WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Ермаков Алексей Михайлович

ИНТЕГРИРОВАННАЯ ОЦЕНКА

АДАПТАЦИОННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ СОБАК

В РАННЕМ ПОСТНАТАЛЬНОМ ОНТОГЕНЕЗЕ

ПРИ АЛИМЕНТАРНОЙ ДЕПРИВАЦИИ

16.00.02  – патология, онкология и морфология животных

16.00.01 – диагностика болезней и терапия животных

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Москва - 2008

Работа выполнена в Государственном научном учреждении «Северо-Кавказский зональный научно-исследовательский ветеринарный институт» Российской академии сельскохозяйственных наук

Консультанты:

Заслуженный деятель науки РФ,

доктор биологических наук, профессор

Дмитриев Анатолий Федорович

доктор биологических наук

Карташов Сергей Николаевич

Официальные оппоненты:

доктор биологических наук, профессор

Поляков Виктор Филиппович

Заслуженный деятель науки РФ,

доктор биологических наук, профессор

Тельцов Леонид Петрович

Заслуженный деятель науки РФ, 

доктор ветеринарных наук, профессор

Щербаков Григорий Гаврилович

Ведущая организация:

ГНУ «Всероссийский научно-исследовательский ветеринарный институт патологии, фармакологии и терапии» Россельхозакадемии

Защита состоится «30»  июня 2008 года в 1100 часов на заседании диссертационного совета Д 220.042.02 при ФГОУ ВПО «Московская государственная академия ветеринарной медицины и биотехнологии им. К.И. Скрябина» (109472, г. Москва, ул. Академика Скрябина, 23; тел. 377-93-83).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Московская государственная академия ветеринарной медицины и биотехнологии им. К.И. Скрябина» (109472, г. Москва, ул. Академика Скрябина, 23).

Автореферат разослан «____» __________ 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат биологических наук, доцент                                А.И. Торба

  1. Общая характеристика работы

Актуальность темы. Теория адаптации в настоящее время является одним из фундаментальных направлений современной биологии и физиологии. Адаптационная деятельность организма животных не только обеспечивает выживание и эволюционное развитие, но и повседневное приспособление к изменениям окружающей среды (Адо А.Д., 1985; Дмитриев А.Ф., 1986).

Теория Г. Селье об общем адаптационном синдроме описывает фазовый характер адаптационных реакций и обосновывает ведущую роль истощения регуляторных систем при острых и хронических стрессорных воздействиях в развитии большинства патологических состояний и заболеваний. Система кровообращения может рассматриваться как чувствительный индикатор адаптационных реакций целостного организма, а вариабельность сердечного ритма хорошо отражает степень напряжения регуляторных систем, обусловленную возникающей в ответ на любое стрессорное воздействие активацией системы гипофиз-надпочечники и реакцией симпатоадреналовой системы (Vrana M., 1993).

Представляет интерес оценка роли нейрогуморальных факторов в развитии адаптивных возможностей организма, в частности, роль различных отделов вегетативной нервной системы. Исследования последних лет показали, что многие патологические процессы (перестройка гомеостаза в условиях хронического стресса) контролируются вегетативной нервной системой (Лютинский С.И., 2005; Жаров А.В. и др., 2007). Признана роль симпатико-адреналовой системы в развитии адаптивного синдрома. В доступной нам литературе крайне мало публикаций по влиянию изменений статистических характеристик сердечного ритма на состояние неспецифических адаптационных механизмов организма животных (Hughson R. Et all., 1995, Карташов С.Н., 2005). Нет сообщений о возможности диагностики заболеваний животных на донозологической стадии и наличие автоматических диагностических систем для мониторинга эпизоотологического состояния хозяйств.

Вместе с тем, на необходимость и перспективность проведения фундаментальных физиологических исследований организма животных с целью разработки новых способов превентивных мероприятий указывают ведущие ученые (Allen M., 1991; Данилевская Н.В., Коробов А.В., Старченков С.В., Щербаков Г.Г., 2001; Уша Б.В., Беляков И.М., 2002) и  принятые постановления Правительства Российской Федерации (№ 22 от 21.01.99.), Президиума СО РАСХН (№ 2 от 21.01.99.), а также Целевая федеральная программа (1999-2010 гг.).

Диссертационное исследование проведено в соответствии с темой научных исследований Государственного научного учреждения «Северо-Кавказский зональный научно-исследовательский ветеринарный институт» Россельхозакадемии “Разработать методы ранней диагностики, эффективные средства и способы профилактики и лечения массовых незаразных и вызываемых условно-патогенными микроорганизмами заболеваний у молодняка высокопродуктивных животных”  государственная регистрация №15070.3666026906.06.8.001.2.

Цель работы – комплексная оценка морфофункционального состояния регуляторных и интегрирующих систем собак в процессе развития и исследование влияния алиментарной депривации на онтогенетические процессы.

Для достижения цели были поставлены следующие задачи:

  1. Изучить морфофункциональное состояние организма щенных сук при сбалансированном и несбалансированном кормлении и исследовать зависимость функции генома потомства в раннем постнатальном онтогенезе в зависимости от типа кормления матерей.
  2. Определить содержание и динамику ряда основных гормонов (кортизола, тироксина, трийодтиронина, эстрадиола-17β, прогестерона, тестостерона), показателей углеводного и белкового обменов; уровень морфологических показателей крови у щенков в раннем постнатальном онтогенезе в разном физиологическом аспекте.
  3. Оценить адаптационные резервы организма щенков в онтогенезе и с разным напряжением адаптационных механизмов с помощью динамики катехоламинов и по состоянию вегетативной нервной системы.
  4. Оценить степень и характер воздействия условий кормления на гормональный фон, морфологические показатели крови и уровень обменных процессов организма собак.
  5. Изучить характер и основные закономерности в динамике гормональных, морфологических и биохимических показателей крови у щенков в раннем постнатальном онтогенезе с разным напряжением адаптационных механизмов.
  6. Изучить корреляционную связь между состоянием вегетативной нервной системы и адаптационных резервов организма у собак, гормональным фоном, морфологическими показателями крови и уровнем обменных процессов организма собак в онтогенезе.
  7. На основе полученных данных  разработать алгоритм групповой и  индивидуальной диагностики предрасположенности к развитию патологических состояний у животных.

Научная новизна. Впервые дана характеристика гормонального статуса щенков в раннем постнатальном онтогенезе по уровню в крови гормонов коры надпочечников (кортизола), щитовидной (тироксина, трийодтиронина) и половых желез (прогестерона, эстрадиола-17, тестостерона)  в связи с особенностями функционального и физиологического состояния организма при алиментарной депривации. Определены физиологические параметры, возрастная динамика, и дана сравнительная характеристика гормонального профиля, морфологических и биохимических показателей крови щенков, с разным функциональным резервом организма, выявлены периоды напряжения, перенапряжения и срывов адаптационных систем методом оценки вариабельности сердечного ритма. Показано, что длительное неполноценное кормление животных сопровождается изменениями гормонального фона, морфологических и биохимических показателей крови, соответствующих характеру адаптивных изменений.

Получены новые данные о комплексном участии кортизола, тироксина, трийодтиронина, эстрадиола-17β, прогестерона, тестостерона в развитии стресс-реакции в ответ на алиментарную депривацию.

Изучено состояние функциональной активности желез внутренней секреции, морфологические и метаболические показатели крови в связи с этапами напряжения адаптивных систем организма животных и в момент срыва адаптационных механизмов. Установлены высоко достоверные связи гормонального и иммунологического статуса собак со степенью напряжения адаптационных систем организма.

Дана комплексная оценка гормонального статуса, морфологических и биохимических показателей крови щенков в раннем постнатальном онтогенезе при алиментарной депривации. Дано теоретическое обоснование возможности применения автоматического анализатора вариабельности сердечного ритма для диагностики состояния нервно-гуморального статуса животного, степени напряжения адаптационных систем организма, донозологической диагностики заболеваний. Разработан алгоритм групповой и  индивидуальной диагностики донозологических патологических состояний у животных.

Научно-практическая значимость работы. Дано теоретическое обоснование возможности применения автоматического анализатора вариабельности сердечного ритма для диагностики состояния нервно-гуморального статуса животного, степени напряжения адаптационных систем организма, донозологической диагностики заболеваний.

Параметры концентрации гормонов, показателей углеводного, липидного, белкового обменов, морфологических параметров крови, установленные в процессе проведения исследований, используются в диагностической практике в качестве нормативных показателей при оценке функционального состояния организма собак в раннем постнатальном онтогенезе. Их необходимо учитывать при определении клинического состояния организма собак разного возраста, в зависимости от напряжения адаптивных систем организма, для оценки течения беременности, внутриутробного развития плода, послеродового периода, прогнозирования риска развития патологии.

Материалы работы необходимы при решении задач, связанных с разработкой приемов эффективной профилактики и терапии болезней собак и других животных, проведении зоотехнических и ветеринарных мероприятий в кинологических питомниках и хозяйствах других направлений с целью совершенствования противоэпизоотических и превентивных мероприятий. Результаты исследований могут быть использованы как справочный материал при составлении учебных пособий и руководств по физиологии и патологии домашних животных, биологии развития для студентов специальностей «Ветеринария», «Зоотехния» и «Биология».

Разработан алгоритм групповой и  индивидуальной диагностики донозологических патологических состояний у животных, который может широко использоваться во всех отраслях животноводства.

Апробация работы. Основные материалы диссертации доложены и обсуждены на ежегодных научно-практических конференциях ФГОУ ВПО «Донской государственный аграрный университет», ГНУ «Северо-Кавказский зональный научно-исследовательский ветеринарный институт» в 1996-2007 гг. и на 26 всероссийских, международных, межвузовских, республиканских научно-практических конференциях в гг. Москве, Ростове, Воронеже, Краснодаре, Тюмени, Самаре, Саратове, Владивостоке, Новосибирске, Кирове, Уфе, Ларнаке (Кипр) и 9 Московских международных ветеринарных конгрессах (1998-2007).

Публикации. По материалам диссертационной работы опубликованы 54 научные работы, из них 9 – в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК РФ; учебно-методические пособия, в том числе справочник по болезням собак и монография.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, описания материала и методов исследований, результатов собственных исследований и их обсуждения, выводов, практических предложений, списка литературы. Работа изложена на 420 страницах компьютерного текста, содержит 110 таблиц, 91 рисунков. Библиографический список включает 452 источника, в том числе 162 зарубежных.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Динамика показателей регуляторных и интегрирующих систем и индигенной микрофлоры ЖКТ у щенков отражает развитие адаптационного синдрома при стрессе, носит диагностический характер и является основой донозологической диагностики при групповом исследовании животных.

2. Динамика функционального состояния сердечно-сосудистой системы, показателей гормонального, иммунного и вегетативного статуса у щенков в раннем постнатальном онтогенезе, отражает особенности адаптационного синдрома при алиментарной депривации, а изменения в данных системах могут визуализироваться до развития клинических нозологических форм и являются основой донозологической диагностики при индивидуальном исследовании.

3. Имеются выраженные корреляционные связи между иммунным, гормональным и вегетативным статусом животного. Экспресс метод оценки вегетативного статуса животных является удобным способом оценки регуляторных и интегрирующих систем в обеспечении онтогенетических процессов и  адекватным способом донозологической диагностики.

2. Материалы и методы исследований

Работа выполнена в лаборатории по изучению патологии воспроизводства и болезней молодняка ГНУ «Северо-Кавказский зональный научно-исследовательский ветеринарный институт» Россельхозакадемии.

Для решения поставленных задач организованы и выполнены 19 научно-производственных опытов на взрослых собаках и щенках породы немецкая овчарка. Собаки в опытных группах принадлежали питомникам служебного собаководства МВД РФ и МО РФ.

Опыты, апробация и производственные испытания полученных результатов проведены в клиниках «Центр» г. Москва и г. Ростов-на-Дону, в ветеринарных клиниках г. Шахты, г. Таганрог, г. Красный Сулин, г. Сальск Ростовской области, в клинике «Неотложной ветеринарной помощи» г. Волгоград. В процессе работы в период  1995-2007 гг. был выполнен объем исследований приведенный в таблице 1.

Таблица 1.

Объем проведенных исследований

№ п./п.

Вид проведенного исследования

Всего проведено исследований

1

Исследовано животных клинически, голов

42250

2

Катамнестический анализ

1035

4

Реографические исследования, в т.ч.

Реокардиография здоровых собак

1500

Реокардиография больных собак

1280

Кардиоинтервалография у здоровых собак

1500

Кардиоинтервалография у больных собак

1280

5

Морфологические исследования крови,

из них по отдельным показателям

1200

12720

6

Биохимические исследования крови,

из них по отдельным показателям

1200

18240

7

Гормональные исследования

5280

8

Бактериологических исследований

6620

Животных для исследований отбирали по мере поступления в ветеринарные клиники, на группы разделяли по принципу пар аналогов. У всех животных проводили клинический осмотр, морфологические и биохимические исследования крови. В цельной крови определяли количество эритроцитов и лейкоцитов путем подсчета в камере с сеткой Горяева (П.С. Ионов с соавт., 1937), количество гемоглобина гемоглобинцианидным методом, цветовой показатель по А.А.Кудрявцеву с соавт. (1974), гематокрит (В.С. Камышников, 2000) в полистирольных трубках путем центрифугирования при 4000 об/мин в течение 15 минут.

Из биохимических исследований проводили определение уровня альбумина в сыворотке крови  реакцией с бромкрезоловым зеленым, общего белка в сыворотке крови – биуретовым методом (метод Кингслея – Вейксельбаума), мочевины – цветной реакцией с диацетилмонооксином, креатинина – методом Поппера, основанного на цветной реакции Яффе, глюкозы – методом Гультмана в модификации Хиваринена – Никкила с ортотолуидиновым реактивом, фибриногена - гравиметрическим методом по Рутбергу (В.С.Камышников, 2000), сиаловых кислот - методом Гесса (В.Г. Колб, В.С. Камышников, 1974), С-реактивного белка - методом реакции преципитации в капилляре.

Параметры системной гемодинамики определяли с помощью реографа- полианализатора методом ТПГР по Кубичеку, модифицированного нами. Определение артериального давления проводили по разработанной нами методике.

Для количественного определения кортикостероидов, тиреоидных гормонов, эстрадиола и прогестерона в биологических жидкостях животных проводили конкурентный вариант твердофазного иммуноферментного анализа. Диагноз на парвовирусный энтерит подтверждали при помощи HiSens теста фирмы  HBI Co., Ltd (Корея), основанного на иммунохроматографическом анализе.

Функциональное состояние симпатоадреналовой системы оценивали по уровню экскреции А, НА, ДА и ДОФА флюорометрическим методом в порционной и суточной моче (Э. Ш. Матлина с соавт., 1965) на приборе БИАН-130 (М-800). Сбор мочи проводился на каждом этапе обследования, до и после завершения тестирующей функциональной пробы.

Для оценки состояния вегетативной нервной системы щенков применялась динамическая запись кардиоинтервалограмм при выполнении адреналиновой пробы (в/в введение 0,01 мг/кг адреналина гидрохлорида в виде 0,01% раствора).

Полученные данные обрабатывали статистически с использованием IBM PC  и пакета прикладных программ «Biostat».

  1. Результаты собственных исследований

3.1. Морфологические и биохимические исследования крови у щенных сук с разным типом кормления

В опытах использовали восемьдесят клинически здоровых сук породы немецкая овчарка в возрасте от 1,5 до 5 лет, принадлежащих частным владельцам. Из них нами было сформировано четыре группы: контрольная – 20 сук и три опытных группы по 20 голов в каждой. Кормление животных контрольной группы осуществляли сухим кормом Pedigree, в объеме согласно наставлению по применению. Животные опытных групп находились на обычном «домашнем» рационе весь период исследования. Кроме того, животные первой опытной группы не имели дефицита массы тела, животные второй опытной группы имели дефицит массы тела 5-10% (гипотрофия I степени), животные третьей опытной группы имели дефицит массы тела 10-20% (гипотрофия II степени).

Выяснено, что при полнорационном и традиционном кормлении количество гемоглобина и число эритроцитов у сук 155,9±9,81г/л, 6,33±0,12*1012г/л, и 153,8±9,96г/л, 6,51±1,168*1012г/л соответственно. Тогда как при гипотрофии I и II степени 123,2±12,68г/л, 4,91±1,49*1012г/л, и 90,01±15,57г/л, 3,97±1,327*1012г/л. Показатель гематокрита у животных с  I и II степенью гипертрофии был меньше, по сравнению с животными, получающими полнорационные корма, на 11 % и 34 %, что составило 0,33±0,03ед. и 0,27±0,04 ед. соответственно.

СОЭ у животных получавших традиционное кормление составила 4,13±0,93 мм/ч. У животных на полнорационном кормлении СОЭ составила 4,04±1,1 мм/ч, что в сравнении с уровнем СОЭ у животных с гипотрофией I степени - 5±1,88мм/ч и II степени - 6,89±3,05мм/ч больше на 25 % и 75 % соответственно.

Уровень лейкоцитов у сук, получавших традиционное кормление, 10,4±2,14109г/л. Тогда как, этот же показатель в группе животных получавших полнорационные корма, был 9,7±1,69109г/л. А в группе животных с  гипотрофией I степени и II степени составил 5,63±1,044 109г/л  и 7,3±3,67109г/л соответственно, что на 45% и 29% меньше чем у животных получавших полнорационное кормление.

Количество эозинофилов у собак, получавших традиционное кормление было 3,68±1,28%. Тогда как этот же показатель в группе животных получавших полнорационные корма был 4,12±1,08 %. А в группе животных с  гипотрофией I степени и II степени составил 2,83±0,21 % и 1,68±0,932 % соответственно, что на 31 % и 40 % меньше, чем у животных получавших полнорационное кормление.

Количество палочкоядерных нейтрофилов у собак, получавших традиционное кормление было 7,9±2,27 %. Тогда как этот же показатель в группе животных получавших полнорационные корма был 6,7±0,991 %. А в группе животных с  гипотрофией I степени и II степени составил 11,55±2,17% и 16,23±3,01 % соответственно, что на 71 % и 142 % больше чем у животных получавших полнорационное кормление.

Количество сегментоядерных нейтрофилов у сук, получавших традиционное кормление было 63,05±11,59 %. Тогда как этот же показатель в группе животных получавших полнорационные корма составил 55,9±11,07%. А в группе животных с  гипотрофией I степени и II степени поднялся до 61,3±13,18 % и 68,8±14,02 % соответственно, что на 9 % и 23 % больше чем у животных получавших полнорационное кормление.

Количество лимфоцитов у собак, получавших традиционное кормление, было 29,7±7,62%. Тогда как этот же показатель в группе животных получавших полнорационные корма был 21,22±9,61%. А в группе животных с  гипотрофией I степени и II степени составил 19,33±2,94 % и 12,2±5,46% соответственно, что на 8% и 42% меньше чем у животных получавших полнорационное кормление.

Количество моноцитов у сук, получавших традиционное кормление было 3,9±1,06%. Тогда как этот же показатель в группе животных получавших полнорационные корма был 3,8±1,0%. А в группе животных с  гипотрофией I степени и II степени составил 4,8±1,56% и 2,5±1,51% соответственно, что на 26% больше и на 34% меньше чем у животных получавших полнорационное кормление.

Таким образом, отмечается снижение показателей красной и белой крови у собак по мере развития гипотрофии. Вместе с тем, не выявлено статистически значимых отличий между показателями красной крови у первой и второй группы в данные периоды исследования.

Было выявлено, что для I степени и II степени гипотрофии характерно увеличение активности аланинаминотрансферазы в сыворотке крови соответственно до 104,5±8,67 Е/л; 125,1±9,74 Е/л, тогда как в группе животных с полнорационным  кормлением эти показатели были 92,03±7,76 Е/л (р<0,001).

Увеличение активности щелочной фосфатазы до 94,73±5,46 Е/л при I степени гипотрофии,  до 167,9±6,44 Е/л  при II степени гипотрофии (p<0,05), относительно показателей у животных при полнорационном кормлении составило 45% и  158% соответственно.

Уровень мочевины у собак, получавших традиционное кормление был 6,11±1,11 ммоль/л. Тогда как этот же показатель в группе животных получавших полнорационные корма был 7,66±1,03 ммоль/л. У животных с I и II степенью гипотрофии этот показатель равен 7,34±0,86 ммоль/л и 10,11±0,98 ммоль/л, что в сравнении с показателями животных получавших полнорационное кормление на 4% меньше  и  31% больше. Уровень глюкозы у собак, получавших традиционное кормление был 4,83±0,1  ммоль/л. У собак, получавших полнорационное кормление был 4,76±0,29  ммоль/л.  А в группе животных с  гипотрофией I степени и II степени составило 4,89±0,1 ммоль/л  и 8,83±0,1 ммоль/л  соответственно, что на 2% и 85% больше чем у животных получавших полнорационное кормление.

На втором этапе исследования от сук участвующих в предыдущем опыте были получены щенки. При этом щенков продолжали кормить по тем же принципам, что и их матерей.

У щенков количество гемоглобина  (г/л), в группе животных получавших традиционное кормление составляло 93,2±5,57. В группе животных получавших полнорационное кормление этот показатель был выше 95,68±5,09. При I и II степени гипотрофии количество гемоглобина (г/л) было соответственно на 26% и 35% меньше, чем у животных получавших полнорационное кормление. Число эритроцитов у собак, получавших традиционное кормление, было  4,26±0,69, что равно количеству эритроцитов у животных получавших полнорационные корма. Тогда как этот же показатель в группе животных с  гипотрофией I степени и II степени составило 3,21±0,84 и 2,76±1,2 соответственно, что на 25% и 35% меньше, чем у животных получавших полнорационное кормление.

Число гематокрита у собак, получавших традиционное кормление, было 0,3±0,02. Тогда как этот же показатель в группе животных получавших полнорационные корма, был 0,31±0,01. А в группе животных с  гипотрофией I степени и II степени составило 0,22±0,03 и 0,2±0,04 соответственно, что на 30% и 36% меньше чем у животных получавших полнорационное кормление.

Уровень лейкоцитов у собак, получавших традиционное кормление, 10,7±0,35109/л. Тогда как этот же показатель в группе животных получавших полнорационные корма, был 9,2±0,3109/л. А в группе животных с  гипотрофией I степени и II степени составило 5,3±0,78109/л и 4,45±1,05109/л соответственно, что на 42% и 51% меньше, чем у животных получавших полнорационное кормление.

Количество эозинофилов у щенков, получавших традиционное кормление, было 7,1±0,17%. Тогда как этот же показатель в группе животных получавших полнорационные корма был 4,5±0,12%. А в группе животных с  гипотрофией I степени составил 3,4±0,2%, что на 24% меньше, чем у животных получавших полнорационное кормление.

Количество палочкоядерных нейтрофилов у собак, получавших традиционное кормление, было 10,4±0,13%. Тогда как этот же показатель в группе животных получавших полнорационные корма был 5,8±0,11%. А в группе животных с  гипотрофией I степени и II степени составил 18,4±0,39% и 20,4±1,01%,  что на 217% и 251% больше, чем у животных получавших полнорационное кормление.

Количество сегментоядерных нейтрофилов у собак, получавших традиционное кормление, было 51,1±1,1%. Тогда как этот же показатель в группе животных получавших полнорационные корма был 53,7±0,74%. А в группе животных с  гипотрофией I степени и II степени составил 62,3±1,22% и 65,1±2,08%,  что на 16% и 21% больше, чем у животных получавших полнорационное кормление.

Количество лимфоцитов у собак, получавших традиционное кормление, было 25,4±0,76%. Тогда как этот же показатель в группе животных получавших полнорационные корма был 33,4±0,69%. А в группе животных с  гипотрофией I степени и II степени составил 12,8±0,84% и 12,4±1,42%, что на 61% и 62% меньше, чем у животных получавших полнорационное кормление.

Количество моноцитов у собак, получавших традиционное кормление, было 3,8±0,19%. Тогда как этот же показатель в группе животных получавших полнорационные корма был 3,5±0,14%. А в группе животных с  гипотрофией I степени и II степени составил 3,1±0,22% и 0,6±0,29%,  что на 11% и 82% меньше/, чем у животных получавших полнорационное кормление.

Таким образом, отмечается снижение показателей красной крови у собак по мере развития гипотрофии. Вместе с тем, не выявлено статистически значимых отличий между показателями красной крови у первой и второй группы в данный период исследования. Также, по мере развития гипотрофии у щенков отмечается развитие лейкопении. Особенно выражено снижение абсолютного количества лимфоцитов, их процентное количество отображало трехкратное снижение в группе с гипотрофией второй степени по отношению к здоровым животным, но, учитывая нарастающую лейкопению, абсолютную лимфопению общее количество лимфоцитов было еще меньше.

Выяснено, что для щенков I и II степени гипотрофией характерно увеличение активности аланинаминотрансферазы в сыворотке крови соответственно до 134,69±6,97 Е/л; 144,81±8,13 Е/л, тогда как в группе животных с полнорационным  кормлением эти показатели были 112,35±5,41 Е/л (р<0,001). То есть показатели АлАТ при гипотрофии были на 32,5 Е/л выше, чем в группе животных с полнорационным кормлением.

Увеличение активности щелочной фосфатазы с 186,12±5,08 Е/л при I степени гипотрофии,  до 202,07±7,26Е/л  при II степени гипотрофии (p<0,05), относительно показателей у животных при полнорационном кормлении составило 161% и 175% соответственно.

Уровень мочевины у щенков, получавших полнорационное и традиционное кормление был 4,27±0,19 ммоль/л. Тогда как этот же показатель в группе животных с гипотрофией I и II степени  был соответственно  6,74±0,26 ммоль/л  и  6,47±0,49 ммоль/л. Уровень глюкозы у щенков, получавших традиционное кормление был 4,78±0,18 ммоль/л. У животных, получавших полнорационное кормление был 4,56±0,17 ммоль/л.  А в группе животных с  гипотрофией I степени и II степени составил 4,5±0,09 ммоль/л  и 3,87±0,09 ммоль/л  соответственно, что на 8% и 16% меньше, чем у животных получавших полнорационное кормление.

В зависимости от типа кормления происходило снижение альбумина в большей степени, чем снижение -глобулинов при незначительных изменениях - и - глобулинов в сыворотке крови. Уменьшение содержания альбумина происходило из-за снижения  протеинсинтетической функции гепатоцитов. Тогда как снижение уровня -глобулинов и менее выраженное -глобулинов, по всей видимости, происходило в силу резкого снижения уровня лейкоцитов, в том числе и лимфоцитов у животных с гипотрофией первой и второй степени, снижении продукции IgG, IgA, IgM.

3.2.  Гормональные исследования у щенков с разным типом кормления в раннем постнатальном онтогенезе

Гормональный статус у щенков в раннем постнатальном онтогенезе характеризуется большой лабильностью. В связи с высокой интенсивностью постнатальной дифференцировки тканей в 5-7-дневном возрасте  происходит активное поглощение гормонов, и их уровень снижается. Для животных первого месяца жизни характерна значительная интенсивность роста и развития. После месяца уровень гормонов щитовидной железы резко снижается.

Как видно из таблицы 2 у 1-3 дневных щенков полученных от сук на полнорационном кормлении уровень Т3 и Т4 был самым высоким за весь период исследования и составил 8,12±0,32 нмоль/л и 168,29±2,74 нмоль/л, соответственно. Соотношение Т3/Т4, оказалось также самым высоким и составило 4,83±0,23 Т3 нмоль/л. При исследовании в 5-дневном возрасте уровеньТ3 резко упал до 2,01±0,12 нмоль/л, в период с 10 по 25-дневный возраст у различных щенков в этой группе уровень Т3 колебался от 2,45±0,07 нмоль/л до 2,68±0,06 нмоль/л, а после 30 дней, в период отъема уровень Т3 резко повышался в два раза, достигая  4,6±0,09 нмоль/л. Но уже в два месяца он снова падал до фонового  2,05±0,10 нмоль/л, и в дальнейшем не отмечалось резких сдвигов Т3  у щенков в этой группе.

Динамика Т4 очень похожа на динамику Т3 отмечается снижение Т4  с 10 по 15-дневный у различных щенков в этой группе до 104,29±4,91. Начиная с месяца, наблюдалось достаточно резкое повышение до 157,64±10,92 нмоль/л.

Таблица 2

Концентрация гормонов щитовидной железы в сыворотке

крови щенков, полученных от сук на полнорационном кормлении в возрастном аспекте

Возраст

Т3, нмоль/л

Т4, нмоль/л

Т3/Т4 · 100, %

1-3 дня

8,12±0,32

168,29±2,74

4,83±0,23

5-7 дней

2,01±0,12***

131,61±5,33***

1,53±0,35***

10-15 дней

2,45±0,07**

104,29±4,91**

2,35±0,18

20-25 дней

2,68±0,06*

121,98±8,79

2,20±0,21

1 мес.

4,6±0,09**

157,64±10,92

2,9±0,32

2 мес.

2,05±0,10**

52,68±4,81***

3,89±0,47***

3 мес.

1,59±0,11**

41,2±2,87*

3,86±0,47

4 мес.

2,05±0,23*

62,98±3,15***

3,26±0,54

5-6 мес.

2,45±0,16*

68,26±5,83

3,59±0,82

7-9 мес.

2,83±0,31*

88,63±3,38**

3,19±0,37

10-12 мес.

2,58±0,09*

78,16±5,40

3,30±0,28

* р<0,05, ** р<0,01, *** р<0,001 разница статистически достоверна

в сравнении  с предыдущим показателем.

После месячного возраста происходит более быстрое падение Т4, чем Т3. Уровень Т4  снижается с 157,64±10,92 нмоль/л  до 52,68±4,81 нмоль/л, при этом отношение Т3/Т4, повышается до 3% к месячному возрасту и уже не снижается ниже этого значения до конца периода исследования.

Имеются отличия в динамике гормонов щитовидной железы у щенков находящихся на полнорационном и традиционном кормлении. Так нами обнаружено, что у щенков на традиционном кормлении в первые дни жизни уровень  Т3 и Т4 был выше на 5% и 7,6%, и составил 8,53±0,35 нмоль/л и  181,08±5,25 нмоль/л соответственно, при этом уже к 5-дневному возрасту их количество, также как и в группе щенков на полнорационном кормлении снижается, и резко увеличивается только в период отъема, после чего опять снижается, но не столь выражено как Т3. При этом уровень Т3 и Т4 в период с 5-7 день у щенков на традиционном кормлении оказался на 5,5% и  8,8% выше, чем у щенков на полнорационном кормлении, и составил 2,12±0,21 нмоль/л и 143,19±6,27 нмоль/л соответственно (табл. 3).

Таблица 3

Концентрация гормонов щитовидной железы в сыворотке

крови щенков на традиционном кормлении в возрастном аспекте

Возраст

Т3, нмоль/л

Т4, нмоль/л

Т3/Т4 · 100, %

1-3 дня

8,53±0,35

181,08±5,25

4,71±0,11

5-7 дней

2,12±0,21***

143,19±6,27***

1,48±0,13***

10-15 дней

2,59±0,08**

111,07±2,29**

2,33±0,12

20-25 дней

2,88±0,12**

131,62±8,79

2,19±0, 27

1 мес.

2,69±0,10

121,25±9,51

2,22±0,24

2 мес.

2,22±0,25**

56,05±4,47***

3,96±0,60***

3 мес.

1,70±0,14**

43,75±2,81*

3,86±0,48

4 мес.

2,12±0,09*

46,70±3,83***

4,18±0,54

5-6 мес.

2,31±0,18*

65,77±5,47

3,55±0,73

7-9 мес.

2,68±0,18

71,68±4,12**

4,03±0,46

10-12 мес.

2,57±0,25

71,38±4,17

3,36±0,23

* р<0,05, ** р<0,01, *** р<0,001 разница статистически достоверна

в сравнении  с предыдущим показателем.

С 10 по 15 день уровень Т3 и Т4  у щенков на традиционном кормлении был на 5,7% и  6,5% выше, чем у щенков на полнорационном кормлении, и составил 2,59±0,08 нмоль/л и 111,07±2,29 нмоль/л соответственно. В последующие дни наблюдалась положительная тенденция в росте уровня гормонов щитовидной железы. А после 30 дней, в период отъема уровень Т3 и Т4 снижаются до 2,69±0,10 нмоль/л и 121,25±9,51 нмоль/л, что в процентном соотношении с группой полнорационного кормления указывает на снижение уровня Т3 и Т4 на 7,6% и 6,7% соответственно. В 3 месячном возрасте в крови щенков понижался уровень тиреоидных гормонов (Т3  с 2,22±0,25 до 1,70±0,14, а Т4  имело более интенсивное снижение показателей с 56,05±4,47 по 43,75±2,81), что в сравнении с первой группой составило Т3 на 7%, а Т4 на 6,2%. Интересно отметить, что если до 4-месячного возраста динамика гормонов щитовидной железы практически была идентична динамике у щенков на полнорационном кормлении, но отличалась повышением показателей на 4-10%, то после 4 месяцев отмечалось снижение показателей гормонального статуса щитовидной железы. Так в период с 6-месячного по 12-месячный возраст у щенков на традиционном кормлении отмечались следующие показатели Т3 3,31±0,18 нмоль/л; 2,68±0,18 нмоль/л; 2,57±0,25 нмоль/л, что было на 5%, 6,3%, и 4,7% ниже, чем в соответствующем возрасте у щенков на полнорационном кормлении. Эта же закономерность наблюдалась и в динамике Т4, уровень которого в 4-х, 6-и, 9-и, 12-и месячном возрасте составил 46,70±3,83 нмоль/л,  65,77±5,47 нмоль/л, 71,68±4,12 нмоль/л и  71,38±4,17 нмоль/л соответственно, что было на 17,3%, 5%, 17,3%. и 9% ниже, чем у щенков на полнорационном кормлении. 

Рисунок 1. Динамика концентрации Т3 в сыворотке крови щенков, полученных от сук с разным типом кормлении

Таким образом, до 4 месяцев  уровень гормонов щитовидной железы у щенков на традиционном кормлении выше на 5-10%, чем у щенков на полнорационном кормлении, но после 4 месячного возраста происходит снижение уровня гормонов щитовидной железы на 5-17% у щенков на традиционном кормлении в сравнении с полнорационным кормлением.

Рисунок 2. Динамика концентрации Т4 в сыворотке крови щенков, полученных от сук с разным типом кормлении

На рисунках 1, 2 видно, что у щенков на традиционном кормлении и с гипотрофией первой степени, первоначально отмечался более высокий уровень тиреоидных гормонов, чем у щенков на полнорационном кормлении, но с 4 месяца жизни, уровень этих гормонов резко падал, при этом падение уровня тиреоидных гормонов тем выраженнее, чем сильнее гипотрофия. При гипотрофии второй степени уровень тиреоидных гормонов оставался монотонно низким. Другими словами, у здоровых щенков на традиционном кормлении отмечались тенденции, характерные для щенков с гипотрофией, а именно, повышенная стимуляция (раздражение) гипоталамо-гипофизарно-тиреоидной оси с последующим снижением ее функции, при традиционном кормлении на 10% относительно животных на традиционном кормлении и выраженном угнетении данной оси при гипотрофии второй степени.

У щенков в возрасте 1-3 суток, отмечался высокий уровень кортизона и половых гормонов. Эти показатели в группе животных на полнорационном кормлении составляли: эстрадиола -  0,49±0,03 нмоль/л, прогестерона 2,27±0,19 нмоль/л; тестостерона 2,11±0,08 нмоль/л, кортизола 67,02±11,22 нмоль/л. Но уже в последующие 3 дня жизни показатели кортизола снижались до 40,07±5,93 нмоль/л. Снижались также показатели  и других стероидных гормонов: эстрадиола до 0,32±0,04 нмоль/л, прогестерона до 1,22±0,20 нмоль/л; тестостерона  до 1,45±0,13 нмоль/л. Интенсивное снижение продолжалось до 20 – 25 дня и на данном периоде имело максимальное снижение половых гормонов и кортизола. На 30 день в период отъема уровень кортизона и половых гормонов  начинал повышаться. 

У щенков в возрасте два и три месяца концентрация кортизола и тиреоидных гормонов снижалась. Установлено, что кортикостероидная и тиреоидная системы регуляции взаимозависимы (Эпштейн Н.А., 1970). Снижение уровня кортизола в период максимального увеличения живой массы щенков можно считать физиологически целесообразным, так как известно, что кортикостероиды способны ингибировать репликацию клеток, синтез гормона роста (Voung V.R., 1980).

Возраст щенков 10-12 месяцев соответствует периоду полового созревания. В организме формируется дополнительная мотивация – половая доминанта, которая сопровождается изменениями во всем организме животных. В крови щенков повышается уровень кортизола, гормонов щитовидной и половых желез.

Концентрация гормонов у щенков с 10-месячного возраста (период физиологической зрелости) соответствует установившемуся уровню метаболизма, характеризующемуся снижением энергии роста и биосинтетической активности тканей.

Увеличение и стабилизация концентрации стероидных гормонов (половых и кортизола) установлены в крови щенков в 13-18 месяцев. Это указывает на завершение формирования половой функции и способности животных плодотворно осеменяться. Содержание гормонов щитовидной железы снижается.

Отражением адаптивных перестроек и возрастания эндоцитоза гормонов тканями является снижение уровня кортизола на 21,17 нмоль/л (р<0,05) и увеличением трийодтиронина и тироксина – на 1,05 нмоль/л (р<0,05), 1,15 нмоль/л соответственно у щенков в возрасте 12 месяца по сравнению с 6 месячными животными. Стабильный уровень половых гормонов у щенков этого возраста свидетельствует об их нормальной репродуктивной функции.

Таким образом, характер колебаний уровня гормонов в крови щенков в постнатальном периоде отражает всю совокупность физиологических реакций, поддерживающих состояние гомеостаза в разные возрастные периоды.

У щенков в группе для кормления которых использовались традиционные корма в возрасте 1-3 суток по сравнению с показателями группы полнорационного кормления уровень эстрадиола, прогестерона и кортизола увеличивался на 2% в первом случае ,  2,8%  во втором и 8,7% в третьем и составил -  0,50±0,04 нмоль/л, 2,32±0,17 нмоль/л, 73,39±10,13 нмоль/л. Что же касается тестостерона, то его уровень снижался на 2,4% и составлял на 2,06±0,06 нмоль/л.  Но уже в последующие 3 дня жизни показатели кортизола снижались до 43,96±5,49 нмоль/л. Снижались также показатели  и других стероидных гормонов: эстрадиола до 0,33±0,02 нмоль/л, прогестерона до 1,25±0,18 нмоль/л, тестостерона  до 1,49±0,14 нмоль/л. Но при сравнении с показателями группы животных  для кормления которых использовались полнорационные корма, отмечался рост уровня гормонов, который  составлял: эстрадиола 3%, прогестерона 2,4%, тестостерона 2,8% и кортизола 8,8%. Подобно тому, как и в группе с полнорационным кормлением, стремительное снижение уровня гормонов продолжалось до 20 – 25 дня и на данный период имело максимальное снижение половых гормонов и кортизола.  Их значения составили: эстрадиол 0,11±0,05 нмоль/л, прогестерон 0,68±0,19 нмоль/л, тестостерон 0,83±0,02 нмоль/л, кортизола 29,04±4,38 нмоль/л. Что превысило показатели предыдущей группы на 9% у эстрадиола, 3% у прогестерона, 4,8% у тестостерона и 9,1% у кортизона. На 30 день в период отъема и в последующий период времени уровень кортизона и половых гормонов  начинал повышаться без существенных колебаний.

Таким образом, у щенков на традиционном кормлении отмечается некоторое повышение уровня гормонов надпочечников по сравнению с традиционным кормлением в начале жизни, с последующим снижением кортикостероидов к 4 месяцам по сравнению с полнорационным кормлением, что, по всей видимости, отображает напряжение в системе гипоталамус-гипофиз-надпочечники. При гипотрофии первой степени эти изменения выражены ярче. При гипотрофии второй степени отмечается резко снижение показателей как кортикостероидов, так и половых гормонов. Кроме того, после 4 месяцев жизни отмечается дальнейшее снижение уровня кортизола более чем в два раза, что, по всей видимости, отображает истощение не только гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси, но и всех осей гипоталамо-гипофизарной системы.

    1. Микробная сукцессия кишечника щенков полученных от сук с разным типом кормления

С первого дня у  щенков отмечены различия в количественном и качественном составе микрофлоры кишечника. Так у щенков от сук на традиционном кормлении, в 100% случаев фецес содержал непатогенные эшерихии, при этом их количество было 5,93±0,694, тогда как у щенков от сук, получавших «Pedigree», эшерихии не удалось выделить от одного щенка, при этом их титр у троих щенков был ниже 0,5 lg/г фекалий, а разброс значений в выборке составил  от 0,28 до 9,27 lg/г фекалий. По данным изученной нами литературы непатогенные эшерихии являются нормальной микрофлорой кишечника у щенков первого дня жизни. Поэтому выделение этих бактерий в большем количестве у животных второй группы нельзя рассматривать, как дисбактериоз или другую патологию. Энтерококки высевались из фекалий обеих групп, при этом в первой группе они были выделены у 17 щенков (65%), а во второй группе у 15 щенков, что составило 82,2%. Эти бактерии высевались в титрах от 1,65 до 6,58 (СКО - 0,392 и 0,336 соответственно). Тем не менее, при сравнении 2-х этих групп выявлены статистически значимые отличия в количестве энтерококков в фецесе. Лактобактерии высевались в 74,3% и 49,6% от щенков первой и второй групп соответственно, также обнаружены статистические различия в содержании лактобактерий у щенков первого дня жизни. Так в первой группе их количество колебалось от 0 до 11,14 lg/г фекалий, с СКО=0,561, тогда как во второй группе от 0 до 3,12, при СКО=0,864. Бифидумбактерии у щенков первого дня жизни не высевались.

Кроме того, у одного щенка 2 группы были выделены клебсиеллы в количестве 0,2 lg/г фекалий и гемолитические эшерихии у 2 щенков в количестве 0,96 и 0,49

Таким образом, у щенков первого дня жизни полученных от сук при кормлении полнорационным кормом и кормлении традиционным кормом, при бактериологическом исследовании фецеса выявлены статистически значимые различия, патогенетическое значение которых не вполне ясно, так как развитие щенков в обеих группах происходит адекватно. Вместе с тем индикация во второй группе животных условно патогенных микроорганизмов дает основание говорить о большей вероятности развития у этих животных бактериальных поражений желудочно-кишечного тракта.

3.4. Результаты применения методик донозологической диагностики

      1. Результаты изучения иммунологического статуса у щенков с гипотрофией разной степени тяжести

Нами было проведено исследование иммунного статуса щенков полученных от сук с разным кормлением и получающих также соответствующее кормление. Использовались те же группы животных, что и в предыдущем исследовании.

Процентное снижение Т-лимфоцитов с 39,51±1,8 до 23,53±2,4 у щенков на традиционном кормлении, по сравнению с щенками на полнорационном кормлении, сопровождалось гораздо более выраженными изменениями абсолютного количества Т-лимфоцитов с  0,91±0,035109/л до 0,8±0,051109/л. При гипотрофии развивалась выраженная лейкопения и лимфопения, количество Т-лимфоцитов периферической крови снижалось до 23,53±2,4 при гипотрофии первой степени и увеличилось 38,96 ± 2,7% при гипотрофии второй степени.  Но на фоне лимфопении абсолютное значение лимфоцитов снижалось до 0,45±0,069109/л при гипотрофии первой степени и до 0,27±0,1109/л при гипотрофии второй степени. Соотношение Т-хелперов к Т-супрессорам также изменялось, и по мере развития гипотрофии снижалось с 2,57 до 1,79.  Анализ показателей, характеризующих гуморальное звено иммунитета  у щенков 6-ти месячного возраста, выявил, что относительное содержание в крови В-лимфоцитов у щенков на традиционном кормлении по сравнению с щенками на полнорационном кормлении снижалось с  25,7±3,3 до 22,61±4,2%, что в абсолютных значениях составило 0,51±0,01109/л и 0,45±0,039109/л соответственно.  Разница в общем количестве лейкоцитов у щенков первой и второй группы не имела статистических значимых отличий. Отдельные популяции лимфоцитов у щенков на традиционном кормлении статистически отличались от этих показателей у щенков на полнорационном кормлении, а сдвиги эти были в сторону показателей, характерных для щенков гипотрофиков.

3.4.2. Результаты изучения состояния сердечно-сосудистой системы и вегетативного статуса у щенков с гипотрофией разной степени тяжести

Анализ функционального состояния симпатоадреналовой системы (САС) показал, что щенки с различным исходным вегетативным тонусом в сердечно-сосудистой системе отличаются по уровню экскреции КА и их предшественников. У 30% щенков, находящихся на полнорационном кормлении, с преобладанием симпатических влияний на сердечный ритм в условиях покоя отмечается уровень секреции адреналина 9,83±0,37, что несколько выше, чем у животных с эйтонией в этой же группе. Между щенками с эйтонией и ваготонией на полнорационном кормлении не отмечалось статистически значимых отличий в уровне адреналина. В уровне норадреналина имелись более выраженные изменения: так у щенков с симпатикотонией уровень секреции норадреналина оказался на 10% выше, чем у щенков с эйтонией, и на 20% выше, чем у щенков с ваготонией (р<0,05). Очень интересная динамика в показателях предшественников адреналина и дофамина, так уровень дофамина у щенков с симпатикотонией оказался на 20%, а уровень ДОФА -  на 58% ниже, чем у собак с ваготонией (р<0,01). Таким образом, именно показатели предшественников адреналина и норадреналина имели наибольшие различия у щенков с разным типом вегетативной активности.

На фоне относительно высоких значений адреналина у щенков с симпатикотоническим вариантом исходного вегетативного тонуса (ИВТ), и находящихся на традиционном кормлении отмечалось снижение экскреции с мочой норадреналина на 21%, по сравнению с животными, находящимися на полнорационном кормлении.  Такая же тенденция была отмечена и у щенков с эйтонией. Если уровень норадреналина у щенков в первой и второй группе с нормотонией не имел статистических отличий, то уровень норадреналина был на 17% ниже в группе животных с традиционным кормлением. Поскольку ваготоников в группе животных с традиционным кормлением не было, то не было и сравнительного анализа. Отмечены резкие отличия в уровне предшественников адреналина и норадреналина у щенков первой и второй групп. Уровень дофамина был на 20% ниже у щенков во второй группе с симпатикотонией и на 30% ниже во второй группе у щенков с эйтонией, и составлял соответственно 128,29±6,41 нг/мин и 109,33±4,73  нг/мин у симпатотоников и 141,17±8,35 нг/мин  и  111,40±6,21 нг/мин у щенков эйтоников. А вот уровень ДОФА был соответственно 9,35±1,01 нг/мин и 13,42±1,09 нг/мин у симпатотоников; 8,17±1,33 нг/мин  и  14,34±4,80 нг/мин у щенков эйтоников.

Отношение норадреналина к адреналину внутри групп щенков с  одинаковым кормлением отличалось слабо, но в группе животных на традиционном кормлении было на 30-50% ниже, чем у щенков на полнорационном кормлении.

Дальнейший анализ уровня катехоламинов у щенков с гипотрофией первой и второй степени показал резкое снижение предшественников адреналина и норадреналина в экскретируемой моче. Так у щенков с гипотрофией первой степени уровень дофамина был 95,57±3,27 нг/мин,  91,33±5,12 нг/мин,  85,01±5,84 нг/мин соответственно у щенков с симптатико-, эй- и ваготонией. Интересно отметить, что если в группе щенков на полнорационном кормлении уровень предшественников адреналина и норадреналина был наиболее высок у ваготоников, то при гипотрофии у ваготоников отмечался наименьший  их уровень. Это связано с тем, что в группе с полнорационным кормление высокое содержание предшественников катехоламинов у ваготоников связано с  их более экономным использованием, и, по всей видимости, отображает особенности типа ЦНС. В группе ваготоников с гипотрофией уровень предшественников отображает их истощение. При гипотрофии второй степени истощение адренергических структур достигало еще больших значений и составило соответственно 81,47±7,62 нг/мин  и 80,14±9,11 нг/мин при ваготонии  и эйтонии.

Таким образом, ваготония при полнорационном кормлении и гипотрофии имеет разную природу, в первом случае это особенный тип ЦНС и мы имеем дело с истиной ваготонией, во втором случае речь идет об истощении адренергических структур.

Тестирующая функциональная проба в виде дозированного внутривенного введения адреналина позволила выявить реактивность и функциональные резервы САС в исследуемых группах.

Проведенный  анализ показал, что характер реакций САС на адреналиновую пробу у щенков зависит от ИВТ, фонового уровня экскреции катехоламинов и имеет ярко выраженные отличия у щенков с разным типом кормления. Так, у щенков–симпатотоников при полнорационном кормлении на фоне относительно высоких фоновых значений экскреции норадреналина (9,83±0,37 нг/мин) в ответ на адреналиновую пробу происходит ее прирост, составляющий до 11,75±1,54 нг/мин, что на 16% выше, по отношению к фону. Повышается и экскреция норадреналина с 20,41±1,94 нг/мин до 22,71±2,32 нг/мин, то есть на 10%. При этом выделение ДОФА поднимается с 9,35±1,01 нг/мин до 14,31±3,43 нг/мин, что на 65% выше фонового уровня функционирования САС.

У щенков-эйтоников этой же группы происходит повышение адреналина и норадреналина на 8,31±0,76 нг/мин и 12,24±0,98 нг/мин;  18,15±1,68 нг/мин и 39,41±2,97 нг/мин, соответственно, что выше на 32% и 15,9%. Тогда как уровень ДОФА поднялся с 13,42±1,09 нг/мин до 24,42±2,89 нг/мин, что на 45% выше, чем фоновый уровень.

У щенков-ваготоников отмечался самый высокий уровень прироста катехоламинов и их предшественников с 8,33±0,34 нг/мин до 15,71±1,65 нг/мин адреналина, с 22,71±2,32 нг/мин до  24,31±1,95 нг/мин норадреналина и с 21,24±3,21 нг/мин до 27,38±3,94 нг/мин ДОФА, что на 47%, 69% и 23% выше, чем фоновый уровень. Таким образом, реакцию САС на адреналиновую пробу у щенков, получавших полнорационное кормление, можно назвать адекватной, при данной реакции происходит повышение как катехоламинов, так и их предшественников, что говорит о высокой функциональной и потенциальной способности САС.

Несмотря на достоверно более высокий фоновый уровень экскреции адреналина и норадреналина у щенков с гипотрофией первой степени, значения катехоламинов и их предшественников после адреналиновой пробы имеют отрицательную динамику, уменьшаясь по сравнению с фоном.

Таким образом, в ответ на адреналиновую пробу у щенков с гипотрофией первой степени отмечается парадоксальная реакция САС, не происходит повышение уровня катехоламинов и их предшественников, а отмечается их снижение. На наш взгляд это отображает не только истощение САС, но еще и компенсаторные изменения в ее работе, направленные на сохранение энергии и более экономное ее расходование, адреналиновый стимул, или любая другая стрессовая реакция приводит не к стимуляции САС, а к ее торможению.

При гипотрофии второй степени эти изменения в работе САС еще более выражены, так у этих щенков не отмечается исходного симпатического тонуса соответствующего симпатикотонии, а в ответ на адреналиновый стимул САС отвечает торможением выработки катехоламинов и их предшественников во всех случаях.

У щенков-эйтоников уровень секреции адреналина снижается с 9,99±0,56 нг/мин до 8,21±0,56 нг/мин; секреции норадреналина с 14,56±1,90 нг/мин до 7,38±1,90 нг/мин, ДОФА с 7,51±1,10 нг/мин до  6,14±1,10 нг/мин, что ниже, чем фоновый уровень на 20%, 100% и 14% соответственно.

У щенков с низким ИВТ, в ответ на адреналиновый тонус отмечается 15% повышение уровня секреции  адреналина при снижении на 70% уровня норадреналина и на 16% ДОФА, что составило 6,32±0,87 нг/мин; 10,41±1,53 нг/мин; 5,41±1,76 нг/мин соответственно.

Параллельно с анализом функциональной активности САС нами оценивались и гемодинамические параметры, позволившие выявить различия в состоянии ССС в зависимости от типа кормления и особенностей вегетативной регуляции сердечного ритма. Так, в покое у щенков на полнорационном кормлении с симпатикотоническим вариантом ИВТ, показатели УОК и МОК выше, чем в состоянии нормо- и ваготонии и составили 5,1±0,45 мл.;  0,714±0,03 л.; тогда как у щенков-эйтоников 4,6±0,21 мл; 0,519±0,07 л.; щенков ваготоников 4,4±0,25 мл.; и 0,479±0,06 л.  соответственно (р<0.05 и р<0.01).

Аналогичные различия наблюдаются и в отношении УИ и СИ, которые у симпатотоников выше и составляют13,4±0,76 мл/м2 и 2,1±0,01 л/мин/м2  по сравнению с группой эйтоников и ваготоников, у которых этот показатель оказался равным 12,4±0,54 мл/м2 и 1,7±0,03 л/мин/м; 11,2±0,12 мл/м2 и 1,5±0,09 л/мин/м2  2  (р<0.05 и р<0.01). При этом значения УПСС, уровень которого обуславливается состоянием периферического сосудистого русла, оказался ниже, что может указывать на физиологическую сбалансированность между периферическим сопротивлением сосудов и МОК, которые находятся в обратно пропорциональной связи (Р.А. Калюжная, 1973). Относительное снижение УОК, МОК и СИ у эйтоников и ваготоников в этой группе, сопровождающееся более высокими значениями ОПСС может свидетельствовать о преобладающей активности сосудистого компонента в регуляции АД.

У щенков на традиционном кормлении с симпатикотоническим вариантом ИВТ, показатели УОК и МОК выше, чем в состоянии нормо- и ваготонии и составили 5,0±0,65 мл.;  0,685±0,12 л.; тогда как у щенков-эйтоников 4,5±0,24 мл; 0,517±0,02 л.; щенков ваготоников 4,3±0,25 мл.; и 0,455±0,08 л.  соответственно (р<0.05 и р<0.01). На полнорационном кормлении эти показатели оказались несколько выше, чем при традиционном кормлении, но достоверные отличия отмечены только в МОК (р<0.05). УИ и СИ у щенков на традиционном кормлении также, как и в предыдущей группе у щенков симпатотоников выше, чем у эйтоников, и составили у симпатотоников 13,2±0,89 мл/м2 и 1,9±0,04 л/мин/м2 , у эйтоников и ваготоников этой же группы эти показатели оказались равными 11,1±0,55 мл/м2 и 1,6±0,06 л/мин/м; 10,2±0,14  и 1,5±0,07 л/мин/м2  (р<0.05 и р<0.01).

Несмотря на более высокий ИВТ и показатели вариабельности сердечного ритма, интегральные показатели производительности ССС у щенков на традиционном кормлении оказались несколько ниже, чем у щенков на полнорационном кормлении, по всей видимости, это связано с увеличением УПСС уровень, которого оказался выше, чем в предыдущей группе и составил 3105,5±387,3; 3429,0±397,3; 3543,1±342,1 у.е., у симпатотоников, эйтоников и ваготоников соответственно. Снижение УОК, МОК и СИ в группе щенков на традиционном кормлении, сопровождающееся более высокими значениями УПСС, по всей видимости, также свидетельствует о более высокой активности сосудистого компонента в регуляции АД, что увеличивает нагрузку на сердце.

У щенков с гипотрофией первой степени и симпатикотоническим вариантом ИВТ показатели УОК и МОК выше, чем в состоянии эйтонии, и составили 5,7±0,69 мл.;  0,889±0,12 л.; тогда как у щенков-эйтоников 5,0±0,46 мл; 0,690±0,03 л.  У щенков  с гипотрофией первой степени производительные показатели ССС оказались выше, чем в предыдущих двух группах, что, впрочем, соответствует самым высоким показателям катехоламинов у щенков этой группы, высокому ИВТ САС, и высокой вариабельности сердечного ритма.  Ваготонического ИВТ в данной группе животных мы не наблюдали. УИ и СИ у щенков с гипотрофией первой степени  также оказались самыми высокими и составили 13,9±0,99 мл/м2 и 2,6±0,03 л/мин/м2 , у эйтоников этой же группы эти показатели оказались равными 13,1±0,71  мл/м2 и 1,9±0,03 л/мин/м; 10,2±0,14  и 1,5±0,07 л/мин/м2  (р<0.05 и р<0.01).

Необходимо отметить, что более высокие показатели МОК, СИ у симпатотоников с гипотрофией первой степени связаны также с самой высокой частотой сердечных сокращений, то есть повышение производительности ССС достигается самым неблагоприятным способом. У щенков с гипотрофией  второй степени ИВТ соответствующий  симпатикотонии отсутствует. Все  показатели системной гемодинамики оказались ниже, чем в предыдущих группах. Так, УОК и МОК щенков-эйтоников 4,2±0,24 мл; 0,453±0,02 л., эти показатели у щенков-ваготоников оказались еще ниже и были  3,7±0,25 мл; 0,388±0,092 л., что оказалось значительно ниже, чем у щенков во всех остальных группах.

Таким образом, у щенков с разным типом кормления производительные показатели ССС претерпевают закономерные изменения, от их увеличения при гипотрофии первой степени, к резкому снижению при гипотрофии второй степени.

3.4.3.Характеристика исходного вегетативного тонуса в сердечно-сосудистой системе у щенков 1,5 мес. возраста с разным типом кормления

Комплексный анализ показателей ИВТ животных первой и второй групп позволил нам установить, что индекс напряжения (ИН) от 100 до 200 у.е. характерен для здоровых животных, находящихся в состоянии покоя, и соответствует эйтонии, а интервал от 200 до 300 у.е. более характерных для щенков в условиях стресса (недостаточное кормление), характерен для более высокой активности симпатической нервной системы.

Для оценки состояния вегетативной нервной системы щенков применялась динамическая запись кардиоинтервалограмм при выполнении адреналиновой пробы (в/в введение 0,01 мг/кг адреналина гидрохлорида в виде 0,01% раствора). Исходный вегетативный тонус у щенков, получавших полнорационный корм, то есть без пищевого стресса, при оценке ИН оказался в пределах 100-200 условных единиц. Такой вегетативный тонус у щенков в возрасте 1,5 месяцев, по всей видимости, является стереотипным для абсолютно здоровых щенков и может рассматриваться как нормальный, а состояние вегетативной нервной системы рассматривать как эйтоническое (эйтония – сбалансированный тонус вегетативной нервной системы). При исходной эйтонии и отсутствии стресса в ответ на адреналиновую пробу у этих щенков отмечалось резкое повышение тонуса симпатической нервной системы, а ИН увеличивалось в 1-2 раза, соответственно ИН2/ ИН1 колебалось у здоровых щенков в пределах от 1-го до 2-х. Такие показатели можно рассматривать как исходную эйтонию с нормальной вегетативной реактивностью.

Вместе с тем у 5% щенков без стресса отмечался исходный вегетативный тонус ниже 100 условных единиц, но вегетативная реактивность у этих щенков такая же, как и при исходной эйтонии. В пределах установленной нами концепции мы рассматривали такие показатели как исходную ваготонию с нормальной реактивностью.

У 5% щенков с пищевым стрессом отмечаются показатели характерные для исходной эйтонии, но в отличие от щенков без стресса, у них отмечается снижение вегетативной реактивности, а ИН2/ ИН1 всегда ниже единицы. Таким образом, снижение вегетативной реактивности при адреналиновой пробе и исходной эйтонии позволяет убедительно отличать щенков без стресса и щенков, находящихся в состоянии стресса. Дальнейшие отличия основной массы щенков с пищевым стрессом первой степени более убедительны и в клинической ситуации будут вызывать меньшие сомнения. Так у 95% таких щенков (практически всех) отмечается исходная симпатикотония, то есть исходный ИН значительно выше 200 условных единиц, с выраженной ваготонической реакцией на адреналиновую пробу. При этом происходит резкое снижение ИН2, а ИН2/ ИН1 значительно снижается ниже 0,1. Поскольку таких показателей у щенков без стресса вообще не встречается, можно рассматривать выраженную ваготонию на адреналиновую пробу как основной диагностический признак стресса любой этиологии, а не только кормовой. При этом в дальнейшем у щенков не отмечается симпатической реакции на введение адреналина. То есть, стресс приводит к парадоксальным реакциям на адреналиновую пробу, что и является диагностическим признаком этого физиологического состояния.

У щенков в возрасте 1,5 мес. наблюдается неустойчивость вегетативной регуляции сердечного ритма, направленность сдвигов которой зависит от полноценности кормления животных. При полнорационном кормлении у щенков в подавляющем большинстве наблюдается сбалансированное влияние симпатической и парасимпатической системы на ССС, а в ответ на адреналиновую пробу происходит усиление работы миокарда, что сопровождается увеличением УОК и МОК. При традиционном кормлении у щенков в ответ на адреналиновую пробу развивается вазотоническая реакция, сопровождающаяся снижение УОК и МОК при одновременном увеличении УПСС.

При традиционном кормлении и гипотрофии первой степени у щенков преобладает симпатические влияния на ССС, тогда как при гипотрофии второй степени преобладает парасимпатической влияние САС на ССС.

У щенков с гипотрофией первой степени и преобладанием симпатических влияний на сердечный ритм отмечается более высокий уровень экскреции норадреналина и снижение дофамина и ДОФА по сравнению с эйтониками и ваготониками (р<0.05; р<0.01), наблюдается стойкое преобладание активности медиаторного звена САС над гормональным (НА/А). У щенков с гипотрофией второй степени отмечается доминирование парасимпатических влияний, снижение экскреции как катехоламинов, так и их предшественников, что указывает на истощение САС, и всегда сопровождается парадоксальной реакцией ВСР на адреналиновую нагрузку, которая заключается в увеличении ВСР и снижении производительных показателей системной гемодинамики.

4. Особенности течения заболевания, например, парвовирусного энтерита у собак в зависимости от донозологического состояния

Для исследования заболеваемости щенков парвовирусным энтеритом нами были исследованы 466 голов щенков получающий полнорационный корм, 800 голов получавших традиционный корм, 552 щенка с гипотрофией первой степени и 256 животных с гипотрофией второй степени. Из 466 щенков получавших полнорационный корм в период с 1,5 до 2 мес. заболели парвовирусным энтеритом 42 головы, что составило 9% от всех исследованных животных в этой группе. Из 800 щенков получавших традиционное кормление парвовирусным энтеритом заболело 136 голов, что составило 17% от всех щенков данной группы. Из 552 щенков с гипотрофией первой степени в период с 1,5 до 2 мес. заболели 265 головы, то есть 48%, и среди 307 щенков с гипотрофией второй степени заболеваемость составила 77%, то есть 237 голов. Всего за период исследования парвовирусным энтеритом заболело 680 щенков. Частота встречаемости различных форм гипотрофии и тяжести течения парвовирусного энтерита у щенков с разным типом кормления представлены в таблице №4.

Таблица 4

Частота встречаемости различных форм гипотрофии и тяжести течения парвовирусного энтерита у щенков с разным типом кормления

Тип кормления

всего голов

Степень тяжести заболевания

Легкая

Средняя

Тяжелая

Очень тяжелая

%

гол.

%

гол.

%

гол.

%

гол.

Полнорационное кормление

42

95

40

5

2

-

-

-

-

Традиционное кормление

136

92

125

6,6

9

1,4

2

-

-

Гипотрофия первой степени

265

4,5

12

53,2

141

21,5

57

20,8

55

Гипотрофия второй степени

237

0,42

1

3,4

8

77,2

183

18,98

45

Всего голов:

680

178

160

242

100

У заболевших щенков на полнорационном кормлении до заболевания отмечались следующие показатели вегетативного тонуса и его реактивность:

У щенков с легким течением заболевания ИН1 – 45,5-87 усл. ед., ИН2 – 90-169 усл. ед., ИН2/ИН1 = 1,65-1,81 ИВТ - состояние ваготонии, нормальная вегетативная реактивность – стресса нет; ИН1 – 121-157 усл. ед.,  ИН2 – 260-320  усл. ед. ИН2/ИН1 = 1,82-2,1  ИВТ - состояние эйтонии, нормальная вегетативная реактивность – стресса нет; ИН1 – 210-253,5 усл. ед., ИН2 – 201-258 усл. ед., ИН2/ИН1 = 0,87-1,51 ИВТ - состояние симпатикотонии, нормальная вегетативная реактивность – легкий стресс или начальная стадия стрессовой реакции.

У заболевших щенков на традиционном кормлении до заболевания отмечались следующие показатели вегетативного тонуса и его реактивность:

ИН1 – 210-253,5 усл. ед., ИН2 – 201-258 усл. ед., ИН2/ИН1 = 0,87-1,51 ИВТ - состояние симпатикотонии, нормальная вегетативная реактивность – легкий стресс или начальная стадия стрессовой реакции;  ИН1 – 456-638 усл. ед., ИН2 – 295-327 усл. ед., ИН2/ИН1 = 0,33-0,81

ИВТ - гиперсимпатикотония, ваготоническая вегетативная реактивность – выраженный стресс без напряжения адаптивных механизмов, состояние полной компенсации.

У заболевших щенков с гипотрофией первой степени до заболевания отмечались следующие показатели вегетативного тонуса и его реактивность:

ИН1 – 456-638 усл. ед., ИН2 – 295-327 усл. ед., ИН2/ИН1 = 0,33-0,81 ИВТ - гиперсимпатикотония, ваготоническая вегетативная реактивность – выраженный стресс без напряжения адаптивных механизмов, состояние полной компенсации; ИН1 – 210-227 усл. ед., ИН2 – 34-57 усл. ед., ИН2/ИН1 = 0,18-0,32. ИВТ – эйтония или симпатикотония, ваготоническая вегетативная реактивность - выраженный стресс с напряжением адаптивных механизмов, состояние неполной компенсации.

ИН1 – 441-570 усл. ед., ИН2 – 11-28 усл. ед., ИН2/ИН1 = 0,1-0,05

ИВТ – гиперсимпатикотония, гиперваготоническая вегетативная реактивность - выраженный стресс с перенапряжения адаптивных механизмов, состояние декомпенсации.

У заболевших щенков с гипотрофией второй степени до заболевания отмечались следующие показатели вегетативного тонуса и его реактивность:

ИН1 – 10-72 усл. ед., ИН2 – 12-45 усл. ед., ИН2/ИН1 = 0,16

ИВТ – ваготония, гиперваготоническая вегетативная реактивность - выраженный стресс со срывом адаптивных механизмов, преднозологическое состояние, резкое снижение иммунного статуса риск развития заболевания.

У щенков с вегетативным эйтоников, симпатотоников  и ваготоников с нормальной и гиперсимпатической вегетативной реактивностью, заболеваемость парвовирусным энтеритом в группе составляет 5% при этом 95% щенков переболевают в легкой форме.

У щенков симпатотоников с нормальной и ваготонической вегетативной заболевание развивается со средней тяжестью течения, а заболеваемость в группе доходит до 17%.

У щенков нормотоников и ваготоников с ваготонической вегетативной реактивностью развивается тяжелое и очень тяжелое течение заболевания, а заболеваемость парвовирусным энтеритом в группе превышает 40%.

Таким образом, у щенков показатели исходного вегетативного тонуса и вегетативной реактивности при групповом исследовании могут служить критерием прогнозирования развития энзоотии, а при индивидуальном исследовании позволяет прогнозировать тяжесть течения развивающегося заболевания.

5. Выводы:

1. При изучении морфологических показателей крови у сук с разным типом кормления, нами было выяснено, что по мере развития гипотрофии у собак развивается снижение показателей ККК, а при гипотрофии первой и второй степени отмечается выраженная анемия (90,01±15,57г/л, 3,97±1,327*1012/л).

2. У животных с гипотрофией разной степени выраженности отмечается лейкопения, от легкой до выраженной. Изменения лейкоформулы отображают общее снижение количества лейкоцитов  по мере развития гипотрофии, от легкой до выраженной лейкопении. При этом развивается эозинопения (1,68±0,932%), моноцитопения (2,5±1,51%) и выраженная лейкопения (5,63±1,044 109/л). 

3. Наиболее характерными изменениями в биохимических анализах крови у собак, по мере развития гипотрофии, отмечается развитие гипопротеинемии (до 46,06±1,21 г/л), гипоальбуминемии (до 16,01±0,77 г/л), гипокалиемии (до 3,53±0,1 ммоль/л), гипергликемии (до 10,01±1,2 ммоль/л), ацидоз (до 7,38±0,01). Снижение альбумина в большей степени, чем снижение -глобулинов при незначительных изменениях - и - глобулинов в сыворотке крови.

4. Динамика дисперсии неспецифических показателей крови (морфологических показателей) отображает ухудшение адаптации  животных в пределах одной группы с идентичными условиями содержания к условиям внешней среды. Так, она растет по мере увеличение инцидентности возникновения инфекционных заболеваний и может являться прогностическим критерием в возникновении инфекционных заболеваний в данной группе. При наличии неблагополучия местности по парвовирусному энтериту или другому заболеванию: увеличение процента среднеквадратичного отклонения от среднего значения показателя эритроциты (и его производные)  до 8% или показателя лейкоциты (и производные этого показателя) до 10% - риск развития заболевания умеренный; увеличение процента среднеквадратичного отклонения от среднего значения показателя эритроциты (и его производные) от 9% до 15% или показателя лейкоциты (и производные этого показателя) от 11% до 20 - риск развития заболевания высокий; увеличение процента среднеквадратичного отклонения от среднего значения показателя эритроциты (и его производные)  выше 16% или показателя лейкоциты (и производные этого показателя) выше 20% - риск развития заболевания очень высокий.

5. По мере формирования желудочно-кишечного тракта у щенков в раннем постнатальном онтогенезе происходит постепенное увеличение количества индигенной микрофлоры со стабилизацией ее примерно в 20 дневном возрасте с последующим снижением к моменту отъема. Кормление сук полнорационными кормами «Pedigree» в период от начала течки до конца лактации приводит к более быстрому формированию и адаптации желудочно-кишечного тракта у щенков полученных от этих сук, в сравнении с щенками полученными от сук, получавших традиционное кормление. Кормление сук в период щенности и щенков в ранний период после отъема полнорационными кормами «Pedigree», способствует более быстрому количественному формированию индигенной микрофлоры. Высокий количественный уровень индигенной микрофлоры, значительно превосходящий протективный уровень, препятствует размножению в кишечнике у молодых животных условно-патогенной микрофлоры и защищает щенков от неспецифических гастроэнтеритов.

6. По мере развития гипотрофии у щенков на скудном кормлении сначала отмечается повышение уровня гормонов щитовидной железы (Т3 до 2,88±0,12 нмоль/л; Т4 до 181,08±5,25 нмоль/л)  с последующим их снижением ниже нормы (Т3 до 1,70±0,14 нмоль/л; Т4 до 43,75±2,81 нмоль/л), что отображает первоначальное усиление обмена веществ у щенков с недостаточным кормлением, но при продолжительном скудном кормлении отмечается снижение уровня гормонов щитовидной железы с характерным снижением интенсивности обмена веществ.

7. При алиментарной депривации происходит снижение уровня половых гормонов без первоначального повышения их уровня характерного для динамики гормонов щитовидной железы.

8. У щенков на неполноценном кормлении отмечается повышение уровня гормонов надпочечников (73,39±10,13 нмоль/л), по сравнению с полнорационным кормлением в начале жизни (67,02±11,22 нмоль/л), с последующим снижением кортикостероидов к 4 мес. до 35,99±10,87 нмоль/л, по сравнению с полнорационным кормлением. При гипотрофии первой степени эти изменения выражены ярче. При гипотрофии второй степени отмечаются резко сниженные показатели как кортикостероидов, так и половых гормонов. После 4 мес. жизни наблюдается дальнейшее снижение уровня кортизола более чем в два раза (с 31,48±9,17 нмоль/л до 14,56±6,87 нмоль/л), что отображает истощение не только гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси, но и всех осей гипоталамо-гипофизарной системы.

9. При гипотрофии у щенков происходят нарушения как клеточного, так и гуморального звеньев иммунитета по мере развития гипотрофии. Выраженное снижение количества Т-лимфоцитов по отношению к здоровым животным сопровождается снижением клеточного иммунитета, что влечет за собой падение резистентности, в первую очередь, к вирусным инфекциям.  При гипотрофии происходит резкое снижение В-лимфоцитов (до 13,51±2,4%),  иммуноглобулинов А (1,42±1,6 мг/мл) и иммуноглобулина-G (11,2±0,82 мг/мл). В 3-и мес. у щенков с гипотрофией развивались более выраженные изменения в Т-клеточном звене иммунитета, чем в период отъема и в 1-2 мес. возрасте, что, по всей видимости, говорит о постепенной декомпенсации процесса при продолжающемся скудном кормлении.

10. На фоне относительно высоких значений адреналина у щенков с симпатикотоническим вариантом ИВТ, и находящихся на традиционном кормлении отмечалось снижение экскреции с мочой норадреналина на 21%, по сравнению с животными находящимися на полнорационном кормлении.  Такая же тенденция была отмечена и у щенков с эйтонией. Если уровень норадреналина у щенков в первой и второй группе с нормотонией не имел статистических отличий, то уровень норадреналина был на 17% ниже в группе животных с традиционным кормлением. Отмечены резкие отличия в уровне предшественников адреналина и норадреналина у щенков первой и второй группы, уровень дофамина был на 20% ниже у щенков во второй группе с симпатикотонией, и на 30% ниже во второй группе у щенков с эйтонией. Отношение норадреналина к адреналину внутри групп щенков с  одинаковым кормление отличалось слабо, но в группе животных на традиционном кормлении было на 30-50% ниже, чем у щенков на полнорационном кормлении.

11. Адреналиновая функциональная проба у щенков 1,5 месячного возраста вызывает сдвиги в показателях функционального состояния симпатоадреналовой системы, характер которых зависит от исходного вегетативного тонуса в сердечно-сосудистой системе, зависящего в первую очередь от типа кормления щенков. У щенков находящихся на полнорационном кормлении наблюдается увеличение экскреции НА, ДА и ДОФА, при этом выраженность реакции САС тем выше, чем выше ИВТ;  щенков находящихся на традиционном кормлении наблюдается увеличение экскреции НА, ДА и ДОФА, при этом выраженность реакции САС тем несколько ниже, чем у щенков на полнорационном кормлении; у щенков с гипотрофией первой степени наблюдается резкое увеличение экскреции НА, ДА при одновременном снижении ДОФА, что говорит в пользу начинающегося истощения САС; у щенков с гипотрофией второй степени наблюдается резкое снижение экскреции как НА, ДА так и ДОФА, что говорит об истощении САС и прекращении ее регуляторный и адаптивных влияний на организм животного. 

12. У щенков в возрасте 1,5-2 месяцев происходит увеличение активности симпатического отдела вегетативной нервной системы при традиционном кормлении и гипотрофии I степени, резкое снижение тонуса симпатического отдела и повышение тонуса парасимпатического - при II степени гипотрофии. Характер изменений вегетативного гомеостаза практически не зависит ни от периода возникновения гипотрофии, ни от ее формы, а совершенно отчетливо связан лишь со степенью гипотрофии.

13. Кардиоинтервалография как унифицированный и стандартизованный метод, позволяет регистрировать смещение вегетативного баланса в сторону преобладания симпатических или парасимпатических влияний в сердечно-сосудистой системе и тем самым прогнозировать состояния организма на грани нормы и патологии. Комплексно изучены вариабельность сердечного ритма, состояния симпатоадреналовой и сердечно-сосудистой систем у щенков 1,5 месячного возраста, как в условиях покоя, так и после выполнения функциональной пробы.

14. У щенков эйтоников, симпатотоников  и ваготоников с нормальной и гиперсимпатической вегетативной реактивностью, заболеваемость парвовирусным энтеритом в группе составляет 5% при этом 95% щенков переболевают в легкой форме.

У щенков симпатотоников с нормальной и ваготонической вегетативной реактивностью заболевание развивается со средней тяжестью течения, а заболеваемость в группе доходит до 17%.

У щенков нормотоников и ваготоников с ваготонической вегетативной реактивностью развивается тяжелое и очень тяжелое течение заболевания, а заболеваемость парвовирусным энтеритом в группе превышает 40%.

15. У щенков показатели исходного вегетативного тонуса и вегетативной реактивности при групповом исследовании могут служить критерием прогнозирования развития энзоотии, а при индивидуальном исследовании прогнозирования тяжести течении возникшего заболевания.

6. Практические предложения

1. С целью групповой донозологической диагностики использовать метод расчета вариабельности морфологических показателей крови.

2. Использовать показатели индексов напряжения по методу вариабельности сердечного ритма с целью диагностики напряжения и истощения адаптационных механизмов организма при алиментарной депривации, развития стрессогенного иммунодефицита и прогнозирования вероятности развития инфекционных заболеваний на неблагополучных территориях.

3. Данные по морфологическим, биохимическим, гормональным, иммунологическим и кардиологическим исследованиям могут быть использованы в учебном процессе по специальностям «Биология», «Ветеринария» и «Зоотехния», написании учебных пособий и практических рекомендаций.

Результаты наших исследований использованы в следующих научно-практических разработках:

Рекомендации «Определение объема циркулирующей крови у собак при критических состояниях и интерпретация полученных результатов» (одобрены экспертным советом ветеринарного отдела Федеральной службы по Ростовской области, 2005);

Рекомендации «Использование реографии в исследовании системной гемодинамики и определении артериального давления у собак» (рассмотрены и одобрены в секции «Патология, фармакология и терапия» отделения ветеринарной медицины РАСХН, 2006);

Рекомендации «Определение адаптационных возможностей организма и степени адаптации к стрессам различной этиологии методом ВСР» (одобрены Управлением ветеринарии Ростовской области 12.09.2007);

Рекомендации «Биохимические изменения крови у щенков в период отъема полученных от сук с разным типом кормления» (одобрены Управлением ветеринарии Ростовской области 12.09.2007);

Рекомендации «Иммунологический статус у щенков с гипотрофией разной степени тяжести» (одобрены Управлением ветеринарии Ростовской области 12.09.2007).

7. Список основных работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Ермаков А.М. Эффективность иммуностимуляторов при лечении энтеритов у собак / А.М.Ермаков, А.Я. Маныцков /Тез. докл. конференции по итогам НИР Дон ГАУ 1991-1995 г, январь 1996, Персиановка, 1996
  2. Ермаков А.М. Опыт применения иммуноактивных препаратов НВЦИ при лечении и профилактике инфекционных болезней у собак / А.М. Ермаков // «Препараты центра Игнатова. Теория и опыт применения», Ларнака (Кипр), Тезисы докладов конференции,1997
  3. Ермаков А.М. К вопросу о некоторых иммунологических параметрах крови у собак / А.М. Ермаков, Т.Н.Дерезина, Н.О. Валев // «Актуальные проблемы ветеринарной медицины мелких домашних животных на Северном Кавказе», Тезисы докладов конференции, -Персиановка, 1998
  4. Ермаков А.М. Влияние иммуномодуляторов на некоторые показатели естественной резистентности / А.М.Ермаков, Т.Н. Дерезина, Н.О. Валев //«Актуальные проблемы ветеринарной медицины мелких домашних животных на Северном Кавказе», Тезисы докладов конференции, -Персиановка, 1998
  5. Ермаков А.М. Разработка и использование программного обеспечения госветслужбы /А.М. Ермаков, Н.Н. Розанова//«Актуальные проблемы ветеринарной медицины мелких домашних животных на Северном Кавказе», Тезисы докладов конференции, -Персиановка, 1998
  6. Ермаков А.М. «Ветеринар 1,0» база данных для ветеринарной клиники (информационная карта алгоритма и программы) / А.М. Ермаков, Н.Н. Розанова // Инвентарный номер ВНТИЦ 50990000073 Код ВНТИЦ 03 0322 569 0355, 1999.
  7. Ермаков А.М. Опыт применения энтеростата при вирусных болезнях мелких домашних животных / А.М. Ермаков, В.А. Николаева, Т.Н. Дерезина, Н.В. Левченко, О.Н. Толстик // Восьмой международный конгресс по проблемам ветеринарной медицины мелких домашних животных. Материалы. 6-8 апреля 2000 г., Москва, Россия. –М., 2000. –с.249
  8. Ермаков А.М. Системы учета, накопления и обработки информации для ветеринарной лечебницы (клиники) и лаборатории ветеринарно-санитарных экспертиз «Ветеринар 1,0» и «Ветеринар 1,1» // Информационный листок, РЦНТИ, 2000, №19-2000
  9. Ермаков А.М. Опыт применения аминовита GM при парвовирусном энтерите собак / А.М. Ермаков, Т.Н. Дерезина, В.А. Николаева, А.В. Деева, Н.В. Левченко //“Актуальные проблемы ветеринарной медицины мелких домашних животных", Материалы 3-й Международной конференции, 19-20 октября 2000г., -п. Персиановский, 2000. –с.136-137
  10. Федюк, В.И. Справочник по болезням собак и кошек. / В.И. Федюк,  И.Д. Александров,  Т.Н. Дерезина, А.М. Ермаков, В.И. Ильченко, С.Н. Карташов, Н.С. Ладан, Е.П. Мажуга, Н.И. Полянцев, Г.Г. Таран, Н.Ф. Фирсов // Ростов-на-Дону, «Феникс», 2000. - 351 с.
  11. Ермаков А.М. Применение Аминовита GM при лечении энтеритов вирусной этиологии / А.М. Ермаков, Т.Н. Дерезина, В.А. Николаева, А.В. Шаповалов, А.В. Деева // IX Московский международный ветеринарный конгресс, Материалы. -Москва, 12-14 апреля 2001.
  12. Ермаков А.М. Влияние гетерогемотерапии на состояние неспецифической резистентности организма собак, больных стафилококкозом / А.М. Ермаков, Т.Н. Дерезина, В.А. Николаева //«Актуальные вопросы биологии, экологии и ветеринарной медицины домашних животных: Сборник статей. –Тюмень: ИПК ТГСХА, 2002. –150с. –с. 46-47
  13. Ермаков А.М. Принципы диетотерапии при стафилококкозе собак / А.М. Ермаков // «Одиннадцатый Московский международный ветеринарный конгресс». Материалы. 17-19 апреля 2003года, Москва, Россия. –М., 2003. –с.114-115
  14. Ермаков А.М. Результаты тестирования полнорационного корма Whiskas / А.М. Ермаков // Ж. «Вестник ветеринарной медицины», №3, 2004. –с. 15-16
  15. Ермаков А.М. Лямблиоз как причина диарей у собак /Ермаков А.М. // XIII международный московский конгресс по болезням мелких животных. Материалы. 23-25 апреля 2005года, Москва, Россия. –М., 2005. –с.20-21
  16. Ермаков А.М. Особенности рентгенологической диагностики кишечной непроходимости и способы ее устранения при парвовирусном энтерите /Ермаков А.М., Карташов С.Н. // Научный журнал КубГАУ [Электронный ресурс]. –Краснодар: КубГАУ, 2005. -№0(14). –Режим доступа: http://www.ej.kubagro.ru/2005/06/08/p08.asp
  17. Карташов, С.Н. Использование реографии в исследовании системной гемодинамики и определении артериального давления у животных / С.Н. Карташов, А.М. Ермаков, О.А. Миронова, Е.В. Карташова, О.В. Клименко, М.С. Кривко, А.И. Бутенков, А.В. Шафикова. //Рекомендации, -Новочеркасск: ГНУ СКЗНИВИ, 2005. -21с.
  18. Карташов, С.Н. Определение параметров  системной гемодинамики, диагностика критических состояний (методические рекомендации). / С.Н. Карташов, В.Н. Василенко, О.А. Миронова, А.М. Ермаков, М.С. Кривко,  Е.В. Карташова, А.И. Бутенков, А.А. Болдарев.  // Рекомендации (рассмотрены и рекомендованы НТС Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Ростовской области), - Новочеркасск, 2005. - 22 с.
  19. Карташов С.Н. Применение антибактериальных препаратов при септических состояниях у собак / С.Н. Карташов, В.Н. Василенко, Т.П. Федорова, Л.Н. Федоров, Н.В. Ярошенко, Е.В. Карташова, А.И. Бутенков, А.М. Ермаков //Рекомендации (одобрены экспертным советом ветеринарного отдела Федеральной службы по Ростовской области). – Новочеркасск: ГНУ СКЗНИВИ, 2005. -15с.
  20. Карташов С.Н. Рентгенодиагностика патологических процессов у собак /С.Н. Карташов, В.Н. Василенко, Е.В. Карташова, А.И. Бутенков, А.В. Шафикова, А.М. Ермаков //Рекомендации (одобрены экспертным советом ветеринарного отдела Федеральной службы по Ростовской области). СКЗНИВИ. – Новочеркасск: ГНУ СКЗНИВИ, 2005. -24с.
  21. Карташов С.Н. Определение объема циркулирующей крови у собак при критических состояниях и интерпретация полученных результатов /С.Н. Карташов, В.Н. Василенко, А.И. Бутенков, Н.В. Ярошенко, А.А. Миронова, Т.П. Федорова, Л.Н. Федоров, Л.П. Славинская, А.М. Ермаков //Рекомендации (одобрены экспертным советом ветеринарного отдела Федеральной службы по Ростовской области). – Новочеркасск, ГНУ СКЗНИВИ, 2005. -16с.
  22. Карташов С.Н. Малые гемодинамические профили в диагностике критических состояний у собак /С.Н. Карташов, А.М. Ермаков, В.Н. Василенко, Е.В. Карташова, Л.П. Славинская, М.С. Кривко, А.И. Бутенков, О.А. Миронова //Рекомендации (одобрены экспертным советом ветеринарного отдела Федеральной службы по Ростовской области). - Новочеркасск, ГНУ СКЗНИВИ, 2005. -22с.
  23. Карташов С.Н. Использование реографии в исследовании системной гемодинамики и определении артериального давления у собак /С.Н. Карташов, А.М. Ермаков, С.М. Сулейманов, А.И. Бутенков, Е.В. Карташова, А.В. Шафикова //Рекомендации (рассмотрены и одобрены в секции «Патология, фармакология и терапия» отделения ветеринарной медицины РАСХН), - Новочеркасск, 2005. -23с.
  24. Ермаков А.М. Реография в диагностике критических состояний у животных / А.М. Ермаков, С.Н. Карташов //Ж. «Аграрная наука», №9. 2005. –с. 23-27
  25. Ермаков А.М. Результаты морфологического исследования крови у сук с гипотрофией в сравнительном аспекте с суками находящимися на полнорационном кормлении /А.М. Ермаков, С.Н. Карташов //Ученые записки Казанской государственной академии ветеринарной медицины. - Т.189. - Казань, 2006. - С. 64-71.
  26. Ермаков А.М. Гипотрофия у собак как проявление хронической стрессовой реакции /А.М. Ермаков, С.Н. Карташов //Ученые записки Казанской государственной академии ветеринарной медицины. - Т.190. -Казань, 2006. - С. 41-51.
  27. Ермаков А.М. Некоторые закономерности развития иммунопатологических реакций на антигены парвовирусной вакцины у здоровых трехмесячных щенков с разным типом кормления /А.М. Ермаков, С.Н. Карташов //Ученые записки Казанской государственной академии ветеринарной медицины. - Т.190. - Казань, 2006. - С. 51-57.
  28. Ермаков А.М. Дискинезии и гистологические изменения кишечника при гипотрофии у собак /А.М. Ермаков, С.Н. Карташов //Ученые записки Казанской государственной академии ветеринарной медицины. - Т.190. - Казань, 2006. - С. 57-62.
  29. Ермаков А.М. Иммунопатологические реакции у здоровых трехмесячных щенков с разным типом кормления /Ермаков А.М. //«Актуальные проблемы функциональной и морфофункциональной диагностики болезней животных». Материалы Всероссийской научно-практической конференции –Новочеркасск, 2007. с.15-17
  30. Ермаков А.М. Морфофункциональные показатели у собак с разным типом кормления /А.М. Ермаков //«Актуальные проблемы функциональной и морфофункциональной диагностики болезней животных». Материалы Всероссийской научно-практической конференции –Новочеркасск, 2007. с.17-21
  31. Ермаков А.М. Статус вегетативной нервной системы у щенков с разной степенью гипертрофии /А.М. Ермаков, А.А. Миронова, Д.А. Андреев, О.А. Миронова //«Актуальные проблемы функциональной и морфофункциональной диагностики болезней животных». Материалы Всероссийской научно-практической конференции –Новочеркасск, 2007. с.25-30
  32. Ермаков А.М. Оценка адаптационных резервов организма щенков с гипотрофией разной степени /А.М. Ермаков, О.А. Миронова, Д.А. Андреев, С.Н. Карташов //«Актуальные проблемы функциональной и морфофункциональной диагностики болезней животных». Материалы Всероссийской научно-практической конференции –Новочеркасск, 2007.  с.30-37
  33. Ермаков А.М. Некоторые аспекты применения новых адсорбентов при лечении энтеритов у собак /А.М. Ермаков, Д.А. Кувшинников //«Актуальные проблемы функциональной и морфофункциональной диагностики болезней животных». Материалы Всероссийской научно-практической конференции –Новочеркасск, 2007. с.120-122
  34. Ермаков А.М. Функциональные нарушения кишечника у собак больных атопическим дерматитом /А.М. Ермаков, Д.А. Кувшинников //«Актуальные проблемы функциональной и морфофункциональной диагностики болезней животных». Материалы Всероссийской научно-практической конференции –Новочеркасск, 2007. с.122-123
  35. Клименко А.И. Парентеральное питание при поражении желудочно-кишечного тракта у собак /А.И. Клименко, А.М. Ермаков, Д.А. Андреев, С.Н. Карташов //«Актуальные проблемы функциональной и морфофункциональной диагностики болезней животных». Материалы Всероссийской научно-практической конференции –Новочеркасск, 2007. с.123-124
  36. Миронова Л.П. Морфофункциональные особенности желудочно-кишечного тракта у собак с атопическим дерматитом /Л.П. Миронова, Д.А. Кувшинников, С.Н. Карташов, А.М. Ермаков //«Актуальные проблемы функциональной и морфофункциональной диагностики болезней животных». Материалы Всероссийской научно-практической конференции –Новочеркасск, 2007.  с.124-125
  37. Ермаков А.М. Морфологические аспекты поражения слизистой пищеварительного тракта у собак при атопии /А.М. Ермаков, Л.П. Миронова, Д.А. Кувшинников, С.Н. Карташов //«Актуальные проблемы функциональной и морфофункциональной диагностики болезней животных». Материалы Всероссийской научно-практической конференции –Новочеркасск, 2007.  с.125-126
  38. Никулина А.Ю. Клиническое значение исследования белков крови (общий белок, альбумины, СРБ) /А.Ю. Никулина, А.М. Ермаков, О.И. Токарева //Ж. «Ветеринария Кубани», №4. 2007. –с.28-29
  39. Ермаков А.М. Дискинезии и гистологические изменения кишечника при атопии у собак /А.М. Ермаков, А.И. Бутенков, Д.А. Кувшинников, С.Н. Карташов, В.В. Половинка //Ж. «Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Естественные науки», №2. 2007. –с.131-133
  40. Ермаков А.М. Эффективность использования готовых диетических кормов в период реабилитации щенков и молодых собак, после перенесенных ими заболеваний желудочно-кишечного тракта /А.М. Ермаков //Доклады Тимирязевской СХА, выпуск 279, т.2, -М., 2007. –с.154-157
  41. Ермаков А.М. Функциональное состояние сердечно-сосудистой системы у щенков 1,5 месяцев с различным типом кормления //Ж. «Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Естественные науки», №5. 2007. –с.128-130
  42. Реакции сердечно-сосудистой системы на адреналиновую пробу у щенков с различным типом кормления //Ж. «Ветеринарная патология», №3. 2007
  43. Ермаков А.М. Состояние симпатоадреналовой системы щенков в условиях неполноценного кормления //Ж. «Ветеринария Кубани», №5. 2007. –с. 24-25
  44. Ермаков А.М. Гормональные исследования у щенков с разным типом кормления в возрастном аспекте /Ермаков А.М., Карташов С.Н. //«Актуальные проблемы патологии, морфологии и онкологии животных». Материалы Всеросс. науч.-практич.конф. 29-30 октября 2007г. –Новочеркасск, 2007. –с.82-94
  45. Ермаков А.М. Состав микрофлоры кишечника щенков первого дня жизни, полученных от сук с разным типом кормления /Ермаков А.М., Карташов С.Н. //«Актуальные проблемы патологии, морфологии и онкологии животных». Материалы Всеросс. науч.-практич.конф. 29-30 октября 2007г. –Новочеркасск, 2007. –с.95-99
  46. Ермаков А.М. Результаты изучения иммунологического статуса у щенков с гипотрофией разной степени тяжести /Ермаков А.М.  //«Актуальные проблемы патологии, морфологии и онкологии животных». Материалы Всеросс. науч.-практич.конф. 29-30 октября 2007г. –Новочеркасск, 2007. –с.99-109
  47. Ермаков А.М. Результаты изучения состояния сердечно-сосудистой системы и вегетативного статуса у щенков с гипотрофией разной степени тяжести /Ермаков А.М., Карташов С.Н. //«Актуальные проблемы патологии, морфологии и онкологии животных». Материалы Всеросс. науч.-практич.конф. 29-30 октября 2007г. –Новочеркасск, 2007. –с.109-119
  48. Ермаков А.М. Особенности течения парвовирусного энтерита у щенков 1,5-2 месяцев с разным типом кормления» /Ермаков А.М., Карташов С.Н. //«Актуальные проблемы патологии, морфологии и онкологии животных». Материалы Всеросс. науч.-практич.конф. 29-30 октября 2007г. –Новочеркасск, 2007. –с.119-122
  49. Бутенков А.И. Парентеральное питание при поражении желудочно-кишечного тракта у собак /Бутенков А.И., Ермаков А.М., Андреев Д.А., Карташов С.Н. Ветеринарная медицина домашних животных: Сборник статей. – Выпуск 4. – Казань: Печатный двор, 2007. – 227 с.
  50. Ермаков А.М. Морфофункциональные изменения при печеночно-почечной недостаточности развившейся на фоне парвовирусного энтерита /Ермаков А.М., Бутенков А.И., Карташов С.Н.Ветеринарная медицина домашних животных: Сборник статей. – Выпуск 4. – Казань: Печатный двор, 2007. – 227 с.
  51. Ермаков А.М. Состояние ССС и вегетативного статуса у щенков с гипотрофией различной степени тяжести /Ермаков А.М., Клименко А.И., Бутенков А.И., Карташов С.Н., Миронова Л.П., Половинка В.В., Карташова Е.В. //Рекомендации –Новочеркасск, 2007. -20с.
  52. Ермаков А.М. Морфологические показатели крови у щенков, полученных от сук с разным типом кормления /Ермаков А.М., Клименко А.И., Поляков Г.Д., Бутенков А.И., Карташов С.Н., Миронова Л.П., Половинка В.В., Карташова Е.В. // Рекомендации –Новочеркасск, 2007. -25с.
  53. Ермаков А.М. Особенности течения парвовирусного энтерита у собак в зависимости от донозологического состояния /Ермаков А.М., Клименко А.И., Бутенков А.И., Карташов С.Н., Миронова Л.П., Половинка В.В., Карташова Е.В. //Рекомендации –Новочеркасск, 2007. -16с.
  54. Ермаков А.М. Новые методы диагностики и схемы лечения собак при парвовирусном энтерите» /Ермаков А.М., Клименко А.И., Бутенков А.И., Карташов С.Н., Миронова Л.П., Половинка В.В., Карташова Е.В. //Рекомендации  –Новочеркасск, 2007. -20с.

Использованные в тексте условные сокращения

Мо – мода,

х- вариационный размах,

А – адреналин,

АМо - амплитуда моды,

БКК -  белые кровяные клетки

ВНС- вегетативная нервная система,

ДА – дофамин,

ДАД - диастолическое артериальное давление,

ИВТ - исходный вегетативный тонус,

ИН - индекс напряжения,

КА – катехоламины,

ККК – красные кровяные клетки,

МОК - минутный объем крови,

НА – норадреналин,

ОПСС - общее периферическое сопротивление сосудов,

САД - систолическое артериальное давление,

САС – симпатоадреналовая система,

СИ - сердечный индекс,

ССС – сердечно-сосудистая система,

УИ - ударный индекс,

УОК - ударный объем крови,

УПСС - удельное периферическое сопротивление сосудов,

ЧСС - частота сердечных сокращений,






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.