WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Расулов Кахор

ИСТОРИЯ КУЛЬТУРЫ

ТАДЖИКСКОГО НАРОДА В ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XX ВЕКА

Специальность: 07.00.02 - Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Душанбе, 2010

Работа выполнена на кафедре истории таджикского народа Таджикского национального университета

Научный консультант:  доктор исторических наук, профессор

  Набиева Рохат Абдувахобовна        

Официальные оппоненты:  доктор исторических наук, профессор

  Мухторов Саттор

  доктор исторических наук, профессор

  Набиев Ваххоб Машрапович

  доктор исторических наук, профессор

  Раджабов Аскарали

Ведущая организация:         Курган-тюбинский государственный

университет имени Носира Хусрав

Защита диссертации состоится «16 сентября» 2010 года в 1330 часов на заседании диссертационного совета Д 737.004.02 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Таджикском национальном университете по адресу: 734025, г. Душанбе, пр. Рудаки, 17.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Таджикского национального университета (734025, г. Душанбе, пр. Рудаки, 17).

Автореферат разослан «  » 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук,        

доцент        Раджабова Д.С.

Общая характеристика работы.

Актуальность темы исследования. Диссертационное исследование посвящено актуальным вопросам истории таджикского народа, в частности истории культуры таджикского народа первой четверти XX века. Культура - это интегративное и наиболее яркое отражение социальной и духовной природы народа, нации, цивилизации и общества. Только путем изучения истории культуры можно понять и осознать суть социума.

Кардинальные политические изменения конца XX - начала XXI века, прежде всего, распад устойчивых социально-политических систем и форм общественной жизни, глубокая переоценка ценностей и активные усилия по поиску, обоснованию и утверждению национальной идентичности и ментальности исключительно актуализировали изучение всех аспектов и проблем истории, в том числе истории культуры.

Изучение истории культуры народа, как социально и исторически сложившегося многогранного явления, безусловно, имеет не только научно - познавательное, но и огромное практическое значение, позволяющее творчески использовать совокупный накопленный опыт в создании современной культуры народа, оно же дает возможность определить перспективные пути всемирного развития.

Культуре таджикского народа как любой культуре, были присущи периоды подъема и упадка, глубокие трансформации, обусловленные многочисленными объективными и субъективными факторами.

Одним из наиболее важных и содержательных, и даже переломных периодов истории таджикской культуры является не только определение самобытности национальных культур, но также выявление общерегиональных свойств и общечеловеческих ценностей центральноазиатской культуры. Таджикская культура, как древня культура региона в древности и средневековье, в последнее тысячелетие развивалась в тесном .соприкосновении с культурой тюркоязычных народов, обогащала их своим благотворным влиянием и самообогащалась за счет лучших достижений последних.

Необходимость глубокого объективного изучения этой проблемы диктуется еще и тем, что в конце XX - начале XXI века, в силу протекающих глубинных процессов и тенденций, вновь актуализировались судьбоносные и долговременные вопросы и проблемы, прежде всего, в таких аспектах, как «традиция-реформы» «реформы и ислам» и «реформы и революция», «традиция и новаторство», «самобытность - прогресс» и многие другие, которые были в центре культурообразующей и социокультурной деятельности джадидов - младобухарцев, всех социально активных сил общества. Не случайно были подготовлены и изданы важнейшие труды наиболее ярких представителей различных течений и групп социальной и культурологической мысли первой четверти XX столетия.

Исследование истории культуры таджикского народа в первой четверти XX века помогает понять на конкретно-историческом примере закономерность и историческую обусловленность генезиса и становления многогранной и многофункциональной современной культуры.

Объектом исследования стала история культуры таджикского народа в первой четверти XX века - период глубоких по своему характеру процессов в социальной, политической и культурной жизни народа.

Предметом исследования являются проблемы исторической эволюции таджикского общества в начале XX века, возникновение новых течений в общественной мысли, развитие просветительского движения и новой системы образования, формирование основ современных наук, развитие литературы и искусства.

Хронологические рамки исследования охватывают период первой четверти XX века, т.е. до проведения национально территориального размежевания и образования Таджикской Автономной Советской Социалистической Республики (ТАССР). Именно в этот небольшой по времени период истории произошли заметные изменения во всех сферах культуры таджикского народа.

Целью работы является комплексное исследование истории культуры таджикского народа в первой четверти XX века.

В связи с этим определены следующие основные задачи исследования:

-Анализировать и обобщить изданную литературу и источники, освещающие состояние и развитие культуры таджикского народа в первой четверти XX века.

-Раскрыть вклад общественно-политических течений в повышение общей культуры народных масс.

-Рассмотреть становление развития социально-культурного движения джадидизм.

-Показать состояние и деятельность русско-туземных и новометодных школ.

  • Обобщить деятельность советских общеобразовательных школ.
  • Рассмотреть состояние учебно-издательской деятельности.

- Обобщить процесс формирования и развития современной науки.

-Установить влияние литературы на процесс трансформации культуры таджикского народа.

-Определить роль искусства в эволюции культурной жизни таджикского народа.

-Проанализировать роль прессы в эволюции таджикского народа.

Степень изученности проблемы. Изучение различных аспектов и сторон этой сложной и многогранной проблемы осуществлено многими отечественными и зарубежными исследователями нескольких поколений.

Проблемы культуры таджикского народа, тенденции и содержание эволюции социальных и политических структур традиционного общества конца XIX - первой четверти XX века рассмотрены в научных трудах Б.Гафурова, 3. Раджабова, М.Р.Шукурова, Р.Набиевой, М.Гоибова, А.Рахматуллоева, С.Мухторова, Кари Ниязова, Б.В.Лунина, Т.В.Кашириной, X. Мирзозода11, а также в коллективных монографиях22. Авторы этих исследований справедливо осуждают пантюркизм, как шовинистическую идеологию, которая сыграла весьма отрицательную роль в судьбе таджикского народа. Известно, что джадиды сыграли определенную роль в развитии культуры, в частности образования, науки, литературы, повышении общей культуры народных масс. Необходимо отметить, что исследование джадидизма относительно длительное время носило весьма ограниченный и не совсем объективный характер. В этой связи ключевое значение имело объективное исследование исторической роли джадидизма.

Состояние и развитие культуры, в частности образования и просвещения таджикского народа в первой четверти XX в., рассмотрены в работах И.Обидова,  М.Р.Шукурова,  Набиевой Р., К.Е.Бендрикова, В.П.Кочарова, А. Кадырова33

, и других авторов. В работе К.Е. Бендрикова, И. Обидова, М. Шукурова имеется информация о начальной мусульманской школе, медресе, русско-туземной, новометодной, первых советских общеобразовательных школах, а также о числе преподавателей и учащихся. Однако, следует отметить, что в статистике, приведенных фактах и данных, наблюдаются некоторые расхождения.

Проблемы исторической эволюции науки в первой четверти XX в. исследованы в статьях и монографиях С.Аминзода, С.Марофиева, Х.Очилова, Р.Джалила, М.Шакури, С.Сиддика14.

Вопросу зарождения, становления и исторической эволюции
периодической печати первой четверти XX века посвящены
публикации А.Нуралиева, А.Садуллоева, И.Усмона, П. Гулмурода, К.Шарифзода, Н.Гафарова, З Раджабова М.П. Авшарова, М. Бабахонова, Т. Эрназарова, А. Ёрмухаммадова и ряда других авторов25.

В последние годы утверждается более обоснованный и достаточно объективный взгляд на историю зарождения и становления современной периодической печати.

История изучения различных сфер искусства достаточно богата и содержательна. Вопросам становления, развития и эволюции современного таджикского театра посвящены содержательные труды Н. Нурджанова, Х.Рахматуллаева, М.Шаропова, А.Афсахзода и
других авторов.36 В книге «История таджикского народа»
проанализированы такие вопросы, как состояние литературы, театра
и музыки начала XX столетия. В данной книги приводится краткая
информация о двух направлениях в таджикском театре: кукольном и
театре шутов (масхарабозов). Автор также обобщенно рассматривает
состояние таджикской музыки  в первой четверти XX века. Вопросы исторической эволюции и содержания таджикской музыкальной культуры рассмотрены в исследованиях Н.Нурджанова. Ф.Кароматова, А.Раджабова, А.Низомова, Ф.Зехниева, З.Шахиди, В.М.Беляева О.Латифи, А.Рабиева, Азизи Ф.А., Акрамова С; Н. Миронова17 и других отечественных и зарубежных авторов.

Имеется и научно-популярная литература, посвященная общим и конкретным вопросам таджикской культуры первой четверти XX века. Анализ и обобщение вышеуказанных работ конкретно даётся в первой главе диссертации.

Таким образом, необходимо отметить, что ни одна из выше приведенных работ не раскрывает те вопросы и проблемы, которые исследованы в данной диссертации. Автор, впервые анализируя и обобщая изданные работы, многочисленные источники, в частности архивные документы, материалы периодических изданий, комплексно исследует проблемы культуры таджикского народа в первой четверти XX века.

Источниковедческая основа исследования. Богатое и разнообразное (частично, противоречивое) содержание культуры таджикского народа  в сложнейших трансформационных условиях первой четверти XX века потребовало привлечения и глубокого изучения самого широкого круга разнообразных исторических источников. Их можно разделить на следующие основные группы:

Первую и наиболее важную группу составили разнообразные труды наиболее ярких представителей культуры таджикского народа первой четверти XX века. Особую ценность представляют труды С.Айни, А.Мунзима, М.С.Хакима, А.Фитрата, М.Бехбуди, С.Аджзи, М.Гулшани, Шарифджона Махдума, Садри Зиё28 и др.

Для понимания истоков реформаторских социальных идей и течений большую ценность имеют труды родоначальника просветительства в Средней Азии Ахмад Махдум Дониша19. Немалое значение в этом контексте имеют работы Исмаила Гаспринского (Гаспарлы)210, лидеров и идеологов пантюркистского и младотурецкого движения311, основателя движения исламского союза Сайида Джамалуддина Афгани412, персоязычной и тюркоязычной прессы конца XIX - начала XX века513.

Вторую, весьма важную, группу источников составляют разнообразные документы и нарративные исторические материалы, хранящиеся в Центральном Государственном Архиве Республики Таджикистан и в других архивах.

В диссертации использованы архивные документы, хранившие в госархивах Таджикистана, Узбекистана и России. Это материалы ЦГА РТ614, отдельные фонды кушбеги Туркестанского генерал-губернаторства ЦГА Узбекистана715 и посольского департамента Восточного отдела ЦГА РФ816. Многие материалы названных архивов дублируют друг друга или являются оттисками. Но при этом нельзя назвать их идентичными. Нами из этих архивов исчерпаны весьма ценные данные о состоянии школ, в целом просвещения, о русско-туземных школах, о численности учащихся и учителей, о финансовом положении и программах обучения в этих школах и многое другое. В архивных фондах мы использовали важную информацию о новометодных школах и их деятельности.

Другим, важным источником исследования, являются рукописи диссертаций, написанных по истории таджикского народа кануна и первых лет Советской власти, в первую очередь диссертации, прямо или косвенно затрагивающие вопросы культуры первой четверти XX века.117 Диссертант ознакомился с 50 диссертациями, защищенным в Таджикистане (40), Узбекистане (3), Москве (7) и в Баку (1). Однако, ни одна из защищенных диссертаций не посвящена исследуемой нами теме.

Важным источником для нашего исследования являются рукописные материалы, хранящиеся в библиотеках, архивах и музеях республики218. Многие материалы впервые нами введены в научный оборот. Из перечисленных источников мы извлекли много ценных данных, касающиеся общего состояния культуры таджикского народа в исследуемый период.

Ценные материалы имеются в трудах представителей культуры первой четверти XX века, изданные на рубеже XIX и XX веков. Это произведения А.Фитрата, А. Муджахарфи, С.Айни, А.Дониша, Мирзо Сироджиддина Хакима, Мирзо Кукандбой Абдухоликзаде, Мухаммадали Балджувани, Мухаммад Содикходжаи Гулшани, Мухаммадхусайни Хаджи, Садри Зиё, Хаджи Хусайна Кангурти и других319.

Автором также использованы статьи, брошюры, книги, изданные в 1900-2009 годах.

Третью группу источников составляют исторические труды и сочинения конца XIX - первой четверти XX века. Они дают сложную и весьма содержательную картину эпохи, необходимую для понимания сути сложнейших культурных процессов.

Весьма важную группу источников составляют оригинальные и специализированные труды по каллиграфии, музыке и другим видам искусства120.

Ценным источником по истории культуры таджикского народа является разнообразная и содержательная периодическая печать первой четверти XX века. Особую научную значимость представляют первые современные периодические издания на таджикском языке-«Бухорои шариф», «Оина», «Самарканд», «Шуълаи инкилоб» и др.

Немало содержательной социокультурной информации
почерпнуто из разнообразной и разнохарактерной справочной
(информационной,        статистической,        биографической,

библиографической и энциклопедической) литературы221. Эти источники оказали помощь в завершении нашего исследования.

Методы и методология исследования. В работе были исполь­зован системный историко-сравнительный метод исследования, применение которого позволило создать наиболее полную историю культуры таджикского народа в первой четверти XX столетия.

Методологической основой исследования являются принципы историзма, единства национальных и общечеловеческих ценностей и диалектического подхода к изучению исторических событий.

Принцип историзма, требующий объективного изучения исто­рического прошлого, предлагает отказ от одностороннего и предвзя­того освещения исторических событий и трактовки фактов. Дос­тижение наибольшей объективности возможно при отказе от генера­лизации отдельных исторических событий, явлений и рассмотрении исторического развития как сложного процесса. Научный подход предполагает изучение исторического прошлого во всем его мно­гообразии, с учетом роли всех народов, социальных и религиозных групп.

Теоретическая и практическая значимость исследования
определяется тем, что при изучении данной сложной и многогранной
проблемы автор диссертации стремился сочетать апробированные
теоретические подходы (прежде всего, социально-формационный и
цивилизационный) с новейшими научными подходами современного
социокультурного        исследования.        Научные        результаты

диссертационного исследования могут быть использованны при написании обобщающих работ по истории таджикского народа, в том числе истории культуры первой четверти XX века, при написании истории стран Центральной Азии, чтении специальных курсов по истории и истории культуры в учебном процессе в высших и среднеспециальных учебных заведениях, при подготовке и публикации различных справочных изданий.

Научная новизна работы заключается в следующием:

1.В научный оборот введены новые документы Государственного архива Республики Таджикистан и Республики Узбекистан, отражающие историю создания и численность учащихся русско-туземных школ в Туркестанском генерал-губернаторстве.

2 Впервые введены в научный оборот редкие рукописи, принадлежащие Садри Зиё, Мухаммадали Балджуани и другим представителям культуры таджикского народа.

  1. Применен новый подход в исследовании сущности джадидизма,
    в основу которого положен не идеологический, а строго научный
    подход.  Выявлен,  с  одной  стороны,  прогрессивный характер
    джадидских школ,  в силу их нововведений, пропаганды научных
    знаний  и  просвещения,  с  другой  стороны,  антитаджикская
    направленность, так как они стали рассадником реакционной
    пантюркистской идеологии.
  2. Впервые научно исследованы жизнь и творчество ряда ранее
    неизвестных  поэтов, ученых  и  литераторов,  теологов, преимущественно живших в горных районах нынешнего Таджикистана.

5. Хотя многие компоненты, аспекты и стороны культуры
таджикского народа в первой четверти XX века стали объектом
разнообразных        научно-литературных,        исторических,

культурологических, социально-политических и иных исследований, однако в таджикской исторической науке до сих пор нет комплексного и целостного специального монографического или диссертационного исследования, посвященного истории культуры таджикского народа в первой четверти XX века. Настоящая работа -является первым в исторической науке комплексным научным исследованием, объективно освещающим историю культуры таджикского народа в первой четверти XX в.

Апробация работы. Основные теоретические положения и практические результаты диссертации отражены в публикациях, докладах на международных и республиканских конференциях в городах Душанбе, Тегеране, Алматы и других городах.

Диссертационная работа обсуждалась на расширенном заседании кафедры истории таджикского народа Таджикского национального университета и была рекомендована к защите.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, 6 глав, 17 параграфов, заключения и списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определены
степень изученности, объект и предмет исследования, цель и задачи,
показана научная новизна и практическая значимость
диссертационного        исследования,        дана        характеристика

методологической и источниковой базам работы.

Первая глава - «Историография проблем культуры таджикского народа в первой четверти XX века» посвящена анализу и обобщению изданной литературы и источников, освещающие историю культуры таджикского народа. В первом параграфе «Зарождение исторической науки в Таджикистане» анализируется процесс становления исторической науки Советского Таджикистана. Отмечается, что становление исторической науки тесно связано с установлением и упрочением Советской власти и строительством социализма в республике. Поэтому, среди многочисленных проблем исторической науки вопрос истории культуры приобрел первостепенное значение. Это определяется важностью самого революционного переворота, положившего начало новому историческому этапу развития культуры и ее истории.

В главе важное значение придаётся анализу общих закономерностей социалистического общества, в частности всестороннему, динамичному и гармоничному развитию науки. Диссертант подчеркивает, что Советская власть дала таджикскому народу не только возможность его консолидации как нации, но и способствовала возрождению его культуры, всестороннему развитию науки, в том числе истории.

Целенаправленное изучение истории культуры в Таджикистане началось после образования Таджикской АССР. Одним из первых мероприятий Ревкома республики, в области становления науки стало его обращение к ученым САГУ и Коммунистического университета народов Востока, с целью привлечь их внимание к изучению истории и производительных сил республики. Результатом этого обращения было образование «Общества для изучения Таджикистана и иранских народностей за его пределами». Членами его стали ученые САГУ, партийные и государственные деятели.122

Дальнейшие задачи социалистического строительства, развитие народного хозяйства и культуры, выдвинули новые, более кардинальные проблемы изучения производительных сил и ресурсов республики, создания научных центров и подготовки высококвалифицированных кадров в области образования и науки. В главе отмечается, что организация науки в республике была связана с рядом трудностей. Не хватало научных кадров, научных центров и опыта научных изысканий. На помощь Таджикистану пришли братские республики, ведущие научные центры страны, особенно АН СССР123. В 1928 г. правительство республики при содействии АН СССР создает новые научные центры. Ими стали Таджикская научная комиссия (ТНК) при АН СССР и Таджикский научно-исследовательский институт при СНК Таджикской АССР. Изучению производительных сил и истории Таджикистана определенное внимание уделяли Президиум и Академическая комиссия АН СССР.224 Учитывая тот факт, что по вопросу создания Таджикистанской базы АН СССР существуют разные мнения, в диссертации уделяется определенное внимание изучению этого вопроса.

Во втором параграфе - «Этапы исследования истории культуры таджикского народа» - дана периодизация истории культуры таджикского народа первой четверти XX века, у истоков которой стояла первая плеяда советских историков: в общесоюзном масштабе - М.Н.Покровский, Н.Авдеев, В.В.Адоратский; в региональном масштабе (по Туркестанской АССР) - Г.Сафаров, С.Гинзбург325 и др.

В работе отмечается что общая концепция становления советской науки сложилась в первой четверти XX века. Что касается периодизации таджикистанской науки как советской, то она была создана позже других союзных республик европейской части, т.е. в начале 30-х годов XX века.

Первый этап связан с периодом перехода от капитализма
(феодализма) к первой фазе коммунистического общества -
социализму. По времени, этап становления социалистической
культуры был определен решением главных задач советской власти,
строительства        основ        социализма: индустриализации,

коллективизации и культурной революции, до принятия основного закона - Конституции победившего социализма в декабре 1936 г. в СССР и марте 1937 года в Таджикистане.

В отношении второго этапа существуют разногласия. По мнению некоторых историков, второй этап охватывал период до 1956 г., по мнению других - до 1959 года, по мнению третьих, до 1961 года, т.е. до принятия XXII съездом КПСС (1961 г.) программы строительства коммунизма, и по четвертой версии до середины 60-х годов, до подведения итогов семилетки. Разногласия в определении рамок очередного этапа объяснялись теоретическими, экономическими, политическими, международными причинами. Большинство ученых придерживаются второй и третьей периодизации, условно определяя окончание второго этапа 50-60-ми годами XX века.

На наш взгляд, более приемлемой в отношении конца второго этапа является 1961г. когда была принята новая программа партии. В любом случае эту условность советская наука (особенно историки партии) стали теоретически и практически обосновывать и фактически заставили других ученых принять это периодизацию за основу.

В третьем параграфе главы - «История изучения вопросов культуры таджикского народа», - - анализируется литература освещающая историю культуры таджикского народа в исследуемый период, делается  вывод  о  том,  что  целенаправленное  изучение стории культуры таджикского народа косвенно связано с периодом фактического присоединения Средней Азии к России, и больше того, с развитием русской военно-исторической науки и дипломатии. В этом процессе главной особенностью изучения истории Средней Азии было подчинение вопросов истории и культуры политическим и дипломатическим аспектам международной политики российского империализма. Русская ориенталистика к началу XX века перешла от административно-управленческого уровня к хозяйственному изучению истории Центральной Азии. Русская ориенталистическая историография к этому времени уже изучала древнюю, средневековую и новую историю Туркестана и прилегающих к нему регионов. Поэтому русская ориенталистика начала XX века была академической наукой, нежели просто ориенталистикой в узком понимании.

В диссертации подчеркивается, что русской историографии 1901-1917 гг. характерно изучение и освещение, прежде всего, экономических аспектов края: состояния сельского хозяйства, промышленности, торговли и вопросов, связанных с ними, а также культуры производства. Вместе с тем, в диссертации сделан вывод, что несмотря на большие успехи русской науки в изучении истории культуры начала XX века, изучаемая нами проблема не стала предметом самостоятельного исследования. Отдельными вопросами истории культуры, такими как образование, здравоохранение, музыка, народное ремесло и др. занимались министерства, ведомства, даже администрации, связанные с политической ситуацией на время действия и на перспективу. Российская наука в изучении истории Средней Азии учитывала потребность колониальной политики государства. В исследованиях русских туркестановедов, существуют материалы по культурной жизни таджикского народа, которые диссертант разделил на несколько групп.126

В диссертации уделено особое внимание вопросу изучения истории культуры таджикского народа первой четверти XX века в советский период. При этом отмечается, что с первых дней утверждения советской власти оно санкционировалось на государственном уровне.

Диссертантом анализированы и обобщены труды выдающихся ученых - В. В. Бартольда227 и А. А. Семенова328, которые стояли у истоков историографии культурной жизни таджикского народа изучаемого периода.

Ещё в конце 1917 году вышла объемная работа В.В. Бартольда «История культурной жизни Туркестана», последняя глава которой была посвящена русскому и туземному Туркестану. Автор в общих чертах пишет о народном образовании, искусстве, литературе, науке Туркестана. В ней отдельно о таджиках или других народов Туркестана не говорится. В изданной 1922 году книге «История Туркестана» также в общих чертах пишется о культуре народов Средней Азии.

С образованием Таджикской АССР в 1924 году, труды по истории народов и республик Средней Азии становятся более предметными. Одной из первых работ, посвященных Таджикистану, был сборник статей членов «Общества для изучения Таджикистана и иранских народов за его пределами», который вышел в 1925 году. В нем помещены статьи по истории и культуры таджикского народа, авторы которых хотели познакомить читателей с Таджикистаном и таджикским народом. В указанном сборнике по истории культуры изучаемого нами периода имеются материалы в статьях В.В. Бартольда, М.С. Андреева и Ю. Пьянковского.

В ЗО-е годы по истории рассматриваемой нами темы еще не было комплексного исследования. Однако на страницах периодических изданий публиковались статьи, освещающие отдельные страницы истории культуры таджикского народа в исследуемый нами период.

В 40-е годы в историографии и истории культуры первой четверти XX века произошли значительные позитивные изменения, что было связано с развитием историографии таджикского народа в целом.

В 50-е годы, особенно с образованием национальной АН, происходило расширение тем исследования всех отраслей исторической науки, в том числе истории культуры таджикского народа.

Значительным достижением исторической науки республики в изучении истории культуры таджикского народа указанного периода явились работы 3. Ш. Раджабова по истории общественно-политической мысли, просветительства и печати в Таджикистане. Вопросы культуры таджикского народа первой четверти XX века освещены во всех исследованиях, посвященных истории начала XX века и первых лет Советской власти. Работы Т.Пулодова, А. Шерматова, М.Юсупова, Р.И.Искандаровой, Н.А.Секретовой, А.Кадырова, В.П.Кочарева, Р. Набиевой, Н.Нурджанова, М.Р.Шукурова, Н.Ташпулатова и др.129 были посвящены также отдельным аспектам развития культуры и культурного строительства в Таджикистане в 20-30-е годы. Главный недостаток этих работ заключался в скудности архивной базы и поэтому в них основное внимание уделялось общим вопросам процесса культурного строительства.

В 60-80 годы XX столетия вопросам культуры таджикского народа были посвящены не только кандидатские диссертации, опубликованные статьи на страницах периодических изданий, но также изданные монографии и брошюры. Также необходимо отметить, что в учебниках и учебных пособиях были выделены специальные разделы, раскрывающие состояние культуры таджикского народа в первой четверти XX века.

Особенно актуальным стал вопрос о месте и роли движения "джадидизм" в культурной жизни начала XX века. В главе отмечается, что в 20-30-е годы джадидизм был поставлен рядом с таким течением, как троцкизм и оценка партийно-советской науки тех лет отражала или стремилась отражать несостоятельность и враждебность идей троцкистов, в том числе джадидов 20-30-х годов. Поэтому исследование истории джадидизма и исмаилизма, которое проводилось академиками 3. Ш. Раджабовым  и  Б. Гафуровым, необходимо рассматривать с точки зрения политической и научной конъюнктуры времени, а не как выводы их авторов.

Исследователи XX столетия оценивали джадидизм с классовых и партийных позиций. Некоторые авторы, в частности А.Е. Павлова всех джадидов считала понтюркистами; З.Ш. Раджабов, А. Маниязов и ряд других авторов обосновали тезис о безусловно реакционном характере джадидизма; И.С. Брагинский утверждал, что для реабилитации джадидизма нет никаких оснований. Важно отметить, что одни и те же исследователи джадидизма неоднократно меняли свою точку зрения об этом движении. Например, один из известных таджикских исследователей джадидизма Холик Мирзозода в 1936 г. джадида Саидмахмадходжа Аджзи называет «крупным идеологом национальной буржуазии», а в 1943 г. «предводителем просветительского движения начала XX столетия»130. В 1949 г. X Мирзозода делит джадидскую литературу на два течения:

1) буржуазно-националистическую и 2) передовую демократическую. В 1950 г. тот же исследователь делит Джадидскую литературу на четыре течения: 1) просветительская, 2) бедилизм, 3) придворная и 4) джадидская. Холик Мирзозода Абдурауф Фитрата и Махмудходжа Бехбуди причислял к джадидизму, Мирза Сироджа Хакима, Саидахмадходжа Аджзи, Садриддина Айни, Тошходжу Асири и Иброхима Джуръат и других к просветителям.231

В 50-х годах XX века в таджикской исторической науке и литературоведении джадидизм был осужден как реакционное и антинародное движение, а прежняя точка зрения о принадлежности джадидов ко второму поколению таджикских просветителей была полностью отброшена. Отрицательное отношение таджикских литературоведов и историков к джадидизму сохранилось и в последующие десятилетия.132 Некоторые таджикские советские историки давали весьма поверхностную и далеко не научную оценку джадидизму. Однако, начиная со второй половины 1950-х годов на страницах периодической печати появились отдельные статьи, которые в противовес господствующей антиджадидской официальной идеологии рассматривали это движение, как в целом прогрессивное для своего времени явление.

В конце XX века под воздействием глубочайших исторических изменений возникли реальные условия и предпосылки, положившие начало объективному научному исследованию джадидизма и его различных аспектов.

В опубликованных в постсоветское время работах М.Раджаби, М.Шакури, А.Сайфуллаева, Р.Хади-заде. Р. Набиевой. Р.Мукумова, Н.Гафарова233 и других авторов джадидизм рассматривается как прогрессивное и значимое реформаторское общественно-культурное движение. Среди постсоветских исследовательских работ, посвященных джадидизму, выделяется книга М.Раджаби «Ислам: джадидизм и революция». Автор широко и успешно использовал дореволюционные трактаты Абуабдуллаходжи Абды «Тазкират-уш-шуаро» («Трактат о поэтах»), посвященный поэтам поздней Бухары334, трактат Ходжи Нематулло Мухтарама «Тазкират-уш-шуаро»435, («Трактат о поэтах»), а также произведения С.Айни «Намунаи адабиёти точик» («Антология таджикской литературы»), а также работы многих отечественных и зарубежных авторов.

В заключении главы утверждается, что в историографии культурной жизни таджикского народа в 90-е годы XX и в начале XXI века произошли большие изменения, в оценке многих вопросов культурной жизни и политики государства в области культурного строительства. Однако эти сдвиги только косвенно затрагивали вопросы истории культуры начала XX века. Изменения произошли не в оценке самой культурной жизни первой четверти XX века, а в оценке социально-политической деятельности представителей культуры, и особенно, в оценке джадидов до 1917 года и реформы алфавита в 20-х годах XX века.

Вторая глава — «Общественно-политические течения в первой четверти XX века» - состоит из двух параграфов. Первый параграф -«Эволюция общественно-политических структур Средней Азии»-посвящен анализу основных направлений социальных течений Средней Азии в первой четверти XX века.

Отмечается, что рубеж XIX-XX века был началом очень важного и содержательного, но весьма сложного и противоречивого периода в исторической судьбе всех народов Средней Азии, прежде всего таджиков, и сложнейшей трансформации структур традиционного общества. Далее даётся подробная характеристика таджиков-автохтонных жителей Средней Азии в конце Х1Х-начале XX вв., которые составляли значительную часть населения этого региона136.

В диссертации отмечается, что весьма влиятельным фактором, оказавшим долговременное, противоречивое и преимущественно негативное влияние на протекавшие в начале XX века в Средней Азии процессы, прежде всего на политические, в частности формирование новых общественно-политических движений: панисламизм, пантуркизм, организации социал-демократических групп и т.д.

На основе анализа многочисленных источников в диссертации исследуется история проникновения в Среднюю Азию идеологии пантюркизма, цель и последствия распространения пантюркистских идей для таджиков и таджикской государственности. Пантюркизм проник и постепенно распространился в Средней Азии, преимущественно под обличием панисламизма237.

В диссертации, анализируя пути проникновения и распространения пантюркизма в Среднюю Азию, большое внимание уделено вопросам распространения его идей среди определенных групп таджикской интеллигенции. Идеи пантюркизма в Средней Азии распространялись, прежде всего, посредством тюркоязычных газет и журналов.338

Организация «новометодных» школ, являвшееся само по себе прогрессивным явлением, на начальном этапе в значительной степени способствовало распространению пантюркизма. Причина этого заключалась в том, что «новометодные» таджикские школы создавались по образцу татарских «новометодных» школ и в начале пользовались татарскими учебниками и учебными пособиями.

Следует особо отметить, что в начале 20-х годов, в наиболее чувствительный момент истории, пантюркисты нанесли серьезный удар по позициям таджиков. Как ни удивительно, большая часть пантюркистов - узбекских шовинистов по национальности были таджиками, к тому же известными и образованными. По поводу этого негативного явления С.Айни писал: «После февральской революции реформаторское движение возглавили такие джадиды, как Фитрат и Усманходжа, обучавшиеся в Турции. Они пропагандировали пантюркизм. Они не только между собой, но и с другими жителями Бухары, большинство которых не знали узбекского языка, общались на турецком языке».139

Образовавшиеся Туркестанская Автономная Советская Социалистическая Республика (1918 г.) и Бухарская Народная Советская Республика (1920 г.) открыто проводили антитаджикскую политику. Эта политика отрицала существование таджикского народа, таджикский язык был исключён из государственного управления, школ и печати.

Революционно-демократические идеи впервые начали проникать в Среднюю Азию через политических ссыльных, которых сюда ссылало царское правительство в целях своей безопасности как своих противников. Политические ссыльные не прекращали своих связей с революционерами России.240

Таким образом, необходимо отметить , что если пантюркисты сыграли двоякую роль в социально-культурном отношении, то революционно-демократические течения сыграли положительную роль в просвещении народных масс в области культуры в исследуемый нами период.

Во втором параграфе — «Становление и развитие социально-культурного и просветительского движения джадидизма» -отмечается, что джадидизм (джадидия) был обусловлен протекавшими объективными, но внутренне противоречивыми процессами и стал логическим и социально-политически оформленным историческим продолжением прогрессивного просветительского движения второй половины XIX века, вдохновителем и идейно-культурным лидером, которого был Ахмад Махдум Дониш.

Джадиды были настоящими новаторами, они осознавали острую необходимость обновления и реформирования старого и регрессирующего общественного и политического строя Средней Азии. По их глубокому убеждению, обновлению подлежали все сферы социальной и культурной жизни общества - социальные отношения, культура - просвещение, система образования, наука, литература, искусство и др.

В диссертации отмечается, что глубокий анализ источников и наиболее содержательных работ по различным вопросам джадидизма убедительно показывает, что это движение было, по сути, продолжением просветительского движения второй половины XIX в.

Основными источниками его формирования были: изучение произведений таджикских просветителей второй половины XIX в. во главе с Ахмадом Донишем, в особенности его произведение «Наводир-ул-вакоеъ» («Редчайшие происшествия»), чтение газет и журналов, выходивших в Иране, Индии и Египте на персидском языке, чтение газет и журналов, выходивших в Турции и России на турецком языке141, изучение просветительской литературы зарубежных стран, в первую очередь Ирана, поездки в страны Запада и Востока.

Самыми известными и прогрессивными среди таджикских джадидов были - Мухаммадходжа Бехбуди, Абдуррауф Фитрат, Мирза Абдулвахид Мунзим, Садриддин Айни, Ахмаджан Хамди, Сиддик Аджзи, и некоторые другие.242

В главе дается периодизация основных этапов деятельности джадидизма как социально-политического и культурно-просветительского движения прогрессивной части различных слоев общества.

История реформаторского движения джадидов в Центральной Азии считается одной из самых сложных и противоречивых проблем истории политической и культурной жизни народов этого региона, которая не утратила свою актуальность и значимость и сегодня.

Таким образом, несмотря на противоречия, социально-культурное движение джадидия сыграло положительную роль в становлении национального самосознания, развитии патриотических настроений, пропаганде идей просветительства и гуманизма в таджикском обществе.

Третья глава - «Система образования и воспитания в первой четверти XX века» - состоит из четырех параграфов. Первый параграф - «Традиционная система обучения и воспитания, эволюция её структур» - посвящен анализу состояния традиционных школ-мактабов и медресе.

В главе отмечается, что господствующей системой образования в Средней Азии в первые десятилетия XX века была традиционная, веками сформировавшая система обучения и воспитания. Её функционирование было органически связано с таким очень действенным социальным институтом, как мечеть.

Мечети были не только местом богослужения, но и важными центрами обучения и образования. Все традиционные школы -мактабы находились при мечетях. В Средней Азии мечети имелись почти во всех населённых пунктах - в городах, в селах; при большинстве из них действовали традиционные школы-мактабы.143 В 1907 году в городе Ходженте действовали 43 мактабов с 415 учениками.244

В главе, опираясь на достоверные источники, подробно освещается система мактабов, находящихся в небольших и неуютных строениях, где размещались школы - мактабы, учебные предметы и т.д. Здесь также подробно описывается структура медресе. Отмечается, что медресе, как традиционное высшее учебно-педагогическое заведение, играло важную роль в культурной жизни среднеазиатского общества и всего мусульманского Востока.

В диссертации приводится весьма подробная характеристика содержания и методов обучения, и функционирования этого устойчивого типа учебных заведений. До установления Советской власти в Бухаре действовали 204345 медресе, в Ходженте- 58446, в Уратюбе- 5547, Кулябском регионе-30648, в Душанбе-2749, в Хисаре 3 медресе850.

Таким образом, необходимо отметить, что традиционная система обучения и воспитания опиралась на веками сложившиеся принципы организации и методику обучения, она же перетерпела серьезные изменения и в такой форме существовала и в начале XX века. Только после октябрьской революции и установления советской власти в Средней Азии, в том числе в Таджикистане, произошли коренные изменения не только в социально-экономическом, но и культурной жизни таджикского народа.

Второй параграф - «Русско-туземные школы» - посвящен анализу состояния и деятельности русско-туземных школ. Отмечается, что важным и новым культурным явлением в области образования конца XIX - первой четверти XX века были русско-туземные школы. Для обеспечения местного аппарата колониального управления чиновниками, секретарями, переводчиками и обслуживающим персоналом, царское правительство организовало в Средней Азии и Казахстане так называемые русско-туземные школы. Срок обучения в этих школах составлял 6-8 лет, в них принимали детей и юношей в возрасте от 8 до 20 лет. Занятия в этих школах начинались 1 августа и продолжались до 1 июня. Детей учили читать и писать на русском и местном языках, основам арифметики, переводу с местного языка на русский язык, а также основам христианской и мусульманской религии.151

В главе анализируется история возникновения русско-туземных школ, методика преподавания и содержание программ. Первая школа была создана в 1870 г. по инициативе губернатора Абрамова в городе Самарканде. Уже в 1908 году действовали 126 таких школ, в них обучались 6213 учеников. В 1905 году в Ходженте в двух русско-туземных школах обучались 66 учеников252.

В 1909г. по инициативе офицеров российского пограничного отряда в Хороге была открыта русско-туземная школа, в которой учились 8 бадахшанских детей, к 1911 г. число бадахшанских учеников достигло 18 человек, а к 1913 году их число достигло 28 человек.353 Отмечается, что уровень образования в русско-туземных школах был невысоким; эти школы мало чем отличались от образованных позже новометодных школ. Поэтому русско-туземные школы не пользовались особой популярностью среди местного населения и не получили достаточного развития. Так, с 1905 г. по 1917 г. в г. Ходженте всего 19 человек закончили такие школы.454

В начале XX в. в Средней Азии наряду с русско-туземными школами открылись и русско-туземные профессиональные училища и русско-туземные приходские училища, где обучение проходило на русском языке. В 1907 году в Ходженте в русско-туземное училище обучались 57 учеников555.

В диссертации деятельность русско-туземных школ разделена на 3 периода:

Первый период - с 1870 года, т.е. с момента создания первых русско-туземных школ в Средней Азии и до середины 80 годов. Второй период охватывает вторую половину 80-х годов и первую половину 90-х годов XIX века. Третий период охватывает вторую половину 90-х годов и продолжался до установления Советской власти в Бухаре и Туркестанском крае. В это время происходил определенный рост русско-туземных школ. Таким образом, в первой четверти XX века русско-туземные школы и средние специальные заведения стали реальным и устойчивым явлением культурной жизни таджикского народа.

В третьем параграфе - «Новометодные школы» - анализируются факторы возникновения и деятельность новометодных школ. Отмечается, что в конце XIX века, под влиянием новометодных школ Турции, Ирана, Египта, Крыма, Татарстана и русских школ, организованных русскими эмигрантами в районах с таджикским населением в Средней Азии, появляются новометодные школы. Так называли эти общеобразовательные школы-мактабы потому, что в них, в отличие от традиционных школ, обучение велось новыми методами, т.е. по новой учебной программе. Продолжительность обучения в новометодных школах составляла 4-6 лет. В них наряду с религиозными предметами, также преподавались и светские предметы.156

В диссертации подробно описывается содержание программ и предметов, которые изучались в новометодных школах. Первая в Средней Азии новометодная школа была открыта в Фергане в 1890 году татарскими учителями.257

На территории нынешнего Таджикистана первая новометодная школа была открыта в 1910 г. в Кистакузе; в ней обучались 30 учеников. В 1914 году в этом же населённом пункте была открыта ещё одна такая школа. В г. Ходженте действовали 2 новометодных школы. Первым создателем таджикской новометодной школы был самаркандский учитель Абдулкадир Шакури. Он не только организовал новометодную школу, но вёл широкую пропаганду новых методов обучения, сыграл тем самым большую роль в развитии и распространении таджикского просвещения и образования.358

Таджикские новометодные школы были созданы и в Бухаре459. Первая таджикская новометодная школа, сыгравшая большую роль в культурном развитии Бухарского эмирата, была создана в Бухаре известными представителями таджикской прогрессивной интеллигенции - Мирза Абдулвохидом Мунзимом.160

В канун Октябрьской революции в Туркестанском крае действовали 92 новометодные школы, в  том числе 39 школ в Сырдарьинской области, 30 школ в Ферганской области, 18 школ в Семиреченской области и 5 школ в Самаркандской области. На территории современного северного Таджикистана в это время действовали 5 новометодных школ.

Таким образом, новометодные школы, хотя не стали основными ячейками воспитания и начального образования, но они доказали своё преимущество над традиционными школами - мактабами.

Четвертый пара.гра.ф-«Советские общеобразовательные школы и высшие учебные заведения» - посвящен анализу и обобщеннию системы образования советского периода. В частности отмечено, что после победы Октябрьской революции 1917г. в Туркестанском крае был создан Народный Комиссариат просвещения, введение которого перешли все учебные заведения261. В июне 1918г. был создан Туркестанский Народный Комиссариат Просвещения. Вскоре в г. Ташкенте состоялся первый съезд учителей и работников народного просвещения. На съезде были обсуждены пути и способы реформирования системы народного образования в Туркестанском крае.

На основе Устава «О единой трудовой школе РСФСР», утвержденного 16 октября 1918г. Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом в Туркестанском крае были созданы единые трудовые школы. Обучение в этих школах длилось 9 лет и было двухступенчатым. В начальных школах обучались дети в возрасте с 8 до 13 лет, а в средних школах дети в возрасте от 13 до 17 лет. Обучение в этих школах было обязательным и бесплатным.362

В 1921-1922 учебном году для написания учебников были созданы национальные - узбекская, киргизская, туркменская и таджикская -научные комиссии463. Первые советские школы в городах Туркестанского края, в том числе в Ходженте, Ура-тюбе, Канибадаме и Исфаре, появились в 1918г. и уже к концу этого года на территории нынешнего Северного Таджикистана действовали 15 школ, в 1919 г. в первой советской школе Канибадама обучались около 100 учеников.564

В диссертации подробно анализируется политика Советской власти в области просвещения, которая придавала большое значение и профессионально-техническому образованию молодёжи и организации высших учебных заведений.

Важным направлением политики Советской власти в области просвещения считалась ликвидация безграмотности среди широких слоев населения. Отмечено, что для реализации этой программы в 1921 году была создана Туркестанская чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности, усилиями которой к 1 апрелю 1924 года было создано 447 школ для обучения неграмотных и 28 школ для обучения малограмотных лиц165. В диссертации анализируется процесс становления советских общеобразовательных и профессионально-технических заведений и новой системы обучения и просвещения в Бухарской Республике, выделяются его отличительные особенности266.

Основной вывод, вытекающий из исследования данной проблемы, заключается в том, что Советская власть решила те проблемы, которые не удалось реализовать просветителям и джадидам, добилась всестороннего развития культуры таджикского народа в XX столетии.

Глава IV называется «Состояние учебно-издательской и научно-просветительской деятельности» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе-«Состояние издательской деятельности» исследуется состояние учебно-издательской деятельности таджикских просветителей первой четверти ХХ-го столетия. Важное внимание уделяется составлению и изданию учебников, отсутствие которых остро ощущалось после открытия таджикских новометодных школ. В диссертации освещена деятельность таких таджикских просветителей и составителей учебников, как Саидахмада Васли, Абдулкадира Шакури, Мирза Абдулвахид Мунзима, Садриддина Айни, Махмудходжа Бехбуди, Исматулло Рахматуллозода, Саидрасул Саидазизова и других. Подробно анализируется содержание учебников, их соответствие уровню развития школьного образования того времени.

В главе отмечается, что положение и уровень образования в школах и медресе не отвечали требованиям времени. В абсолютном большинстве традиционных школ обучение проходило по старой методике и в программе обучения отсутствовали новые предметы. Русско-туземные школы также не давали ученикам необходимых знаний. Царскому правительству нужны были помощники и чиновники местной национальности, а не образованные и самостоятельно мыслящие, воспитанные в духе национальных ценностей, люди.

Необходимо отметить, что значительная часть таджикских
новометодных школ находилась под влиянием идей пантюркизма.
Это было обусловлено некоторыми факторами и условиями, во-
первых, таджикские новометодные школы возникли под
непосредственным влиянием турецких и татарских новометодных
школ; во-вторых, вначале, из-за отсутствия учебников на родном
языке в таджикских новометодных школах учились по турецким и
татарским учебникам167. Однако, благодаря усилиям таких таджикских
просветителей, как Абдулкодира Шакури, Мирза Абдулвахид
Мунзима. Садриддина Айни и многих других268, были составлены и
изданы таджикские учебники для новометодных школ, что,
безусловно,        способствовало некоторому        пробуждению национального самосознания таджиков Средней Азии. Однако, после Октябрьской и Бухарской революций и установления Советской власти в Средней Азии по вине пантюркистов, захвативших основные правительственные посты, таджикские дети до 1922 года учились на турецком языке, а после этого года на узбекском языке, что нанесло большой ущерб национальному самосознанию таджиков и весьма отрицательно сказывалось на качестве образования369. Только после национально территориального размежевания и образования ТАССР были созданы условия для повсеместного открытия советских школ с таджикским языком обучения, издание учебников и учебных пособий на родном языке.

Таким образом, если учебно-издательская деятельность просветителей стала важной и исторически значимой сферой культурной жизни первой четверти XX века и содействовала формированию элементов советской учебно-издательской деятельности, то советская учебно-издательская деятельность заложила основы советской и современной культуры таджикского народного просвещения.

Во втором параграфе - «Зарождение современной прессы и ее роль в эволюции культуры таджикского народа» - исследуются основные этапы и предпосылки зарождения современной прессы, анализируется ее значение в культурной жизни таджикского народа.

Зарождение современной прессы на таджикском (фарси) языке в Средней Азии названо весьма важным и исторически новым культурным явлением начала XX века. Отмечается, что оно было обусловлено совокупностью внутренних и региональных факторов и причин170. При этом первоосновой стало формирование элементов, норм и институтов новых буржуазных социальных структур, а также потребности колонизации Средней Азии.

В главе отмечается, что история периодических изданий Средней Азии начинается с выхода 28 апреля 187 г. в городе Ташкенте первого номера газеты «Туркестанские ведомости». Первым периодическим изданием, вышедшим на территории современного Таджикистана, был журнал «Красное солнышко».271

Первым периодическим изданием, вышедшим в Средней Азии на таджикском (персидском) языке была газета «Бухорои Шариф» («Священная Бухара»). Она издавалась с 11 марта 1912г. до 2 января 1913г. на четырех страницах.На страницах газеты с первых дней печатались разнообразные и интересные статьи, посвященные культурным событиям, привлекавшие внимание читателей. Часть материалов газеты имела информационный характер и знакомила читателей с важнейшими событиями372.

Необходимо особо подчеркнуть, что «Бухорои Шариф» была, по сути, единственной трибуной таджикских просветителей, в ней был опубликован ряд статей о реформе школы и образования, изучения современных наук, о необходимости принятия опыта российских и европейских школ и о новых методах обучения.

Газета «Бухорои Шариф» имела важное значение для развития образования и национального самосознания таджикского народа.

В диссертации отмечается, что исторически новый этап в становлении современной прессы на таджикском языке наступил после победы Октябрьской революции и свержения бухарского эмирата. На территории современного Таджикистана начали выходить новые газеты и журналы.

До образования Таджикской АССР на таджикском языке выходили следующие газеты: «Овози Шарк» («Голос Востока») в г. Душанбе с 12 августа 1924 г. «Овози точик» («Голос таджика») с 25 августа 1924 г. в г. Самарканде. На территории нынешнего басмачу» и «Красный Каратегин»473.

Таким образом, таджикские периодические издания, появившиеся под влиянием персидских и турецких периодических изданий Ирана, Турции, Индии и России, объединили вокруг себя лучших литераторов и сыграли большую роль в духовном развитии народа, в том числе, повышении его национального самосознания.

Третий параграф ~ «Научно-просветительская мысль и формирование современной науки» — охватывает важнейший аспект истории культуры таджикского народа в исследуемый периода. В первой четверти XX столетия происходила эволюция традиционных наук и зарождение элементов современной науки. Отмечается, что формирующиеся новые знания и компоненты современной научной мысли имели преимущественно научно-просветительский характер; они были вызваны потребностями практики той эпохи и сыграли важную роль в росте общекультурного и социального сознания достаточно широких слоев народа.

Процесс трансформации традиционных наук и формирование
новой, преимущественно научно-просветительской мысли в Средней
Азии в первой четверти XX в. связан с именами таких видных ученых
и литераторов - просветителей, как Садриддин Айни, Ходжи Юсуф
Мирфаёзов, Шарифджан-махдум Садри Зиё, Мирза Мухаммадазим
Соми, Мирза Салимбек Салими, Мухаммадикром ибни Абдусалом
(известный        под        псевдонимом        Домулло        Икромча),

Мухамммадсодикходжа Гулшани, Шофутур Мухаббатшозода, Мухаммад Акмалхон и других, работавших в различных сферах, в основном, в области гуманитарных наук.

В главе довольно подробно дается характеристика научно-просветительской деятельности многих ученых просветителей этого периода, показан их весомый вклад в развитие таджикской науки. Отмечается, что высокое развитие получает в это время каллиграфия, составляются научные труды, посвященные этой отрасли. К числу лучших трудов по каллиграфии относятся сочинения Идрисходжа, Ходжи Мухаммадхусайна Хатлони, Исхакхона и Шарифджон Махдума Садри Зиё.174

В диссертации также отмечается, что значительное развитие в исследуемый период получила таджикская историческая наука. Об этом свидетельствуют исторические сочинения, написанные таджикскими учеными в то время. К наиболее важным и значительным относятся сочинения Мирзо Мухаммад Абдулазима Соми «Царский подарок», Сангмухаммада Бадахши и Мирзо Фазлалибека Сурхафсара «История Бадахшана», Мухаммада Содикходжа Бухорои по прозвищу Гулшани «История Хумоюна», Мирзо Сироджиддина Хаким «Подарок жителей Бухары», Олимходжа ибни Мирзо Саидходжа Мушрифи Бухорои «История Мушрифа», Мулло Олима Махдумходжа Тошканди «История Туркестана», Мирзо Салимбека «История мангитских правителей Бухары» и «История Бухарской революции», Мухаммадали Балджувани «Полезная история» и Шарифджон-махдума Садри Зиё «История», С. Айни «Истории Бухарской революция». В главе диссертации анализируется содержание наиболее важных сочинений этих авторов.

В диссертации отмечается, что в отличие от гуманитарных наук, которые получили в это время достаточное развитие, точные и естественные науки находились в весьма плачевном состоянии. Основной причиной такого состояния точных и естественных наук первой четверти XX в. была социально-экономическая отсталость Средней Азии, которая лишала ученых материальной базы для проведения исследований в области точных и естественных наук, а также субъективные причины: упорное сопротивление отсталых, фанатичных и консервативно мыслящих мулл и улемов к всяким нововведениям в области науки и просвещения. Для преодоления этой отсталости нужны были кардинальные изменения и реформы во всех сферах жизни среднеазиатского общества. Прогрессивно мыслящие ученые и просветители осознавали это и вносили свою скромную лепту в дело обучения и реформирования общества.

Таким образом, в Средней Азии под влиянием русских учёных, многих других факторов и в результате победы Октябрьской и Бухарской революций произошли кардинальные изменения, открывшие путь к обновлению всех сфер жизни общества, в том числе культуры.

Глава пятая «Влияние литературы на процесс трансформации культуры таджикского народа» - посвящена весьма содержательной сфере культуры таджикского народа. В первом параграфе -«Становление и развитие дэ/садидской литературы» - исследуются вопросы, связанные с социальными и общекультурными процессами, которые привели к зарождению и формированию джадидской литературы, сыгравшей огромную роль во всей культурной и социальной жизни таджикского народа в первой четверти XX века. При этом утверждается, что эта литература внутренне была многогранной, сложной и отчасти противоречивой.

В главе исследованы творчество таких джадидских литераторов и близких к ним по духу литераторов, как Абдурауф Фитрат, Садриддин Айни, Махмудходжа Бехбуди, Сиддик Аджзи, Мирза Сиродж Хаким, Тошходжа Асири, Абдулвахид Мунзим, Саидахмад Васли Самарканди, Хомидходжа Мехри, Ахмаджон Хамди, Ходжи Муин, Мулло Иброхим Джуръат, Мулло Нарзулло Лутфи, Мирза Хайит Сахбо, Шарифджон-махдум Садри Зиё, Ходжи Нематулло Мухтарам, Мирзомухаммад Азим Соми, Мухаммадали Мухаммадсаид Балджувани, Мухаммадикром ибни Абдусалом (Домулло Икромча), Мирза Шофоиз Бухорои. Кози Саиджонмахдум Бухорои, Назми и другие. В дисертации отмечается, что Садриддин Айни джадидскую литературу считал основой новой таджикской литературы175. Началом зарождения новой таджикской литературы диссертант считает 1905 г.

Необходимо отметить, что с 1905 до 1917 года основным содержанием литературных произведений было воспевание родины, нации, религии, науки и просвещения. Критика деспотического правления эмира и фанатизма улемов составляла важную, содержательную часть литературы. Но подлинная революционная (по содержанию) литература появилась только после Октябрьской революции.

В диссертации развитие джадидской литературы в рассматриваемой период делится на два этапа: первый этап охватывает 1905-1917 годы, второй этап 1917-1925 годы276.

Необходимо особо отметить, что на первом этапе большинство таджикских джадидов были литераторами и в своих произведениях, критикуя недостатки общества и государства, единственный выход из этого плачевного состояния и отсталости они видели в просвещении народа и устранении социальной несправедливости, экономической и политической отсталости, в проведении умеренных и постепенных реформ.

В этой связи нельзя не заметить, что в советское время, вследствие особого характера самой политической системы и господствовавшей коммунистической идеологии, движение джадидизм и связанная с ним литература и культура не получили объективной научной оценки.

Только во время перестройки, и особенно после приобретения Таджикистаном независимости, точка зрения ученых нашей республики, а также других среднеазиатских республик по отношению к джадидизму кардинально изменилась в положительную сторону.377

Мы разделяем точку зрения исследователей, которые несмотря на некоторые недостатки, джадидскую литературу считают прогрессивным, социально-культурным явлением.

Таким образом, джадидская литература сыграла определенную роль в развитии и росте интеллектуальных сил, обобщении и творческом продолжении лучших традиции классической таджикско-персидской литературы и воплощении общечеловеческих ценностей. Она является яркой страницей в истории таджикской литературы. Сильный национальный дух, патриотизм, свободомыслие и пропаганда идей национальной независимости составляли основу этой литературы.

Во втором параграфе - «Деятельность литературных школ в первойчетверти XX века» - раскрывается творчество литературных кругов всех крупных регионов Бухары.

В столице Бухарского эмирата - городе Бухаре жили и занимались литературным творчеством многие известные таджикские поэты, такие как Анко, Гулшани, Роджи и другие178. В литературные круги Самарканда наряду с джадидскими поэтами творили такие поэты, как Субхи, Тамхид279, в городе Ходженте Тошходжа Асири, Файёз380, в Ура-Тюбе Джавхари, Дилшоди Барно481, в литературные круги верховьев Зерафшана Туграл, Тамхид и другие582.

Куляб, также как и другие историко-культурные области и районы, жил активной литературной жизнью. Здесь жили и творили многие поэты, наиболее известными из которых были Ходжи Хусайн Кангурти, Лико и Бобоюнус Худойдодзода.683 К числу наиболее известных поэтов литературных кругов Хисара относятся Гамгин, Карим Девона784.

В первой четверти XX века активной литературной жизнью жили не только города и долинные районы Таджикистана, но и отдалённые высокогорные районы. Ярким примером может служить высокогорный район Дарваз, где жили и занимались творчеством Авлиёхусайн Магмум, Ёри, Бахрини Дарвози и многие другие885. В литературные круги Каратегина наиболее известными были Насими, Абдулхай Муджахарфи.986

В Бадахшане жили и творили многие поэты, среди которых наиболее известными были Махфии Бадахшони, Джурми, Мулло Шамшери Вахони и другие1870.

Поэты указанных литературных кругов как свои предшественники творили в жанрах маснави, газель, мухаммас, касида, рубай, китъа, мусаллас и т.д. В своих произведениях они воспевали любовь, давали назидание и наставление людям. Содержание их творчества составляли философско-религиозные темы, отражение реальной действительности, пропаганда науки и просвещения. Многие поэты того времени в своих стихах описывали тяжелый гнет и эксплуатацию правителей, униженное положение учены и просветителем в обществе.

Таким образом, анализируя творчество поэтов различных литературных кругов Бухарского эмирата можно сделать вывод, что их творчество сыграло большую роль в просвещении народа и, в целом, в пропаганде общечеловеческих ценностей.

Шестая глава - «Искусство и его эволюция в первой четверти XX века» -  посвящена развитию разных жанров искусства в исследуемый период. В первом параграфе - «Развитие каллиграфии, художественного оформления книг и изданий» на основе первоисточников анализируются такие виды искусства, как каллиграфия и художественное оформление книг, которые традиционно были широко распространенным и разнообразным явлением культурной жизни таджикского народа. Даже в конце XIX века, когда в Средней Азии и, особенно в сопредельных странах, постепенно утвердилось литографическое издание книг, каллиграфия продолжала развиваться и этим традиционным способам продолжали размножать и украшать рукописные произведения. Каллиграфию особенно широко применяли секретари. Таджикские каллиграфы того времени владели и широко применяли различные виды каллиграфического письма - мухакак, райхони, сулс, насх, таълик, насталик, ломанный насталик и другие.188

В главе отмечается, что каллиграфы занимались составлением официальных писем и документов, оформлением и перепиской книг, гравированием штемпелей для печатей и монет. К числу наиболее известных каллиграфов относятся Ахмаджон хаттот (1828-1912 гг.), диссертант отмечается, что Абдуджабор Ургути Самарканди (1832-1912 гг.), Миршохмурод Котиб (1850-1922 гг.), Масумхон Гулхани (1860-1922 гг.), Абдулгафор Махдуми Булбул (1879-1929 гг.) и многие другие.289

Диссертант отмечает что, Абдулжабор Ургутии Самарканди является создателем новых разновидностей почерка насталик. Ему принадлежат около двухсот пятидесяти каллиграфических работ начала XX века, он известен и как поэт. А Шарифдон-махдум Садри Зиё был не только известным поэтом и ученым, но и хорошим каллиграфом. Он является автором сочинения «Тазкират-ул-хаттотин» («Трактат о каллиграфах»). Садриддин Айни о нем писал: «Садри Зиё является бесподобным каллиграфом и хорошо владеет почерком насталик. Все свои произведений он пишет красивым каллиграфическим почерком. Много произведений прежних и современных авторов он с большим удовольствием переписал красивым каллиграфическим почерком. Он очень умный и открытый человек, хороший собеседник, дает добрые и полезные советы»190.

Необходимо отметить, что истории книгоиздания таджикского народа в конце XIX и XX столетия посвящены работы доктора исторических наук Кадырова К.С.291 Однако в них не затронуты те вопросы, которые исследуются в нашей диссертационной работе.

Таким образом, подробно анализируя и обобщая состояние искусства каллиграфии, диссертант заключает, что в первой четверти XX века искусство каллиграфии было достаточно высоко развито. Таджикские каллиграфы не только оформляли и переписывали рукописи, но также писали научные работы об этом искусстве письма. К сожалению, с переходом Таджикистана и других республик Средней Азии к латинскому, а затем кириллице это искусство письма почти полностью пришло в упадок. Лишь после приобретения Таджикистаном самостоятельности наметились некоторые положительные изменения в этой области, появились отдельные каллиграфические работы, выполненные таджикскими учеными.

Во втором параграфе — «Состояние традиционного театра и зарождение новых форм театрального искусства» - исследуется деятельность традиционного народного театра и новых форм театрального искусства. Отмечается, что среди населения особой популярностью пользовались традиционные народные театры скоморохов, кукольный театр и театр уличных певцов. При этом основным жанром всех этих театров была комедия. Авторами театральных представлений были преимущественно сами актёры. Часто женские роли исполняли мужчин. Они на своих импровизированных выступлениях достаточно остро высмеивали недостатки общества, различных социальных групп и отдельных лиц.

Особенностью традиционного театра была популярность того или иного театрального представления в одном городе, в других же городах были популярны другие театральные представления. Например, театральные представления «Раис» («Председатель»), «Хаммол» («Носильщик»), «Чувоз» («Маслобойка»), «Кассоббози» («Игра в мясников»), «Авлиёбози» («Игра в святых»), «Хиндубози» («Игра в индусов») были популярны в основном в Бухаре и ее окрестностях. Пьесы «Кинголбози» («Игра в жениха и невесту»), «Хирсбози» («Игра в медведя»), «Булбулбози» («Игра в соловья»), «Кабггуша» («Игра в куропатку») в Кулябе и его окрестностях», а «Мугулбози» («Игра в монгола»), «Аспакбози» («Игра-конек») в Бадахшане, а также в некоторых горных регионах Средней Азии.192

Большую часть народных драм составляли юмористические сцены, исполнявшиеся в основном во время праздников, свадеб и других торжественных и массовых мероприятий. Темы комедийных представлений были весьма разнообразны и отражали различные события из жизни общества. Как правило, название народных драм отражает их общее содержание. «Подабон» («Пастух»), «Устои охангар» («Кузнец»), «Бофанда» («Ткач»), «Хирсбози» («Дрессировка медведя») и т.д.

Театральное кукольное представление «Зочабози» было популярно в Бухаре, Ходженте, Самарканде, Ура-тюбе и Канибадаме. Труппа кукольного театра состояла, как правило, из четырех-пяти человек - кукольника, барабанщика, трубача, дойриста и игрока камнями.

Наиболее популярными музыкальными представлениями этого времени были: «Бобопирак» (имя персонажа), «Мугулбози» («Монголка»), «Девонабози» («Игра в сумасшедшего»), «Каландарбози» («Игра в отшельника») и другие.

Музыкально-танцевальное представление «Бобопирак» было распространено в некоторых районах Куляба - в Дашти Джуме, Шурабаде и Муминабаде. В нем участвовали двое мужчин и несколько барабанщиков и дойристов. Исполнитель роли главного персонажа и второй мужчина были одеты в женские платья. Они по очереди пели двустишья и между пением танцевали.

В главе отмечается, что другим видом музыкально-танцевального представления был «Дорбози» («Канатаходцы»), распространенные в Бухаре, Ура-тюбе, Исфаре и т.д. Это представление исполнялось в основном во время праздника Навруз и на других больших торжествах и праздниках. В Бадахшане аспакбозон выступали вместе с кукольным театром.

Новые таджикские театры европейского типа появились под влиянием русских, татарских и особенно азербайджанских театров на базе самодеятельных театров.

В начале XX века под влиянием творческих поездок и представлений русских193, татарских, азербайджанских театров в Средней Азии появляются первые самодеятельные театры. Например, в 1911 году в г. Самарканде по инициативе одного из руководителей джадидского движения Махмудходжа Бехбуди была создана первая в Средней Азии самодеятельная театральная труппа.294 Такие группы появились в Ура-тюбе, Ходженте и других населенных таджиками городах Средней Азии. В 1919 году двадцать уратюбинских учителей были отправлены в г. Самарканд для повышения квалификации. В Самарканде они посетили театр. После возвращения в родной город осенью того же года уратюбинские учителя организовали самодеятельную театральную группу. В Ходженте в 1919 году группа учителей организовала при отделе народного просвещения города самодеятельную театральную группу. В 1920 году исфаринские учителя также организовали самодеятельную театральную группу395.

В главе также отмечается, что первая театральная группа в Бухаре под названием «Фороби» была организована в начале 1921 года  при  Министерстве  образования  под  руководством азербайджанского артиста Мирзо Хабиба Ахундова496. Профессиональный таджикский театр с самого начала своей деятельности стал популярным среди всех социальных слоев и групп общества. Интерес публики был настолько велик, что спектакль по пьесе М. Бехбуди "Отцеубийца" в течение года более 15 раз был показан в различных городах Средней Азии.597

Это свидетельствует о том, что новый театр быстро стал популярным и не случайно джадиды делали большую ставку именно на театр, на его значение в пропаганде просветительских идей.

Таким образом, анализ состояния и деятельности традиционного таджикского театра первой четверти XX века показывает, что наибольшей популярностью среди населения пользовался комедийный жанр. Профессиональный таджикский театр европейского типа, появившийся под влиянием русского, татарского и азербайджанского театров и по инициативе джадидов делал первые робкие шаги и был на стадии формирования. Только при советской власти, после образования Таджикской Республики был организован профессиональный театр.

В третьем параграфе - «Развитие музыки и особенности музыкальной культуры» анализированы и обобщены вопросы музыки и особенности музыкальной культуры.

В главе отмечается, что вплоть до конца XIX в.
господствующей формой музыки была традиционная музыка,
имевшая многие жанровые, стилевые формы и направления.
Традиционная таджикская музыка состояла из трех частей -
народной, народно-профессиональной        и классическо-профессиональной. Существовали различные музыкальные жанры эпико-героический, трудовой, обрядовый, лирический и другие. Существовало много обрядовых и традиционно-региональных песен, исполнявшихся по разным случаям - рождение ребенка, церемония укладывания новорожденного в люльку, бракосочетание жениха и невесты и другие. Среди таджиков были очень популярны песни «Ман дог» («Я страдаю»). «Фалак («Небосвод»), «Рабби ман» («О, мой господ»), имевшие лирическое, религиозное, социально-философское и другое содержание.198

К числу популярных относится свадебная песня «Накшхони» («Сольное пение»), которую исполняют солист и группа мужчин. В северных районах нынешнего Таджикистана эту песню исполняли в три акта: большое, среднее и маленькое сольное пение. В районе Исфары сольное пение исполняется в честь наступления весны песней «Сайри гули лола» («Гуляние по маковому полю»).

Среди этнических иранцев Бухары особенно популярными были песни под названием «Мавригихони» («Пение мавриги»). Исполнялись эти песни группой певцов, музыкантов и танцоров в составе от двух до пяти человек, в основном на свадьбах, при обрядах обрезания, рождения ребенка и других торжествах299.

В Бухаре, Ходженте, Ура-тюбе, Исфаре, Канибадаме и в других городах при исполнении обряда обрезания («Рузхои хатнасурон») устраивали карнавал, в котором участвовали танцоры, музыканты, певцы, актеры и другие самодеятельные артисты. Этот карнавал в Ходженте назывался «Чинар», в Кистакузе - «Туи гулдор» («Свадьба с цветами») и проводился в конце осени или зимой, в ясную погоду или в начале весны.3100

В диссертации подчеркивается, что важное место в музыкальной жизни таджиков в исследуемый период занимало народное пение, героико-эпическое произведение «Гуругли». Исполнение этого народного эпоса требовало больших усилий и особого мастерства. Эпос состоит из нескольких самостоятельных частей, отражающих различные события. Исполняется эпос особым гортанным голосом. При переходе от одной части к другой исполнитель менял ритм и мелодию.

Профессиональные исполнители «Гуругли» знали наизусть тридцать-сорок песен, содержащих несколько тысяч строк, и пели их тридцатью разными голосами и мелодиями.1101

Самым известным и совершенным песенно-музыкальным произведением был «Шашмаком» ("Шесть мелодий"). Эта профессиональная классическая таджикская музыка состояла из мелодий «Бузург», «Рост», «Наво», «Дугох», «Сегох» и «Ирок». Каждая из этих мелодий состояла из двух музыкально-исполнительских разделов - «Мушкили» и «Наво». Каждый раздел в свою очередь, состоял из частей под названием «Тасниф», «Тарчеъ», «Гардун», «Мухаммас» и «Сакил». В мелодиях «Наво», «Дугох» и «Сегох» существуют музыкальные части, характерные только для них.2102

В диссертации освещена роль выдающихся представителей таджикского музыкального искусства, как Бободжалол Носир, Умар Хофиз, Содирхон Хофиз, Ходжи Абдулазиз, Бобо Гиес, Домулло Халим и др., которые внесли весомый вклад в развитие различных форм, жанров и направлений таджикской музыки первой четверти XX века.

Подводя итоги параграфа, можно отметить, что таджикская музыка первой четверти XX столетия состояла из трех основных частей: шашмаком, гуругли и фалак. Все они были тесно взаимосвязаны.

Таким образом, первая четверть XX века была весьма важным и содержательным этапом исторической эволюции таджикской музыки как очень важного компонента культуры народа.

В заключении диссертации изложены результаты исследования, сформулированы основные выводы и предложены рекомендации. Эти выводы по существу являются теми положениями, которые автор выносит на защиту.

1.        Рубеж XIX-XX вв. был переломным (хотя очень сложным и
противоречивым)  этапом  в  эволюции  всех структур таджикского
общества и исторической судьбы таджиков Средней Азии. Культура
таджикского народа, исторически выражавшая глубинную суть
социума народа, наиболее ярко отражала параметры и содержание
сложнейших культурных процессов.

2.        Своеобразным генератором глубокой трансформации
традиционной культуры и зарождения основ новой, современной
культуры в начале XX века стал джадидизм. Основным средством
обновления общества джадидизм считал просвещение. Ввиду этого,
джадиды всячески пропагандировали среди населения образование,
создавали новометодные школы, учреждали газеты и журналы,
распространяли и другую прогрессивную литературу.

3.        Возникшее в этот же период научно-политическое движение
пантюркизма было крайне негативным и даже реакционным. Оно, по
сути дела, ущемляло права других нетюркских народов и сыграло
весьма отрицательную роль в судьбе таджикского народа.

4.Важнейшим социокультурным явлением стало зарождение
структур современной системы образования. Этот процесс шел очень
сложно и противоречиво:  генезис новых институтов и форм
образования  протекал  внутри  самой  традиционной  системы
образования путем усложнения и трансформации этой системы и
появления первых элементов и структур новой, современной системы
образования.

5.Важным явлением культуры таджикского народа в первой четверти XX века было широкое развитие учебно-издательской и научно-просветительской деятельности и медленное формирование зачатков современной науки.

6.Важным событием в культурной жизни таджикского народа в
первой четверти XX столетия было издание газет и журналов на
таджикском языке. Первой газетой на таджикском языке была газета
«Бухорои шариф» («Священная Бухара»), издававшаяся с  1  марта
1912 года по инициативе джадидов.

7.Самой широкой и содержательной отраслью культуры, как и
прежде,  была  литература.  Формировалась  новая  литература,
получившая название джадидской.

8.        Первая четверть XX века была переломным этапом в
историческом развитии искусства и его разнообразных видов, форм,
жанров,  эволюции  основных  направлений  и  форм искусства,
особенно каллиграфии и художественного оформления книг и
изданий, традиционного театра, традиционной музыки и других.

Для дальнейшего  исследования  и изучения  культурной  жизни таджикского народа в первой четверти XX в. необходимо:

- Дальнейшее глубокое исследование и издание отдельных работ по развитию таких сфер культуры, как наука, литература, язык, периодическая печать образование, каллиграфия, музыка и театр.

- Переиздание материалов первых таджикских газет, особенно «Бухорои шариф» и «Шуълаи инкилоб».

-  Оформление и издание творческого наследия представителей научной, культурной жизни этого периода.

- Организация изучения каллиграфического искусства в научных и учебных центрах.

- Проведение республиканских и международных семинаров по проблеме роль и место джадидизма в культурной жизни первой четверти XX века.

- Организация серии программ в телевидении и радио по различным вопросам культурной жизни с участием исследователей и ученых в области истории культурного строительства в Таджикистане.

Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в
следующих публикациях автора:

1. Праздник песни //Энциклопедиям советии точик. 8т. - Душанбе, 1988. - С. 478-479. (на тадж. яз.)

2.«Мулло Насриддин»//Энциклопедияи адабиёт ва самъати точик.2т.-Душанбе, 1989.-С.310-312(на тадж. яз.)

3.        Исследователь  истории  просвещения Бадахшана//Материалы  республиканской конференции. Душанбе: Сино, 1995. - С.46-48.

4.Из истории новометодных школ Бухарского эмирата// Адаб. - 2000, №2, - С. 7-8.

5. От «Баён-ул-хуруф» до «Алифбои точик»// Наука и жизнь. - 2001, №1-3. - С. 38-39.

6. Обзор исследований Садри Зиё по истории// Наука и жизнь. - 2001, №4-6. - С. 39-41
7. Каллиграфия- изящное искусство // Наука и жизнь. - 2002, №4-6. - С. 35-36.

8.От «Бухорои шариф» до «Иди точик». - Душанбе: Пайк, 2003. - 30с.

9.Преподаватель-реформатор// Наука и жизнь. - 2003. №1-3. - С. 33-34.

10.Таджикско-грузинская  литературная взаимосвязь. //Энциклопедияи адабиёт ва санъати точик Зт. -Душанбе, 2004, - С. 8-9. (на тадж. яз.) 

11.        Хочи Абдулазиз//Энциклопедияи адабиёт ва санъати тољик. Зт. -Душанбе, 2004.- С.475-476 (на тадж.яз.)

12.        Юсуфзода Мирзо Ч,алол//Энциклопедияи адабиёт ва санъати точик. Зт.-Душанбе. 2004.-С.395.

13.        Хиссарская крепость//Энциклопедияи адабиёт ва санъати точик. Зт.-Душанбе. 2004.-С.413-414.

14.Навруз в Таджикистане// Мероси муштарак. ИРИ. 2006, №3, - С. 8-9. (на перс, яз.)

15.Таджикистан дороже жизни.// Просвещение Таджикистана. - 2006, №4. - С. 19-43.

16.Исследования по истории и культуры Хатлона// Рудаки.-2006, №11.-С.29-32.

17.Историческое и культурное наследие Таджикистана-Душанбе: Ирфон, 2008. - 68 с.

18.Джадиды- кто они? // Рудаки, - 2007, №16. - С. 17-34.

19.Таджикистан. -Душанбе: Ирфон, 2009. - 129 с.

20.Бахром Сирус и таджикская культура// Рудаки.-2008, №20,-С.59-64.

21.Первая школа джадидизма. //Вопросы психологии и педагогики,-2009. №1.-С35- 39.

22.        На пути к пропаганде грамоты. //Вопросы психологии и педагогики.-2()09,№2.- С.49-52.

23.Мухаммадалии Балджувони и его история. // Адаб, - 2009, №3.- С. 13-14.

24.Певец просвещения// Вопросы психологии и педагогики, 2009, №3.-С. 16-19.

25.Первая таджикская газета. // Вестник Таджикского национального университета.- Душанбе, 2009, №6. - С.9-12.

26.Из истории учреждения советских школ в Таджикистане. // Вестник Таджикского национального университета. - Душанбе, 2009. №6. - С.23-25.

27.Истоки профессионального таджикского театра. // Известия АН РТ, отделение общественных наук. 2009, №3. - С. 207-211.

28.Дашти Джум. -Душанбе: Ирфон, 2009. -283с. (на тадж. яз.)

29.Пантуркизм // Дунё. - Душанбе, 2009. - С. 59-70.

30.Преподаватель-реформатор. // Известия АН РТ, отделение общественных наук. 2010, №2.-С.179-184.        

31.«Полезная история» полезна//Рудаки - 2010, №25.- С. 79-86.

32.История культуры таджикского народа в первой четверти XX век.-Душанбе, 2010.-305с.


1 Гафуров Б.Г. Таърихи мухтасари халки тољик. Ч.1. -  Сталинобод: Нашр.давл. точ, 1947; Он же: Таджики: М., 1972, Раджабов З.Ш. Из истории общественно-политической мысли таджикского народа. – Сталинабад, 1957; Гоибов М. Аз таърихи рушангароии Тољикистон ва Афѓонистон. - Душанбе: Ирфон, 1989; Шукуров М.Р. История культурной жизни Советского Таджикистана (1917-1941гг.). - Душанбе:  Ирфон, 1970; Набиева Р. Культура таджикского народа во второй половине XIX в.//История Таджикской  ССР. – Душанбе: Маориф, 1983; Рахматуллоев А., Мухторов С. Очеркхои таърихи Тољикистони Совети. – Душанбе: Маориф, 1989; Лунин Б.В. Научные общества Туркестана и их прогрессивная деятельность (конец 19 - начало 20-го века). – Ташкент, 1962; Каширина Т.В. У истоков. - Душанбе: Ирфон, 1990; Мирзозода Х. Материалхо аз таърихи адабиёти тољик. – Сталинабад, 1950.

2 История культурного строительства в Таджикистане (1917-1977гг.). - Душанбе: Дониш, 1983; Великий Октябрь в исторических судьбах таджикского народа. – Душанбе: Ирфон, 1987; Наука в Таджикистане. - Сталинабад: 1945; История Ленинабада. - Душанбе: Ирфон, 1986 и др.

3 Обидов И. История развития народного образования в Таджикской СР. (1917-1967 гг.) - Душанбе: Ирфон, 1968; Шукуров М.Р. История культурной жизни советского Таджикистана. – Душанбе: Ирфон, 1970; Набиева Р. Маданияти халќи тољик дар авали асри XX.//Таърихи халки тољик. – Душанбе, 2009; Бендриков К.Е. Очерки по истории народного образования в Туркестане (1865-1924гг.). – М.: Из-во НПН РСФСР, 1960; Кочаров В.П. Из истории народного образования в Туркестанском крае. – Ташкент, 1959; Кадыров А. Культурная жизнь трудящихся северных районов Таджикистана накануне Великой Октябрьской Социалистической революции. //Из истории культурного строительства в Таджикистане, Душанбе: ТГУ, 1973; Он же. Первые шаги советской школы в Северном Таджикистане (1917-1924гг.). //Из истории культурного строительства в Таджикистане. - Душанбе, ТГУ, 1970

1 Аминзода С., Марофиев С., Очилов Х. Хољи Юсуф. - Душанбе: Ирфон, 1973; Љалил Р. Маъвои дил. - Душанбе: Ирфон, 1972; Шакури М. Навиштахои Садри Зиё ва ахамияти таърихии онхо. //Гули мурод. - 1997. - №4-6; Сиддик С. Мероси адабию илмии Садриё Зиё. //Маљмуаи илми. Ч.5. – Душанбе, 1966.

2 Нуралиев А., Саъдуллоев А., Усмонов И., Гулмурод У. Журналистикаи советии тољик. – Душанбе:Ирфон, 1989; Раджабов З. К характеристике первого советского журнала на таджикском языке «Пламя революция». – Сталинобод, 1959; Авшарова М.П. Русского периодическая печать в Туркестане (1870-1917) – Ташкент, 1960; Эрназаров Т., Акбаров А. История печати Туркестана (1870-1925гг.) – Ташкент, 1976; Бабахонов М. Из истории периодической печати Туркестана. – Душанбе, 1987; Ёрмухаммадов А. Роли матбуоти большевики дар тайёри ва ѓалабаи революцияи халкии Бухоро. – Душанбе, 1985.

3 Нурљонов Н. Драмаи халки тољик. - Душанбе: Дониш, 1985; Он же. История таджикского советского театра. - Душанбе: Дониш, 1967; Рахматуллоев Х. Зухури ишк. - Душанбе: Адиб, 1987; Шаропов М. На сцене - таджикская комедия. - Душанбе: Ирфон, 1987; Нурљонов Н. Драмаи халки тољик. - Душанбе: Дониш, 1985; Он же. История таджикского советского театра. - Душанбе: Дониш, 1967; Шаропов М. На сцене - таджикская комедия. - Душанбе: Ирфон, 1987; Латифи О., Рабиев А. Рузгори сохибдилон. - Душанбе: Ирфон, 1985; История таджикского народа. Т.2, кн.2.- М: Наука, 1964.

1 Нурджонов Н., Кароматов Ф. Музыкальная жизнь советского Таджикистана.- Душанбе, 1974; Они же. Музыкальное искусство Памира.- М., 1978; Раджабов А. Ходжент и музыкальная культура таджиков. //Исследования по истории и культуре Ленинабада. – Душанбе, 1986; Низомов А. Мусики ва хает.- Душанбе, 1986; Зехниева Ф. Сурудхои маросимии туи тољикон, - Душанбе, 1978; Шахиди З. Мусики дар хаёти ман.- Душанбе, 1986; Беляев В.М. Очерки по истории музыки народов СССР.- М., 1962; Латифи О., Рабиев А. Рузгори сохибдилон.- Душанбе, 1985; Азизи Ф.А. Маком и фалак. – Душанбе, 2009; Акрамова С. Аз таърихи фарханги мусикии халки тољик.- Душанбе, 1997; Миронов С. Музыка таджиков.- Сталинабад, 1932.

2 Мирзо Абдулвохид Мунзим. Арзи хол. - «Адабиёт ва санъат». 1988, 6 окт; Он же. Маљмуаи осор. – Душанбе; Ирфон, 1967; Мирзо Сирољиддин Хаким. Тухафи  ахли Бухоро. – Душанбе, 1992; Абдуррауфи Фитрат. Баёноти сайёхи хинди. - Душанбе, 1991; Он же. Давраи хукмронии амир Олимхон. - Душанбе, 1991; Он же. Мунозара. – Душанбе,1992; Махмудхоља Бехбуди. Алифбои мактаби исломия. - Самарканд. 1924 (1966); Сиддики Аљзи.  Миръоти ибрат. //Садои Шарк.-1989.-№1.-с.38-53; Мухаммад  Содикхољаи Гулшани. Таърихи хумоюн. - Душанбе: Пайванд, 2006;  Садри Зиё. Наводири зиёия. – Душанбе: Адиб, 1991

1 Ахмади Дониш. Наводир-ул-вакоеъ. Китоби 1.- Душанбе, - 1988; Китоби 2. - Душанбе, 1989; Он же. Рисола ё мухтасаре аз таърихи салтанати хонадони манѓития. – Душанбе. 1992.

2 Гаспринский И. Русское мусульманство. //Звезда Востока.-1991, №4. - С.105-119.

3 Подробнее см.: Ю.А.Петросян. Младотурецкое движение. М., 1975.

4 Сайид Љамолуддин Афгони. «Урват-ул-вуско». Асари Сайид Љамолуддин Афгони. - Кобул, 1355 (1977); Он же. Асари гузида. -  Кобул, 1355 (1977).

5 Подробнее см.: М. Садр, Хашими. Таърихи љараид ва маљалати Эрон. Т.1 - 4. - Исфахон, 1948-1952; Аханг М.К. Сайри журнализм дар Афгонистон. - Кобул. 1970.

6 ЦГА РТ. Ф.1, Ф.4, Ф.9, Ф.10, Ф.12, Ф.19.

7 ЦГА Узбекистана. Ф.1; Ф.25; Ф.94; Ф.837; Ф. и-1; Ф.и-131 Ф11-с; Ф.12-с

8 ЦГА РФ.Ф.62; Ф. 63;Ф1276.

1 Искандарова Р.И Ликвидация неграмотности в Таджикистане (1917-1941гг)- Душанбе, 1969; Мирбобоев А.К. История мадраса Северного Таджикистна.- Душанбе, 1989; Шарипов А.И. Школьное образование у таджиков во второй половине XIX -начале XX вв.-Душанбе, 1967; Кадыров А. Культурных преобразования в северных районов Таджикистана (1917-1929гг.).- Душанбе, 1969; Гафаров Н.У. Культурно-просветительская деятельность джадидов в Бухарском эмирате (начало XX века).- Душанбе, 1999; Окилов

2 Айни С. Кози Шарифљон (Зиё). Архив С. Айни. Папка №11; Васлии Самарканди. Диван. Рукопись №97, Институт востоковедения и рукописного наследия (Дале сокращенно ИВ и РН) АН Таджикистан; Мирзо Абдулазими Соми «Дахмаи шохон» (Гробница царей). Рукопись №97/1. Рукописный фонд ИВ и РН АН Таджикистан; Сипандии Самарканди. Диван, Рукопись №2423. Рукописный фонд ИВ и РН АН Таджикистан; Љурми – Мавзун Бадахшони. «Маснавии мавзун» (Поэмы мавзуна). Рукопись № 642. Рукописный фонд ИВ и РН АН Таджикистан.

3 Фитрат А. Оила ё худ вазоифи хонадори. (Семья или семейные обязанности)// Фарханг.-2002. – №1,2  и 2003. - №1,2;Муљахарфи А. Муфил-ул-анъвор ва Девони ашъор. - М.; 2005; Айни С. Таърихи инкилоби Бухоро. – Душанбе: Адиб, 1987; Айни С. Торихи инкилоби фикри дар Бухоро (на арабской графике). – Техрон: Суруш, 1371; Дониш А. Рисола ё мухтасаре аз таърихи салтанати хонадони мангития. – Душанбе: Сарват, 1992; Мирзо Сирољиддини Хаким. Тухафи ахли Бухоро. - Душанбе: Адиб, 1992; Кукандбои Абухоликзода Самарканди.  Духтари кухсор. - Самарканд; Зарафшон, 2006; Мухаммадали Ибни Мухаммадхусайни Балљувони. Таърихи нофеъи. - Душанбе: Ирфон, 1994; Мухаммад Содикхољаи Гулшани. Таърихи хумоюн.  Душанбе; Пайванд, 2006; Мухаммад Хусайни Хочи. Асархои мунтахаб. - Душанбе: Нашр. дав. Точ. 1962; Хочи Хусайни Кангурти. Куллиёт. – Душанбе; 1998.

1 Подробный список дан в библиографии.

2 Из истории культурного строительства в Таджикистане. - Душанбе: Ирфон, 1966; Просвещение и наука Таджикской ССР. Статистический сборник. - Душанбе: Таджикгосиздат, 1967; Таджикистан за 40 лет. Статистический сборник. - Душанбе: Статистика, 1964; Цифры и факты важных побед. Сборник материалов в помощь агитатору. - Душанбе: Таджикгосиздат, 1964.

1 Шагалов Е.С. Первое научное общество Таджикистана. – Душанбе: Дониш, 1966. – С. 32

1 Шагалов Е.С. Первое научное общество Таджикистана. – Душанбе: Дониш, 1966. – С. 32

2 Раджабов З.Ш. Очерки истории культурного строительства в Таджикистане. – Душанбе: Дониш, 1976. –  С. 46-51

3 Покровский М.Н. О возникновении истпарта.// Пролетарская революция. – 1930 - №7-8; Авдеев Н.О. О научной обработке источников по истории РКП (б) и Октябрьской революции. //  Пролетарская революция. – 1925.-№2(37); Азоратский В.В. Воспоминания о возникновении истпарта// Пролетарская революция. – 1930.- №5; Сафаров Г. Колониальная революция. – М: 1922; Гинсбург С. Как Бухара стала республикой.//Красная казарма.- 1923.- №4

1 Бондерский Н.А. Гиссарское бекство.// Туркестанские ведомости.- 1905, №42; Варыгин М.А. Опыт описания Кулябского бекства. - М: 1916: Тагаев Б.Л. В Бухаре.// Туркестанские ведомости. - 19И,№93; Бобринский А.А. Горылы верховьев Пянджа.- М: 1908; Наливкин В.П. Положение вакуфного дела в Туркестанском крае до и после завоевания.//Ежегодник Ферганской области. - Новый Маргелан, 1904. Т.4; Бурдюков Н. Гончарные изделия Средней Азии. - СПб, 1904.

2 Бартольд В.В. Исторический очерк: Таджикистан. Сб. статей.- Ташкент, 1925.

3 Семенов А.А. Средняя Азия.- М., 1911; Он же: По границам Бухары и Афганистана. – М., 1902.

1 Пулодов Т. Гузашта ва ояндаи маорифи халќ дар Тољикистон. - Сталинабад, 1960; Шерматов А.И. Школьное образование у таджиков во второй половине XIX - начале XX вв. - Душанбе, 1967; Юсупов Ш. Очерки истории Кулябского бекства в конце XIX и в начале XX вв. - Душанбе, 1964; Искандарова Р.И. Ликвидация  неграмотности в Таджикистане. - Душанбе, 1969; Секретова Н.А. Военно-политическая деятельность частей Красной Армии в Бухарской Народной Советской Республике в 1920-1924гг. - Душанбе, 1992; Кадыров А. Первые шаги советской школы в Северном Таджикистане (1917-1924гг.) // Из истории культурного строительства в Таджикистане. - Душанбе, ТГУ, 1970; Кочарев В.П. Из истории организации и развития народного образования в дореволюционном Узбекистане (1865-1917). – Ташкент, 1996; Набиева Р. Женшины Таджикистана в борбе за социализм. – Душанбе; Ирфон, 1973; Нурджанов Н.Х. История таджикского советского театра. - Душанбе: Дониш, 1967; Он же. Драмаи халки тољик. - Душанбе: Дониш, 1985; Шукуров М. История культурной жизни Советского Таджикистана (1917-1941гг.). - Душанбе: Ирфон, 1970; Он же. Очерки  таърихи ташаккули маданияти сотсиалистии тољик. – Душанбе; рфон, 1969; Ташпулатов Н. Из истории культурного строительства в Туркестанской АССР (1917-1924гг.) //Сборник аспирантских работ. - Душанбе, ТГУ, 1974.

1 Мирзозода Х. Материалхо аз таърихи адабиёти тољик. – Сталинабад., 1950.

2 Подробнее см: Раљаби М. Ислом: љадидия ва инкилоб. – Душанбе, 1997.

1 Маниёзов А. Публицистика ва назми устод Садриддин Айни. – Сталинабад, 1958. –С. 28.

2 Раљаби М. Ислом: љадидия ва инкилоб. - Душанбе: Дониш, 1997; Шакури М. Садриддин Айни - равшангари бузурги тољик. //Омузгор, 1998. - 14 май;  Сайфуллоев А. Љадидизм: мохияти таърихии он чист? //Адабиёт ва санъат. - 1998. - 8 дек; Ходизода Р. Махмудхољаи Бехбуди: таърихи зиндаги ва такдири таърихии у. //Гули мурод. - 1997-1998. - №10-12; Набиева Р. Таърихи халки тољик дар асри XX ва аввали асри XXI. -Душанбе, 2009: Мукумов Р. Махмудхољаи Бехбуди - маорифпарвари бузург. //Овози тољик. - 1992. - 17 апр; Гафаров Н. Культурно-просветительская деятельность джадидов в Бухарском эмирате. – Душанбе. 1993; Он же. Общественно-политическая деятельность Махмудходжи Бехбуди. - Душанбе: Сино, 1997.

3 Тазкират-уш-шуарро. Абдуллоххољаи Абди. - Душанбе: Дониш, 1983.

4 Тазкират-уш-шуаррои Мухтарам. - Душанбе: Дониш, 1975.

1 Масов Р. Таджики: история с грифом «совершенно секретно». Душанбе, 1995.

2 ЦГИА Уз. ССР. Ф. 126, оп.1, д. № № 535, 536, 541; Ф.2, оп.1, д. 350. л. 119-120; Ф.3, оп.2, д.93, л. 74

3 ЦГА РФ. Ф.63, оп.1, д.445, л.12.

1 Айни С. Акнун навбати ќалам аст. Душанбе, 1977.- С. 71.

2 ЦГА Уз. ССР. Ф.1, оп.12, д.1683, л. 250.

1 ЦГА РФ. Ф.62, оп.1, д.445, л.16.

2 Подробнее см: Гафаров Н.У. Культурно- просветительская деятельность джадидов в Бухарском эмирате. – Душанбе, 1999.

1 ЦГА РТ. Ф.1, ОП. 1, д.756, л, 6,8.

2 ЦГА РТ. Ф.1, ОП. 1, д.1934, л, 298.

3 Шакури М. Навиштахои Садри Зиё ва ахамияти таърихии онхо.//Гули мурод. – 1997, №4-6 (2). – С.31.

4 ЦГА РТ. Ф.1, ОП. 1, д.1934, л, 298.

5 Эркаев М. Дар саргахи маориф.- Душанбе, 1979.

6 Љавонони Тољикистон, 1989, 15 март.

7 Юсупов Ш. К истории дореволюционного Душанбе.- Душанбе, 1988

8 Шохони С. Бозгашти булбул. – Душанбе, 1987.

1 Кочарев В. Из истории народного образования в Туркестанском крае.- Ташкент, 1989. – С.78.

2 ЦГА РТ. Ф. 1, оп. 4, д.1966, л.68.

3 ЦГА РТ. Ф. 1, оп. 1, д.2135, л.138.

4 ЦГА РТ. Ф. 1, оп. 1, д.652, л.12, 55, 56.

5 ЦГА РТ. Ф.1, оп. 1, д.1934, л, 298.

1 ЦГВИА СССР. Ф.400, оп.262, д.133, л.35.

2 Бондаренко Е.П. Очерки по истории народного образования в Туркестане (1865-1924гг.). – М., 1960. – С. 317

3 Подробнее см: Махмуди В. Муаллим Абдукодир Шакури.// Садои Шарк, 1990, №8.

4 ЦГА РФ. Ф.62, оп. 1, д.445, л, 13.

1 Подробнее см: Айни С. Таърихи инкилоби Бухоро. – Душанбе, 1987.

2 Обидов И. История развития народного образования в Таджикской ССР. – Душанбе, 1968.

3 Там же.

4 Шукуров М. Очерки таърихи ташаккули маданияти социалистии точик. – Душанбе.- 1969. – с. 32

5 ЦГА РТ. Ф. 84, оп. 1, д.64, л.57.

1 Шесть лет национальной политики Советской власти и наркомнация. 1917-1923 гг. – М., 1925. - С.56.

2 ЦГА Уз. ССР. Ф.94, оп.1, д. 52,  л.81.

1 ЦГА РФ. Ф.62, оп. 1, д.445, л, 16.

2 Абдулкадир Шакури. Джомеъ-ул-хикоёт (1909); Зубдат-ул-ашъор, Рохбари савод (1908); Мирзо Абдулвохид. Рохбари хат; Айни С. Тахзиб-ус-сибён (1910); Тартил-ул-куръон; Заруриёти диния; Бахори дониш; Холида ё ки кизбала; , Махмудхоља Бехбуди. Алифбои мактаби исломия (1906); Исматулло Рахматулозода. Рохбари мактаб (1915).

3 ЦГА РФ. Ф.62, оп. 1, д.227, л, 18.

1 ЦГА РФ. Ф.63, оп. 1, д.445, л, 12.

2 Љалил Р. Маъвои дил.- Душанбе, 1972. – С.94.

3 Подробнее см: Расулиён К. Аз «Бухорои шариф» то «Иди тољик». - Душанбе, 2003.

4 Там же.

1 Ходжи Мухаммадхусейн Хатлони «Хутути ашколи исломи»; Исхакхон «Джоме-ул-хутут»; Шарифчон Махдум Садри Зиё «Тазкират-ул-хатотин».

1 Айни С. Намунаи адабиёти тољик. - М., 1926.- С. 230.

2 Там же.

3 Джадидизм ва дурнамои таърих.//Садои Шарк. – 1990, №3.

1 Подробнее см: Абибов А. Ганљи Зарафшон. – Душанбе. 1991.

2 Подробнее см: Суханварони сайкали руи замин. - Душанбе, 1973.

3 Подробнее см: Ганчи парешон. – Душанбе, 1984.

4 Там же.

5 Там же.

6 Там же.

7 Подробнее см: Мероси адабии шоирони Хисор. - Душанбе, 1974.

8 Подробнее см: Ганчи парешон. – Душанбе, 1984.

9 Там же.

10 Подробнее см: Аз таърихи адабиёти точик дар Бадахшон. - Душанбе, 1974.

1 Подробнее см: Афсахов А. Каххоров X. Хат ва пайдоиши он. - Душанбе, 1975

2 Окилов Э.И. Направления и этапы развития таджикской каллиграфии.-Душанбе, 1992.

1 Айни С. Намунаи адабиёти тољик. – М., 1926.- С. 405.

2 Кадыров С. К истории книгоиздания таджикского народа. Кн. 1,2. -Душанбе:Ирфон, 2000.

1 Подробное см: Нурджанов Н. Таджикский народный театр. М., 1956; Он же: Таджикский театр. М., 1968

1 ЦГУ Уз. ССР. Ф25, оп.1, д.679, л. 33.

2 Страницы азербайджанских театральных взаимосвязей. - Баку., 1985. -С. 178. Шукуров

3 Шукуров М. История культурной жизни советского Таджикистана (1917-1941). – Душанбе, 1970.

4 Рахматулоев Х. Зухури ишк. – Душанбе., 2009.

5 Оина., 1914, №47.-СИЗО.

1 Подробнее см: Азизи Ф. Маком и фалак - Душанбе., 2009.

2 Нурджанов Н., Кароматов Ф. Музыкалная жизнь Советсково Таджикистана.- Душанбе, 1974.

3 Зехниева Ф. Сурудхои маросимии туйи точикон. - Душанбе, 1988.

1 Гуругли//Кулоб. – Душанбе, 2006. – С.151.

2 Подробнее см: Низомов А. Таърих ва назарияи «Шашмаком» - Душанбе. 2006.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.