WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

КИЛЬМЕТОВА ИННА РОБЕРТОВНА

ФАРМАКОЛОГИЯ И ПРИМЕНЕНИЕ НОВЫХ

ПРОИЗВОДНЫХ ПИРИМИДИНА

16.00.04-Ветеринарная фармакология с токсикологией

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора ветеринарных наук

Краснодар - 2008

Работа выполнена в ФГОУ ВПО «Башкирский государственный аграрный университет»

Научный консультант        доктор биологических наук, профессор

       Исмагилова Асия Фахретдиновна

                                               

Официальные оппоненты

Ведущая организация

Защита состоится «_26__»_декабря 2008г. в __1000 часов на заседании диссертационного совета Д при Кубанском государственном аграрном университете (350044, Краснодар, ул. Калинина, 13):

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке

Автореферат разослан «___»_____________2008года.

Учёный секретарь

диссертационного совета

д.в.н.                                                                        Родин Игорь Алексеевич

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Коррекция следствий воздействия на организм человека, животных и птиц ксенобиотиков с токсическими свойствами является одной из ведущих проблем современной фармакологии и токсикологии. Основными группами ксенобиотиков, оказывающими негативное влияние на организм, являются экотоксиканты и лекарственные препараты. Лечебная эффективность при отравлении в последние 10 лет составляет от 57 до 84%. Сокращение числа отравлений в последние годы связано не с улучшением профилактики токсикозов, а с уменьшением числа животных и количества применяемых пестицидов (Шабунин С.В., 1999; Байматов В.Н., Волкова Е.С., 2001, 2002; Папуниди К.Х, 2001; Рабинович М.И., 2001; Софронов В.Г., 2001; Тремасов М.Я., 2001; Антипов В.А., 2002; Бузлама В.С., 1972, 2003; Дорожкин В.И., 2003; Шахов А.Г., Аргунов М.Н., 2003; Беркович А.М., 2003).

Интенсификация производства продукции растениеводства предполагает широкое применение химических средств защиты растений. В связи с этим возрастает опасность загрязнения сельскохозяйственной продукции и окружающей среды.

Внесение минеральных удобрений повышает урожайность сельскохозяйственных культур в 4-5 раза, причём одним из основных элементов питания, которые формируют урожай, является азот. Избыточное накопление нитратного азота вследствие нарушения агротехнических норм при дозировании удобрений, а также в кормах и пищевых растительных продуктах из-за влияния многочисленных неблагоприятных факторов, тормозящих биосинтез азотосодержащих органических соединений, создаёт условия для развития нитрато-нитритной интоксикации в организме животных и человека (Крайнев Н.М., 1969; Волкова Н.В., 1974; Буц Б.М., Моисеенко И.Я., 1980; Уголев А.М., 1988; Васильев М.Ф., Ковалёв С.П., Шумаков О.Ф., 1990).

В настоящее время вопрос о механизме действия нитратов остаётся открытым, а их содержание служит показателем загрязнения не только кормов, но и среды обитания растений, животных и человека. Широкое распространение нитрато-нитритных токсикозов приводит к тому, что в организме человека и животных происходит трансформация нитратов и это ведёт к отрицательным последствиям. В отдельных работах доказано, что нитратная интоксикация сопровождается нарушением функций многих органов и систем, и в первую очередь – пищеварительной. У животных нарушается прирост живой массы, уменьшается молочная продуктивность, изменяются процессы обмена веществ, наблюдается падёж (Менькин В.К., Буряков Н.П., 1982; Акулич А.И., Рябцев П.С., 1989; Leonard-Kluz I., Bielak F., Barabasz I.,1979; Carrigan M.I., Gardner I.A., Zilkova I., 1982).

Повышенное содержание нитратов в пище и воде приводит, в конечном итоге, у людей, к необратимым заболеваниям желудочно-кишечного тракта и, в частности, к раку, от образующихся нитрозаминов. При этом увеличивается риск заболеваний печени и даже образования злокачественных опухолей. В литературе описываются случаи поражения тканей головного мозга у людей при воздействии нитратов, содержащихся в питьевой воде. При ежедневном поступлении нитратов в организм у людей снижается умственная и физическая работоспособность, наблюдается нарушение кровообразования, иммунологической и генеративной функций (Дискаленко А.Л., Трофименко Ю.Н., Добрянская Е.В., 1977;Минеев В.Г., Грачёва Н.К., Тришина Т.А., 1986; Уголев А.М., 1988; Roch M., 1987).

Настоящая работа проведена в соответствии с заданием 01 ГНТП России «Создание новых лекарственных средств методами химического и биологического синтеза», а также 0.1.90.00011555 и 0.1.90.40.009075 Российской академии наук «Синтез веществ, обладающих практически важной биологической активностью» и в соответствии с тематикой научных исследований университета (01.86.0-07.68.78).

Цель и задачи исследования: Обоснование применения новых производных пиримидина и его комплексных соединений для коррекции иммуно- и антитоксических эффектов при нитратной интоксикации. Для достижения поставленной цели сформулированы задачи по исследованию биологически активных соединений – новых производных пиримидинов.

На основе скрининга и сравнительного анализа на первичный иммунный ответ и антитоксический эффект среди производных пиримидина выбраны наиболее активный препарат ДППОМУ (дипиперидинодиоксипропилметилурацил) и комплексное соединение ДППОМУ+ левомицетин.

В связи с этим необходимо:

–        определить острую токсичность и изучить влияние препарата на организм животных при длительном применении;

–        раскрыть некоторые механизмы влияния на иммунитет;

–        изучить влияние на резистентность организма к возбудителям инфекции;

–        изучить противовоспалительную, антиульцерогенную активность;

–        изучить эмбриотоксический и тератогенный эффекты;

–        изучить влияние препарата на организм кур (гематологические, биохимические показатели, иммунную систему и процессы перекисного окисления липидов; качественные показатели яиц и инкубации);

–        изучить клинико-биохимические показатели у гусей;

–        изучить и разработать схему лечения при острой нитратной интоксикации (гематологические и биохимические показатели крови, химический состав мяса, яиц и жирной печени);

–        провести гистологические и электронно-микроскопические исследования печени и двенадцатиперстной кишки.

Научная новизна Проведён скрининг шести вновь синтезированных производных пиримидина. Изучена зависимость иммунотропной и антитоксической активности от химического строения. Впервые раскрыт механизм иммунотропного и антитоксического действия ДППОМУ и его комплексных соединений. Установлен характер влияния ДППОМУ на гуморальный и клеточный иммунитет, резистентность к инфекции. Изучена острая и хроническая токсичность, эмбриотоксический и тератогенный эффекты, противовоспалительная и антиульцерогенная активность. Впервые изучено влияние ДППОМУ на продуктивность, сохранность, естественную резистентность организма кур. Впервые исследованы показатели обмена веществ у гусей в условиях Республики Башкортостан. Показаны морфофункциональные изменения в организме гусей при острой нитратной интоксикации и коррекция её с помощью ДППОМУ, а также выявлены основные механизмы нарушения обмена веществ, показатели крови, качества мяса и яиц. Впервые проведены гистологические, гистохимические и электронно-микроскопические исследования внутренних органов гусей.

Новизна прикладных разработок подтверждена решением о выдаче патента РФ от 20 марта 2008г. «1,3-Ди (3-пиперидино-2-гидроксипропил)-6-метилурацил  (ДППОМУ) для повышения сохранности и продуктивности птиц».

Обеспечено промышленное производство 1,3-Ди(3-пиперидино-2-гидроксипропил)-6-метилурацил (ДППОМУ) в ООО «Поливит» (г. Уфа).

Практическая ценность результатов исследований определяется тем, что ДППОМУ и комплексное соединение ДППОМУ+левомицетин эффективно стимулируют специфические и неспецифические факторы иммунитета, повышают резистентность к инфекции. Это позволяет предложить их в качестве иммуномодулирующего средства. Благодаря своим свойствам стимулировать регенерацию и противовоспалительную активность препарат может широко применяться в хирургии. На основании комплексного изучения токсического действия нитратов на организм сельскохозяйственных птиц научно обоснована и экспериментально доказана важность использования в рационах нового производного пиримидина ДППОМУ как эффективного детоксиканта нитрата натрия, снижающего негативные эффекты и положительно влияющего на структуру печени. Практическое значение имеют данные о морфофункциональном изменении печени и двенадцатиперстной кишки при острой интоксикации нитратами. Низкая токсичность, доступность и растворимость в воде делают препарат удобным в применении.

По результатам НИР разработана научная документация:

– Методические рекомендации по применению нового производного пиримидина в птицеводстве (одобрены научно-техническим советом ГНУ МНТЦ «Племптица» Россельхозакадемии 13 декабря 2007г., протокол №7);

– Методические рекомендации по применению нового производного пиримидина в птицеводстве  (утверждены Академиком-секретарём РАСХН А.М.Смирновым 8 июня 2008 г., протокол № 4 от 4 июня 2008г.)

– Методические рекомендации по применению нового производного пиримидина в гусеводстве Госветнадзором Республики Башкортостан 2008 г. (утверждены начальником управления ветеринарии при Министерстве сельского хозяйства Республики Башкортостан Бургановым Х.Р. 2 сентября 2008 г., протокол № 3 от 5 марта 2008г.);

– Инструкция по применению дипиперидинодиоксипропилметилурацила (утверждена управлением ветеринарии МСХ и П Республики Башкортостан от 25 августа 2008 г.)

Внедрение. Опытно-производственные испытания, проведённые на птицефабрике «Уфимская», «Башкирская», «Туймазинская», СПК «Усень» Туймазинского района Республики Башкортостан, подтвердили иммуностимулирующий и антитоксический эффекты препарата ДППОМУ и комплексных соединений.

Основные положение работы используются в учебном процессе на  кафедре внутренних незаразных болезней, клинической диагностики и фармакологии Башкирского государственного аграрного университета; в Казанской государственной академии ветеринарной медицины, в Оренбургском государственном аграрном университете, в Ульяновской сельскохозяйственной академией, в Уральской государственной академии ветеринарной медицины.

Апробация работы. Результаты диссертационной работы доложены, обсуждены и одобрены на заседаниях Учёного совета, отчётных научно-практических конференциях Башкирского государственного аграрного университета (1993-2008 гг.); на региональных, Всероссийских и международных научно-практических конференциях (Москва, 1999, 2000, 2001, 2002, 2003, 2005, 2007; Воронеж, 1993, 1999, 2000, 2007; Санкт-Петербург, 1993, 1999, 2003, 2005; Чебоксары, 1994; Барнаул, 1995; Пенза, 1999; Троицк, 2002; 2007).

Публикации результатов исследований. Основные положения диссертации изложены в 61 печатной работе, в том числе в двух монографиях и решении о выдаче патента.

Структура и объём диссертации. Диссертация изложена на 296 страницах компьютерного текста и состоит из введения, обзора литературы, собственных исследований (экспериментальная часть включает 19 разделов), обсуждения полученных результатов, выводов, предложений производству, библиографического списка и приложений. Работа включает 44 таблицы, 14 рисунков, 51 фотографию, 399 источника литературы, в том числе 51 зарубежных авторов. Приложение диссертации содержит документацию, подтверждающую диссертационный материал.

Основные положения, выносимые на защиту:

–        взаимосвязь и зависимость химического строения и иммуномодулирующей активности новых производных пиримидина;

–        фармакологический спектр и механизм иммуномодулирующего и антитоксического действия ДППОМУ;

–        влияние на резистентность организма к возбудителям инфекции;

–        степень безвредности нового иммуномодулятора ДППОМУ;

–        особенность метаболизма у гусей при интоксикации нитратами;

–        морфофункциональные изменения в организме гусей в результате действия ксенобиотиков;

–        возможность использования ДППОМУ и комплексного соединения ДППОМУ+левомицетин для улучшения здоровья и продуктивности птиц.

2. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Исследования токсико-фармакологических свойств новых производных пиримидина проводились на кафедре внутренних незаразных болезней, клинической диагностики и фармакологии Башкирского государственного аграрного университета, в Башкирской научно-производственной ветеринарной лаборатории г.Уфы, а также в условиях производства птицефабриках «Уфимская», «Башкирская», «Туймазинская», СПК «Усень» Туймазинского района Республики Башкортостан.

Новые производные пиримидина синтезированы в Институте органической химии Уфимского научного центра РАН  под руководством академика РАН Толстикова Г.А.

Все исследуемые производные пиримидина вводились подопытным животным согласно выбранным дозам и схемам в зависимости от цели исследования.

Всего в опытах использовано: белых мышей - 1692; белых крыс - 2073; морских свинок - 24; собак - 15; кур - 9200;  гусей - 1520; яиц сельскохозяйственных птиц - 2152.

Острую токсичность новых производных пиримидина проводили общепринятыми методами (Елизарова О.Н.,1971, Саноцкий И.В., 1970).

Для изучения влияния ДППОМУ на резистентность к инфекции моделировали инфекцию у белых неинбредных мышей. В каждой серии опытов суточные культуры патогенных микроорганизмов (золотистый стафилококк, кишечная палочка, протей, синегнойная палочка) вводили внутрибрюшинно мышам, изучаемые соединения вводили животным в последующие 3 дня после заражения. Эффективность исследуемых соединений оценивали по выживаемости и продолжительности жизни лабораторных животных.

Противовоспалительная активность комплекса была изучена на моделях формалинового, каррагенинового, лидокаинового, белкового воспалений по общепринятой методике (Тринус Ф.П., 1976).

Изучение противоязвенного действия ДППОМУ осуществляли на моделях аспириновых и индометациновых язв (Аничков С.В., Заводская И.С., 1965).

При изучении гепатопротекторного действия ДППОМУ, исследуемое соединение вводили энтерально белым мышам в дозе 50мг/кг. Затем в желчный проток вставляли канюлю и осуществляли сбор желчи через 1, 2, 3 часа. Количество собранной желчи выражали в мг/мин.

Морфологические исследования крови проводили по общепринятым методикам. Биохимические исследования крови проводили согласно следующим методикам: общий белок – рефрактометрическим медом Рейсса; общий кальций- комплексно-метрическим методом Е.В. Вичева и А.Т. Каракашева в модификации В.В.Митюшина; неорганический фосфор – по методу Бригса в модификации Ивановского С.А.; каротин определяли модифицированным методом Рачевского; витамин Е определяли колориметрическим методом по Биери (в модификации ВНИИНБЖ) (А. А. Кудрявцев, Кудрявцева В.А., 1975; Андросов с соавт., 1981; И. П. Кондрахин с соавт., 1985).

Число АОК определяли по методу локального гемолиза в жидкой фазе (Jeme N.K., Nordin A.A., 1963, в модификации Сunninqham, 1965).

Влияние соединений на функциональную способность Т-эффекторов изучали, создавая реакцию гиперчувствительности замедленного типа (РГЗТ) к динитрофторбензолу (ДНФБ) (J.Knop et al., 1982).

Идентификацию Т – и В- лимфоцитов проводили методом постановки реакции розеткообразования. Учёт розеткообразующих клеток проводили под иммерсионной системой микроскопа. Учитывали все клетки, присоединившие три и более эритроцитов. Определяли их процент к общему числу лимфоцитов и содержание абсолютного числа в 1 мм3 (мкл) крови.

Оценку фагоцитарной активности псевдоэозинофилов проводили по методике Л. 3. Клечикова (1967), при этом определяли фагоцитарное число (ФЧ) и фагоцитарный индекс (ФИ).

Лизоцимную активность крови определяли фотоэлектроколориметрическим методом по гемолизирующей активности суточной культуры Мiсrococcus Lysodecticus (П.А. Храбустовскпй, 1974). Уровень пропердина в крови определяли по методу, основанному на его свойстве образовывать комплекс с зимозаном при 150С, который при 370С инактивирует гемолитическую активность комплемента сыворотки крови морской свинки.

Тест спонтанного и индуцированного латексом восстановления нитросинего тетразолия ставили в объёме 0,2 мл в центрифужных пробирках. К 0,2 мл крови, помещённой в центрифужные пробирки добавляли: в первую – 0,2 мл фосфатносолевого буферного раствора (ФСБ) и 0,04 мл НСТ; во вторую - 0,2 мл подготовленной взвеси латекса и 0,04 мл НСТ. Смеси в пробирках инкубировали 30 минут при температуре 370С, регулярно встряхивая. Затем центрифугировали при 1000 об/мин 5 минут. Надосадочную жидкость сливали, суспензировали в 0,1 мл ФСБ и готовили мазки. Анализ спонтанного (в первой пробирке) и индуцированного латексом (во второй пробирке) восстановления НСТ проводили под иммерсионной системой микроскопа путём подсчёта числа активированных, содержащих тёмно-фиолетовые зёрна формазана, псевдоэозинофилов в процентах (R.F. Shopf, J. Mattar et al., 1984).

Активность комплемента устанавливали по общепринятой методике (Э.А. Имельбаева, В.В. Сперанский с соавт., 1991).

Изучение влияния ДППОМУ на рост и сохранность цыплят, развитие внутренних органов осуществляли путем сопоставления данных по динамике изменения живой массы. Для изучения формы, размеров, массы и топографии органов использовали анатомо-морфологический метод.

Определение толщины и относительной массы скорлупы, индекса белка и желтка определяли согласно общепринятым в птицеводстве методам.

Содержание витамина А в желтке определяли путем реакции с насыщенным хлороформенным раствором трёххлористой сурьмы с уксусным ангидридом с последующей колориметрией. Содержание  рибофлавина в белке и желтке – по флуоресценции измеренной на флюорометре.

У крыс и гусей интоксикацию нитратами воспроизводили путем введения через зонд в желудок водного раствора натрия нитрата  из расчета 500 мг/кг, ежедневно дополнительно давали ДППОМУ в дозах, соответственно, 50 и 100 мг/кг один раз в сутки в течение 7 и 14 дней.

Для гистологических и гистохимических исследований кусочки органов фиксировали в 10 %-ном водном растворе нейтрального формалина, обезвоживали в серии спиртов возрастающей концентрации, заливали в парафин по общепринятой методике. Срезы после депарафинации окрашивали гематоксилином Майера и эозином по Романовскому-Гимза, Ван Гизону по общепринятым методам. Срезы, полученные на замораживающем микротоме, окрашивали Суданом III или Суданом чёрным В для выявления липидов (Меркулов Г.А., 1969). Для гистохимических исследований кусочки тканей фиксировали в жидкости Корнуа в модификации Лилли (абсолютный этанол – 57мл, ледяная уксусная кислота – 25мл). Проводили ШИК-реакцию на гликоген по Мак-Манусу (Луппа Х., 1980) (контроль – амилаза слюны). Белок выявляли расвором амидочёрного 10В (Кононский А.И., 1976). Микроскопические исследования проводились с использованием светового микроскопа JENAVAL фирмы «CARL ZEISS» (Германия).

Для исследования под электронным микроскопом образцы фиксировали 4% параформальдегидом в буфере Миллонига с последующей дофиксацией 2% глютаровым альдегидом и четырёхокисью осмия, трёхкратно промывали в фосфатном буфере, обезвоживали в спиртах восходящей концентрации и ацетоне и заливали в смесь аралдитовых смол (Уикли Б., 1975). Срезы готовили на ультратоме LKB и просматривали под электронным микроскопом «Тесла»-BS 500 и JEM-100S.

Статистическую обработку цифровых данных проводили на РС Рentium IV с использованием прикладной программы Мiсгоsoft Ехсel, включая подсчёт средних величин (М), средней ошибки (m), среднеквадротических отклонений выборки (б), определение значения достоверности Стьюдента (Р.Б. Стрелков, 1996).

3. РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

3.1.        Синтез новых производных пиримидина
в зависимости от химической структуры

Допускаются два механизма действия пиримидинов – прямой, при их непосредственном влиянии на клетки и опосредованный – через активацию эндокринной системы, путём повышения продукции эндогенных кортикостероидов. Последний механизм, по-видимому, обуславливает противовоспалительное и антиаллергическое действие пентоксила и метилурацила (Земсков А.М., 1984).

Доказано, что ткани используют свободные пиримидиновые основания и их производные для синтеза нуклеиновых кислот. При этом в большинстве тканей присутствуют ферменты как катаболизма, так и анаболизма этих оснований. Как физиологические, так и синтетические  пиримидиновые основания могут оказывать определённое влияние на активность ферментных систем, ответственных за синтез или распад нуклеиновых кислот или в сторону анаболизма или в сторону катаболизма. Направленность реакции, по-видимому, существенно зависит от структуры вводимого соединения.

Установлена связь химического строения и активности производных пиримидина. Наиболее активные соединения имеют при С4  группу -СН3 или –NН2 и –ОН или –СН3 при С5, активны также и 6-оксипиримидины (Лазарева Д.Н., Волкова С.С., Исмагилова А.Ф. и др., 1995). Эффективность препаратов возрастает также при замене оксигруппы при С2 или С6 на аминогруппу (Кривоногов В.П., Толстиков Г.А., Исмагилова А.Ф., 1993).

Анализ зависимости «структура-активность» нового химического соединения ДППОМУ проведён методом вариационной статистики с использованием критерия t-Стьюдента; кроме того, сопоставление «структура-активность» в ряду производных пиримидина проводили методом распознавания образцов с использованием фрагментарного кодирования структуры, химических соединений и системы автоматического конструирования химических структур с заданными свойствами.

Пиримидиновые ациклонуклеозиды получены взаимодействием 1,3-бис(2-гидрокси-3-хлорпропил)урацила или 1,3-бис(2-гидрокси-3-хлорпропил)-6-метилурацила с левомицетином или пиперидином.

Чистота и строение полученных соединений доказаны ИК-, УФ-, ЯМР 'Н и 13С спектрами, а также элементным анализом.

Нами изучена сравнительная биологическая активность новых производных пиримидина на моделях антимикробной, противовоспалительной и противоязвенной активности. Для дальнейших исследований выбрано соединение - дипиперидинодиоксипропилметилурацил (ДППОМУ).

3.2        Токсикологическая оценка ДППОМУ

Производные пиримидина относят к малотоксичным соединениям. По данным Лазарева Н.В. и Фелистович Г.И (1964), мыши переносят метилурацил в дозе 10 г/кг без изменений в массе и поведении. Пентоксил при подкожном введении лишь в дозе 5 г/кг вызывал гибель мыши через сутки. Острая токсичность новых производных пиримидина определялась на белых беспородных мышах обоего пола, массой 18-20 г при введении в желудок определённой дозы.

Параметры острой токсичности вычислялись по методу Кербера.

Острая токсичность изучаемых соединений колебалась от 840,0 до 5500,0 мг/кг.

При изучении острой токсичности новых производных пиримидина (таблица 1) выявлено, что LD50 1,3-бис(2-гидрокси-3-левомицетинпропил)-6-метилурацила (ДППОМУ+левомицетин) при введении внутрь для мышей составляет 5500,0± 300,0 мг/кг, для 1,3-бис(2-гидрокси-3-пиперидинопропил)-6-метилурацил+левомицетин (ДППОМУ и левомицетин) она составила 4800,0± 200,0 мг/кг., а для 1,3-Ди(3-пиперидино-2-гидроксипропил)-6-метилурацил  (ДППОМУ) – 4450,0 ±491,0 мг/кг.

Таблица 1        Острая токсичность новых производных пиримидина

№ п/п

Лабораторный шифр

Химическая формула

Название соединения

LD50 мг/кг

1

53-98

1,3-бис(2-гидрокси-3-левомицетинпропил)-6-метилурацил

(ДППОМУ+

левомицетин)

5500,0±

±300,0

2

55-98

1,3-бис(2-гидрокси-3-пиперидинопропил)-6-метилурацил + левомицетин

(ДППОМУ и левомицетин)

4800,0±

±200,0

3

22-97

1,3-бис(2-гидрокси-3-диметиламинопропил)-6-метилурацил

1050,0±

±200,0

4

23-97

1,3-бис(3-диэтиламино-2-гидроксипропил)-6-метилурацил

840,0±

±90,0

5

29-98

1,3-бис(2-гидрокси-3-пиперидинопропил)-6-метилурацил+ампиокс

(ДППОМУ и ампиокс)

2810,0±

±200,0

6

21-30

1,3-Ди(3-пиперидино-2-гидроксипропил)-6-метилурацил (ДППОМУ)

4450,0±

±491,0

Примечание: Р<0,05

При сравнительном изучении токсичности шести производных пиримидина (ДППОМУ + левомицетин, ДППОМУ и левомицетин, 1,3-бис(2-гидрокси-3-диметиламинопропил)-6-метилурацил, 1,3-бис(3-диэтиламино-2-гидроксипропил)-6-метилурацил, ДППОМУ и ампиокс и ДППОМУ показано, что наибольшей токсичностью обладает 1,3-бис(3-диэтиламино-2-гидроксипропил)-6-метилурацил (840,0±90,0 мг/кг), а минимальной – ДППОМУ+левомицетин (5500,0±300,0 мг/кг). Остальные пиримидиновые производные по параметру LD50 находились в этом интервале.

Таким образом, показано, что соединение ДППОМУ, согласно ГОСТ 12.1.00.7-76, относится к 4 классу опасности. Коэффициент кумуляции составил 2.

Хроническая токсичность ДППОМУ была изучена на 15 собаках (по 5 животных в каждой группе). ДППОМУ животные 1-ой и 2-ой опытных групп получали в двух дозах – 50 и 100 мг/кг, соответственно, в течение шести месяцев.

Колебания СОЭ, количества лейкоцитов, эритроцитов у опытных и контрольных животных были одинаковыми. Повышение эритроцитов у контрольных животных и снижение их числа у опытных было недостоверным по отношению к исходным данным. Через 6 месяцев появилось достоверное различие в содержании эритроцитов и гемоглобина (Р < 0,05). Однако эти показатели находились в пределах физиологической нормы для этого вида животных. Так, уровень эритроцитов составлял в начале опыта 6,11±0,57 х 1012/л (опытная группа) и 5,68±0,56 х 1012/л (через 6 месяцев), тогда как в контрольной группе он составлял 6,83±0,32 х 1012/л (начало опыта) и 7,40±0,30 х 1012/л (в конце опыта).

Уровень сахара, общего белка, общего холестерина и билирубина в сыворотке крови в опытной и контрольной группах не изменялся во все сроки исследования.

Для изучения эмбриотоксического действия определяли предимплантационную гибель плодов (разность между числом жёлтых тел в яичниках и количеством мест имплантации в матке, в процентах от общего числа жёлтых тел), постимплантационную гибель эмбрионов (разность между количеством мест имплантации и числом живых плодов в матке, в процентах) и общую эмбриональную смертность (разность между числом жёлтых тел беременности и живыми плодами, в процентах). При введении ДППОМУ в дозах 50, 100 и 150 мг/кг внутрь  один раз в сутки  в течении 20 дней нами установлено, что предимплатационная гибель плодов в опытных группах составила, соответственно, 5,70±0,59%; 5,80±0,57% и 6,10±0,59%, а в контрольной составила 6,80±0,60%. Постимплантационная гибель в 1-й, 2-й и 3-й группах составила 6,80±0,59%, 6,85±0,59%, 6,92±0,62%, соответственно, в контроле – 9,20±0,75%. Масса эмбрионов составила в 1-й группе – 3700,0±6,90 мг; во 2-й группе – 3700,0±7,20 мг; в 3-й группе 3700,0±6,90 мг и в контрольной группе – 3600,0±2,90 мг.

ДППОМУ в дозе 50, 100 и 150 мг/кг при применении в течение 20 дней не обладает эмбриотоксическим и тератогенным действием, а также не оказывает влияние на физическое развитие, на двигательную и ориентировочную активность потомства.

О детоксикационной функции почек судили по пробе Квика-Пытыля (модификация Степановой, 1962). По содержанию гиппуровой кислоты в суточной моче достоверной разницы между опытной и контрольной группами не отмечалось.

Изучаемый препарат, нанесённый на поверхность кожи животных, не вызывал местного раздражающего действия и общей реакции организма.

3.3. Фармакология производных пиримидина

В эксперименте in vivo применение комплекса ДППОМУ + левомицетин оказывало модулирующее влияние на характер и интенсивность иммунного ответа животных на эритроциты барана (ЭБ).

Введение соединения ДППОМУ в течение 7 дней на фоне иммунизации оптимальной иммуногенной дозой ЭБ показало, что его применение достоверно увеличивало количество антителообразующих клеток (в 2,35 раза больше, по сравнению с контрольным значением) в селезёнке. Использование препарата сравнения – оксиметилурацила в дозе 1/10 от LD50  – выявило его большую эффективность в отношении стимуляции антителогенеза на 17,3% по-сравнению с контролем и в 2,0 раза (на 100,6 %) меньше по-сравнению с ДППОМУ. Другой препарат сравнения – левомицетин – напротив, оказывал тормозящее влияние на эти процессы (на 11,93% ниже контрольных цифр).

При оценке влияния ДППОМУ+ левомицетин на формирование гиперчувствительности замедленного типа (ГЗТ) к динитрофтробензолу (ДНФБ) выявлено, что применяемый комплекс в дозе 50 мг/кг достоверно не изменяет реакцию ГЗТ.

Известно, что воспалительный компонент в действии ДНФБ на ткани играет существенную роль. По нашему мнению, в данном случае проявился противовоспалительный эффект, присущий пиримидинам. Это доказывает то, что производные пиримидина ослабляют гиперчувствительность замедленного типа к ДНФБ и не влияют на ГЗТ к эритроцитам барана (ЭБ) (Богданова А.Ш., Лазарева Д.Н., 1984,1985; Рябчинская Л.А., Лазарева Д.Н., 1983; Бакирова З.А., 1990).

Применяемый в качестве препарата сравнения оксиметилурацил достоверно увеличивал интенсивность реакции ГЗТ на 52,3%, а левомицетин обладал противоположным вектором действия – уменьшая ГЗТ на 48,4%. Изучаемый комплекс, состоящий из пиримидинового производного сшитого с левомицетином, достоверно отличался от препаратов сравнения по действию на ГЗТ, и их разнонаправленность векторов данного комплекса взаимно ингибировалась.

Таким образом, изучаемое соединение ДППОМУ обладает иммунотропными свойствами, основной вектор иммунотропного эффекта заключается в иммуностимулирующем действии. Из этого можно сделать вывод, что ДППОМУ является иммуностимулятором первичного звена иммунитета, максимальный иммунотропный эффект которого проявляется в дозе 50 мг/кг. Дальнейшее увеличение дозы указанного препарата не приводит к усилению стимуляции иммунного ответа.

На основании вышесказанного можно полагать, что стимуляция иммунной системы под влиянием соединений ДППОМУ осуществляется с участием различных механизмов, в реализации которых задействовано положительное воздействие пиримидинов на  лейко- и иммунопоэз, а также функциональную активность иммуноцитов, скорректированную лёгким тормозящим (ограничивающим) действием, что доказывается положительной реакцией  ГЗТ к ДНФБ.

При моделировании сепсиса, вызванного золотистым стафилококком у белых неинбредных мышей, показано, что все пиримидиновые производные достоверно увеличивают время жизни животных при этой инфекции. По эффективности влияния на этот показатель они распределились в следующем порядке по возрастанию резистентности мышей: оксиметилурацил, ДППОМУ и ампиокс, ДППОМУ и ДППОМУ+левомицетин (на 52,38%, 61,91%, 71,43% и 133,34%, соответственно) по сравнению с контрольной группой (рис.1).

Эффективность лечения комплексом ДППОМУ+левомицетин, также как и у левомицетина, при этом составила 80%, а у остальных пиримидиновых производных 60%, 50% и 50% (соответственно, ДППОМУ, ДППОМУ и ампиокс, оксиметилурацил). Таким образом, изучаемый комплекс ДППОМУ+левомицетин является наиболее эффективным по сравнению с другими изучаемыми пиримидиновыми производными.

Препарат сравнения – левомицетин по эффективности сопоставим с ДППОМУ, но менее эффективен по отношению к его комплексу с ДППОМУ (на 20,40%). Таким образом, среди всех исследованных препаратов, комплекс ДППОМУ+левомицетин обладал максимальным защитным эффектом по отношению к стафилококковому сепсису, что, по-видимому, связано с взаимным потенцирующим действием обеих составляющих этого комплекса.

При моделировании сепсиса, вызванного кишечной палочкой у белых мышей, показано, что, как и в  случае с золотистым стафилококком, все пиримидиновые производные достоверно увеличивают время жизни животных при этой инфекции. По эффективности их влияния на этот показатель оксиметилурацил и ДППОМУ оказывали одинаковое воздействие в защите от экспериментальной инфекции (продолжительность жизни мышей была на 86,11% выше по сравнению с контрольной группой).

Необходимо отметить, что комплекс ДППОМУ+левомицетин значительно превосходил и остальные изученные пиримидиновые производные (ДППОМУ и ОМУ на 28,36%, а ДППОМУ и ампиокс на 115%). Выживаемость мышей, получавших комплекс, на 138,89% превышала этот показатель животных контрольной группы.

Рисунок 1 - Влияние комплекса ДППОМУ+левомицетин на выживаемость неинбредных половозрелых мышей при инфицировании
золотистым стафилококком (Staph.aureus) на 10-е сутки

Эффективность лечения комплексом ДППОМУ+левомицетин, также как и у левомицетина, при этом составила 70%, а у остальных пиримидиновых производных - 40%, 50%, 20% (соответственно ДППОМУ, ОМУ, ДППОМУ и ампиокс). Таким образом, изучаемый комплекс ДППОМУ+левомицетин является наиболее эффективным в отношении к кишечной палочке по сравнению с другими изучаемыми пиримидиновыми производными.

Препарат сравнения – левомицетин по эффективности достоверно не отличается от защитного эффекта ДППОМУ и оксиметилурацила, но он оказывал меньший эффект по отношению к комплексу ДППОМУ+левомицетин (на 17,44%). Таким образом, среди всех исследованных препаратов, комплекс ДППОМУ+левомицетин обладал максимальным защитным эффектом в отношении к сепсису, вызванному E.Coli.

На фоне сепсиса у белых неинбредных мышей, вызванного протеем вульгарис, изучалась защитная эффективность комплекса ДППОМУ+левомицетин. Нами установлено, что и в этом случае все пиримидиновые производные достоверно увеличивают время жизни животных. По их эффективности влияния на этот показатель они распределились в следующем порядке: ДППОМУ и ампиокс, оксиметилурацил, ДППОМУ и ДППОМУ+левомицетин (продолжительность жизни мышей на 13,64%, 61,36%, 63,64% и 90,91% выше по сравнению с контрольной группой, соответственно). Эффективность лечения комплексом ДППОМУ+левомицетин при этом составила 80%, а у остальных пиримидиновых производных - 50%, 40% и 20%;(соответственно, ДППОМУ, оксиметилурацил, ДППОМУ и ампиокс). Таким образом, изучаемый комплекс ДППОМУ+левомицетин является наиболее эффективным в отношении кишечной палочки по сравнению с другими изучаемыми пиримидиновыми производными.

При сравнении защитного эффекта комплекса ДППОМУ+левомицетин и препаратов пиримидинового ряда: ДППОМУ, оксиметилурацила, ДППОМУ и ампиокс, выявлено, что изучаемый комплекс оказывал достоверно более значимое действие на поддержание организма от влияния протейной инфекции (на 14,3%, 15,5% и 40,5% соответственно). Однако, видимых различий между эффективностью ДППОМУ и оксиметилурацила на течение этой инфекции не обнаружено. Аналогичная картина наблюдалась при изучении сравнительной эффективности левомицетина и комплекса ДППОМУ+левомицетин. Показано, что левомицетин и комплекс ДППОМУ+левомицетин по эффективности воздействия на выживаемость между собой достоверно не отличались. Таким образом, среди всех исследованных препаратов, комплекс ДППОМУ+левомицетин, а также официнальный препарат левомицетин обладают максимальным защитным эффектом в отношении к сепсису, вызванному протеем вульгарис.

Нами изучено влияние комплекса ДППОМУ+левомицетин на продолжительность жизни животных, заражённых синегнойной палочкой. Так, изучаемый комплекс достоверно увеличивал продолжительность жизни мышей на 5,6 суток (155,56%), по сравнению с контрольным животными  .

Менее значимо повышали выживаемость мышей при синегнойной инфекции левомицетин (на 125%), ДППОМУ (на 105,56%), оксиметилурацил и ДППОМУ и ампиокс (на 86,11%) по сравнению со значением выживаемости в контрольной группе. Наиболее близко к комплексу ДППОМУ+левомицетин по эффективности находится левомицетин. Этот препарат оказался менее действенным на 12%. ДППОМУ и оксиметилурацил оказались ещё более слабыми препаратами в отношении резистентности к синегнойной инфекции (на 19,6% и 27,2%, соответственно) по сравнению с комплексом ДППОМУ+левомицетин.

Таким образом, при использовании комплекса ДППОМУ+левомицетин эффект значительно выше, чем при применении отдельных пиримидинов, которые в этих условиях повышают резистентность к инфекции лишь при профилактическом применении.

Большая эффективность антибиотикотерапии при введении пиримидинов связана, видимо, не только со стимуляцией иммунитета и гемопоэза, но и с усилением антимикробного действия антибиотиков. Это, по-видимому, обусловлено с влиянием пиримидинов на угнетение роста микроорганизмов, что выражается в  задержке роста кишечной палочки и стафилококка.

Исследование влияния комплекса ДППОМУ+левомицетин на воспаление, вызванное каррагенином, у белых половозрелых неинбредных мышей показало, что изучаемый комплекс обладает выраженным антифлогистическим действием (таблица 2).

Так, комплекс ДППОМУ+ левомицетин в дозе 50мг/кг достоверно угнетал развитие отёка на 24,15% по сравнению с ортофеном. Антифлогистическое действие левомицетина в дозе 50мг/кг оказалось  на 18,12% менее эффективено, чем у ортофена. Препарат сравнения, из группы нестероидных противовоспалительных средств – ортофен, оказывал антифлогистическое действие, достоверно не отличающееся от противовоспалительного действия, оказываемого комплексом ДППОМУ+левомицетин в дозе 100мг/кг (на 35,2% и 33,8% меньше контрольных значений). Однако, ортофен, левомицетин, а также  комплекс ДППОМУ+левомицетин в дозе 100 мг/кг оказывали менее значимое антифлогистическое действие на воспалённые ткани, нежели комплекс ДППОМУ+левомицетин в дозе 50мг/кг (на 24,53%, 46,64% и 29,29% соответственно достоверно меньше). При изучении "% уменьшения воспаления от контрольных значений" выявлено, что интенсивность уменьшения отёка по сравнению с препаратами сравнения распределилась так: комплекс ДППОМУ+левомицетин в дозе 50мг/кг более значимо оказывал антифлогистическое действие, увеличение дозы вводимого комплекса до 100 мг/кг привело к уменьшению эффективности противовоспалительного действия (на 33,22% по отношению к левомицетину и на 29,29% по сравнению с комплексом ДППОМУ+левомицетин в дозе 50 мг/кг). Ортофен на 5,4% более эффективно увеличивал этот показатель, чем левомицетин и на 8,5% отставал от комплекса ДППОМУ+левомицетин в дозе 50 мг/кг. Таким образом, показано, что из всех изучаемых препаратов наиболее выраженным антифлогистическим действием обладает комплекс ДППОМУ+левомицетин в дозе 50мг/кг, и дальнейшее увеличение дозы этого комплекса нецелесообразно, так как ведёт к снижению противовспалительного действия.

Таблица 2        Изучение антифлогистического действия комплекса ДППОМУ+левомицетин на модели каррагенинового воспаления

№ п/п

Группа

Доза, мг/кг

Количество животных

% увеличения отёка

% уменьшения воспаления от контроля

1

ДППОМУ

50

8

28,7±1,9

35,2±2,2

2

ДППОМУ+левомицетин

100

8

34,5 ±1,2*$

33,8 ±1,4#$

3

ДППОМУ+левомицетин

50

8

29,3 ±2,5*#

43,7 ±7,0#

4

Левомицетин

50

8

36,6 ±3,3*$

29,8± 4,4$

5

Ортофен

8

8

33,8 ±1,2*$

35,2± 2,2#$

6

Контроль

-

8

52,1± 4,5

-

Примечание:* – различия с контрольной группой статистически достоверны, (p<0,05);

# – различия с группой ДППОМУ+левомицетин статистически достоверны (p<0,05).

$ – Различия с группой получавшей ДППОМУ+левомицетин в дозе
50 мг/кг статистически достоверны (p<0,05).

При исследовании антифлогистической активности комплекса ДППОМУ+левомицетин на модели воспаления, вызванного адреномиметиком – лидокаином, получены аналогичные результаты. Так, комплекс ДППОМУ+левомицетин в дозе 50 мг/кг достоверно угнетал развитие отёка на 3,38% по сравнению с ортофеном. Левомицетин в дозе 50 мг/кг оказался менее эффективен по антифлогистическому действию (на 47,35% больше выраженность воспалительного отёка, чем при применении ортофена).

Препарат сравнения из группы нестероидных противовоспалительных средств – ортофен оказывал антифлогистическое действие достоверно более сильное, чем комплекс ДППОМУ+левомицетин в дозе 100мг/кг на 8,8%. При этом отмечено, что левомицетин, а также комплекс ДППОМУ+левомицетин в дозе 100мг/кг, оказывал значительно менее значимое антифлогистическое действие на воспалённые ткани, нежели комплекс ДППОМУ+левомицетин в дозе 50мг/кг (на 21,0% и 10,2% соответственно достоверно меньше). При изучении "% уменьшения воспаления от контрольных значений" выявлено, что интенсивность уменьшения отёка по сравнению с препаратами сравнения распределилась так: комплекс ДППОМУ+левомицетин в дозе 50мг/кг – на 3,38% более значимо оказывал антиульцерогенное действие, увеличение дозы вводимого комплекса до 100 мг/кг привело к уменьшению эффективности противовоспалительного действия на 10,8% по отношению к левомицетину и меньшей эффективности на 10,8% увеличился по сравнению с комплексом ДППОМУ+левомицетин в дозе 50 мг/кг. Ортофен по антифлогистическому действию по этому показателю достоверно не отличался от действия комплекса в дозе 50 мг/кг, но оказывал более мощное воздействие, чем левомицетин, на 21,0%.

Таким образом, показано, что из всех изучаемых препаратов наиболее выраженным антифлогистическим действием обладает комплекс ДППОМУ+левомицетин в дозе 50мг/кг, и дальнейшее увеличение дозы этого комплекса нецелесообразно, так как это ведёт к снижению противовоспалительного действия.

Производные пиримидина как антифлогистики отличаются от других противовоспалительных средств, хотя в механизме их противовоспалительного действия стимуляция коры надпочечника имеет определённое значение (Грех И.Ф.,1958; Волощенко О.И.,1979).

В отличие от гормонов коры надпочечников пиримидины, ослабляя экссудацию, более значительно подавляют альтернативно-некротические изменения в тканях, стимулируют иммунитет и усиливают процессы репаративной регенерации.

Впервые Мещерская-Штейнберг К.А. показала, что метилурацил способствует более быстрому заживлению экспериментальных язв желудка. Терапевтический же эффект пиримидинов при различных заболеваниях желудочно-кишечного тракта, в том числе при язвенной болезни, подтверждён в клинике (Ланда А.Л., 1961). Для изучения наличия противоязвенной активности у изучаемого соединения ДППОМУ нами были проведены опыты на модели аспириновых  язв у белых половозрелых неинбридных крыс-самцов.

При моделировании аспириновых язв у крыс показано, что комплексноесоединение ДППОМУ+левомицетин в дозе 50 мг/кг обладает выраженной антиульцерогенной активностью. Так, при его применении, индекс изъязвления уменьшался с 6,16 (в группе контроля) до 4,0, а противоязвенная активность составила 1,31.

Карбеноксолон – препарат, обладал мощным антиульцерогенным действием и имел максимальное язвозаживляющее действие. При его введении наблюдалось минимальное количество изъязвлений – 3,6, и противоязвенная активность равнялась 1,7, что в 1,3 раза больше, чем активность изучаемого комплекса.

Изучение результатов применения левомицетина в качестве ульцеропротектора выявило, что достоверных различий с группой контроля не обнаружено и изучаемое соединение значительно превосходит левомицетин по противоязвенной активности (на 16,96%).

Наблюдение за группой, получавшей ДППОМУ, показало, что он по силе антиульцерогенного действия (на 30% ниже, чем у карбеноксолона) находится между изучаемым комплексом ДППОМУ+левомицетин и левомицетином. Однако, было отмечено,что противоязвенное действие соединения более мягкое, чем у карбеноксолона.

Эффективность лечения производными пиримидина при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки отмечают многие клиницисты (Баркаган З.С., Свистунова И.А., 1970; Гершанович М.Л., 1963), что подтверждает наш результат экспериментов. Внедрение новых высокоэффективных в отношении противоязвенной активности производных пиримидина в практику ветеринарии и медицины может дать значительный экономический рост народного хозяйства.

Пиримидины способствуют более быстрому восстановлению функции печени и её морфологической структуры при остром и хроническом отравлении гепатотропными ядами (Арзяева Е.А., 1966; Грех И.Ф., Малеева З.З., 1968; Нацюк М.В., 1970).

В основе терапевтической эффективности пиримидинов в отношении гепатопротекторного действия лежат общеизвестные механизмы регуляции биосинтеза нуклеатов по принципу обратных связей. Избыток конечных продуктов синтеза пуринов и пиримидинов ингибирует ключевые ферменты начальных этапов образования нуклеотидов «de novo» (посттранскрипционный уровень регуляции), тогда как в регуляции киназных реакций большое место занимает собственный генетический уровень (Лазарев Н.В., 1961).

Среднее количество выделенной желчи при применении ДППОМУ+левомицетин на модели гепатита, вызванного четырёххлористым углеродом, составило 35,3±2,8мг, что на 86,77% выше по сравнению с контролем, на 25,62%, 72,20% и 48,95% по сравнению с ДППОМУ, левомицетином и оксиметилурацилом, соответственно. На модели алкогольного гепатита комплекс ДППОМУ+левомицетин обладает более выраженным желчегонным действием на 59,32% по сравнению с контролем, а также на 4,68%, 14,86% и 37,33% по сравнению с ДППОМУ, левомицетином и оксиметилурацилом, соответственно.

3.4. Разработка показаний к применению производных пиримидина

в животноводстве и ветеринарии

       Изучение эффективности нового производного пиримидина - ДППОМУ проведены нами при нитратной интоксикации, иммунодефицитах, в хирургии. Изучено влияние препарата на выводимость и сохранность цыплят.

Опыты проводили на половозрелых белых беспородных крысах-самцах массой тела 200-220г, разделённых на 6 групп (1 контрольная и 5 опытных). Острую нитратную интоксикацию воспроизводили путём однократного введения через зонд в желудок водного раствора натрия нитрата из расчёта 500 мг/кг, а животным двух групп ежедневно дополнительно давали ДППОМУ в дозах, соответственно, 50 и 100 мг/кг один раз в день в течение 7 и 14 суток, крысы одной опытной группы после затравки получали только изотонический раствор натрия хлорида. Контролем служили интактные грызуны.

Нами установлено, что препарат ДППОМУ снижает отрицательное действие нитрата натрия прежде всего за счёт уменьшения последствий развившейся гипоксии. На 7-е сутки после отравления это проявлялось слабовыраженной белково-жировой дистрофией гепатоцитов и отсутствием некротических изменений. К 14-м суткам структура органов пищеварения почти полностью нормализуется, несмотря на сохранившиеся на протяжении опыта признаки венозного полнокровия и зернистой дистрофии гепатоцитов центральных зон долек.

При исследовании биохимических показателей крови нами установлено, что у животных, которым вводили ДППОМУ в дозе 50 и 100 мг/кг на протяжении опыта, содержание общего белка, неорганического фосфора, общего кальция, альбумина, альфа-, бета- и гамма-глобулинов повышалось, хотя эти показатели оставались в пределах физиологической нормы (Р < 0,05).

Работы ряда исследователей показывают, что печень и двенадцатиперстная кишка являются основными органами, которые чаще всего поражаются нитратами (Т.Д. Азарных, Е.И.Серик, 1989; П.И. Филатов, 1989; В.В. Волощенко, 1991, 1992).

Опыты проведены на клинически здоровых гусятах в возрасте от 1 до 3 месяцев. Формирование контрольной и опытной групп осуществляли по принципу аналогов. Гусятам опытной группы задавали нитрат натрия в форме раствора внутрь из расчёта 500 мг/кг живой массы. Моделирование острого нитратного отравления проводили в день эксперимента. Забой гусят проводили через 12 часов после затравки нитратом натрия. В ходе исследований изучали гематологические, биохимические показатели крови и определяли качественные показатели мяса.

Установлено, что через 12 часов после дачи нитрата натрия у опытных гусят всех возрастов содержание гемоглобина в крови уменьшается. Особенно хорошо выражена реакция на действие нитратов в возрасте 2-х и 3-х месяцев. У гусят 2 месячного возраста количество гемоглобина понижалось со 115,3 ± 2,17 г/л до 102,0 ± 1,15 г/л, а в возрасте 3 месяцев - со 118,5 ± 0,44 г/л до 110,5 ± 2,58 г/л.

Количество эритроцитов в крови опытных гусей при острой интоксикации нитратами повышалось в возрасте 1-го и 3-х месяцев. Так, в месячном возрасте их содержание составляло 2,01 ± 0,03 х 1012/л (контроль), а в опытной 2,11 ± 0,07 х 1012/л. В 3 месяца – 2,72 ± 0,01 х 1012/л в контроле и 2,92 ± 0,03 х 1012/л в опыте. В возрасте 2-х месяцев, наоборот, снижалось содержание эритроцитов в крови: с 2,53 ± 0,05 х 1012/л (контроль) до 2,08 ± 0,08 х 1012/л (опыт).

Результаты исследования содержания лейкоцитов в крови показывают, что их количество во все месяцы опыта повышалось в опытных группах по сравнению с контрольной. Так, в возрасте 1-го месяца количество лейкоциты у контрольных гусей составляло 45,18 ± 0,64 х 109/л, а в опытной группе – 50,0 ± 1,12  х 109/л, в 2 месяца – 52,70 ± 0,33 х 109/л (контроль) и 60,03 ± 0,18 х 109/л (опыт); в 3 месяца - 47,19 ± 0,47 х 109/л (контроль) и 49,30 ± 0,61 х 109/л (опыт).

Содержание общего белка при острой интоксикации незначительно увеличивалось. Так, в возрасте 1-го месяца его количество составляло 44,0 ± 0,69 г/л (контроль) и 50,0 ± 0,41 г/л (опыт); в 2 месяца – 39,9 ± 0,49 г/л в контроле и 42,3 ± 0,49 г/л в опыте; в 3 месяца - 48,0 ± 0,50 г/л в контроле и 48,2 ± 0,22 г/л в опыте.

Содержание витамина А в сыворотке крови при действии нитратов незначительно увеличивалось: в 1 месяц – 2,44 ± 0,0006 ммоль/л в контроле и 2,57 ± 0,007 ммоль/л в опыте; в 2 месяца – 2,60 ± 0,005 ммоль/л в контроле и 2,74 ± 0,01 ммоль/л в опыте; в 3 месяца – 3,00 ± 0,001ммоль/л в контроле и 3,10 ± 0,006 ммоль/л в опыте.

При исследовании мяса установлено, что при острой нитратной интоксикации у гусей опытной группы снижалось содержание влаги  в тушках с 84,03 ± 0,07% до 82,9 ± 0,19% (1 месяц); с 70,0 ± 0,54% до 68,9 ± 0,41% (2 месяца) и с 62,6 ± 0,16% до 61,5 ± 0,23% (3 месяца). Количество белка у гусей опытной группы, наоборот, повышается. Так, в возрасте 1 месяца его количество составляет 15,4 ± 0,03% (контроль) и 16,3 ± 0,11% (опыт); в 2 месяца – 16,3 ± 0,04% (контроль) и 17,3 ± 0,26% (опыт); в 3 месяца – 20,1 ± 0,18% (контроль) и 21,1 ± 0,14 % (опыт).

У всех обследованных гусей при острой нитратной интоксикации в печени наблюдаются гемодинамические расстройства, выражающиеся в расширении по периферии центральных вен и внутридольковых капилляров.

В просветах кровеносных сосудов располагаются клеточные элементы. Многие гепатоциты и их ядра - набухшие, увеличиваются в объёме, нарушается балочное строение. В цитоплазме гепатоцитов ядра неравномерной величины. Встречаются клетки с расплывчатым контуром ядра, а границы некоторых из клеток исчезают. Происходит смещение ядер к периферии или наступает полная их деструкция.

Ультраструктурные изменения в клетках печени при остром отравлении нитратами характеризуются уменьшением количества гетерохроматина в ядрах, происходит его распределение на периферию. В отдельных клетках наблюдаются значительные нарушения структуры ядер, ядерной оболочки; в некоторых клетках заметны лишь слабые их контуры, уменьшается количество органелл. Наблюдается набухание и отслоение кариолеммы. В цитоплазме митохондрии набухшие, изменённой формы, средняя часть матрикса у них более светлая, кристы укорочены или полностью отсутствуют; имеются свободнолежащие вакуоли и рибосомы, а также наблюдается фрагментация эндоплазматической сети и появление участков, содержащих электронно-плотные включения.

Вышеуказанные изменения обусловлены, по-видимому, нарушением защитно-приспособительных возможностей гепатоцитов, характеризующиеся развитием дистрофических процессов в клетке.

В желудочно-кишечном тракте животных и птиц в течение жизни появляются различные дистрофические и воспалительные процессы, которые связаны с нарушениями кровообращения и метаболизма тканей (М.В. Старков, Е.А.Соболев, 1970; Н.В. Волкова, 1977; С.В. Старченков, 1990).

Наши исследования показали, что до опыта в двенадцатиперстной кишке структура ворсинок была сохранена, они умеренно наполнены клеточными элементами. После интоксикации нитратом натрия обнаружили у гусей в кишечнике ряд изменений. Гистологические исследования показывают, что в кишечнике происходит выраженное нарушение структуры и формы ворсинок – их разрежение, укорочение, атрофия и, в отдельных случаях, некроз. Также происходит значительная инфильтрация слизистой оболочки клеточными элементами, преимущественно лейкоцитами, плазмоцитами и фибробластами.

Электронно-микроскопические исследования двенадцатиперстной кишки показали, что при действии нитратов происходят значительные изменения в клетках и их ядрах. Так, в гладкомышечных клетках стенки кровеносного сосуда кишечника уменьшается количество гетерохроматина и разрушаются миофиламенты, наблюдаются деструктивные изменения в ядрах и цитоплазме, появляются вакуоли, нейтрофильные лейкоциты, у которых цитоплазма в состоянии деструкции, а органеллы почти полностью отсутствуют. В этих же клетках имеет место деструкция мононуклеарного вещества. Нами обнаружено большое количество макрофагов, находящихся в активной стадии.

В эксперименте были использованы гуси венгерской породы. Острую нитратную интоксикацию воспроизводили путём введения нитрата натрия в дозе 500 мг/кг, соединение ДППОМУ вводили в дозе из расчёта 50 мг/кг. Были сформированы группы (по10 животных): 1-я – контрольная (интактные животные); 2-я – затравка нитратом натрия; 3-я – ДППОМУ (3 дня) – затравка нитратом натрия – ДППОМУ (4 дня); 4-я – затравка нитратом натрия – ДППОМУ (7 дней); 5-я – ДППОМУ (7 дней) – затравка нитратом натрия.

Гистологические исследования печени гусей показали, что в контрольной группе паренхима печени состоит из правильных балочных структур, контуры печеночных пластинок имеют чёткие границы. При острой нитратной интоксикации(2-я группа) гепатоциты располагаются беспорядочно, различных размеров, в них выявляются признаки дистрофических изменений в виде вакуолизации цитоплазмы. Перипортальные области интенсивно инфильтрированы лимфоцитами. Кроме того, выявлялись лимфоцитарные инфильтраты и в других областях печени. Большинство синусоидов и многие центральные вены были с признаками стаза крови. В цитоплазме Купферовских клеток выявлялись большие включения липофусцина. Гистохимически ШИК-реакция на выявление гликогена была слабо положительной, а свободный белок в цитоплазме гепатоцитов почти не определялся. В 3-й группе птиц сохранялась интенсивная лимфоцитарная инфильтрация перипортальных трактов. Гепатоциты располагались беспорядочно, печеночные трабекулы не просматривались. В гепатоцитах выявлялись признаки дистрофических изменений в виде вакуолизации и просветления цитоплазмы. Включения липофусцина в клетках исчезали. Гликогена в гепатоцитах определялось чуть больше, чем в печени гусей 2-й группы, в то время как свободный белок в цитоплазме гепатоцитов также не выявлялся.

В 4-й группе птиц морфологическая структура печени была очень близка к норме. Мелкие, одинакового размера гепатоциты с цитоплазмой, окрашивающейся в ровный розовый цвет, составляли правильные печеночные пластинки. Обширные лимфоцитарные инфильтраты перипортальных трактов исчезали. Области центральных вен были без изменений. ШИК-реакция на выявление гликогена показала признаки накопления гликогена в цитоплазме гепатоцитов. Накопление свободного белка в печеночных клетках не выявлено.

В 5-й группе гусей выявились дистрофические изменения гепатоцитов. Их цитоплазма набухала, просветлялась. Клетки увеличивались в размерах, а синусоиды не просматривались, поэтому печеночные пластинки теряли свои очертания. Области портальных трактов были относительно спокойны, если не учитывать слабовыраженных редких инфильтраций лимфоцитами. Очень редко встречались портальные тракты с выраженными лимфоцитарными инфильтратами. ШИК-реакция на гликоген была слабо выраженной, в некоторых зонах гликоген исчезал полностью. Свободный белок в гепатоцитах не выявлялся.

Таким образом, проведенные нами гистологические и гистохимические исследования показали, что наиболее приближенная к норме морфологическая картина структуры печени выявляется в 4-й группе птиц. Использование нового производного пиримидина ДППОМУ в дозе 50 мг/кг снижает отрицательное действие нитрата натрия и способствует нормализации структуры органа на 7-е сутки после дачи препарата.

В настоящее время птицеводство – один из крупнейших поставщиков полноценного животного белка. Увеличение производства высококачественных продуктов птицеводства является одной из основных задач современной науки и практики. Однако при нарушении технологии содержания и кормления изменяется состояние резистентности организма, снижается устойчивость птицы к заболеваниям.

Зеркалом физиологического состояния организма при оценке токсичности, влияния различных соединений на организм являются гематологические показатели, по состоянию которых можно судить об иммунологическом статусе.

При даче ДППОМУ внутрь курам изменений клинической картины и гематологических показателей крови не отмечено.

Показатели поглотительной активности фагоцитов при применении ДППОМУ в дозе 50 мг/кг достоверно возросли как при сравнении с данными контрольной группы, так и с их уровнем в группе, получавшей оксиметилурацил (фагоцитарное число на 25% и 42,8%, а также фагоцитарный индекс на 25% и 36,4%, соответственно). Показатели функциональной активности нейтрофилов в тесте восстановления нитросинего тетразолия при применении изучаемого соединения ДППОМУ показали, что достоверно увеличилась и способность псевдоэозинофилов к внутриклеточному перевариванию (таблица 3).

Таблица 3        Влияние ДППОМУ на показатели неспецифического звена

иммунной системы в периферической крови кур (n= 40)

Группа

Доза, мг/кг

Фагоцитоз

НСТ-тест

Уровень комплеме-нта (СН50)

ФЧ, %

ФИ, % нейтрофилов

Спонтан-ный

Индуцированный латек-сом

Исходные показатели до применения препаратов

-

3,50±

0,33

0,40±

0,04

0,19± 0,01

0,49±

0,04

34,0 ±0,35

ДППОМУ

50

4,00±

0,15*#

0,45±

0,03*#

0,24 ±0,01*#

0,48±

0,03*#

37,9 ±0,42*#

ДППОМУ

75

3,69±

0,09*#$

0,40±

0,02*#

0,20±0,01*#$

0,48±

0,02*#

36,9 ±0,50*#$

ОМУ

50

2,80±

0,20*

0,33± 0,01*

0,15 ±0,02*

0,40±

0,01*

24,9 ±1,40*

Контроль

-

3,20±

0,14

0,36±

0,03

0,17± 0,02

0,46±

0,05

31,1± 0,8

Примечание:* – различия с контрольной группой статистически достоверны, (p<0,05);

# – различия с группой оксиметилурацил статистически достоверны (p<0,05);

$ – различия с группой, получавшей ДППОМУ в дозе 50 мг/кг, статистически достоверны (p<0,05).

Так, индекс активности псевдоэозинофилов в «спонтанном» тесте вырос по сравнению с интактными животными на 41%, а с группой, получавшей оксиметилурацил, в 1,6 раза. При индукции иммунного ответа частицами латекса это увеличение было менее выражено (на 4,34% и 13,0%, соответственно). Показатель гуморального звена неспецифической иммунной защиты – активность комплемента в сыворотке (СН50) – значительно и достоверно превышал сравниваемые значения групп контроля у кур, получавших оксиметилурацил (на 52% и 48,1%, соответственно).

В настоящее время доказано, что процессы свободнорадикального окисления липидов являются одной из важнейших сторон метаболизма и играют существенную роль в обеспечении процессов жизнедеятельности. Стационарный уровень интенсивности перекисного окисления липидов (ПОЛ) характерен для всех нормальных клеток и тканей и является одним из основных биологических инструментов модификации свойств биомембран и мембранонезависимых процессов. Интенсивность этого класса биохимических реакций в организме, с одной стороны, определяется деятельностью систем, генерирующих свободные радикалы и, прежде всего, активные формы кислорода, а с другой, многоуровневой системой антиоксидантной защиты. Адекватность защиты от избыточного образования активных форм кислорода обеспечивается согласованностью действия всех звеньев антиоксидантной системы, а каждый её компонент функционирует в строго очерченных границах на различных этапах свободнорадикального окисления липидов. Сбой в согласованности работы этих систем ведёт к неконтролируемой активации и накоплению в организме токсических продуктов ПОЛ, которые подавляют клеточные механизмы энергоопеспечения, ингибирует большое число мембранозависимых ферментов, биосинтез белка и нуклеиновых кислот, нарушают процессы клеточного деления, дифференцировки проницаемости, транспорта веществ через мембраны. Поэтому интенсивность течения процессов ПОЛ и функциональное состояние различных звеньев антиоксидантной системы имеет исключительное значение в осуществлении организмом защитно-приспособительных реакций, сохранении гомеостаза, а также в течении и исходе различных патологических процессов.

У кур, получавших ДППОМУ в течение 7 дней в дозе 50 мг/кг живой массы птицы, по сравнению с курами контрольной группы установлена более низкая концентрация начальных и промежуточных продуктов перекисного окисления липидов (таблица 4). Уровень коньюгирования диенов в крови опытных птиц был ниже, чем у контрольных на 41,3%, а малонового диальдегида на 20,0%. У опытных кур установлена тенденция к повышению уровня глутатионпероксидазы на 25,76%, глутатионредуктазы на 18,22% и понижение каталазы на 14,9% (Р< 0,05 по отношению к контролю).

Регуляция перекисного окисления липидов осуществляется ферментами: каталазой, оксидазой и глутатионпероксидазой. Центральное же место в неферментативном звене антиоксидантной защиты занимает такой жирорастворимый витамин, как токоферол (Витамин Е), в значительно меньшей степени каротин и ретинол (Витамин А).

Повышение уровня витамина Е на 21,66% в крови и 40,55% в печени, витамина А на 36,51% в крови и 57,58% в печени, каротина, глутатитон пероксидазы, глутатион редуктазы и понижение малонового диальдегида и активности каталазы после применения ДППОМУ в изучаемой дозе 50 мг/кг свидетельствует о благоприятном действии исследуемого препарата на обменные процессы в организме.

По нашему мнению, ДППОМУ тормозит процессы разрушения биомембран и функциональную активность глутатионредуктазы и глутатионпероксидазы, а функционирующие в организме животных механизмы антиоксидантной защиты играют исключительно важную роль в поддержании гомеостаза. Таким образом, применение комплексного соединения ДППОМУ в дозе 50 мг/кг способствует уменьшению в организме продуктов перекисного окисления липидов; установлена тенденция к повышению уровня глутатион пероксидазы, витаминов А и Е.

Таблица 4 - Влияние ДППОМУ на процессы перекисного окисления липидов

и антиоксидантную защиту птиц (n=30)

Показатели

Исходные данные

В конце опыта

контроль

ДППОМУ

ОМУ

Коньюгированные диены ед.опт.пл/мг липидов

0,250±0,059

0,259±0,022

0,152±0,02

0,180±0,01

Малоновый диальдегид, мкм/л

1,58±0,062

1,50±0,02

1,20±0,06

1,39±0,06

Глутатионпероксидаза мМG-SH/л.мин

9,70±0,62

9,43±0,79

11,86±0,60

9,45±0,80

Глутатионредуктаза мМG-SS-G/л.мин

149,2±5,32

137,2±9,8

162,2 ±9,8

140,0±11,0

Каталаза, мМН2О2/л.мин

44,6±3,6

38,8±1,16

33,0±2,2

37,0±1,20

Примечание: Р < 0,05

Многочисленные исследования показали, что пиримидины стимулируют рост и размножение клеток организма, находящихся на разных стадиях биологического развития. Известно, что одним из условий клеточного размножения является концентрирование нуклеиновых кислот в развивающихся и растущих клетках. Однако первые попытки лечить труднозаживающие раны местным применением нуклеиновокислого натрия не имели успеха, поскольку нуклеиновые кислоты не транспортируются из других клеток и не используются клетками в готовом виде, а синтезируются из более простых соединений. Поэтому в лице некоторых производных пиримидина мы имеем в руках «орудие» для регулирования клеточного размножения.

Кожные раны воспроизводили путём отсекания оттянутого участка кожи на спинке животного. Для оценки заживления раны на 1, 5, 10, 15, 20 и 25 сутки опыта на рану накладывали лист кальки, карандашом обводили края раны и расчётным методом определяли площадь заживления. Течение раневого процесса оценивали по размерам и срокам заживления ран. Раны обрабатывались 3%-ми  мазями ДППОМУ и  ДППОМУ+левомицетин.

Изучаемый комплекс ДППОМУ+левомицетин обладает значительным действием на ускорение процесса тканевой регенерации. Так на 5 сутки уменьшение раневой поверхности составило 28%, что на 26% больше контрольных значений. К 10 суткам наблюдалось заживление раневой поверхности до 66% от начальной площади, что на 44% больше контрольных значений. На 15 сутки опыта площадь поражения уменьшилась на 97% от начального размера раны, тогда как в контроле этот показатель составил 29%. На 20 сутки эксперимента наблюдалось окончательное заживление раневой поверхности, причём в контрольной группе заживление лоскутной раны достигло только 62%. Полное заживление раневой поверхности наблюдалось уже на 20 сутки (на 6 дней быстрее, чем у контрольной группы (26 сутки).

Соединение ДППОМУ обладало меньшими репаративными свойствами, чем комплекс ДППОМУ+левомицетин. Так, к 5 суткам % заживления составил 14, что на 12% достоверно больше контрольных значений и на 14% меньше значений на эти же сутки при применении комплекса ДППОМУ+левомицетин. На 10 сутки эксперимента этот показатель у группы, получавшей ДППОМУ, возрос до 20% (на 5% меньше у контроля и на 46% меньше, чем у группы, получавшей комплекс ДППОМУ+левомицетин). К 15 суткам наблюдалось увеличение процента заживления раневой поверхности до 43% при 29% в контрольной группе и на 54% меньше, чем у группы, получавшей комплекс ДППОМУ+левомицетин. На 20 сутки наблюдалось уменьшение раневой поверхности до 72%. Полное закрытие раневой поверхности в группе, получавшей ДППОМУ, наступило на 23 сутки.

Термический ожог вызывали путём нанесения на поверхность кожи спинки крыс горячей воды (100°С), время экспозиции составляло 10 секунд. На месте ожогов наблюдалась выраженная экссудация и гиперемия в поверхностных слоях, образовывались пузыри. Раны обрабатывались 3% мазью ДППОМУ, ДППОМУ+левомицетин.

На 5 день изучаемый комплекс ДППОМУ+левомицетин уменьшил площадь ожога на 14% от исходных значений, при 2% в контрольной группе. К 10 суткам наблюдалось заживление ожоговой поверхности до 72% от начальной площади, что на 11% больше контрольных значений. На 15 сутки опыта площадь поражения уменьшилась на 38% от начального размера ожога, что составило на 6% меньшую площадь по сравнению с поражённой повырхностью у контрольной группы. На 20 сутки эксперимента наблюдалось заживление раневой поверхности на 73,8%, что на 22,8% больше чем в контрольной группе. Полное заживление ожоговой поверхности наблюдалось на 22 сутки (на 4 дня быстрее, чем у контрольной группы (26 сутки).

Препарат сравнения – ДППОМУ обладал меньшими репаративными свойствами, чем комплекс ДППОМУ+левомицетин. Так к 5 суткам % заживления стал 9,8%, что на 7,8% больше контрольных значений и на 4,2% меньше значений на эти же сутки при применении изучаемого комплекса.

На 10 сутки эксперимента этот показатель у группы получающей ДППОМУ возрос до 23% (на 6% больше у контроля и  на 5% меньше у группы получающей комплекс ДППОМУ+левомицетин). К 15 суткам наблюдалось увеличение процента заживления ожоговой поверхности до 34% (достоверно не отличался от контроля и на 4% меньше, чем у группы получающей комплекс ДППОМУ+левомицетин). На 20 сутки наблюдалось уменьшение ожоговой поверхности до 45%, что составило на 18,8% меньше, чем в группе получавшей комплекс ДППОМУ+левомицетин и на 4% больше, чем у группы контроля. Полное закрытые раневой поверхности наступило на 24 сутки.

В эксперименте показано, что изучаемое соединение сохранило присущее производным пиримидина свойство усиливать тканевую репарацию при различных механических и термических повреждениях.

Полученные данные подтверждаются имеющимися литературными данными о наличии этих свойств у пиримидиновых производных. Так, по мнению различных авторов, под влиянием пиримидинов в формирующемся рубце кожи усиливается синтез коллагеновых белков, усиленный синтез тропоколлагена в ранние сроки после операции усилением катаболических процессов и предотвращается избыточное развитие фибриллярных структур, однако рядом авторов не исключаются и другие механизмы выявленного феномена.

Правильная организация содержания, кормления и обязательный санитарный контроль обеспечивает выпуск экологически чистых продуктов высокого санитарно-гигиенического качества, а также гарантирует охрану населения от болезней, общих для животных и человека.

Для инкубации были отобраны яйца от каждой группы по 136 штук. Инкубация яиц проводилась в инкубационных шкафах типа ИУП-Ф-45, с соблюдением режима и условий инкубации под постоянным контролем оператора по инкубации и электрика-специалиста по инкубационным шкафам.

Из таблицы 5 видно, что яйца, полученные от всех групп кур-несушек, пригодны для инкубации. Существенных изменений в данных - высоты воздушной камеры, нами не установлено. Данные по выводимости цыплят показали, что высокий процент (92,65%) отмечался во 2-ой группе, ниже - в 1-ой и контрольной группе (91,91% и 84,56%, соответственно). Сохранность цыплят в течении первой недели жизни во всех опытных группах была высокая и составила в среднем от 96,32% до 99,27%, тогда как в  контрольной группе она составила 95,60%. Следует отметить повышение качества инкубационных яиц, получение здоровых цыплят и высокую сохранность при применении ДППОМУ.

Таблица 5 - Влияние ДППОМУ на показатели инкубации яиц

№ группы,

доза препарата

Кол-во заложенных на инкубацию яиц, шт

Масса яица, г

Высота воздушной камеры, мм

Оплодотверённость яиц, %

Замершие эмбрионы, %

Задохлики,

всего, %

Вывод цыплят, %

Сохранность цыплят, %

1.ДППОМУ в дозе 75 мг/кг

136

58,6±2,20*

1,48±0,19

99,27

4,0

3,68

91,91

98,53

2. ДППОМУ в дозе 50 мг/кг

136

58,1±1,86**

1,48±0,16

99,27

3,0

3,68

92,65

99,27

3. ОМУ  в дозе  50 мг/кг

136

58,3±1,20

1,49±0,17

98,53

6,0

5,88

86,03

96,32

4. Контроль

136

58,8±1,30

1,50±0,11

98,53

7,0

8,09

84,56

95,60

Примечание:        * - Р < 0,05

       ** - Р < 0,01

  В конце опыта яйценоскость в контрольной группе увеличилась по сравнению с началом опыта на 3,06%, в опытной же группе увеличение яйценоскости составило 14,62%, что позволило получить за 14 дней дополнительно 147 яиц на 100 кур-несушек. Кроме того, нами установлено более высокое содержание витамина А – на 19,15% и витамина В2 – на 19,25%  по сравнению с контролем.

Для изучения влияния ДППОМУ на качество яиц было сформировано четыре группы по 20 голов гусей. Гуси контрольной группы находились в одинаковых условиях кормления и содержания с опытными группами. В рацион опытных групп дополнительно включали ДППОМУ в дозах 25, 50,и 75 мг/кг живой массы.

Анализ результатов исследований показал, что химический состав белка и желтка у подопытных гусей в исследуемый период существенно отличается от данных контрольной группы. Например, при применении ДППОМУ в дозе 50 мг/кг при анализе желтка яиц установлен следующий химический состав: вода – 43,9 ± 2,60; белки – 18,39 ± 1,70; жиры – 37,1 ± 2,00; углеводы – 1,22 ± 0,02; минеральные вещества – 1,61 ± 0,01. Анализ таблицы 6 показывает, что в желтке контрольной группы содержится (в %): воды – 45,1 ± 2,10; белков – 17,9 ± 1,12; жиров – 36,0 ± 3,22; углеводов – 1,19 ± 0,08; минеральных веществ – 1,59 ± 0,09 (таблица 6). Таким образом, количество белка, жиров, углеводов и минеральных веществ увеличилось на 2,37%, 3,05%, 2,52%  и 1,26% соответственно, а содержание воды понизилось на 2,66%.

В белке яиц гусей, получавших ДППОМУ в дозе 50 мг/кг, содержится (в %): воды – 85,2 ± 8,72; белков – 11,34 ± 1,40; жиров – 0,04 ± 0,002; углеводов 1,24 ± 0,06; минеральных веществ – 0,82 ± 0,050. В контрольной группе анализ белка показал следующий химический состав: вода - 86,7 ± 8,90; белки – 10,80 ± 1,11; жиры – 0,03 ± 0,001; углеводы – 1,20 ± 0,03; минеральные вещества – 0,70 ± 0,03 (таблица 7).

Таким образом, при даче ДППОМУ в дозе 50 мг/кг количество белка, жиров, углеводов и минеральных веществ увеличилось на 5%, 33,3%, 3,33%, 17,14% соответственно, а содержание воды понизилось на 1,73%.

Таблица 6        Химический состав желтка гусиных яиц, в % (n=80)

№ п/п

Название

соединения

Доза, мг/кг

Белки

Жиры

Углеводы

Минеральные вещества

Вода

1

ДППОМУ

25

18,21 ±1,29

36,7 ± 2,99

1,20 ± 0,09

1,60 ± 0,09

43,5 ± 3,60

2

ДППОМУ

50

18,39 ± 1,70

37,1 ± 2,00

1,22 ± 0,02

1,61 ± 0,01

43,9 ± 2,60

3

ДППОМУ

75

18,4 ± 1,71

37,0 ± 2,98

1,22 ± 0,03

1,61 ± 0,09

43,9 ± 2,49

4

Контроль

-

17,9 ± 1,12

36,0 ±3,22

1,19 ± 0,08

1,59 ± 0,09

45,1 ± 2,10

Примечание: Р < 0,05

Таблица 7        Химический состав белка гусиных яиц, в %(n=80)

№ п/п

Название

соединения

Доза, мг/кг

Белки

Жиры

Углеводы

Минеральные вещества

Вода

1

ДППОМУ

25

11,31 ±1,20

0,04 ± 0,0019

1,22 ± 0,05

0,81± 0,046

85,1 ± 8,70

2

ДППОМУ

50

11,34 ± 1,40

0,04 ± 0,002

1,24 ± 0,06

0,82 ± 0,050

85,2 ± 8,72

3

ДППОМУ

75

11,33 ± 1,35

0,04 ± 0,002

1,24 ± 0,04

0,82 ± 0,040

85,0 ± 7,79

4

Контроль

-

10,80 ± 1,11

0,03 ± 0,001

1,20 ± 0,03

0,70 ± 0,031

86,7 ± 8,90

Примечание: Р < 0,05

На основании комплексного изучения токсического действия нитратов на организм сельскохозяйственных птиц научно обоснована и экспериментально доказана важность использования в рационах нового производного пиримидина – ДППОМУ - как эффективного детоксиканта нитрата натрия, снижающего негативные эффекты, а также положительно влияющего на структуру печени. Ранее нами изучено морфофункциональное изменение печени и двенадцатиперстной кишки при острой интоксикации нитратами. Пиримидины широко применяются в ветеринарии и медицине. В связи с тем, что они обладают антиульцерогенными, противовоспалительными, ранозаживляющими свойствами в задачу наших исследований входило изучение влияния ДППОМУ на изменение массы печени и содержание гликогена.

Наряду с такой ценной продукцией, как перо-пуховое сырьё, мясо, жир, от гусей можно получить ещё деликатесный продукт  жирную печень, которую специалисты относят к наиболее утончённым и изысканным блюдам. Так, например, Франция ежегодно перерабатывает на 150 предприятиях свыше 2600т печени гусей и уток. Из этого количества примерно половину составляет импортное сырьё (63% поставляет Венгрия; 11% – Польша; 17% – Израиль).

Многочисленные исследования, а также практический опыт, показывают, что гусей можно ставить на принудительный откорм, начиная с 12-недельного возраста. При этом гуси должны иметь живую массу не менее 4-х кг. Во время принудительного откорма мы придерживались следующей кратности кормления в течение дня: в первые три дня – 2 раза; начиная с 4-го по 12-й день – 3 раза; с 13-го дня по 21-й день, то есть до конца откорма – 4 раза.

На основе анализа имеющихся данных и результатов экспериментальных исследований нами разработана новая технология откорма гусей венгерской породы на жирную печень.

ДППОМУ добавляли в корм из расчёта 50 мг/кг массы тела птицы. Качество «жирной» печени оценивали по таким показателям как масса, цвет, содержание жира, консистенция, состояние.

Масса печени гусей опытной группы, получавшей ДППОМУ в дозе 50 мг/кг составляла 510,0 ± 52,0 г, а в контрольной  475,6 ± 12,0 г. В среднем разница массы печени между контрольной и опытной группы составляла 30 г. Биохимический показатель печени – уровень гликогена в печени гусей – снизился и составил 1,49 ± 0,11мг%. Вместо гликогена в печени гусей образовался жир в виде микровакуолей. Видимо, глюкоза, пируваты, и компоненты цикла Кребса в откорме печени под влиянием ДППОМУ включаются в синтез липидов (таблица 8).

Таким образом, при использовании нового производного пиримидина – дипиперидинодиоксипропилметилурацила при откорме гусей значительно увеличивается масса печени. Следует отметить, что на величину жирной печени влияет как постоянная живая масса, так и её прирост за период откорма.

Таблица 8        Влияние ДППОМУ на массу печени и гликоген (n=40)

№ п/п

Наименование соединения

Доза, мг/кг

Масса печени, в г

Гликоген, мг%

1

ДППОМУ

25

485,0 ± 51,0

1,50 ± 0,15

2

ДППОМУ

50

510,0 ± 52,0

1,49 ± 0,14

3

ДППОМУ

75

490,0 ± 49,1

1,49 ± 0,12

4

Контроль

-

475,6 ± 12,0

2,35 ± 0,22

Примечание: Р <0,05

4. ВЫВОДЫ

1. Проведён скрининг шести новых производных пиримидина. Установлена связь химического строения и активности производных пиримидина. Наиболее активные соединения имеют при С4  группу СР3 или –NН2 и –ОН или –СН3 при С5, активны также и 6-оксипиримидины. Эффективность препаратов возрастает также при замене оксигруппы при С2 или С6 на аминогруппу. Установлено, что ДППОМУ является наиболее эффективным препаратом.

2. Среднесмертельная доза новых производных пиримидина для белых мышей при введении внутрь составила: 1,3-бис(2-гидрокси-3-левомицетинпропил)-6-метилурацила (ДППОМУ + левомицетин) - 5500,0± 300,0 мг/кг; 1,3-бис(2-гидрокси-3-пиперидинопропил)-6-метилурацил + левомицетин (ДППОМУ и левомицетин) - 4800,0± 200,0 мг/кг, а для 1,3-Ди(3-пиперидино-2-гидроксипропил)-6-метилурацил (ДППОМУ) – 4450,0 ±491,0 мг/кг.

3. Новое производное пиримидина  (ДППОМУ) не обладает тератогенным, эмбриотоксическим, кожно-сенсибилизирующим действием при применении в течение 20 дней в дозах 50, 100 и 150 мг/кг. Не изменяет морфологические и биохимические показатели крови собак при длительном  применении в течение 6-ти месяцев в дозе 50мг/кг.

4. Новые производные пиримидина активируют гуморальные и клеточные факторы иммунитета при введении в течение 7 дней в дозе 50мг/кг.

5. Новые производные пиримидина увеличивают резистентность организма при экспериментальной инфекции. Комплекс ДППОМУ+левомицетин увеличивает резистентность к золотистому стафилококку, кишечной палочке, протею вульгарис, синегнойной палочке. Эффективность лечения комплексом  при этом составила в среднем 80%, у левомицетина - 70%, ДППОМУ - 60%, ОМУ - 40%, ДППОМУ и ампиокс – 40% .

6. Наблюдение за группой, получавшей ДППОМУ, показало, что он по силе антиульцерогенного действия находится между изучаемым комплексом ДППОМУ+левомицетин и левомицетином. Противоязвенное действие ДППОМУ более мягкое, чем у карбеноксолона.

7. Использование ДППОМУ дозе 50 мг/кг снижает отрицательное действие нитрата натрия и способствует нормализации структуры печени на 7-е сутки дачи препарата.

8. Применение ДППОМУ оказывает активирующее влияние на неспецифические факторы иммунной системы (на фагоцитарное звено иммунной системы и уровень комплементарной активности сыворотки), достоверно увеличивает способность псевдоэозинофилов к внутриклеточному перевариванию.

9. У кур, получавших ДППОМУ в течение 7 дней в дозе 50 мг/кг, установлена более низкая концентрация начальных и промежуточных продуктов перекисного окисления липидов по сравнению с курами контрольной группы. Уровень коньюгированных диенов в крови опытных птиц был ниже, чем у контрольных на 41,3%, а малонового диальдегида на 20,0%. У опытных кур установлена тенденция к повышению уровня глутатионпероксидазы на 25,76%, глутатионредуктазы на 18,22% и каталазы на 14,9%.

10. Новые производные пиримидина активно стимулируют процессы репаративной регенерации. В отличие от гормонов коры надпочечника пиримидины, ослабляя экссудацию более значительно подавляют альтеративно-некротические изменения в тканях, стимулируют иммунитет и усиливают процессы репаративной регенерации.

11. Применение ДППОМУ способствует сохранению фонда биооксидантов, как в организме птицы, так и в яйце (улучшает его качественные показатели и повышает пищевую ценность). ДППОМУ снижает падёж птиц в 9 раз. Яйценоскость в начале опыта по сравнению с контрольной группой достоверно не отличается, а в конце опыта увеличивается в 1,11 раз (11,36%).

12. В желтке яиц гусей при даче ДППОМУ в дозе 50 мг/кг в течении 7 дней количество белка, жиров, углеводов и минеральных веществ увеличилось на 2,37%, 3,05%, 2,5%  и 1,26% соответственно, а содержание воды понизилось на 2,66%. В белке содержание белка, жиров, углеводов и минеральных веществ увеличилось на 5%, 33,3%, 3,33%, 17,14% соответственно, а содержание воды понизилось на 1,73%.

13. Использование ДППОМУ в дозе 50 мг/кг при откорме гусей ведёт к увеличению массы печени. Биохимический показатель печени - уровень гликогена в печени гусей снизился и составил 1,49 ± 0,11мг%. Вместо гликогена в печени гусей образовался жир в виде микровакуолей. Видимо, глюкоза, пируваты, и компоненты цикла Кребса в откорме печени под влиянием ДППОМУ включаются в синтез липидов.

14. При промышленном разведении сельскохозяйственной птицы следует обратить внимание на её предрасположенность к заболеваниям в связи со снижением неспецифических защитных механизмов. Для профилактики заболеваний необходимо применять новые производные пиримидина.

5.        ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

На основании результатов проведённых исследований рекомендуется использовать в ветеринарной практике и животноводстве новое производное пиримидина ДППОМУ для снижения токсического эффекта при нитрато-нитритной интоксикации, иммунодефицитах, в хирургии, для повышения сохранности, продуктивности и улучшения качества птицеводческой продукции в дозе 50 мг/кг (согласно инструкции по применению)

Результаты исследований нашли отражение в следующих документах: Методические рекомендации по применению нового производного пиримидина в птицеводстве (одобрены научно-техническим советом ГНУ МНТЦ «Племптица» Россельхозакадемии 13 декабря 2007г., протокол № 7); Методические рекомендации по применению нового производного пиримидина в птицеводстве  (утверждены Академиком-секретарём РАСХН А.М.Смирновым 8 июня 2008г., протокол № 4 от 4 июня 2008г.); Методические рекомендации по применению нового производного пиримидина в гусеводстве Госветнадзором Республики Башкортостан (утверждены начальником управления ветеринарии при Министерстве сельского хозяйства Республики Башкортостан Бургановым Х.Р. 2 сентября 2008 г., протокол № 3 от 5 марта 2008г.); Инструкция по применению дипиперидинодиоксипропилметилурацила (утверждена управлением ветеринарии МСХ и П Республики Башкортостан от 25 августа 2008 г.).

Основные научные положения диссертации и результаты исследования предлагается использовать в учебном процессе при чтении лекций и проведении лабораторно-практических занятий со студентами по дисциплинам специальности «Ветеринария»: ДС.08 Внутренние незаразные болезни животных; ОПД.13 Ветеринарная и клиническая фармакология, фармация. Токсикология.

Обеспечено промышленное производство 1,3-Ди(3-пиперидино-2-гидроксипропил)-6-метилурацил (ДППОМУ) в ООО «Поливит» (г. Уфа).

6.        СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ

1. Кильметова, И.Р. Клинико-биохимические и морфологические изменения в организме гусей при субклинической и острой нитратной интоксикации / И.Р.Кильметова // Тезисы докладов 102 научной конференции профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и аспирантов. – Уфа, 1993. – Ч.4. – С.51.

2. Кильметова, И.Р. Морфофункциональное состояние печени овец и гусей при нитратной интоксикации / И.Р.Кильметова, В.Н.Байматов., Р.М.Танабердина // Материалы Всероссийской научно-методической конференции по патологии, анатомии сельскохозяйственных животных. - Воронеж, 1993. - С.141.

3. Кильметова, И.Р. Клинико-физиологические показатели у гусей в лесостепной зоне Башкирии / И.Р.Кильметова, Р.М.Танабердина // Материалы научной конференции, посвящённой памяти профессора А.С.Дмитриева «Актуальные проблемы современной физиологии». - Уфа, 1993. - С.39.

4. Кильметова, И.Р. Ультраструктура печени животных в норме и при действии гепатопротекторов / И.Р.Кильметова, В.Н.Байматов, Г.Р.Шакирова // Морфология.- СПб, 1993. - Т.105, №  9-10. - С.43.

5. Кильметова, И.Р. Экспериментальная патология у гусей под действием нитратов / И.Р.Кильметова, Р.М.Танабердина, Р.Ф.Ганиева // Международный симпозиум «Проблемы моделирования патологических процессов у человека и животных; иммунодефициты, их диагностика и коррекция». - СПб, 1994. - С.54.

6. Кильметова, И.Р. Изменения в организме гусят при острой нитратной интоксикации / И.Р.Кильметова, Р.М.Танабердина, В.Н.Байматов [и др.] // Тезисы докладов республиканской научно-производственной конференции, посвящённой 140-летию профессора П.Н.Кулешова. - Уфа, 1994. - С.176-179.

7. Кильметова, И.Р. Адаптация белых венгерских гусей в условиях Башкортостана / И.Р.Кильметова // Тезисы докладов Всероссийской научно-производственной конференции «Гигиена, ветсанитария и экология животноводства». - Чебоксары, 1994. - С.27-29.

8. Кильметова, И.Р. Изменение в органах гусей при экспериментальной интоксикации нитратами / И.Р.Кильметова // Межвузовский сборник «Современные проблемы эволюционной морфологии и физиологии». - Уфа, 1994. - С.35-37.

9. Кильметова, И.Р. Морфофункциональные изменения в организме гусей при экспериментальной интоксикации нитратами / И.Р.Кильметова, В.Н.Байматов, Р.М.Танабердина [и др.] // Тезисы докладов научно-производственной конференции «Состояние и пути развития животноводства в Республике Башкортостан». - Уфа, 1994. - С.12-13.

10. Кильметова, И.Р. Механизм действия нитратов на нервную систему / И.Р.Кильметова, Р.Ф.Ганиева // Материалы международной конференции «Актуальные проблемы в ветеринарии». - Барнаул, 1995. - С.76-77.

11. Кильметова, И.Р. Польза и вред нитратов / И.Р.Кильметова,В.Н. Байматов, Р.Ф.Ганиева // Сельские узоры. – Уфа, 1995. - № 1. - С.4.

12. Кильметова, И.Р. Особенности онтогенеза гусей горьковской породы / И.Р.Кильметова, Р.Ф.Ганиева // Сборник научных трудов «Краевая патология в условиях Республики Башкортостан». – Уфа, 1995. – С.29-30.

13. Кильметова, И.Р. Морфологические изменения в органах птиц под действием нитратов / И.Р.Кильметова, Р.Ф.Ганиева, Р.М.Танабердина // Материалы научно-практической конференции «Современные проблемы ветеринарной медицины». - Уфа, 1996. - С.61-62.

14. Кильметова, И.Р. Гематологические и биохимические показатели у гусей в норме и при острой нитратной интоксикации / И.Р.Кильметова // Материалы региональной научно-практической конференции молодых учёных и специалистов «Проблемы агропромышленного комплекса на Южном Урале и Поволжье». - Уфа, 1997. - С.100-103.

15. Кильметова, И.Р. Противовоспалительная активность комплекса дипиперидинодиоксипропилметилурацила с левомицетином / И.Р.Кильметова, А.Е.Белов, А.Ф.Исмагилова [и др.] // Материалы научно-производственной конференции «Экологические аспекты эпизоотологии и патологии животных». - Воронеж, 1999. - С.258-259.

16. Кильметова, И.Р. Противовоспалительная активность новых производных пиримидинов / И.Р.Кильметова, А.Е.Белов, А.Ф.Исмагилова [и др.] // Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием «Актуальные проблемы экспериментальной клинической фармакологии». - СПб, 1999. - С.24.

17. Кильметова, И.Р. Противоязвенная активность некоторых производных пиримидинов / И.Р.Кильметова, А.Е.Белов, А.Ф.Исмагилова [и др.] // Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием «Актуальные проблемы экспериментальной клинической фармакологии». - СПб, 1999. - С.25.

18. Кильметова, И.Р. Влияние нового производного пиримидина на первичное звено иммунитета / И.Р.Кильметова, А.Е.Белов, А.Ф.Исмагилова [и др.] // Материалы научной конференции, посвящённой 100-летию И.П.Павлова. - Уфа, 1999. - С.54.

19. Кильметова, И.Р. Дипиперидинодиоксипропилметилурацил – иммуностимулятор гуморального звена / А.Е.Белов, А.Ф.Исмагилова, Р.Х.Авзалов, Ф.С.Зарудий, Кильметова И.Р. [и др.] //  Материалы VI Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 1999. - С.15.

20. Кильметова, И.Р. Комбинированное действие препаратов на развитие аллергии / А.Е.Белов, А.Ф.Исмагилова, Ф.С.Зарудий, В.П.Кривоногов, И.Р.Кильметова [и др.] //  Материалы VI Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 1999. - С.15.

21. Кильметова, И.Р. Сравнительная оценка противовоспалительной активности некоторых производных пиримидина / И.Р.Кильметова, А.Е.Белов, А.Ф.Исмагилова [и др.] // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Лабораторное дело: организация и методы исследований». - Пенза, 1999. - С.29-30.

22. Кильметова, И.Р. Влияние вновь синтезированных производных пиримидина на гуморальный иммунитет / И.Р.Кильметова, А.Е.Белов, А.Ф.Исмагилова [и др.] // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Лабораторное дело: организация и методы исследований». - Пенза, 1999. - С.30-31.

23. Кильметова, И.Р. Изучение ранозаживляющего действия дипиперидинодиоксипропилметилурацила / И.Р.Кильметова, А.Ф.Исмагилова, В.П.Кривоногов [и др.] // Материалы региональной научно-производственной конференции «Методы повышения продуктивных и защитных функций организма животных в РБ». - Уфа, 2000. - С.130-131.

24. Кильметова, И.Р. Влияние дипиперидинодиоксипропилметилурацила на эффективность лечения термических ожогов / И.Р.Кильметова, А.Ф.Исмагилова, Р.Х.Авзалов [и др.] // Материалы международной конференции, посвящённой 30-летию ВИНИВИП, Ф и Т «Теоретические и практические аспекты возникновения и развития болезней животных и защита их здоровья в современных условиях». - Воронеж, 2000. - С.65-66.

25. Кильметова, И.Р. Влияние комплекса дипиперидинодиоксипропилметилурацила с левомицетином на фагоцитарную активность нейтрофилов / О.А.Запровальная, А.Ф.Исмагилова, И.Р.Кильметова [и др.] // Материалы VII Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 2000. - С.404.

26. Кильметова, И.Р. Антибактериальные свойства комплекса дипиперидинодиоксипропилметилурацила с левомицетином / А.Е.Белов, А.Ф.Исмагилова, О.А.Запровальная, И.Р.Кильметова [и др.] // Материалы VII Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 2000. - С.474.

27. Кильметова, И.Р. Использование дипиперидинодиоксипропилметилурацила при лечении химических ожогов / И.Р.Кильметова, А.Ф.Исмагилова, В.П.Кривоногов [и др.] // Материалы VIII Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 2001. - С.575.

28. Кильметова, И.Р. Изучение эмбриотоксических и тератогенных свойств нового производного пиримидина - дипиперидинодиоксипропилметилурацила / И.Р.Кильметова, А.Ф.Исмагилова, В.П.Кривоногов // Материалы международной научно-практической конференции «Новые энтеросорбенты и фармакологически активные вещества и их применение в ветеринарии и животноводстве». - Троицк, 2002. - С. 43-45.

29. Кильметова, И.Р. Исследование влияния дипиперидинодиоксипропилметилурацила на конъюнктиву глаза / И.Р.Кильметова, А.Ф.Исмагилова, В.П.Кривоногов [и др.] // Материалы IХ Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 2002. - С.627.

30. Кильметова, И.Р. Экспериментальное изучение местнораздражающего действия дипиперидинодиоксипропилметилурацила / И.Р.Кильметова, А.Ф.Исмагилова, В.П.Кривоногов [и др.] // Материалы IХ Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 2002. - С.627.

31. Кильметова, И.Р. Синтез и фармакологическая активность новых производных ациклонуклеозидов / В.П.Кривоногов, Г.Г.Козлова, И.Р.Кильметова [и др.] // Химико-фармацевтический журнал. - 2002. - Т.36, № 1. - С.8-11.

32. Кильметова, И.Р. Изучение влияния нового производного пиримидина на биохимические показатели крови при острой нитратной интоксикации / И.Р.Кильметова, А.Ф.Исмагилова // Материалы Х Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 2003. - С.614.

33. Кильметова, И.Р. Влияние нового производного пиримидина на некоторые показатели крови при острой нитратной интоксикации / И.Р.Кильметова // Материалы Х Российского национального конгресса «Человек и лекарство». – М., 2003. - С.614.

34. Кильметова, И.Р. Изучение антитоксических свойств нового производного пиримидина при экспериментальной нитратной интоксикации / И.Р.Кильметова, А.Ф.Исмагилова, Е.Н.Сковородин // Международная межвузовская научно-практическая конференция «Новые фармакологические средства в ветеринарии». - СПб., 2003. - С.119.

35. Кильметова, И.Р. Терапевтические свойства нового производного пиримидина при острой интоксикации нитратами / И.Р.Кильметова, А.Ф.Исмагилова, Е.Н.Сковородин // Всероссийская научно-методическая конференция патологоанатомов ветеринарной медицины «Современные  проблемы патологической анатомии, патогенеза и диагностики болезней животных». - М., 2003. - С.206.

36. Кильметова, И.Р. Патоморфогенез поражения печени крыс при острой интоксикации нитратами / И.Р.Кильметова, А.Ф.Исмагилова, Е.Н.Сковородин // Всероссийская научно-методическая конференция патологоанатомов ветеринарной медицины «Современные  проблемы патологической анатомии, патогенеза и диагностики болезней животных». - М., 2003. - С.293-294.

37. Кильметова, И.Р. Влияние нового производного пиримидина - дипиперидинодиоксипропилметилурацила - на постнатальное развитие / И.Р.Кильметова, А.Ф.Исмагилова // БИО. - 2003. - № 3. - С.13-14.

38. Кильметова, И.Р. Результаты применения нового производного пиримидина при острой нитратной интоксикации / И.Р.Кильметова, А.Ф.Исмагилова, Е.Н.Сковородин // Международная научно-практическая конференция «Пути повышения эффективности АПК в условиях вступления России в ВТО». - Уфа, 2003. - С.358-360.

39. Кильметова, И.Р. Гепатозащитные свойства дипиперинодиоксипропилметилурацила при интоксикации животными нитратами / И.Р.Кильметова, А.Ф.Исмагилова, Е.Н.Сковородин // Сельскохозяйственная биология. Сер. Биология животных. - 2004. - № 6. - С.25-28.

40. Кильметова, И.Р. Влияние на гематологические показатели у гусят горьковской породы при нитратной интоксикации и коррекции производным пиримидина // Материалы XVII  международной межвузовской научно-практической конференции «Новые фармакологические средства в ветеринарии», посвящённой 60-летию победы в Великой Отечественной войне 1941-1945гг. - СПб, 2005. - С.144-145.

41. Кильметова, И.Р. Коррекция нитратно-нитритных отравлений с помощью нового производного пиримидина // Региональный вестник молодых учёных. - М., 2005. - №1. - С.153-155.

42. Кильметова, И.Р. Антитоксические свойства нового производного пиримидина / А.Ф.Исмагилова, И.Р.Кильметова, Е.Н.Сковородин // Ветеринария. - 2006. - № 9. - С.43-45.

43. Инструкция по применению дипиперидинодиоксипропилметилурацила в ветеринарии. Утверждена Управлением ветеринарии МСХ и П Республики Башкортостан. - Уфа, 2008.

44. Кильметова, И.Р. Результаты доклинических методов исследования новых производных пиримидина / И.Р.Кильметова. – Уфа, 2006. – 105с.

45. Кильметова, И.Р. Изучение влияния нового производного пиримидина (ДППОМУ) на процессы перекисного окисления липидов и систему антиоксидантной защиты в организме кур / И.Р.Кильметова // Учёные записки КГАВМ. - Казань. - 2006. - Т. 189.- С. 87-94.

46. Кильметова, И.Р. Влияние нового производного пиримидина ДППОМУ на организм кур / И.Р.Кильметова // Учёные записки КГАВМ. - Казань, 2006. - Т. 189. - С. 94-99.

47. Кильметова, И.Р. Результаты влияния нового производного пиримидина на качество гусиных яиц / И.Р.Кильметова // Птица и птицепродукты. – 2007. - №1. – С.50-51.

48. Кильметова, И.Р. Лечение гусей при отравлении нитратами / И.Р.Кильметова // Птицеводство. – 2007. - №3. – С.37-38.

49. Кильметова, И.Р. Коррекция супрессированной антиинфекционной резистентности / И.Р.Кильметова // Ветеринарный врач. – Казань. - 2006. – № 4. - С. 44-47.

50. Кильметова, И.Р. Применение нового производного пиримидина при принужденном откорме гусей на жирную печень / И.Р.Кильметова // Ветеринарный врач. – Казань, 2007. – № 1. - С. 12-13.

51. Кильметова, И.Р. Изучение влияния нового производного пиримидина на функцию почек / И.Р.Кильметова // Материалы Республиканской научно-практической конференции «Актуальные проблемы физиологии и патологии размножения животных». – Уфа, 2007. – С. 82-83.

52. Кильметова, И.Р. Морфологические и биохимические показатели крови животных при хроническом отравлении новыми производными пиримидина / И.Р.Кильметова, Б.П.Струнин // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы и перспективы развития инновационной деятельности в агропромышленном производстве». – Уфа, 2007. – Ч.2. - С. 198-199.

53. Кильметова, И.Р. Применение новых производных пиримидина в птицеводстве / И.Р.Кильметова. – Уфа, 2007. – 248с.

54. Кильметова, И.Р. Токсико-фармакологические свойства дипиперидинодиоксипропилметилурацила и его влияние на организм кур / И.Р.Кильметова // Материалы первого съезда ветеринарных фармакологов. - Воронеж, 2007. - С.344-348.

55. Кильметова, И.Р. Особенности влияния нового производного пиримидина - дипиперидинодиоксипропилметилурацила (ДППОМУ) на биохимические показатели в организме кур / И.Р.Кильметова, Б.П.Струнин // Материалы науч.-практ.конф. фармакологов РФ «Фармакологические и экотоксикологические аспекты ветеринарной медицины»: - Троицк, 2007. - С.145-148

56. Кильметова, И.Р. Промышленный синтез и изучение фармакологической активности нового производного пиримидина / И.Р. Кильметова // Сборник научных статей «Современные проблемы интенсификации производства в реализации национального проекта «Развитие АПК». - М., 2007. - С.134-136.

57. Кильметова И.Р. Применение нового производного пиримидина - дипиперидинодиоксипропилметилурацила (ДППОМУ) - для повышения продуктивности в птицеводстве / И.Р.Кильметова, А.Ф.Исмагилова, А.Р.Фаррахов, В.И.Фисинин, Ш.А.Имангулов // Методические рекомендации. – Сергиев Посад - Уфа: БГАУ, 2008.- 29с

58. Кильметова, И.Р. Эффективность  применения нового производного пиримидина при нитратной интоксикации / И.Р.Кильметова // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Интеграция аграрной науки и производства: состояние, проблемы и пути решения». - Уфа, 2008. - Ч.3. - С.69.

59. Кильметова, И.Р. Применение нового производного пиримидина - дипиперидинодиоксипропилметилурацила (ДППОМУ) в гусеводстве / И.Р.Кильметова, А.Ф.Исмагилова // Методические рекомендации. - Уфа: БГАУ, 2008. - 15с.

60. Кильметова, И.Р. 1,3-Ди (3-пиперидино-2-гидроксипропил)-6-метилурацил для повышения сохранности и продуктивности птиц / И.Р. Кильметова, А.Ф.Исмагилова // Решение на выдачу патента РФ от 20 марта 2008. № 2006145785/04(050021).

61. Кильметова, И.Р. Применение нового производного пиримидина – дипиперидинодиоксипропилметилурацила (ДППОМУ) – для повышения продуктивности в птицеводстве / И.Р. Кильметова, А.Ф. Исмагилова, // Методические рекомендации. – М, 2008. – 29с.

КИЛЬМЕТОВА ИННА РОБЕРТОВНА

ФАРМАКОЛОГИЯ И ПРИМЕНЕНИЕ НОВЫХ

ПРОИЗВОДНЫХ ПИРИМИДИНОВ

16.00.04-Ветеринарная фармакология с токсикологией

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора ветеринарных наук




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.