WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ДЮЛЬГЕР ГЕОРГИЙ ПЕТРОВИЧ

КИСТОЗНАЯ ПАТОЛОГИЯ ЯИЧНИКОВ У КОРОВ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДОВ ЕЕ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЙ ДИАГНОСТИКИ И ТЕРАПИИ

16.00.07 – ветеринарное акушерство

и биотехника репродукции животных

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора ветеринарных наук

Санкт-Петербург, 2008

Работа выполнена на кафедре зоогигиены, акушерства и ветеринарии ФГОУ ВПО «Российский государственный аграрный университет – МСХА имени К.А. Тимирязева»

Научный консультант:

доктор ветеринарных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Нежданов Анатолий Григорьевич

Официальные оппоненты:

доктор ветеринарных наук, профессор

Андреев Геннадий Михайлович

доктор ветеринарных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Никитин Виктор Яковлевич

доктор ветеринарных наук, профессор Турков Владимир Георгиевич

 

Ведущая организация: ФГОУ ВПО «Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова», 410600, г. Саратов, Театральная пл., 1.

Защита диссертации состоится «28» октября 2008 года в 13 часов на заседании диссертационного совета Д 220.059.02 при ФГОУ ВПО «Санкт-Петербурская государственная академия ветеринарной медицины» по адресу: 196084, Санкт-Петербург, ул. Черниговская, д. 5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины».

Автореферат разослан «  » __________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Урбан В.Г. 

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

1.1.



Актуальность темы. Кисты яичников – довольно распространенная дисгормональная патология и причина бесплодия у молочных коров. По современным представлениям они возникают из-за  несвоевременной и/или недостаточной секреции ЛГ в период половой охоты вследствие неспособности гипоталамо-гипофизарной системы адекватно реагировать на эстрогенную стимуляцию через механизмы положительной обратной связи. Ановуляция с трансформацией преовуляторного фолликула в кисту яичника приводит к удлинению периода между родами, нарушению ритма воспроизводства и существенным экономическим потерям. Так, в США  экономический ущерб от данной патологии за год  составляет 137 млн. долларов (Garverick H.A., 1997).

Несмотря  на то, что данной патологии посвящено большое количество исследований (Кононов Г.А., Буянов А.А., 1974; Черемисинов Г.А., Нежданов А.Г., 1976; Турков В.Г, 1984; Карымов В.Н., 1986; Никитин В.Я. и др., 1998; Землянкин В.В., Семиволос А.М., 2003; Землянкин В.В., 2004; Петров А.М., Мирзахметов Ш.Р., 2005; Сухов К.А., 2005; Порфирьев И.А., 2006; Roberts S.J., 1955, 1986 и др.), многие ее вопросы еще не решены или же изложены весьма противоречиво. Отчасти это можно объяснить тем, что при установлении клинического, клинико-эхографического и лабораторного диагноза на кисты яичников исследователи используют разные диагностические критерии. Поэтому в литературе приводятся полярно противоположные сведения о характере нарушения половой функции и тактике ведения коров с кистами яичников.

По материалам одних авторов (Полянцев Н.И., Подберезный В.В., 2001) кисты яичников, как персистентные дисгормональные образования, обуславливают у коров значительные нарушения ритма полового цикла (главным образом, в виде нимфомании и/или анэстрального синдрома) и длительное бесплодие. По данным других исследователей (Carroll D.J. et al., 1990; Cook D.L. et al., 1990; Hamilton S.A. et al., 1995 и др.) они представляют собой дисгормональные образования с транзиторным характером существования. При утрате функциональной активности овариальные кисты подвергаются обратному развитию и  заменяются новой доминантной структурой яичника, которая либо овулирует (феномен самовыздоровления), либо трансформируется в новую кисту (феномен смены одной кисты на другую). По различным оценкам, частота спонтанного восстановления половой функции при этой патологии колеблется от 13,3…40,0% (Шишко Р.Я., Антонов Ф.Ф., 1980/1981; Чомаев А.М., 1997; Cook D.L. et al., 1990) до 47,7…78,6% (Morrow D.A. et al., 1966; Marion G.B. et al., 1968; Whitmore H.L. et al., 1974; Carroll D.J. et al., 1990; Hamilton S.A. et al., 1995).

По мнению  большинства исследователей, при кистозной болезни яичников лучше придерживаться активной лечебной тактики, чем надеяться на самовыздоровление.

Вместе с тем, Day  N. (1991) считает, что если ректальные исследования на ферме проводятся один раз в месяц, то при обнаружении у коров кист яичников лучше придерживаться активной лечебной тактики. При исследовании же через каждые 7…15 дней, чтобы избежать необоснованного лечебного вмешательства, лучше в течение некоторого времени после диагностики заболевания вести наблюдение за больными коровами в ожидании их самовыздоровления.

Grunert E., Volker R. (1991) рекомендуют активно выявлять и лечить коров с кистами яичников, начиная с 50 дня  после родов, на основании  многократного подтверждения диагноза. По данным авторов, уже через 8…12 дней после установления первичного диагноза на кисты яичников лечение требуется только для 50% животных.

Приведенные материалы указывают на необходимость всестороннего изучения данной патологии, совершенствования диагностики и лечебной тактики ведения коров с кистами яичников.

1.2. Цель и задачи работы.  Цель работы заключалась в изучении частоты распространения, факторов риска и патофизиологических особенностей заболевания, в  совершенствовании дифференциальной диагностики и терапии коров с кистами яичников. В соответствии с поставленной целью в работе были определены следующие задачи:

  1. Установить частоту распространения кист яичников у коров и выявить факторы риска развития данной патологии.
  2. Изучить морфофункциональные и эндокринологические  особенности преовуляторных фолликулов и кист яичников с учетом сроков их развития и морфотипа кистозных образований.
  3. Определить  информативность использования УЗИ для диагностики кистозной болезни яичников, проведения дифференцированной гормонотерапии и оценки ее эффективности.
  4. Изучить особенности кистогенеза и клинического проявления нарушений половой функции у коров  при кистозной болезни яичников.
  5. Дать оценку вариабельности овариальных структур и концентрации прогестерона в периферической крови коров с рецидивирующей формой кистозной болезни яичников.
  6. Оценить эффективность применения сурфагона коровам с фолликулярными кистами яичников, магэстрофана - с лютеиновыми кистами яичников (под Уз-контролем).
  7. Определить терапевтическую эффективность хорионического гонадотропина у коров при рецидивирующей форме кистозной болезни яичников.
  8. Оценить эффективность биостимуляции половой функции коров с кистами яичников вазэктомированными быками-пробниками.

1.3. Научная новизна. На основании комплексных клинических, эхографических, гистоморфологических и эндокринологических исследований преовуляторных фолликулов и кистозных образований в яичниках коров впервые показан транзиторный характер формирования и существования кист. При утрате функциональной активности они заменяются новой доминантной фолликулярной структурой, которая трансформируется в новую кисту (феномен смены одной кисты на другую) или овулирует (феномен спонтанного выздоровления).

Впервые установлено, что стероидогенная активность овариальных кист зависит от стадии кистогенеза, их морфотипа и продолжительности персистирования.

Показано, что кистозная болезнь яичников является мультифакторной дисгормональной патологией, клинически проявляющейся в безрецидивной, эпизодически рецидивирующей и хронической формах. К возникновению данной патологии предрасполагают порода, стойловый период содержания, количество, продолжительность предшествовавшей и стадия текущей лактации, отягощенный акушерский анамнез, воспалительные процессы в матке, безрезультатные осеменения и пропуски половых циклов. Впервые определена высокая информативность ультразвуковых исследований для визуальной оценки кистозного образования, дифференциальной диагностики фолликулярных и лютеиновых кист яичников, кистозных желтых тел и мониторинга клинического течения болезни и ранней оценки эффективности проводимой терапии.

Выявлена терапевтическая эффективность агониста ГнРГ и ПгФ2 при фолликулярных и лютеиновых кистах яичников, хорионического гонадотропина – при рецидивирующей форме кистозной болезни яичников. Дано научное обоснование и доказана целесообразность использования самцов-пробников для коррекции половой функции коров с кистами яичников.

Получены три патента РФ по радиотелеметрическому определению времени осеменения коров и телок с использованием быка-пробника или коровы-выявительницы (№ 44495, Бюл. №9, 27.03.2005; № 46427, Бюл. №19, 10.07.2005; № 57110, Бюл. №28, 10.10.2006).

1.4. Практическая значимость. Показана роль воспалительных процессов в гениталиях коров в генезе нарушений функциональной деятельности яичников и развитии кист яичников. Разработаны и предложены производству комплексные клинико-эхографические методы диагностики и дифференциальной диагностики кистозных образований в яичниках. Дана оценка эффективности и рекомендованы дифференцированные методы гормональной терапии коров под контролем УЗИ, а также метод профилактики рецидива кист яичников с использованием хорионического гонадотропина. Обоснован метод коррекции функциональной деятельности яичников при кистозной патологии и ее профилактики путем использования вазэктомированного самца-пробника.

1.5. Апробация и реализация результатов исследований.  Материалы исследований доложены и одобрены на научных конференциях РГАУ-МСХА имени  К.А. Тимирязева (1986-1992, 2004-2006 гг.), на международных научно-практических конференциях «Актуальные проблемы биологии воспроизводства животных» (Дубровицы, ВНИИЖ, 2007), «Агротехнологии ХХ1 века» (М., РГАУ-МСХА имени  К.А. Тимирязева, 2007), включены в учебники для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальностям «Ветеринария» и «Зоотехния»: «Ветеринарное акушерство и гинекология» (М., 1986), «Ветеринарное акушерство, гинекология и биотехника размножения» (М., 1999, 2000), «Акушерство, гинекология и биотехника размножения животных» (М., 2005), в справочные пособия для студентов зооинженерного и ветеринарно-санитарного факультетов: «Лекарственные средства, применяемые в ветеринарном акушерстве, гинекологии и современных репродуктивных технологиях» (М., 2002, 2003), «Методические рекомендации по диагностике, терапии и профилактике болезней органов размножения у коров и телок», рассмотренные и одобренные Бюро Отделения ветеринарной медицины Россельхозакадемии 1 июня 2005 (протокол N3).

1.6. Публикации. Основные научные результаты, включенные в диссертацию, опубликованы в 27 научных работах, в том числе 17 в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

1.7. Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 232

страницах компьютерного набора. Состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследований, результатов собственных исследований, обсуждения результатов собственных исследований, выводов и практических предложений, списка литературы, включающего 397 источника, из которых 302 иностранных. Диссертация содержит 38 таблиц и 48 рисунков.

1.8. Основные положения, выносимые на защиту.

1. Степень распространения и факторы риска развития кист яичников у коров.

2. Морфофункциональная, эндокринологическая и клинико-эхографическая характеристика кист яичников у коров и их дифференциальная диагностика.

3. Особенности кистогенеза, формы проявления кистозной болезни и нарушений половой функции коров.

4. Эффективность гормональной терапии коров с кистами яичников под контролем УЗИ.

5. Методы коррекции функциональной деятельности яичников и профилактики рецидива кист c использованием хорионического гонадотропина и самца-пробника.

  1. СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1. Материалы и методы исследований

Работа выполнена в 1984…2007 гг. в учхозах ТСХА «Михайловское» Московской области, имени Калинина Тамбовской области, ЗАО Агрофирма «Подмосковное» Московской области, на кафедре зоогигиены, акушерства и ветеринарии ФГОУ ВПО «Российский государственный аграрный университет – МСХА  имени К.А. Тимирязева».

Основные этапы исследований и количество обследованных животных приведены на рис.1.

Для определения частоты распространения и факторов риска развития кистозной болезни на 4-х молочно-товарных фермах в среднем через каждые 40 дней в течение года проводили трансректальную пальпацию яичников и матки бесплодных коров, а также коров на 15…30-й день после родов, с изучением данных зоотехнической и ветеринарной документации. При этом учитывали породу, количество и продолжительность предшествовавшей лактации, уровень молочной продуктивности (по последней законченной лактации в пересчете на 4%-ю жирность молока), течение последней беременности, родового и послеродового периодов и сроки осеменения животных.

Диагноз на кисты яичников устанавливали по данным 2…3-кратного трансректального исследования с 4-дн перерывами, при обнаружении в одном или обоих яичниках одного или нескольких шаровидных флюктуирующих образований диаметром более 2 см при отсутствии желтого тела.

У отдельных коров с кистами яичников в стойловый (n=15) и пастбищный (n=11) периоды содержания брали пробы крови из яремной вены для биохимического исследования, которые выполняли в Подольской районной ветеринарной лаборатории.

Рис.1. Основные этапы исследований и количество обследованных животных

Для получения послеубойного материала и исследования морфофункциональных особенностей овариальных кист яичников и преовуляторных фолликулов провели убой 16 бесплодных коров с кистами яичников и 4 здоровых самок в период половой охоты. Непосредственно перед убоем у 13 кистозных и 4 здоровых животных получали кровь в пробирки с гепарином для гормонального исследования. Пробы крови центрифугировали в течение 30 мин при скорости 3000 об/мин. Полученную плазму после центрифугирования замораживали и хранили при температуре - 15°С до момента исследования.

После убоя извлекали и тщательно осматривали половые органы животных. Яичники отделяли от окружающих тканей, затем измеряли, взвешивали и зарисовывали, учитывая местоположение, количество кист, их диаметр и толщину стенки, наличие или отсутствие пристеночной лютеиновой ткани, характер ее распределения. По данным динамического клинического наблюдения за параметрами кистогенеза определяли также возраст кист яичников. Регистрировали расположение и количество крупных пузырчатых фолликулов размером 11…20 мм.

Для гормонального исследования аспирировали при помощи тонкой иглы содержимое крупных (размером 11…20 мм) и кистозных фолликулов (размером более 20 мм) в объеме до 1…2 мл.  Полученные пробы фолликулярной и кистозной жидкости центрифугировали, маркировали и хранили в замороженном состоянии.

В плазме крови определяли концентрацию прогестерона, в фолликулярной и кистозной жидкости – прогестерона и 17-эстрадиола.

Концентрацию гормонов измеряли методом радиоиммунологического анализа (РИА) с использованием высокоспецифической антисыворотки и меченого гормона. Радиоактивность измеряли сцинтилляционным счетчиком, а концентрацию гормона высчитывали по стандартной калибровочной кривой.

Для гистоанализа отбирали кусочки овариальной ткани с кистами и крупными пузырчатыми фолликулами. Пробы фиксировали в 10%-ном нейтральном формалине, обезвоживали в спирте возрастающей концентрации и заливали целлоидином. На санном микротоме изготавливали срезы толщиной 8…10 мкм. Полученные гистосрезы окрашивали гематоксилин-эозином и изучали под микроскопом.

Послеубойные заключения о морфотипе выявленных кист яичников использовали в качестве эталона точности для оценки диагностических возможностей трансректальной пальпации и однократного измерения концентрации прогестерона в крови.

При проведении трансректальной пальпации тонкостенные кисты с отчетливо флюктуирующей стенкой определяли как фолликулярные, толстостенные кисты с едва флюктуирующей стенкой – как лютеиновые.

При установлении лабораторного диагноза кисты у коров с концентрацией прогестерона в плазме периферической крови выше 1 нг/мл относили к лютеиновым, а с концентрацией ниже 1 нг/мл – к фолликулярным.

Для определения особенностей кистогенеза и клинического проявления кистозной болезни яичников на протяжении не менее 2 мес с момента постановки первичного диагноза за 65 коровами черно-пестрой (n=41) и айрширской (n=24) пород вели динамическое наблюдение. Клинический мониторинг включал в себе ежедневный осмотр наружных половых органов, визуальное наблюдение за половым поведением коров на выгульной площадке (утром и вечером по 30 мин) и трансректальную пальпацию яичников - через каждые 3...5 дней.

У 3 здоровых коров и 7 с рецидивирующей формой кистозной болезни яичников  параллельно с  клиническим мониторингом проводили динамическое наблюдение за уровнем прогестерона в плазме периферической крови. Пробы  крови от коров с кистами яичников для гормонального анализа получали из яремной вены через каждые 3…5 дней на протяжении 34…66 дней.

Для оценки терапевтической эффективности биостимуляции при кистозной болезни яичников были сформированы две группы животных по 13 голов в каждой. В первой группе животные, начиная со следующего дня после обнаружения кист яичников, общались с вазэктомированными быками-пробниками (2 раза в день по 1…1,5 ч), во второй – не контактировали с быками-пробниками и служили контролем.

Для стимуляции овуляции 12 коровам с рецидивирующей формой кистозной болезни яичников применяли хорионический гонадотропин внутривенно в дозе 5000 ЕД. Препарат вводили коровам в начале нового кистозного цикла: в период манифестации признаков половой охоты или же формирования кисты. Время начала кистозного цикла определяли по данным визуального наблюдения за половым поведением животных в загоне (утром и вечером по 30 мин) и данным динамического наблюдения за параметрами кистогенеза (трансректальную пальпацию яичников проводили в среднем через каждые 4 дня). Параллельно с клиническим мониторингом  у 3 коров брали кровь из яремной вены для измерения уровня прогестерона на 0, 4, 8 и 12 сут после применения ХГч. О клинической эффективности проведенной гормонотерапии судили по частоте и срокам восстановления овуляции и плодовитости, а также по индексу оплодотворяемости.

На молочно-товарной ферме ЗАО Агрофирма «Подмосковное» для уточнения ранее вынесенного клинического диагноза на овариальные кисты  проводили трансректальное  ультразвуковое исследование (УЗИ)  яичников 55 высокопродуктивных коров разного возраста и с разными сроками бесплодия.

Инструментальную диагностику кист яичников осуществляли при помощи ультразвукового диагностического прибора LOGIQ 100 MP, оснащенного линейным ректальным датчиком с частотой 5 МГц.

Ультразвуковое сканирование яичников проводили двукратно с перерывом 4…11 дней. За кисты яичников принимали анэхогенные образования диаметром более 20 мм при отсутствии при первом и втором исследовании желтого тела. При вынесении окончательного диагноза уточняли количество, локализацию,  размеры выявленных кистозных фолликулов и их морфотип (по наличию/отсутствию пристеночной лютеиновой ткани).

УЗИ использовали также для проведения дифференцированной гормонотерапии коров с кистами яичников и оценки ее эффективности. Для коррекции половой функции коровам с фолликулярными кистами яичников применяли сурфагон,  с лютеиновыми кистами – магэстрофан. Препараты применяли внутримышечно однократно или двукратно (по клинической ситуации): сурфагон в дозе 5 мл, магэстрофан – 2 мл. Эффективность проведенной гормонотерапии определяли в сравнении с контрольными группами.

Все полученные данные обрабатывали методом вариационной статистики на персональном компьютере с использованием программы «Microsoft Excel». Для оценки достоверности полученных результатов использовали тест Стьюдента, различия между полученными данными считали достоверными при P 0,05.

3.  РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

3.1. Распространение и факторы риска развития кистозной патологии яичников у коров

В учхозе «Михайловское», где проводили исследования, условия кормления и содержания коров на всех фермах были аналогичными.

В столовый период содержания кисты яичников регистрировали у коров  в 1,6 раза чаще (4,2% против 2,6%; P 0,05), чем в пастбищный. Преобладание кист яичников в стойловый период, по-видимому, является следствием погрешностей в содержании (недостаточного моциона и др.) и неполноценного кормления коров, особенно по каротину. В пастбищный период, когда на организм животных действовали благоприятные факторы внешней среды (инсоляция, зеленый корм, активный моцион), нарушение обменных процессов у коров с кистами яичников было менее выражено, чем в стойловый период содержания. Так, в стойловый период в сравнении с пастбищным в сыворотке крови кистозных коров содержалось  достоверно меньше белка (7,71 ± 0,17 против 8,18 ± 0,14 г%; P 0,01) и каротина (0,295 ± 0,02 против 0,522 ± 0,03 мг%; P   0,001).

Большинство обследованных коров (n=1434) были черно-пестрой породы, остальные (n=400) – айрширской.

У животных айрширской породы кисты яичников регистрировали в 1,7 раза чаще (6,5% против 3,8%;  P 0,005.), чем у коров черно-пестрой породы.

Между животными этих пород не было выявлено существенных различий в количестве и продолжительности предшествовавших лактаций. Однако удой за последнюю лактацию у животных айрширской породы был достоверно (P 0,005) ниже (на 640,09 кг), чем у коров черно-пестрой породы.

Сравнительный анализ не выявил четких различий между коровами с кистами яичников и без них (независимо от породы)  в удое за последнюю законченную лактацию (4969,25±136,24 кг против 4790,68±28,39 кг молока). Не удалось также выявить четких различий и в частоте распространения кист яичников у коров с разным уровнем молочной продуктивности (по последней законченной лактации). Так, у коров  с удоем 4000 кг молока и менее она составила 3,8%, 4001…5000 кг – 4,2%, 5001…6000 кг – 5,0%, свыше 6000 кг – 4,8%. Эти данные свидетельствуют о том, что молочная продуктивность не оказывает существенного влияния на частоту распространения кист яичников у коров.





Коровы с кистами яичников имели более продолжительную предшествовавшую лактацию (324,60±9,33 дня), чем коровы, у которых данная патология отсутствовала (303,95±1,50 дня; P 0,05). С увеличением продолжительности предшествовавшей лактации наблюдали четкий рост заболеваемости коров кистами яичников. Так, среди коров с продолжительностью предшествовавшей лактации 300 дней и менее кисты яичников регистрировали у 3,9%, 301…340 дней – у 4,7%, 341…380 дней – у 4,7%, 381 и более дней – у 8,2%.

Такую же закономерность выявили и в отношении влияния числа лактаций на частоту распространения кист яичников. Если у первотелок частота данной патологии составляла только 1%, то у коров, имевших две лактации, она достигала уже 1,9%, три  - 3,5%, четыре – 4,1%, пять  – 5,7%, шесть – 7,1% , семь лактаций и более – 7,9% (P 0,001 по сравнению с аналогичным показателем у первотелок).

Распределение коров с кистами яичников по срокам диагностики заболевания после родов было следующим. В сроки до 60 дней после родов кисты яичников диагностировали у 48 (60%) коров, 61-120 дней – у 20 (25%), 121-180 дней - у 6 (7,5%), 181 и более дней – еще у 6 (7,5%). Таким образом, у подавляющего большинства  (3/5) коров кисты яичников выявили в первые 2 мес лактации, что дает основание считать этот период критическим.

Средняя продолжительность периода от родов до обнаружения кисты составляла 74,75±7,82 дня, в том числе у животных черно-пестрой породы – 80, 95±9,75 дней, айрширской – 64,47±12,89 дня.

Почти у каждой третьей коровы (независимо от породы) с кистами яичников отмечались различные осложнения в течение последней беременности, родового и послеродового периодов (аборты, трудные роды, задержание последа, послеродовой парез или залеживание, эндометриты и др.). Чаще всего у подопытных коров регистрировались задержание последа и послеродовой катарально-гнойный эндометрит. При этом у 10 (12,5%) коров эндометрит не только предшествовал  кистам яичников, но и сопутствовал им.

В послеродовом анамнезе у 39 (48,75%) коров имелось от 1 до 5 безрезультатных осеменений. У 12 (15%) животных до диагностики кист в яичниках пальпировали желтые тела полового цикла, из которых  61,1% представляли собой желтые тела пропущенного полового цикла.

Таким образом, кистозная болезнь яичников является достаточно распространенной мультифакторной патологией. В среднем она регистрируется у 3,8…6,5% бесплодных коров.  На частоту распространения кист яичников существенное влияние оказывают порода,  стойловый период содержания, количество, продолжительность предшествовавшей и стадия текущей лактации. Их возникновению могут способствовать отягощенный акушерский анамнез, пропуски половых циклов и безрезультатные осеменения.

3.2. Морфофункциональная и эндокринологическая характеристика и диагностика кист яичников у коров

Концентрация прогестерона в плазме периферической крови 4 здоровых коров, убитых в период половой охоты, достигала 0,4±0,1 нг/мл. При послеубойном обследовании их яичников выявили  4 желтых тела в стадии регрессии и 6 крупных пузырчатых фолликулов (диаметром более 10 мм), из которых четыре по строению и эстрогенной активности определили как доминантные или преовуляторные, два – как  субдоминантные.

Преовуляторные  фолликулы достигали в диаметре 13…20 мм, или в среднем – 16,1±1,3 мм. От субдоминантных фолликулов они отличались более крупными размерами. Стенка преовуляторных фолликулов состояла из многослойной гранулезы, интенсивно васкуляризованной теки интерны и экстерны. В содержимом преовуляторных фолликулов отмечали преобладание 17-эстрадиола над прогестероном, что свидетельствовало об их высокой эстрогенной активности (табл.1).

Субдоминантные фолликулы в морфологическом и гормональном отношении были дегенерирующими образованиями. В содержимом фолликулов концентрация 17-эстрадола была значительно меньше, чем прогестерона (51 и 31 нг/мл против195 и 357 нг/мл).

Коровы с кистами яичников (n=16) были убиты спустя 7…50 дней после постановки первичного диагноза. У 4 коров количество кистозных фолликулов (размером более 2 см) в яичниках в разные дни исследования было непостоянным вследствие регрессии одних и образования новых. По данным динамического наблюдения за параметрами кистогенеза у всех четырех коров в день или за день до убоя констатировали вновь формирование кист.

У 12 коров в последние 7 дней предубойного периода кисты яичников находили  в том же яичнике, на том же месте, той же консистенции и величины.

При послеубойном исследовании яичников у 16 коров в общей сложности выявили 23 кисты,  33 крупных пузырчатых фолликула размером более 10 мм.

По данным динамического наблюдения за параметрами кистогенеза возраст большинства выявленных у коров кист яичников (n=19) ко дню убоя превышал 7 дней, четырех – колебался в пределах 1…4 дней.

По макроскопическому строению 14 кист определили как фолликулярные (рис.2), 9 - как лютеиновые (рис.5 а, б).

У 9 коров были обнаружены только фолликулярные кисты (у 5 – по одной, у 3- по две и у 1 - три), у 7 – лютеиновые (у 5 – по одной, у 2 – по две).

Рис.2.  Яичники с фолликулярными кистами на разрезе

Фолликулярные кисты достигали в размере 21,0…45,0 мм или в среднем 28,4±1,7 мм. Содержимое кист - жидкость соломенно-желтого или желтого цвета. Стенка большинства фолликулярных кист (12 из 15) была тонкой, местами полупрозрачной, остальных – относительно утолщенной, непрозрачной. Независимо от толщины стенки фолликулярных кист флюктуация была отчетливой (мягкой или напряженной).

Фолликулярные кисты характеризовались низкой прогестагенной активностью. Концентрация прогестерона в плазме периферической крови коров с фолликулярными кистами достигала 0,6±0,1 нг/мл, в содержимом кист - 153±32 нг/мл и существенно не отличалась от таковой в плазме крови здоровых коров, убитых в период половой охоты, и содержимом преовуляторных фолликулов.

Эстрогенная активность фолликулярных кист сильно варьировала и зависела от их возраста и микроструктуры. В среднем они содержали значительно меньше 17-эстрадиола  (69,3±19,0 нг/мл), чем преовуляторные фолликулы (262,1±57,5 нг/мл; P 0,01).

1. Концентрация 17-эстрадиола и прогестерона в содержимом преовуляторных фолликулов и фолликулярных кист различного возраста

Объект исследования

n

Концентрация , нг/мл

эстрадиола

прогестерона

Преовуляторные фолликулы

4

262,1±57,5

76,8±23,1

Фолликулярные кисты в возрасте 1-4 дня

3

171,7±  27,7

137,2±  65,2

Фолликулярные кисты в возрасте свыше 7 дней

11

46,3±18,4

157,8±38,2

Анализ данных, приведенный в табл.1, свидетельствует, что молодые фолликулярные кисты по строению и способности вырабатывать эстрогены очень близки к преовуляторным фолликулам. Стенка молодых фолликулярных кист, так же как и преовуляторных фолликулов, состояла из многослойной гранулезы и хорошо кровоснабженной внутренней и наружной теки. Вместе с тем, преобладание эстрадиола над прогестероном в их содержимом было не столь существенным.

2. Концентрация 17- эстрадиола и прогестерона в содержимом фолликулярных кист в возрасте свыше 7 дней с учетом их микроструктуры

Гистоструктура кисты

n

Концентрация, нг/мл

эстрадиола

прогестерона

Стенка состоит из многослойной гранулезы, теки интерны и экстерны

2

170,0± 5,0

127,5±2,5 

Стенка состоит только из плотной фиброзной ткани

8

20,1± 4,3

124,7± 29,5

Стенка образована плотной фиброзной тканью со скоплениями  лютеиновых клетки

1

13,1

450,0

В содержимом фолликулярных кист в возрасте более 7 дней (табл., 1, 2) содержание 17-эстрадиола и прогестерона сильно варьировало и отчетливо зависело от их микроструктуры.  Только две кисты с многослойной гранулезой и интактной текой определили как структуры, секретирующие повышенные количества эстрогенов (рис.3 а). Восемь кист с выраженным фиброзом стенки (рис.3 б) определили как гормонально неактивные образования и одну кисту (рис.4)  с фиброзом стенки и микроскопическим очагом лютеиновой ткани (с концентрацией прогестерона в кистозной жидкости и периферической крови 450 и 0,96 нг/мл соответственно) определили как гормонально-активное образование, продуцирующее прогестерон.

Приведенные материалы свидетельствуют, что с возрастом, вследствие дегенерации гранулезы и фиброза теки (иногда с признаками микролютеинизации), фолликулярные кисты теряют способность продуцировать повышенные количества эстрогенов и в конечном итоге становятся гормонально неактивными образованиями.

а б

Рис.3. Гистосрезы стенки фолликулярных кист в возрасте свыше 7 дней: а) – с многослойной гранулезой и двухслойной хорошо васкуляризованной текой; б) – с фиброзом стенки (окраска гематоксилин-эозином; об.20х; ок. 10х)

Рис.4. Гистосрез стенки фолликулярной кисты с микроскопическим очагом лютеиновой ткани, расположенной под фиброзной оболочкой (окраска гематоксилин-эозином; об. 20х; ок. 10х)

Лютеиновые кисты достигали в размере 21,0…35,6 мм (в среднем – 26,8±2,0 мм). Содержимое кист – жидкость желтого или интенсивно-желтого цвета. Их внутренняя поверхность частично или на всем протяжении была выстлана слоем лютеиновой ткани толщиной до 1…5 мм. По внешнему виду и микроскопическому строению она идентична ткани желтых тел полового цикла и проходит те же стадии развития: образования, расцвета и регрессии.

Макроструктура лютеиновых кист зависела от степени и характера лютеинизации их стенки (рис.5 а, б). В 2 случаях она была полной, в 7-ми – частичной. Первые кисты представляли собой толстостенные образования, вторые – толстостенные (n=2) или тонкостенные (n=5).

Уровень прогестерона в плазме периферической крови коров с лютеиновыми кистами сильно варьировал и положительно коррелировал с таковым в содержимом кист (r=0,93;  P 0,01). Концентрация гормона в плазме крови колебалась от 0,38 до 4,20 нг/мл, в кистозной жидкости – от 552,5 до 2649,5 нг/мл. В содержимом лютеиновых кист значительно варьировало и содержание 17-эстрадиола: от 7,6 до 182,5 нг/мл.

Гормональная активность лютеиновых кист зависела от степени лютеинизации их стенки и стадии развития (возраста) лютеиновой ткани (табл.3).

а  б

Рис. 5. Яичники с лютеиновыми кистами на разрезе: а) – стенка кисты на всем протяжении выстлана слоем лютеиновой ткани; б) – лютеиновая ткань визуализируется в виде ободка на базально-боковой поверхности кисты, ее верхушка нелютеинизирована полупрозрачна

Лютеиновая киста в возрасте 2 сут характеризовалась диморфным строением (рис.6 а, б) и смешанной гормональной активностью. Киста представляла собой тонкостенное образование и соответственно большая часть ее стенки состояла из многослойной гранулезы и двухслойной теки. Очажки лютеиновой ткани  располагались на базальной поверхности  стенки кисты  под соединительнотканной оболочкой. Лютеиновая ткань находилась в стадии формирования. Она состояла из лютеоцитов, клеток соединительной ткани и проявляла митотическую активность. Лютеоциты были примерно одинаковой величины, многогранной формы с нечеткими контурами и неравномерно окрашенной цитоплазмой, их ядра – округлой или овальной формы с нечетким ядрышком и несколькими глыбками хроматина. Концентрация 17-эстрадиола  в содержимом кисты достигла 182,5 нг/мл, прогестерона 552,5 нг/мл. В плазме периферической крови уровень прогестерона составлял 0,59 нг/мл.

3. Содержание 17- эстрадиола и прогестерона в содержимом лютеиновых кист с учетом их микроструктуры и стадии развития лютеиновой ткани

Стадия развития лютеиновой ткани

Гранулезная ткань

n

Концентрация гормона, нг/мл

эстрадиола

Прогестерона

Образования *

присутствует

1

182,5

552,5

Расцвета

отсутствует

4

10,1 ±1,4

1381,1±450,2

Регрессии

отсутствует

4

18,5±2,7

860,0±132,9

Примечание: * - возраст кисты составил 2 дня

а б

Рис.6.  Гистосрезы стенки лютеиновой кисты в возрасте 2 дней: а) – участок стенки с лютеиновой тканью в стадии формирования; б) - участок стенки, состоящий из гранулезы и двухслойной теки (окраска гематоксилин-эозином; об.20х; ок. 10х) 

В стенке других (n=8) лютеиновых кист (независимо от степени лютеинизации и возраста) гранулезная ткань отсутствовала: концентрация 17-эстрадиола  в их содержимом не превышала 24,8 нг/мл.

Морфофункциональное состояние лютеиновой ткани этих кист было различным. У 4 кист (у 1 в возрасте 15 сут, у 3 – более 7 сут) лютеиновая ткань находилась в секреторно-активном состоянии и состояла из 2 типов лютеоцитов, отличавшихся по размеру и форме (рис.7 а). Одни лютеоциты (более крупные) имели округлую или овальную форму, четкие контуры, светлоокрашенную цитоплазму и пузырчатые ядра с контрастным ядрышком и своеобразной хроматиновой структурой, другие – многогранную форму, нечеткие контуры, интенсивно окрашенную цитоплазму, округлые или овальные ядра с несколькими глыбками хроматина. Фигуры митозов отсутствовали. В лютеиновой ткани обнаружены радиально ориентированные прослойки соединительной ткани с тонкостенными кровеносными сосудами, граница ткани с окружавшими ее соединительнотканными оболочками была четкой. Концентрация прогестерона в крови коров с функционально активными лютеиновыми кистами достигала 1,35…4,20 нг/мл (в среднем 2,5±0,9 нг/мл), в кистозной жидкости содержание 17-эстрадиола  составляло 10,1±1,4 нг/мл, прогестерона – 1381,1±450,2 нг/мл.

 

а  б

Рис.7.  Гистосрезы стенки лютеиновых кист: а) – с функционально активной лютеиновой тканью (возраст кисты 15 дней); б – с лютеиновой тканью в стадии регрессии (возраст кисты 23 дня). Окраска гематоксилин-эозином (об.40х; ок. 10х)

Лютеиновая ткань других 4 кист (в возрасте более 7, 17, 20 и 23 сут) находилась в состоянии регрессии (концентрация прогестерона в плазме периферической крови не превышала 1 нг/мл). В ней содержалось большое количество соединительной ткани. Среди лютеоцитов встречались сморщенные или, наоборот, как бы разбухшие клетки (рис.7 б). В цитоплазме последних выявлено значительное количество мелких и крупных вакуолей. Ядра многих лютеоцитов находились в состоянии пикноза и лизиса. В лютеиновой ткани обнаружена масса запустевших кровеносных сосудов с утолщенными стенками, ее граница с фиброзной оболочкой, выстилавшей внутреннею поверхность стенки кисты, была нечеткой.

Лютеиновые кисты в состоянии регрессии выявлены у 4 коров: у одной – в сочетании с лютеиновой кистой в стадии формирования, у двух – в сочетании с преовуляторными фолликулами, в содержимом которых концентрация 17-эстрадиола  достигала 80 и 135 нг/мл.

В кистозной жидкости лютеиновых кист на стадии регрессии по сравнению с функционально активными лютеиновыми кистами содержалось меньше прогестерона (860±130 нг/мл) и достоверно (P 0,05)  больше  17-эстрадиола  (18,5±2,7 нг/мл), что, по-видимому, связано с диффузией гормона в полость кист из сосудов яичников. Повышение уровня 17-эстрадиола  в содержимом лютеиновых кист в период их регрессии отмечалось также в работе Gasse H. (1983).

На основании послеубойных исследований пришли к выводу, что  при вынесении как клинического, так и лабораторного диагнозов при определении морфотипа допускается высокий процент ложно-негативных заключений на лютеиновые кисты:  42,9% и 50,0% соответственно. Полная точность клинического метода исследования  при определении морфотипа кисты составила 81,3%, лабораторного – 76,9%.

3.3. Клинико-эхографическая характеристика и ультразвуковая диагностика кист яичников у коров

Исследования показали, что клинические заключения о наличии в яичниках кистозных образований далеко не всегда совпадают с данными УЗИ.

а  б

в  г

Рис. 8. Примеры эхограмм с объемными овариальными образованиями: а) – яичник с двумя фолликулярными кистами размером 27х38 и 25 мм  и крупным пузырчатым фолликулом диаметром примерно 19 мм; б) – яичник с лютеиновой кистой (размер полости 18х24 мм) и пузырчатым фолликулом; в) - яичник с кистозным желтым телом  30х25 мм (размер полости 14 мм); г) – яичник с желтым телом солидного типа  размером 20х26 мм в сочетании с пузырчатым фолликулом диаметром 12 мм

Уже при первом УЗИ диагноз на кистозную болезнь яичников не был подтвержден у 12 (21,8%) из 55 обследованных нами коров черно-пестрой породы. При этом у 6 коров по данным трансректальной пальпации за кисты яичников ошибочно были приняты кистозные желтые тела диаметром 2,5…3,2 см с размером полости от 0,5 до 1,8 см (рис.8 в), у одной – крупную фолликулярную кисту яичников при пальпации симулировали два смежных крупных пузырчатых фолликула размером 15 и 20 мм, у 5 – отмечено сочетание кистозных фолликулов (размером от 20,5 до 36 мм) с желтыми телами, не выявленными при клиническом исследовании.

При повторном эхографическом сканировании яичников диагноз на кистозную болезнь яичников отвергли еще у 8 (14,5%) животных. У трех коров на месте ранее выявленного кистозного фолликула  зафиксировали развитие желтого тела, у  5-ти – эхографическое заключение «лютеиновая киста» яичника изменили на «кистозное желтое тело»; у одной коровы лютеиновую кисту на ранних стадиях лютеогенеза симулировало желтое тело беременности (рис.9).

Рис.9. Эхограммы правого яичника коровы с кистозным желтым телом, принятым при первом УЗИ за лютеиновую кисту. Сканирование яичников проводили на  4 и 15 дни  после осеменения. Сведения о кличке,  инвентарном номере коровы, дате и времени ее обследования  и промеры кистозного желтого тела зафиксированы на сканограммах

Таким образом, по данным двукратного УЗИ достоверный диагноз на кисты яичников вынесли 35-ти (63,4%) коровам. На основании полипозиционного сканирования на наличие/отсутствие пристеночной эхопозитивной лютеиновой ткани у 10-ти коров кисты яичников определили  как лютеиновые,  у 25-ти - как фолликулярные.

Из данных табл.4  видно, что коровы с лютеиновыми и фолликулярными кистами яичников существенно не отличались друг от друга по количеству лактаций и уровню молочной продуктивности. Вместе с тем коровы с фолликулярными кистами яичников на момент постановки диагноза имели  более длительные сроки бесплодия, чем коровы с лютеиновыми кистами.

4. Особенности репродуктивного анамнеза и частота расслабления крестцово-седалищных связок у коров с лютеиновыми и фолликулярными кистами яичников

Показатель

Морфотип кист

лютеиновый

фолликулярный

Количество коров

10 *

25

Количество лактаций

3,60±0,67

2,80 ±0,23

Удой за 305 дней последней законченной лактации, кг

8008,30±429,08

8297,50 ± 303,58

Продолжительность бесплодного периода, дн

75,20±37.76* * 

175,88± 33,72* * 

Отмечено расслабление крестцово-седалищных связок, %

-

36,0

Количество кистозных фолликулов

1,10±0,10* * 

1,56± 0,13* * 

Размеры кистозных фолликулов

31,95±0,78* * 

27,71±0,89* * 

Примечание: * - у одной коровы лютеиновая киста сочеталась с фолликулярной;

* *  - P 0,05

Расслабление крестцово-седалищных связок отмечали только у коров с фолликулярными кистами яичников.

Лютеиновые кисты на эхограммах идентифицировались как  одиночные жидкостные (анэхогенные) образования округлой или овальной формы диаметром 21…38 мм, или в среднем 31,95±0,78 мм. При полипозиционном сканировании на внутренней поверхности стенки кист (на всем протяжении или только на ее части) отчетливо визуализировали ободок эхопозитивной лютеиновой ткани (рис.8 в). Позади лютеиновых кист практически всегда отмечали эффект акустического усиления эхосигнала. При локальной компрессии Уз-датчиком, по меньшей мере, половина из них не изменяла своей формы под давлением.

Фолликулярные кисты на эхограммах определялись как одиночные или множественные тонкостенные, жидкостные (анэхогенные) образования округлой, овальной или неправильной формы с зоной усиления эхосигнала по задней поверхности (рис.8 а). В отличие от лютеиновых кист яичников они не содержали пристеночной эхопозитивной лютеиновой ткани, часто определялись как множественные образования и имели меньшие размеры (P 0,05). Так, в диаметре они достигали в среднем 27,71±0,80 мм. Среднее количество кистозных фолликулов на корову составляло 1,56±0,13.

От пузырчатых фолликулов фолликулярные кисты отличались практически только более крупными размерами. При локальной компрессии Уз-датчиком через стенку прямой кишки крупные фолликулярные кисты (размером более 30 мм), из-за тонких и мягких стенок, легко видоизменяли свою форму (феномен уплощения).

Таким образом, комплексное клинико-эхографическое обследование коров на кисты яичников существенно (на 36,4%) улучшает диагностику данной патологии. Для вынесения безошибочного диагноза УЗИ коров с клиническим подозрением на кистозную болезнь яичников необходимо проводить двукратно с перерывом 4…11 дней.

3.4. Особенности кистогенеза и клинического проявления нарушений половой функции коров при кистозной болезни яичников

По динамике развития кист яичников и исходу заболевания к 60-му дню наблюдения выявлены три клинические формы кистозной болезни яичников: безрецидивная, эпизодически рецидивирующая и хроническая. Первую форму кистозной болезни яичников диагностировали у 37 (56,9%), вторую – у 6 (9,2%) и третью – у 22 (33,9%) подопытных коров соответственно.

При безрецидивной форме болезни нарушение половой функции у коров носило кратковременный характер. Спонтанная регрессия кист яичников уже  на 15,2±1,2 день наблюдения приводила к восстановлению овуляции.

Кисты пальпировались как тонкостенные или реже как толстостенные образования диаметром более 2 см. В большинстве случаев их максимальный диаметр не превышал 3 см.

У коров с эпизодически рецидивирующей формой кистозной болезни яичников нарушение половой функции было значительно более продолжительным, чем у коров с безрецидивной формой болезни. Восстановление половой функции наступило после одного или нескольких эпизодов смены одной кисты на другую: в среднем на 39,3±4,8 день наблюдения.

Выявленные в процессе динамического наблюдения кисты яичников в большинстве случаев не превышали в размере 3 см. Они, как правило, представляли собой тонкостенные отчетливо флюктуирующие при пальпации образования, значительно реже – пальпировались как толстостенные образования с едва уловимой флюктуацией. Смена тонкостенной кисты на толстостенную приводила к восстановлению овуляции.

При хронической форме заболевания у коров многократно (от 2 до 6 раз)  отмечали формирование кист «де ново» с инволюцией кист предшествовавшего периода образования. При пальпации они определялись только как тонкостенные образования с отчетливо флюктуирующей стенкой. Максимальный их размер в подавляющем большинстве случаев не превышал 3 см.

Смена одной кисты на другую происходила как с манифестацией, так и без манифестации признаков половой охоты. В основном у коров наблюдали анафродизию и нерегулярную половую цикличность (по 36,4% случаев), значительно реже – вирилизм (18,1%) и нимфоманию (9,1%).

У коров с клиникой анафродизии смена одной кисты на другую происходила без манифестации признаков течки, полового возбуждения и охоты, с проявлением нерегулярной половой цикличности - как с манифестацией, так и без манифестации признаков половой охоты. 

При вирилизме у коров наблюдали признаки инверсии пола: внешнего вида, наружных половых органов и поведения. Самки имели быкообразный вид и гипертрофированный клитор.  Они часто мычали «по-бычьи», рыли конечностями и рогами землю, эффективно выявляли в стаде коров с признаками течки, полового возбуждения и охоты и совершали на них прыжки с имитацией совокупления. При манифестации гомосексуальной активности они не позволяли запрыгивать на себя другим самкам. Смена одной кисты на другую при развитии у коров  вирильного синдрома происходила бессимптомно и с нерегулярными интервалами.

При нимфомании у коров регистрировали признаки гиперэстрального синдрома: отек половых губ, расслабление крестцово-седалищных связок, затяжную течку и повышенную гомосексуальную активность. При манифестации гомосексуальной активности они не только совершали прыжки на коров с признаками течки и половой охоты, но и сами в течение нескольких дней подряд и через каждые 2…5 и более дней допускали на себя прыжки других самок стада.  При вспрыгивании и, особенно при лежании, у коров-нимфоманок  часто наблюдали  выделение слизи. Признаки нимфомании у одной коровы регистрировались на протяжении всего периода наблюдения, у другой – после проявления у нее 4 ановуляторных стадий возбуждения полового цикла (продолжительностью 17…20 дней), с последующей атрезией зрелых фолликулов по кистозному (в трех случаях) или облитеративному типу (в одном).

Смена одной кисты на другую у коров с хронической формой кистозной болезни яичников происходила в среднем через каждые 20,73±0,78 дней. При нимфомании она отмечалась с укороченными (8…16 дней), при всех других формах нарушения половой цикличности – с нерегулярными (10…40 дней) интервалами.

Динамические наблюдения за спонтанной регрессией кист показали, что их инволюция происходит достаточно медленно: в среднем за 36,0±1,1 дней. Кисты размером до 3 см рассасывались за 32,1±1,1 дня, кисты диаметром более 3 см – за 48,1±2,0 дней.

При постановке диагноза или в процессе динамического наблюдения у 18, или 27,3%, коров с кистами яичников диагностировали одностороннее (n=2) или чаще двустороннее (n=16) расслабление крестцово-седалищных связок.

Наиболее часто (54,5%) расслабление крестцово-седалищных связок отмечали у коров с хронической формой болезни, в том числе при нимфомании и вирилизме – в 100 и 75% случаев соответственно.

У коров с безрецидивной и эпизодически рецидивирующей формами болезни расслабление крестцово-седалищных связок наблюдали в 10,5 и 33,3% случаев соответственно. При первой форме болезни оно  исчезало на 4…8 день после овуляции, при второй - при смене тонкостенной кисты на толстостенную или же восстановлении овуляции.

Представляют интерес данные анализа акушерского анамнеза коров с кистами яичников. Почти каждая третья кистозная корова во время последней беременности, родов и/или в послеродовом периоде имела те или иные осложнения (аборт, трудные роды, задержание последа, послеродовой парез, эндометрит  и/или вагинит). В группе животных с безрецидивной и эпизодически рецидивирующей формами болезни доля коров с осложненным акушерским анамнезом составляла  29,7 и 16,7% соответственно. У животных с хронической формой болезни она была самой высокой - 40,9%. Ранее перенесенная акушерская патология, по видимому, обуславливает развитие у коров хронической формы кистозной болезни яичников.

Интересно отметить, что катарально-гнойный эндометрит у 10 (15,4%) животных не только предшествовал, но и сопутствовал кистам яичников. При этом у коров с хронической формой болезни эндометриты регистрировали несколько чаще, чем у животных с эпизодически рецидивирующей и безрецидивной формами заболевания (соответственно в 1,4 и 2,1 раза).

Распределение коров айрширской и черно-пестрой пород в трех подопытных группах, сформированных по клинической форме болезни, было практически одинаковым. Это свидетельствовало о том, что порода не оказывает существенного влияния на клиническое течение кистозной болезни яичников.

Коровы с различными клиническими формами кистозной болезни яичников существенно не отличались также между собой по уровню молочной продуктивности, по количеству и продолжительности предшествовавшей лактации.

Существенные различия между анализируемыми группами животных выявлены в сроках диагностики заболевания. У коров с хронической формой болезни кисты яичников диагностировали в более поздние сроки после родов, чем у коров с безрецидивной и эпизодически рецидивирующей формами болезни (115,05±22,34 дней против 64,61±10,13 и 80,33±20,10 дней соответственно). Как следствие этого, коровы с хронической формой болезни имели более продолжительный бесплодный период к моменту установления диагноза, чем коровы с безрецидивной и эпизодически рецидивирующей формами болезни: соответственно на 50,5 (P 0,05) и 34,7 дней.

Таким образом, кисты яичников являются динамическими дисгормональными образованиями ановуляторной природы.  При утрате функциональной активности они заменяются новой  доминантной фолликулярной структурой, которая либо овулирует, либо трансформируется в новую кисту.

За 60 дней наблюдения овуляция спонтанно восстановилась у 66,1% коров с кистами яичников и в основном (86,1% случаев) - по безрецидивному варианту.

Хроническая форма кистозной болезни яичников развилась в 33,9% случаев. При этой форме болезни у коров наблюдается последовательная смена одной кисты яичника на другую в среднем через каждые 20,73±0,78 дней. Клинически она, главным образом,  проявляется в виде анафродизии (развитие кист происходит без манифестации признаков половой охоты), нерегулярной половой цикличности (формирование кист происходит как с манифестацией, так и без манифестации признаков половой охоты), значительно реже отмечают признаки инверсии пола и поведения (вирилизм) или, наоборот, гиперэстрального синдрома (нимфоманию).

Для коров с хронической формой болезни характерно более позднее начало заболевания, часто отмечается расслабление крестцово-седалищных связок.  Ее развитию, по-видимому, может способствовать ранее перенесенная акушерская патология.

3.5. Вариабельность овариальных структур и концентрации прогестерона в плазме периферической крови коров при рецидивирующей форме кистозной болезни яичников

Продолжительность прослеженных нами у подопытных коров овуляторных половых циклов колебалась от 20 до 22 дней и в среднем составила 21,0±0,47 день. В день проявления половой охоты концентрация прогестерона в крови коров находилась на самом низком уровне  и в среднем составила 0,28±0,08 нг/мл (рис.10).  После овуляции установили формирование желтого тела и непрерывное нарастание концентрации прогестерона в плазме периферической крови до 16 дня полового цикла (5,6±1,62 нг/мл), после чего его концентрация в крови вновь снижалась до самых низких базальных значений (0,21±0,03 нг/мл).

Рис.10. Динамика прогестерона в плазме периферической крови здоровых коров при овуляторном половом цикле. Время начала и окончания цикла показано вертикальными стрелками 

Динамика прогестерона в крови коров с рецидивирующей формой кистозной болезни яичников приведена на рис.11 и 12.

Рис.11. Динамика прогестерона в крови коровы 0443 с рецидивирующей формой кистозной болезни яичников. Сплошные вертикальные стрелки - образование новых кист с манифестацией признаков течки, полового возбуждения и охоты. При послеубойном обследовании яичников коровы на 34 день наблюдения выявлены две кисты с частично лютеинизированными стенками: одна - с лютеиновой тканью в стадии регрессии, вторая – с лютеиновой тканью в стадии формирования

Одна корова с кистами яичников (0443) была убита на 34 день наблюдения, у трех (425, 430, 1524) – к концу опыта зарегистрировали спонтанное восстановление овуляции и еще у трех (2356, 5068, 1044) - развитие хронической формы болезни. У всех коров прослежены эпизоды смены одной кисты на другую. Развитие кист происходило как с манифестацией, так и без манифестации признаков течки, полового возбуждения и охоты. У двух коров отмечали признаки гиперэстрального синдрома (нимфоманию), у одной - анэстрального, у двух – вирильного синдрома и еще у двух – нерегулярную половую цикличность. У пяти из 7 коров с кистами яичников наблюдали расслабление крестцово-седалищных связок.

 

а  б

Рис.12. Динамика прогестерона в плазме крови коров с эпизодически (а) и хронически (б) рецидивирующими формами кистозной болезни яичников. Время начала и окончания кистозного цикла показано стрелками: сплошная тонкая линия – развитие кист происходило с манифестацией признаков половой охоты, прерывистая - без манифестации признаков половой охоты. Толстая стрелка – дата выздоровления

В общей сложности у подопытных коров было прослежено 18 кистозных циклов. По динамике прогестерона в крови в прослеженных нами кистозных циклах в 15 случаях диагностировали формирование фолликулярных кист, в двух – образование лютеиновых (коровы 1524, 425) и в одном - трансформацию фолликулярной кисты в лютеиновую (корова 0443).

При  образовании фолликулярных кист яичников концентрация прогестерона в крови в течение всего кистозного цикла не превышала 1 нг/мл, при трансформации преовуляторного фолликула или фолликулярной кисты в лютеиновую отмечали транзиторное повышение концентрации прогестерона в крови – выше 1 нг/мл. По способности продуцировать прогестерон лютеиновые кисты уступали желтым телам полового цикла. Максимальный уровень прогестерона в крови коров при образовании лютеиновых кист составлял 3,70±0,56 нг/мл, тогда как при овуляторном половом цикле он достигал 5,6±1,62 нг/мл (P 0,05).

Продолжительность кистозных циклов с образованием фолликулярных кист яичников (с концентрацией прогестерона в крови 1 нг/мл и менее)  колебалась от 11 до 28 дней и в среднем составила  17,47±1,28 дней, с образованием лютеиновых кист яичников (с транзиторным повышением концентрации прогестерона в крови свыше 1 нг/мл) -19,0±1,0 дней.

Персистентное расслабление крестцово-седалищных связок наблюдали только у коров с фолликулярными кистами яичников (с концентрацией прогестерона в крови менее 1 нг/мл). При повышении концентрации прогестерона выше 1 нг/мл (формировании лютеиновой кисты, восстановлении овуляции) крестцово-седалищные связки становились тугими. После выздоровления у части коров продолжали наблюдать транзиторное расслабление крестцово-седалищных связок в каждую очередную стадию возбуждения, особенно со стороны яичника с преовуляторным фолликулом. Как персистентное (при смене одной фолликулярной кисты на другую), так транзиторное расслабление крестцово-седалищных связок, по-видимому, можно объяснить относительной или абсолютной гиперэстрогенемией.

Анализ особенностей изменения концентрации прогестерона в крови в ходе кистозных циклов свидетельствует, что для хронической формы кистозной болезни яичников характерна смена одной фолликулярной кисты на другую.  Лютеиновые кисты, по всей видимости, имеют более благоприятный прогноз, чем фолликулярные. Смена фолликулярной кисты на лютеиновую часто приводит к спонтанному восстановлению овуляции. 

3.6. Клиническая и ультразвуковая оценка терапевтической эффективности агониста ГнРГ при фолликулярных кистах яичников

Исследования выполнены на 23 коровах черно-пестрой породы с одиночными или множественными фолликулярными кистами яичников.

После эхографического уточнения диагноза поголовье коров с фолликулярными кистами яичников разделили на опытную (n=11) и контрольную (n=12) группы. Животным опытной группы для стимуляции овуляции применяли однократно или двукратно (при отсутствии эффекта от ранее проведенной гормонотерапии) высокоактивный синтетический аналог ГнРГ отечественного производства – сурфагон, внутримышечно в дозе 25 мкг, контрольной группы – препарат не водили минимум 60 дней. 

Условия кормления подопытных коров были аналогичными. При круглогодовом стойловом содержании коровам ежедневно утром или вечером в течение примерно 2 ч предоставляли моцион на выгульной площадке.

Осеменяли коров в выявленную по признакам течки и полового возбуждения стадию возбуждения полового цикла искусственно, двукратно - спермой, замороженной в форме пайетт. Активность спермы после оттаивания составляла не менее 4 баллов.

Восстановление овариальной функции и наступление беременности контролировали с помощью УЗИ.

Животные опытной и контрольной групп существенно не отличались по количеству лактаций, уровню молочной продуктивности, продолжительности бесплодного периода, характеру течения последней беременности, родового и послеродового периодов и параметрам кистогенеза.

 

 

Рис.13. Пример положительной реакции яичников на сурфагон  у коровы Забава 1777 с одиночной фолликулярной кистой правого яичника. Сканирование яичников проводили до и на 8 день после применения сурфагона. При первом УЗИ: левый яичник неактивный, в правом – фолликулярная киста размером 27х33 мм с крупным пузырчатым  фолликулом 12х23 мм. При втором УЗИ: левый яичник не активный, в правом – фолликулярная киста 25х29 мм в сочетании с желтым телом 12х25 мм.

За 60 дней наблюдения в опытной группе у всех коров зафиксировали восстановление половой функции (табл.5). У абсолютного большинства из них (10, или 90,1%) восстановление овуляции отметили после первого курса гормонотерапии, у одной (9,9%) – второго. При положительной реакции на лечение на 5…17-й день после введения сурфагона регистрировали с помощью УЗИ формирование желтого тела солидного (рис.13)  или кистозного типа (иногда в сочетании с лютеинизацией стенки кистозного фолликула или же образованием новой лютеиновой кисты). Эхографическими признаками отрицательного овариального ответа служили: отсутствие желтого тела (маркера произошедшей овуляции) и формирование кисты вновь.

5. Эффективность восстановления половой функции и плодовитости у коров опытной и контрольной групп

Показатели

Группы

опытная

контрольная

Количество коров, n (%)

11 (100)

12 (100)

Отмечено восстановление овариальной

функции, n (%)

11 (100)

8 (66,7)

Сроки осеменения, дн

26,82±41,82

22,09±6,03

Частота наступления беременности, n (%)

9 (81,8)

5 (41,7)

Сроки наступления беременности, дн

51,67±8,82

30,0 ±14,20

Индекс оплодотворяемости

1,33±0,16

1,5±0,25

За тот же период времени в контрольной группе спонтанное восстановление овуляции отметили у 7, или 63,6%, коров, развитие хронической формы кистозной болезни яичников (со сменой одной кисты на другую) -  у 4, или 36,4%, животных.

Первое осеменение коров опытной группы было проведено несколько в более поздние сроки (на 4, 7 дня), чем у животных контрольной группы.

После осеменения в один или несколько половых циклов в опытной группе оплодотворилось на 40,1% больше животных, чем в контрольной. По сравнению с животными контрольной группы беременность наступала через более продолжительное время от начала опыта (на 21,47 дня), но при меньшем количестве осеменений на оплодотворение.

Таким образом, полученные нами данные свидетельствуют о высокой терапевтической эффективности сурфагона при его дифференцированном однократном или двукратном применении коровам с фолликулярными кистами яичников под Уз-контролем. По доле выздоровевших животных эффективность метода составляет 100%, оплодотворившихся – 81,8%.

3.7. Клиническая и ультразвуковая оценка терапевтической эффективности синтетического аналога ПгФ при лютеиновых кистах яичников

Исследования выполнены на 9 коровах черно-пестрой породы с лютеиновыми кистами яичников.

После установления эхографического  диагноза сформировали две группы коров с лютеиновыми кистами яичников: опытную (n=5) и контрольную (n=4). Животным опытной группы  вводили магэстрофан (высокоактивный синтетический аналог ПгФ2 отечественного производства) внутримышечно однократно или же двукратно (по клинической ситуации) с перерывом 10…11 дней в дозе 2 мл, животным контрольной группы препарат не водили. 

Условия кормления подопытных коров были аналогичными. Ежедневно утром или вечером в течение примерно 2 ч им предоставляли моцион на выгульной площадке. Животные опытной и контрольной групп практически не отличались по количеству лактаций, уровню молочной продуктивности, продолжительности бесплодного периода, характеру течения последней беременности, родов и послеродового периодов и параметрам кистогенеза.

Подопытных коров осеменяли цервикально с ректальной фиксацией шейки матки замороженно-оттаянной спермой: контрольной группы - в спонтанный половой цикл, опытной – в индуцированный или в фиксированное время (при его пропуске): через 72 ч после введения второй дозы магэстрофана. Восстановление овариальной функции и наступление беременности контролировали у коров опытной и контрольной групп  по данным УЗИ (табл.6).

6. Особенности восстановления овариального цикла (овуляции) и плодовитости  у коров опытной и контрольной групп

Показатели

Группы

опытная

контрольная

Количество коров, n (%)

5 (100)

4 (100)

Отмечено восстановление овариального цикла, n (%)

5 (100)

4 (100)

Осеменено коров, n (%)

из них:

- в индуцированный половой цикл

- в фиксированное время после ресинхронизации овуляции

- в спонтанный половой цикл

5 (100)

2 (40)

3 (60)

-

4 (100)

-

-

4 (100)

Средняя продолжительность периода от начала опыта до осеменения, дн

9,6 ± 2,05

26,75 ± 10,26

Эффективность осеменения, %

60

50

 

 

 

Рис.14. Особенности инволюции лютеиновой кисты и восстановления овуляции у коровы 1658 после применения магэстрофана. За 15 дней наблюдения киста уменьшилась в размере с 38 мм (день введения препарата) до 16 мм. На 4 день после применения магэстрофана корова пришла в охоту и была плодотворно осеменена. Развитие желтого тела беременности зафиксировано в правом яичнике, размер которого с 6 по 11 день после осеменения увеличился 17х22 мм до 24х29 мм. 

При спонтанной регрессии лютеиновых кист формирование желтых тел отмечали на 10…24-й день опыта, при медикаментозном прерывании их функции  – на 7…10-й день после введения магэстрофана (рис.14).  За счет активной тактики ведения (медикаментозного прерывания функции лютеиновых кист, осеменения в индуцированный половой цикл, а при его пропуске – в фиксированное время после ресинхронизации  овуляции) коровы опытной группы были осеменены в более короткие сроки (в среднем на 17,2 дня) по сравнению с животными контрольной группы. Эффективность осеменения у коров опытной группы была также на 10% выше, чем у животных контрольной группы.

Таким образом, полученные нами данные свидетельствуют о высокой терапевтической эффективности магэстрофана при его дифференцированном однократном или двукратном применении коровам с лютеиновыми кистами яичников под Уз-контролем. По сравнению с выздоровлением без лечения активная лечебная тактика позволяет сократить на 17,2 дня сроки осеменения коров с лютеиновыми кистами яичников и повысить на 10% его эффективность.

3.8. Эффективность применения хорионического гонадотропина для терапии коров при рецидивирующей форме кистозной болезни яичников

Исследования выполнены на 12 коровах с рецидивирующей формой кистозной болезни яичников, из которых восемь были черно-пестрой породы, четыре – айрширской.

Кистозную болезнь яичников у коров диагностировали в среднем на 90,33±19,62 день после родов. От коров получено по 4,58±0,30 теленка. Удой за последнюю законченную лактацию составил 5077,32±201,76 кг молока. Каждая четвертая подопытная корова имела отягощенный акушерский анамнез (трудные роды, задержание последа и/или послеродовой катарально-гнойный эндометрит, вагинит).

До начала лечения коровы с кистами яичников находились под динамическим наблюдением минимум 47 дней. Клинический мониторинг включал в себе ежедневный осмотр наружных половых органов, визуальное наблюдение за половым поведением коров на выгульной площадке (утром и вечером по 30 мин) и трансректальную пальпацию яичников - через каждые 3...5 дней. У всех коров проследили по 2 и более эпизода смены одной кисты на другую. Клинически кисты определялись как тонкостенные жидкостные образования диаметром более 2 см с отчетливо флюктуирующей при пальпации стенкой. Смена одной кисты на другую происходила как с манифестацией, так и без манифестации признаков течки, полового возбуждения и охоты. У двух коров наблюдали анафродизию, у шести – нерегулярную половую цикличность, у трех – признаки инверсии пола (вирилизм) и у одной - нимфомании.  У 5 из 12 коров с кистами яичников наблюдали персистентное расслабление крестцово-седалищных связок (одностороннее или двустороннее).

Хорионический гонадотропин вводили коровам внутривенно однократно в дозе 5 000 ЕД в период половой охоты или формирования новой кисты.  Время введения препарата определяли по данным динамического наблюдения за половым поведением животных на выгульной площадке (утром и вечером по 30 мин) и параметрами кистогенеза (трансректальную пальпацию яичников проводили в среднем через каждые 4 дня).

Реакцию яичников на ХГч определяли по данным трансректальной пальпации яичников подопытных коров  и динамике уровня прогестерона в плазме периферической крови на 0, 4, 8 и 12 сут после введения ХГч.

О клинической эффективности ХГч судили по частоте и срокам  восстановления овуляции и плодовитости, а также по индексу оплодотворяемости.

Применение хорионического гонадотропина коровам с рецидивирующей формой кистозной болезни яичников в начале нового кистозного цикла обеспечило восстановление ритма полового цикла и плодовитости у большинства подопытных животных. Восстановление овуляции и ритма полового цикла зафиксировали у 91,7% животных. На 8…12 день после инъекции ХГч наблюдали формирование желтых тел индуцированного полового цикла. Лютеогенез сопровождался резким повышением концентрации прогестерона в плазме периферической крови: с  0,33±0,11 нг/мл в день введения ХГ до 4,26±2,22 нг/мл на 12 день наблюдения.

Продолжительность индуцированного с помощью ХГч полового цикла колебалась от 9 до 28 сут и в среднем составила 17,79± 1,69  дня.

За 60 дней наблюдения беременность наступила у  9 (75%) коров. Средняя продолжительность периода от начала лечения до оплодотворения составила всего 21,22±2,69 дня. На одно оплодотворение понадобилось 1,22±0,11 осеменения.

Приведенные результаты свидетельствуют о достаточно высокой терапевтической эффективности ХГч при его применении коровам с рецидивирующей формой кистозной болезни яичников в период манифестации признаков половой охоты или же формирования новой кисты. По доле выздоровевших коров эффективность метода составляет 91,7%, оплодотворившихся – 75,0%.

3.9. Эффективность биологического метода коррекции половой функции коров с кистами яичников

Исследования проведены на 26 коровах с кистами яичников. Из них 19 животных были черно-пестрой породы, 7  - айрширской. Коров с кистами яичников разделили на две группы по 13 животных в каждой. В первой группе животные, начиная со следующего дня после постановки первичного диагноза на кисты яичников, общались с вазэктомированными быками-пробниками (2 раза в день по 1…1,5 часа), во второй - не контактировали с быками-пробниками и служили контролем.

Условия кормления и содержания животных в подопытных группах были аналогичными. Они существенно не отличались между собой по количеству лактаций, продолжительности периода от родов до начала опыта, уровню молочной продуктивности, характеру течения последней беременности, родов и послеродового периода и состоянию крестцово-седалищных связок и ряду других признаков.

Результаты эксперимента представлены в табл.7.

7. Эффективность биостимуляции половой функции коров с кистами яичников

Показатели

Группы

опытная

(n=13)

контрольная

(n=13)

Продолжительность периода от родов до начала опыта, дн

60,54±8,80

53,92±7,80

За 60 дней  наблюдения:

  • выздоровело, n (%)
  • оплодотворилось, n (%)

13 (100)

12 (92,3)

9 (69,2%)*

6  (46,2)*

Индекс оплодотворения

1,4±0,2

1,5±0,2

Примечание: * - P 0,05

За 60 дней наблюдения у всех коров, имевших ежедневный дозированный контакт с вазэктомированными быками-пробниками, зафиксировали восстановление половой функции, в том числе у 12 из них, или 92,3% - наступление беременности после искусственного осеменения. В контрольной группе за анализируемый период без лечения выздоровело 9 (69,2%) животных, оплодотворилось -  6 (46,2%), развитие хронической формы болезни отмечено у 4 (30,8%).

Таким образом, биотерапия позволяет существенно улучшить репродуктивные параметры коров с кистами яичников по сравнению с выздоровлением без лечения:  по доле выздоровевших животных – на 30,8%, оплодотворившихся -  на 46,1%.

Корректирующее действие биостимуляции на функциональную деятельность яичников коров при кистозной патологии, по-видимому, опосредовано центральной нервной системой, через ее гипоталамический центр, контролирующий секрецию гонадотропных гормонов и, в частности, преовуляторный выброс ЛГ.

Высокая терапевтическая эффективность биологического метода коррекции половой функции яичников коров при кистозной патологии обосновывает возможность его применения для профилактики этой дисгормональной патологии.

4. ВЫВОДЫ

  1. Кистозная болезнь яичников является мультифакторной дисгормональной патологией и в среднем регистрируется у 3,8…6,5% бесплодных коров. У большинства животных (60%) она возникает в первые 60 дней после родов.

Факторами риска развития кист яичников являются порода, стойловый период содержания, количество и продолжительность предшествовавших лактации, осложненный акушерский анамнез, безрезультатные осеменения  и пропуски половых циклов.

  1. Кисты яичников представляют собой дисгормональные образования с транзиторным сроком существования. Они образуются из неовулировавших зрелых фолликулов при ановуляторном половом цикле. Продолжительность периода от образования кисты до ее полной регрессии составляет в среднем 36,0±1,1 дней. Кисты размером до 3 см регрессируют значительно быстрее, чем кисты диаметром 3,1 см и более.
  2. По функциональному состоянию (наличию/отсутствию пристеночной лютеиновой ткани и уровню прогестерона в периферической крови) различают лютеиновые и фолликулярные кисты яичников.

При  образовании фолликулярных кист яичников выпадает лютеиновая фаза полового цикла и концентрация прогестерона в крови не превышает 1 нг/мл. При трансформации преовуляторного фолликула или фолликулярной кисты в лютеиновую отмечается транзиторное повышение концентрации прогестерона в крови  выше 1 нг/мл.

  1. Фолликулярные кисты, как правило, представляют собой тонкостенные, напряженно или мягко флюктуирующие при пальпации шаровидные образования диаметром более 20 мм. Гормональная активность кист может сильно варьировать и зависит от их возраста (стадии кистогенеза). Молодые фолликулярные кисты, так же как и преовуляторные фолликулы, способны секретировать повышенные количества эстрогенных гормонов. С возрастом, из-за дегенерации фолликулярного эпителия и фиброза стенки (иногда с признаками микролютеинизации), они становятся гормонально неактивными. Вне зависимости от стадии кистогенеза концентрация прогестерона в плазме периферической крови коров с фолликулярными кистами ниже 1 нг/мл.
  2. Макроструктура лютеиновых кист сильно варьирует и зависит от степени и характера лютеинизации их стенки. Они могут быть тонкостенными, реже толстостенными, с соответственно мягкой или едва уловимой флюктуацией, шаровидными образованиями диаметром более 20 мм. Прогестагенная активность кист сильно варьирует и зависит от стадии развития лютеиновой ткани (возраста кисты) и ее количества.
  3. Диагностические возможности трансректальной пальпации и однократного измерения концентрации прогестерона в крови при определении морфотипа кист яичников ограничены.  При вынесении как клинического, так и лабораторного диагнозов допускается высокий процент ложно-негативных заключений на лютеиновые кисты: 42,9 % и 50% соответственно. Полная точность клинического метода исследования  при определении морфотипа кисты составляет 81,3%, лабораторного – 76,9%.
  4. При утрате функциональной активности кисты яичников заменяются новой доминантной фолликулярной структурой, которая овулирует либо трансформируется в новую кисту.

Лютеиновые кисты имеют более благоприятный прогноз, чем фолликулярные.  При рецидивирующей форме болезни смена фолликулярной кисты на лютеиновую, как правило, приводит к спонтанному восстановлению овуляции.

  1. При  выжидательной тактике ведения больного животного у каждой третьей коровы с кистами яичников развивается хроническая форма болезни, при которой  отмечается многократное образование фолликулярных кист без манифестации и/или с манифестацией признаков полового возбуждения и охоты. Смена одной кисты на другую происходит в среднем через каждые 20,73±0,78 дней.  Клинически это проявляться или анафродизией, или нерегулярной половой цикличностью, реже выявляются признаки инверсии пола и поведения (вирилизм) или гиперэстрального синдрома (нимфомания).
  2. У 27,3% коров при кистозной патологии яичников отмечают одностороннее или двусторонне расслабление крестцово-седалищных связок. Расслабление связок - характерный признак хронической формы болезни. При ее развитии расслабление крестцово-седалищных связок отмечают в 54,5% случаев.
  3. Визуальная эхография является эффективным методом диагностики и мониторинга клинического течения кистозной болезни яичников, позволяющим не только четко дифференцировать кисты яичников от других объемных овариальных структур, но и получить ценную диагностическую информацию об их количестве, размерах и морфотипе, что дает возможность проводить дифференцированную гормонотерапию и раннюю оценку ее эффективности.
  4. Лютеиновые кисты на эхограммах визуализируются как  одиночные жидкостные (анэхогенные) образования округлой или овальной формы с зоной усиления эхосигнала по задней поверхности диаметром 21...38 мм, или в среднем 31,95±0,78 мм. При полипозиционном сканировании на внутренней поверхности стенки кист (на всем протяжении или только на ее части) отчетливо визуализируется ободок эхопозитивной лютеиновой ткани.

Фолликулярные кисты при эхографическом сканировании определяются как одиночные или множественные тонкостенные жидкостные (анэхогенные) образования округлой, овальной или неправильной формы с зоной усиления эхосигнала по задней поверхности диаметром 20,5…57, или в среднем 27,71±0,80 мм. В отличие от лютеиновых кист яичников они не содержат пристеночной эхопозитивной лютеиновой ткани, часто определяются как множественные образования и в среднем имеют меньшие размеры. Среднее количество кистозных образований на корову составляет 1,56±0,13.

  1. Высокоактивный синтетический аналог Гн-РГ отечественного производства – сурфагон, введенный коровам с фолликулярными кистами яичников внутримышечно в дозе 25 мкг, нормализует функциональную деятельность гонад с восстановлением овуляции. При его дифференцированном однократном или двукратном (при отсутствии эффекта от ранее проведенной гормонотерапии)  применении, под Уз-контролем, выздоровление отмечено у 100% животных при оплодотворяемости 81,8% (в контроле без лечения – соответственно 66,7 и 41,7%).
  2. Высокоактивный синтетический аналог ПгФ2 отечественного производства - магэстрофан эффективно прерывает функцию лютеиновых кист яичников у коров и обуславливает восстановление овуляции. Дифференцированное однократное или двукратное (по клинической ситуации) применение магэстрофана в дозе 2 мл внутримышечно, под контролем УЗИ, коровам с лютеиновыми кистами позволяет сократить по сравнению с выздоровлением без лечения сроки их осеменения на 17,2 сут и повысить оплодотворяемость на 10%.
  3. При выжидательной тактике ведения коров с кистами яичников эффективность хорионического гонадотропина при его однократном внутривенном применении в дозе 5000 ЕД животным с рецидивирующей формой кистозной болезни яичников, под динамическим клиническим контролем в период манифестации признаков половой охоты или же формирования новых кист составляет: по частоте выздоровления - 91,7%, по частоте наступления беременности – 75,0%.
  4. При дозированном общении коров с кистами яичников с вазэктомированными быками-пробниками (утром и вечером по 1,5…2 ч) эффективность восстановления половой функции и плодовитости возрастают соответственно на 30,8% и 46,1%  по сравнению с выздоровлением без лечения. Высокая терапевтическая эффективность биостимуляции обосновывает возможность применения быков-пробников не только для коррекции половой функции коров с кистами яичников, но и для предупреждения развития этой патологии.

5. ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

1. Для выявления кистозных изменений в яичниках бесплодных коров и постановки предварительного диагноза регулярно проводить трансректальное обследование животных. Для постановки окончательного диагноза с определением морфотипа кисты осуществлять двукратное ультразвуковое обследование этих животных с интервалом 4…11 дней.

2. Лечение коров с кистами яичников проводить после эхографического уточнения диагноза. Коровам с  фолликулярными кистами яичников рекомендуется применять внутримышечно сурфагон однократно или двукратно (при неэффективности первого курса гормонотерапии) в дозе 25 мкг, коровам с лютеиновыми кистами яичников – магэстрофан однократно или двукратно (при пропуске индуцированного полового цикла) внутримышечно в дозе 2 мл. Осеменение животных осуществлять в первую выявленную половой охоту или же в фиксированное время – через 72 ч после введения второй дозы препарата.

3. Эхографическую оценку эффективности проводимой гормонотерапии проводить на  7…10 дни после применения сурфагона и магэстрофана. При отсутствии четких эхографических признаков произошедшей овуляции повторное УЗИ животных  следует произвести через 7 дней. 

4. Для терапии коров с рецидивирующей формой кистозной болезни рекомендуется применять внутривенно хорионический гонадотропин в дозе 5000 ЕД в период манифестации признаков половой охоты либо формирования кисты «де ново» - при бессимптомной смене одной кисты на другую.

5. В стадах, благополучных по заболеваниям, передаваемым половым путем,  для коррекции половой функции при кистозной болезни яичников и ее профилактики рекомендуется проводить дозированную биостимуляцию новотельных и бесплодных коров вазэктомированными быками-пробниками  (утром и вечером по 1…1,5 ч).

6. Новые материалы исследований рекомендуется использовать при проведении научно-исследовательских работ по решению проблем репродуктивной биотехнологии и в учебном процессе вузов при изучении дисциплины «Акушерство, гинекология и биотехника размножения животных».

6. Список работ, опубликованный по теме диссертации

  1. Дюльгер Г.П. Кисты яичников у коров//Ветеринария.-1987. -N.4. -С.50-51.
  2. Дюльгер Г.П. Диагностика и морфофункциональная характеристика кист яичников у коров/ Шипилов В.С., Дюльгер Г.П.// Ветеринария.- 1988.- N.2.-С.51-54.
  3. Дюльгер Г.П. Лечение коров с кистами яичников (обзор иностранной литературы)/ Шипилов В.С., Дюльгер Г.П.//Ветеринария. - 1989.-N.12. -С.65-67.
  4. Дюльгер Г.П. Причины возникновения кист яичников у коров (обзор иностранной литературы)/ Дюльгер Г.П., Буров В.Г.- М., 1990. - Деп. в ВНИИТЭИ агропром N. 56  ВС-90. - 7с.
  5. Дюльгер Г.П. Особенности клинического проявления кист яичников у коров/ Шипилов В.С., Дюльгер Г.П. // Ветеринария. - 1990. - N.4. - С.53 - 55.
  6. Дюльгер Г.П. Диагностика кист яичников у коров/ Шипилов В.С., Дюльгер Г.П.// Вестник сельскохозяйственной науки. - 1990. - N.5. - С. 79 - 85.
  7. Дюльгер Г.П. Восстановление плодовитости коров при кистах яичников/ Шипилов В.С., Дюльгер Г.П.//Ветеринария. - 1991.-N.2. -С.50-51.
  8. Дюльгер Г.П. Морфофункциональная характеристика овариальных кист у коров// Известия ТСХА. - 1992. - N.6. - С. 112 -118.
  9. Дюльгер Г.П. Применение хорионического гонадотропина коровам с кистами яичников// Ветеринария. - 1992. - N.4. - С.49 - 50.
  10. Дюльгер Г.П. Рефлексологические способы выбора времени осеменения у коров и телок/ Дюльгер Г.П., Филоненко А.И., Храмцов В.В., Буров В.Г.// Ветеринария - 1994. - N. 6. - С.34 -37.
  11. Дюльгер Г.П. Современные методы определения времени осеменения коров и телок/ Дюльгер Г.П., Буров В.Г, Бурова Г.А., Храмцов В.В.// Методические рекомендации - М.: Учебно-издательский отдел центра «Земля России», 2001. – 23 с.
  12. Дюльгер Г.П. Лекарственные средства, применяемые в ветеринарном акушерстве, гинекологии, андрологии и в современных репродуктивных технологиях/ Дюльгер Г.П., Буров В.Г, Бурова Г.А.// Справочное пособие для студентов зооинженерного факультета со специализацией «Биотехника размножения животных» - М.: Учебно-издательский отдел центра "Земля России", 2002. - 90с.
  13. Дюльгер Г.П. Ультразвуковая диагностика ранних сроков беременности и бесплодия у коров/ Дюльгер Г.П., Огородникова И.В., Елкин П.А.// Ветеринар. – 2003. - N.3. - С.14-18.
  14. Система для определения оптимального времени осеменения коров и телок/ Иванов Ю.Г., Викторов А.И., Дюльгер Г.П.// Патент РФ № 44495. - Бюл. №9, 27.03.2005.
  15. Дюльгер Г.П. Ультразвуковая диагностика овариальных структур и беременности у коров/ Дюльгер Г.П., Елкин П.А.// Ветеринария сельскохозяйственных животных. - 2006.  - N.9. - C.50-53.
  16. Дюльгер Г.П. Современные представления о кистах яичников у коров// Доклады ТСХА. Вып.278. – М.: РГАУ – МСХА им. К.А. Тимирязева, 2006. – С. 746-752.
  17. Система для определения оптимального времени для осеменения коров и телок/Баутин В.М., Иванов Ю.Г., Викторов А.И., Дюльгер Г.П.// Патент РФ № 46427. - Бюл. №19, 10.07.2005.
  18. Система для определения оптимального времени для осеменения коров и телок/ Баутин В.М., Иванов Ю.Г., Дюльгер Г.П., Викторов А.И.// Патент РФ № 57110. - Бюл. №28, 10.10.2006.
  19. Дюльгер Г.П. Вариабельность овариальных структур и концентрации прогестерона в плазме периферической крови коров при рецидивирующей форме кистозной болезни яичников/ Дюльгер Г.П., Нежданов А.Г.// Сельскохозяйственная биология - 2006.  - N.6. - C.62-67.
  20. Дюльгер Г.П. Патофизиология и патогенез кистозной болезни яичников у коров// Российский ветеринарный журнал. – 2006. – N.4. – С. 33-35.
  21. Дюльгер Г.П. Ультразвуковая диагностика как современный метод биотехнологии в воспроизводстве крупного рогатого скота/ Храмцов В.В., Дюльгер Г.П., Елкин П.А.// Известия ТСХА. - 2007. - N.1. - С. 100 -105.
  22. Дюльгер Г.П. Патоморфология и патофизиология кист яичников у коров/ Дюльгер Г.П., Нежданов А.Г.// Ветеринария. - 2007.  - N.9. - C.33-37.
  23. Дюльгер Г.П. Эффективность применения сурфагона коровам с фолликулярными кистами яичников под Уз-контролем/ Дюльгер Г.П., Елкин П.А.// Материалы Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы биологии воспроизводства животных». - Дубровицы, ВНИИЖ, 2007.–С.178-182.
  24. Дюльгер Г.П. Клинико-эхографическая диагностика кист яичников у коров// Ветеринария сельскохозяйственных животных. - 2007. - N.11. - С.46-51.
  25. Дюльгер Г.П. Применение магэстрофана коровам с лютеиновыми кистами яичников под ультразвуковым контролем/ Дюльгер Г.П., Елкин П.А.// Сб. трудов Международной научно-практической конференции «Агротехнологии ХХ1 века». – М.: ФГОУ ВПО РГАУ - МСХА им. К.А. Тимирязева, 2007. – С.290-293.
  26. Дюльгер Г.П. Эффективность применения магэстрофана коровам с лютеиновыми кистами яичников// Ветеринария сельскохозяйственных животных. – 2007. – N.12. - С.38-41.
  27. Дюльгер Г.П. Гормональный контроль за воспроизводством крупного рогатого скота/ Нежданов А.Г., Лободин К.А., Дюльгер Г.П.//Ветеринария. – 2008. – N.1. – С.3-7.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.