WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

КАРПОВА ГАЛИНА ВИКТОРОВНА

ИММУНОБИОХИМИЧЕСКОЕ, МИКРОБИОЛОГИЧЕСКОЕ,

МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ

ЦЕЛЛЮЛОЗОСОДЕРЖАЩИХ ПРОДУКТОВ ЗЕРНОПЕРЕРАБОТКИ

ПОСЛЕ ТВЕРДОФАЗНОЙ БАКТЕРИАЛЬНОЙ ФЕРМЕНТАЦИИ

ПРИ ВЫРАЩИВАНИИ ТЕЛЯТ И ГУСЕЙ

16.00.03 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология,

микология с микотоксикологией и иммунология

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Уфа  – 2009

Работа выполнена в ФГОУ ВПО «Оренбургский государственный университет» и ФГОУ ВПО  «Башкирский государственный аграрный университет»

Научный консультант:  доктор биологических наук, профессор

  Маннапова Рамзия Тимергалеевна

Официальные оппоненты: доктор биологических наук, профессор

Янгуразова Земфира Ахметовна

                                     

доктор биологических наук, профессор

Щербаков Анатолий Анисимович

                                     

доктор биологических наук, профессор

Малик Нина Ивановна

Ведущая организация – ФГОУ ВПО «Московская государственная академия ветеринарной медицины и биотехнологии им. К.И.Скрябина»

Защита диссертации состоится « 27 » марта 2009 года в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 220.003.03 в ФГОУ ВПО «Башкирский государственный аграрный университет» по адресу: 450001, г. Уфа, ул. 50 лет Октября, 34.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Башкирский государственный аграрный университет».

Автореферат разослан «  »  2009 г.

 

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор сельскохозяйственных наук, профессор

М.Г. Гиниятуллин

1  ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы. В последние годы ведутся исследования по разработке рациональных способов утилизации целлюлозосодержащих отходов с применением физической, химической и экструзионной обработки (С.В. Антимонов с соавт., 2005, 2007; Д.С. Кобыльник с соавт., 2006, 2007; Т.М. Крахмалева, 2007; Е.Г. Прошкина с соавт., 2007; М.А. Студянникова, 2005, 2007; В.А. Трофимов, 2007; Т.Н. Холодилина с соавт., 2007; Чан Ван Чи с соавт., 2007). Лузга подсолнечника, шелуха проса и гречихи, как побочные продукты зернопереработки, могут использоваться после предварительной твердофазной ферментации с использованием бактерий- продуцентов целлюлолитических ферментов. Оптимальным для твердофазной ферментации таких отходов  является  применение смешанных бактериальных заквасок из целлюлолитических, пептозосбраживающих молочнокислых и пропионовокислых бактерий (ЦЛБ+ ПМК+ПКБ) в соотношении 2,5 : 1 : 1. В консервированных средах это значительно повышает содержание молочной и пропионовой кислот, белка, витаминов, увеличивает переваримость протеина, жира, органических кислот и целлюлозы, повышает питательность полученного корма (содержание кормовых единиц). Этому способствуют значительные деструкции растительного сырья под воздействием бактериальных заквасок.

Однако до настоящего времени не изученными остаются вопросы влияния этих продуктов на иммунологические, микробиологические, биохимические, морфологические, продуктивные показатели животных и птиц.

Целью исследований явилось изучение влияния целлюлозосодержащего сырья: лузги подсолнечника, шелухи проса, гречихи, после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМК и ПКБ (2,5:1:1) на иммунологические, микробиологические, биохимические, морфофункциональные процессы и продуктивные показатели в организме телят и гусей.

В задачи исследований входило:

1. Установить влияние целлюлозосодержащего сырья  (лузги подсолнечника, шелухи проса и гречихи) после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМК, ПКБ на гематологические показатели и состояние естественной резистентности телят и гусей

2. Определить влияние лузги подсолнечника, шелухи проса и гречихи после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМК, ПКБ на показатели Т- и В-систем иммунитета телят и гусей,  со сравнительной оценкой:

а) динамики изменения содержания Т-Е-РОК-лимфоцитов, Т-хелперов, Т-супрессоров и В-ЕАС-лимфоцитов в крови телят и гусей,

б) динамики изменения содержания Т-Е-РОК и В-ЕАС-лимфоцитов в селезенке,  лимфатических узлах и Т-Е-РОК-лимфоцитов в тимусе телят,

в) динамики изменения содержания  Т-Е-РОК и В-ЕАС- лимфоцитов в селезенке и Т-Е-РОК- лимфоцитов в тимусе гусей,

г) динамики изменения содержания В-ЕАС-лимфоцитов в сумке Фабри-

циуса и гардеровой железе гусей.

3. Провести сравнительное исследование влияния целлюлозосодержащих кормов после твердофазной бактериальной ферментации на динамику изменения содержания в крови телят сывороточных иммуноглобулинов (IgG, IgM, IgE) и циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК).

4. Установить иммуноморфологические изменения в центральных и периферических органах иммуногенеза телят после внесения в рацион кормов, подвергнутых биоконверсии ассоциацией микрорганизмов ЦЛБ+ПМК+ПКБ с учетом: структурных перестроек в иммунокомпетентных зонах и динамики изменения содержания клеток в миелограмме, в спленограмме и аденограмме.

5. Определить влияние лузги подсолнечника и щелухи зерновых после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМК и ПКБ на биохимические показатели крови телят с изучением: динамики активности сывороточных ферментов, изменения содержания показателей белкового, липидного и углеводного обмена.

6. Обосновать влияние твердофазной бактериальной ферментации кормов на изменение содержания жирорастворимых и водорастворимых витаминов в крови телят и молоке коров под влиянием целлюлозосодержащих кормов после твердофазной бактериальной ферментации.

7. Провести сравнительный анализ влияния лузги подсолнечника, шелухи проса и гречихи после твердофазной бактериальной ферментации на микробно- микологическую экологию кишечника телят и гусей с определением:  динамики изменения содержания нормофлоры (бифидобактерий и лактобацилл), условно-патогенных микроорганизмов (стафилококков, клостридий, эшерихий, псевдомонов), микроскопических грибов из родов Mucor, Aspergillus  и Penicillium.

8. Установить влияние целлюлозосодержащих кормов, подвергнутых твердофазной бактериальной ферментации, на биохимические показатели качества мяса телят.

9. Выявить влияние твердофазной бактериальной ферментации целлюлозосодержащих кормов ЦЛБ, ПМК, ПКБ на продуктивные показатели гусей родительского стада с учетом: динамики изменения показателей яйценоскости гусей; морфологических и биохимических показателей яиц гусей, характера изменения инкубационных качеств яиц гусей, затрат, переваримости и использования питательных веществ корма.

10. Определить влияние твердофазной бактериальной ферментации целлюлозосодержащих кормов ЦЛБ, ПМК и ПКБ на продуктивные качества гусят со сравнительной оценкой: динамики изменения живой массы гусят, затрат, переваримости и использования питательных веществ корма гусятами, мясных качеств гусят.

Научная новизна. Впервые дана комплексная системная оценка влияния на организм телят и гусей целлюлозосодержащих кормов (лузги подсолнечника, шелухи проса и гречихи) после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМК, ПКБ. Разработана научно-обоснованная концепция эффективности их включения в состав рациона животных и птиц. Проведены в динамике сравнительные исследования влияния отходов зерноперерабытывающей промышленности после твердофазной бактериальной биоконверсии на состояние гемо-, эритро- и лейкопоэза; естественной резистентности; показатели Т- и В систем звена иммунитета в крови, центральных и периферических органах иммуногенеза; восстановление баланса иммуноглобулинов (IgG, IgM, IgE) и циркулирующих иммунных комплексов  (ЦИК); морфофункциональные перестройки в структурных компонентах Т- и В-зависимых зон в лимфоидных органах, иммуноцитологические реакции в миелограмме, спленограмме и аденограмме. Определены основные направления развития биохимических реакций в организме телят под влиянием целлюлозосодержащих кормов после твердофазной бактериальной ферментации с учетом изменения активности ферментов – показателей белкового, углеводного, липидного обмена. Установлено влияние твердофазной бактериальной ферментации целлюлозосодержащих кормов на динамику изменения содержания жиро- и водорастворимых витаминов в крови телят и в молоке коров. Разработана концепция восстановления микробно-микологической экологии кишечника и профилактики вторичных дисбактериозов у телят и гусей внесением в рацион лузги подсолнечника, шелухи проса и гречихи после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМК и ПКБ. Доказана целесообразность применения кормов из отходов переработки зерна после твердофазной бактериальной ферментации для повышения продуктивных показателей гусей родительского стада (яйценоскости, улучшения морфологических, биохимических и инкубационных показателей качества яиц) и гусят (повышение живой массы), а также с целью улучшения переваримости и повышения использования питательных веществ корма гусями родительского стада и гусятами. Установлено, что использование лузги подсолнечника, шелухи проса и гречихи после бактериальной ферментации способствует улучшению биохимических и морфологических показателей  качества мяса телят и гусей.

Практическая значимость работы. Данные о положительном влиянии целлюлозосодержащих кормов (лузги подсолнечника, шелухи проса и гречихи) на гематологические, иммунологические, морфофункциональные, иммуноморфологические, биохимические, микробиологические, микологические реакции в организме телят и гусей, способствующих повышению продуктивности, снижению затрат корма, улучшению переваримости и использования питательных веществ корма, повышению живой массы, улучшению биохимических и морфологических показателей качества мяса, молока  и яиц позволяют рекомендовать применение этих кормов в животноводстве и птицеводстве, как экономически и экологически целесообразное.

Теоретически и практически обоснованы высокие иммуностимулирующие и иммунокоррегирующие свойства целлюлозосодержащих кормов после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМК и ПКБ, способствующие созданию в организме оптимального иммунного баланса, профилактике вторичных иммунодефицитов и дисбактериозов.

Результаты экспериментальных исследований, имеющие номер государственной регистрации 0288068085 являются составной частью научных исследований, выполненных по ГНТП Академии наук Республики Башкортостан и Оренбургской области, а также хоздоговорных работ Оренбургского и Башкирского государственного аграрного университетов.

Реализация результатов исследований. Результаты исследований внедрены в животноводческих и птицеводческих хозяйствах и комплексах разного типа Оренбургской области и Республики Башкортостан. По материалам диссертации получен Патент РФ № 2155496 -2000 «Способ получения корма из растительного сырья», подана заявка на Патент РФ «Использование аспирационной пыли в кормовых целях после ферментативного гидролиза». По результатам исследований разработаны и выпущены для производства информационные листки ЦНТИ № 50-95, 1995; №52-95, 1995; № 69-95, 1995; две рекомендации производству «Применение лузги подсолнечника, шелухи проса, гречихи после твердофазной бактериальной ферментации в животноводстве» (Москва, 2006); «Применение целлюлозосодержащих кормов после бактериальной ферментации в птицеводстве» (Москва, 2007). Материалы диссертации освещены в двух монографиях: «Морфофункциональные показатели иммунной системы и микробно-микологическая экология кишечника при ассоциативной инвазии гусей» (Москва, 2007) и «Влияние целлюлозосодержащих кормов после твердофазной бактериальной ферментации на биологические показатели телят и гусей» (Москва, 2007).

Апробация работы. Основные положения диссертации доложены и апробированы в материалах  международной конференции «Загрязнение окружающей среды. Проблемы токсикологии и эпидемиологии» (Москва, 1993); в Материалах Межрегиональной конференции «Методы исследования утилизации, паспортизации отходов» (Пенза, 1994); Всероссийской научно-технической конференции «Совершенствование технологических процессов в пищевой промышленности и АПК» (Оренбург, 1996); Межрегиональной научно-технической конференции «Сертификация и управление качеством экосистем на Южном Урале» (Оренбург, 1997); научно-практической конференции «Экотехнологии-99» (Оренбург, 1999); Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (Санкт-Петербург, 1999); Всероссийской научной конференции «Стратегия природопользования и сохранения биоразнообразия в ХХI веке» (Оренбург, 1999); Всероссийской научно-технической конференции «Обеспечение продовольственной и экологической безопасности человечества - важнейшая задача ХХI века» (Оренбург, 2000); Международной юбилейной научно-производственной конференции «Учебная, производственная и инновационная деятельность высшей школы в современных условиях» (Оренбург, 2001); Всероссийской научно-практической конференции «Оптимизация сложных биотехнологических систем» (Оренбург, 2003); научно-практической конференции «Приоритетные вопросы биологии пчел, технология производства и использования  продуктов пчеловодства» (Москва, 2006); научно-практической конференциях «Актуальные проблемы физиологии и патологии размножения животных» (Уфа, 2007) и «Теория и практика борьбы с паразитарными болезными» (Москва, 2007); на всероссийских научно-практических конференциях «Инновационные технологии обеспечения безопасности питания и окружающей среды» (Оренбург, 2007);  «Актуальные проблемы экологического образования в вузе» (Бирск, 2007); «Проблемы и перспективы развития инновационной деятельности в агропромышленном производстве» (Уфа, 2007), «Интеграция аграрной науки и производства: состояние, проблемы и пути решения» (Уфа, 2008).

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Влияние целлюлозосодержащих кормов (лузги подсолнечника, шелухи проса и гречихи) после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМК, ПКБ на изменения содержания в крови эритроцитов, гемоглобина, лейкоцитов и состояние естественной резистентности телят и гусей (бактерицидной, лизоцимной, комплементарной активности сыворотки крови) под влиянием кормов, подвергнутых бактериальной биоконверсии.

2. Влияние лузги подсолнечника, шелухи проса  и гречихи после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМК, ПКБ на динамику изменения содержания Т-Е-РОК-лимфоцитов, Т-хелперов, Т-супрессоров и В-ЕАС-лимфоцитов в крови телят и гусей; Т-Е-РОК-лимфоцитов, Т-хелперов, Т-супрессоров и В-ЕАС-лимфоцитов в лимфатическом узле телят; Т-Е-РОК-лимфоцитов и В-ЕАС-лимфоцитов в селезенке телят и гусей; Т-Е-РОК-лимфоцитов в тимусе телят и гусей; В-ЕАС-лимфоцитов в сумке Фабрициуса и гардеровой железе гусей.

3. Сывороточные иммуноглобулины (IgG, IgM, IgE)  и циркулирующие иммунные комплексы (ЦИК) в сыворотке крови телят на фоне внесения в рацион целлюлозосодержащих кормов после твердофазной бактериальной ферментации.

4. Иммуноморфологические перестройки в структурных компонентах Т- и В-зависимых зон лимфоидных органов под влиянием кормов, подвергнутых бактериальной биоконверсии.

5. Динамика изменения содержания нейтрофильных клеток, эозинофилов, клеток эритроидного ростка, лимфоцитов, моноцитов, плазматических клеток, макрофагов, моноцитов в костном мозге, селезенке и брыжеечном лимфатическом узле телят при включении в рацион целюлозосодержащих кормов после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМК, ПКБ.

6. Влияние кормления  лузги подсолнечника, шелухи проса и гречихи после твердофазной бактериальной ферментации на состояние сывороточных ферментов, а также биохимические показатели белкового, углеводного и липидного обмена.

7. Влияние целлюлозосодержащих кормов после твердофазной бактериальной ферментации на повышение уровня  жиро- и водорастворимых витаминов  в крови телят и в молоке коров.

8. Восстановление микробно- микологического баланса в кишечнике телят и гусей при внесении в рацион целлюлозосодержащих кормов после бактериальной биоконверсии.

9. Влияние лузги подсолнечника, шелуши проса и гречихи после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМК, ПКБ на биохимические показатели качества мяса телят.

10. Повышение яйценоскости гусей по месяцам продуктивного цикла, инкубационных качеств яиц, увеличение содержания в яйцах гусей каратиноидов, витаминов А и В2, изменения морфологических показателей под влиянием целлюлозосодержащих  кормов после бактериальной биоконверсии.

11. Влияние лузги подсолнечника, шелухи проса, гречихи на увеличение живой массы гусят (самцов и самок) с учетом массы потрошеной тушки, массы мышц, кожи с подкожным жиром, внутреннего жира, массы съедобных частей, костяка, повышение отношения массы мышц к массе костяка.

12. Снижение затрат корма, улучшение его переваримости (протеина, жира, клетчатки и БЭВ) и использования питательных веществ (азота, кальция, фосфора) гусями родительского стада и гусятами  при внесении в рацион целлюлозосодержащих кормов после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМК, ПКБ.

Публикация результатов исследований. Основные положения диссертационной работы опубликованы в 68 научных работах, в том числе 9 в изданиях, рекомендованных ВАК РФ, в двух монографиях (Москва, 2007), в двух рекомендациях (Москва, 2006, 2007) и в информационных листках ЦНТИ  № 50-95, 1995; №52-95, 1995; № 69-95, 1995 (по видам сырья).

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 374 страницах компьютерного текста и состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследований, результатов собственных исследований, обсуждения, выводов и практических предложений. Работа иллюстрирована 62 таблицами, 62 рисунками. Библиографический список включает 332 работы, в том числе 69 иностранных авторов.

2 СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1 Материалы и методы исследований

Работа выполнялась с 1994 г. в условиях кафедр микробиологии ФГОУ ВПО «Оренбургский государственный университет» и паразитологии, микробиологии и вирусологии ФГОУ ВПО «Башкирский государственный аграрный университет».

Животные и птицы 1-ой группы были контрольные – здоровые. Телята, коровы и гуси 2-4-ой групп – опытные. Животные и птицы 1-ой группы содержались на общем рационе и никакие дополнительные манипуляции с ними не проводились. Телятам, коровам и гусям 2-ой группы на фоне общего рациона в корм добавлялась шелуха проса, 3-ей группы – шелуха гречки, 4-ой группы – лузга подсолнечника.

У телят до начала опытов (фон), а затем через 10, 30, 60, 90 и 120 дней от начала опытов проводилось взятие крови для иммунологических и биохимических, молока для биохимических, фекалий для микробиологических исследований. Через 120-150 дней от начала опытов организовывали сдачу по 4 головы животных из каждой группы на мясокомбинат, где забирали материал для биохимического исследования качества мяса.

У гусей до начала опытов (фон), а затем через 10, 20, 30 и 60 дней от начала опытов проводились взятие крови  для иммунологических и биохимических, фекалий для микробиологических исследований. Через 60-90 дней от начала опытов забирали материал для биохимического исследования качества мяса.

Бактерицидную активность сыворотки крови определяли по П.А. Емельяненко (1980), лизоцимную – по В. Г. Дорофейчуку (1983). В качестве индикатора активности лизоцима применяли суточную культуру Micrococcus lysodeicticus. Выделение В-лимфоцитов у коров проводили с эритроцитами быка и в камере Горяева, подсчитывали количество розеткообразующих клеток. За В-лимфоциты принимали клетки, присоединившие 3 и более эритроцитов. Определение популяции Т-лимфоцитов проводили методом теста розеткообразования лимфоцитов с эритроцитами барана. Определение субпопуляций Т-лимфоцитов проводили в реакции спонтанного розеткообразования с теофиллином (Т-хелперы - теофиллинрезистентные, Т-супрессоры –теофиллинчувствительные – S.Limtibui et al., 1978).Сывороточные иммуноглобулины определяли методом радиальной иммунодиффузии с использованием моноспецифичных антисывороток моноклональных антител. Циркулирующие иммунные комплексы (ЦИК) определяли посредством преципитации их полиэтиленгликолем-6000 с последующим измерением оптической плотности исследуемых образцов на спектрофотометре Spekol-II при 450 нм.

Для качественного исследования микрофлоры кишечника взятие фекалий  коров производили в стерильную посуду с 9-10 мл изотонического раствора натрия хлорида с глицерином. В лабораторных условиях тщательно перемешивали и оставляли на 10-15 минут при комнатной температуре, посев суспензии фекалий проводили на ряд элективных и дифференциальных сред. Культивирование клостридий проводили на мясопептонном печёночном бульоне (МППБ) Китта-Тароцци, плотной среде Вильсона-Блера, глюкозо-кровяном агаре Цейсслера, для псевдомонов использовали ЦПХ-агар. Для выделения бактерий семейства кишечных палочек материал засевали на среды: Эндо, Левина, МПА, МПБ. Чистую культуру эшерихий типировали в РА. Выделение бифидобактерий проводили посевом больших разведений фекалий в среду Блаурокка. В пробирки с13 -15 мл регенерированной в течение 45 минут среды Блаурокка засевали 1 мл фекалий в разведении от 10-7 до 10-10. Посевы инкубировали при температуре 37С в течение 24 часов. Лактобациллы выращивали на среде МРС. Выделение микроскопических грибов осуществляли на средах Сабуро и Чапека. Результаты переводили в десятичные логарифмы и устанавливали относительное соотношение различных групп микроорганизмов в кишечной популяции.

Определение глюкозы в крови проводили фотоэлектоколометрическим методом по цветной реакции орто-толуидином (И.П. Кондрихин, 2004). Общий холестерин в сыворотке крови определяли на ФЭКН реакцией Либермана-Бурхарда, модифицированной Илбком. Альбумины в сыворотке крови устанавливали нефелометрическим методом (по степени мутности на ФЭКНе) (И.П. Кондрахин, 2004). Креатинин, общий и прямой билирубин, активность ферементов амилазы, аспартатаминотрансферазы (АСАТ и аланинаминотрансферазы (АЛАТ) в сыворотке крови определяли на ФЭКНе (И.П. Кондрахин, 2004).Для определения химического состава мяса, с целью составления общей пробы, отбирали мышечную ткань 4 мускулов из разных анатомических областей туши (плечеголового, трехглавая мышца плеча, поясничная часть длиннейшей мышцы спины и двуглавая мышца бедра). Мышцы освобождали от фасции и жира. Отобранные средние пробы подвергали химическому исследованию по общепринятым методикам. Органолептические исследования проводили по ГОСТ 7269-79, физико-химические и микроскопические анализы по ГОСТ 23392-78, бактериологические исследования по ГОСТ 21237-75. Концентрацию  летучих жирных кислот (ЛЖК) определяли путем отгонки из подкисленной водяной вытяжки острым паром с последующим титрованием дистиллята, амино-амиачный азот (ААА) – по Колоботскому Г.В. Исследование мяса проводили через 24 часа после убоя животных и хранения его в холодильнике при температуре +4…+2С.

Полученные данные подвергнуты статистической обработке методами вариационной статистики с проверкой достоверности результатов с помощью критерия Стьюдента и уровня значимости (Р) по специально разработанным компьютерным программам.

    1. Результаты собственных исследований

2.2.1 Влияние лузги подсолнечника и шелухи зерновых после твердофазной бактериальной ферментации на гематологические показатели

и состояние естественной резистентности  телят и гусей

Внесение в рацион телят к основному рациону шелухи проса, гречихи и лузги подсолнечника после твердофазной бактериальной ферментации способствовало повышению уровня эритроцитов в крови. Данный показатель превышал уровень контроля в крови животных 2, 3 и 4-ой групп к концу опыта  на 0,9; 1,2 и 0,7 млн./мкл. Подобным образом изменялась динамика эритроцитов в крови гусей. На 30-й и 60-й дни опыта содержание эритроцитов в крови гусей 2-й группы было выше, чем в контроле, на 0,7 и 1,0 млн./мкл, 3-ей группы на 0,9 и 1,1 млн./мкл, 4-ой группы на 0,8 и 0,9 млн./мкл.

Данные по исследованию динамики изменения содержания гемоглобина и лейкоцитов в крови телят и гусей представлены на рисунке  1.

Рисунок 1. Динамика изменения гемоглобина (а, б; г/л), лейкоцитов (в, г; тыс./мкл) в крови телят (а, в) и гусей (б, г).

Показатель бактерицидной активности сыворотки крови животных опытных групп по ходу исследований заметно повышался. Его значение увеличилось к 10 дню опыта по 2, 3 и 4-й группам на 1,1; 0,9 и 2,3%, к 30 дню - на 6,5; 8,7 и 8,9%, к 60 дню- на 11,1; 12,9 и 10,2%, к 90 дню - на 13,5; 15,4 и 10,9%. К концу опыта (120 дней) бактерицидная активность сыворотки крови телят опытных групп незначительно снизилась, но продолжала превышать контрольный уровень на 9,2; 11,2 и 5,9%. Подобное влияние оказывали исследуемые корма на бактерицидную активность сыворотки крови гусей. Максимальное повышение бактерицидной активности регистрировалось в сыворотке крови гусей 3-ей группы. К 10, 20, 30 и 60-ым дням опыта она превысила контрольный показатель на 3,0;  5,8; 9,2 и 7,2%. Несколько уступали показателям гусей 3-й группы параметры их у  птиц 2 и 4-ой групп.

Данные по исследованию динамики изменения показателей лизоцимной активности сыворотки крови телят и гусей представлены на рисунке  2.

Рисунок 2. Динамика изменения показателя лизоцимной активности сыворотки крови телят (а), гусей (б), %. Здесь и далее обозначения те же, что на рис.1.

Показатель активности комплемента в сыворотке крови телят опытных групп, в процессе исследований,  также изменялся в сторону повышения. По 2-ой группе он увеличился, по сравнению с уровнем в контроле, к 10, 20, 30, 60, 90 и 120-м дням опыта на 0,9; 1,6; 2,1; 2,3 1,8 и 1,9 ед. Максимальное повышение активности комплемента регистрировалось в сыворотке крови животных 3-й группы.

Следовательно, целлюлозосодержащие корма, подвергнутые бактериальной биоконверсии ЦЛБ, ПМБ и ПКБ, способствуют активизации процессов гемо-эритро-лейкопоэза и факторов естественной резистентности в организме телят и гусей.

      1. Т- и В-системы иммунитета телят и гусей на фоне внесения в рацион

лузги подсолнечника и шелухи зерновых  после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМБ и ПКБ

Фоновое значение содержания Т-Е-РОК-лимфоцитов в крови телят опытных групп соответствовало его уровню в контроле, но в процессе исследований  данный показатель последовательно увеличивался. К 10 дню опыта содержание Т-Е-РОК- лимфоцитов в крови телят было выше контрольной цифры по 2, 3 и 4-ой группам на 1,4; 2,1 и 0,8%. Этот процесс прогрессировал по срокам опыта и достиг максимального значения  к 60 дню исследований. В последующие сроки исследований уровень Т-Е-РОК-лимфоцитов в крови телят опытных групп незначительно снижался, но до конца опытов оставался высоким, превышая контроль на 120-ый день опыта на 2,2;  3,7 и 4,3%.

Шелуха проса, гречихи и лузга подсолнечника после твердофазной бактериальной ферментации способствовали активизации в организме животных  хелперных и затормаживанию супрессорных реакций (рисунок 3).

Рисунок 3. Динамика изменения содержания Т-хелперов (а),

Т-супрессоров (б) в  крови телят, %





Внесение в рацион животных указанных кормов способствовало повышению в крови В-ЕАС-лимфоцитов. Показатель В-клеток в крови телят 2, 3 и 4 групп увеличился на 10, 30, 60, 90 и 120-е дни опыта на 2,7; 3,0 и 3,2%;  на 4,5; 5,1 и 5,3%; на 3,9; 5,2 и 4,5%;  на 4,0; 5,0 и 6,1%); на 3,3; 4,2 и 4,4%.

Результаты исследования изменения содержания Т-Е-РОК-лимфоцитов в крови гусей, по периодам опыта, представлены в таблице 1.

Таблица 1 Динамика изменения содержания Т-Е-РОК-лимфоцитов в крови гусей (М±m/Cv,%;  в %)

Группы

Сроки исследования в днях от начала  опытов

Фон

10

20

30

60

1.Контроль – (ОР)

50,10±1,13

50,20±1,32

50,00±0,97

49,80±0,93

49,90±0,94

5,05

5,86

4,32

4,18

4,20

2.Общий рацион + шелуха проса

49,80±1,07

56,70±1,69

59,10±0,78

62,30±1,22

63,00±1,73

4,79

6,65

2,96

4,38

6,15


*

***

***

**

3.Общий рацион + шелуха гречихи

49,60±1,08

58,90±1,08

61,00±0,71

67,40±0,68

65,30±1,24

4,86

4,09

2,59

2,25

4,25


**

***

***

***

4.Общий рацион + лузга подсолнечника

49,70±0,86

54,10±0,93

57,20±1,07

60,40±0,93

57,20±0,97

3,87

3,83

4,17

3,43

3,79


*

**

***

**

В крови гусей опытных групп, в процессе исследований, регистрировалось повышение уровня Т-хелперов, В-ЕАС-лимфоцитов и стабилизация Т-супрессоров (рисунок 4).

Рисунок 4 Динамика изменения содержания Т-хелперов (а; клеток/мм3), Т-супрессоров (б; клеток/мм3) и В-ЕАС-лимфоцитов (в; %) в  крови гусей

Внесение в рацион телят целлюлозосодержащих кормов, подвергнутых твердофазной бактериальной ферментации, способствовало повышению активности Т-Е-РОК- и В-ЕАС-имфоцитов в селезенке телят и гусей. Их максимальный показатель, регистрируемый в 3-ей группе, превысил контрольное значение у телят на 20-ый день опыта по Т-клеткам на 11,7%, по В-клеткам на 8,5%, у гусей на 30-ый день исследований по Т-лимфоцитам на 11,3%, по В-лимфоцитам на 2,7%. Незначительно уступали показателям телят и гусей 3-й группы показатели животных и птиц 2 и 4-ой групп. До конца опыта активность селезенки телят и гусей опытных групп оставалась на  высоком уровне.

Данные по изучению влияния шелухи проса, гречихи, лузги подсолнечника после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМБ и ПКБ на динамику изменения содержания Т-Е-РОК-лимфоцитов, Т-хелперов, Т-супрессоров и В-ЕАС-лимфоцитов в брыжеечном лимфатическом узле телят представлены на рисунке 5.

Результаты исследования динамики изменения содержания Т-Е-РОК-лимфоцитов в тимусе телят приведены в таблице 2.

Рисунок 5 Динамика изменения содержания Т- лимфоцитов (а), Т-хелперов (б), Т-супрессоров (в) и В- лимфоцитов (г) в брыжеечном лимфатическом узле телят, %

Таблица 2 Динамика изменения содержания Т-Е-РОК-лимфоцитов

в тимусе телят (млн./орган)

Группы

Стат.

показ

Сроки исследования

в днях от начала опытов

Фон

10

20

30

60

1.Контроль – общий рацион

M

469,70

480,20

455,80

486,50

474,30

±m

18,92

2,11

15,61

3,69

6,43

2. Общий рацион + шелуха проса

M

470,60

515,20

643,40

587,60

590,30

±m

7,22

7,32

12,47

12,82

8,31

Р


**

***

***

***

3. Общий рацион + шелуха гречихи

M

482,60

540,10

674,20

669,60

644,70

±m

10,94

10,44

8,10

16,02

19,06

Р


*

***

***

***

4. Общий рацион + лузга подсолнечника

M

466,80

497,30

612,00

546,50

519,40

±m

10,50

9,50

15,30

8,65

7,10

Р

***

**

**

Внесение в рацион птиц кормов, подвергнутых твердофазной бактериальной ферментации, способствовало повышению активности Т-клеток в тимусе гусей. Описываемый показатель увеличился 20-й день опыта в тимусе гусей 2, 3 и 4-й опытных групп на 31,7;  52,6 и 20,5 млн/ орган, на 30-й день на 50,7; 76,2 и 33,6 млн /орган, на 60-й день на 48,7; 70,0 и 27,9 млн/орган.

Содержание В-ЕАС-лимфоцитов в сумке Фабрициуса птиц опытных групп в процессе исследований имело тенденцию к повышению. К 10-му дню опыта у гусей 2, 3 и 4-й групп он превысил фоновый уровень на 2,0; 3,5 и 1,3%, к 20-му дню на 4,6; 5,7 и 3,0%, к 30-му дню на 7,3; 8,8 и 6,1%, к 60-му дню на 10,3; 12,5 и 8,0%, к 90-му дню на 14,4; 19,9 и 12,5% и к 120-му дню на 11,3; 18,6 и 12,5%. Шелуха проса, гречихи и лузга подсолнечника после бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМБ и ПКБ способствовали повышению уровня В-клеток в гардеровой железе птиц (таблица 3).

Таблица 3 Динамика изменения содержания В-ЕАС-лимфоцитов

в  гардеровой железе гусей (М±m/ Cv,%; в %)

Группы

Сроки исследования в днях от начала опытов

Фон

10

20

30

60

1. Контроль – ОР

32,70±1,43

31,90±1,28

32,20±1,59

33,30±0,82

32,40±0,37

9,78

8,99

11,05

5,53

2,52

2. ОР + шелуха проса

31,60±0,51

37,20±0,58

43,60±1,29

47,10±0,68

46,50±1,52

3,61

3,50

6,61

3,22

7,29

***

***

***

***

3. ОР + шелуха гречихи

32,00±0,63

38,30±1,18

45,30±1,55

48,70±1,36

48,20±1,27

4,42

6,88

7,63

6,23

5,90

**

***

***

***

4. ОР + лузга подсолнечника

31,80±0,58

36,00±1,18

42,40±1,29

46,30±1,45

46,00±1,48

4,10

7,35

6,79

6,98

7,21

*

***

***

***

      1. Иммуноглобулины классов G, M и E и циркулирующие иммунные

комплексы (ЦИК) в сыворотке крови телят на фоне внесения в рацион

целлюлозосодержащих кормов после твердофазной бактериальной

ферментации ЦЛБ, ПМБ и ПКБ

Внесение в рацион телят кормов, подвергнутых твердофазной бактериальной ферментации, способствовало повышению активности IgG. Уровень антител этого класса в сыворотке крови телят 2, 3 и 4-й групп к 10, 30, 60, 90 и 120-м дням от начала опыта  превысил контрольную цифру на 1,6; 3,5 и 1,1%, на 3,6; 4,9 и 3,9%, на 6,4; 7,0 и 6,1%, на 8,0; 8,4 и 7,6%, на 6,8; 7,0 и 6,3%.

Уровень IgM в сыворотке крови телят опытных групп понижался. На эти сроки исследований описываемый показатель снизился в сыворотке крови животных 2, 3 и 4 групп, в сторону физиологических норм, по сравнению с контрольным значением, на 0,51; 0,8 и 0,64%, на 2,14; 2,18 и 2,16%, на 1,18; 1,37 и 1,0%, на 1,34; 1,5 и 1,11%, на 0,96; 1,17 и 0,99%. Данные по исследованию динамики изменения содержания в крови телят  IgE представлены в таблице 4.

К началу опытов в сыворотке крови телят всех групп был повышен уровень циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК). Показатель ЦИК в сыворотке крови телят контрольной группы по ходу опытов имел тенденцию к дальнейшему увеличению. Содержание ЦИК в сыворотке крови телят опытных групп постепенно снижалось по срокам опытов. На 10, 30, 60, 90 и 120-е дни исследований данный показатель был ниже контрольной цифры по 2, 3 и 4 группам на 7,7; 8,4 и 7,2%, на 17,1; 17,6 и 16,2%, на 18,8; 19,5 и 17,3%, на 21,0; 22,1 и 18,8%, на 18,1; 19,2 и 17,7%.

Таблица  4 Динамика изменения содержания Ig Е в сыворотке крови телят, в %

Группы

Ст.

показ.

Сроки исследования в днях от начала опытов

Фон

10

30

60

90

120

1.Контроль – общий рацион

M

129,40

139,30

156,40

164,00

167,60

165,70

±m

3,75

3,81

7,02

4,81

2,59

2,77

Р



*

**

***

***

2. Общий рацион + шелуха проса

M

132,50

115,00

92,90

73,80

64,60

68,70

±m

3,22

3,66

1,52

1,93

1,63

1,50

Р


*

***

***

***

***

3. Общий рацион + шелуха гречихи

M

128,50

105,30

86,40

64,30

59,30

61,40

±m

1,60

2,30

1,36

1,04

0,77

1,21

Р


***

***

***

***

***

4. Общий рацион + лузга подсолнечника

M

131,60

120,40

99,40

81,60

90,50

75,30

±m

2,66

2,16

1,54

1,91

1,18

1,45

Р


*

***

***

***

***

Анализируя данные, представленные в разделах автореферата 2.2.2 и 2.2.3, можно прийти к заключению, что  внесение в рацион откормочных телят и в рацион гусей  шелухи проса, гречихи и лузги подсолнечника, подвергнутых твердофазной бактериальной ферментации с использованием молочнокислых Lactobacterium pentoaceticum Bб-23, целлюлолитических Cellulomonas flavigena 22, пропионовокислых Propionibacterium shermanii способствует получению высококачественного кормового продукта, содержащего в своем составе биологически активные вещества, вызывающие повышение в крови, лимфатических узлах, селезенке, тимусе телят, а также в крови, селезенке, сумке Фабрициуса и гардеровой железе гусей Т-Е-РОК-лимфоцитов, Т-хелперов, В-ЕАС-лимфоцитов, стабилизацию Т-супрессоров, восстановление до уровня физиологических норм в крови IgA, IgG, IgE и ЦИК, приводящих к нормализации иммунного баланса в организме животных и птиц.

      1. Иммуноморфологические изменения в центральных и периферических органах иммунитета телят под влиянием лузги подсолнечника и шелухи зерновых после твердофазной бактериальной ферментации  ЦЛБ, ПМБ и ПКБ

В лимфатическом узле телят опытных групп отмечались выраженные позитивные иммуноморфологические перестройки. Показатель площади, занимаемой лимфатическими узелками без светлых центров, увеличилась, по сравнению с контрольным значением, в лимфоузле телят 2, 3 и 4-ой групп на 1,86; 3,56 и 1,67%. Площадь лимфатических узелков со светлыми центрами в лимфатическом узле телят  опытных групп превысила контрольную цифру на 5,02; 8,18 и 4,37%. Мякотные тяжи лимфоузла животных опытных групп расширились, по сравнению с показателем контрольных животных на 2,8; 4,2 и 1,9%. Паракортикальная зона лимфатического узла животных 2, 3 и 4-й групп превысила значение его у животных контрольной группы на 2,8; 5,0 и 2,2%.

В селезенке телят в качестве В-зависимой зоны измеряли площадь лимфатических узелков без светлых и со светлыми центрами, в качестве Т-зависимой зоны- площадь периваскулярных лимфоидных муфт. Селезенка телят 2, 3 и 4-ой  групп реагировала повышением иммунологической активности на внесение в рацион шелухи проса, гречихи и лузги подсолнечника после бактериальной биоконверсии. Это проявлялось в виде расширения площадей  В и Т-зависимых зон органа. Площадь лимфатических узелков без светлых центров в селезенке животных опытных групп увеличилась на 2,01; 4,26 и 1,85%, со светлыми центрами  на 5,47; 6,95 и 4,03%, периваскулярных лимфоидных муфт на 4,24; 6,84 и 2,64%. Площадь красной пульпы органа у животных опытных групп, напротив, уступала контрольному значению  на 11,8; 18,6 и 9,3%.

Шелуха проса, гречихи, лузга подсолнечника после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМБ, ПКБ способствовали активизации коркового вещества тимуса. Площадь описываемой структуры органа у телят 2, 3  и 4-ой групп увеличилась, по сравнению с показателем животных контрольной группы, на 17,3; 18,7 и 12,8%. Параллельно с расширением площади коркового вещества регистрировалось уменьшение площади мозгового вещества тимуса.

Фоновый показатель содержания миелоцитов в миелограмме животных 1-ой контрольной группы был относительно высоким. В последующие сроки опыта уровень миелоцитов в костном мозге животных 1 группы не имел существенных изменений. Содержание миелоцитов в миелограмме телят 2, 3 и 4 опытных групп снижалось. На 60-ый день опыта их уровень был ниже, по сравнению с контрольным показателем, на 1,22; 1,53 и 0,79%.

Метамиелоциты в костном мозге телят 1-ой контрольной группы выделялись на уровне от 7,2 до 9,7%. Данный показатель следует считать несколько повышенным. Их содержание в миелограмме животных опытных групп, по ходу исследований, также имело тенденцию к умеренному снижению.

Палочкоядерные нейтрофилы в миелограмме животных 1-ой контрольной группы  были несколько выше физиологических норм для телят данной возрастной группы. Содержание палочкоядерных нейтрофилов в костном мозге  животных опытных групп достоверно уменьшилось. На 60 и 120-ые дни данный показатель снизился, по сравнению с уровнем в контроле, по 2, 3 и 4-ой группам на 3,4; 4,5 и 2,8% и на 3,1; 3,9 и 2,3%

Общее содержание нейтрофильных клеток в миелограмме телят 1-ой контрольной группы было выше физиологических значений. К концу  опыта данный показатель снизился, по сравнению с контрольной цифрой, на 8,91; 11,1 и 6,18%. Наблюдалось восстановление клеточного состава эозинофилов.

Уровень клеток эритроидного ростка в костном мозге телят 1-ой контрольной группы, во все сроки исследований, был ниже параметров физиологических норм. Содержание клеток эритроидного ростка в миелограмме животных 2, 3 и 4-ой опытных групп на 60 и 120-ые дни  превысило контрольный показатель на 10,2 и 10,5%, на 14,7 и 16,8%,  на 6,5 и 7,7%.

Внесение в рацион животных  шелухи проса, гречихи и лузги подсолнечника после твердофазной бактериальной ферментации способствовало нормализации количества лимфоидных клеток, восстановления явления моноцитоза, активизации плазмоклеточных реакций.

Результаты по исследованию динамики изменения содержания  клеток в спленограмме  и аденограмме телят представлены на  рисунке 6.

Рисунок 6 Динамика изменения содержания  клеток в спленограмме (а)

и аденограмме (б) телят, %

Данные, представленные в разделе 2.2.4 автореферата свидетельствуют, что недостаточность экологического баланса, несбалансированность рационов, нарушения зоогигиенических условий содержания  и другие неблагоприятные факторы, постоянно встречаемые в животноводческих фермах по откорму скота, приводят к глубоким негативным изменениям в структурах лимфоидных органов и цитологическим перестройкам  в костном мозге, селезенке и лимфатических узлах, проявляющимся в виде снижения в центральном органе иммунитета костном мозге процессов пролиферации и дифференциации клеток эритроидного ростка, при активизации нейтрофилов, эозинофилов, лимфоцитов, моноцитов; изменениями в аденограмме и спленограмме в сторону лимфоцитопении, плазмоцитопении, повышения уровня макрофагов, нейтрофилов, эозинофилов, моноцитов. Внесение в рацион откормочных телят шелухи проса, гречихи, лузги подсолнечника после твердофазной бактериальной ферментации, восстанавливает морфологию лимфоидных органов.

2.2.5 Влияние лузги подсолнечника и шелухи зерновых после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМБ и ПКБ на биохимические показатели крови телят

Внесение в рацион телят биоконверсированных кормов способствовало восстановлению до физиологических норм основных биохимических параметров. Данные по исследованию динамики изменения содержания в сыворотке крови телят показателей белкового, липидного и углеводного обменов представлены на  рисунке 7.

Рисунок 7 Динамика изменения содержания альбуминов (а), креатинина (б), общего билирубина (в), холестерина (г), триглициридов (д), глюкозы (е)

в сыворотке крови телят по вариантам опыта, (г%).

2.2.6 Влияние твердофазной бактериальной ферментации кормов

на уровень витаминов в крови телят

Содержание витамина А в сыворотке крови телят опытных групп имело тенденцию к выраженному увеличению. Максимального значения оно достигло в сыворотке крови телят 3-й группы. Здесь его значение увеличилось, по сравнению с показателями животных контрольной группы, на10; 20; 30; 60; 90 и 120-е дни опыта, соответственно на 3,3; 15,0; 18,1; 27,0; 25,6 и 21,7 мкг/100мл. Уровень витамина А в сыворотке крови телят 2 и 4-ой групп также имел тенденцию к повышению, но по выраженности этот процесс был слабее.

Результаты исследования динамики изменения содержания жирорастворимых витаминов D и Е в крови телят представлены на рисунке 8.

Рисунок 8 Динамика изменения содержания жирорастворимых витаминов D (а) и Е (б) в крови телят

Содержание тиамина (витамина В1)  в сыворотке крови телят опытных групп в процессе исследований имело тенденцию к постепенному повышению. Максимальное увеличение уровня тиамина в сыворотке крови  регистрировалось также у животных 3-ей группы. Показатели телят данной группы превысили описываемые значения у животных 1, 2 и 4-й групп на 10, 20, 30, 60, 90 и 120-е дни опыта на 1,6; 0,5 и 0,8; на 3,0; 1,3 и 1,7; на 4,2; 0,9 и 1,7; на 4,7; 0,6 и 1,3; на 4,4; 0,4 и 1,1; на 3,9; 0,7 и 1,3 мкг/100 мл. Результаты исследования динамики изменения содержания витаминов В2 (рибофлавина), В5 (никотиновой кислоты), В12 (цианкобаламина) в крови телят представлены на рисунке 9.

Рисунок 9 Динамика изменения содержания витаминов В2 (рибофлавина) (а), В5 (никотиновой кислоты) (б), В12 (цианкобаламина) (в) в крови телят

2.2.7 Влияние лузги подсолнечника и шелухи зерновых после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМБ и ПКБ на уровень витаминов

в молоке коров

Содержание витамина А  в молоке коров опытных групп  имело тенденцию к увеличению. К 10, 20, 30-ым дням опыта содержание витамина А в молоке коров 2, 3 и 4-й групп превысило контрольную цифру в 1,14; 1,09 и 1,19 раза, в 1,47; 1,52 и 1,68 раза, в 1,6; 1,7 и 1,85 раза. Максимальное повышение содержания витамина А регистрировалось в молоке животных к 40 дню опыта – в 1,7; 1,8 и 1,9 раза. До конца опытов содержание витамина А в молоке коров опытных  групп было выше, чем у  животных контрольной группы.

Добавление в рацион коров целлюлозосодержащих кормов после бактериальной ферментации способствовало повышению в молоке жирорастворимого витамина Д. На 10, 20, 30, 40 и 60-е дни опыта данный показатель во 2, 3 и 4-й группах превысил контроль, в 1,11; 1,16 и 1,35 раза, в 1,85; 1,75 и 1,95 раза, в  2,3;  2,18 и  2,32 раза, в 2,38;  2,3 и 3,07 раза, в 2,25; 2,07 и 2,75 раза.

Указанные корма способствовали повышению уровня витамина Е в молоке коров 2, 3 и 4-й групп на 10, 30, 40 и 60-ые дни опыта в 1,12; 1,13 и 1,11 раза, в 1,23; 1,16 и 1,03 раза, в 1,33; 1,41 и 1,23 раза, в 1,14; 1,18 и 1,1 раза.

Результаты исследования динамики изменения содержания в молоке коров водорастворимых витаминов под влиянием кормов, подвергнутых твердофазной бактериальной ферментации, представлены на рисунке 10.

Рисунок 10 Динамика изменения содержания водорастворимых витаминов С (а), В1 (б), В2 (в), В3 (г) в молоке коров по вариантам опыта

Продолжение рисунка 10. Динамика изменения содержания водорастворимых витаминов В6 (д), В12 (е), РР (ж) в молоке коров по вариантам опыта

Следовательно, твердофазная бактериальная ферментация целлюлозосодержащих кормов способствует повышению их питательности и биологических свойств. Внесение в обычный рацион (ОР) коров кормов из шелухи проса, гречихи и лузги подсолнечника после твердофазной бактериальной ферментации целлюлолитическими, пентозосбраживающими молочнокислыми и пропионовокислыми бактериями способствует повышению в молоке уровня жирорастворимых и водорастворимых витаминов.

2.2.8 Микробно-микологическая экология кишечника телят и гусей

под влиянием лузги подсолнечника и шелухи зерновых

после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМБ и ПКБ

В процессе опытов отмечалась активизация в кишечнике телят и гусей опытных групп лактобацилл. К 10, 30, 60, 90 и 120-м дням содержание лактофлоры в кишечнике животных 2, 3 и 4 групп повысилось в 1,22; 1,34 и 1,15, в 1,4; 1,5 и 1,28, в 1,69; 1,82 и 1,51, в 1,67; 1,91 и 1,41 и в 1,61; 2,04 и 1,47 раза.

В кишечнике гусей  опытных групп уровень лактобацилл превысил контроль на эти же сроки исследований в 1,19; 1,35 и 1,13,  в 1,36; 1,57 и 1,26, в 1,66; 1,84 и 1,54,  в 1,6; 1,84 и 1,49,  в 1,44; 1,69 и 1,36 раза.

Подобным образом изменялась в кишечнике телят и гусей динамика  содержания бифидобактерий (рисунок 11).

Рисунок 11 Динамика изменения содержания бифидобактерий в кишечнике

телят (а), гусей (б), lgКОЕ/г.

Внесение в рацион телят целлюлозосодержащих кормов после бактериальной ферментации способствовало затормаживанию активности стафилококков. Их уровень в кишечнике животных 2, 3 и 4-й групп снизился к 10, 30, 60, 90 и 120-м  дням опыта  в 1,05; 1,18; 1,23; 1,4 и 1,29 раза,  в 1,12; 1,4; 1,48; 1,63 и 1,54 раза,  в 1,01;  1,13; 1,18; 1,34 1,23 раза. Подобным образом изменялась динамика стафилококков в кишечнике гусей.

Результаты исследования динамики изменения содержания клостридий в кишечнике телят и  гусей представлены в таблице 5.

Таблица 5 Динамика изменения содержания клостридий в кишечнике телят

и гусей (М±m, lg KOE/г)

Группы

Сроки исследования в днях от начала опытов

Фон

10

30

60

90

120

телята

1.Контроль – ОР

8,60±0,26

7,90±0,22

8,00±0,37

8,60±0,26

8,60±0,26

8,50±0,21

2. ОР + шелуха проса

8,30±0,30

7,50±0,22

6,70±0,37

5,30±0,44

5,00±0,17

5,20±0,20

*

**

***

***

3. ОР + шелуха

гречихи

8,50±0,39

7,20±0,37

6,10±0,33

4,90±0,42

4,80±0,26

4,50±0,32

**

***

***

***

4. ОР + лузга подсолнечника

8,40±0,24

7,60±0,24

6,90±0,33

5,50±0,22

5,30±0,25

5,40±0,24

*

***

***

***

гуси

1.Контроль – ОР

6,50±0,22

6,80±0,37

6,70±0,30

6,90±0,40

6,40±0,19

6,50±0,22

2. ОР + шелуха проса

6,70±0,30

5,90±0,33

4,80±0,37

4,00±0,32

3,80±0,34

3,90±0,17

*

**

***

***

3. ОР + шелуха

гречихи

6,40±0,26

5,50±0,21

4,30±0,11

3,60±0,07

3,40±0,21

3,50±0,20

*

***

***

***

***

4. ОР + лузга

подсолнечника

6,60±0,40

6,00±0,32

5,10±0,25

4,20±0,12

4,30±0,20

4,50±0,32



*

**

**

**

Данные по исследованию динамики изменения содержания в кишечнике телят и гусей эшерихий и псевдомонов представлены на рисунке 12.

Рисунок 12 Динамика изменения содержания  эшерихий (а,б),

псевдомонов (в,г) в кишечнике телят (а, в), гусей (б, г)

Внесение в рацион телят описываемых кормов способствовало восстановлениюв кишечнике уровня микрогрибов Candida. При этом содержание микрогрибов Candida в кишечнике телят 2, 3 и 4-й групп снизилось по срокам опыта и уступало показателю контроля к 10, 30, 60, 90 и 120-м дням в 1,06; 1,11 и 1,01 раза,  в 1,32; 1,42 и 1,23 раза, в 1,56; 1,91 и 1,43 раза, в 1,86; 2,08 и 1,77 раза,  в 1,94; 2,11 и 1,84 раза. В кишечнике телят контрольной группы в незначительном количестве выделялись микрогрибы из родов Aspergillus и Peniсillium, что было вызвано нарушением микробной экологии кишечника животных и созданием благоприятных условий для их размножения в прямой кишке. Внесение в рацион телят шелухи проса, гречихи, лузги подсолнечника после бактериальной ферментации способствовало выведению микрогрибов описываемых родов из кишечника. Содержание микрогрибов из рода Candida в кишечнике гусей опытных групп изменялось подобно их изменению в кишечнике телят.

Микроскопические грибы из родов Aspergillus, Peniсillium  из кишечника гусей не выделялись.

Данные, представленные в разделе 2.2.8 автореферата свидетельствуют, что целлюлозосодержащие корма (шелуха проса, гречихи, лузга подсолнечника) после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМБ и ПКБ, внесенные в состав основного рациона, способствуют профилактике дисбактериозов, проявляющихся в виде активизации в кишечнике телят и гусей нормофлоры (бифидобактерий и лактобацилл) и затормаживания размножения условно- патогенных микроорганизмов (стафилококов, клостридий, эшерихий, псевдомонов) и микроскопических грибов.

2.2.9 Влияние твердофазной бактериальной ферментации кормов

на биохимические показатели качества мяса телят

Внесение в рацион телят откормочных групп шелухи проса, гречихи и лузги подсолнечника после твердофазной бактериальной ферментации способствовало восстановлению биохимических показателей и получению высококачественного экологически чистого мяса (таблица 6).

Таблица 6 Биохимические показатели качества мяса  телят (M±m)

Биохимические

показатели

Группы

1

2

3

4

Сухое вещество, %

21,30±0,84

23,70±1,38

24,30±0,67*

23,10±1,72

Аммиачный азот, в %

75,80±1,46

70,10±2,39

69,70±2,08

72,30±2,71

Жир, %

2,80±0,07

3,10±0,33

3,30±0,25

3,60±0,40

Белок, %

15,90±0,33

17,70±0,66

19,20±0,97*

17,90±1,01

ЛЖК,  мк

3,14±0,23

2,35±0,15*

2,20±0,12*

2,84±0,25

Влага, %

75,4±4,15

71,60±3,19

70,40±4,68

72,90±4,23

Зола, %

0,810,07±

1,15±0,07*

1,18±0,10*

0,97±0,07

2.2.10 Влияние твердофазной бактериальной ферментации кормов

на продуктивные показатели гусей родительского стада

2.2.10.1 Динамика изменения яйценоскости гусей

Средняя яйценоскость гусынь 1-й контрольной группы в феврале составила 3,29 шт. Показатель яйценоскости гусей опытных групп в этом месяце несколько увеличился и превысил контрольный уровень по 2, 3 и 4-ой группам в 1,17; 1,25 и 1,11 раза. Повышение яйценоскости  гусей продолжалось по срокам исследований. Максимальным этот процесс во всех группах был  в марте. В этом месяце, по сравнению с показателем предыдущего месяца, яйценоскость гусей контрольной группы увеличилась в 4,59 раза,  а 2, 3 и 4-ой  опытных групп в 4,34; 3,87 и 4,49 раза. При этом показатели яйценоскости гусей опытных групп превысили контрольный уровень  в 1,1; 1,14 и 1,09 раза.

В апреле-мае яйценоскость гусей имела тенденцию к снижению, по сравнению с показателем предыдущего срока опыта. В июне наблюдалось завершение яйцекладки гусей. В этот период показатель гусей 1-й контрольной группы составил всего 2,12 яиц. Яйценоскость гусей 2, 3 и 4-й опытных групп продолжала превышать значения их в контроле в 1,24; 1,36 и 1,16 раза.

Средняя яйценоскость гусей 1-й контрольной группы на среднюю несушку за все месяцы продуктивного цикла составила 45,46 яиц. Показатели средней яйценоскости птиц 2, 3 и 4-й опытных групп превысили контрольный уровень в 1,12 раза, в 1,15 раза и в 1,11 раза.

2.2.10.2 Динамика изменения морфологических, биохимических

показателей и инкубационных качеств  яиц гусей

Масса яиц гусынь 2, 3 и 4-й опытных групп была выше, чем в контроле, соответственно в 1,02; 103 и 1,03 раза. При этом увеличение массы белка в яйцах гусей опытных групп было незначительным: в 1,005 раза, в 1,007 раза и в 1,007 раза. Данный процесс происходил в основном за счет увеличения массы желтка в яйцах гусынь опытных групп. Описываемый показатель в яйцах птиц 2, 3 и 4-й групп превышал контрольный уровень гусей 1-й группы в 1,05; 1,06 и 1,07 раза.

Показатель массы скорлупы у птиц 2, 3 и 4-й опытных групп был выше, по сравнению с его значением в контрольной группе, в 1,11; 1,11 и 1,1 раза.

Параллельно с увеличением массы скорлупы яиц у гусынь 2, 3 и 4-й групп отмечалось увеличение толщины скорлупы – в 1,04; 1,07 и 1,02 раза.

Внесение в рацион гусынь шелухи проса, гречихи и лузги подсолнечника после твердофазной бактериальной ферментации способствовало повышению показателя ХАУ. Его значение у птиц опытных групп  повысилось, по сравнению с данными гусынь контрольной группы, соответственно по 2, 3-й группам в 1,02; 1,03 раза, а по 4-й группе – соответствовало контрольному уровню. Показатель удельной плотности яиц гусынь опытных групп незначительно был выше, по сравнению с его значением в контроле.

Исследование составных частей яиц показало, что целлюлозосодержащие корма после твердофазной бактериальной ферментации способствовали снижению уровня белка по 2, 3-й группам в 1,03; 1,04 раза, а по 4-й группе данный показатель не изменялся. Уровень желтка в яйце птиц опытных групп имел тенденцию к увеличению – в 1,02; 1,03 и 1,04 раза. Показатель доли скорлупы у гусынь опытных групп увеличился в 1,08; 1,08 и 1,06 раза. Отношение массы белка к массе желтка снизилось  в 1,05; 1,07 и 1,07 раза.

Данные по изучению влияния шелухи проса, гречихи и лузги подсолнечника после твердофазной бактериальной ферментации на содержание  в яйцах гусей каратиноидов, витаминов А и В2  представлены на рисунке 13, а показатели инкубационных качеств яиц в таблице 7.

Рисунок 13 Содержание в яйцах гусей каратиноидов, витаминов А и В2 по вариантам опыта.

Таблица 7 Инкубационные качества яиц гусей (М±m/ Cv,%)

Показатели

Группы

1

2

3

4

Выход инкубационных  яиц

93,40±0,51

97,90±1,73

98,20±1,16*

97,40±1,47*

1,22

3,96

2,64

3,37

Оплодотворенность

85,98±2,48

90,66±0,89

92,16±1,02*

90,48±1,28

6,45

2,21

2,48

3,16

Вывод гусят

64,36±1,21

68,26±2,68

70,85±2,29*

60,08±0,61*

4,21

8,79

7,23

2,25

Выводимость

73,62±2,18

78,08±1,98

78,54±0,97*

77,72±1,36

6,63

5,68

2,76

3,91

        1. Затраты корма, переваримость и использование питательных

веществ корма гусями родительского стада

Показатели затрат кормов, переваримости и  использования питательных веществ корма гусями  родительского стада представлены на  рисунке 14.

Рисунок 14 Затраты корма, переваримость и использование питательных веществ корма гусями родительского стада

      1. Влияние твердофазной бактериальной ферментации кормов

на продуктивные качества гусят

Показатели живой массы гусят-самцов с суточного и до трехнедельного возраста по группам не имели существенных различий. С трехнедельного возраста в рацион гусят вносили целлюлозосодержащие корма, подвергнутые твердофазной бактериальной ферментации. К шестинедельному возрасту отмечались некоторые различия в прибавлении массы птиц-самцов. На этот срок исследований показатель живой массы птиц 2, 3 и 4-й групп был выше контрольной цифры на 130,7; 160,4 и 168,4 г. В девятинедельном возрасте самцов сохранялась такая же тенденция в изменении живой массы и она превышала значения ее в контроле на 187,8; 212,7 и 232,0 г.

Живая масса самок с суточного до шестинедельного возраста также не имела существенных отличий. В последующие сроки исследований отмечалось превышение описываемого показателя птиц опытных групп. К шестинедельному возрасту живая масса самок 2, 3 и 4-й групп была выше, по сравнению с контрольным значением на 129,4; 174,0 и 200,5 г. В конце исследований (9 недель) показатели живой массы самок  опытных групп превысили контрольный параметр на 129,0; 191,6; 214,9 г.

Данные по исследованию затрат корма, переваримости и использования  питательных веществ корма гусятами  представлены на рисунке  15.

Рисунок 15 Затраты корма, переваримость и использование питательных веществ корма гусятами

Результаты исследования влияния кормов после твердофазной бактериальной ферментации на показатели качества мяса гусят, по результатам анатомической разделки тушек самцов и самок,  представлены в таблице 8.

Таблица 8 Показатели качества мяса гусят

по результатам анатомической разделки тушек (г)

Показатели

Ст.

показ.

Группы

1

2

3

4

1

2

3

4

5

6

самцы

Живая масса

M

4098,70

4286,50

4311,40*

4330,70*

±m

49,87

56,83

48,66

54,05

Масса потрошенной

тушки

M

2497,60

2659,70

2687,60

2714,30

±m

122,60

63,83

60,14

52,67

Масса мышц

M

1118,90

1318,00

1332,60*

1304,60*

±m

33,52

33,77

47,87

38,18

Кожа с подкожным

жиром

M

558,70

594,40

606,70

626,40

±m

6,80

20,64

30,30

9,06

Масса внутреннего жира

M

168,40

179,80

181,30

196,60*

±m

3,31

6,61

8,53

7,48

Масса съедобных частей

M

2197,20

2395,00**

2412,50*

2407,80*

±m

24,10

33,09

39,88

51,82

Масса костяка

M

558,70

573,90

576,40*

570,60

±m

18,83

17,10

8,54

12,17

Отношение массы мышц к массе костяка


2:1

2,29:1

2,31:1

2,28:1

Окончание таблицы 8

1

2

3

4

5

6

самки

Живая масса

M

3594,80

3723,80

3786,40

3809,70

±m

53,29

83,62

76,95

88,04

Масса потрошенной

тушки

M

2108,40

2264,70

2299,20*

2320,60*

±m

38,54

64,38

45,17

34,23

Масса мышц

M

990,50

1118,60

1133,40

1101,80

±m

42,12

36,69

58,77

47,38

Кожа с подкожным

жиром

M

518,90

544,50*

567,80*

594,30***

±m

6,07

5,47

11,72

4,78

Масса внутренного жира

M

98,50

110,70

114,30

128,90*

±m

4,86

5,16

4,13

2,79

Масса съедобных частей

M

1832,30

1994,00

2026,20*

2005,70

±m

36,55

52,59

17,02

61,51

Масса костяка

M

506,80

525,40

532,70*

523,00

±m

6,84

4,68

8,57

6,72

Отношение массы мышц к массе костяка

1,95:1

2,12:1

2,13:1

2,11:1

ВЫВОДЫ

1. Твердофазная бактериальная ферментация с использованием бактерий-продуцентов целлюлолитических ферментов (ЦЛБ:ПМБ:ПКБ -2,5:1:1) из неутилизируемых отходов крупяной промышленности (лузги, шелухи) способствует получению кормов с высокими показателями  поедаемости, переваримости  и питательности, обладающих высокими гемостимулирующими и иммуностимулирующими свойствами, активизирующих биохимические реакции организма, восстанавливающих баланс естественного микробиоценоза кишечника, повышающих показатели продуктивности животных и птиц.

2. Целлюлозосодержащие корма (шелуха проса, гречихи, лузга подсолнечника), после твердофазной бактериальной ферментации, способствуют  активизации в организме телят и гусей процессов гемо-, эритро- и лейкопоэза и повышению естественной резистентности,  характеризующихся:

а) увеличением в крови телят  уровня гемоглобина  на 1,17; 1,57 и 0,57, в крови гусей на 2,8; 3,6 и 2,3 г/л; эритроцитов на 0,9; 1,0 и 0,1 и  1,0; 1,1 и 0,9 млн/мкл; лейкоцитов на 1,39; 2,18 и 1,09 и 13,9; 18,0 и 10,4 тыс/мкл).

б)  повышением бактерицидной активности сыворотки крови телят  на 13,5; 15,1, гусей - на10,9% и 7,6; 9,2 и 7,2%; лизоцимной - на 5,8; 9,1 и 5,3 и 1,8; 2,8 и 2,3%;  комплементарной активности у телят на 2,3; 2,7 и 2,0 ед.

3. Шелуха проса, гречихи, лузга подсолнечника, после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМК, ПКБ, в составе основного рациона,  способствуют повышению иммунокомпетентных клеток :

а) в крови телят и гусей Т-Е-РОК-лимфоцитов на 3,6; 7,2 и 5,3% и 12,5; 17,6 и 10,6%; Т-хелперов на 3,4; 4,6 и 6,0% и  30,0; 69,8; 42,8 кл/мм3; В-ЕАС-лимфоцитов на 4,0; 5,0 и 6,1% и 1,6; 2.2 и 1,3%;

б) в селезенке телят и гусей Т-Е-РОК-лимфоцитов на 9,5; 11,7 и 8,1% и 8,8; 11,3 и 7,4%; В-ЕАС-лимфоцитов на 6,8; 8,5 и 5,4% и  2,2; 2,7 и 2,0%;

в) в тимусе телят и гусей Т-Е-РОК-лимфоцитов на 101,1; 183,1 и  60,0 млн/орган и  50,7; 76,2 и 33,6 млн/орган;

г) в брыжеечном лимфатическом узле телят  Т-Е-РОК-лимфоцитов на 9,6; 12,8 и 7,5; Т-хелперов на 2,7; 3,2 и 2,3;  В-ЕАС-лимфоцитов на 5,3; 6,6 и 4,7%;

д) в сумке Фабрициуса и гардеровой железе гусей В-ЕАС-лимфоцитов на 14,4; 19,9 и 12,5% и 13,8; 15,4 и 13,0%;

е) восстанавливается реакция Т-супрессоров  в крови и лимфоидных органах телят и гусей.

4. Целлюлозосодержащие корма, подвергнутые бактериальной биоконверсии ЦЛБ, ПМК, ПКБ,  вызывают  у телят нормализацию сывороточных иммуноглобулинов до значения их физиологических норм (содержание IgG максимально повышается на 8,0; 8,4 и 7,6 мг/мл, уровень IgM  снижается на 1,34; 1,5 и 1,11мг/мл, IgE - на 103,0; 108,3 и 77,1 мг/мл; показатель ЦИК снижается на 21,0; 22,1 и 18,8 ед..

5. Целлюлозосодержащие корма (шелуха проса, гречихи, лузга подсолнечника), после твердофазной бактериальной ферментации, активизируют  иммунокомпетентные структуры лимфоидных органов телят, способствуя расширению площадей Т- и В-зависимых зон:

а) в лимфатических узлах в виде увеличения площади лимфатических узелков без светлых центров на 1,86; 3,56 и 1,67%, со светлыми центрами на 5,02; 8,18 и 4,37%, мякотных тяжей на 2,8; 4,2 и 1,9%, паракортикальной зоны на 2,8; 5,0 и 2,2%;

б) в селезенке в виде расширения площади лимфатических узелков без светлых центров на 2,01; 4,26 и 1,85%, со светлыми центрами 5,47; 6,95 и 4,03%, периваскулярных лимфоидных муфт на 4,24; 6,84 и 2,64%;

в) тимусе в виде расширения  коркового вещества на 17,3; 18,7 и 12,8%.

6. Шелуха проса, гречихи, лузга подсолнечника после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМК, ПКБ способствуют активизации процессов пролиферации и дифференциации клеток в центральных и периферических органах иммуногенеза, проявляющихся:

а) в миелограмме снижением уровня миелоцитов на 1,11; 1,22 и 0,91%, метамиелоцитов на 2,4; 3,1 и 1,9%, палочкоядерных нейтрофилов на 3,1; 3,9 и 2,3%, сегментоядерных - на 2,27; 2,75 и 1,0%; эозинофилов на 2,44; 2,73 и 2,09%; лимфоцитов на 1,6; 2,5 и 1,4%; моноцитов на 0,4; 0,6 и 0,3% и повышением содержания клеток эритроидного ростка на 10,5; 16,9 и 7,7%, плазмоцитов на 0,4; 0,5 и 0,3%;

б) в спленограмме уменьшением содержания макрофагов на 0,82; 0,91 и 0,68%; нейтрофилов на 0,36; 0,39 и 0,22%; эозинофилов на 1,11; 1,16 и 0,99%; моноцитов на 0,69; 0,81 и 0,58% и активизацией лимфоцитов на 8,2; 9,5 и 6,2%, плазматических клеток на 0,31; 0,4 и 0,18%;

в) в аденограмме увеличением уровня лимфоцитов на 2,9; 4,8 и 2,0%; плазматических клеток на 0,1; 0,19 и 0,05% и снижением содержания макрофагов на 0,43; 0,47 и 0,4%; нейтрофилов на 0,5; 0,56 и 0,41%; эозинофилов на 0,77; 0,69 и 0,65%.

7. Бактериальная биоконверсия кормов (шелухи проса, гречихи, лузги подсолнечника) способствовала активизации в организме телят биохимических реакций в виде:

а) повышения ферментов амилазы на 24,5; 29,1 и 20,4 ед/л,  АлАт на 15,1; 18,3 и 12,4 ед/л -до уровня физиологических норм и нормализации содержания АсАт;

б) восстановления до физиологических значений показателей белкового, углеводного и липидного обменов (увеличение содержания альбуминов на 2,33; 2,47 и 2,18 г%, глюкозы на 1,42; 1,71 и 1,29 ммоль/л; снижение уровня креатинина, общего билирубина, холестерина и нормализация содержания триглицеридов).

8. Целлюлозосодержащие корма после твердофазной бактериальной ферментации способствуют повышению уровня витаминов, максимально:

а) в крови телят содержание витамина А увеличилось на 20,4; 27,0 и 16,9мкг/100мл, витамина Д на 15,9; 19,0 и 14,4 нг/мл, витамина Е на 0,15; 0,2 и 0,13 мг/100 мл, витамина В1  на 4,1; 4,7 и 3,4 мкг/100мл, витамина В2 на 5,0; 6,5 и 3,7 мкг/100 мл, витамина  В5 на 5,6; 6,7 и 3,5 мкг/мл, витамина В12 на 0,04; 0,046 и 0,036 мкг/л;

б) в молоке коров содержание водорастворимых витаминов увеличилось: витамина С на 3,8; 5,0 и 3,4; витамина В1 на 127,9; 110,8  и 84,0; витамина В2 на 0,38; 0,63 и 0,21; витамина В3 на 0,86; 0,98 и 0,82; витамина В6 на 0,19; 0,52 и 0,17; витамина В12 на 1,1; 0,81 и 0,68; витамина РР на 0,41; 0,65 и 0,32мг/кг,  уровень  жирорастворимых витаминов повысился: витамина А на 0,14; 0,16 и 0,18; витамина Д на 0,56; 0,51 и 0,57; витамина Е на 0,43; 0,31 и 0,06 мг/кг.

9. Применение шелухи проса, гречихи, лузги подсолнечника после твердофазной бактериальной ферментации способствует нормализации естественного микробиоценоза кишечника телят и гусей, выражающегося:

а) активизацией и увеличением содержания бактерий- пробионтов (бифидобактерий на 9,3; 10,9; 7,8 и 4,3; 5,5; 3,1 lg COE/г; лактобацилл на 4,8; 6,5; 2,9  и 5,1; 6,5 и 4,2 lg COE/г);

б) затормаживанием роста и размножения условно-патогенных стафилококков на 1,7; 2,3; 1,5  и 2,2; 2,4; 1,6 lg COE/г; клостридий на 3,6; 3,2; 3,3 и 2,6; 3,0 и 2,1 lg COE/г; эшерихий на 2,1; 2,5; 2,3  и 1,4; 1,7; 1,2 lg COE/г; псевдомоновна 1,2; 1,6; 0,9  и 2,0; 2,5; 1,9 lg COE/г);

в) снижением активности и уровня микроскопических грибов из рода Candida на 3,5; 3,8; 3,3 и 1,9; 2,3; 1,7 lg COE/г) и исчезновением из кишечника телят микрогрибов из родов Aspergillus  и  Penicillium (в кишечнике гусей они не выявляются).

10. Внесение в рацион телят шелухи проса, гречихи, лузги подсолнечника после твердофазной бактериальной ферментации способствует улучшению биохимических показателей качества получаемого мяса, выражающегося в виде повышения сухого вещества на 2,4; 1,14; 1,08%, белка на 1,8; 3,3; 2,0%, жира на 0,3; 0,5; 0,8%, золы на 0,34; 0,37; и 0,16%; снижения уровня ААА на 5,7; 6,1 и 3,5%, ЛЖК на 0,79; 0,94 и 0,3%, влаги на 3,8; 5,0 и 2,5%.

11. Целлюлозосодержащие корма после бактериальной биоконверсии ЦЛБ, ПМК, ПКБ способствуют:

а) увеличению яйценоскости гусей на 5,88; 7,23 и 3,13 шт.;

б) улучшению инкубационных качеств яиц (выход инкубационных яиц увеличивается на 4,5; 4,8 и 4,0%, оплодотворенность на 4,68; 6,18 и 4,5%, вывод гусят на 3,9; 6,49 и 4,72%, выводимость на 4,46 и 4,92 и 4,1% );

в) повышению биохимических показателей качества яиц (содержания каратиноидов  на 1,07; 1,45 и 1,4 мкг/г, витамина А  на 1,04; 1,28 и 1,2 мкг/г, витамина В2 на 1,84; 2,01 и 1,88 мкг/г));

г) оптимизации морфологических показателей качества яиц  (увеличение живой массы на 4,65; 5,35 и 5,14 г, в т.ч. желтка, скорлупы при незначительном снижении массы белка; увеличение толщины скорлупы на 0,024; 0,044 и 0,016 мм; повышение удельной плотности и отношения массы желтка к массе белка.

12. Внесение в корм гусей шелухи проса, гречихи, лузги подсолнечника после твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМК, ПКБ способствует: а) повышению живой массы самцов к 9 недельному возрасту на 187 8; 212,7 и 232,0 г; самок- на 129,0; 191,6 и 214,9 г;

б) улучшению показателей качества мяса гусей  по результатам анатомической разделки тушек по самцам: увеличение массы потрошенной тушки на 161,9; 189,8 и 216,5 г;  массы мышц на 199,1; 213,7 и 185,7 г; массы кожи с подкожным жиром на 37,5; 49,8 и 69,5 г; массы внутреннего жира на 11,4; 12,9 и 28,2 г; массы съедобных частей на 197,8; 215,3 и 210,6 г; массы костяка на 15,2; 17,7 и 11,9 г; отношения массы мышц к массе костяка в 1,14; 1,15 и 1,14 раза;

по самкам: увеличение массы потрошенной тушки на 156,3; 190,8 и 212,2; массы мышц на 128,1; 142,9 и 111,3; массы кожи с подкожным жиром на 25,6; 48,9 и 75,4 г; массы внутреннего жира на 12,2; 15,8 и 30,4 г; массы съедобных частей на 161,7; 193,9 и 173,4 г; массы костяка на 18,6; 25,9 и 16,2 г; отношения массы мышц к массе костяка в 1,08; 1,09 и 1,08 раза;

в) снижению затрат корма, повышению его переваримости и использования питательных веществ. При этом:

- в группе гусей родительского стада затраты корма на 10 яиц снижаются  на 1,5; 2,2 и 1,8 кг; повышается переваримость протеина на 3,8; 7,6 и 5,4%; жира на 2,6; 4,8 и 6,8%; клетчатки на 3,1; 4,8 и 3,5%;  увеличивается использование азота на 3,1; 4,7 и 2,4%; кальция на 3,5; 6,1 и 3,0%; фосфора на 2,1; 3,5 и 1,0%;

- в группе гусят затраты корма на 1 кг прироста  снижаются в 1,03; 1,04 и 1,02 раза; увеличивается переваримость протеина на 1,67; 2,89 и 1,95%, жира на 0,38; 0,6 и 0,85%; БЭВ на 1,3; 1,42 и 1,18%; повышается использование азота на 1,78; 2,07 и 1,46%. 

ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

1. На молочно-товарных фермах при получении молока и выращивании телят и гусеводческих хозяйствах разного типа с целью профилактики вторичных иммунодефицитов и дисбактериозов, повышения сохранности поголовья, среднесуточных приростов живой массы,  продуктивности, снижения затрат, улучшения переваримости и использования питательных веществ корма, биохимических и морфологических показателей качества мяса и яиц целесообразно вносить в рацион животных и птиц целлюлозосодержащие корма (шелуху проса, гречихи, лузгу подсолнечника), подвергнутые твердофазной бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМБ и ПКБ, способствующие восстановлению гематологических, иммунологических, иммуноморфологических, биохимических, микробиологических реакций в организме животных и птиц.

2. Наиболее эффективным для твердофазной бактериальной ферментации отходов зерноперерабатывающей промышленности является применение смешанных бактериальных заквасок из целлюлолитических, пентозосбраживающих молочнокислых и пропионовокислых бактерий (ЦЛБ+ПМК+ПКБ) в соотношении 2,5 : 1 : 1.

3. Диссертационный материал рекомендуется использовать при чтении лекций и проведении лабораторно-практических занятий со студентами ветеринарных, зооинженерных, биологических факультетов и вузов, в научно- исследовательских и производственных лабораториях соответствующего профиля, а также при написании рекомендаций производству, учебников, учебных пособий и монографий.

Список основных работ, опубликованных по теме диссертации

1. Карпова, Г.В. Влияние рН среды на биоконверсию полисахаридов при силосовании / Г.В. Карпова, Е.Г. Владимирова // Резервы увеличения производства и повышения качества сельскохозяйственных продуктов: Материалы Межреспубликанской конференции. – Оренбург, 1992. – С. 35.

2. Карпова, Г.В. Применение бактериальных заквасок для переработки зерновых отходов в корма / Г.В. Карпова, Е.Г. Владимирова, Т.Н. Березина, Н.Н. Тумакова // Состояние и перспективы развития Уральского региона: Материалы научно-практической конференции. – Оренбург, 1992. – С. 100.

3. Карпова, Г.В.Влияние механического и  биологического воздействия на изменение микроструктуры лузги крупяных и масличных культур / Г.В. Карпова, Э.В. Шадров, Н.П. Трохов // Состояние и перспективы развития Уральского региона: Материалы научно-практической конференции. - Оренбург, 1992. – С. 101.

4. Карпова, Г.В. Рациональное использование отходов зерноперерабатывающих предприятий / Г.В. Карпова, Е.Г. Владимирова, А.Н. Иллялетдинов, М.Г. Саубенова // Загрязнение окружающей среды. Проблемы токсикологии и эпидемиологии: Материалы Международной конференции. – Москва, 1993. –С. 25-26.

5. Карпова, Г.В. Использование лузги подсолнечника для приготовления кормовых продуктов / Г.В. Карпова, Е.Г. Владимирова, М.Г. Саубенова // Депонированная рукопись. - Казахстан. ГОС.НТИ-25-1-207. -29.09.1994.

6. Карпова, Г.В. Утилизация отходов растениеводства / Г.В. Карпова, Е.Г. Владимирова // Методы исследования утилизации, паспортизации отходов: Материалы межрегиональной конференции. – Пенза, 1994. – С. 65.

7. Карпова, Г.В. Целенаправленная биоконверсия растительного сырья при рациональном использовании и охране экосистем / Г.В. Карпова, М.Г. Саубенова, Е.Г. Владимирова // Сборник научных статей института плодоводства и виноградорства. – т. 12. – ч. 2. – Алматы, 1994. – С. 114-118.

8. Владимирова, Е.Г. Бактериальная конверсия растительных отходов в кормовые продукты / Е.Г. Владимирова, М.Г. Саубенова, А.Н. Илялетдинов, Г.В. Карпова // Прикладная биохимия и микробиология. – 1993. - №3. – С. 430-432.

9. Карпова, Г.В. Изменение биохимического состава лузги и шелухи зерновых под воздействием молочнокислых бактерий / Г.В. Карпова // Информационный листок. – Оренбург: ЦНТИ. – 1995. - № 50-95.

10. Карпова, Г.В. Изменение биохимического состава лузги и шелухи зерновых под воздействием молочнокислых и целлюлолитических бактерий / Г.В. Карпова // Информационный листок. – Оренбург: ЦНТИ. – 1995. - № 52-95.

11. Карпова, Г.В. Изменение биохимического состава лузги и шелухи зерновых под воздействием смешанной бактериальной закваски целлюлолитических, пентозосбраживающих молочнокислых, пропионовокислых бактерий / Г.В. Карпова // Информационный листок. – Оренбург: ЦНТИ. – 1995. - № 69-95.

12. Карпова, Г.В. Использование лузги подсолнечника для приготовления кормового продукта/ Г.В. Карпова, Е.Г. Владимирова, М.Г. Саубенова // Экспресс-информация. Новости науки Казахстана. – 1995. - №2. – С.58-60.

13. Карпова, Г.В. Влияние рН среды на изменение углеводного комплекса зерновой лузги при действии целлюлолитических бактерий / Г.В. Карпова, Е.Г. Владимирова // Научно-технические достижения и передовой опыт отрасли хлебопродуктов: Информационный сборник. – Выпуск 3. – ЦНИИТЭИ-Хлебопродинформ.– Москва, 1996. – С. 64-65.

14. Карпова, Г.В. Оптимизация процесса деструкции полисахаридов при участии целлюлолитических бактерий / Г.В. Карпова // Совершенствование технологических процессов в пищевой промышленности и АПК: Материалы Всероссийской научно-технической конференции. – Оренбург, 1996. – С. 45-46.

15. Карпова, Г.В. Твердофазная бактериальная ферментация отходов зерноперерабатывающих предприятий / Г.В. Карпова // Материалы юбилейного сборника научных трудов, посвященного 25-летию Оренбургского государственного университета. – Оренбург, 1996. – С. 136-139.

16. Карпова, Г.В. Утилизация отходов сельскохозяйственного производства в кормовые продукты путем микробной деструкции / Г.В. Карпова, Е.Г. Владимирова, Н.П. Владимиров // Сертификация и управление качеством экосистем на Южном Урале: Материалы научно-технической конференции. – Оренбург, 1997. – С. 126.

17. Карпова, Г.В. Микробиологическая утилизация отходов зерноперерабатывающих предприятий / Г.В. Карпова // Сертификация и управление качеством экосистем на Южном Урале: Материалы научно-технической конференции. – Оренбург, 1997. – С. 128.

18. Карпова, Г.В. Использование электрохимической обработки при приготовлении ячменного затора настойным способом / Г.В. Карпова // Сертификация и управление качеством экосистем на Южном Урале: Материалы научно-технической конференции. – Оренбург, 1997. – С. 129.

19. Карпова, Г.В. Технология получения гидролизных дрожжей на основе аспирационной пыли зерноперерабатывающих предприятий / Г.В. Карпова, Е.А. Старокожева, О.Е. Бударникова // Экотехнологии-99. – Оренбург, 1999. – С. 31.

20. Карпова, Г.В. Вторичное использование аспирационной пыли  зерноперерабатывающих предприятий в качестве сырья при перколяционном гидролизе для культивирования дрожжевой микрофлоры / Г.В. Карпова, Р.Р. Зайнутдинов // Новое в экологии безопасности жизнедеятельности. Материалы четвертой Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. – Санкт-Петербург, 1999. – С. 557-558.

21. Карпова, Г.В. Перспективы использования аспирационной пыли зерноперерабатывающих предприятий в качестве источника фурфурола / Г.В. Карпова, Р.Р. Зайнутдинов, А.С. Федотов // Стратегия природопользования и сохранения биоразнообразия в ХХI веке: Материалы Всероссийской научной конференции. – Оренбург, 1999. – С. 42-43.

22. Карпова, Г.В. Инокуляция дрожжей на основе аспирационной пыли зерноперерабатывающих предприятий / Г.В. Карпова // Стратегия природопользования и сохранения биоразнообразия в ХХI веке. – Материалы Всероссийской научной конференции. – Оренбург, 1999. – С. 43.

23. Карпова, Г.В. Метод Къельдаля: достоинства и недостатки, пути совершенствования для анализа биотехнических систем / Г.В. Карпова, Р.Р. Зайнутдинов // Обеспечение продовольственной и экологической безопасности человечества – важнейшая задача ХХI века: Материалы Всероссийской научно-технической конференций. – Оренбург, 2000. – С. 42-43.

24. Карпова, Г.В. Вопросы экологической безопасности биотехнологических производств /Карпова Г.В. //Обеспечение продовольственной и экологической безопасности человечества – важнейшая задача ХХI века: Материалы Всероссийской научно-технической конференций. – Оренбург, 2000. – С.81.

25. Карпова, Г.В. Вторичное использование аспирационной пыли зерноперерабатывающих предприятий в качестве сырья при перколяционном гидролизе для культивирования дрожжевой микрофлоры / Г.В. Карпова, А.А. Цыцура, Р.Р. Зайнутдинов //Обеспечение продовольственной и экологической безопасности человечества – важнейшая задача ХХI века: Материалы Всероссийской научно-технической конференций. – Оренбург, 2000. – С. 87-89.

26. Карпова, Г.В. Микробиологическая ферментация непищевых субстратов / Г.В. Карпова // Обеспечение продовольственной и экологической безопасности человечества – важнейшая задача ХХI века: Материалы Всероссийской научно-технической конференций. – Оренбург, 2000. – С. 81.

27. Карпова, Г.В. Утилизация твердых отходов зерноперерабатывающих предприятий / Г.В. Карпова, Р.Р. Зайнутдинов // Учебная, научно-производственная и инновационная деятельность высшей школы в современных условиях: Материалы Международной юбилейной научно-производственной конференции. – Оренбург, 2001. – С. 33-34.

28. Зайнутдинов, Р.Р. Кондуктометрический анализ углеводородно-амилазного комплекса ржаной муки / Р.Р. Зайнутдинов, Г.В. Карпова, А.С. Федотов // Хлебопродукты. – 2002. - №2. – С. 25-27.

29. Карпова, Г.В. Аспирационная пыль зерноперерабатывающих предприятий как источник легкоусвояемых углеводов для ферментации дрожжей / Г.В. Карпова, Р.Р. Зайнутдинов // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2002. - №3. – С. 95-99.

30. Абдрашитов, Р.Т. Модель процесса кислотного гидролиза углеводов аспирационной пыли зерноперерабатывающих предприятий / Р.Т. Абдрашитов, Г.В. Карпова, Р.Р. Зайнутдинов // Хранение и переработка сельхозсырья. – РАСХН. – 2002. - №8. – С. 28-30.

31. Цыцура, А.А. Исследования кислотного гидролиза углеводов аспирационной пыли / А.А. Цыцура, Г.В. Карпова, Р.Р. Зайнутдинов // Вестник Российской академии сельскохозяйственных наук. – 2003. - №4. – С. 84-85.

32. Карпова, Г.В. Утилизация отходов спиртовых заводов с испольованием микробиологического синтеза/ Г.В. Карпова, Т.М. Крахмалева, Н.В. Ермакова // Оптимизация сложных биотехнологических систем: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Оренбург, 2003. – С. 72-73.

33. Карпова, Г.В. Кислотный гидролиз углеводов аспирационной пыли / Г.В. Карпова // Оптимизация сложных биотехнологических систем: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Оренбург, 2003. – С. 74-76.

34. Карпова, Г.В. Идентификация моделей управления процессами ферментации дрожжей на основе гидролизных средств из аспирационной пыли зерноперерабатывающих предприятий / Г.В. Карпова, Р.Р. Зайнутдинов // Современные наукоемкие технологии. – РАЕ. – 2004. - №1. – С. 76-77.

35. Карпова, Г.В. Исследование кислотного гидролиза углеводов аспирационной пыли / Карпова Г.В., Крахмалева Т.М.//Современные наукоемкие технологии. – РАЕ. – 2005. - №11. – С. 48-49.

36. Владимирова, Е.Г. Способ получения корма из растительного сырья / Е.Г. Владимирова, М.Г. Саубенова, А.Н. Иллялетдинов, Г.В. Карпова // Патент Российской Федерации №2155496. - 2000.

37. Карпова, Г.В. Влияние твердофазной бактериальной ферментации целлюлозосодержащих кормов на состояние естественной резистентности и качество мяса телят / Г.В. Карпова // Приоритетные вопросы биологии пчел, технология производства и использования продуктов пчеловодства. – Москва, 2006. – С. 78-83.

38. Карпова, Г.В. Динамика иммуноглобулинов и циркулирующих иммунных комплексов под влиянием шелухи проса, гречихи и лузги подсолнечника после твердофазной ферментации / Г.В. Карпова //Приоритетные вопросы биологии пчел, технология производства и использования продуктов пчеловодства. – Москва, 2006. – С. 83-86.

39. Карпова, Г.В. Влияние целлюлозосодержащих кормов, подвергнутых бактериальной ферментации, на содержание жирорастворимых витаминов в молоке коров / Г.В. Карпова //Приоритетные вопросы биологии пчел, технология производства и использования продуктов пчеловодства. – Москва, 2006. – С. 86-89.

40. Карпова, Г.В. Изменения в миелограмме телят на фоне внесения в рацион целлюлозосодержащих кормов после твердофазной бактериальной ферментации / Г.В. Карпова, Р.Т. Маннапова // Приоритетные вопросы биологии пчел, технология производства и использования продуктов пчеловодства. – Москва, 2006. – С. 89-94.

41. Карпова, Г.В. Т- и В-лимфоциты и их коррекция в лимфоидных органах гусей / Г.В. Карпова, Р.Т. Маннапова, Р.Р. Шайхулов, Ю.Н. Кутлин // Приоритетные вопросы биологии пчел, технология производства и использования продуктов пчеловодства. – Москва, 2006. – С. 94-99.

42. Маннапова, Р.Т. Коррекция гематологических показателей и естественной резистентности гусей / Р.Т. Маннапова, Г.В. Карпова, Р.Р. Шайхулов, Ю.Н. Кутлин // Приоритетные вопросы биологии пчел, технология производства и использования продуктов пчеловодства. - Москва, 2006. – С. 177-182.

43. Шайхулов, Р.Р. Естественный микробиоценоз и его коррекция у гусей / Р.Р. Шайхулов, Г.В. Карпова, Р.Т. Маннапова, Ю.Н. Кутлин //Приоритетные вопросы биологии пчел, технология производства и использования продуктов пчеловодства.- Москва.-2006.-С.250-254.

44. Маннапов, А.Г. Применение лузги подсолнечника, шелухи проса, гречихи после твердофазной бактериальной ферментации в животноводстве /А.Г. Маннапов, Г.В. Карпова, Р.Т. Маннапова // Рекомендации.- Москва, 2006. - 23 с.

45. Карпова Г.В. Иммуноцитологические реакции костного мозга  и лимфатических узлов телят под влиянием  целлюлозосодержащих кормов, подвергнутых бактериальной ферментации / Г.В. Карпова, Р.Т. Маннапова // Актуальные проблемы физиологии и патологии размножения животных. – Уфа, 2007. – С. 76-82.

46. Маннапова, Р.Т. Микробно-микологическая экология кишечника и ее коррекция у гусей / Р.Т. Маннапова, Г.В. Карпова, Р.Р. Шайхулов, Ю.Н. Кутлин . //.Актуальные проблемы физиологии и патологии размножения животных. – Уфа, 2007. – С. 87-92.

47. Маннапова, Р.Т. В-лимфоциты в лимфоидных органах при гельминтозах гусей / Р.Т. Маннапова, Г.В. Карпова, Р.Р. Шайхулов, Ю.Н. Кутлин // Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями. – выпуск 8. – Москва, 2007. – С. 197-2000.

48. Карпова, Г.В. Влияние кормов после бактериальной ферментации на показатели крови гусей / Г.В. Карпова // Проблемы и перспективы развития инновационной Деятельности в агропромышленном производстве: Материалы всероссийской научно-практической конференции.-ч.II.-Уфа.-2007.-С.193-194.

49. Маннапова, Р.Т. Иммуноцитологическая  реакция лимфоидных органов гусей под влиянием целлюлозосодержащих кормов после бактериальной  ферментации / Р.Т. Маннапова, Г.В. Карпова // Проблемы и перспективы развития инновационной Деятельности в агропромышленном производстве: Материалы всероссийской научно-практической конференции. - ч. II. – Уфа, 2007. – С. 221-223.

50. Карпова, Г.В. Влияние кормов после бактериальной фементации на биохимические показатели крови  телят / Г.В. Карпова, Р.Т. Маннапова // Проблемы и перспективы развития инновационной Деятельности в агропромышленном производстве: Материалы всероссийской научно-практической  конференции. – ч. II. – Уфа, 2007. – С. 194-198.        

51. Карпова, Г.В. Иммуноцитологические перестройки в лимфоидных органах телят на фоне внесения  в рацион кормов после бактериальной ферментации / Г.В. Карпова // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2006. - №12. – С. 348-352.

52. Карпова, Г.В. Влияние биоконверсии целлюлозосодержащих кормов на состояние естественной резистентности, Т и В-систем иммунитета телят / Г.В. Карпова // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2007. - №4. – С. 130-132.

53. Карпова, Г.В. Влияние твердофазной бактериальной ферментации целлюлозосодержащих кормов на уровень витаминов в молоке коров / Г.В. Карпова, Р.Т. Маннапова // Вестник Оренбургского государственного университета. – Оренбург, 2007. - №1. – С. 107-110.

54. Карпова, Г.В. Влияние шелухи проса и гречихи, лузги подсолнечника  после бактериальной ферментации ЦЛБ, ПМБ и ПКБ на естественную резистентность телят и гусей / Г.В. Карпова // Инновационные технологии обеспечения безопасности питания и окружающей среды. – Оренбург, 2007. – С. 155-158.

55. Карпова, Г.В. Влияние твердофазной бактериальной ферментации кормов на уровень Т- и В-лимфоцитов в крови, селезенке, тимусе, сумке фабрициуса и гардеровой железе гусей / Г.В. Карпова // Инновационные технологии обеспечения безопасности питания и окружающей среды – Оренбург, 2007. – С. 161-163.

56. Карпова, Г.В. Активность ферментов  на фоне внесения в рацион  телят кормов после  бактериальной ферментации / Г.В. Карпова, Р.Т. Маннапова // Инновационные технологии обеспечения безопасности питания и окружающей среды – Оренбург, 2007. – С. 158-160.

57. Карпова, Г.В. Влияние биоконверсии целлюлозосодержащих  кормов на микробиоценоз кишечника телят / Г.В. Карпова // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2008. - №1. – 109-113.

58. Маннапов, А.Г. Применение целлюлозосодержащих кормов после бактериальной ферментации в птицеводстве: Рекомендации // А.Г. Маннапов, Г.В. Карпова, Р.Т. Маннапова. – Москва, 2007. – 23 с.

59. Карпова, Г.В. Морфофункциональные реакции со стороны иммунных органов на корма, подвергнутые твердофазной бактериальной биоконверсии / Г.В.Карпова, Шайхулов Р.Р. // Современные проблемы интенсификации производства в реализации национального проекта «Развитие АПК». – Москва, 2007. – С.120-125.

60. Карпова, Г.В. Влияние твердофазной бактериальной ферментации кормов на яйценоскость и качество яиц гусей / Г.В.Карпова, Ю.Н. Кутлин, Р.Р. Шайхулов // Современные проблемы интенсификации производства в реализации национального проекта «Развитие АПК». – Москва, 2007. – С. 125-129.

61. Карпова, Г.В. Пробиотико- и цеолитотерапия для коррекции микробно- микологической экологии кишечника гусей / Г.В. Карпова, Р.Т. Маннапова, Р.Р. Шайхулов, Ю.Н. Кутлин // Современные проблемы интенсификации производства в реализации национального проекта «Развитие АПК». – Москва, 2007. – С. 129-134.

62. Карпова, Г.В. Влияние целлюлозосодержащих кормов после твердофазной бактериальной ферментации на биологические показатели телят и гусей / Г.В. Карпова, Р.Т. Маннапова. – Монография. – Москва, 2007. – 216 с.

63. Маннапова, Р.Т. Морфофункциональные показатели иммунной системы и микробно- микологическая экология кишечника при ассоциативных инвазиях гусей /Р.Т. Маннапова, Ю.Н. Кутлин, А.Г. Маннапов, Г.В. Карпова. – Монография. – Москва, 2007. – 107 с.

64. Карпова, Г.В. Влияние бактериальной конверсии проса, гречихи и  лузги подсолнечника на биологические показатели яиц гусей и переваримость корма / Г.В. Карпова, Р.Т. Маннапова // Актуальные проблемы экологического образования в школе и вузе. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Бирск, 2007. – С. 131-135.

65. Маннапова, Р.Т. Влияние бактериальной ферментации кормов  на качество мяса гусей / Р.Т. Маннапова, Р.Р. Шайхулов, Г.В. Карпова // Актуальные проблемы экологического образования в школе и вузе. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Бирск, 2007. – С.180-182.

66. Кутлин, Ю.Н. Гуморальное и клеточное звено иммунитета  и его коррекция при микстинвазии гусей / Ю.Н. Кутлин, Г.В. Карпова, Р.Т. Маннапова, Р.Р. Шайхулов //Актуальные проблемы экологического образования в школе и вузе. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Бирск, 2007. – С. 142-145.

67. Карпова, Г.В. Влияние биоконверсии целлюлозосодержащего сырья на продуктивные показатели гусынь / Г.В. Карпова, Р.Т. Маннапова, Р.Р. Шайхулов. // Материалы Всероссийской научно- практической конференции  «Интеграция аграрной науки и производства: состояние, проблемы и пути решения». – ч.3. – Уфа, 2008. – С. 95-96.

68. Маннапова, Р.Т. Коррекция иммунодефицитов продуктами твердофазной бактериальной ферментации / Р.Т. Маннапова, Г.В. Карпова. // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Интеграция аграрной науки и производства: состояние, проблемы и пути решения». – ч.3. – Уфа, 2008. – С. 94-95.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.