WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

Санкт-Петербургский государственный университет

На правах рукописи

БЛОХИН

Игорь Николаевич

ЭТНОЖУРНАЛИСТИКА В ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССАХ:

РОЛЕВОЙ АНАЛИЗ

Специальность 10. 01. 10 журналистика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Санкт-Петербург

2009

Работа выполнена на кафедре теории журналистики факультета журналистики Санкт-Петербургского государственного университета

Научный консультант:        доктор политических наук, профессор

       Сергей Григорьевич Корконосенко

Официальные оппоненты:        доктор политических наук, профессор

       Вера Алексеевна Ачкасова

         доктор социологических наук, профессор

  Петр Николаевич Киричек

       доктор политических наук, профессор

       Сергей Анатольевич Михайлов

Ведущая организация:                Северо-Западная академия

  государственной службы

Защита состоится «__» ________ 2009 года в __ часов на заседании совета Д 212.232.17 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199004, Санкт-Петербург, В.О., 1-я линия, д. 26, факультет журналистики СПбГУ, ауд. 303.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке имени
М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета.

Автореферат разослан «__» ___________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук        Л. Г. Фещенко

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Проблемы национальных отношений в последнее время стали одной из важнейших тем журналистских публикаций. Внимание СМИ к межнациональному взаимодействию обусловлено, во-первых, социальной практикой, остротой политических процессов, сопровождающих межэтнические контакты; во-вторых, необходимостью удовлетворения интереса аудитории к жизни других народов и культур – социальному опыту, отличному от привычного для потребителя массовой информации. В разряд актуальных эта тема попадает и по причине пристального внимания к ней различных субъектов политической деятельности, которые обращаются к тематике межэтнического взаимодействия. Современная российская журналистика приобретает институциональные характеристики субъекта регулирования национальных отношений. В то же время усиливается ее значение в качестве инструмента национальной политики, становление которой сопровождается общественными дискуссиями и поисками оптимальных путей ее реализации органами власти.

Актуальность работы обусловлена и тем, что роль национальных отношений в современном мире усиливается по причинам, имеющим глобальный, общеполитический и общекультурный характер. Формирование и развитие наций ставит на повестку дня актуальные вопросы их равноправия и суверенности, что вступает в противоречие с общими тенденциями интернационализации, интеграции и глобализации. Усиление фактора этничности проявляется в конфликтных ситуациях, в формировании устойчивых этнических сообществ («этнических капсул») в инокультурной среде, в формировании поликультурной среды в условиях мегаполисов, в стремлении национальных лидеров и элит к административно-политическому самоопределению. В подобных условиях основная задача национальной политики может быть сформулирована как оптимизация процессов глобализации и усиления тенденции национально-культурной и политической идентичности.

Работа является актуальной и по причине выделения в качестве отдельного направления исследования институционально-функциональных особенностей журналистики как этнополитического и этнокультурного явления. Решение поставленных вопросов позволило рассмотреть и проанализировать особенности и возможности участия журналистики в реализации национальной политики. Одна из поставленных задач состоит в определении принципов толерантности, мультикультурализма и идентичности как норм журналистской деятельности. Это позволяет говорить о журналистике как о сложно структурированном явлении, ее возможностях в политическом участии. Отдельное направление исследования представлено анализом места и значения национального сознания в журналистской картине мира, что предполагает обращение к антропологическим основаниям профессиональной деятельности. Также рассматриваются особенности изучения журналистики и содержания массовой информации в исследованиях национальных отношений и деятельность журналиста-исследователя.

Актуальности диссертационной работы способствуют тенденции развития журналистского образования, в частности его специализация и дифференциация. Со стороны аудитории СМИ, общественности (в том числе и научной) часто звучат справедливые претензии к журналистике, которые можно сформулировать как отсутствие социальной ответственности за последствия своих выступлений, небрежное отношение к фактам, обострение внимания к конфликтным острым ситуациям, присутствие стереотипности в суждениях и оценках событий. Для журналистов – и тех, кто специализируется на анализе ситуаций и проблем межнациональных отношений, и тех, кто эпизодически или косвенно обращается к данной тематике, – имеют значение два основных фактора, связанных с отражением в прессе проблем межнационального взаимодействия. Первый состоит в необходимости глубокого анализа ситуации, широкой базовой подготовки, включающей в себя усвоение основ поведения и общения в поликультурной среде, специфические адаптационные умения и навыки. Второй фактор охватывает прогнозирование последствий выступлений в СМИ, эффективности и результативности журналистских материалов, вопросы этики журналиста.

Следует отметить, что к настоящему времени накоплен обширный объем эмпирического материала по теме исследования. Это также актуализирует решение рассматриваемых в диссертационной работе проблем и противоречий, создавая основы для поиска оптимальных путей координации межнациональных отношений и достижения национального согласия и единства, в том числе средствами журналистики.

Степень разработанности темы. Исследование журналистики в системе национальных отношений, ее взаимодействия с политическими и социальными институтами находится на пересечении различных областей научного знания. В работе были использованы положения, разработанные в теории журналистики и апробированные в трудах А. А. Грабельникова, И. М. Дзялошинского, П. Н. Киричек, С. Г. Корконосенко, А. П. Короченского, В. Д. Мансуровой, Г. С. Мельник, Б. Я. Мисонжникова, П. Ф. Потапова, Е. П. Прохорова, В. А. Сидорова1. Близкими к разработке данной тематики являются труды В. К. Мальковой, В. А. Тишкова, Г. В. Кожевниковой, А. М. Верховского2. Их работы отличает внимание к проблемам толерантности в текстах массовой информации и использования «языка вражды» в журналистских публикациях. Коммуникативные аспекты социального управления анализируются в исследованиях Е. А. Волкова, А. М. Воробьева, И. Н. Панарина, М. В. Шкондина3

Большой опыт изучения национальной журналистики был накоплен в советской науке. Основные направления, которые в ней разрабатывались, состояли в исследованиях становления национальной печати, ее структуры и видов, проблемы единства национального и интернационального в советской прессе. Многие выводы и наработки советской науки о журналистике не утратили своей актуальности и отчасти используются и в данной работе4. В постсоветские годы исследования этножурналистской проблематики с учетом изменившихся социальных и политических условий продолжают свое развитие. Среди работ этого времени следует отметить труды Ф. А. Аракелян, О. А. Богатовой, Ю. А. Мишанина, Р. П. Овсепяна, А. И. Станько, В. Д. Таказова, О. Д. Якимова 5.

Интернационализация процессов, происходящих в журналистике, требует привлечения широкого круга источников, посвященных зарубежным СМИ. Из множества работ по зарубежной журналистике следует выделить труды, в которых анализируются общемировые тенденции развития СМИ в контексте теорий журналистики и массовых коммуникаций. Это работы С. М. Виноградовой, А. И. Власова, Г. Ф. Вороненковой, С. А. Михайлова, А. С. Пую, В. С. Соколова6.

Теоретическая база исследования. Исследование журналистики в системе национальных отношений не может обойтись без привлечения теорий, концепций, гипотез и выводов разнообразных научных школ, традиций и направлений. В диссертационной работе использовались труды по философии, политологии, этнологии, социологии и психологии7.

К числу основных теоретических концепций, выработанных в рамках гуманитарных наук и имеющих значение для данного диссертационногоь исследования, следует отнести: политико-антропологическую, социально-историческую, этногеографическую, информационную, психологическую. Обращение к антропологическим основаниям журналистики потребовало привлечения идей, выработанных в трудах зарубежных авторов: Б. Андерсона, Р. Барта, П. Бурдье, Т. ван Дейка, К. Леви-Строса, М. Маклюена, Г. Маркузе, Р. Мертона, А. Моля, Ж. Сервье, П. Тейяра де Шардена, А. Турена, Э. Фромма, М. Фуко, Ю. Хабермаса, М. Хоркхаймера и Т. Адорно, П. Штомпки, К. Г. Юнга8.

Характер работы определил широкий круг источников, необходимых для успешного изучения журналистской деятельности в пространстве национальных отношений. К ним относятся:

– теоретические работы, научные монографии в области этнологии и журналистики, политологии и этнополитиологии, социологии и этносоциологии, психологии и этнопсихологии;

– нормативные документы, которые регулируют и регламентируют деятельность журналистов, обращающихся к тематике межнациональных взаимодействий, а также комментированные сборники нормативных актов;

– материалы научных конференций, семинаров и «круглых столов», посвященных теоретическим и практическим аспектам журналистики, действующей в сфере национальных отношений;

– аналитические обзоры материалов СМИ и отчеты о результатах этнологических, политологических и социологических исследований;

– материалы СМИ по тематике межнационального взаимодействия.

В число источников данной дисциплины входят как материалы журналистов, которые обращаются к проблемам этничности или рассматривают ее в качестве фактора социальных изменений, так и журналистские публицистические выступления исследователей – социологов, этнографов, антропологов и др.

Эмпирическую базу исследования составили данные, полученные в ходе реализации различных исследовательских проектов с участием автора.

Во-первых, использовались данные, полученные в ходе мониторинга периодических печатных изданий (начиная с 1999 г.) в рамках учебного курса «Журналистика в этнокультурном взаимодействии». За данный период были проанализированы материалы 48 отечественных периодических изданий (номера анализировались два раза в год в течение двухнедельного срока). Общее количество отобранных для анализа материалов составило 919.

Во-вторых, были привлечены материалы исследования на тему «Роль телевидения в формировании этнических стереотипов россиян», проведенного Масс-медиа Центром факультета журналистики СПбГУ совместно с Hans-Bredow-Institut (г. Гамбург). Исследование включало в себя следующие этапы: опрос населения Санкт-Петербурга и Ленинградской области, контент-анализ материалов телевизионных программ российского телевидения (всего было проанализировано содержание 162 сюжетов 18 программ четырех телевизионных каналов), интервьюирование журналистов, работающих или работавших на телевидении,  и экспертов в области журналистики (на данном этапе в исследовании приняли участие 33 человека). 

Объектом исследования является этножурналистика как вид профессиональной деятельности во взаимодействии института журналистики и системы национальных отношений.

Предмет исследования: социальные роли журналиста и институциональные функции журналистики в системе межнациональных отношений и в реализации национальной политики.

Цель данного исследования заключается в выявлении возможностей и особенностей политического функционирования и профессионального участия журналистики в системе национальных отношений.

Для достижения этой цели решаются следующие исследовательские задачи:

– определение институциональных характеристик журналистики;

– выявление профессиональных ролей журналиста в контексте политического участия;

– выделение квалификационных требований к журналисту в роли исследователя национальных отношений;

– определение основных функций журналистики в системе национальных отношений;

– изучение направлений профессионального участия журналистики в реализации национальной политики;

– выявление взаимозависимости принципов национальной политики и норм журналистской деятельности.

Методология и методика исследования. В диссертации используются методы системного, структурно-функционального, комплексного и сопоставительного анализа.

Положения работы основаны на отечественных и зарубежных исследованиях журналистики в системе национальных отношений. Использован ряд исследовательских подходов, которые в совокупности позволяют определить место и значение журналистики в системе национальных отношений.

Первый подход – изучение содержания журналистских произведений. Содержательный анализ включает в себя исследования тематики публикаций и выступлений журналистов, пространственное и временное измерения журналистики. Пространственное измерение в нашем случае предполагает выявление уровней отражения этнополитической и этнокультурной жизни: районного и муниципального, субъекта федерации, федерального, межгосударственных отношений, глобального. Временне измерение содержания включает в себя исследование таких тематических направлений в журналистике, как этническая и этнополитическая история, текущая этнополитическая ситуация и политическое прогнозирование развития этнических процессов.

Второй поход – институциональный анализ. В данном случае журналистика изучается как социальный, этнокультурный и этнополитический институт, элемент этнокультурной и политической системы. Предметом исследований при институциональном подходе являются уровни функционирования журналистики (местные, региональные, федеральные, международные), взаимоотношения журналистов и СМИ с этнополитическими силами и институтами, типология журналистики (этническая и этнографическая журналистика, этножурналистика и т. д.).

Третий подход – функциональный анализ. Он включает в себя изучение этнополитической и политической ангажированности и независимости журналистов, политической эффективности деятельности СМИ в ее качественном и количественном измерении.

Четвертый подход – исследование деятельности самих журналистов: творческой лаборатории публицистов, их взаимоотношений с источниками информации, профессиональных особенностей создания текстов, этических оснований деятельности. И журналисту, и исследователю журналистики необходимо овладевать искусством учета общественного мнения, интересов различных слоев и групп для понимания оснований противоречивых точек зрения на те или иные события и явления этнической и политической жизни. В данном исследовании предлагается ролевая концепция журналистики, позволяющая определить механизмы и способы ее политического участия в системе национальных отношений.

В диссертации использованы общенаучные методы анализа и синтеза, обобщения и экстраполяции. Достоверность и оригинальность исследования обеспечивается объемом и репрезентативностью исследуемого материала, вводимого в научный оборот.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем.

Порядок изложения подчинен задаче раскрытия потенциала личности при участии журналистики. Этим вызваны акцентирование внимания к проблеме идентичности и интерес к идеям, выработанным в рамках политической антропологии и социологии личности. Мы предлагаем разработанную нами ролевую концепцию журналистики. В диссертации (с учетом специфики предмета исследования журналистики в системе национальных отношений) ее положения состоят:

во-первых, в анализе реляционных функций журналистики, что позволяет методологически и методически реализовать исследования мотивации и эффективности журналистской деятельности;

во-вторых, в выделении и определении квалификационных и содержательных элементов журналистики в системе национальных отношений – этнической журналистики, этножурналистики и этнографической журналистики;

в-третьих, в определении этнологической культуры журналиста как элемента системы комплекса профессиональной культуры;

в-четвертых, в разработке антропологических оснований журналистикой деятельности в условиях интенсификации этнополитических и этнокультурных взаимодействий;

в-пятых, в предложении квалификационных требований к журналисту как исследователю национальных отношений;

в-шестых, в определении возможностей, места и значения журналистики в направлениях реализации национальной политики в условиях современной России.

Основные положения, выносимые на защиту.

  1. Институциональные характеристики журналистики выводятся из определения общественного института как совокупности статусов и ролей, выполняющей определенные социальные функции и взаимосвязанной с другими институтами. Профессиональные роли журналиста в системе национальных отношений – отражениие, обобщение, рекомендации и влияние – зависят от целевых установок профессиональной деятельности по отношению к политическому участию.
  2. Ролевая концепция журналистики основывается на необходимости определения ее антропологических оснований. Антропология журналистики предполагает ее определение как пространства ролевого взаимодействия авторов, героев и адресатов журналистских произведений. Основным механизмом взаимосвязи акторов журналистики является идентификация, понимаемаемая как принятие роли, предлагаемой произведением. Содержание, объем и интенсивность информации при этом имеют приоритет перед оценками и отношением, содержащимися в сообщении. Фактором, способствующим идентификации, является этническая стереотипизация.
  3. Квалификация журналиста – исследователя национальных отношений – предполагает выделение следующих видов профессиональной деятельности: этническая журналистика, этножурналистика, этнографическая журналистика. Элементом профессиональной культуры журналиста в системе национальных отношений является этнологическая культура.
  4. Функции института журналистики в системе национальных отношений выделяются на основании ее возможностей в политическом участии. Регулятивные функции управления проявляются как инструментальные, функции самоуправления требуют наличия устойчивых систем взаимодействий и социального партнерства (гражданского общества), функции контроля проявляются как критические с учетом значения фактора референтных групп. В системе национальных отношений журналистика выполняет интегративные и духовно-идеологические функции, которые являются наиболее естественными для данного института.
  5. Журналистика в реализации национальной политики опирается на принципы мультикультурализма, толерантности и идентичности. Роль этнической идентичности возрастает в условиях интенсивных социальных коммуникаций и ролевой дифференциации личности. 
  6. Журналистика в качестве института, определяемого как совокупность социальных статусов и ролей, соучаствует в реализации отдельных направлений национальной политики. К основным из них относятся: достижение национального единства, этнодемографическая политика (сокращение коренных и малочисленных народов, миграционная политика), национально-административная политика, противодействие национальному экстремизму.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что, основываясь на материале и выводах диссертации, можно значительно расширить существующие теоретические представления о журналистике как институте национальной политики. Системное представление о журналистике базируется на основе концепции социальных ролей журналиста, позволяющей выявить профессиональные функции в системе политических и национальных отношений, определить тенденции дифференциации и специализации профессиональной деятельности. Ролевая концепция определяет дальнейшее развитие анализа журналистики и в качестве системы организаций, и в качестве социально-политического института.

Результаты исследования используются в преподавательской деятельности, поскольку в данной работе анализируются проблемы и рассматриваются вопросы, составляющие содержание ряда учебных дисциплин. Исследование может быть полезно преподавателям и студентам факультетов журналистики, где читаются курсы, посвященные журналистике как фактору межнационального, этнокультурного взаимодействия. На факультете журналистики Санкт-Петербургского государственного университета ведется преподавание авторского курса «Журналистика в этнокультурном взаимодействии». Его цели и задачи состоят в ознакомлении студентов с основными категориями этнокультурного взаимодействия, теоретическими подходами к изучению национальных процессов (их основными тенденциями и закономерностями), практикой освещения проблем межнационального взаимодействия в журналистике, а также в освоении умений и навыков журналистского освещения этнических проблем. Курс содержит ряд положений, играющих особую роль в журналистской практике. Прежде всего следует отметить правильное, научно обоснованное применение понятий и категорий межэтнических отношений в журналистских выступлениях. Также обращается внимание на понимание причин и тенденций развития различных типов этнических процессов, на определение роли СМИ в этнополитическом, этнокультурном и этноязыковом развитии современного мира. В отдельных темах курса рассматриваются особенности поведения журналиста в инокультурной среде и значение его этнического статуса. Перечисленные положения относятся к внутренней регуляции деятельности журналистов и СМИ. Активная роль во внешней регуляции принадлежит аудитории, с действиями и мнениями которой согласуется журналистская деятельность.

Задачи образования в сфере подготовки журналистов, обращающихся к указанным проблемам или специализирующихся на освещении тематики национальных отношений, можно сформулировать следующим образом:

во-первых, создание компетентного в данной области специалиста;

во-вторых, выработка умений преодолевать этноцентризм и стереотипы;

в-третьих, обучение эффективным и оптимальным способам работы в поликультурной среде.

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы для дальнейшей разработки теоретических проблем журналистики, ее анализа в качестве политического и социального института, изучении личности журналиста и журналистского корпуса, в политической практике регулирования национальных отношений информационными средствами, в развитии системы и типологии СМИ, в организационной и содержательной модернизации журналистского образования. 

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационной работы нашли свое отражение в монографии «Журналистика в мире национальных отношений: политическое функционирование и профессиональное участие», в учебном пособии «Журналистика в этнокультурном взаимодействии», научных статьях (в том числе в журналах, рекомендуемых ВАК) и докладах, с которыми автор выступал в 1997 – 2008 гг. на международных и всероссийских научно-практических конференциях и семинарах, а именно: «Средства массовой информации в современном мире», «Журналистика и социология», «Журналистика и мир», «Век информации», «Толерантность: журналистика, политика, культура», «Дни Петербургской философии», «Экстремизм и средства массовой информации», «СМИ и межнациональное взаимодействие».

Отдельные положения диссертации нашли применение в авторской разработке и преподавании курса «Журналистика в этнокультурном взаимодействии» на факультете журналистики Санкт-Петербургского государственного университета.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав (каждая глава в свою очередь делится на параграфы), заключения, библиографического списка литературы, приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе «Ролевая структура журналистики в системе национальных отношений» анализируются институциональные характеристики журналистики, обусловленные стутусно-ролевыми особенностями профессиональной деятельности; профессиональные роли журналиста в контексте политического участия в системе межнациональных отношений; антропологические основания журналистики, позволяющие уточнить границы институциональной реализации; место и значение этнической стереотипизации в ролевой структуре журналистики; особенности деятельности и профессиональной квалификации журналиста – исследователя национальных отношений.

Современное значение фактора массовой информации в политической жизни определяет рост влияния журналистики в решении проблем межнационального взаимодействия в качестве одного из субъектов, участвующего в политических процессах. Характер и содержание произведений, направленность и последовательность освещения национальных проблем и политических событий приводят к тому, что журналистика становится этнополитическим явлением, пространством для этнополитического диалога, дискуссии и конфликта. Подобные характеристики позволяют говорить и о выполнении современной журналистикой функций межнационального общения. Выполняя также функции этнокультурного взаимодействия, журналистика играет значительную роль в формировании национального сознания и является одним из основных институтов познания и самопознания нации, ее культуры, исторической судьбы и перспектив развития. Журналистика, в том числе, выступает и как средство формирования политического сознания и является институтом политической социализации и политической культуры.

В первом параграфе «Институциональные характеристики журналистики» предлагается определение журналистики в качестве социально-политического института.

Характеристики, позволяющие определить журналистику в качестве института, состоят:

в ее системной природе, позволяющей анализировать журналистику как совокупность элементов и структур взаимосвязей между ними;

в сочетании взаимосвязанных уровней элементов журналистики как системы: институционального, организационного и личностного;

в представлении журналистики как совокупности социальных статусов и определяемых ими ролей;

в наличии социально значимых функций, интегрирующих журналистику в социальную систему;

в наличии устойчивой структуры взаимосвязей журналистики с другими институтами общества.

Журналистика при применении системного анализа и системного подхода рассматривается как совокупность элементов разного порядка и структуры взаимосвязей между ними. Структуры представляют собой совокупности устойчивых связей объекта, обеспечивающих его целостность и тождественность самому себе, т. е. сохранение основных свойств при различных внешних и внутренних изменениях. Социальные структуры таким образом выступают как «сети» устойчивых и упорядоченных связей между элементами социальной системы, обусловленных отношениями социальных групп, разделением труда, характером социальных институтов.





Возможно выделение различных уровней (порядков) элементов и структур, составляющих журналистику и позволяющих анализировать ее как общественное явление.

Уровень первого порядка следует определить как институциональный. Журналистика на уровне данного порядка «высших» функций анализируется как институт. Социальный институт, в широком смысле выступает как элемент социальной системы, как историческая форма организации и регулирования общественной жизни совокупность учреждений, норм, ценностей, культурных образцов, устойчивых форм поведения. Возникновение институтов связано с дифференциацией видов деятельности в процессе развития человеческого общества, с разделением труда и с формированием специфических видов общественных отношений. К общим признакам социального института следует отнести:

1) выделение определенного круга субъектов, вступающих в процессе деятельности в отношения, приобретающие устойчивый характер;

2) определенную (более или менее формализованную) организацию;

3) наличие специфических социальных норм и предписаний, регулирующих поведение людей в рамках института;

4) наличие социально значимых функций, интегрирующих институт в социальную систему и обеспечивающих его участие в процессе интеграции последней.

В политическом значении под институтами понимается два класса явлений. Во-первых, учреждения с развитой организационной структурой (бюрократией). Во-вторых, формы и сущности политических функций и отношений. Журналистика, выполняющая политические функции и участвующая в политических отношениях, по-видимому, может рассматриваться в качестве института во втором значении. Еще больше пониманию институциональной природы журналистики служит разграничение типов субъектов публичной сферы на институциональные, реализующие политические отношения в рамках устойчивых нормативно заданных статусно-ролевых систем, и субстациональные, существующие в неинституциональной форме. 

Под институтом в данном смысле мы предлагаем понимать совокупность ролей и статусов, предназначенную для удовлетворения определенных социальных потребностей и занимающую определенное  место в системе общественных отношений. Подобное понимание института позволяет в том числе обращаться к анализу деятельности отдельной личности – автора, адресата или героя журналистского произведения.

Уровень второго порядка проявляется как организационный. Журналистика на данном уровне выступает как система организаций, т. е. объединений людей, совместно реализующих какие-либо цели и действующих на основе определенных правил и процедур. К организациям журналистов следует отнести:

1) средства массовой информации и их конгломераты (холдинги, сети и т. п.);

2) профессиональные организации;

3) организации журналистского образования.

Уровень третьего порядка представляет собой системы взаимодействий отдельных личностей как социальных субъектов. Журналистика на данном уровне выступает в качестве системы отношений таких действующих субъектов, как автор, герой и адресат журналистского произведения. Институциональные отношения на этом уровне выявляются через ролевые проявления социальных статусов положений (позиций) индивида в социальной системе, определяемых по ряду специфических для данной системы признаков.

Журналистика как институт взаимодействует с системой национальных отношений, представляющих совокупность взаимодействий этнонациональных субъектов, к которым относятся: этнические сообщества; этнонациональные организации (в том числе этническая пресса); органы власти, осуществляющие национальную политику; отдельные личности (включая журналистов), в деятельности которых актуализированы этнонациональные статусы и роли

В политическом смысле журналистика также может определяться как институт при условии рассмотрения ее в качестве участника политических отношений, выполняющего политические функции. Значение журналистики как этнополитического института усиливается в связи с процессами интенсификации межэтнических коммуникаций, становления системы национальной информационной политики, глобализации и унификации в сфере политической культуры.

Отличие журналистики от других видов общественной деятельности заключается:

в специфике содержания журналистских произведений, состоящего в объективном характере отображения и анализа социальной действительности;

в использовании специфических форм (жанров) журналистских произведений;

в реализации своей деятельности через специфические организационные структуры, основными из которых являются средства массовой информации.

Определение институциональной характеристики журналистики как совокупности социальных статусов и ролей вызывает необходимость анализа ролевой структуры журналистики в политической системе. Данная структура связана с целевыми мотивационными установками журналистов в отношении политического участия. Выделенные установки определяют соответствующие профессиональные роли.

Во втором параграфе «Профессиональные роли журналиста в контексте политического участия» анализируются структуры ролевых отношений журналистов в политической системе, подтверждающие ее институциональную природу.

В движении журналиста к политическому участию выделяются следующие целевые установки и соответствующие им роли:

1) отражение действительности, роль наблюдателя без участия;

2) обобщение фактов до уровня определения явлений и анализа процессов, роль наблюдателя частного как проявления общего;

3) рекомендация в адрес субъектов политики, роль апеллирующего участника;

4) осуществление политического влияния, роль участника политической жизни.

Отражение журналистами социальной действительности в силу обстоятельств необходимости отбора элементов действительности и перевода информации, символического обрамления, массового характер тиражируемых явлений приводит, с одной стороны, к фрагментарности представления общественных явлений в СМИ, с другой – к мозаичности их восприятия аудиторией, что приводит к сложности в формировании системных представлений о происходящих событиях и к проблематичности в построении адекватных действительности иерархий в системе представлений о социальных взаимодействиях и изменениях.

В направлении к политическому участию журналистики следующим шагом становится обобщение политической информации, которое проявляется в политической аналитике, опирающейся на политическую теорию. В качестве показателей анализа можно рассматривать использование в журналистских произведениях методов экстраполяции, аналогии и прогнозирования. Обобщение, включение наблюдаемых конкретных явлений в широкий социальный, политический или культурный контекст, определение взаимосвязей между отдельными фактами действительности отражается и на ее восприятии самим журналистом, влияет на формирование его мировоззрения и собственно личности.

Политическое участие журналистики в управлении начинает проявлять себя прежде всего в форме рекомендаций, обращенных к структурам власти на самых разных уровнях принятия решений. При этом рекомендации, выраженные в журналистских произведениях, могут носить как явный, так и латентный характер. В подобных ситуациях журналист становится лицом, инициирующим принятие политического решения, лицом, соучаствующим в принятии решений. Декодирование, смыслов, заложенных в текстах журналистских произведений, раскрытие мотивов, которыми руководствуется журналист, высказывая свои рекомендации в СМИ, может быть отнесено к функциям референтных групп. Критик-референт в таких условиях должен мыслить с учетом того, что пытается сделать журналист, и одновременно выносить суждения об использовании творчества журналиста и высказанных им идей различными аудиториями.

При целевой установке «участие» журналист влияет на ситуацию, достигает определенных целей, изменяет и формирует политическую жизнь. Он сам создает ситуации и становится источником информации. Об эффективности такого воздействия можно судить по роли публицистов и СМИ в социальных переменах. Успеха на этой стадии достигают только те журналисты, которые обладают возможностью реального воздействия на аудиторию, т. е. те, кто не ограничен в достижении коммуникативного эффекта (тележурналисты, авторы популярных периодических изданий), и те, кому доверяет политически «своя» аудитория (журналисты – «лидеры мнений», референтная группа). Роль журналиста, влияющего на социальные процессы и воздействующего на социальные изменения, может подвергаться анализу с позиций методологического подхода Action research, который в настоящее время используется в теории и практике социологических исследований. Action research (AR) определяется как семейство научно-практических методологий, которые на равных основаниях используют методы научного познания (опрос, наблюдение, диагностику, экспертизу и др.) и активного вмешательства (изменения, преобразования, улучшения) в объект изучения.

Для достижения эффективности профессиональной деятельности в ролевой структуре журналистики выделяются характеристики эмоциональности, способа получения, масштаба, формализации и мотивации. Определение ролей журналиста ведется и с точки зрения его внутренней позиции, и по результатам воздействия на аудиторию, на интенсивность и логику происходящих политических процессов, на принятие управленческих решений.

В третьем параграфе «Антропологические основания журналистики» в качестве одного из направлений теории журналистики предлагается антропология журналистики, определяемая как метод (концептуальная система) понимания журналистики через исследование «человека журналистики». Объект антропологии журналистики – субъекты журналистского сотворчества, соучастники журналистского процесса – автор, герой, адресат (и посредники между ними) – человек в различных проявлениях, связанный с журналистикой, объединенный с другими такими же людьми не только цепочкой коммуникативных взаимосвязей, но и общим ареалом журналистики, формирующей единые принципы существования и ценности сообщества.

Предметом антропологии журналистики являются возможности субъектов, принципы, границы и специфика их взаимодействия и воздействия на социальную и духовную среду общества. К антропологическим принципам воздействия можно отнести: многообразие интересов и потребностей человека, целостность человеческой личности, универсализм как единство человеческого рода (данный принцип реализуется как формулирование и поиск объединяющего), субстанциональность личности в значении суверенности и свободы.

Значение журналистики как субъекта национальной политики возрастает на уровне межличностного общения и проявляется как соучастие в жизни людей – авторов, героев, адресатов, – объединяемых ценностями и смыслами. Внимание к человеку как к главному субъекту национальных отношений приводит к выводу об институциональной природе журналистики, определяемой как совокупность статусов и ролей, которая выполняет политические функции регулирования, интеграции и идеологического ориентирования. Журналистика, используя интегративный потенциал языка и культуры, формирует единые ценностные пространства и тем самым – национальное сознание.

Пониманию ролевой природы журналистики служит ее анализ как антропологического явления. Значение целевых установок субъекта и его мотивации профессиональной деятельности проявляется в определении (выборе) им оснований существования – системных, антропоцентричных или внесистемных. Как антропологическое явление журналистика представляет сферу взаимодействия трех основных действующих лиц – автора, героя и адресата журналистского произведения.

Журналист-автор, обращающийся к теме национальных отношений, через ролевые проявления определяет следующие типы профессиональной деятельности и квалификации:

этническую журналистику, связанную с ценностями как основаниями культуры, выполняющую прежде всего культурно-интегративные функции – самопознания этнического бытия, интеграции и / или консолидации этноса, сохранения его культурной самобытности. Этническая журналистика, как правило, существует в произведениях на языке этносов и предназначена этнической аудитории;

этножурналистику, освещающую проблемы межэтнических отношений, выполняющую культурно-регулятивные функции. Как этнополитическое явление она связана с идеологиями как систематизированными политическими идеями и взглядами. Этножурналистика определяется как уровень квалификации, который характеризуется этнологической культурой мышления, поиска, сбора, интерпретации информации, а также социальной ответственностью за последствия своей деятельности. Этнологическая культура журналиста состоит в умении и потребности журналиста анализировать этнические явления и процессы. Как уровень профессиональной квалификации она основывается на устойчивой системе представлений о природе и закономерностях национальных взаимодействий, склонности журналиста к исследовательской деятельности и его ответственности перед аудиторией и обществом в целом. Мировоззренческие основания этнологической культуры журналиста состоят в формировании представлений об этнической реальности во всем ее многообразии и целостности;

этнографическую журналистику, посвященную жизни и культуре экзотических и реликтовых народов. В этнографической журналистике реализуются культурно-реляционные функции, значение которых определяется многообразием проявлений ролевого поведения журналиста в инокультурной среде. В этом случае возрастает роль ценностных ориентаций автора как принципов и убеждений, на которых основана оценка явлений действительности и их дифференциация по степени значимости.

Обособление этножурналистики, этнической и этнографической журналистики не означает отрицания их взаимовлияния и взаимопроникновения.

Поведение адресата также подлежит анализу с точки зрения положений концепции социальных ролей. В данном случае параметры и границы реализации роли (как ожидаемого поведения, соответствующего статусу) задаются самим адресатом. Принятие роли адресатом (идентификация) является условием возникновения интереса к сообщениям массовой коммуникации. Принятие роли проявляется как согласие со смыслом, которым наделяется образ, и как соответствие определенному статусу (в том числе этническому). Принцип идентификации и активная позиция адресата в регуляции ролевого поведения приводят к тому, что содержание, объем и интенсивность информации имеют большее воздействующее значение чем выраженные в ней оценки и отношения. 

В четвертом параграфе «Этническая стереотипизация в ролевой структуре журналистики» анализируется значение этнических стереотипов в профессиональной журналистской деятельности. Антропологический принцип идентификации в системе национальных отношений проявляется в феномене этнической стереотипизации. В стереотипах ярко выражено противоречие между социально-групповой природой этноса и индивидуально-идентификационным механизмом восприятия информации о жизни и культуре других народов. Снятию этого противоречия способствуют этнические стереотипы, имеющие социально-ролевую природу.

Понимание социальной роли как ожидаемого поведения, соответствующего определенному статусу, вызывает явление стереотипизации. Социальные требования определяют структуру стереотипа, в том числе и по отношению к представителям различных этнических сообществ. Включение индивида в социальную структуру вынуждает его выстраивать свое ролевое поведение в соответствии со сложившимися в обществе стереотипами.

Функции стереотипа, имеющие значение в его этническом проявлении, состоят в приспособлении сознания к той или иной культуре, способе адаптации ее норм, возможности чувствовать себя ее носителем; в защите как способе усвоения новой информации, которую сознание обрабатывает в соответствии с уже имеющейся системой индивидуальных представлений; в передаче элементов субкультуры этноса в историческом плане. Этнической стереотипизации способствуют социальные и психологические факторы: готовность людей давать этническим группам недифференцированные и пристрастные оценки; стабильность стереотипов в течение длительного исторического времени; медленный процесс изменения стереотипов в зависимости от социальных, политических, культурных условий; более отчетливое и враждебное проявление этнических стереотипов в конфликтных условиях; раннее формирование и использование стереотипов детьми задолго до возникновения ясных представлений о тех группах, к которым они относятся. Основная функция этнического стереотипа состоит в «экономии мышления», которая выступает в виде смешения социальных и этнических понятий и признаков.

Изучение этнической стереотипизации в произведениях журналистики преследует цели оптимизации системы регулирования национальных отношений внутри страны средствами массовой информации и эффективного формирования внешнего этнополитического и этнокультурного имиджа. Этническая тема в журналистском творчестве есть превращенная форма этнических установок, детерминируемых этническим самосознанием автора, этнической картиной мира национальной общности, с которой он себя идентифицирует.

Роль СМИ в формировании и закреплении стереотипов усиливается по причине идеализации массового характера распространения информации в сознании аудитории. Задачи этножурналистики в условиях многообразия информационных интерпретаций и инструментальной зависимости СМИ от различных политических субъектов состоят в медиакритике политики СМИ по формированию и закреплению негативных стереотипов, а также в создании позитивных этнических образов народов России и страны в целом, воспринимаемых зарубежной аудиторией.

Признаки информационного (дезинформационного) воздействия с целью формирования и закрепления этнических стереотипов состоят:

– в прямом обращении к стереотипам аудитории, вызывании чувства национальной общности, подчеркивании этнического отличия, а в условиях кризиса национального сознания – в обращении к положительным сторонам автостереотипа;

– в персонализации (деперсонализации) героев произведений этнической и этножурналистики;

– в апелляции к авторитетам, к общественному мнению;

– в смешении мнений и фактической информации, событий и их версий;

– в номинации явлений с использованием оценочных понятий;

– в игнорировании (депривации) отдельных явлений, в отборе и тенденциозном преподнесении аудитории только положительных или только отрицательных фактов действительности.

В пятом параграфе «Журналист в роли исследователя национальных отношений» анализируются квалификационные требования к профессиональной специализации, особенности исследовательской журналистской деятельности в контексте ролевого поведения, методические условия успешного труда в условиях межнациональных взаимодействий.

Журналист, выступающий в роли исследователя национальных отношений, сталкивается с необходимостью достижения высокого уровня компетентности в целях эффективности своей работы. Этнологическая исследовательская компетентность предполагает знание ситуации взаимодействия, умение ее анализировать, наличие навыков использования методов сбора информации, адекватных поставленным задачам. Преодоление авторского этноцентризма обусловлено: 1) оценкой ситуации позиций собственной культуры; 2) оценкой ситуации с позиций взаимодействующих культур; 3) акцентированием внимания на культурных различиях, что позволяет понять мотивы поведения и особенности взаимоотношений в других культурах.

Наиболее эффективным при изучении других народов и культур является применение метода включенного наблюдения, предполагающего понимание и принятие различных элементов культур, реконструкцию субъективного смысла поведения наблюдаемых, необходимость соучастия в их опыте и поступках. Виды наблюдения выделяются на основании степени вовлеченности – отстраненности исследователя в ситуации наблюдения и степени закрытости – открытости его деятельности. В данном случае проявляется ролевая вариативность в отношении к соучастникам событий, как и в том, насколько они осведомлены о том, что в событиях участвует журналист.

Один из главных источников в журналистских исследованиях национальных отношений – личность участника или свидетеля тех или иных событий, представляющая различные этнические культуры. Оптимальная форма работы с информацией о личности в этнокультурном взаимодействии состоит в применении биографического метода. Он состоит в фокусировании внимания на «истории жизни» человека и на субъективном подходе к ее описанию и оценке условий, окружающих личность. Особенность биографического метода состоит в направленности на воссоздание и исторической ретроспективы событий. Таким образом, журналист, использующий биографические данные, выполняет функции социального историка. Значение журналистских исследований национальных отношений усиливается в настоящее время, поскольку журналисты все в большей степени выполняют роль исследователей национальных культур, вытесняя на периферию представителей других профессий, так как особенности средств массовой информации предполагают выполнение в том числе и межкультурной посреднической функции.

Ролевая структура журналистики является основанием для определения ее институциональных функций в системе национальных отношений, т. е. предполагает обращение к анализу журналистики на уровне первого порядка. Политическому функционированию журналистики в системе национальных отношений посвящена вторая глава исследования.

Во второй главе «Функционирование журналистики в системе национальных отношений» анализируются основные функциональные пространства журналистики в межэтнических взаимодействиях – регулятивные, интегративные и духовно-идеологические. Функциональное пространство представляет собой совокупность функций с определенным для них тем или иным способом понятием расстояния, т. е. пределов реализации функций. Функциональное пространство журналистики в системе национальных отношений ограничено как системными характеристиками как самой журналистики, так и предметным полем социальных взаимодействий с участием элементов системы национальных отношений.

В структуре национальной политики современной России можно выделить две основные функциональные взаимосвязи. Первая обусловлена политическими действиями руководства страны, поставленного перед выбором национальной модели развития. Данный выбор предопределяет качество российской власти, которое позволит судить о ней либо как о национальном субъекте, либо как об объекте внешнего управления. Вторая взаимосвязь формируется духовно-идеологическими институтами, определяющими ценности социальной интеграции и задающими ориентиры национального развития. Журналистика, являясь подобным институтом, с одной стороны, включена в систему управления, что определяет ее инструментальные функции, с другой – функционирует самостоятельно, контролируя деятельность власти и других политических субъектов, определяя цели национального развития и формируя общественное мнение. Сила журналистики не только в способности формировать общественное мнение, но и в сотрудничестве и кооперации с институтами культуры, науки и образования, гражданскими политическими институтами, государством. Целью подобного сотрудничества должна стать реализация национальной политики в направлении создания иерархически соподчиненной и взаимозависимой этнической системы, образующей национальное единство и суперэтническую общность. Журналистика, являясь одним из субъектов национальной политики, определяет цели развития общества в деонтологическом смысле. Только при их формулировании и мобилизации в их достижении возможна интеграция российского социума в надэтническую общность с единым национальным сознанием.

В сфере национальных отношений журналистика выполняет функции межнационального общения, познания и самопознания нации, формирования национального сознания, координации национальных интересов, определения смыслов и приоритетов национальной политики. В качестве политического явления журналистикой выполняются регулятивные, интегративные и духовно-идеологические функции.

В первом параграфе «Регулятивные функции журналистики» анализируются особенности и возможности проявлений функций журналистики в сферах управления, самоуправления и общественного контроля. При этом реализация участия журналистики в процессах регулирования в сфере управления ограничена выполнением инструментальных функций, т. е. зависимостью от других политических институтов. Общество как объект управления проявляет себя в наличии механизмов взаимосвязи в иерархическом строении социальной системы, прямых и обратных связей ее функционирования, в том числе связей аудиторий и редакций СМИ, адресатов и авторов журналистских произведений. В теориях массовых коммуникаций, в рамках которых разрабатываются положения о средствах массовой информации как субъектах управления, журналистике также отводится выполнение инструментальной функции. Однако в подобных суждениях и СМИ наделяются функциями, присущими журналистике как политическому институту, и не выступают в качестве только каналов массовой информации, которыми собственно и являются. Переход от инструмента к управленческой субъектности осуществляется, когда целью журналистской деятельности становится воздействие на общественное мнение, проявляющееся в создании компетентных аудиторий, выработке системы оценок социально одобряемых (или неодобряемых) явлений, побуждении к социальному действию.

Специфические формы принимает выполнение журналистикой регулятивных инструментальных функций управления в конфликтных условиях. Межэтнические конфликты возникают как социальные явления на базе реальных противоречий общественных отношений, связанных с интересами людей, распространяясь таким образом на сферу идеологии. В таких конфликтах всегда присутствует определенный социальный фон, который подвергается анализу и, если говорить о журналистских выступлениях, используется для управления той или иной ситуацией. Таким образом, в руках журналистов, обращающихся к проблемам межнациональных конфликтов, оказываются реальные рычаги для управления общественным мнением в оценке причин и последствий подобных противоречий, поскольку информационный перевод ситуации с одного уровня на другой используется для усиления значения и расширения масштабов взаимодействия. Управленческий эффект достигается через создание в общественном мнении устойчивых отношений между явлением и уровнем его проявления. Журналистика также является одним из институтов, регулирующих этническую консолидацию, в ее содержании формулируются и оттачиваются культурные нормы и осуществляются информационные «репрессии» в отношении девиантных представителей сообщества.

В журналистике как участнике управления органично сочетаются различные факторы, регулирующие национальную политику и сферу межнациональных отношений. Так, журналистику, во-первых, можно рассматривать как элемент системы социально-политической реальности, которая формирует национальное самосознание человека, формулирующего и понимающего закономерности общественного развития. Во-вторых, журналистика сама является фактором актуализации разного рода случайностей, включенных в национально-политический процесс или связанных с ним, которые усиливают, ослабляют или даже блокируют действия объективных (или понимаемых как объективные) законов. В-третьих, журналистика включена в систему управленческих действий, отвечающих текущим, перспективным и глобальным задачам развития общества, как подсистема, в которой эти задачи формулируются, обсуждаются и реализуются. В-четвертых, журналистика включена в систему самоуправленческих действий коллективных и индивидуальных членов общества.

Самоуправление, связанное с институтами гражданского общества, предполагает установление системы партнерства журналистики с другими субъектами осуществления национальной политики с целями учета, согласования и реализации их интересов. В области национальных отношений самоуправление проявляется: во-первых, через создание информационного пространства для реализации диалога или дискуссии; во-вторых, путем предоставления равной возможности участия в информационной деятельности всем заинтересованным субъектам; в-третьих, через активное участие журналистов, создающих атмосферу социального одобрения (или неодобрения), общественной поддержки (или осуждения) действий других субъектов политики. Существование системы самоуправления невозможно без учета потребностей социального развития. Выработке его путей и механизмов способствует выполнение журналистикой функции общественного познания и, что особенно важно для национального развития, функции самопознания нации.

Наиболее эффективная регулятивная функция журналистики – функция общественного контроля, выступающая в двух формах: формирование общественного мнения и функционирование в качестве социального института. Методы социального контроля проявляются в журналистской деятельности как изоляция, обособление и реабилитация, предполагающие выделение критических функций. К ним относятся: создание интереса к конкретной социальной или политической проблеме; создание символических форм, которые упорядочивают социальный опыт; создание аудиторий, использующих журналистские произведения для различных видов деятельности или других целей; создание референтных групп (посредников между СМИ и обществом), которые выносят суждения для своих аудиторий (в том числе и в СМИ). Журналисты выполняют референтные функции в форме нормативной группы, общение и влияние которой носит опосредованный характер и проявляется на уровне аудиторий СМИ. Институционную структуру журналистики в обществе следует рассматривать с учетом взаимодействующих форм, основанных на связях между автором (журналистом), референтом (или критиком) и адресатом (аудиторией или публикой). Роль автора – решающая для политического анализа журналистики, поскольку он является посредником между действительностью и аудиторией с точки зрения того, что он считает ценностями, необходимыми для функционирования той группы, к которой он обращается. Референт может проявлять себя и как действующее лицо журналистских и медиапроизведений, и как реальный участник непосредственного социального взаимодействия.

Журналистику в данном ценностном смысле следует понимать как категорию социального опыта. Журналисты, в частности, создают и поддерживают символы, посредством которых происходит социальное взаимодействие. Отсюда следует вывод, что изучение журналистики становится изучением общества, по крайней мере в сферах участия прессы в социальном управлении и соучастии в достижении гражданских свобод.

В качестве одной из составляющих гражданского контроля можно рассматривать контроль над деятельностью и содержанием средств массовой информации. Особенностью такого контроля является то, что его осуществление возможно с помощью журналистики и реализации в виде медиакритики.

Во втором параграфе «Интегративные функции журналистики» анализируется ее интегративное функциональное пространство, проявляющееся в деятельности по поддержанию и укреплению единой в политическом и социокультурном смыслах цивилизационной российской общности.

Интегративные функции журналистики в сфере национальных отношений проявляются путем определения и актуализации общей национальной идеи, выработки общего национального самосознания (в полиэтническом обществе – самосознания «гражданской нации»), национальной социализации, соблюдения баланса интересов различных субъектов национальной политики на основе общих правил и принципов национально-политического взаимодействия. Влияние журналистов на жизнь общества, в том числе и на национальные отношения, их участие в социально-политических процессах побуждают ставить вопрос о целях и характере осуществляемого воздействия, которые непосредственно зависят от политической идеологии, разделяемой журналистом.

В данном смысле теория журналистики представляется идеологической дисциплиной, которая призвана научно обосновывать принципы государственной национальной идеологии. Идеологическая борьба, проявляющаяся в сфере общественных наук, полем которой становятся средства массовой информации, вызвала мировоззренческий ориентационный раскол, поразивший систему гуманитарного знания и журналистское профессиональное сообщество. В целях обновления теории журналистики требуется, во-первых, обращение к историософскому подходу в исследованиях журналистики, который позволит определить национальные тенденции ее развития. Во-вторых, анализ журналистики как национального явления сможет понять ее место и значение в воспроизводстве общества, культуры и человека с позиции собственных национально-институциональных параметров. В-третьих, необходима политическая воля, объединяющая и воспроизводство национальной журналистики, и обеспечение национальной безопасности, и национальную интеграцию. В-четвертых, требуется разработка положений социально-ролевой концепции, которая позволяет решить задачи интеграционного взаимодействия в пространстве журналистики.

Условия конфликтов, в которые вовлечены журналисты, способствуют дифференциации профессионального корпуса. Этнические войны, точнее, воспринимаемые массами как этнические, стали реальностью нашей жизни. Каковы их причины, кто является вдохновителями и организаторами ненависти и розни, каковы выходы и есть ли они – вот перечень вопросов, на которые следует искать ответы, используя все возможные трибуны и, конечно, самую эффективную из них – СМИ. Дискуссии на острейшие темы современности с выявлением активной позиции журналистов, защищающих и представляющих общественные интересы, нередко встречают противодействие со стороны тех сил, которые используют межнациональные конфликты в политических, корпоративных, карьерных целях.

Читатели и телезрители сталкиваются с трудной задачей: как определить, чья позиция правильна, чьи аргументы верны, – сторонники решения своих узких проблем через обострение межэтнических противоречий используют ту же апелляцию к «общественному интересу» и ту же информационную трибуну. Возникает необходимость контроля над СМИ, который формулируется как социальная задача, поскольку иначе под угрозой оказывается само понятие социального, общественного, общего, альтернатива которому – раздробленность, разобщенность, конфликт и война всех против всех. Конфликт общего и единичного, социального и индивидуального, который только усиливается техническим прогрессом в информационной сфере. Для решения этой задачи необходимо выявить цели, которые преследует журналист, СМИ, представляемое им, те силы, которые за ним стоят. И главным здесь станет определение «общественного интереса», в чем он состоит, возможен ли он в условиях социального расслоения и атомизации общества, в котором укореняется индивидуализм.

Возможный путь возрождения российской журналистики состоит в утверждении идеи консолидации на основе единства ценностей национальных культур и признания интегрирующей роли русского языка, объединяющего общероссийское информационное пространство и российскую цивилизацию. Осознание и практическое развитие в журналистской деятельности консолидирующих и интеграционных ценностей служит непременным условием успешного развития национальных культур и этнической журналистики народов России.

Развитие института этнической журналистики непосредственно зависит от ситуаций этнического ренессанса и этнической депрессии, регулирование которых должно стать одним из направлений государственной национальной информационной политики. В качестве основ подобного регулирования следует рассматривать национальные интересы достижения единства страны, укрепления консолидации многонационального российского общества.

В третьем параграфе «Духовно-идеологические функции журналистики» анализируется основное функциональное пространство, объединяющее все виды журналистики в межкультурном взаимодействии, состоящее в конституировании смысловых комплексов культуры, на которые ориентируется социальное действие. Каждое проявление культуры имеет определенную функцию и встроено в систему общественных отношений. Цели журналиста состоят в раскрытии данной функции и понимании ее в системе взаимосвязей общественных отношений. Журналистика устанавливает и систематически истолковывает социально-культурные взаимосвязи, выступая способом самопознания общества, самопознания нации и познания разнообразия мира этнических культур.

В мультикультурном мире содержание ценностей этнических сообществ как свойств удовлетворения определенных потребностей и целей деятельности социального субъекта приводит к стремлению сохранения национальных культур. Этническая журналистика в таких условиях выполняет охранительные функции экологизации культуры. Журналистика в системе культуры выступает как вид социальной профессиональной деятельности по выявлению, созданию и распространению ценностей. Одна из важнейших функций журналистики состоит в национальной социализации на основе воспроизводства культуры и передачи ее следующему поколению. Как институт воспроизводства национальной культуры журналистика выполняет воспитательную, адаптационную, регулирующую, контролирующую функции, выступает как средство развития родного языка, фактор формирования общественного сознания и инструмент идеологии. Как агент социализации она также играет роль приобщения людей к неизвестному для них культурному опыту.

В концепции структурализма духовно-идеологические функции осуществляют дискурсы как совокупности семиотических структур. Власть осуществляет распространение влияния дискурса в зависимости от типа политического режима. Тоталитарный режим структурирует всю совокупность культуры – от интерпретации понятий (концептов) до установления правил и норм, регулирующих поведение людей. Демократия структурирует культуру, передавая часть функций по распространению дискурса институтам (включая журналистику), осуществляющим влияние на общество.

В системе современной культуры выделяется три уровня взаимодействия общества и журналистики: социально-групповой, массовый, индивидуальный. Для социально-группового уровня характерно проявление фактора специализации в эволюции журналистской деятельности. Этнические факторы имеют первостепенное значение для прессы диаспор, групп иммигрантов в инокультурном окружении, основной функцией которой является интеграция сообщества. Основная тенденция на данном уровне состоит в социальном и информационном расслоении и проявляется как социальная дифференциация.

На массовом уровне влияние на эволюцию журналистики оказывает изменение значения ее функций. Эволюция представлений о социальном прогрессе и стандартизация культурных образцов приводят к ориентации журналистики на выполнение критической, информативной и развлекательных функций. В условиях массового общества и массовой культуры доминирует тенденция унификации, отражающая социокультурный процесс универсализации.

Изменения в отношениях автора журналистских произведений и адресата, принимающего все более активное соучастие в процессах массовой информации, возрастание ее объемов приводят к формированию индивидуального уровня культуры. Эволюционное развитие на данном уровне связано с технологией производства и распространения массовой информации и вызывает диффузию статуса и функций журналиста.

Этническое развитие можно представить себе как процесс перетекания культуры (общины) в политику (нацию). Журналистика, обеспечивающая воспроизводство и движение культуры, начинает выполнять духовно-идеологические функции. Идеология играет роль специализированного сознания социальных групп, участвует в ослаблении социальной напряженности, придает смысл действиям людей. На уровне средств массовой информации идеология проявляется как система ценностей, состоящая в согласованной политической позиции авторов и редакции издания и сегментировании аудиторий по признаку «отнесения к ценностям». Эволюция культуры от социально-группового уровня к индивидуальному отражается на функциях идеологии как переход от социально групповой интеграции и консолидации к индивидуальной идеологической презентации. СМИ в новых культурных условиях также ориентируются не столько на социальные, сколько на психологические, ценностные, идеологические характеристики аудитории. Переход общества из реального социального состояния к идеальному индивидуальному сопровождается распадом социальных связей, что отражается на журналистике, создающей картину мира на основе мозаичности восприятия и дробления впечатлений людей.

Кризисы политических идеологий в многонациональных государствах вызывают явление «этнического ренессанса». Идеологии, объединяющие различные национальные группы для решения общесоциальных задач, отводят этническому статусу второстепенное значение. Идеологический вакуум восстанавливает значение этничности.

Духовно-идеологические функции журналистики на уровне социальных институтов и групп проявляются как пропагандистские, агитационные и организаторские. На основании специфики политической культуры выделяются функции медиалегитимации власти (господствующая политическая культура), критические функции в рамках существующих правил общественных отношений и функционирования политических систем (группы политических субкультур), функции отрицания политических системных принципов существования (группы политических контркультур).

Идеологическая норма в этническом контексте отношений не определена из-за отсутствия консенсуса в употреблении понятия «национализм». Его использование обусловлено контекстом применения: от акцентирования на идее подчинения одних наций другим, исключительности и превосходства, до идей национального освобождения и возрождения. Подобные интерпретации демонстрируют состояние семантического конфликта, вербального и концептуального непонимания между политическими субъектами.

Журналистика неолиберального глобального общества выполняет функции удовлетворения рекреационных потребностей потребителей, что приводит к устойчивости социальной системы. Представление в СМИ межнациональных конфликтов преследует цель не ликвидации этнического (социального) неравенства, а ослабления конфликтов на основе сохранения существующей глобальной системы социально-национальной эксплуатации. В условиях глобализации борьба за национальное освобождение и возрождение выступает в качестве современной разновидности классовой борьбы.

Оформление системы ценностей в национальную идеологию требует опоры на ценности, признанные большинством; ориентации на удовлетворение потребностей личности, соответствующих целям социальной интеграции и раскрытия потенциала каждого человека; определения цели (смысла) усиления стабильности национального образования.

В третьей главе «Участие журналистики в реализации национальной политики» анализируется роль журналистики в зависимости от принципов национальной политики, а также в отдельных ее направлениях.

Стратегия национального развития определяется журналистскими средствами через формирование принципов национальной идеологии, формулирование и определение национальных интересов. Основа национальных интересов состоит в консолидации солидарной нации на основе общности культуры, ценностей, идеалов, представлений о национальной идентичности, о путях и смыслах своего развития. В полиэтнических сообществах определение национального интереса зависит от решения национального вопроса в рамках единой цивилизационной общности. Для современного российского общества актуализация проблемы национальных интересов связана, во-первых, с требованиями консолидации в рамках единого политического и культурного пространства, во-вторых, с идеологической экспансией других политических субъектов. Национальные интересы лежат в основе принципов национальной безопасности, в том числе безопасности информационной.

Национальные интересы формулируются различными субъектами: властными структурами, экспертными сообществами, политическими элитами. Журналисты по преимуществу транслируют и интерпретируют идеи, выработанные другими субъектами, но журналистика соучаствует в выработке национальных интересов и принципов национальной политики путем создания пространства общественного диалога и актуализации политических идеологий. 

Направления национальной политики, связанные с национальными интересами, формулируются, как правило, через идеологически оппозиционные СМИ, но в то же время в их содержании идеологически «однобоко» оцениваются и анализируются конкретные ситуации. В массовой и официальной прессе, напротив, конкретные социальные явления рассматриваются с учетом разнообразных факторов, но определение направлений и принципов национальной политики, формулирование национальных интересов в ней отсутствует.

В первом параграфе «Обусловленность норм журналистской деятельности принципами национальной политики» отмечается, что достижению системной целостности в информационно-идеологической перспективе национального согласия способствует концентрация журналистики на выполнении интегративных функций, функций контроля и этнокультурных функций межнационального общения, диалога и познания. В политической и журналистской практике апробированы различные принципы и нормы регулирования национальных отношений, выделяемые на основании типологических форм культуры.

Массовая культура предполагает использование принципа мультикультурализма, определяющего нормы отношений в соответствии с выработанными в надэтнических процессах ценностями и смыслами совместного существования.

Принцип толерантности, позволяющий достигнуть социальной системной целостности в условиях поликультурного многообразия, предлагается рассматривать как уважение, принятие и правильное понимание богатого разнообразия культур, форм самовыражения и проявления человеческой индивидуальности. Неотъемлемым признаком толерантности является уважение журналиста к собственной этнической группе и ее культуре. Толерантность в отношении журналистской деятельности проявляется в качестве критерия нормы через: фактическую достоверность; рассмотрение фактов и анализ событий в контексте конкретной общественно-политической, социальной, морально-психологической обстановки; преодоление селективности в выборе фактов и событий из всей их совокупности. Толерантность в журналистике также проявляется как идеологическая культурно-мировоззренческая открытость и состояние равноправного этнокультурного и цивилизационного диалога.

Принцип идентичности актуализируется в условиях глобализации, реализуясь в крайних формах выражения через контркультурный и политический экстремизм. СМИ, участвующие в глобализации через распространение норм массового общества и стандартов массовой культуры, выполняют инструментальные функции управления общественным мнением. Журналистика в противопоставлении стандартам информационного производства становится институтом воспроизводства этнокультурной идентичности. Экономически идентичность обусловлена закреплением материальных, культурных и информационных стандартов потребления, недоступных большинству. Противоречия проявлений идентичности в журналистике связаны с тем, что в условиях межкультурной интеграции, во-первых, происходит содержательно-идеологическое обогащение этнокультурных процессов, а во-вторых, усложняется сохранение национальной самобытности при интенсивном взаимодействии с другими этносами. Как принцип национальной политики и норма журналистской деятельности идентичность формируется в условиях осознания, определения и формулирования собственного национального пути и смысла развития. В нормативном смысле для журналистики оптимально сочетание принципов национально-культурной идентичности и толерантности, понимаемой как уважение к человеку независимо от его этнического происхождения и принадлежности. В политическом смысле журналистика выполняет регулятивные, культурные (просветительские и познавательные) функции, способствующие утверждению данных принципов в качестве основ национальной информационной политики. Журналистика существует во всех культурных формах, являясь институтом национальных и массовой культур, субкультуры и контркультуры. Политическая власть реализует национальную политику и ее отдельные направления рационально, официально, «материально». Задача журналистики – придать этим направлениям духовное содержание, т. е. смыслы.

Во втором параграфе «Потенциал журналистики в достижении национального единства» анализируется участие журналистики в направлении национальной политики – достижении национального единства, преодолении духовно-идеологического раскола, вызвавшего волны русской эмиграции и расслоение национальной культуры. Причинами каждой из стадий кризиса национального сознания были деформации системы ценностей, вызванные межкультурными коммуникациями. Образцы и ценности, воспроизводящиеся в ориентационных культурах, приводили к распространению новых идейных течений и возникновению групп поддержки и пропаганды соответствующих идеологий. Современный кризис идентичности вызван состоянием социального и национального унижения, социально-экономической и культурно-идеологической дискриминацией народов России и новых независимых государств. Состояние раскола информационными средствами переводится в этническую плоскость через формирование образа «этнического врага», кампаниями против «русского фашизма». Со стороны власти демонстрируется борьба со следствиями, а не с причинами кризиса, что говорит о непоследовательной и противоречивой национальной политике. Ценностный раскол в обществе, часть которого ориентирована на материальное обогащение и поддерживаемые СМИ стандарты потребления, вызывает конфликтные социальные последствия. Бюрократия, буржуазия и этнические криминальные группировки воспроизводят отношения конкуренции и коррупционного взаимодействия и противостоят остальному населению. Преодолению кризиса способствует выполнение журналистикой функций общественного самоуправления и контроля, межэтнического взаимодействия и диалога различных этнокультурных сообществ. Достижение национального согласия предполагает вовлечение в эту работу этнической прессы, авторы которой являются референтной группой для своего этнического сообщества (диаспоры). Также необходим правовой и общественный контроль за этнической журналистикой, в том числе и средствами медиакритики.

Национальное единство как главная интегративная идея и политическая цель определяет ориентацию журналистики на выполнение функций этнического познания (самопознания), контроля и критики (медиакритики в том числе) противодействующих единению народов России субъектов. Достижению национальной и государственной интеграции способствует журналистская деятельность в сферах социального посредничества и в условиях консолидации при возникновении мобилизационных обстоятельств.

В третьем параграфе «Этнодемографические проблемы в журналистском отражении» отмечается, что консолидация российского общества в рамках единого цивилизационного и государственного пространства требует решения «русского вопроса», поскольку русский этнос, русская культура и русский язык являются естественными факторами объединения народов, проживающих на территории России. «Русский вопрос» диктует основные направления национальной политики, которые должны стать концептуальными основами идеологической деятельности журналистов и принципами редакционной политики СМИ.

Сохранение и воспроизводство нации, ее культуры и языка связано с ухудшением демографической ситуации. Это состояние вызвано процессами реформирования страны, приведшими к социальному расслоению, разрушению системы ценностей и смыслообразующих ориентиров в жизни людей. Глобализация и интенсификация политических, экономических, социальных, культурных коммуникаций привела к деформациям соответствующих национальных систем многих коренных народов России. Малочисленные этносы, являющиеся частью индустриально изменяемых экосистем, в наибольшей степени столкнулись с угрозой исчезновения. Политические действия, направленные на сохранение народа, имеют рациональный, прагматически-материальный характер. Однако системный социальный кризис, проявляющийся как демографический и кризис идентичности, требует выполнения этнокультурных (в первую очередь, духовно-идеологических) функций сохранения национальной общности как единого и солидарного целого, воспроизводства российского народа как единой цивилизационной общности.

Особое направление национальной и информационной политики связано с пониманием природы и регулированием миграционных процессов. В неолиберальном смысле они являются проявлением прав человека на свободу передвижения и главным ответом на демографические вызовы. Для сохранения народа как направления национальной политики требуется учет социальных последствий миграции для принимающих культур и сообществ. Этнические миграции всегда связаны с проблемами культурной адаптации и аккультурации, в процессе которых важную роль играют СМИ, формирующие представления о нормах взаимоотношений и культурных стандартах. Даже если дискриминация в отношении групп меньшинства или принимаемого большинства не проявляется в реальной жизни, но обсуждается в СМИ, то ощущение несправедливости все равно возникает как, например, в проявлениях политкорректности. В многонациональных сообществах для конформистских этнических групп, включенных в ассимиляционные процессы, не испытывающих потребности в консолидации и не нуждающихся в этнической прессе и журналистике, характерно состояние «этнической депрессии». Для консолидирующихся сообществ, реализующих потребность в культурном развитии в том числе через этническую журналистику, характерно состояние «этнического ренессанса». Особенность многонациональных мегаполисов состоит в воспроизводстве конфликтной среды, основанной на противоречиях между этническими субкультурами из-за отсутствия общих норм. В ситуации культурной несовместимости и конфликтности ассимиляции не происходит, ей способствуют условия культурного сходства и идентичности ценностей.

В четвертом параграфе «Этнонациональный фактор в территориально-административном устройстве: политическое и журналистское регулирование» анализируются особенности участия журналистики в решении проблемы оптимального государственного устройства.

Национальная безопасность России состоит в сохранении ее целостности на основе смыслообразующего развития, цели которого должны формулироваться государственной властью. Национальный принцип территориально-административного деления страны приводит к обострению противоречий между правом наций на самоопределение и требованием целостности государства. На идеологическом уровне это противоречие выражается в противопоставлении принципов национализма и государственного единства.

Особое направление – решение проблемы «разделенного народа», проживающего на территории стран – республик бывшего СССР. Российская Федерация унаследовала от СССР национальный принцип территориально-административного устройства. Распад Советского Союза привел к формированию в качестве направления государственной национальной политики поддержки соотечественников в новых независимых государствах. Проблемой, имеющей этнокультурное и правовое значение, является вопрос определения принципа нации. Нация в этническом значении определяется как высшая стадия развития этноса, а в политическом смысле – как совокупность граждан государства («гражданская нация»). Необходимость административной реформы диктуется потребностями достижения равноправия субъектов федерации и цивилизационного историко-культурного единства народов России. Решение политических задач в совокупности с информационно-идеологическим обеспечением административной реформы требует создания условий самореализации российского гражданина независимо от его национальной принадлежности, формулирования консолидирующих и интегрирующих народы России общенациональных перспектив. Преимущество России как цивилизации состоит в наличии объединяющих евразийские пространства факторов русской нации, русской культуры и русского языка. Формулирование, поиск и обсуждение целей и смыслов общенационального развития функционально возлагаются на журналистику.

В пятом параграфе «Журналистика и экстремизм: взаимосвязи и взаимозависимости» рассматривается роль журналистики, с одной стороны, в борьбе, с другой – в провоцировании национального экстремизма.

В крайних формах выражения через контркультурный экстремизм реализуется принцип идентичности. Его социокультурные основания возникают, когда та или иная группа активно стремится выработать нормы или ценности, которые противоречат основным аспектам господствующей культуры. На основе таких норм и ценностей формируется контркультура. Анализ контекста употребления категории «экстремизм» в СМИ показывает, что понятие сейчас употребляется в ряду и даже приравнивается к таким понятиям как фашизм, ксенофобия и национализм. При этом идет процесс не просто отождествления смысловых нагрузок, а выхолащивание смысла этих понятий. Употребление подобных категорий в языке средств массовой информации требует по крайней мере уточнения со стороны автора, в каком контексте и в каком толковании применяется тот или иной термин. Экстремизм как явление контркультуры актуален в условиях культурного давления и доминирования. Чем сильнее давление, тем активнее проявляет себя контркультура, эволюционируя в направлении от экстремального действия к экстремистскому.

При этом следует учитывать, что массовая аудитория сталкивается как с экстремальными, так и с экстремистскими проявлениями лишь в изображении их средствами массовой информации. Именно в их содержании, в том числе в журналистских произведениях, те или иные герои предстают в образах экстремалов и экстремистов, а СМИ являются эффективным инструментом, с помощью которого легко создавать образы экстремистов из экстремалов и наоборот.

Анализируя медийные истоки экстремизма, состав его генераторов и носителей, выделяются три возможные ситуации проявления взаимосвязи и взаимозависимости журналистики и экстремизма.

Во-первых, субъектом экстремизма может быть само общество, на определенных этапах развития вырабатывающее экстремистскую идеологию, которая, включается в тексты массмедиа. Носителем этой идеологии становится журналистика. В данном случае журналистика сама выступает как явление контркультуры. Отмеченная стихийность возникновения экстремистских идеологий только видимая, она объясняется ответной реакцией на внешнее (глобалистское, национальное, государственное, социальное, классовое и т. д.) угнетение (или угнетение, воспринимаемое как внешнее). Конспирологическая природа экстремизма непосредственно отражается на инструментальном использовании массмедиа экстремистскими организациями. Они используют для своих целей прежде всего Интернет, который, во-первых, дает возможность обращаться к огромной аудитории для пропаганды своих целей и идеологии, во-вторых, позволяет мобильно обмениваться информацией, в-третьих, в наименьшей степени подвержен контролю со стороны внешних сил.

Во-вторых, экстремизм проявляет себя в связи с объектом отображения в массмедиа, когда в силу определенных обстоятельств происходит героизация радикалов в истории и современности, по каналам СМИ ведется массированный показ актов насилия. В этом случае носителями идеологии экстремизма становятся СМИ. Журналистика в данном случае проявляет себя в качестве субъекта формирования и объекта отражения общественного мнения. С точки зрения норм господствующей культуры, отвергающей экстремизм, он оценивается как контркультурная девиация, и это положение оформляется в материалах СМИ. Например, если патриотизм как идеологическая категория относится к категории нормы, а космополитизм и шовинизм к категориям девиации, то и различные экстремистские проявления как форму отклоняющегося поведения следует рассматривать в контексте идеологий, апеллирующих к космополитическим и шовинистическим идеям. Сложнее с анализом экстремизма в национальном контексте, так как в данном случае категория культурной нормы не определена и социально не согласована.

В-третьих, позиции экстремизма усиливает информационное сопровождение действий террористов, когда работники СМИ в каждом акте насилия усматривают информационный повод для широкого отображения практики экстремизма и его идеологии. Экстремизм и СМИ зависят друг от друга. Задачи экстремистов, особенно в случаях крайних террористических проявлений, состоят в распространении информации о своих действиях и идеях, в создании социальной нестабильности и атмосферы страха. Средствам массовой информации экстремизм и терроризм необходимы как яркие, привлекающие аудиторию, предоставляющие широкую возможность журналистского самовыражения явления. 

Журналистика в ситуации ценностной дезинтеграции подвергается дисфункции, связанной в том числе и с экстремистским отношением к миру. Субъектом воспроизводства и провоцирования экстремизма является журналистика, ориентированная на удовлетворение массовой аудитории. Отражение межнационального взаимодействия в таких условиях сводится прежде всего к освещению конфликтных ситуаций, к сводкам боевых действий, к акцентированию внимания на потерях сторон, к демонстрации раненых и убитых, к этническому криминалитету.

Оптимальным в нормативном смысле для журналистской деятельности является сочетание принципов национально-культурной идентичности и толерантности, понимаемой как уважение к человеку независимо от его этнического происхождения и принадлежности. В политическом смысле журналистика может выполнять регулятивные, культурные (просветительские и познавательные) функции, способствующие утверждению данных принципов в качестве основ национальной информационной политики.

В Заключении диссертации подводятся общие итоги исследования, формулируются основные выводы.

Положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Монографии

  1. Блохин И. Н. Журналистика в мире национальных отношений: политическое функционирование и профессиональное участие. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008. – 27,4 п. л.

Статьи в периодических изданиях перечня ВАК

  1. Блохин И. Н. Средства массовой информации и предприниматель: формы взаимодействия // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер. 2, 1996, вып. 1. В соавторстве с Кимом М. Н., Сысоевым О. П.  – 0,6 / 0,2 п. л.
  2. Блохин И. Н. Определение категориальных норм национальных отношений в современной журналистике // Известия Уральского государственного университета. Сер. 1, 2007, вып. 21. – 0,8 п. л.
  3. Блохин И. Н. Институциональные и функциональные особенности журналистики в системе национальной политики // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер. 9, 2007, вып. 4, ч. 2. – 0,5 п. л.
  4. Блохин И. Н. Принцип идентичности в журналистской деятельности // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер. 9, 2008, вып. 1, ч. 2. – 0,5 п. л.
  5. Блохин И. Н. Этнологическая культура журналиста // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер. 9, 2008, вып. 2, ч. 2. – 0,5 п. л.
  6. Блохин И. Н. Толерантность как принцип журналистской деятельности // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер. 9, 2008, вып. 3, ч. 1. – 0,5 п. л.
  7. Блохин И. Н. Социальные роли журналиста в освещении национальных отношений // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер. 9, 2008, вып. 4, ч. 2. – 0,5 п. л.
  8. Блохин И. Н. Инегративные функции журналистики в структуре национальных отношений // Известия Алтайского государственного университета. Сер. История. Политология. 2008, вып. 4/5. – 0,4 п. л.

Учебные пособия

  1. Блохин И. Н. Исследования информационных процессов: типовые программы, методики анализа, способы применения. СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 1995. В соавторстве с Кимом М. Н. – 6,5 / 3 п. л.
  2. Блохин И. Н. Социология рынка и маркетинг СМИ // Социология журналистики: очерки методологии и практики: Пособие для студентов вузов по специальности «Журналистика» / Под ред. С. Г. Корконосенко. М.: Гендальф, 1998. 18,8 / 1,5 п. л.
  3. Блохин И. Н. Теория и практика СМИ. Специализация по социологии журналистки. СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 1999. – 3 п. л.
  4. Блохин И. Н. Отражение межнационального взаимодействия в петербургской прессе // Пресса и этническая толерантность: пособие для журналистов / Авт.-сост. и отв. ред. В. К. Малькова. М.: Издательство Национального института прессы, 2000. – 20 / 1 п. л.
  5. Блохин И. Н. Учебная дисциплина «Журналистика в этнокультурном взаимодействии» // Общественные ресурсы образования. Справочник. М.: Издательство «Международный социально-экологический союз», 2003.  – 0,2 п. л.
  6. Блохин И. Н. Журналистика в этнокультурном взаимодействии: Учеб. пособие. СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 2003. – 11,25 п. л.
  7. Блохин И. Н. Журналистика в этнокультурном взаимодействии: Методические указания для студентов специальности и направления «Журналистика». СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 2003. – 0,75 п. л.        
  8. Блохин И. Н. Политическая журналистика: Методические указания для студентов специальности и направления «Журналистика». СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 2003. В соавторстве с Сидоровым В. А. – 0,75 / 0,3 п. л.
  9. Блохин И. Н. Произведение политической журналистики. Методика исследования политической журналистики // Журналистика в мире политики: исследовательские подходы и практика участия / Ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб.: Издательство Михайлова В. А., 2004. – 28 / 5 п. л.
  10. Блохин И. Н. Социологические исследования аудитории и рынка СМИ // Социология журналистики: Учеб. пособие / Под ред. С. Г. Корконосенко. М.: Аспект Пресс, 2004. – 20 / 2,5 п. л.
  11. Блохин И. Н. Аудитория деловой журналистики: Учебно-методический комплекс. СПб.: СПбГУ, 2007. – 2,2 п. л.

Статьи и материалы

  1. Блохин И. Н. Реформа и динамика общественного мнения населения Читинской области // Общественное мнение населения Читинской области: Монография. Чита: Издательство Читинского государственного педагогического института имени Н. Г. Чернышевского, 1994. – 4 / 0,5 п. л.
  2. Блохин И. Н. Эксперимент в социологических исследованиях аудитории СМИ // Социологическое обеспечение деятельности СМИ: Материалы межвузовского научно-практического семинара / Под ред. С. Г. Корконосенко. СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 1995. – 0,2 п. л.        
  3. Блохин И. Н. Социальный стандарт и предпринимательство // Журналистика и культура: Тезисы научно-практической конференции. Часть 2 / Отв. ред. Г. В. Жирков. СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 1995. – 0,3 п. л.        
  4. Блохин И. Н. Интеллигенция в информационном поле // Журналистика – ХХ век: эволюция и проблемы: Тезисы научно-практической конференции / Отв. ред. Г. В. Жирков. СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 1996. – 0,2 п. л.
  5. Блохин И. Н. Использование результатов социологических исследований в СМИ // Журналистика и социология – 95: Материалы научно-практического семинара / Ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб. – Новгород, 1996. – 0,4 п. л.        
  6. Блохин И. Н. Проблемы информационного обеспечения предпринимательской деятельности // Средства массовой информации в современном мире: Тезисы научно-практической конференции / Отв. ред. В. И. Коньков. СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 1997. – 0,2 п. л.        
  7. Блохин И. Н. Исследования аудиторий радиостанций: проблемы и перспективы // Электронные СМИ: технология сотрудничества. СПб., 1997. – 0,6 п. л.
  8. Блохин И. Н. Новые журналисты и старая культура // Журналистика и социология – 96. О чем молчит аудитория?: Материалы научно-практического семинара / Ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб.: СПбГУ, 1997. – 0,5 п. л.        
  9. Блохин И. Н. Игра без правил (массовая информация как социальная драматургия) // Средства массовой информации в современном мире: Тезисы научно-практической конференции / Отв. ред. В. И. Коньков. СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 1998. – 0,2 п. л.        
  10. Блохин И. Н. Цель и результат в журналистской деятельности // Журналистика и социология – 97. Журналист: личность, должность, долг: Материалы научно-практического семинара / Ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб.: СПбГУ, 1998. – 0,5 п. л.
  11. Блохин И. Н. Социокультурные группы в составе петербургской аудитории СМИ // Средства массовой информации в современном мире: Тезисы научно-практической конференции / Отв. ред. В. И. Коньков. СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 1999. – 0,2 п. л.        
  12. Блохин И. Н. Современная культура и тенденции развития прессы. // Журналистика и социология – 98. Журналистика в условиях общественного кризиса: Материалы научно-практического семинара / Ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб.: СПбГУ, 1999. – 0,6 п. л.
  13. Блохин И. Н. Отражение этнокультурного взаимодействия в прессе как предмет анализа // Средства массовой информации в современном мире: Тезисы научно-практической конференции / Отв. ред. В. И. Коньков. СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 2000. – 0,2 п. л.
  14. Блохин И. Н. Социокультурное содержание современной журналистики // Журналистика и социология, 90-е годы: Монографический сборник статей / Ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб.: СПбГУ, 2001. – 1,2 п. л.        
  15. Блохин И. Н. Изучение роли телевидения в формировании этнических стереотипов // Средства массовой информации в современном мире: Тезисы научно-практической конференции / Отв. ред. В. И. Коньков. СПб.: Факультет журналистики СПбГУ, 2001. – 0,2 п. л.        
  16. Блохин И. Н. Интерпретация как метод определения объекта // Журналистика и социология – 2000. Журналистика как массовая коммуникация: Материалы научно-практического семинара / Ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб.: СПбГУ, 2001. – 0,5 п. л.
  17. Блохин И. Н. Сатирические жанры и проблемы публицистики // Невский наблюдатель. 2001. № 1 (6). – 0,2 п. л.
  18. Блохин И. Н. Теория журналистики и политология: направления взаимодействия // Журналистика и социология – 2001. Политология журналистики: Материалы научно-практического семинара / Ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб.: СПбГУ, 2002. – 0,3 п. л.        
  19. Блохин И. Н. Нарушение принципов этнической толерантности в телевизионной практике // Средства массовой информации в современном мире: Материалы межвузовской практической конференции / Отв. ред. В. И. Коньков. СПб.: Издательство СПбГУ, 2002. – 0,2 п. л.        
  20. Блохин И. Н. Применение контент-анализа в изучении межэтнической напряженности // Измерение социальной напряженности: теория, методология и методика исследования: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. СПб.: Издательство РГПУ им. А.И. Герцена, 2002. – 0,5 п. л.        
  21. Блохин И. Н. Толерантность как норма журналистской деятельности (из опыта исследований этнических стереотипов и образов в материалах отечественных СМИ) // Толерантность. Журналистика, политика, культура: Материалы межфакультетского теоретического семинара / Ред.-сост. С. М. Виноградова, С. Г. Корконосенко. СПб.: СПбГУ, 2003. – 1 п. л.        
  22. Блохин И. Н. Проблемы определения предмета социологии журналистики // Средства массовой информации в современном мире: Материалы межвузовской практической конференции / Отв. ред. В. И. Коньков. СПб.: Роза мира, 2004. – 0,2 п. л.
  23. Блохин И. Н. Признаки социологической культуры в журналистской деятельности // Журналистика и социология – 2003. Журналистика в перспективе социологической культуры: Материалы научно-практического семинара / Ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб.: Роза мира, 2004. – 0,5 п. л.        
  24. Блохин И. Н. Журналистика в условиях межэтнической конфликтности // Проблемы самоопределения современной культуры: глобальное, региональное, национальное в современных социокультурных процессах. Сборник научных трудов / Под ред. Н. В. Тишуниной. СПб.: Янус, 2004. – 1 п. л.        
  25. Блохин И. Н. Аудитория журналистики: от реального к идеальному // Журналистика и социология – 2004. Культура общества и достоинство журналистики: Материалы научно-практического семинара / Ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб.: Роза мира, 2005. – 0,5 п. л.
  26. Блохин И. Н. Высшее журналистское образование в России и США. Сравнительная характеристика // Преподаем журналистику: взгляды и опыт / Ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб.: Роза мира, 2006. – 1 п. л.
  27. Блохин И. Н. Тенденции эволюции журналистской профессии // Журналистика и социология – 2005. Социальная эволюция журналистской профессии: Материалы научно-практического семинара / Ред.-сост. И. Н. Блохин. СПб.: Роза мира, 2006. – 0,5 п. л.
  28. Блохин И. Н. Политическое измерение журналистики // Журналистика в мире политики: поиски назначения: Материалы секционного заседания конференции «Дни Петербургской философии – 2005» / Ред.-сост. С. Г. Корконосенко. В. А. Сидоров. СПб.: СПбГУ, 2006. – 0,7 п. л.        
  29. Блохин И. Н. Журналистика в пространстве национальных интересов // Экстремизм и средства массовой информации: Материалы Всероссийской научно-практической конференции / Под ред. В. Е. Семенова. СПб.: Астерион, 2006. – 0,5 п. л.        
  30. Блохин И. Н. Референтные группы как инструмент и объект журналистского контроля // Журналистика в мире политики: гуманистическое измерение: Материалы секционного заседания конференции «Дни Петербургской философии – 2006» / Ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб.: СПбГУ, 2007. – 1 п. л.
  31. Блохин И. Н. Социальные роли журналиста в межкультурном взаимодействии // Журналистика и мир культуры: Материалы научно-практического семинара «Журналистика и мир – 2006» / Ред.-сост. М. Н. Ким. СПб.: СПбГУ, 2007. – 0,4 п. л.
  32. Блохин И. Н. Этнологическая культура в профессиональной квалификации журналиста // СМИ и межнациональное взаимодействие: Материалы научно-практической конференции. СПб.: СПбГУ, 2007. – 0,5 п. л.
  33. Блохин И. Н. Антропология журналистики: интерпретации, основания, действующие лица // Теория журналистики: в поисках смысла, структуры и назначения / Ред.-сост.М. Н. Ким. СПб.: СПбГУ, 2007. – 1,5 п. л.
  34. Блохин И. Н. Журналистика как идеологическая деятельность в условиях глобализации // Журналистика России и КНР: перспективы дружбы и сотрудничества. Сборник материалов международного научно-практического семинара «Век информации» / Науч. ред. С. А. Михайлов. СПб.: СПбГУ, 2008. – 0,8 п. л.
  35. Блохин И. Н. Социальные характеристики аудитории как основание типологии периодической печати // Средства массовой информации в современном мире. Петербургские чтения: Тезисы межвузовской научно-практической конференции / Отв. ред. В. И. Коньков. СПб.: Роза мира, 2008. – 0,2 п. л.
  36. Блохин И. Н. Журналист как источник информации в публикациях СМИ, посвященных межкультурному взаимодействию // Журналистика и мир образования: Матер. науч.-практ. семинара «Журналистика и мир – 2007» 6 декабря 2007 г. / Ред.-сост. М. Н. Ким. СПб.: Роза мира, 2008. – 0,4 п. л.
  37. Блохин И. Н. Функции журналистики в сфере национальных отношений // Ценностное содержание журналистики: Культура социальных отношений и межкультурное взаимодействие в обществе: Матер. науч.-практ. конфереренции / Ред.-сост. В. А. Сидоров. СПб.: Роза мира, 2008. – 0,5 п. л.
  38. Блохин И. Н. Журналистика как функциональная система // Теория журналистики: анализ концепций: сб. статей / Ред.-сост. М. Н. Ким. СПб.: Ф-т журн. СПбГУ, 2008. – 0,7 п. л.
  39. Блохин И. Н. Этнополитический имидж России в структуре внешнего имиджа страны // Имидж государства / региона: современные подходы: новые идеи в теории и практике коммуникации: сб. науч. трудов. Вып. 3 / отв. ред. Д. П. Гавра. СПб.: Роза мира, 2009. – 0,8 п. л.
  40. Блохин И. Н. Профессиональные роли журналиста в системе информационного взаимодействия // Средства массовой информации в современном мире. Петербургские чтения: Тезисы межвузовской научно-практической конференции / Отв. ред. В. И. Коньков. СПб.: Роза мира, 2009. – 0,2 п. л.        

1 См.: Грабельников А. А. Русская журналистика на рубеже тысячелетий: Итоги и перспективы. М., 2000; Дзялошинский И. М. Российский журналист в посттоталитарную эпоху. М., 1996; Киричек П. Н. Публицистика и политология: Природа альянса. Саранск, 1995; Корконосенко С. Г. Печать, управление и самоуправление. Тула, 1992; Короченский А. П. «Пятая власть»?: Феномен медиакритики в контексте информационного рынка. Ростов н/Д., 2002; Мансурова В. Д. Журналистская картина мира как фактор социальной детерминации. Барнаул, 2002; Мельник Г. С. Mass Media: Психологические процессы и эффекты. СПб., 1996; Мисонжников Б. Я. Феноменология текста (соотношение содержательных и формальных структур печатного издания). СПб., 2001; Киричек П. Н., Потапов П. Ф. Печать и этнос. Саранск, 2005; Прохоров Е. П. Журналистика и демократия. М., 2004; Сидоров В. А. Политическая культура средств массовой информации. М., 1994.

2 См.: Диагностика толерантности в средствах массовой информации / Под ред. В. К. Мальковой. М., 2002; Малькова В. К., Тишков В. А. Этничность и толерантность в средствах массовой информации. М., 2002; Верховский А. М., Кожевникова Г. В. Этническая и религиозная интолерантность в российских СМИ: Результаты мониторинга 2001 – 2004 гг. Stuttgart, 2005; Язык вражды против общества / Сост. А. Верховский. М., 2007.

3 См.: Волков Е. А. Информатизация управления. М., 1990; Воробьев А. М. Средства массовой информации как фактор формирования гражданского общества: процесс, тенденции, противоречия. Екатеринбург, 1998; Панарин И. Н. Информационно-психологическое обеспечение национальной безопасности России. М., 1997; Шкондин М. В. Система средств массовой информации: (Основы организации и характер структурной трансформации в условиях реформирования общества). М., 2000.

4 См.: Аннакурдов М. Д. К истории коммунистической печати в Туркменистане. Ашхабад, 1958; Барсегян Х. А. История армянской большевистской периодической печати. 1900 – 1920. Ереван, 1958; Булацев Х. С. Пионеры провинциальной печати. Л., 1981; Бутенко Н. И. Создание киргизской национальной печати. Фрунзе, 1960; Ватейшвили Д. А. Рабочая печать Грузии 1910 – 1914 гг. Тбилиси, 1963; Дондоков Б. Ц. Возникновение и развитие партийно-советской печати Бурятии (1918-1937 гг.). Улан-Удэ, 1960; Жвания Г. К. Большевистская печать Закавказья до первой русской революции и в период революции. Тбилиси, 1984; Местная и национальная печать: Вопросы истории, методологии / Отв. ред. Г. Э. Кучерова. Ростов-н/Д., 1983; Овсепян Р. П. Советская многонациональная печать. М., 1968; Хоруев Ю. В. Печать Терека и царская цензура. Орджоникидзе, 1971.

5 См.: Аракелян Ф. А. Иноэтническая пресса в России: По материалам армянской печати. СПб., 2004; Богатова О. А. Гармонизация межэтнических отношений в региональном социуме. Саранск, 2003; Мишанин Ю. А. Этнокультура Мордвы в журналистике России XIX – нач. XX в. Саранск, 2001; Овсепян Р. П. История новейшей отечественной журналистики. М., 1999; Станько А. И. Журналистика Дона и Северного Кавказа. Ростов н/Д., 1990; Таказов В. Д. Журналистика и литературный процесс в Осетии (вторая половина XIX – начало XX в.). СПб., 1998; Якимов О. Д. Печать национальных регионов Сибири и Дальнего Востока: От возникновение до наших дней. Новосибирск, 2000.

6 См.: Виноградова С. М. Западные теории в контексте социально-политического развития африканского общества. СПб., 1993; Власов А. И. Политические манипуляции: История и практика средств массовой информации США. М., 1982; Вороненкова Г. Ф. Путь длиною в пять столетий: от рукописного листка до информационного общества: Национальное своеобразие средств массовой информации Германии: (Исторические предпосылки, особенности становления и эволюция, типологические характеристики, структура, состояние на рубеже тысячелетий). М., 1999; Михайлов С. А. Мировые тенденции и национальные особенности в современной зарубежной журналистике. СПб., 2002; Пую А. С. Журналистика Франции: плюрализм и этатизм. СПб., 2003; Соколов В. С. Периодическая печать Франции. СПб., 1996.

7 См.: Абдеев Р. Ф. Философия информационной цивилизации. М., 1994; Абдулатипов Р. Г. Этнополитология. СПб., 2004; Агеев В. С. Межгрупповое взаимодействие: Социально-психологические проблемы. М., 1990; Арутюнов С. А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие. М., 1989; Ачкасов В. А. Этнополитология. СПб., 2005; Боброва Е. Ю. Основы исторической психологии. СПб., 1997; Бороноев А. О. Основы этнической психологии. СПб., 1991; Бромлей Ю. В. Этносоциальные процессы: теория, история, современность. М., 1987; Грушин Б. А. Массовое сознание: Опыт определения и проблемы исследования. М., 1987; Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1990; Девятко И. Ф. Методы социологического исследования. Екатеринбург, 1998; Добреньков В. И., Кравченко А. И. Методы социологического исследования. М., 2004; Дробижева Л. М. Демократизация и образы национализма в Российской Федерации 90-х годов. М., 1996; Здравомыслов А. Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. М., 1999; Ильин В. В., Панарин А. С., Бадовский Д. В. Политическая антропология. М., 1995; Ионин Л. Г. Социология культуры. М., 1996; Исламшина Т. Г. Этнические ценности полиэтнического общества. Казань, 1996; Каган М. С. Философия культуры. СПб., 1996; Капитонов Э. А. Социология ХХ века. Ростов-на-Дону, 1996; Лурье С. В. Историческая этнология. М., 1997; Мелюхин И. С. Информационное общество. М., 1999; Поршнев Б. Ф. Социальная психология и история. М., 1979; Прохожев А. А. Национальная безопасность, основы теории, сущность, проблемы. М., 1995; Сикевич З. В. Социология и психология национальных отношений. СПб., 1999; Солдатова Г. У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998; Тишков В. А. Этнология и политка. М., 2001; Чебоксаров Н. Н., Чебоксарова И. А. Народы. Расы. Культуры. М., 1985.

8 Андерсон Б. Воображаемые сообщества: Размышления об истоках и распространении национализма, 2001; Барт Р. Избранные работы: Cемиотика. Поэтика. М., 1994; Бурдье П. Социология социального пространства. М., СПб., 2007; Дейк Т. А. ван. Расизм и язык. М., 1989; Леви-Строс К. Структурная антропология. М., 2008; Маклюен М. Понимание медиа: внешние расширения человека. М., 2003; Маркузе Г. Одномерный человек. М., 1994; Мертон Р. К. Социальная теория и социальная структура. М., 2006; Моль А. Социодинамика культуры. М., 1973; Сервье Ж. Этнология. М., 2004; Тейяр де Шарден П. Феномен человека. М., 1987; Турен А. Возвращение человека действующего. М., 1998; Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990; Фуко М. Археология знания, 2004; Хабермас Ю. Вовлечение другого: Очерки политической теории. СПб., 2001; Хейзинга Й. Homo ludens: В тени завтрашнего дня. М., 2004; Хоркхаймер М., Адорно Т. Диалектика Просвещения: Философские фрагменты. М., СПб., 1997; Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996; Юнг К. Г. Душа и миф: шесть архетипов. Киев, 1997.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.