективы охраны интеллектуальной собственности уголовно-правовыми нормами» состоит из двух параграфов. Первый параграф «Преступления против интеллектуальной собственности как целостная система» посвящен анализу конкретных составов преступлений против интеллектуальной собственности. В настоящее время Уголовный кодекс 1996 года содержит следующие преступления, посягающие на интеллектуальную собственность как основной непосредственный объект, охранять которую следует в предлагаемой нами главе 211 – “Преступления против интеллектуальной собственности”: - нарушение авторских и смежных прав (ст. 146); - нарушение изобретательских и патентных прав (ст. 147); - незаконное использование товарного знака (ст. 180); - незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183); - неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272); - создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ (ст. 273); - нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети (ст. 274).

Все перечисленные выше нормы созданы в первую очередь для охраны конкретных результатов интеллектуальной деятельности, принадлежащих конкретному субъекту. Отношения, страдающие от посягательства на интеллектуальную собственность, следует считать дополнительным или факультативным объектом.

Дополнительным непосредственным объектом преступления в уголовном праве является то общественное отношение, посягательство на которое не составляет сущности данного преступления, но которое этим преступлением всегда нарушается или ставится в опасность нарушения наряду с основным объектом.

Выделение непосредственного объекта имеет большое практическое значение, поскольку квалификация деяния производится только по основному непосредственному объекту, непосредственный объект предопределяет видовой и предопределяет объединение составов в рамках одной главы УК РФ. Поэтому очень важно из всех объектов, которые этим преступлением нарушаются, выделить основной.

Автору принадлежат личные неимущественные и имущественные права. Неимущественные права автора охраняются в настоящем Уголовном кодексе частью 1 ст. 146. В ч. 1 ст. 146 УК предусмотрена уголовная ответственность за присвоение авторства (плагиат), то есть за присвоение объекта интеллектуальной деятельности, автором которой является другое лицо. Это выпуск в полном объеме или части чужого произведения под своим именем, издание под своим именем произведения, созданного в соавторстве с другими лицами, без указания их фамилий. Расположение данной нормы в главе 19 УК РФ, охраняющей конституционные права и свободы человека и гражданина, вполне оправдано.

Часть вторая данной статьи, которая в качестве обязательного признака предусматривает крупный размер последствий (более пятидесяти тысяч рублей), а часть третья статьи 146 – особо крупный размер (более 250 тыс. рублей). Преступлением против интеллектуальной собственности следует считать посягательства на имущественные права автора – ч. 2 и 3 ст. 146 УК, которые необходимо охранять в рамках предлагаемой нами главой 211. Эти деяния посягают, прежде всего, на экономические интересы, а не на конституционные права. К имущественным правам автора относится: право воспроизводить произведение, распространять экземпляры произведения, публично демонстрировать, исполнять произведение, аранжировать и т.п. Такое мнение, уже находит поддержку, о чем свидетельствуют, в том числе и результаты проведенного нами опроса практических работников и ученых-работников высшей школы.

Однако, есть и другие мнения, утверждающие, что перенос норм об охране имущественных прав обладателей интеллектуальной собственности из главы о конституционных правах человека и гражданина в главу об экономических преступлениях понизит их статус, ослабит уровень охраны. Мы не согласны с такой позицией. Предлагаемое нами решение вопроса будет способствовать систематизации УК РФ и как итог – повышению эффективности его применения. Кроме того, в УК РФ есть наглядные примеры, подтверждающие, что конституционные права – это один, самостоятельный объект охраны, а имущественные права – другой. Например, неприкосновенность жилища (ст. 139 УК РФ) охраняется в рамках конституционных прав и свобод (Глава 19 УК РФ), а уничтожение жилища (ст. 167 УК РФ) – в рамках имущественных прав собственника. Такой же подход должен быть принят и при охране конституционных и имущественных прав обладателей интеллектуальной собственности.

Обязательным признаком объективной стороны состава нарушения изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК РФ) является причинение крупного ущерба потерпевшему. Исходя из характеристики объективной стороны этого преступления, можно заключить, что незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, посягает, прежде всего, на экономический оборот данных объектов, на собственнические интересы правообладателя. Поэтому противоправное деяние, предусмотренное в этой части, должно быть отнесено к числу преступлений в сфере экономики, а именно к числу преступлений против интеллектуальной собственности. А последние три пункта объективной стороны состава, предусмотренного ст. 147 УК (присвоение авторства; принуждение к соавторству; разглашение без согласия автора информации, которая составляет сущность изобретения, полезной модели или промышленного образца) действительно посягают на конституционные права и свободы человека и гражданина.

Незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК) также посягает на интеллектуальную собственность, поэтому видовым объектом данного преступления следует считать общественные отношения в сфере охраны интеллектуальной собственности  (следовательно, эту норму также необходимо разместить в главе 211 УК РФ), а родовым – общественные отношения в сфере экономики (раздел VIII УК РФ). По поводу родового объекта наша позиция совпадает с законодательной. 

Преступление заключается в незаконном использовании вышеназванных предметов преступления, если деяние совершено неоднократно (два или более раза) или причинило крупный ущерб (на сумму свыше 250 тыс. руб.). Поскольку УК РФ не предусматривает такую форму множественности, как неоднократность, то на наш взгляд, использование данного термина в ст. 180 УК РФ является некорректным, от него необходимо отказаться. Имущественный ущерб как основание уголовной ответственности в данном случае также является свидетельством отнесения данной нормы к экономическим преступлениям

Предмет преступления, предусмотренного ст. 183 УК РФ – это сведения, составляющие коммерческую, налоговую или банковскую тайну. Гражданско-правовая наука результатом интеллектуального труда признает только коммерческую тайну. Поэтому к числу преступлений против интеллектуальной собственности можно отнести только противоправные посягательства на коммерческую тайну. Следовательно, в главу 211 “Преступления против интеллектуальной собственности”  должна быть включена норма, выделенная из ст. 183 УК, предусматривающая уголовную ответственность только за незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну в такой же редакции, как и в статье 183 УК РФ. Преступные посягательства на налоговую и банковскую тайны должны квалифицироваться по ст. 183 УК в нынешней редакции.

Гражданский кодекс РФ (Часть IV ГК РФ) содержит перечень конкретных объектов правовой охраны, подпадающих под понятие интеллектуальной собственности, включая программы для ЭВМ и базы данных. В связи с этим необходимо отнесении к числу преступлений против интеллектуальной собственности  так называемых компьютерных преступлений – (ст.ст. 272, 273, 274 УК РФ).

Использование средств компьютерной техники при совершении ряда преступлений (например, против собственности – хищений, общественного порядка, безопасности и др.) должно учитываться законодателем при конструировании составов преступлений в качестве квалифицирующих признаков, что обусловлено повышенной общественной опасностью преступлений, совершенных с использованием компьютерной техники: во-первых, существует высокая латентность преступлений, совершаемых с использованием компьютерной техники. Причина этому – высокая сложность расследования и раскрытия данных преступлений (высокая степень сложности и дороговизна специальных технических средств и мероприятий по розыску и задержанию преступника), а также несвоевременная осведомленность потерпевшего о факте совершенного в отношении него преступления. Во-вторых, дистанционный характер преступлений, совершаемых с использованием компьютеров. Таким образом определить место его нахождения бывает весьма затруднительно, что также затрудняет раскрытие такого преступления. В – третьих, преступления, совершаемые с использованием ЭВМ, можно отнести к так называемым интеллектуальным преступлениям. То есть преступник “на своих плечах” не выносит похищенное, не взламывает сейф, а, находясь в дали от места преступления, сидя за компьютером, не опасаясь немедленного задержания, причиняет крупный ущерб (например, отключает жизнеобеспечение АЭС). Четвертой причиной выделения квалифицирующих признаков преступления, совершенного с использованием компьютеров, являются, как мы уже указывали выше большие суммы причиняемого ущерба.

Второй параграф пятой главы диссертации называется «Возможность и необходимость признания интеллектуальной собственности предметом хищения в условиях современного общества”. Автор отмечает, что в рыночной экономике имущественные отношения, связанные с владением, пользованием и распоряжением материальными благами, и имущественные отношения по поводу благ невещественного характера, и экономический обмен, и отношения по управлению чужим имуществом в равной мере нуждаются в уголовно – правовой охране. Большую группу преступлений против собственности образуют хищения. Примечание 1 к ст. 158 УК РФ является универсальным определением хищения, которое распространяется не только на преступления против собственности, но и на ряд деяний, посягающих на общественную безопасность (ст.ст. 221, 226 УК РФ), здоровье населения и общественную нравственность (ст. 229 УК РФ), о чем прямо сказано в названном примечании: “Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются …”.

Необходимо распространять примечание 1 к ст. 158 УК РФ и на главу 211. Это обусловлено тем, что эффективность уголовно-правовой охраны тех или иных общественных отношений обеспечивается, в том числе и своевременным выявлением угроз этим отношениям и криминализацией наиболее общественно-опасных посягательств.

Право собственности и интеллектуальной собственности имеют много общих признаков, что должно учитываться и при их уголовно-правовой защите, и, в частности, при формулировании признаков хищения. На основе собственного анализа явления и мнений ведущих ученых, следует заключить, что не только вещи, но и иные объекты могут признаваться предметом преступлений в сфере экономики (в том числе имущественных посягательств), если они составляют экономическую ценность, имеют стоимостное выражение и подлежат денежной оценке. Соответственно данные объекты подвержены противоправному безвозмездному изъятию или обращению, то есть хищению. Рассмотрев признаки хищения, можно утверждать, что все они применимы и при хищении нематериальных благ за одной лишь разностью в традиционно понимаемых свойствах предмета посягательства.

Из законодательной редакции (согласно примечанию 1 к ст. 158 УК РФ) следует, что хищение совершается с корыстной целью. Корысть, как цель, являясь обязательным признаком субъективной стороны формы хищения, предусматривает, что виновный стремится извлечь материальную выгоду, обогатиться за чужой счет, нажиться. В современной действительности посягательства на объекты интеллектуальной собственности также в большинстве своем совершаются с целью противоправного обогащения. Нематериальные блага (например, коммерческая тайна) имеют порой огромную рыночную стоимость. Поэтому целью преступника при хищении нематериальных благ является зачастую получение материальной выгоды, незаконной прибыли.

Следующим признаком хищения является противоправность изъятия чужой собственности. Противоправность заключается в том, что виновный без согласия собственника, несанкционированно пользуется правами, входящими в содержание права собственности, - владения, пользования, распоряжения и такое поведение расценивается уголовным законом как преступление. Интеллектуальная собственность, как мы указывали выше, является абсолютным, исключительным правом, то есть закон исключает любые посягательства на права собственника нематериальных благ, объявляя такие действия противоправными.

Третьим признаком, который характеризует хищение и который может распространяться и на посягательства на нематериальные ценности, является безвозмездность изъятия чужой собственности. Хищение всегда совершается безвозмездно, то есть субъект, похищая чужую собственность, не предоставляет ее законному владельцу полного эквивалента стоимости похищенного в виде определенной суммы денег, другого равноценного имущества или трудовых затрат. Очевидно, что при хищении коммерческой тайны преступник не возмещает ее собственнику причиненный ущерб.

Уголовный закон предусматривает два способа перехода чужой собственности к преступнику при хищении – либо путем изъятия, либо путем обращения чужого имущества в незаконное владение. Информация может быть достаточно объемной, не удерживаться в памяти человека и поэтому храниться на каком-либо носителе.  После противоправного изъятия такого носителя, (магнитный диск и др.), информация может быть и не восстановлена собственником, либо на ее восстановление потребуются значительные затраты сил и средств равнозначные первоначальному созданию информации. 

Собственник – это правообладатель информации на основании регистрации права, договора и т.п. Поэтому хищение нематериальных благ (как и хищение материальных ценностей) может осуществляться чаще путем их незаконного (фактического, но не юридического) обращения в противоправное владение преступника.  Незаконное обращение должно включать в себя такие способы завладения информацией, как копирование, незаконное приобретение, распространение, использование, разглашение и т.п., то есть любые способы незаконного обращения нематериальных благ, как в свое незаконное фактическое владение, так и незаконное владение других лиц.

Следующим признаком, согласно примечания 1 к ст. 158 УК РФ, является то, что при хищении происходит противоправное изъятие или обращение именно чужого имущества в пользу виновного или других лиц.  В статьях Уголовного кодекса, где в качестве предмета преступления названо имущество, под ним принято понимать только совокупность вещей, включая деньги и ценные бумаги. Это утверждение основано на том, что собственность, как социально – экономическая категория, традиционно связана с вещами и материализуется в них. Однако в условиях рынка такие подходы вряд ли верны. Как мы указывали выше, в рамках понятия “имущество” гражданское законодательство понимает не только материальные, но и нематериальные блага.

Исходя из этого, представляется необходимым в понятии “хищение” слова “…чужого имущества…” толковать не только как материальные, но и нематериальные блага, посягательства на которые причиняют материальный ущерб их обладателям. Такое толкование имеет практическое значение, поскольку позволит более шире применять уголовный закон в целях охраны материальной собственности и интеллектуальной собственности. Это положение нуждается в разъяснении Пленума Верховного Суда РФ.

При хищении нематериальные блага также переходят в пользу виновных или других лиц (например, при копировании информации, изъятии ее вместе с материальным носителем, когда собственник не способен ее восстановить, то есть полностью утрачивает ее и т.п.). Хищение информации (коммерческой тайны) также причиняет имущественный ущерб ее обладателям, хотя потерпевший остается правообладателем похищенных нематериальных благ.

По причине сходства охраняемых объектов собственности и интеллектуальной собственности, понятие и признаки хищения необходимо распространять на составы преступлений главы 211.

Проанализировав уголовное законодательство ряда зарубежных государств (Англия, США, Франция, ФРГ, Италия, Япония), можно прийти к выводу, что в развитых капиталистических странах, к сообществу которых старается примкнуть и Россия, под предметом имущественных преступлений, хищения понимаются не только вещи в материальном смысле, но также и блага нематериального характера: права, услуги, электричество, документы, информация  и другие объекты интеллектуальной собственности, имеющие ценность. К числу преступлений против собственности относятся также противоправные деяния, совершенные с использованием компьютерной техники.

Мы полагаем, что, посягательства на материальные  и нематериальные блага должны признаваться хищением, если данные преступления связаны с противоправным, безвозмездным их изъятием или обращением (к примеру, хищение информации). Поэтому там, где ведется речь, например, о незаконном получении сведений, составляющих коммерческую тайну и т.п., следует упоминать о хищении интеллектуальной собственности. То есть в данных составах преступлений вместо слов изъятие, завладение, незаконное получение и т.п. необходимо использовать термин “хищение”.

В научной литературе уже сегодня высказывается мнение о признании предметом хищения таких нематериальных благ, как электрической, тепловой и других видов энергии. Электроэнергия, другие виды энергии и сырья обладают признаками товара и являются вещью. Сегодня сформировался федеральный оптовый энергетический рынок электроэнергии. В пределах единой энергетической системы России активно осуществляется купля-продажа электрической энергии всеми субъектами гражданского права. Хищение электроэнергии причиняет не упущенную выгоду (как традиционно считается, в виде неполучения должного государством), а реальный (действительный) ущерб, так как данная энергия уже произведена и на ее производство затрачены определенные материальные ресурсы (сожжен уголь, мазут, выплачена зарплата энергетикам и т.п.). Поэтому государство (или иной поставщик энергии) при неполучении платы за пользование последней (из данной оплаты происходит возмещение понесенных затрат) терпит не упущенную выгоду а реальный ущерб. Именно по этой причине в Росси происходит отключение электроэнергии за ее неоплату.

Как уже было отмечено, УК традиционно определяет предмет хищения (имущество) как материальную субстанцию, предмет материального мира. Однако в самом Кодексе на этот  счет есть противоречия. Так, ст. 159 УК – мошенничество, указывает, что предметом данного преступления, помимо имущества, является также право на чужое имущество как юридическая категория. Статья 164 УК – хищение предметов, имеющих особую ценность, в качестве предмета преступления предусматривает документы, имеющие особую научную ценность. В данном случае предметом хищения является не материальный носитель информации, в качестве которого может выступать бумага, магнитная лента, диск и т.п., а сама информация.

О нематериальных свойствах предмета преступления говорится и в ст. 221 УК РФ, на которую также распространяется общее понятие хищения. Предметом указанного преступления, в соответствии с Федеральным законом РФ “Об использовании атомной энергии” от 21 ноября 1995г., являются радиоактивные материалы, то есть радиационные источники, ядерные материалы, радиоактивные вещества и радиоактивные отходы. Предметом хищения радиоактивных материалов являются не сами радиоактивные материалы, а их радиоактивные свойства, которые могут находиться в любых предметах – руде, радиоактивном или ядерном оборудовании,  которые  утилизируются  после  использования  как  ненужные отходы.

В составах преступлений против интеллектуальной собственности – глава 211, вместо слов: “использование, получение, разглашение, копирование” необходимо использовать термин “хищение”. Это усилит охрану таких предметов собственности.

Примечание 1 к ст. 158 УК РФ предлагается изложить в следующей редакции: “Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества (в том числе использование, получение, разглашение, копирование предметов интеллектуальной собственности) в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества”.

В итоге, на основе проведенного исследования в диссертации предлагается следующая редакция главы 211: “Преступления против интеллектуальной собственности”:

Статья 1681.  Хищение объектов авторских и смежных прав

1. Хищение объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, -

Наказываются…

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, если они совершены:

а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) в особо крупном размере;

в) лицом с использованием своего служебного положения, -

наказываются…

Примечание. Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере – двести пятьдесят тысяч рублей.

Статья 1682.  Хищение объектов  изобретательских и патентных прав

1. Хищение изобретения, полезной модели или промышленного образца, если эти деяния причинили крупный ущерб, -

наказываются…

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, -

наказываются…

Статья 1683.  Хищение товарного знака

1. Хищение чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ним обозначений для однородных товаров, если это деяние причинило крупный ущерб, -

наказывается…

2. Незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в Российской Федерации товарного знака или наименования места происхождения товара, если это деяние причинило крупный ущерб, -

наказывается…

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, -

наказывается…

Примечание. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб в сумме, превышающей двести пятьдесят тысяч рублей.

Деяние, предусмотренное ст. 1684 УК РФ включает и угрозу, как способ получения коммерческой тайны, что является признаком вымогательства. Поэтому редакция ст. 1684 УК РФ предлагается следующая.

Статья 1684. Хищение либо вымогательство сведений, составляющих коммерческую тайну

1. Хищение либо вымогательство сведений, составляющих коммерческую тайну, -

наказывается…

2. Хищение сведений, составляющих коммерческую тайну лицом, которому она была доверена либо стала известна по службе или работе, -

наказываются…

3. Те же деяния, причинившие крупный ущерб, -

наказываются…

4. Деяния, предусмотренные частями второй или третьей настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, -

наказываются…

Примечание. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб в сумме, превышающей двести пятьдесят тысяч рублей.

Статья 1685. Неправомерный доступ к компьютерной информации

1. Неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, то есть информации на машинном носителе, в электронно-вычислительной машине (ЭВМ), системе ЭВМ или их сети, если это деяние повлекло уничтожение, блокирование, модификацию либо хищение информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, -

наказывается…

2. То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо лицом с использованием своего служебного положения, а равно имеющим доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, -

наказывается…

Статья 1686. Создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ

1. Создание программ для ЭВМ или внесение изменений в существующие программы, заведомо приводящих к несанкционированному уничтожению, блокированию, модификации либо хищению информации, нарушению работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, а равно использование либо распространение таких программ или машинных носителей с такими программами –

наказываются…

2. Те же деяния, повлекшие по неосторожности тяжкие последствия, -

наказываются…

Статья 1687. Нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети

1. Нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети лицом, имеющим доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, повлекшее уничтожение, блокирование или модификацию охраняемой законом информации ЭВМ, если это деяние причинило существенный вред,-

наказывается…

2. То же деяние, повлекшее по неосторожности тяжкие последствия, -

наказывается…

Одновременно с включением в УК РФ главы 211 в предлагаемой нами редакции, в него следует внести следующие изменения:

1. Признать утратившими силу ч.2 и ч. 3 ст. 146.

2. Из ч. 1 ст. 147 исключить следующие слова: “Незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца”.

3. Считать утратившей силу ст. 180 УК РФ.

4. Из ч.ч. 1 и 2 ст. 183 исключить слово “коммерческую”.

5. Считать утратившей силу Главу 28 “Преступления в сфере компьютерной информации”

В заключении подводятся итоги проведенного диссертационного исследования, формулируются основные выводы. 

Основные предложения диссертации нашли свое отражение в следующих публикациях автора:

Монографические исследования:

  1. Шульга А.В. Присвоение или растрата в условиях становления рыночных отношений / А.В. Шульга. Кубанский государственный аграрный университет. – Краснодар. 2004. 153 – с. (10 п.л.).
  2. Шульга А.В.  Хищение имущества вверенного виновному: проблемы квалификации / А.В. Шульга. Кубанский государственный аграрный университет. – Краснодар. 2005. 278 – с. (17,5 п.л.). 
  3. Шульга А.В. Предмет преступлений против собственности в условиях современного общества и его влияние на квалификацию преступлений / А.В. Шульга. ГОУ ВПО СКФ “Российская академия правосудия”. Краснодар, 2007. 414 – с. (25, 88 п.л.).
  4. Шульга А.В.  Объект преступлений против собственности в условиях современного общества / А.В. Шульга. ГОУ ВПО СКФ “Российская академия правосудия”. Краснодар, 2007. 272 – с. (17,1 п.л.).
  5. Шульга А.В. Объект и предмет преступлений против собственности в условиях рыночных отношений и информационного общества / А.В. Шульга. Издательство «Юрлитинформ». Москва. 2007. 372 – с. (23,5 п.л.).
  6. Уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности / А.В. Шульга. Издательство «Юрлитинформ». Москва. 2009. 224 – с. (14 п.л.). 

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, указанных в перечне ВАК:

  1. Шульга А.В. Квалификация противоправного изъятия чужого имущества с последующим уничтожением / А.В. Шульга, В.В. Соболев // Российская юстиция. 2007 № 5. С. 20-22. (0,2/0,1 п.л.). 
  2. Шульга А.В. Уголовная ответственность за хищение на современном этапе / А.В. Шульга // Российский следователь 2007. № 12. С. 24-26. (0,3 п.л.). 
  3. Шульга А.В. Специфика предмета преступлений против собственности в условиях современного общества / А.В. Шульга // Черные дыры в российском законодательстве. 2007. № 4. С. 32-36 (0,3 п.л.). 
  4. Шульга А.В. Момент окончания хищения по ст. 229 УК РФ / А.В. Шульга // Российская юстиция 2007. № 11. С. 59-62. (0,3 п.л.).
  5. Шульга А.В. Своеобразие предмета преступлений против собственности  в условиях рыночных отношений / Р.Р. Галиакбаров, А.В. Шульга // Черные дыры в российском законодательстве. 2008 № 3. С.  (0,3 п.л./0,15 п.л.)
  6. Шульга А.В. Информация как предмет преступления / А.В. Шульга // Черные дыры в российском законодательстве. 2008. № 3. С. (0,3 п.л.).
  7. Шульга А.В. Противоправное изменение записи в реестре акционеров – преступление против собственности / А.В. Шульга // Российская юстиция. 2008. № 3. С. 14-15. (0,2 п.л.).
  8. Содержание понятия “чужое имущество” как предмета преступления / А.В. Шульга // Российское правосудие. 2009 № 9. С. 68-74. (0,4 п.л.).

Иные публикации:

  1. Шульга А.В. Недвижимость как предмет преступлений против собственности / А.В. Шульга // Северо-Кавказский юридический вестник. 2008. № 3. С. 69-71 (0,3 п.л.).
  2. Шульга А.В. Возмещение стоимости похищенного как основание освобождения от уголовной ответственности / А.В. Шульга // Труды Кубанского государственного университета. Выпуск 4. Краснодар 2006. С. 266-275. (0,6 п. л.). 
  3. Шульга А.В. Присвоение и растрата-сущность, понятие, юридическая природа / А.В. Шульга // Проблемы применения нового уголовного законодательства. Материалы межвузовской научно-практической конференции. – Краснодар. 1997. С. 68-72. (0,4 п.л.).
  4. Шульга А.В. Уголовная ответственность за присвоение и растрату / А.В. Шульга // Актуальные проблемы применения российского права на современном этапе. Сборник трудов КГАУ. – Краснодар. 1998. С. 108-114. (0,4 п.л.).
  5. Шульга А.В. Присвоение или растрата – некоторые вопросы квалификации // Правоведение. Сборник трудов КГАУ, КГУ. – Краснодар. 1999. С. 120-124. (0,3 п.л.).
  6. Шульга А.В. Присвоение или растрата как форма хищения по уголовному праву / А.В. Шульга // Проблемы правоприменительной деятельности. Сборник трудов КГАУ. -  Краснодар. 1999. С. 161-167. (0,4 п.л.).
  7. Шульга А.В. Содержание корыстной цели присвоения или растраты в новых экономических условиях / А.В. Шульга // Закон и судебная практика. Материалы межвузовской научно-практической конференции. – Краснодар. 2000. С. 171-176. (0,3 п.л.).
  8. Шульга А.В. Некоторые проблемы множественности преступлений против собственности / А.В. Шульга // Теория и практика применения законодательства на современном этапе. Сборник трудов ИВЭСЭП. – Краснодар. 2000. С. 100-104. (0,3 п.л.).
  9. Шульга А.В. Специфика предмета хищений в условиях становления рыночных отношений / А.В. Шульга // Закон и судебная практика. Материалы межвузовской научно-практической конференции 28 февраля 2001 года. – Краснодар. 2001. С. 324-329. (0,3 п.л.).
  10. Шульга А.В. Положительное послепреступное поведение при совершении хищений / А.В. Шульга // Проблемы уголовного законодательства и судебная практика. Материалы межвузовской научно-практической конференции 28 марта 2001 года. – Майкоп. 2001. С. 96-100. (0,3 п.л.).
  11. Шульга А.В. Присвоение или растрата продукции сельского хозяйства / А.В. Шульга // Материалы второй региональной научно-практической конференции молодых ученых «Научное обеспечение агропромышленного комплекса». – Краснодар. 2001. С. 276-278. (0,1 п.л.).
  12. Шульга А.В. Момент окончания хищения / А.В. Шульга // Проблемы правоприменительной деятельности. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 3. – Краснодар. 2002. С. 211-216. (0,3 п.л.).
  13. Шульга А.В.  Присвоение и растрата – сколько форм хищения? / А.В. Шульга // Проблемы юридической науки и правоприменительной деятельности. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 4. – Краснодар. 2003. С. 279-283. (0,3 п.л.).
  14. Шульга А.В. Квалификация соучастия со специальным субъектом / А.В. Шульга // Уголовно-правовые проблемы борьбы с соучастием в преступлении. Материалы всероссийской научно-практической конференции, г. Краснодар 9-10 октября 2003 года. – Краснодар, 2003. С. 37-42. (0,3 п.л.).
  15. Шульга А.В. Уголовная ответственность за присвоение или растрату в досоветский период / А.В. Шульга // Проблемы юридической науки и правоприменительной деятельности. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 5. – Краснодар. 2004. С. 361-366. (0,3 п.л.).
  16. Шульга А.В. Содержание видового объекта преступлений против собственности / А.В. Шульга // Проблемы юридической науки и правоприменительной деятельности. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 8. – Краснодар. 2005. С. 35-39. (0,3 п.л.).
  17. Шульга А.В. Корысть как признак хищения / А.В. Шульга // Гуманитарный анализ состояния и перспектив развития высшего образования в России. Материалы всероссийской научно-практической конференции (26-30 сентября 2005 года). Сочи, 2005. С. 199-201. (0,1 п.л.).
  18. Шульга А.В. Общее имущество как предмет хищения / А.В. Шульга // Проблемы юридической науки и правоприменительной деятельности. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 9. – Краснодар. 2006. С. 257-261. (0,3 п.л.).
  19. Шульга А.В. Освобождение от уголовной ответственности за посягательства на собственность / А.В. Шульга // Право и правосудие в современном мире. Сборник материалов международной научно-практической конференции. Краснодар, 2006. С. 134-137. (0,2 п.л.).
  20. Шульга А.В. Дифференциация уголовной ответственности за преступления против собственности / А.В. Шульга // Ученые записки. Сборник научных и научно-методических трудов Северо-Кавказского филиала ГОУ ВПО «Российская академия правосудия». Краснодар, 2006. Т. 2. С. 182-187. (0,3 п.л.).
  21. Шульга А.В. Субъективные признаки хищения / А.В. Шульга // Современное состояние и перспективы развития материального и процессуального права в условиях судебно-правовой реформы. Сборник статей по материалам международной научно-практической конференции. Пенза, 2006. С. 152-155. (0,2 п.л.).
  22. Шульга А.В. Совершение преступлений с использованием компьютерных технологий / А.В. Шульга // Актуальные проблемы юридической науки. Сборник материалов всероссийской научно-практической конференции (23-24 октября 2006 г.). Краснодар, 2006. С. 323-328. (0,3 п.л.).
  23. Шульга А.В. Квалификация хищения по ст. 229 УК РФ / А.В. Шульга // Уголовная политика Российской федерации в сфере противодействия наркотизации общества. Материалы международной научно-практической конференции (17-18 ноября). Белгород, 2006. С. 280-287. (0,4 п.л.).
  24. Шульга А.В. Квалификация хищения по УК РФ / А.В. Шульга // Актуальные проблемы противодействия коррупции. Материалы Всероссийской научно-практической конференции 12-14 октября 2006 г. Краснодар, 2006. С. 115-123. (0,5 п.л.).
  25. Шульга А.В. Общая собственность юридических лиц как предмет хищения / А.В. Шульга // Актуальные проблемы противодействия организованной экономической преступности и коррупции. Челябинск, 2006. С. 109-114. (0,3 п.л.).
  26. Шульга А.В. Уголовная ответственность за присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного имущества / А.В. Шульга, К.В. Михайлов // Юридическая теория и практика. 2006. № 2.С. 50-54. (0,4/0,2 п.л.).
  27. Шульга А.В. Предмет преступлений против собственности / А.В. Шульга // Судебные ведомости. 2006. № 3-4.С. 36-41. (0,5 п.л.).
  28. Шульга А.В. Проблемы совершенствования уголовного законодательства в сфере борьбы с преступлениями в сельской местности / А.В. Шульга // Научное обеспечение агропромышленного комплекса. Материалы VIII региональной научно-практической конференции молодых ученых. Краснодар, 7-8 декабря 2006 г. Краснодар – 2006. С. 493-494. (0,1 п.л.).
  29. Шульга А.В. Интеллектуальная собственность как объект преступления / А.В. Шульга, А.К. Шульга // Научное обеспечение агропромышленного комплекса. Материалы VIII региональной научно-практической конференции молодых ученых. Краснодар, 7-8 декабря 2006 г. Краснодар – 2006. С. 494-495. (0,1/0,05 п.л.).
  30. Шульга А.В. Безналичные деньги и ценные бумаги как предмет хищения чужого имущества / А.В. Шульга, В.В. Соболев // Проблемы реализации уголовной политики Российской Федерации на региональном уровне. Сборник научных трудов. Москва-Ставрополь, 2007. С. 265-269. (0,3/0,15 п.л.).
  31. Шульга А.В. Содержание предмета преступления в условиях информационного общества / А.В. Шульга // Труды Кубанского государственного аграрного университета. Научный журнал. Серия ПРАВО 1/2007. Краснодар, 2007. С. 132-145. (0,8 п.л.).
  32. Шульга А.В. Фактические отношения собственности как объект уголовного права / А.В. Шульга // Судебные ведомости. 2007. № 2 (21). С. 41-45. (0,3 п.л.).
  33. Шульга А.В. Внедрение организованной преступности в сферы, связанные с интеллектуальной собственностью / А.В. Шульга // Современная организованная преступность и коррупция в России: состояние, тенденции, проблемы и возможности эффективного противодействия. Тезисы международной научно-практической конференции (27-28 февраля 2007 года, г. Саратов). Саратов, 2007. С. 256-260. (0,3 п.л.).
  34. Шульга А.В., Соболев В.В. Квалификация хищения в преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка / А.В. Шульга, В.В. Соболев // Тенденции развития современного права: теоретические и практические проблемы. Сборник статей по материалам международной научно-практической конференции 18 мая 2007 г. Т. 2, Краснодар, РАП, 2007. С. 185-188. (0,3/0,15 п.л.).
  35. Шульга А.В. Общая собственность супругов как предмет преступления: исторический аспект и зарубежный опыт / А.В. Шульга // Тенденции развития современного права: теоретические и практические проблемы. Сборник статей по материалам международной научно-практической конференции 18 мая 2007 г. Т. 2, Краснодар, РАП, 2007. С. 249-253. (0,4 п.л.).
  36. Шульга А.В. Особенности объекта преступлений против собственности на современном этапе / А.В. Шульга // Правовая политика Российской Федерации в условиях современного социально-экономического развития. Материалы II Международной научно-практической конференции 12-13 октября 2007 гола. Ростов-на-Дону, 2007. С. 120-122. (0,3 п.л.).
  37. Шульга А.В. Усиление уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности – требование современных реалий /  А.В. Шульга, Р.Р. Галиакбаров // Уголовная политика и уголовное законодательство: проблемы теории и практики. Международная научно-практическая конференция 27-28 мая 2008 г. Сборник материалов конференции. Санкт-Петербург, 2008. С. 39-43. (0,4/0,2 п.л.).
  38. Шульга А.В. Хищение с охраняемой территории / А.В. Шульга // Проблемы юридической науки и правоприменительной деятельности. Труды КГАУ. Серия «Право». Выпуск 11. Часть 2. Краснодар, 2008. С. 240-245. (0,4 п.л.).
  39. Шульга А.В. Влияние современного общества на содержание объекта преступлений против собственности / А.В. Шульга, Р.Р. Галиакбаров // Труды Кубанского государственного аграрного университета. Серия: ПРАВО. 2008. № 1. С. 81-86. (0,4/0,2 п.л.).
  40. Шульга А.В. Нематериальное (бестелесное) имущество как предмет преступления / А.В. Шульга // Труды Кубанского государственного аграрного университета. Серия: ПРАВО. 2008. № 1. С. 91-94. (0,3 п.л.).
  41. Шульга А.В. О нематериальной природе предмета преступления / А.В. Шульга // Труды Кубанского государственного аграрного университета. Серия: ПРАВО. 2008. № 2. С. 37-41. (0,4 п.л.).
  42. Шульга А.В. Земля как предмет преступлений против собственности / А.В. Шульга // Труды Кубанского государственного аграрного университета. Серия: ПРАВО. 2009. № 1. С. 69-74. (0,4 п.л.).

Общий объем публикаций составляет 123, 58 п.л.

На правах рукописи

Шульга Андрей Владимирович

ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,

ПОСЯГАЮЩИХ НА СОБСТВЕННОСТЬ

В УСЛОВИЯХ РЫНОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ

И ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА

А в т о р е ф е р а т 

Подписано к печати  16.09. 2009 г. Формат 60X84/16.

Усл. печ. л. 2, 5 Тираж 150. Заказ


1 В данном случае и далее по тексту под словом “нематериальные” мы будем иметь ввиду блага, ценности, которые не имеют физических параметров традиционной вещи как предмета материального мира (таких как вес, длинна, ширина, объем и т.п.), то есть являются бестелесными, неосязаемыми.

2 См.: Рос. Газета. 2007. 27 апреля.

3 Алексеев С. С. Право собственности. Проблемы теории. - М., 2007. - С. 71.

4 Мартынкина Д. Юристы набирают силу // Аргументы неделi от 31 января 2008 г. № 5(91). С. 4 

5 Алексеев С.С. Право собственности. Проблемы теории. С. 97, 98.

6  Оценка интеллектуальной собственности: Учеб. пособие / Под ред. С.А. Смирнова. – М.: Финансы и статистика, 2003. С. 54-55.

7 Наумов А.В. Российское уголовное право. Курс лекций: в 3 т. Т. 2. Особенная часть (главы I - X). М., 2007. С. 256.

8 Алексеев С.С. Указ. соч. М., 2007. С. 67, 68, 71.

9 Галиакбаров Р.Р. Совершение преступления группой лиц. Омск, 1980. С. 24.

10 Дозорцев В.П. Новая эра в охране исключительных прав // Право и экономика. 1995. № 15-16. - С. 28.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.