WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Кассае Ныгусие В. Микаэль ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИМПЕРАТОРА ХАЙЛЕ СЕЛАССИЕ I 1916-1974 гг.

Специальность 07.00.15 – История международных отношений и внешней политики

Автореферат Диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук

Москва 20Диссертация выполнена на кафедре всеобщей истории факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов.

Научный консультант:

Пономаренко Людмила Васильевна, доктор исторических наук, профессор

Официальные оппоненты:

Косухин Николай Дмитриевич, доктор исторических наук, профессор Татаринцев Василий Михайлович, доктор исторических наук, профессор Марчук Николай Николаевич, доктор исторических наук, профессор

Ведущая организация: Институт Востоковедения РАН.

Защита состоится «29» июня 2007 г. в _____ часов на заседании Диссертационного совета Д 212.203.в Российском университете дружбы народов по адресу:

117198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10а, ауд. 415.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Российского университета дружбы народов по адресу:

117198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6.

Автореферат разослан «_____»_________2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета профессор К.Ц. Саврушева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Обращение к внешнеполитической деятельности императора Хайле Селассие I, основоположника новой эфиопской дипломатии, диктуется сходством проблем, стоявших перед всеми слаборазвитыми многонациональными государствами мира, которые должны решать задачи защиты своего суверенитета и территориальной целостности.

Последовательный и целостный анализ внешнеполитической деятельности императора Хайле Селассие I позволяет убедиться в том, что слабое многонациональное государство, имеющее в своем составе различные этнические общности, стоящие на разных ступенях социально-экономического развития, разные в конфессиональном отношении, с разнородными социальными институтами, культурными традициями, тем не менее, при условии правильного выбора покровителя (ориентира), способно не только выживать и существовать, но и развиваться, защищая свои интересы даже при ограниченных материальных и кадровых ресурсах.

Научная новизна. Хотя существует немало научных трудов по истории Эфиопии, данная работа является первым в российской и зарубежной историографии комплексным исследованием тактики, средств и методов внешнеполитической деятельности императора Хайле Селассие I.

Объектом исследования является внешняя политика Эфиопии, архитектором которой стал Хайле Селассие I. В этот период, отказавшись от политики самоизоляции и регионализма, Эфиопия вступает на новый путь развития, который ведет ее к утверждению на мировой арене, к расширению контактов со странами Европы, Азии и Африки.

Предметом исследования является механизм становления и развития эфиопской дипломатии во всей ее совокупности, достижений и неудач в период, когда Хайле Селассие I стоял во главе государства.

Основная цель работы – выявление и анализ основных направлений внешней политики Эфиопии в период 1916–1974 гг.

Для раскрытия темы автор ставит следующие задачи:

– определение целей и задач развития государства в новых условиях и методов их решения;

– выявление факторов формирования и корректировка внешней политики Эфиопии, а также степень влияния на нее изменений, происходящих как внутри страны, так и за ее пределами;

– раскрытие роли и места Эфиопии в постколониальном мире в период «холодной войны»;

– исследование особенностей становления отношений государства со странами третьего мира.

Особое внимание в диссертации уделено дипломатии Хайле Селассие I в довоенные 1916–1935 годы. По мнению автора, в этот период внешняя политика Эфиопской империи стала не только способом установления и развития взаимоотношений с зарубежными государствами, но и способом защиты суверенитета и национальных интересов страны на международной арене. Об этом свидетельствует деятельность эфиопских дипломатов в Лиге Наций в годы рассмотрения итало-эфиопского конфликта.

На наш взгляд, проблема выхода к морю занимала одно из важных мест в послевоенной внешней политике императора Хайле Селассие I. Поэтому подробно анализируется деятельность эфиопской дипломатии в годы рассмотрения вопроса бывших итальянских колоний на сессиях Генеральной ассамблеи ООН.

Отдельная глава в диссертации посвящена отношениям Эфиопии с США, так как с 1945 г. Хайле Селассие I начал ориентироваться на Вашингтон с целью получения его поддержки в вопросе вывода британских войск с оккупированных в 1941 г., после изгнания итальянцев, эфиопских территорий, в вопросе приобретения выхода к морю путем присоединения территории Эритреи, а также в деле строительства и модернизации вооруженных сил Эфиопской империи.

Методы исследования. При разработке данной темы автор придерживался принципа историзма. Внешнеполитическая деятельность императора Хайле Селассие I рассматривалась нами как изменяющийся во времени, постоянно развивающийся процесс. Исследование строится в соответствии с основными этапами новейшей истории Эфиопии и заканчивается 1974 г., когда в стране произошла революция.

Источники и литература. Содержание данной темы ограничивается анализом внешнеполитических аспектов изучаемой проблемы; там, где речь идет о вопросах внутриполитического положения, автора интересует прежде всего их воздействие на внешнеполитическую деятельность императора Хайле Селассие I.

При работе над диссертацией были использованы разнообразные многочисленные источники и обширная литература:

1. Архивные материалы.

2. Официальные публикации дипломатических служб.

3. Документальные материалы.

4. Официальные тексты соглашений, договоров и конвенций.

5. Тексты конституции Эфиопии 1931 и 1955 гг., указы, декреты, официальные речи императора Хайле Селассие I и других государственных деятелей Эфиопии по принципиальным вопросам внешней политики страны.

6. Мемуары императора Хайле Селассие I, премьер-министра Великобритании У. Черчилля, представителя Советского Союза М. Литвинова и других деятелей, а также иностранцев, находившихся на службе эфиопского правительства.

7. Работы советских (российских) авторов. Работы западных (англоязычных) авторов. Работы эфиопских авторов.

8. Периодические издания СССР, Эфиопии, США, Великобритании и др.

Автору удалось поработать в Национальном архиве Эфиопии. К сожалению, поскольку многие материалы, относящиеся к эпохе императора Хайле Селассие I, засекречены, утрачены в годы революций 1974 и 1991 гг. или же на ходятся на этапе обработки, к ним нет доступа. Тем не менее доступны материалы, содержащие документы, имеющие отношение к внешнеполитической деятельности правительства Эфиопии в интересующий нас период. Это частные архивы таких деятелей, как Блата Мерсыэ Хазен Вольде Киркос, участник переговоров Эфиопской христианской церкви и Коптской церкви в Александрии, занимавший различные государственные должности, в том числе заместителя министра юстиции.

Среди документов архива Мерсыэ Хазена особо следует отметить отчеты эфиопской делегации в Александрии, донесения эфиопского посланника в Египте, а также поручения, данные императором Хайле Селассие I эфиопской делегации в ходе переговоров. Эти материалы иной раз являются свидетельством того, каким сложным был путь Эфиопской церкви к самостоятельности.

Кроме того, они показывают, каким искусным дипломатом был Хайле Селассие I, пытавшийся сыграть на противоречиях между правительством Египта и Коптской церковью1.

По некоторым данным, немало важных документов, относящихся к исследуемой нами проблеме, хранится в архивах Российской Федерации. Одним из таких хранилищ является архив Министерства иностранных дел Российской Федерации. Однако автор не был допущен в архив МИД России и не имел возможности ознакомиться с документами и основными материалами, подготовленными сотрудниками таких ведомств, как Совет министров СССР, Государственный комитет по внешним экономическим связям, Министерство внешней торговли, Государственный комитет по культурным связям с зарубежными странами, Союз советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами, тематика которых охватывает все аспекты отношений СССР и Эфиопии.

Для восполнения данной лакуны при сборе сведений относительно советско-эфиопских отношений в годы «холодной войны» автору пришлось довольствоваться опубликованными документальными материалами. Значительная их часть собрана в многотомном издании Министерства иностранных дел СССР2.

Автор использовал опубликованные документы США и Великобритании.

Наиболее ценными для нас оказались сборники по внешним связям Соединенных Штатов Америки. В них, кроме официальных документов, имеются донесения американских дипломатов, служивших не только в Эфиопии, но и в странах Европы и Ближнего Востока. Как правило, эти документы содержат информацию не только о взаимоотношениях США и Эфиопии, но и о связях Эфиопской империи с другими странами.

Кроме того, в сборниках по внешним связям Соединенных Штатов имеются отчеты нескольких ведомств (Центральное разведывательное управление Национальный архив Эфиопии. Личный фонд Мерсыэ Хазена Вольде Киркоса. Документы: 05.02 № 86 EMML; 05.03 № 29 EMML; 04.05 № 73 EMML; 14.05 № 217 EMML; 07.06 № 113 EMML; февраль, март, май, июнь 1950 (Е.С.) Министерство иностранных дел СССР. СССР и страны Африки. 1946–1962 гг.: Документы и материалы в двух томах (1946 г. – сентябрь 1960 г.). М., 1963; СССР и страны Африки.

1963–1970 гг.: Документы и материалы. В двух частях. М., 1982.

(ЦРУ), Федеральное бюро расследований (ФБР) и Департамент обороны), касающиеся различных аспектов политической и экономической жизни Эфиопской империи.

В отличие от сборников МИД СССР, документы которых содержат лаконично изложенную информацию общего характера, в сборниках документов по внешним связям США имеются материалы сотрудников посольства США в Аддис-Абебе, где содержится их собственная оценка событий, происходящих в Эфиопии и окружающих ее странах, а также их предложения, какую позицию необходимо занять США в зависимости от того или иного направления развития событий.

Как известно, в интересующий нас период Эфиопская империя стала членом многих международных организаций, среди которых Лига Наций, ООН, Движение неприсоединившихся стран, Организация Африканского единства и др.

Данные организации сыграли заметную роль в судьбе страны. Хайле Селассие I обратился к этим организациям, когда встал вопрос о защите Эфиопии от итальянской агрессии в 1935 г. В 1940–1950-е годы он неоднократно апеллировал к секретариату ООН, когда решался вопрос о будущем Эритреи и Сомали. В работе автор использовал документы таких организаций, как Лига Наций1 и Организация Объединенных Наций2.

Официальные тексты соглашений, договоров и конвенций3 являются важными источниками, так как они позволяют судить о том, при каких обстоятельствах, в каких условиях и с какой целью они были подписаны, чьи интересы они защищали – Эфиопии или ее противников.

При написании работы использованы тексты конституции Эфиопии 19и 1955 годов, указы, декреты, официальные речи императора Хайле Селассие I и других государственных деятелей Эфиопии по принципиальным вопросам внешней политики страны. Ценность данного вида источников в том, что они отражают достижения страны в строительстве современного общества. Кроме того, анализ статей и пунктов текстов основных законов страны позволяют проследить эволюцию политических взглядов и общественных отношений в Эфиопии 1916–1974 гг.

Важными источниками при исследовании интересующей нас темы являются также автобиографии и биографии тех деятелей и специалистов (как эфиопских, так и зарубежных) в области политики, науки, культуры, которые имели прямое или косвенное отношение к событиям, происходившим во время правления императора Хайле Селассие I.

League of Nations official journal. Geneva, 1920, 1926, 1935, 1936.

Устав Организации Объединенных Нации. Его история и значение. Лейк Соксес; НьюЙорк, 1948.

Agreement and Military Convention between the United Kingdom and Ethiopia. Addis Ababa, January 31, 1942; Agreement between the United States of America and Ethiopia. Wash., 1954.

Автор исследовал, прежде всего, автобиографию самого императора1. На наш взгляд, этот двухтомный труд представляет собой не просто описание событий или рассказ о себе, а блестящий труд, который должен быть прочитан учеными, студентами и всеми интересующимися политической и дипломатической историей Эфиопии. Помимо собственных взглядов на те или иные события, там помещены телеграммы, отправленные иностранным государственным деятелям и международным организациям, таким как Лига Наций и ООН; а также записи бесед, состоявшихся во время встречи императора с политическими лидерами, главами дипломатических миссий различных государств, деятелями в области культуры и религии. Кроме того, автобиография Хайле Селассие I является важным источником при исследовании формирования политических взглядов императора и его становления как руководителя страны.

В автобиографии премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля проблеме Эфиопии отведена целая глава. Черчилль подробно анализирует политику умиротворения Италии и отмечает ее ошибочность, косвенно подтверждая, что захват Эфиопии Италией был генеральной репетицией Второй мировой войны2.

Хорошим подспорьем при исследовании внешнеполитической деятельности императора Хайле Селассие I могут служить воспоминания непосредственных участников тех событий, которые происходили в Эфиопии.

Мемуары американца Джона Спенсера3, служившего в правительстве Хайле Селассие I в качестве советника, интересны не только конкретными, яркими впечатлениями, но и глубокими рассуждениями, обилием фактов.

Ценные свидетельства оставил британский журналист Блэр Томсон4, очень наблюдательный и хорошо владеющий пером. Он писал живо и увлекательно, удачно сочетая интереснейшие зарисовки фактов с рассуждениями общего характера.

Следует упомянуть и работы советских государственных деятелей, таких как Максим Литвинов5, где имеются данные о выступлении советских дипломатов в Лиге Наций в защиту Эфиопии.

В целом изученные автором источники оказались достаточно репрезентативными для исследования дипломатических, политических и торговоэкономических связей Эфиопии с зарубежными странами. Документы о военнотехническом сотрудничестве крайне немногочисленны, фрагменты договоров раскрывают лишь его отдельные эпизоды.

Монографических исследований, посвященных внешнеполитической деятельности императора Хайле Селассие I, нет не только в российской (советской), но и в зарубежной, в том числе эфиопской, историографии. Имеются Хайле Селассие I, император Эфиопии. Моя жизнь и прогресс Эфиопии. Т. I. Бат, 1936; Т.

II. Аддис-Абеба, 1964 (на амхар. яз.).

Черчилль У. Вторая мировая война. М., 2005.

Spencer J H. Ethiopia at bay. A personal account of the Haile Selassie’s year. Algonac (Michigan), 19 Thomson B. Ethiopia the country that cut off it’s head. L., 1975.

Литвинов М.М. В Борьбе за мир. М., 1938; Литвинов М.М. Против агрессии М., Л., 19 лишь работы общего характера, где внешней политике посвящаются отдельные главы.

Российский (советский) вклад в разработку исследуемой темы можно оценить в целом положительно. Как известно, большинство работ советских ученых носило идеологизированный, нередко пропагандистский характер. Их писали для оправдания политики СССР в Эфиопии, а не с целью ее объективного научного анализа. Причина этого – непростое положение специалистовэфиопистов, которые были жестко ограничены рамками марксизма-ленинизма при высказывании своих оценок и мнений и не располагали всеми возможностями для толкования различных событий и процессов.

В советской эфиопистике одной из центральных тем стало антиколониальное, антифашистское сопротивление эфиопского народа. Наиболее обстоятельно, на наш взгляд, она изучена в трудах Д.Р. Вобликова1 и Г.В. Цыпкина2.

Используя многочисленные архивные материалы, документы и литературные данные, эти авторы исследуют войны, которые вела Эфиопия за сохранение независимости и территориальной целостности со второй половины XIX в. до изгнания фашистских оккупантов в 1941 г. В указанных трудах рассматриваются вопросы военного строительства, место армии в эфиопском обществе, принципы ее комплектации, военные традиции эфиопов. Вооруженная борьба против колониализма рассматривается на фоне социально-экономического развития страны. Необходимо отметить, что Г.В. Цыпкин затрагивает отношения Эфиопии с внешним миром, проблемы эфиопской дипломатии в межвоенные годы и приходит к выводу о том, что одним из факторов, обеспечивших независимость Эфиопии, стало умелое использование межимпериалистических противоречий во внешней политике3.

Военная история Эфиопской империи 1935–1941 гг. описана и проанализирована в ряде специальных исследований или в отдельных разделах крупных монографий4. Единственный недостаток вышеупомянутых трудов, на наш Вобликов Д.Р. Эфиопия в борьбе за сохранение независимости (1860–1960 гг.). М., 1961;

Он же. Освободительная борьба народа Эфиопии против итальянского фашизма в 1936– 1941 гг. // Уч. зап. Института востоковедения АН СССР. Т. XVII. М., 1959.

Цыпкин Г.В. Эфиопия в антиколониальных войнах. М., 1988.

Там же. С. 2Вобликов Д.Р. Итало-эфиопская война 1935–1936 годов и политика США // Уч. зап. по новой и новейшей истории / Ин-т истории АН СССР. Вып. 3. 1957. С. 354–409; Он же. Освободительная борьба народа Эфиопии против итальянского фашизма в 1936–1941 гг. С. 220– 250; Классон О. Агрессия фашистской Италии в Эфиопии (1935–1936) и Эстония // Тартусский ун-т. Уч. зап. Вып. 416. Тарту, 1977. С. 3–42; Корчун Н.Г. Итало-Абиссинская война.

1935–1936 гг. М., 1939; Ксиландер Р. Завоевание Абиссинии в 1935–1936 гг. Опыт и уроки первой современной войны в колониальных условиях / Пер. с нем. М.: Воениздат, 1941; Лисовский П.А. Абиссинская авантюра итальянского фашизма. М.; Л., 1936; Он же. Война в Африке (итало-абиссинская война). М.; Л., 1935.; Он же. Итало-абиссинский конфликт. М.;

Л., 1935; Лукинский К.Н. Итало-абиссинская война // Абиссиния: Сб. статей. М.; Л., 1936.

С. 473–582; Прочко И.С. Итало-абиссинская война 1935–1936 гг. : Краткий очерк. М., 1941.;

Сно Е.Е. Итало-абиссинская война. Л., 1936; Трофимов В.А. Характерные черты политики итальянского фашизма в Эфиопии в 1936–1940 гг. // Африка в новое и новейшее время. М., взгляд, – то, что итало-эфиопская война 1935–1941 гг. рассматривается в них отдельно от Второй мировой войны, хотя она фактически была ее прелюдией (генеральной репетицией). Именно авантюра итальянского фашизма способствовала улучшению внешнеполитического положения Германии, получившей возможность маневрировать во всех направлениях.

Основные черты политики фашизма в Эфиопии в 1936–1940 гг. проанализированы в работах В.А. Трофимова1. Согласно данному автору, стремясь установить повсеместно в стране эффективный контроль, итальянцы внедряли в практику систему прямого управления. Они широко использовали расовую дискриминацию, прибегая также к физическому уничтожению сотен тысяч эфиопов. Словом, «фашизм нанес колоссальный материальный и моральный ущерб народам Эфиопии».

Советские историки детально исследовали политику западных держав, в том числе и США, в отношении Эфиопии в 1920–1940-е годы, когда Эфиопия, единственная свободная страна в Африке, стала объектом нападения со стороны итальянских фашистов. Политика западных держав Великобритании и Франции, которые занимались умиротворением Муссолини, и США, которые приняли закон о нейтралитете, подвергается жесткой критике2.

Вместе с тем подчеркивается последовательная позиция Советского Союза в вопросе о нападении итальянских фашистов на Эфиопию. СССР настойчиво продолжал вести политику защиты Эфиопии даже после ее оккупации, т.е. в то время, когда абсолютное большинство стран мира официально признали захват Эфиопии Италией3.

Как известно, для защиты независимости Эфиопии Хайле Селассие I пытался вовлечь сначала Великобританию, а затем США в политику Эфиопии пу1976. С. 54–82; Хормач И.А. Итальянская агрессия в Эфиопии в 1935–1936 гг. и позиция СССР // Россия, СССР и международные конфликты первой половины ХХ в. М., 1939. С. 80– 105;

Трофимов В.А. Фашистская агрессия против Эфиопии в 30-х гг. и итальянский монополистический капитал // Против колониализма и неоколониализма. М., 1975.; Он же. Характерные черты политики итальянского фашизма в Эфиопии в 1936–1940 гг. / Африка в новое и новейшее время. М., 1976; Он же. Итальянский колониализм и неоколониализм (история и современность). М., 1978. С. 207.

Бурова Т.Т. Американский нейтралитет во время итало-эфиопской войны (1935–1936 гг.) // Вопросы международных отношений. Историография и источниковедение. Вып. 3. Томск, 1970; Вобликов Д.Р. Закон США о нейтралитете во время итало-абиссинской войны 1935– 1936 гг. М., 1950; Мысливый В.А. Англия и итало-абиссинская война (1935–1936 гг.) Л., 1953; Нестерова Т.П. Франко-итальянские отношения накануне фашистской агрессии против Эфиопии (март–май 1935) // Политика Великих держав на Балканах и Ближнем Востоке в новейшее время: Сб. науч. тр. Свердловск, 1987; Она же. Франко-итальянские отношения в период фашистской агрессии против Эфиопии (январь–март 1936 г.) // Политика Великих держав в Центральной Европе, на Балканах и Ближнем Востоке в новейшее время. Свердловск, 1989; Пирумова О.В. Франко-итальянские отношения накануне итало-эфиопской войны // Дипломатические отношения западноевропейских стран между двумя мировыми войнами. Вып. 2. Ярославль, 1977. С. 37–50.

Райт М.В. Советский Союз и борьба народов Эфиопии против итальянской агрессии. // Основные проблемы африканистики. М., 1973.

тем предоставления концессионных договоров компаниям этих стран. О том, почему эта политика Эфиопии не стала эффективной в довоенные годы, идет речь в работе Т.П. Нестерова1.

Анализируя антиколониальное антифашистское сопротивление эфиопского государства, советские ученые попытались показать социальную ограниченность его усилий по укреплению независимости. По их мнению, основной причиной ориентации на Запад стали не его достижения и передовая технология, в которой нуждалась Эфиопская империя, а классовые интересы эфиопского руководства2.

В некоторых работах советских ученых делается попытка анализа дипломатической деятельности Хайле Селассие I через призму классовых отношений.

«Внешняя политика Эфиопии во время регентства и царствования Хайле Селассие I имела узкоклассовый характер»3, – пишет В.С. Ягья. Автор не согласен с высказанным выше мнением, так как при ориентации на Запад руководство Эфиопии не думало о классовом антагонизме или сотрудничестве с капиталистами, а искало пути выхода из губительного антинародного полуфеодальногополурабовладельческого строя. Именно ориентация на Запад и на его многовековой опыт позволяла императору Хайле Селассие I осуществлять реформы не только по модернизации эфиопского общества, но и по его гуманизации.

Несколько трудов посвящено анализу социальных отношений в Эфиопии военного периода4. В них справедливо подчеркивается архаичность социальных, экономических и политических структур эфиопского общества, например, наличие рабства гебарской (полурабской) системы. Единственным недостатком этих трудов, на наш взгляд, является то, что централизация эфиопского государства во время правления Хайле Селассие I рассматривается лишь с позиции укрепления внутреннего фронта перед лицом надвигавшейся итальянской агрессии5. Реформы, осуществленные в первой половине 1930-х годов, советскими историками оцениваются как половинчатые, имеющие поверхностный характер6, т.е. император Хайле Селассие I своими действиями не смог обновил полностью эфиопское общество, а только лишь законсервировал старые отношения.

В монографии В.С. Ягья «Эфиопия в новейшее время» рассматриваются процессы формирования централизованного эфиопского государства и укрепления антифеодальных антимонархических сил. В ней рассматривается также внешнеполитическая деятельность императора Хайле Селассие I.

Нестерова Т.П. Концессия Риккета в Эфиопии (апрель–сентябрь 1935 г.) // Международные отношения на Балканах и Ближнем Востоке. Свердловск, 1988.

Вобликов Д.Р. Англо-американское соперничество в послевоенной Эфиопии. // Сов. востоковедение. М., 1957. № 4.

Ягья В.С. Изучение новейшей истории Эфиопии в трудах советских историков // Эфиопские исследования. История. Культура. М., 1981. С. 153.

Левин И. Современная Абиссиния. Социальные сдвиги и политические реформы. М.; Л., 1936.

Ольдерогге Д.А. Население и социальный строй // Абиссиния: Сб. статей. М.; Л., 1936.

Ягья В.С. Изучение новейшей истории Эфиопии в трудах советских историков // Эфиопские исследования. История. Культура. М., 1981.

Возражение вызывает утверждение В.С. Ягья о том, что личные внешнеполитические инициативы Хайле Селассие I использовались для усиления в стране веры в руководство и мудрость монарха для противодействия инакомыслию. Активные международные отношения рассматривались как средство установления контроля над распространением в стране демократических и социалистических идей1.

На наш взгляд, внешнеполитическая инициатива императора прежде всего была направлена на защиту интересов Эфиопии. Каким образом внешнеполитическая инициатива императора использовалась для противодействия инакомыслию, – непонятно. Тем более, что конституция 1955 г. провозгласила права граждан на свободу слова. Хайле Селассие I никогда не стремился подавлять демократические идеи, он был основоположником эфиопской демократии, борцом против рабства, феодальной раздробленности. Внешнюю политику он использовал для расширения контактов Эфиопии с зарубежными странами, для привлечения иностранного капитала.

Советские ученые занимались также исследованием русско-эфиопских отношений. На наш взгляд, большой интерес представляет монография А.В.

Хренкова, написанная главным образом на основе архивных источников2. Эта работа дает возможность последовательно исследовать отношения между двумя странами – их начальный этап, процесс и динамику развития – вплоть до 1917 г.

Советско-эфиопские отношения в 20–30-е годы ХХ в. исследуются в статьях Д.А. Макеева. Привлекая публикации дипломатического архива Советского Союза и анализируя большой фактический материал, автор делает интересный вывод о мотивах, которыми руководствовался тогдашний регент Эфиопской империи Рас Тефери Меконын. Для будущего императора контакты с советским представителем (А.М. Устиновым) в 1924 г. были прежде всего престижным политическим маневром, а не серьезным шагом к укреплению советско-эфиопских отношений, – пишет Д.А. Макеев3.

В советской историографии по исследованию Эфиопии отсутствуют специальные труды, посвященные анализу биографии или деятельности эфиопского императора. Среди работ, освещающих ход исторического развития Эфиопии времен правления императора Хайле Селассие I, выделяется книга В.С. Ягья4. Автор раскрывает значение опыта антиколониального, антиимпериалистического сопротивления эфиопского народа для теории и практики национально-освободительного движения в третьем мире. Особое внимание уделяется внутренней политике Эфиопии в послевоенные годы.

После горбачевской перестройки некоторые ученые пытались заново пересмотреть деятельность императора Хайле Селассие I, раскрыть его как лич Ягья В.С. Эфиопия в новейшее время. М., 1978. С. 227–230.

Хренков А.В. Россия – Эфиопия. Развитие двусторонних связей (от первых контактов до 1917 г.). М., 1992.

Макеев Д.А. Советско-эфиопские отношения в 20–30-е гг. // Народы Азии и Африки. М., 1975. № 5. С. 140.

Ягья В.С. Эфиопия в новейшее время. М., 1978.

ность, дать оценку его политики в духе новых подходов. Однако свою задачу они видели лишь в том, чтобы представить обобщенную картину личности Хайле Селассие I, подойдя к ней с новых позиций. К таким трудам относится статья В.С. Ягья, посвященная императору Хайле Селассие I, в журнале «Вопросы истории» (1990. №101), а также работа С.Б. Чернецова 1992 г.Как и в советской историографии, борьба Эфиопской империи против фашизма и колониализма стала одной из главных тем исследований западных историков, публицистов и журналистов.

Среди трудов, посвященных эфиопско-итальянскому конфликту 1935– 1936 гг. и сопротивлению эфиопского народа, можно выделить работу Анджело Дел бока «Эфиопская война 1935–1941», увидевшую свет в 1969 г.

А. Дел бока изучил британские, французские, американские документальные материалы, сравнил их с мемуарами и работами ученых, журналистов, политических и военных деятелей, а также с официальными докладами, опубликованными правительством Италии, с оценками свидетелей, которые наблюдали за осуществлением агрессии по отношению к Эфиопии и завоеванием ее итальянцами. В Эфиопии он взял интервью у Хайле Селассие I, раса Имиру и у других участников эфиопского сопротивления, а также у итальянских военачальников, европейцев, служивших в правительстве Хайле Селассие I. Целью Дел бока являлось установление фактов и причин конфликта, приведших к трагедии Второй мировой войны.

В своей книге Дел бока посвящает целую главу иностранцам, воевавшим на стороне Эфиопской империи под знаменем Льва Иудейского. Несмотря на то, что многие страны Европы отозвали своих граждан, многие специалистыиностранцы, военные инструкторы, пилоты, врачи, советники остались в Эфиопии и играли огромную роль в борьбе против фашистских захватчиков;

таким образом, эфиопское сопротивление имело интернациональный характер3.

Работа Эсмонда Робертсона4 является хорошим дополнением для понимания периода 1932–1936 гг. Муссолини, как отмечает Робертсон, пытался совершить сложные маневры как в Европе, так и в Африке. Эти маневры привели к итало-эфиопской войне 1935–1936 гг.

Согласно Робертсону, Хайле Селассие I, который понимал, что его страна не готова к войне против итальянской военной машины, видел единственный возможный путь защиты своей родины – дипломатическую борьбу. Хайле Селассие I в борьбе за общественное мнение превосходил Муссолини. 25 июля 1935 г. архиепископ Кентербери и Упсалы от имени неримских католических церквей настоятельно призывал Британию и другие государства оказать необходимую поддержку Лиге Наций в ее деятельности в защиту Эфиопии. Многие европейские профсоюзы также занимали проэфиопскую позицию. Эфиопский Ягья В.С. Император // Вопросы истории. 1990. № 10.

Чернецов С.Б. «Император» Ришарда Купусцинского и император Хайле Селассие I // Купусцинский Ришард. Император. М., 1992.

Del Boca A. The Ethiopian war 1935–1941. Chicago; London, 1969. Р. 85–111.

Esmond M. Robertson. Mussolini as Empire Builder // Europe and Africa 1932–36. 1977. № 4.

кризис стал сильным стимулом для формирования общественного движения.

Именно общественное движение и общественное мнение стали главными силами, вынудившими официальную Европу не признавать завоевание Эфиопии Италией. Именно благодаря общественному мнению план Хора–Лаваля не осуществился.

В 1935 г. Хайле Селассие I доказал, что именно он, а не Муссолини, является лучшим дипломатом. Он пользовался огромной популярностью за рубежом. Его советники (иностранные) во многом превосходили итальянских дипломатов. Он получил материальную и моральную поддержку не только со стороны членов Лиги Наций, но и со стороны не членов этой организации.

Германия предоставила помощь в 3 млн. рейхсмарок для приобретения оружия.

В Японии поддерживали сопротивление эфиопского народа. Когда Даба Бирру, эфиопский посланник, прибыл в 1935 г. в Токио, его встретили с почетом около 2000 студентов, принадлежавших к ультранационалистическому обществу «Черных драконов». Они приветствовали его с плакатами «Долой Италию».

Несколько позже в том же 1935 г. группа японских офицеров пыталась собрать средства для вербовки добровольцев с целью оказания помощи воюющей Эфиопии1.

Работа Джорджа Баера2 интересна тем, что автор исследует позиции, которые занимали правительства великих держав и малых стран Европы во время подготовки Муссолини к агрессии против Эфиопии в октябре 1935 г., и анализирует их действия.

Согласно Баеру, Хайле Селассие I, который располагал лишь недостаточным количеством оружия и боеприпасов, не был готов к войне. Поэтому единственным способом защиты от агрессии была дипломатическая борьба. С одной стороны, он пытался вести переговоры с Италией. Когда это ему не удалось, он обратился к Лиге Наций и к ведущим державам мира.

Но Англия и Франция, ведущие силы в Лиге, предпочитали игнорировать призыв Эфиопии. Причиной этого Джордж Баер считает боязнь британской нации и ее руководства быть втянутыми в общеевропейскую войну. А Франция, располагавшая армией в три раза меньшей, чем армия Италии, опасалась агрессии3.

Работа Коффей М. Томаса4 посвящена анализу политики двойных стандартов западных стран, которая сделала возможным осуществление плана Муссолини совершить агрессию против Эфиопии. Проведенные в Лондоне, Риме, Вашингтоне и Аддис-Абебе исследования дают адекватную картину варварских деяний фашистов и несостоятельности мировой дипломатии в предотвращении войны.

По мнению Коффей М. Томаса, если бы правительства Франции, Великобритании и США вовремя остановили Муссолини, они сумели бы предупредить Ibid. Р. 152, 153, 170, 176.

Baer G.W. The coming of the Italian Ethiopian war. Cambridge, Massachusetts, 1967.

Ibid. P. 211.

Tomas M. Coffey. Lion by the Tail. The story of the Italian Ethiopian war. N.Y., 1974.

Адольфа Гитлера. Когда сэр Джон Симон, сэр Сэмуэл Хор, Стенли Болдвин, Пьер Лавел и Франклин Рузвельт отказались остановить Муссолини, Гитлер сделал вывод, что такие люди никогда не сумеют встать на его пути.

Как известно, эфиопский кризис 1935–1936 гг. был водоразделом, изменившим курс современной истории человечества, так как он стал причиной несостоятельности Лиги Наций и ее принципов, которая считалась гарантом мира.

Известный историк и философ Арнольд Тойнби одним из первых выдвинул тезис об общей ответственности западных держав за провал политики коллективной безопасности, ставший причиной успеха Муссолини.

«Грех, совершенный в 1935 г., был не только грехом Муссолини, фашизма или Италии. Эта вина разделяется между Британией и Францией и в определенной мере – между всем живущим в то время поколением западного общества»1… и даже не только живущим, но и жившим в прошлые столетия, ибо Муссолини справедливо заявлял, что итальянцы в ХХ столетии сделали то же, что британцы и французы делали в XVIII и XIX столетиях2.

По мнению Тойнби, Англия и Франция в содружестве с другими нациями должны были терпеливо «класть камень за камнем», создавая прочное здание Лиги Наций, и не позволять «мечу спать в руке», пока существуют агрессоры.

Но боязнь и стремление избежать риска Второй мировой войны заставило Англию и Францию занять безответственную позицию3.

Лорд Роберт Ванситтарт, заместитель министра иностранных дел Великобритании в 1930–1938 гг., в книге «Уроки моей жизни» также возлагает ответственность за агрессию Италии против Эфиопии на Великие державы. Их политика, основанная на самообмане, сделала Гитлера победителем. Еще одним результатом этой политики, важным для Эфиопии, было создание оси Рим–Берлин, где Муссолини появляется в качестве младшего партнера немецкого фюрера4.

Джеймс Дуган и Лоренс Лэфор5 считают эфиопский кризис критическим моментом в истории 1930-х годов и утверждают, что его исход предопределил все последующие события, т.е. начало Второй мировой войны.

1935 год был «самым несчастным, – пишет М. Фут, – это был год, когда Германия начала восстанавливать свою армию, без которой она никогда не посмела бы нарушить Локарно, и когда система Лиги Наций, которая одна могла предотвратить восстановление германской армии в то время, была разрушена итальянской авантюрой в Абиссинии6.

Петер Шваб также придерживается подобной позиции. Согласно Швабу, итало-эфиопская война как минимум имела два последствия. Во-первых, Эфиопия была первой ареной битвы для фашизма. Сразу после начала войны в Toynbee A.J. Survey of international affairs. 1935. Vol. II. Italy and Abyssinia. L., 1936. P. 3.

Ibid.

Ibid. P. 6, 9, 17.

Robert Vansittart. Lessons of my life. N.Y., 1943. P. 37–52.

James Dugan and Laurence Lafore. Days of Emperor and clown. The Italo-Ethiopian war. 1935– 1936. N.Y., 1973.

Foot M.R.D. British foreign policy since 1898. L., 1956. P. 116.

Эфиопии разгорелась грандиозная испанская война, и в 1936 г. гитлеровская Германия захватила Рейн. В сущности Эфиопия была первым значительным полем битвы Второй мировой войны. Во-вторых, неудачи Лиги Наций в применении коллективной безопасности против Италии были началом конца Лиги, так как само существование Лиги Наций основывалось на принципах коллективной безопасности. Как только Лига отказалась применять этот принцип в Эфиопии, она разрушила веру в ее будущее1.

Работа Патрика Гилкса2, вышедшая сразу после эфиопской революции 1974 г., рассматривает внутреннюю политику императора Хайле Селассие I, которая привела сначала к беспорядкам в провинциях, а затем к революции 1974 г. П. Гилкс сравнивает правление императора Хайле Селассие I с правлением Иосифа II австрийского3 – человеком с огромным трудолюбием и энергией, при этом не осознавшим главную слабость своей империи, исходившую из методов управления, приведших к распаду.

Но вряд ли можно полностью согласиться с П. Гилксом. Как и австрийский монарх, император Хайле Селассие I управлял многонациональной империей, но, в отличие от государства Иосифа II, империя Хайле Селассие I была разобщенной и отсталой, там отсутствовал управленческий аппарат, общенациональный рынок, системы коммуникаций, государственный язык, армия и даже столица.

Хайле Селассие I принял империю, изолированную от остального мира, империю, где законсервировались пережитки дофеодального общества, империю, в которой отсутствовали школы, больницы, судебная система и т.д. То, что к 1970 г. в стране имелись школы, больницы, армия, парламент и другие атрибуты современного общества – это всецело заслуга императора. Именно Хайле Селассие I привлекал иностранных специалистов и поселенцев для того, чтобы создавать необходимую для создания современного жизнеспособного общества базу. П. Гилкс не отдает себе отчета в том, что Европа шла к улучшению уровня жизни своих народов постепенно, и это потребовало труда не одного поколения. Тем более трудно было достичь этого в Эфиопии, стране с ограниченными ресурсами. Наличие кадров не могло ускорить процесс обновления. Прав советский ученый С.Б. Чернецов, который сравнивал русского царя с императором Эфиопии: «Хайле Селассие было много труднее, нежели Петру I, во-первых, в его распоряжении была гораздо меньшая страна с меньшими ресурсами и природными богатствами; во-вторых, у него было фатально мало времени для проведения своих реформ; и, в-третьих, было гораздо меньше денег»4.

В 1970 г. вышло несколько интересных трудов, исследовавших отношения некоторых европейских держав с Эфиопской империей. Среди них можно Schwab Peter. Ethiopia & Haile Selassie. N.Y., 1972. P. 33, 34.

Gilks P. The Dying Lion. Feudalism and modernization in Ethiopia. L., 1975.

См. также: Perham M. The Government of Ethiopia. L., 1969.

Чернецов С.Б. «Император» Ришарда Купусцинского и император Хайле Селассие I // Купусцинский Ришард. Император. М., 1992. С. 124.

выделить работу Вивека Хэллидина Норберга1. Она исследует не только отношения, но и дает краткий анализ внешней политики Эфиопии в 1924–19гг. Одним из направлений внешнеполитической деятельности Хайле Селассие I была его попытка привлечь иностранных специалистов для осуществления намеченных ими планов по модернизации Эфиопии «с целью освобождения страны из-под влияния какой-либо державы». Хайле Селассие I приглашал представителей разных стран, в том числе малых, таких как Швейцария и Швеция3.

Если до 1935 г. основными соперниками за сферы влияния в Эфиопии были Великобритания, Франция и Италия, то после 1945 г. конкуренция разгоралась между Великобританией, США и СССР. Хайле Селассие I использовал Швецию в качестве донора, не заинтересованного в борьбе за влияние на Эфиопию.

Интересны также работы Тафле Байру4, написанные на основании немецких и австрийских материалов.

Хотя Германия и Австро-Венгрия установили дипломатические и торговые отношения позже, чем их основные конкуренты Великобритания, Франция и Италия, они сумели активизировать свою деятельность в Эфиопии, а в период 1905–1914 гг. даже сумели занять влиятельную позицию при дворе эфиопских императоров Менелика II и Лиджа Иясу. С окончанием Первой мировой войны, а также с приходом к власти в Эфиопии сил, ориентированных на Лондон, Германия и Австро-Венгрия вынуждены были уйти из эфиопской политики, а в 1936 г. признали захват Италии.

После второй мировой войны император Хайле Селассие I, осознававший, что его родина потеряет больше, чем приобретет, не имея тесных связей с этими двумя странами, стал инициатором возобновления отношений с ними5.

История борьбы эфиопского руководства за обеспечение стране выхода к морю и положение в Эритрее в 1941–1952 гг. нашли свое отражение в работе Дж. К.Н. Тревескиса2, которая интересна тем, что ее автор является участником тех процессов, которые происходили в Эритрее в годы правления Британских управленческих властей.

Тревескис служил в Эритрее в качестве политического секретаря до 1950 г. Он также был членом британской делегации в комиссии четырех держав, которые посещали Эритрею в 1947–1948 гг., а также в 1950 г.

Согласно Тревескису, Эритрея после изгнания оттуда итальянцев находилась в глубоком экономическом и социально-политическом кризисе. Эритрея располагала скудными ресурсами и была в состоянии экономического коллапса. У Италии никогда не было плана развития Эритреи. Эритрея для Италии была лишь складом, откуда произведенные в Италии товары распространялись Hallidin Norberg V. Swedes in Haile Selassie’s Ethiopia, 1924–1952. Uppsala, 1977.

Ibid. P. 58.

Bairu Tafla. Ethiopia and Germany cultural, political and economic relations. 1871–1936. Wiesbaden, 1981; Bairu Tafla. Ethiopia and Austria. A History of their relations. Wiesbaden, 1994.

Ibid. P. 343.

Trevaskis G.K.N. Eritrea a colony in transition 1941–52. L.; N.Y.; Toronto, 1960.

по Эфиопии, Судану и Аравии в обмен на сырье из этих стран, которое было необходимо для итальянской промышленности. В связи с ростом итальянского населения Эритреи с 5000 до 50 000 человек Италии пришлось датировать ее экономику, чтобы удержать их здесь1.

В монографии «Эфиопия в новейшее время», вышедшей в 1978 г., В.С. Ягья придерживается другого мнения. Он считает Эритрею более развитой в экономическом и политическом отношениях2.

Тревескис пишет: «с уходом итальянцев больше всех пострадала христианская часть населения Эритреи. В городах из-за массовых увольнений стремительно росла безработица. В деревнях крестьяне (христианская часть) нищенствовали из-за нехватки земельных угодий, так как многие плодородные участки были собственностью итальянских фермеров. … Квалифицированные итальянские рабочие, арабы и мусульманская часть эритрейцев, занимавшиеся торговлей, жили безбедно, так как их деятельность приносила немалые доходы.

И социально-экономическое неравенство привело не только к расслоению в эритрейском обществе, но и к враждебности и конфронтации между христианами и мусульманами»3.

Единственным выходом из бедственного положения христианеэритрейцы видели в объединении с Эфиопской империей.

Тревескис считает, что союз с Эфиопией, который поддерживала партия юнионистов, был эмоциональной мольбой. Главной причиной, почему христиане поддерживали дело юнионистов, была их вера в то, что Эфиопская империя защищает их интересы больше, чем европейские колониалисты4. Как только они понимали, что их интересы не защищены, они начинали вести антиимперскую войну.

Правительство Эфиопии поспешило использовать недовольство христианской части населения Эритреи для достижения воссоединения. Так как у эритрейского народа не было опыта борьбы с колониализмом, а также опыта борьбы за право на самоопределение, правительство Хайле Селассие I санкционировало создание общественных организаций, таких как ЭфиопскоЭритрейский союз, который впоследствии перерос в «Махыбере фикир» (ассоциация «Любовь к родине), боровшихся за воссоединение Эритреи5.

Эфиопия присоединила разоренную территорию, где население находилось на грани гражданской войны. Немногие государства готовы были взять дорогое, утомительное и бесполезное предприятие (имеется в виду нормализация социально-экономического положения). Лишь Эфиопская империя была готова заплатить дорого за получение экономически бедной, разделенной между мусульманами и христианами территории6.

Ibid. P. 36–37.

Ягья В.С. Эфиопия в новейшее время. М., 1978. С. 173.

Trevaskis G.K.N. opp. Cited.P. 47.

Ibid. P. 130.

Ibid.

Ibid. P. 82.

Тревескис был одним из первых,сумевшим предугадать, что мусульманское население Эритреи первым начнет выступать против федерации и что с уходом Великобритании с Ближнего Востока, из Судана и Кении, после ослабления позиции Англии в Египте, Эфиопия становится островом, окруженным амбициозными, энергичными мусульманскими государствами. Мусульмане будут использовать любую слабость Эфиопской империи для ее дискредитации и осложнения ее международного положения1.

Диссертант согласен с выводами Тревескиса. От федерации Эритреи с Эфиопской империей выиграли эритрейцы, которые после объединения с Эфиопией смогли улучшить свое социально-экономическое положение, а также США, которые сумели получить военную базу, которую защищали эфиопские войска.

Нами использована также работа Эрлика Хаггая «Борьба Эритреи 1962– 1978 гг. Война и революция на роге Африки»2. Хаггай пишет, что федерация с самого начала была фикцией. Хайле Селассие I как глава федерального правительства контролировал все жизненно важные институты, внешнюю политику, оборону, финансы, торговлю и порты. Правительство Эритреи занималось лишь внутренними делами3.

Хаггай считает, что внешние силы, заинтересованные в проблеме Эритреи, сыграли не столь существенную роль в конфликте между сепаратистами в Эритрее и центральным правительством в Аддис-Абебе. Согласно Хаггаю, «конфликт между Эфиопской империей и Эритреей был результатом победы противников компромиссов, сторонников жесткого курса, в результате которого конфронтация между ними постоянно углублялась и обострялась и переросла в войну4.

Но вряд ли можно полностью согласиться с тезисами и выводами Э. Хаггая. Эфиопский император контролировал жизненно важные институты федерации согласно федеральному акту и конституции 1952 г., которые обеспечили ему полномочия. И то, что Хаггай считает фикцией, не подтверждается фактами. То, что значение и назначение федерации не понимали и в АддисАбебе, и в Асмаре – непреложный факт. Но федерация была упразднена вопреки желанию правительства Эфиопии.

Необходимо также отметить, что причинами упразднения федерации были и внешние факторы, исходившие от недружественно настроенных государств на севере Восточной Африки и Ближнего Востока, которые начали оказывать духовную и материальную поддержку так называемым борцам за независимость Эритреей. С упразднением федерации уровень жизни эритрейцев не ухудшился. Они стали пользоваться теми же правами, которые были у эфиопов.

В результате эритрейцы успешно входили в административные, финансовые, Ibid.

Haggai Erlich. The struggle over Eritrea 1962–1978. War and revolution in the Horn of Africa.

Stanford, California, 1983.

Ibid. P. 8.

Ibid.

военные структуры Эфиопии. Почти 100% водителей такси в Аддис-Абебе были выходцами из Эритреи.

Авторы коллективного труда, посвященного войне в Эритрее, – Базил Девидсон, Леонелл Клифф и Берекет Хабте Селассие1 считают, что правительство Хайле Селассие начало аннексировать Эритрею сразу после ухода британских властей. Но при этом они умалчивают о той роли, которую сыграла политическая элита Эритреи в процессе упразднения федерации.

На наш взгляд, причиной, приведшей к упразднению федерации, является некомпетентность правительства Эритреи в деле управления территорией, которая привела к ухудшению экономического и политического положения в Эритрее.

Первоисточник сепаратизма – неумение политической элиты Эритреи разрешить свои противоречия путем достижения компромиссов. Нерешенность политических, конфессиональных, а прежде всего экономических противоречий в Эритрее привело сначала к роспуску парламента, а затем к упразднению федерации для полного объединения с Эфиопской империей.

Эритрейская политическая элита, которая боялась ответственности перед собственным народом, хотела таким образом смягчить внутренние противоречия. Эфиопская империя как старший партнер в федерации должна была быть в ответе за все, что происходило в Эритрее. При этом эритрейцы не хотели соглашаться с тем, что Эфиопия как старший брат имела право потребовать от них соблюдения лояльности и безусловного признания руководящей роли эфиопской элиты взамен на финансовую и другую помощь.

Среди западных исследователей истории Эфиопии заметное, даже доминирующее положение занимает семья Панкхерстов: супруги Ричард и Сильвия, а также их сын. Они имели привилегированное положение при дворе императора Хайле Селассие I. Сильвия Панкхерст была одним из верных друзей Эфиопии. В годы войны она развернула пропагандистскую войну против итальянских фашистов, против британской политической элиты, которая была активной сторонницей аннексии Эфиопии Италией. Ее журнал «Новое время» («Новости Эфиопии») был не только средством борьбы против фашизма, но и основным разоблачителем проитальянски настроенного британского правительства. Благодаря Сильвии Панкхерст было сформировано общественное мнение, солидарное с эфиопским народом. После войны семья Панкхерстов сыграла большую роль в исследовании эфиопской истории, культуры, политики и экономики. Панкхерстами было написано много книг, монографий и научных статей, которые были использованы нами при написании данной работы2.

Behind the war in Eritrea / Eds. Basil Davidson, Lionel Cliffe and Bereket Habte Sellasie. Nottingham, 1980.

Pankhurst R. Ethiopia and Africa. The historical aspect // Ethiopia observe. 1964. Vol. VIII. № 2;

Pankhurst R. Ethiopian monetary and banking innovations in the Nineteenth and early Twentieth centuries // Journal of Ethiopian studies. 1963. Vol. I. № 2 ; Pankhurst R. An introduction to the economic history of Ethiopia from early times to 1800. L., 1961; Pankhurst S. British policy in Eastern Ethiopia. The Ogaden and the Reserved area. Woodford Green, Essex, 1942; Pankhurst S.

Why are we destroying the Ethiopian ports? With and historical retrospect 1557–1952 and Asmara.

The Heart Disease of a lovely modern city. Woodford Green, Essex, 1952; Pankhurst R. Ethiopia Следует отметить также Ричарда Гринфильда, автора книги «Эфиопия:

новая политическая история»1. Гринфильд был одним из тех западных исследователей, которые располагали значительным количеством документов по истории Эфиопии послевоенных лет. В указанной работе особенно полно освещены события 1960–1961 гг., т.е. попытка государственного переворота.

Говоря о внутренней и внешней политике Эфиопии 1950–1960 гг., Гринфильд делает следующий вывод: Хайле Селассие I создал режим, который после его ухода не мог устоять перед противником – как внутренним, так и внешним. Хайле Селассие создал синтез традиционного и современного, а подобным государством мог управлять лишь он сам.... Лишь при наличии лидерапреемника, который сумел бы управлять таким режимом, грядущие перемены в Эфиопии могли быть безболезненными2.

Автор книги «Эфиопия. Модернизация автократии»3 Роберт Хесс считает, что даже после создания централизованного государства в Эфиопии осталось много претендентов на трон. Несмотря на ст. 1 Конституции, которая гарантирует императорский трон потомкам Хайле Селассие I, после его ухода начинается борьба за эфиопский престол между шоанской элитой, откуда происходил сам император, и северными феодалами.

По мнению Хесса, внешняя политика императора была персонифицированной и базировалась на его личности, его умении и опыте действовать в качестве арбитра противоборствующих сил внутри страны, что создавало ему возможность играть роль посредника на международном уровне. Присутствие влияния Эфиопии в политике Африки ощущалось не из-за наличия искусных кадров и профессиональных дипломатов, а из-за трудолюбия и престижа «маленького» императора. В постимператорский период, судя по всему, Эфиопия будет играть менее активную роль в политике Африки и на арене ООН. Несмотря на это, местонахождение в Аддис-Абебе штаб-квартиры ОАЕ и экономической комиссии для Африки является гарантией, что Эфиопия не будет изолирована от остальных стран Африки4.

Леонард Мослей, автор книги “Хаиле Селассие. Лев-завоеватель”2 опубликовал одно из тех исследований, где рассматривается не только история Эфиопии, но и личность императора Хайле Селассие I, его успехи и неудачи. Согласно данным Л. Мослея, император Хайле Селассие унаследовал от своего предшественника не просто отсталое государство. Эфиопия была раздробленной страной с коррумпированной провинциальной элитой, которую итальянцы легко смогли подкупить.

and League of Nations sunctions // Ethiopia observer. 1966. №1; Pankhurst S. Ethiopia: A cultural history. Woodford Green, Essex, 1955; Pankhurst S. and Pankhurst R.K.p. Ethiopia and Eritrea.

The last phase of the revolution struggle 1941–1952. Woodford Green, Essex, 1953.

Greenfield Richard. Ethiopia a new political history. L., 1969.

Ibid. P. 458.

Hess L.R. Ethiopia. The modernization of autocracy. N.Y., 1970.

Ibid. P. 247.

Mosley L. Haile Selassie. The conquering lion. L.: Weidenford and Nicolson, 1964.

Основываясь на воспоминаниях маршала Э. Бадольо, руководителя итальянских войск на северном фронте, Л. Мослей сумел нарисовать трагическую судьбу эфиопских войск, которыми командовал лично император. Эфиопы воевали не только с внешним врагом, но и со своими соотечественниками в лице народа рая азебо, проживающего на территории между провинциями Волло и Тыгре, который занимался подрывной деятельностью: бросал яд в водоемы, блокировал отступление раненых эфиопских воинов с поля боя. Попытка Хайле Селассие I склонить на свою сторону народ рая азебо не увенчалась успехом.

Говоря о позициях европейских держав – членов Лиги Нации, в частности Великобритании, Л. Мослей пишет о том, что Европа с самого начала занималась саботажем. Эмбарго, которое должно было препятствовать поставкам оружия воюющим странам, в первую очередь было направлено против Эфиопии, у которой не было собственной военной промышленности. Кроме того, частные компании не имели права поставлять оружие и боеприпасы. Европейские державы рассчитывали на быстрое окончание войны. Когда же они увидели, что, вопреки их желанию, эфиопское сопротивление все же продолжается, они одна за другой стали отзывать своих граждан, которые служили в качестве военных и политических советников эфиопского правительства.

Г. Маркус3 является одним из влиятельных исследователей истории Эфиопии. Он собрал, обобщил и проанализировал огромный фактический материал о становлении и развитии дипломатических, политических, экономических и культурных связей Эфиопии, США и Великобритании в контексте истории эфиопской дипломатии, которая пыталась отстаивать национальные интересы своей страны.

Г. Маркус объективно оценивал реальные возможности императора и не запугивал читателей выводами о том, что причиной отсталости Эфиопии является позднее установление контактов с западной цивилизацией, а не некомпетентности руководства Эфиопии. Хайле Селассие I, считает Маркус, был непоследователен, поскольку придерживался нереалистичного курса. С одной стороны, он вел жесткую борьбу с провинциальной элитой, отнимая у нее политическую власть, а с другой стороны, он оставил им землю, которая являлась основой богатства феодалов. Нерешенность вопроса о земле стала одной из причин экономического застоя в Эфиопии 1960–1970 гг.

Но вряд ли можно согласиться с утверждением Маркуса. Во-первых, Хайле Селассие I не ставил перед собой задачу национализации частных земельных участков. Его главной целью было уничтожение рабства и ослабление власти феодалов, которые мешали ему модернизировать Эфиопию, и это ему удалось.

Причиной экономического застоя Эфиопии в 1960–1970 гг. является не земельный вопрос (национализация и раздача земель крестьянам в 1975 г. не оживили эфиопскую экономику), а положение на мировом рынке, который опMarcus H.G. Haile Selassie I. The formative years. 1892–1936. Berkley; Los Angeles; London, 1987; Ethiopia, Great Britain and the U.S. 1941–1974. The politics of the Empire. Berkley, 1983.

ределял цену на продукты, производимые в Эфиопии; кофе, зерно, шкуры и т.д., являвшиеся основными источниками валюты, подешевели, тогда как энергоносители и техника дорожали.

Эфиопские исследователи создали немало трудов по истории Эфиопии. При этом необходимо отметить, что для эфиопской историографии не характерны собственные подходы, она разделяет в основном западные концепции. Это объясняется тем, что из-за отсутствия национальных кадров историков изучением истории Эфиопии долгое время занимались западные эфиописты, которые составляли значительную часть административно-преподавательского состава АддисАбебского университета, а также сотрудников Института эфиопских исследований, научных журналов (Ethiopia observer, The Journal of Ethiopian studies и др.).

Выпускники советских вузов, как правило, придерживались марксистской методологии.

Вклад эфиопских ученых в разработку исследуемой темы нельзя назвать весомым. Большинство работ эфиопских ученых не увидели свет. Опубликованы лишь работы тех исследователей, которые сумели доказать свою лояльность существовавшему тогда режиму, а также тех, кто занимался научным трудом за рубежом, в частности на Западе.

Тем не менее существует ряд интересных работ, принадлежащих перу эфиопских авторов, среди которых можно выделить, в частности, труды Хируйя Вольде Селассие («Отчет о визите регента Тефери Меконына в Европу» и «Краткая биография императора Хайле Селассие I»1), которые, конечно, нельзя с полным основанием назвать исследовательскими. Первая книга описывает маршруты поездок, страны и города, в которых побывал регент Тефери, а вторую можно отнести к категории жизнеописаний. Несмотря на это, следует отдать должное автору, поскольку созданные им труды содержат немало полезных материалов по интересующему нас периоду.

В 2000 г. в Аддис-Абебе на амхарском языке вышла в свет книга Зевуде Рета “Проблема Эритреи в годы правления императора Хайле Селассие I”2. Зевуде – впоследствии заместитель министра информации Эфиопии – был одним из немногих журналистов, которые работали корреспондентами в годы борьбы за присоединение Эритреи. С 1969 по 1974 г. он служил в Министерстве иностранных дел в качестве консула, заместителя министра иностранных дел, а также посла Эфиопии в Италии. Книга Зевуде, написанная на основе документальных материалов, воспоминаний участников переговоров 1945–1952 гг., а также личного опыта, представляет ценность не только потому, что это первая работа по истории дипломатии Эфиопии в годы борьбы за присоединение Эритреи, но и потому, что она повествует о внутриэфиопской политической борьбе тех лет.

Хируй Вольде Селассие. Отчет о визите регента Тефери Меконына в Европу. Аддис-Абеба, 1916 (Э.К.); Он же. Краткая биография императора Хайле Селассие I. Аддис-Абеба, 19(Э.К.) (на амхар. яз).

Зевуде Ретта. Проблема Эритреи в годы правления императора Хайле Селассие I. АддисАбеба, 2000 (на амхар. яз.).

Несмотря на то, что официальным языком Эфиопии является амхарский, большинство эфиопских исследователей предпочитает в качестве научного языка английский. Причиной этого стала система образования в эфиопских средних специальных школах и вузах, где язык преподавания – английский.

Кроме того, английский служит языком научных исследований для многих ученых, которые получали образование за рубежом.

В вышедшей в 1991 г. работе Бахру Зевуде «История современной Эфиопии 1855–1974» незначительное место посвящается внешней политике Эфиопии периода Хайле Селассие I. 1950–1974 годы Бахру характеризует как «эру Америки», когда Вашингтон начал играть ведущую роль в Эфиопии, вытеснив традиционно ведущие державы – Великобританию, Францию, Италию и Россию1.

На наш взгляд, указанные годы были как раз «эрой Эфиопии», когда страна и ее лидер находились в зените популярности, когда страна добилась множества успехов: приобретение выхода к морю, создание ОАЕ со штабквартирой в Аддис-Абебе. Эфиопия стала ведущей страной в деле формирования политики действия африканских стран. Все резолюции, направленные против колониализма, апартеида, были разработаны в Аддис-Абебе. Хайле Селассие I, который обладал мастерством дипломатии, был главным режиссером, хотя разработчиком плана считался секретариат ОАЕ с резиденцией в Аддис-Абебе. Само получение Аддис-Абебой статуса столицы ОАЕ и экономической комиссии ООН для Африки является событием для Эфиопии. В результате дальновидной политики императора город, который по возрасту, красоте и инфраструктуре нельзя было сравнить с Каиром, Касабланкой, Аккрой и т.д., стал политическим центром Африканского континента.

При написании данной диссертации автору пришлось, помимо деятельности императора Хайле Селассие, обратить внимание на роль, которую сыграла эфиопская интеллигенция (группа “младоэфиопов”) в рассматриваемый нами период. Вышедшая в Аддис-Абебе в 2002 г. работа Бахыру Зевуде “Пионеры перемен в Эфиопии”2, содержащая биографии видных деятелей политики и культуры в Эфиопии времен Хайле Селассие, дает адекватное представление о роли императора в формировании и подготовке эфиопской интеллигенции, о взаимоотношениях эфиопской интеллигенции с властями.

При написании диссертации также были использованы периодические издания Советского Союза, Эфиопии, США, Великобритании и стран Азии и Африки.

Изложение материала в данной диссертации строится в соответствии с основными этапами развития Эфиопской империи в новейшее время, в частности в 1916–1974 гг.

Структура диссертации: В соответствии с поставленными целями и задачами исследования, диссертационная работа включает в себя введение, семь глав, заключение, библиографию и приложение Bahru Zewde. A history of modern Ethiopia. 1859–1974. Athens, 1991.

Bahru Zewde. Poners of change n Ethopa. Adds Ababa, 2002.

Апробация работы. Выводы диссертационной работы нашли свое отражение в содержании одной монографии, нескольких научных статей и докладов, сделанных на международных научных конференциях и семинарах.

Научная и практическая значимость диссертации состоит в возможности самого широкого ее применения в комплексном исследовании истории внешней политики Эфиопской империи времен правления императора Хайле Селассие I. Фактический материал, выводы и оценки могут быть применены при подготовке обобщающих трудов и учебников для учебного процесса в ВУЗах, при чтении лекций и спецкурсов по тематике «История международных отношений» и «Внешняя политика».

Основное содержание диссертации Во введении обосновывается выбор темы и ее научно-практическое значение, определяются задачи данного исследования, а также отмечаются основные исходные теоретические положения работы. Здесь же дан краткий историографический обзор использованных источников и литературы, подробно охарактеризованы труды советских (российских), западных (англоязычных) и эфиопских авторов.

Первая глава «Тефери Меконын в борьбе за престол Эфиопской империи» посвящена анализу формирования политических взглядов Тефери Меконына, его роли в борьбе за престол Эфиопской империи в 1909–1916 гг.

По мнению автора, на формирование политических взглядов будущего эфиопского императора оказал большое влияние его отец (двоюродный брат императора Менелика II – один из выдающихся полководцев и дипломатов Эфиопской империи конца XIX – начала ХХ в., игравший заметную роль в расширении территории страны на юг и юго-восток) рас Меконын Вольде Микаэль. Будучи человеком прогрессивных взглядов и сторонником нововведений, рас Меконын стремился, чтобы сын получил современное образование и стал одним из проводников модернизации Эфиопии.

Отмечается также роль двух культур – эфиопской и европейской в формировании политических взглядов Тефери. Эфиопская культура консервативная, в ее окружении Тефери родился и вырос, и она культивировалась в нем с помощью традиционного образования. Европейская культура – либерально-демократическая, ею он проникся, изучая французский язык и французскую литературу. Это нашло отражение в его взглядах и обусловило их противоречивость. С одной стороны, Тефери – консерватор, подобно большинству представителей эфиопской правящей элиты, он не видел в радикализме средства изменения существующего порядка. С другой стороны, Тефери выступает в роли реформатора или просвещенного монарха, стремившегося насадить на эфиопской почве европейскую цивилизацию.

В этой же главе на основе анализа имеющейся литературы и автобиографии императора Хайле Селассие I рассматривается борьба за престол Эфиопской империи в 1909–1916 гг. между тремя политическими группировками:

Шоанской, возглавляемой военным министром Хабте Гиоргисом, Северной (провинции Гондер и Годжам) во главе с императрицей Тайту, и СевероВосточной знати (провинции Воло и часть Тыгре), лидером которой стал рас Микаэль (Мухаммед Али), муж дочери Менелика II от первого брака; его место при дворе укрепило появление сына лиджа Иясу.

Борьба за престол в Эфиопской империи настораживала европейские державы Великобританию, Францию, Италию, чьи владения соседствовали с Эфиопской империей. В 1906 г. они подписывают договор о сферах влияния в Эфиопии. Формально договор был необходим для предотвращения хаоса, анархии и беззакония, которые могли возникнуть после смерти Менелика II.

По мнению автора, этот договор, связав руки тройке, создал условия, при которых никто из союзников не мог действовать в одиночку, без согласия другого. Кроме того, договор стал импульсом для сближения Аддис-Абебы с Германией и Австро-Венгрией, странами – конкурентами Антанты.

В 1909 г. Менелик II назвал своего преемника. Им стал его внук, сын раса Микаэля лидж Иясу. Несмотря на это, борьба за престол не прекращалась в 1913 г., после прихода к власти преемника Менилика II По мнению автора, этому способствовала политика, проводимая Иясу IV.

В отличие от Менелика II, который сохранил авторитет двора, действуя в качестве посредника между противоборствующими силами, лидж Иясу сделал ставку на одну часть эфиопского общества (мусульманскую), что стало причиной падения его авторитета среди шоанской знати и Эфиопской христианской церкви, которая являлась главным институтом формирования общественного мнения.

Другим, возможно главным просчетом лиджа Иясу было непонимание тонкости внешнеполитического курса, проводившегося Менеликом II. Искусно использовавший межимпериалистические противоречия Иясу с самого начала ставил перед собой задачи ликвидации англо-франко-итальянского влияния в Эфиопии и прекращения присутствия этих держав на ее границах.

Итогом внутренней и внешнеполитической деятельности лиджа Иясу стал государственный переворот, приведший 27 сентября 1916 г. к его низложению. На эфиопский трон взошла дочь Менелика II Заудиту, а Тефери Меконын, который был смещен лиджом Иясу с поста губернатора провинции Харарге, стал регентом и престолонаследником.

Вторая глава «Победа шоанской знати в борьбе за престол Эфиопской империи. Назначение Тефери Меконына регентом Эфиопской империи 1916–1930 гг.» содержит анализ внутриполитической борьбы в среде шоанской знати после ее победы над своими соперниками (северной и северо-восточной знатью). Исследуются также основные проблемы внешней политики страны, так как 1917–1930 гг. являются годами, когда страна делала попытки расширить географию дипломатических связей.

К 1917 г. в политической жизни Эфиопии четко оформились два течения:

староэфиопское (во главе стояла императрица Заудиту и военный министр Хабте Гиоргис) и младоэфиопское, которое возглавил регент Тефери Меконын.

Борьба между двумя течениями заключалась в выборе пути дальнейшего развития страны. Староэфиопы придерживались курса изоляции страны от Европы, отказа от нововведений, полагались на традиционный способ управления страной, при котором провинции имели автономию. Тефери, стоявший во главе младоэфиопов, предлагал ликвидировать феодальную раздробленность, укрепить и централизовать государственную власть.

В данной главе рассматриваются также усилия Тефери Меконына по расширению внешних связей страны. Тефери понимал, что изоляция не отвечает интересам Эфиопии, поэтому поставил задачи, которые должна была решить эфиопская дипломатия:

1. Расширение международных связей страны, выход из традиционных рамок внешнеполитического треугольника Лондон–Париж–Рим.

2. Добиться членства Эфиопии в Лиге Наций, международной организации, которая своей Хартией дала гарантию защиты суверенитета ее членов.

3. Привлечение иностранного капитала путем заключения концессионных договоров.

После огромных усилий Эфиопия становится членом Лиги Наций. Понимая, что одним лишь членством в этой организации права и интересы Эфиопской империи защитить невозможно, что дипломатия означает не только установление официальных контактов с государствами, что личные отношения с государственными деятелями зарубежных государств приносят порой даже большие дивиденды, чем подписание договоров, В 1924 г. он решает совершить поездку по странам Ближнего Востока и Западной Европы.

На наш взгляд, Тефери Меконын тщательно работал не только над целью своего ближневосточного и европейского турне, но и над его маршрутом. Кроме Палестины, Египта, Франции, Италии и Англии, эфиопская делегация посетила Швецию, Бельгию, Грецию и т.д. Рас Тефери хотел расширить географию дипломатии Эфиопии. С визитом эфиопского регента в Европу завершается эпоха самоизоляции Эфиопии от мирового сообщества, рушится традиционный дипломатический треугольник Лондон–Париж–Рим.

В главе уделено значительное внимание анализу действии Тефери Меконына для предотвращения раздела Эфиопии между Англией и Италией. Вхождение Эфиопии в Лигу Наций не снимало с повестки дня притязания на ее территорию со стороны европейских держав. В 1925 г. Великобритания и Италия заключают соглашение о разделе Эфиопии на сферы влияния. Для предотвращения осуществления планов двух стран рас Тефери действует на два фронта:

1. Заручается поддержкой Франции (одной из стран, подписавших договор 1906 г.), интересы которой ущемлялись бы в результате англо-итальянского договора о сооружении и введении в эксплуатацию итальянцами железной дороги Эритрея – Итальянское Сомали, и англичанами – автомобильного шоссе Тане – Судан.

2. Обращается к Лиге Наций с просьбой защитить его страну от раздела между Великобританией и Италией.

В результате действий Тефери Лондону и Риму пришлось отказаться от своего плана. К концу 20-х годов ХХ в. союз Англии и Италии распался. Италия начала в одностороннем порядке мирным путем проникать в Эфиопию.

После серии переговоров 2 августа 1928 г. был подписан итало-эфиопский договор о «Вечной дружбе, консультациях и арбитраже». По мнению автора, Соглашение с Италией имело большое значение лично для эфиопского регента и его союзников, ибо усиливало их позиции в борьбе за власть и «поднимало авторитет Тефери среди эфиопской знати», поскольку от имени Эфиопской империи договор подписал лично Тефери Меконына.

Понимая, что без сильного покровителя Эфиопия рано или поздно натолкнется на угрозу извне, рас Тефери начинает искать пути сближения с Соединенными Штатами Америки, державой, которая могла вытеснить Англию, Францию и Италию с политической сцены Эфиопской империи. Вашингтон предпочитал не вмешиваться в отношениях Эфиопской империи с европейскими державами.

Третья глава «Внешняя политика Эфиопии накануне итальянской агрессии 1930–1936 гг.» исследует деятельность правительства Хайле Селассие I в обстановке непрекращавшегося сопротивления провинциальной знати и консерваторов и надвигавшейся угрозы нападения со стороны фашистской Италии.

После коронации в 1930 г. у Тефери Меконына открылись новые возможности для осуществления реформ, начатых в годы его регентства. Став императором, Хайле Селассие I приступил к осуществлению внутренних реформ, планировавшихся еще в тот период, когда он был регентом. Его реформаторская деятельность имела целью постепенное внедрение в Эфиопии западных институтов.

Большое внимание уделяется в данной главе конституции 1931 г., первой конституции в истории Эфиопской империи. Усилив власть императора (центра), конституция вместе с тем стала средством укрепления политического единства государства, нейтрализации феодальной знати. Она способствовала проведению политики правительства на местах представителями императора и становлению абсолютной монархии в Эфиопии и начало демократизации и гуманизации эфиопского общества.

Важным положением конституции было введение парламента, который включал две палаты. Одновременно конституция стала средством для укрепления позиции Эфиопии и самого Хайле Селассие I за рубежом. В глазах мирового общественного мнения император Эфиопии представал как просвещенный и либеральный правитель, умеющий использовать традиции европейского парламентаризма для модернизации своей страны.

В попытках упрочить международные гарантии независимости Эфиопия расширяла торговые и дружественные связи с Чехословакией, Грецией, Швейцарией, Швецией и другими государствами; таким образом, в преддверии итальянской агрессии эфиопская дипломатия стремилась расширять и укреплять связи с зарубежными государствами.

Несмотря на договор о дружбе, подписанный в 1928 г., в начале 1930-х годов фашистская Италия усиливает военную подготовку к захвату Эфиопии, сосредоточив на ее границах огромную армию. В 1930-е годы все дипломатические усилия императора Хайле Селассие I направляются на предотвращение конфликта с фашистской Италией. Когда Муссолини отказался выполнять условия договора 1928 г., эфиопское руководство обратилось в Лигу Наций.

В диссертации подробно рассматривается отношение Лиги Наций и великих держав к итало-эфиопскому конфликту, начиная с 1934 по 1936 г.

По мнению автора, Лига Наций и Великие державы занимали проитальянскую позицию с целью предотвращения большой европейской войны, принеся в жертву Эфиопскую империю. При этом они не рассчитывали на то что Хайле Селассие I сумеет организовать военно-дипломатическое сопротивление. Из-за действия императора эфиопский вопрос стал одной из самых важных проблем мировой политики.

Лига Наций с формальной точки зрения определила свое отношение к агрессору, приняв резолюцию о наложении эмбарго на Италию. Фактически ни одно из государств – членов Лиги не соблюдало это решение.

Потерпевший дипломатическое фиаско Хайле Селассие I решил дать решающий бой итальянским агрессорам при Майчау в провинции Тыгре, и после разгрома эфиопской армии по решению Совета Короны вынужден был покинуть страну для продолжения дипломатической борьбы в Европе.

В четвертой главе «Внешняя политика Эфиопии 1936–1947 гг.» анализируются вопросы внутриполитической обстановки, сложившейся в Эфиопской империи в годы оккупации, борьба эфиопского народа против оккупантов, а также внешнеполитическая деятельность правительства Хайле Селассие I в изгнании.

9 мая 1936 г. Муссолини объявил о завоевании Эфиопии. Королю Италии Виктору Эммануилу II был присвоен титул императора Эфиопии. Была проведена также административная реорганизация, в результате которой была образована Итальянская Восточная Африка. В нее вошли шесть субъектов: Эритрея, Сомалия, Амара, Харар, Галла Сидама, Шоа1. Это привело к разрушению эфиопской государственности.

Ликвидация эфиопских государственных органов и насаждение итальянских сопровождались физическим уничтожением немногочисленной образованной элиты Эфиоипии.

Стремясь обратить внимание Лиги Наций на эти факты, в ноте от 18 мая 1936 г., направленной Генеральному секретарю Авенолу, Хайле Селассие I просил не признавать решение Муссолини, так как Эфиопия по-прежнему оставалась свободной страной, где еще функционировало правительство (перед отъездом император создал временное правительство, которое установило контроль над воинскими частями, сохранившими верность Родине и действовавшими от имени императора, наладило связь с районами, еще не занятыми врагом, а также сплотило население неоккупированных областей для отпора захватчикам). Лига Наций не реагировала на просьбу Хайле Селассие I.

Это, в свою очередь, способствовало признанию некоторыми странами колониального права Италии на Эфиопию. 24 октября 1936 г. Германия, в ноябре 1936 г. Албания, Австрия и Венгрия, в декабре 1936 г. федеральный совет Швейцарии, 28 июня 1937 г. Япония признали захват Италией Эфиопии2.

Documents on Italian war crimes. A.A., 1949. P. 31.

Автобиография. Ч. II. С. 46–47; Вобликов Д.Р. 1961. С. 129–130.

Значительное внимание уделено анализу взаимоотношении Великобритании и Эфиопской империи после разгрома итальянских фашистов в 1941г.

В Эфиопии после освобождения возникли сложные проблемы в сфере восстановления государственности и хозяйства. В те годы, если не считать Великобритании, не было другого государства, которое оказало бы помощь в начале восстановительных работ в Эфиопии. После сложной дипломатической борьбы Хайле Селассие I удалось заключить в 1942 г. соглашение и прилагаемую к нему военную конвенцию. Правительство Великобритании признавало Эфиопию независимым и суверенным государством, а императора Хайле Селассие I – ее законным правителем1.

Соглашение 1942 г. гарантировало финансовую и военную помощь Эфиопии со стороны Великобритании. Оно дало стране возможность приступить к восстановлению государственного аппарата, разрушенного за годы итальянской оккупации.

Хайле Селассие I понимал, что без дипломатических, экономических, культурных связей с другими государствами избавиться от британской зависимости будет невозможно. С восстановлением в 1943 г. дипломатических отношений с Советским Союзом и США Хайле Селассие I не только расширил пределы внешних связей страны, но и получил признание двух великих держав.

На наш взгляд, восстановление отношений с двумя державами стало стимулом для отказа эфиопской стороны продлить договор 1942 г. Именно после восстановлении дипломатических отношении с Советским Союзом и США, Хайле Селассие I потребовал изменения условий договора с Великобританией, и после серии переговоров было подписано соглашение 19 декабря 1944 г., которое положило конец британской монополии на внешнюю политику Эфиопии2.

Одним из главных направлений в дипломатии Хайле Селассие I в 1940-е годы было решение вопроса выхода к морю путем присоединения Эритреи и Итальянского Сомали к Эфиопии.

Хайле Селассие I надеялся на справедливость великих держав, которые взяли на себя обязательства решить судьбу бывших итальянских владений в Африке со дня вступления в силу мирного договора с Италией. При этом он не учитывал что из-за стратегической значимости бывших итальянских колоний каждая из великих держав старается решить эту проблему в свою пользу.

По окончании Парижской мирной конференции 1947 г., по-видимому, иллюзии эфиопского руководства, которое верило в то, что международные отношения в послевоенном мире будут основываться на справедливости, на равенстве, на оказании помощи слаборазвитым государствам, рассеялись. Хайле Селассие I начинает действовать старым проверенным методом. Он ищет силь Agreement and mltary conventon between The Unted Kngdom and Ethopa. Addis Ababa.

January 31, 1942.

Agreement between Hs Majesty n respect of The U.K. and His Imperial Majesty The Emperor of Ethiopia. Addis Ababa; London, 1945.

ного покровителя, который поможет ему в приобретении выхода к морю.

В пятой главе «Внешняя политика Эфиопии 1947–1952 гг.» исследуется деятельность эфиопской дипломатии после Парижской мирной конференции на арене ООН. В 1947–1952 гг. помимо урегулирования территориальной проблемы с Великобританией, чьи войска оккупировали часть эфиопской провинции Харарге, главной задачей, стоявшей перед дипломатией Хайле Селассие I, был вопрос о приобретении выхода к морю.

По мнению автора, Эфиопское руководство боролось за Эритрею не только из-за ее стратегической важности в экономическом плане, но и из-за опасностей, которые могли возникнуть. В случае обретения Эритреей независимости на северо-востоке Африки могло появиться слабое незащищенное государство, которое могло стать сферой политико-экономической борьбы сразу нескольких блоков: западного, советского и арабского (мусульманского). Это привело бы к дестабилизации политического положения в самой Эфиопии.

С 1949 г. по решению Генеральной Ассамблеи ООН для рассмотрения данного вопроса была создана комиссия ООН по Эритрее, в состав которой вошли представители Бирмы, Гватемалы, Норвегии, Пакистана и ЮжноАфриканского союза.

Члены комиссии ООН по Эритрее не пришли к общему выводу даже после общения с представителями эритрейских политических партий (к этому времени там было 13 партий, объединений и ассоциаций), а также с заинтересованными государствами (Великобритания, Франция, Италия, Эфиопия, Египет). Тем не менее это не помешало Генеральной Ассамблее ООН на состоявшемся в ноябре 1950 г. пленарном заседании принять проект резолюции о создании федерации Эритреи и Эфиопии.

После голосования 2 декабря 1950 г. была принята резолюция № 390 А (IV), где в п. 1 говорится, что «Эритрея составляет автономию, входящую в федерацию с Эфиопией под суверенитетом Эфиопской короны»1.

Автор считает, что от федерации Эфиопия–Эритрея большие дивиденды получили:

1. США, которые с помощью Эфиопии хотели контролировать разобщенную межконфессиональными противоречиями и экономически отсталую, неспособную к самоуправлению территорию.

2. Великобритания, которая считала содержание войска и административного аппарата невыгодным предприятием, тогда как это можно делегировать дружественной западу Эфиопии.

11 августа 1952 г. император Эфиопии Хайле Селассие I ратифицировал конституцию Эритреи, а 11 сентября 1952 г. ратифицировал федеральный закон (акт).

По мнению автора, ратифицируя конституцию и федеральный акт, правительство Хайле Селассие I не сочло необходимым демаркацию границы между Генеральная ассамблея. Официальные отчеты. Дополнение № 15. Нью-Йорк, 1952. № 15/А.

2188. С. 87–89.

двумя субъектами. В случае ухода Эритреи из состава федерации вопрос границы мог стать главной проблемой, дестабилизирующей положение в северовосточной Африке.

Шестая глава «Внешняя политика Эфиопии 1952–1970 гг.» посвящена анализу внешнеполитической деятельности императора Хайле Селассие I в разгар «холодной войны», а также в эпоху появления молодых (освобожденных от колониализма) государств.

В 1940–1950 гг. Хайле Селассие I пытался использовать США в противовес Великобритании, оккупировавшей Эфиопию как «освобожденную вражескую территорию», – использовать как спонсора по приобретению выхода к морю и как военного и экономического донора. После достижения этих целей Хайле Селассие I нуждался в дальнейшей поддержке США для осуществления намеченных реформ по созданию эффективного государственного аппарата, по строительству и модернизации вооруженных сил Эфиопской империи, в инвестициях американского капитала в экономику Эфиопии, в получении гарантий США в защиту Эфиопии от растущего арабского национализма, угрожавшего территориальной целостности Эфиопии.

Всесторонняя помощь, на которую надеялся Хайле Селассие I, не входила в планы США. Вашингтон не видел угрозы проникновения со стороны Советского Союза и мирового коммунизма в регион Африканского рога, тем более, когда его контролировали члены НАТО – Великобритания, Франция, Италия, а также США, которые имели военную базу в Эритрее.

В главе уделено внимание двухнедельное турне эфиопского руководителя по Советскому Союзу, которое началось 30 июня 1959 г., оно имело значение как для развития дружественных связей, так и для укрепления деловых контактов между двумя странами.

Возрастающее влияние стран третьего мира, экономический застой, вызванный закрытием Суэцкого канала, отсутствие инвестиций, зависимость Эфиопии от экономической и политической помощи США и бездействие Вашингтона в ответ на просьбу Хайле Селассие I об увеличении помощи повлияли на формирование антиимператорских настроений среди эфиопской интеллигенции, особенно той ее части, которая получила образование в зарубежных учебных заведениях.

В главе рассматривается попытка военного переворота совершенной декабря 1960 г. группой военных офицеров и гражданских государственных чиновников его влияние на внутреннюю и внешнюю политику Эфиопии.

Разрешить противоречия с молодыми африканскими государствами, сблизить африканские государства, все это стало одной из основных задач эфиопской дипломатии конце 1950х начало 1960хгг. Преодолев все препятствия и трудности, Хайле Селассие I 22 мая 1963 г. смог созвать в Аддис-Абебе конференцию независимых африканских государств.

После подписания Устава 30 африканскими государствами была создана Организация африканского единства. Основной целью ОАЕ было укрепление единства и солидарности африканских государств, защита суверенитета, территориальной целостности и независимости1.

На наш взгляд создание ОАЕ со штаб-квартирой в Аддис-Абебе было большим достижением дипломатии Хайле Селассие I. Он сделал Эфиопию главным действующим лицом в объединенной Африке, а сам стал центральной фигурой в политике Африки.

Седьмая глава «Политический и экономический кризис 1971–1974 гг.

низложение императора Хайле Селассие I» посвящена анализу внешнеполитической деятельности Хайле Селассие I, направленной на защиту целостности страны в преддверии усиления сепаратизма в Эритрее, а особое внимание уделено политическому и экономическому кризису 1971–1974 гг., который привел к низложению императора Хайле Селассие I в 1974 г. и приходу к власти военных.

1970-е годы начались с неудач во внешней и внутренней политической деятельности Хайле Селассие I.

В конце 1960-х годов сепаратизм как форма протеста против национальной политики правительства усиливается в Эритрее, а также в южных провинциях, граничащих с республикой Сомали. Хайле Селассие I пытался нейтрализовать Фронт освобождения Эритреи вооруженными и полицейскими силами.

Но этот метод оказывался действенным, лишь пока Эфиопская империя получала военную помощь со стороны США, обеспечивавших ее доминирующее положение в регионе Африканского рога.

С отказом США в конце 1960 г. от военной и экономической помощи Эфиопии, с заключением между Советским Союзом и республикой Сомали очередного соглашения о поставке оружия, Эфиопия перестала не только занимать доминирующее положение в регионе, но и оказалась государством, где внешние (республика Сомали и арабский Ближний Восток) и внутренние (национальноосвободительное движение) силы начали угрожать его целостности.

Внешнеполитическая неудача правительства Хайле Селассие I сопровождалась продовольственным кризисом, вызванным засухой в 7 из 14 провинций империи и возникшим кризисом между государством Израиль и арабскими странами, началом войны «Йом Кипура», приведшей к закрытию Суэцкого канала, что вызвало усугубление экономического кризиса, начавшегося еще в начале 1970-х годов.

Шаги, предпринятые для вывода страны из сложившегося кризиса (увеличение денежного довольствия рядовым и офицерам, отказ от реформы в области образования, снижение цен на нефтепродукты, смена правительства), не были приняты эфиопским обществом. В стране начали появляться радикально настроенные силы, которые считали, что единственным путем решения политико-экономического кризиса в стране является революция.

Так как в стране отсутствовали политические партии, единственной организованной силой оказались вооруженные силы, которые создали координаци Организация африканского единства (история создания и деятельности): сб. документов. Т.

1–3. М., 1970–1976.

онный комитет вооруженных сил и полиции (Дерг), членами которого стали офицеры не старше чина полковника, а 2 июля 1974 г. «Дерг» предъявил требования правительству:

12 сентября 1974 г. с низложением престарелого 84-летнего императора Хайле Селассие I1 закончился политический кризис в Эфиопии.

Революция 1974 г. не только сменила политический строй Эфиопии (было объявлено о начале строительства социализма), но и изменила внешнеполитическую ориентацию страны. Эфиопия начала строить близкие отношения с Советским Союзом и странами – участниками Варшавского договора.

В заключении подведены итоги исследования и сформулированы основные выводы.

Император Хайле Селассие I правил страной на протяжении 58 лет, из них 44 года он был главой Эфиопской империи. Но главное – не продолжительность его правления, а результаты его деятельности. Хайле Селассие I осуществил множество важных реформ, способствовавших развитию страны и поднявших ее престиж на международной арене.

Оценивая роль Хайле Селассие I и созданного им политического режима, важно отметить, что Эфиопия вышла на новый этап своего развития. За годы правления императора Хайле Селассие I Эфиопская империя сумела преодолеть ужасающее политическое экономическое и культурное наследие предшествующего режима. Когда Хайле Селассие пришел к власти, Эфиопия была поделена Великобританией, Францией и Италией на сферы влияния, была изолирована от остального мира. К 1974 г., когда он был свергнут, Эфиопия стала суверенным государством, поддерживавшим дипломатические отношения с 81 страной, из них 61 имели свои посольства и представительства в Аддис Абебе.

Отсюда можно сделать вывод о том, что внешнеполитическая деятельность императора Хайле Селассие I в 1916–1974 гг. была не только способом установления взаимоотношений с зарубежными государствами, но и способом защиты национальных интересов на международной арене.

27 августа 1975 г. Хайле Селассие I скончался.

Положения диссертации изложены автором в следующих публикациях:

Монография 1. Кассае Ныгусие В. Микаэль. Император Хайле Селассие I и внешняя политика Эфиопии (1916–1952 гг.). М.: Изд-во Российского университета дружбы народов, 2005. 273 с.

Публикации в периодических изданиях включенных в перечень ВАК 2. Ныгусие Кассае М. К вопросу об упразднении федерации Эритреи с Эфиопией // Вестн. Российского университета дружбы народов. М., 2006. № 1 (6).

СС. 83-88.

3. Ныгусие Кассае В. Микаэль. Освободительная война 1935-1941гг. и дипломатия императора Хайле Селассие I. // Нестабильность в Африке: Уроки прошлого и тенденции настоящего. М.. Институт Африки РАН 2006. СС. 92-105.

4. Кассае Ныгусие В. Микаэль. Ближнее Восточная политика императора Хайле Селассие I. // Вестн. Российского университета дружбы народов. М., 2007.

№ 1 (8). СС 68- 5.Советская дипломатия в поддержке эфиопской империи в годы рассмотрении эфиопского вопроса в Лиге нации. // Вестн. Российского университета дружбы народов. История России М., 2007. Специальный выпуск № 1. СС. 100-105.

Научные издания статьи, доклады, выступления 6. Кассае Ныгусие В. Микаэль. Император Хайле Селассие I. Политический портрет // http://humanities.edu.ru/db/msg. М., 2003.

7. Кассае Н.В.М. Ислам и распад Эфиопской империи// Исторические науки.

М., 2005. № 4(10). СС. 111-114.

8. Кассае Н.В.М. Роль иностранных специалистов в модернизации управленческого аппарата в Эфиопии первой половины ХХ в. // Исторические науки. М., 2005. № 4(10).СС.115-120.

9. Кассае Н.В.М. Доктор Чарлес Мартин (азаж Воркнех Ыщете) политический портрет // Исторические науки. М., 2006. № 2(14). СС. 33-35.

10. Кассае Ныгусие В. Микаэль. Третий мир во внешнеполитической деятельности императора Хайле Селассие I. // Актуальные проблемы политической науки и политики в современном мире. Сборник статей студентов аспирантов и молодых ученых – политологов. М., 2006.СС 134-111. Кассае Вольде Микаэль. Церковное образование в Эфиопии //http://www.africana.ru/lands/Ethiopia/church_education.rtf М., 2007.

12. Кассае Ныгусие В. Микаэль. Шоанизация как процесс централизации Эфиопской империи в XX в. // Образ жизни в России: история и современность Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции студентов аспирантов и молодых ученых. Изд-во РУДН.М.; 2007.СС. 423-413. Кассае Ныгусие В. Микаэль. Изучение истории Эфиопии XX в. в трудах советских историков.// Образ жизни в России: история и современность Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции студентов аспирантов и молодых ученых. Изд-во РУДН.М.; 2007.СС.43- Nigusie Kassaye W. Michael The Foreign policy of Emperor Haile Selassie I (1916–1974) The thesis deals with the Foreign policy of the Ethiopian Empire during Haile Selassie’s governing. The author in detail analyses Emperor Haile Selassie’s foreign policy which was directed to defend Ethiopia’s independence. A special study of archives the autobiography Emperor Haile Selassie I and memoirs of foreign leaders, diplomats, advisers, travelers made it possible to prove the determinative role of Haile Selassie in shaping and widening Ethiopia’s foreign policy. The author makes a conclusion that Haile Selassie I was the architect of the modern Ethiopia and its foreign policy, who managed Ethiopia’s entry into the modern world.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.