WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Вязовская Татьяна Николаевна

исторический опыт разработки и реализации государственной пенсионной политики

российской федерации (1990-2004 гг.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени 

доктора исторических наук

 

Москва 2010

Диссертация выполнена в Академии сферы социальных отношений на кафедре общих гуманитарных и социально-экономических дисциплин 

Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор

ТУРИЦЫН Игорь Викторович

Официальные  оппоненты:

доктор исторических наук, профессор 

ершов Виталий Федорович

доктор исторических наук, профессор

семенов Александр Альбертович

доктор исторических наук

миронец Екатерина анатольевна

Ведущая организация: Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Защита состоится 19 апреля 2010 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.01 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 117571 Москва, проспект Вернадского, д. 88, кафедра истории МПГУ, ауд. 817.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ по адресу: 119992, ГСП-2, Москва, ул. Малая Пироговская, д.1.

Автореферат разослан 18 марта 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета         Киселева Л.С.

I. Общая характеристика работы

Актуальность исследования обусловлена особым социально-экономическим, общественно-политическим и гуманитарным значением проблем разработки и реализации пенсионной политики в условиях социального государства. Пенсионное обеспечение является одной из его главных функций. Именно государство призвано организовать пенсионную систему, учитывающую интересы всех членов общества, гарантировать ее устойчивую, эффективную работу, рассчитанную на достаточно длительную историческую перспективу. Деятельность государства в указанной сфере является важным условием соблюдения прав отдельного человека, поддержания социальной стабильности всего общества.

Обращение к истории пенсионного обеспечения показывает, что на протяжение более чем столетия оно представляет собой одну из наиболее значимых и, вместе с тем, противоречивых сфер социальной жизни, а достижения или недостатки в данной области ярко характеризуют общий уровень развития конкретного общества.

Российский опыт свидетельствует, что начатый на рубеже 1990-х гг. переход к рынку, изменив весь комплекс социально-экономических отношений, с неизбежностью актуализировал вопрос о социальной защите граждан. В данной связи, в рамках периода пенсионная политика представляла собой одно из важнейших направлений активности государства, причем не только в социальной сфере, но и во внутренней политике в целом. Несмотря на предпринятые меры, сфера пенсионного обеспечения стала весьма «слабым» звеном реформационного процесса. Кризис системы, падение жизненного уровня пенсионеров показали, что старшее поколение оказалось особенно уязвимым перед лицом системных трансформаций.

Сегодня, когда государство, несмотря на мировой кризис, предпринимает масштабные меры по улучшению ситуации, осмысление исторического опыта разработки и реализации российской пенсионной политики в 1990-2004 гг. является необходимым, позволяет лучше понять современные проблемы.

Анализ состояния научной разработки проблемы, проведенный в первом разделе диссертации, позволил сделать вывод, что, несмотря на свою социально-политическую значимость, она исследована историками крайне схематично, а потому настоятельно требует дальнейшего изучения.

С учетом этого, в качестве объекта исследования определена сфера социальной защиты нетрудоспособного населения России.

Предмет исследования составляет пенсионная политика Российской Федерации.

Целью исследования является осмысление исторического опыта разработки и реализации государственной пенсионной политики российской федерации в 1990-2004 гг.

Задачи исследования:

- определить степень научной изученности, источниковую базу проблемы, методологическую основу ее изучения и с учетом этого выявить ее слабо разработанные аспекты и перспективы дальнейшего исследования;

- выяснить характер воздействия системных реформ 1990-2000-х годов на социальное самочувствие российских пенсионеров;

- рассмотреть эволюцию российской системы пенсионного страхования в свете пенсионной реформы 1990 года;

- охарактеризовать пенсионный кризис середины 1990-х гг. и связанный с ним чрезвычайный режим социальной защиты российских пенсионеров;

- осветить процессы выработки новой пенсионной концепции и борьбы по вопросу о переходе от распределительной пенсионной системы к накопительной;

- осуществить комплексный анализ процесса разработки и реализации российской пенсионной реформы в 2000-2004 гг.

Хронологические рамки исследования охватывают период 1990-2004 гг., в отличие от предшествующих десятилетий стабильности, характеризуемый как время перманентной пенсионной реформы. Начало глубоким переменам в пенсионной сфере дали разработка и принятие в 1990 г. закона «О государст­венных пенсиях в РСФСР». Верхние рамки периода определены исходя из учета специфики практической реализации пакета пенсионных законов 2001-2002 гг., к 2004 году (концу первого президентского срока В.В. Путина), показавшей допустимые пределы введения накопительных принципов пенсионного страхования.

Территориальные рамки исследования охватывают территорию Российской Федерации. 

Характеристика источниковой базы приводится в 1 разделе работы.

Методологическую основу диссертации составила совокупность идей, характеризующих диалектико-материалистическое понимание исторического процесса. В основе исследования лежат принципы историзма, достоверности, объективности. Исходя из требований диалектики о всеобщей связи социальных процессов и явлений, в процессе работы автор руководствовалась установкой на то, что регулирование общественных отношений оказывается тем эффективнее, чем точнее оно выражает совокупность политических, правовых, экономических, социаль­ных и нравственных характеристик развития общества, вообще, и функционирования социальной сферы - в частности. Вместе с тем, в исследовании учитывались современные теоретические подходы к пониманию сущности социального государства, статус которого получил в Российской Федерации конституционное закрепление.

Научная новизна исследования определяется, прежде всего, тем, что в нем осуществлено комплексное научное обобщение исторического опыта разработки и реализации российской пенсионной политики в 1990-2004 гг.

Изученные материалы показали, что к негативным последствиям социальных реформ следует отнести не только снижение уровня жизни большинства россиян, но и появление факторов, ухудшивших качество их здоровья и возможности для полноценного труда. Растущая масса экономически пассивных людей, зависящих от социальной помощи, стала тяжелым бременем для государства, все менее справлявшегося с решением задач социальной защиты множившегося слоя пенсионеров. Даже несмотря на экономический рост 2000-х гг., оно не смогло обеспечить им минимального прожиточного минимума.

Исследованием установлено, что, обладая ограниченными ресурсами, с конца 1991 г. власть пошла по пути принятия достаточно бессистемных решений в пенсионной сфере. В итоге, доминанта частных, «временных», нередко плохо сочетаемых мер привела к неизбежной ревизии прогрессивного пенсионного закона 1990 г., по сути, превратив пенсионную политику государства, с одной стороны, в поле борьбы за льготы, а с другой - в инструмент текущего политического манипулирования массой пенсионеров.

Принципиально важно, что кардинальным образом меняя роли субъектов пенсионной политики, перенося основную нагрузку пенсионного обеспечения на работодателей, в условиях кризиса государство вынужденно отказалось от такого базового критерия исчисления пенсий как труд и его результаты. За исключением сферы пенсионного обеспечения чиновников, в 1990-е гг. пенсии перестали отражать реальные трудовые заслуги их получателей.

Документально установлено, что, разрушив единую концептуальную пенсионную схему, принятую в 1990 г., власть все менее справлялась с решением текущих законотворческих и управленческих задач, следствием чего стал глубокий пенсионный кризис середины - второй половины 1990-х гг., в значительной степени обусловленный крайне низким качеством работы органов власти и управления. Широкие льготы по пенсионным отчислениям, нецелевое и нерациональное использование пенсионных взносов, на фоне все более очевидной информационной закрытости финансовых пенсионных потоков поставили пенсионную систему России на грань катастрофы. При этом лишь личная позиция Б.Н. Ельцина и отдельных региональных лидеров все же обусловила выполнение государством части обязательств перед пенсионерами.

Изученные материалы показывают, что основной выход из кризиса все чаще связывался с переходом к накопительной пенсионной системе, означавшей отказ от принципа солидарности поколений. Однако движение к введению этой максимально индивидуализированной формы, начатое с середины 1990-х гг. и ускоренное с 2001 г., оказалось сопряженным с немалыми трудностями экономического и организационного плана, в частности, породило борьбу за обладание пенсионными накоплениями граждан. На фоне отсутствия надежных гарантий сохранности данных средств, яснее стали также возможные негативные социально-политические последствия, что уже в 2004 г. заставило власть принять ряд мер, создающих новые гарантии пенсионных прав граждан. 

Научно-теоретическая и практическая значимость диссертации состоит в комплексном научном анализе одного из важнейших аспектов постсоветских рыночных реформ. Научно-теоретическое осмысление опыта разработки и реализации пенсионной политики позволяет глубже понять природу российского социального государства, особенности его становления. Полученные научные результаты могут быть использованы в деятельности органов государственной власти и управления, прежде всего, органов социальной защиты, в работе Пенсионного фонда России, негосударственных пенсионных фондов. Материалы диссертации могут представлять интерес для широкой общественности, ученых, исследующих новейший период истории России, для учащихся, студентов высших учебных заведений.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации изложены в монографиях, других научных публикациях, общим объемом около 53,6 печатных листа. О результатах исследования автор докладывала на кафедре общих гуманитарных и социально-экономических дисциплин Академии сферы социальных отношений. Выводы доводились до сведения научной общественности на ряде всероссийских и региональных научных конференций и семинаров.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, шести разделов, заключения и списка использованной литературы и источников.

II. основное содержание диссертации

Во «Введении» обосновывается актуальность, определяются цели и задачи, хронологические рамки диссертационного исследования, рассматривается его научная новизна и практическая значимость.

В первом разделе – «Историография, источники и методология изучения проблем разработки и реализации государственной пенсионной политики Российской Федерации в 1990-2004 гг.» рассмотрены основные научные подходы к изучению темы, осуществлен анализ ее историографии и источниковой базы.

В рамках теоретического анализа представленной темы автор исходит из того, что пенсионное обеспечение населения является важным достижением современной цивилизации, свидетельствующим о ее выходе на качественно новый уровень. Различные аспекты формирования пенсионной системы разрабатывались на протяжении длительного времени многими видными мыслителями, представителями гуманитарного знания.

Особое значение вопросы пенсионного обеспечения приобрели в СССР, где была предпринята попытка построения бесклассового общества на основе принципов социального равенства. В известном смысле, данный курс стал продолжением той гуманистической традиции поиска идеала социальной справедливости, которому в России всегда придавалось особое значение. Не случайно проблемы социальной гармонии постоянно находились в центре внимания ведущих отечественных ученых XIX-XX столетий.

Отдавая должное теоретическому поиску социального идеала, который велся лучшими умами человечества на протяжении столетий, тем не менее, следует признать, что лишь во второй половине XX столетия он вышел на качественно новый уровень, трансформировавшись в фундаментальную концепцию «социального государства». Исходя из этого, автор полагает, что в теоретическом плане социальная политика как доктрина, а также являющаяся ее важной составляющей проблема социальной защиты лиц, исключенных из активной трудовой деятельности, имеют весьма недолгую историю и представляют собой сферу неустойчивого формирующегося знания. В частности, об этом говорят явная размытость, неустойчивость категориального аппарата, а также сохраняющаяся пестрота взглядов на задачи, принципы, технологии пенсионного обеспечения.

Учитывая отмеченные моменты, пенсионная политика рассматривается автором как особое направление деятельности государства, преследующее цели решения взаимосвязанных социальных и экономических проблем.

Историография. Учитывая общественную значимость и актуальность пенсионной политики, внимание к проблемам ее разработки и реализации, продуманности и эффективности проводимых в данной сфере мероприятий, их социальным последствиям устойчиво возрастало уже с начала 1990-х гг. В итоге, несмотря на относительную непродолжительность существования предмета исследования, к настоящему времени сложилась определенная, причем достаточно объемная историография.

Приступая к анализу основных публикаций по проблеме, следует учитывать традицию изучения пенсионного обеспечения, сложившуюся в советский период.1 Несмотря на то, что в работах данной эпохи превалировали позитивные оценки деятельности КПСС и советского государства, они содержат большой фактический материал, характеризующий развитие пенсионной системы в СССР, позволяют оценить специфику той пенсионной модели, которая подверглась реформированию в постсоветской России. В указанном массиве особое внимание привлекли публикации рубежа 1980-1990-х гг., в частности, отразившие наиболее значимые проблемы обновления, выявленные всенародным обсуждением нового пенсионного закона СССР (1989 г.), реальной практикой начавшегося перехода к рынку. 2

В ожидании скорых позитивных перемен, авторы начала 1990-х гг. в основном оценивали решения в сфере пенсионной политики как уникальные, открывающие качественно новый этап развития. Особое внимание уделялось популяризации законов, их разъяснению.3 Вместе с тем, началось обобщение первого опыта реформы. В целом, данные работы отличает надежда на быстрый позитивный результат рыночных реформ, которые могли вызвать лишь временное снижение жизненных стандартов, отчасти наивная вера в то, что принятием прогрессивного закона обеспечивались социальные гарантии в условиях перехода к рынку. В частности, исследователи полагали, что закон РСФСР 1990 года «гарантирует социальную защищенность пенсионеров путем регулярного пересмотра размеров пенсий по мере изменения стоимости жизни и повышения эффективности экономики республики».4

В дальнейшем, по мере появления целого комплекса острых политических и социально-экономических проблем, порожденных радикализацией реформ, интерес к пенсионной проблематике существенно ослаб. В решающей степени это объясняется относительно устойчивым развитием пенсионной системы России, некоторое время сохранявшей «советский» запас прочности. Внимание к пенсионной политике резко усиливается (поначалу в периодике)5 лишь в связи с «пенсионным кризисом» 1995-1997 гг., выявившим неспособность государства обеспечить текущие пенсионные выплаты. Соответственно, в центре внимания исследователей оказалась проблема резкого падения объемов поступлений страховых взносов в Пенсионный фонд.6

В целом, авторы весьма критично оценивали ситуацию, констатируя неизбежность нарастания проблем в пенсионной сфере в связи с набиравшей силу тенденцией старения населения России, причем, в отличие от развитых стран, протекавшей на фоне сокращения средней продолжительности жизни.7 В качестве причин кризиса особо выделялись крайне низкий уровень заработной платы в России, по своему удельному весу в ВВП в среднем вдвое уступавшей аналогам развитых стран (порядка 30 и 60 % ВВП), а также задолженности по их выплате, развитие теневых процессов в экономике и т.д. Принципиальное значение имело указание на возникшие в связи с кризисом угрозы основам российской государственности. В частности, отметим вывод А.Н. Шохина о «заинтересованности регионов в стабилизации ситуации с выплатой пенсий на своем уровне и эрозии национальной пенсионной схемы».8

На фоне роста трудностей пенсионного обеспечения начали активно продвигаться идеи повышения пенсионного возраста и перехода от «распределительной» к накопительной пенсионной системе.9 Последнее приобрело центральное значение для «либералов», доказывавших, что только накопительная система позволит не только обеспечить достойную старость, но и станет важным, непрерывно растущим источником инвестиций. При этом все ее плюсы, как и вообще их наличие или отсутствие, должны были выявиться лишь через 2-3 десятилетия. В данной связи, многие исследователи указывали в первую очередь на риски такого перехода (инфляция, мошенничество и пр.). Опираясь на мировой опыт, они пришли к выводу, что накопительная система создает угрозу пенсионным правам, прежде всего, малооплачиваемых категорий работающих.10 Показательно, что весьма критично в отношении к ней были настроены и многие зарубежные авторы.11

Фиксируя рост внимания ученых к зарубежному опыту, их стремление рассмотреть российскую пенсионную реформу в международном контексте,12 важно видеть, что центральное внимание привлекала все же собственно российская специфика.13 Принципиально значимым для большинства работ стал вывод о том, что в России «механизм пенсионирования остается неотлаженным», что связывалось не только с объективными трудностями рыночного реформирования, но и социальной безответственностью российского бизнеса, несовершенством государственного аппарата, его бюрократизмом. «Низкоэффективная работа законодательных и исполнительных органов власти всех уровней от федерального, до регионального и местного, коррумпированность управленческой вертикали»14 определялись при этом в качестве главной причины принципиальной противоречивости реформы.

Дополнительный импульс изучение российской пенсионной реформы получило в связи с активизацией ее разработки в 1996-1997 гг., а также в связи с начавшимся переходом к системе индивидуальных лицевых счетов пенсионеров. Необходимо, однако, отметить, что в данном случае в публикациях преобладало разъяснение,15 а не системный анализ.

Несмотря на преимущественное внимание авторов к текущим проблемам пенсионного обеспечения, со второй половины 1990-х гг. в работах все чаще встречаются и добротные исторические обзоры российской пенсионной политики 1990-х годов.16 В них, в целом, показано, что в рамках периода единая государственная система социального страхования в России была демонтирована, а на ее месте возникли относительно автономные системы внебюджетного социального страхования (в т.ч. пенсионного), а также соответствующие им организационные структуры - фонды (в т.ч. ПФР).

Тенденция усиления исторических аспектов исследования получила свое закрепление и в последующем. Подходя к изучению пенсионной проблематики на широком фоне мирового и российского опыта,17 ученые подготовили целый ряд публикаций, содержащих исторические экскурсы в 1990-е годы, осмысливающих опыт эволюции пенсионной политики в рамках всего периода реформ.18 При этом отмечается известная эволюция взглядов исследователей, прежде всего, в плане более осторожного отношения к радикальным инновациям в сфере социального страхования.19

В контексте появления интересных исторических обзоров пенсионной политики, особо отметим работу Г.П. Дегтярева, отличающуюся богатством фактов и, вместе с тем, максимальной объективностью, взвешенностью, обоснованностью выводов. Автор воссоздал целостную картину эволюции российской пенсионной системы, показал действие обширного комплекса факторов, определявших ее приоритеты. В частности, особо отметим вывод о принципиальном значении решений конца 1980-х гг. По мнению автора: «Принятый, но так и не вступивший в силу в связи с распадом СССР закон «О пенсионном обеспечении граждан в СССР» оказал большое влияние на ход пенсионной реформы в России».20 Особо выделим также фактологически насыщенную диссертацию Ю.В. Микитюка, показавшего, что «прогрессивная пенсионная реформа, начатая в 1990 году, не получила логического продолжения», причем отличительной чертой последующих преобразований «стало принятие скороспелых законов, требовавших постоянных корректировок и вызывавших растущую озабоченность общественности».21 

В целом, в центре внимания исследователей находились проблемные моменты пенсионной политики, которые изучались все более детально.22 Наряду с традиционными темами роста численности пенсионеров на фоне сокращения активной части населения России, недостаточности пенсионных ресурсов, снижения реальной заработной платы и пенсий и т.д.23 усиливается критика власти за популизм, многочисленные категории «льготников», за неумение собирать налоги и правильно распоряжаться ими. В частности, ученые указали на явное несоответствие расчетных и реальных показателей пенсионных отчислений, поставили вопрос о неэффективности использования даже тех по-настоящему скромных пенсионных сборов, которые удавалось обеспечивать.24 Отметим также примечательный вывод о том, что в 1990-е гг. «для всех категорий граждан, кроме федеральных чиновников, связь между заработками в течение трудового периода и пенсией была быстро утеряна».25

Интенсификация изучения российской пенсионной политики привела к значительному росту количества публикаций, посвященных научному освоению все новых аспектов отмеченной проблематики. В частности, заметно активизировался анализ регионального опыта.26 Важное направление исследований образовали публикации, посвященные проблемам развития негосударственного пенсионного обеспечения. В центре внимания авторов оказались не только негосударственные пенсионные фонды, но и профессиональные и региональные пенсионные системы.27 В основном отмеченные работы характеризует сдержанный оптимизм в оценке возможной эффективности негосударственных пенсионных фондов. Параллельно с изучением положения отдельных категорий пенсионеров, весьма популярной темы льготных пенсий,28 очевидной новизной отличается переход к разработке вопросов пенсионного обеспечения новых групп пенсионеров, в частности, ветеранов локальных войн.29 Большой массив составили публикации, анализирующие правовые проблемы пенсионного обеспечения,30 а также книги научно-популярного и справочного плана.31

Особое место в рамках изучения российской пенсионной политики занимает анализ содержания и первых результатов «пенсионной реформы 2002 года», которая характеризуется как важный рубеж в сфере регулирования социальной политики.32 Вместе с тем, несмотря на общее позитивное восприятие преобразований 2001-2004 гг., в литературе весьма активно ведется критика реформы, как справа, так и слева.

В частности, либеральные политики и экономисты, определяя реформу как «важнейшее событие», заложившее основы многоуровневой пенсионной системы современного типа, в то же время, доказывают, что она оказалась непоследовательной, а потому «не решила многих важнейших проблем пенсионной системы страны».33 В данной связи, популярность получило определившееся еще в начале 2000-х гг. стремление свести суть пенсионных проблем исключительно к несовершенству пенсионной модели. По мнению таких авторов: проблемы пенсионного обеспечения «зачастую рассматриваются как следствие общеэкономической реформы. В действительности же они являются порождением самой пенсионной системы … построенной на распределительной основе солидарности поколений», и «имманентно присущих» такой системе пенсионного обеспечения «дефектах».34

В указанном контексте представляется более плодотворным подход, состоящий в признании того, что «кризис пенсионной системы России – это кризис формационного свойства». На наш взгляд, он позволяет не только учесть неоднозначность как распределительной, так и накопительной систем, но и показать, что вновь созданная российская пенсионная система является «непрозрачной», непонятной для пенсионеров и крайне ненадежной.35

В то же время, критичность в оценке российской пенсионной политики не может являться односторонней. Следует особо выделить интересный подход ряда ученых, состоящий в том, что, наряду с признанием обнищания пенсионеров в 1990-е гг., фиксируется их относительно устойчивое положение в массе населения. В частности, отмечая, что в 1990-е гг. удалось «лишь защитить пенсионеров от полного обнищания», С.В. Парамонова обосновала вывод о том, что «благодаря серьезным преобразованиям пенсионной системы в начале 90-х и предпринимавшимся мерам по увеличению государственных пенсий во второй половине 1990-х гг., финансовое положение пенсионеров оставалось достаточно стабильным».36

Учитывая недостаточную разработанность проблем пенсионной политики в исторической литературе, автором широко привлекались труды, анализирующие общий ход рыночной модернизации России, прежде всего, исследующие процессы реформирования социальной сферы, общую концепцию и условия становления социального государства.37 В работах по вопросам государственной социальной политики рассмотрены ее сущность, содержание, политико-правовые основы, взаимосвязь с экономическими и политическими процессами 1990-2000-х гг. 38

В целом, очевидно, что пенсионная политика Российской Федерации привлекает к себе пристальное внимание исследователей. Вместе с тем, историографический обзор показывает, что ее специальный исторический анализ остается явно недостаточным.

В разделе дан также анализ источниковой базы диссертации, которая формировалась на основе как опубликованных, так и архивных документов и материалов. Среди открытых публикаций, прежде всего, выделим нормативные акты. Важными источниками исследования явились Конституции и Законы СССР, РСФСР и Российской Федерации.39 Особое значение для реформирования российской пенсионной системы имели Указы Президента РФ, постановления Правительства РФ.40 Отдельно выделяются послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию.41

Самостоятельный блок нормативно-правовых материалов образуют региональные конституционные документы,42 а также законы, дополнительно регулирующие пенсионное обеспечение в субъектах Федерации. В ряде случаев, они принимались с опережением федерального законодательства (к примеру, закон о ветеранах был принят раньше в Башкортостане).43

В процессе работы использовались тематические сборники нормативно-правовых актов44 (в т.ч. отраслевые)45 а также комментарии.46 Особое место в диссертации отводится международным нормативным правовым актам.47

Для более точного понимания приоритетов пенсионной политики, большое значение имеют принимавшиеся Правительством РФ программы рыночных преобразований, прежде всего, в сфере социальной и пенсионной политики.48 Важно отметить, что в 2000-е гг. также заметно выросло число различного рода официальных разъяснений,49 что свидетельствует о росте внимания власти к информационному обеспечению пенсионной реформы.

Определенное значение для понимания динамики общественно-политических процессов, их влияния на пенсионную политику имеют документы политических партий и общественных движений.50

Богатый материал для анализа социально-экономических процессов, степени эффективности пенсионного обеспечения извлечен из статистических сборников,51 отчетов ПФР,52 справочной литературы.53 Ценные данные содержат аналитические документы (доклады, обзоры, экспертизы и т.д.).54 Как и статистика, они характеризуют уровень обеспеченности российских пенсионеров как критический.

Исключительный интерес представляют периодическая печать, Интернет-ресурсы. В первую очередь, выделим специальные («Пенсия», «Социальное обеспечение» и др.) и массовые («Известия», «Труд» и т.д.) издания.

Важное значение для разработки проблемы имели материалы текущих архивов Совета Федерации и Государственной Думы ФС РФ, Министерства здравоохранения и социального развития РФ, содержащие официальные документы, в которых отражены концептуальное содержание и основные направления пенсионной реформы. Некоторое значение для понимания исходной базы развития пенсионной сферы в начале 90-х годов имели также документы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), прежде всего Съезда народных депутатов РСФСР - РФ (Ф.10026) и т.д.

Во втором разделе - «Эволюция экономики России и социальное самочувствие пенсионеров в условиях системных реформ 1990-2000-х годов» рассмотрено влияние процессов рыночной модернизации страны на население, исключенное из активной трудовой жизни.

В разделе показано, что к рубежу 1980-1990-х гг. глубокий кризис охватил различные сферы жизни советского общества, особенно ярко проявился в экономике. В данной ситуации попытка с 1992 г. форсировать рыночные реформы на основе «шоковой терапии» обернулась настоящей катастрофой. Только за 1992-1994 гг. спад в экономике превысил 50%, инвестиции упали в четыре раза. К 2001 г. доля России в мировой экономике снизилась в 7,5 раз (с 6% в 1990 г. до 0,8%).55 В стране стремительно нарастали процессы деиндустриализации. Утрата научных школ, технологий, беспрецедентное старение основного капитала и деградация высокотехнологичных отраслей лишили Россию возможности участвовать в мировой конкуренции.

Наряду с падением физических объемов валового национального продукта, происходило глубокое перерождение экономики, связанное с появлением в ней откровенно асоциальных и даже антигосударственных черт. В первую очередь это выразилось в росте теневой экономики, достигшей гипертрофированных масштабов. По различным данным, к 2000г. ее удельный вес в ВВП составлял около 35-50%. В процессе «номенклатурной приватизации» и утраты контроля за экономическими процессами «в тень» стали смещаться и многие крупные компании, олигархические группы, фактически недоступные для закона, не платившие налоги. По данным Счетной палаты, общий ущерб государства  в данной связи только в 1995-1997 гг. составил 65,8 трлн. рублей.56

В ситуации, когда «интересы страны были принесены в жертву интересам ближнего круга олигархов»,57 советская номенклатура, трансформировавшись в квазибуржуазию, откровенно пренебрегала интересами общества. Если 85 % населения с более низкими доходами выплачивали подоходный налог полностью, то 15 % с наибольшими доходами уплатили лишь 10%. Только в 1996 г. казна не получила около 100 трлн. рублей.58 На данном фоне шло углубление кризиса общественной нравственности. Согласно опросам рубежа 1990-2000-х гг., 42% граждан считали нормой скрытие доходов от налоговой инспекции, 47% - зарплату «в конвертах».59 Учитывая обнищание населения, сместившее за черту прожиточного минимума (1,6 долл. в день) в начале 2000 г. 64 % россиян,60 это трудно однозначно осуждать.

Углублявшийся бюджетный кризис изменил отношение к самой социальной политике. Опросы чиновников показали, что ее целью 28% считали обеспечение интересов элиты, а еще 40 % - поддержание социальной стабильности, что, по сути, тоже является обеспечением элиты, власти.61 Таким образом, на задний план ушел сам человек, его права и интересы.

Следствием кризиса стало ухудшение качества населения, нарастание социальных диспропорций. Все меньше трудоспособных, особенно наиболее продуктивных групп с высокой квалификацией, приходилось на растущий слой пенсионеров (причем и по старости, и по инвалидности, и по потере кормильца). Снижение качества жизни вело к ухудшению здоровья людей. Постоянно росло количество работников, получавших профзаболевания. Только в 1990-1995 гг. в 2 раза выросло число инвалидов (детей-инвалидов - в 3). С 1993 г. средний российский мужчина лишился даже шанса дожить до пенсионного возраста. Согласно расчетам Центра демографии и экологии человека, в конце 1990-х гг. неблагоприятные тенденции достигли максимума.62

Деградация населения прямо влияла на сферу социальной политики, поскольку группы, ориентированные на «выбивание» любой ценой бюджетных трансфертов, неуклонно росли. Однако, обращаясь к реальному положению социально незащищенных слоев населения, нужно признать, что их реакцию на политику властей (к примеру, в письмах инвалидов Б.Н. Ельцину),63 следует признать не просто оправданной, но еще и весьма сдержанной. 

Общая ситуация в стране стала меняться с рубежа 1990-х гг. Однако даже несмотря на экономический подъем 1999-2004 гг., Россия не смогла преодолеть последствия кризиса 90-х ни по одному из значимых социально-экономических показателей. Соответственно, ситуация в социальной сфере оставалась крайне сложной. Для пенсионеров центральное значение при этом имели малообеспеченность и неудовлетворительное состояние здоровья. Это подтверждают как официальные аналитические документы,64 так и данные мониторингов, в которых медико-социальные и социально-психологические проблемы устойчиво находились на первом месте.65

В заключение раздела показано, что социальное самочувствие пенсионеров, на которых у государства явно не хватало средств, дополнительно ухудшалось некорректным отношением к ним той экстра-радикальной части общества, которая представляла старшее поколение как безысходных ретроградов, «красно-коричневых».

В третьем разделе - «Эволюция российской системы пенсионного страхования в свете пенсионной реформы 1990 года» исследуется противоречивый процесс модернизации пенсионного обеспечения в условиях нарастания кризисных явлений в социально-экономической сфере.

Несмотря на успехи пенсионного обеспечения в СССР,66 в 1980-е гг. в этой сфере обнаружились недостатки. Назревшая реформа началась с принятием пакета законов СССР 1989-1990 гг. и была продолжена в республиках. 20 ноября 1990г. был принят закон «О государственных пенсиях в РСФСР», заложивший основу российского пенсионного законодательства вплоть до реформы 2001-2002 годов. В условиях противостояния союзного и российского центров власти, он отличался не только более радикальными подходами к проблеме и наличием элементов популизма, но и значительно повышал уровень защищенности пенсионеров, а главное - закреплял курс на последовательное выделение пенсионной системы из бюджета. С этой целью учреждался Пенсионный фонд РСФСР - автономная структура для работы с пенсионными страховыми взносами (основным источником трудовых пенсий), подотчетная Верховному Совету.67 Последний утверждал положение о ПФР, размеры и порядок уплаты пенсионных взносов.

Несмотря на прогрессивность реформы, вскоре обнаружились ее слабые стороны. В частности, поначалу излишнюю увлеченность введением различных льгот проявили региональные власти. К примеру, Кемеровский областной Совет 6 декабря 1990г. рекомендовал горисполкомам «рассмотреть вопрос об установлении досрочных пенсий водителям трамваев и троллейбусов». Далее облисполком посчитал нужным принять аналогичное решение и в отношении водителей маршрутных автобусов.68 В свою очередь, многие предприятия включали в коллективные договоры нормы по различного рода доплатам к пенсиям и досрочному их назначению. Еще более серьезной стала проблема расчета среднего заработка для исчисления пенсий. В условиях нараставшего управленческого хаоса, получили широкое распространение махинации. Отметим также, что в ряде случаев закон ущемлял права отдельных категорий пенсионеров, что тоже в последующем потребовало его уточнения.

Решающее влияние на корректировку реформы оказал переход к радикальным реформам. В ожидании возможных трудностей, уже в декабре 1991 г. был принят целый ряд пенсионных нормативных актов,69 однако они не предотвратили кризиса. Либерализация цен в первые месяцы 1992 г. снизила реальные пенсии более чем в 2 раза. Несмотря на увеличение страхового тарифа ПФР в 1992г. до 31,6% (с 26%), ситуация становилась все более сложной.70 Следствием этого стал пересмотр ряда положений реформы: наметилась нивелировка основной массы пенсий, началась реанимация пенсий персональных, набирал силу процесс расширения льгот. С осени 1992г. главным инструментом защиты пенсий стала систематическая индексация их базовой части.71 В разделе показано, что в 1992-1993гг. вопрос о пенсиях превратился в разменную монету в политической борьбе. Дополнительно положение осложнялось принятием нараставшей массы подзаконных актов.

Тем не менее, закон 1990 г., досрочно введенный в полном объеме с мая 1992 г. и подвергавшийся в 1991-2001 гг. корректировкам 46 раз,72 сохранял свое ведущее значение. В частности, на его основе, развернулась активная работа по конструированию структур Пенсионного фонда в регионах, в свою очередь, организовавших работу на местах. При этом, определяясь возрастом, трудовым стажем, размером прошлой зарплаты пенсионера, в то же время, пенсии привязывались к «прожиточному минимуму».

В условиях остановки массы предприятий, катастрофического падения производства, растущей безработицы, при крайне низкой заработной плате работающих, основной чертой 1990-х гг. стали рост задолженностей по пенсионным взносам и падение доходов ПФР. Главная задача, которую ставили перед собой власти в этой ситуации, состояла в том, чтобы остановить падение уровня пенсий ниже минимального прожиточного уровня. Все более ощутимая нехватка средств привела даже к появлению нормативного показателя, за основу которого была взята «методика расчета физиологического минимума, в свое время разработанная для жителей блокадного Ленинграда».73 И все же, накопления фонда были исчерпаны уже к середине 1993 года. Вслед за этим началось снижение доли пенсионных расходов в ВВП (в 1992 г. - 4,83%, 1993 г. - 6,06%, 1994 г. - 5,92, 1995 г. - 5,33%).74 

В итоге, российские пенсионеры оказалось перед лицом серьезных угроз. Получая едва соответствовавшие физиологическому минимуму пенсии, они оказались на грани выживания. Ведь для 75% пенсионеров пенсия была единственным источником существования, а около 10 миллионов и вовсе не имели возможности самообслуживания и нуждались в уходе. На данном фоне особенно тревожно выглядела тенденция неуклонного старения общества (37 млн. пенсионеров). К 1995 г. на одного пенсионера приходилось уже только 1,8 работающих (вместо 2 в 1990 году).75

Во многом в силу личных приоритетов Б.Н. Ельцина, пенсии все же продолжали индексироваться. Однако с конца 1994 г. финансовые трудности достигли качественно нового уровня. Если с 1993 г. Пенсионный фонд уже не аккумулировал средства, а «проедал» их, то с 1995 г. возникла проблема отсутствия необходимых средств уже и для текущих выплат. В сложившейся ситуации отличительной особенностью пенсионной политики второй половины 1990-х гг. стало преобладание мер текущего регулирования.

В заключение в разделе обоснован вывод о том, что невозможность преодоления пенсионного кризиса в условиях глубокого экономического спада лишило пенсионную политику необходимого уровня системности, превратило ее в набор мер по борьбе с чрезвычайными ситуациями. 

В четвертом разделе - «Пенсионный кризис середины - второй половины 1990-х годов и чрезвычайный режим социальной защиты российских пенсионеров» осуществлен анализ изменений пенсионной политики в условиях сложившейся финансовой несостоятельности Пенсионного фонда России.

В разделе показано, что с 1995 г. пенсионная система страны окончательно вошла в полосу глубокого кризиса. Только за 1995 г. недоимки по страховым выплатам в Пенсионный фонд выросли более чем в 4 раза и к началу 1996 г. составляли более 41 трлн. рублей (сумма, равная 4-х месячной пенсии всех россиян). Руководство ПФР было вынуждено констатировать, что теперь доходов фонда не хватает даже «на текущие выплаты».76

Показательно, что власть поначалу, казалось бы, не замечала кризиса. Поскольку независимые экспертизы, общественность, СМИ констатировали крайне тяжелое положение пенсионеров,77 на фоне приближения думских (1995г.) и президентских (1996г.) выборов, а также в связи с 50-летием Победы в Великой Отечественной войне, 1995 год прошел под знаком увеличения пенсий. В соответствие с президентским указом от 30 января 1995г. № 84 о компенсации пенсии выросли почти в 1,5 раза.78 Далее в течение года было принято 4 федеральных закона об индексации пенсий (№44-ФЗ, №99-ФЗ, №117-ФЗ, №160-ФЗ),79 причем последний сразу закладывал 3 индексации (с 1 ноября, 1 декабря 1995 г. и 1 января 1996г.).

В итоге, в 1995 г. минимальный размер пенсий с компенсационными выплатами вырос вдвое (с 54,14 тыс. в январе 1995г. до 113,25 тыс. рублей в январе 1996 г.). Заметим, что в 1996 г. Президент придерживался той же стратегической установки. Год начался с указа № 92 от 25 января, однако той активности законодателей, которую они проявили в 1995 г. уже не наблюдалось. Лишь давление Президента (указ от 15 апреля 1996 г. №550) позволило все же принять закон от 27 мая 1996 г. №55-ФЗ, существенно поднявший уровень пенсий (минимальная – сразу на 81,325 тыс. рублей). Однако в дальнейшем этот уровень был законсервирован почти до конца 1997 года (ФЗ от 30 сентября 1997г. №127-ФЗ), когда пенсии были подняты с декабря самым незначительным образом.80 Таким образом, очевидно, что выход из кризиса было решено обеспечить отказом от индексации пенсий. 

В целом, ситуация оставалась предельно сложной. В 1996 году продолжился неуклонный рост долгов по выплате пенсий. В его основе лежала задолженность по сборам в ПФР, на начало 1997 года превысившая 60 трлн. рублей. При этом среди должников ПФР самым крупным являлось государство, не обеспечившее, с одной стороны, выплат из бюджета, а с другой - пенсионных выплат государственных предприятий и организаций. Мало что изменила в данном плане и реформа управления, связанная с созданием Министерства труда и социального развития, а затем - с организацией единых пенсионных служб (к 1999г. - в 22 субъектах). 81

Новый этап эволюции пенсионной политики открыл федеральный закон от 21 июля 1997 года №113-ФЗ, наметивший переход к исчислению пенсий с применением индивидуального коэффициента и увязавший пенсии со среднемесячной зарплатой (не более 70%). Однако, начавшись с 1 февраля 1998 г., этот переход явно затянулся. К началу 2000 года на новый порядок перешли только около 17,2 млн. (44,3%) пенсионеров.82

С февраля 1997 г. по строго установленному графику пошла работа по погашению долгов, однако ее осложнил финансовый кризис 1998 г. Несмотря на то, что пенсии были заморожены, ПФР испытывал большие трудности в средствах. В 1999 году задолженность по уплате страховых взносов составила уже 129 млрд. рублей.83 Лишь в преддверии очередных избирательных кампаний и благодаря Б.Н. Ельцину в 1999 г. заработал новый механизм увеличения пенсий - на основе указов президента и постановлений правительства. Новый курс был намечен указом от 30 марта 1999г. №391 о компенсации в 60 рублей (первое повышение после декабря 1997г.). Вслед за этим, в соответствие с указом президента №392, правительство приняло решение об индексации пенсий. С сентября 1999 по май 2000 г. вышли еще 7 указов президента, существенно повысивших уровень пенсионного обеспечения.

Несмотря на две индексации и три единовременных выплаты, давшие рост среднего размера пенсий на 118,21 руб. (до 521,14 рублей), активное погашение задолженности по выплате пенсий (10,7% расходов ПФР), в 1999 г. не удалось преодолеть отставание пенсий от прожиточного минимума пенсионера, который вырос уже до 670 рублей.84 Проблемным моментом оставалась и собираемость пенсионных взносов, которую удалось повысить лишь с весны 2000 г. В итоге, в 1990-е гг. в России произошло существенное снижение уровня пенсионного обеспечения (порядка 70%).85

В заключение в разделе показано, что на фоне глубокого кризиса, серьезно ухудшившего положение пенсионеров, произошла актуализация вопросов возможной «компенсации» пенсии (работа, усиление региональной и корпоративной составляющей в пенсионном обеспечении, предоставление различных видов натуральной помощи и т.д.).

В пятом разделе - «Поиски новой концепции пенсионной реформы и борьба по вопросу о переходе Российской Федерации от распределительной пенсионной системы к накопительной» освещается предельно противоречивый процесс выработки оптимальной пенсионной модели.

В разделе показано, что российские рыночные реформы, в значительной степени основанные на механическом заимствовании зарубежного опыта, с неизбежностью подвели часть реформаторов, ученого сообщества к отказу от базовых принципов пенсионной политики. Как не парадоксально, но толчок движению по данному пути был дан мутирующей идеей советской эпохи, состоящей в более тесной увязке пенсий и «трудового вклада» пенсионера. С этой целью, еще Верховный Совет РСФСР обязал ПФР организовать «банк данных» плательщиков и с 1993 г. начать подготовку индивидуального учета обязательных страховых взносов, чтобы «в дальнейшем увеличивать размеры государственных пенсий за счет вносимых ими средств».86 В 1992-1995 гг. в недрах Минтруда, Минсоцзащиты и ПФР разрабатывалась соответствующая «Концепция реформы пенсионного обеспечения в Российской Федерации».87

Активизация данной работы произошла в условиях пенсионного кризиса. Из-за нехватки средств в ПФР, порождавшей желание снять с государства бремя пенсионных выплат, на передний план вышла идея перехода к накопительной системе пенсионного обеспечения. Одобренная Правительством концепция реформы исходила из идеи создания трехзвенной пенсионной системы, включающей базовые социальные, трудовые (страховые) и дополнительные пенсии.88 Первая стадия реализации программы, связанная с созданием системы персонифицированного учета (закон 1996г.), в принципе не вызвала особых столкновений, поскольку являлась, по сути, технической и существенно не затрагивала конкретных интересов. Более того, объективно она отвечала потребностям любой структуры, которая получала контроль над страховыми ресурсами. Не случайно, в Посланиях Президента 1997-1998 гг. она заслужила самую высокую оценку.89

Напротив, предельную остроту приобрел особенно актуальный в условиях глубокого кризиса середины 1990-х годов вопрос о том, кто именно может стать распорядителем тех крупных средств, которые предполагалось направить на накопление. В разделе показано, что здесь обнаружился целый ряд претендентов. В частности, уже летом 1996 года министр социального обеспечения Л. Безлепкина и первый вице-премьер В. Каданников выступили за передачу данных ресурсов из ПФР в бюджет. Однако они потерпели поражение от набиравших силу «молодых реформаторов». С конца 1996 г. разработку реформы стал курировать А.Б. Чубайс, поручивший ее группе первого заместителя министра труда и социального развития М. Дмитриева. Ее проект получил одобрение Комиссии правительства РФ по экономической реформе, однако, по сути, был заблокирован В.С. Черномырдиным,90 в немалой степени, учитывавшим принципиальную позицию Б.Н. Ельцина.91

В принципе, отсутствие в бюджете средств на содержание пенсионеров, не имеющих «накоплений», делало переход к накопительной системе опасной иллюзией. Уже с реорганизацией правительства и отставкой А.Б. Чубайса переход к ней был отложен. Тем не менее, борьба за саму идею продолжалась. Велась пропаганда различного рода накопительных систем, шел поиск форм «экономии» на пенсионерах. В частности, отметим предложения председателя ПФР В. Барчука (1997г.) ограничить выплату пенсий работающим, повысить пенсионный возраст.92 Выделим также активизацию адептов негосударственных пенсионных фондов (НПФ), прямо заявлявших: «Есть основания сомневаться в том, что ПФР можно доверять инвестиционные ресурсы».93 В то же время, не сложили оружия сторонники усиления государственного регулирования на основе распределительной системы. Так, подготовленный Налоговый кодекс, предусматривал введение единого социального налога с передачей функции по их сбору налоговой службе. Это ставило под удар планы ПФР, претендовавшего на полный контроль над системой «накопления».

Несмотря на отмеченные разногласия, для большинства реформаторов переход на накопительную систему представлялся оптимальным выходом «из тупика» пенсионного кризиса. При этом в агитации за реформу  ее сторонники, в ряде случаев, доходили до откровенного цинизма. В частности, один из таких авторов заявлял: «Сегодня пенсионеры 90-х проедают то, что создается нынешним работающим поколением».94

В итоге, «Концепция реформы пенсионного обеспечения в РФ», намечавшая переход от распределительной системы к накопительной, была утверждена постановлением Правительства 20 мая 1998 года. Однако она являлась достаточно расплывчатой. К тому же, после финансового кризиса 1998 г. возобладало мнение о необходимости отодвинуть сроки ее проведения. Следует признать, что намечавшаяся рецепция зарубежных моделей на фоне экономического кризиса оставалась весьма проблематичной.

В шестом разделе - «Особенности разработки и реализации российской пенсионной реформы в 2000-2004 гг.» исследуется опыт начального этапа перехода к накопительной пенсионной системе в Российской Федерации.

В разделе показано, что стабилизация экономической ситуации, позволившая уже в 2000 г. не только рассчитаться с 30 млрд. долгом,95 но и обеспечить высокие темпы индексации пенсий дала шанс предметно подойти к вопросам реформирования пенсионной системы, длительное время управлявшейся фактически в «ручном режиме». Новое, энергичное руководство страны при этом решило использовать благоприятную демографическую обстановку (выход на пенсию граждан 1941-1945 гг. р.), а также то, что после прошедших выборов ведущие партии в меньшей степени зависели от текущей политической конъюнктуры и могли поддержать реформу, таившую в себе немало опасностей, способную вызвать негативную реакцию в обществе.

На данной основе произошел определенный «прорыв» в проведении пенсионной реформы. Прежде всего, в ходе начавшегося реформирования налоговой системы пенсионные страховые взносы с 2001 г. вошли составной частью в единый социальный налог, что существенно изменило финансово-бюджетные взаимоотношения в пенсионной сфере. Кстати, к этому времени был осуществлен персонифицированный учет всего работающего населения. Каждый россиянин имел индивидуальный лицевой счет, обеспечивший учет сведений о трудовом стаже и пенсионных взносах.

Результатом довольно продолжительной подготовительной работы было то, что перспективы развития пенсионной системы России связывались с переходом к накопительной модели. Это доказывал как сам ход обсуждения реформы, так и практическая отработка новой пенсионной модели на уровне отдельных субъектов Федерации.96 С весны 2001 г. реформа перешла в стадию практического воплощения на федеральном уровне.

Преодолев сопротивление той части Государственной Думы, которая уже на первых слушаниях (20 марта 2001г.) полагала, что «кроме Починка, министра труда, никто ничего доброго не сказал об этой пенсионной реформе»,97 исполнительная власть добилась принятия в декабре 2001г. трех пенсионных законов (№ 166-ФЗ, № 167-ФЗ, № 173-ФЗ).98 В целом, это означало, что с 1 января 2002г. в ПФР формировалась накопительная часть трудовой пенсии, которая учитывалась в специальной части индивидуального счета. Тем самым, впервые в постсоветской истории была развернута масштабная практическая работа по изменению основ российской пенсионной модели.

Переход к накопительной составляющей был законодательно решен, но таил в себе много проблемных моментов, очевидных и скрытых угроз. В частности, принципиальное значение приобрел так и не решенный вопрос о порядке аккумулирования и распоряжения пенсионными средствами. Между тем, он имел исключительно важное значение не только для пенсионеров, но и для всех субъектов экономической жизни, а также для государства, заинтересованного в эффективном использовании огромных ресурсов ПФР. Найти баланс интересов оказалось довольно непросто. В частности, об этом свидетельствовала практика жесткого регулирования активности ПФР Минфином, который «в интересах участников рынка ограничивает участие Пенсионного фонда: фонд допускается на финансовый рынок по завершении аукциона и может использовать средневзвешенную цену».99

Все большую остроту приобретал также вопрос об эффективности инвестиции средств пенсионных накоплений, которая являлась удивительно низкой. Аккумулируя огромные средства, ПФР не смог обеспечить их доходности (в 2002 г. 5% при инфляции в 15,1%, в 2003 г., соответственно, 3% и 12%, в 2004 г. - 4% и 11,7%),100 что означало неуклонное обесценивание пенсионного капитала. На этом фоне, НПФ, обеспечивая превышение доходов над инфляцией (в 2002 г. 18% при 15,1% инфляции, в 2003 г. 17% и 12%, в 2004 г. 13% и 11,7%),101 потребовали своей части пенсионных накоплений.

Правительство пошло им навстречу. С 2003 г. граждане получили возможность переводить свои накопления в 55 управляющих компаний, отобранных на конкурсной основе. Однако поскольку сами граждане в массе своей не доверяли НПФ, их накопления автоматически оставались в ПФР. В условиях реальной конкуренции ПФР и НПФ, с 2004 г. между ними началась борьба за средства «молчунов», причем НПФ требовали себе фиксированную долю. С ростом активности НПФ возрастали риски сохранности пенсионных накоплений, требовавшие адекватного совершенствования системы государственного контроля. В частности, была установлена ежемесячная отчетность НПФ перед Федеральной службой по финансовым рынкам.

Трудности, связанные с ограниченностью имевшегося накопительного компонента, формировавшегося за счет сжатия распределительной системы, были дополнены растущим сомнением власти в эффективности самого «накопления». Поэтому 2004 г. был отмечен знаковыми решениями, с одной стороны, снизившими ЕСН с 35,6 до 26%, что означало передачу бизнесу 268 млрд. рублей,102 а с другой - ограничившими участие в накопительной составляющей пенсии поколения среднего возраста.

В заключение раздела обоснован вывод о том, что решения 2004 г. обозначили возможные границы движения к накопительной системе. При этом сочетание в пенсионной политике существенно разнящихся подходов свидетельствовало о ее недостаточной концептуальной проработанности.

В заключении сделаны обобщения и выводы, предложены рекомендации по дальнейшему научному осмыслению и анализу научной проблемы.

По теме исследования опубликованы следующие работы:

Работы, опубликованные в периодических научных изданиях,

рекомендованных перечнем ВАК:

1. Вязовская Т.Н. К истории борьбы за создание социальных гарантий в сфере труда: российский исторический опыт 1990-х годов// Наука и школа. 2008. №5. С.78-80. (0,4 п.л.)

2. Вязовская Т.Н. Трансформация пенсионной системы России на начальном этапе рыночного реформирования (1990-1993 гг.)// Наука и школа. 2008. №6. С.65-67. (0,4 п.л.)

3. Вязовская Т.Н. Проблемы защиты старости в Российской Федерации: исторический опыт 1990-1995 гг. // Научные проблемы гуманитарных исследований. 2009. №7. С.21-33. (0,7 п.л.)

4. Вязовская Т.Н. Женское движение в контексте борьбы за решение социально-экономических проблем в 1993-1996 гг.// Вестник Чувашского университета. Гуманитарные науки. 2009. №1. С.29-35. (0,6 п.л.)

5. Вязовская Т.Н. Исторический опыт становления негосударственных пенсионных фондов России в 1991-2004 гг.// Преподаватель XXI век. 2009. № 2. С. 255-262. (0,6 п.л.)

6. Вязовская Т.Н. Углубление кризиса российской пенсионной системы во второй половине 1990-х годов // Наука и школа. 2009. № 3. С. 70-72. (0,4 п.л.)

7. Вязовская Т.Н. Проблемы радикализации пенсионной реформы в Российской Федерации в 1999-2004 гг.// Вестник Чувашского университета. Гуманитарные науки. 2009. №3. С.24-29. (0,5 п.л.)

8. Вязовская Т.Н. Российская пенсионная реформа 1990 года: проблемы концептуального обеспечения // Вестник Чувашского университета. Гуманитарные науки. 2010. №1. С.15-17. (0,4 п.л.)

Монографии

9. Вязовская Т.Н. Российская пенсионная политика 1990-2008 гг.: эволюция концептуальных и политико-правовых основ. Чебоксары: 2009. - 160 с. (11,2 п.л.)

10. Вязовская Т.Н. Исторический опыт разработки и реализации государственной пенсионной политики России в 1990-2004 гг. М., 2009. - 196 с. (19,7 п.л.)

Брошюры:

11. Вязовская Т.Н. Твои права, пенсионер. Чебоксары, 2006. - 26 с. (1,9 п.л.)

12. Вязовская Т.Н. Новый этап российской пенсионной реформы. Чебоксары, 2006. - 34 с. (2,5 п.л.)

13. Вязовская Т.Н. Пенсионное обеспечение в Российской Федерации. Краснодар, 2007. - 46 с. (3,0 п.л.)

14. Вязовская Т.Н. Российская пенсионная система: исторический опыт развития в 1990-х – начале 2000-х годов. Чебоксары, 2008. - 34 с. (2,5 п.л.)

15. Вязовская Т.Н. Право социального обеспечения: российский исторический опыт. Чебоксары: Чебоксарский кооперативный институт, 2009. 32 с. (2,0 п.л.)

Статьи

16. Вязовская Т.Н. Проблемы пенсионной политики в избирательных кампаниях 1999-2000 гг.// Избирательная кампания в современном российском регионе. Сборник статей. М.: МОСУ, 2005. С.45-52. (0,5 п.л.)

17. Вязовская Т.Н. Проблема накопительных пенсий в российской пенсионной политике 1995-2004 гг.//  Общество и личность в условиях российской модернизации. Чебоксары, 2005. С.81-90. (0,7 п.л.)

18. Вязовская Т.Н. Пенсионный фонд России: к истории становления// Актуальные проблемы российской истории. М: ИН, 2005. С. 237-246. (0,6 п.л.)

19. Вязовская Т.Н. Пенсионная тема в политической борьбе 1990-х гг.// Сборник научных статей докторантов, аспирантов и соискателей. Вып. 1. Краснодар: КСЭИ, 2006. С.60-67. (0,6 п.л.)

20. Вязовская Т.Н. Заключение, действие и прекращение договора пенсионного страхования// Социогуманитарные и правовые проблемы современного общества VIII межвузовской конференции по гуманитарным, правовым и экономическим вопросам. Чебоксары, 20 марта 2007 г. Чебоксары, 2007. С.261-269. (0,6 п.л.)

21. Вязовская Т.Н. Российская пенсионная реформа 2000-х гг.: особенности разработки и реализации// Российский политический процесс: проблемы истории и теории. Сб. статей. М., 2007. С.39-47. (0,6 п.л.)

22. Вязовская Т.Н. Противостояние исполнительной и законодательной власти по вопросам пенсионной политики в 1992-1993гг.// Проблемы формирования гражданского общества в России. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Краснодар, 2007. С.31-38. (0,6 п.л.)

23. Вязовская Т.Н. Вопросы пенсионного обеспечения россиян в социальной политике 1990-х гг.// Социально-гуманитарные науки на современном этапе. Чебоксары, 2008. С.52-60. (0,6 п.л.)

24. Вязовская Т.Н. Некоторые правовые проблемы реализации пенсионной реформы в Российской Федерации// Вестник юридического факультета. Сборник научных статей профессорско-преподавательского состава, аспирантов и соискателей юридического факультета Чебоксарского кооперативного института РУК. Вып.2. Чебоксары, 2008. С. 41-51. (0,7 п.л.)

25. Вязовская Т.Н. Трудовые и пенсионные права граждан по Конституции Российской Федерации 1993 года: исторический опыт реализации // Теория и практика институциональных изменений в экономическом развитии общества. Международная научно-практическая конференция. 19-21 января 2009г. Сб. мат-лов. Казань: Изд-во НПК «РОСТ», 2009. С.119-123. (0,4 п.л.)

26. Вязовская Т.Н. Исторический опыт реализации в России пенсионной реформы в 1990-1993гг. // II Чтения, посвященные памяти А.В. Арсентьевой. Материалы всероссийской конференции. Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 2009. С. 372-377. (0,4 п.л.)

27. Вязовская Т.Н. Становление российской системы пенсионного страхования в России в 1990-е годы: к истории проблемы// Приоритеты вузовской науки в условиях инновационного развития общества. Материалы межвузовской научно-практической конференции 29 января 2009. Чебоксары: ЧКИ РУК. 2009. С. 485-487. (0,5 п.л.)


1 Ачаркан В.А. Государственные пенсии. М., 1967; Астрахан Е.И. Развитие законодательства о пенсиях рабочим и служащим. Исторический очерк (1917-1970). М., 1971; Досрочные пенсии. М., 1988; Гордин В.Э. Чем старость обеспечим. М., 1988; и др.

2 Римашевская Н.М. Римашевский А.А. Равенство или справедливость. М., 1991; Мелешенко Н.Т. Право на пенсию. Тверь, 1991; и др.

3 Пенсионное обеспечение в РСФСР. М., 1991; Какие пенсии нас ждут. М., 1991; Дубровский В.Ф. Порядок назначения пенсий гражданам РСФСР. Челябинск, 1991; Орловский Ю.П. Как получить пенсию по новому закону? М., 1991; Шедерова Г.С. Новый закон о пенсиях в России. Вопросы и ответы. М., 1992; Все о пенсиях в России. Кому, сколько, за что? М., 1992; и др.

4 Паршенцева Г.В. Стариков В.А. Поспелов Е.И. Применение Закона РСФСР о пенсиях в Кузбассе. Кемерово, 1991. С.3.

5 Аникеева Л. Пенсионное обеспечение адаптировать, а не разру­шать // Человек и труд. 1994. № 12; Воронин Ю. Закон о пенсиях: каким ему быть? // Социальная защита. 1996. № 1; Якушев Л. Некоторые вопросы стратегии осуществления пенсионной реформы в России// Пенсия. 1997. №4; Колесник А.П. Тенденции развития пенсионной системы и ее адаптация к условиям рыночной экономики// Пенсия. 1997. №1; Римашевская Н.М. Бочкарева В.К. Пенсионная система. Проблемы и стратегия реформы// Свободная мысль. 1998. №5; Военная, пенсионная, жилищная реформы. Сб. акт. газетных публикаций. М., 1997; и др.

6 Кротти Д. Фулфорд Р. Росс С. Российская Федерация: улучшение работы по обеспечению сбора страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации. М., 1997; и др.

7 См. напр.: Современные проблемы пенсионной сферы: комментарии экономистов и демографов. М., 1997; Иванова А.Е. Михайлов А.Ю. Демографические предпосылки реформирования пенсионной системы в России. М., 1999; и др.

8 Шохин А.Н. Пенсионная система России: современное состояние, проблемы реформирования. М., 1997. С.19.

9 Дмитриев М.Э. Альтернативные сценарии пенсионной реформы в России. М., 1996; Социальная политика в период перехода к рынку. М., 1996; К реформе социального обеспечения: принципы и прагматизм. М., 1999; и др.

10 Роик В.Д. Пенсионная реформа в России – проблемы преобразований// Пенсионное обеспечение. 1998. №5; и др.

11 Барр Н. Реформирование пенсионного обеспечения: мифы, правда и варианты выбора пенсионной политики. Рабочий доклад Международного валютного фонда// Социальный вестник. 2001. №1; Social security pensions: Development and reform/ Ed by Colin Gillion et al. Social security pensions. Geneva, 2000; и др.

12 Коржова Н.А. Реформирование государственного пенсионного страхования в странах с переходной экономикой. М., 1998; и др.

13 Пенсионная реформа в России: оценка специалистов// Под ред. В.Н. Баскакова, А.С. Орлова. М., 1999; Пенсионная реформа в России: причины, содержание, пер­спективы// Под ред. М.Э. Дмитриева, Д.Я. Травина. СПб., 1998; Баскаков В.Н. Баскакова М.Е. О пенсиях для женщин и мужчин: социальные аспекты пенсионной реформы. М., 1998; др.

14 См. напр.: Рябинин А.В. Негосударственные пенсионные фонды и реформирование пенсионной системы (история, практика, прогноз). М., 1996. С.182.

15 Твоя будущая пенсия. Что дает индивидуальный учет пенсионных прав каждому из нас. Улан-Удэ, 1997; и др.

16 Куценко В.В. Ровбель С.В. Пенсионное обеспечение в России: История, состояние, перспективы. Новосибирск, 1996; Травин Д.Я. Захаров С.В. Рахманов Г.В. Пенсионная реформа в России: причины, содержание, перспективы. М., 1996; и др.

17 Мировой опыт реформирования пенсионных систем: концептуальные подходы и практические действия. М., 1999; Пенсионное обеспечение. Сб. статей. М., 1999; Соловьев А.К. Финансовая система государственного пенсион­ного страхования в России. М., 2001; Муравлева Т.В. Государственное пенсионное страхование в России. Саратов, 2008; Национальные проекты и реформы 2000-х годов: модернизация социальной политики. М., 2009; и др.

18 Александров Д.Г. Пенсионная система в России: состояние, проблемы, перспективы. СПб., 2000; Александров Д.Г. Альтернативы развития пенсионной реформы в России. СПб., 2000; Развитие социального страхования в России. М., 2001; Орлов-Карба П.А. Все о пенсионной реформе в России. М., 2005; Баскаков В.Н. Пенсионная реформа в Российской Федерации: актуарная экспертиза. М., 2008; и др.

19 См. напр.: Роик В. Социальное страхование – составляющая социальной политики// Человек и труд. 1995. №12; Роик В. От социальной к страховой пенсии: задачи реформы пенсионной системы России // Человек и труд. 1999. №6; Роик В. Эволюция форм социальной защиты в России// Человек и труд. 2004. №10.

20 Дегтярев Г.П. Пенсионные реформы в России. М., 2003. С.188.

21 Микитюк Ю.В. Государственная политика в сфере пенсионного обеспечения (1992-2004 гг.). Дисс. …канд. ист. наук. Краснодар, 2005. С.24-25.

22 Бурнашов Р.А. Реформа обязательного пенсионного страхования в России. М., 2001; Захаров М.Л. Тучкова Э.Г. Пенсионная реформа в России: Экспертное заключение. М., 2002; Ткаченко А.А. Государственное регулирование и эффективность пенсионных реформ. М., 2006; Савин В.И. Совершенствование механизма пенсионного обеспечения в России. Мурманск, 2009; и др.

23 Борисенко Н.Ю. Проблемы обеспечения финансовой устойчивости Пенсионного фонда России. М., 2004; и др.

24 См. напр.: Львов Д. Овсиенко Ю. Российская пенсионная система и пути ее реформирования// Вопросы экономики. 2000. №8.

25 Овсиенко Ю.В. Русаков В.П. Сухова Н.Н. Пенсионная система в России: современное состояние и пути реформирования. М., 1999. С.9.

26 Савин В.И. Деятельность Отделения Пенсионного фонда России по Мурманской области в условиях пенсионной реформы: аналитический сборник. Мурманск, 2006; ПФР. Этапы развития: К 10-летию Пенсионного фонда Российской Федерации. Орел, 2000; Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Воронежской области. 1990-2005/ Сост. Садчикова Е.Ю. Воронеж, 2005; Алиева З.К. Социальная политика в отношении людей пожилого возраста в Республике Дагестан (проблемы, противоречия, перспективы). М., 2009; и др.

27 Профессиональные пенсионные системы: проблемы и перспективы развития. М., 2001; Аранжереев М.М. Как обеспечить достойную старость, или Возможности негосударственных пенсионных фондов. М., 2008; Берг А.А. Региональные накопительные пенсионные системы. М., 2008; и др.

28 Пенсии металлургам. М., 1999; Протасова В.Г. Льготы отдельным категориям граждан. М., 1999; Профессиональные и льготные пенсии. М., 2004; Берг А.А. Проблемы и перспективы развития накопительного пенсионного страхования. М., 2009; и др.

29 Березовец В.В. Социальная защита и социально-психологическая реабилитация ветеранов локальных войн. М., 1997; и др.

30 Свиридов С.А. Передерин С.В. Российское право социального обеспечения. В 2 ч. Воронеж, 2000; и др.

31 Николаева С.А. Ваша максимальная пенсия. Ростов-на/Д, 2000; и др.

32 Пенсионная реформа. Сб. статей. М., 2002; Пенсионная реформа в России/ Под ред. М.Ю. Зурабова. М., 2002; Макаров А.В. Пенсионное законодательство. Новая пенсионная система – новые возможности. М., 2005; Федотов Д.Ю. Развитие финансов пенсионного страхования в России. Иркутск, 2007; и др.

33 Экономика переходного периода. Очерки экономической политики посткоммунистической России. Экономический рост 2000-2007. М., 2008. С.1174.

34 Денисов М.Ю. Социально-экономические преобразования пенсионной системы в России. Ростов-н/Д, 2000. С.3.

35 Муравлева Т.В. Государственное пенсионное страхование в России. Саратов, 2008. С.14, 16.

36 Парамонова С.В. Проблемы и перспективы пенсионной системы России. Красноярск, 2006. С.119.

37 См.: Человек и общество. В 3-х кн. М., 1992; Ледях И.А. Социальное государство и права человека. М., 1994; Российская Федерация - социальное государство. М., 1996; Социальная политика: парадигмы и приоритеты. М., 2000; и др.

38 См.: Аверин А.Н. Социальная политика государства и социальная структура общества. М., 1995; Социальная политика на современном этапе. М., 1997; Социальная работа с пожилыми. М., 1998; Наумов С.Ю. Социальная политика в условиях модернизации политической и экономической системы России (80-90-е годы XX столетия): Дисс. ... докт. ист. наук. Саратов, 1998; Замакулов Б.М. Государственная социальная политика и особенности ее реализации в субъектах Российской Федерации в условиях трансформации общества (80-90е гг.). Дисс. ... докт. ист. наук. М., 1998; Иванов К.В. Государственная социальная политика Российской Федерации в 1991-1999 гг. Дисс. …канд. ист. наук. М., 2009; и др.

39 Конституция (Основной Закон) Российской Федерации – России. М., 1993; Собрание законодательства РФ (СЗ РФ); Закон «О государственных пенсиях в РСФСР». М., 1990; и др.

40 Пенсионное законодательство Российской Федерации: Указы Президента и постановления Правительства. М., 1997; и др.

41 Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ «Порядок во власти - порядок в стране. О положении в стране и основных направлениях политики РФ». М., 1997; и др.

42 Конституция Республики Мордовия. Саранск, 1995; Устав Ленинградской области. Санкт-Петербург, 1994; и др.

43 См.: О ветеранах: Федеральный закон №5-ФЗ/ Принят Государственной Думой ФС РФ 16 декабря 1994г. М., 2003; Закон Республики Башкортостан «О ветеранах войны, труда и Вооруженных Сил»/ Принят 13 октября 1994г. Изм. и доп. законами Республики Башкортостан от 21 декабря 1994г., 28 декабря 1996г. и 5 августа 1999г. Уфа, 1999.

44 Пенсионное законодательство. М., 2008; Льготные пенсии в Российской Федерации: Документы и комментарии. М., 2000; и др.

45 Директивные документы и разъяснения по пенсионному законодательству в черной металлургии. М., 2002; и др.

46 Комментарий официальных органов к пенсионному законодательству Российской Федерации/ Под ред. А.П. Починка. М., 2004; и др.

47 Законодательство зарубежных стран по социальному обслуживанию населения. М., 1994; и др.

48 «Концепция реформы системы пенсионного обеспечения». Постановление Правительства РФ от 7 августа 1995 г.; «Программа социальных реформ в Российской Федерации на период 1996-2000 гг.». Постановление Правительства РФ от 26 февраля 1997 г.; «Программа пенсионной реформы». Постановление Правительства РФ от 20 мая 1998 г.; и др.

49 Льготы отменили. Что вместо них?: пакет «льготных» законов в последней «денежной» редакции, кому и какие полагаются компенсации вместо прежних льгот (разъяснения Министра здравоохранения и социального развития РФ М.Ю. Зурабова и председателя правления Пенсионного фонда РФ Г.Н. Батанова). М., 2004; и др.

50 Программа Всероссийского общественно-политического движения «Наш дом – Россия». М., 1995; и др.

51 Пенсионное обеспечение и социальная защита населения Российской Федерации в …. году. Статистический сборник. М., 1997-2005; и др.

52 Пенсионный фонд Российской Федерации в … году: Основные показатели финансово-экономической деятельности. Информационно-статистический сборник. М., 1999-2005.

53 Беликова Т.Н. Минаева Л.Н. Все о пенсиях. М.-СПб., 2009; и др.

54 Обзор экономической политики в России за 2001 год. М., 2002; Социальное обеспечение: вопросы, задачи и перспективы: МБТ. Женева, 2001; и др.

55 См.: Российский статистический ежегодник. Статистический сборник.  М., 1992-2000.

56 Новая газета. 1998. 16–22 марта.

57 Хлебников П. Крестный отец Кремля Борис Березовский или История разграбления России. М., 2001. С.210.

58 Русский телеграф. 1997. 11 ноября.

59 Труд. 2000. 24 мая.

60 ТА Государственной Думы ФС РФ.

61 См.: Мир России. 1998. № 1-2. С.7-8.

62 Материалы http://www.demoscope.ru/center.html

63 См. напр.: ГАРФ. Ф. А-664. Оп.1. Д.436. Л.Л. 24-26, 28-29; Д.437. Л.Л. 8-10, 21-22; и др.

64 См.: Государственный доклад о состоянии здоровья населения Российской Федерации в 2004 году// Здравоохранение РФ. 2006. №4.

65 См.: Программа развития ООН в Российской Федерации «Возраст мудрости - возраст созидания». К международному году пожилых людей. М., 1999.

66 См.: Сборник статистических материалов. 1990. М., 1991. С.27.

67 ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп.4. Д.199. Л.93.

68 Паршенцева Г.В. Стариков В.А. Поспелов Е.И. Применение Закона РСФСР о пенсиях в Кузбассе. Кемерово, 1991. С.5.

69 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1992. №5. ст.179; и др.

70 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. №27. ст.351; 1991. №17. ст.509.

71 См.: Организация социального обеспечения: Пенсионное обеспечение. М.: Минсоцзащиты РФ, 1993. С. 50-59.

72 Обзор экономической политики в России за 2002 год/ Бюро экономического анализа. М., 2003. С.70.

73 Социальная защита. 2004. №11. С.4.

74 Пенсионная реформа в России: причины, содержание и перспективы. СПб., 1998. С.53.

75 ТА Министерства здравоохранения и социального развития РФ.

76 ТА Государственной Думы ФС РФ.

77 См. напр.: От пенсии до пенсии. Международный доклад// Московские новости. 1995. №49.

78 Российская газета. 1995. 1 февраля.

79 СЗ РФ. 1995. №17. ст.1454; №27. ст.2504; №31. ст. 2988; №45. ст.4236.

80 СЗ РФ. 1997. №40. ст.4548.

81 См.: Вестник Пенсионного фонда России. 1999. № 1. С. 15.

82 ТА Государственной Думы ФС РФ.

83 См.: Социально-экономическое положение России. 1999 г. М., 2000.

84 См.: Пенсионный фонд Российской Федерации. Основные показатели финансово-экономической деятельности. М., 2000. С.4-6.

85 Обзор экономической политики России за 2003 год/ Бюро экономического анализа. М., 2004. С.206.

86 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1992. №5. ст. 180.

87 ТА Министерства здравоохранения и социального развития РФ.

88 Российская газета. 1995. 23 августа.

89 Российская газета. 1997. 7 марта; 1998. 24 февраля.

90 См.: Пенсия. 1997. №7. С.6; №11. С.2;

91 Ельцин Б. Не допущу бездушного отношения к пожилым людям// Российские вести. 1997. №30.

92 ТА Государственной Думы ФС РФ.

93 Итоги. 1997. №11. С.12.

94 Травин Д. Кризис государственных пенсий – это всерьез и надолго// Дело. 1997. № 1. С.4.

95 ТА Совета Федерации ФС РФ.

96 ТА Министерства здравоохранения и социального развития РФ.

97 ТА Государственной Думы ФС РФ.

98 СЗ РФ. 2001. №51. ст. ст. 4831, 4832; №52 (1ч.). ст.4920.

99 Новости пенсионной индустрии (23.10.2002) // Сайт PensionLine.ru

100 Пенсия. 2005. № 8. С. 49.

101 Пенсионные деньги. 2005. №3-4. С.27.

102 Пенсия. 2005. №5. С.67.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.