WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

КАЗЬМИН

Владимир Николаевич

ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ

  В  РОССИИ В 1971-1991 гг.

  (ЦЕНТР И РЕГИОНЫ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ)

Специальность 07.00.02  - Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Кемерово  2010

Работа выполнена на кафедре истории России ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет»

Научный консультант:  доктор исторических наук, профессор

Макарчук Сергей Владимирович 

 

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор 

  Бовтун  Валерий Степанович

доктор исторических наук, профессор

  Новиков Сергей Валентинович

доктор исторических наук, профессор

Петрушин Юрий Александрович

Ведущая организация: Сибирский федеральный

университет 

Защита состоится  «20» октября 2010 г.  в 10.00 на заседании диссертационного совета Д 212. 088. 04 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук по специальности 07.00.02 – «Отечественная история» при  ГОУ  ВПО «Кемеровский государственный университет» в зале заседаний по адресу: 650043, Кемерово, ул. Красная, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кемеровского государственного университета.

Текст диссертации размещен на сайте ВАК  «  »___________2010 г.

Автореферат разослан  « » сентября 2010г.

Ученый секретарь совета

кандидат исторических наук, доцент З.П. Галаганов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. История российской государственности состоит  из различных этапов, с  чередованием периодов стабильности и потрясений. В начале 90-х годов двадцатого столетия с геополитического пространства исчезает  Союз Советских Социалистических Республик (СССР) и  начинают формироваться новые  идеологические и моральные принципы.

Страна в очередной раз оказалась на историческом перепутье, идейном  и политическом разломе. Потребуется более десятка лет, чтобы новая российская власть приобрела относительную стабильность, укрепила свое прежнее влияние на международной арене. В этой связи особую актуальность приобретает научное исследование переломных этапов советской и российской истории ХХ века. К таким этапам относятся 70-90-е годы ХХ века.

В настоящее время актуальность изучения идейно-политических факторов в  истории советского общества и государства возрастает по следующим причинам.

Во-первых, в силу необходимости восстановления и понимания исторической связи времен, особенно советского и современного периодов развития. Очередной разрыв исторических связей вносит раскол в жизнь общества и государства, грозит новыми потрясениями. Нельзя, восстанавливая одни нити связи, обрывать другие.

Во-вторых, в силу необходимости выяснения причин появления в обществе и государстве состояния стагнации и застоя, когда назревшие проблемы начинают разрешаться революционным, разрушительным путем.

В-третьих, в силу повышения значимости субъективного фактора в идейной и политической жизни страны. Причем к субъективному фактору следует отнести деятельность политических лидеров, партий, общественных организаций и степень их ответственности, компетентности в принятии решений, методы реализации программных установок.

Объектом изучения является идейно-политическая ситуация на переломном этапе жизни страны  - смены одной модели (советской), другой – либерально-демократической.

Предметом исследования является деятельность конкретных субъектов политики  по распространению своего идеологического влияния в борьбе за власть в центре (Москва) и регионах страны, прежде всего в Западной Сибири. Выявляются закономерности и особенности взаимодействия и противостояния региональных организаций КПСС, неформальных политических структур и партий, протестного и рабочего движения.

Территориальные рамки исследования включают в  себя регионы Российской Федерации, главным образом Западной Сибири. Выбор их зависел от степени остроты идейного и политического противостояния. Ключевая роль принадлежала Москве. Здесь находились руководящие органы КПСС, центры диссидентского движения, а потом и неформальных организаций и партий. Политические события в Москве оказывали решающее значение на ситуацию в стране.

Однако реализовывать установки центральных органов было невозможно без региональной поддержки, без установления в них своего идейного влияния. На определенных этапах от позиции регионов зависел исход политической борьбы, вектор развития страны. Так, в начале 90-х годов  решающую роль в победе демократической оппозиции  сыграли шахтерские регионы, особенно Кузбасс.

При определении регионального компонента автор считает необходимым сконцентрировать внимание на регионах Западной Сибири (Алтайский край, Кемеровская, Новосибирская, Омская, Томская, Тюменская области). В силу своей значимости регионы Западной Сибири были объектами пристального внимания со стороны различных политических сил. Регион являлся своеобразным полигоном,  где испытывались новые методики по трансформации общественного сознания и завоеванию власти.  Здесь возникли организации и политические силы, например, рабочее движение, которые внесли огромный вклад в крушение прежней  политической системы. Анализ событий, протекавших на этой территории, позволяет выявить не только локальные, но и общероссийские закономерности и уроки.

Хронологические рамки исследования – 1971-1991годы. Эти временные рамки кажутся внутренне разнородными, так как охватывают разные периоды в истории страны: 1971-1984 годы – период «застоя»; 1985-1991 годы «перестройки».

В рамках данной темы совмещение этих хронологических периодов позволяет рассмотреть систему политического воспитания в советский период,  выявить противоречия, которые в ней существовали,  уяснить причины её краха, рассмотреть условия формирования новых структур и средств распространения идейных установок новых организаций, характер и методы борьбы за власть в Москве и регионах.

Нижние временные рамки выбраны в силу острого проявления кризисных явлений в идеологической работе КПСС и усиления  влияния и размаха деятельности диссидентских структур. Верхние временные рамки определяют окончательный итог противостояния политических сил – смену общественной модели развития страны.

Цель исследования – реконструкция конкретных исторических событий и выявление общего и особенного в идейной и политической ситуации разных исторических периодов, определение роли федерального (под которым понимается деятельность центральных органов власти страны, руководящих структур неформальных и партийных организаций) и регионального компонентов в событиях переходного времени от одной модели общественного развития к другой.

Поставленная цель предполагает решение следующих научных задач:

1. Проанализировать содержание, структуру советской системы идейного воспитания,  её противоречия, степень эффективности  и выявить  причины появления инакомыслия, протестного движения  в регионах.

2. Охарактеризовать  новые концептуальные подходы периода перестройки в идеологии, методологии, освещении вопросов истории советского общества и  показать состояние партийных организаций КПСС, их способность сохранить ведущую роль в  идейном воздействии на  советских граждан в условиях конкурентной борьбы с оппозиционными организациями (неформалы, новые партии).

3. Определить  характер идейной борьбы в ходе массовых общественно-политических и выборных кампаний 1988-1991 гг. и их последствия для страны.

4. Выявить причины возникновения рабочего движения,  его место,  роль, значение в решении вопроса о власти в стране и  регионах.

5. Показать процесс  окончательного идейного размежевания  политических сил после августовских событий 1991 года и  изменения  в характере взаимоотношений в центральных и региональных органах власти.

Методологической основой исследования является совокупность принципов и методов системного, историко-политического анализа. Основу составил принцип единства и взаимосвязи общего и особенного, прошлого и настоящего. Принцип историзма позволил рассматривать идейно-политическую ситуацию как систему, подверженную изменениям во временных рамках,  где проявлялись объективные и субъективные противоречия. Принцип объективности способствовал преодолению субъективизма источников и литературы, в особенности идейной и политической предвзятости авторов, которые лично принимали активное участие в событиях  исследуемого времени. Принцип системности позволяет увидеть взаимосвязь и взаимозависимость различных элементов, в данном случае, идеологии и политики.

Теоретико-концептуальной основой исследования является синтез  различных общественно-политических учений, методологический плюрализм. На современном этапе развития истории, когда прежние (марксистские) методологические догмы разрушены, существует большая вероятность утверждения нового догматизма, что «…означает представление всей отечественной истории советского периода лишь в негативном свете»1.

Диссертант поддерживает точку зрения известного специалиста в области методологии И.Д. Ковальченко, который считает, что поиски новой парадигмы истории должны строиться на следующих основах. Во-первых, отказ от создания универсальных и абсолютных теорий и методов исторического познания. Во-вторых, гносеологический плюрализм, когда всякая научная теория содержит рационализм и вносит свой вклад в развитие научной мысли. В-третьих, историческая ограниченность любой концепции исторического развития. В-четвертых, « …синтез идей и методов, а не механическое отбрасывание одних из них (что сейчас наиболее активно проявляется по отношению к марксизму) и замена их другими, чаще субъективно-идеалистическими»2.

На  представления автора о сути происходивших в 1971-1991 гг. исторических процессов повлияли социологические концепции, разработанные как К. Марксом и В.И. Лениным, так и сторонниками элитистской концепции3. Марксистская методология позволяет увидеть взаимосвязь и взаимозависимость различных сфер общественных отношений, соотношение объективных и субъективных факторов в понимании истории и жизни страны, детерминируемость духовной жизни от социально-экономических факторов. Сторонники элитистской концепции концентрируют свое внимание на роли властвующей элиты в государстве (субъективный фактор).

Существенную роль в понимании событий данного периода оказали и критерии человеческого прогресса, выработанные сторонниками цивилизационного подхода (А. Тойнби,  О.Шпенглер, Н.Я.  Данилевский) и  критиками тоталитаризма (Ф. Хайек, Р. Арон, Х. Арендт и др.).

Цивилизационный подход включает в себя два направления. Теория стадиального развития акцентирует внимание на хозяйственно-экономической деятельности, что сближает её с марксистской доктриной. Учение о локальных цивилизациях предполагает рассматривать историю стран, определяя в качестве основного критерия духовную культуру. Предполагается, что развитие происходит не изолированно, а с учетом вызовов мировой ситуации.

Критики тоталитаризма определили основные критерии, с которыми  они связывают перспективы развития человеческого общества – личные свободы и права человека, защита частной собственности и инициативы.

В двадцатом веке наблюдался методологический антагонизм, который  необходимо преодолевать в результате синтеза лучших элементов из разных теоретических концепций.  На это обращают внимание и методологи, и теоретики истории 4.  Известный историк Б.Г. Могильницкий отмечает, что на нынешнем этапе развития исторической науки никто из исследователей не может претендовать на методологическое монопольное право5.

Среди современных российских историков в исследовательской практике используются разнообразные познавательные системы. В настоящее время доминирует  теория модернизации. В диссертации используется нейтральный термин – системная трансформация6.

Исследование региональных проблем потребовало и обращения к методологии выявления клиентарных отношений, характерных для различных политических систем, том числе и советской. Эти отношения рассматриваются в трудах политологов7.

При обработке фактического материала и его анализе использовался компаративный анализ, что позволило сопоставить процессы, протекавшие в рамках регионов. Применение историко-генетического приема дало возможность выявить зарождение новых идей и общественных структур в условиях социально-политической жизни советского общества в 70-80-е гг. XX века.

Большой массив фактического материала определил и необходимость применения контент-анализа, что позволило более детально изучить проблемы советской политической системы и деятельности КПСС и ее  оппонентов. Важное место занимает и ретроспективный метод, в основе которого - сравнение событий современного переломного периода с аналогичными периодами, имевшими место в прошлом.

В исследовании использовались также синхронистический, логический методы, что позволило сопоставлять события, рассматривать количественные и качественные стороны происходящих событий и явлений. Данный методологический инструментарий способствовал реализации поставленной цели и задач.

Научная новизна диссертации состоит в том, что в ней:

- показан дуализм  процесса идейного воспитания советских граждан, который проявлялся как в самой системе идеологической работы КПСС, так и в возникновении инакомыслия, протестных действий;

- определены взаимосвязь и взаимообусловленность событий 1970-х - начала 80-х годов с выработкой политики и идейной концепции перестройки,  формированием оппозиционных сил в Москве (центр) и регионах;

- выявлены особенности политической борьбы, идейная эволюция в  центральных органах власти, регионах и доказано, что на определенных этапах перестройки от позиции субъектов федерации зависел окончательный результат в решении вопроса о власти;

- раскрыта роль рабочего движения как субъекта (относительная автономность) и объекта политики (идейное воздействие различных политических сил), причины эволюции взглядов его лидеров;

- установлена прямая зависимость  решения вопроса о власти после событий августа 1991 г. в Москве,  с изменением соотношения сил в регионах и идейной трансформацией, обострением противостояния исполнительной и представительной власти;

-  введен в научный оборот ряд ранее невостребованных источников архивов,  периодической и самиздатовской печати.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что проведенный автором анализ может быть полезен для властных органов страны и регионов в консолидации российского общества на основе нахождения компромисса между различными политическими силами. Основой для такого компромисса должна служить идейная толерантность,  пропаганда преемственности  всех этапов существования государственности, извлечение из них уроков, положительных и негативных. Игнорирование уроков своей истории, том числе и  советского периода,  способствует возникновению в обществе новых антагонизмов, нигилистического отношения к жизни.

Фактический материал диссертации может быть полезен при подготовке исторических трудов по истории СССР, России, Сибири при рассмотрении проблем взаимодействия  центральных органов власти и регионов (Западной Сибири). Данное исследование  применимо и для разработки лекционных курсов в вузах при рассмотрении проблем советского периода истории.

Апробация работы. Основные положения работы отражены в монографии и статьях, в том числе  и в научных журналах рекомендованных Высшей аттестационной комиссией РФ (ВАК РФ). Положения диссертации были изложены автором в выступлениях на международных, всероссийских, межрегиональных и региональных конференциях, проходивших в 1979-2009 гг.

Материалы диссертации использовались в лекционных курсах по истории СССР и России, читаемых в вузах Кузбасса. В Кемеровском государственном университете в 1992 году был разработан спецкурс «От правозащитного движения к многопартийности в России», который читается до настоящего времени для студентов юридического факультета. Материалы этого спецкурса были изложены в учебно-методическом пособии, изданном в 1997 году. Отдельные положения данного курса вошли в учебные пособия по истории Кузбасса.

Основные выводы диссертации были обсуждены на заседаниях кафедр истории России, теории и истории государства и права Кемеровского государственного университета.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, 4 глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснованы актуальность темы, определены её хронологические и территориальные рамки, объект, предмет, цель и задачи, методология, научная новизна,  практическая значимость и апробация.

В первой главе «Историография и источники» рассматривается степень изученности проблематики данной темы, характеристика источников.

Историография проблемы. В основу историографического обзора положен проблемно-хронологический подход. В диссертации выделено два историографических этапа. Первый этап включает хронологические рамки 1971 – конец 1980-х гг.;  второй  -  конец 1980-х  гг. – начало ХХI века. Основным критерием водораздела для этих этапов является  проблематика исторических исследований и методологические подходы.

  В рамках первого этапа особое внимание советские обществоведы и историки уделяли проблемам идеологии, идейно-политического воспитания. В силу идеологического монополизма методологические установки ученые искали и находили в трудах классиков марксизма-ленинизма, решениях партийных съездов  и выступлениях высших партийных руководителей8.

Советские обществоведы считали, что главным направлением идеологической работы партийных организаций является идейно-политическое воспитание. Структура этой системы включала разнообразные формы политического образования советских граждан, средства массовой пропаганды и агитации. Повышению эффективности этих форм и был посвящен целый ряд монографий.

Жесткая методологическая предопределенность характеризует исторические исследования этого периода. Особенно это касается  теоретических работ, посвященных идеологической, идейно-политической работе КПСС9. Теоретико-методологической основой данных трудов являлась концепция развитого социализма с обоснованием идеи бескризисного развития советского общества в духовной сфере10.

  Этот  методологический постулат характеризует научную литературу, посвященную идейно-политическому воспитанию различных социальных слоев советского общества, особенно рабочему классу. В монографиях отмечались лишь положительные изменения в духовной жизни различных отрядов рабочего класса11.

Однако следует отметить, что в исследовании жизни различных социальных слоев советского общества появляются и новые научные направления. Так, исследованию быта, внепроизводственной сфере деятельности рабочих посвящены книги Л.А.Гордона, Э.В.Клопова, Л.А. Оникова12.  Внутренняя структура рабочего класса страны рассматривается в работах Н.А. Аитова, Л.С.Бляхмана, О.И. Шкаратана, Ж.Т. Тощенко13. Для данных трудов характерен проблемный показ духовной жизни в стране.

В  1980-е гг. в идеологической работе КПСС выделяется самостоятельное направление – контрпропаганда. Июньский (1983 г.) Пленум ЦК КПСС определил необходимость «широко развернуть наступательную контрпропагандистскую работу не только на международной арене, но и внутри страны»14.

Начинают появляться исследования по данной тематике. В них определяются содержание контрпропаганды, особенности идеологической борьбы на современном этапе, критика исследований западных ученых по истории КПСС15.  Данные работы являются научным продуктом своего времени. Исследователи работали с теми источниками, которые были им доступны, подчиняясь указанию высших партийных инстанций освещать советскую систему только с положительной стороны16.

Заслуга исследователей данного периода состоит в том, что они собрали значительный фактический материал, проводили социологические исследования, определили тенденции и проблемы системы идейного воспитания. С ослаблением идеологического диктата  наработки некоторых ученых  будут востребованы временем. Это время наступит с началом перестройки. В её начале улучшение идейно-политической работы историки связывали с  качественными процессами, которые должны были происходить внутри самой партии, прежде всего, с развитием демократии и устранением существовавших недостатков17.

Последующий процесс демократизации и гласности предоставит обществоведам и историкам новые творческие возможности. Начнется новое осмысление истории страны, в том числе и роли идеологии  в становлении советского государства. Ключевой темой среди историков становится  проблема выбора пути развития. В первые годы перестройки закономерность социалистического выбора не оспаривалась18.

Однако по мере развития политической ситуации социалистический выбор, идеология марксизма-ленинизма становятся главным предметом дискуссий среди художественной интеллигенции, ученых19.

Одни обществоведы считали возможным трансформацию государственно-бюрократического социализма в гуманно-демократическую модель общества20. Другие - отрицали возможность реализовать на практике марксистские идеи государственного устройства21.

Активно занимались исследованием проблем идейно-политического воспитания и историки Западной Сибири. Проблемы идеологической работы, состояния её различных направлений на отдельных предприятиях в 70-80-годы двадцатого века раскрывались  в статьях и книгах партийных работников22.

Эти работы  дополнялись работами историков партии23,  в том числе и диссертационными24. Исследователи рассматривали вопросы подготовки и расстановки идеологических кадров, различные направления идейно-политического воспитания советских граждан.

В диссертациях историков партии содержался большой позитивный фактический материал партийных архивов. Критические факты преподносились в небольших пропорциях. Это было связано не только  с партийными установками, но и ограничениями допуска к архивным фондам, наличием цензуры. 

В методологическом плане для региональных ученых было свойственно, как и исторической науке в целом, по мнению известного ученого И. Ковальченко «… теоретико-методологическое иждивенчество, то есть упование на то, что наиболее принципиальные оценки прошлого и подходы к нему будут даны не самими историками, а выражены в партийных и государственных документах»25.

В период перестройки критический анализ системы  идейно-политического воспитания в регионе усилится. Общественно-политическая жизнь страны поставит перед региональными историками более актуальные проблемы для исследований. Интерес к «застойным» годам упадет.

В целом, историографию конца 80-х годов следует определить как переходный период в освещении ранее закрытых проблем, в том числе и в идейно-политическом воспитании советских граждан.

С конца 80-х годов начинается новый этап в развитии историографии в стране. Со временем он получит справедливое определение «методологической революции»26. Обществоведы и историки продолжили дискуссии по вопросам социалистического выбора, роли марксистско-ленинской идеологии, методологическом плюрализме. Особенность данного историографического этапа - усиление критической направленности многих исследований в отношении марксистской теории и методологии, практике идейного воспитания советских граждан27.

Другой особенностью историографии данного этапа является изменение тематики исследований.  Доминирующее значение начинает придаваться  анализу таких проблем как: диссидентство,  история создания новых политических сил и структур в условиях перестройки, выборные кампании, деятельность средств  массовой информации,  формирование новой политической элиты и др.

Историография инакомыслия (диссидентства) включает в себя несколько направлений. Основу ее составляют разнообразные труды самих участников этого движения, прежде всего правозащитников28. В их публикациях содержится интересный фактический материал, раскрывающий мотивы их участия в  диссидентском движении.

Участники правозащитного движения издают ряд работ по истории диссидентства в СССР29. Особый интерес представляет книга Л.М. Алексеевой «История инакомыслия в СССР: Новейший период». Автор подробно рассматривает все направления деятельности диссидентов в СССР, в том числе и правозащитников. В книге содержится материал и о региональных диссидентских организациях. 

В силу специфики данного исследования  необходимо выделить работы идеологов различных идейных течений диссидентства - А.Д.Сахарова, А.И.Солженицына, И.Шафаревича, Р.Медведева30. Они были представителями разных концепций переустройства страны: А.Д. Сахаров – сторонником конвергенции; А.И. Солженицын, И.Шафаревич – российского возрождения; Р. Медведев – демократического социализма. Общим, что их объединяло, была борьба с господствовавшей в стране идеологией.

С началом 90-х годов, когда произошла смена политического режима, начинается период научного осмысления диссидентства российскими историками31. Существенный вклад в понимание процессов идейной борьбы в советской истории вносит коллективная монография «Власть и оппозиция. Российский политический процесс в XX столетии»32.

По мере накопления источниковедческой базы появляются центры исследования инакомыслия. В этой связи особо следует выделить деятельность общества «Мемориал», архива Сахарова (открылся в 1994 г.), музея и общественного центра им. Андрея Сахарова (открылся в 1996 г.).

Общество «Мемориал», с конца 90-х годов, начинает заниматься исследованием темы «История диссидентов в СССР». В рамках этой программы был издан ряд документальных и исследовательских сборников33. Значительный вклад  в освещение вопросов инакомыслия внес руководитель этой программы А.Ю. Даниэль34.

В московских вузах (Российский государственный гуманитарный университет) начинают читаться курсы лекций и издаваться материалы по проблемам диссидентства 35. Чтение и издание материалов по спецкурсам истории правозащитного движения  практикуется и в некоторых регионах Западной Сибири36.

В Московском государственном педагогическом университете, с середины 90-х годов,  возникает научное направление по исследованию проблем инакомыслия под руководством профессора А.А. Данилова. А.А. Данилов одним из первых в России начал исследование данной проблемы, рассмотрев инакомыслие в историко-хронологическом аспекте. А.А. Данилов в своей монографии «История инакомыслия в России. Советский период. 1917-1991 гг.»  отмечает, что на инакомыслие в России повлияли два момента – роль государства и особенности менталитета37.

Автор монографии, наряду с анализом событий,  дает определение понятия инакомыслие.  «Инакомыслие - это общественное явление, выражающееся в особом мнении меньшинства общества по поводу официальной или господствующей идеологии, политической, экономической системы, этических и эстетических норм, составляющих основу жизни данного общества»38.

В рамках данного научного направления были  изданы монографии и защищены кандидатские и докторские диссертации39. Особый интерес вызывают докторские диссертации Л.А. Королевой и А.И. Лушина. В исследованиях Л.А.Королевой дается комплексный анализ диссидентского движения в СССР, приводится интересный фактический материал, свое видение содержания этапов и направлений в диссидентском движении40.

Диссертация А.И. Лушина посвящена правозащитному движению. Автор концентрирует свое внимание на отношениях правозащитников с властными структурами, в том числе характеристике системы исполнения наказания, где содержались политические заключенные41.

Деятельность диссидентов раскрывается и в диссертациях З.С. Нагдалиева, С.Г. Давыдова, Л. П. Афанасьевой, А.В. Баранова, И.А. Романкиной 42. В основном в них освещается деятельность  столичных группировок.

В ряде работ содержится и критическое отношение к диссидентам. Так, С. Кара-Мурза считает, что это были «полуформальные организации активных антисоветских деятелей», которые тесно связано и со спецслужбами Запада, и с Комитетом Государственной безопасности в СССР43.

К  самостоятельной группе следует отнести  исследования зарубежных авторов. Именно западные авторы еще в 70-80- гг. издают ряд работ по анализу основных течений инакомыслия в стране. Отличительная особенность их в том, что они видят в действиях диссидентов идейно-политическую оппозицию  советской власти44.

  Интерес  к данной проблеме проявлялся и на региональном уровне. Анализу  инакомыслия на Урале посвящена диссертация А.И.Прищепы45. А.И. Прищепа справедливо отмечает, что демонтаж социально-политической системы предопределила идеократическая диктатура, господство моноидеологии46. По его мнению, к концу 70-х годов в деятельности правозащитников проявилась тенденция нарастания в их деятельности политических приоритетов, что вызвало усиление репрессивной политики со стороны власти47.

Социально-политическим протестам середины 50-х-середины 1980-х гг. в Алтайском крае, Новосибирской и Томской областях посвящена кандидатская диссертация С.П. Волохова48. В своем исследовании С.П. Волохов приоритетное внимание уделил проявлениям недовольства советских граждан условиями жизни и труда и протестной активности национальных групп, верующих49.

Примеры проявления инакомыслия в молодежной среде приводит и новосибирский историк А.Г. Борзенков, который рассматривает молодежную политику  на востоке страны в 1960-1990 гг.50

Монография омского историка и политолога профессора С.Г. Сизова «XX век – не для камина: Историческая реконструкция судьбы репрессированного литератора Бориса Леонова» прослеживает сложный жизненный путь омского вольнодумца Б.Ф. Леонова51. Книга написана на основе большого документального материала, что позволяет проследить эволюцию общественно-политических взглядов Б.Ф. Леонова, его отношение к политическим процессам в стране, в том числе и в1970-е годы.

Интерес представляют и статьи новосибирского исследователя Е.Н. Савенко о функционировании самиздата в Сибири во второй половине ХХ века52. Автор анализирует процесс распространения листовок с экономическими и политическими требованиями с середины 50-х годов ХХ века, в том числе и на территории Западной Сибири. Е.Н. Савенко отмечает факты связи московских правозащитников с интеллигенцией и учеными новосибирского Академгородка.

Концентрация внимания на проблеме диссидентства заставила некоторых историков заговорить о «диссидентоцентризме». Известный историк В.Козлов отметил, что не находит освещения такая тематика как формы протестного движения простого народа, особенно в регионах страны53. По данной проблеме он опубликовал ряд исследований54. Следует согласиться с выводом автора о том, что «… в инкубаторах брежневского застоя подрастало счастливое дитя модернизации – индивидуализм»55.

Несмотря на освещение проблем диссидентства, проявление инакомыслия в регионах России, особенно исследования форм протестного движения, остаются актуальной научной задачей. Особенно это касается таких мало исследованных вопросов как: влияние столичных инакомыслящих на регионы; содержание процесса его политизации; соотношение деятельности правозащитников и прокуратуры СССР, РСФСР и регионов; и др.

Существенное внимание исследователи уделили и анализу перестроечных процессов в стране. Литературу, посвященную общим вопросам перестройки, можно разделить на следующие блоки. К первому следует отнести книги, где её инициаторы, в том числе и М.С. Горбачев, раскрывают задачи, содержание и смысл перестройки56.

Второй блок представлен работами, в которых доминирует категорическое неприятие перестройки, реформ М.С. Горбачева и его самого как эффективного политика57. Сюда входят  книги бывших видных функционеров КПСС и советского государства. Особый интерес представляют книги бывшего первого секретаря Томского обкома КПСС, а в период перестройки члена Политбюро, Е.К. Лигачева58.

Резкая критика руководства страны содержится и в книге профессора И. Я. Фроянова «Погружение в бездну». Автор сознательно, по его выражению, «заостряет некоторые проблемы»59. Острота  поставленных И.Я. Фрояновым  проблем состоит в категорическом неприятии политики перестройки и последующих реформ Б.Н. Ельцина.

Третий блок историографии перестройки включает в себя научные публикации, рассматривающие причины перестройки, дающие оценку проводимым реформам.  Среди них следует выделить работы А.С. Барсенкова, М. Геллера, М.Я. Гефтера, Р.Г., Пихоя,  А.К. Соколова,  В.В. Согрина, И.Г. Шаблинского, А.В. Шубина и др.60

К  четвертому блоку следует отнести анализ перестройки зарубежными исследователями и политиками. Если в западной литературе начала 90-х годов приветствовался сам факт перестройки и демократических преобразований в стране, то в дальнейшем акцент смещается на анализ политических и социально-экономических вопросов этого времени. Действия М.С. Горбачева в преобразованиях оцениваются неоднозначно. Одни считают его политиком, который разрушил тоталитарное государство, другие – человеком, который хотел лишь улучшить советскую систему61.

Среди региональных исследований  выделяются труды кемеровского историка А.Б.Коновалова о функционировании номенклатурной системы  в Сибири.  В них приводится интересные сведения и политические портреты партийных работников Сибири, в том числе, первых руководителей (историческая персоналистика). В работах А.Б. Коновалова рассмотрена и роль субъективного фактора в  проведении идейно-политических мероприятий62.

Как составной элемент положение  в организациях КПСС будет рассматриваться и в трудах, посвященных неформальным организациям63. Среди авторов и активные участники этого движения. Особый интерес представляют статьи М. Милютина, который рассматривает основные этапы и идеологию различных неформальных организаций, включая и национально-патриотические движения64.

Значительный интерес к этой проблематике проявили и исследователи в регионах, в том числе в Западной Сибири.  Деятельность неформальных организаций рассмотрена и в кандидатской диссертации В.И. Буланкина  «Формирование политической оппозиции в Западной Сибири 1987-август 1991 гг.». Следует согласиться с мнением В.И. Буланкина, что влияние региональных структур оппозиции на политическую ситуацию в конце 1980-х - начале 1990 гг.  недооценивается. Однако его позиция о том, что в России большинство «новых политиков»  были дилетантами и диссиденты не играли заметной роли, является дискуссионной65.  Молодежным неформальным структурам посвящена и диссертация Е.А. Сафаровой66.

Составной частью литературы о неформальных организациях являются и публикации о рабочем движении. Среди них выделяются работы Л.А. Гордона, Э.В. Клопова,  И.Г. Шаблинского и др.67

Особый интерес представляет публикация Л.А. Гордона и Э.В. Клопова «Возрождение рабочего движения в России. Вторая половина 80-начало 90-х годов». Важен их вывод о том, что рабочее движение возникло не на пустом месте, а в силу вызревания предпосылок в условиях государственного социализма68.

В своих последующих работах Л.Гордон анализирует последствия разрушения государственного социализма в 80-90-е годы. Он считает, что политика М.Горбачева и Б. Ельцина была однонаправлена – на сокрушение системы государственного социализма. Эта политика принесла не только позитивные, но и негативные результаты.  К негативным последствиям он относит то, что слом партийного государства привел к распаду государственности69.

  И.Г. Шаблинский считает, что готовность пойти на забастовку у рабочих сформировалась в брежневские времена. Рабочими двигало не столько материальные трудности, а желание изменить жизнь к лучшему70.

Своеобразный подход к рабочему движению содержится  в докторской диссертации Д.А. Левчика «Становление общественного самоуправления в России: территориальные и производственные протестные движения. 1988-1993», где анализируются сложные процессы, протекавшие в рабочей среде, и делается вывод, что социальное недовольство не являлось причиной для массовых забастовок. Оно было инициировано частью руководства страны для решения своих задач. Он считает, что финансирование забастовок происходило из различных источников, в основном от тех сил, кто был заинтересован в распаде СССР71. Данная точка зрения совпадает с позицией некоторых сибирских историков72.

Конкретным событиям рабочего движения в 1989-1991 гг. посвящено  много разнообразной литературы. Большое внимание исследователи проявили к рабочему движению Кузбасса в 1989-1991 гг.  Если до середины 90-х годов большинство публикаций принадлежало непосредственным участникам движения, публицистам и журналистам, то в дальнейшем начинается научное осмысление историками этого масштабного явления73.

Свой вклад в исследование рабочего движения Кузбасса внесли В.П. Андреев, Д.В. Воронин, СА. Величко, К.А. Заболотская, Л.Н. Лопатин,  В.П. Машковский,  и др. В их трудах рассматривался широкий круг вопросов: социально-политическое положение рабочих угольной промышленности, уровень образования и политической культуры, причины и основные события забастовочного движения, характеристика лидеров рабочего движения и их политических устремлений74.

Среди них особое место и позицию по рабочему движению  Кузбасса занимает  кемеровский историк профессор Л.Н.Лопатин. Являясь активным участником и  одним из идеологов рабочего движения, он  внес значительный вклад в изучение его истории.

Заслуги Л.Н. Лопатина в историографии рабочего движения Кузбасса несомненны. Во-первых, он собрал документальную базу для изучения рабочего движения,  в том числе и воспоминания участников и очевидцев (мемуарная литература, устная история)75.

Во-вторых, он проделал существенную аналитическую работу по истории рабочего движения, перестроечных процессов в советском обществе,  реализации либеральных реформ в современной России76.

Признанием научных заслуг Л.Н. Лопатина является защита докторской диссертации в 1999 году в  диссертационном совете Московского государственного педагогического университета в форме научного доклада77.

Отмечая вклад  Л.Н. Лопатина в изучение проблем рабочего движения, следует отметить, что некоторые его выводы являются дискуссионными. Например, о том, что рабочее движение Кузбасса 1989 г. сыграло главную роль в крушении мировой системы социализма и др.78

Дискуссионный характер носит и его книга «Шахтеры и «начальство» о рабочем движении Кузбасса в 1989-90-е гг. К двадцатилетию забастовки. Историография. Анализ. Мнения»79. Положения данной книги были подвергнуты сомнению активным участником  этого движения рабочим, литератором М. Анохиным80.

Л.Н Лопатин считает, что тема рабочего движения раскрыта им полностью и его точка зрения является единственно правильной81.  Это вызывает критику его взглядов сибирскими исследователями рабочего движения82. Они доказывают, что необходимо исследовать такие проблемы как: теория и историография  рабочего движения, взаимоотношения  номенклатуры и рабочих, современное отношение  участников и граждан к  событиям  конца 80-х-90-х гг. ХХ века, анализ социального состава его участников83.

Автор присоединяется к мнению,  что развитие научной исторической проблемы будет зависеть от готовности исследовательских школ и отдельных историков не только к борьбе с теми, кто стоит на других позициях, но и в признании своих ошибок и научных достижений оппонентов. «Тогда исторический плюрализм превращается в систему сообщающихся сосудов, научные соперники не только оспаривают и опровергают, но и взаимно обогащают друг друга. Но многие, если не большинство групп и участников ведет себя сектантски – любой ценой ниспровергнуть соперника не выделяя в его аргументах и фактах рациональное зерно или просто игнорируя их. Культура научного монизма, сложившаяся в советский период, сохраняется и в условиях историографического плюрализма. Каждый из его участников претендует на монополию в постижении истины»84.

В диссертации при освещении рабочего движения, для достижения большей объективности,  излагаются различные  точки зрения, сущность идеологических разногласий внутри самого рабочего движения Кузбасса.

В начале 90-х годов в России начинает формироваться и историография проблем многопартийности. Проблема формирования оппозиционных партий как составной части общественно-политических отношений находит свое отражение в  ряде публикаций85.

Первоначально в работах  давалась классификация и характеристика новых политических образований86. С течением времени появляются и монографические работы. Среди них выделяется труды Ю.Г. Коргонюка, где вопросы теории базируются на анализе практической деятельности партий. Автор объясняет такие понятия как  многопартийность и партийная система в России. Многопартийность - это количественный показатель, число партий, стремящихся участвовать во власти. Партийная система – качественная деятельность партий, возможность их реального участия в принятии властных решений. Ю.Г. Коргонюк определяет её черты в современных условиях87.

По данной теме  вначале 1990-х гг. начинают защищаться диссертационные работы88. Среди диссертационных работ следует отметить кандидатскую диссертацию В.Н. Березовского, где  автор на основе личного архива показал процесс возникновения многопартийности в России в 1987-1991 гг.89

В 90-е годы XX  века возникли региональные научные центры по изучению многопартийности в России. Такие центры были созданы в Поволжье (руководители Г. Тафаев и Г. Крайнов) и Омске (С.Новиков и др.), Новосибирске (В.В. Демидов, А.Г. Осипов, В.И. Козодой и др.). Здесь регулярно стали проходить научные конференции по данной проблематике90.

Докторская диссертация Г.И. Тафаева посвящена проблемам многопартийности в республиках Поволжья и Приуралья. Однако некоторые выявленные им закономерности имеют общий для регионов характер. К ним следует отнести процесс возникновения первых протопартийных структур в конце 1980-х гг., стремление части КПСС,  диссидентских структур провести модернизацию госсоциализма91.

В 90-е годы в Омске создается центр по анализу общественно-политических процессов в Западной Сибири. По данной проблематике были подготовлены монографии и диссертации. Среди них  выделяются монографии и докторская диссертация С.В. Новикова «Политические партии, общественно-политические движения, пресса, избиратель Западной Сибири: проблемы взаимовлияния. 1988-1996 гг.».

Достоинство работ С.В. Новикова в том, что он осуществляет комплексный анализ взаимоотношений политических партий, прессы в борьбе за избирателя Западной  Сибири, в том числе и в период перестройки92.

Одной из первых исследование общественно-политических организаций в Западной Сибири осуществила и омский историк Е.В. Черненко. Она защитила кандидатскую диссертацию «Становление общественно-политических организаций и движений в Западной Сибири (1987- август 1991 гг.)»93.

Автор считает, что появление общественно-политических организаций явилось закономерным итогом ситуации в СССР. Гласность и демократия создали необходимые условия для их появления94. Особенно интенсивно организации партийного типа в Западной Сибири возникали в 1990-1991 гг.95

Основным объектом научных работ еще одного представителя омской школы С.А.Величко является общественно-политическая жизнь Сибири. Начав свою научную деятельность с изучения выборных кампаний 1988-91 годов в Западной Сибири,  она значительно расширила круг своих интересов. В её монографии и статьях рассматривается структура региональных организаций КПСС, ВЛКСМ, некоммунистических общественно-политических организаций, выборы и референдумы периода перестройки в Сибири96.

Еще одним центром исследований многопартийности, общественно-политической жизни Сибири  является Новосибирск. Здесь активно начали разрабатывать указанные проблемы  В.В.Демидов, А.Ю.Малышев, А.Г. Осипов, В.И. Козодой и др.

Так, В.В. Демидов дает характеристики политическим образованиям Сибири. Он справедливо утверждает, что главная цель  демократических партий была борьба с тоталитарной политической системой, и когда задача была решена, от прежнего единства действий не осталось и следа97. Анализ идейной составляющей новых политических образований показан и А.Ю. Малышевым98.

В.И. Козодоя и А.Г. Осипова в книге «Политический спектр. Формирование многопартийности в Западной Сибири. 1986-1996 гг.» интересовали процессы возникновения многопартийности в Западной Сибири.  Авторы были непосредственными участниками формирования многопартийности в стране.

А.Г. Осипов, профессор, заведующий кафедрой управления права Сибирской государственной геодезической академии, являлся членом федерального правления Российского движения демократических реформ.

  В.И. Козодой, генеральный директор фонда развития политических технологий и прогнозирования «Сибирь-форум» - членом федерального правления Народной партии «Свободная Россия». В 2009 году он защитил  докторскую диссертацию по  общественно-политической жизни Сибири  в 1985 -1996 гг.99

Проблемы общественно-политической жизни Сибири нашли отражение и в трудах  исследователей Алтайской школы политических исследований (АШПИ), созданной в 1995 году. Правда, основное внимание уделяется анализу событий второй половины 1990-х гг.100 Анализу деятельности учреждений культуры и искусства Сибири в 1970-1990 гг. посвящен ряд научных исследований барнаульского профессора В.С. Бовтуна101.

Заслуживает внимания и историографические работы по общественно-политической проблематике Сибири. Среди них следует отметить работу  иркутского историка, профессора Ю. И. Петрушина, который проанализировал методологические аспекты историографии общественно-политической жизни Сибири середины 1950-начала 1980-х гг.102

Историография общественно-политической жизни Сибири нашла свое продолжение в монографии В.И. Козодоя «Общественно-политическая жизнь Сибири: вторая половина 1980- середина 1990-х гг. Историографический аспект»103. В ней автор последовательно рассматривает этапы изучения проблемы общественно-политической жизни Сибири периода перестройки и трансформации российского общества. Положительно, что в качестве одного из главных критериев для выделения историографических этапов избран принцип доминирования методологического подхода.

Интерес  исследователей вызвал и ход избирательных кампаний 1988-1990 гг. как составной части реформирования политической системы. В исследовании А.В. Иванченко, А.Е. Любарева «Российские выборы от перестройки до суверенной демократии» проведен анализ выборов в стране с 1989 г. до наших дней104. Работа съезда народных депутатов СССР рассмотрена в диссертационных исследованиях105.

Данная тематика нашла отражение в трудах региональных историков.  В Западной Сибири она рассмотрена в диссертационных работах Е.Е. Горячевой, С.А. Мордвинцевой (Величко), И.А.Папушева106. В них содержится интересный фактический материал о выборах народных депутатов в этот период.

Не остались без внимания и события августовских дней 1991 года. Оценка их крайне противоречива. Одни  участники определяют эти события как путч. К ним, прежде всего, следует отнести позицию М.С. Горбачева. Свое видение событий он излагает в книге «Августовский путч». М.С. Горбачев определяет действия лидеров ГКЧП как предательство политики перестройки. Главными причинами их поражения М.С. Горбачев называет демократические завоевания перестройки и новые отношения с внешним миром107.

  Противоположная сторона (А.И. Лукьянов,  В.А.Крючков, В.С. Павлов и др.) видит в этих событиях попытку спасти страну от тех бед, которые принесла перестройка и её инициаторы108.

В научной и исследовательской литературе эта проблема также носит дискуссионный характер. Автор диссертации солидарен с мнением историка М.Я. Геллера, который считает, что трудно назвать переворотом ситуацию, «… в которой остается на месте вся структура государственной власти, кабинет министров в полном составе, вся структура партийной иерархии.

Даже введение чрезвычайного положения нельзя считать признаком государственного переворота. Ибо уже около двух лет разные люди его требуют: несколько раз просил ввести Горбачев. Совсем недавно просил дать ему чрезвычайные полномочия премьер-министр Павлов. Страна шла к чрезвычайному положению. И - пришла»109.

В настоящее время теория и технология прихода к власти хорошо разработана политологами110. Так, в книге О. Матвейчева «Уши машут ослом. Сумма технологий» обобщен опыт использования административного ресурса,  применения технологий в политической борьбе.

Интерес вызывает и монографический труд украинского философа и политолога Г. Поцепцова «Революция COM». Книга посвящена теоретическому осмыслению революций и переворотов, методологии их осуществления111.

На региональном уровне исследования событий августа 1991 г. сводились к оценке деятельности местной партийной и советской власти по отношению к  ГКЧП. 

Таким образом, тематика идейной и политической жизни перестройки нашла освещение в трудах исследователей, которые к настоящему времени создали основательную базу для дальнейших исследований и развития данной проблематики. Вместе с тем, эти труды носили локализованный характер или в содержательном, или в хронологическом плане. То есть изучалась какая-то проблема без взаимосвязи  с другими, что приводило к разрыву в историческом понимании причинно-следственных связей событий. 

Проблемы идейного размежевания, противоречий внутри политических институтов в центре (Москва) и регионах, формы протеста и политической борьбы, многофакторность рабочего движения (субъект, объект), характер взаимодействия центральной и региональной власти,  современные уроки идейно-политического противостояния рассматривались или фрагментарно, или не анализировались вообще112.

Диссертация опирается на широкую базу источников. В работе использовались разнообразные источники. Их условно можно разделить на группы. Основными критериями такого  разделения является юридическая и функциональная значимость, степень объективности в отражении реальной жизни.

Первая группа включает официальные документы – государственно-законодательные акты, документы партийных и государственных органов власти СССР и РФ.

Среди них следует особо выделить Конституции СССР и РСФСР113. В этих конституционных актах определяется политическая система государства, источники формирования власти, правовое положение граждан. По практической реализации положений данных Конституций в стране развернется борьба в 70-е годы в форме инакомыслия.

В период перестройки статьи Конституций будут использованы против монополии КПСС на власть. Особой критике подвергнется статья 6 Конституции СССР, где определялось, что КПСС является ядром политической системы, руководящей и направляющей силой советского общества.

  Из источников этой группы также следует выделить директивные документы Политбюро и ЦК КПСС  по  идейно-политическому воспитанию советских граждан и борьбе с инакомыслием114. Директивные документы руководящих органов КПСС широко публиковались в официальной прессе и партийных изданиях. Однако некоторые документы, особенно по преследованию диссидентов, носили закрытый, секретный характер и стали доступны исследователям только после падения советской системы.

К данной источниковедческой группе следует отнести и законы, которые принимали законодательные органы СССР, РСФСР, регионов по регулированию общественно-политической жизни, социально-экономическим вопросам.

Вторая группа представлена материалами разнообразных  оппозиционных структур. К ним следует отнести документы  диссидентского движения, политизированных движений и партий, рабочего движения115.

С середины 90-х годов появляются и справочные издания по региональным движениям и организациям, находившимся в оппозиции к власти в период перестройки116.

Резонанс, вызванный в стране рабочим движением Кузбасса,  способствовал привлечению внимания историков к  сохранению и обобщению его документальной базы. В результате кропотливой работы, проделанной коллективом авторов (Галкин Н.В., Заболотская К.А., Копытов А.И., Куделин А.А., Лопатин Л.Н., Лопатина Н.А., Макурина Г.А., Сергиенко В.А.)  была издана книга «Рабочее движение Кузбасса. Сборник документов и материалов. Апрель 1989-март 1992 гг.»117.

К третьей группе источников следует отнести материалы периодических изданий центральной, альтернативной региональной прессы. Среди изданий центральной прессы следует выделить такие журналы и газеты как: «Правда», «Известия», «Комсомольская правда», «Коммунист», «Известия ЦК КПСС», «Вопросы истории КПСС», «Вопросы истории», «Огонек»,  «Московский комсомолец», «Московские новости», и др. В хронологических рамках данного исследования можно проследить, прежде всего, идейную эволюцию ранее партийных изданий.

В региональной прессе следует отметить такие издания как: «Алтайская правда», «Красное знамя», «Советская Сибирь», «Вечерний Новосибирск», «Кузбасс», «Комсомолец Кузбасса»,  «Омская правда»,  «Тюменская правда», «Край»  и др. Интересная информация содержалась  в многотиражных газетах предприятий и учреждений.

К этой группе относится и периодическая печать новых политизированных образований  1987-1991 гг. (альтернативная пресса). Количество таких изданий составляло по России более 1 тысячи названий118. Альтернативная пресса существовала и в Западной Сибири. Следует выделить такие издания как: «Пресс-бюллетень СибИА», «Свободный Кузбасс», «Свобода», «Томская трибуна», «Томский вестник», «Наша газета» и др.

Четвертая группа источников представлена воспоминаниями и мемуарами. Их следует разделить на две составляющие. Первая – это книги деятелей руководящих работников советского государства и КПСС. В значительной мере они носят субъективный характер, но представляет интерес их трактовка происходящих в стране событий и политических процессов119.

Идейно-политическая жизнь в 70-90-е годы отражена и  в воспоминаниях таких представителей оппозиции как: А.Д. Сахаров, А.И. Солженицын, А.Д. Синявский, А.А. Зиновьев, А.Амальрик, В.И. Буковский,  А.Т. Марченко  и др.120

  Интересный фактический материал, в том числе и по идейно-политической  ситуации, содержится в воспоминаниях партийных лидеров и руководителей регионов Западной Сибири121.

  В пятую группу входят материалы федеральных и региональных архивов. Из федеральных архивов использовались документы Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ).

В Российском государственном архиве новейшей истории автором изучены документы фондов 5 (Отделы ЦК КПСС, прежде всего идеологический отдел ЦК КПСС), 77 (Отдел организационно партийной работы), 89 (Коллекция рассекреченных материалов, подготовленных к суду над КПСС), 91 (Российская партийная конференция и Учредительный съезд КП РСФСР).

В  Государственном Архиве Российской Федерации, наряду с фондами  ЦК профсоюзов работников угольной промышленности (Ф.Р-7416) и ЦК профсоюзов работников машиностроения (Ф.Р-7676), были изучены документы надзорных дел Прокуратуры СССР (Ф.Р.- 8131). Материалы этого фонда позволили более объективно представить характер деятельности этой организации в осуществлении надзорных функций по социально-экономическим вопросам, процессам по инакомыслию.

Из региональных архивов исследовались фонды: Государственного архива Кемеровской области (ГАКО), Государственного архива Новосибирской области (ГАНО), Государственного архива общественных и политических объединений Тюменской области (ГАОПОТО), Центра документации новейшей истории Томской области (ЦДНИТО), Государственного архива Томской области (ГАТО), Центра документации новейшей истории Омской области (ЦДНИОО), Краевого государственного учреждения «Государственный архив Алтайского края» (КГУ ГААК).

В данных архивах изучались документы конференций, пленумов, заседаний крайкома и обкомов КПСС по идейному воспитанию, их реагирование на изменившуюся обстановку в связи с началом перестройки и появлением политических конкурентов.

В региональных архивах были изучены и документы неформальных организаций и партий. Так,  в Центре документации новейшей истории Томской области был исследован Ф. 5825 – документы политических общественных организаций Томской области 1988-2001 гг. и движения «Демократическая Россия». Здесь находятся Программы и Уставы, резолюции региональных организаций, статистические данные о численном составе, агитационные материалы выборных кампаний.

В понимании процессов идейно-политической жизни страны, особенно борьбы в период выборных кампаний и представительных органах власти значимую роль сыграл фонд С.С. Сулакшина (Ф.5654), который являлся одним из лидеров Республиканской партии РФ, народным депутатом СССР. В его коллекции много документов справочного характера, том числе и подготовительные материалы по организации суда над КПСС.

Документальный массив исследовался и в других архивах Западной Сибири. Так, в государственном архиве Кемеровской области были проанализированы фонды Совета рабочих комитетов Кузбасса (Ф.Р-1191) и Кемеровского регионального отделения партии Демократического Союза (Ф.Р-1222) которые позволили выявить  влияние регионального фактора на идейную и политическую борьбу в 1988-1991 гг.

В Новосибирском государственном архиве представляют интерес и фонды областной прокуратуры и областного суда. В  фонде областной прокуратуры Новосибирской области (Ф.Р-20) были изучены докладные записки в Генеральную Прокуратуру РСФСР о надзорных функциях над комитетом госбезопасности. Это позволило расширить представление о характере деятельности органов УКГБ по Новосибирской области и их борьбе с инакомыслием.

В  диссертации  использовались и  документы негосударственных архивов общества «Мемориал» (Москва) и Сахарова.  Существенную помощь  для понимания проблемы инакомыслия в советский период оказали материалы, находящиеся в международном доме-музее и общественном центре Андрея Сахарова. Здесь находится архив (АС), где собраны документы самиздата в девяти томах. В девятом томе архива самиздата представлены документы, которые представляли интерес для данного исследования (документы № 623-699). Они касались общественно-политической деятельности А.Д. Сахарова, А.И. Солженицына и других диссидентов.

В шестую группу следует отнести Интернет-ресурсы. Сайт общества «Мемориал» дает представление о характере деятельности этой правозащитной организации. Особую ценность представляют документы, представленные  на сайте, прежде всего тексты всех номеров «Хроники текущих событий»122.

С материалами и документами о деятельности диссидентских структур, репрессивной политике КГБ СССР можно ознакомиться и на сайтах Общественного центра и музея Аандрея Сахарова123,  Московской Хельсинской Группы (МХГ), Советского архива, сформированного В. Буковским124.

В совокупности, данная база источников позволяет рассмотреть  проблему идейно-политической ситуации в стране в 1971-1991 гг., решить поставленные исследовательские задачи.

Во второй главе «Советская система идейного воспитания и проявления инакомыслия, протестных действий в 1971-1985  гг.» анализируются состояние и противоречия системы идейного воспитания в стране и регионах, определяются причины появления инакомыслия и протестных действий.

В первом разделе данной главы «Основные противоречия системы политическое просвещения, форм массовой пропаганды» определено, что в  1970-х гг. в СССР  существовала  четко построенная структура  идеологического воздействия на граждан. Главной задачей  созданной системы являлось воспитание советских людей в духе марксистско-ленинской идеологии, обеспечение стабильности политической системы, ядром которой являлась КПСС. Решать поставленные цели приходилось в непростых международных и внутренних условиях. Еще в период работы XXIV съезда партии отмечалось усиление противостояния, использование западными спецслужбами новых форм идеологической борьбы.

Автор показывает,  что все это требовало новых подходов в решении задач идейного воспитания советских граждан. Однако конкретных программ и мероприятий перестройки идеологической работы разработано не было. Предлагалось, как и ранее, разъяснять и пропагандировать решения съездов КПСС через проверенные формы политической работы, прежде всего через лекторские группы ЦК КПСС и партийных органов на местах125. Особое внимание придавалось пропаганде доктрины развитого социализма.

Диссертант считает, что принятие концепции развитого социализма таило в себе ряд противоречий, которые могли вызвать разочарование у советских людей. Главное из них – руководство страны обещало народу одно, а в действительности получилось другое. Объяснить противоречия, устранить идейную неуверенность и была призвана, прежде всего, система политического просвещения, которая включала в себя партийную и комсомольскую учёбу, средства массовой агитации и пропаганды.

Решающее значение в реализации этой задачи отводилось пропагандистским кадрам. В деятельности партийных организаций прослеживалась тенденция их количественного роста и подбор по формальным признакам–партийность, стаж работы, образование. Именно  по этим данным судили  о качестве работы первичных организаций  вышестоящие партийные органы. Это не значит, что среди пропагандистов не было действительно убежденных, творческих и талантливых работников. Их насчитывалось немало в партийных организациях регионов России, в том числе Западной Сибири.

Однако фактическое положение дел не интересовало высшие идеологические инстанции КПСС. В 1973/1974 учебном году отдел пропаганды ЦК КПСС вообще забыл сделать заявку в вычислительный центр на обработку статистических данных системы политического просвещения126.

Формализм высшего партийного руководства отрицательно влиял на региональные идеологические структуры. Этот стиль включал в себя набор общих положений, переходящих из одного постановления в другое, вне зависимости от реальной жизни  и  стоящих перед людьми проблем. Автор исследования считает, что изучаемый в системе учебный материал не носил развивающего характера, был перегружен изучением произведений классиков марксизма-ленинизма, партийными постановлениями, принятыми к различным юбилейным датам. Политическая учеба носила характер кампаний, а не  системы. В большей степени это было связано с тем, что в материалах, посвящённых значимым для советских людей датам, не содержалось серьёзных теоретических обобщений и анализа, а  доминировали материалы о достижениях страны (мнимых и реальных).

Отсюда чувство раздвоенности у пропагандистов и слушателей системы политического просвещения. С одной стороны, призыв к творчеству, новаторству в идеологической сфере, с другой – жёсткие идеологические ограничения концепцией, которая объявлялась крупнейшим достижением марксистско-ленинской теории за последние годы.

  Диссертант отмечает, что наряду с системой политического просвещения  действовала и разветвлённая сеть массово-политической работы, которая включала в себя устную агитацию, средства массовой информации и пропаганды, наглядную агитацию. К работе в этих формах привлекалась огромная армия идеологических работников – докладчиков, политинформаторов, агитаторов, наставников. Здесь, как и в сети политического просвещения в 1971-1985 гг., наблюдался их количественный рост. Общая численность этих работников к началу 80-х гг.  приблизилась к 8 млн. человек. Тенденция их роста наблюдалась и в регионах.

В  исследовании подчеркивается исключительно важная роль средств массовой информации и пропаганды.  Однако схематизм, однообразие, дублирование материалов на радио, телевидении, в газетах приведет к  «идеологическому перекорму» населения. Информация просто не будет восприниматься значительной частью советских граждан. Люди все чаще станут обращаться к альтернативным источникам. Власть сама, не желая этого, способствовала реализации такой установки зарубежных  спецслужб: «Совершенно не обязательно формировать для широких слоев конкретные позитивные лозунги. Вполне достаточно вызвать у нее раздражение окружающей действительностью»127.

Автор диссертации считает, что в 1971-1985 гг.  существовала  разнообразная по формам система  идейно-политического воспитания советских граждан. Суть  руководства этой системой заключалась в том, что центральные органы партии спускали в регионы указания, которые должны были неукоснительно исполняться. Свобода творчества могла проявляться только в рамках, указанных в  партийных постановлениях. Система идейного воспитания была призвана обеспечивать идеологическую и политическую стабильность в обществе. Отсюда и её основная задача – охрана марксистско-ленинской теории как единственно правильного учения и охрана власти КПСС как гаранта воплощения этого учения в жизнь.  Система идейно-политического воспитания выполняла функцию плотины, которая должна была сдерживать влияние западной, буржуазной идеологии.

Для системы политического просвещения главным противоречием было  несоответствие содержательного материала реальной жизни. Марксизм-ленинизм уже не давал ответов на сложные проблемы международной и внутренней жизни страны. Идеология марксизма-ленинизма, не без усилий партийного руководства страны, превращалась в догму, утрачивала прежнюю мобилизующую силу.  Всё более становилась понятной, в том числе и для многих идеологических работников в регионах, надуманность концепции развитого социализма. В условиях относительного экономического благополучия и правления одной партии это обстоятельство пока не представляло серьёзной опасности.  Но при изменении политической ситуации последствия для страны и правящей партии могли стать непредсказуемыми. Тем более что в стране легально начали оформляться оппозиционные, протестные политические силы, усиливалось влияние диссидентов. Эти силы начинают заявлять о новых идейных ценностях.  Правда, у инакомыслящих, как представлялось власти, не было шансов на успех в идейном влиянии на советских людей. Реальная жизнь опровергла эти иллюзии руководства ЦК КПСС.

Во втором разделе  «Протестные действия» показано, что протестные настроения в стране включали в себя  два направления. Первое представляло диссидентское движение, второе - разнообразные стихийные формы недовольства граждан существующей властью.

Автор определяет содержательную сущность термина «диссидент» и выделяет объективное противоречие между властью, её  базовыми социалистическими идеологическими ценностями и стремлением части общества к самоутверждению,  индивидуализму, личной свободе. Характер разрешения этого противоречия зависел от отношения, методов взаимодействия власти и нового движения.

В диссертации предлагается следующая периодизация правозащитного движения, где в качестве критерия определяются качественные изменения в характере их деятельности и мировоззрении. Первый этап (1971-1975 гг.), где  возрастает значимость самиздата и распространение его в регионах.  Второй этап (1976-1983 гг.) - Хельсинский период, в рамках которого происходит политизация движения в Москве и радикализация протестной деятельности в регионах.

Все эти этапы органично связаны между собой, без предшествующего не могло быть предыдущего. В этой связи рассмотрены предпосылки для возникновения инакомыслия, в том числе и городах  Западной Сибири.

Автор отмечает, что самодеятельная политическая жизнь, в том числе и Западной Сибири,  строилась на распространении доставленной из Москвы самиздатовской литературы и предоставлении информации о нарушениях прав в регионах. Данные спецслужб содержат информацию об активной  позиции, прежде всего, студенчества и преподавателей в городах Владимире, Рязани, Саратове, Томске, Новосибирске.

В Западной Сибири центром инакомыслия был Академгородок в Новосибирске. Формирование взглядов провинциальных инакомыслящих, в том числе и в Западной Сибири, происходило, главным образом, под влиянием столичной интеллигенции. Важным фактором распространения относительного свободомыслия в вузах среди молодежи, прежде всего в регионах, был и приход, начиная со второй половины 60-х годов, на работу на кафедры общественных дисциплин молодых выпускников гуманитарных вузов. Ранее эти кафедры формировались из бывших работников партийных органов.

В исследовании доказывается, что основной мерой борьбы с инакомыслием в Москве и регионах было «профилактирование».  Термин «профилактика» постепенно займет основное место в отчетах КГБ и его отделений в регионах страны, что не означало прекращения прежних форм репрессивной политики, уголовного преследования. По-прежнему статьи 70 (антисоветская агитация и пропаганда) и 190-1 УК РСФСР (распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский строй) будут использоваться в борьбе с инакомыслием, но очень избирательно. 

Из других методов борьбы с инакомыслием автор выделяет организованные кампании по дискредитации лидеров движения А.Д. Сахарова, А.И. Солженицына и др. Своеобразной мерой профилактики творческой интеллигенции были «рекомендации» руководителям творческих коллективов  по принятию мер в отношении некоторых работников.

В диссертации выявлено, что в соотношении с региональным фактором события, протекавшие в центрах диссидентского движения, осуществлялись синхронно. Возобновление работы правозащитных организаций в Москве приводило и к оживлению деятельности  в провинции.

Автор исследования считает, что с  мая 1976 г., когда возникает Московская Хельсинская группа (МХГ), начинается не просто новый этап движения, но и меняется характер работы правозащитников. Их деятельность политизируется. Внутри страны МХГ постепенно втягивалась в конфликт с властью и брала на себя надзорные функции прокуратуры. В этой связи рассматривается деятельность прокуратуры в выполнении надзорных функций.  Анализ деятельности прокуратуры, в том числе и в регионах России, позволяет сделать парадоксальный вывод. С одной стороны,  прокуратурой проделана большая работа,  было заметно её стремление к выполнению законности, особенно в части выполнения социально-экономических прав человека. Это говорит о том, что в самой системе наблюдался процесс эволюции в сторону усиления законности.

С другой стороны, нетерпимость к деятельности правозащитников, МХГ, которые в значительной части дублировали те же функции, но как негосударственная организация. То есть выражали потребность общества в создании правового государства снизу. Кажется, что имевшиеся между прокуратурой и правозащитниками различия не носили антагонистического характера, существовала возможность диалога, сотрудничества, дополнения друг друга. Однако такое развитие событий было невозможно, прежде всего, с политической точки зрения. Прокуратура, являясь элементом политической системы, была орудием, составной частью охранительной системы, созданной властью.

В диссертации выявлены и основные формы проявления протестных явлений в регионах: письменные послания в органы власти (легальные и анонимные), надписи на  избирательных бюллетенях, издание и распространении антисоветских листовок, создание подпольных кружков и групп. Власть и здесь проводила гибкую политику изоляции лишь тех, кого считала особо опасными для существовавшей системы.

Таким образом, в 70-начале 80-х годов протестные действия включали  разные формы, но преобладали латентные (скрытые) проявления. Однако наибольшую опасность для власти представляло правозащитное движение, которое  могло стать значимым фактором не только внутренней, но международной жизни.

В 70-80-е годы это движение, наряду с другими группировками и организациями, напоминало небольшой ручеек, который подмывал плотину официальной идеологии. Условий для массового распространения их идей в обществе не было. Доминировала марксистско-ленинская идеология, которую более правильно следует называть «охранительной идеологией власти».

Центры  инакомыслия находились в Москве. Именно оттуда и шло распространение влияния на регионы. Однако это влияние не было абсолютным. Региональные условия диктовали свои формы организации протестных действий. Иногда они носили  более радикальный характер, чем в центре.

И хотя в начале 80-х годов инакомыслие было подавлено организационно, идеологические сомнения были вброшены в различные слои советского общества, особенно в студенчество и интеллигенцию. Необходимо было ждать более благоприятных политических условий,  при которых можно было получить и практический результат. Эти условия начнут формироваться с приходом в марте 1985 года нового Генерального секретаря ЦК КПСС М.С.Горбачева и выработкой нового курса во внешней и внутренней политике. Идеологический дуализм вступил в новую фазу своего существования.

В третьей главе «Перестройка и возникновение неформальных политизированных организаций» рассмотрены проблемы политики  перестройки и состояние региональных партийных организаций, деятельность неформальных политизированных структур и партий.

В первом  разделе «Концепция перестройки и новые  подходы в осмыслении истории страны» показаны изменения, произошедшие в связи с демократизацией страны, и то, как они повлияли на методологические подходы в осмыслении истории страны. Диссертант считает, что негативные явления в общественно-политической  и экономической жизни страны в 70-80-е годы ХХ века требовали от руководства страны выработки новых подходов и решений в модернизации страны.

Диссертант отмечает, что отсутствие позитивных результатов в экономике приводит к необходимости переключения внимания на сферу идейно-политических отношений. В средствах массовой информации всё более начинает фигурировать термин «перестройка». Начинается новый этап в жизни страны. Концепция перестройки - это еще один яркий пример осуществления «революции сверху». Попытка разрешить назревшие противоречия за счет перераспределения власти в правящей элите, государственном аппарате, посредством этого же государственного аппарата.

В концепции перестройки как «революции сверху» ключевое значение отводится политическим вопросам, идеологии. Решение политических задач в данной концепции увязывалось с формированием идеологии обновления.

В исследовании говорится, что  1987-1989 гг. являлись периодом осуществления «революции сознания», связанной не c внесением горбачевских принципов «нового мышления», а  с развенчанием теории развитого социализма и пропагандой новых идеологических ценностей. В это время создается идеологическая база для демонтажа прежней системы. Средством внесения новой идеологии являлась политика гласности. Гласность была направлена на преодоление прежних стереотипов социализма. Но, разрушая прежнее понимание социализма, она принесет не идеи «прорабов» перестройки, а ценности идеологий, существовавших в зачаточном виде в 70-е годы в форме инакомыслия.

В отличие от М.С. Горбачева сторонники радикальных преобразований прежней системы выдвигают четкий план действий, в котором решающая роль отводилась новым политическим структурам, а не КПСС. Советское общество разделялось на прогрессивную и реакционную части, отсюда неизбежность борьбы между этими группировками. Это была новая программа действий и  нового социального эксперимента, предполагавшего разрушение прежней идеологической монополии КПСС. Главный удар наносился  по монополии партии в области методологии общественных наук. Определяющим предметом соперничества становилась историческая наука и оценка советского периода общества. Началось «расщепление» единого прежде исторического пространства в понимании событий советского периода.

В своих научных поисках историки обращаются к проблеме альтернативного развития страны на разных этапах советской истории. Проблема альтернативности в истории не являлась новой. Она была высказана в трудах многих диссидентов. Историк  М.Гефтер  считал: «Мы должны помнить, что в политической истории бывает так (хотя в истории России и не столь часто), что ересь гонимого сегодня становится мудростью завтрашнего реформатора.

…Как историк и как современник, я склонен видеть Сахарова не только идеалиста, но и реалиста, человека, являющегося живым воплощением потребности, необходимости и даже возможности выбора»128.

Автор отмечает, что с конца 80-х – начала 90-х годов начинается период методологического плюрализма в среде обществоведов. Марксистская концепция  истории, шаг за шагом, сдает свои позиции перед западными методологическими подходами. Такой отказ от марксистско-ленинской теории означал и поражение политики перестройки, так как разрывались прежние доктринальные связи. Причем освоение западных технологий осуществлялось некритично, нередко конъюнктурно, в зависимости от политической ситуации в стране. В начавшейся идеологической битве особое место отводилось трактовке истории, прежде всего оценке советского периода. Историческая наука становилась одним из важнейших инструментов политической борьбы. И если в начале перестройки дискуссии об историческом пути шли в рамках социалистического выбора, то в конце 80-х все коренным образом меняется. В 1988-1989 годы дискуссионный процесс охватил научные и вузовские центры страны. Основной его формой были «круглые столы», проводившиеся редакциями журналов. Дискуссионные темы активно обсуждались  историками и в регионах, в том числе и вузах Западной Сибири.

История советского общества становилась ключевым фактором политической борьбы, противостояния  идеологий. Парадокс состоял в том, что сторонники новых подходов, разрывая ближние нити исторической связи, еще более запутывали процесс понимания пройденного страной пути.

Автор отмечает, что в этом противостоянии, где главные события развивались в центральных исторических учреждениях и изданиях, следует отметить и  идейный раскол  региональных обществоведов, в том числе и в Западной Сибири. 

Таким образом, революционный переворот в методологии и историческом сознании носил противоречивый характер. С одной стороны - гласность, возможность доступа к новым источникам и определенная свобода творчества в научных исследованиях способствовала и творческой самореализации, созданию новых исторических направлений и школ, в том числе и на региональном уровне. С другой стороны – политический раскол, уход значительной части обществоведов на «баррикады» в зависимости от идеологических пристрастий, который не преодолен до настоящего времени. По существу научное сообщество разделилось на сторонников новых ценностей и защитников социалистического выбора. Это было естественным явлением в эпоху глобальных перемен.  Естественным явлением потому, что под влиянием обстоятельств политика и история осмысливаются по-новому. 

В идейно-теоретической борьбе  власть, в лице высших партийных руководителей, не сумев утвердить свои ценностные принципы и установки, делает постоянные уступки и уже не может противодействовать внедрению новых мировоззренческих ценностей. Она сама начинает приспосабливаться к новым реалиям. Идейную борьбу за влияние и воздействие на советских граждан элита КПСС проиграла. В конце 80-х годов начинается процесс идейного размежевания различных группировок, в том числе и внутри самой партии. Завершив идеологическое размежевание, политические силы перенесли выяснение отношений и решение своих программных задач в практическую плоскость.

  Второй раздел «Внутрипартийная борьба в КПСС» посвящен  анализу процессов, происходивших в КПСС и её региональных организациях. В диссертации показаны  изменения в высшем партийном руководстве КПСС и её региональных организациях в период перестройки. В начале перестройки новый лидер страны М.С. Горбачев пользовался в  региональных партийных организациях безусловной поддержкой рядовых коммунистов. Однако с января 1987 г. начнутся массовые чистки номенклатуры в регионах. 

Частично это будет связано со старением кадров, что наблюдалось в некоторых регионах  Западной Сибири129. Но в большей степени это должно было обеспечить М.С. Горбачеву надежную поддержку в проведении нового  курса, «революции сверху».

В диссертации отмечено, что складывалась парадоксальная ситуация, когда средства массовой информации, являясь элементом прежней системы идейно-политического воспитания, начинают её разрушение. Партийная, по своей сути, пресса начнет процесс формирования идеологии тотального нигилизма и отрицания советского прошлого. Региональные руководители сосредоточат основное внимание не на выполнении производственных планов, к чему они привыкли, а для сохранения своих должностей, на реагировании критических выступлений прессы.

Начинается процесс и разрушения прежней системы идейно-политического воспитания стране и регионах Западной Сибири. По существу политическое просвещение потеряет управляемость и станет превращаться в дискуссионный клуб, где решающее влияние принадлежало уже не пропагандистам от КПСС, а возникшей оппозиции.  Подобное положение наблюдалось и в регионах Западной Сибири. И здесь прежняя  система идейно-политического воспитания умирала.

В диссертации показан процесс внутрипартийного размежевания внутри центральных и региональных партийных органов. Катастрофическое ухудшение социально-экономической ситуации в регионах в результате непродуманных кампаний (например, антиалкогольной) запускают процесс отчуждения региональной элиты от М.С. Горбачева. Среди населения и коммунистов начали преобладать пессимистические взгляды на проводимый центром курс. Внутри партийных организаций начинается раскол на консерваторов и реформаторов.

Диссертант считает, что формально к лету 1991 года КПСС оставалась одной из ведущих политических сил страны. Однако она стремительно теряла влияние, раскалываясь на враждебные друг другу группировки, которые со временем будут претендовать на самостоятельную политическую жизнь, самостоятельные партии. Только политическим структурам, выходцам из КПСС, предстояла конкурентная борьба с новыми организациями. Эти силы получат название внесистемной, а потом и антисистемной оппозиции, неформальных политизированных организаций. Таким образом, одна из задач Генерального Секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева и его сторонников по реформе политической системы осуществилась – в стране появилась реальная оппозиция, но, прежде всего, к нему самому и политике перестройки.

В третьем разделе «Формирование антикоммунистической оппозиции» показана деятельность новых политизированных структур по распространению своего идейного влияния в регионах.

Автор диссертации считает, что освобождение из заключения диссидентов в 1986-1987 гг. стало определенным сигналом для возникновения различных организаций. Этому способствовал и системный кризис в стране.  С конца 1986 года во всех крупных городах страны возникают сотни групп, клубов, организаций небольших по численности, но желающих предложить свою программу действий в противовес официальной.  Возникает движение, которое получит название «неформального» («неодиссидентство»), и оно охватит многие регионы страны,  в том числе и Западную Сибирь. Отличительная их особенность в регионах Западной Сибири состояла в том, что здесь был относительно высок удельный вес рабочих. Например, в Кузбассе он составлял около 40 %.

Конечно, возникающие антикоммунистические структуры в 1989 году еще не были способны в полной мере идейно конкурировать с региональными  организациями  КПСС.  Однако вектор развития политических событий в стране был для них благоприятен. Разочарование в перестройке и её лидерах, идейный и организационный разброд в самой КПСС давал им шанс для  привлечения  новых сторонников.

  С вступлением в силу 1 января 1991 г. закона СССР «Об общественных объединениях» образованные партии получили юридические основания для своей деятельности.  Их появление напоминает непрерывный поток. Если на начало 1991 г. их насчитывалось более 20, то к августу 1991 г. общереспубликанских партий насчитывалось около 50130.

В диссертации отмечено, что ни одно направление в регионах не было настолько сильным, чтобы самостоятельно реализовать поставленные задачи, противостоять КПСС.  Понимая это, демократические силы начинают применять тактику создания межпартийных блоков, оформляется движение «Демократическая Россия». Подчеркивается сложность отношений  внутри этого движения между демократическими лидерами Москвы и регионов.

Таким образом, в период перестройки идейная и политическая борьба вступила в новую фазу. Прежде всего, сама КПСС и её региональные организации вступили в состояние идейной и организационной раздробленности. Внутри самой партии сформировались различные группировки, имевшие разные программные цели и задачи. Авторитет и влияние партийных организаций в регионах падал.

Однако бывшие и новые инакомыслящие, в силу ослабления противника, не нуждались в установлении союзнических отношений с партийными реформаторами. Модернизацию страны они видели вне рамок социалистической системы, в устранении с политической арены КПСС и формировании новых идейных ценностей. Борьба за власть, с образованием антисистемной демократической оппозиции, приняла характер «кто-кого».

В четвертой главе «Реализация идейных установок в борьбе за власть» исследуются такие проблемы как рабочее движение, выборные кампании, ситуация в регионах после августовских событий 1991 года.

В первом разделе «Рабочее движение» определяются основные предпосылки возникновения рабочего движения. Автор считает, что корни для возникновения этого феномена уходят в предшествующий период.  Наряду с социально-экономическими  причинами анализируется и психологический фактор. К нему следует отнести утрату надежды на лучшую жизнь во время перестройки.

В диссертации отмечено, что массовый характер рабочее движение приобретает летом 1989 года. Забастовки шахтеров охватывают Кузбасс, Донбасс, Воркуту, Караганду. Общая численность бастующих достигала  500 тыс. человек. Информация о забастовках появляется в диссидентских средствах массовой информации, в том числе издаваемых за границей131.

Диссертант считает, что на первом этапе движения предпринимались попытки оказать влияние на рабочее движение с двух  сторон. С одной стороны, это пытались сделать партийные и хозяйственные власти регионов для решения собственных задач. С  другой – оппозиционные структуры. На данном этапе рабочее движение сохранило свою автономность. На политической сцене страны появилась новая сила, которая начинает оформляться и организационно, создавая свои структуры. Например, в Кемеровской области образовалось «троевластие» - областная организация КПСС, Советы народных депутатов, рабочие комитеты.

Автор подчёркивает, что ослабление авторитета и влияния КПСС, недоверие  её официальным руководителям способствовало политизации движения.  Либерально-демократическая оппозиция, в силу разочарования официальной властью рабочими, получила уникальную возможность своего воздействия сначала на их лидеров, а через них и на все движение.

В диссертации отмечено, что  решающие схватки за власть произойдут в 1991 году. Судьбу забастовки в марте-мае 1991 г. решил компромисс между Б.Ельциным и М. Горбачевым. Б. Ельцин должен был сконцентрировать силы на проведении избирательной компании по выборам Президента РСФСР.  М.Горбачев получал время для нового политического маневра. Выступление рабочих в марте–мае 1991 г. стало апогеем  относительной самостоятельности рабочего движения. Как и в начале двадцатого века, оно сыграло свою роль. Далее начнется фаза его затухания, распыленности.

  Оценка этого явления конца двадцатого века не может быть однозначной. Рабочее движение конца 80-х-начала 90-х годов было  объектом и субъектом политики. Как субъект политики оно, когда позволили обстоятельства, быстро организовалось, определило свои интересы, стало реальной политической силой.  Как объект политики оно, в той политической ситуации, стало предметом манипулирования различных сил, в том числе и собственных лидеров. Став орудием разрушения прежней системы, рабочее движение  создало новую расстановку сил в стране. Позиция лидеров рабочего движения  нарушила относительное равенство политических сил в пользу оппозиции. Но, выполнив свои разрушительные функции, приведя к власти новые политические силы и разочаровавшись в них, рабочее движение начнет новый виток идеологического размежевания и организационных поисков,  ибо надежды оказались очередной иллюзией.

    1. Второй  раздел «Выборные кампании» посвящен характеру и методам идейной и политической борьбы в ходе  избирательных кампаний 1989-1991 гг.

В диссертации отмечено, что одним из ключевых средств  борьбы за власть для  оппозиции являлись выборы в советы народных депутатов различных уровней. Такую возможность они получили в результате реформы политической системы, утвержденной XIX партийной конференцией КПСС, проходившей с 28 июня по 1  июля 1988 года.

У неформальных политизированных структур появилась возможность расширить свое влияние за счет использования новых избирательных технологий. Формы агитации были разнообразными – распространение листовок, материалов, посещение квартир избирателей, организация митингов и шествий, работа с прессой и популярными ведущими на телевидении. Главная тема избирательных кампаний – борьба  с бюрократией, партийной номенклатурой и их привилегиями.

Избирательная кампания 1989 г. способствовала появлению такого явления, как использование компрометирующих материалов о своем сопернике по выборам (то, что потом будет названо «чёрным пиаром»). Причем, в условиях реальной политической борьбы это было характерно и для неформальных организаций, и для  представителей властных структур.  Такая тенденция проявится не только в  столице, но и в регионах России.

Автор считает, что высокий удельный вес коммунистов среди избранных депутатов следует отнести к «лукавым цифрам» в силу разнообразия интересов и амбиций новых народных избранников. Каждому из них предстояло сделать свой политический и идейный выбор на основе тех уроков, которые они получили в ходе избирательной кампании.  Партийная номенклатура должна была понять, что её авторитет и директивное управление закончились.  Новые  политики, ставшие популярными на волне критики старой элиты, должны были доказать свою дееспособность и ответственность за судьбу страны и граждан, оказавших им доверие.

Автор считает, что ключевой момент в деятельности российских народных депутатов представляло отношение к провозглашению суверенитета России. Следует согласиться с мнением историков, которые считают, что Декларация  о суверенитете открыла легальную возможность борьбы с союзным центром, переподчинение российским властям всей системы управления на территории страны, параду подобных суверенитетов в других союзных республиках.

Результаты референдума 17 марта 1991 г. о сохранении СССР и учреждении  должности Президента РФ подтвердили  неустойчивое равновесие сил в отношениях союзной и российской власти. Такое положение  не могло существовать длительное время (при отсутствии стремления к нахождению компромисса). Противоборствующие группировки стремились изменить соотношение сил в свою пользу. Ситуация толкала политиков к радикальным действиям для реализации своих идейных установок.

В третьем разделе «Августовский кризис 1991 года и решение вопроса о власти» показан ход событий 19-23 августа 1991г. в Москве и их последствия для регионов. В диссертации отмечено, что ситуация вокруг заключения нового союзного договора  заставляла разные политические силы готовиться к новой борьбе, новому противостоянию.

О том, что противоборствующие силы готовы были вступить в решающую схватку за власть, говорит и анализ ситуации в регионах Западной Сибири. События 19 августа 1991 г. резко сократили временной диапазон противостояния. ГКЧП показал свою полную недееспособность, имитацию борьбы за власть. Полная растерянность царила и в высшем руководстве КПСС132.

  Диссертант считает, что в событиях 19-21 августа 1991г. решающую роль сыграли массовые акции протеста в центре, в Москве. Однако без поддержки оппозиции в регионах победа руководства России была бы невозможна. Следствием победы стало укрепление исполнительной вертикали власти в России.

Назначение глав администраций обострило вопрос о власти в регионах. В некоторых регионах Западной Сибири конфликт между главой администрации и советами приобрёл антагонистический характер.  Именно проблема о функциях законодательной (Советы народных депутатов) и исполнительной (администрация) власти станет источником конфликта не только на региональном уровне, но и в высших эшелонах власти России.

Автор доказывает, что события августа 1991г. резко изменили соотношение политических сил. Оппозиция, ранее критиковавшая КПСС за монополию на власть, сама стала проявлять нетерпимость к ослабевшему противнику. При этом нередко использовались методы, которые КПСС использовала в борьбе с инакомыслием в 70-е годы. После августа 1991 года антикоммунизм становится государственной идеологией.  6 ноября 1991г. Указом Президента РФ Б. Ельцина, деятельность КПСС и Компартии РСФСР была запрещена. На основе этого Указа на территории РСФСР не просто прекращалась деятельность КПСС и КП РСФСР, но и  изымалось имущество партии и передавалось в собственность государства. Теперь уже защита советского периода становилась крамолой, диссидентством. Основной смысл этого Указа – окончательное устранение политического конкурента (сторонников КПСС)  накануне выборов глав администраций в 1992 году. Указ Президента РФ Б. Ельцина  отразил  стремление региональных демократических сил стать монополистами в политической жизни. Однако реализовать эту задачу не удалось. На руинах КПСС  начинает оформляться левая оппозиция и партии социалистической ориентации. По мнению автора, события августа-декабря 1991 года завершают начальный, зачаточный период российской многопартийности и идейного плюрализма.

В заключении исследования сформулированы основные выводы и положения, выносимые на защиту:

1.  В 1970-начале 80-х гг. внутри системы идейного воздействия на советских граждан происходили сложные  процессы, которые носили латентный (скрытый) характер. Несмотря на количественный рост, эффективность её работы снижалась. Это было обусловлено рядом причин.

Главная из них состояла в том, что созданная еще в начале периода советской власти, она принципиально не модернизировалась и перестала учитывать изменившиеся внутренние социально-политические и внешние условия. К 70-годам ХХ века внутри её возникли противоречия. Прежде всего, это были противоречия сущностного характера.

Идейная размытость возникнет в сердцевине идеологической работы КПСС – партийном и комсомольском политическом образовании. Опасность  для самой КПСС в таких условиях представлял массовый приток в партию новых членов, вступающих в неё в силу карьерных, прагматических целей Созданная партией номенклатурная система способствовала их постоянному притоку. Конформизм неизбежно должен был привести и к организационной рыхлости самой организации.

2. Идейная ситуация для КПСС усугублялась не только в силу внутренних противоречий и обострения идеологической войны с западными странами, но и появлением конкурента в мировоззренческом влиянии – диссидентов. Это малочисленное движение в начале 70-х-80-х годов не представляло, как  казалось вначале, серьёзной угрозы. В партии  и КГБ был огромный опыт борьбы с инакомыслием.

Политизация  деятельности правозащитников совпадает с периодом разрядки, когда создаются комитеты, контролирующие выполнение СССР гуманитарных статей Хельсинского соглашения 1975 года. Начинается новый этап в правозащитном движении,  связанный с работой Московской Хельсинской группы (МХГ).

Правозащитное движение становится фактором международных, а  стало быть, и политических отношений. Это был осознанный выбор участников этого движения, где решались, в зависимости от их идейных взглядов,  определенные цели и задачи.

На региональном уровне деятельность немногочисленных диссидентов  носила ограниченный характер (перепечатка материалов московских диссидентов и их распространение, сбор информации о нарушениях прав  человека на региональном уровне и др.).

В регионах использовались разнообразные по форме, как правило, единичные протестные действия. Здесь доминировали анонимные формы протеста  – изготовление листовок, написание писем в органы власти и средства массовой информации, порча и написание антисоветских надписей на избирательных бюллетенях. В Западной Сибири, после ареста правозащитников в  центре, редкие проявления политических протестных  действий носили более радикальный характер, чем в Москве (нацистские молодежные группировки, факты терроризма, нелегальные группы).

Инакомыслие и  протестные проявления  имели свою специфику. В диссидентстве присутствовали зачаточные признаки программы и организации;  в протестных действиях  преобладала стихийность.

В условиях относительной политической стабильности диссидентство и протестные действия  советских граждан не могли представлять для власти особой опасности. Однако идейная размытость КПСС давала, прежде всего, диссидентам, возможность, при  ухудшении экономической и социальной ситуации,  стать заметными игроками на политической сцене страны. Такой шанс появится в связи с политикой перестройки.

3. Новый Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев и его сторонники, как представители нового партийного поколения, понимали необходимость модернизации системы (в рамках социалистической доктрины). Эта реорганизация системы и получит название «перестройки». Идейную основу перестройки составят концептуальные доктрины социалистов-диссидентов, прежде всего доктрина демократического социализма (возврата к ленинскому пониманию социализма), социализма с человеческим лицом.

Реформирование прежней политической системы начнется сразу по всем направлениям. Основой её деятельности будут провозглашены гласность, демократия, идеологический плюрализм. То есть, модернизация начнется с реконструкции мышления, что создаст ситуацию теоретической непредсказуемости.

Удар по прежним идейным ценностям будет наноситься не только вернувшимися из тюрем и ссылок диссидентами, но и частью идеологических работников и теоретиков КПСС, находившихся на ключевых постах в партии. Прежняя система политического просвещения  потеряет управляемость и  разрушится.

Внутри самой КПСС, в том числе и в высшем партийном руководстве, возникнут различные группировки, которые начнут выдвигать свои идейные платформы. КПСС и её региональные структуры начнут рассыпаться идейно и организационно.

В противовес КПСС начнут оформляться оппозиционные организации. Процесс создания политизированных структур охватил и регионы, в том числе и Западную Сибирь. Особенность становления здесь оппозиции – копирование организационных и пропагандистских методов столичных партийных образований, с которыми устанавливается тесная связь. Регионы становятся своеобразными полигонами  проверки эффективности методов идейного воздействия на граждан в борьбе за власть.

4. Вначале, идейная и политическая борьба не выходила за рамки мирных, легальных форм. Это показали выборные компании 1988-1991 годов.

Вместе с тем, выборы способствовали созданию в центральных и местных представительных органах власти ситуации  неустойчивого равновесия. Следует отметить такую особенность, что, получив рычаги властного управления, демократическая оппозиция регионов придерживалась прагматичного подхода, когда вставал вопрос о социально-экономических интересах территории.

Однако в решении политических проблем, борьбе с союзными структурами и КПСС настрой оппозиционных депутатов регионов был бескомпромиссным. В значительной мере это было связано с выполнением идейных установок своих центральных органов.

Особое место в идейно-политической ситуации этого периода занимало рабочее движение. В 1989-1991 гг. размах и влияние его становится настолько значимым, что это движение, по существу, определяет окончательный расклад политических сил.  В стране, на взгляд автора диссертации, с появлением рабочего движения центр борьбы смещается из Москвы в регионы, прежде всего в шахтерский регион РСФСР – Кузбасс.

Конечно, центральные органы оппозиции и новых политических сил были сконцентрированы в Москве. Но основной инструмент победы, материальная сила, способная привести к власти, находилась в бунтующих регионах.

Рабочее движение отражало не только свои собственные экономические интересы, но и стремление общества к модернизации. Политический результат зависел оттого, кто выиграет идейную борьбу за влияние на рабочее движение, её лидеров. КПСС, региональные партийные организации эту борьбу проиграли, оппозиция – выиграла. Этот выигрыш позволил оппозиции поставить вопрос о власти, призвать к отставке автора перестройки М.С. Горбачева.

5.Окончательно вопрос о власти, в центре и регионах, решится в ходе августовских событий 1991 года. Победа демократических сил, лидером которых был Б.Н. Ельцин, запрет КПСС и КП РСФСР означал создание новой политической ситуации, где господствующее положение заняли представители прежней оппозиции. В истории страны произошёл очередной поворот – теперь коммунисты (пусть и на относительно короткий срок) становились инакомыслящими. Начался новый этап – попытки утверждения идеологии либеральной модели общества.

  Новое соотношение сил остро поставило вопрос о характере взаимоотношений противоборствующих сил. На региональном уровне эти отношения складывались сложно. Главное противоречие возникло между исполнительной властью (назначенный глава администрации и представитель президента) и законодательной властью. Особенность этих отношений, несмотря на имевшиеся противоречия, это поиски компромисса, в которых в то время была заинтересована и высшая власть Российской Федерации.

6.Главный урок, который следует учитывать власти и политическим силам, это пагубность конфронтации, нетерпимость к идейным оппонентам. Результатом этого обычно является разрыв  исторических связей поколений, государственности. Каждое поколение разрешает свои противоречия, и побеждают те идеи, политические силы, которые пользуются спросом и поддержкой в конкретной исторической ситуации. Диссидент А.Д. Сахаров говорил о необходимости конвергенции  достижений двух общественно-политических систем. Задача сегодняшней России – осмысление всех этапов её существования, включая советский, в котором протекали сложные революционные и эволюционные процессы.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных

журналах, рекомендованных ВАК

        1. Казьмин В.Н.  Опыт выборов народных депутатов СССР в 1989 г.: федеральный и региональный компоненты /В.Н.Казьмин // Известия Алтайского государственного университета.- 2008.- № 4/3. Серия «История. Политология». – C.111-115. (0,6 п.л.).
        2. Казьмин В.Н. Проблемы и противоречия системы политического просвещения (1971-1985 гг.). Федеральный и региональный компоненты /В.Н. Казьмин  // Известия Алтайского государственного университета.- 2009. - № 4/3. Серия «История. Политология». – С.63-68. (0,7 п.л.).
        3. Казьмин В.Н. Рабочее движение в 1989-1991 гг. (К двадцатилетию шахтерских забастовок  в СССР) /В.Н.Казьмин // Вестник Поморского университета. - 2008.- №14. – С.67-73. (0,5 п.л.).
        4. Казьмина М.В., Казьмин В.Н. Формы протестного движения в регионах России (1970-1980-е годы) /В.Н.Казьмин  //Вестник Поморского университета.- 2009.- №8. – С.66-71. (авторский вклад 0,4 п.л.).
        5. Казьмин В.Н. Рабочее движение в 1989-1990 гг. /В.Н.Казьмин // Научные проблемы гуманитарных исследований. Институт региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе. -  Пятигорск.- 2009.- №4. - С.45-52. (0,5 п.л.).
        6. Казьмина М.В., Казьмин В.Н. Идейные течения в диссидентском движении России (70-80-е гг. XX века) /В.Н. Казьмин  // Научные проблемы гуманитарных исследований. Институт региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе. -  Пятигорск.- 2009.- № 9 (2). С. 33-39 (авторский вклад 0,4 п.л.).
        7. Казьмин В.Н. Неформальные организации Западной Сибири в период перестройки /В.Н.Казьмин // Научные проблемы гуманитарных исследований. Институт региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе. - Пятигорск.- 2009.- №10 (2). - С.42-46. (0,3 п.л.).
        8. Казьмин В.Н. Выборная кампания народных депутатов РСФСР 1990 г. и её последствия для страны /В.Н.Казьмин // Вестник Тамбовского университета. Серия: «Гуманитарные науки». - 2009.- № 6. - С. 375-379. (0,5 п.л.).

 

МОНОГРАФИЯ

        1. Казьмин В.Н. Идейно-политическая борьба в регионах России. 1971-1991 гг. (на примере Западной Сибири) /В.Н.Казьмин – Кемерово: ИНТ, 2009. – 280 с. (17,5п.л.).

Учебники и учебные пособия

        1. Казьмин В.Н. От правозащитного движения к многопартийности в России. 1965-1996 гг. Учебное пособие для студентов. - Кемерово: Кемеровский госуниверситет,1997. – 110 с. (6,8 п.л.).
        2. История Кузбасса  /авт. коллектив: Бобров В.В., Галаганов З. П.,Казьмин В.Н., Макарчук С.В., Шуранов Н.П. и др. - Кемерово: ИПП «Кузбасс», 2006. - 360 с. (авторский вклад 0,5 п.л.).

Статьи и тезисы в сборниках научных работ, международных, всероссийских научных конференций

        1. Казьмин В.Н.Наставничество на предприятиях промышленности Западной Сибири /В.Н.Казьмин  // Великий Октябрь и исторический опыт организации и дальнейшего ускорения индустриального развития Сибири. – Кемерово: Кемеровский госуниверситет, 1987. – С. 164-167. (0,2 п.л.).
        2. Казьмин В.Н. Прошлый опыт и работа партийных организаций Западной Сибири по подбору и воспитанию пропагандистских кадров  в условиях перестройки /В.Н.Казьмин  // Сибиряки в борьбе за власть Советов, за защиту социалистического Отечества. Тезисы докладов и сообщений на Всесоюзной научной конференции, посвященной 45-летию Победы в Великой Отечественной войне. – Кемерово: Кемеровский госуниверситет, 1990. – С.161-162 (0,15 п.л.).
        3. Казьмин В.Н. Опыт и проблемы партийного руководства системой просвещения на промышленных предприятиях Кузбасса в 1971-1975 гг. /В.Н.Казьмин // Исторический опыт социалистического соревнования и дальнейшего развития Кузбасса. Тезисы научной конференции. – Кемерово: Кемеровский госуниверситет, 1989. – С.132-134. (0,2 п.л.).
        4. Казьмин В.Н. Расстановка политических сил Кузбасса в период перестройки. 1985-1991 гг. / В.Н.Казьмин  // 50 лет коренного перелома в Великой Отечественной войне. 50 лет  Кемеровской области. Тезисы докладов и сообщений научной конференции - Кемерово: Кемеровский госуниверситет, 1992. – С. 133-135 (0,2 п.л.).
        5. Казьмин В.Н. Неформалы Кузбасса (конец 80-х-начало 1990 гг.) //Историческое краеведение Кузбасса в школе и вузе. - Кемерово: Кузбассвузиздат, 1994. - С. 127- 131. (0,25 п.л.).
        6. Казьмин В.Н. Кризис в областной партийной организации Кузбасса в период перестройки /В.Н.Казьмин  // 50 лет великой Победы. Тезисы научной конференции. – Кемерово: Изд-во ОблИУУ, 1995. – С.158-160. (0,2 п.л.)
        7. Казьмин В.Н. Многопартийность в Кузбассе в начале 90-х годов /В.Н.Казьмин  // Октябрь 1917 года. Уроки истории и современность.- Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. С. 98-100. (0,2 п.л.)
        8. Казьмин В.Н. Расстановка политических сил Кузбасса в период перестройки / В.Н. Казьмин  //Сибирь: ХХ век. Вып. 1. Межвузовский сборник научных трудов.- Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. - С.120-128.(0,5п.л.)
        9. Казьмин В.Н. Рабочее движение Кузбасса в период перестройки /В.Н. Казьмин  //Сибирь: ХХ век. Вып 2. Межвузовский сборник научных трудов. - Кемерово: Кузбассвузиздат, 1999. - С.141-146. (0,5 п.л.)
        10. Казьмин В.Н. Политическая борьба в Кузбассе осенью 1991 года /В.Н.Казьмин  //Сибирь фронту. Материалы Всероссийской научной конференции, посвященной 55-летию Победы в Великой Отечественной войне.- Кемерово: Кузбассвузиздат, 2000. – С.186-188. (0,2 п.л.)
        11. Казьмин В.Н. Некоторые аспекты историографии рабочего движения в Кузбассе 1989-1991 гг.  /В.Н. Казьмин //Интеллектуальный и индустриальный потенциал регионов России. II Всероссийские научные чтения. - Кемерово: Кузбассвузиздат, 2002. -  С.190-193.(0,25 п.л.)
        12. Казьмин В.Н. Рабочее движение Кузбасса 1989-1991 годов в воспоминаниях его лидеров. Заметки историка /В.Н.Казьмин  // Кемеровской области – 60 лет. Материалы Всероссийской научной конференции. - Кемерово: Кузбассвузиздат, 2003. –С.253-256. (0,2 п. л.)
        13. Казьмин В.Н. О социально-политическом конфликте в Кузбассе 1985-1991гг. В.Н. Казьмин  // Социальные конфликты в истории  России. Материалы Всероссийской научной конференции – Омск: 2004. – С.200-204. (0,4 п.л.)
        14. Казьмин В.Н. О внесистемных политических организациях Кузбасса (1985-1991 гг.) В.Н. Казьмин //Актуальные  вопросы гуманитарно-правовых и социально-экономических исследований. Сб. научных трудов – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2005.- С.156-162. (0,4 п.л.)
        15. Казьмин В.Н. Политическая борьба в Кузбассе в 1990-1993 гг. /В.Н.Казьмин  // Вклад сибиряков в победу в Великой Отечественной войне.- Кемерово, Кузбассвузиздат, 2005. – С.219-224.(0,3 п.л.)
        16. Казьмин В.Н. Политическая борьба в Кузбассе в 1985-1991 гг. /В.Н.Казьмин // Сибирь в истории России (к 100-летию Зинаиды Георгиевны Карпенко) – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2006. – С. 272-276. (0,25 п.л.)
        17. Казьмин В.Н. О содержании деятельности общественно-политических и национальных организаций Кузбасса в период перестройки /В.Н. Казьмин // Сибирь: ХХ век. Выпуск 6. Межвузовский сборник научных трудов.  – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2007. - С.166-173. (0,4 п.л.)
        18. Казьмин В.Н. Опыт и проблемы в деятельности  пропагандистов системы политического просвещения 1971-1991гг.: Федеральный и региональный компоненты /В.Н.Казьмин  // Сибирь: ХХ век. Сб. научных трудов. - Кемерово: Кузбассвузиздат, 2007. - С.142-151. (0,7 п.л.)
        19. Казьмин В.Н.Формирование внесистемной оппозиции в Западной Сибири в период перестройки /В.Н.Казьмин //Исторический выбор и судьбы России. Всероссийская научная конференция в Кемерово, январь 2008 г.  - М., Изд-во СГУ, 2008.- С.88-92. (0,3 п.л.)
        20. Казьмин В.Н. О формировании противоречий внутри системы идейно-политического воспитания в 1975 -1985 гг. /В.Н.Казьмин  // 65-летие Сталинградской битвы и Кемеровской области. Сб. научных трудов. – Кемерово: Кузбассвузиздат. 2008.- С.316-320.(0,3 п.л.)
        21. Казьмин В.Н. Формирование политических клубов в Западной Сибири / В.Н. Казьмин  // Интеллектуальный и индустриальный потенциал регионов России. Сб. научных статей. - Кемерово: Кузбассвузиздат. 2008. - С.230-233. (0,25 п.л.)
        22. Казьмин В.Н. Первые проявления инакомыслия в СССР (60-70-е гг. ХХ века. Федеральный и региональный компоненты/В.Н.Казьмин  //Актуальные проблемы защиты прав человека. Сб. научных трудов  (по материалам международной  научно-практической конференции, посвященной 60-летию Всеобщей декларации прав человека и 15-летию Конституции Российской Федерации) - Кемерово: Кузбассвузиздат, 2008. – С. 88-97. (0,5 п.л.).
        23. Казьмин В.Н. Рабочее движение в 1989-1991 гг. /В.Н.Казьмин  // Рабочий класс и рабочее движение в России в условиях радикальных трансформаций. Материалы Всероссийской научной конференции г. Прокопьевск, 24-25 сентября 2009 г. – Томск: 2009. С. 221-224. (0,25 п.л.).
        24. Проблемы системы политического просвещения в стране (1971-1985 гг.) / В.Н. Казьмин  // Современный мир. Современное образование. Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции. Июнь 2009 г. – М.: СГУ, 2009. – С.87-103. (0,6 п.л.)

1 Корнев В.В. Кризис исторической науки в России // Кентавр. -1994.-№4. - С.93.

2 Ковальченко И.Д. Теоретико-методологические проблемы исторических исследований. Заметки и размышления о новых подходах // Новая и новейшая история. -19995.-№1.- С.5.

3 Вебер М. Избранные сочинения. М.,1990; Моска Г. Правящий класс // Полис-1994.-№10.-С.187-198. Парето В.  // Политология. Хрестоматия. Составитель Р.Т. Мухаев. М., 2000. С.238-241;Михельс Р. Социология политической партии в условиях демократии. М.,1991; и др.

4 Сыров В.Н. Введение в философию истории: Своеобразие исторической мысли. М.,2006; Розов Н.С. Философия и теория истории. М.,2002; Согрин В.В. Современная историографическая революция  // Новая и новейшая история. - 2009. -№3.

5 Могильницкий Б.Г. История исторической мысли ХХ века. Вып.3. Историографическая революция. Томск, 2008.С.137-138.

6 Игрицкий И.Ю. Россия в меняющемся мире: геополитические последствия системной трансформации. М.,200; Барсенков А.С. Введение в современную российскую историю. 19985-1991. Курс лекций. М.,2002.

7 См.: Афанасьев М.Н. Клиентелизм и российская государственность. М.,1997; Мохов В.П. Элитизм и история: проблемы изучения советских региональных элит. Пермь: 2000; Бирюков С.В. Клиентела как модель политического порядка и политических изменений. М.,2009.

8 Материалы  ХХIV съезда КПСС. М.,1975; Материалы ХХV съезда КПСС. М.,1981; Материалы ХХVI съезда КПСС. М., 1986; Брежнев Л.И. Ленинским курсом. Т.1-3.  М.,1973; Он же. Актуальные вопросы идеологической работы КПСС. Т.1-2. М., 1979; и др.

9 Байкова В.Г. Идеологическая работа КПСС в условиях развитого социализма. Некоторые вопросы теории и  практики. М., 1977; Мостовой С.Н. Ленинские принципы идейно-воспитательной работы. М.,1977; Ненашев М.Ф. Идейно-воспитательная работа КПСС. Особенности, опыт, проблемы.  М., 1980; Поздняков П.В., Копьев Н.А., Яковлев А.И. Эффективность идейно-воспитательной работы.  М.,1975; Развитой социализм: проблемы теории и практики. М. ,1979; Партийное строительство. Научные основы партийной работы Т.1-2.  М., 1985; Идейно-воспитательная работа КПСС: Историография проблемы. Л., 1986; и др.

10 Касьяненко В.И. Развитой социализм: историография и методология проблемы. М.,1976; Он же. Советский образ жизни: проблемы исследования. М.,1982; и др.

11 Ворожейкин И.Е, Сенявский С.Л. Рабочий класс – ведущая сила советского общества. Вопросы методологии и историографии. М.,1977;  Крухмалев А.Е. Рабочий класс СССР.  М.,1978; Рыбин А.И. Изменения социальной структуры советского рабочего класса в условиях развитого социализма. М.,1979; Смирнов В.А. Социальная активность советских рабочих. Некоторые методологические и социологические проблемы. М.,1979; Аитов Н.А. Советский рабочий. М.,1981; и др.

12 Гордон Л.А., Клопов Э.В. Человек после работы. М., 1972; Гордон Л.А., Клопов Э.В., Оников Л.А. Черты социалистического образа жизни: быт городских рабочих вчера, сегодня, завтра. М.,1977; и др.

13 Аитов Н.А. Советский рабочий. М.,1981;  Бляхман Л.С., Шкаратан О.И., Тощенко Ж.Т.  Социальная инфраструктура: сущность и пути развития. М.,1980.

14 Материалы Пленума ЦК КПСС, 14-15-июня 1983 г. Москва.,1983. С.52.

15 Иванов В.Н. Контрпропаганда: вопросы теории и практики. М.,1984; Кейзеров Н.М., Ножин Е.А. Контпропаганда: проблемы методологии и методики. М.,1984; Ножин Е.А. Контрпропаганда лекционной деятельности. М.,1983; Платонов В.П., Дмитрук А.А. Контрпропаганде - высокую действенность. Минск,1984; Решетов П.Н. Идейное противоборство на современном этапе и задачи контрпропаганды. М.,1986; и др.

16 Коммунист.-1979.-№18.-С.41-42.

17 Леонова Л.С. Очерки истории идеологической деятельности КПСС. М.,1985; Маслов Н.Н., Романовский Н.В., Чернобаев А.А. Знамя борющейся партии. М.,1986.

18 Волобуев П.В. Выбор путей общественного развития: теория, история, современность. М.,1987; и др.

19 Личное мнение. Сборник писательской публицистики. М.,1987; Если по совести. Сборник статей. М.,1988; Позиция. Литературная полемика. М.,1988; и др.

20 Бутенко А.П. Современный социализм. М.,1989.

21 Социализм: между прошлым и будущим. М.,1989, С.9-42.

22 Добросердова  В.В От начального образования к высшему. Организация системы партийного просвещения в Алтайском крае.// Политическое самообразование. - 1975.- №5.- С. 93-96; Кузьмина З.В. Идеи решения съезда в массы. Деятельность партийных организаций Кемеровской области по пропаганде материалов XXIV съезда КПС // Партийная жизнь. -1971.- №8. - С.57-62; Слезко П.Я. Юбилею навстречу. Деятельность партийных организаций Томской области по подготовке 50-летия образования СССР // Политическое самообразование. - 1972. - №11.- С.100-110; Белый И.Г. Расчет плюс инициатива. Кемерово. 1976; Ражев Г. Как отзовется слово. Кемерово.1980; Горшков Л.А. Пропаганда трудовых починов. М.1980;  Клещевский Ю.Н. Работа партийных организаций Кузбасса по совершенствованию структуры, форм и методов партийного просвещения в период развитого социализма // Партийные организации Западной Сибири во главе общественной и производственной активности трудящихся. Кемерово,1981.С.178-185;Рябов В..В. Деятельность партийных организаций Кузбасса по совершенствованию марксистско-ленинской учебы коммунистов (1976-1980 гг.) // Партийные организации во главе политической и трудовой активности. Кемерово,1983;и др.

23 Зайцев В.М., Машковский В.П. Массово-политическая работа партийных организаций Западной Сибири на селе в годы девятой пятилетки // Материалы конференции молодых ученых по общественным наукам (3-4 февраля 1982 г.) Томск.1982. С.218-224; Там же. Чернышев А.Н., Ягодинская Л.А.. Бородина Л.В. Из опыта партийно-политической работы партийных организаций медицинских вузов и учреждений здравоохранения Западной Сибири в девятой пятилетке. С.226-230; и др.

24 Моренко И.В. Деятельность партийных организаций Западной Сибири по воспитанию трудящихся в духе пролетарского интернационализма (1996 -1975 гг.). Автореф. дис. … канд. ист. наук. М.,1980; Науменко П.С. Партийное руководство движением наставников молодежи в условиях развитого социализма в 1971 -1980 гг. (На  материалах промышленных предприятий Западной Сибири). Автореф. дис. ... канд. ист. наук.  Новосибирск,1982; Казьмин В.Н. Деятельность партийных организаций Западной Сибири по идейно-политическому воспитанию рабочих тяжелой промышленности в 1971-1975 гг. Автореф.  дис. …  канд. ист. наук. Томск, 1982; Кисляков М.М. Деятельность партийных организаций Западной Сибири по повышению культурно-технического уровня рабочих промышленных предприятий в условиях развитого социализма (1971-1975 гг.). Автореф. дис. … канд. ист. наук. Томск,1984; РазинкинаН.И. Деятельность партийных организаций Западной Сибири по повышению роли периодической печати в развитии трудовой активности рабочих промышленности в условиях зрелого социализма (1971-1975 гг.). Автореф. … дис. канд. ист. наук. Томск,1983; и др.

25 Страницы истории КПСС. Факты. Проблемы. Уроки. Кн.2. М.,1989. С.170.

26 Могильницкий Б.Г. История исторической мысли 20 века. Курс лекций. Вып.3. Историографическая революция. Томск, 2008.

27 Осмыслить культ Сталина. М.,1989; Постижение. Социология. Социальная политика. Экономическая реформа. М.,1989.; Обратного хода нет. М., 1989; Страницы истории советского общества. Факты, проблемы, люди. М.,1989; и др.

28 Абовин-Егидес. П.М. Наш звездный час. М.,2000; Амальрик А. Записки диссидента. М.,1991; Буковский В.К. И возвращается ветер…Записки путешественника.  М.,2007; Григоренко П. В подполье можно встретить только крыс. М.,1997; Копелев Л.З., Орлова Р.Д. Мы жили в Москве. М.,1990; Красин В. Суд. Нью-Йорк.1983; Марченко А.Т. Живи как все. М.,1993; Орлов Ю.Ф. Опасные мысли. М.,1992; Новодворская В. Над пропастью во лжи. М.,1998; Щаранский А. Не убоюсь зла. М.,1991.;  и др.

29 Алексеева Л.М. История инакомыслия в СССР: Новейший период. М.,1991; Богораз Л., Голицын В., Ковалев С. Политическая борьба или защита прав? Двадцатилетний опыт независимого общественного движения в СССР: 1968 -1985 гг. // В кн.: Погружение в трясину (анатомия застоя). М.,1991. С501-545; Богораз Л.И., Даниэль А.Ю. Диссиденты // В кн.: 50/50. Опыт словаря нового мышления. М.,1989.С.411-416; и др.

30 Сахаров А.Д. Тревога и надежда. Собрание сочинений. Т.1. Статьи, письма, выступления, интервью. 1958-1986.  М., 2006.; Солженицын А.И. Жить не по лжи//  Погружение в трясину. М.,1991 С.698-701; Шафаревич И. Из-под  глыб. М., 1991; Медведев Р. Политический дневник Т.1-2. Амстердам. Т.1. 1972; Т.2.1975.

31 Березовский В.Н. Движение диссидентов  в СССР в 60-х-первой половине 80-х годов // Россия в XX  веке: Историки спорят. М.,1994; Лукин Ю.Ф. Из истории сопротивления тоталитаризму в СССР (20-80-е гг.) М.,1992.

32 Власть и оппозиция. Российский политический процесс в XX столетии. М.,1995.

33 5 декабря 1965 года. Сборник материалов. М.,1995.; Поликовская Л.В. «Мы – предчувствие, предтеча…». Площадь Маяковского: 1958-1965.  М.,1997; и др.

34 Даниэль А.Ю. Диссидентская активность и правозащитное движение в послесталинскую эпоху // История политических репрессий и сопротивление несвободе в СССР. М.,2002. С.217-262; Он же. Почему не «перестроились» диссиденты? // Новое время. - 1995.- №15.- С.13-15; и др.

35 Безбородов А.Б., Майер М.М., Пивовар Е.И. Материалы по истории диссидентского и правозащитного движения в СССР 50-80-х годов в СССР: Учебное пособие для студентов. М.,1994.

36 Прищепа А.И. История движения советских диссидентов (Сургут); Казьмин В.Н. От правозащитного движения к многопартийности в России. Кемерово,1997.

37 Данилов А.А. История инакомыслия в России. Советский период.1917-1991 гг. Уфа,1995.С.5.

38 Там же. С.17.

39 Королева Л.А. История советского диссидентства (40 -80 -е гг.). Пенза- Москва,1998; Она же. Власть и диссидентство. (1950-1980 гг.). Автореф.  дис. …докт. ист. наук. М., 2001; Лушин А.И. Власть и правозащитное движение. Автореф.  дис. … докт. ист. наук.  Саранск,2005; и др.

40 Королева Л.А. История советского диссидентства (40 -80-е гг.). Пенза- Москва,1998; Она же. Власть и диссидентство. (1950-1980 гг.). Автореф. дис. … докт. ист. наук.  М. 2001; Она же. Диссидентское движение в СССР в 60-70-е гг. Автореф. дис. … канд. ист. наук. М.1995.

41 Лушин А.И. Власть и правозащитное движение в СССР. Автореф. дис. ... докт. ист. наук. Саранск. 2004.

42 Нагдалиев З.С. Диссидентское движение в СССР (1950-80 гг.). Автореф.  дис. …докт.  ист. наук. М.,2000; Давыдов С.Г.Инакомыслие в СССР в 50-60-х гг. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. М.,1996; Афанасьева Л.П. личные архивы и коллекции деятелей диссидентского движения в 1950-80 гг. Автореф.  дис. ... канд. ист. наук. М.,1996; Баранов А.В. Инакомыслие в высшей школе пореформенной России. (60-нач. 90-х гг.). Автореф. дис.  ... канд. ист. наук. М.,1999; Романкина И.А.Типология диссидентского движения в СССР. (1950-1980 гг.). Дис. …канд ист. наук. Коломна, 2007.

43 Кара-Мурза С. Советская цивилизация. От великой победы до наших дней. Кн.2. М.,2002.С.234.

44Dunlоp J.B. The new Russian revolutionaries. Belmont, 1976.; Shatz M.S. Soviet dissent in historical
perspective. Cambridge, 1980; Dissent in USSR. Politics, ideology and people. / Ed. By R.L. Tokcs. Baltimore, London, 1975; Feldbrugge F.J, Samizdat and political dissent in the Soviet Union. Leyden, 1975;  и др.

45 Прищепа А.И. Инакомыслие на Урале (середина 1940 - середина 1980-х гг.). Сургут.1998.; Он же. Инакомыслие на Урале (середина 1940 - середина 1980-х гг.). Автореф.  дис. ... докт. ист. наук. Пермь,1999.

46 Прищепа А.И. Инакомыслие на Урале (середина 1940-середина1980-х гг.) Автореф. дис. …докт. ист. наук. С.3.

47 Там же. С.6.

48 Волохов С.П. Социально-политические протесты середины 1950-х-середины 1980-х гг. (на материалах Алтайского края, Новосибирской и Томской областей). Автореф. дис. … канд. ист. наук. Барнаул,2002.

49 Там же. С.18-21.

50 Борзенков А.Г. Молодежь и политика: возможности и пределы студенческой самодеятельности на востоке России (1961-1991 гг.). Новосибирск. Ч.1.2002;Ч.2.2003; Он же. Молодежные общественно-политические инициативы на Востоке России (1961-1991 гг.). Автореф. дис. …докт. ист. наук. Новосибирск, 2005.

51 Сизов С.Г. «ХХ век - не для камина»: Историческая реконструкция судьбы репрессированного литератора Бориса Леонова. Омск. 2008.

52 Савенко Е.Н. На пути к свободе слова: общественно-политический самиздат в Сибири от «оттепели» до «перестройки» // Книжная культура на Востоке России: от традиции к модернизации  (60-е гг. ХХ  - нач. ХХI вв.). Новосибирск , 2006. С.40-53; Она же. Национальный самиздат в Сибири во второй половине ХХ века  // Книга в эпоху общественных трансформаций: этапы и итоги развития книжной культуры на Востоке России в 60-е годы ХХ века - начале ХХI века. Новосибирск, 2007 . С.3-13.

53 Крамола. Инакомыслие в СССР при Хрущеве и Брежневе.1953 -1982 гг. М., 2005. С. 10, 16-17.

54 Козлов В.А. Массовые беспорядки в СССР при Хрущеве и Брежневе. (1953-нач. 1980-х гг.) Новосибирск. 1999; Он же. Неизвестный СССР. Противостояние народа и власти.1953-1985 гг.  М.,2006.

55 Козлов В.А. Неизвестный СССР. С.443.

56 Горбачев М.С. Перестройка и новое мышление для нашей страны и всего мира.  М.,1988; Он же. Августовский путч. Причины  и следствия. М.,1991; Он же. Жизнь и реформы. Кн.:1-2.  М.,1995; Яковлев А.Н. Горькая чаша. Большевизм и Реформация России. Ярославль, 1994; и др.

57 Рыжков Н.И. Перестройка. История предательства. М.,1992; Он же. Десять лет великих потрясений. М., 1995; Зюганов Г.А. География победы: Основы российской геополитики. М.,1997; Лукьянов А. Переворот мнимый и настоящий. М.,1993; Лигачев Е.К. Предостережение. М.,1999; Широнин В.С. КГБ-ЦРУ. Секретные пружины перестройки. М.,1997; Он же. Под колпаком контрразведки. Тайная подоплека перестройки. М.,1996; Крючков В.А. Личное дело. М., 1997; и др.

58 Лигачев Е.К. Загадка Горбачева. Новосибирск.1992; Перестройка: замыслы, результаты и поражения, уроки. М.,2005.

59 Фроянов И. Погружение в бездну. М.,2002.С.9.

60 Барсенков А.С. Реформы Горбачева и судьба союзного государства 1985-1991.  М.,2001; Геллер М. Российские заметки. 1980-1990 гг. М., 2001; Гефтер М.Я. Из тех и этих лет. М.,1991; Пихоя Р.Г., Соколов А.К. История современной России. Кризис коммунистической власти в СССР и рождение новой России. Конец 1970-х-1991 гг. М.,2008; Шаблинский И.Г. Пределы власти. Борьба за конституционную реформу. 1989-1995 гг. М.,1996;  Шубин А.В. Истоки перестройки. 1978-1984 гг.  М.,1997; Он же. От застоя к реформам. СССР в 1971-1985 гг. М., 2001; Он же. Преданная демократия. СССР и неформалы (1986 - 1989). М.,2006; Согрин В. Политическая история современной России. М., 2001.; и др.

61 White S. Gorbachev in power.  Cambridge University Press, 1990;  Brown A. The Gorbachev factor.  Oxford University press, 1996; Daniels R. V. Russia Transformation of a crumbling system.  Oxford, N.Y. 1998. и др. Подробно рассмотрено:  Величко С.А. Освещение перестройки в СССР (1985-1991 гг.) в зарубежной историографии// Вопросы истории. -2005. -№6. - С.162 -166; Она же. Перестройка в СССР (1985-1991 гг.) в отечественной и зарубежной историографии // Известия Томского  политехнического университета. Т.308.  - 2005.  - №1. - С.199-205; и др.

62 Коновалов А.Б. История Кемеровской области в биографиях партийных руководителей (1943-1991) Кемерово.1994; Он же. Формирование и функционирование номенклатурных кадров органов ВКП (б)-КПСС в регионах Сибири (1945-1991). Автореф.  дис. … докт. ист. наук. Кемерово, 2006.

63 Неформальные объединения молодежи и идеологическая борьба. М.,1988; Громов А., Кузин О. Неформалы: Кто есть кто? М.,1989; Неформалы: Кто они? Куда зовут? М.,1990; Неформалы: социальные инициативы (составитель С.Н. Юшенков). М.,1990; Фадин  А. Неформалы и власть // Вестник АН СССР.-1989.-№10.-С.87-97; Неформальная волна. Сборник научных трудов. М., 1990; Левичева В. Анатомия неформального движения.// Известия ЦК КПСС. - 1990.-№4 -С.150-156; Добрынин В. , Суслова Е., Ювкин М. Самодеятельные инициативные организации: проблемы и перспективы развития. М.,1990; и др.

64 Малютин М.В. Перед принятием решения. М.,1990; Он же. Неформалы в перестройке: Опыт и перспективы // Иного не дано. М.,1988.С.210-227.

65 Буланкин В.И. Указ. Соч. С.26.

66 Сафарова Е.А. Общественно-политические процессы в студенческой молодежной среде Западной Сибири в 1990 -е годы. Автореф. дис. … канд. ист. наук.  Омск, 2004.

67 Гордон Л., Клопов Э. Перестройка и рабочее движение // Через тернии. М.,1990; Они же. Возрождение рабочего движения в России. Вторая половина 80-начало 90 годов//  Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал. Т.2. Апогей и крах сталинизма.  М., 1997. С. 445-507; Гордон Л. Надежда или угроза? Рабочее движение и профсоюзы в переходной России. М.,1995; Шаблинский И. Рабочее движение и российская реформа. М.,1995; и др.

68 Указ. Соч. С.447.

69 Гордон Л. Область возможного. Варианты социально-политического развития России и способность Российского общества переносить тяготы переходного периода. М.,1995. С.22-23.

70 Шаблинский И.Г. Рабочее движение и российская реформа.  Документально-аналитический очерк. М.,1995.С.69.

71 Левчик Д.А. Становление общественного самоуправления в России: территориальные и производственные протестные движения. 1988-1993.:Автореф. дис. … докт. ист. наук.  М.,2005.

72 Осипов А.Г, Козодой В.И. Политический спектр: (Формирование многопартийности в Западной Сибири 1986-1996 гг.)  Новосибирск,  2003. С.65.

73 Костюковский В. Кузбасс. Жаркое лето 89-го. М.,1990; Синявский Б. Продолжение следует // Провинция.-1991.-№1; Он же. Знойный июль, лютый март: к вопросу о рабочем движении Кузбасса// Сибирские огни.-1991.-№8; Моиссев В. Зона абсурда. // Кузбасс.-1993 -12, 16 марта.; Габидулин И. Что думает о себе рабочий // Коммунист.-1991.- №2; Машковский В.П. Осуществление научно- технической политики в угольной промышленности страны в 60-80 -е годы: опыт и уроки.  Томск,1991; и др.

74 Андреев В.П. Рабочее движение в Кузбассе (1989-1992)  // Проблемы самоорганизации масс в условиях перехода к рыночным отношениям. Воронеж, 1993;  Он же. Кузбасс 1989: шахтеры и «партхозактив» //Кузбасс на рубеже веков: экономика, политика, культура. Томск,2008;Воронин Д.В. Шахтерское движение в Кузбассе в 1989-1991 гг.  Автореф. дис. … канд. ист. наук.  Барнаул,2000; Андреев В.П., Воронин Д.В. Шахтеры и шахтерское движение в Кузбассе в 1989 - 1991 гг. Кемерово, 2002; Заболотская К. Новые источники по истории современного рабочего движения.  //История СССР.-1991.-№4; Заболотская К.А., Некрасова Г.С. Рабочее движение и реформационные процессы в Кузбассе (конец 80-начало 90-х гг.) // Актуальные проблемы новейшей отечественной истории. Кемерово,1999.С.76-93; Машковский В.П. Осуществление научно-технической политики в угольной промышленности страны в 60-80 годы: опыт и уроки. Томск, 1991; Величко С.А. Общественно-политическая жизнь Сибири.1985-1991 гг. Омск,2004; и др.

75 Рабочее движение Кузбасса. Документы и материалы. Кемерово,1993; Лопатин Л.Н. Рабочее движение Кузбасса в воспоминаниях его участников и очевидцев. Кемерово,1998; и др.

76 Лопатин Л.Н. История рабочего движения Кузбасса. Кемерово,1995; Он же. Путь от коммунизма… Как это было?  Кемеров,.1996; Он же. Кузбассовцы при социализме. Как мы жили. Кемерово,1996; и др.

77 Лопатин Л.Н. Рабочее движение в Российской Федерации в 80-90-е годы (На примере Кузбасса): Дис. …докт. наук в форме научного доклада. М., 1999.

78 Лопатин Л.Н.  Почему интеллигенция России не смогла выполнить своей исторической миссии в социальной революции 90-х годов ХХ века? // Интеллектуальный и индустриальный потенциал регионов России. Кемерово, 2002. С.30-32.; Он же. Рабочее движение Кузбасса в воспоминаниях его участников и очевидцев.  М.,1998. С.551-552, 564; Он же. Шахтеры и «начальство» о рабочем движении Кузбасса в 1989-90-егг. Кемерово,2009.С. 21,25-26.

79 Лопатин Л. Шахтеры и «начальство» о рабочем движении в 1989-90-е гг. К 20-летию забастовки.  Истори- ография. Анализ. Мнения. Кемерово,2009.

80 Анохин М. Гипноз метафор //Кузбасс.-2009.- 9октября.

81 Западная Сибирь и сопредельные территории: демографические и социально-исторические процессы (XVIII-XX  вв.) Омск,2009. С. 394-402.

82Козодой В.И. Общественно- политическая жизнь Сибири: вторая половина 1980- середина1990-х гг. Историографический аспект. Новосибирск, 2009.С.76; Рабочий класс и рабочее движение в России в условиях радикальных трансформаций. Материалы Всероссийской научной конференции. Томск,2009. С.175; Вестник ТГУ. История.- 2010.-С.29-36.

83 Рабочий класс и рабочее движение в России в условиях радикальных трансформаций. Томск, 2009.

84 Козодой В.И. Указ. соч. С.180; Согрин В.В. 1985-2005:Перепетии исторического плюрализма// Общественные науки и современность. - 2005. - №1. - С.28-29.

85 Абрамов В.Н. Многопартийность в постсоветской России: тенденции, проблемы, общественные потребности. М.,1997; Андреев А.Л. Политический спектр России. Структура. Идеология. Основные субъекты. М., 1996;  Быстренко В.И. История политических партий в России. М.,1998; Ворожцов А.Г. Россия перед выбором. Казань.1995; Краснов В.Н. Система многопартийности в современной России (очерк истории). М.,1995; Зотова З.М. Политические партии России: Организация и деятельность. М.,2001;и др.

86 Данилов А.А., Дубровский М.А. Политические партии и движения на современном этапе (Россия, Украина).  Харьков.1991; Россия сегодня. Политический портрет.1985 -1990 (ред. Б.И. Коваль). М.,1991.

87 Коргонюк Ю.Г. Современная российская многопартийность. М.,1999 Он же. Становление партийной системы в современной России. М.,2007.

88 Козлов С.Д. Деятельность политических партий по утверждению социальной справедливости в советском обществе. Автореф. дис. … докт. ист. наук. М.,1991;Заславский С.Е. Институционализация многопартийности в современной России: генезис. Механизмы формирования, перспективы. Автореф. дис. …  канд. полит. наук. М.,1995; Елисеева Г.Н Проблемы представительной власти в деятельности политических партий в современной России (1985 -1992 гг.). Автореф. дис. … канд. ист. наук.  М.,1992; Фролова Н.А. Становление политических партий России 1985-1993 гг. Автореф. дис. … канд. ист. наук. М.,1993; Тафаев Г.И. Региональная многопартийность в условиях трансформации российского общества: проблемы формирования и функционирования (на материалах республик Поволжья и Приуралья в 80-90-х годах).  Автореф. дис. …  докт. ист. наук. М.,1995;  Попов А.М. Политические партии и движения в России: история становления и идеология.1985-1995 гг.  Автореф. дис. …  докт. ист. наук. Ярославль,1997; и др.

89 Березовский В.Н. Российская многопартийность в конце XX века: процесс возникновения (1987-1991 гг.) Автореф. дис. ... канд. ист. наук. М.,1993.

90 См.: Институционализация многопартийности и модернизация российского общества (материалы Международной научно-практической конференции). Чебоксары, 2000; Политические партии, организации, движения в условиях кризисов, конфликтов и трансформации общества: Опыт уходящего тысячелетия. Омск. 2000.; и др.

91 Тафаев Г.И. Региональная многопартийность в условиях трансформации российского общества: проблемы формирования и функционирования (на материалах республик Поволжья и Приуралья  в 80-90-х гг.) Автореф. дис. …докт. ист. наук. М.,1995.С.40.

92 Новиков С.В. Антикоммунистическая оппозиция (1988-1991). Омск,1994; Он же. Общественно политические движения, пресса, избиратель Западной Сибири: проблемы взаимовлияния. 1988-1991 гг. Омск,1999; Он же. Политические партии, общественно-политические движения, пресса,  избиратель Западной Сибири: проблемы взаимовлияния. 1988-1996 гг. Автореф. дис. …  док.  ист. наук. Омск, 2000; и др.

93 Черненко Е.В. Становление общественно-политических организаций и движений в Западной Сибири (1987-август 1991 гг.). Омск,1997.

94 Там же. С.16.

95 Там же. С.21.

96 Величко С. А.  Общественно-политическая жизнь Сибири (1985-1991 гг.). Омск, 2004; Она же. Общественно-политическая жизнь в Сибири в 1985-1991 гг.  Автореф. дис. … докт. ист. наук. Кемерово, 2007; Она же. Начало третьей волны демократизации в Сибири (1985-1991 гг.) // Актуальные проблемы истории Саяно-Алтая и сопредельных территорий. Вып.3.Ч.2.  Абакан,2007 С.23-27; и др.

97 Демидов В.В. Партии Сибири: Состояние и тенденции развития // Сибирь: Политика. Экономика. Управление. Информационный бюллетень. -1992.-.№1.-С.56-60.

98 Малышев А.Ю. Партийно-политический спектр современной Сибири //Сибирь: политика. Экономика. Управление. Информационный бюллетень. -1992.-31.-С.69-81.

99 Козодой В.И. Общественно-политическая жизнь Сибири  (вторая половина 1980-х -сер.1990-х гг.). Автореф.  дис. ... докт.  ист. наук. М.,2009.

100 Асеев С.Ю., Притчина Е.В., Шашкова Я.Ю. Формирование и функционирование партийной системы в Алтайском крае (1993-2006 гг.). Барнаул, 2001; Дневник Алтайской школы политических исследований  /под редакцией Ю.Г. Чернышева. Барнаул, 1998-2000

101 Бовтун В.С. Культура и искусство Сибири (1970-1990 гг.). Барнаул,1996; Он же. Развитие учреждений культуры в Сибирском регионе(1970-1990 гг.). Автореф. дис. … докт. ист. наук. 1996; и др.

102 Петрушин Ю.В. Историография общественно-политической жизни Сибири середины 1950- начала 1980-х гг. (Методологический аспект). Иркутск, 1995; Он же. Общественно-политическая жизнь Сибири середины 1950-середины 1980 -х гг. в отечественной историографии. Автореф. дис. … докт. ист. наук. Иркутск,1999; и др.

103 Козодой В.И. Общественно-политическая жизнь Сибири: вторая половина 1980- середина 1990 гг. Историографический аспект. Новосибирск, 2009. 194 С.

104 Иванченко А.В., Любарев А.Е. Российские выборы от перестройки до суверенной демократии. М.,2006.

105 Баянов А.В. Съезд народных депутатов СССР (1989-1991 гг.). Автореф. дис. … канд. ист. наук. М.,2009.

106 Горячева Е.Е. Выборы в Советы народных депутатов в Западной Сибири (1988-1990 гг.) Автореф. дис… канд. ист. наук. Томск, 1994; Мордвинцева С.А. Общественно-политические кампании 1988 -1991 гг. в Западной Сибири. Автореф.  дис… канд. ист. наук. Омск,1997; Папушев И.А. Выборы в органы государственной власти 1990-1996 гг. (на материалах Западной Сибири). Автореф.  дис. … канд. ист. наук.  Томск,1998; и др.

107 Горбачев М.С. Августовский путч. Причины и следствия. М.,1991.С. 17, 20.

108 Лукьянов А.И. Переворот мнимый и настоящий. М.,1997; Крючков В.А. Личное дело. Ч.2.  М., 1997; Павлов В.С. Август изнутри. Горбачев-путч.  М.,1995; Болдин В.И. Крушение пьедестала. М.,1997; Медведев В. Человек за спиной. М.,1994; и др.

109 Геллер М. История России. 1917-1995.Т.4 . М. 1997. С.120.

110 Матвейчев О. Уши машут ослом. Сумма технологий. М.,2008; Максимов А. «Чистые» и «грязные технологии выборов. М.,1999; Панарин И. Технологии информационных войн. М.,2003; Почепцов Г.Г. Информационные войны. Киев,2000; Он же. Пропаганда и контрпропаганда. М.,2004.

111 Поцепцов Г. Революция COM. Основы протестной инженерии. М., 2005. 520 С.

112 В своей монографии В.И Козодой также считает данные проблемы актуальными для изучения в настоящее время.  Общественно-политическая жизнь Сибири: вторая половина 1980-середина 1990 гг. Историографический аспект». Новосибирск, 2009.С182.

113 Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик. М.,1977; Конституция Российской Социалистической Федеративной Республики. М.,1978.

114 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК Т.11-15. М.,1971-1989.

115 Неформальная Россия. Справочник. М.,1990;Россия  сегодня. Политический портрет. 1985-1990.  М.,1991; Данилов А.А., Засорин  С.А. Новые политические партии и движения Российской Федерации. М., 1991; Ливанов Б.В. Новые политические партии, движения и коалиции в России и СНГ.  М.,1992; Политические партии, движения, блоки современной России. Нижний Новгород. 1993; Цена метафоры или преступление и наказание Синявского и Даниэля. М.,1990; Власть и диссиденты.  Из документов КГБ и ЦК КПСС. М.,2006: Крамола. Инакомыслие при Хрущеве и Брежневе. 1953-1982 гг. Рассекреченные документы Верховного суда и Прокуратуры СССР.  М.,2005; и др.

116 Общественно-политические организации Омского Прииртышья.1988-1995 гг. (документы и материалы). Омск,1999; Новиков С.В., Макаров А.А. Политические партии и движения Омска. Омск,1995; Пресс-бюллетень Независимого Сибирского информационного агентства «СИБИА». В 3-х частях. 1989-1990 гг. Новосибирск,1995; Неизвестный Кузбасс (1943-1991 гг.), Сборник архивных документов.  Кемерово,1993; Партии и политические движения в Новосибирской области. Новосибирск,1996; Пучкин Д.Т.Политические партии и движения в Новосибирской области. Новосибирск,1997; и др.

117 Рабочее движение Кузбасса. Сборник документов и материалов. Апрель1989 – март 1992 гг. Кемерово,1993.

118 Струкова Е. Альтернативная периодическая печать в истории российской многопартийности (1987-1996). М., 2005. С.32.

119 Горбачев М.С. Жизнь и реформы. В 2т. М.,1995; Он же. Размышления о прошлом и будущем. М., 1998; Гришин В.В. От Хрущева до Горбачева. Политические портреты 5 генсеков и А.Н. Косыгина. Мемуары. М.,1996; Рыжков Н.И.Десять лет великих потрясений. М.,1995: Абалкин Л.И. Неиспользованный шанс: Полтора года в правительстве.  М.,1991;Крючков В.А.  Личное дело. Три дня и вся  жизнь. Части 1-2. М.,1997, 2001;Лукьянов А.И. Переворот мнимый и настоящий. М.,1993; Павлов В.Ч. Август изнутри. Горбачевпутч.-М.,1993;Лигачёв Е.К. Загадка Горбачева. Новосибирск.1992; Зюганов Г.А. Россия и современный мир. М.,1997; Черняев  А.С. 1991 год: Дневник помощника Президента СССР. М., 1997; Он же. Шесть лет с Горбачевым: По дневниковым записям. М.,1993; Он же. Совместный исход.  М.,2008; Бакатин В.В. Избавление от КГБ. М.,1992; Байбаков Н.К. От Сталина до Ельцина. М., 1998; Болдин В.И. Крушение пьедестала. Штрихи к портрету М.С. Горбачева. М.,1995; Бурлацкий Ф. Глоток свободы. В 2 кн.  М.,1997; Шахназаров Г. Цена свободы. М., 1997; Воротников В.И. А было это так: Из дневника члена Политбюро ЦК КПСС. М.,1995; Ельцин Б.Н. Исповедь на заданную тему. М.,1991; Соломенцев М. Верю в Россию. М.,2003; Яковлев А.Н. Горькая чаша. Ярославль,1994;Оников Л.А. КПСС: анатомия распада: взгляд изнутри аппарата ЦК. М.,1996; Печенев В.А. Взлет и падение  Горбачёва: глазами очевидца. М.,1992; Разумов Е.Г. Крушение и надежды (политические заметки). М.,1996.; Шеварднадзе Э. Мой выбор. М., 1996; Хасбулатов Р. Власть. Размышления спикера.  М.,1997; и др.

120 Сахаров А.Д. Воспоминания. В 2т.  М., 1996; Синявский А.Д. Диссидентство как личный опыт //Юность.- -1989. -№5; Зиновьев А.А. Русский  эксперимент. М.,1995; Он же. Смута. М., 1998; Солженицын А.И. Россия в обвале. М., 1998; Амальрик А. Записки диссидента. М.1991; Буковский В.И. И возвращается ветер… Письма русского путешественника. М.,1990; Марченко А. Мои показания. М.,1991; Новодворская В. По ту сторону отчаяния.  М.,1998; и др.

121 Филатов А.П. О времени, о себе, о товарищах. Новосибирск, 2002; Он же. Жили-прожили мы не зря. Новосибирск, 2005; Казарезов В.В. Ветер с полудня. Новосибирск,1997; Индинок И.И. Служить людям. Новосибирск,1995;Муха В.П. Портрет эпохи на фоне биографии. Новосибирск, 2006; Манякин С.И. Сибирь  далекая и близкая. М.,2003; Похитайло Е.Д. Край мой сибирский. Омск,1998; Полежаев Л.К. Путь к себе. Воспоминания. Алма-Ата, 1993; Он же. Перестройка, годы лица … Портреты и размышления. М.,1996 Зайцев А.М. Присягают однажды. Кемерово,2002; Он же. Испытание верности. Кемерово,2004; А. Тулеев. Оставаться самим собой. Кемерово,1999; Он же. Преодоление.  Кемерово,2009; и др.

122 Хроника текущих событий:  http://www.memo.ru/history/diss/chr/index.htm

123 Музей и общественный центр им. Андрея Сахарова:  www. Sakharov-center. ru

124 Архив В. Буковского: http://psi.ece.jhu.edu/~kaplan/IRUSS/BUK/GBARC/pdfs/dis70/ct2-71.pdf

125 РГАНИ.Ф.5.ОП.63.Д.86.Л.3,5,13,37.

126 РГАНИ.Ф.5.ОП.68.Д.355.Л.2.

127 Власть и диссиденты. Из документов КГБ и Центрального Комитета КПСС. М.,2006.С.136.

128 Поиски. Ч.1. - 1983. - № 5/6. - С.201-203.

129 Коновалов А.Б. Партийная номенклатура Сибири в системе региональной власти. Кемерово. 2006.  С.63.

130 Россия сегодня. Политический портрет в документах. М., 1991. С.12-13; Попов А.М. Политические партии и движения в России: история становления и идеология. 1985 - 1995 гг. С.30.

131 Вести из СССР. -1989  - № 21/22. - С.274 -277.

132 РГАСПИ.Ф.660.ОП.6.Д.6.Л.14-15.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.