WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Поправко Елена Александровна

ИСТОРИЯ МУЗЕЙНОГО ДЕЛА В ПРИМОРСКОМ КРАЕ

(1941 2000 гг.)

Специальность 07. 00. 02 – отечественная история

автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Санкт-Петербург

2007

Работа выполнена на кафедре отечественной истории Института истории и философии Дальневосточного государственного университета

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор,

Ермакова Э.В.

Официальные оппоненты:

- доктор исторических наук, профессор Волков В.С.

- доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Кантор Ю.З.

- доктор исторических наук, профессор Смирнова Т.М.

Ведущая организация: Санкт-Петербургский государственный политехнический университет.

Защита состоится «__» ________________ 2008 г. в _____ на заседании диссертационного совета Д 502. 007. 01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Северо-Западной академии государственной службы по адресу: 199178, Санкт-Петербург, Средний пр. В.О., д. 57.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Северо-Западной академии государственной службы (Санкт-Петербург, 8-я линия В.О., д. 61).

Автореферат разослан «___»________________ 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат исторических наук, доцент

Л.И .Комиссарова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы исследования. В ХХ в. мир вступил в полосу «музейного бума», выражающегося в музеефикации памятников истории и культуры, природных объектов, создании международных и национальных музейных объединений и ассоциаций, открытии новых музеев, активизации работы ранее созданных музеев, в том числе работы с посетителем. Музей появляется на определенном этапе развития человеческого общества, для функционирования данного феномена требуются особые условия: уровень развития экономики, сформированность таких социальных институтов как наука, образование, определенное состояние общественного сознания и т.д. По мере развития общества происходит усложнение социальных функций, выполняемых музеями.

Музеи, действующие на определенной территории, составляют музейную сеть региона. Музейная сеть отражает его историю, интересы и потребности населения, имеющиеся на территории ресурсы и т.д. По тем функциям, которые выполняют музеи, по тому месту, которое они занимают в жизни своего региона можно судить не только об уровне развития музейной потребности у местного населения, но и об уровне развития региона в целом: о политике власти в отношении развития региона, формирования учреждений культуры; о научном потенциале территории, о степени развития рекреационной сферы и т.д. В этом отношении, изучение истории музейного дела в регионе позволяет увидеть механизмы функционирования социума, взаимосвязь его частей.

Кризисное состояние музейного дела в конце 1980-х - начале 1990-х гг. заставило глубже задуматься над вопросом: «Зачем нужен современному российскому обществу музей»? Ответом на него стала разработка новой государственной концепции музейной политики, реформирование управления музейным делом, изменение принципов его финансирования, создание нового законодательства в сфере музейного дела и охраны культурного, исторического и природного наследия. Но выработать концепцию музейной политики, как для Российской Федерации в целом, так и для отдельных регионов (законодательство после 1993 г. впервые в отечественной практике создало условия для разработки региональных вариантов политики в различных областях, в том числе и в области музейного дела и охраны памятников) без понимания процессов их формирования, вряд ли возможно. В данной ситуации изучение истории музейного дела в отдельных регионах Российской Федерации может вооружить как власть, так и музейных профессионалов необходимыми знаниями. На наш взгляд именно исторический подход к исследованию данной проблемы, основанный на принципе историзма, т.е. на рассмотрении истории музейного дела на фоне истории страны и во взаимосвязи с другими общественными институтами может дать наилучшие результаты.

Степень изученности проблемы. Уровень историографической освещенности истории музейного дела в России неодинаков. Есть регионы, история музейного дела в которых изучена слабо или не изучена совсем. К последним относится Приморский край. Историографию истории музейного дела в Приморском крае можно разделить на ряд групп: 1) исследования по истории музейного дела России; 2) исследования по истории музейного дела в Приморье (как в целом, так и по отдельным аспектам истории музейного дела); 3) исследования по истории культуры, образования в регионе, в которых есть упоминания о развитии музейного дела.

Важную роль для понимания изучаемой темы имеет историография истории музейного дела в СССР и РСФСР. В ее развитии можно выделить три этапа: первый - 1950 – 1960-е гг. – связан с выделением музееведения в самостоятельную научную дисциплину и появлением первых обобщающих трудов по истории музейного дела в России и СССР; второй - 1970-е – первая половина 1980-х гг. – развитие исследований по истории музейного дела, появление работ по истории крупных музейных собраний, по особенностям государственной политики в области музейного дела и охраны памятников, по истории отдельных периодов в развитии музейного дела и т.д.; третий – вторая половина 1980-х – 2000-е гг. – пересмотр сложившихся концепций истории музейного дела в связи с изменениями в российском обществе, усиление интереса к истории музейного дела на региональном уровне.

В 1950-е – 1960-е гг. в СССР произошло выделение прикладного музееведения в самостоятельную научную дисциплину, появились обобщающие монографии и учебные пособия 1. В них сформировалась общая периодизация истории музейного дела, отразились представления об основных направлениях деятельности, входящих в музейное дело, началось формирование понятийного аппарата, используемого в музейной практике и т.д. Авторы редко обращались к изучению современного (для них) состояния музейного дела. Особое значение имели статьи А.Б. Закс и В.Н. Игнатовой из «Очерков истории музейного дела», позволявшие понять особенности организации музейного дела в стране в 1940-е – 1950-е гг., определиться с типологией источников 2. С конца 1950-х гг. появились исследования по отдельным категориям музеев, например, диссертация Е.И. Востокова 3.

Работы 1970-х – 1980-х гг. продолжили тенденции в изучении истории музейного дела, сформировались научные школы на базе крупнейших музеев страны, начало уделяться внимание истории музейного дела в отдельных регионах страны 4. Существенным недостатком подхода характерного для изданий тех лет была оценка деятельности музеев через призму выполнения ими идеологических задач.

Определенные периоды и события привлекали пристальное внимание исследователей. Прежде всего, это влияние II Мировой и Великой Отечественной войн на состояние отечественных музеев 5. Основой для выводов служили материалы центральных музеев, в работах не отражалась специфика военного времени для музеев, находившихся далеко от театров военных действий, как, например, музеи Приморского края до лета 1945 г.

В конце 1980-х – начале 2000-х гг. происходят общественные трансформации, положившие начало обновлению теоретико-методологических подходов к изучению истории музейного дела в СССР и РСФСР (РФ). Из работ конца 1980-х – начала 2000-х гг. наибольшее значение имеют коллективные монографии «Музей и власть», а также работы А.Б. Закс, Ю.Н. Жукова, И.М. Коссовой и др. 6 Для анализа уровня работы отечественных музеев на разных этапах их развития большое значение имели работы по истории музейного дела в мире 7. Сравнительный анализ информации, содержащейся в обобщающих трудах по истории музейного дела в мире, позволяет судить об уровне развития отечественного музейного дела не только на примере его эталонных образцов, но и в сравнении с уровнем развития данного социального института в мире, выявлять региональную специфику. В целом значение отечественной историографии музейного дела в России и в мире определяется тем, что в оборот науки было введено большое число источников характеризующих государственную политику в области музейного дела и охраны памятников, сформирована периодизация истории музейного дела России.

Надо отметить, что в обобщающих трудах по истории музейного дела России и СССР крайне редко встречается упоминание о состоянии музейного дела в Приморском крае 8. Та же самая ситуация характерна и для других регионов России: систематический анализ истории регионального музейного дела остался явным пробелом сложившейся историографии. Это признается в крупнейших научных центрах: ведущий научный сотрудник Российского института культурологии М.Е. Каулен отмечает как существенный недостаток хронологический и типологический подходы к истории музейного дела. Обосновывая необходимость регионального подхода, она отмечает, что такое структурирование материала позволяет получить наиболее адекватное понимание исследуемых процессов 9. Развитие региональных исследований, выявляющих специфику функционирования музея как социального института в разных условиях - важнейшая тенденцией развития историографии в начале XXI в 10. В 2000-е гг. прошел ряд конференций и круглых столов, посвященных развитию государственной политики в области музейного дела и охраны памятников, особенностям формирования музейной сети, развитию основных направлений музейной работы 11. Предпринимались попытки организации международных конференций по эгидой UNESCO и региональными властями, музеями и вузами, в том числе и на Дальнем Востоке 12. Все конференции позволяют констатировать увеличение интереса к региональной проблематике среди специалистов-историков и практических работников музеев и органов государственной власти.

Исследования по истории музейного дела в Приморье очень немногочисленны. В развитии региональной историографии также можно выделить ряд этапов, не вполне совпадающих с периодизацией общероссийской историографии. Первый этап - конец 1950-х – начало 1960-х гг. – появление первых публикаций по истории музейного дела в регионе, раскрывающих состояние музейного дела в крае за годы Советской власти. Авторами работ выступали сотрудники музея им. В.К. Арсеньева или представители музейного актива (например, С.Н. Николаев), чьи работы рецензировали сотрудники музея. Наступивший в середине 1960-х – первой половине 1980-х гг. перерыв объясняется тем, что исследование истории музейного дела не относилось к числу приоритетных научных тем в исследовательской работе приморских музеев и других научных структур. Второй этап – середина 1980-х – начало 1990-х гг. – после длительного перерыва начинается обращение к отдельным аспектам темы: развитие художественной жизни и художественного коллекционирования, становление сети школьных музеев, история краеведческого движения, публикуются путеводители по памятникам и памятным местам; третий этап - вторая половина 1990-х гг. – по настоящее время – появление исследований по истории музейного дела довоенного периода, по отдельным музеям и персоналиям, формирование постоянных научных площадок – конференций, на которых обсуждается состояние музейного дела в регионе (например, Арсеньевские чтения).

Первые попытки исследования музейного дела в регионе были предприняты в конце 1950-х – начале 1960-х гг. 13 После первых попыток изучения музейной сети региона в историографии наступает длительный перерыв.

Только со второй половины 1980-х гг. изучение музейного дела в Приморском крае снова привлекает внимание исследователей. В 1985 г. вышла монография В.И. Кандыбы, в которой исследовалось, в том числе, развитие художественного коллекционирования и связанные с ним аспекты истории музейного дела в регионе 14. В обобщающих трудах по истории Дальнего Востока стали появляться статьи, освещающие отдельные аспекты истории музейного дела, например, статья Н.А. Пантус для «Истории культуры Дальнего Востока СССР» 15.Отрывочные сведения о музейном деле были даны в работе «Владивосток. Штрихи к портрету 16.

В региональной историографии существенные изменения происходят во второй половине 1990-х гг., что совпадает с началом в крае нового «музейного бума». Попытку дать краткое, но комплексное представление о развитии музейной сети края предприняли авторы энциклопедического справочника «Приморский край» 17.

Наибольшее значение имеют монографические работы хабаровских исследователей Л.В. Кореневой «У истоков музейного дела на Дальнем Востоке России» и Н.И. Рубана «Советская власть и музейное строительство на Дальнем Востоке России (1920 – 1930-е гг.)», написанные при подготовке кандидатских диссертаций 18. В них освещается начальный этап развития музейного дела в Приморском крае (до 1939 г.). Они написаны на широком круге источников, что позволяет авторам сделать обоснованные выводы об особенностях развития музейного дела в регионе, выявить специфику, определить основные тенденции. В настоящее время Л.В. Коренева и Н.И. Рубан расширяют хронологию исследований 19.

Первым исследователем, попытавшимся выстроить хронологию развития музейной сети Приморского края, определить наиболее важные события для развития музейного дела региона следует считать И.И. Бабцеву – ведущего методиста Музея им. В.К. Арсеньева 20.

Кроме упомянутых выше работ и статей, комплексных исследований по истории музейного дела в Приморье нет. Региональная историография исследуемой проблемы в основном представлена работами об отдельных музеях, персоналиях, направлениях работы в конкретном музее и т.п.

Деятельность музея им. В.К. Арсеньева с момента основания как музея ОИАК и до 2000 г. представлена в работе «Завещано: сохранить и приумножить…», выпущенной к 110-летию музея 21. Исследования, связанные с выявлением, введением в оборот Арсеньевского наследия в ПГОМ им. В.К. Арсеньева, история формирования фонда ученого, чье имя носит крупнейший и старейший музей Приморского края отражены в ряде статей международной конференции «Владимир Клавдиевич Арсеньев и его наследие» 22. Своего рода «исследование-источник» (т.к. их задача в основном сводится к информированию о миссии музея, направлениях работы) представляют статьи, написанные сотрудниками Музея им. В.К. Арсеньева (Г.А. Алексюк, С.П. Москвитиной, А.Т. Храмцовой и др.) 23 и его филиалов 24 для различных региональных конференций и научных сборников.

Сотрудники других музеев («Владивостокской крепости», Автомотостарины, Музея истории народного образования Приморского края ПИПКРО, Музея Института биологии ДВО РАН, Музея связи КТОФ и др.) менее активны в попытках исследования истории своих музеев и их фондов 25, но их статьи отличает стремление ввести в оборот новые данные, расширить сведения за счет материалов из архивов и фондов других музеев, дать анализ позитивных и негативных сторон работы.

Исследованию персоналий, сыгравших важную роль в развитии музейного дела в регионе в 1940-1980-е гг. посвящены статьи Н.И. Великой, Л.В. Кужевской, Е.В. Бендрышевой, Д.Л. Бродянского, В.А. Леонова, А.А. Калинина 26. Биографии работников музеев, продолжающих работу в настоящее время печатаются в «Музейном вестнике Приморья» 27.

Изучение истории краеведческого движения, его связь с развитием музейного дела в Приморье нашли отражение в работах Н.Л. Горкавенко, А.А. Хисамутдинова, Л.С. Малявиной 28.

Отдельная тема в историографии музейного дела в Приморском крае - изучение истории памятникоохранительной деятельнсоти в крае 29. В последние годы истории и современному состоянию охраны памятников в Приморье и на Дальнем Востоке были посвящены несколько региональных конференций 30. Можно отметить выход в 2004 г. учебного пособия «Культурные ценности глазами таможенника» 31, в котором проблемы юридической защиты ценностей рассматриваются на материале Приморского края.

Аспекты, связанные с формированием сети школьных и вузовских музеев отражены в работах по истории образования в Приморском крае и на Дальнем Востоке 32.

Для уяснения общих тенденций развития культуры важную роль играют работы по истории культурного строительства в регионе. Их немного, некоторые устарели по своей теоретико-методологической основе 33. Содержание показывает, что история музейного дела в них не отражена.

Выше сказанное позволяет сделать вывод о малой степени изученности истории музейного дела в Приморском крае с 1940-х гг. и до настоящего времени. В то же время, исходя из анализа тенденций в развитии общероссийской и региональной историографии, можно сделать вывод о научной актуальности исследования истории музейного дела в Приморье.

Цель диссертационного исследования – анализ, осмысление и выявление основных тенденций в развитии музейного дела в Приморском крае в 1941 – 2000 г. В соответствии с поставленной целью определены задачи:

1) определить основные этапы развития музейного дела в Приморском крае, разработать периодизацию исследуемого процесса;

2) изучить формирование музейной сети региона, охарактеризовать роль в этом процессе государственных органов и общественности;

3) исследовать особенности государственной политики и государственного регулирования музейного дела на каждом из выделенных этапов;

4) исследовать уровень развития основных видов музейной работы в музеях Приморского края на каждом этапе: комплектования, учета, хранения, Экспозиционной, научно-просветительской и рекреационной работы, а также особенности выполнения музеями Приморья своих социальных функций;

5) выявить особенности подготовки кадров в области музейного дела в Приморском крае, степень кадровой обеспеченности приморских музеев;

6) дать оценку состоянию охраны памятников истории и культуры (как отрасли музейного дела) в регионе, определить роль в этом государственных и общественных структур.

Объект исследования – музейное дело в Приморском крае в период с 1941 до 2000 г.

Предмет исследования – процессы и тенденции в развитии музейного дела в Приморье в 1941 – 2000 гг.

Географические рамки исследования – территория Приморского края в его современных границах 34.

Хронологические рамки исследования – 1941 – 2000 гг. - определяются особенностями периодизации истории музейного дела в России и состоянием региональной историографии. Следуя общеисторической периодизации, в которой Великая Отечественная война – особый исторический этап в жизни страны - 1941 г. принято считать началом нового этапа и в истории музейного дела в СССР и РСФСР. Кроме того, можно обосновать и региональный фактор для такой периодизации. Он связан с состоянием науки, образования и краеведческого движения в регионе, которые составляли важнейшую опору развития музейной жизни края. К началу 1940-х гг. общие для всей страны процессы формирования нового общества привели к нарушению преемственности в развитии сети культурно-просветительных и научных структур в Приморье, лишив музейное дело региона не только кадров и общественного актива, но и разрушив сложившуюся в конце XIX в. – 1930-е гг. систему научных связей и краеведческой работы. Эти процессы и их итоги изучены в региональной историографии. Это позволяет сказать, что в начале 1940-х гг. музейное дело Приморского края и без влияния внешнего фактора (начало Великой Отечественной войны) оказалось в начале нового этапа своего развития, когда предстояло заново создать систему научных связей, сформировать краеведческий актив, решить кадровые проблемы и т.д. Начальная дата исследуемого в диссертации хронологического отрезка также связана с состоянием региональных исследований: комплексное изучение истории музейного дела в Приморье заканчивается 1939-1940 гг.

Конечная дата хронологических рамок исследования определяется тем, что до середины 1980-х гг. музейное дело развивалось в рамках советской модели. Со второй половины 1980-х гг. в СССР и РСФСР наблюдается отказ от некоторых базовых принципов организации музейного дела, характерных для Советской власти, что позволяет считать вторую половину 1980-х – начало 1990-х гг. отдельным этапом развития музейного дела в России. На региональном уровне (именно для Приморского края) этот период можно ограничить 2000 г., т.к. с 2001 г. меняются нормативно-правовые условия существования музеев в крае. Это позволяет считать период после 2000 г. новым этапом развития музейного дела в регионе, основные характеристики которого пока не проявились и трудны для формирования выводов.

Источниковая база исследования представлена как опубликованными, так и широким кругом неопубликованных материалов.

Среди опубликованных источников можно выделить ряд групп.

1) Нормативные документы в области музейного дела: законы и подзаконные акты, определявшие и разъяснявшие порядок реализации законов, формулировавшие основные направления музейной политики и т.д. Часть источников этой группы доступна на электронных носителях, в основном это относится к нормативным актам, принятым в 1990-е – 2000-е гг. Нами использованы Конституции СССР 1936, 1977 гг., Конституции РСФСР и РФ 1978 и 1993 гг., т.к. они были основой законодательства, а также включали пункты о правах и обязанностях граждан в отношении памятников истории и культуры; законодательство СССР, РСФСР, РФ и Приморского края в области музейного дела и охраны памятников; указы и распоряжения Президента РФ, постановления партии и Правительств СССР и РСФСР, РФ, приказы, Министерств культуры СССР и РСФСР, Российской федерации, методические письма НИИ краеведческой и музейной работы, в том числе, опубликованные в сборниках документов по культуре и музейному делу; инструкции по учету и хранению, представлявшие основу для научно-фондовой работы музейных учреждений, инструкции и положения по охране памятников.

2) Опубликованные в разные годы перечни памятников края и Материалы к Своду памятников истории и культуры Приморья.

3) Публикации о приморских музеях и их деятельности в региональной периодической печати советского периода: газетах «Красное знамя», «Владивосток», «Приморье», «Ударник Тернея», «Коммунар», «По пути Ленина».

4) Особую группу источников представляют музеографические издания: музейные и внемузейные путеводители, буклеты выставок, музейные каталоги, музейные газеты, издаваемые в Приморском крае: «Арка-Gallery» и «Картинная галерея» и т.п. Они содержат информацию об истории музеев, проводимых мероприятиях, фотографии, позволяющие представить интерьеры выставочных и экспозиционных залов, музейную технику, оборудование и т.д.

5) Электронные источники: сайты Internet: во-первых, сайты музеев, где размещена информация об учреждении; сайты электронных газет с публикациями по различным аспектам истории музейного дела в Приморье; сайты музейных конкурсов, административных органов, электронные копии текстов нормативных документов по музейному делу и охране памятников и т.д.

Неопубликованные источники представлены документами Государственного архива Приморского Края (ГАПК), Архива дел постоянного хранения Приморского государственного объединенного музея им. В.К. Арсеньева (ПГОМ), Текущего архива Учебно-методического управления и Текущего архива кафедры отечественной истории ДВГУ, Текущего архива Евангелическо-лютеранской общины г. Владивостока, Текущего архива Управления культуры Администрации Приморского края и Текущего архива Отдела по охране исторического и культурного наследия Управления культуры Администрации Приморского края, Ведомственным реестром Главного управления Федеральной регистрационной службы по Приморскому краю, отложившемся в Текущем архиве Главного управления Федеральной регистрационной службы Министерства юстиции Российской Федерации по Приморскому краю; документами Музея истории ДВГУ Научно-учебного музея Дальневосточного государственного университета.

Материалы, отложившиеся в фонде Р-1259 ГАПК, включают отчеты музеев, отчеты Управления культуры о состоянии и работе музейной сети края, материалы смотров-конкурсов музеев и памятников, справки о работе музеев, о состоянии охраны памятников истории и культуры на местах и о деятельности в крае ВООПИиК. Хронологически материалы охватывают период от 1952 до 1984 гг. Период с 1941 до 1952 г. обеспечен источниками фонда Р-26 «Приморский Краевой исполком Совета депутатов трудящихся» и фонда Р-470 «Приморский краевой отдел культурно-просветительной работы Исполнительного комитета Приморского краевого Совета депутатов трудящихся». Характер документов аналогичен фонду Р-1259. Их дополняют документы Архива дел постоянного хранения ПГОМ им. В.К. Арсеньева, включающего развернутые отчеты музеев, отличные от сдававшихся в Управление культуры в 1950-е – 1990-е гг., что позволяет судить не только о количественных характеристиках работы музея и его филиалов, курируемых общественных музеев, но и о ее содержательной стороне. В таких отчетах содержаться данные биографий, характеристики музейных работников, позволяющие судить об их квалификации, стаже работы. Эти материалы дополняют документы Текущих архивов Управления культуры Администрации Приморского края и Отдела по охране исторического и культурного наследия, содержащие документы аналогичные фонду Р-1259 ГАПК, но хронологически охватывающие период с 1982 по 2000 гг.

Остальные архивные фонды позволяют освещать лишь отдельные проблемы. Так, фонд П-68 ГАПК «Приморский краевой комитет КПСС» содержит документы, характеризующие роль партийных органов в реализации государственной политики в области музейного дела и охраны памятников. Часть документов этого фонда дублируется с материалами фондов Р-1259 ГАПК и Архива дел постоянного хранения ПГОМ им. В.К. Арсеньева. Фонд ГАПК Р-501 «Приморское отделение Союза художников СССР» содержит материалы о формировании сети общественных художественных музеев в Приморском крае в 1950-е – 1980-е гг., роли Союза художников в развитии этой группы музеев, формировании их коллекций, помощи в организации выставочной работы. Документы фонда Р-1578 ГАПК «Уполномоченный Совета по делам религии при Совете Министров СССР по Приморскому краю» и Текущего архива Евангелическо-лютеранской общины г. Владивостока освещают реституцию конфессионального имущества как фактора в развития музейного дела.

Текущий архив Учебно-методического управления ДВГУ содержит данные о работниках музеев - почасовиках, читавших лекции и руководивших музейной практикой, количестве часов, отпущенных учебными планами на освоение предметов. В совокупности с материалами фонда Р-1259 ГАПК и Архива дел постоянного хранения ПГОМ им. В.К. Арсеньева это позволяет восстановить систему подготовки музейных кадров в крае, выявить ее участников, определить ее особенности и т.п. В Текущем архиве кафедры отечественной истории Института истории и философии ДВГУ хранятся отчеты студентов о прохождении музейной практики, приказы, договоры о сотрудничестве по музейной практике, позволяющие определить круг организаций, которые служат базой практики, а, следовательно, позволяет определить их роль в системе подготовки кадров в области музейного дела.

Документы фонда МИУ 223 «Петр Григорьевич Ошмарин» Музея истории ДВГУ Научно-учебного музея Дальневосточного государственного университета позволяют восстановить биографию организатора старейшего из действующих вузовского музея в Приморском крае, его роль в формировании коллекций музея после увольнения из университета и перехода на работу в Дальневосточное отделение Академии наук.

Ведомственный реестр Главного управления Федеральной регистрационной службы (ГУ ФРС) по Приморскому краю, отложившийся в Текущем архиве ГУ ФРС Министерства юстиции Российской Федерации по Приморскому краю, содержит данные о деятельности Приморского краевого отделения ВООПИиК в 1990-е гг.: число региональных структур, подведомственные подразделения в г. Владивостоке и т.п.

Данная совокупность опубликованных и неопубликованных источников позволяет решить поставленные в диссертационном исследовании задачи и воссоздать историю музейного дела в Приморском крае 1941-2000 гг.

Методология исследования. В процессе сбора информации автором использовались, кроме традиционных методов выявления опубликованных и неопубликованных (архивных материалов), методы опроса и наблюдения во время полевых поездок по Приморскому краю. При работе с источниками и формировании выводов исследования использовались сравнительно-исторический, историко-генетический, историко-типологический, структурно-функциональный методы, и контент-анализ.

Сравнительно-исторический метод позволил выявить общее и особенное в развитии музеев Приморья на разных этапах изучаемого хронологического периода, а также в сравнении с общим уровнем развитии музейного дела в стране (в чем помогали исследования по истории музейного дела в других регионах), а также соответствие между уровнем развития музейного дела в Приморье и «идеальными» требованиями, которые выявлялись при анализе официальных документов. Историко-генетический метод применялся для выявления динамики в развитии музейного дела в Приморском крае. Выявленные сравнительно-историческим методом изменения позволяли проследить динамику в различных направлениях музейного дела (по отдельным направлениям музейной работы, в охране памятников, в подготовке и повышении квалификации кадров и т.д.). Для наглядного представления и анализа этой динамики историко-генетическим методом использовались данные официальной статистики. Историко-типологический метод использовался для систематизации данных о музеях и музейной сети Приморского края. Применялись, принятые в музееведении классификации музеев по профилю и типу. Первая позволяет судить об объектах коллекционирования, т.к. выделяет группы по связи их деятельности с профильными научными дисциплинами, отраслями производства, культуры и т.п. Она помогает определить уровень развитости музейной сети, ее связь с региональной наукой, производством, культурой, в данном случае для музейной сети Приморского края. Классификация музеев по типу делит музеи в зависимости от выполняемых музеем социальных функций, позволяя судить о качественных характеристиках музейной сети региона, об усложнении функций музеев в социальной жизни общества (или о неизменности этих функций в течение долгого времени, что, также, заставляет искать причин подобного «застоя» в музейной работе).

Само понимание музейного дела как социального института предполагает его восприятие как системы, отдельные части которой выполняют определенные функции. Существование системы возможно только в случае выполнения всех функций. Если какая-либо из частей не выполняет предписанные ей функции, а система продолжает существовать, то необходимо выяснить какая из структур взяла на себя выполнение не предписанных ей функций. Данные положения служили основой для определения роли музеев в различных составляющих музейного дела, как непосредственно относимых к функциям музеев (собирательская, учетно-хранительская, экспозиционная, культурно-просветительная работа), так и в тех, которые не предписывались как функция именно музеям (например, охрана недвижимых памятников) или мыслились как те, которые музеи должны были выполнять в сотрудничестве с другими частями системы и даже иными социальными институтами (например, подготовка музейных кадров). Это позволило определить распределение ролей в различных составляющих музейного дела, определить выполняемые музеями социальные роли, степень их взаимодействия с властью, образовательными, научными структурами, общественными организациями, характерные для музейного дела Приморья на разных этапах его истории.

Метод контент-анализа применялся для обработки музейных отчетов, для выявления числа различных мероприятий, проводимых музеем за год, обработки книг отзывов для выяснения мнения о работе музея за определенный период и т.п. Контент-анализ применялся и для анализа отчетов местных отделений ВООПИиК с 1966 по 1985 гг. с целью выявления общего числа мероприятий, которые были проведены ежегодно, т.к. в отличие от музейных отчетов, отчеты ВООПИиК составлялись в свободной форме (не было официальных бланков) и потому достаточно разнородны по форме представления информации. Полученные в результате данные обрабатывались сравнительно историческим, историко-генетическим, историко-типологическим методами для получения качественных выводов.

Формирование концепции исследования определялось необходимостью применения междисциплинарного подхода и использованием сложившихся в истории музейного дела и теоретическом музееведении подходов к пониманию роли музея и музейного дела в обществе. Исходя из целей и задач исследования, автор находит наиболее близким институциональный подход, рассматривающий музейное дело – как особый социальный институт, задействованный в процессах отбора, учета, хранения, исследования и трансляции социально-значимых феноменов. Исторически сложившиеся особенности среды, в которой возникают и функционируют музеи, определяют своеобразие музейной сети каждого региона. Общие представления о музее как социальном институте, требования к выполнению им своих социальных функций изложены в «Этическом кодексе ICOM» 35. Для понимания особенностей функционирования музеев в различных экономических, культурных, политических и т.д. условиях имеют работы В.П. Грицкевича, Е.М. Акулича 36. В рамках институционального подхода музейное дело предстает как сложная система, усложняющаяся по мере своего развития: возникновение музея только начальная стадия развития музейного дела. Усложнение системы подразумевает усложнение социальных функций, выполняемых музеями; обособление музейных профессий от аналогичных «немузейных» (музейный дизайнер, музейный художник, музейный педагог и т.д.); появление специфического музейного образования; выделения управления музейным делом в особую отрасль государственного управления и т.п. Как социальный институт музейное дело имеет те же особенности, что и социум, в котором он функционирует в целом: усложнение этого социального института связано с развитием общества. Это особенно очевидно при «переносе» музея в социальную среду, не подготовленную к восприятию этого института, как он сложился в Европе 37. Эта проблема обсуждалась в дискуссиях по теоретическим и практическим проблемам музейного дела 38.

При этом, на наш взгляд, в данных дискуссиях слабо отражалась одна особенность музея в сравнении с архивом или библиотекой: музей в отличие от них, не только хранит и транслирует информацию, он формирует в процессе создания экспозиций особую – «музейную» - модель мира. Эта модель может не только отражать наличное состоянии социума и удовлетворять его текущие потребности, но и служить моделью будущего. В 1990-е гг. появилась работа Ч. Лэндри «Creative city» («Креативный город»), в которой автор дал определение «креативности» - способности некоторых социальных институтов аккумулировать творческие силы членов общества для достижение лучшего будущего. Ч. Лэндри рассматривал музеи в качестве таких социальных институтов, считая, что они наделены данным свойством в наибольшей степени 39.Образцы музеев, формировавших «креативное поле» сообществ, в которых и для которых они создавались, были исследованы К. Хадсоном, который выделил типологические характеристики такого музея 40. Понятие «креативности» как свойства самого социума, так и воплощение его в деятельности музеев важно для нашей концепции музея и понимания связи музейного строительства с особенностями краеведческого движения в Приморском крае в исследуемый период.

Важный аспект теоретико-методологической базы диссертационного исследования - региональный подход: в последние годы в историографии все яснее осознается разноплановость процессов, протекающих на разных территориях 41. Это совпадает и с нашей точкой зрения, согласно которой развитие музейного дела в Приморской крае имело особые черты как по отношению к музеям Центральной России, так и по отношению к ближайшим регионам. Понимание процессов развития музейного дела в стране невозможно без прохождения этапа исследования музейной жизни отдельных регионов.

Кроме того, для формирования концепции исследования и понимания уровня состояния музейного дела в Приморском крае в исследуемый период важны положения, изложенные в научных работах и методических сборниках по теоретическим основам основных направлений музейной работы и охраны памятников, т.к. в них представлены идеальные требования к организации музейной работы, характерные для разных исторических этапов 42. Эти положения позволяют сформировать «частные» концепции, через призму которых рассматривается состояние отдельных направлений музейной деятельности: научно-фондовая, экспозиционная, культурно-образовательная, рекреационная работа музеев.

Данная совокупность теоретико-методологических положений и конкретных методов исторического исследования лежит в основе полученных в диссертации выводов.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

  1. В процессе исследования автором был выявлен и впервые введен в научный оборот большой круг неопубликованных источников, в том числе, малодоступные материалы текущих архивов.
  2. В диссертации впервые дана региональная периодизация, выявлены и охарактеризованы основные этапы развития музейного дела в Приморском крае в 1941 – 2000 гг., выявлены причины затягивания начального этапа развития музейного дела, связанные с историческими особенностями заселения и освоения региона.
  3. Исследованы особенности формирования музейной сети региона на разных этапах, определены количественные характеристики музейной сети на каждом этапе, в том числе выявлены данные о численности сети общественных музеев края, отличающиеся от данных официальных органов, что позволило обосновать положение автора о латентности процессов формирования общественных музеев и слабом уровне контроля со стороны органов власти за данным процессом.
  4. Впервые исследована роль Приморского краевого отделения ВООПИиК в реализации государственной политики в области охраны памятников в 1965-1985 гг. и в формировании музейной сети края, выявлены причины кризиса организации во 2 половине 1980-х – 1990-е гг.
  5. Автором показано наличие четко выраженной «рыночной» составляющей не только в современной, но и в советской модели музейного дела, выражавшиеся в предъявлении музеям требований по выполнению финансовых показателей. Данная составляющая, как показывает проведенное исследование, вполне четко обнаруживается в условиях начавшегося в конце 1970-х – начале 1980-х гг. идеологического кризиса советского общества, на фоне падения роли идеологических требования к музеям.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Развитие музейного дела в Приморском крае представляет собой региональный вариант соответствующего общероссийского и, шире, общемирового культурного феномена, отличавшийся рядом особенностей, связанных как с общими особенностями российской культуры (например, более позднее, чем в Европе, появление феномена музея), так и с отличительными чертами, характерными для региона позднего заселения (освоение территории нынешнего Приморья относится ко времени после 1860-х гг.): слабая музейная потребность у населения в целом, узость круга лиц, имевших такую потребность, удаленность от центров науки и образования и т.п.

2. 1940-е гг. представляют собой начало нового этапа развития музейного дела в регионе. Данная периодизация хотя и совпадает хронологически с общероссийской, где Великая Отечественная война выступает как особый этап в развитии музейного дела, но отличается совершенно иным содержанием, что обусловлено особенностями исторического развития: театр боевых действий был расположен до августа 1945 г. далеко, в крае не закрывались, не консервировались музейные учреждения или часть их фондов. Напротив состояние войны привело к мобилизации всех человеческих ресурсов, что дало значительный толчок к активизации краеведческого движения, появлению первых общественных инициатив в изучаемой сфере.

3. Одним из важнейших факторов, определявших развитие музейного дела в Приморском крае была политика центральных и региональных властей. Она во многом оказала сдерживающее воздействие на развитие исследуемого феномена, что привело к длительному латентному развитию многих феноменов, например, общественных музеев в 1940-1950-е гг., частного музея с 1989 г. Под «латенцией» в данном случае подразумевается ситуация, когда реально феномен существовал, но факт его существования или не замечался, или не признавался региональными властями.

4. Важным положением данного исследования является тезис о наличии четко выраженной «рыночной» составляющей и в советской концепции музейного дела, о чем свидетельствуют предъявляемые музеям и ВООПИиК требования по выполнению финансовых показателей, что совершенно очевидно обнаруживается в конце 1970-х – начале 1980-х гг. в условиях идеологического кризиса советского общества.

5. Со второй половины 1980-х гг. в крае, как и в стране в целом, начинается поиск новой модели функционирования музейного дела, характеризующийся изменениями законодательства, системы управления, усилением роли региональных властей в культурной политике вообще, и в политике в области музейного дела в частности и т.д. На региональном уровне новая модель так и не была найдена: первая попытка осмысления нового опыта была предпринята в 1997 г. при принятии Закона «О музеях и музейном деле в Приморском крае». Но уже в 2001 г. в закон были внесены существенные изменения, говорящие о том, что поиск оптимальной модели продолжается. В то же время характер данных изменений говорит о желании отказаться от определенных составляющих прежней – советской - модели музейного дела. Это позволяет считать период после 2000 г. новым этапом развития музейного дела в Приморском крае, основные тенденции которого еще четко не проявились, а потому не могут быть предметом исторического исследования.

Практическая значимость исследования. Материалы диссертационного исследования могут применяться в работе органов государственной и муниципальной власти, руководителями музеев всех форм собственности для выработки региональной модели развития музейного дела. Содержание и выводы могут быть использованы при чтении курсов «История России», «Отечественная история», «История Дальнего Востока», «Музееведение», а также специальных курсов для студентов, учителей, преподавателей, методистов общественных, муниципальных и государственных музеев. Данные о наличии музеев, характере их работы, составе фондов, стационарных и временных экспозициях, наличии памятников истории и культуры в городах и районах края могут быть востребованы туристскими организациями.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Диссертационное исследование состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованных источников и литературы, 28 приложений.

Во Введении определяются актуальность проблемы, историография ее изучения, цель и задачи диссертации, объект и предмет исследования, хронологические, географические рамки исследования, новизна постановки проблемы и практическая значимость ее решения, положения выносимые на защиту, источниковая база и теоретико-методологические основы работы.

Глава 1 «Состояние музейного дела в Приморском крае в 1940-е 1 половине 1950-х гг.» включает два параграфа. Автор отмечает, что, несмотря на то, что в целом по стране музейная сеть значительно выросла за советский период, в Приморском крае тенденция роста музейной сети практически отсутствовала. На начало 1940-х гг. в крае было не более 7 музеев, включая в это число и 4 заповедника. Доступным публике и проводившим работу с посетителями был только Приморский краевой краеведческий музей.

Для музеев Европейской части СССР Великая Отечественная война стала особым (по большей части трагическим) периодом в развитии музейного дела. Но для музеев Приморья 1940-е гг. не характеризовались столь значительными изменениями, т.к. они находились достаточно далеко от театра военных действий до августа 1945 г., да и после начала войны с Японией боевые действия никогда не велись на территории края. Приморский краевой краеведческий музей не прекращал работу, его фонды не консервировались.

В главе исследуется состояние работы в Приморском краевом краеведческом музее (ПККМ) в годы Великой Отечественной войны, в том числе участие в мероприятиях по инвентаризации в 1941-1945 гг. Отмечается что, это направление работы оставалось одним из слабых мест ПККМ, и ситуация усугубилась в военное время. Неудовлетворительное состояние учета и хранения в Приморском краевом краеведческом музее во многом определялось теми процессами, которые характерны для музейного дела в 1920-е и особенно в 1930-е гг.: удаление старых специалистов по причине их «идеологической несовместимости» с новой властью, репрессии, обрушившиеся на музейных работников в 1930-е гг., затронувшие и новое, советское, поколение музейных кадров, низкий уровень финансирования и, как следствие, низкий уровень квалификации, высокая текучесть кадров в музеях, не могли обеспечить нормальную преемственность при выполнении таких работ как учет и хранение, требующих и скрупулезной точности, и навыков экспертизы ценностей и т.д. Учет и хранение были «слабыми местами» в работе большинства музеев страны, что неоднократно отмечалось в историографии.

Принимаемые в условиях военного времени партийными и советскими органами решения требовали от музеев продолжать и даже активизировать работу с населением, комплектовать фонды по истории Великой Отечественной войны и создавать на их основе экспозиции. Находясь далеко от театра боевых действий, Приморский краевой краеведческий музей испытал все трудности при выполнении требования Наркомпроса отразить войну в экспозициях. В диссертации освещаются проблемы организации в 1941 г. «Оборонной выставки» в ПККМ. Даются характеристики выставочной работы музея в 1941-1945 гг. В научно-исследовательской работе музеев, учитывая установки военного времени, на первый план стало выдвигаться краеведческое направление, т.к. без краеведческого актива сложно было вести музейную работу. В годы войны в ПККМ появляются первые постоянные краеведческие кружки для школьников, устанавливаются тесные связи Приморского краевого музея и Института усовершенствования учителей, Геолого-Разведочным Бюро, ТИНРО, Педагогическим институтом и т.д.

Стоит отметить, что уровень работы Приморского краевого краеведческого музея был довольно высок, в сравнении с другими музеями Дальнего Востока, хотя в отношении обеспеченности кадрами он был не в лучшем положении. Первенство музея им. Арсеньева признавалось официально: в соревновании с Хабаровским краеведческим музеем ПККМ в самые неудачные с «кадровой» точки зрения годы выходил победителем.

В годы войны появилась важная инициатива. Сотрудники музея просили присвоив музею имя В.К. Арсеньева,. В конце 1945 г. при Приморском филиале Географического общества СССР создается комиссия для подготовки к изданию полного собрания сочинений В.К. Арсеньева. В состав комиссии вошла ученый секретарь Приморского краевого музея З.И. Мясникова. Работа в комиссии стала для З.И. Мясниковой началом большой научной работы: в 1950-е гг. она будет первым систематизатором и исследователем арсеньевских материалов в фондах краевого музея, положив начало формированию нового исследовательского направления - «арсениеведения».

Во второй половине 1940-х – середине 1950-х гг.» наметился незначительный рост музейной сети, и появились первые общественные инициативы в области музейного дела: создаются Военно-исторический музей Краснознаменного Тихоокеанского флота и Музей Боевой славы пос. Краскино Хасанского района. Были и другие инициативы, к сожалению, не реализовавшиеся, например: краеведческий музей г. Сучане (теперь Партизанск). Хотя в работах по истории музейного дела в РСФСР и СССР появление общественных музеев относят к периоду «оттепели», и этот факт увязывается с активизацией общественной жизни на волне десталинизации, в Приморье первые инициативы создания общественных музеев отмечены гораздо раньше, но они не получали поддержки со стороны органов управления культурой, а их опыт не популяризировался и оставался невостребованным.

Медленный рост музейной сети в Приморском крае определялся не только равнодушием местных властей, но и особенностями позиции властей центральных. В 1945 г. управление музеями перешло к Управлению музеев Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при СНК (с 1946 г. – при Совете Министров) РСФСР. Оно должно было принять меры по восстановлению и увеличению музейной сети, провести инвентаризацию и паспортизацию фондов и т.д. Изменения в нормативной базе музейного дела касались и вопросов организации новых музеев: с 1948 г. для открытия нового музея стало требоваться разрешение Совета Министров РСФСР. В начале 1950-х гг. происходило сокращение музеев. Хотя это позволяло лучше решать проблемы с финансированием оставшейся музейной сети, но местные власти опасались поддерживать музейные инициативы, чтобы не подвергнуться критике за необоснованное раздувание сети культпросветучреждений. Потому, общественные музеи в этот период получали поддержку только там, где имелась особая потребность в ведении политико-просветительной работы и финансы для их содержания. Создание музея КТОФ в этом смысле показательно: на флоте особое значение имела не только боевая, но и политическая подготовка. Наличие собственного музея позволяло вести последнюю с размахом, не вызывающим сомнений в серьезности данной работы. Идеологическая работа военных музеев к концу 1950-х гг. становится материалом для обобщений и научных трудов.

В то же время во второй половине 1940-х – первой половине 1950-х гг. формируются и развиваются особые формы «предмузейной» деятельности: уголки, комнаты боевой и трудовой славы. Эта работа позволяла решить ряд задач: вести краеведческую, культурно-просветительную работу, проводить идеологические мероприятия, в то время как форма «уголка» или «комнаты» не регламентировавшаяся никакими документами, а, следовательно, избавлявшая от официальной систематической отчетности, оказывалась исключительно удобной. Требования, предъявляемые к музеям, «уголкам» и «комнатам» оказывались схожими и различались только масштабами. Тем самым в период с середины 1940-х до 1950-х гг. будущие общественные музеи часто существовали в рамках иных организационных форм.

Еще одна причина медленного роста музейной сети в Приморском крае в 1940-е – 1950-е гг. - отсутствие подлинного методического центра. Старейший в крае (и на Дальнем Востоке России) музей – Приморский краевой краеведческий музей им. В.К. Арсеньева, несмотря на явное улучшение его работы в годы войны, еще не «дорос» до уровня руководителя и координатора этой работы, сам часто становился объектом критики властей и общественности. В главе исследуется состояние музейной работы в ПККМ им. В.К. Арсеньева по комплектованию, учету, хранению фондов, научно-исследовательская, экспозиционная и массовая работа. Музей быстро перестраивается на «мирную» жизнь. В научно-исследовательской и экспозиционной работе «мирные» темы преобладают. Но экспозиции музея постоянно вызывали нарекания членов Краеведческого совета, Управления культуры (создано в 1953 г.), посетителей и т.д. Наиболее важные факторы, определявшие неудовлетворительное состояние дел в Приморском краевом краеведческом музее: 1) состояние кадров музея, 2) отсутствие нормального помещения, 3) уровень научно-фондовой работы. К середине 1950-х гг. музей жил по штатному расписанию военного времени, проблемы со зданием не решались до 1986 г. В результате в конце 1950-х – начале 1960-х гг. наладить научно-фондовую работу не удавалось, а это влекло неудовлетворительное состояние и других направлений работы: экспозиционной, научно-исследовательской и т.д.

В послевоенный период к направлениям музейной работы добавляется еще одно: выявление и охрана памятников истории и культуры. Руководителями и организаторами этих работ должны были стать местные Исполкомы Советов трудящихся, чьей обязанностью было вести официальную документацию, а вот в деле выявления и практической охраны памятников им рекомендовали опираться на музеи (там, где они были) и местных краеведов. Музеи становились естественными координаторами усилий по выявлению и охране исторического и культурного наследия страны, своеобразными посредниками между населением и властью. Без общественной помощи выявлять и охранять памятники истории и культуры было сложно. Ведь приняв в 1948 г. постановление «О мерах улучшения охраны памятников культуры», Совет Министров СССР требовал провести соответствующие работы в очень короткие сроки. Сложность выполнения этой задачи была и в том, обновилась нормативная база по охране памятников. Предлагаемый новыми документами порядок учета был многоступенчатым, требовал специальных навыков, которыми не всегда обладали чиновники на местах.

Для 1951-1952 гг. характерны отдельные инициативы по выявлению, учету и охране памятников истории и культуры, но они еще не предполагали систематического привлечения Приморского краеведческого музея им. Арсеньева к данной работе. Но проводившаяся в крае, как и в целом по стране, в 1949 - 1950 гг. паспортизация памятников выявила серьезные недостатки, что краевой Отдел культурно-просветительных учреждений привлекает сотрудников музея им. В.К. Арсеньева к обследованию состояния памятников истории и культуры, полагая, что это будет способствовать более профессиональному мониторингу таких объектов. К 1954 г. музеем им. В.К. Арсеньева и краеведами края уже было выявлено и представлено к постановке на государственный учет 22 исторических памятника. Это значительно превышало число объектов, официально принятых на госучет, что говорит об отсутствии координации в памятникоохранительной деятельности между властями всех уровней, с одной стороны, и музеями, и краеведческим движением, с другой.

Сотрудники Приморского краевого музея им. В.К. Арсеньева участвовали в пропаганде памятников, составляли экскурсионные маршруты, организовывали экскурсии по памятным местам Владивостока. Пропаганда памятников велась и общественными музеями (например, музеем КТОФ), причем их разработки могли использоваться и государственным музеем.

Глава 2 «Музейное дело в Приморском крае в середине 1950-х первой половине 1960-х гг.: предпосылки «музейного бума» состоит из трех параграфов. В литературе по истории музейного дела в СССР время после ХХ съезда КПСС характеризуется оживлением общественной, в том числе и музейной жизни. Данный период в историографии оценивается как время формирования «музейного бума» (приходящегося на 1960-1980-е гг.). В диссертационном исследовании показано, что именно общественные инициативы сыграли решающую роль в активизации краеведческой и музейной работы в регионе. Местные власти, оставаясь в рамках старой нормативно-правовой базы, часто опасались и не проявляли излишней активности.

Одной из форм организации музейного дела в стране становится проведение смотров-конкурсов музейной работы. После подведения итогов I Всероссийского смотра-конкурса музейной работы в 1958 г. на уровне Министерства культуры обсуждался вопрос об организации общественных музеев. В Приморском крае процесс формирования общественных музеев уже шел, но эти структуры были неизвестны региональным властям, в том числе Управлению культуры Приморского крайисполкома. Это совершенно не соответствует стереотипным представлениям, что в советский период все общественные инициативы режиссировались властью.

Во второй половине 1950-х гг. формировались новые направления коллекционирования, ранее мало развитые в регионе, началось создание сети художественных музеев края. В 1960 г. упоминается первая в крае сельскохозяйственная картинная галерея в с. Центральном Шкотовского района. По ее примеру были созданы еще 4. На основе архивных документов в диссертации делается вывод, что, не имея методического руководства и помощи, они оказались недолговечны. Государственный художественный музей формируется за счет выделения в 1965 г. художественного отдела ПККМ в самостоятельное учреждение - Приморскую краевую картинную галерею (ПККГ).

Огромное значение для развития музейного дела в регионе восстановление в 1956 г. во Владивостоке Дальневосточного государственного университета (учебного заведения и научно-исследовательского учреждения), расширившее круг лиц обращающихся в музей в процессе научных исследований. С восстановлением университета начала формироваться сеть вузовских музеев Приморского края. Первенцем был Зоологический музей ДВГУ.

Наряду с активизацией музейной жизни во второй половине 1950-х гг. усложнились требования к организации музейного дела. Это определялось внутренними и внешними причинами. К внутренним можно отнести общую демократизацию жизни в стране, связанную с критикой культа личности, пересмотром сложившихся исторических, идеологических и т.п. концепций, что предполагало поиск новых моделей идеологической работы, непосредственно затрагивая и музеи. Еще одна внутренняя причина – выход в 1955 г. первого советского учебного пособия «Основы советского музееведения», позволявшего донести накопленный опыт до удаленных от музееведческих центров регионов. Внешней причиной повышения требований к качеству музейной работы и уровню квалификации сотрудников было вступление СССР в 1957 г. в ICOM (Международный совет музеев). Знакомство с практикой организации музейного дела в других странах демонстрировало отставание советских музеев, особенно в техническом отношении. Под влиянием внутренних и внешних причин в организации научно-фондовой работы отечественных музеях в середине 1950-х гг. происходят важные изменения.

На волне десталинизации идет пересмотр музейных фондов, удаляются научно-вспомогательные материалы и музейные предметы, включенные в фонды по идеологическим причинам и не представляющие интереса в связи с изменениями в идеологии. Результаты инвентаризации 1953-1954 гг. подверглись ревизии. С 1956 по 1962 гг. музей им. В.К. Арсеньева постоянно списывал «устаревшие» экспонаты. «Освободившееся» место следовало заполнить, и от музеев требовали активизировать комплектование. В отношении объектов комплектования изменения, связанные с десталинизацией, были незначительны и относились ко времени не ранее 1956 г. Происходит даже усиление идеологического давления на музеи. Впервые в отчетных документах стали требовать особо выделять число предметов советского периода. Особую роль в активизации работы по комплектованию фондов сыграло празднование 40-летия Октября. Если до 1956 г. в отчетах музея им. Арсеньева упоминались только поездки, командировки, то с 1956 г. музей выступил организатором комплексных экспедиций, участвовал в экспедициях Дальневосточного филиала АН СССР.

Еще одно направление научно-фондовой работы – учет и хранение –служило объектом постоянной критики, хотя при этом признавалось: основная причина имеющихся нарушений – недостаток помещений. В то же время, можно отметить явное улучшение учета и хранения со второй половины 1950-х гг. К середине 1960-х гг. критика научно-фондовой работы звучала все реже. В результате улучшения учета и хранения фондов в 1950-е – 1960-е гг. происходит активизация и выход на более высокий уровень научно-исследовательской работы музея им. В.К. Арсеньева. Традиционные темы научно-исследовательской работы: история революционного движения, гражданской войны на Дальнем Востоке и т.п. в 1950-е-1960-е гг. изучаются более комплексно. Появляются новые темы научных исследований, выросшие в самостоятельные направления: «арсениеведение».

Особое внимание с середины 1950-х гг. стали уделять экспозиционной работе, т.к. в связи десталинизацией даже там, где экспозиции ранее оценивались как образцовые или удовлетворительные, должна была начаться перестройка экспозиций в соответствии с новыми идеологическими установками. Частые реэкспозиции вызывались также и тем, что за «великое десятилетие» прошли три съезда КПСС. Изменились требования к содержанию экспозиций, стало больше внимания уделяться реализации принципа предметности. Музей постоянно обращался за помощью при создании новых реорганизации уже существующих экспозиций и временных выставок к помощи центральных музеев. При обсуждении новых тематико-экспозиционных планов и просмотре смонтированных экспозиций привлекались «местные силы»: члены Музейно-краеведческого совета, ветераны гражданской войны, сотрудники институтов ДВФАН, ведущие специалисты промышленных предприятий и т.п. Но состояние экспозиций краевого музея на рубеже 1950-х – 1960-х гг. вызывало неудовольствие, как руководящих органов, так и общественности. Выставочная работа ПККМ также подвергалась критике, особенно организация выставок вне музея, в сельской местности.

Организацией передвижных выставок, кроме музея им. В.К. Арсеньева в 1950-е - 1960-е гг. занимался музей КТОФ. С передвижными выставками выезжали члены действовавшей при музее секции ветеранов флота.

Массовая работа музеев была тесно связана с развитием краеведческого движения. Под влиянием десталинизации, в Приморском крае, как и в целом по стране, наблюдался всплеск интереса к своим историческим корням, истории семьи, улицы, на которой живешь, населенного пункта и т.д. Это способствовало расширению круга лиц с музейной потребностью. Именно этот период стал временем массовой организации общественных музеев.

Формы культурно-образовательной работы музеев Приморья в данный период были достаточно традиционны: экскурсии, лекции, лектории, музейные уроки, консультации для учителей, студентов, работа по организации краеведческих кружков, работа с взрослым краеведческим активом, в том числе через организацию секций Музейно-краеведческого совета. В штатном расписании Приморского краевого музея им. В.К. Арсеньева был только 1 чел., в чьи обязанности входила организация и проведение культурно-массовой работы. Пытаясь найти выход из ситуации, коллектив музея решил, что все сотрудники должны овладеть ведением экскурсий. Возможности практической реализации этого решения определялись качественным улучшением кадрового состава музея. После 1957 г. лица без высшего образования на должности научных сотрудников в музей принимались крайне редко. Произошло «омоложение» музейных кадров, хотя оставалась проблема их «текучести». Для чтения лекций, проведения бесед, экскурсий-уроков также приглашались специалисты краевого лекционного бюро, участники гражданской войны, методисты из Института усовершенствования учителей, члены Музейно-краеведческого совета музея им. В.К. Арсеньева. К 1960-м гг. у музея им. В.К. Арсеньева было более 15 экскурсоводов.

Как и в предшествующий период, музей фактически играл роль центра по организации выявления, охраны, исследования и популяризации памятников истории и культуры. Эти обязанности вменялись ему вышестоящими инстанциями: Управлением культуры Приморского крайисполкома, Крайкомом КПСС. В нарушение порядка, установленного законодательством, Управление культуры перекладывало выполнение обязанностей, связанных с охраной памятников, на Приморский краевой музей. В 1960 г. при музее создали должность заведующего отделом изучения и охраны памятников». Но и до 1960 г. практически весь цикл работ по охране и популяризации памятников ложился на плечи сотрудников музея им. В.К. Арсеньева. Другие организации принимали участие в охране памятников только в том случае, если это соответствовало их основным задачам, например, в выявлении и научном описании новых археологических памятников в крае большую роль играли экспедиции Академии наук. При этом общее состояние работ по учету и охране памятников в крае в целом оставалось довольно низким. Так в 1958 г. в Приморье было зарегистрировано 117 памятников. Формально паспортизированы были все, но при детальном ознакомлении выявлялись серьезные нарушения при заполнении всех видов документации.

Все большую роль в выявлении и охране памятников истории и культуры начинает играть краеведческая общественность всех возрастов. Приморский краевой музей откликался на постановления центральных властей о привлечении населения к охране памятников, прежде всего, организацией методической работы со школами и другими учебными заведениями, комсомолом, публикацией в прессе статей и материалов по данной теме, созданием Музейно-краеведческого совета и его секций. Значительная часть поездок по обследованию выявленных памятников предпринималась сотрудниками музея по сообщениям от местного населения.

Глава 3 «Музейный бум» в Приморском крае: вторая половина 1960-х первая половина 1980-х гг.» состоит из трех параграфов. В них дается представление о состоянии музейной работы в государственных и общественных музеях края, анализируются причины «музейного бума», формы и методы реализации государственной политики в области музейного дела в Приморье.

При разработке нормативных документов во второй половине 1960-х гг. впервые за советский период прозвучал тезис об особых функциях музеев как хранителей коллективной памяти запечатленной в материальных носителях - музейных предметах. В этот период привлекательным для местных органов власти было создание именно общественных музеев: не получая государственного финансирования они были удобны, т.к. ни при каких условиях не предполагали упреков за необоснованное раздувание музейной сети, для их создания не требовались согласия партийных органов и Министерств культуры РСФСР и СССР. В то же время, они свидетельствовали о культурном развитии региона и положительно характеризовали усилия местной власти. В диссертации на основе неопубликованных источников приводятся данные о численности музеев края на конец 1960-х гг., на конец 1970-х гг., к середине 1980-х гг. По подсчетам диссертанта в Приморском крае к середине 1980-х гг. должно было действовать более 200 музеев и протомузейных структур (комнат, уголков) на общественных началах.

Методическими центрами работы с общественными музеями стали государственные и ведомственные музеи. В рамках своей ведомственной группы таким центром был музей КТОФ. Он пользовался авторитетом среди организаторов военных музеев и музейных комнат и в других регионах Дальнего Востока, а активной работой с «красными следопытами» был известен далеко за пределами края. Приморская краевая картинная галерея стала центром методической работы для музеев художественного профиля, коллекционеров живописи. К середине 1980-х гг. в крае действовало не менее 5 общественных художественных галерей.

К концу 1970-х гг. в целом по стране число музеев на общественных началах становиться столь велико, что появляется необходимость выделить лучшие. Это удалось реализовать, учредив в 1980 г. звание «Народный музей». К 1985 г. звание народных получили 3 общественных музея Приморского края (всего в РСФСР к середине 1980-х гг. звание получили 267 музеев). Иной формой признания высокого уровня работы общественных музеев стало изменение их статуса – перевод в число музеев государственных. К 1985 г. государственными становятся Дом-музей А.А. Фадеева, Музей истории Дальнереченска; Музей истории Партизанска.

В РСФСР уменьшалась доля комплексных музеев - с 50 % в 1965 до 36,5 % в 1985 г. Но Приморье отставало по такому показателю, как формирование узкопрофильных учреждений: из 6 государственных музеев края только 2 (33,3 %) имели узкий профиль. Хотя в 1970-е гг. очевидно желание властей взять ранее стихийное движение по созданию музеев на общественных началах под контроль. Появляются первые перспективные планы музейного строительства в крае: на 1971 – 1975 гг.; на Х пятилетку и до 1990 г.

Одной из основных форм работы, приводившей к расширению музейной сети (как общественной, так и государственной), становится со второй половины 1960-х гг. смотр-конкурс музеев к различным юбилейным датам. Первым таким смотром в Приморском крае становится музейный конкурс к 60-летию Октябрьской революции. Смотры-конкурсы играли большую роль в расширении музейной сети. Основная масса музеев, появлявшихся при их проведении в Приморском крае – общественные. При проведении смотров-конкурсов легче решались вопросы предоставления помещений для вновь создаваемых или уже существующих музеев. При проведении смотров-конкурсов музейных работников поощряли материально, что способствовало повышению престижа музейных профессий. В рамках смотров-конкурсов легче было получить методическую помощь центральных музеев. Активизировалась методическая работа государственных музеев.

При проведении смотров-конкурсов выстраивается система повышения квалификации музейных работников и общественного актива. Особенностью этой системы было то, что в крае не было средних или высших учебных заведений, которые готовили бы соответствующих специалистов. Только в 1956 г. был восстановлен Дальневосточный государственный университет. Существовавшие до него педагогические вузы не имели в учебных планах ни теоретических курсов по «музееведению», ни музейных практик. Наладить проведение постоянных студенческих учебных практик на базе музея им. В.К. Арсеньева удалось только в 1962 г. В рамках проведения студенческих практик в Дальневосточном государственном университете начинает читаться курс «Музееведение». Большую роль в подготовке кадров по естественнонаучному музееведению играл Зоологический музей ДВГУ. В 1980-е гг. исторический факультет ДВГУ на условиях почасовой оплаты начал приглашать сотрудников Приморской краевой картинной галереи, которая стала базой музейных практик для студентов-историков. Благодаря описанной системе в 1970-е – 1980-е гг. Дальневосточный государственный университет становится вузом, из стен которого выходит большая часть научных сотрудников музеев Приморского края. Вносят вклад в подготовку музейных кадров и другие вузы Приморья, например, Уссурийский пединститут.

Появившиеся в период оттепели идеологические установки на преимущественное комплектование материалов по советскому периоду получают дальнейшее развитие и закрепление в практике музейного дела второй половины 1960-х – первой половины 1980-х гг. Эта установка проявлялась в требованиях к отчетности музеев, при проведении смотров-конкурсов музейной работы, в требованиях к структуре музеев и т.д.

Самым крупным музеем края оставался Приморский краевой краеведческий музей. Характер собранного материала определялся установками сверху: на вторую половину 1960-х гг. число предметов советского периода в общем составе фондов ПККМ составляло 37-38 %, в 1984 г. - уже 67,4 %. В других музеях края наблюдается аналогичная ситуация. В 1984 г. в мемориальном музее А.А. Фадеева - 90,2 % «советских» материалов в основном фонде; в Музее истории г. Партизанска - 95,5 %, Музее истории г. Находка – 99,4 %. По музею истории г. Дальнереченска можно судить только на 1980 г. (с 1981 г. музей стал филиалом музея им. В.К. Арсеньева): - 92,6 %. Установка на «советское» комплектование проявлялась и в деятельности Приморской краевой картинной галереи. В 1966 г. в ее фондах было всего 23,7 % предметов советского периода, а в 1984 г. число предметов советского периода в основном фонде галереи составляло 53, 8 %. Картинную галерею можно назвать самым «несоветским» музеем Приморского края, но и ее показатели, значительно превышающие средние по стране, показывают, что преимущественное комплектование советских материалов, в Приморском крае было абсолютизировано. Это стало одной из причин кризиса в музейном деле края в конце 1980-х - начале 1990-х гг. В диссертации показано, что до перевода общественных музеев в статус государственных ситуация с комплектованием была иной. Это позволяет сделать вывод, что при создании общественных музеев идеологические причины играли наименьшую роль. Идеологические функции приписывались музеям властью, причем часто «приписывание» меняло изначальный облик музеев.

При проведении комплектования в общественных и вновь созданных государственных музеях основной формой оказывалась работа с активом, прежде всего, организация переписки. Ключевую роль переписки и работы с музейным активом при комплектовании отмечали работники музея КТОФ, Музея авиации КТОФ, Уссурийского городского музея. Особой была политика комплектования в Приморской краевой картинной галереи. Коллекция пополнялась произведениями, закупленными Министерствами культуры СССР и РСФСР, Управлением культуры Приморского крайисполкома, часть произведений была приобретена у частных лиц. Передавали экспонаты органы внутренних дел. Экспедиций галерея не организовывала, хотя постоянно работала в городах Приморского края, собирая материал о местных художниках. Активно вели комплектование вузовские музеи. Лидером здесь был Зоологический музей ДВГУ. Огромную роль в комплектовании фондов играл актив из выпускников ДВГУ, а также студентов-заочников, работающих в ТИНРО, ТУРНИФ и др. организациях.

В научно-исследовательской работе приморских музеев преобладали традиционные формы и темы. До 70 % изучаемых тем относились к проблематике «отделов советского общества». Фонды музеев постоянно использовались исследователями со стороны, что делало музеи, наряду с государственными и партийными архивами, важнейшими центрами научных исследований в регионе. Обладание ценным источником информации позволяет сделать использование фондов доходной статьей: в 1973 г. в музее им. В.К. Арсеньева утвердили прейскурант цен на использование материалов музея, но на практике он применялся редко, чаще исследователи «компенсировали» музею его помощь в научно-исследовательской работе консультированием, определением коллекций, участием в методических мероприятиях и т.д.

Беспокойство о сохранности фондов общественных музеев заставляло властные структуры обязывать государственные музеи и НИИ музееведения оказывать методическую помощь, а также брать на учет фонды общественных музеев в качестве филиалов самого крупного в данном регионе государственного музея. В Приморском крае это музей им. В.К. Арсеньева, хотя здесь наблюдалось явное отставание: только во время смотра к 60-летию Октября ставиться задача изучить фонды общественных музеев края и взять на учет наиболее ценные музейные предметы. Проведение государственного учета и сверки фондов в Приморском крае, как и в целом по стране, повлияло на позицию региональных властей: в 1976-1978 гг. (т.е. в преддверии планового завершения означенных мероприятий) крупнейшие государственные музеи добились выделения им новых помещений.

Получение новых помещений позволяло перестроить экспозиционную работу. Новшеством в этом направлении работы музея им. В.К. Арсеньева становится предоставление своих площадей под экспозиции общественным музеям края. В Приморской краевой картинной галерее во второй половине 1960-х – начале 1970-х гг. экспозиции находились в стадии оформления. Отсутствие достаточного помещения мешало проведению выставочной работы. Основным «резервом» стала организация внемузейных выставок: с 1975 г. их число превышало число организованных в галерее. В 1970-х гг. повышенные требования к качеству музейных экспозиций начали предъявлять не только к государственным музеям, но и к работающим на общественных началах. К экспозиционной работе протомузейных структур (комнат, уголков) предъявляются все более высокие требования, что косвенно свидетельствует о том, что власть рассматривала эти структуры как потенциальные музеи.

Во второй половине 1960-х – первой половине 1980-х гг. в культурно-просветительной и досуговой деятельности государственных музеев Приморья появляется большое количество новых форм работы, модифицируются некоторые найденные ранее и успешно опробованные формы работы с посетителем. Постоянной практикой становится заключение договоров на коллективное обслуживание с предприятиями, учреждениями, учебными заведениями, сезонных договоров с пионерскими лагерями. Технические средства внедряются в первую очередь в массовую работу: не только в государственных музеях, но и в наиболее крупных общественных музеях действуют кинолектории с показом фондовых фильмов, создаются фонотеки (записи воспоминаний и т.п.), используемые как дополнение к популярным в этот период лекциям с демонстрациями музейных предметов. Но по использованию технических средств можно отметить явное отставание и приморских, и советских музеев вообще от мировой практики музейного дела.

Потребности населения в получении через музейные формы определенной информации в исследуемое двадцатилетие все больше вступают в конфликт с желанием и потребностью власти в пропаганде советской идеологии. Наиболее очевидны противоречия в предъявляемых властью к музею требованиях при анализе научно-просветительной работы. Ее идеологическая и финансовая оценки все больше не соответствуют: с одной стороны власть требует выполнять и перевыполнять план по посетителям, т.к. это обеспечивает выполнение и финансового плана; с другой стороны, требует вести эту работу по тематике, явно не интересной основной массе посетителей. Распространенное представление, что рыночные отношения пришли в музейное дело только в 1990-е гг. не соответствует действительности. Требования работать по договорам с предприятиями, продавать сувениры, разработка прейскурантов на использование фондов говорят о явном коммерческом подходе. Идеологические мотивы сдерживали эту тенденцию, но при смене политических идеалов она стала очевидной. Требование участвовать в идеологической работе мешало музеям Приморского края, как и музеям страны в целом, вести поиск новых форм массовой работы, востребованных у населения, мешало выполнению рекреационной функции и в целом было чревато утратой музейной специфики.

В главе 4 «Охрана памятников истории и культуры в Приморье во второй половине 1960-х первой половине 1980-х гг.», состоящей из двух параграфов, исследуются факторы выделения охраны памятников в самостоятельное направление музейного дела в регионе в данный период, определяются особенности государственной политики в данной сфере в ее республиканском и региональном вариантах. Важным актом государственной политики стало создание в 1965 г. Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). Это способствовало активизации краеведческого движения, улучшению состояния памятникооохранительной деятельности в стране и ускорению формирования сети общественных музеев.

Региональные отделения ВООПИиК создавались под покровительством местных управлений и отделов культуры. Принцип добровольности при вступлении в организацию действовал весьма формально, что характерно для общественных организаций, создававшихся в советский период. Для придания новой организации веса в числе первых руководителей ее подразделений в Приморском крае были высокие должностные лица из советских и партийных структур. В Приморском крае создание большинства местных структур ВООПИиК приходится на 1966-1967 гг. Некоторые отделения ВООПИиК оказались недолговечными и заново воссоздаваясь в начале 1980-х гг. Значительную часть членов новой организации в первые годы составляли школьники, учащиеся средних профессиональных учебных заведений, учителя, члены обществ «Знание», Охраны природы, Географического общества, а среди коллективных членов - комсомольские организации и коллективы преподавателей. Впоследствии ситуация меняется, увеличивается число юридических лиц - членов общества, растет численность первичных организаций.

Первое крупное мероприятие, в котором участвовало Приморское краевое отделение ВООПИиК - смотр-конкурс памятников 1967 г. Его материалы показывают, ожидания властей в отношении организации были явно завышены. Подводя итоги смотра, краевой Совет депутатов отмечал, что наладить работу многих местных отделений ВООПИиК не удалось. Но выявились и лидеры. На наш взгляд, более быстрое становление местных организаций ВООПИиК во Владивостоке, Спасске, Сучане (Партизанск) и Партизанском районе, Имане (Дальнереченск), Уссурийске определялось наличием до 1965-1966 гг. развитого краеведческого движения, для которого появление новой общественной структуры стало возможностью формально организоваться, получить финансовые средства на осуществление своих инициатив. Там же, где развитых традиций краеведения не было, формирование структур Приморского отделения ВООПИиК сталкивалось с трудностями. Но даже «отстающие» отделения оказывались инициаторами новых явлений в местном краеведении, например, создания первых музеев в своих населенных пунктах.

Средства Приморского краевого отделения ВООПИиК идут на финансирование работ по благоустройству и ремонту памятников, сооружению новых памятников и памятных досок. Возможность через вовлечение жителей края в работу общественной организации получить от населения дополнительные финансовые средства на весь комплекс работ, связанных с охраной и пропагандой памятников, очень важна для местных Советов, особенно там, где не было собственных значительных средств. Важным направлением деятельности ПКО ВООПИиК становится участие в государственном учете памятников. Порой именно они оказываются первыми, кто начинает заниматься данной работой, фактически принимая на себя функции государственных органов: в Уссурийске именно местное отделение общества охраны памятников истории и культуры наладило учет и паспортизацию памятников в ходе смотра 1966-1967 гг.; в Ханкайском районе мониторинг состояния памятников в 1960-е – 1980-е гг. велся не уполномоченными на то органами власти, а активистами ВООПИиК и т.д.

К смотру-конкурсу 1972 г. формирование структур ПКО ВООПИиК по большей части завершилось. Именно во время смотра 1972 г. впервые можно отметить на краевом уровне тенденции к идеологизации работы ВООПИиК. До 1972 г. в документах Приморского отделения общества охраны памятников не содержалось мероприятий, связанных с пропагандой решений съездов, формированием «коммунистической морали», «идейной убежденности» и т.п. Видимо, это было оборотной стороной процесса институционализации молодой организации: став необходимым субъектом государственной политики в области музейного дела и охраны памятников, ВООПИиК, как и ранее музеи, все в большей степени становился и субъектом пропагандистской массовой работы. Одновременное протекание процессов институционализации и идеологизации работы Общества охраны памятников видно и по иным признакам. В 1970-е гг. ПКО ВООПИиК впервые начинает планировать работу по пятилеткам. Интересно проявление в работе ВООПИиК и других тенденций времени. В планах и отчетах ВООПИиК 1970-х гг. все чаще для доказательства эффективности проделанной работы присутствует такой показатель, как выполнение и перевыполнение финансовых планов.

Оборотной стороной институционализации и идеологизации деятельности Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, в том числе и на краевом уровне, становиться к началу 1980-х гг. потеря «креативного импульса»: уменьшение творческой активности индивидуальных членов организации, формализация деятельности первичных организаций и Советов. Это можно признать общим проявлением кризиса советской идеологии и основанной на ней модели музейного дела. В то же время анализ деятельности ПКО ВООПИиК за первые два десятилетия существования, показывает, что для территорий, где охрана памятников была развита слабо, сам факт появления организации способствовал активизации всех видов работ, связанных с объектами исторического и культурного наследия.

Законодательство второй половины 1960-х – первой половины 1980-х гг. впервые выделяет охрану памятников истории и культуры как особую отрасль музейного дела, закрепляя за данным направлением, прежде всего, охрану недвижимых памятников. Этому способствовали три фактора: 1) создание Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры в 1965 г.; 2) учреждение Государственной инспекции по охране памятников при Министерстве культуры РСФСР, согласно принятому в мае 1966 г. Постановлению Совета Министров «О состоянии и мерах улучшения охраны памятников истории и культуры в РСФСР»; 3) принятие в 1977 г. новой Конституции СССР и обновление Основных законов республик в 1978 г. Впервые в основном законе страны охрана памятников истории и культуры была выделена особая как обязанность гражданина. В 1978 г. был принят закон РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры».

Принятие в центре новых документов в очередной раз влечет активизацию на местах. В 1966 г. Совет Министров РСФСР, принял очередное постановление об улучшении охраны памятников. Выход постановления, совпавший с объявлением смотра-конкурса к 50-летию Октябрьской революции, стимулирует работы по выявлению памятников и памятных мест, постановке их на учет, оформлению охранных обязательств и т.д. К 1968 г. в Приморском крае составили новые списки памятников и памятных мест. По ним видно, что точного числа памятников власти не знают. Масса объектов, достойных постановки на государственный учет, оставалась без должного внимания властей. Только к началу 1970-х гг. Управление культуры инициирует привлечение научных сил региона для выявления таких объектов.

Смотр-конкурс памятников, как и аналогичные мероприятия для музеев, был в исследуемый период одной из важнейших форм реализации государственной политики. Несмотря на то, что к концу 1980-х гг. явно обозначилось негативное отношение к данной форме, нельзя не признать, как и в случае со смотрами музейной работы, стимулирующей роли смотров памятников. Хотя «идеологическая» мотивация превалировала: основное внимание доставалось памятникам советского периода, а культурно-массовая работа ставилась на первое место, но без смотров ситуация выглядела бы еще хуже.

Одним из важнейших мероприятий государственной политики второй половины 1960-х – первой половины 1980-х гг. стало проведение государственного учета и составление Свода памятников истории и культуры РСФСР. Данная работа, как и составление Сводного каталога Музейного фонда страны, была крайне важна для определения дальнейшего развития музейной сети страны, развития туристских маршрутов и т.п. В Приморском крае до 1971 г. работа над Сводом памятников истории и культуры не велась. После 1971 г. в крае к работе по составлению Свода привлекали ведущие научные учреждения, крупнейшие вузы, имевшие сильные научные школы. В то же время, работы над Сводом в Приморском крае приобрели затяжной характер. Дважды составлялись перспективные планы: на 1973-1975 и 1976-1980 гг. Но несмотря на это, работа над Сводом выводит охрану памятников и краеведение на новый уровень, объединяя усилия краеведов и научного сообщества в деле исследования исторического и культурного наследия региона.

В середине 1970-х – первой половине 1980-х гг. в охране памятников как в направлении практической работы происходит некое «распределение обязанностей». С одной стороны, работа над Сводом памятников истории и культуры постепенно утрачивает «идеологические» составляющие, становясь более «академической»: вне зависимости от того, кто в ней участвовал: ученые из АН СССР и ведущих вузов или краеведы-любители, они занимались выявлением памятников и памятных мест, их учетом и паспортизацией. С другой стороны, научно-исследовательская составляющая уходит из смотров-конкурсов, превращая их по большей части в мероприятия с ярко выраженной идеологической составляющей – использование памятников в коммунистическом воспитании трудящихся. Смотры-конкурсы начала 1980-х гг. явно демонстрируют утрату интереса к их проведению и у органов власти на местах, и у общественности. На этом фоне возможность распределить «идеологические» и «неидеологические» формы работы с памятниками между смотрами-конкурсами и составлением Свода оказалась благом: потеря интереса к проведению и участию в очередном смотре не повлияла на оценку важности работ по составлению Свода.

Важный результат работы над Сводом - уточнение списков памятников, поставленных на государственный учет, предпринимавшееся в 1974, 1976, 1980, 1983 гг., что свидетельствовало о росте внимания краевых властей к вопросам охраны памятников, желании улучшить состояние этой работы на местах. Затягивание и не завершение работ над Сводом памятников истории и культуры можно объяснить объективными причинами: отсутствие достаточного числа подготовленных кадров для проведения работ такого объема и сложности; плохое состояние выявления и учета памятников в предшествующие годы; излишнее внимание к идеологической работе с памятниками в первые годы работы над Сводом; неумение властей координировать данную работу и добиваться реализации государственной политики в области охраны памятников истории и культуры.

В главе 5 «Музейное дело Приморского края в условиях поиска новой концепции развития (1985-2000 гг.)», состоящей из двух параграфов, исследуются изменения, произошедшие за полтора десятилетия «перестройки» и «рыночных реформ», связанные с поиском новой модели развития музейного дела в стране и в регионе. Кризис модели музейного дела, сложившейся в советский период, очевидный уже в конце 1970-х – начале 1980-х гг., становится предметом активных обсуждений с началом «перестройки». Идет поиск новой модели управления музейным делом. Но изменения происходили медленно, особенно в сфере идеологии. Это видно по формам отчетности государственных музеев: до 1989 г., отчитываясь за комплектование фондов, особо указывали поступления по советскому периоду. В 1992 г. после упразднения Министерства культуры СССР функции руководства музеями перешли к Министерству культуры РФ. После конфликта Президента и Верховного Совета РСФСР в конце 1993 - начале 1994 гг. упраздняется система Советов, и к началу 1994 г. их полномочия передаются законодательным собраниям и администрациям в субъектах Федерации. При последних образуются управления культуры. Реформа в Приморье прошла довольно формально: руководителем Управления культуры Приморского крайисполккома, а затем Администрации Приморского края с 1989 по 2002 г. был В.В. Хрипченко. Таким образом, к 1994 г. в Российской Федерации сложилась система управления культурой, в том числе музейным делом, просуществовавшая до апреля 2004 г.

Новшеством исследуемого периода стало появление музейных ассоциаций. В Приморье в 1990-е гг. инициатива их создания принадлежала ведомственным и общественным музеям. В 1998 г. на базе Музея Института биологии моря ДВО РАН создали Региональный координационный центр Ассоциации естественноисторических музеев России Международного совета музеев (ICOM), а в 2000 г. директор этого музея К.А. Лутаенко возглавил Ассоциацию малых музеев г. Владивостока.

Во второй половине 1980-х - 1990-е гг. активно обсуждался вопрос об обновлении музейного законодательства. Огромную роль играли подзаконные акты, многие из которых действуют до сих пор, не «передав эстафету» соответствующим законам. Из подзаконных актов начала 1990-х гг., для развития музейного дела крайне важно Распоряжение Президента РФ № 281-РП (САП 94-17) от 23 апреля 1993 г. «О передаче религиозным организациям культовых зданий и иного имущества», законодательно оформившее процесс реституции имущества религиозных организаций. Хотя музейная общественность часто называет распоряжение документом, отрицательно повлиявшим на ситуацию в музейном деле, мы склонны не согласиться с однозначно отрицательной оценкой. Насколько благоприятнее складывается ситуация после принятия данного документа можно увидеть на примере реституированных объектов в Приморском крае. Из объектов, возвращенных религиозным организациям в Приморье, только в двух ранее находились музеи: Храм Спаса Нерукотворного в Дальнереченске – с 1970 по 1990 гг. здесь находился Музей истории г. Дальнереченска (филиал ПГОМ им. В.К. Арсеньева); и Церковь Св. Павла евангелическо-лютеранской Церкви во Владивостоке, в которой с 1951 по 1996 гг. располагался музей КТОФ. Первый объект был передан Русской Православной церкви в 1990 г., т.е. еще до выхода распоряжения № 281-РП, а второй - возвращен лютеранской общине г. Владивостока в 1997 г., т.е. уже после выхода документа. Первую ситуацию с Музеем истории г. Дальнереченска можно охарактеризовать как неблагоприятную для развития музейного дела, вторая – с музеем КТОФ демонстрирует, что процесс реституции может идти с учетом интересов всех сторон. На наш взгляд возвращение имущества действующим в РФ конфессиям и их общинам должно идти, но нужен механизм защиты, как передаваемых ценностей, так и тех, что остаются в полном распоряжении федеральных и местных властей. Важно решить вопросы, связанные с перемещением музейных фондов в новые помещения при передаче прежних в пользование конфессий, чтобы не допускать прекращения работы действующих музеев, лишая граждан возможности удовлетворения их образовательных, исследовательских, досуговых интересов.

Формирование нового российского музейного законодательства пришлось на 1990-е гг. Эти документы имели разное влияние на региональную ситуацию в музейном деле. Так, деятельность комиссии по реституции культурных ценностей и закон 1998 г. «О культурных ценностях, перемещенных в СССР в результате II Мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации», вызвавшие страстную полемику в органах власти и среди простых граждан в центре, не затронули музеи Приморского края.

В 1993 г. вступил в силу Закон РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей». В соответствии с законом в 1996 г. во Владивостоке создано Территориальное управление Департамента Министерства культуры Российской Федерации по сохранению культурных ценностей. В сфере компетенции - Приморский край и Сахалинская область. В том же году сформирована экспертная комиссия из 32 чел. С каждым годом росло число предметов, представляемых для проведения экспертиз таможней и органами МВД. Управление осуществляло контроль за сохранением памятников истории и культуры в регионе. Сотрудники Территориального управления сотрудничали с таможенными органами в подготовке квалифицированных кадров.

В 1996 г. был принят закон «О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации». В нем впервые после 1917 г. ввели понятие и определили статус негосударственной части Музейного фонда РФ. В Приморье организация частных музеев началась еще в период «перестройки». Первая попытка «музеефикации» частных коллекций была предпринята в 1989 г. Владивостокский горисполком принял решение о создании музея частных коллекций. Но данный проект не был реализован. Негосударственные инициативы оказались более продуктивными: в 1989 г. по инициативе А.И. Городнего был зарегистрирован Фонд «Сотворчество» (позже Фонд «Артэтаж») и галерея «Артэтаж». Появились инновационные частные проекты. В Приморском крае они в основном имели коммерческий характер: галерея-кафе-ресторан «Ностальгия», галерея «Версаль», галерея современного искусства «АРТ - Территория».

Одним из важнейших направлений государственной политики в области музейного дела и охраны памятников, в том числе и на региональном уровне, становиться защита материального наследия. В период «перестройки» здесь происходят существенные изменения. После выхода в 1988 г. закона СССР «О кооперации» по инициативе краевых властей в регионе были созданы специальные кооперативы для реставрационных работ. В 1990 г. в Приморском крае был создан Научно-Производственный центр по охране и использованию памятников истории и культуры (НПЦ), получивший права юридического лица.

С «перестройкой» связано усиление внимания властей к развитию туризма, особенно иностранного. Это активизировало создание планов культурного строительства, где музеям впервые отвели значительное место. На вторую половину 1980-х гг. приходятся самые грандиозные планы развития сети культурных учреждений Владивостока. В 1989 г. Владивостокский горисполком был намерен передать 20 зданий-памятников истории и культуры под учреждения культуры, из них – 8 под новые музеи, музейные клубы и Дом пропаганды культурного наследия ВООПИиК. Но большинство планов по разным причинам не реализовалось.

После 1993 г. формируется региональное законодательство в области музейного дела и охраны памятников. Положения, направленные на охрану исторических, культурных и природных ценностей, находящихся на территории края, содержит Устав Приморского края (глава 9, ст. 100 - 103). Эти положения были развернуты в краевых законах: «Об охране памятников истории и культуры»; «О музеях и музейном деле в Приморском крае».

Активизировался процесс выявления новых памятников. Во второй половине 1980-х – 1990-е гг. неоднократно уточнялись списки памятников истории и культуры. Эти решения предусматривали как расширение списков, так и исключение из официальных перечней памятников, не представляющих исторической или художественной ценности. В 1996 г. Главным информационно-вычислительным центром Министерства культуры РФ в рамках программы «Информационное обеспечение отрасли культуры России на 1997-1999 гг.» начали создаваться электронные базы данных по учету памятников истории и культуры. Приморский край еще не приступил к реализации программы. Это не говорит о каком-то особом отставании региона, т.к. на 2006 г. учет объектов наследия в электронном виде на основе базы данных «Памятники России» вели только 15 субъектов РФ.

Еще одна тенденция государственной политики в области музейного дела и охраны памятников второй половины 1980-х – 1990-х гг. – падение роли общественных организаций. Единственная общественная организация, чей статус определялся законодательно – ВООПИиК. Это связано с сохранением прежнего законодательства: до 2002 г. действовал закон РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры», предполагавший обязательное участие ВООПИиК в решении вопросов использования памятников.

Автор дает периодизацию истории музейного дела в регионе в 1985-2000 гг.: 1 этап - вторая половина 1980-х гг. – медленные изменения в советской модели музейного дела при сохранении ее существенных характеристик, появление ряда новых музейных инициатив; 2 этап - первая половина 1990-х гг. – резкое начало кризиса в музейном деле, связанное с общим социально-экономическим кризисом в стране, стремительное сокращение сети общественных музеев края, ликвидации городских и краевых отделений ВООПИиК; 3 этап - вторая половина 1990-х – 2000 гг. – медленное преодоление кризисной ситуации, поиск новой модели развития музейного дела в регионе, начало второго «музейного бума».

Вторая половина 1980-х гг. – время «перестройки» в музейном деле Приморского края, время активизации работы, период появления новых инициатив. Темпы роста музейной сети региона продолжали тенденцию «бума» 1960-х – первой половины 1980-х гг. Оказалось возможным реализовать ряд идей, ранее не находивших поддержки, например, музеефикацию объектов Владивостокской крепости. Еще одна тенденция, нашедшая в крае воплощение в годы «перестройки» - централизация музейного дела путем создания объединений. В 1985 г. Крайисполком принял решение создать на базе Приморского краевого краеведческого музея им. В.К. Арсеньева объединение из 3 филиалов во Владивостоке и 5 в крае. В связи с реорганизацией в 1986 г. головной музей получил новое название - Приморский государственный объединенный музей им. В.К. Арсеньева (ПГОМ). Структура объединения в 1990-е гг. менялась: три филиала перешли в муниципальную собственность.

Начало 1990-х гг. обозначило иные тенденции в развитии музейного дела в регионе. Сокращалось финансирование государственных музеев (а также финансировавшихся из бюджета вузовских, академических и т.д.), в связи с приватизацией или прохождением процедуры банкротства ликвидировались, консервировались общественные музеи предприятий. В первой половине 1990-х гг. многие общественные музеи перестали существовать. В результате появились районы Приморского края, где музеев (или протомузейных структур) нет. Но и в условиях кризиса появлялись инициативы по расширению музейной сети. В 1991 г. было завершено строительство Владивостокского океанариума по проекту института «Приморгражданпроект». В начале 1990-х гг. Приморская краевая картинная галерея фактически стала объединением: кроме филиала в пос. Кавалерово (создан в 1983 г.), в 1990 г. появился филиал в пос. Кировском, а в 1991 г. - Детская картинная галерея во Владивостоке. Но в 1993-1994 гг. «объединение» на базе ПККГ распалось: в 1993 г. стала самостоятельной Детская картинная галерея, в 1994 г. в муниципальную собственность перешли филиалы в пос. Кавалеровском и Кировском.

Во второй половине 1990-х гг. в крае начался новый «музейный бум». Именно в это время реализовались многие старые инициативы, нашли воплощение новые. Увеличилась сеть государственных и муниципальных музеев Приморского края за счет новых структур. Активно формировались новые общественные, частные, ведомственные музеи: По данным диссертанта в крае с 1990 по 2000 гг. появились 77 музеев, из них 55 – с 1995 г.

Во второй половине 1980-х гг. музеи стали организаторами работы клубов и объединений. Клубная работа играла большую роль в комплектовании фондов всех групп приморских музеев, тем более, что во второй половине 1980-х гг. – 1990-е гг. некоторые источники комплектования ликвидируются. Огромная заслуга приморских музеев - сохранение и развитие такой сложной формы комплектования, как экспедиции. Более распространенными оставались целевые закупки через фондово-закупочные комиссии, дары граждан и официальных структур. Можно отметить особую тенденцию: в 1990-е гг. граждане чаще стали предлагать музеям приобрести у них предметы и целые коллекции, уменьшился поток дарений.

Острой была проблема сохранения фондов. В 1990-е гг. происходила постоянная работа по переоценке прежде проведенных в музеях работ по инвентаризации фондов, в результате музеи, отчитывавшиеся о полной завершенности этой работы, спустя некоторое время оказывались среди тех, у кого эти работы не были завершены. Работы по каталогизации собраний во второй половине 1980-х гг. – 2000 г. вели только ПГОМ им. В.К. Арсеньева, ПККГ, Музей Института биологии моря, Зоологический музей ДВГУ. Свою роль в этом сыграл ряд факторов: источники формирования музейной сети; нехватка квалифицированных кадров; отсутствие технических средств для проведения учетных работ.

Приморские музеи к концу ХХ в. в большинстве своем не были оснащены компьютерами. В 1999 г. из 8 государственных и муниципальных музеев компьютеры имелись только в 3: ПГОМ им. В.К. Арсеньева, Краевая детская картинная галерея, ПККГ. К 2000 г. увеличился парк компьютеров в ПГОМ, детской галерее и ПККГ, появился 1 компьютер в Музейно-выставочном центре «Находка». Все вновь появившиеся муниципальные музеи компьютеров не имели. Электронный каталог вел только музей им. В.К. Арсеньева: число внесенных в него к 2000 г. предметов составило 482 предмета (0,14 % основного фонда). Ускорение процессов информатизации в приморских музеях приходится на начало XXI в., но сохраняется диспропорция между государственными музеями, расположенными во Владивостоке, с одной стороны, и государственными, муниципальными музеями в крае, а также общественными и ведомственными музеями, в краевом центре и за его пределами.

Неблагополучно обстояли дела с реставрацией музейных предметов. С 1966 г. реставрационная мастерская с квалифицированным реставратором была только у ПККГ. Для решения проблем реставрации фондов головного музея и его филиалов, а в перспективе и других музеев края, в 1998 г. музей им. В.К. Арсеньева разработал программу организации реставрационной мастерской. Программа получила поддержку Министерства культуры РФ. Но только 2 специалиста прошли начальное специальное обучение в Москве, профинансировать повышение квалификации удалось для 1 сотрудника.

Со второй половины 1980-х гг., особенно после снятия режима «закрытых территорий» в 1991 г., расширились международные связи приморских музеев. Большое число совместных проектов осуществил музей им. В.К. Арсеньева. Традиционным мероприятием стала Владивостокская Биеннале визуальных искусств (1998, 2000 и 2003 гг.). Музей трижды – в 1997, 1999, 2001 гг. - выступал организатором международных форумов «Россияне в АТР». Проекты музея им. В.К. Арсеньева получали международные награды и призы. За вторую половину 1990-х – 2000 г. Приморская краевая картинная галерея участвовала как экспонент в 11 выставках за пределами России, организовала ряд выставок совместно с консульствами США, КНДР, Республики Кореи и Японии. Активной была выставочная работа за рубежом Детской краевой картинной галереи, частных галерей «Артэтаж», «Арка».

Значительной проблемой для региона оставалась подготовка кадров музейных работников. Как и в 1970-е - первой половине 1980-х гг. система подготовки кадров для музейного дела замыкалась на ПГОМ им. В.К. Арсеньева, который сумел сохранить курсы повышения квалификации для работников государственных, муниципальных, ведомственных и общественных музеев Приморского края.

В Заключении автор подводит итоги исследования истории музейного дела в Приморском крае с 1941 по 2000 гг. и представляет основные выводы диссертации. Исследовав развитие музейного дела в Приморском крае с 1940-х до 2000 г., можно дать периодизацию и обозначить основные характеристики каждого периода и этапа. Критерием для деления на периоды служил уровень развития музейного дела в регионе, определявшийся состоянием нормативно-правовой базы, позицией региональных властей, развитостью основных направлений музейной работы.

Первый период – 1941 г. – середина 1950-х гг. – характеризуется продолжением начального этапа развития музейного дела в Приморском крае. Состояние музейного дела в регионе в это время отличал слабый рост музейной сети, отсутствие методического центра музейной работы и системы подготовки музейных кадров, слабый уровень развития основных направлений музейной работы. Основная причина затягивания периода становления музейного дела в регионе - географическая удаленность от центра России, что предопределило поздние сроки освоения дальневосточных территорий, поздние сроки формирования образовательных, научных учреждений, способных стать организаторами музейного дела. Продолжавшиеся до начала 1950-х гг. реорганизации органов управления культурой в стране мешали формированию четкой музейной политики в центре и на местах. В первом периоде истории музейного дела в Приморском крае нами выделено два этапа: годы Великой Отечественной войны и послевоенной десятилетие. Как особенность можно отметить, что музейное дело Приморья практически не почувствовало тягостного влияния Великой Отечественной войны, в отличие от музеев Европейской части СССР и РСФСР. В работе ПККМ присутствуют те же проблемы, что и до 1941 г. Но в ситуации военного времени было найдено решение многих проблем: начал формироваться музейный актив, было положено начало массовой краеведческой работе со школьниками и т.д. Это способствовало активизации музейной работы после войны: музейная сеть Приморья со второй половины 1950-х гг. начала прирастать, порождая предпосылки первого «музейного бума».

Второй период развития музейного дела в Приморском крае - вторая половина 1950-х – середина 1960-х гг. - характеризуется активизацией музейной жизни, появлением первого вузовского музея в Дальневосточном государственном университете; ростом сети музеев на общественных началах и протомузейных структур. Организация музеев продолжала оставаться результатом общественной инициативы, мало контролируемым и управляемым со стороны государственной власти. Это объясняется отсутствием в регионе подготовленных кадров по музейному делу, что отражалось на состоянии органов, призванных управлять музейным делом. Крайне низким был у местной власти уровень владения информацией, что не позволяло выработать четкие требования к формированию музейной политики и претворить их потом в жизнь. В то же время, во второй половине 1950-х – первой половине 1960-х гг. можно отметить качественный рост по всем направлениям музейной работы. Это определялось общими положительными изменениями в советском музейном деле, связанными с периодом десталинизации, когда появилась возможность сотрудничества и обмена опытом работы с зарубежными музеями, а также с накоплением опыта музейной работы в отечественной школе музейного дела. В Приморье эти тенденции проявлялись слабее, чем в музеях центральной России, в силу удаленности региона от ведущих центров отечественного музейного дела, однако наблюдалось улучшение по всем направлениям музейной работы. Такие направления музейной деятельности, как комплектование и экспозиционная работа в наибольшей степени оказываются подвержены идеологическому прессу. Нам представляются необоснованными выводы некоторых исследователей об одновременном протекании десталинизации и деидеологизации в отечественном музейном деле 1950-х – 1960-х гг. Но десталинизации влияла на общественное сознание: интерес к прошлому, причем не только советскому, формирование музейной потребности у населения характеризовало общественную жизнь данного периода.

Третий период - вторая половина 1960-х – первая половина 1980-х гг. - характеризуется как время первого «музейного бума» в Приморском крае. Это выражалось: 1) в численном росте музейной сети, особенно общественных музеев, 2) в повышении уровня музейной работы, 3) в появлении своей системы подготовки музейных кадров, основанной на сотрудничестве с региональными вузами, прежде всего, с ДВГУ, и замыкавшейся на Приморский краевой краеведческий музей им. В.К. Арсеньева как методический центр музейной работы в регионе, 4) увеличении финансирования музеев, более внимательном отношении к музейным проблемам.

По сравнению с 1940 – серединой 1960-х гг., вторая половина 1960-х – первая половина 1980-х гг. характеризовалась более четким проведением музейной политики в Приморском крае, попытками разработать ее региональную концепцию, появлением первых перспективных планов развития музейной сети региона. Шел поиск хозяйственных механизмов активизации музейной деятельности. В то же время нельзя не отметить сохранения взгляда властей всех уровней на музей как на нечто второстепенное, призванное обслуживать их интересы. Во второй половине 1960-х – первой половине 1980-х гг. власти предъявляют к музеям требования не только как к идеологическим и научным учреждениям, но и как к учреждениям рекреационным - досуговым и развлекательным. Мы пришли к выводу, что распространенное в историографии последних лет представление о проникновении рыночных отношений в музейное дело только в 1990-е гг., не соответствует действительности. Требования работать по договорам с предприятиями, организовать продажу сувениров, разработка прейскурантов на использование фондов говорят о явном коммерческом подходе властей к музеям. Идеологические мотивы сдерживали данную тенденцию, но при смене политических идеалов она стала очевидной в 1990-е гг. и начале XXI в. Со второй половины 1960-х и до середины 1980-х гг. идеологические требования к музейной работе со стороны центральных и местных властей постоянно усиливаются, даже общественные музеи вовлекаются в пропагандистскую работу. Требование участвовать в идеологической работе мешало музеям Приморского края, как и музеям страны в целом, вести поиск новых форм массовой работы, востребованных у населения, мешало выполнению рекреационной функции и было чревато утратой собственной специфики. С особой силой противоречия между тенденциями развития музейной потребности у населения и особенностями требований власти к организации музейной работы проявляется на рубеже 1970-1980-е гг., что свидетельствует о кризисе сложившейся модели музейного дела.

Особым фактором, ускорившим развитие музейного дела в регионе в третий из выделенных периодов, стала организация Приморского краевого отделения Всероссийского добровольного общества охраны памятников истории и культуры. Анализ деятельности Приморского краевого отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры за первые два десятилетия его существования, показывает, что для территорий, где охрана памятников как часть музейного дела и направление государственной политики была развита слабо, появление такой организации способствовало активизации всех видов работ, связанных с объектами исторического и культурного наследия. Также деятельность ПКО ВООПИиК активизирует процесс формирования негосударственной музейной сети в регионе. Первоначально деятельность ВООПИиК была более свободна от идеологических факторов. Но институционализация структур ПКО ВООПИиК, приходящаяся в крае на начало 1970-х гг., повлекла за собой и идеологизацию работы этой общественной организации. В 1970-е гг. работа общества становиться неотъемлемой частью осуществления государственной политики в области охраны памятников. В работе ВООПИиК проявилась, как и в работе музеев, тенденция перехода к рыночным отношениям: в планах и отчетах ВООПИиК с 1970-х гг. все чаще для доказательства эффективности проделанной работы присутствует такой показатель, как выполнение и перевыполнение финансовых планов. Оборотной стороной институционализации Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, в том числе и на краевом уровне, становиться к началу 1980-х гг. потеря «креативного импульса» - уменьшение творческой активности индивидуальных членов организации, формализация деятельности первичных организаций и Советов. Это можно признать общим проявлением кризиса советской идеологии, который явно ощутим и в деятельности музеев, и связанных с ними государственных и общественных структур к середине 1980-х гг.

Важным событием в развитии музейного дела в регионе и одновременно проверкой на зрелость для сложившейся системы его субъектов стало участие музеев, научной общественности и краеведов в составлении Свода памятников истории и культуры Приморского края. Это способствовало усилению контактов между научными, образовательными структурами, государственными и общественными музеями, но тот факт, что работа над Сводом так и не была доведена до конца, говорил о недостаточно высоком уровне развития музейного дела в регионе, а также о неумении организовать такую работу и координировать действия ее участников со стороны региональных властей.

Оценивая сложившуюся в музейном деле Приморского края к началу «перестройки» модель реализации государственной политики в данной сфере, можно отметить явное противоречие между декларируемыми принципами и практикой. На словах модель управления была «жесткой», т.е. ведущую роль должно было играть государство и уполномоченные на то органы управления культурой; на практике государство ограничивалось формулировкой требований к различным направлениям музейной работы и охране памятников, устраняясь от выполнения остальных функций: изыскание ресурсов для выполнения требуемого, методическое руководство и контроль и т.д., и предоставляя другим субъектам музейного дела (музеям, общественным структурам) самим искать и ресурсы, и оптимальные пути решения проблемы. На наш взгляд именно это «самоустранение» власти от выполнения своих функций было причиной того, что уровень развития музейного дела в регионе не соответствовал предъявляемым сверху эталонным требованиям.

Четвертый период – середина 1980-х гг. – 2000 г. С началом «перестройки» перед Приморскими музеями, казалось, открывалась новая страница истории: с накопленным опытом работы, имеющимися ресурсами выйти на новое место в культурной жизни региона и страны в целом, преодолеть то, что мешало обретению своего лица. Это требовало, прежде всего, новой музейной политики. Опыт развития музейного дела в регионе мог стать основой для выработки новой модели региональной политики в области музейного дела и охраны культурного и исторического наследия. Но общий социально-экономический кризис конца 1980-х – начала 1990-х гг. повлек за собой и кризис музейного дела в Российской Федерации в целом. Негативные ситуации второй половины 1980-х – 1990-х гг. в основном определялись общей кризисной ситуацией в стране. Экономический кризис породил проблемы финансирования музеев всех форм собственности, работ по выявлению, учету и охране памятников истории и культуры; политический кризис и формирование новых органов государственной власти – чехарду законодательных инициатив и противоречия в нормативных актах. В целом можно охарактеризовать государственную политику в области музейного дела и охраны памятников этого периода как «догоняющую» - законодательство de jure оформляло свершившееся de facto: появление частных и корпоративных музеев, начавшийся процесс реституции имущества конфессий и т.д. Среди выявленных в диссертационном исследовании отрицательных сторон функционирования музеев Приморского края в условиях реформ, особенности финансовой ситуации: ни один музей не смог перейти к такому формированию бюджета, когда хотя бы 50 % доходов поступало из внебюджетных средств. Это сделало музеи Приморского края зависящими от учредивших их структур. К положительным характеристикам периода развития регионального музейного дела после 1985 г. относится интеграция приморских музеев в международную систему культурных и научных связей, формирование уникальных направлений региональных научных исследований, создание новых форм реализации культурно-образовательной и рекреационной функций. Только во второй половине 1990-х гг. наметился выход из данного кризиса. В то же время нельзя говорить о завершенности формирования новой модели музейного дела, как в стране, так и в Приморском крае.

На основе выявленных в диссертации тенденций развития музейного дела в регионе в диссертационном исследовании высказан ряд рекомендаций, реализация которых могла бы способствовать развитию данного социального института в Приморском крае:

1. Необходимо ускорить процесс обновления федерального законодательства в области музейного дела и охраны памятников, уделив особое внимание «выравниванию» используемой в отечественных нормативных актах терминологии, что позволило бы сделать более однозначной практику правоприменения этих документов в практической работе музеев, и органов управления культурой и охраной памятников. До завершения данного процесса следует ввести (или продолжить, как в случае с недвижимыми памятниками истории и культуры) моратории на любые операции по приватизации памятников истории и культуры и предметов государственной части Музейного фонда РФ;

2. Необходимо пересмотреть региональное законодательство и восстановить действие статей краевых законов «О музеях и музейном деле в Приморском крае», «Об охране объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации на территории Приморского края», направленных на социальную защиту музейных работников, а также обеспечивавших поддержку негосударственной части музейного фонда и памятников истории и культуры, находящихся в пользовании общественных и религиозных организаций;

3. Следует пересмотреть краевую программу «Музеи и общество» в сторону внесения в нее более конкретных, с четко определенными сроками выполнения подпрограмм. В число последних следовало бы включить целевые подпрограммы: а) по компьютеризации государственных и муниципальных музеев, обеспечению их системами учета типа «КАМИС», четко установив сроки завершения каталогизации фондов в электронном виде; б) по подготовке кадров для музейного дела, для чего финансировать из краевого и муниципальных бюджетов подготовку кадров по музейным профессиям на базе ведущих вузов Приморского края; в) программу по развитию реставрационных лабораторий на базе Приморского государственного объединенного музея им. В.К. Арсеньева и Приморской государственной картинной галереи.

В Приложения включены тексты архивных документов, приводятся основные показатели работы Приморских музеев (посещаемость, экспозиционная, научно-фондовая, культурно-просветительная работа), сведения о формальных показателях учета, строительства новых памятников, формировании структур ПКО ВООПИиК и т.д.

Апробация НАУЧНЫХ результатов исследования.

Основные положения и выводы диссертации отражены в 19 публикациях, общим объемом 54, 07 п.л. (из них – 0,2 п.л. в неразрывном соавторстве), в том числе монографии, 4 публикациях в ведущих реферируемых журналах, рекомендованных ВАК РФ («Россия и АТР», «Религия и право», «Регионология»), в докладах на международных, общероссийских и региональных конференциях, научных семинарах. Результаты исследования использованы при написании учебного пособия «Музееведение», при составлении учебной программы «Музееведение и его особенности на Дальнем Востоке», используемых в учебном процессе в Институте истории и философии Дальневосточного государственного университета и в Институте сервиса, моды и дизайна Владивостокского государственного университета экономики и сервиса.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ

1. Поправко, Е.А. Процесс реституции имущества религиозных организаций и музейное дело в Приморском крае / Е.А. Поправко // Религия и право. – 2005. - № 2. – С. 44-47. (0,5 п.л.).

2. Поправко, Е.А. Культурные ценности: новое пособие для таможенников / Е.А. Поправко, М.Б. Сердюк // Россия и АТР. – 2005. - № 2. – С. 159-160. (0,2 п.л.).

3. Поправко, Е.А. Музеи Приморья в годы войны / Е.А. Поправко // Россия и АТР. – 2005. - № 3. – С. 39-46. (0,5 п.л.).

4. Поправко, Е.А. Формирование музейной сети Дальнего Востока / Е.А. Поправко // Регионология. – 2007. – № 2. – С. 337-346. (0,6 п.л.).

Монография

5. Поправко, Е.А. Музейное дело в Приморском крае (1941 – 1985 гг.). Монография / Е.А. Поправко. – Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 2006. – 338 с. (19, 06 п.л.).

Научные статьи, доклады, научные сообщения

6. Поправко, Е.А. Региональный аспект курса / Е.А. Поправко // Российские соотечественники в АТР. Перспективы сотрудничества. Материалы III межд. науч. – практ. конференции. – Владивосток, 2003. - С.248-250. (0,2 п.л.).

7. Поправко, Е.А. Развитие музейной сети в Приморском крае в 1940-1990-е гг. (региональный аспект вузовского курса «Музееведение») / Е.А. Поправко // IV Гродековские чтения: Документы и пленарные доклады регион. науч.-практ. конференции «Приамурье в историко-культурном и естественно-научном контексте России». – Хабаровск, 2004. - С. 94-100. (0, 4 п.л.)

8. Поправко, Е.А. Фонд Р-1259 Государственного архива Приморского края как источник по истории музейного дела в Приморском крае (1953-1984 гг.) / Е.А. Поправко // Культура и культурология на Дальнем Востоке. Материалы регионального научного семинара, посвященного 15-летию кафедры культурологии. 19 ноября 2004 г. – Владивосток, 2004. - С. 71-79. (0,5 п.л.).

9. Поправко, Е.А. Электронные источники по истории музейного дела в Приморском крае / Е.А. Поправко // VIII Дальневосточная конференция молодых историков: Сборник материалов. – Владивосток, ДВО РАН, 2004. – С. 17-22. (0,5 п.л.).

10. Поправко, Е.А. Музейное дело в Приморском крае 1945-1955 / Е.А. Поправко // Известия Российского государственного исторического архива Дальнего Востока. Сб. научн. трудов. – Владивосток, 2004. – Т. IХ. - С. 197-224. (1,0 п.л.).

11. Поправко, Е.А. Развитие музейного дела в Приморском крае: государственная политика и общественные инициативы (1940-е – 1 половина 1980-х гг.) / Е.А. Поправко // Труды Учебно-научного музея ДВГУ. – Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 2005. – Вып. III. Из истории высшего образования и музейного дела на Дальнем востоке. К 105-летию Дальневосточного государственного университета и 5-летию музея ДВГУ. – С. 170-193. (0, 66 п.л.).

12. Поправко, Е.А. Основные тенденции в развитии законодательства в области музейного дела и охраны памятников в Российской Федерации в 1990-е гг. – начале XXI в. / Е.А. Поправко // Материалы краевой научно-практической конференции: «100 лет российского парламентаризма: история и современность». – Владивосток: Эксел Плюс, 2006. – С. 86-93. (0, 6 п.л.).

13. Поправко, Е.А. Музей им. В.К. Арсеньева как центр изучения и охраны памятников истории и культуры Приморья в 1940-х – середине 60-х гг. ХХ в. / Е.А. Поправко // V Гродековские чтения: Материалы Межрегиональной науч.-практ. конференции «Амур – дорога тысячелетий». – Хабаровск: Хабаровский краевой краеведческий музей им. Н.И. Гродекова, 2006. – Ч. II. – 236 с. (0, 45 п.л.).

14. Поправко, Е.А. Государственная политика в области музейного дела и охраны памятников и особенности ее реализации в Приморском крае (1985 г. - нач. ХХI в.) / Е.А. Поправко // Культура & Общество [Электронный ресурс]: Интернет-журнал МГУКИ / Московский государственный университет культуры и искусств. — Электронный журнал. — М.: МГУКИ, 2007 — № гос. регистрации 0420700016. - Режим доступа: http://www.e-culture.ru/Articles/2007/Popravko.pdf, свободный [Дата публикации 05. 02. 2007]. – 15 с. (0,7 п.л.).

15. Поправко, Е.А. Формирование музейной сети Дальнего Востока в 1920-е – 1 половине 1950-х гг. / Е.А. Поправко // Культура & Общество [Электронный ресурс]: Интернет-журнал МГУКИ / Московский государственный университет культуры и искусств. — Электронный журнал. — М.: МГУКИ, 2007 — № гос. регистрации 0420700016. - Режим доступа: http://www.e-culture.ru/Articles/2007/Popravko1.pdf, свободный [Дата публикации 16. 02. 2007]. – 13 с. (0,5 п.л.).

16. Поправко, Е.А. Сравнительный анализ государственной политики в области музейного дела в Российской Федерации и США в 1990-е гг. – начале XXI в. / Е.А. Поправко // США: опыт взаимодействия личности, общества, государства: Материалы международной научно-практической конференции, 19-20 июня 2006 г., Владивосток. – Владивосток, Издательство Дальневосточного университета, 2006. – С. 215-224. (0,5 п.л.)

Учебные пособия

17. Поправко, Е.А. Музееведение. Учебное пособие / Е.А. Поправко. – Владивосток, Издательство ВГУЭС, 2005. – 234 с. (26,9 п.л.).

18. Поправко, Е.А. Рабочая учебная программа дисциплины «Музееведение и его особенности на Дальнем Востоке» (ДС.Ф.0) / Е.А. Поправко // Методическое обеспечение учебных дисциплин: Учебно-методическое пособие по специальности «Культурология». – Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 2005. – Вып. 2. – С. 49-57. (0,3 п.л.).

Поправко Елена Александровна

ИСТОРИЯ МУЗЕЙНОГО ДЕЛА В ПРИМОРСКОМ КРАЕ

(1941 2000 гг.)

Специальность 07. 00. 02 – отечественная история

автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Лицензия № от

Формат издания 6084 1/16. Печать офсетная. Подписано в печать

Усл. печ. л. 2,5. Уч.-изд. л. Тираж 100 экз. Заказ

Издательство Дальневосточного университета.

____________________________________________________________

Отпечатано в типографии Издательства Дальневосточного университета.

690950, г. Владивосток, ул. Алеутская, 56.


1 Основы советского музееведения. – М., 1955. – 376 с.; История музейного дела в СССР. – М., 1957. – 191 с.; Очерки истории музейного дела в России. – М., 1960. – Вып. II. – 380 с.; Очерки истории музейного дела в России. – М., 1961. – Вып. III. - 365 с.; Очерки истории музейного дела в СССР. – М., 1962. – Вып. IV. - 284 с.; Очерки истории музейного дела в СССР. – М., 1963. – Вып. V. - 406 с.

2 Закс А.Б. Из истории Государственного Исторического Музея (1941-1957 гг.) // Очерки истории музейного дела в России. – М., 1961. – Вып. III. – С. 5-54; Закс А.Б. Источники по истории музейного дела в СССР (1917-1945 гг.) // Очерки истории музейного дела в СССР. – М., 1968. – Вып. VI. – С. 5-53; Игнатова В.Н. Организация музейного дела и музейное строительство РСФСР в послевоенные годы (1945-1953) // Там же. – С. 54-96.

3 Востоков Е.И. Военные музеи СССР и их работа по политическому и воинскому воспитанию советских воинов. Автореф. дис. на соискание уч. ст. к.и.н. – М., 1958. – 20 с.

4 Музейное дело в СССР. Роль советских музеев в сохранении памятников истории и культуры. - М., 1980. - 192 с;. Актуальные вопросы деятельности общественных музеев. Сб. статей. - М., 1980. - 102 с.; Научные основы работы музеев исторического профиля. Сб. статей. - М., 1980. - 184 с.; Актуальные проблемы совершенствования музейной экспозиции. Сб. статей. - М., 1982. - 184 с.; Отражение в экспозициях музеев социалистических стран темы «Нерушимая дружба народов - историческое завоевание социализма». Сб. статей на материалах научно-практической конференции, 21-25 июня 1982 г., Ленинград. - М., 1983. - 224 с.; Актуальные проблемы архитектурно- художественного проектирования экспозиций исторических и краеведческих музеев. Сб. статей. - М., 1983. - 120 с.; Музейное дело в СССР. Музейная сеть и проблемы ее совершенствования на современном этапе. Сб. статей. - М., 1985. - 233 с.; Важнейшие направления совершенствования работы советских музеев в свете решений XXVII съезда КПСС. Сб. статей. - М., 1987. - 191 с.

5 Симкин М.П. Советские музеи в период Великой Отечественной войны // Труды Научно-исследовательского института музееведения. – М., 1961. – Вып. II. – С. 178-325; Найдакова Г. Музеи Бурятии в период войны // Сибирь в Великой Отечественной войне. Тезисы Всесоюзной научной конференции. Новосибирск, 5-6 марта 1985 г. – Новосибирск, 1985. – С. 276; Годунова Л.Н. Историко-революционные музеи в 1941-1982 гг. // Актуальные проблемы советского музееведения. Сб. научных трудов. – М., 1987. – С. 107-121; Закс А.Б. Опыт собирания материалов по истории Великой Отечественной войны Государственным историческим музеем в 1941-1944 гг. // Археографический ежегодник за 1975 г. – М., 1976. – С. 149-158; Левыкин К.Г. Перестройка работы исторических и историко-краеведческих музеев в годы Великой Отечественной войны // Вопросы истории. – 1985. - № 4. – С. 148-151.

6 Музейное строительство в СССР. Сб. статей. - М., 1989. - 225 с.; Жуков Ю.Н. Становление и деятельность советских органов охраны памятников истории и культуры, 1917-1920 гг. - М., 1989. – 301 с.; Коссова И.М. Музей в культурной жизни края. – М., 1989. – 127 с.; Коссова И.М. Выставочная работа музеев в современных условиях. - М., 1988. - 52 с.; Коссова И.М. Тенденции и перспективы развития клубных форм музейной работы. - М., 1988. - 33 с.; Музей и власть. – М., 1991. – Ч. 1. – 323 с.; Музей и власть. – М., 1991. – Ч. 2. – 190 с.; Таран А.В. Состояние сети музеев в России и регионах на фоне тенденций и особенностей современной культурной политики // Ориентиры культурной политики. – М., 1998. – Информационный вып. 1. – С. 3-31; Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры. – М., 1994. – 312 с.; Михайлова Н.В. Государственно-правовая охрана историко-культурного наследия России во 2 половине 20 в. - М., 2001. – 280 с.; Музейное дело России / Под ред. М.Е. Каулен, И.М. Коссовой, А.А. Сундиевой. – М., 2003. – 614 с.; Теория и практика музейного дела в России на рубеже ХХ – XXI вв. / Труды ГИМ. – М., 2001. – Вып. 127. – 488 с.; Полякова М.А. Охрана культурного наследия России. – М., 2005. - 272 с.; Именнова Л.С. Социально-педагогическая деятельность краеведческого музея: История, теория, методика. Дис. канд. пед. наук: 13.00.01. - М., 2004. - 200 с.; Именнова Л.С. Социально-педагогическая деятельность краеведческого музея: История, теория, методика. Автореф. дис. канд. пед. наук: 13.00.01. - М., 2004. - 25 с.

7 См.: Музееведение и охрана памятников. Музееведение и музейное дело в СССР и за рубежом. – М., 1977. – Вып. 2. – 50 с.; Грицкевич В.П. История музейного дела до конца XVIII в. – СПб., 2001. – Ч. 1. – 164 с., Ч. 2. – 244 с.; Хадсон К. Влиятельные музеи. – Новосибирск, 2001. – 196 с.; Юренева Т.Ю. Музей в мировой истории. – М., 2003. – 536 с.

8 См.: Фатигарова Н.В. Музейное дело в РСФСР в годы Великой Отечественной войны (аспекты государственной политики) // Музей и власть. – М.,1991. – Ч.1. – С. 176 – 177; Златоустова В.И. Государственная политика в области музейного дела (1945-1985 гг.) // Там же. – С. 275; Российская музейная энциклопедия.– М.,2001.–Т.1.– С.136-137; Т.2. – С.112-114,115,238-239.

9 Каулен М.Е. Музеи-храмы и музеи-монастыри в первое десятилетие советской власти. – М., 2001. – С. 9.

10 См.: Акулич Е.М. Музей и регион. – Екатеринбург, 2004. – 427 с.; Акулич Е.М. Музей как социокультурный институт. Автореф. на соиск. уч. ст. док. социолог. наук. – Тобольск, 2004. – 37 с.; Александрова Л.К. Провинциальные музеи в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: На материалах Верхнего Поволжья и Волго-Вятского региона России. Дис. канд. ист. наук: 07.00.02. - Кострома, 2003. - 289 с.; Александрова Л.К. Провинциальные музеи в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: На материалах Верхнего Поволжья и Волго-Вятского региона России. Автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02. - Кострома , 2003. - 27 с.; Змеул А.А. Музеи в культурном пространстве города: Комплексный анализ на примере Нижнего Новгорода 1985-2003 гг. Дис. канд. ист. наук: 24.00.03. - М., 2004. - 237 с.; Змеул А.А. Музеи в культурном пространстве города: Комплексный анализ на примере Нижнего Новгорода 1985-2003 гг. Автореф. дис. канд. ист. наук: 24.00.03. - М., 2004. - 22 с.

11 Культурология – культурная политика – развитие = Culture: Research – Policies – Development: материалы международной научно-практической конференции, Москва, 1-3 июля 2001 г. – М., 2001. – 384 с.; Современная историография и проблемы содержания исторических экспозиций музеев. По материалам «круглого стола», состоявшегося 18 мая 2001 г. в г. Орле. – М., 2002. – 296 с.; От краеведения к культурологии: Российскому институту культурологии – 70 лет. – М., 2002. – 372 с.; Сохранение и приумножение культурного наследия в условиях глобализации. Материалы международной научно-практической конференции, 9-11 декабря 2002 г. – М.: МГУКИ, 2002. – Ч. I. - 139 с.; Сохранение и приумножение культурного наследия в условиях глобализации. Материалы международной научно-практической конференции, 9-11 декабря 2002 г. – М.: МГУКИ, 2002. – Ч. II. - 83 с.; Сохранение культурного наследия библиотек, архивов и музеев. Материалы научной конференции, Санкт-Петербург, 14-15 февраля 2003 г. – СПб., 2003. – 276 с.; Экологические проблемы сохранения исторического и культурного наследия: материалы VIII Всероссийской научной конференции, Бородино, 12-14 ноября 2003 г. - М., 2004. – 371 с.; Актуальные проблемы вузовских музеев: материалы межвузовской научно-практической конференции, 23 ноября 2004 г. – СПб., 2004 - 59 с.

12 Диалог: Музей и общество: материалы II Международной научно-практической конференции под эгидой ЮНЕСКО, посвященной 75-летию Национального художественного музея РС (Я), 2 октября 2003 г. – Якутск, 2005. - 237 с.; Проблемы сохранности и безопасности библиотечных, архивных, музейных фондов. Материалы межрегиональной научно-практической конференции 26-28 апреля 2006 г., Хабаровск. – Хабаровск: РИО ДВНГБ, 2006. – 216 с.

13 Мясникова З.И. Музеи // Приморский край. – Владивосток, 1958. – С. 451-453; Иванов С.И. Культурное строительство в Приморье. – Владивосток: Приморское книжное издательство, 1963. – С. 7-8, 29-31; Мушкина В.Н. Приморский краевой краеведческий музей им. В.К. Арсеньева // Вопросы массовой научно-просветительной работы музеев. – М., 1961. – С. 485-487.

14 Кандыба В.И. История становления и развития художественной жизни Дальнего Востока (1858 – 1938 гг.). – Владивосток, 1985. – 176 с. (См.: С. 34-59, 129-147).

15 Пантус Н.А. Издательская деятельность краеведческих музеев Дальнего Востока 1917-1985 гг.: содержание, формы, опыт, традиции // История культуры Дальнего Востока СССР XVII - XX вв.: Советский период. – Владивосток, 1990. – С. 125-139.

16 Владивосток. Штрихи к портрету. – Владивосток, 1985. – 304 с. (См.: С. 129, 137-139, 153, 155, 160, 161-167,170).

17 Приморский край: Краткий энциклопедический справочник. – Владивосток, 1997. – С. 119, 310-312, 383-384, 461-462.

18 Коренева Л.В. У истоков музейного дела на Дальнем Востоке России (1884-1917). – Хабаровск, 2002. – 118 с.; Рубан Н.И. Советская власть и музейное строительство на Дальнем Востоке России (1920 – 1930-е гг.). – Хабаровск, 2002. – 216 с.; Коренева Л.В. Становление и развитие музейного дела на Дальнем Востоке России (1884-1917 гг.) / Автореф. на соиск. уч. ст. к.и.н. по специальности 07.00.02. «Отечественная история». – Хабаровск, 2001. – 22 с.; Рубан Н.И. История музейного строительства на Советском Дальнем Востоке 20 – 30-х гг. ХХ века / Автореф. на соиск. уч. ст. к.и.н. по специальности 07.00.02. «Отечественная история». – Хабаровск, 2001. – 23 с.

19 Коренева Л.В. Выставочная деятельность дальневосточных музеев в период Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. // Арсеньевские чтения. Материалы научно-практической конференции, посвященной 115-летию ПГОМ им. В.К. Арсеньева (28-29 сентября 2005 г.). – Владивосток, 2005. – С. 169-173; Корнева Л.В. Просветительная и образовательная деятельность дальневосточных музеев в формате исторического развития региона // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. – 2005. - № 3 (7). – С. 108-114; Корнева Л.В. История музейного дела на Дальнем Востоке России. Учебное пособие. – Хабаровск, 2006. – 260 с.; Рубан Н.И. Новые тенденции в развитии дальневосточных музеев во 2 половине ХХ века // Там же. – С. 165-169; Рубан Н.И. Музеология. Основные направления и формы музейной деятельности. Музейное дело на Дальнем Востоке России. - Хабаровск, 2003. – С.181-210; Рубан Н.И. Музеология. История музейного дела. Основные направления и формы музейной деятельности. Музейное дело на Дальнем Востоке России. - Хабаровск, 2004. – С. 272-291, 298.

20 Бабцева И.И. Из истории Приморского государственного объединенного музея им. В.К. Арсеньева // Краеведческий вестник. – Владивосток, 1994. – Вып. III. – С. 72-75; Бабцева И.И. Хроника ПГОМ им. В.К. Арсеньева // Арсеньевские чтения. Материалы региональной научно-практической конференции, посвященной 110-летию создания музея им. В.К. Арсеньева. – Владивосток, 2000. – С. 135-140; Бабцева И.И. Развитие музейной сети Приморского края // Арсеньевские чтения. Материалы региональной научно-практической конференции, посвященной 130-летию со дня рождения В.К. Арсеньева. – Владивосток, 2002. – С. 73-78; Бабцева И.И. Историческая хроника ПГОМ им. В.К. Арсеньева // Музейный вестник Приморья. – 2005. - № 1. – С. 23-24; Бабцева И.И. К 115-летию ПГОМ им. В.К. Арсеньева. Историческая хроника (продолжение) // Музейный вестник Приморья. – 2006. - № 2. – С. 11-13.

21 Завещано: сохранить и приумножить… Юбилейный альбом к 110-летию Приморского государственного объединенного музея им. В.К. Арсеньева. – Владивосток, 2000. – 96 с.

22 Владимир Клавдиевич Арсеньев и его наследие. Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 125-летию со дня рождения В.К. Арсеньева. – Владивосток, 1997. – С. 3-12; 44-48; 58-63; 92-99.

23 Храмцова А.Т. Приморский государственный объединенный музей им. В.К. Арсеньева – продолжатель традиций общества изучения Амурского края // Краеведческий вестник. – Владивосток, 1994. – Вып. III. – С. 5-13; Арсеньевские чтения. Материалы региональной научно-практической конференции, посвященной 110-летию создания музея им. В.К. Арсеньева. – Владивосток, 2000. – С. 14-23; 50-55; 97-100; 101-104; 105-108; 148-152; 112-114; 121-126; 126-131; 131-135; 140-148; 152-155; 174-176; 176-178; Арсеньевские чтения. Материалы региональной научно-практической конференции, посвященной 130-летию со дня рождения В.К. Арсеньева. – Владивосток, 2002. – С. 56-62; 62-68; 68-72; 108-111; Москвитина С.П. Музей и историческая наука: всегда вместе // 85 лет высшему историческому и филологическому образованию на Дальнем Востоке России: материалы научной конференции 4-5 ноября 2003 г. – Владивосток, 2003. – Ч. 1. Сборник трудов Института истории и философии ДВГУ. – С. 165-169; Москвитина С.П. Из истории Владивостокской Биеннале Визуальных искусств // Музейный вестник Приморья. – 2005. - № 1. – С.75-76; Клименко И.Н. Новые поступления в фонд семьи Бринеров в ПГОМ им. В.К. Арсеньева // Музейный вестник Приморья. – 2006. - № 2. – С.25-27; Москвитина С.П. Программа по сохранению историко-культурного наследия в Приморском государственном объединенном музее им. В.К. Арсеньева // V Гродековские чтения: Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Амур – дорога тысячелетий». – Хабаровск, 2006. – Ч. II. – С. 153-157.

24 Кузнецова Н.А. Археологическая коллекция музея истории г. Арсеньева – как источник сведений о далеком прошлом долины р. Арсеньевки // Краеведческий вестник. – Владивосток, 1994. – Вып. III. – С. 181-184; Кресс К.Ф. Из истории краеведческого музея в г. Арсеньеве // Там же. – С. 75-78.Кузнецова Н.А. Коллекция предметов эскимосов о. Ратманова из фондов музея истории г. Арсеньева // Владимир Клавдиевич Арсеньев и его наследие. Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 125-летию со дня рождения В.К. Арсеньева. – Владивосток, 1997. – С. 156-159; Кресс К.Ф. Из истории формирования коллекции значков, выпускаемых машиностроительным заводом «Аскольд» города Арсеньева // Арсеньевские чтения. Материалы региональной научно-практической конференции, посвященной 110-летию создания музея им. В.К. Арсеньева. – Владивосток, 2000. – С. 157-158; Скачкова А.В. Музей, город, время // Музейный вестник Приморья. – 2006. - № 2. – С. 36-37; Бадюк Л.В. Государственному литературно-мемориальному музею Александра Фадеева в с. Чугуевка – 45 лет // Там же. – С. 81-83.

25 См.: Шибнев Б.К. Организация и роль музея охраны природы в экологическом воспитании и образовании населения // Краеведческий вестник. – Владивосток, 1994. – Вып. III. – С. 273-276; Арсеньевские чтения. Материалы региональной научно-практической конференции, посвященной 110-летию создания музея им. В.К. Арсеньева. – Владивосток, 2000. – С. 115-119; 119-121; 157-158; Арсеньевские чтения. Материалы региональной научно-практической конференции, посвященной 130-летию со дня рождения В.К. Арсеньева. – Владивосток, 2002. – С. 78-84; 103-106; Старостин Б.К. Учебно-научный музей ДВГУ // Вестник ДВО РАН. – 2002. - № 5. – С. 209-221; Даркина С.М., Казыханова М.Г. Лутаенко К.А. и др. Зоологический музей ДВГУ: 35 лет со дня основания. – Владивосток, 1993. - 24 c.; Труды Учебно-научного музея ДВГУ. - Владивосток, 2003. – Вып. I. – 132 с.; Труды Учебно-научного музея ДВГУ. - Владивосток, 2003. – Вып. III. – С.49-53, 59-61, 67-74, 110-13, 125-140, 163-169, 232-247; Смирнова Т.Т. Музей связи КТОФ // Музейный вестник Приморья. – 2005. - № 1. – С. 95; Музейный вестник Приморья. – 2006. - № 2. – С. 86-89; 89-91; 91-94.

26 Великая Н.И. Памяти Надежды Ивановны Алексахиной – директора Дальневосточного литературно-мемориального музея А.А. Фадеева // Арсеньевские чтения. Материалы региональной научно-практической конференции, посвященной 110-летию создания музея им. В.К. Арсеньева. – Владивосток, 2000. – С. 90-96; Кужевская Л.В. Э.Н. Осокина – создательница музея этнографии в ДВГУ // Арсеньевские чтения. Материалы региональной научно-практической конференции, посвященной 130-летию со дня рождения В.К. Арсеньева. – Владивосток, 2002. – С. 99-103; Кужевская Л.В. Э.Н. Осокина. Слово об учителе // 85 лет высшему историческому и филологическому образованию на Дальнем Востоке России: материалы научной конференции 4-5 ноября 2003 г. – Владивосток, 2003. – Ч. 1. Сборник трудов Института истории и философии ДВГУ. – С. 55-60; Бродянский Д.Л. Краевед-историк Б.А. Дьяченко // Арсеньевские чтения. Материалы региональной научно-практической конференции, посвященной 130-летию со дня рождения В.К. Арсеньева. – Владивосток, 2002. – С.94-99; Бендрышева Е.В. Дальневосточный журналист Н.И. Колбин на посту директора Приморского краеведческого музея // Там же. – С. 88-93; Леонов В.А., Кудряшов А.А. Андрей Андреевич Соболев // Вестник Дальневосточного отделения Российской академии наук. - 2000. - № 4. – С. 102; Калинин А.А. Первый директор или посвященная труду и людям жизнь // Дальневосточный ученый. – 2002. – 27 ноября. - № 23 (1225). – С. 6-7; - 18 декабря. - № 24 (1226). – С. 6-7.

27 См.: Музейный вестник Приморья. – 2006. - № 2. – С. 106-108; 108-109.

28 Горкавенко Н.Л. Историческое краеведение в период строительства социализма в СССР. 1917-1970 / Автореф. на соиск. уч. ст. к.и.н. по специальности 07.00.02. «Отечественная история». – Владивосток, 1983. – 24 с.; Горкавенко Н.Л. Историческое краеведение в первые годы Советской власти. 1917 - 1937 гг. (на материалах Дальнего Востока). – Владивосток, 1983. – 37 с.; Горкавенко Н.Л. Становление и организация краеведческой работы на советском Дальнем Востоке // VI Арсеньевские чтения. - Уссурийск, 1992.-С.68-70; Горкавенко Н.Л. Становление и организация краеведческой работы на советском Дальнем Востоке // Рациональное использование биоресурсов Тихого океана. - Уссурийск, 1992.-С.68-70; Хисамутдинов А.А. Общество изучения Амурского края: события и люди. - Владивосток, 2004.- Ч. 1. – 275 с., Хисамутдинов А.А. Общество изучения Амурского края: Справочник. - Владивосток, 2006.- Ч. 2. – 248 с.; Малявина Л.С. Из истории научных учреждений Востока России: Дальневосточный краевой научно-исследовательский институт (1923-1931 гг.). – Хабаровск, 2007. – 214 с.

29 Николаев С.Н. Памятники и памятные места в Приморье. - Владивосток, 1958. – 96 с.; Хорев В.А. Археологические памятники Приморского края. – Владивосток, 1978. – 72 с.; Памятники истории и культуры Приморского края / Под ред. А.И. Крушанова. – Владивосток, 1982. – 248 с.; Памятники истории и культуры Приморского края: Материалы к Своду / Под ред А.И. Крушанова. – Б.м., 1991. – 268 с.; Преловский В.И., Батаршев С.В., Никитин Ю.Г. Памятники археологии Приморья и туризм: оценка, картографирование и перспективы использования // V Гродековские чтения: Материалы Межрегиональной научно-практической конференции «Амур – дорога тысячелетий». – Хабаровск, 2006. – Ч. I. – С. 242-247; Майорова Н.В. Документы ГАПК о сохранении историко-культурного наследия в Приморском крае в 1945-1990 гг. // 85 лет высшему историческому и филологическому образованию на Дальнем Востоке России: материалы научной конференции 4-5 ноября 2003 г. – Владивосток, 2003. – Ч. 1. – С.151-159; Майорова Н.В. Деятельность государственных учреждений Приморского края по сохранению историко-культурного наследия в 1945-1953 гг. // Книга. Читатель. Культура: Библиотека вуза в контексте гуманитаризации образования: материалы II региональной научно-практической конференции. – Владивосток, 2004. – С. 149-153.

30 Актуальные проблемы сохранения культурных ценностей в Дальневосточном регионе: материалы межведомственной региональной научно-практической конференции. – Хабаровск, 2003. – Часть 1. – 168 с.; Актуальные проблемы сохранения культурных ценностей в Дальневосточном регионе: материалы межведомственной региональной научно-практической конференции. – Владивосток, 2003. – Часть 2. – 192 с.; Культурно-историческое наследие в XXI в.: Перспективы сохранения и использования: Сб. докладов конференции, посвященной международному дню охраны памятников. – Владивосток, 2000. – 126 с.

31 Дьяков В.И., Дьяков И.В., Левданская Н.А. и др. Культурные ценности глазами таможенника. – Владивосток, 2004. – 202 с.

32 Березкина Н.И. Это нашей истории строки. – Владивосток, 1999. – 104 с.; Дальневосточный государственный университет: история и современность. 1899 – 1999. – Владивосток, 1999. – С. 202-203.

33 Очерки истории советского Приморья (от эпохи первобытнообщинного строя до настоящего времени) / Учебное пособие. – Владивосток: Приморское книжное издательство, 1963. –С. 162-163; Очерки истории Приморской организации КПСС. – Владивосток, 1971. – 424 с.; История культуры Дальнего Востока СССР XVII – XX вв. – Владивосток, 1996. – 256 с.

34 Как они определены в 1948 г. после передачи Советско-Гаванского района из Приморского в Хабаровский край.

35 Этический кодекс ИКОМ для музеев. – М., 2003. – 48 с.

36 Грицкевич В.П. История музейного дела до конца XVIII в. – СПб., 2001. – Ч. 1. – 164 с., Ч. 2. – 244 с.; Акулич Е.М. Музей как социальный институт // Социс. – 2004. - № 10 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://socis.isras.ru/SocIsArticles/2004_10/akulich.doc [Дата обращения 20. 04. 2005]; Акулич Е.М. Музей как социокультурный институт / Автореф. на соиск. уч. ст. д. социологических н. – Тобольск, 2004. – 37 с.; Акулич Е.М. Музей и регион. – Екатеринбург, 2004. – 427 с.

37 Белтинг Г. Музей как средство информации // Музей как сообщество в условиях глобализации. – М., 2002. – С. 7-8; Байер-де Хаан Р. Пост-национальное, транснациональное, глобальное? О настоящем и перспективах исторических музеев // Там же. - С. 21, 29.

38 См.: Музееведение. На пути к музею XXI в. – М., 1989. – 224 с.; Музей как сообщество в условиях глобализации. – М., 2002. – 113 с.; Козлов В.П. Музеи, библиотеки, архивы в системе исторической памяти // Отечественные архивы. – 2004. - № 6. – С. 71-75; Афанасьев М.Д., Горяева Т.М., Силаева З.А., Сундиева А.А., Фаизова И.В. Дискуссия вызвана взаимным интересом // Там же. – С. 75- 86; Бернат А. Архивы, библиотеки и музеи – институты общественной памяти. Что их различает и сближает // Отечественные архивы. – 2005. - № 2. – С. 60-65.

39 Лэндри Ч. Креативный город. – М., 2005. – 399 с.

40 Хадсон К. Влиятельные музеи. – Новосибирск, 2001. – 196 с.

41 Каулен М.Е. Музеи-храмы и музеи-монастыри в первое десятилетие советской власти. – Москва, 2001. – С. 9.

42 Кучеренко М.Е. Научно-фондовая работа в музее. – М., 2002. – 107 с.; Реставрация музейных ценностей. Научные и практические работы. Труды ГИМ. – М., 1999. – Вып. 107. – 152 с.; Консервация и реставрация музейных ценностей. Объекты на бумаге и пергаменте. Материалы I научно-практической конференции 21-23 ноября 2000 г. Труды ГИМ. – М., 2002. – Вып. 129. – 120 с.; Музейное дело в СССР. Научные основы работы музеев исторического профиля. - М., 1980. – 184 с.; Лорд Б., Лорд Г.Д. Менеджмент в музейном деле. - М., 2002. – 256с.; Музеи. Маркетинг. Менеджмент. Практическое пособие. – М., 2001. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://future.museum.ru/lmp/books/mmm.htm [Дата обращения 20. 05. 2005]; Пантелеева Л.В. Музей и дети. – М., 2000. – 255 с.; Ребенок в музее: новые векторы детского музейного движения / Отв. ред. М.Ю. Юхневич. – М., 2006. – 176 с.; Быков В.В. Выставка. Советы художнику-оформителю. – М., 1980. – 64 с.; Музееведение. На пути к музею XXI в.: музейная экспозиция. – М., 1996. – 368 с.; Поляков Т.П. Мифология музейного проектирования или «Как делать музей – 2». – М., 2003. – 456 с.; Литвинов В.В. Практика современной экспозиции. - М., 2005. – 349 с.; Музей и новые технологии. На пути к музею XXI века. - М., 1999. - 216 с.; Селезнева Е.Н. Культурное наследие и культурная политика России 1990-х гг. (теоретико-методологические проблемы). – М., 2003. – 164 с.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.