WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

Работа выполнена на кафедре всеобщей истории Курского государственного университета

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

                                       Мосяков Дмитрий Валентинович

                                       доктор исторических наук, профессор

Лютых Анатолий Александрович

доктор исторических наук, профессор

Канищев Валерий Владимирович

Ведущая организация: Московский педагогический государственный университет

Защита состоится «17» апреля 2009 г. в 10-00 часов на заседании Диссертационного совета ДМ 212.261.08 при Тамбовском государственном университете им. Г.Р. Державина по адресу: 392000, г. Тамбов, ул. Советская, 6, зал заседаний диссертационных советов.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в научной библиотеке Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина  и на официальном сайте ВАК Минобрнауки России http:/vak@ed.gov.ru.

Автореферат разослан «___»____________2009 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат исторических наук,

доцент                                                                Морозова Э.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы исследования. Прошло почти два десятилетия с момента распада Советского Союза. Существенные геополитические изменения в современном мире обусловливают необходимость осмысления, с учётом исторических реалий, места отдельных регионов мира в процессе формирования нового мирового порядка. И, как следствие, по-прежнему актуальны вопросы, касающиеся природы возникновения и характера развития международных локальных конфликтов. Осмысление роли СССР в событиях, связанных с одним из самых затяжных и кровопролитных из них – индокитайским, также представляется актуальным. Рассмотрение особенностей истории Индокитайских войн 40–70-х гг. ХХ в. позволяет в сегодняшних условиях понять многое из того, что прежде являлось для историков спорным или вообще оставалось вне поля их зрения.

Проблемы международных отношений и внешней политики крупнейших мировых держав накануне и в период «холодной войны» до сих пор вызывают значительный интерес. Высказываются различные точки зрения по поводу характера соперничества в период «холодной войны» СССР и США, воздействия других крупных держав на происходившие в те годы процессы.

Помимо исследования не рассматриваемых ранее отечественной историографией проблем, обращение к теме политики СССР в Индокитае позволяет скорректировать многие прежние представления о внешнеполитических планах советского руководства, а также прояснить особенности формировавшегося в указанные годы отношения к Советскому Союзу отдельных стран Индокитайского региона.

Степень изученности темы. До настоящего времени ни в отечественной, ни в зарубежной историографии нет специального комплексного исследования, посвященного изучению роли Индокитайского региона в 1943 – 1976 гг. во внешнеполитических планах СССР. Что касается анализа практического содержания советского внешнеполитического курса сквозь призму геополитического подхода, то в историографии имеется незначительное количество исследований (в основном, американских авторов), где затрагиваются некоторые аспекты проблемы.

Начальный этап отечественной историографии отдельных аспектов темы диссертации можно обозначить хронологическими рамками 1947–1976 гг. Характерным для него является большое внимание исследователей к действиям США в Индокитае. Советская политика в регионе практически не рассматривалась. Исследования, в основном, проводились в рамках американистики и новейшей истории государств Индокитайского полуострова. Среди подобного рода работ следует выделить публикации Н.В. Ребриковой, Г.Г. Сочевко, а также исследования А.А. Лаврищева и В.П. Нихамина по международным проблемам в данном регионе.

Из работ, посвященных изучению политики СССР в отношении Вьетнама, следует особо отметить монографии М.П. Исаева и А.С. Чернышева, вышедшие в 1975 и 1986 гг. и отражавшие официальную позицию по данному вопросу советского руководства. Влияние межпартийных связей КПСС и ПТВ на характер межгосударственного сотрудничества подробно исследовано с марксистских ортодоксальных позиций в обобщающей монографии советских и вьетнамских историков под характерным названием «Интернациональное сотрудничество КПСС и КПВ: История и современность». Несомненным достоинством этих книг является наличие обширного фактического материала. Однако, вне поля зрения авторов остались проблемные аспекты двусторонних отношений, проявлявшиеся в рассматриваемый период.

Суть выводов официальной советской историографии можно свести к нескольким тезисам: в основе политики СССР в отношении ДРВ лежали принципы пролетарского интернационализма, стремление всеми способами помочь героическому вьетнамскому народу освободиться от «оков колониализма», а затем от «агрессии американского империализма».

Что касается Лаоса и Камбоджи, то в официальной советской историографии после 1954 г. проводилась мысль о том, что одной из главных задач СССР было оказание этим государствам всесторонней помощи в целях противостояния странам Запада, пытавшимся втянуть их в «агрессивный блок» СЕАТО.

Политика СССР в отношении Вьетнама, Лаоса и Камбоджи до 1976 гг. с аналогичных позиций в общем виде затрагивалась в монографиях Ю.Я. Михеева, в коллективном труде «Вьетнам в борьбе» и др.

Из академических изданий по истории стран Индокитая наибольший интерес представляют вышедшие в 1970 и 1983 гг. под редакцией А.А. Губера и С.А. Мхитаряна обобщающие монографии по новейшей истории Вьетнама; в 1981 г. – «История Кампучии. Краткий очерк» под ред. Ю.Я. Михеева; в 1989 г. – Н.Н. Бектимирова, Ю.П. Дементьев, Е.В. Кобелев «Новейшая история Кампучии»; в 1979 г. – В.А. Кожевников «Очерки новейшей истории Лаоса», а также книга Э.О. Берзина «История Таиланда. Краткий очерк» (1973 г.).

Определенный фактический и теоретический материал содержится в вышедших в тот период трудах по общим проблемам международных отношений на Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии.

Использован также материал из обобщающих работ по истории международных отношений и внешней политики СССР, США, Китая, Франции, Таиланда, Вьетнама, Лаоса и Камбоджи и ряда других государств, по истории национально-освободительного движения в странах Индокитая. В контексте индокитайской проблематики активно работали отечественные А.Г. Буданов, М.П. Исаев, Г.Г. Кадымов, М.С. Капица, Н.Н. Мелик-Гайказова (Гюрджан), С.А. Мхитарян, П.П. Черкасов, И.М. Щедров и др. Несмотря на большую степень влияния идеологического фактора на сделанные авторами выводы, их работы до сих пор не потеряли своей научной (а также историографической) ценности, прежде всего потому, что в них содержится большое количество фактической информации и они использовались практическими организациями при выработке советской официальной позиции в индокитайском вопросе.

Для воссоздания исторического фона, на котором развивалась индокитайская политика СССР, привлекались труды Е.П. Глазунова, А.А. Губера, С.И. Дивильковского, М.П. Исаева, Е.В. Кобелева, В.М. Мазырина, Г.Ф. Мурашевой, О.В. Новаковой, И.А. Огнетова, И.Я. Подкопаева, П.Ю. Цветова по Вьетнаму; В.А. Дольниковой, В.И. Искольдского, Н.И. Калашникова, Н.Г. Словесной, В.А. Федорова, Е.А. Фомичевой по истории Таиланда; Н.Н. Бектимировой, Ю.П. Дементьева, И.Г. Косикова, Д.В. Мосякова, И.Б. Маруновой, Г.Г. Сочевко по истории Камбоджи; С.И. Иоанесян, В.А. Кожевникова и В.П. Павловского по проблемам развития Лаоса.

Проблемы международных отношений периода Второй мировой войны и после ее окончания вокруг Индокитая в той или иной степени рассматривались в трудах по дипломатической и военной истории войны на Тихом океане, Китая и Японии таких исследователей, как В.Б. Воронцов, А.М. Дубинский, Е.М. Жуков, В.Л. Исраэлян, М.С. Капица, В.П. Нихамин, Б.Г. Сапожников, В.П. Сафронов, Г.Н. Севостьянов, Б.Н. Славинский, М.И. Сладковский, С.Л. Тихвинский и др.

В советской историографии имеется много работ различного формата (от диссертационных исследований до монографий и статей), издававшихся с грифом «для служебного пользования». Их авторы могли более полно и объективно, хотя все с тех же теоретико-методологических позиций, осветить положение в странах Индокитая. Это, в первую очередь, работы А. Минеева и Г.Ф. Мурашевой по Вьетнаму, И.Б. Маруновой и Г.Г. Сочевко по Камбодже, В.А. Кожевникова и Н.Н. Мелик-Гайказовой (Гюрджан) по Лаосу. Учитывая, что такого рода работы попадали по списку в ведущие практические советские учреждения (МИД, ЦК КПСС и др.), то можно предположить, что официальные лица, ответственные за выработку внешней политики, могли их использовать в своей деятельности.

В период 1977– 1991 гг. данная проблема практически не исследовалась в трудах советских историков. Исключение составили лишь названные нами выше работы Ю.Я. Михеева, М.П. Исаева и А.С. Чернышева, в которых содержались оценки, аналогичные предыдущему этапу отечественной историографии.

Следующий период в изучении индокитайской проблемы относится уже к российскому этапу отечественной историографии. При этом указанной проблемой занимаются как специалисты, получившие известность в советское время, так и новое поколение исследователей. С позиций, свободных от идеологических догм советского периода, попытались проанализировать международную ситуацию после 1945 г. в регионе Восточной Азии А.Д. Богатуров и К.В. Плешаков.

И.В. Гайдук в монографии «Советский Союз и Вьетнамская война» (1996) проследил соотношение геополитических и идеологических факторов в советской политике по отношению к Индокитайскому региону. Вторая его книга посвящена анализу политики СССР в отношении Вьетнама в 1954–1963 гг. (2003). Эта же тема отражена автором в статьях «СССР и война в Индокитае» (1996), «Пустоцвет» (1997), «Советский Союз на Женевской конференции 1954 г. по Индокитаю» (2003) и др. На наш взгляд, в этих, весьма содержательных и насыщенных фактическим материалом работах, автор при изложении теоретического материала в большей мере тяготел к американским концепциям истории международных отношений в Индокитае. Так, в частности, им с критических позиций рассматривались предложения СССР по мирному урегулированию вьетнамской проблемы во второй половине 60-х гг.

Важное значение в концептуальном обновлении отечественной историографии имеют работы Д.В. Мосякова, Р.Г. Пихоя, И.А. Огнетова, И.Н. Селиванова.

Так, в статье Д.В. Мосякова, написанной в соавторстве с М.С. Крапивиным, исследованы отношения СССР с государствами Индокитая в 60–90-е гг. ХХ в. В другой статье Д.В. Мосякова, выполненной совместно с вьетнамским автором Фан Тхи Нгоком, дан подробный анализ, с точки зрения тогдашнего руководства ДРВ, советско-северовьетнамских отношений периода Второй индокитайской войны.

Р.Г. Пихоя, на основе впервые введенных в научный оборот архивных материалов из фондов ЦК КПСС (на сегодняшний день закрытого для большинства исследователей фонда 5 – Международный отдел ЦК КПСС) с критических позиций проследил политику руководства ЦК КПСС в отношении войны в Индокитае.

Дипломат и историк И.А. Огнетов на протяжении 1999–2008 гг. опубликовал несколько работ, в которых попытался пересмотреть устоявшиеся стереотипы в изучении советско-вьетнамских отношений, в том числе и те концепции, которые он активно разрабатывал в своих исследованиях в советский период. Несомненным достоинством его публикаций является сочетание научного анализа и личных наблюдений, поскольку И.А. Огнетов многие годы провел на дипломатической работе в странах Индокитая.

И.Н. Селиванов исследовал в своих работах позицию СССР в вопросе о представительстве государств Индокитая в ООН в годы «холодной войны», роли И.В. Сталина и Хо Ши Мина в становлении советско-вьетнамских отношений в первой половине 50-х гг. ХХ в., некоторые вопросы советско-камбоджийских отношений в 50–70-е гг. ХХ в., а также «французский фактор» в развитии отношений СССР со странами Индокитая в годы «холодной» войны.

Политика СССР на заключительном этапе Второй вьетнамской войны проанализирована в статье В.О. Печатнова; советско-вьетнамское военное сотрудничество в этом же временном отрезке исследовал В.В. Иванов, геополитические противоречия в «стратегическом треугольнике» США–КНР–СССР в Восточной Азии – С.А. Евсеев. В работе Е.О. Обичкиной исследована роль СССР в дипломатическом урегулировании индокитайского конфликта в 1954 г., в статье П.Г. Тихонова рассмотрены отношения в между СССР, КНР и ДРВ в начале 60-х гг. ХХ в.

Кроме того, отдельные проблемы советской политики в Индокитае в последние годы затрагивались рядом отечественных авторов в работах публицистического характера. Разброс мнений здесь самый широкий: от полного неприятия до некритического восхваления всего, что было связано с акциями СССР в ходе индокитайского конфликта.

Попытку сохранения в современной публицистике характерных для советских времен оценок можно найти в работах журналиста М.М. Ильинского.

Целая серия статей отечественных публицистов последних лет посвящена мотивам советско-вьетнамского сотрудничества в 50–70-е гг. ХХ в. В них проявляется стремление доказать, что вьетнамская сторона использовала СССР в своих прагматических интересах, а настоящей дружбы между нашими странами никогда не было.

Определенный вклад в изучение проблем международных отношений в Индокитае внесла в своих монографиях и статьях, вышедших в период 2002–2008 гг., автор настоящей диссертации. В первую очередь, это вопросы, связанные с идеологическим противостоянием США и СССР по проблемам Индокитая после 1954 г., историографические проблемы изучения политики СССР во Вьетнаме в 1965–1975 гг., участие СССР в Первой и Второй индокитайских войнах, история становления и развития дипломатических отношений СССР с государствами Индокитая и др.

В зарубежной историографии на протяжении всего изучаемого периода, а также в последующие десятилетия, вплоть до настоящего времени, проблемам Индокитая уделяется большое внимание. Число изданных монографий, научных статей и научно-популярных изданий измеряется тысячами наименований, однако парадокс заключается в том, что по исследуемым в настоящей диссертации проблемам их очень мало.

Геополитические аспекты политики СССР в Индокитае затрагивались американскими авторами с нескольких позиций. Они анализировались, в частности, в преломлении к общим проблемам истории международных отношений во времена «холодной войны». (П. Стил, Д. Хоровиц, А. Шлезингер-мл., Х. Канн, Х. Брэндон и др.)

Изучение в США отдельных региональных аспектов политики СССР в Индокитае до 1976 г. укладывается в три основных направления американской историографии того времени: консерватизм, либерализм, левый радикализм. Сторонники каждого из этих направлений по-разному относились к вопросам, касающимся геополитических аспектов индокитайской проблемы и, как правило, не занимались специально изучением советской политики в отношении государств региона.

Исследования консервативных авторов, касающиеся политики в «третьем мире», сводились к тезису о «советском проникновении» как основной причине национально-освободительных движений в регионе. П. Дуигнан характеризовал объединение Вьетнама под властью коммунистов как «победу советского империализма».

К либеральному направлению в зарубежной историографии можно отнести следующих американских авторов, работы которых были учтены при выработке концепции настоящей диссертации: М. Банди, Д. Белла, Б. Блекмена, Д. Ергина, Дж. Кеннана, У. Липпмана, Г. Моргентау, У. Ростоу, У. Фулбрайта, Д. Флеминга и др.

Либеральные исследователи подчёркивали, что отношения с СССР являлись для США центральными, затрагивали все стороны мирового развития и международной обстановки. Они, в целом, изображала войну как ошибку, но отнюдь не преступление, поскольку первоначальные цели США были якобы благородны – «спасение демократии» во Вьетнаме, «воссоединение нации». Навязывание капиталистического пути развития, интервенция США подавались, таким образом, в привлекательном виде. По их мнению, Советский Союз, равно как и КНР, тянули эти государства назад, поскольку навязывали им недемократическую модель политического развития и командную экономику.

Повторялись и аргументы о «равной вине» США и СССР в возникновении общей нестабильности в развивающихся странах, что также оправдывало политику США. Так, например, говоря о Вьетнаме, Дж. Гэддис сравнивал помощь СССР ДРВ с затратами США на поддержку военных действий в Индокитае, не проводя различий между ними. Либералы главным недостатком считали не агрессивность американского курса, а его неэффективность в противостоянии с СССР, в том числе и в регионе Индокитая.

Общей чертой американского левого радикализма являлось убеждение, что внешнюю политику следует рассматривать, прежде всего, с точки зрения внутренней расстановки политических сил, экономических и социальных факторов, сводя их почти исключительно к влиянию американских монополий – их стремлению к захвату сырья, рынков сбыта, эксплуатации развивающихся стран. Представителями данного направления были участники антивоенного и студенческого движений 60-х гг., не связанные тесно с истеблишментом: Р. Барнет, Г. Зинн, Г. Колко, У. Уильям, Т. Хейден и др.

Правящим кругам США этими авторами в своих исследованиях предлагалось делать ставку на национализм и нейтрализм, что должно было, по их мнению, решить задачу ограничения советского влияния, прервать тенденцию освободившихся стран ориентироваться на социализм.

После 1976 г. и вплоть до окончания «холодной войны» большинство американских исследователей преломляло свои выводы сквозь призму т.н. «вьетнамского синдрома». В этом ключе написаны работы Д. Пайка, из которых наибольший интерес для соискателя представила вышедшая в 1987 г. монография «Вьетнам и Советский Союз. Анатомия альянса».

Заметный вклад в изучение проблем истории международных отношений в данном регионе, в частности, периода 1943—1976 гг., внесли такие зарубежные авторы, как Ф. Дэвидсон, Г. Колко, Ж. Олсон Р. Смит, Б. Фолл, Дж. Холл и др. Достаточно содержательна статья французского исследователя Ш. Мюреля о характере франко-советских отношений на заключительном этапе Первой индокитайской войны.

Следует отметить, что обобщающих работ по этой теме в зарубежной историографии немного. Можно предположить, что причиной этого для западных авторов являлась недоступность материалов советских архивов и нежелание усиливать позитивные оценки проводимой СССР внешней политики на фоне критики во всем мире вначале французских, а затем американских методов ведения войны в Индокитае.

После 1991 г. в трудах зарубежных авторов преобладает более взвешенный, менее зависимый от эмоций подход в оценке политики СССР в Индокитае до 1976 г.

Общее направление англоязычных исследований сегодняшнего дня можно охарактеризовать, как умеренно-реалистичное. Критикуя определённые действия американского руководства, зарубежные немарксистские авторы постоянно пытаются оправдать, или, по крайней мере, объяснить, что предшествовало появлению той или иной доктрины и почему американскими или советскими руководителями предпринимались в Индокитае те или иные шаги. Всестороннего исследования рассматриваемых в настоящей диссертации проблем пока не было проведено. Даже те немногие специалисты, которые получили в 90-х гг. доступ к ранее секретным фондам российских центральных архивов, как например, М. Олсен и Б. де Треглоде, в своих работах весьма схематично анализировали роль СССР в индокитайских событиях.

Из работ других зарубежных авторов, в той или иной степени затрагивавших проблемы исследуемой темы, можно выделить труды французских ученых Ф. Девиллера, Ж. Лякутюра и В. Ла Фебера, английского специалиста А. Верта, австралийских историков и публицистов У. Бэрчетта и Б. Кьернана, вьетнамского историка Нгуен Кхак Виена, польского ученого-международника М. Ляхса, индийского исследователя Сардесаи и др. Они позволили в определенной степени воссоздать исторический фон, на котором разворачивалась советская политика в отношении Индокитайского региона.

В последние годы все более критично относительно характера советско-вьетнамского сотрудничества в годы «холодной войны» высказываются вьетнамские авторы. Так, ими выдвигаются тезисы о неэффективно оказывавшейся СССР экономической помощи, в частности, в строительстве на территории ДРВ народнохозяйственных объектов, подвергается сомнению искренность поддержки СССР, в ходе Женевского совещания 1954 г., объединения Вьетнама и т.д.

На основе проведенного анализа можно сделать вывод о том, что, несмотря на очевидную актуальность, в отечественной и зарубежной историографии нет специального комплексного исследования, посвященного изучению внешнеполитических планов СССР в отношении Индокитайского региона в 1943–1976 гг. Что касается анализа практического содержания внешнеполитических курсов двух сверхдержав сквозь призму геополитического подхода, то в историографии имеется лишь незначительная часть исследований (в основном, англоязычных авторов) где прямо или косвенно об этом говорится. В этих работах ощущается дефицит материалов из советских архивов, к которым для большинства исследователей в период «холодной войны» доступ был закрыт. В самом общем виде в работах отечественных и зарубежных авторов затронуты проблемы отношений СССР с Камбоджей, Лаосом и Таиландом.

Объект исследования – международные отношения в Индокитайском регионе в контексте общих тенденций мировой политики в 40–70-е гг. ХХ в.

Предметом исследования настоящей диссертации являются истоки, содержание, характер и итоги политики СССР в отношении Вьетнама, Камбоджи, Лаоса и Таиланда в изучаемый период, а также анализ ответной реакции руководства этих государств на советские внешнеполитические инициативы.

Географические рамки работы. В историографии сложилось два основных понятия Индокитая: в географическом и историко-политическом смыслах. Последнее понятие традиционно ассоциируется с территорией т.н. Французского Индокитая (Индокитайского союза), который с конца ХIХ в. объединял под властью метрополии территории Вьетнама, Лаоса и Камбоджи, получившие внутри данного колониального объединения различные юридические статусы. Именно эти страны оказались после Второй мировой войны в эпицентре одного из самых крупных и длительных по времени международных конфликтов. В таких географических рамках написано абсолютное большинство работ по истории индокитайского региона.

В настоящей диссертации используется более широкое понятие Индокитая как геополитического пространства с охватом всей территории одноименного полуострова. Тем более что Таиланд (Сиам) всегда был прочно связан узами региональной геополитики с другими расположенными там государствами, имевшими между собой тесные политические, экономические и культурные связи.

Хронологические рамки диссертации охватывают период с ноября 1943 по апрель 1976 г. Данный выбор обосновывается следующими обстоятельствами. В последний период Второй мировой войны складывается новая геополитическая ситуация как в мире в целом, так и в отдельных регионах, включая Юго-Восточную Азию, составной частью которой являлся Индокитай. Впервые это применительно к Индокитаю проявилось в ходе работы Тегеранской конференции трех стран антигитлеровской коалиции в конце 1943 г.

На первый план выходят СССР и США в качестве главных мировых игроков, попытавшихся распространить свое геополитическое влияние на весь Индокитайский полуостров. Верхняя хронологическая граница определяется завершением Второй индокитайской войны, итогом которой стало объединение Вьетнама, приход к власти коммунистов в Лаосе и Камбодже и, как результат, складывание новой геополитической ситуации в Индокитайском регионе и в мировом масштабе. Состоявшийся в апреле 1976 г. ХХV съезд КПСС подвел своеобразный итог проводившейся в предыдущий период Советским Союзом политике в отношении Индокитайского региона.

Цель диссертации заключается в выявлении места Индокитайского региона во внешней политике СССР в последние годы Второй мировой войны и на протяжении трех десятилетий после ее окончания.

На основании сформулированной цели, определены основные задачи данного диссертационного исследования:

1. Показать место Индокитайского региона в новых геопространственных измерениях к моменту окончания Второй мировой войны.

2. Определить геополитические интересы СССР в отношении Вьетнама, Лаоса и Камбоджи и Таиланда накануне и в период Первой индокитайской войны, охарактеризовать практику их реализации.

3. Рассмотреть формирование системы геополитического и идеологического противостояния по проблемам Индокитая между лагерями социализма и капитализма после окончания Женевского совещания 1954 г. и вплоть до начала Второй индокитайской войны, показать в нем место СССР.

4. Исследовать особенности реализации внешнеполитических планов СССР в период Второй индокитайской войны и ответную реакцию руководства государств региона на советские инициативы.

5. Показать роль внутренних противоречий в Индокитайском регионе как фактора региональной геополитики и их соотношение с геополитикой СССР.

6. Провести анализ советского геополитического и идеологического влияния на Индокитайский регион, показать их соотношение с идеологическими и геополитическими интересами других крупнейших мировых держав в этом районе мира.

В задачи настоящего исследования не входило изучение состояния общественного мнения по исследуемой проблеме в период военно-политического конфликта на территории Индокитайского полуострова. Данный сюжет частично затрагивался соискателем лишь в контексте раскрытия основных целей и задач диссертации. То же самое можно сказать и об идеологическом противоборстве СССР и США по проблемам Индокитая, изучению которого были посвящены кандидатская диссертация соискателя, одна из авторских монографий и ряд опубликованных статей.

Влияние фактора Индокитая в рассматриваемый период на советско-американские и советско-китайские двусторонние отношения анализировалось лишь как фон, на котором освещались проблемы, связанные с достижением соискателем цели и решением задач настоящей диссертации.

Источниковая база диссертации. При написании данного диссертационного исследования соискателем использовался широкий круг как неопубликованных (в большинстве своем впервые вводимых в научный оборот), так и опубликованных исторических источников, которые условно можно разделить на несколько групп.

В силу того, что предметом изучения настоящей диссертации является внешняя политика Советского Союза, преобладающую часть источниковой базы составляют материалы из центральных российских архивов, прежде всего рассекреченные материалы из фондов Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ) и Архива внешней политики Российской Федерации (АВП РФ).

В первую очередь следует назвать материалы высших партийных органов ВКП(б) – КПСС, игравших в советский период ключевую роль в выработке внешнеполитического курса СССР: Политбюро (Президиума) ЦК и отделов ЦК, занимавшихся выработкой международной политики.

Весьма информативна Коллекция документов, составляющая отдельный Фонд 89 РГАНИ, содержащая материалы Политбюро и Отделов ЦК КПСС по различным, в том числе и международным вопросам. Перечни 34–57 содержат обширную информацию по индокитайской проблематике 60-х – середины 70-х гг. ХХ в.

В фондах РГАСПИ И РГАНИ содержатся не только партийные документы, в которых затрагивались вопросы взаимоотношений с государствами Индокитая и местными коммунистическими партиями, но и материалы советских органов исполнительной власти, включая КГБ и МИД.

Для изучения некоторых вопросов, связанных с формированием общественного мнения в СССР по проблемам Индокитая на уровне отдельных областей, частично использовались материалы Научно-методического совета общества «Знание» Курской области, хранящиеся в фондах Государственного архива Курской области (ГАКО).

Отсутствие в открытом доступе в РГАНИ и РГАСПИ многих материалов по изучаемым в диссертации проблемам в значительной степени компенсируется рассекреченными материалами АВП РФ за 1945–1976 гг. Это, в первую очередь, референтуры по всем четырем государствам Индокитая, тематические подборки официальных документов по индокитайским проблемам, материалы, предоставлявшиеся посольствами СССР в этих странах. Например, фонд 79/079 (референтура и секретная референтура по Вьетнаму) содержит материалы, подготовленные сотрудниками МИД СССР и направлявшиеся, помимо руководства самого министерства, высшему руководству партии и государства, что позволило составить определенное представление о том, в каком направлении могли формироваться в Советском Союзе основные подходы к индокитайским проблемам.

Наиболее важные архивные документы по теме исследования из фондов РГАСПИ, РГАНИ и АВП РФ, ранее не публиковавшиеся в открытой печати, приведены в Приложении к основному тексту диссертации.

В ходе работы над диссертацией часть выявленных соискателем документов, касающихся роли И.В. Сталина в развитии советско-вьетнамских отношений с соответствующими к ним комментариями были опубликованы в журнале «Вопросы истории» (2008. №10). Два ранее секретных документа из фондов РГАНИ: письма в ЦК КПСС периода второй индокитайской войны министра обороны СССР А.А. Гречко и Председателя КГБ при СМ СССР Ю.В. Андропова с комментариями к ним соискателя были размещены на страницах «Военно-исторического журнала» (2008. №6).

Вторую группу составляют официальные публикации документов и материалов, осуществленные в различные периоды времени в СССР (России), а также в государствах Индокитая, США, Франции, Китае и ряде других стран.

В Соединённых Штатах в разные годы публиковались официальные данные, освещавшие различные аспекты советско-американских противоречий в Индокитае. Важным источником при написании работы послужила серия документов по истории внешней политики США «Foreign Relations of the United States» (FRUS) за 1943–1976 гг., которая издается историческим отделом американского дипломатического ведомства и ныне частично доступна широкому кругу пользователей благодаря размещению многих материалов в сети Интернет.

На страницах другого официального издания – «Congressional Record» широко освещались результаты слушаний и дебатов, проходивших в Конгрессе США. Благодаря этим документам можно сделать выводы об отношении тех или иных членов Конгресса, групп лобби к политике СССР в Индокитае на различных её этапах.

Важным источником для изучения американской политики в Индокитае являются документы Пентагона – «The Pentagon Papers», подготовленные Министерством обороны США и изданные в 1971 г. вначале газетой «The New York Times», а затем в виде отдельных выпусков.

Значительная часть ранее засекреченных материалов американских архивов, в которых речь идет о планах США в отношении СССР, была обнародована во второй половине 70-х гг. Наиболее важные документы вошли в однотомник «Containement: Documents on American Policy and Strategy, 1945–1950» (1978), а также в фундаментальное пятнадцатитомное издание «America's Plans for War Against the Soviet Union» (1990).

Определенный фактический материал для написания данного исследования удалось почерпнуть из американского издания «US-Vietnam Relations, 1945–1967», вышедшего в 1971 г. Ряд важных для раскрытия темы диссертации документов удалось найти и в некоторых других официальных американских изданиях: «The Department of State Bulletin», «South Vietnam: US – Communist Confrontation in Southeast Asia 1961–1965» и др.

Важным источником с советской стороны являются официально опубликованные материалы высших органов КПСС, которые определяли основные направления внешней политики СССР. Стенографические отчёты и материалы ХIХ–XXV съездов, а также материалы состоявшихся в изучаемый нами период Пленумов ЦК КПСС дают обширный материал по вопросам противостояния между СССР, США и КНР в рассматриваемый период.

Официальные заявления советского правительства, опубликованные в связи с вмешательством США в дела вьетнамского народа, с расширением агрессии, с вторжением на территории независимых государств ЮВА наглядно иллюстрируют позиции советского руководства к вьетнамской проблеме в тот исторический период. Дополняют общую картину документы Международного Совещания коммунистических и рабочих партий 1969 г., Совещания политического консультативного Комитета государств – участников Варшавского Договора 1970 г. и др. В этих публикациях прослеживается влияние СССР на выработку общей позиции стран социалистического лагеря по вопросам американской агрессии в государствах Индокитая. Анализ этих документов позволяет определить, в какие моменты происходили изменения тактической линии советского руководства, чем они были вызваны.

Большой интерес для раскрытия темы диссертации представляет сборник документов «Советский Союз – Вьетнам», вышедший в 1982 г., где в хронологической последовательности расположены официальные обращения, заявления, телеграммы руководства СССР, ДРВ и РЮВ периода 1954–1976 гг.

В 2007 г. увидел свет совместный российско-американский сборник документов «Советско-американские отношения: годы разрядки. 1969–1976», в который вошли ранее секретные материалы из Архива Президента РФ и АВП РФ. Опубликовано пока два тома (в американской версии – один), хронологически отражающих период 1969–1972 гг.

В третью группу входят работы и сборники выступлений руководящих деятелей СССР и других государств мира периода 1943–1976 гг. Обширный фактический материал соискателю удалось получить из текстов официальных выступлений, писем и работ американских (Г. Трумэна, Д. Эйзенхауэра, Дж. Кеннеди, Л. Джонсона, Р. Никсона, Д. Форда, Г. Киссинджера, У. Фулбрайта), советских (И.В. Сталина, Н.С. Хрущёва, Л.И. Брежнева, В.М. Молотова, А.Я. Вышинского, А.А. Громыко) и индокитайских политических деятелей (Хо Ши Мина, Ле Зуана, Н. Сианука, К. Фомвихана, Во Нгуен Зиапа, Суванна Фума).

Устные свидетельства непосредственных участников событий в Индокитае составляют четвертую группу источников, использованных при написании диссертации. Интересующие нас сведения были получены в ходе бесед с участниками второй вьетнамской войны с советской стороны и затем оформлены в виде аудиозаписей, ныне хранящихся в личном архиве соискателя.

К этой группе источников также относятся воспоминания участников вьетнамской войны, размещенные в сети Интернет в электронном варианте, из которых публикации российских ветеранов составляют незначительную часть.

Мемуарная литература составляет следующую группу использованных при написании настоящей диссертации исторических источников. При всей своей противоречивости и некоторой непоследовательности, мемуары представляют ценный материал для обобщений по поводу тех или иных оценок происходивших событий. В первую очередь здесь следует выделить воспоминания американских президентов периода 1945–1976 гг. Г. Трумэна, Д. Эйзенхауэра, Л. Джонсона, Р. Никсона и Д. Форда, советского лидера Н.С. Хрущева, а также руководителей более низкого ранга: Р. Макнамары, Г. Киссинджера, Д. Ачесона, Д. Кеннана, А.А. Громыко, Г.М. Корниенко, М.С. Капицы, Н.Т. Федоренко, Б.Н. Чаплина, в разные годы игравших ключевые роли в выработке региональных направлений внешнеполитического курса США и СССР, в том числе по отношению к Индокитаю.

Дополняют общую картину воспоминания советников, консультантов и переводчиков, роль которых в выработке конкретных региональных направлений внешнеполитического курса своих государств зачастую замалчивалась, но была весьма существенной. В этой группе в первую очередь следует назвать (с американской стороны) мемуары Дж. Гэлбрейта, У. Ростоу, с советской – А.М. Александрова-Агентова, Г.А. Арбатова, А.Е. Бовина, К.Н. Брутенца Ф.М. Бурлацкого и др.

Достаточно информативны мемуары советских участников событий в Индокитае, выполнявших в 60–70-е гг. ХХ в. интернациональный долг или находившихся в служебных командировках.

В шестую группу входит советская неакадемическая периодическая печать изучаемого периода времени. Наиболее информативными являются советские периодические издания: газеты: «Правда» и «Известия», «За рубежом», а также журнал «Новое время» и др.

Следует также выделить американскую печать. «The U.S. News and World Report», «The New York Times», «Newsweek», «Washington Post» и др. позволили получить информацию о различных оценках в освещении роли СССР в войне в Индокитае, чего нельзя сказать о советских изданиях рассматриваемого периода, где господствующей являлась лишь одна, превалировавшая на тот или иной момент официальная точка зрения.

Последнюю группу источников формируют различного рода американские, советские (российские) и иные справочные издания и статистические сборники.

Интернет-ресурсы составляют последний раздел имеющегося в конце диссертации списка источников и литературы. В силу специфики данного источника информации, мы рассматривали его лишь как форму размещения в электронном виде исторических источников и литературы. Это в полной мере относится к личному архиву бывшего члена политбюро ЦК КПСС академика А.Н. Яковлева, содержащему ряд ранее не публиковавшихся документов по теме диссертационного исследования.

Таким образом, исходя из анализа имеющегося в нашем распоряжении круга исторических источников, можно решить поставленные в диссертации задачи и определить перспективы дальнейших исследований в данном направлении.

Методологической основой диссертации являются принципы историзма и объективности при рассмотрении событий международной жизни. Принцип историзма предполагал изучение предмета исследования в динамике его развития с учётом меняющихся внутри- и внешнеполитических факторов.

Кроме того, для воссоздания общей картины происходившего, были использованы методологические приёмы системного, сравнительного и функционального анализа. Эти приемы использовались автором при изучении политики Советского Союза в целом, а также в отношении государств Индокитайского региона (равно как и политики стран региона в отношении СССР) для того, чтобы показать данные явления международной жизни не изолированно друг от друга, а во взаимосвязи и сравнении с общими тенденциями мировой политики в рассматриваемый исторический период.

На сегодняшний день условно можно выделить два концептуальных подхода к геополитике как научной дисциплине.

1. «Классическая геополитика» – наука, изучающая влияние географических факторов на политику и национальные интересы государства. При разработке теоретических основ диссертационного исследования учитывались выводы, содержащиеся в трудах англосаксонских классиков геополитики А. Мэхена, Х. Макиндера и Н. Спайкмена.

2. «Новая геополитика», представители которой считают, что данная наука должна изучать совокупность географических, политических, экономических, идеологических и иного рода факторов, оказывающих свое влияние на стратегический потенциал того или иного государства. Несомненный интерес для соискателя представляли концепции, на основе которых выполнены работы А.Д. Богатурова, К.С. Гаджиева, К.В. Плешакова, З. Бжезинского, Г. Киссинджера, У. Фулбрайта, С. Хандингтона и др.

Научная новизна работы состоит в том, что впервые в отечественной историографии проведено комплексное изучение политики СССР в отношении государств Индокитайского региона протяжении более чем трех десятилетий истории новейшего времени. При этом анализ проводился применительно ко всем государствам полуострова, включая Таиланд, ранее не рассматривавшийся отечественными исследователями в преломлении к проблемам советской политики в данном регионе.

В диссертации представлен анализ мотивов, которыми руководствовались лидеры государств Индокитайского региона, выстраивая собственную внешнюю политику, в том числе и в отношении СССР.

Впервые соискателем исследованы отношения в треугольнике СССР–США–КНР по отношению к государствам Индокитая в контексте не только идеологических, но и геополитических факторов международных отношений периода «холодной войны».

Соискателем впервые введены в научный оборот многочисленные документы центральных федеральных и ведомственных архивов, позволившие по-новому взглянуть на ряд ключевых проблем истории внешней политики СССР и государств Индокитая и, в частности, выявить:

- соотношение геополитических и идеологических факторов при выработке советской внешнеполитической стратегии накануне и в годы «холодной войны»;

- место контактов на высшем уровне в формировании отношений СССР с каждым государством Индокитая;

- «таиландский фактор» во внешней политике СССР;

- роль СССР в развитии Камбоджи до и после государственного переворота 1970 г.;

- позицию советской дипломатии в мирном урегулировании «лаосской проблемы» в 60–середине 70-х гг. ХХ в.

На основании анализа широкого круга имеющихся источников и литературы, доказано, что политика СССР в отношении государств Индокитая в 1943–1976 гг. отвечала его национальным интересам, сыграв, в целом, позитивную роль для народов данного региона.

Положения, выносимые на защиту:

1. Интерес СССР по отношению к государствам Индокитая стал проявляться с конца 1943 г. и был связан с перспективой передела сфер влияния в Азии после разгрома Японии во Второй мировой войне.

2. СССР и США не являлись ответственными за возникновение и силовое развитие конфликта на территории Индокитайского полуострова в 1945–1954 гг. Они лишь использовали в своих геополитических интересах сложившуюся ситуацию, истоки которой лежали, прежде всего, внутри самих стран Индокитая.

3. Изменения во внешней политике СССР в отношении Индокитая стали происходить с момента активизации деятельности США в этом районе мира. Поворотным пунктом во внешнеполитической стратегии СССР в отношении стран региона стало дипломатическое признание ДРВ Советским Союзом в январе 1950 г.

4. Достигнутые на Женевской конференции 1954 г. договорённости не изменили взглядов её участников на будущее Индокитая. Стремление США включить Вьетнам в сферу своего влияния, фактически сорвав проведение намеченных на 1956 г. всеобщих выборов, спровоцировало новый пересмотр политики в отношении Индокитая со стороны СССР. На первый план вышел идеологический фактор в геополитической стратегии советского руководства.

5. Руководство СССР в период Второй индокитайской войны по-прежнему не имело чётко сформулированной программы осуществления своих геополитических интересов на территории Индокитая, считая приоритетным фактором идеологическую близость с коммунистическим движением во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже и делая ставку на поддержку северовьетнамских лидеров. В свою очередь, с помощью СССР руководство ДРВ пыталось решать свои насущные проблемы, зачастую весьма далёкие от интересов Советского Союза.

6. Победа коммунистов в Южном Вьетнаме, Лаосе и Камбодже в середине 70-х гг. ХХ в., в первую очередь, была обусловлена особенностями сложившейся внутриполитической ситуации, а не успехом СССР в геополитическом противостоянии США в регионе.

7. Политика СССР в отношении оказания геополитического влияния на Таиланд, носившая достаточно активный характер до 1954 г., в последующий период была сведена к минимуму, прежде всего потому, что это государство связало свое будущее с США.

Теоретическая и практическая значимость диссертации. Теоретическая значимость проведенного исследования в первую очередь определяется тем, что:

– оно помогает восполнить пробелы в историографии истории внешней политики СССР и государств Индокитая;

– выводы диссертации вносят существенные коррективы в представления специалистов-международников о характере индокитайской политики СССР в период Первой и Второй индокитайских войн, позиции советской дипломатии в ходе работы Женевской и Парижской конференций, а также в целом о характере международных отношений середины 40-х–середины 70-х гг. ХХ в.;

– содержащийся в диссертации материал и сделанные автором выводы позволяют исследователям проблем внешней политики РФ, государств Индокитая, а также специалистам-международникам широкого профиля более эффективно продолжить свои изыскания в области теории и истории мировой политики и международных отношений, связанных с феноменом «холодной войны», места и роли Индокитайского региона в мире, природы возникновения, развития и завершения локальных войн и конфликтов в середине и второй половине ХХ столетия.

Исследование геополитических интересов СССР (правопреемницей которого выступает Россия) в регионе Юго-Восточной Азии после Второй мировой войны сохраняет свою актуальность и в современном Индокитае, лидеры государств которого заинтересованы в укреплении и расширении контактов с РФ.

Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в практическом плане: при написании обобщающих научных трудов по истории международных отношений в ХХ в., новейшей истории России, стран Запада и Востока, при разработке спецкурсов по проблемам геополитики и региональных конфликтов в период «холодной войны». Они также могут быть полезными и для тех практических организаций, которые осуществляют контакты с Таиландом, Вьетнамом, Лаосом и Камбоджей в политико-дипломатической, экономической, культурной и иных областях.

Апробация результатов исследования. Основные выводы работы получили отражение в двух авторских монографиях, главах и разделах в коллективных трудах по истории международных отношений в Индокитае и в научных статьях соискателя. Их общий объем составляет 62,65 п.л.

Авторские монографии «Из истории “холодной войны”. Идеологическое противостояние США и СССР по проблемам Индокитая (1954–1975)» и «Международные конфликты в Азии в исторической ретроспективе: геополитические и дипломатические аспекты (1946–1976)» удостаивались дипломов лауреата Всероссийского конкурса на лучшую научную книгу, проводимого Фондом развития отечественного образования в 2004 и 2007 гг.

Источниковедческий анализ ряда документальных материалов, использованных при написании диссертации, проводился соискателем в рамках индивидуального исследовательского гранта, выигранного в конкурсе, проводившемся в 2008 г. РГНФ и Вьетнамской академией общественных наук.

Часть фактического материала, теоретические и методологические подходы диссертации были апробированы автором при чтении лекционных курсов и проведении семинарских занятий по «Теории международных отношений», «Истории международных отношений», «Новейшей истории стран Азии и Африки», спецкурсов «Региональные конфликты в ХХ веке» и «Международные отношения в Индокитае после Второй мировой войны» для студентов исторического факультета, курса «Новая и новейшая история зарубежных стран», спецкурса для студентов юридического факультета и курса «Международные отношения» на отделении журналистики филологического факультета Курского государственного университета.

На основе материалов диссертации соискателем подготовлены соответствующие разделы в опубликованных учебных пособиях для студентов и учащихся старших классов средних общеобразовательных учреждений.

Результаты работы получили положительную оценку на заседании кафедры всеобщей истории Курского государственного университета.

Отдельные материалы диссертации представлялись автором в виде докладов и выступлений на ежегодных научных конференциях профессорско-преподавательского состава КГУ за 2004–2006 гг., а также на международных и всероссийских научных и научно-практических конференциях в Москве (июнь 2004 г., январь 2008 г.), Курске (март 2006 г.), Тамбове (декабрь 2002, ноябрь 2004, октябрь 2007 гг.), Воронеже (октябрь 2007 г.) и др.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, примечаний, списка использованных источников, литературы и Интернет-ресурсов, а также приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обоснована актуальность темы проведенного исследования, определены объект и предмет изучения, обоснованы географические и хронологические рамки, сформулированы цель и задачи диссертации, определены ее научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность, охарактеризована методологическая основа исследования, дан источниковедческий обзор и показана степень научной разработки проблемы.

В первой главе «Место Индокитайского региона в новых геопространственных измерениях к середине 40-х гг. ХХ в.», которая носит вводный характер, даны краткая геополитическая характеристика Индокитайского региона и показаны особенности выработки геополитического видения СССР и США послевоенного мира.

В первом параграфе, исходя из анализа геостратегических характеристик Вьетнама, Камбоджи, Лаоса и Таиланда, сделан вывод, что государства Индокитайского региона, несомненно, обладали, определенным потенциалом, способным привлечь внимание мировых держав в качестве источников сырья, людских ресурсов, рынков сбыта товаров, а также инвестиций. Однако, наличие специфических сложностей в их освоении и историческое присутствие (со второй половины ХIХ в.) на территории Вьетнама, Камбоджи и Лаоса Франции, делали данные страны «зоной интересов» лишь в отдаленной перспективе. Что касается Таиланда, то вплоть до середины 30-х гг. ХХ в. он находился в полуколониальной зависимости от Франции и Великобритании, что также существенным образом отразилось на его положении в данном историко-географическом регионе.

Из содержания второго параграфа следует, что в начальный период Второй мировой войны государства расположенные на территории Индокитайского полуострова являлись составной частью нескольких геополитических конструкций, в которых они играли второстепенные роли зависимых от внешних сил стран. В основе каждой из них лежали отличные друг от друга идеи восприятия геополитического пространства политическими элитами названных выше держав.

Первая конструкция, которую условно можно обозначить как «классическая», сложилась к концу ХIХ в. и представляла собой колониальную систему, в которой одни государства либо территории управлялись напрямую представителями метрополий (в случае Индокитая это была южная часть Вьетнама), другие имели статус протекторатов (северная и центральная часть Вьетнама, Камбоджа, Лаос) и независимых стран, имевших неравноправные экономические договоры с крупными мировыми державами (Сиам). Активного участия в мировой политике никто из них в этот период не принимал, но внутри данного региона каждая из названных стран имела в отношении соседей собственные геополитические планы, реализация которых на практике тормозилась Францией и, в меньшей степени, Великобританией.

Народы индокитайского региона начали активно вовлекаться в мировую политику во время Второй мировой войны, став своеобразной разменной картой в геополитической игре великих держав на Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии. Используя недовольство значительной части местного населения политикой колонизаторов, правящие круги Японии предприняли попытку интеграции их в новую геополитическую конструкцию — так называемую «Великую Восточноазиатскую империю сопроцветания». В отличие от «классического» варианта, данная схема предусматривала формальное признание со стороны Японии «независимости» государств и народов, находившихся ранее в колониальной или полуколониальной зависимости от крупных западных держав, а те, в свою очередь, в знак «благодарности» должны были признать верховенство над собой японского императора. Первым государством Индокитая, вошедшим в эту конструкцию на правах «союзного», стал Таиланд (Сиам), лидеры которого, с одной стороны, с японской помощью пытались расширить границы государства, а с другой — опасались оказаться в полной зависимости от Японской империи и поэтому стремились сохранить связи с государствами антигитлеровской коалиции.

Следующим после Таиланда объектом японских притязаний, уже после начала Второй мировой войны в Европе, стала почти полностью колонизованная европейцами территория Юго-Восточной Азии, составной частью которой является Индокитайский полуостров. Во всех расположенных там государствах наблюдался подъем национального самосознания, возникали различные националистические идеи и течения, в основном под лозунгами освобождения от гегемонии «белых» колонизаторов и достижения «подлинной» независимости. СССР, как одно из ключевых государств-участников Второй мировой войны, не мог не считаться с тем, что в послевоенном мире необходимо расширять сферу собственного геополитического влияния, прежде всего там, где созрели внутренние предпосылки для восприятия советской модели развития, или где у правящих элит появится желание заручиться поддержкой СССР для решения своих внутренних проблем.

Во второй главе «Индокитайский регион во внешней политике СССР в середине 40 – первой половине 50-х гг. ХХ в.» рассмотрены выработка геополитических планов СССР на послевоенный мир и место в них Индокитая, охарактеризована политика СССР в отношении Французского Индокитая в феврале 1950 – феврале 1954 гг., показана роль контактов на высшем уровне между представителями СССР и ДРВ в выработке позиции СССР в отношении проблем Индокитая, а также освещены особенности советско-таиландских отношений в годы Первой индокитайской войны.

Из содержания первого и второго параграфов следует, что к завершающему этапу Второй мировой войны в руководстве СССР наметили лишь самые общие планы в отношении своей азиатской политики, в том числе и в Индокитае. Для СССР Индокитайский регион должен был стать одним из форпостов расширения собственного геополитического влияния (за счет ослабления там позиций Франции и Великобритании) в Азиатско-тихоокеанском регионе и, вместе с другими расположенными здесь государствами, стать преградой на пути распространения геополитического влияния США, также желавших стать великой тихоокеанской державой, лишь с одной разницей: СССР, в отличие от США, открыто не демонстрировал своих далеко идущих планов, а только наметил общее направление своей внешнеполитической стратегии. При этом СССР (как и США) не воспринимал всерьез амбиции местных политиков, разделенных на многочисленные партии и движения, но единых в одном стремлении – сделать свои страны независимыми.

Поворотным моментом в проведении Советским Союзом своей политики в отношении Индокитая стало дипломатическое признание Демократической Республики Вьетнам в январе 1950 г. В СССР умело использовали фактор противостояния на территории Индокитая Франции и союзных ей местных режимов левым силам, объединенным в национально-освободительные фронты под руководством местных коммунистов. Оказывая поддержку последним, СССР опирался на активное содействие возникшей в октябре 1949 г. Китайской Народной Республики, через руководство которой решал наиболее значимые вопросы.

Особенно усилился интерес к Индокитаю у руководства СССР после того, как на помощь Франции пришли США и Индокитайский регион постепенно превратился в один из ключевых районов в глобальном геополитическом и идеологическом противостоянии СССР и США.

СССР осуществлял через КНР военные поставки северовьетнамским партизанам, направлял им пропагандистские материалы, оказывал иные виды материальной и моральной поддержки, включая защиту интересов ДРВ в ООН. Одновременно советская дипломатия делала все возможное, чтобы не допустить вступление в ООН находившихся под французским контролем Государства Вьетнам, Камбоджи и Лаоса.

В третьем параграфе главы на основе впервые вводимых в научный оборот архивных материалов из личного фонда И.В. Сталина и Внешнеполитической комиссии ЦК ВКП (б) реконструируются контакты на высшем уровне между И.В. Сталиным и Хо Ши Мином, осуществлявшиеся в период 1950–1952 гг. и в значительной степени повлиявшие на дальнейший характер советско-вьетнамских отношений в различных сферах. Данные материалы наглядно показывают полное признание руководством ДРВ своей зависимости от советских и китайских коммунистических лидеров. Однако, как свидетельствуют вьетнамские документы, китайские руководители с их давней идеей подчинения Вьетнама вызывали у Хо Ши Мина большее опасение, чем советские, поскольку СССР, в отличие от Китая, находился в значительном географическом отдалении от Индокитайского полуострова.

Заключительный параграф главы посвящен исследованию советско-таиландских отношений в годы Первой индокитайской войны. На основании проведенного исследования можно констатировать, что у СССР и Таиланда (вопреки сложившимся стереотипам) в период Первой индокитайской войны не было серьезных противоречий. Каждое государство играло по тем правилам, которые диктовали условия «холодной войны», и внешнее проявление, в средствах массовой информации, «недружественности» по отношению друг к другу отнюдь не означало, что так было в действительности.

В главе сделан вывод, что Индокитайский регион в середине 40 – начале 50-х гг. ХХ в. не входил в сферу непосредственных интересов СССР, равно как и США. Тем не менее, обе сверхдержавы к концу 40-х гг. стали осознавать необходимость урегулирования индокитайской проблемы с целью возможного расширения собственного геополитического и идеологического влияния в Юго-Восточной Азии, особенно в условиях начавшейся «холодной войны». Но если СССР начал проводить свою политику в Индокитайском регионе опосредованно, через руководство провозглашенной в октябре 1949 г. КНР (оказывая ей тем самым свое доверие в рамках социалистического лагеря), то США предпочли оказывать прямую военную помощь Франции в ведении войны с оппозиционно настроенными индокитайскими коммунистами и их сторонниками из числа левых националистов.

Логичным итогом такой политики, не имевшей перспектив военной победы ни одной из противоборствовавших сторон, стала работа по подготовке Женевского совещания для мирного урегулирования положения в Индокитае. Решения Берлинского совещания министров иностранных дел 1954 г. явились в этом отношении этапными, поскольку некогда союзники по Второй мировой войне после длительного перерыва решили вернуться к практике разрешения противоречий мирным, дипломатическим путем.

В третьей главе «Индокитайский регион и геополитические устремления СССР в марте 1954 – феврале 1965 гг.» показаны особенности выработки новой линии в политике СССР в Индокитайском регионе накануне и в период работы Женевского совещания, а также исследованы отношения Советского Союза с отдельными государствами в этом районе до начала американских бомбардировок территории ДРВ.

Делегация ДРВ накануне совещания не имела реальной возможности проводить собственную линию и надеялась на помощь в защите своих интересов со стороны СССР и КНР. По всей видимости, сказывались отсутствие дипломатического опыта и желание, таким образом, еще раз продемонстрировать лояльность двум своим «старшим братьям».

Что касается руководства СССР, то в это время оно было занято собственными внутренними проблемами, чтобы заранее наметить план действий. Поэтому линию поведения в Женеве пришлось вырабатывать непосредственно в ходе совещания с учетом того, чтобы не слишком ущемить, с одной стороны, Францию, а с другой – ДРВ. Разумный компромисс в Москве и в Пекине виделся в разделе территории Вьетнама на две части по 16-й параллели в случае, если противоборствующие вьетнамские стороны не смогут создать единое коалиционное правительство.

Принципиальную договоренность по разделу Вьетнама полномочные представители СССР и КНР закрепили в начале апреля 1954 г. в ходе состоявшихся в Москве консультаций между В.М. Молотовым, Хо Ши Мином и министром иностранных дел КНР Чжоу Эньлаем.

Советская делегация в Женеве выступила с инициативой рассмотрения не только политических, но и военных условий восстановления мира в Индокитае. Это, по мнению ее главы В.М. Молотова, было необходимо для того, чтобы прекращение военных действий не произошло на короткий срок, после окончания которого они развернутся в еще большем масштабе. В результате советской делегации удалось настоять на обсуждении широкого круга вопросов, касающихся обеспечения безопасности и утверждения нейтрального статуса Вьетнама, Камбоджи и Лаоса.

В первом параграфе сделан вывод, что позиция СССР накануне и в период работы Женевского совещания 1954 г. была реалистичной и полностью отвечала национальным интересам нашей страны, а также в максимальной степени обеспечивала руководству ДРВ возможность, используя политические средства, проводить линию на объединение Вьетнама. Открывалась возможность для народов Камбоджи и Лаоса строить отношения с внешним миром на основе принципов равенства и нейтралитета. Советское руководство в тот период было не готово идти из-за Индокитая на открытую конфронтацию со странами Запада, однако уступать завоеванные позиции оно также не намеревалось.

Второй параграф посвящен выяснению места ДРВ в политике СССР в 1954–1961 гг. В этот период СССР сосредоточился на решении вопросов укрепления политических связей, главным образом, вокруг проблемы объединении страны, в соответствии с принятыми в Женеве соглашениями. Готовность ДРВ проводить подготовительную работу постоянно наталкивалась на нежелание Южного Вьетнама, поддерживаемого США, приступать к реализации плана упразднения искусственного разграничения некогда единого государства.

Активное участие СССР в работе Женевского совещания 1954 г. в роли Сопредседателя накладывало на советское руководство дополнительные обязанности по наблюдению за выполнением принятых решений, тем более что к этому подталкивали другие участники - члены Международной комиссии по наблюдению, в частности, Индия.

Если основной задачей для руководства СССР было убедить мировое сообщество, что главным для него является выполнение Женевских соглашений по Вьетнаму, то американская сторона всячески пыталась не допустить реализации их на практике. Примером подобной деятельности может служить обсуждение на Совещании блока СЕАТО в Карачи 28 сентября 1955 г. вопроса о «присоединении» к нему Южного Вьетнама.

Начиная с 1955 г. СССР и США, используя раскол Вьетнама на две зависимые от них части, пытались реализовать свои планы относительно будущего Вьетнама. В результате происходило формирование сил, имеющих противоположные позиции по принципиальному вопросу – определению будущего статуса страны.

В июне – июле 1955 г. состоялся визит в СССР делегации ДРВ во главе с Хо Ши Мином, в ходе которого было решено и в дальнейшем развивать дружественные отношения между народами двух стран, что в действительности и происходило, вплоть до ХХ съезда КПСС, по линии КПСС – ПТВ.

В апреле 1956 г. состоялся визит в ДРВ первой советской правительственной делегации во главе с А.И. Микояном. Одной из главных задач было разъяснение северовьетнамским лидерам решений ХХ съезда КПСС, неоднозначно воспринятых в мировом коммунистическом движении.

В Советском Союзе в данный период продолжали внимательно следить за тем, как обстоят дела во Вьетнаме по выполнению решений Женевского совещания. В этой связи сотрудники посольства СССР в ДРВ систематически составляли отчёты о внешнеполитической деятельности правительства ДРВ по реализации Женевских соглашений.

Советское руководство практически из первых рук получало информацию о том, что происходило в ДРВ, и в силу проводимой политики по поддержанию национально-освободительного движения пыталось влиять на ход событий. Оно по-прежнему считало необходимым развивать межправительственные и межпартийные связи с ДРВ. По всей видимости, руководство ДРВ вплоть до лета 1957 г. питало иллюзии относительно того, что в СССР к власти вернутся сторонники прежней политической линии, о чем наглядно свидетельствовал визит в мае 1957 г. в ДРВ Председателя Президиума Верховного Совета СССР К.Е. Ворошилова. Однако последовавшее вскоре отстранение с высших партийно-государственных постов «антипартийной группы» привело к тому, что идеологически лидеры ДРВ стали тяготеть к КНР. И все же в таких вопросах, как объединение Вьетнама, решение проблемы представительства страны в ООН, Хо Ши Мин и его соратники не могли не ориентироваться на СССР, видя в его поддержке благоприятный фактор для реализации собственных национальных интересов.

В третьем параграфе проанализированы события 1961–1965 гг. В первой половине 60-х гг. руководство СССР с различной степенью интенсивности (в зависимости от конкретной международной обстановки и выбранной тактической линии), предпринимало шаги в вопросах, касающихся проблем Индокитая с учетом своих геополитических и идеологических установок, основанных, в первую очередь, на противостоянии политике США.

Расширение американского вмешательства в дела Вьетнама и обращение правительства ДРВ с просьбой проявить ясно выраженную солидарность с Северным Вьетнамом позволили советскому руководству к концу декабря 1964 г. сформулировать более четко свою позицию по отношению к индокитайской политике США.

Борьба между СССР и США велась исключительно дипломатическими методами с различной степенью интенсивности на протяжении всего периода военно-политического конфликта в Индокитае. И дело даже не в том, что страны ЮВА были так уж важны для СССР и США – просто там каждая из противоборствующих сторон пыталась реализовать свои геополитические амбиции. США рассматривали свои неудачи во Вьетнаме как признаки усиления «позиций коммунизма» и не желали с этим мириться, а СССР видел в действиях США стремление сломить «победное шествие коммунизма» в Азии и возможность продемонстрировать подтверждение перед всем миром правильности своих идеологических положений о воинственности и агрессивности империализма.

Заключительный параграф третьей главы посвящен анализу политики СССР в отношении Камбоджи, Лаоса и Таиланда в рассматриваемый период. Опираясь на материалы АВП РФ, были освещены процессы установления дипломатических отношений СССР с Камбоджей (май 1956 г.) и Лаосом (октябрь 1960 г.), а также позиция СССР в лаосском вопросе в ходе Женевского совещания 1961–1962 гг.

После смерти И.В.Сталина «третий мир» в числе политических приоритетов СССР не фигурировал, но политическая интуиция Н.С. Хрущёва позволила включить этот регион в сферу советского внимания. В СССР стремились использовать в своих интересах противоречия внутри стран Индокитайского региона, примером чему может служить демонстративная поддержка Камбоджи (нейтрального государства, тяготевшего к КНР и СССР) в ее территориальных спорах с Таиландом («оплотом американского империализма» в ЮВА).

Несомненным успехом советской дипломатии рассматриваемого периода явились решения Женевского совещания по Лаосу, в основу которых были положены предложения делегации Советского Союза. Совещание приняло Декларацию о нейтралитете Лаоса и Протокол к ней. Подписавшие Декларацию страны согласились не совершать каких-либо действий, нарушающих независимость, нейтралитет, единство и территориальную целостность Лаоса, не втягивать Лаос в военные союзы, не вводить иностранные войска и не создавать иностранных баз на его территории.

В целом, проводимая СССР политика в период 1954–1965 гг. основывалась на двух основных факторах – геополитическом и идеологическом. Различные векторы политики СССР и США и претворение в жизнь порой взаимоисключающих планов руководства стран Индокитая в конечном итоге определили трагическое развитие событий на территории полуострова.

В четвертой главе «Вторая индокитайская война и политика СССР в регионе (середина 60-х – середина 70-х гг. ХХ в.)» показаны различные аспекты политики СССР в отношении Вьетнама, а также роль Таиланда, Лаоса и Камбоджи в выработке внешнеполитического курса СССР в контексте геополитического соперничества в Индокитайском регионе с США и КНР.

Первый и второй параграфы главы посвящены изучению политики СССР в отношении Вьетнама в период 1965–1976 гг., которая находилась в тесной взаимозависимости с тем, как выстраивались отношения у обеих частей этой страны с США.

Начиная с февраля 1965 г., военно-воздушные силы США приступили к систематическим бомбардировкам ДРВ. Поведение американских военных в Индокитае подталкивало СССР к активизации действий по поддержке своих союзников в этом регионе.

Основным направлением внешнеполитической деятельности СССР на начальном этапе вооруженной стадии конфликта было противодействие расширению участия США в индокитайских делах. СССР неоднократно выступал с осуждением действий США в отношении Вьетнама.

Кроме того, МИД СССР направлял в Посольство США ноты по поводу недопустимых и опасных действий военных кораблей и самолетов США в отношении советских судов в открытом море, направлявшихся в ДРВ.

Помимо межгосударственных, осуществлялись и межпартийные контакты, но они, в сравнении с отношениями между ПТВ и КПК, явно уступали по уровню доверия. Связано это было в первую очередь с тем, что «революционность» сторонников Мао Цзэдуна была ближе ортодоксальным вьетнамским коммунистам, чем «ревизионизм» руководителей КПСС. Однако открыто выражать недовольство Хо Ши Мин и его соратники не хотели, опасаясь сокращения объемов помощи со стороны Советского Союза.

В апреле 1965 г. состоялся визит в Москву вьетнамской партийно-правительственной делегации во главе с Первым секретарем ЦК ПТВ Ле Зуаном. В ходе переговоров советская сторона обещала продолжать оказывать ДРВ поддержку, в том числе, «при обращении Правительства ДРВ», направить во Вьетнам советских граждан. Это было также зафиксировано в совместном советско-вьетнамском коммюнике, опубликованном по итогам визита.

Советская сторона на данном этапе активно проводила идеологические кампании по критике действий США в Индокитайском регионе, увязывая их с критикой руководства КНР на международной арене.

На фоне происходивших событий, в марте – апреле 1966 г. в Советском Союзе проходил XXIII съезд КПСС. В Отчётном докладе Первый секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев, указав на «усиление международной напряжённости и опасности возникновения мировой войны», особо остановился на «агрессии американского империализма против Вьетнама» и пообещал, что правящие круги США «встретятся со всё возрастающей поддержкой Вьетнаму со стороны Советского Союза и других социалистических друзей и братьев».

Следует отметить, что к этому времени Советский Союз уже оказывал значительную помощь ДРВ в поставках советского вооружения, в том числе и новейшего типа, например ракетных комплексов «земля – воздух», реактивных самолётов, авиационных ракет, зенитной и полевой артиллерии, а также военных специалистов по обучению личного состава вьетнамской армии для ведения боевых действий на зенитно-ракетных комплексах и по подготовке лётного состава.

Руководству ДРВ позиция СССР позволяла в полной мере использовать преимущества и просить все в большем объеме экономическую и военную помощь. Умело используя ситуацию противостояния СССР и США, вьетнамские лидеры стремились к собственному доминированию в Индокитайском регионе Это явно не устраивало правящие круги Таиланда, которым ничего не оставалось, как в еще большей степени сблизиться с США в надежде на помощь и поддержку.

Таким образом, сложившаяся военно-политическая ситуация позволяла руководству Советского Союза на конкретных фактах демонстрировать «агрессивную сущность американского империализма» и пропагандировать «преимущества социалистической идеологии», её последовательно-миролюбивую направленность и «историческую правоту теоретических установок».

Изучение документов того времени позволяет сделать вывод о том, что любое действие или заявление, сделанные США в отношении государств Индокитая, подвергались детальному анализу и получали соответствующие оценки со стороны руководства Советского Союза на всех уровнях.

Помимо критики в адрес США и в соответствии с заявленной политикой по поддержке освободительной борьбы вьетнамского народа, 23 сентября 1967 г. в Москве между официальными представителями СССР и ДРВ были подписаны соглашения, предусматривавшие, что Советский Союз окажет Вьетнаму безвозмездную военную и экономическую помощь и предоставит дополнительные кредиты. В ответ на это вашингтонское руководство обвинило СССР в том, что советская помощь отдаляет «перспективы мира» во Вьетнаме.

Советский Союз, в свою очередь, прилагал усилия для того, чтобы использовать создавшуюся ситуацию во Вьетнаме с оптимальной пользой для себя, что не всегда удавалось, так как на практике политическое влияние советской стороны на руководство ДРВ уступало оказываемой Вьетнаму помощи. Ханойские руководители подчёркивали важность морально-политической и экономической поддержки со стороны СССР, однако, не спешили отвечать взаимностью. Они стремились добиться максимальных выгод, балансируя между Китаем и Советским Союзом, используя в своих интересах их обоюдное желание укрепить свой авторитет и влияние в ЮВА.

В подготовке мирных переговоров, которые начались в Париже в 1968 г. между США и ДРВ, Советский Союз принимал самое непосредственное участие. Начало предварительных американо-вьетнамских встреч было расценено советской дипломатией как личный успех.

Несмотря на то, что Советский Союз оказывал определённую помощь американскому руководству в организации мирных переговоров и на этой основе происходило сближение в отношениях между странами, политическое руководство СССР продолжало критику действий США в ЮВА, хотя и в значительно меньших масштабах.

Таким образом, политика руководства СССР в рассматриваемый период носила двоякий характер: с одной стороны, наблюдалось сближение интересов, пусть даже в ограниченных объемах (прежде всего по вопросу начала переговоров по мирному урегулированию вьетнамской проблемы) с Соединёнными Штатами, с другой стороны – необходимо было продолжать прежнюю политику непримиримой борьбы с «агрессивными происками империализма в международном масштабе». Кроме того, руководство СССР, признав 13 июня 1969 г. одним из первых Временное революционное правительство Республики Южный Вьетнам (ВРП РЮВ), на практике стремилось доказать серьезность своей позиции в вопросе о возможности мирного сосуществования государств с различным социально-экономическим строем.

В Обращении XXIV съезда КПСС «Свободу и мир народам Индокитая!» и в Отчетном докладе Генерального секретаря ЦК КПСС в очередной раз были обозначены, на примере отношения к проблемам государств Индокитая, основные направления внешнеполитической деятельности СССР в вопросах идеологического противостояния двух систем.

Убеждённость советского руководства в неизбежности победы социализма в итоге национально-освободительной борьбы народов Азии выражалась в эскалации идеологической борьбы между СССР и США, тем более что действия американской стороны по «привнесению демократии» в страны ЮВА не выдерживали критики и вызывали явное неодобрение со стороны мирового общественного мнения. Действия же Советского Союза пользовались поддержкой в мире и являлись прекрасной возможностью на практических примерах продемонстрировать «преимущества социализм» и «величие коммунистической идеологии».

К началу 1973 г. в отношениях между СССР и США произошли значительные перемены: их руководители начали активно искать возможности экономического, культурного и политического сотрудничества. Подписание Соглашения о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме позволило советской стороне отказаться от критики деятельности правительства США в Индокитае. Однако, несмотря на достигнутые положительные результаты, в вопросах идеологии США и СССР остались на прежних позициях. «Мирное сосуществование» не предполагало сближения в области идеологии и снятия проблем идеологического противостояния.

В период 1973–1976 гг. советская политика в отношении Вьетнама претерпела определенные изменения в сравнении с предшествующим периодом. Дипломатические действия, предпринимаемые СССР и США в данный период, уже нельзя было назвать «борьбой», да и позиции правящих режимов в обеих частях Вьетнама также начали корректироваться.

Подписание 27 января 1973 г. Парижских соглашений по Вьетнаму явилось официальным окончанием вьетнамской войны и снимало с советского руководства необходимость выступать с обличением американской агрессии перед лицом мировой общественности. Заметное «потепление» отношений между двумя сверхдержавами изменило формы и методы политической деятельности СССР в Индокитае.

Вместе с тем, чтобы не выглядеть в глазах мировой общественности (с подачи пекинского руководства) «предателями идеалов социализма», советская сторона продолжала оказывать не только экономическую, но и моральную поддержку ДРВ и ВРП РЮВ в их требованиях по соблюдению условий мирного договора со стороны США и их союзников.

Заключительный параграф главы посвящен оценкам политики СССР в отношении Камбоджи, Лаоса и Таиланда в 1965 – 1976 гг. В отличие от Вьетнама, к проблемам этих государств в Советском Союзе относились более взвешенно и осторожно, что нашло свое выражение в конкретных заявлениях и практических действиях как высшего советского партийно-государственного руководства, так и на уровне МИД. В первую очередь, эти государства выступали для СССР в качестве территорий, непосредственно примыкавших к Вьетнаму. Поэтому от политики лидеров этих стран в условиях все более разраставшегося вьетнамского кризиса во многом зависело отношение к ним со стороны Советского Союза, а также развитие взаимных контактов в геополитическом треугольнике КНР–США–СССР.

В Камбодже, благодаря умелому лавированию главы государства Н. Сианука между интересами противоположных политических блоков внутри страны и проведению им на международной арене взвешенной политики «балансирования», в 60-е гг. сохранялась относительная внутренняя стабильность. Но подобная внешнеполитическая линия камбоджийского лидера в условиях разраставшегося военно-политического конфликта в Индокитае не устраивала в полной мере ни СССР, ни США.

В марте 1970 г., во время визита Н. Сианука в Москву, при участии ЦРУ США, в Камбодже произошел проамериканский государственный переворот. Советское руководство в создавшихся условиях заняло двойственную позицию, стремясь наладить контакты с обеими сторонами камбоджийского конфликта. В конечном итоге, это привело в 1975 г. к полному разрыву советско-камбоджийских отношений после прихода к власти режима «красных кхмеров» и ориентации нового руководства Камбоджи на КНР.

Нестабильное внутреннее положение в Лаосе, где военные перевороты (февраль 1965 г., октябрь 1966 г.) сменялись попытками создания правительства национального единства (лето 1965 г., январь 1967 г., июнь 1971г.), послужило основанием для объявления советской дипломатией этой страны «жертвой агрессии американского империализма и его пособников».

Помимо непосредственного обращения к руководству США, СССР стремился вынести на обсуждение мировой общественности вопрос о ситуации в этой стране в рамках провозглашенной программы «поддержки народов Индокитая». В планы советского руководства входило взаимодействие в политической, экономической и культурной сферах с Лаосом как составной частью Индокитайского региона. Однако особых интересов у советского руководства в отношении Лаоса, очевидно, не было. Лишь после прихода к власти в декабре 1975 г. коммунистов у Советского Союза сложились с этой страной достаточно тесные и дружественные отношения.

С началом бомбардировок авиацией США ДРВ с использованием военных баз на территории Таиланда в СССР усилили критику политики правящих кругов этой страны на международной арене. Тем не менее, непреодолимых противоречий между двумя странами не возникало. СССР стали посещать таиландские делегации различного уровня, в свою очередь, в Бангкоке принимали советские делегации. Оживилась двусторонняя торговля: в декабре 1970 г. было заключено торговое соглашение, по которому стороны предоставили друг другу режим наибольшего благоприятствования; спустя год между Москвой и Бангкоком было открыто регулярное воздушное сообщение.

В 1973–1976 гг., после прихода к власти нового правительства и прекращения использования авиацией США таиландской территории для бомбардировок Вьетнама, советско-таиландские отношения укрепились, но это обстоятельство никак не сказалось на в целом проамериканской ориентации правящих кругов Таиланда, увидевших для себя потенциальную опасность в усилении позиций сторонников идей коммунизма в соседних государствах Индокитайского региона.

В Заключении сделаны основные выводы и обобщения, к которым пришел соискатель в результате проведенного исследования.

Вхождение с конца ХIХ в. Вьетнама, Камбоджи и Лаоса во французскую колониальную империю предопределяло отсутствие каких бы то ни было планов в отношении них во внешней политике СССР. Лишь с независимым Таиландом весной 1941 г. было объявлено об установлении официальных отношений, но они носили до окончания Второй мировой войны формальный характер.

Анализ политики СССР в отношении государств Индокитая в 40–70-е гг. ХХ в. позволяет выявить особенности становления Советского Союза как одной из сверхдержав ХХ столетия, к мнению руководства которой по международным вопросам прислушивались во всем мире.

Выделенные в настоящей диссертации три временных отрезка (1943–1954, 1954–1965, 1965–1976 гг.) позволили последовательно рассмотреть процесс включения Индокитайского региона в сферу интересов Советского Союза, раскрыть логику принятия в СССР тех или иных внешнеполитических решений в отношении ситуации в данном районе мира.

Вопрос об Индокитае впервые был затронут в конце ноября 1943 г. в ходе беседы И.В. Сталина с Ф.Д. Рузвельтом на Тегеранской конференции в контексте послевоенного освобождения Индокитая от французской колониальной зависимости. Лидеры обеих стран пришли к выводу – необходимо заменить колониальный режим более свободным посредством создания системы опеки. Однако последующее подписание СССР в 1944 г. договора о дружбе с Временным правительством Ш. де Голля фактически подтвердило право Франции на её колониальные владения. В результате советское руководство постаралось не поднимать вопроса о статусе государств Французского Индокитая, так как союзнические отношения с Францией для И.В. Сталина были гораздо важнее. Но в августе 1945 г. ситуация изменилась коренным образом: вьетнамские коммунисты пришли к власти и 2 сентября 1945 г. была провозглашена Демократическая Республика Вьетнам. Этот шаг вызвал некоторое замешательство в СССР, поскольку возникала сложная дилемма – соблюдать условия договора с Францией или оказывать поддержку вновь образованному государству, во главе которого стояли социалистически ориентированные лидеры.

Еще в период Второй мировой войны чётко определилась главная особенность национально-освободительного движения в Индокитае: его националистическая направленность. При этом внешние силы представлялись лидерам государств Индокитая лишь дополнительным инструментом для достижения поставленных целей. Однако сами эти внешние силы не осознавали уготованной им индокитайскими политическими лидерами роли. В СССР и США считали, что именно они определяют политическую линию в Индокитае, в чем местные элиты не спешили их разубеждать.

Как свидетельствуют рассекреченные архивные документы, до начала 1947 г. И.В. Сталин так и не смог определиться в вопросе оказания поддержки китайским коммунистам, равно как и вьетнамским, но начавшаяся Первая индокитайская война, а также заинтересованность США Индокитаем в конечном итоге определили дальнейшие шаги советского руководства.

Первопричиной международного локального конфликта на территории данного региона являлись противоречия, возникшие внутри государств, входивших во Французский Индокитай, а также в Таиланде, включая и противоречия между самими этими государствами и Францией.

Не имея в тот период возможности и желания, в силу географической отдалённости от Индокитая, напрямую вмешиваться в конфликт на стороне индокитайских коммунистов, СССР, тем не менее, оказывал опосредованное влияние на происходившие события. Причём открытой поддержки коммунистов Вьетнама не было, а присутствовала, в основном, критика политики Франции в отношении народов Индокитая.

Но, даже признав ДРВ, советское руководство не сочло нужным идти по пути дальнейшего сближения с этой страной. Правительство Советского Союза передало образованной 1 октября 1949 г. КНР представительство своих интересов. Данный факт советское руководство объясняло исторической, геополитической и этнографической близостью этих двух стран и подчёркивало, таким образом, особое расположение к китайским единомышленникам.

Для США дипломатическое признание СССР ДРВ послужило поводом к активизации своей деятельности в Индокитае, что впоследствии вывело страны этого региона на арену геополитического и идеологического противостояния двух сверхдержав. Появление в феврале 1950 г. американской теории «домино» определило более активное участие США в делах Индокитая.

Усиление напряжённости и серьёзное сопротивление разновекторных сил вело к перенапряжению сил всех участников конфликта и грозило перерасти в длительное геополитическое противостояние. Логичным итогом политики, не имевшей перспектив военной победы ни одной из противоборствующих сторон, стало проведение весной – летом 1954 г. Женевского совещания по мирному урегулированию положения в Индокитае.

С экономической точки зрения в тот период Индокитайский регион не представлял для СССР интереса, так как даже наличие потенциала сотрудничества не сулило скорой отдачи, а, напротив, требовало огромных инвестиций в страны региона. Советскому Союзу невыгодно было заниматься вопросами укрепления хозяйства в странах, находившихся за тысячи километров, тем более что молодые социалистические государства Европы требовали постоянной материальной помощи.

Даже выгодное геополитическое расположение Индокитайского региона в период 1954–1965 гг. не ставило его в ряд приоритетных направлений советской внешней политики. Для СССР ситуация осложнялась еще и тем, что приходилось конкурировать за влияние на Индокитай не только с США, но и маоцзэдуновским Китаем, идейные установки которого были ближе по духу индокитайским левым силам в сравнении с концепциями КПСС, выработанными после ХХ съезда. Отношения вьетнамского лидера с Н.С. Хрущевым, а затем Л.И. Брежневым уже и близко не напоминали отношения с И.В. Сталиным, что вызывало в СССР подспудно проявлявшуюся волну раздражения.

Геополитические интересы Китая на территории индокитайского полуострова существенно отличались от советских и американских, поскольку эта страна находилась в непосредственной близости от расположенных там государств. Ослаблению геополитических позиций Китая во многом способствовало настороженное отношение к нему индокитайских националистов, вызванное стремлением правящих кругов Китая к гегемонии в регионе, независимо от того, какой режим находился там у власти. Этим обстоятельством в значительной мере был обусловлен успех СССР за политическое влияние в объединённом Вьетнаме, а затем в Лаосе и Камбодже.

Свержение в 1973 г. военного правительства и приход в Таиланде к власти гражданского кабинета несколько разрядило напряженность, еще со второй половины 40-х гг. ХХ в. сложившуюся в советско-таиландских отношениях, однако в тот момент это не сказалось на их существенном улучшении. Но серьезных противоречий в двусторонних контактах в исследуемый нами период также не наблюдалось, что во многом и определило позитивное их развитие после окончания «холодной войны».

В Приложениях помещены архивные документы, характеризующие политику СССР в Индокитае в 40–70-е гг. ХХ в., а также список основных соглашений между Советским Союзом и отдельными государствами региона, заключенных их полномочными представителями в рассматриваемый в диссертации период.

Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях:

Монографии учебные пособия:

1. Конорева И.А. Из истории «холодной войны». Идеологическое противостояние США и СССР по проблемам Индокитая в 1954–1975 гг. / И.А. Конорева.– Курск.: Изд-во ООО «Учитель», 2004. 215 с. (12,9 п.л.)

2. Конорева И.А. Международные конфликты в Азии в исторической ретроспективе: геополитические и дипломатические аспекты (1946–2006) / И.А. Конорева.– Курск.: Изд-во КГУ, 2006. – 159 с. (10 п.л.)

3. Конорева И.А. СССР и страны Индокитая / И.А. Конорева, И.Н. Селиванов, Ю.Ф. Коростелев – Курск.: Изд-во КГУ, 2007.– 122 с. (7,5 / 5,5 п.л.)

4. Конорева И.А. Международные отношения в Индокитае: геополитика, дипломатия, правовые проблемы (1939–1954) / И.А. Конорева, И.Н. Селиванов. – Курск.: Изд-во КГУ, 2008. – 368 с. (23 / 12,5 п.л.)

5. Конорева И.А. Локальные конфликты в ХХ веке: геополитика, дипломатия, войны: Учебное пособие / И.А. Конорева, И.Н. Селиванов. – М.: Дрофа, 2008. 237 с. (14,8 / 7,5 п.л.)

Статьи в журналах из перечня, рекомендованного ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации материалов, отражающих основное содержание докторских диссертаций:

6. Конорева И.А. СССР и дипломатическое признание Демократической Республики Вьетнам в январе 1950 г. / И.А. Конорева // Вопросы истории. 2008. №2. С. 84–89 (0,6 п.л.)

7. Конорева И.А. Как в российских архивах выявлялись документы о советско-вьетнамских отношениях / И.А. Конорева // Отечественные архивы. 2008. №3. С.139–142 (0,3 п.л.)

8. Конорева И.А. СССР и война во Вьетнаме. 1965–1975 // Военно-исторический журнал. 2008. №6. С. 37–42 (0,6 п.л.)

9. Конорева И.А. Первый крупный локальный конфликт периода «холодной войны»: Индокитайская война 1946–1954 гг. / И.А. Конорева // Азия и Африка сегодня. 2008. №7. С. 73–77 (0,75 п.л.)

10. Конорева И.А. Тайные поездки дядюшки Хо. Вьетнамский лидер в СССР (1950–1952 гг.) / И.А. Конорева, И.Н. Селиванов // Родина. 2008. № 7. С. 125–130. (0,7 / 0,4 п.л.)

11. Конорева И.А. Некоторые штрихи политической биографии Хо Ши Мина / И.А. Конорева // Вопросы истории. 2008. №10. С.136–141 (0,6 п.л.)

12. Конорева И.А. Первое посольство Демократической Республики Вьетнам в Москве / И.А. Конорева // Восток. 2008. №6. С. 86–91 (0,55 п.л.).

Другие публикации:

13. Конорева И.А. Страны Индокитая в идеологическом противоборстве СССР и США в годы «холодной войны» / И.А. Конорева // Чичеринские чтения. Российская внешняя политика и международные отношения в ХIХ–ХХ вв. Материалы межрегиональной научной конференции, 10–11 декабря 2002 г. – Тамбов: ТГУ им. Г.Р. Державина, 2003. С. 251–256 (0,3 п.л.)

14. Конорева И.А. К вопросу о причинах и характере феномена «холодной войны» / И.А. Конорева // Проблемы преподавания и изучения истории зарубежных стран. Вып. 3. – Курск.: Изд-во КГУ, 2002. С.34–44. (0,7 п.л.)

15. Конорева И.А. Куряне на вьетнамской войне / И.А. Конорева // Педагогический поиск. 2003. № 5. С.18–26 (0,6 п.л.)

16. Конорева И.А. Критерии гуманизма в оценках индокитайского конфликта 40–70-х гг. ХХ в. / И.А. Конорева // Гуманизм как теоретическая и практическая проблема ХХI века: Философские, социальные, экономические и политические аспекты. Доклады и выступления на международной научной конференции 3–4 июня 2004 г. в Российской государственной библиотеке / Под ред. А.В. Бузгалина. – М., 2004. С. (0,2 п.л.)

17. Конорева И.А. Влияние советской и китайской моделей политического развития на выработку концепции народовластия в Демократической Республике Вьетнам / И.А. Конорева // Народовластие и право в условиях формирования гражданского общества. Материалы международной научной конференции. – Курск: Изд-во РОСИ, 2006. С. 60–62. (0,15 п.л.)

18. Конорева И.А. Страны Индокитая в контексте геополитических реалий периода «холодной войны» / И.А. Конорева // Чичеринские чтения. Международные отношения в ХIХ–ХХ вв.: проблемы трансформации мирового порядка. Материалы межрегиональной научной конференции 25–26 ноября 2004 г. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2005. С. 210–213.(0,3 п.л.)

19. Конорева И.А. Общественное мнение СССР по проблемам войны в Индокитае (60-е гг. ХХ в.) / И.А. Конорева // Проблемы преподавания и изучения истории зарубежных стран. Выпуск 4. – Курск.: Изд-во КГУ, 2004. С. 79–92. (0,75 п.л.)

20. Конорева И.А. Формирование общественного мнения Курской области по вопросам войны в Индокитае (по архивным документам областной организации общества «Знание» / И.А. Конорева // Проблемы преподавания и изучения истории зарубежных стран. Выпуск 4. – Курск.: Изд-во КГУ, 2004. С. 93–100. (0,6 п.л.)

21. Конорева И.А. Первая индокитайская война и геополитические интересы США и СССР в Юго-Восточной Азии (вторая половина 40-х – начало 50-х годов ХХ в.) / И.А. Конорева // Проблемы истории международных отношений в новое и новейшее время. – Тамбов, 2006. C. 81–92. (0,5 п.л.)

22. Конорева И.А. Особенности разработки спецкурса «Международные локальные конфликты в Азии» (на примере раздела «Индокитайская проблема в 40–70-е гг. ХХ в. и позиция СССР») / И.А. Конорева // Проблемы преподавания и изучения истории зарубежных стран. Вып. 6. – Курск.: Изд-во КГУ, 2008. С.14–24. (0,4 п.л.)

23. Конорева И.А. Некоторые особенности применения критериев гуманизма к оценкам истории международных отношений периода «холодной войны» (на примере индокитайского конфликта 40–70-х гг. ХХ в.) / И.А. Конорева // Проблемы преподавания и изучения истории зарубежных стран. Вып. 5. – Курск.: Изд-во КГУ, 2004. С.111–122. (0,9 п.л.)

24. Конорева И.А. Основные тенденции геополитического противостояния США и СССР по проблемам Индокитая в 1961–1975 гг. // Правда истории: Вып. 5. – Курск.: Изд-во КГУ, 2007. С. 15–26. (0,6 п.л.)

25. Конорева И.А. Соотношение геополитических и идеологических факторов при выработке политики СССР в отношении Индокитая в 1954–1975 гг. / И.А. Конорева // Чичеринские чтения. Идеология и национальные интересы в системе внешнеполитических координат XIX-XX вв. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2008. С.253–256 (0,3 п.л.)

26. Конорева И.А. СССР, КНР и проблемы Индокитая в 1949–1954 гг. / И.А. Конорева // Проблемы преподавания и изучения истории зарубежных стран. Вып. 6. – Курск.: Изд-во КГУ, 2007. С.94 –104. (0,7 п.л.)

27. Конорева И.А. Геополитические интересы СССР и США в Юго-Восточной Азии в контексте Первой индокитайской войны (середина 40-х – начало 50-х годов ХХ в.) / И.А. Конорева // Ученые записки Курского государственного университета. 2008. №1. (0,5 п.л.) [Электронный ресурс]

28. Конорева И.А. Страны Индокитая во внешнеполитической стратегии СССР / И.А. Конорева // Фундаментальные исследования. 2008. №3. С. 78–79. (0,2 п.л.)

29. Конорева И.А. Воспоминания советских участников войны во Вьетнаме как исторический источник при изучении локальных войн и конфликтов второй половины ХХ в. / И.А. Конорева // Ученые записки Курского государственного университета. 2008. №.4. (0,5 п.л.) [Электронный ресурс]

30. Конорева И.А. Роль СССР во второй индокитайской войне 1965–1975 гг. в оценках современной историографии / И.А. Конорева // Проблемы всеобщей истории и историографии. – Воронеж, 2008. С. 205–211 (0,4 п.л.)

31. Конорева И.А. Таиланд в региональной геополитике в годы Первой индокитайской войны и позиция СССР (1946–1954) / Конорева И.А. // Вестник истории и философии КГУ. Серия «История». Вып.1. Курск: Изд-во КГУ, 2008. С. (0,55 п.л.)






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.