WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 


       На правах рукописи

САЛОВ Игорь Александрович


ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОГРАММЫ ЮЖНОРОССИЙСКОГО БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ И ИХ ПРАКТИЧЕСКАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ

(ноябрь 1917 – 1920 гг.).

ИСТОРИОГРАФИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Специальность 07.00.09 — Историография, источниковедение и методы исторического исследования

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук














МОСКВА — 2010




Диссертация выполнена на кафедре истории Военного университета

Научный консультант  —  доктор исторических наук,  профессор

Ястремский Анатолий Михайлович

       

                               

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук,  профессор

Шилова Галина Федоровна

доктор исторических наук,  профессор

Мунчаев Шамиль Магомедович

доктор исторических наук, профессор

Мулюков Ренат Саетгалиевич

Ведущая организация: Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова.

Защита состоится «______» ноября  2010 г.  в_____ часов на заседании диссертационного совета по историческим наукам ( Д 215.005.06) в Военном университете (103001, г. Москва, ул. Б. Садовая, д 14).

  С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Военного университета.

Автореферат разослан  «_____» октября 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета по историческим наукам

кандидат исторических наук, профессор

А. М. Махров



I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Гражданская война и военная интервенция в России (1917-1922 гг.) – один из наиболее ярких и в то же время драматических периодов в истории нашего Отечества. Вооруженные столкновения между отдельными отрядами оппозиции и Красной Гвардией в конце 1917 г. переросли в мае 1918 г. в широкомасштабные военные действия регулярных армий, охватившие всю огромную территорию нашей страны. Война разделила враждующие стороны на два основных лагеря: «красный» и «белый». Победа одного из них определила всю дальнейшую историю России, изобилующую драматическими моментами.



По своему социальному составу противоборствующие силы включали представителей всех сословий и народностей Российской империи. Однако Белое движение в этом отношении отличалось большей пестротой. Палитра сил, оппозиционных Советской власти, была богаче не только социальным происхождением участников, политической ориентацией общественных организаций и партий, но и их территориальным размещением. Белое движение изначально имело периферийный характер и зародилось на Юге России. Эта южная ветвь общего антисоветского потока сыграла одну из главных ролей в развернувшейся борьбе за власть. Значимость исторических событий, происходивших на Юге России с ноября 1917 г. по конец 1920 г., определили их соответствующую интерпретацию в отечественной исторической науке. Южнороссийское Белое движение неоднозначно оценивалось последующими исследователями и до настоящего времени требует объективного анализа существовавших историографических концепций. Несмотря на многочисленные книги, статьи, исследования, история Гражданской войны на Юге России еще не получила объективного и всестороннего освещения.

Этим важнейшим условием обусловлена необходимость разработки поднятой в диссертационном исследовании научной проблемы, актуальность которой представляется следующим образом:

– во-первых, восстановление объективной и правдивой истории Белого движения позволит воссоздать реальную картину социальных сдвигов, политического и военного противоборства, происходившего в южном регионе нашей страны в первые годы утверждения Советской власти;

– во-вторых, заявленная диссертантом тема диссертации актуализируется тем, что сегодня идет интенсивный процесс переосмысления, отказа от многих устаревших и мифологизированных положений в освещении истории южнороссийского Белого движения. Поэтому его историографическое исследование должно способствовать осмыслению новых и традиционных для данной темы вопросов;

– в-третьих, актуальность рассматриваемой научной проблемы усиливается той социальной ролью, которую играет историография в современном обществе. Зародыш Гражданской войны, как вооруженного противоборства различных политических сил, появился на Юге России. Происходившие здесь события имели этапное значение для российской истории. Соответственно, они неизменно являлись одним из приоритетных направлений в изучении истории Гражданской войны. Революционные события, произошедшие в нашем Отечестве в конце 80 – начале 90-х годов минувшего столетия, выдвинули ряд причин на авансцену российской исторической науки;

– в-четвертых, кроме того, во времена больших перемен в обществе получают распространение крайние суждения и ригористические оценки, происходит романтизация и идеализация того, что прежде отрицалось и обличалось. В связи с этим системное знание о событиях революции и Гражданской войны, свободное как от старых, так и от новых стереотипов и мифов, может содействовать понижению уровня социальной напряженности в обществе, которое переживает тяжелые трансформации в процессе созидания демократического, правового государства.

Степень научной разработанности проблемы

История Гражданской войны в России не была обделена вниманием ученых и в количественном отношении настолько обширна, что не поддается сколько-нибудь точному учету. Она включает в себя огромное число всевозможных сочинений. По самым приблизительным подсчетам, проведенным современными исследователями темы, число печатной продукции по этой проблеме превысило к настоящему времени более 30 тыс. книг и статей1. Значительное место в этом массиве литературы занимают вопросы Белого движения на Юге России. В каталогах Российской государственной библиотеки автор настоящей диссертации выявил более чем 12 тыс. сочинений, в той или иной мере отражавших эту проблему.

Такой огромный массив литературы не мог не возбудить особого научного интереса к тому, что и как писали историки о Гражданской войне в целом и о её развитии в южном регионе страны в частности. Труды, отражающие историографическую разработанность проблемы, также весьма разнообразны. В зависимости от уровня научного анализа и обобщений, их можно разделить на библиографические указатели литературы, историографические обзоры в научных исследованиях и специальные труды по историографии Гражданской войны.

Вопросы историографии проблемы идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и опыта их реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.) если не ставились напрямую то, по крайней мере, обозначались в рецензиях, комментариях, библиографических обзорах литературы, в том числе изданной в белой эмиграции2. Рецензии на издаваемые за рубежом научные труды стали первым опытом историографического анализа темы белогвардейского движения в советской исторической науке. Например, только журнал «Пролетарская революция» в 1921 – 1929 гг. опубликовал около 30 рецензий на книги, написанных представителями белой эмиграции3. Аналогичные историографические обзоры публиковали и многие другие журналы. Однако, в большинстве случаев, рецензии на зарубежную белоэмигрантскую литературу преследовали не научную, а скорее пропагандистскую и идеологическую цели – показать несостоятельность в научном плане рецензируемых трудов, дискредитировать их авторов, а также доказать неизбежность и закономерность победы советской власти в Гражданской войне.

Новое направление в изучении историографии темы было положено публикацией первого аннотированного библиографического указателя литературы по истории революции и Гражданской войны, подготовленного И.В. Владиславлевым. В кратких аннотациях к работам оценивалась документальная база исследований, их объективность по отношению к деятельности антисоветских сил, в том числе и на Юге России4. В дальнейшем библиографические указатели литературы по теме Гражданской войны получили широкое распространение в советской исторической науке5.

Вплоть до середины 50-х гг. прошедшего столетия по определенным причинам социально-политического характера, связанных с культом личности Сталина, историки практически не обращались к вопросам историографии Белого движения на Юге России.

После смерти «вождя всех народов» вопрос о необходимости внедрения новых подходов к изучению истории Гражданской войны был поднят на партийном уровне. В 1956 г. в журнале «Коммунист» была опубликована статья
«О некоторых вопросах истории гражданской войны», в которой были выделены основные направления разработки истории Гражданской войны и указаны слабые места в этом вопросе6. В 1961 г. по завершении издания многотомного труда «История гражданской войны в СССР» вышла в свет статья С.С. Хесина, в которой намечался ряд проблем, требовавших первоочередной разработки в исторической литературе7. Тема историографии Гражданской войны активно обсуждалась в периодической печати8. Проводились отдельные исследования на уровне монографических работ9.

Некоторые историки подняли вопрос об объективности господствовавших в исторической науке оценок истории Белого движения, в том числе и на Юге России. Так, Г. Голиков, рассуждая на страницах журнала «Коммунист» об изучении истории Октябрьской революции, считал, что «противника нужно представлять реально, а не абстрактно и анонимно»10. Эта идея была развита в 1962 г. генерал-лейтенантом А.И. Тодорским. Указывая на утрированные характеристики генералов М.В. Алексеева, А.И. Деникина, М.К. Дитерихса в мемуарах М.Д. Бонч-Бруевича, он в «Литературной газете» сформулировал проблему следующим образом: «Не следует наших врагов изображать людьми безвольными, невежественными, глупыми. Если бы они были таковыми, то стоило ли так затягивать борьбу с ними, да и велика ли честь Красной Армии разгромить таких противников»11.

Крупным событием в историографии Гражданской войны стало историографическое исследование И.Л. Шермана, посвященное изучению данной темы в 1920 – 1931 гг. в советской исторической науке12. Итоги научных изысканий указанного историка нашли отражение в опубликованной им монографии. Примечательно, что значительная часть содержания этой работы посвящена анализу исторической литературы, отражающей ход Гражданской войны в различных районах страны. Шерман попытался опровергнуть утвердившееся среди историков мнение о полном отсутствии в историографии темы 1920-х гг. научных исследований. По его мнению, часть трудов мемуарного плана, написанных крупными советскими военно-политическими деятелями, по своему документальному обоснованию может быть отнесена к научным работам13.

Между тем, Шерман в противовес точке зрения Г. Голикова и А.И. Тодорского, высказывавшихся за более объективные оценки лидеров Белого движения, требовал серьезной критики «чрезмерного увлечения освещением политики контрреволюции»14. И, как показывает историографический анализ научной литературы, основная масса ученых на данном этапе развития историографии, разделяла позицию И. Шермана. Правда, имелись, и исключения из правил. Так, Л.М. Спирин позитивно осветил некоторые аспекты истории Белого движения, в том числе и его южноросской ветви15.

В середине 60-х гг. советские историки после длительного молчания стали признавать наличие обширной зарубежной историографии Гражданской войны, оценивая её, впрочем, по устоявшейся традиции, как «ненаучную, сугубо клеветническую и самообличительную»16.

В 70-е – первой половине 80-х гг. изучение историографии и источниковедения Гражданской войны было продолжено в научных статьях, монографиях и диссертациях17. Однако большинство исследователей тему Белого движения на Юге России, а тем более историографии её идеологических оснований, политических программ, практически не затрагивали. В лучшем случае, они ограничиваются лишь отдельным суждениями, жестко критикующими «антинародные белые правительства» и их политику.

Определенный интерес для изучения историографии Белого движения на Юге России представляет докторская диссертация В.П. Наумова, в которой с позиций марксистско-ленинской идеологии анализируется литература о борьбе с «деникинщиной». Необходимое внимание диссертант уделил результатам изучения советскими историками идеологических оснований и политических программам южнороссийского Белого движения, а также их практической реализации в социально-экономической и политической сфере18.

На данном этапе развития советской историографии отмечалось повышение научного интереса советских исследователей к зарубежной историографии Гражданской войны. В этом отношении выделяется монография В.Д. Поликарпова, в которой давался, пока еще поверхностный, анализ литературы русского зарубежья. Автор признал, что с начала 70-х гг. русскоязычная литература по истории гражданской войны в России и первых шагов Советской власти стала разрабатываться за рубежом интенсивнее, чем за все прежние десятилетия» 19.

Тем не менее по-прежнему до середины 80-х гг. ХХ столетия советскими историографами делались принципиальные отличия между советской и зарубежной иностранной исторической наукой. Большинству оценочных суждений советских авторов были присущи тенденциозность, вызванная необходимостью соблюдения классового подхода и принципа партийности в исторических исследованиях. В абсолютном большинстве работ проводилась мысль о том, что наши соотечественники за рубежом не могут дать объективной картины истории Гражданской войны, в том числе идеологическим основаниям и политическим программам южноросского Белого движения. При этом неизменной оставалась линия на отрицание научной ценности иностранных трудов. Как правило, зарубежная историография выступала объектом разоблачения различного рода «фальсификаций» истории Гражданской войны, хотя в редких, исключительных случаях советская научная общественность информировалась о наличии за границей советологических центров, и об издаваемых там научных трудах20.

Со второй половины 80-х гг. с началом перестроечных процессов в советском обществе в исторической науке стала складываться принципиально иная историографическая ситуация. Тема Гражданской войны превратилась в своеобразную арену идеологической борьбы, проводившейся под лозунгами поиска «исторической правды», ликвидации «белых пятен истории». В октябре 1989 г. руководитель Идеологического отдела и секретарь ЦК КПСС В. Медведев выразил тревогу по поводу того, что ученые-обществоведы стали заниматься не «очищением социализма», не исправлением деформаций, а встали на путь пересмотра основ коммунистической идеологии и политики21. В этой связи перед исследователями была поставлена задача «отстаивать принципиальные позиции Ленина, Октябрьской революции, социалистического выбора»22.

Историографический аспект Белого движения в Гражданской войне на Юге России (ноябрь 1917 – 1920 гг.) с начала 90-х гг. и по настоящее время развивался во вводных разделах монографий и диссертаций23.

Вопросы об объективных оценках партий и общественных движений в историографии Гражданской войны, её актуальных аспектах, перспективах и тенденциях развития стали предметом размышлений и дискуссий, нашли отражение в ходе начавшейся в публицистике полемики24. Показателем зарождения нового периода в изучении Гражданской войны, в том числе и проблем Белого движения, стало активное и весьма плодотворное взаимодействие отечественных историков с зарубежными коллегами, умножение форм и методов исследовательской практики, ее содержательное и жанровое многообразие. При этом в отношении историографии Белого движения (в том числе и его южноросской ветви) наметилась отчетливая тенденция к сближению оценочных суждений отечественных и зарубежных ученых.

Именно в это время появляются первые собственно историографические исследования Белого движения и её различных его аспектов25. В этом ряду историографических работ обращает на себя особое внимание книга В.И. Голдина, в которой дана оценка большинству современных историку научных изданий, изложена и прокомментирована поднятая в них проблематика26. Историку удалось правильно выявить и охарактеризовать основные тенденции новейшей отечественной, а, во многом, и зарубежной историографии, показать новые концепции и современные подходы к анализу антибольшевистского движения, итогам и последствиям войны. В.И. Голдин показал принципиальные отличия трудов современных российских историков от работ советских авторов. По его мнению, до середины 1980-х гг. советская историография трактовала Гражданскую войну с позиций героизма защитников советской власти, игнорируя ее трагизм, братоубийственный характер. Как правильно отмечается в работе, в конце 80-х гг. XX столетия от апологии классового подхода и «ленинской концепции» исследователи перешли к идеологическому и методологическому плюрализму, от истории преимущественно советской, «красной», – к истории противников большевиков27..

Более высоким уровнем научного историографического анализа отмечена диссертация А.И. Ушакова, в которой автор всесторонне раскрыл отечественную историю изучения антибольшевистского движения в годы Гражданской войны28. Историографическому анализу подвергались историографические и исторические источники российского зарубежья, советской и постсоветской исторической науки. Между тем исследуемая в настоящей работе научная проблема не нашла у А.И. Ушакова достаточного историографического осмысления.

Таким образом, изучение историографической литературы последнего десятилетия позволяет констатировать достаточно высокий уровень научной разработанности историографии Белого движения в Гражданской войне в России. Некоторые историографические аспекты такой крупной научной проблемы как: идеологические основания, политические программы южнороссийского Белого движения и опыт их реализации в ноябре 1917 – 1920 гг., освещались в ряде монографий, книг, диссертаций, статей. Именно этот факт дает основание для её соответствующей углубленной комплексной разработки – в специальном диссертационном исследовании.

Объект исследования – отечественная историография Белого движения в годы Гражданской войны в России.

Предмет исследования – научная деятельность советских и современных российских историков в области формирования и развития исторических знаний об идеологических основаниях, политических программах южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.).

Хронологические рамки историографического исследования охватывают время от появления первых публикаций по теме в 1918 г. до настоящего времени.

Хронологические рамки изучаемого исторического периода определяются началом организованного сопротивления Советской власти на Юге России с ноября 1917 г., когда на Дону стали формироваться первые добровольческие отряды, до ноября 1920 г., когда остатки разбитых белых армий эвакуировались из Крыма за границу.

Научная проблема, решаемая в диссертации, заключается в разработке теоретико-методологических аспектов работы, выработке стратегии исследования и анализе её источниковой базы, изучении различных исторических концепций, факторов, обусловивших их появление, основных направлений, особенностей и ведущих тенденций развития научной проблемы в различные историографические периоды.

Логическим результатом проведенного исследования являются авторские оценки дискуссионных вопросов, общие выводы по работе и сформулированные диссертантом историографические уроки.

Цель диссертации заключается в проведении комплексного исследования для выработки научно научно-практических рекомендаций и предложений в интересах утверждения в исторической науке объективных, научно-обоснованных взглядов и концепций об идеологических основаниях, политических программах южнороссийского Белого движения и их практической реализации в России (ноябрь 1917 – 1920 гг.).

Для достижения поставленной цели сформулированы следующие исследовательские задачи:

– разработка методологии исследования поднятой в диссертации проблемы и всесторонний анализ её источниковой базы;

– изучение особенностей развития историографии темы на этапе Гражданской войны (1917-1920 гг.)

– сравнение научных позиций ведущих исследователей, выявление важнейших тенденций и особенностей эволюции научных взглядов на исследуемую в настоящей диссертации научную проблему в советской исторической науке (20-е – первая половина 80-х гг.);

– изучение генезиса развития темы во время зарождения новых подходов в отечественной исторической науке (примерно вторая половина 1980-х – 1991 г.);

– выявление спорных и дискуссионных аспектов изучения идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и опыта их реализации в процессе утверждения и становления новых подходов в отечественной исторической науке (примерно 1992 – до настоящего времени), и их анализ с учетом современных требований, предъявляемым к научным исследованиям;

– авторские обобщения по результатам проведенной работы, выведение историографических уроков, определение наиболее перспективных направлений в изучении темы, формулировка научно-практических рекомендаций, реализация которых будет способствовать дальнейшему развитию исторической науки.

Теоретико-методологические основы исследования

Работа строилась преимущественно на диалектическом методологическом подходе. Изучаемую проблему соискатель стремился рассматривать всесторонне, во взаимосвязи явлений, их постоянном развитии, конкретно исторически.

В качестве философско-социологического метода автор использовал исторический материализм. При этом он исходил из того, что творческое использование данного метода позволяет достаточно гибко рассматривать соотношение материальных и духовных факторов в оценке конкретных теорий, разработанных в рамках других социологических подходов. Более того, представляется, что длительное господство догматических интерпретаций марксистской философии в отечественном обществоведении делает это необходимым условием для творческого развития методологии историографических исследований.

В своей работе соискатель руководствовался такими основными принципами исторической науки, как историзм и объективность.

Руководствуясь принципом объективности, соискатель старался придерживаться следующих дополнительных методологических ориентиров: исключение авторских претензий на исчерпывающую полноту анализа и на оценку полученных результатов как абсолютной истины; обеспечение преемственности в проводимом исследовании; стремление избегать каких-либо заранее заданных оценочных суждений; всестороннее изучение как можно большего объема исторических фактов и на этой основе обоснование выводов; конкретность анализа историографических источников.

Историзм в диссертации обеспечивался, прежде всего, анализом каждого историографического факта и историографического источника в его развитии, взаимосвязи, взаимообусловленности; изучением поставленной научной проблемы в единстве прошлого, настоящего и будущего; рассмотрением всех историографических источников как с точки зрения их накопления и систематизации, так и с точки зрения оценки и интерпретации; стремлением оценивать мотивы действий исследователей с учетом доминирующих в тот период взглядов и представлений.

Применительно к историографическому исследованию принцип историзма реализовывался через рассмотрение событий и явлений в хронологической последовательности, а также через преемственность историографических периодов. Немаловажное значение диссертант придавал изучению историографических фактов в тесной связи с конкретными историческими условиями их появления.

В диссертации использованы такие общенаучные методы, как исторический и логический. Автор стремился изучить проблему синхронно и диахронно, то есть в пространственном и временном выражении, в перспективе и ретроспективе, учитывая её предшествующее и последующее состояния. Применены также методы: восхождения от конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкретному, системный подход и системный анализ.

Из основных исторических методов научного исследования использовались историко-генетический, историко-типологический, историко-системный, проблемно-хронологический и другие, описанные в трудах отечественных ученых по теории и методологии исторических исследований29. Изучение и изложение исторического материала осуществлялось с позиции проблемно-хронологического подхода.

Автор стремился исследовать генезис рассматриваемой научной проблемы, выявить её сущность, характерные черты и особенности на различных историографических периодах. Историография идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.) рассматривалась с учетом её включенности в общую историографию Гражданской войны и вместе с тем как самостоятельный объект исследования.

Диссертант подходил к изучению поднятой им научной проблемы как к весьма сложному противоречивому многогранному явлению, плодотворно исследовать которое возможно лишь на основе комплексного междисциплинарного подхода. Поэтому в работе были использованы такие методы анализа социальных процессов, как структурно-функциональный, деятельностный, психологический.

Автор настоящей диссертации не разделяет популярного в последнее десятилетие прошедшего столетия однозначно негативного подхода в оценке научной деятельности советских историков. Представляется, что концепция тоталитаризма, из которой он проистекает, носит излишне политизированный характер и не позволяет изучить проблему во всей её полноте и сложности. Диссертант поддерживает точку зрения тех ученых, которые рассматривают советскую историографию, исходя из концепции модернизации России от традиционного к индустриальному обществу, который проходил под лозунгами строительства социализма.

Источниковая база исследования. Специфика историографической диссертации во многом зависит от особенностей его источниковой базы. Главными элементами, которыми оперирует историограф, являются историографические источники. Под ними понимаются «те исторические источники, которые определяются предметом историографии и несут информацию о процессах, протекающих в исторической науке и в условиях ее функционирования»30.

С учетом приведенного определения историографические источники подразделены диссертантом на относительно самостоятельные видовые группы и подгруппы. В качестве важнейших критериев для такой классификации выступают происхождение, особенности содержания, степень научных обобщений, адекватность отражения исторической действительности, тематическая направленность, виды публикаций, авторство и т.д. Ими определяется важность и место источника в иерархии источниковой базы исследования. Принимая во внимание перечисленные критерии, в качестве основных элементов источниковой базы настоящего исследования можно считать литературу и документальные материалы.

Под литературой в источниковедческом аспекте историографического исследования идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.) автор диссертации понимает всю совокупность разнохарактерных, но вместе с тем тематически ориентированных печатных или рукописных общественно значимых произведений письменности. По уровню научного анализа и обобщений среди них ведущую роль играют монографии, диссертации, научные и научно-популярные статьи в периодической печати, тематических сборниках, справочно-энциклопедических изданиях и др. Тенденции в развитии современной историографии Беглого движения на Юге России в годы Гражданской войны отражены в материалах научных конференций.

Отдельно выделяется учебная литература, включающая в себя учебники и учебные пособия или специальные разделы в них. К самостоятельной группе литературы относятся популярные книги и брошюры, рассчитанные на массового читателя. В исключительных случаях в качестве историографических источников могут выступать некоторые художественные произведения, которые в последнее время также становятся предметом историографического анализа31. Как правило, на основе учебной, научно-популярной и художественной литературы формируется общественное знание о Гражданской войне и о событиях, происходивших на Юге России. Эти виды сочинений отражают устоявшиеся в исторической науке важнейшие концептуальные положения. Поэтому в настоящем диссертационном исследовании их анализу уделено необходимое внимание.

К литературе, как историческому источнику, диссертант относит мемуары и воспоминания, написанные свидетелями и непосредственными участниками войны. Кроме записок белогвардейских генералов и офицеров32 в диссертации использовались и работы, основанные на личных воспоминаниях лидеров большевистской партии. Здесь выделяются произведения Л.Д. Троцкого «Моя жизнь» и «Как вооружалась революция»33, который в годы Гражданской войны находился в центре событий. В тексте указанных работ целиком приводятся документы, автором которых является Л.Д. Троцкий. Однако достоверность и полнота приводящейся в сочинениях подобного рода информации требует дополнительной проверки из-за выгодной для их авторов преднамеренной тенденциозности в подборе и интерпретации фактов.

Как сами события Гражданской войны, так и её историография, отражены в значительном количестве документальных материалов, позволяющих не только создать объективную и всесторонне аргументированную картину изучаемых событий, но глубже понять закономерности их научного осмысления.

Документальные источники по своей информативной направленности целесообразно подразделить на два вида: относящиеся собственно к истории войны и те, которые раскрывают процесс становления и развития историографии. Последние представлены, в первую очередь, документацией государственных учреждений и источниками личного происхождения, сохранившимися в личных фондах историков письмами, черновиками докладов и выступлений, набросками статей, рецензиями на научные труды и т.п.

Наиболее важными при подготовке историографического труда являются документы, отражающие процесс формирования и развития научных представлений об истории Гражданской войны. В первую очередь это постановления и решения партийно-государственных органов о развитии исторической науки, подготовке или издании конкретных научных трудов34.

К этой группе источников тесно примыкают различные замечания, мнения и решения первых лиц государства, сделанные по поводу проектов издания крупных научных работ. Это касается указаний руководителей советского государства о подготовке фундаментальных трудов и сборников документов, посвященных истории войны, оценок ведущими историками темы их научного творчества, содержания различных изданий и публикаций и по некоторым другим вопросам. Так, определенную информативную значимость имеют правки и замечания И.В. Сталина на макетах учебников по истории СССР, представленных ему на рецензирование в 1935 и 1937 гг.35 В свою очередь, в 1989 – 1990 гг. журнал «Вопросы истории КПСС» представил научной общественности пометки В.И. Ленина на первом томе книги А.И. Деникина «Очерки Русской Смуты»36. Изучение таких первоисточников позволяет проследить влияние высших органов государственной власти на формирование официальных концепций Гражданской войны, места и роли в ней Белого движения.

Среди личных документальных материалов историков большое значение имеют черновики неопубликованных рукописей и авторских предисловий к печатным изданиям, корректуры, автобиографии, анкеты, рецензии, частная переписка, дневниковые записи и др. Изучение этих источников позволило диссертанту проследить динамику эволюции научных взглядов ведущих историков темы, степень зависимости их творчества от воздействия различных факторов, детализировать условия подготовки крупных монографий, сборников документов и т.п.

Основная часть документов по вопросам развития историографии темы сосредоточена в фондах Российского государственного архива социально-политической истории. Так, в указанном архиве были проанализированы некоторые документы из фондов Центрального комитета КПСС (1898, 1903 – 1991), имеющие отношение к рассматриваемому периоду (РГАСПИ. – Ф.17). Представляют интерес документы Истпарта ЦК ВКП(б) за 1920 – 1935 гг. и Института марксизма-ленинизма (РГАСПИ. – Ф.70, 71). В них имеются, к примеру, неопубликованные статьи ученых и политических деятелей о лагере контрреволюции и Белом движении. Некоторые их фрагменты вошли в пятитомник «История Гражданской войны».

В качестве историографических источников диссертант использовал сообщения периодической печати, объясняющие историческую эпоху, в которой формировались новые воззрения на историю Гражданской войны и события на Юге России. Они помогали оценивать общественную атмосферу как фактор, влияющий на научное творчество историков.

Часть необходимого для проведения исследования материала была почерпнута из информационных ресурсов Интернета. Диссертант относился к ним с известной осторожностью, вовлекая в научный оборот после дополнительной проверки.

Специфическими историографическими источниками автор диссертации считает документы, непосредственно запечатлевшие события Белого движения на Юге России. В зависимости от перечисленных ранее критериев они также имеют свою классификацию.

Среди них выделяются официальные правительственные источники, включающие постановления и решения высших партийных и государственных органов Советской власти, письма и обращения руководства ВКП(б), в первую очередь, В.И. Ленина, к членам партии и народу, вопросам военно-поли­тической обстановки на южном направлении37.

Соответствующим образом диссертантом изучены воззвания, указы, заявления и обращения к населению белогвардейских правительств, главнокомандующего Вооруженными силами Юга России А.И. Деникина, командующего Южной армией барона Врангеля.

Наибольшее количество документов руководителей Белого движения опубликовано в «Архиве русской революции», а также в других сборниках – «Белое дело», «Белый архив», «Архив гражданской войны» и др., издававшихся за рубежом38. В них документы и материалы публикуются, как правило, в текстах воспоминаний военных деятелей Белого движения.

Большое значение для проводимого исследования имела делопроизводственная штабная документация, состоявшая из переписки командиров и воинских начальников всех степеней, донесений о сражениях и боях, журналов военных действий, журналов входящих и исходящих бумаг штабных канцелярий, рапортов и ведомостей по строевой части, тыловому обеспечению войск как «белых» так и Красной армий. Часть этих, документов преимущественно, характеризующих действия РККА, публиковались в сборниках документов.

Их изучение давало возможность диссертанту самостоятельно судить о механизме функционирования армейских организмов и о характере его интерпретации в исторических сочинениях. Кроме того, эти материалы позволяли автору настоящей диссертации аргументировать собственную точку зрения в научной полемике.

Документы, непосредственно отражающие события 1917-1920 гг., также рассредоточены по многочисленным фондам Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) и Российского государственного военного архива (РГВА). Так, в частности, в ГАРФ хранятся материалы Русского заграничного исторического архива в Праге (т.н. «Пражский архив»). Особый интерес для исследователей Белого движения на Юге России представляют фонды р-5827
(А.И. Деникин), р-5974 (В.В. Шульгин), р-6065 (С.П. Постников). В РГВА хранятся коллекции документов частей, соединений и учреждений белой армии, насчитывающих более 700 фондов свыше 25 тысяч дел39. Основная часть этих документов имеют военно-оперативный характер.





Следует также отметить, что большое количество разнообразных материалов о Гражданской войне на Юге России сосредоточено в региональных государственных архивах Краснодарского края, Ростовской области, Новороссийска, Новочеркасска и других городов. Их изучение началось еще в конце XX столетия, а повышение исследовательского интереса в современных условиях к фондам местных архивохранилищ стимулировало написание новых научных трудов.

Документы центральных и региональных архивов к настоящему моменту систематизированы, описаны и вполне доступны каждому исследователю. Более того, значительная часть источников публиковалась в периодической печати и издавалась отдельными сборниками. Характеристика архивных фондов и документальных публикаций в обязательном порядке предваряет диссертационные исследования. Обзор документальных источников также неоднократно давался в ряде монографий и источниковедческих статей40.

Между тем вопросы, связанные с накоплением, публикацией и разбором исторических источников по теме настоящей диссертации, рассматривались лишь в самом общем плане, поскольку их анализ является предметом источниковедения и других исторических дисциплин.

Периодическая печать как исторический источник представлена преимущественно периодикой Белого Юга России, а также информационными сообщениями и заметками, публиковавшимися в советских газетах.


II. СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ

Структура диссертации обусловлена содержанием решаемой научной проблемы, целью и основными задачами исследования. Она включает введение, четыре главы, состоящие из девяти параграфов, заключение, список источников и литературы. Диссертация снабжена списком сокращений.

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, определены степень разработанности научной проблемы, её основное содержание, объект, предмет, цель, задачи исследования и его хронологические рамки. Здесь же обозначены теоретико-методологические основы, дана характеристика источниковой базы, оценена научная новизна проделанной работы. Также диссертантом сформулированы основные положения, выносимые на защиту, указана научно-практическая значимость диссертации, приведены сведения об апробации результатов исследования.

Глава I. «Методология проблемы и характеристика источников»

В первом параграфе – «Методология исследования проблемы» – автор провел аналитическое осмысление методологических аспектов историографического исследования. Конкретизированы применительно к теме историографии идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.), методологические традиции советской и современной историографии. Выделены и обоснованы важнейшие современные методы и принципы научного поиска в этой области исторической науки.

Особое внимание уделено разработке методологии периодизации отечественной историографии темы.

Во втором параграфе – «Характеристика источниковой базы исследования» – проанализированы основные группы источников, используемых в диссертации.

Глава II. Белая идея, политические программы южнороссийского белого движения и их отражение в историографии периода Гражданской войны (ноябрь 1917 – 1920 гг.)

В первом параграфе – «Отражение белой идеи, политических программ Южнороссийского Белого движения в источниках и литературе периода Гражданской войны» – проанализировано зарождение историографии Белого движения в контексте изучения истории Гражданской войны, начиная с первых публицистических работ по этой теме.

Глава III. Идеологические основания, политические программы южнороссийского белого движения и их практическая реализация: история изучения проблемы в советской историографии

В первом параграфе – «Первый историографический опыт исследования темы в условиях относительной творческой свободы (1920-е – примерно первая половина 1930-х гг.)» – освещены основные методологические принципы создания первых сочинений и формирования официальной СОВЕТСКОЙ концепции войны. Выделены особенности развития историографии на этом этапе её эволюции.

Во втором параграфе – «Период безраздельного господства сталинской историографической парадигмы и теоретико-методологических координат хрущевской оттепели (примерно вторая половина 1930-х – примерно первая половина 1960-х годов): степень научной разработанности проблемы» – изучены основные факторы и причины, способствовавшие утверждению в историографии Белого движения положений, наиболее удовлетворяющих сталинской концепции Гражданской войны. Одновременно рассмотрены особенности развития историографии темы в период хрущевской «оттепели», характеризующиеся стремлением ряда историков к более полному и объективному анализу идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.) в рассматриваемый исторический период.

В третьем параграфе – «Историография проблемы периода ресталинизации советской исторической науки (примерно вторая половина 1960-х – примерно первая половина 1980-х годов)» – выведены основные тенденции и рассмотрены важнейшие направления дальнейшего изучения темы. Доказано регрессивное влияние на характер проводимых исследований идеологических установок партийно-государственного руководства страны, способствовавших сужению исследовательской проблематики и подгону конечных результатов работ под заранее заданные выводы. Автор диссертации дал характеристику важнейших работ официального направления в историографии.

Глава IV. Проблема идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и опыта их реализации в историографических источниках периода зарождения, становления и утверждения новых подходов в отечественной исторической науке (примерно вторая половина 1980-х – до настоящего времени)»

В первом параграфе – «Советская историография проблемы в период перестройки (примерно вторая половина 1980-х – 1991 г.)» – прослеживается развитие тех основных тенденций, которые обозначились в историографии изучаемой проблемы во второй половине 50-х гг. – перовй половине 80-х гг. Основное внимание диссертантом обращено на новые явления, вызванные переменами в социально-политической жизни страны и перестройкой советской исторической науки.

Во втором параграфе – «История изучения проблемы в период становления новых подходов в постсоветской исторической науке (примерно 1992 – примерно 1998 гг.)» – дан анализ состояния отечественной исторической науки и историографии темы после развала СССР. Рассмотрены наиболее дискуссионные аспекты темы, вызывающие острые споры среди современных исследователей Белого движения, в том числе и на юге России в ноябре 1917 – 1920 гг. Показано значение тематических научных конференций, а также научной деятельности молодых ученых для современного развития историографии проблемы и утверждения в исторической науке новой концепции Гражданской войны.

В третьем параграфе – «Приращение исторических знаний по проблеме в период утверждения новых подходов в постсоветской исторической науке (примерно 1999 – до настоящего времени)» – дана характеристика литературы изданной в последнее десятилетие. Выявлены и проанализированы спорные и дискуссионные аспекты изучения идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и опыта их реализации с учетом современных требований, предъявляемым к научным исследованиям.

В заключении диссертации подведены итоги исследования, сделаны основные выводы о результатах деятельности отечественных историков по изучению идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.). Выведены тенденции и направления в развитии темы. Оценено значение полученного историографического опыта для современности, сформулированы научно-практические рекомендации.

III. НАУЧНАЯ НОВИЗНА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Научная новизна диссертации вытекает как из самой постановки проблемы, так и из её содержания. Она определяется прежде всего недостаточной разработанностью темы в отечественной историографии и заключается в следующем:

– во-первых, автор диссертации впервые в отечественной исторической науке аналитически осмыслил с позиций современного мировоззренческого восприятия общественного развития ретроспективу методологических подходов и совокупность накопленных исторических знаний по историографии идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.). В процессе работы над научной проблемой, дальнейшую теоретическую проработку получили методы, принципы и категории историографического исследования;

– во-вторых, в настоящем труде представлена авторская классификация историографических источников, изучены отдельные аспекты формирования и развития документальной источниковой базы, установлена степень использования исторических источников в научных трудах в различные историографические периоды;

– в-третьих, впервые в отечественной историографии проведено комплексное исследование всего массива литературы от первых печатных изданий до сочинений наших дней. Основное содержание диссертации посвящено разбору научных позиций ведущих исследователей, а также историографическому анализу социально-политической проблематики белогвардейского движения на Юге России в годы Гражданской войны. Диссертант критически проанализировал процесс формирования и эволюции научных представлений по данной проблеме, вскрыв особенности, устойчивые тенденции, направления и формы развития историографии, сосредоточив особое внимание на факторах, обуславливавших их изменение. В настоящей работе продолжена линия, обозначенная в сочинениях последнего десятилетия, на выявление причинной обусловленности и развенчание многочисленных домыслов и стереотипов в освещении истории и историографии Гражданской войны;

– в-четвертых, одной из важнейших сторон проводимого исследования, до настоящего времени комплексно и всесторонне не анализировавшейся, стало определение дискуссионных аспектов современной историографии. При их изучении, автор диссертации проявлял, по возможности, документально обоснованное отношение к научному спору. Значительная часть ранее гипотетические высказанных предположений и выводов, либо получили дополнительную аргументацию с опорой на новые первоисточники, либо, подобным же образом, были уточнены или признаны несостоятельными;

– в-пятых, впервые вводится в научный оборот определенное количество архивных документов и материалов, способствующих объективному познанию изучаемой темы;

– в-шестых, сформулированы выводы и научно-практические рекомендации, вытекающие из исторического опыта научной деятельности ученых по изучению идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.). Последовательное решение поставленных перед автором диссертации исследовательских задач позволило наметить, в самых общих чертах, наиболее перспективную и научно обусловленную концепцию истории Гражданской войны в указанном регионе, сформулировать ряд практических мер, направленных на преодоление кризисных явлений в современной историографии темы.

На защиту выносятся: 1. Результаты разработки методологии, поднятой в диссертации научной проблемы и изучения её источниковой базы. 2. Авторские заключения по итогам исследования генезиса взглядов историков на идеологические основания, политические программы южнороссийского Белого движения и их практической реализации в годы Гражданской войны (ноябрь 1917 – 1920 гг.); 3. Выводы из сравнительного анализа научных позиций ведущих исследователей, на историю Белого движения на Юге России в советской исторической науке (1920-е – первая половина 80-х гг.). 4. Авторские суждения о генезисе новых подходов в историографии темы (примерно вторая половина 1980-х – 1991 г.); 5. Результаты историографического анализа и авторские оценки спорных и дискуссионных аспектов исследуемой проблемы в процессе утверждения и становления новых подходов в отечественной исторической науке (примерно 1992 – до настоящего времени); 6. Авторские обобщения по результатам проведенной работы в целом, историографические уроки, предложенные диссертантом перспективные направления в изучении темы, сформулированные соискателем научно-практические рекомендации.



Основное содержание диссертации

Изучение источников и литературы по теме идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.) позволило соискателю сделать вывод о том, что историография данной научной проблемы развивалась неравномерно, переживая своеобразные периоды подъема и стагнации исследовательской активности.

Первое осмысление советской истории Гражданской войны началось самими участниками и современниками событий. Специфическая особенность этого этапа историографии состояла в её публицистическом характере. Причем аналитические оценки причин возникшего вооруженного конфликта, складывавшейся в стране социально и военно-политической обстановки давали преимущественно лидеры партии большевиков41.

Советская публицистика времен гражданской войны, отличались бескомпромиссным, конфронтационным стилем изложения, ярко выраженной агитационно-пропагандистской направленностью42. В значительном числе брошюр и статей допускались преднамеренные искажения реальных событий и фактов, их прямая фальсификация. Выпускаемая в этот период литература представляла собой научную ценность только с точки зрения её последующего историографического изучения, без которого невозможен обстоятельный научный анализ истории южноросской ветви Белого движения.

В 1920-е – начале 1930-х гг. идеологические основания, политические программы южнороссийского Белого движения и их практическая реализация (ноябрь 1917 – 1920 гг.) получили более глубокое научное осмысление в контексте изучения Белого движения в Гражданской войне. Уже в первые послевоенные годы тема вооруженной борьбы Советской власти с контрреволюцией получила приоритетное направление в нарождающейся советской исторической науке. Это проявилось в устойчивой тенденции к увеличению выпуска соответствующей литературы. Если в 1921 г. было опубликовано 97, в том числе 60 научных и научно популярных, работ, то в 1922 г. общее количество публикаций возросло до 159, из которых 66 представляли собой научные и научно-популярные труды43. Характерно, что большое количество материалов, имеющих отношение к исследуемой теме, публиковалось в более чем ста военных периодических изданиях44.

В 1922 г. Комиссия по истории Октябрьской революции и РКП(б) (Истпарт), обратилась к общественности страны с призывом к подведению первых итогов революции и Гражданской войны, необходимость которых, по мнению его лидеров, вызывалась интересами не только научного, но и практического характера45. К реализации поставленной задачи советские исследователи приступили незамедлительно. За короткий промежуток времени с 1922 по 1925 гг. в журнале «Пролетарская революция» по теме Гражданской войны было опубликовано около 50 статей46.

Для зарождающейся советской исторической науки была характерна ориентация на ленинские методологические оценки классового состава, политических целей и задач враждебных Советской власти правительств, партий и общественных организаций. Исходя из ленинских установок, указанные политические силы рассматривались как антинародные, имеющие внутреннюю неразрывную связь российской контрреволюции с иностранной военной интервенцией. На тех и других возлагалась непосредственная ответственность за развязывание гражданской войны и её чрезвычайно острый и затяжной характер.

Первые исследователи, происходивших в 1917-1920 гг. в России событий, стремились показать отсутствие у белых политической и экономической опоры в «широких народных массах». В то же время, по примеру В.И. Ленина, признавалось разнообразие форм и окраски контрреволюции в разных регионах, прежде всего в зависимости от конкретной социально-политической основы антисоветских сил, сложности и неопределенности состава участников борьбы с обеих сторон47.

Следует заметить, что исследованиями проблем Гражданской войны и Белого движения занимались преимущественно историки нового поколения, приверженные идеям социализма и, как правило, состоящие в рядах ВКП(б) или сочувствующие ей. Старая академическая профессура, сформировавшаяся еще в дореволюционной России, не принявшая Советской власти, практически уклонялась от проведения серьезных научно-исследовательских работ по истории Октябрьской революции и Гражданской войны.

Опыт практической реализации южноросским Белым движением программных установок в военной сфере нашел отражение в сочинениях военных историков, в первую очередь, в трудах Военно-научного общества48.

В ряду военно-исторических работ, посвященных событиям Гражданской войны на Юге России, особо выделяется работа начальника Штаба, РККА, бывшего полковника царской армии А.И. Егорова «Разгром Деникина. 1919 год»49. Книга, выполненная на широком круге документальных источников, представляла сбой оперативный очерк боевых действий Южного фронта в 1919 г. Автор книги уделил необходимое внимание и социально-политическим аспектам темы, подчеркнув связь военных событий «с явлениями и фактами, происходившими в ближнем тылу, как сил Красной армии, так и сил южной контрреволюции»50.

Однако, несмотря на то, что основной акцент в работах военных историков делался на детальный разбор боевых действий Красной армии, в них имел место аналитический и фактический материал, отражавший состояние белых армий. Тем самым намечались общие контуры последующего изучения военных вопросов Белого движения.

С конца 20-х гг. по мере развития внутриполитической борьбы в ВКП(б) и усиления личной власти И.В. Сталина в стране и в исторической науке все более утверждались постулаты сталинской концепции Гражданской войны51. При этом негативное отношение к историографии Белого движения достигло гипертрофированных размеров. В печати раздавались призывы к прямому запрету изучения белогвардейских мемуаров и литературы, которые именовались не иначе как «контрреволюционный хлам»52.

На отношение исследователей к трудам участников Белого движения сильное воздействие оказывали сталинские требования «заклеймить клевету, … а не превращать её в предмет дискуссии», «усиливать классовую бдительность», «выявлять вредительство»53.

Особое значение для последующих научных разработок также имело открытое письмо И.В. Сталина «О некоторых вопросах истории большевизма», опубликованное в ноябре 1931 г.54. В данном документе архивная работа историков называлась не иначе как «копанием в случайно подобранных бумагах», а сами историки, изучавшие архивы – «архивными крысами». Как следствие в исторических исследованиях начала сокращаться доля архивных документальных источников, а сами архивы с 1931 г. стали работать в режиме бесконечных ограничений и запретов.

Деформации периода культа личности Сталина серьезно девальвировали конечные научные результаты исследований. В первой половине 30-х гг. во исполнение упомянутого постановления ЦК ВКП(б) от 31 июля 1931 г. «Об издании «Истории гражданской войны» в 10-15 томах для широких масс, в виде сборников научно-популярных статей и литературных произведений» быстрыми темпами шла подготовка первого тома запланированной работы. Центральный комитет партии придавал большое значение указанному изданию55. Грандиозный замысел, благословленный партийным руководством, был реализован в фундаментальном пятитомном труде «История гражданской войны в СССР». Первый том, вышедший в 1935 г.56, в который И.В. Сталин лично внес более 700 исправлений57 (как по тексту, так и по оформлению), представлял собой красочно оформленный памфлет, замалчивавший или фальсифицировавший факты в угоду политической конъюнктуре. Лидеры контрреволюции в данной книге были проиллюстрированы не иначе как политической карикатурой. По мнению М. Горького, книга получилась обезличенной, так как в ней не оказалось портретов оппозиции58.

Ориентация на сталинскую историческую концепцию Гражданской войны усилилась после выхода в свет широко известного «Краткого курса истории ВКП(б)59. В частности, начался пересмотр ленинской периодизации Гражданской войны, когда взамен тезиса о её неразрывной связи с «социалистической революцией»60 в исторических исследованиях стали развивать сталинскую идею о «трех походах Антанты». При этом точка зрения В.И. Ленина так или иначе признававшего «внутреннюю контрреволюцию» неизбежным следствием классовой борьбы в Советской России, подменялась сталинским утверждением о её второстепенной роли в интервенционистских устремлениях «международного империализма».

Одновременно в указанной работе был задан субъективистский подход к изучению «деникинщины», согласно которому А.И. Деникин рассматривался как ставленник Антанты, снабдившей его «большим количеством вооружения и снаряжения» и двинувшей «на Север против Советской власти». Поражение Вооруженных сил Юга России объяснялось не иначе как реализацией плана «товарища Сталина по уничтожению Деникина»61.

Эта догматизированная схема была положена в основу большинства исследований, в том числе и по проблеме идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и опыта их реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.). В целом во второй половине 30-х гг. в связи с преимущественной разработкой общих проблем Гражданской войны тема Белого движения в Гражданской войне на Юге России в ноябре 1917 – 1920 гг. получила только фрагментарное освещение в ряде обобщающих и специальных работ62.

Правда имели место редкие исключения из общего правила. Например, в этом отношении обращает на себя внимание статья А. Четыркина «Развал и разложение армии Деникина»63. Публикация построена на большом фактическом материале, почерпнутом из периодической печати «белых» и из архивных документов, дающих наглядное представление об экономическом состоянии подконтрольных Деникину территорий. В работе цитируются некоторые высказывания Главнокомандующего, по которым можно составить самые общие представления о целях и задачах его политики. Основная заслуга автора статьи состоит в обстоятельном рассмотрении мероприятий деникинского командования по преодолению разложения тыла и армии. Однако, несмотря на богатый фактический материал, дающий возможность объективных оценок, в духе своего времени А. Четыркин сделал выводы и обобщения в контексте «Краткого курса истории ВКП (б)».

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. тема Гражданской войны непосредственно связывалась с воспитанием патриотизма, укреплением единства армии и народа. В этот период советские историки, в том числе и публикацией комплекса архивных документов, решали конкретные практические задачи. Прежде всего обращалось внимание на поучительный опыт военных операций и строительства Красной Армии, развитие подпольного и партизанского движения, взаимодействие советских фронтов и тыла, деятельность партийных организаций в 1918 – 1920 гг.64 Белое движение как самостоятельный объект исследований окончательно потеряло свою актуальность.

В первые послевоенные десятилетия ситуация принципиально не изменилась. В официальных круга сложилось устойчивое мнение о том, что лагерь контрреволюции «не заслуживает внимания исследователей»65. Основные усилия ученых сосредоточились, главным образом, на военных аспектах разгрома «деникинщины». Другие вопросы получали лишь фрагментарное освещение в трудах, базирующихся по-прежнему на концепции «Краткого курса ВКП(б)»66.

В первые послевоенные годы особенностью в изучении темы Белого движения на Юге России стала подготовка первых диссертационных исследований. В них конкретизировались различные аспекты военных действий против Деникина, деятельности партийных и государственных органов по мобилизации сил и средств на борьбу с южной контрреволюцией, развития партизанского движения на территории занятой противниками советской власти67.

Относительно новым явлением в историографии темы можно считать появление работ о дипломатической истории интервенции, в которых рассматривались и внешнеполитические аспекты политических программ Белого движения68.

В период развития советской исторической науки в годы «хрущевской оттепели» во второй половине1950-х – первой половине 1960-х гг. в исследовании идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.) произошли существенные изменения. Процесс либерализации политического режима в СССР способствовал усилению интереса к социально-политической проблематике, расширению источниковой базы, снижению уровня субъективизма в проводимых исследованиях.

Более доступными стали архивные документы, касающиеся военной и хозяйственной деятельности партийных и государственных органов в годы Гражданской войны69. Публиковались мемуары военных руководителей и простых очевидцев событий70. Вышли в свет некоторые работы крупных политических деятелей партии, военачальников, репрессированных в годы культа личности Сталина71. В 1957 г. началась публикация уникального многотомного издания – «Декреты советской власти», растянувшаяся на двенадцать лет72. Особый интерес также представляет многотомное издание «Из истории гражданской войны», содержащее 2172 документа, многие из которых характеризовали Белое движение на Юге России73.

Определенное влияние на поворот советской исторической науки в сторону изучения идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и опыта их реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.) оказала публикация довольно большого количества региональных документов74. Они позволяли судить о процессе адаптации идеи «народной власти» в массовом сознании и психологии, о реакции на данный процесс со стороны противоборствующих политических сил.

Между тем общее требование к рассмотрению документов политической оппозиции советской власти с точки зрения их идейной компрометации продолжало оставаться руководящим правилом для исследователей. Любые попытки выйти за рамки заданной концепции решительно осуждались. Например, выход в свет сборника «Великая Октябрьская социалистическая революция и победа Советской власти в Армении» в 1957 г., на страницах которого были представлены документы дашнакцутюнского правительства, был встречен резкой критикой, а обнародование этих источников квалифицировалось как политическая ошибка75.

В качестве положительного момента следует отметить появление первых источниковедческих комплексных работ по истории Гражданской войны на уровне диссертационных исследований. Так, И.Н. Владимиров в кандидатской диссертации одним из первых советских историков провел источниковедческий анализ документальных материалов Красной Армии, опосредованно затронув и тему Белого движения на Юге России76.

Во второй половине 50-х – первой половине 60-х гг. рассматриваемая проблема нашла отражение (преимущественно, фрагментарное) в крупных коллективных обобщающих трудах77, а также в ряде монографических исследований, очерках, брошюрах, статьях78. В какой-то степени тема получила комплексную научную разработку на уровне диссертационных исследований79.

Анализ этих работ свидетельствует о попытках опровергнуть ошибочные и фальсификаторские версии событий Гражданской войны, дать беспристрастную оценку итогам боевых действий, по-новому подойти к её периодизации, рассмотрению роли рабочего класса и крестьянства в разгроме противников советской власти и т.п. При этом в оценках антибольшевистского лагеря стала более четко и последовательно проводиться его дифференциация, а вопрос о социальной базе Белого движения избавлялся от схематизма и стереотипных оценок.

Вместе с тем основополагающие оценки характера, мотивации, программ и политики Белого движения, отдельных его представителей и структур остались практически неизменными. Сам антисоветский лагерь специально не изучался, а выступал лишь как определенный фон для освещения различных аспектов советской власти. Позитивные явления, имевшие место в период хрущевской оттепели, не переросли в устойчивые тенденции и не оказали принципиального влияния изучение рассматриваемой проблемы. Главным в творчестве историков, по их собственному признанию, «стал не пересмотр концепционных и методологических основ науки о прошлом, а примитивная критика отдельных недостатков, фактических ошибок, негативного влияния Сталина на общество и науку»80.

Во второй половине 60-х – первой половине 80-х гг. историография Гражданской войны и Белого движения на Юге России развивалась под воздействием новой политической ситуации, сложившаяся в стране после смещения
Н.С. Хрущева с поста Первого секретаря ЦК КПСС. Курс на свертывание либеральных реформ, проводимый новым партийно-государственным руководством, непосредственно коснулся и советской исторической науки.

В первую очередь это выразилось в сужении источниковой базы исследований. Основной массив документов, относящихся к периоду Гражданской войны, был сосредоточен в Центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, важнейшей задачей которого являлась подготовка к изданию монографий и сборников документов по истории КПСС. С 1968 г. в соответствии с постановлением ЦК КПСС институт стал координировать всю научно-исследовательскую работу в области историко-партийной науки, осуществлять наблюдение за изданием не только научных трудов, но и произведений литературы и искусства о партийной жизни. Кроме того, Институту предписывалось оказывать необходимую научно-методическую помощь ветеранам партии при подготовке и издании мемуаров81. На практике такая опека проявилась в ограничении доступа исследователей к подлинникам документов, в особенности отражавшим истинное положение дел в партии и стране.

Ограничения касались не только архивных документов, но и литературы, критиковавшей советский политический режим и издававшейся за рубежом на русском языке. Такие издания сосредотачивались в отделе специального хранения Государственной публичной библиотеки им. В.И. Ленина, для работы в котором требовался специальный допуск.

Следуя общим директивным указаниям ЦК, партийные и государственные научно-исследовательские центры, в том числе и региональные, осуществляли массовую публикацию документов, посвященных Гражданской войне82. Заметным событием стало издание серии документов Главного и фронтового командования Красной Армии83. Исследователи Гражданской войны получили в свое распоряжение свыше 5 тысяч архивных документов с обстоятельным справочным аппаратом и краткими биографическими сведениями о 500 видных военачальниках, командирах и политработниках Красной армии84.

Значительно больший интерес, с точки зрения изучения идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.), представляли публикации мемуаров85. Появились отдельные работы, в том числе на уровне диссертационных исследований, в которых предпринималась попытка источниковедческого анализа документальной базы Белого движения86.

Своеобразным методологическим ориентиром в исторических исследованиях стало служить многотомное издание «Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций, пленумов ЦК»87. Сборник стал необходимым и обязательным пособием для ученых, изучавших историю и политику партии по ее документам.

Несмотря на большой массив опубликованных документов, их содержание в результате специальной подборки отражало исторические события с позиций правящей партийной элиты. Документальные публикации в значительной мере определяли направленность научных исследований на историко-партийные аспекты и вопросы военной истории, что привело к сужению предмета исследования Гражданской войны до освещения различных вопросов деятельности ВКП(б) и развития военного искусства Красной Армии. В свою очередь, «чрезмерное освещение политики контрреволюции», в том числе на Юге России, стало подвергаться резкой критике88.

Все рассмотренные особенности развития историографии Гражданской войны в 60-е – 80-е гг. свидетельствовали о том, что идеологический и социально-политический заказ партийно-государственного руководства страны, был направлен на всемерную дискредитацию Белого движения и его вождей с целью обоснования закономерности победы советской власти над Белым движением. Такой подход, допускающий умалчивание «неудобных» фактов, подбор источников под заранее подготовленные выводы, неприкрытые фальсификации, находил свое воплощение в конкретных исторических трудах.

Ярким примером предвзятого отношения к политическим противникам Советской власти является работа А.П. Алексашенко «Крах деникинщины»89, в которой наряду с военными вопросами затронуты и некоторые социально-политические аспекты Белого движения. Заметим, что уже само название книги заключает в себе агитационно-пропагандистский пафос. В контексте такого названия политика А.И. Деникина в духе того времени охарактеризована исключительно в уничижительных тонах. Содержание книги изобилует пропагандистскими клише о «антинародной и антинациональной сущности» деникинского политического режима. Автор допустил и явные фактические ошибки, а иногда и просто фальсифицировал исторические события. Это касается, в частности, социального происхождения и идейно-политических взглядов Деникина, которого Алексашенко считал выходцем из курских помещиков и одним из самых «махровых реакционеров – монархистов»90 и, который реально ни тем, ни другим не был.

В угоду политическому ангажементу историком описывались события, связанные с арестом осенью 1919 г. двенадцати наиболее активных членов Кубанской Рады, выступавших за отделение Кубани от России. Как утверждал Алексашенко по приказу Деникина «…все они были приговорены к смертной казни»91. Однако как об этом свидетельствуют архивные документы, воспоминания непосредственных участников событий и как это установили еще в середине 20-х гг. советские историки 7(20) ноября 1919 г. в Екатеринодаре по приказу П.Н. Врангеля генералом В.Л. Покровским был арестован и по приговору военно-полевого суда повешен только член Кубанской рады А.И. Калабухов92.

В подобном ключе тема Белого движения на Юге России отражалась не только в обобщающих трудах, в учебной литературе по истории КПСС и истории СССР93, но и в научной литературе94.

Редкое исключение составляли работы, которые не вписывались в общую идеологическую схему. К ним, например, относится книга В.Д. Поликарпова о начальном этапе Гражданской войны95, которую можно считать наиболее обстоятельным и объективным исследованием идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.) в советской историографии. Историку удалось проанализировать большое количество архивных и опубликованных документов, мемуарной, в том числе белоэмигрантской, и научной литературы. Причем источниковая база исследования составила самостоятельный предмет изучения96.

Несмотря на идеологический прессинг, официально изучать Белое движение не запрещалось. Еще с конца 60-х гг. его стали рассматривать в рамках историографии мелкобуржуазных партий в Советской России, которая трансформировалась в самостоятельное научное направление97. По данной проблематике с только с 1963 по 1974 гг. было опубликовано 16 монографий, 1 сборник и около 500 статей98. Именно здесь в большей степени получали освещение социально-политические аспекты истории Белого движения, в том числе и его южноросской ветви99. Так, в монографии Л.М. Спирина были заложены основы предметного изучения социальной природы и сравнительного анализа антибольшевистской деятельности политических партий в различных регионах страны100. В конце 70-х гг. идеологические основания, политические программы южнороссийского Белого движения и опыт их реализации впервые выступил в качестве специального предмета исследования101.

В рамках данного научного направления стала доказываться правомерность изучения «вражеского лагеря», для всестороннего раскрытия «антинародной сущности» контрреволюции и исторической неизбежности ее крушения. Несмотря на общий критический тон публикаций, именно благодаря им общие представления о политическом составе Белого движения стали более полными.

Большой вклад в изучение истории Белого движения, в том числе и идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и опыта их реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.) внесли труды Г.З. Иоффе102. Изучив широкий круг архивных источников, отечественной эмигрантской и иностранной литературы, академик представил монархическое крыло антибольшевистского лагеря как сложное, неоднородное социально-политическое явление. Ученый проанализировал социальный состав, эволюцию программ и политической практики российских монархических организаций, показал ведущую роль кадетов в объединении всех антисоветских группировок, проследил складывающиеся между ними взаимоотношения103. Иоффе подтвердил ранее сделанный ранее вывод о различиях в идеологических ориентациях политических режимов А.В. Колчака и А.И. Деникина104. Тем не менее, оставаясь на позиции разоблачения антинародной сущности контрреволюции, историк отвергал какие-либо прогрессивные, демократические начала в политике «белых» партий. Изначально отождествив Белое движение с монархическим, Г.З. Иоффе все его политические колебания рассматривал исключительно в рамках «буржуазно-поме­щичьей» контрреволюции.

Для историографии Белого движения 70-х – первой половины 80-х гг. характерно наличие большого количества диссертаций в которых комплексно исследовались различные стороны деятельности ВКП(б) и Советского государства по разгрому Белого движения на Юге России105. Их методологические подходы были выполнены в духе официальных требований, без привлечения документов противников советской власти. В понятийном аппарате преобладали распространенные в советской литературе клише: «массы» «партия», «классы», «контрреволюция» и т.п. Исторические личности, даже из большевистского лагеря, показывались схематично. Диссертации насыщены пропагандистскими, уничижительными метафорами и эпитетами в адрес руководителей Белого движения. Такая научная некорректность историков объясняется той политической и нравственной атмосферой, в которой выполнялись диссертационные исследования.

Одним из итогов изучения истории Гражданской войны к середине 1980-х гг. можно считать коллективный двухтомный труд «Гражданская война в СССР»106. Авторы строго следовали установленным образцам и стереотипам историко-партийной концепции в объяснении природы идеологии, политических программ, их практической реализации Белым движением. Но этим вопросам уделялось второстепенное внимание. Содержание книги главным образом посвящено военно-политическим аспектам Гражданской войны. В частности представлена четкая научная картина разгрома войск генералов А.И. Деникина и П.Н. Врангеля. В работе введен в научный оборот ряд ранее неизвестных или малоизвестных документов.

На официальную концепцию ориентировалась и выходившая в то время научно-справочная литература107.

Оригинальной квинтэссенцией всех историографических достижений и устоявшихся традиций советской исторической науки о революции и Гражданской войне в конце 1970-х – начале 1980-х стали фундаментальные труды академика И.И. Минца108. В них, и это важно подчеркнуть, базовый историко-партийный тезис о «величии Октября» служил общим фоном, а Гражданская война вытекала из «необходимости защиты завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции» и излагалась в свете интервенционистской теории. Объединение иностранных империалистов и внутренней контрреволюции объяснялось Минцем «прежде всего общностью классовых интересов». «Интервенция…, – писал академик, – оживила внутреннюю реакцию, послужила катализатором развития белогвардейского движения»109.

Безусловно, все положения академика И. Минца – активного участника Гражданской войны, о противниках большевизма были сформированы под влиянием целой эпохи, воспитавшей и его самого как убежденного коммуниста, и, несмотря на неизбежные сегодня замечания к его наследию, как крупного ученого XX века.

Со второй половины 80-х гг. в советской исторической науке начался этап переосмысления истории Белого движения, в том числе и его южноросской ветви. Главным фактором, определившим начало этого процесса стали социально-политические преобразования в СССР, связанные с перестройкой советского общества. Демократизация общественной жизни непосредственно отразилась на состоянии исторической науки.

Новые явления в историографии Гражданской войны были связаны с передачей на открытое хранение ранее засекреченных архивных документов Белого движения. Этот процесс начался в марте 1987 г. в Центральном государственном архиве Октябрьской революции СССР (ЦГАОР СССР – ныне ГАРФ). Там же в 1989 г. были выделены в специальное хранилище коллекции белогвардейских и белоэмигрантских документов Русского заграничного исторического архива в Праге, которые поступили в ЦГАОР еще в 1946 г.110 Одновременно началось источниковедческое изучение нового архивного массива и мемуарной литературы111. Предпринимались первые попытки источниковедческого анализа документальных материалов Российского зарубежья112.

Часть малоизвестных документов, позволяющих по-новому оценивать события Гражданской войны, публиковалось в партийной печати. .Например, в 1989 г. в «Известиях ЦК КПСС» было помещено циркулярное секретное письмо в форме постановления Оргбюро ЦК РКП(б) о политике по отношению к казачеству113.

В то же время, издавались некоторые мемуарные произведения видных деятелей и рядовых участников Белого движения114. С 1989 г. под научной редакцией Г.3. Иоффе стал выходить историко-революционный альманах «Факел»115. В двух его выпусках 1989 – 1990 гг. в специальном разделе «Взгляд с той стороны» были опубликованы отрывки из воспоминаний А. Керенского, А. Деникина,
Ф. Дана, П. Милюкова. Тема «Враги о пролетарской революции в России» становится предметом одноименного сборника, изданного в Перми в 1991 г.116

Однако процесс публикации архивных документов происходил относительно медленно. В годы перестройки не было подготовлено ни одного крупного специализированного сборника документов по истории Белого движения в Гражданской войне.

Период становления новых подходов в постсоветской исторической науке протекал исключительно противоречиво, в бурных дискуссиях117. На данном фоне в исследовании Гражданской войны произошла существенная смена приоритетов. На первый план выдвинулась различные аспекты пока еще малоизученного в советской историографии Белого движения. Развитие современной историографии изучаемой проблемы сопровождалось ломкой концептуальных подходов и суждений, твердо устоявшихся в советской исторической науке. Однако эти попытки встречали сопротивление со стороны консервативной части советских историков, имевших свой длительный опыт изучения Гражданской войны. Так, ленинские уничижительные характеристики: «корниловщина», «деникинщина», «колчаковщина», «белогвардейские банды», «демократическая контрреволюция – ширма для военных диктатур» и т.п. пока еще имели хождение в литературе118. Стремление публицистов и молодых ученых разобраться, что стоит за этими политическими ярлыками119, вызывали неудовольствие маститых историков120.

Среди приоритетных аспектов изучения Белого движения и его идеологических программ обозначились вопросы его хронологии. По существу, здесь не возникло каких-либо разногласий, в том числе и с эмигрантскими авторами121.

Новые подходы к анализу социальной базы Белого движения были обозначены в монографии А.Г. Кавтарадзе «Военные специалисты на службе Республике Советов»122. В свою очередь П.Г. Горелов и Ю.А. Поляков, опираясь на данные монографии А.Г. Кавтарадзе, подвергли сомнению все прежние, казалось бы, неоспоримые, утверждения о социальной опоре противников большевиков123. Усилиями нового зарождавшегося поколения историков стала утверждаться идея об органической связи «демократической контрреволюции» с Белым движением, о том, что именно мелкобуржуазные партии подготовили установление белых диктатур124. На необходимость изучения взаимоотношений между лидерами Белого движение указал В.А. Дуров, продолживший в этом отношении тему, поднятую в историографии Российского зарубежья125.

Развернулась дискуссия о причинах поражения Белого движения126. Акценты в данном вопросе стали перемещаться из сферы военного искусства в сферу социально-политическую. Так, по мнению Ю.А. Полякова именно военно-политические обстоятельства привели «белых» к полному разгрому127. Некоторые историки обращали особое внимание на крах политических программ белых политических режимов по национальному вопросу128.

В целом во второй половине 80-х гг. историография Белого движения на Юге России имела переходный характер. Необходимость перемен в оценках данного исторического явления уже ясно осознавалась не только в общественных, но и официальных кругах. Однако новые методологические подходы находились в стадии зарождения и утверждались в исторической науке, испытывая сильное сопротивление со стороны консервативной части научного сообщества.

В 90-х гг. XX в. историография Белого движения окончательно заняла лидирующее положение в проблематике Гражданской войны. По подсчетам В.И. Голдина, в это время было опубликовано не менее 30 монографий и учебных пособий, выходило несколько специализированных журналов и альманахов. Были опубликованы десятки сборников документов и материалов, значительное число иных документальных публикаций, а также защищено около 10 докторских и 30 кандидатских диссертаций, посвященных истории антибольшевистского и Белого движения129.

Характерная особенность работ, увидевших свет в 1992 – 1993 гг., заключалась в дискуссионности их содержания. При этом большинство публикаций актуализировались под экономические, социально-политические и духовные перемены, происходившие в России.

Новую интерпретацию получили ключевые аспекты историографии Гражданской войны, объяснявшие причины и указывавшие на виновников вооруженного противостояния народа. Активно обсуждались периодизация происходивших событий, возможные альтернативы их развития, идейная сущность, социальный состав Белого движения и некоторые другие130.

К началу XXI столетия публицистический, эмоциональный тон дискуссии постепенно сменился аргументированной доказательностью точек зрения, построенных на новой источниковой базе. Стали подниматься вопросы, связанные с социально-экономической и национальной политикой белых правительств, государственным строительством на территориях, подконтрольных «белым» политическим режимам131. Самостоятельными темами для изучения стали причины и масштабы красного и белого террора132, состав и состояние офицерского корпуса «белых» армий133.

Исследуемая в настоящей диссертации проблема вышла на уровень крупных монографий, развивалась комплексная разработка её проблематики в кандидатских и докторских диссертациях134. Самостоятельным направлением в историографии Белого движения, в том числе и на Юге России, стало изучение военной и политической деятельности её лидеров135.

Однако, несмотря на достигнутые успехи, Белое движение в Гражданской войне на Юге России (ноябрь 1917 – 1920 гг.) до настоящего времени не получило всестороннего научного отражения ни в одном фундаментальном труде.

Начало XXI в. было отмечено заметным спадом исследовательского интереса к проблемам истории Гражданской войны, в том числе и к Белому движению. Одновременно со стабилизацией политической обстановки в стране снижался и уровень политизации научных трудов. Тем не менее политическая конъюнктура никуда не исчезла. На месте старых возникли новые мифы и домыслы, связанные с идеализацией, едва ли не сакрализацией, Белого дела и его вождей. Как правило, в данном случае объективность и историзм растворялись в эмоциональном поиске виноватых, заводя исследовательскую работу в тупик. Представляется, что подобная деформация нуждается в критическом, научном анализе с целью её преодоления.

И все же, ведущей в современной историографии является тенденция к утверждению принципиально новой, объективной, исторической концепции войны. Научно-критический анализ предшествующей историографии составил главную особенность современного развития истории Белого движения на Юге России. Жесткая критика конъюнктурных трафаретов советской историографии была продолжена в монографиях, диссертационных исследованиях и публикациях последних лет136.

Таким образом, изучение развития отечественной историографии позволяет выделить в ней устойчивые тенденции:

– постоянное совершенствование методологии исторического и историографического исследования темы;

– резкое количественное увеличение основных историографических источников по теме в периоды повышенного внимания к теме историков;

– стремление к пересмотру господствующих концепций в зависимости от складывавшейся политической конъюнктуры и состояния самой исторической науки;

– возрастание уровня научности проводимых исследований на основе широкого вовлечения в научный оборот новых источников;

– расширение тематики проводимой научно-исследовательской работы;

– углубление историографических, источниковедческих и библиографических исследований проблемы;

– постоянный сравнительный анализ итогов отечественных исследований с достижениями зарубежной исторической мысли по теме Белого движения в Гражданской войне.

В рамках этих тенденций историография темы эволюционировала по следующим направлениям:

– формирование, расширение и совершенствование документальной базы научных исследований за счет комплектования архивов первоисточниками, систематизации документов и создания их научно-справочного аппарата; публикаций сборников документов по тематическому плану; введения в научный оборот неизвестных ранее документов; проведения источниковедческих исследований;

– проведение научных исследований по теме, через подготовку и издание монографий, публикацию научных статей, написание диссертационных работ, проведение научных конференций;

– использование результатов исследований в учебной и методической работе посредством подготовки соответствующих статей в учебники по курсу Отечественной истории, издания учебных пособий, лекций и учебно-методических материалов.

– популяризация выводов научно-исследовательской работы путем публикации научно-популярных статей в периодической печати; использования выводов научных исследований в художественной литературе и искусстве; издания популярных брошюр для массового читателя;

– проведение историографических и библиографических исследований в форме составления библиографических справочников, указателей литературы, каталогов; подготовки историографических введений к научным работам; рецензирования новых работ в периодической печати; подготовки и издания историографических монографий, статей, диссертаций.

Проведенное исследование и выводы, сделанные по его итогам, дают основание вывести некоторые уроки.

Урок первый. Создание научно-объективной картины  изучение идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.) невозможно политизированной исторической наукой, монополизированной одной научной теорией. Для получения всестороннего знания необходимо признать правомерной интеграцию тех научно обоснованных систем, которые помогают всесторонне и непредвзято оценивать исследуемые исторические события, явления и процессы. Однако такой подход не может полностью исключить элемент социализации в изучении прошлого, поскольку историк объективно остается социально детерминированным от господствующих в обществе социокультурных отношений.

Урок второй. В преодолении субъективных суждений и выводов по истории Белого движения на Юге России исследователь должен опираться на критический анализ широкого круга историографических источников. Основным доказательством в пользу выдвигаемых концептуальных положений может служить только документально подтвержденный и тщательно проверенный факт, а не мнение, основанное на домысле, силе научного или общественно-политического авторитета. Именно такой подход позволит достигнуть требуемой глубины научных обобщений, дающих полные и беспристрастные оценки изучаемой научной проблемы.

Урок третий. Поступательное движение научных знаний об идеологических основаниях, политических программах южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.) требует рациональной и продуктивной преемственности научных достижений предшествующих поколений историков. Как свидетельствует опыт развития отечественной историографии, в любом анализируемом сочинении присутствует элемент рациональности, позволявший успешно решать предъявляемые временем научные и практические задачи.

Урок четвертый. Реализация высокого идейно-нравственного потенциала, заложенного в истории Гражданской войны и Белого движения на Юге России, в частности, традиционно должна оставаться главной целью популяризации итогов научных исследований этой темы. Приоритетными направлениеями в распространении исторических знаний о данной войне следует считать решение задач военно-патриотического воспитания учащихся и призывной молодежи, личного состава Вооруженных Сил, популяризацию уроков и выводов из вооруженного противостояния народа, с целью предотвращения подобных инцидентов в будущем.

Урок пятый. Для динамичного развития отечественной историографии идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.) следует постоянной координировать проводимые научные исследования российских историков с достижениями зарубежной исторической мысли по данной проблеме. Конструктивное сотрудничество на уровне международных отношений взаимно обогатит национальные историографические культуры. Вместе с тем, интернационализация научных знаний, не умоляет требований вести аргументированную полемику с иностранными учеными в целях развенчания заведомо предвзятых и утрированных выводов и положений.

IV. НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ И РЕКОМЕНДАЦИИ

Практическая значимость исследования заключается в том, что изложенный в ней аналитический материал, научные выводы и обобщения должны в определенной степени оказать позитивное влияние как на освещение различных аспектов истории Гражданской войны в России, так и на дальнейшее развитие отечественной истории в целом. Сделанные в диссертации выводы, и практические рекомендации могут быть использованы для дальнейшего совершенствования исторической концепции Белого движения, будут стимулировать написание новых сочинений по этой проблеме.

Немаловажное значение для дальнейшего развития историографии темы имеют приведенные в диссертации примеры научно-критического анализа историографии идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.). Наиболее приемлемые из них могут послужить и сегодня основой для разработки новых совершенных подходов к организации военно-патриотической работы среди учащейся и призывной молодежи и морально-психологической подготовки личного состава Вооруженных Сил РФ.

Результаты исследования, приведенные в ней историографические факты, статистические данные, авторские выводы и рекомендации могут использоваться историками и другими обществоведами при подготовке новых публикаций по данной теме, а также в учебно-воспитательном процессе военных и гражданских вузов.

Предложенные в диссертации основные научно-практические рекомендации сводятся к следующему:

– во-первых, историографическое исследование девяностолетнего исследования Белого движения в Гражданской войне показало отсутствие до настоящего времени её подлинно объективной и всеобъемлющей истории. Поэтому видится важным начать подготовку новой капитальной многотомной обобщающей монографии, свободной от идеологических пристрастий, освещающей генезис вооруженного противостояния российского народа с позиций современной методологии научных исследований и с учетом уже проведенных исследований, всего комплекса выявленных первоисточников, в том числе и иностранного происхождения. Подготовка такого фундаментального труда вряд ли окажется под силу одному исследователю. Следовательно, она должна носить коллективный характер и учитывать уже имеющийся опыт (в том числе и отрицательный) проведения подобных исследований. Разработчиком и организатором исполнения исследовательского проекта мог бы стать Институт военной истории Министерства обороны с привлечением кадров ведущих специалистов этой проблемы, имеющих конкретные практические наработки;

– во-вторых, представляется важным учитывать последние достижения отечественной историографии в изучении Белого движения и его южнороссийской ветви при организации учебной и методической работы в средних и высших учебных и военно-учебных заведениях. Особую значимость приобретает правильное (с научной и воспитательной точек зрения) отражение этого периода отечественной истории в общеобразовательных учебниках. С учетом научно-критического анализа хода военных действий противоборствующих сторон представляется важной дальнейшая переработка учебных пособий и учебников, предназначенных для военно-истори­ческой подготовки курсантов и слушателей военно-учебных заведений МО РФ;

– в-третьих, Анализ идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.) необходим при распространении военно-исторических знаний о героическом прошлом нашего Отечества, боевых традициях русской армии, в первую очередь среди допризывной молодежи, личного состава Вооруженных Сил. Отсюда важно продолжить и развивать опыт популяризации героико-патриотического аспекта этой темы, в сочетании с объективно-научными суждениями о генезисе и социально-политическом характере войны. Наиболее приемлемой формой решения такой задачи может стать серия научно-популярных книг и брошюр, рассчитанных на массового читателя. Особые возможности в этом вопросе дают использование компьютерной техники и глобальной «Интернет-сети». Немаловажное значение для пропаганды поднятой в настоящей диссертации научной проблемы в современных условиях приобретает работа военно-исторических клубов. Подготовка и публикация научно-популярных изданий, создание их электронных версий и военно-клубная работа предпочтительна под контролем и при содействии государственных организаций, занимающихся военно-патриотическим воспитанием молодежи;

– в-четвертых, на современном этапе важно продолжить работу по дальнейшему развитию источниковой базы научных исследований. Наиболее перспективным направлением в этом отношении видится продолжение научных работ по совершенствованию научно-справочного аппарата крупнейших отечественных архивохранилищ, составлению межархивных каталогов, созданию электронных базовых справочно-информационных систем. Особое значение в этой области изучаемой нами проблемы приобретает проведение комплексного источниковедческого исследования всей совокупности первоисточников Белого движения в Гражданской войне;

В-пятых. В современных условиях следует продолжить переиздание ставших раритетами научных и научно-популярных изданий, в том числе русского зарубежья, а также сборников документов с одновременным устранением в документальных сборниках археографических недостатков и дополнением их ранее не публиковавшимися первоисточниками.

– в-шестых, для современных исследователей особое значение приобретает дальнейшее развитие библиографии Белого движения на Юге России. Сделанные в этом направлении наработки могут быть продолжены за счет подготовки объединенного библиографического указателя отечественной литературы, включающего в себя перечень, советских, современных и зарубежных изданий, с учетом литературных произведений;

– в-седьмых, для дальнейшего развития истории Гражданской войны в России особое значение приобретает дальнейшее изучение историографии темы. Специальному историографическому анализу могут быть подвергнуты различные концептуальные положения, а также продолжено успешно начатое современными исследователями (И.М. Ходаковым) изучение источниковедческих аспектов крупных научно-мемуарных трудов.

В-восьмых. Наметившаяся в конце XIX – начале XX вв. тенденция к сближению взглядов отечественных историков с позициями зарубежной историографии делает особенно актуальным комплексное изучение иностранных источников и литературы. Специальному источниковедческому и историографическому анализу могут быть подвергнуты французские, немецкие и английские документы и научные труды. Целенаправленная работа в этом направлении может иметь практическую значимость, как для критики субъективных оценок зарубежной историографии, так и для использования положительного опыта исторических, источниковедческих и историографических исследований в интересах динамичного развития отечественной исторической науки.

V. АПРОБАЦИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ

Основные идеи диссертации были апробированы, получили положительную оценку научной общественности как в государственных военных образовательных учреждениях высшего профессионального образования, так и в гражданских государственных и негосударственных высших учебных заведениях Российской Федерации. Результаты исследования обсуждались на кафедрах: «Социально-гуманитарных дисциплин» Профессионального института управления, Истории Материалы исследования были представлены на межвузовской конференции «Октябрь 1917 года – взгляд из XXI века» (Москва, 2007 г.) в виде выступления автора.


Публикации по теме исследования

1. Статьи в периодических изданиях, рекомендованных для публикаций Высшей аттестационной комиссией Минобрнауки РФ

1.1. Салов, О. А. Проблемы укрепления воинской дисциплины в вооруженных формированиях южноросского Белого движения в источниках и литературе периода Гражданской войны (1918 – 1920 гг.) [Текст] / О. А. Салов // Право и образование .– 2004. – №4. – С.36-48 (– 0,4 п.л.).

1.2. Салов, О. А. Историография проблемы периода ресталинизации советской исторической науки (примерно вторая половина 1960-х – примерно первая половина 1980-х годов) [Текст] / О. А. Салов // Право и образование. – 2004.
– №4. – С.49-63 (– 0,7 п.л.).

1.3. Салов, О. А. Советская историография проблемы в период перестройки (примерно вторая половина 1980-х – 1991 г.) [Текст] / О. А. Салов // Вестник Военного университета. – 2008. – №3. – С.33-42 (– 0,8 п.л.).

1.4. Салов, О. А. Отражение белой идеи, политических программ южноросского Белого движения в источниках и литературе периода Гражданской войны [Текст] / О. А. Салов // Вестник Военного университета. – 2008. – №4.
– С.96-102 (– 0,3 п.л.).

1.5. Салов, О. А. Теоретическая деятельность южноросского Белого движения (ноябрь 1917 – 1920 гг.): историографическое исследование [Текст] /
О. А. Салов // Вестник Военного университета. – 2008. – № 4. – С.102-109 (– 0,4 п.л.).

1.6. Салов, О. А. Первый историографический опыт исследования темы в условиях относительной творческой свободы (1920-е – примерно первая половина 1930-х гг.). [Текст] / О. А. Салов // Вестник Военного университета. – 2008. – №3. – С.82-92 (– 0,5 п.л.).

1.7. Салов, О. А. Моральный дух вооруженных формирований южноросского Белого движения в оценках белоэмигрантских авторов 1920-х гг. [Текст] / О. А. Салов // Изв. Самар. науч. центра Рос. акад. наук: спец. вып.: актуальные проблемы истории. – Самара, 2007. – С.120-133 (– 0,5 п.л.).

2. Монографии

2.1. Салов, О. А. Южноросское Белое движение: советская историография проблемы (1918 – первая половина 1980-х гг.) [Текст] : монография / О. А. Салов. – М., 2007 (– 15 п.л.).

2.2. Салов, О. А. Белое движение в Гражданской войне на Юге России (ноябрь 1917 –1920 гг.). [Текст] : монография / О. А. Салов. – М.: Профессиональный институт управления, 2007 (– 12 п.л.).

2.3. Салов, О. А. Морально-психологическое обеспечение боевых действий войск Красной и Белой армий в период Гражданской войны в России (ноябрь 1917 – 1920 гг.) [Текст] : монография / О. А. Салов. – М., 2008 (– 2,8 п.л.)

3. Статьи в научных изданиях, тезисы и доклады на межвузовских научных конференциях

3.1. Салов, О. А. Отражение проблемы укрепления воинской дисциплины в вооруженных формированиях южноросского Белого движения в источниках и литературе периода Гражданской войны (1918 – 1920 гг.) [Текст]: материалы межвузовской конференции, Москва апрель / О. А. Салов. – М., 2007. – С.75-91
(– 1,4 п.л.).

3.2. Салов, О. А. Историография Белого движения в Гражданской войне на Юге России (ноябрь 1917-1920 гг.) [Текст] / О. А. Салов // Кафедральный вестник : Первый профессиональный университет. – М., 2007. – №4. – С.84-97 (– 0,8 п.л.).

3.3. Салов, О. А. Новые исторические подходы в отечественной исторической науке (вторая половина 80-х – 2000 годы) [Текст] / О. А. Салов // Кафедральный вестник : Первый профессиональный университет. – М., 2009. – №1.
– С.54-89 (– 1,6 п.л.).

3.4. Салов, О. А. Некоторые вопросы сущности, содержания белой идеи [Текст] / О. А. Салов // Современное образование: инновации, экономика, право. – М., 2008. – №4. – С.55-68 (– 0,6. п.л.).

3.5. Салов, О.А. Безраздельное господство сталинской историографической идеи во второй половине 30-х годов: учебное пособие / О.А. Салов. - М., 2009.- (2,5 п.л.)

Общий объем публикаций – 40,6 п.л.

О. А. Салов

       


1 Устинкин С.В. Трагедия белой гвардии. – Н.Новгород, 1995. – С.3.

2 Ольминский М. Рецензия на книгу Соколова К.Н. «Правление генерала Деникина (Из воспоминаний)» // Пролетарская революция. – 1921. – №3; Покровский М.Н. Противоречия г-на Милюкова. – М., 1922; Фурманов Д. Краткий обзор литературы (непериодической) о Гражданской войне (1918-1920 гг.) // Пролетарская революция. – 1923. – №5; Лелевич Г. Рецензия на книгу Шульгина В. «1920 год. Очерки» (– М., 1922) // Пролетарская революция. – 1922.
– №6; Полемика по поводу изучения истории Гражданской войны // Военный вестник.
– 1923. – №3, 7; Селиванов Вл. Рецензия книгу «Начало Гражданской войны (Революция и Гражданская война в описаниях белогвардейцев)» (– М.; Л., 1926) // Красная летопись.
– 1926. – №5(20). – С.163-167; и др.

3 Пролетарская революция: систематический и алфавитный указатель. – М., 1931. – С.64-68.

4 Владиславлев И.В. Литература по истории Октября и Гражданской войны // Пролетарская революция. – №10 (33). – 1924. – С.240-267.

5 Гуковский А. Литература о союзной интервенции в России в годы Гражданской войны // Историк-марксист. – 1927. – №6. – С.54-58; Тематический указатель литературы по Гражданской войне / Военно-политическая академия им. Тимошенко; кафедра Гражданской войны. – Л., 1929; Пролетарская революция: сист. каталог. – М., 1931; Виткинд Н.Я. Материалы к библиографии истории Гражданской войны на Советском Востоке. – М., 1934; Левашова З.П. Библиография советской военной библиографии: сист. перечень основных библиогр. указ. за 1938 – 1947 гг. – М., 1948; Гинцберг Л. Новые работы советских историков об агрессивной и антисоветской политике американского империализма в 1917 – 1920 гг. // Известия АН СССР. Серия «История и философия». – 1951. – Т.8. – №3. – С.45, 56; Советская страна в период Гражданской войны 1918 – 1920 гг.: Библиогр. сб. – М., 1961; Зарубежная историография Великой Октябрьской социалистической революции и Гражданской войны в СССР: указ. лит., 1967-1976. – М., 1977; Искольдская К.К. Великая Октябрьская социалистическая революция и Гражданская война: указ. советской лит., 1972-1976. – М., 1977; Великая Октябрьская социалистическая революция и Гражданская война: к 70-летию Великого Октября: указ. сов. лит., 1977-1986. – М., 1987; Михеева Г.В. «Белая» печать: белогвардейские периодические издания как объект библиографии в 1918-1922 гг. // Библиография. – 1992. – №3, 4. – С.109-115; и др.

6 Кузьмин Н. и др. О некоторых вопросах истории Гражданской войны // Коммунист. – 1956. – №12.

7 Хесин С.С. Некоторые вопросы историографии первых лет Советской власти: к завершению издания «Истории Гражданской войны в СССР» // История СССР. – 1961. – №3. – С.83-97.

8 Поликарпов В.Д. Некоторые вопросы и Гражданской войны // Военно-исторический журнал (далее ВИЖ). – 1966. – №7. – С64-75; Ростунов И. У истоков советской военной историографии // ВИЖ. – 1967. – №11. – С.74-81; Алексашенко А.П. Советская историография разгрома деникинщины // ВИЖ. – 1968. – №1. – С.83-85; Наумов В.П. Новейшая литература по истории Гражданской войны в СССР // История СССР. – 1968. – №3; Шелестов Д.К. Новейшая историография Гражданской войны и военной интервенции в СССР // ВИЖ. – 1968. – №11. – С.73-84; и др.

9 Найда С.В., Наумов В.П. Советская историография Гражданской войны и иностранной военной интервенции в СССР. – М., 1966; и др.

10 Голиков Г. Об изучении истории Октябрьской революции // Коммунист. – 1960. – №10. – С.90.

11 Тодорский А.И. Размышляя над мемуарами // Литературная газета. – 1962. – 30 авг.

12 Шерман И.Л. Советская историография Гражданской войны в СССР (1920 – 1931). – Харьков, 1964.

13 Там же. – С.34.

14 Там же. – С.47.

15 Спирин Л.М. Классы и партии в Гражданской войне в России (1917 – 1920 гг.). – М., 1968.

16 Очерки истории исторической науки в СССР. – М., 1966. – T.1. – С.469, 470.

17 Азовцев Н.Н., Наумов В.П. Изучение истории военной интервенции и Гражданской войны в СССР // История СССР. – 1970. – №6. – С.23-46; Жарковский Н.П. Историография Гражданской войны в СССР: по материалам советских военных журналов. 20-х гг.: Дис. … канд. ист. наук. – Харьков, 1971; Наумов В.П. Советская историография империалистической интервенции и Гражданской войны в СССР: Дис. … д-ра ист. наук. – М., 1971; Он же. Летопись героической борьбы: Советская историография Гражданской войны и империалистической интервенции в СССР. – М., 1972; Парусимов Я.П. Проблемы интервенции и Гражданской войны в СССР в современных исторических журналах (1956 – 1971): Дис. ... канд. ист. наук. – М., 1972; Плотникова М.Е. Советская историография Гражданской войны в Сибири (1918 – первая половина 1930-х гг.) – Томск, 1974; Поликарпов В.Д. Начальный этап Гражданской войны: история изучения. – М., 1980; Он же. Об изучении ленинской концепции Гражданской войны в России // Боевое содружество советских республик, 1919 – 1922 гг. – М., 1982. – С.76-94; Наумов В.П. Новейшая историография Гражданской войны и империалистической интервенции // Защита Великого Октября. – М., 1982. – С.34-37; Историография Гражданской войны (1918 – 1920 гг.): Сб. ст. – М., 1983; и др.

18 Наумов В.П. Советская историография империалистической интервенции и Гражданской войны в СССР: Дис. … д-ра ист. наук. – М., 1971.

19 Поликарпов В.Д. Начальный этап Гражданской войны: история изучения. – М., 1980. – С.356.

20 Салов В.И. Современная западногерманская буржуазная историография: некоторые проблемы новейшей истории. – М., 1968; Критика буржуазной историографии советского общества: Сб. ст. – М., 1972; Косаковский А.А. Западногерманская буржуазная историография Гражданской войны и иностранной интервенции в СССР: Дис. … канд. ист. наук. – М., 1972; Хмелевский С.К. Гражданская война на Юге России в освещении современной англо-американской историографии: Дис. ... канд. ист. наук. – Воронеж, 1977; История СССР в современной западной немарксистской историографии: критический анализ. – М., 1991; и др.

21 Цит. по: Вопросы истории. – 1990. – №1. – С.5.

22 Там же. – С.20.

23 Подробнее на этих работах автор настоящей диссертации остановится при характеристике литературы 90-х гг. ХХ столетия.

24 Революция и народы России: полемика с западными историками. – М., 1989; Гражданская война в России: круглый стол // Отечественная история. – 1993. – №3; Гражданская война в России: перекресток мнений. – М., 1994; Россия в XX веке: историки мира спорят. – М., 1994; Поляков Ю.А. Наше непредсказуемое прошлое: полемические заметки. – М., 1996; и др.

25 Поляков Ю.А. Гражданская война в России: поиски нового видения // История СССР.
– 1990. – №2. – С.98-117; Ушаков А.А. История гражданской войны в исследовательской и мемуарной литературе русского зарубежья (1920 – 30-е гг.): Дис. ... канд. ист. наук. – Ярославль, 1992; Бордюгов Г.А., Ушаков В.Ю., Чураков А.И. Белое дело: идеология, основы режима власти: историографические очерки. – М., 1998; Тормозов В.Т. Белое движение в Гражданской войне: 80 лет изучения. – М., 1998; Ипполитов Г.М. Белое движение в Гражданской войне: постсоветская историография проблемы: некоторые аспекты // Актуальные вопросы истории России на пороге XXI века: Материалы XXI Всерос. заоч. науч. конф. – СПб., 2001.
– С.258-264; Ипполитов Г.М. Идеология «Белого дела»: отдельные оценки и суждения в белоэмигрантской историографии // История российской духовности: Материалы ХХII Всерос. заоч. науч. конф. – СПб., 2001. – С.208-214; «Они за Россию, и мы за Россию»: Патриотическое воспитание военнослужащих в годы Гражданской войны в России: историография проблемы: Монография / А.В. Горожанин и др. – Самара, 2003; Горожанин А.В., Ипполитов Г.М., Тараканов Ю.В. Проблемы государственного строительства на белом Юге России в годы Гражданской войны (ноябрь 1917 – ноябрь 1920 гг.): история изучения. – Самара, 2003; и др.

26 Голдин В.И. Россия в Гражданской войне: очерки новой историографии (вторая половина 80-х – 90-е гг.). – Архангельск, 2000.

27 Голдин В.И. Указ. соч. – С.22, 23.

28 Ушаков А.И. Антибольшевистское движение в годы Гражданской войны в России: отечественная историография: Дис. … д-ра ист. наук. – М., 2004.

29 Иванов В.В. Методологические основы исторического познания. – Казань, 1991; Ильин В.В. Философия истории. – М., 2003; Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования.
– М., 2003; Коломийцев В.Ф. Методология истории: от источника к исследованию. – М., 2001; Могильницкий Б.Г. Введение в методологию истории. – М., 1989; Нечухрин А.Н., Сидоров В.Н. Методология истории. – Минск, 2000; Степанищев А.Т. Методика преподавания и изучения истории. – М., 2002; Репина Л.П. «Новая историческая наука» и социальная история. – М., 1998; Румянцева М.Ф. Теория истории. – М., 2002; Савельева И.М., Полетаев А.В. Теория исторического знания. – М., 2008; и др.

30 Зевелев А.И. Историографическое исследование: методологические аспекты. – М., 1987. – С.120.

31 Ипполитов Г.М. О подходах к установлению степени достоверности художественной литературы о Гражданской войне в России как историко-психологического источника // Художественная литература как историко-психологический источник: Материалы XVI международной науч.конф. Санкт-Петербург 14-15 декабря 2004 г. / Под. ред. С.Н. Полторака. – СПб., 2004. – С.97-117.

32 В память первого Кубанского похода: Сборник / Под ред. Б.И. Казановича. – Белград, 1926; Врангель П.Н. Воспоминания: Южный фронт (ноябрь 1916 – ноябрь 1920): В 2 ч. – Минск, 2002; Краснов П.Н. Всевеликое войско Донское // Белое дело. Дон и Добровольческая армия. – М., 1992; Лукомский А.С. Воспоминания: В 3 т. Берлин, 1922; Милюков П.Н. Россия на переломе: Большевистский период Русской революции: В 2 т. – Париж, 1927.

33 Троцкий Л.Д. Как вооружалась революция: В 2 т. Берлин, 1931. – Т.2; Он же. Моя жизнь.
– М., 2001.

34 Инструкция по составлению хроники Октябрьской революции и Гражданской войны // Пролетарская революция. – 1928. –№2 (73). – С.208-212; Об издании «Истории Гражданской войны» в 10-15 томах для широких масс, в виде сборников научно-популярных статей и литературных произведений : постановление ЦК ВКП (б) // Правда. – 1931. – 31июля; и др.

35 Элементарный курс Истории СССР: для начальной школы: В 2 ч. / И.И. Минц и др. – М., 1935. – Ч.2. – С.78-92 // РГАСПИ. – Ф.558. – Оп.3. – Д.218; Элементарный курс истории СССР с краткими сведениями по всеобщей истории / Под рук. проф. А.В. Шестакова. – М., 1937. – С.94-99 // РГАСПИ. – Ф.558. – Оп.3. – Д.219.

36 Пометки В.И. Ленина на книге А.И. Деникина «Очерки Русской Смуты» // Вопросы истории КПСС. – 1987. – №12; – 1990. – №1, 2.

37 Основная масса документов опубликована в Полном собрании сочинений В.И. Ленина. По подсчетам соискателя проблемам Гражданской войны почти целиком посвящены работы, напечатанные в томах 37-42, 50, 51, частично в томах 36 и 54 (Ленин В.И. Полн. собр. соч.:
В 55 т. – М., 1960-1965). В фундаментальном издании, посвященном биографии В.И. Ленина опубликовано 6 тыс. документов. Только в IV – IX тт. было введено в научный оборот свыше
3 тыс. документов о Гражданской войне, связанных с В.И Лениным. (Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. 1870 – 1924: В 12 т. – М., 1970-1982.) В сорока Ленинских сборниках, изданных в разное время, опубликовано 8 тыс. документов, в том числе в XXXIV – XXXVIII тт. – 6 тыс. документов по теме Гражданской войны (Историография Гражданской войны и империалистической интервенции (1918 – 1920 гг.): Сб. статей. – М., 1983. – С.18).

38 Архив русской революции: В 22 т. – Берлин, 1921-1929; Белое дело: летопись белой борьбы: В 8 кн. / Ред. А.А. фон Лампе. – Берлин, 1926-1933; Белый Архив. – Париж, 1926-1928; Архив Гражданской войны. – Берлин, 1921; Донская летопись: В 3 т. – Вена; Белград, 1923-1924.

39 Успенский И.В. Документы Белой армии в фондах РГВА // Отечественные архивы. – 1998. – №2. – С.26.

40 Ссылки на публиковавшиеся сборники документов и источниковедческие работы приводятся далее по тексту.

41 Ленин В.И. Все на борьбу с Деникиным!: письмо Центрального комитета РКП (б) к организациям партии. – М., 1919; Троцкий Л.Д. К офицерам армии барона Врангеля: воззвание // Правда. –1920. – 12 сент.; Дзержинский Ф.Э. Мятеж левых эсеров: доклад // Правда. – 1918.
– 8 июля; Калинин М. К VII Всероссийскому съезду Советов // Известия. – 1919. – 3 дек.; Киров С.М. На берегах Терека // Правда. – 1918. – 2 июля; Сталин И.В. К военному положению на Юге России // Правда. – 1919. – 28 дек.; Гусев С.И. О военном положении республики // Известия. – 1919. – 29 окт.; и др.

42 Горин Вл. (Галкин) Наши задачи по политическому воспитанию Красной Армии. – М., 1919; Гусев С.И. Красная Армия: к годовщине ее образования. – Б.м., 1919; Он же. Как строить Советскую Армию // Правда. – 1918. – 21 апр.; Карпинский В.А. Что такое Советская власть.
– М., 1919; Быстрянский В.А. Красная Армия и революционная война. – Пг., 1920; и др.

43 Шерман И.Л. Советская историография Гражданской войны в СССР (1920 – 1931 г.).
– Харьков, 1964. – С.15.

44 Армия Советская. – М., 1969. – С.103.

45 Пролетарская революция. – 1922. – №4. – С.360.

46 Шелестов Д.К. Советская историография Гражданской войны и военной интервенции в СССР // Вопросы истории. – 1964. – №2. – С.26.

47 Гусев С.И. Красная Армия: к годовщине ее образования. – Б/м, 1919; Карпинский В.А. Что такое Советская власть. – М., 1919; Быстрянский В.А. Армия империализма и армия революции: Война империалистическая и война революционная. – Пг., 1919; Деникинская армия сама о себе: по материалам, cобранными корреспондентами РОСТа в боевых линиях. – М., 1920; и др.

48 Триандафилов В.К. Краткий стратегический очерк наступательных операций Южного фронта по ликвидации деникинской армии // Записки военно-научного общества. – М., 1921. – Вып.1; Подшивалов И. Действия против Махно с января 1920 по январь 1921 // Сборник трудов Военно-научного общества. – М., 1921. – Кн.1; Тюленев И. Первая Конная за Ростовым. – М., 1922. – Кн.3; Лямин Н. Операции на Южном фронте против генерала Деникина весной и летом 1919 г. // Сборник трудов Военно-научного общества при Военной Академии – М., 1922. – Кн.2; и др.

49 Егоров А.И. Разгром Деникина. 1919 г. – М., 1931.

50 Там же. – С.10, 11.

51 Рабинович С. История Гражданской войны в СССР. – М., 1933; Кандидов Б. Религиозная контрреволюция 1918-1920 гг. и интервенция: очерки и материалы. – М., 1930; Лихницкий Н.Т. Классовая борьба и кулачество на Кубани. – Ростов н/Д, 1931; Каширин П. Партия Ленина-Сталина – создатель и вождь Советских Вооруженных Сил. – М., 1938;

52 Иоффе Г.З. Крах российской монархической контрреволюции. – М., 1977. – С.6; Кольцов М. Упоительная книга // Правда. – 1929. – 29 нояб.

53 Сталин И.В. Сборник статей: к 50-летию со дня рождения: Сб.ст. – М.; Л., 1930. – С.10, 44; Он же. Вопросы ленинизма. – М., 1930. – С.350, 351.

54 Пролетарская революция. – 1931. – №6. – С.3-12.

55 Источник. – 1996. – №2. – С.67.

56 История Гражданской войны в СССР: В 5 т. – М., 1935-1960. – Т.1. Подготовка Великой пролетарской революции (от начала войны до начала Октября 1917 г.). – М., 1935.

57 Источник. – 1996. – №2. – С.67.

58 Там же. – С.78. Со второй половины 1930-х гг. работа над этим изданием была свернута, а составители первого тома репрессированы (Н.В. Крыленко, М.И. Кубанин, В.П. Милютин, Б.М. Таль и др.). В последующих томах, издававшиеся в другой социально-политической обстановке, соблюдалась определенная объективность в описании событий истории, но все же работа оставалась ориентированной на заранее заданные выводы (История Гражданской войны в СССР: В 5 т. – М., 1935-1960. – Т.2. Великая пролетарская революция (октябрь – ноябрь 1917 года). – М., 1943. – Т.3. Упрочнение советской власти. Начало иностранной военной интервенции и Гражданской войны (ноябрь 1917– март 1919 г.). – М., 1968. – Т.4. Решающие победы Красной армии над объединенными силами Антанты и внутренней контрреволюции (март 1919 г. – февраль 1920 г.). – М., 1959. – Т.5. Конец иностранной военной интервенции и Гражданской войны в СССР. Ликвидация последних очагов контрреволюции (февраль 1920 г. – октябрь 1922 г.) – М., 1960).

59 История Всесоюзной Коммунистической партии большевиков: краткий курс. – М., 1938; Маслов Н.Н. «Краткий курс истории ВКП(б)» – энциклопедия культа личности Сталина // Вопросы истории КПСС. – 1998. – №11.

60Ленин В.И. Полн. собр. соч. – Т.36. – С.4, 17; – Т.44. – С.103.

61 История Всесоюзной Коммунистической партии большевиков: краткий курс. – М., 1945. – С.227.

62 Филиппов В.Т. Борьба за Каховку. – М., 1938; Кузнецов Ф. Начало разгрома Деникина // Военный вестник. – 1939. – №11. – С.18-25; Меликов В. Героическая оборона Царицына (1918). – М., 1938; Милюковский А.И. Гражданская война в СССР, 1918 – 1920: В 3 ч. – М., 1939-1940; Разгром Деникина. – Курск, 1939; Борьба с деникинщиной и интервенцией в Крыму. – Симферополь, 1940; Генкина Э. Битва за Царицын в 1918 г. – М., 1940; Кабышев Л.В. Сталинский план разгрома Деникина. – М., 1940; и др.

63 Исторические записки. – 1941. – №12. – С.8-36.

64 Разгон И. Орджоникидзе и Киров в борьбе за власть Советов на Северном Кавказе (1918 – 1920). – М., 1941; Фрайман А.Л. Разгром германских разбойников в 1918 г.. – М., 1941; Петровский Н. Украинские националисты на службе у немецких захватчиков в 1918 г. // Исторический журнал. – 1943. – №7; История Гражданской войны в документах. – М., 1942; Листовки Гражданской войны в СССР, 1918 – 1922. – М., 1942; Из истории борьбы за установление Советской власти, ноябрь 1917 – февраль 1918: Сб. ист. док. и материалов. – М., 1943; Единство советского фронта и тыла в годы Гражданской войны, 1918 – 1920 гг.: Сб. док. и материалов – М., 1943; и др.

65 В.И.Ленин и история классов и политических партий в России. – М., 1970. – С.278.

66 Кондрашов И. С.М. Киров – организатор большевистского подполья в тылу Деникина // Вопросы истории. – 1947. – №7. – С.18-34; Коротков И.С. Разгром Врангеля. – М., 1948; Корчин М.Н. Донское казачество. – Ростов н/Д, 1949; Гудченко Н.Ф. Всевобуч в период Гражданской войны в СССР (1919 – 1920 гг.): Дис. ... канд. ист. наук. – М., 1950; Гимпельсон Е.Г. Ограбление хозяйства Юга России интервентами и белогвардейцами в 1919 г. // Исторические записки. – 1950. – №35. – С.36-61; Шатагин Н.И. Организация и военное строительство Советской Армии в 1918 – 1920 гг. – М., 1954; Шаряков А.А. В.И. Ленин и И.В. Сталин о характере и особенностях Гражданской войны в СССР: Дис. … канд. ист. наук. – Л., 1953; и др.

67 Заболоцкий Н. Большевистская партия – организатор партизанского движения в тылу Деникина на Юге России (1918 – 1920 гг.): Дис. ... канд. ист. наук. – М., 1950; Титкин И.Ф. Партия большевиков – вдохновитель и организатор разгрома Деникина: Дис. ... канд. ист. наук.
– М., 1951; Агуреев К.В. Контрнаступление Красной Армии против Деникина (осенью 1919 г.): Дис. ... канд. ист. наук. – М., 1952; Крылова Е.Т. Борьба за освобождение Царицына от деникинской контрреволюции (июнь – декабрь 1919 г.): Дис. ... канд. ист. наук. – М., 1952; Прусанов И.П. Коммунисты Южного Фронта в борьбе за разгром Деникина: Дис. ... канд. ист. наук. – М., 1953; Вотинцев П.А. Коммунистическая партия за создание и укрепление Советской Армии – армии братской дружбы наций СССР (1918 – 1928): Дис. ... канд. ист. наук.
– М., 1953; Шафир А. Советы в борьбе с Деникиным: Дис. ... канд. ист. наук. – М., 1954; Красильников К.К. Партизанское движение на Черноморье в период интервенции и Гражданской войны (1918 — 1921): Дис. ... канд. ист. наук. – Ростов н/Д, 1951; и др.

68 Штейн Б.Е. «Русский вопрос» на Парижской мирной конференции (1919 – 1920 гг.). – М., 1949; Филатов П. Американский империализм – организатор антисоветской интервенции в 1918 – 1920 гг. // Военная мысль. – 1951. – №1. – С.13-19; Волков Ф.Д. Крах английской политики интервенции и дипломатической изоляции советского государства. – М., 1954; и др.

69 Отчет Реввоенсовета Республики за 1917 – 1919 гг. // Исторический архив. – 1956. – №1.
– С.132-155; На фронтах Гражданской войны: публ. док. // Исторический архив. – 1957.
– №2. – С.65-84; Об участии английских империалистов в организации и интервенции против Советской власти // Исторический архив. – С.3-16; Боевые подвиги частей Красной Армии (1917 – 1922 гг.): Сб. док. – М., 1957; Из переписки М.В. Фрунзе с В.И. Лениным (1919 – 1920 гг.) // Исторический архив. – 1958. – №3. – С.32-40; Партия в период иностранной военной интервенции и Гражданской войны (1918 – 1920 гг.): Док. и материалы. – М., 1962; и др.

70 Буденный С.М. Пройденный путь: В 2 кн. – М., 1965; Незабываемое: воспоминания. – М., 1961; Этих дней не смолкнет слава: воспоминания участников Гражданской войны / Сост. А.И. Толстихина; ред. И. Верховцев. – М., 1958; и др.

71 Бубнов А.С. О Красной Армии. – М., 1958; Блюхер В.К. Статьи и речи. – М., 1963; Тухачевский М.Н. Избранные произведения: В 2 т. – М., 1964; Ковтюх В.М. Гражданская война на Кубани // ВИЖ. – 1964. – №2. – С.81-93; и др.

72 Декреты советской власти: В 13 т. – М., 1957-1989.

73 Из истории Гражданской войны в СССР: Сб. док. и материалов: В 3 т. – М., 1960-1963.

74 Борьба за власть Советов на Дону. 1917 – 1920: Сб. док. – Ростов н/Д, 1957; Борьба трудящихся масс за установление и упрочение Советской власти на Ставропольщине (1917 – 1920 гг.): Сб. док. и материалов. – Ставрополь, 1957; Борьба за власть Советов в Астраханском крае (1917 – 1920 гг.): Док. и материалы. – Астрахань, 1958. – Ч.1; Борьба советского народа с интервентами и белогвардейцами на Юге России: Сб. док. – Ростов н/Д, 1962; В огне Гражданской войны: Из истории борьбы трудящихся Одессщины против объединенных сил внутренней и внешней контрреволюции в период Гражданской войны и иностранной интервенции, 1918 – ноябрь 1920: Сб. док. и материалов. – Одесса, 1962; и др.

75 Вопросы истории КПСС. – 1958. – №4. – С.171-173. Примечательно, что после XXII съезда КПСС, когда режим публикации источников стал более либеральным, данный факт рассматривался уже как сильная сторона издания. (Советская историческая наука от XX к XXII съезду КПСС // История СССР. – 1962. – С.146, 147).

76 Владимиров И.Н. Организация документальных материалов Красной Армии периода интервенции и Гражданской войны: Дис. ... канд. ист. наук. – М., 1955.

77 История Гражданской войны в СССР: В 5 т. – М., 1957. – Т.3; – 1959. – Т.4; – 1960. – Т.5; и др.

78 Агуреев К.В. Разгром белогвардейских войск Деникина (октябрь 1919 – март 1920 гг.).
– М., 1961; Найда Ф. О некоторых вопросах истории Гражданской войны в СССР. – М., 1958; Кузьмин Н.Ф. К истории разгрома белогвардейских войск Деникина // Вопросы истории.
– 1956. – №7; Липатов Н. Некоторые вопросы разгрома врангелевщины // Вопросы истории. – 1957. – №12; Красильников К.К. Партизанское движение на Кубани и Черноморье (1918 – 1920 гг.): Ист. очерк. – Краснодар, 1957; Макаров П.В. Партизаны Таврии. – М., 1960; Коммунистическая партия – организатор разгрома последнего похода Антанты. – М., 1960; Макеев А.В. Роль латышских стрелков в разгроме деникинских полчищ. – Рига, 1960; и др.

79 Герасин И.Е. Деятельность Коммунистической партии по укреплению Южного фронта: Дис. ... канд. ист. наук. – М., 1960; Горлов В.П. Борьба войск правого крыла Туркестанского фронта против армии Деникина в районе Нижней Волги (август – октябрь 1919 г.): Дис. ... канд. ист. наук. – М., 1955; Гойтова З.А-Т. Народ Чечено-Ингушетии в борьбе против Деникина: Дис. ... канд. ист. наук. – М., 1962; и др.

80 Алексеева Г.Д. Октябрьская революция и историческая наука в России (1917 – 1923 гг.).
– М., 1968. – С.36, 37.

81 О задачах, структуре и штатах Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС: постановление ЦК КПСС от 15 июня 1968 г. // Коммунист. – 1968. – №12. – С.5-9.

82 Борьба за победу Советской власти в Азербайджане, 1917–1920: Док. и материалы. – Баку, 1967; Письменное слово: листовки Гражданской войны (1918–1922 гг.). – М., 1967; Харьковщина в период Гражданской войны и иностранной военной интервенции, 1918-1920 гг.: Сб. док. и материалов. – Харьков, 1973; Из глубины сердец : сб. писем военнослужащих Красной Армии В.И. Ленину (1917–1924 гг.). – М., 1970; и др.

83 Директивы Главного командования фронтов Красной Армии. – М., 1969; Директивы командования фронтов Красной Армии (1917 – 1922): Сб. док.: В 4 т. – М., 1971-1978.

84 Каряева Т.Ф. Вопросы военно-политического единства советских республик в документальных публикациях Центрального государственного архива Советской Армии // Боевое содружество советских республик, 1919 – 1922 гг. – М., 1982. – С.221.

85 Против Деникина: Сб. воспоминаний. – М., 1969; Героическое подполье в тылу деникинской армии: Воспоминания. – М., 1976; и др.

86 Источниковедческие исследования по истории Великого Октября и становления Советского государства, 1917 – 1920 гг.: Сб. ст. – М.; Л., 1983; Семанова Н.М. Периодическая печать как источник «демократической контрреволюции»: Дис. ... канд. ист. наук. – Томск, 1977; Агулова Е. Разгром Донской армии Краснова: источники исследования: Дис. ... канд. ист. наук. – Воронеж, 1977; и др.

87 Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК: В 16 т. – 9-е изд., перераб. и доп. – М., 1983-1989.

88 Шерман И. Советская историография Гражданской войны в СССР. – Харьков, 1964. – С.97.

89 Алексашенко А.П. Крах деникинщины. – М., 1966.

90 Алексашенко А.П. Указ. соч. – С.39.

91 Там же. – С.49.

92 Архив русской революции / Под ред. И.В. Гессена: В 22 т. – Берлин, 1921-1937. – Т.5.
– С.245-249; Врангель П.Н. Записки, ноябрь 1916 г. – ноябрь 1920 г.: В 2 кн. – Берлин, 1928. – Кн.1; Калинин И.М. Русская Вандея. – М.; Л., 1926. – С.275.

93 История Коммунистической партии Советского Союза. – 3-е изд. – М., 1968. – Т.3. – Кн.2; История СССР с древнейших времен до наших дней: В 12 т. – М., 1967. – Т.7; История Коммунистической партии Советского Союза / Б.Н.Пономарев и др. – 6-е изд., доп. – М., 1982; История СССР: эпоха социализма: Учеб. пособие для ист. ф-тов пед. ин-тов / С.А. Сераеви др. – 3-е изд., перераб. и доп. – М., 1983; и др.

94 Еремин П.М. Революция и казачество в 1917 – 1920 гг. – М., 1982; История Гражданской войны и империалистической интервенции (1918 – 1920 гг.): Сб. статей. – М., 1983; Хмелевский К.А. Буря над тихим Доном: исторический очерк о Гражданской войне на Дону. – Ростов н/Д, 1984; К 60-летию победоносного окончания Гражданской войны в СССР (1918 – 1920 гг.): Материалы Всесоюзной научной конференции. – Киев, 1981; и др.

95 Поликарпов В.Д. Пролог Гражданской войны. – М., 1976.

96 Поликарпов В.Д. Начальный этап Гражданской войны: история изучения. – М., 1980.

97 Гусев К.В., Ерицян Х.А. От соглашательства к контрреволюции: Очерки истории политического банкротства и гибели партии социалистов-революционеров. – М., 1968; Спирин Л.М. Классы и партии в Гражданской войне в России. – М., 1968.

98 Непролетарские партии в России в трех революциях. – М., 1989. – С.96.

99 Комин В.В. История помещичьих, буржуазных и мелкобуржуазных партий в России: Курс лекций. – Калинин, 1970; Гармиза В.В. Крушение эсеровских правительств. – М., 1970; Гусев К.В. Партия эсеров: от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции. – М., 1975;
Он же. Крушение помещичьих и буржуазных партий в России (начало XX в. - 1920 г.). – М., 1977; Думова Н.Г. Кадетская контрреволюция и ее разгром (октябрь 1917 – 1920 гг.). – М., 1982; Лосева А.В. Банкротство трудовой народно-социалистической партии (февраль 1917 –1922 гг.): Дис. ... канд. ист. наук. – М., 1979; Иллерицкая Е.В. Аграрный вопрос: Провал аграрных программ и политики непролетарских партий в России. – М., 1981; и др.

100 Спирин Л.М. Крушение помещичьих и буржуазных партий в России (начало XX в. – 1920 г.).
– М., 1977.

101 Сергеев В.Н. Банкротство мелкобуржуазных партий на Дону. – Ростов н/Д, 1979.

102 Иоффе Г.З. Крах российской монархической контрреволюции. – М., 1977; Он же. Колчаковская авантюра и ее крах. – М., 1983.

103 Иоффе Г.З. Крах российской монархической контрреволюции. – М., 1977. – С.113-114, 126, 167-168, 200, 263-264; 308-311.

104 Иоффе Г.З. Колчаковская авантюра и ее крах. – М., 1983. – С.215.

105 Воскобойников Б. Военно-организаторская деятельность большевиков Дона в годы военной интервенции и Гражданской войны (1918 – 1920): Дис. ... канд. ист. наук. – М., 1983; Хмелевский К.А. Гражданская война на Дону: Крах красновщины и деникинщины: Дис. ... д-ра ист. наук. – Ростов н/Д, 1971; Вовк Г.А. Борьба трудящихся Украины в тылу деникинских войск: Дис. ... канд. ист. наук. – Киев, 1981; Шатенко Л.А. Борьба против белогвардейских войск и буржуазно-националистической контрреволюции на юге Украины в 1919 г.: Дис. ... канд. ист. наук. – Киев, 1985; Дядев И.И. Создание Красной кавалерии на Дону в годы Гражданской войны и ее роль в разгроме контрреволюции на Юге России, 1918 – 1920 гг.: Дис. ... канд. ист. наук. – М., 1973; Проскурин А. Образование 8 Армии и ее участие в боях против Краснова и Деникина: Дис. ... канд. ист. наук. – Воронеж, 1971; Степаненко Б.М. Борьба с вооруженной контрреволюцией на Дону и Кубани и ее разгром: Дис. ... канд. ист. наук.
– Ростов н/Д., 1972; и др.

106 Гражданская война в СССР: В 2 т. / Под ред. Н.Н. Азовцева. – М., 1980-1986.

107 Советская военная энциклопедия: В 8 т. – М., 1976-1980; Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. – М., 1982; Летопись борьбы и побед: хроника революционной борьбы на Дону, 1917 – 1920. – Ростов н/Д, 1984; и др.

108 Минц И.И. История Великого Октября: В 3 т. – М., 1967-1979; Он же. Год 1918-й. – М., 1982; Он же. Мировой империализм против Страны Советов // Новая и новейшая история. – 1986. – №8; и др.

109 Минц И.И. Год 1918-й. – М., 1982. – С.482.

110 ГАРФ. – Ф.5826. [Пояснительная записка]; Петрушева Л.И. Возвращение на Родину: архивы русской эмиграции // Мир библиографии: научное практ. профессион. изд. – 1998. – С.84-86; Павлова Т.В. Русский заграничный исторический архив // Вопросы истории – 1990. – №1. – С.26-28.

111 Бортневский В.Г. Источники о деятельности белогвардейских судебно-следственных органов Севера в фондах ЦГАОР СССР и ЦГАСА // Археография и источниковедение Европейского Севера. – Вологда, 1989. – Ч.1; Он же. Источники о контрреволюционных армиях и правительственных учреждениях Поволжья и Урала периода Гражданской войны в фонде Политической канцелярии особого совещания // Историография социалистического строительства в Поволжье и на Урале. – Уфа, 1990; Штыка А.И. Гражданская война в Сибири в освещении белогвардейских мемуаристов: Дис. … канд. ист. наук. – Томск, 1991; Никитин А.Н. Периодическая печать как источник изучения Гражданской войны в Сибири. – Томск, 1991.

112 Барвенко Е.А. «Архив русской революции» как источник по истории Гражданской войны в СССР: Дис... канд. ист. наук. – Томск, 1985.

113 Циркулярное секретное письмо о политике по отношению к казачеству: постановление Оргбюро ЦК РКП(б) // Известия ЦК КПСС. – 1989. – №6.

114 Деникин А.И. Очерки Русской Смуты: Поход на Москву. – М., 1989; Он же. Поход и смерть генерала Корнилова / Вст. ст. А.И. Козлова; ком. С.В. Карпенко, А.И. Дерябин. – Ростов н/Д, 1989; Белый Крым 1920 г.: Мемуары и док. / Сост. Я.А. Слащов-Крымский; предисл. и примеч. А.Г. Кавтарадзе. – М., 1990; Революция и Гражданская война в описаниях: Деникин, Юденич, Врангель: Сборник / Сост. С.А. Алексеева. – М., 1991, Врангель П.Н. Записки: В 2 т. / Предисл. В.А. Дуров, А.И. Ушаков. – М., 1991; и др.

115 Факел: историко-революц. альм. / Ред. Г.З. Иоффе. – М., 1989-1990.        

116 Враги о пролетарской революции в России: Сборник. – Пермь, 1991.

117 Поляков Ю.А. Гражданская война в России: поиски нового видения // История СССР. – 1990.
– №2; Сквозь бури Гражданской войны: «круглый стол» историков. – Архангельск, 1990; и др.

118 Булдаков В.П. Национальный вопрос в планах российской контрреволюции в 1917 году // Политические и экономические проблемы Великого Октября и Гражданской войны. – М., 1988. – С.94-423; Дариенко В.Н. Революция и контрреволюция на юго-востоке страны, 1917-1920: Дис. … д-ра ист. наук. – М., 1991; Революция и народы России: полемика с западными историками. – М., 1989; и др.

119 Васильев Б. Люби Россию в непогоду... // Известия. – 1989. – 17 янв.; Селюнин В. Истоки. // Если по совести… – М., 1988. – С.258.

120 Поликарпов В.Д. Военная контрреволюция в России, 1905 – 1917 / Отв. ред. И.И. Минц. – М., 1990. – С.10.

121 Иоффе Г.3. «Белое дело»: Генерал Корнилов. – М., 1989. – С.124.

122 Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республике Советов. – М., 1988.

123 Горелов П.Г. Они вернулись и не уйдут: предисловие // Белое движение: начало и конец: Сб. / Сост. и примеч. В.А. Дурова. – М., 1990. – С.8; Поляков Ю.А. Гражданская война в России: поиски нового видения // История СССР. – 1990. – №2.

124 Гусев К.В. Политическая линия РКП (б) по отношению к непролетарским партиям в годы Гражданской войны // Гражданская война и иностранная интервенция в Средней Азии.
– Ашхабад, 1986; Спирин Л.М. Россия, 1917 год: Из истории борьбы политических партий.
– М., 1987; Басманов М.И., Гусев К.В., Полушкина В.А. Сотрудничество и борьба : из опыта отношений КПСС с непролетарскими, некоммунистическими партиями. – М, 1988; Подболотов П.А., Спирин Л.М. Крах меньшевизма в Советской России. – Л., 1988.

125 Белое движение: начало и конец. – М., 1990. – С.481.

126 Зимина В.Д. Крах германофильской монархической контрреволюции на Юге России в годы Гражданской войны и интервенции: Учеб. пособие. – Калинин, 1989; Федюк В.П. Деникинская диктатура и ее крах. – Ярославль, 1990; Карпенко С.В. Крах последнего белого диктатора. – М, 1990.

127 Поляков Ю.А. Гражданская война в России: поиски нового видения... – С.110.

128 Тагиров И.Р. Из истории борьбы партии большевиков против национальной контрреволюции в годы Гражданской войны // Защита завоеваний социалистических революций. – М., 1986. – С.72, 73.

129 Голдин В.И. Указ. соч. – С.119. По данным А.И. Ушакова, в период с 1992 по 2003 гг. защищено более 70 кандидатских и докторских диссертаций. (Ушаков А.И. Антибольшевистское движение в годы Гражданской войны в России: отечественная историография: Дис. … д-ра ист. наук. – М., 2004. – С.341).

130 Поляков Ю.А. Гражданская война в России: возникновение и эскалация // Отечественная история. – 1992. – №6. – С.43-79; Устинкин С.В. Трагедия белой гвардии. – Н.Новгород, 1995; Гражданская война: перекресток мнений. – М., 1994; Федюк В.П. Белое движение на Юге России: Дис. ... д-ра ист. наук. – Ярославль, 1995; Федюк В.П. Белые: Антибольшевистское движение на Юге России. – М., 1996; Венков А.В. Антибольшевистское движение на Юге России (1917 – 1920 гг.): Дис. ... д-ра ист. наук. – Ростов н/Д, 1996; Устинкин С.В. Белое движение в годы Гражданской войны (1917 – 1922 гг.): Дис. ... д-ра ист. наук в виде научного доклада. – Н.Новгород, 1996; Зимина В.Д. Белое движение и российская государственность в период Гражданской войны: Дис. ... д-ра ист. наук. – М., 1998; Еремина А.И. Художественная жизнь Юга России в условиях Гражданского противостояния (1917 – 1920 гг.): Дис. ... д-ра ист. наук.
– М., 1999; Зимина В.Д. Белое движение в годы Гражданской войны. – Волгоград, 1995; и др.

131 Кулаков В.В. Военное и государственное строительство белых властей Юга России: история формирования, развития и поражения (1917 – 1920 гг.). – Краснодар, 2005.

132 Литвин А.Л. Красный и белый террор в России, 1917-1822 // Отечественная история. – 1993. – №6. – С.36-56; Дементьев Б.П. Красный и белый террор в годы Гражданской войны (1918-1920 гг.) // История и террор: материалы межвуз. науч. конф. – Пермь, 1998. – C.27, 28; Ратьковский И.С. Индивидуальный террор в России в годы Гражданской войны: по материалам периодической печати // Вестн. С.-Петерб. ун-та. – СПб., 1995. – Вып.1. – С.95-100. – Сер.2. История, языкознание, литературоведение; Медведев А.В. Историческая логика развития красного и белого террора в России в годы Гражданской войны // Дискуссионные проблемы российской истории. – Арзамас, 1998. – С.281-283; и др.

133 Абинякин Р.М. Гражданская война и трансформация менталитета: Офицеры Добровольческой армии как маргинальное сообщество // Менталитет россиян: история, проблемы: Материалы XVII Всерос. заоч. науч. конф. – СПб., 2000. – С.73-76; Пилипенко С.А. Исторические факторы, влиявшие на моральный дух Добровольческой армии в период ее формирования // Историко-археологические изыскания: Сб. трудов молодых ученых. – Самара, 2002. – Вып.5. – С.56-78; Ипполитов Г.М. Русские офицеры в Российской Гражданской войне // «Наши» и «чужие» в российском историческом сознании: Материалы междунар. науч. конф. / Под ред. С.Н. Полторака. – СПб., 2001. – С.223-228; и др.

134 Самойлов А.Ф. Деятельность государственных органов по воспитанию офицеров белых армий Юга России в духе любви к Отечеству (ноябрь 1917 – ноябрь 1920 гг.): Дис. ... канд. ист. наук. – Самара, 2004; Ипполитов Г.М. «Красные орлы» против «рыцарей белой мечты»: духовная сеча: Моральный дух комбатантов в российской Гражданской войне (ноябрь 1917 – декабрь 1920 гг.): опыт компаративного анализа. – Самара, 2005; Юдин С.С. Моральный дух добровольческой армии и его укрепление (ноябрь 1917 – январь 1919 гг.): историческое исследование: Дис. ... канд. ист. наук. – М., 2006; и др.

135 Кольцов М.И. Военная и политическая деятельность Л.Г. Корнилова: Дис. ... канд. ист. наук. – М., 1996; Ганчар Г.М. Военная и политическая деятельность П.Н. Врангеля (1917 – 1920 гг.): Дис. ... канд. ист. наук. – М., 1999; Ипполитов Г.М. Военная, политическая и общественная деятельность Антона Ивановича Деникина в 1890 – 1947 гг.: Монография.
– Вольск, 1997; Медвецкий А.Ф. Военная и политическая деятельность Н.Н. Юденича (август 1914 – февраль 1920 г.): Дис. ... канд. ист. наук. – Самара, 2002.

136 Гребенкин И.Н. Первый Кубанский поход Добровольческой армии и его место в истории Гражданской войны: Дис. … канд. ист. наук. – Владимир, 2004; Красный террор в годы Гражданской войны: по материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков. – М., 2004; Медвецкий А.Ф. Титаническое противоборств // Клио. – 2004. – №4 (27). – С.259-263; Будницкий О.В. Российские евреи между красными и белыми (1917 – 1920 гг.). – М., 2005; Ипполитов Г.М. Деникиниана постсоветская: критические историографические заметки // Телескоп: науч. альманах. – Самара, 2005. – Вып.10; Ипполитов Г.М. Белое движение в Гражданской войне на Юге России: советская историография проблемы // Научные изыскания : Сб. науч. ст. – Самара, 2005. – Вып.1; Он же. «Белое дело»: Учеб. пособие к спецкурсу ... – Самара, 2005; Войнаровский О.В. Военная и политическая деятельность Е.К. Миллера (1914 – 1937 гг.): Дис. … канд. ист. наук. – Самара, 2005; Кулаков В.В. Указ соч.; Ходаков И.М. Очерки Русской Смуты А.И. Деникина как источник по изучению Гражданской войны на Юге России: Дис. … канд. ист. наук. – М., 2006; Юдин С.С. Моральный дух добровольческой армии и его укрепление (ноябрь 1917 – январь 1919 гг.): историческое исследование: Дис. ... канд. ист. наук. – М., 2006; Карпенко С.В. Очерки истории Белого движения в Гражданской войне на Юге России (ноябрь 1917 – 1920 гг.). – 3-е изд., доп. и перераб. – М., 2006; Каширина Е.И. Политика Врангеля в Крыму. – М., 2006 // Деп. в ИНИОН РАН. – №59948. – 2006. – 16 авг.; Каширина Е.И. Белая Добровольческая армия // Вестник Адыгейского гос. ун-та. – Майкоп, 2006. – №2. – С.42-44; Она же. Роль союзников в развитии белых режимов // Культурная жизнь Юга России. – Краснодар, 2006. – №3. – С.34-36; Шмаглит Р.Г. Белое движение: 900 биографий крупнейших представителей русского военного зарубежья. – М., 2006. – С.25-27; Ипполитов Г.М. Деникин. – 2-е изд., испр. и перераб. – М., 2006; Салов О.В. Южнороссийское Белое движение: советская историография проблемы (1918 – первая половина 1980-х гг.): Монография. – М., 2007; Он же. Белое движение в Гражданской войне на Юге России (ноябрь 1917 –1920 гг.): историографическое исследование: Монография. – М., 2007; Каширина Е.И. Белый режим Юга России: социально-политическое развитие и экономическая основа (1917 – 1920 гг.): Дис. … канд. ист. наук. – Краснодар, 2007; Соколов К.Н. Правление генерала Деникина: из воспоминаний. – М., 2007; и др.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.