WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ПаШКИНА ЮЛИЯ ВИКТОРОВНА

ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКИЙ НАДЗОР  И  КОНТРОЛЬ

ПРИ ЗООНОЗАХ  В  ПОВОЛЖСКОМ РЕГИОНЕ

  16.00.03 – ветеринарная микробиология,

  вирусология, эпизоотология,

  микология с микотоксикологией

и иммунология.

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора ветеринарных наук

Н. Новгород – 2007

Работа выполнена на кафедре эпизоотологии и инфекционных болезней ФГОУ ВПО «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия»,  в хозяйствах, ветеринарных лабораториях, на станциях по борьбе с болезнями животных Волгоградской, Астраханской, Нижегородской и других областей Нижнего и Среднего Поволжья.

Научный консультант:

Заслуженный деятель науки РФ,

доктор ветеринарных наук, профессор,

член-корреспондент РАСХН                 В.В. Сочнев

Официальные оппоненты:

доктор ветеринарных наук, профессор                 Р.Е. Ким

               

заслуженный деятель науки РФ,

доктор ветеринарных наук, профессор  К.В. Шумилов  

доктор биологических наук, профессор Н.А. Рыбакова

Ведущая организация ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины»

Защита состоится « » февраля 2007 г. на заседании диссертационного совета Д 220.047.02 при ФГОУ ВПО «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия» (603107, г. Н. Новгород, пр. Гагарина, д. 97).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НГСХА (603107, Н.Новгород, пр. Гагарина, д. 97).

Автореферат разослан  « 5 » января 2007  г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор биологических наук, профессор       Н.Г. Горчакова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность проблемы. Реструктуризация сельскохозяйственного производства России неоднозначно отразилась на эпизоотическом состоянии животноводства и на эффективности противоэпизоотических мероприятий. Разработанные для социалистического строя и традиционно используемые системы противоэпизоотического обеспечения животноводства в современных условиях оказались недостаточно действенными и надежными. В ряде субъектов Федерации возросли эпизоотическая и эпидемическая значимость зоонозных болезней, участились рецидивы хронических болезней животных.

       К числу опасных зоонозов в РФ продолжают относиться бешенство, бруцеллез и лептоспироз, более того - за последние годы в ряде регионов усложнилась эпизоотическая ситуация по этим зоонозам, выявлены регионы с их территориальной приуроченностью.

       Последние 50 лет ознаменовались в мире интенсивным развитием методологии в эпидемиологии и эпизоотологии, в систему противоэпидемических и противоэпизоотических мероприятий включены эпидемиологический и эпизоотический надзор. Уделяется должное внимание совершенствованию эпизоотологической диагностики и эпизоотологического надзора при зоонозах  [И.А. Бакулов, 1986; С.И. Джупина, 1983, 1991; В.П. Урбан, 1998; В.В. Макаров, 1999; В.В. Сочнев, 1998; А.М. Смирнов, 2004; и др.].

       Сложилось мнение о необходимости рассматривать заразные болезни животных не как случайное явление, а как отражение фило- и онтогенетически обусловленных взаимоотношений между популяциями макро- и микроорганизмов [В.В. Макаров, 1999].

       Весьма актуальными для ветеринарной науки являются разработка и внедрение карт эпизоотологического надзора при зоонозах, особенностями которых являются специфичность и системный подход к конкретной нозоединице, как к сформировавшейся и функционирующей паразитарной системе. Однако комплексный подход не всегда реализуется в практической ветеринарии.

       По данным международных ветеринарных организаций, бешенство, бруцеллез и лептоспироз включены в группу трансмиссибельных болезней, имеющих существенное значение в области общественной экономики и здравоохранения в пределах конкретных стран мира, а также в организации международной торговли животными и животноводческими продуктами. В настоящее время эти зоонозы определяют эпизоотическое и эпидемическое состояние во многих странах мира, в т. ч. и в России, а в последние годы эпизоотическая ситуация по рабической инфекции приобрела тенденцию к усложнению. Активизируются аутохтонные и формируются антропургические очаги этой инфекции.

       Несмотря на проводимые мероприятия в стране ограничить распространение рабической болезни, полностью ликвидировать бруцеллез и лептоспироз животных на территории конкретных субъектов РФ до сих пор не удалось, а многие аспекты функционирования паразитарных систем бешенства и бруцеллеза до сих пор остаются недостаточно изученными  [В.А. Седов, 1972; В.Ю. Литвинов, 1999; Н.А. Хисматуллина, 1999,2001; Н.В. Филиппов, 2001; В.В. Недосеков,  К.Н. Груздев, 2000; В.В. Макаров, В.А. Ведерников, С.И. Джупина, 2002; В.М. Авилов, В.В. Сочнев и др., 2004].

       Широкое распространение бешенства, бруцеллеза и лептоспироза в регионах Среднего и Нижнего Поволжья, а также потребность совершенствования системы антирабических, противобруцеллезных и противолептоспирозных мероприятий определили выбор темы и направления наших исследований.

       Цель работы: изучить особенности формирования и функционирования паразитарных систем бруцеллеза, лептоспироза и бешенства в конкретных эколого-географических зонах и хозяйственно-технологических условиях Среднего и Нижнего Поволжья и на этой основе усовершенствовать систему противобруцеллезных, противолептоспирозных и антирабических мероприятий в условиях региона.

       Задачи исследований:        

  1. Изучить эколого-биологические, природно-хозяйственные и социальные условия и предпосылки формирования инфекционных паразитарных систем зоонозов в условиях Нижнего и Среднего Поволжья  и особенности формирования нозологического профиля заразной патологии животных.
  2. Изучить роль и место бруцеллеза, лептоспироза и бешенства в формировании заразной патологии животных в конкретных субъектах РФ, территориальные, временные и популяционные границы их эпизоотического проявления.
  3. Изучить эпизоотологическую географию бруцеллезной инфекции  в условиях Нижнего Поволжья и основные факторы, поддерживающие функционирование этой инфекционной паразитарной системы в популяции крупного рогатого скота  в свежих, действующих и затухающих эпизоотических очагах.
  4. Изучить эпидемическую проекцию бруцеллезной инфекции и определить группы ее риска в конкретных условиях места и времени.
  5. Научно обосновать и разработать для изучаемого региона систему эпизоотологического контроля и критерии оценки его качества при рабической инфекции.
  6. Усовершенствовать систему эпизоотологического контроля при бруцеллезе в зонах минимального, среднего и повышенного риска, в том числе и на завершающем этапе оздоровления.
  7. Оптимизировать и научно обосновать систему противолептоспирозных мероприятий в условиях изучаемого региона.

Научная новизна. Впервые в сравнительном аспекте и в динамике изучены  эпизоотическое проявление паразитарных систем зоонозов (рабической инфекции, бруцеллеза и лептоспироза), их роль и место в формировании нозологического профиля заразной патологии животных, основные факторы экологического и хозяйственно-технологического воздействия на их территориальные, временные и популяционные границы.

Определена разрешающая способность комплексной диагностики и противоэпизоотическая эффективность усовершенствованной системы эпизоотологического контроля при рабической, бруцеллезной и лептоспирозной инфекциях животных в зонах с различной степенью их риска.

Практическая ценность. Теоретически обосновано и практически доказано, что эпизоотический процесс при конкретных зоонозах (бешенстве, лептоспирозе и бруцеллезе)  является управляемым. Разработаны и предложены для науки и практической ветеринарии схемы-модели эпизоотологического контроля территориальных, временных и популяционных границ этих зоонозов с указанием алгоритмов для характеристики степени их риска.

Разработаны схемы-модели противоэпизоотических мероприятий для зон с различной степенью риска бруцеллеза и бешенства животных.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  1. Бешенство, лептоспироз и бруцеллез – важные составляющие нозологического профиля заразной патологии животных в изучаемом регионе.
  2. Бруцеллез, лептоспироз и бешенство – эволюционно сформировавшиеся экологические (паразитарные) системы, отличаются выраженными временными, территориальными и популяционными границами, территориальной приуроченностью (энзоотичностью) и полигостальностью.
  3. Эпизоотическое проявление рабической, бруцеллезной и лептоспирозной инфекций отличается специфическим механизмом передачи возбудителя, периодичностью и сезонными эпизоотическими надбавками.
  4. Эффективность эпизоотологического контроля при зоонозах находится в прямой зависимости от комплексности противоэпизоотических мероприятий, направленных на источник возбудителя, разрушение механизма его передачи и восприимчивых животных (хозяев возбудителя), а также от степени риска их эпизоотического проявления.
  5. Система эпизоотологического контроля бруцеллеза крупного рогатого скота на завершающем этапе оздоровления субъекта Федерации дополнительно должна включать: диагностику (провокацию) латентных его форм в популяции хозяев, экстренную профилактику инфекций, обусловленных микроорганизмами, имеющими антигенное родство с бруцеллами.

Пути реализации результатов исследований. Результаты проведенных исследований могут быть использованы при совершенствовании системы эпизоотологического контроля при зоонозах в других регионах РФ, в организации учебного процесса при подготовке и переподготовке специалистов ветеринарной профессии.

Апробация работы. Тема диссертационной работы, методологические подходы, направления и результаты исследований доложены и обсуждены на заседаниях методической комиссии и совета ветеринарного факультета Нижегородской Государственной сельскохозяйственной академии (2001-2006 гг.), на научной конференции, посвященной 70-летию НГСХА (сб. трудов: «Ветеринария на рубеже веков» - Н. Новгород, 2001 г.), на международном симпозиуме «Стратегия развития сельского и лесного хозяйства, сферы услуг в РФ  и мире» (Н. Новгород, 2003 г.), на научно-практической конференции «Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях (Н. Новгород, 2004 г.), на региональной научно-практической конференции « Проблемы современной ветеринарии» (Н. Новгород, 2005 г.), на заседании УМО и Департамента образования и кадровой политики МСХ РФ (М., 2002 г.), на научно-практической конференции, посвященной 75-летию НГСХА и 30-летию ветеринарного факультета (Н. Новгород, 2005 г.), на заседании редакционного Совета журнала «Ветеринарная Патология» (М., 2005, 2006 гг.), на совещании ветеринарных специалистов Волгоградской области (2004, 2005 гг.), на межкафедральном заседании профессорско-преподавательского состава ветеринарного факультета НГСХА (Н. Новгород, 2006-2007 гг.).

Результаты исследований опубликованы в 50 научных статьях, в т. ч. 13 в центральных изданиях, рекомендованных ВАК РФ  для публикации материалов докторских диссертаций. Приоритет результатов исследований защищен 3 патентами РФ на изобретение. Результаты исследований опубликованы в монографии «Эпизоотологический надзор при бруцеллезе в условиях Европейской части РФ», рекомендованной Минсельхозом РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений по специальности «Ветеринария» (Н. Новгород, 2003 г.).

Внедрение

Результаты  исследований под авторским надзором с положительным эффектом внедрены в животноводческих хозяйствах и ветеринарных учреждениях 33 районов Волгоградской, а также в Астраханской и Нижегородской областях.

Подготовлены, рассмотрены и рекомендованы к внедрению научно обоснованные схемы-модели  эпизоотологического контроля при рабической и бруцеллезной инфекции в зонах с различной степенью их риска (Н. Новгород, Волгоград, 2001, 2005 гг.).

Результаты  исследований вошли:

- в комплект научно-технической документации на изготовление и применение в ветеринарии антимикробного препарата широкого спектра действия «МИГСТИМ» (рассмотрено и одобрено Фармкомиссией ФГОУ ВГНКИ 05.09.2005 г.; утверждено федеральной службой Россельхознадзора  30.12.2006 г., рег. № ПВР – 2 – 1.5./01453);

- в наставление по применению вакцины «Синраб» для оральной иммунизации диких плотоядных (утв. Департаментом ветеринарии МСХ РФ 26. 01.2004 г.);

- во временные наставления по применению антигена БИВ для провокации  скрытых (латентных) форм бруцеллезной инфекции в популяции крупного рогатого скота (утв. ректором ФГОУ ВПО НГСХА, 2006 г.); препарата «ФИТОСТИМ» (утв. Комитетом Госветнадзора Нижегородской области, 22.12.2005.); препарата «ФИТОСОЛ» (утв. Комитетом Госветнадзора Нижегородской области, 23.12.2005.).

Структура диссертации.  Диссертация изложена на 415 страницах компьютерного текста, состоит из введения, обзора специальной литературы, собственных исследований и обсуждения их результатов, выводов и рекомендаций производству. Диссертация иллюстрирована 75 таблицами и 76 рисунками. Список использованной литературы включает 531 источник, в т.ч. 132 иностранных авторов.

Собственные исследования

Материалы, методы и объемы исследований

Работа выполнялась с 2000 по 2006 г. на кафедре эпизоотологии и инфекционных болезней ФГОУ ВПО «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия», в хозяйствах, ветеринарных лабораториях, на станциях по борьбе с болезнями животных Волгоградской, Астраханской, Нижегородской и других областей Нижнего и Среднего Поволжья.

С целью изучения эпизоотического проявления инфекционных и инвазионных паразитарных систем, совершенствования системы эпизоотологического контроля при наиболее распространенных зоонозных болезнях животных были проанализированы:

- данные, полученные автором во время проведения эпизоотологических экспериментов и осуществления эпизоотологического надзора и контроля за функционированием инфекционных паразитарных систем в изучаемых субъектах Федерации;

- статистические обзоры и официальные отчеты управлений (отделов) ветеринарии администраций Волгоградской и других областей РФ, Департамента ветеринарии МСХ РФ, районных станций по борьбе с болезнями животных, областных и районных ветлабораторий, областных Центров Госсанэпиднадзора (территориальных управлений федеральной службы Роспотребнадзора), управлений охотничьих хозяйств, ЦСУ за период с 1988 по 2006 г.;

-  материалы клинико-эпизоотологических обследований эпизоотических очагов зоонозных болезней животных и комиссионных экспертных оценок эпизоотической ситуации в конкретных условиях места и времени;

- результаты лабораторных исследований специментов от животных различных видов, проведенных по нашей просьбе в областных и районных ветлабораториях в разрезе административных районов отдельных субъектов Федерации Среднего и Нижнего Поволжья;

- результаты исследований специментов от диких животных, от людей, выполненных по нашей просьбе в специализированных лабораториях ВНИИЗЖ, ООИ Центров Госсанэпиднадзора Волгоградской и других областей РФ;

- материалы и протоколы заседаний Всероссийских и региональных экспертных комиссий по периодической оценке эпизоотической и эпидемической обстановки по зоонозам в условиях агропромышленного комплекса и урбанизированных территорий;

- материалы и прогнозы охотоведческих и природоохранных организаций по определению и регулированию численности диких животных - возможных резервуаров возбудителей терионозов в изучаемых регионах;

- материалы республиканских и региональных научно-практических конференций и семинаров по зоонозной патологии животных, в том числе и по бруцеллезу, лептоспирозу и рабической инфекции;

  -  изучена ветеринарная отчетность по зоонозным болезням животных в хозяйствах, акционерных обществах, ассоциациях фермерских и крестьянских хозяйств Волгоградской, Астраханской, Нижегородской и других областей изучаемого региона.

Проведен ретроспективный эпизоотологический анализ и оценка показателей эпизоотического проявления экологических паразитарных систем бруцеллеза, лептоспироза и рабической инфекции во всех экономических районах РФ, в субъектах Федерации, входящих в состав Среднего и Нижнего Поволжья, а также в условиях хозяйств и районов Волгоградской и Астраханской областей.

В ходе работы проведен ретроспективный анализ противоэпизоотической и противоэпидемической эффективности противобруцеллезных, противолептоспирозных и антирабических мероприятий в условиях Волгоградской, Астраханской, Нижегородской и других областей Нижнего и Среднего Поволжья.

В работе использован комплексный эпизоотологический подход, разработанный В.П. Урбаном с соавторами, включающий методы эпизоотологической диагностики (описательно-исторический, эпизоотологическая статистика, эпизоотологическое обследование), бактериологический и иммунологический ана­лизы, экспериментальные исследования, а также методы современной прогностики (фактография, экс­пертные оценки, прямая, косвенная и инверсивная верификация) и статистические методы контроля качества по Хитоси Кумэ (1990).

Для серологической диагностики бруцеллеза использовали классические PA и РСК с единым бруцеллезным антигеном в соответствии с методическими указаниями по лабораторной диагностике бруцеллеза, РБП с цветным антиге­ном, РИД с ОПС-антигеном по методике ИЭВС и ДВ (В.М. Чекишев). 

Бактериологические исследования биологического материала от животных проводили в соответствии с наставлением по диагностике бруцеллеза, биологическое моделирование бруцеллезной инфекции - на интактных морских свинках живой массой 350 - 400 г. Идентификацию изолятов бруцелл осуществляли на базе СКЗНИВИ и Волгоградской облветлаборатории по методике, одобренной ФАО/ВОЗ.

Анализ производственных испытаний противобруцеллезных мероприятий, в т.ч. с применением противобруцеллезных вакцин,  проводили в хозяйствах с различной эпизоотической обстановкой по бруцеллезу. Вакцину БИВ (антиген БИВ для провокации латентных форм бруцеллезной инфекции) использовали в строгом соответствии с временным наставлением по ее применению.

Эпизоотологический мониторинг за эпизоотическим состоянием по бруцеллезу осуществляли на основе серологических и бактериологических исследований на бруцеллез биоматериала от животных благополучных и оздоравливаемых от бруцеллеза стад, ферм, хозяйств и райо­нов. Одновременно проводили комплекс ветеринарно-санитарных и организа­ционно-хозяйственных мероприятий, направленных на разрушение сформиро­вавшегося в условиях изучаемого региона механизма передачи возбудителя бруцеллезной инфекции.

С целью разработки и осуществления эпизоотологической диагностики зоонозов проведены эпизоотологический анализ и оценка показателей экологических паразитарных систем зоонозов на экосистемном уровне путем оперативного и ретроспективного анализа, эпизоотологического мониторинга и точечного скрининга среди домашних животных и в дикой природе.

Для выявления причинно-следственных механизмов эпизоотического проявления паразитарных систем бруцеллеза, лептоспироза и бешенства провели многофакторный анализ.

С целью уточнения тенденций социально-экономической значимости паразитарных систем зоонозов провели оценку влияния степени взаимодействия популяций возбудителя и их хозяев в различных природно-климатических и хозяйственно-технологических условиях на функционирование паразитарных систем. Проанализирована эффективность противоэпизоотических мероприятий в природных (аутохтонных) и антропургических эпизоотических очагах рабической инфекции.

Тенденцию многолетней и годовой динамики территориальных, временных, популяционных и межпопуляционных границ функционирования паразитарных систем бруцеллеза, лептоспироза и бешенства изучали с использованием ретроспективного эпизоотологического анализа, фактографии, экспертных оценок, прямой, косвенной и инверсивной верификации.

Для эпизоотологической диагностики границ паразитарной системы рабической инфекции провели сравнительную оценку использования  в производственных ветеринарных диагностических центрах методов по прямому обнаружению антигена вируса бешенства, методов выделения вируса бешенства (биопроба, культуры клеток) и обнаружения генома вируса бешенства в специментах от животных различных видов. Проведен анализ испытания орального метода иммунизации диких животных вакциной «Синраб» на территории изучаемого региона.

Эпидемическую проекцию рабической, бруцеллезной и лептоспирозной инфекции изучали совместно со специалистами территориальных управлений федеральной службы Роспотребнадзора в зонах с различной степенью риска этих инфекций, и в частности на территории ряда районов Волгоградской, Астраханской и Нижегородской областей.

В плане совершенствования системы эпизоотологического контроля за эпизоотическим проявлением паразитарных систем бруцеллезной, лептоспирозной и рабической инфекций изучили формирование механизма передачи возбудителя в популяции облигатных, факультативных и тупиковых хозяев, выявили степень их эпизоотической и эпидемической проекции, участвовали в разработке региональных научно-обоснованных систем противоэпизоотических мероприятий по сдерживанию функционирования паразитарных систем бруцеллеза, лептоспироза и бешенства в аутохтонных и антропургических очагах.

Статистическую обработку результатов исследований проводили по Н.А. Плохинскому (1970) и Хитоси Кумэ (1990) с использованием электронно-вычислительной техники «Philips» и «MDC-Control», линейно-графического моделирования и картографирования границ паразитарных систем бруцеллеза, лептоспироза и бешенства по общепринятым в биологии и ветеринарии методам.

Подробное изложение методик конкретных исследований приведено в соответствующих разделах диссертации.

При планировании, методическом обосновании и реализации эпизоотологических экспериментов участвовали и оказывали методическую помощь по отдельным разделам диссертационной работы к. вет. н., зав. эпизоотическим отрядом В.С. Дубинин, начальник управления ветеринарии администрации Волгоградской области, д.вет.н., профессор Н.В. Филиппов, заслуженный деятель науки РФ, д.вет.н., профессор, член-корреспондент РАСХН В.В. Сочнев, которым автор выражает искреннюю признательность и благодарность за методическую помощь и научное сотрудничество.

Результаты исследований

Эколого-биологические, природно-хозяйственные и социальные условия и предпосылки формирования инфекционных паразитарных систем зоонозов в условиях Нижнего и Среднего Поволжья

       Установили, что агропромышленный комплекс в субъектах изучаемого региона является важным сектором экономики, оказывающим существенное влияние на социальное и экономическое их развития, занимая значительную долю в территориальном, трудовом и производственном ресурсах. При весьма низком уровне инвестиций (8% от общеобластного уровня) в сельское хозяйство в АПК Волгоградской области занято 17% общей численности трудоспособного населения, создается 17% регионального валового продукта, а с учетом доли пищевой промышленности вклад АПК в валовой региональный продукт достигает 30%.

При более детальном изучении социально-экологических предпосылок формирования инфекционных паразитарных систем зоонозов в условиях Среднего и Нижнего Поволжья установили, что производство основных продуктов питания в регионе не удовлетворяет потребности в них населения, и в первую очередь в продуктах животного происхождения.

На основании полученных результатов исследований разработали схему-модель экстенсивных показателей развития животноводства в условиях Волгоградской области и подтвердили, что в настоящее время животноводство здесь, как и в России в целом, находится на самом низком уровне и не может обеспечить потребности регионального потребления животноводческих продуктов: по мясу на 52 %, молоку – на 44 % и яиц на 97 %. В связи с этим возникла объективная необходимость завоза продуктов животноводства из других регионов и стран.

Исходя из полученных результатов исследований, разработали линейно-графические схемы-модели динамики производства продуктов и сырья животного происхождения на территории Волгоградской области и подтвердили, что сокращение производства отдельных видов животноводческой продукции и сырья животного происхождения наиболее быстрыми темпами происходило в сельскохозяйственных предприятиях (колхозах и совхозах), а переход производства продуктов животноводства в индивидуальные, низкотоварные хозяйства (личные хозяйства граждан) не восполнил возникающий его спад в области. Все это подтверждает, что ресурсов регионального производства продуктов животноводства в Волгоградской области недостаточно для удовлетворения потребности ее населения, поэтому сырьевая зона регионального продовольственного рынка потребления области не ограничивается только ее районами, а на 50% связана с другими регионами и странами.

Эпизоотологический надзор за формированием инфекционных паразитарных систем в условиях изучаемых регионов

Сравнительные показатели формирования нозологического профиля зоонозов в условиях Нижнего и Среднего Поволжья

В сравнительном аспекте и в динамике изучили эпизоотические предпосылки формирования нозологического профиля зоонозов в первую очередь среди сельскохозяйственных животных. На первом этапе провели ретроспективный анализ эпизоотического состояния регионов и России в целом по материалам Министерства сельского хозяйства РФ, среднегодовые показатели нозологического профиля зоонозов среди сельскохозяйственных животных за последние 15 лет представили в относительном измерении количества эпизоотических очагов и заболевших животных.

Установили, что нозологический профиль заразной патологии крупного рогатого скота в стране в основном сформирован 41 нозоединицей. Наиболее значимыми за анализируемый период оказались бруцеллез, туберкулез, сальмонеллез и эшерихиоз, эмкар, бешенство, гемосептицемия, лептоспироз. Большинство из них являются инфекциями, общими для животных и человека.

Нозологический профиль заразной патологии мелкого рогатого скота в РФ сформирован 23 нозоединицами, из них наиболее значимыми оказались семь (30,4%): брадзот, энтеротоксемия, бруцеллез, листериоз, некробактериоз и бешенство.

Нозологический профиль заразной патологии свиней в стране сформирован 19 нозоединицами, 12 из которых оказались наиболее часто встречающимися (63,2%): болезнь Ауески, бруцеллез, пастереллез, листериоз, рожа, сальмонеллез, эшерихиоз, чума и др.

Установили, что в ряде субъектов РФ нозологический профиль заразной патологии сельскохозяйственных животных весьма  различен в территориальном и временном измерениях. Отдельные нозоединицы функционируют как экологические, эволюционно сформировавшиеся паразитарные системы с выраженной приуроченностью к определенным территориям и ландшафтам. Показатели географической эпизоотологии этих инфекций и инвазий на территории России имеют выраженный региональный характер с различной степенью эпизоотологического и эпидемиологического риска.

Установлено, что в условиях Волгоградской области нозологический профиль заразной патологии существенно отличается от общероссийского, в популяции крупного рогатого скота он сформирован из 12 нозоединиц, в популяции мелкого рогатого скота – из 8, а в популяции свиней – из 9 нозоединиц. Доминирующими среди крупного рогатого скота оказались туберкулез, бруцеллез, бешенство, сальмонеллез; среди мелкого рогатого скота – анаэробная дизентерия, хламидиоз, эхинококкоз, ценуроз, псороптоз; среди свиней – сальмонеллез, пастереллез, отечная болезнь, эшерихиоз, рожа и чума.

На основе полученных результатов сконструировали линейно-радианные схемы-модели нозологического профиля зоонозов и установили, что на основе моделирования достигается измерение не только суммарной патологии животных, но и определение роли и места отдельных нозоединиц в суммарной заразной патологии конкретных видов животных, а также алгоритмов степени их риска, необходимых для корректировки общей системы эпизоотологического контроля в стране.





Установили, что система эпизоотологического контроля в изучаемом субъекте РФ (в Волгоградской области) должна иметь свои особенности и направления.

Полученные результаты исследований подтверждают необходимость постоянного изучения нозологического профиля зоонозов в конкретных субъектах РФ.

Сельскохозяйственные животные как соактанты сформировавшихся инфекционных паразитарных систем в условиях изучаемого региона

Установили, что эпизоотическое состояние территорий конкретных районов Волгоградской области весьма динамично и всегда находится под воздействием эпизоотической ситуации в других районах и субъектах РФ.

Осуществляя эпизоотологический мониторинг, провели экспертную оценку результатов лабораторных (бактериологических и иммунологических) исследований специментов от сельскохозяйственных животных из различных регионов – поставщиков продуктов животного происхождения в Волгоградскую область.

Установили, что на территории этих регионов сформировались и функционируют 64 экологические паразитарные системы, соактантами двадцати из них в качестве возбудителей являются специфические бактерии,  восьми  – специфических вирусы, трех – микроскопические грибы, а тридцати трех – многоклеточные паразиты на разных стадиях их биологического цикла развития.

Одновременно подтвердили, что в качестве облигатных и факультативных хозяев популяция крупного рогатого скота вовлечена в 14 инфекционных и в 8 инвазионных паразитарных систем, популяции мелкого рогатого скота соответственно в 7 и 10, свиней – в 15 и 6, лошадей - в 5 и 6, птицы - в 10 и 4 паразитарные системы. Популяции рыб в регионе оказались соактантами 10 паразитарных систем.

В отдельные паразитарные системы вовлечены одновременно популяции нескольких видов продуктивных животных.

На основании результатов исследований разработали алгоритмы и сконструировали специальную схему-модель эпизоотического проявления паразитарных систем и подтвердили, что передача их возбудителей осуществляется не только на популяционном, но и на межпопуляционном уровнях, создавая дополнительный риск возникновения и распространения зоонозов.

В целях изучения степени угрозы и риска возникновения новых очагов заразных болезней сельскохозяйственных животных провели эпизоотологические эксперименты по определению характера эпизоотического проявления инфекционных и инвазионных болезней сельскохозяйственных животных в регионах, поддерживающих хозяйственные связи с Волгоградской областью, и установили, что в современных условиях ветеринарная практика вооружена специальными методическими приемами измерения территориальных, временных и популяционных границ этих систем через  показатель неблагополучия (в долях единицы), индекс эпизоотичности (в долях единицы), инцидентность и превалентность (количество заболевших в расчете на 10 тыс. поголовья).

Используя современные подходы к оценке эпизоотической ситуации, провели определение территориальных, временных и популяционных границ эпизоотического процесса при наиболее значимых инфекционных паразитарных системах.

Экспертная оценка эпизоотологических показателей функционирования инфекционных паразитарных систем в условиях Нижнего Поволжья

Измерение границ эпизоотического проявления инфекционной паразитарной системы бешенства в изучаемом регионе и РФ в целом

Изучили территориальные и популяционные границы эпизоотического проявления рабической инфекции и установили, что территории Астраханской и Волгоградской областей относятся к зоне повышенного риска  этой инфекции.

Установили, что тенденции развития территориальных границ рабической инфекции не всегда совпадают с тенденцией ее распространения в популяциях животных, в т. ч. и крупного рогатого скота. Имеются существенные отличия тенденций развития (проявления) популяционных границ бешенства животных в различных регионах России.

Установили, что роль и место рабической инфекции в формировании нозологического профиля заразной патологии животных в отдельных регионах РФ значительно возросли. Это дает основание утверждать, что нозологический профиль инфекционной патологии животных - величина непостоянная и всегда находится под многофакторным воздействием.

Территориальные границы эпизоотического проявления рабической инфекции в условиях РФ и Нижнего Поволжья

       На основании экспертной оценки эпизоотической ситуации по бешенству в регионах РФ провели картографирование и территориальную аппликацию  эпизоотических очагов бешенства животных, распределив их в границах экономических зон.

       Установили, что за анализируемый период бешенство животных в России имело место в 15939 очагах (М = 1138 ± 56,2 ежегодно), наибольшее их количество было в 1998 (2278) и в 2001 гг. (2084), а наименьшее – в 1994 г. (550). Незначительное количество эпизоотических очагов за этот период имело место в Восточно-Сибирском, Северном и Волго-Вятском экономических районах (соответственно 0,03; 0,1 и 0,84 % от их количества в целом по России).

В Северо-Западном, Западно-Сибирском и Северо-Кавказском экономических районах бешенство животных регистрировалось чаще (соответственно 3,36; 5,88; 9,92 %), а на долю Центрального, Уральского, Центрально-Черноземного и Поволжского экономических районов соответственно приходилось 13,62; 19,88; 21,29; 24,64% от общего их количества в РФ.

На основании полученных результатов исследований территорию РФ по степени риска возникновения и распространения бешенства животных условно разделили на четыре зоны. Установили (рис. 2.18), что территория зоны максимального риска этой инфекции занимает всего лишь 11,8% общей территории РФ, на которой сконцентрировано 79,5 % всех эпизоотических ее очагов, что в 6,7 раза выше, чем в среднем по России, и в 611,5 раза выше, чем в зоне минимального риска. Зона повышенного риска занимает 17,4% территории РФ с концентрацией 19,2% всех эпизоотических очагов бешенства, зарегистрированных в России за исследуемый период, зона среднего риска – 38 и 1,2 %, а зона минимального риска – 32,5 и 0,13 % соответственно.

Все это подтверждает неравномерность распространения бешенства животных в РФ и существование объективных границ риска этой инфекции среди диких и домашних животных.

Временные, популяционные и межпопуляционные границы эпизоотического проявления рабической инфекции в РФ, в том числе и в Нижнем Поволжье

Провели ретроспективный эпизоотологический анализ популяционных и межпопуляционных границ эпизоотического проявления бешенства среди диких и домашних животных в РФ на доступную глубину ретроспекции (1988–2005 гг.) и установили, что здесь рабическая болезнь регистрировалась среди крупного и мелкого рогатого скота, свиней и лошадей, среди домашних плотоядных (собак и кошек), а также среди диких животных (лис, корсаков,  волков). Из общего количества эпизоотических очагов бешенства за этот период на долю диких животных приходилось от 18,5 до 46,3 (М = 34,2 ± 1,7) %.

Увеличение количества аутохтонных эпизоотических очагов рабической инфекции всегда предшествовало расширению территориальных границ эпизоотии бешенства в агроценозе. Так, увеличение количества аутохтонных эпизоотических очагов бешенства среди диких животных в 1995 г. на 84,4% в сравнении с 1994 г. повлекло за собой увеличение  антропургических эпизоотических очагов бешенства среди крупного рогатого скота с 227 в 1994 г. до 356 в 1995 г. или на 56,8%. В последующем (1996 г.) количество аутохтонных эпизоотических очагов бешенства резко возросло среди диких животных (в 3,2 раза), возросло и количество очагов бешенства среди собак (в 2,5 раза в сравнении с 1994 г.) и кошек (в 2,1 раза).

Установили, что 17,7% эпизоотических очагов этой инфекции среди собак приходится на Центрально-Черноземный экономический район, здесь ежегодно в среднем функционирует по 39,9 ± 1,9 эпизоотических очагов, максимальное их количество (121) было зарегистрировано в 2001 г. (более чем в 3 и 12,1 раза в сравнении со среднегодовым и аналогичным показателем в 1994 г.).

В условиях Поволжского экономического района за тот же период было сосредоточено 22,7% эпизоотических очагов бешенства в популяции собак, из числа зарегистрированных на территории России, максимальное их количество отмечалось в 1999 году (106). В целом в многолетней динамике бешенства собак отмечена выраженная периодичность: 1996, 1998, 1999, 2001 гг. являются годами максимального распространения бешенства по территории, в тоже время в 1991, 1994, 1993 гг. территориальные границы бешенства собак были относительно самыми низкими.

Установили, что в общем объеме поражения домашних и диких животных бешенством на долю кошек приходится 10,17 ± 0,5%, что в 3 раза меньше, чем на долю диких животных, и почти в 2 раза меньше, чем собак. В многолетней динамике вовлеченность кошек в эпизоотическое проявление паразитарной системы бешенства варьирует от 6,3% в 1998 г. до 15,2 % в 2000 г. Темп прироста вовлеченности популяции кошек в паразито-хозяинные отношения при данной инфекции составляет 10,86% ежегодно.

На долю популяции крупного рогатого скота в среднем за анализируемый период приходится 33,1 ± 2,0 % эпизоотических очагов. За последние годы прослеживается тенденция снижения относительной роли крупного рогатого скота в функционировании паразитарной системы бешенства, установлен темп снижения (3,9% в год). Участие других видов сельскохозяйственных животных в формировании и функционировании паразитарной системы бешенства менее значимо и соответственно составляет для популяции лошадей 2,56 ± 0,13%, овец - 3,2 ± 0,16%. Популяция домашних свиней при постоянном их содержании в помещениях практически лишена прямого и опосредованного контакта с обитателями дикой природы, а поэтому степень вовлеченности в эпизоотическое проявление бешенства этого вида животных (0,26 ± 0,01%) оказалась в 99,3 раза ниже, чем крупного рогатого скота, в 9,3 раза ниже, чем овец, и в 66 раз ниже, чем собак. В целом показатели участия популяций сельскохозяйственных животных в функционировании паразитарной системы бешенства на территории РФ непостоянны и подвергаются существенной  верификации, периоды нарастания сменяются периодами существенного спада.

Кроме того, в эпизоотическое проявление бешенства в РФ в различные периоды времени вовлекались и другие виды восприимчивых животных, а также человек, о чем свидетельствуют различные публикации. По нашим данным, только за период 2004 – 2005 гг. регистрировались случаи заболевания оленей – 2 случая (Ленинградская область и Ненецкий автономный округ) и верблюдов – 4 случая (из них 3 в Астраханской области и 1 – Республике Калмыкия), что свидетельствует о расширении межпопуляционных границ этой инфекции.

Установили, что степень вовлеченности различных видов животных в эпизоотическое проявление этой инфекционной паразитарной системы прямо зависит от возможности их контакта с дикими плотоядными.

На основании полученных результатов исследований разработали и сконструировали линейно-графическую и линейно-радианную схемы-модели хозяинного состава (спектра патогенности) возбудителя рабической инфекции в РФ и подтвердили, что с помощью этих схем-моделей можно не только уточнять хозяинный состав возбудителя рабической инфекции, но и определять его динамические позиции в ИПС, а также устанавливать направления и тенденции межпопуляционного перемещения возбудителя этой инфекции в агробиоценозе.

Изучили многолетнюю динамику заболеваемости животных бешенством в разрезе федеральных округов РФ за период 1988-2004 гг. и установили, что Центральный и Приволжский федеральные округа относятся к зоне максимального риска распространения рабической инфекции среди различных популяций животных, Южный – соответственно к повышенной, а Сибирский и Уральский – к зоне со средним уровнем риска. Подтвердили приуроченность бешенства к определенным природным зонам, территориально ограниченным ареалом обитания облигатного хозяина возбудителя рабической инфекции (рис. 2.23).

Экспертная оценка эпизоотического проявления ИПС рабической инфекции в зоне ее максимального риска в субъектах Федерации Поволжского экономического района

       Установили, что природно-климатические и географические условия территорий отдельных субъектов Федерации изучаемого региона способствуют расселению диких плотоядных, участвующих в формировании и функционировании инфекционной паразитарной системы (ИПС) рабической инфекции.

Подтвердили, что эпизоотическое проявление бешенства в популяции диких и домашних животных здесь отмечается постоянно с выраженными вариациями в многолетней динамике.

Изучили региональные особенности эпизоотического проявления ИПС рабической инфекции и установили, что соактантами этой паразитарной системы являются все виды сельскохозяйственных, домашних  животных, а также дикие плотоядные. На долю последних здесь приходится 31,8 %, на долю собак – 18,2 %, на долю крупного рогатого скота – 33,4 % эпизоотических очагов бешенства. В функционировании паразитарной системы рабической инфекции здесь установлены региональные особенности. Так, нарастание эпизоотического проявления этой инфекции, как правило, начинается в аутохтонных очагах среди обитателей дикой природы. Синхронно с определенным запозданием происходит эпизоотическое «оживление» рабической инфекции в антропургических очагах среди популяции домашних плотоядных (собак) и среди крупного рогатого скота. Спад эпизоотической напряженности рабической инфекции в дикой природе немедленно отражается сокращением территориальных границ эпизоотического проявления паразитарной системы рабической инфекции среди домашних животных.

       Разработали линейно-графическую схему-модель паразито-хозяинных отношений в паразитарной системе рабической инфекции на территории Поволжского экономического района в целом (рис. 2.27).

Изучили особенности паразито-хозяинных отношений в разрезе отдельных областей и республик, сконцентрированных на территории изучаемого региона, и установили, что в большинстве субъектов Федерации прослеживается выраженная доминанта вовлечения в эпизоотическое проявление бешенства диких плотоядных. Так, на их долю в Саратовской области приходится 33,2 % зарегистрированных эпизоотических очагов (или  в 1,24  раза  больше,  чем среди всех видов  сельскохозяйственных животных), а в Пензенской, Самарской, Ульяновской областях –  60,5%, 43,2%, 42,4% соответственно.

Установили некоторые отличия в эпизоотическом проявлении ИПС рабической инфекции в условиях Астраханской и Волгоградской областей, выражаемые в доминанте бешенства среди сельскохозяйственных животных, в частности крупного рогатого скота – 48,7 и 53 % соответственно. На наш взгляд, это обусловлено повышенной вероятностью контакта постоянно находящегося на пастбищах скота со свободно живущими обитателями природы, в том числе и с плотоядными, хотя относительные показатели вовлеченности последних в эпизоотический процесс бешенства здесь относительно невелики (8,2 и 14,4 % соответственно).

Подтвердили, что из 3936 эпизоотических очагов рабической инфекции среди популяций диких и домашних животных, зарегистрированных на территории региона за 14 лет, наибольшее их количество отмечалось в Волгоградской – 715 (18,2% от их общего количества в экономическом районе), Саратовской – 698 (17,7%), Пензенской – 554 (14,1%), Астраханской – 550 (14%) областях и Республике Татарстан - 548 (13,9%), несколько меньше на территории Республики Калмыкия – 168 (4,2%) и Ульяновской области – 257 (6,5%).

Установили, что за последние 14 лет на территории Поволжского экономического района имели место 4 пика эпизоотического подъема в функционировании паразитарной системы рабической инфекции в популяциях диких и домашних животных. Наивысший пик приходится на 1999 г. Периоды нарастания эпизоотического напряжения паразитарной системы рабической инфекции в популяциях диких и домашних животных даже в территориально смежных субъектах Федерации явно не совпадают как по времени, так  и  по напряжению. Так, в 1991 г. в Астраханской области отмечалось затухание, а в Волгоградской – интенсивное нарастание эпизоотического напряжения рабической болезни, в 1996 г. – наоборот, что подтверждает региональные особенности временных границ эпизоотического проявления рабической инфекции.

       Экспертная оценка эпизоотологических показателей функционирования паразитарной системы рабической инфекции на территории Волгоградской области

Установили, что за период 2001-2004 гг.  эпизоотическое проявление паразитарной системы рабической инфекции отмечалось на 96,9% территории области, т. е. повсеместно. Первичные эпизоотические очаги бешенства на 68,8 % территории области зарегистрированы среди диких животных, впоследствии  на тех же территориях возникли 84 эпизоотических очага рабической инфекции среди собак, 50 среди кошек, а в дальнейшем и 155 очагов среди сельскохозяйственных  животных (136 – среди крупного рогатого скота, 12 – среди овец, 7 – среди лошадей). В 7 сельских районах, в областном центре и городах областного подчинения первичные эпизоотические очаги бешенства отмечены среди домашних плотоядных (собаки, кошки). Однако на сопредельных территориях перед этими вспышками уже были зарегистрированы очаги бешенства в дикой природе. Преобладание в области степных территорий с наличием отдельных островных лесных и кустарниковых массивов создает в целом биологические предпосылки формирования природных эпизоотических очагов бешенства с выраженной тенденцией последующего вовлечения в паразитарную систему сельскохозяйственных и домашних животных.

Установили, что за последние 10 лет на территории Волгоградской области зарегистрировано 729 эпизоотических очагов рабической инфекции среди популяций диких и домашних животных. Наибольшее количество эпизоотических очагов регистрировалось в 2001 и 2002 гг. (22,0 и 19,9 % от общего количества зарегистрированных эпизоотических очагов соответственно). В многолетней динамике функционирования паразитарной системы бешенства отмечены как периоды нарастания (1996, 1998, 2000, 2002  и 2005 гг.)  так и спада (1997, 1999, 2003-2004 гг.).

Среди крупного рогатого скота в 2001 г. было зарегистрировано 44, а в 2002 - 58 эпизоотических очагов бешенства (15,9 и 21,0 % от их общего количества за весь период ретроспекции).

  В популяции диких животных было зарегистрировано в 2001 г. – 38 и в 2002 г. – 27 эпизоотических очагов (46,7 % от общего количества аутохтонных эпизоотических очагов за последние 10 лет). Пик эпизоотического проявления бешенства среди собак и кошек совпадает с периодом наибольшей его активности в дикой природе. 

Эпизоотических очагов бешенства в популяции свиней не зарегистрировано.

Провели картографический анализ территории Волгоградской области с указанием напряженности эпизоотического проявления (рис.2.34) и установили, что только Киквидзенский район остается благополучным по заболеваемости животных бешенством. 

Изучили годовую динамику функционирования аутохтонных очагов бешенства и установили, что паразитарная система бешенства в аутохтонных очагах на территории области функционирует  круглогодично с выраженными эпизоотическими надбавками в феврале – марте, октябре – декабре.

Результаты исследований, полученные на большом фактическом материале за продолжительный период, отражают экологические и эволюционно установившиеся закономерности функционирования паразитарной системы бешенства на фоне многофакторного воздействия в условиях конкретного региона. Полученные данные имеют выраженное прикладное значение и в частности для оптимизации сроков иммунизации облигатных хозяев вируса бешенства, обитающих в дикой природе.

Экспертная оценка эпизоотологических показателей функционирования ИПС рабической инфекции в условиях Волго-Вятского экономического района

Изучили географические и социально-демографические показатели  и установили, что в состав изучаемого региона входят две области (Нижегородская, Кировская) и три Республики (Чувашия, Мордовия, Марий Эл).  На территории каждого из изучаемых субъектов Федерации имеются заповедные зоны, а леса занимают от 27 (Мордовия) до 53 % (Кировская область) от всей территории региона.

Благоприятные природные условия (перелески) и кормовая база способствуют расселению облигатных хозяев вируса бешенства, а наличие природных аутохтонных, антропургических или смешанных очагов рабической инфекции обеспечивает функционирование паразитарной системы бешенства на всей территории  изучаемого  региона.

Изучили хозяинный состав возбудителя рабической инфекции в условиях Волго-Вятского экономического района (межпопуляционные границы рабической инфекции)  и установили, что в этом регионе, как и в РФ в целом, прослеживается общая закономерность в распространении рабической болезни среди животных различных популяций, но имеются и свои особенности. Так, здесь несколько выше, а именно на 7,3%, заболеваемость в популяции диких животных, крупного рогатого скота (на 0,6%), мелкого рогатого скота (на 0,9 %), лошадей (на 0,5 %), чем в среднем по России, но на 5,7 % ниже заболеваемость среди собак.

Установили, что на территории Республики Чувашия доминирует бешенство среди диких животных (41,5 % от всех случаев регистрации данной инфекции), а в Нижегородской области, Республиках Марий Эл и Мордовия - среди крупного рогатого скота.

  В Кировской области за последние 15 лет отмечалось всего 4 случая заболевания среди собак и 1 случай среди крупного рогатого скота. В течение 10 из 15 лет отмечалось эпизоотическое благополучие.

Подтвердили, что в отдельных областях Волго-Вятского экономического района за последние годы произошло улучшение условий для расселения и выживания лис, а наличие аутохтонных эпизоотических очагов бешенства среди диких животных оказалось пусковым механизмом переноса эпизоотического проявления бешенства в антропургические очаги. Увеличение аутохтонных эпизоотических очагов рабической болезни всегда предшествовало расширению территориальных границ эпизоотии бешенства в условиях агроценоза. 

На основании полученных результатов исследования разработали и построили линейно-радианную схему-модель межпопуляционных границ эпизоотического процесса рабической инфекции в условиях РФ в целом и Волго-Вятского региона (рис. 2.36) и подтвердили, что построением схем-моделей можно с высокой степенью достоверности установить степень вовлеченности в эпизоотическое проявление рабической инфекции  животных различных видов на конкретной территории и определить динамические позиции спектра патогенности и направления межпопуляционного перемещения возбудителя в агробиоценозе.

Многолетняя динамика эпизоотического проявления рабической инфекции в условиях Волго-Вятского экономического района

Изучили многолетнюю динамику эпизоотического проявления бешенства в популяциях диких и домашних животных на территории региона и установили, что за 14 исследуемых лет здесь было зарегистрировано 135 эпизоотических очагов (каждый случай рассматривали как отдельный эпизоотический очаг) рабической инфекции среди популяций диких и домашних животных. Наибольшее их количество было в Республике Чувашия (49,6 %) и Нижегородской области (27,4 %).

В многолетней динамике функционирования паразитарной системы бешенства отмечены периоды нарастания (1988-1989, 1992, 1994, 1996-2000 гг.) и спада (1990-1991, 1993, 2001 гг.). Наивысший подъем приходится на 1989 г. (37 эпизоотических очагов), в 3,8 раза превышающий среднегодовые показатели. В 1995 же г. наоборот, не было зарегистрировано ни одного случая заболевания бешенством среди животных по всей территории Волго-Вятского региона.

Периодичность эпизоотической напряженности бешенства в отдельных субъектах федерации экономического района несколько отличается во времени. Так, в Нижегородской области нарастание напряженности эпизоотического процесса рабической инфекции  и периоды спада согласуются с данными по всему экономическому району, но не совпадают с результатами по Республике Мордовия.

Годовая динамика эпизоотического проявления рабической инфекции в конкретном субъекте Федерации (Нижегородская область)

Провели анализ эпизоотической ситуации по бешенству в Нижегородской области за 2005 г. и установили, что наиболее часто рабическая инфекция регистрировалась у лисиц (66,6% от общего количества подтвержденных случаев), реже среди домашних плотоядных (28,5%), мелкого рогатого скота (2,4%) и лошадей (2,4 %).

В годовой динамике эпизоотического проявления бешенства за тот же период в целом установлены выраженные эпизоотические надбавки в весенне-летний период. При этом активность антропургических (в популяции домашних животных) очагов проявляется с некоторым запозданием после аутохтонных, что подтверждает наличие первичных эпизоотических очагов в дикой природе данного субъекта федерации.

Провели картографический анализ распространения рабической инфекции в области и установили, что бешенство среди животных различных видов проявляется в основном в ее южной зоне. Особо неблагополучными по бешенству были Починковский, Пильнинский, Лысковский, Борский, Сергачский, Больше-Болдинский, Дальне-Константиновский районы.

Данные по эпизоотологической географии бешенства в Нижегородской области получены впервые.

Основываясь на результатах эпизоотологического надзора, поставили задачу разработать систему противоэпизоотических и ветеринарно-санитарных мероприятий направленных на все звенья эпизоотической цепи, как систему эпизоотологического контроля при рабической инфекции в  условиях изучаемого региона.

  Комплексная диагностика рабической инфекции главное противоэпизоотическое мероприятие, направленное на источник возбудителя

За последние годы  роль и место рабической инфекции в формировании нозологического профиля в отдельных регионах Поволжского экономического района значительно возросли. Так, в Волгоградской области в 2002 г. зарегистрированы 27 аутохтонных эпизоотических очагов рабической инфекции среди облигатных хозяев возбудителя (лиса, волк, енот), а также смешанные и антропургические очаги среди факультативных (собаки – 29, кошки – 16) и тупиковых (крупный рогатый скот – 58, овцы – 2, лошади – 1) хозяев. Значительным риск рабической инфекции оставался и в последующие годы. 

Изучая подходы совершенствования эпизоотологической диагностики рабической болезни в условиях Нижнего Поволжья, установили, что на основе клинического проявления этой патологии предположительный диагноз можно установить только в 53,2 % случаев, в то время как посмертный  диагноз, в том числе лабораторными методами, подтверждается в большинстве случаев. Основными методами рутинной лабораторной практики остаются биопроба (выделение вируса бешенства), световая микроскопия, РДП, метод флюоресцирующих антител (прямое обнаружение антигена вируса бешенства).

Изучая разрешающую способность доступных ветеринарной практике методов диагностики рабической инфекции, провели сравнительный анализ результатов диагностики бешенства, полученных по Волгоградской области, и установили, что лабораторными методами бешенство подтверждено практически в 80% случаев от числа исследований.

Подтверждена разрешающая способность методов диагностики бешенства и среди других видов животных.

Установили, что результативность диагностики (разрешающая способность) бешенства среди лис несколько выше (83%).

Экспертная оценка результатов применения специфической профилактики рабической инфекции среди  домашних, сельскохозяйственных и диких животных

Известно, что бешенство диких животных (лис) в настоящий период определяет ухудшение эпизоотической ситуации по данной инфекции как в отдельных регионах, так и в РФ в целом. 

Провели сравнительный анализ эффективности традиционных антирабических мероприятий в ряде регионов Среднего и Нижнего Поволжья и установили, что регулирование плотности популяций облигатных хозяев вируса бешенства ведется недостаточно, а увеличение объемов иммунизации собак не оказывает существенного влияния на функционирование паразитарной системы рабической инфекции (табл. 2.49).

Анализируя эффективность специфической профилактики рабической инфекции среди сельскохозяйственных животных, подтвердили, что в регионах, где отсутствуют аутохтонные очаги рабической болезни, благополучие по данной инфекции сохраняется даже при отсутствии их специфической иммунизации. Вакцинация против бешенства крупного рогатого скота эпизодически проводится в основном в хозяйствах, где в прошлые годы регистрировались случаи бешенства среди диких живот -

Рис. 2. 18.  Зоны риска возникновения и распространения паразитарной системы  бешенства  животных  в  условиях  Российской Федерации, за 1988-2001 гг. (линейно-радианная и линейно-графическая схемы-модели).

Рис.2.23. Картографический анализ эпизоотического проявления рабической инфекции в популяциях домашних, диких плотоядных и сельскохозяйственных животных в разрезе федеральных округов РФ (усредненные данные за 1988 – 2004 гг.).

Рис. 2.27. Паразито-хозяинные отношения в паразитарной системе рабической инфекции на территории Поволжского экономического района, 1988-2001 гг. (линейно-графическая схема-модель).

       

 

Рис. 2.34. Аппликация зон риска рабической инфекции в Волгоградской

области за 2001-2004 гг.

ных. Но, учитывая, что прогнозирование новых эпизоотических очагов бешенства в дикой природе пока недостаточно эффективно, «точечная» вакцинация крупного рогатого скота против этой болезни не дает должного эффекта. Однако там, где вакцинация крупного рогатого скота проводилась и в угрожаемой зоне, результаты получены обнадеживающие. Так, в ряде регионов Поволжья вакцинация крупного рогатого скота проводилась «сплошным» методом, то есть с учетом поголовья и в угрожаемой зоне (66% иммунизированного против бешенства крупного рогатого скота в России приходится на Поволжский и Северо-Кавказский регионы). Здесь в 1996-2000 гг. в сравнении с 1981-1985 гг. количество очагов бешенства крупного рогатого скота сократилось соответственно на 44 и 39%.

Таблица 2.49

Объемы вакцинации собак и количество очагов бешенства среди собак в зависимости от наличия очагов бешенства среди диких животных

Регион

Вид животных

Показатели

1961-1965 гг.

1981-1985 гг.

1986-1990 гг.

1991-1995 гг.

1996-2000 гг.

Поволжский

регион

Собака

Вакц. тыс.

309,8

765,8

-

700,3

1219

Кол-во очагов

242

177

160

191

331

Дикие животные

Кол-во очагов

-

223

320

206

663

РФ

Собака

Вакц. тыс.

342,4

9838,8

9211,6

9011,4

10237,5

Кол-во очагов

970

533

684

676

1559

Дикие животные

Кол-во очагов

-

793

1278

699

2944

На территории 29 субъектов Федерации в последние 5-6 лет проводилась иммунизация  диких плотоядных вакцинами  «Лисвульпен» и «Синраб» с неоднозначными результатами. Однако там, где иммунизация диких плотоядных против бешенства не проводилась, эпизоотическая ситуация по рабической инфекции ухудшилась. И наоборот, там, где оральная иммунизация диких плотоядных против бешенства проводилась с достаточной дозовой нагрузкой, ситуация по бешенству улучшилась или осталась стабильной.

Провели ретроспективный анализ результатов контролируемых опытов по производственному испытанию антирабических вакцин для оральной иммунизации лис.

Подтвердили, что оральная иммунизация диких плотоядных сдерживает или угнетает функционирование паразитарной системы рабической болезни в аутохтонных эпизоотических очагах. Между объемом иммунизации и уровнем эпизоотического проявления бешенства в дикой природе существует обратная ранговая коррелятивная зависимость.

На основании результатов исследований оптимизировали сроки проведения вакцинации в условиях семи районов Волгоградской области и установили, что наилучший эффект получается при трехкратной раскладке приманок с вакциной: за 15 дней до гона, в период первого выхода молодняка из нор для приема пищи и период покидания нор выросшим молодняком для расселения (IV квартал). Такая схема иммунизации диких плотоядных повысила эффективность ее применения (сокращено количество аутохтонных очагов бешенства на изучаемой территории в 2003-2005 гг.).

Усовершенствовали систему противоэпизоотических мероприятий при бешенстве и представили ее как целевую программу борьбы с бешенством в субъектах федерации Поволжского региона на 2004-2008 гг. Комплексная программа утверждена зам. главы администрации Волгоградской области (14.05.2004 г.). Внедрение этой программы подтвердило ее востребованность и эффективность. Разработали схему-модель оценки качества эпизоотологического надзора и противоэпизоотических мероприятий при рабической инфекции в Волгоградской области. Схема-модель разработана впервые и принята для практической реализации в Волгоградской области.

Экспертная оценка эпизоотических показателей функционирования паразитарной системы бруцеллеза в ряде субъектов Федерации изучаемого региона

В формировании нозологического профиля в условиях Нижнего и Среднего Поволжья наиболее значимым зоонозом остается бруцеллез, а наиболее пораженным бруцеллезной инфекцией видом сельскохозяйственных животных является крупный рогатый скот.

Изучили роль и место бруцеллезной инфекции в формировании нозологического профиля заразной патологии крупного рогатого скота, установили (рис. 2.41), что в Астраханской и Волгоградской областях бруцеллез доминирует в патологии этого вида животных. Однако в Волгоградской области относительная его роль в 4,1 раза выше, чем в Астраханской. Подтвердили, что за последние годы эпизоотическая ситуация по данной патологии в Волгоградской областях значительно улучшена.

Изучили эпизоотологическую географию бруцеллеза (территориальные границы функционирования бруцеллезной инфекции) и установили, что в условиях Среднего и Нижнего Поволжья территориальные границы эпизоотий этой инфекции здесь значительно превышают общероссийские. Так, по Астраханской области показатель неблагополучия варьировал от 0,056 до 0,900, а в Волгоградской – от 0,045 до 0,727. Здесь сформировались зоны  максимального,  повышенного, среднего и минимального риска бруцеллеза животных (рис. 2.43), границы которых отличаются выраженной динамичностью и зависят как от биологических, так и от организационно-хозяйственных факторов.

Разработали линейно-радианные модели территориальных границ эпизоотического процесса бруцеллезной инфекции в популяции крупного рогатого скота в изучаемых регионах.

Изучили многолетнюю и годовую  (временные границы) динамику эпизоотического проявления паразитарной системы бруцеллезной инфекции и установили, что временные границы эпизоотического процесса бруцеллеза вариабельны . Так, в Астраханской области 10,9% очагов бруцеллеза были ликвидированы за 12 месяцев после их возникновения; 24,6% - за 24, 30,9% - за 36, а 34% эпизоотических очагов бруцеллеза функционировали от 36 до 60 месяцев и более. В Волгоградской области продолжительность эпизоотии составила: в зоне максимального риска – 35,2±2,44 месяца, в зоне повышенного – 32,6±1,39, среднего и минимального – 33,9±2,6 соответственно.

Рис. 2.36. Межпопуляционные границы эпизоотического проявления ИПС рабической инфекции на территории  РФ и Волго-Вятского экономического района, 1988-2001 гг.

   

Рис. 2.41. Роль и место бруцеллезной инфекции в патологии крупного рогатого скота в РФ, Астраханской и Волгоградской областях по относительному количеству эпизоотических очагов (I) и по относительному количеству заболевших животных (II),  1986-2005 гг. (линейно-радианные и линейно-графические схемы-модели).

         Рис. 2. 43. Аппликация зон риска бруцеллезной инфекции в Астраханской (I) и

Волгоградской (II) областях за 1986 – 2005 гг.

Подтвердили, что временные границы эпизоотического проявления бруцеллезной инфекции менее вариабельны по сравнению с его территориальными границами.

В сравнительном аспекте и в динамике изучили популяционные и субпопуляционные границы эпизоотического проявления (функционирования ИПС) бруцеллезной инфекции и установили, что заболеваемость крупного рогатого скота бруцеллезом в Астраханской области неравномерна как по годам, так и по отдельным территориям. Спад заболеваемости в отдельных районах области совпадал с нарастанием заболеваемости бруцеллезом животных в других. Самой высокой инцидентность была отмечена в 2001 г. в Черноярском районе и составила 284,6 заболевших в расчете  на 10 тыс. поголовья, что превысило в 6 раз аналогичный показатель в целом по области.

Интенсивность проявления бруцеллезной инфекции в Волгоградской области  весьма вариабельна. На 42,4% территории инцидентность составила до 50, на 33,4% - до 100, на 12,1% - до 200 и на 3% территории – свыше 200 заболевших на 10 тыс. поголовья.

Полученные результаты исследований имеют важное прикладное значение для корректировки системы оздоровительных мероприятий в регионе.

Изучили основные факторы, поддерживающие функционирование паразитарной системы бруцеллезной инфекции в популяции крупного рогатого скота и установили, что в данном регионе постоянно или периодически действуют факторы, активизирующие, а также сдерживающие механизм передачи возбудителя бруцеллезной инфекции в популяции крупного рогатого скота и его эпидемическую проекцию.

Разработали схему-модель многофакторного воздействия на механизм передачи возбудителя бруцеллезной инфекции в регионе и подтвердили, что знание совокупности этих факторов позволяет определять набор мер для разрушения сформировавшегося механизма передачи ее возбудителя.

Провели экспертную оценку показателей эпизоотологической диагностики эпизоотического проявления бруцеллезной инфекции в популяции крупного рогатого скота и установили, что за анализируемый период в Астраханской области возникли 144 свежих эпизоотических очага и заболело бруцеллезом более 64 тыс.голов крупного рогатого скота. За этот же период удалось ликвидировать 157 очагов. Наивысшая заболеваемость установлена в 1975 г. (194,7 заболевших на 10 тыс. поголовья), а самая минимальная – в 1999 г. (11,5 заболевших в расчете на 10 тыс. поголовья).

Разработали схему-модель многолетней динамики эпизоотического процесса  бруцеллеза крупного рогатого скота и выявили тенденцию ее снижения, подтвердив, что темп снижения территориальных границ в 1,54 раза ниже темпа снижения популяционных границ бруцеллезной инфекции.

Изучили воздействие различных факторов на формирование годовой неравномерности в заболеваемости животных бруцеллезом и установили, что уровень заболеваемости бруцеллезом крупного рогатого скота в регионе зависит от биологических и антропогенных воздействий на эпизоотическое проявление этой инфекции и в основном обусловлен активизацией факторов передачи возбудителя в определенные сезоны года.

Полученные нами результаты при проведении эпизоотологической диагностики позволяют проводить научно обоснованную корректировку системы противобруцеллезных мероприятий в изучаемых регионах.

Разработали схему-модель эпизоотологического мониторинга за развитием эпизоотического процесса бруцеллезной инфекции в регионе и установили, что в отдельных районах вопреки общей тенденции снижения напряженности эпизоотического процесса произошло усложнение эпизоотической ситуации по бруцеллезу. Так, в колхозе «Ступинский» Черноярского района Астраханской области возник свежий эпизоотический очаг бруцеллеза, а заболеваемость крупного рогатого скота составила 3415,8 заболевших в расчете на 10 тыс. поголовья.

В ходе осуществления эпизоотологического мониторинга установили, что наличие действующих эпизоотических очагов бруцеллеза в условиях Астраханской и Волгоградской областей является причиной заболевания бруцеллезом крупного рогатого скота в индивидуальных хозяйствах граждан.

Изучили особенности эпизоотического проявления бруцеллезной инфекции, выявленные сплошным иммунологическим скринингом популяции крупного рогатого скота, и установили, что наиболее поражаемыми бруцеллезом оказались коровы старших возрастов (88,8% от числа заболевших животных в Астраханской и 85,8% – в Волгоградской областях), коровы по первому отелу (соответственно 1 и 7,4%), телки в возрасте 14-16 месяцев (соответственно 8,8 и 6,0%), быки разных возрастов (1,4  и 0,1%). Бруцеллез среди телок  4 – 6-месячного возраста установлен только в условиях Волгоградской области, на их долю здесь приходится 0,7% от общего количества заболевших животных.

Разработали схему-модель проявления бруцеллезной инфекции среди различных половозрастных групп крупного рогатого скота, подтвердив, что сочлены популяции крупного рогатого скота при спонтанном заражении бруцеллезом оказались в различной степени вовлеченными в эпизоотический процесс этой инфекции.

Полученные нами данные имеют выраженное прикладное значение для практической ветеринарии и особенно при организации региональных систем противобруцеллезных мероприятий в зонах с повышенным риском этой инфекции.

Изучили эпизоотологические показатели бруцеллезной инфекции в действующих эпизоотических очагах  и установили, что в 66,7% случаев эпизоотические очаги приурочены к определенным территориям и функционируют там длительное время. Повторные вспышки бруцеллезной инфекции, как правило, в таких случаях не связаны с заносом возбудителя извне, а обусловлены отступлениями при комплектовании основного стада молодыми животными, выращенными из телочек, полученных в хозяйствах в период их оздоровления от бруцеллеза.

Изучили эпидемическую проекцию бруцеллеза в изучаемом регионе и установили, что максимальный уровень заболевания людей бруцеллезом в Астраханской области отмечен в 1996 г. (25% от числа заболевших бруцеллезом за весь период ретроспекции). Из общего числа заболевших бруцеллезом 81,8% составляют лица, прямо или опосредованно, связанные с животноводством по профессиональным или демографическим показателям. У большинства заболевших диагноз подтвержден иммунологическими и лишь в 15,9% случаях бактериологическими исследованиями. Полученные изоляты бруцелл в 57,1% случаев идентифицированы как Br. abortus.

В условиях Волгоградской области большая часть заболевших бруцеллезом людей отмечена не в зонах максимального и повышенного риска, а в зоне среднего риска этой инфекции среди крупного рогатого скота (54,5% от общего количества заболевших бруцеллезом в области). Из 8 районов этой зоны лишь в одном – Палласовском сконцентрировано 48,0% заболевших бруцеллезом от общего их числа в области. Этот район находится в левобережной части области, непосредственно граничащей с территорией республики Казахстан.

В целом полученные результаты исследований сведетельствуют о наличии в изучаемых регионах выраженной социальной значимости бруцеллеза крупного рогатого скота, о существовании зависимости заболеваемости людей бруцеллезом от уровня заболеваемости этой болезнью крупного рогатого скота. Эти данные имеют практическое значение для разработки целевой программы искоренения этой инфекции на территории изучаемых регионов.

Совершенствование эпизоотологического контроля (системы противоэпизоотического обеспечения) при бруцеллезе сельскохозяйственных животных в зонах с различной степенью его риска

На основе полученных результатов проведенных эпизоотологических исследований и традиционных для изучаемого региона направлений борьбы с бруцеллезом животных в условиях Среднего и Нижнего Поволжья провели корректировку системы эпизоотологического контроля при данной инфекции.

На первом этапе разработали линейно-графическую схему-модель территориальных границ эпизоотического процесса бруцеллезной инфекции в области в зависимости от изменений степени ее риска и провели соответствующую корректировку региональной системы противобруцеллезных мероприятий.

На втором этапе разработали схему-модель проведения эпизоотологического мониторинга за развитием эпизоотического процесса бруцеллезной инфекции в популяции крупного рогатого скота.

Разработали и апробировали методическую основу поэтапного проведения эпизоотологического мониторинга и представили в соответствующих схемах и моделях.

Разработали и унифицировали схемы-модели основных противобруцеллезных мероприятий в зонах минимального, среднего и повышенного риска бруцеллезной инфекции, в том числе по применению средств специфической профилактики и оценке ее последствий.

На заключительном этапе работы разработали схему-модель оптимизации основных задач и направлений  противобруцеллезных мероприятий в регионе и представили ее как целевую программу оздоровления региона от бруцеллеза крупного рогатого скота в ближайшие годы.

Внедрение усовершенствованной системы противобруцеллезных мероприятий в регионе позволило улучшить эпизоотическую ситуацию по бруцеллезу в регионе, более чем в 4 раза снизить заболеваемость бруцеллезом крупного рогатого скота, снизить опасность заражения людей бруцеллезом.

Провели экспертную оценку эпизоотических показателей функционирования паразитарной системы лептоспироза в конкретном субъекте РФ и подтвердили роль и место лептоспироза в формировании заразной патологии животных. Соактантами эпизоотического проявления паразитарной системы лептоспироза являются свободноживущие мелкие млекопитающие, различные виды домашних и сельскохозяйственных животных, а также человек.

Провели эпизоотологический мониторинг развития лептоспирозной инфекции  в условиях Нижнего Поволжья и установили, что здесь сформировались и существуют природно-климатические и хозяйственно-экологические предпосылки функционирования природных очагов лептоспироза. Источниками возбудителя лептоспирозной инфекции в действующих и возникающих вновь эпизоотических очагах оказались свободноживущие мелкие млекопитающие (обыкновенная полевка, желтогорлая мышь, серая крыса), а также инфицированные водные источники (водоемы и заливные луга).

Эпизоотологическим районированием территорий аутохтонных эпизоотических очагов лептоспироза установили, что наибольшее их количество функционирует в 3 агроклиматических зонах региона: центральной сухостепной - 9 очагов, юго-западная сухостепная – 5 и северо-западная степная –  4. Здесь же зарегистрировано и максимальное количество антропургических эпизоотических очагов лептоспирозной инфекции.

Подтвердили, что антропургические очаги территориально совпадают с аутохтонными.

Изучая годовую динамику функционирования паразитарной системы лептоспирозной инфекции, установили выраженные сезонные эпизоотические надбавки лептоспироза сельскохозяйственных животных (II и III квартал ежегодно), обусловленные  их контактом с абиотическими и биотическими компонентами аутохтонных очагов лептоспироза в начале пастбищного сезона, а также миграцией свободноживущих млекопитающих из пастбищно-луговых стаций к животноводческим объектам и кормохранилищам в осенний период.

Изучили этиологическую структуру лептоспира в антропургических очагах этой инфекции и установили у крупного рогатого скота иммунологические показатели к лептоспирам серогрупп L. Tarassovi, L. Sejroe, L. Hebdomadis; у свиней -  L. Pomona, L. Icterohaemorrhagiae, L. Tarassovi; лошадей –  L. Icterohaemorrhagiae и L. Pomona, а у собак –  L. Canicola.

Из абортированных плодов сельскохозяйственных животных в действующих очагах лептоспироза получены изоляты L. Hebdomadis, L. Pomona и L. Icterohaemorrhagiae. Все они оказались патогенными для людей.

Иммунологическим мониторингом животных на племпредприятиях и в племенных хозяйствах установили наличие постоянной угрозы расширения границ эпизоотического проявления лептоспирозной инфекции, подтвердив необходимость и действенность этого мероприятия в системе противоэпизоотических мер при этой инфекции в регионе.

В ходе эпизоотологического надзора за функционированием ИПС лептоспироза в регионе впервые изучили особенности формирования механизма передачи возбудителя в популяциях облигатных и факультативных хозяев и установили, что в 85,0 – 92,9% случаев возникновение новых антропургических очагов лептоспирозной инфекции в регионе обусловлено контактом сельскохозяйственных животных с биотическими и абиотическими компонентами аутохтонных очагов, выносом возбудителя инфекции за пределы территории природных очагов. При этом, как правило, заражение происходило из объектов внешней среды (корма, водопой) и только в 5,2 % случаев новые вспышки лептоспироза обусловлены контактом интактных животных с зараженными в основном на пастбищах, в 1,1 % – с завозимыми кормами и в 0,6% случаев – с завозом животных из неблагополучных по лептоспирозу территорий.

К настоящему вре­мени выявлено 33 природных очага лептоспироза, обнаруженных на территориях 22 районов Волгоградской области. Проведенными исследованиями установили изменения антигенной структуры лептоспироза в функционирующих природных очагах и установили, что 13,4% находок отнесены к лептоспирам серогруппы Grippotyphosa, 38% – Icterohaemorrhagiae., 1,4% – Sejroe, 30,3% – Pomona и 11,1% смешанные.

Подтвердили, что основными облигатными хозяевами лептоспир в природных очагах  изучаемого региона являются обыкновенные, рыжие и водяные полевки, а также серые крысы, желтогорлые, полевые, домовые и лесные мыши. От домовой мыши выявлено 5,4% всех находок лептоспир, от лесной мыши – 7,8%; от полевой мыши – 9,3%; от желтогорлой мыши - 9,8 %; от обыкновенной полёвки - 3,4 %; от рыжей полевки – 11,9%; от водяной полевки – 9,3% и от  серой крысы – 10,2%.

В ходе эпизоотологического мониторинга установили, что степень пораженность зверьков лептоспирами наиболее высокой оказалась в околоводных, лесных и луго-полевых стациях и что наиболее устойчивыми эпизоотии лептоспироза оказались на стыке этих стаций. В годы, неблагоприятные для расселения одних видов свободноживущих мелких млекопитающих, стации заселяют лесные грызуны. Так, у отдельных серогрупп лептоспир происходит обмен хозяев, т. е. отмечается эпизоотологический викариат.

Установили как закономерность, что активизация аутохтонных эпизоотических очагов лептоспирозной инфекции сопровождается расширением ее популяционных границ в антропургических очагах.

Изучили и определили уровень эпидемической проекции лептоспироза на территории  Волгоградской области и подтвердили, что человек является соактантом функционирующей ИПС лептоспироза в качестве факультативного или тупикового хозяина лептоспир.

Изучили распространение лептоспироза людей (рис. 2.71) в условиях Среднего и Нижнего Поволжья и установили, что впервые здесь он был зарегистрирован в 1956 г. Только в Волгоградской области за анализируемый период заболели 904 человека.

На первом этапе с 1956 по 1967 г. заболели 424 человека в основном безжелтушной формой лептоспироза. В это же время изучение ИПС лептоспироза в популяции людей в регионе из-за отсутствия лабораторной диагностики ограничивалось лишь расшифровкой вспышечной заболеваемости. А в этиологической структуре фигурировали лептоспиры серогрупп Hebdomadis, Tarassovi, Grippotyphosa и Pomona.

На втором этапе (1968-1986 гг.) показатели заболеваемости людей лептоспирозом в регионе значительно (в 2,7 раза) снизились по причине масштабных ветеринарно-санитарных мероприятий в общественном и индивидуальном животноводстве, а также иммунизации против лептоспироза декретированных групп населения. За этот период заболели 156 человек и из них 43 (27,6%) – в сельской местности. Только в 2 районах (Урюпинском и Суровикинском)  имели место групповые вспышки лептоспироза среди животноводов.

За последующие годы (1987 – 2005 гг.) уровень заболеваемости людей лептоспирозом не снизился, за этот период заболело  324 человека. Нарастает уровень заболеваемости среди сельского населения как результат активизации аутохтонных и антропургических очагов этой инфекции. В 2000-2002 гг. уровень заболеваемости сель -

Рис. 2.71. Многолетняя динамика эпидемической проекции лептоспироза в конкретном субъекте РФ (линейно-графическая и линейно-радианная модель).

Рис. 2.72. Динамика этиологической структуры возбудителей при эпидемической проекции лептоспироза в условиях конкретного субъекта федерации.

ского населения в 1,8 раза  превышал заболеваемость лептоспирозом городского населения.

В ходе анализа результатов эпизоотологического мониторинга и скрининговых исследований изучили годовую динамику проявления лептоспироза среди людей и установили, что в регионе,  несмотря на круглогодичное его проявление, отмечены выраженные сезонные эпизоотические надбавки в летне-осенний период (июль – сентябрь). Заражение людей лептоспирозом, по данным органов здравоохранения, всегда было связано с проведением с.-х. работ на дачах, огородах, купанием, отдыхом на природе, а иногда и контактом с домашними плотоядными и сельскохозяйственными животными и синантропными грызунами.

Проанализировали данные о половозрастном составе заболевших лептоспирозом в регионе и установили, что это в основном люди трудоспособного и более старшего возраста (99,3%), а по данным медицинской службы,  в 50 - 80-х годах прошлого столетия в области 80% заболевших лептоспирозом составляли дети и подростки.

Провели анализ этиологической структуры лептоспирозов людей (рис. 2.72) в регионе и установили, что она представлена 7 серогруппами лептоспир: Hebdomadis (3,4%), Canicola (1%), Tarassovi (0,2%), Australis (0,1%); доминируют лептоспиры серогрупп Icterohaemorrhagiae (44,6%), Pomona (26,9%) и Grippotyphоsa (23,1%). Подтвердили, что заражение людей лептоспирозом практически во всех случаях происходит из внешней среды.

Провели анализ контингента заболевших лептоспирозом в области и установили, что 68,9% –  это рыбаки, дачники и лица, общающиеся с природой, 3,4% – рабочие сенокосных бригад, 8% – работники мясокомбинатов и убойных пунктов, 9,1% –работники мясоперерабатывающих предприятий и только 6 % - животноводы и частные владельцы. 

В сравнительном аспекте провели эпизоотологический анализ этиологической структуры лептоспирозов людей, сельскохозяйственных и свободноживущих мелких животных и установили выраженную общность этиологической структуры лептоспироза людей и свободноживущих мелких млекопитающих, однако источником лептоспир серогрупп Sejroe и Hebdomadis для человека являются сельскохозяйственные животные.

На основании полученных результатов исследований провели корректировку противолептоспирозных мероприятий в регионе с учетом изменений эпизоотической и эпидемической ситуации, регламентировали их как направленные на источник возбудителя, а также на облигатных, факультативных и тупиковых его хозяев (повышение их естественной и специфической резистентности к лептоспирам).

Апробация и внедрение усовершенствованной системы противолептоспирозных мероприятий в условиях региона подтвердили их эффективность и востребованность.

Выводы

1. В ряде областей Среднего и Нижнего Поволжья создались оптимальные ландшафтно-экологические условия для расселения диких плотоядных – облигатных хозяев возбудителя рабической инфекции и формирования ее аутохтонных эпизоотических очагов.

2. Границы аутохтонных эпизоотических очагов рабической инфекции совпадают с границами ареала и нарастанием плотности красной лисы, а возникновение антропургических очагов бешенства всегда происходит на фоне действующих аутохтонных эпизоотических очагов рабической инфекции.

2.1. Домашние и сельскохозяйственные животные в эпизоотическом проявлении рабической инфекции являются жертвой и, как правило, поражаются на фоне развития его аутохтонных эпизоотических очагов.

3. Эпизоотическое проявление бешенства в условиях Среднего и Нижнего Поволжья отличается выраженными периодичностью, сезонностью и полигостальностью.

4. Усовершенствованная система антирабических мероприятий в изучаемом регионе, основанная на своевременной комплексной диагностике этой инфекции, на разрушении специфического механизма передачи возбудителя и осуществлении иммунной защиты интактных домашних животных, оральной иммунизации  вакциной «Синраб» диких плотоядных в зоне максимального риска бешенства оказалась эффективной и востребованной.

5. Отдельные субъекты Среднего и Нижнего Поволжья являются стационарно неблагополучными по бруцеллезу животных, а Волгоградская и Астраханская области с пятидесятых годов прошлого столетия входят в зону повышенного риска бруцеллезной инфекции в РФ. В конце девяностых годов прошлого столетия пятая часть эпизоотических очагов этой инфекции в РФ приходилась на Волгоградскую область, а наиболее поражаемым видом сельскохозяйственных животных в области оказался крупный рогатый скот (89% от общего числа заболевших бруцеллезом животных).

5.1. В этом регионе бруцеллез оказался определяющей компонентой нозологического профиля заразной патологии крупного рогатого  скота, в  последние 25 лет на его долю приходилось около 30% всех эпизоотических очагов и более 41% заболевших инфекционными болезными животных, в 15,8 и 3,4 раза больше аналогичных среднероссийских показателей.

6. Эпизоотическое проявление бруцеллезной инфекции в популяции крупного рогатого скота в регионе отличается пространственной неравномерностью (показатель неблагополучия варьирует от 0 до 0,727 в Волгоградской и от 0,056 до 0,900 в Астраханской областях), стационарностью, временной устойчивостью и широким диапазоном популяционных границ (среднегодовая инцидентность в расчете на 10 тыс. поголовья – от 41,4 до 104,5 в Волгоградской и от 3,3 до 114,1 в Астраханской областях), неравномерностью субпопуляционных границ (99,9% – женские особи, в т.ч. 85,8% – коровы старших возрастов, 13,4% – коровы-первотелки и телки случного возраста, 0,7 % - телки 4 - 5 мес. возраста), круглогодичной заболеваемостью с выраженными сезонными надбавками в январе - марте и июне - июле. Только в 19,2% случаев бруцеллез в популяции крупного рогатого скота протекает в клинической форме, в 81,8% в форме иммунологических последствий, в 12,5% случаев эти формы совпадают. У 5,2 – 10,6% ((М = 8,5 ± 0,4 %) телят, родившихся от коров в стационарно неблагополучных по бруцеллезу хозяйствах, установлена иммунологическая ареактивность к бруцеллам.

7. В условиях Среднего и Нижнего Поволжья сформировался специфический механизм передачи возбудителя бруцеллезной инфекции в популяции животных: в 43,8% случаев – через прямой и опосредованный контакт зараженных и интактных животных на пастбищах, в 17,1% случаев – через завоз зараженных животных в здоровые стада, в 39,1% происходит перезаражение животных в эпизоотических очагах, в т.ч. заражение молодняка от коров.

Активизация факторов передачи возбудителя бруцеллезной инфекции возникает при организационно-структурной перестройке животноводства (темп нарастания пространственных границ бруцеллезной инфекции при специализации животноводческих хозяйств возрос в 18,4 раза, при организации фермерских хозяйств в 4,8 раза), при передержке больных бруцеллезом животных, а также при пополнении оздоровленных стад молочного скота за счет собственного воспроизводства.

8. Эпизоотологическая диагностика бруцеллеза животных является одним из главных противоэпизоотических мероприятий. На завершающем этапе оздоровления региона диагностика бруцеллеза крупного рогатого скота должна проводиться комплексно путем осуществления эпизоотологического мониторинга, бактериологического и иммунологического скрининга, дифференциальной диагностики бруцеллеза и иерсиниоза в свежих и затухающих эпизоотических очагах, спонтанного бруцеллеза и поствакцинальных последствий, возникающих на фоне гетерогенных антигенных раздражителей.

9. Оптимизация научно обоснованной системы противобруцеллезных мероприятий в регионе обеспечивается периодической их корректировкой с учетом результатов экспертных оценок эпизоотической ситуации и степени риска бруцеллезной инфекции путем сочетания комплексной диагностики, специфической профилактики и организационных мероприятий.

Наиболее эффективной на завершающем этапе оздоровления Волгоградской области от бруцеллеза оказалась система мер с применением препарата «БИВ», в т. ч. и для провокации скрытых форм бруцеллезной инфекции.

9.1. Научно обосновали и оптимизировали систему противобруцеллезных мероприятий на завершающем этапе оздоровления региона от этой инфекции с учетом зон с различной степенью риска и представили ее как региональную целевую программу создания эпизоотического благополучия области, в которой представлен набор ветеринарно-санитарных, технологических и специальных мероприятий.

9.2. Внедрение целевой программы противобруцеллезных мероприятий на завершающем этапе оздоровления Волгоградской области от бруцеллеза позволило изменить тенденцию эпизоотического проявления бруцеллезной инфекции среди крупного рогатого скота, а за последние годы в 17,5 раза сократить его территориальные границы, расшифровать эпизоотическую ситуацию в хозяйствах и районах с невыясненной обстановкой по этой болезни.

10. В условиях Среднего и Нижнего Поволжья эволюционно сформировалась и функционирует инфекционная паразитарная система (ИПС) лептоспироза с широким спектром облигатных, факультативных и тупиковых хозяев возбудителя, занимая важное место в заразной патологии животных, значительно превышающее общероссийский показатель. Основными облигатными хозяевами лептоспир в очагах являются 8 видов свободноживущих и синантропных животных, наивысший уровень инфицированности лептоспирами установлен у рыжих полевок (11,1%), серых крыс (10,2%), полевых мышей (9,3%) и водных полевок (9,3%).

10.1. Наиболее устойчивые эпизоотии лептоспироза в изучаемом регионе протекают на стыке околоводных, лесных и луго-полевых стаций. Возникновение антропургических очагов лептоспироза в регионе в основном обусловлено контактом домашних и сельскохозяйственных животных с биотическими и абиотическими компонентами аутохтонных очагов. На территории Волгоградской области функционировали 33 аутохтонных и более 90 антропургических очагов с вовлечением в эпизоотическое проявление крупного рогатого скота, свиней и лошадей. Между активизацией природных очагов лептоспироза и нарастанием его эпизоотического проявления среди домашних животных выявлена прямая коррелятивная связь. Среди домашних животных лептоспироз протекает круглогодично, с  летне-осенними эпизоотическими надбавками и периодичностью в многолетней динамике (максимальный подъем эпизоотического проявления в 1993-1994, 2003 гг.).

10.2. В эпизоотическое проявление лептоспирозной инфекции в изучаемом регионе вовлечен и человек. На первом этапе анализируемого периода (1956-1967 гг.) лептоспироз у людей протекал в  безжелтушной форме, в этиологической структуре преобладали лептоспиры серогрупп Hebdomadis, Tarassovi, Grippotyphosa и Pomona, а водный путь передачи возбудителя был основным. На втором этапе (1968-1986 гг.) из-за проведения масштабных медико-санитарных мероприятий количество заболевших лептоспирозом людей сократилось более чем в 2,7 раза.

На третьем этапе (1987-2005 гг.) на фоне социальных и организационных изменений количество заболевших лептоспирозом увеличилось до 1,18 заболевших на 100 тыс. населения. Из-за активизации аутохтонных и антропургических очагов лептоспироза изменился и социальный состав заболевших, доля сельского населения возросла с 27, 6 % в 1968-1986 гг. до 51,7% в 1995-2002 гг., увеличилась доля трудоспособного населения: 68,9% составляют дачники, рыбаки и лица, выезжающие для отдыха на природу и лишь 6 % – животноводы и частные домовладельцы.

  10.3. В этиологической структуре лептоспироза сельскохозяйственных животных среди крупного рогатого скота преобладают L. Tarassovi, L. Sejroe, среди свиней –  L.Pomona, L. Icterohaemorrhagiae, L. Tarassovi; среди лошадей преобладают L. Icterohaemorrhagiae, L. Pomona, среди собак преобладают L. Canicola. Этиологическая структура в аутохтонных очагах представлена лептоспирами серогрупп Ic­terohaemorrhagiae (38%), Pomona (30,3%), Grippotyphosa (13,4%) и сме­шанными (11,1%).

10.4. В этиологической структуре лептоспироза людей за последние годы произошли существенные изменения: при этом роль лептоспир серогрупп Icterohaemorrhagiae возросла до 44,6% случаев; Pomona – до 26,9%; Grippotyphоsa – до 23,1%; значительно снизилась роль  серогрупп Hebdomadis и Tarassovi – 0,2%.  До 72 % возросла доля заболевших с проявлением желтухи, до 3,7 %увеличилось количество смертельных исходов.

11. Оптимизирована региональная научно обоснованная система противолептоспирозных мероприятий, апробация и внедрение которой в условиях Волгоградской области подтвердили ее эффективность и востребованность.

Рекомендации производству

1. Схема-модель эпизоотологического мониторинга рабической инфекции в условиях Среднего и Нижнего Поволжья (утв. начальником Управления ветеринарии Администрации Волгоградской области, 2004 г.).

2.  Схема-модель комплексной эпизоотологической диагностики рабической инфекции в регионе (утв. начальником Управления ветеринарии Администрации Волгоградской области, 2003 г.).

3. Научно обоснованная система антирабических мероприятий в условиях Среднего и Нижнего Поволжья (комплексный план мероприятий по профилактике бешенства домашних и диких животных) (утв. администрацией Волгоградской области, 2004 г.).

       4. Наставление по применению вакцины «Синраб» для оральной вакцинации диких животных (утверждено Департаментом ветеринарии МСХ РФ 26.01.04).

5. Усовершенствованная региональная научно-обоснованная система (программа) противобруцеллезных мероприятий в условиях Астраханской области (Утв. Управлением ветеринарии администрации Астраханской области, 2001 г.).

6. Целевая программа противобруцеллезных мероприятий на завершающем этапе оздоровления Волгоградской области с учетом степени риска бруцеллезной инфекции (рассмотрена на региональном заседании вет.специалистов при начальнике Управления ветеринарии администрации Волгоградской области, 2004 г., утв. администрацией Волгоградской области, 2004 г.).

       7. Комплексная целевая программа профилактики лептоспироза в условиях Нижнего и Среднего Поволжья (рекомендована МСХ РФ в качестве учебного пособия для вузов и факультетов по специальности ветеринария № 27-6-39/150 от 23.01.02).

8. Рекомендации «Дифференциальная диагностика бруцеллеза и иерсиниоза и меры по их профилактике» (рассмотрены ИТС МСХ РФ, 1991 (первое издание) и 2002 (второе издание). – М.: Агропромиздат, 1991 – 1,68 усл.печ.листов, Н.Новгород, 2002 -  2,0 усл.печ.листов).

9. Инструкция по применению МИГСТИМ (утв. федеральной службой Россельхознадзора  30.12.2006 г., рег. № ПВР – 2 – 1.5./01453);

10. Временное наставление по применению препарата «ФИТОСТИМ» (утверждено в порядке производственных испытаний Комитетом Госветнадзора Нижегородской области. – Н. Новгород, 22.12.2005 г.).

11. Временное наставление по применению препарата «ФИТОСОЛ» (утверждено в порядке производственных испытаний Комитетом Госветнадзора Нижегородской области. – Н. Новгород, 22.12.2005 г.).

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Пашкина, Ю.В. Порядок  оформления  и  выдачи ветеринарных  сопроводительных  документов на  подконтрольные  госветнадзору  грузы (учебно-методическое  пособие) / Ю.В. Пашкина, М.И. Голубев, В.В. Сочнев [и др.].  – Н.Новгород, 1999. - 70 с.
  2. Пашкина, Ю.В. Географическая эпизоотология бруцеллеза крупного рогатого скота в условиях Астраханской области / Ю.В. Пашкина,  В.В.Сочнев, В.П. Быков  [и др.] // Проблема ветеринарии на рубеже веков: сб. статей НГСХА по мат. республиканской научно-практической конференции по актуальным проблемам ветеринарии.-  Н. Новгород. 2001. – С. 43-50.
  3. Пашкина, Ю.В. Усовершенствованная  система противоэпизоотических мероприятий  при  бруцеллезе  крупного рогатого  скота  в  условиях дельты реки  Волги (научно – обоснованная  система) / Ю.В. Пашкина,  В.В. Сочнев, В.П. Быков [и др.]  - Н. Новгород.,2001. - 40 с.
  4. Пашкина, Ю.В. Эпизоотология и инфекционные болезни с ветеринарной санитарией (учебно-методическое  пособие по выполнению курсовой работы)/ Ю.В. Пашкина, В.В. Сочнев [и др.].  – Н.Новгород, 2003. – 33 с.
  5. Пашкина, Ю.В. Совершенствование системы антропогенного воздействия (противоэпизоотические мероприятия) на разных этапах функционирования паразитарной системы бруцеллеза / Ю.В. Пашкина, Н.Г. Горчакова, А.В. Усенков [и др.]// в кн.: Эпизоотологический надзор при бруцеллезе в условиях Европейской части РФ. - Н.Новгород, 2003. – С.244-285.
  6. Пашкина, Ю.В. Экологическая и эпизоотологическая безопасность в современном животноводстве (ветеринарная дезинфекция, дезинсекция и дератизация): Т. I и II (учебно-методическое  пособие) / Ю.В. Пашкина, В.В. Сочнев [и др.].  – Н.Новгород, 2004. –  128 с.
  7. Пашкина, Ю.В. Иерсиниозы животных (диагностика, меры борьбы) (учебно-методическое  пособие) / Ю.В. Пашкина, В.В. Сочнев, Д.А. Мамлеева.  – Н.Новгород, 2004. - 78 с.
  8. Пашкина, Ю.В. Эпидемическая проекция бруцеллеза в зоне его повышенного риска как подтверждение функционирования его паразитарной системы / Ю.В. Пашкина, А.В. Усенков, В.П. Быков [и др.] //  Актуальные вопросы экологической безопасности сельского и лесного хозяйства: мат. междунар. симпозиума «Стратегия развития сельского и лесного хозяйства, сферы услуг в РФ и мире». – Н.Новгород 3-5 ноября 2003 г. – Москва - Н.Новгород, 2004. – С. 217-221.
  9. Пашкина, Ю.В. Функционирование паразитарной системы рабической инфекции в условиях Волго – Вятского экономического района / Ю.В. Пашкина, И.И. Горячев, О.А. Депутатова //  Актуальные вопросы экологической безопасности сельского и лесного хозяйства: мат. междунар. симпозиума «Стратегия развития сельского и лесного хозяйства, сферы услуг в РФ и мире». – Н.Новгород 3 – 5 ноября 2003 г. – Москва - Н.Новгород, 2004. – С. 221 – 226.
  10. Пашкина, Ю.В. Совершенствование эпизоотологической диагностики бруцеллеза крупного рогатого скота в Астраханской и Волгоградской областях / Ю.В. Пашкина, Н.В. Филиппов, А.А. Алиев [и др.] //  Актуальные вопросы экологической безопасности сельского и лесного хозяйства: мат. междунар. симпозиума «Стратегия развития сельского и лесного хозяйства, сферы услуг в РФ и мире». – Н.Новгород 3 – 5 ноября 2003 г. – Москва - Н.Новгород, 2004. – С. 226 – 238.
  11. Пашкина, Ю.В. Паразитарная система бруцеллезной инфекции среди разных сочленов популяции крупного рогатого скота / Ю.В. Пашкина, А.В. Усенков, В.П. Быков [и др.] //  Актуальные вопросы экологической безопасности сельского и лесного хозяйства: мат. междунар. симпозиума «Стратегия развития сельского и лесного хозяйства, сферы услуг в РФ и мире». – Н.Новгород 3 – 5 ноября 2003 г. – Москва - Н.Новгород, 2004. – С. 238 – 240
  12. Пашкина, Ю.В. Основные факторы, формирующие особенности механизма передачи возбудителя бруцеллезной инфекции / Ю.В. Пашкина, А.В. Усенков, В.П. Быков [и др.] //  Актуальные вопросы экологической безопасности сельского и лесного хозяйства: мат. междунар. симпозиума «Стратегия развития сельского и лесного хозяйства, сферы услуг в РФ и мире». – Н.Новгород 3 – 5 ноября 2003 г. – Москва - Н.Новгород, 2004. – С. 241 – 245.
  13. Пашкина, Ю.В. Эпизоотологический надзор при иерсиниозах в условиях Северо-Западного и Волго-Вятского экономических районов/ Ю.В. Пашкина, А.А. Алиев, Д.А. Мамлеева [и др.]  //  Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: мат. научно – практич.  конф. по итогам НИР НГСХА за 2001 – 2004 гг., 18 – 19 марта 2004 г. Нижний Новгород (сборник научных трудов НГСХА, вып. 6: «Ветеринария») – Н.Новгород, 2004. - С. 43 – 45.
  14. Пашкина, Ю.В. Сравнительная оценка методов диагностики иерсиниозов / Ю.В. Пашкина, А.А. Алиев, Д.А. Мамлеева [и др.]  //  Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: мат. научно – практич.  конф. по итогам НИР НГСХА за 2001 – 2004 гг., 18 – 19 марта 2004 г. Нижний Новгород (сборник научных трудов НГСХА, вып. 6: «Ветеринария») – Н.Новгород, 2004. - С. 52 – 59.
  15. Пашкина, Ю.В. Инфекционная паразитарная система бешенства в условиях Волго-Вятского экономического района РФ / Ю.В. Пашкина, А.А. Алиев, Д.А. Мамлеева [и др.]  //  Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: мат. научно – практич.  конф. по итогам НИР НГСХА за 2001 – 2004 гг., 18 – 19 марта 2004 г. Нижний Новгород (сборник научных трудов НГСХА, вып. 6: «Ветеринария»). – Н.Новгород, 2004. - С. 59 -60.
  16. Пашкина, Ю.В. Эпизоотологическое районирование бешенства в условиях РФ / Ю.В. Пашкина, А.А. Алиев, Д.А. Мамлеева [и др.]  //  Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: мат. научно – практич.  конф. по итогам НИР НГСХА за 2001 – 2004 гг., 18 – 19 марта 2004 г. Нижний Новгород (сборник научных трудов НГСХА, вып. 6: «Ветеринария»). – Н.Новгород, 2004. - С. 60 – 61.
  17. Пашкина, Ю.В. Роль и место бруцеллеза в общей инфекционной патологии крупного рогатого скота в условиях Нижнего Поволжья / Ю.В. Пашкина, А.В. Усенков, В.П. Быков  [и др.]  //  Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: мат. научно – практич.  конф. по итогам НИР НГСХА за 2001-2004 гг. ,18 – 19 марта 2004 г. Нижний Новгород (сборник научных трудов НГСХА, вып. 6: «Ветеринария»). – Н.Новгород, 2004. - С. 233 – 236.
  18. Пашкина, Ю.В. Временные границы эпизоотического процесса при бруцеллезе крупного рогатого скота в условиях Нижнего Поволжья / Ю.В. Пашкина, А.В. Усенков, В.П. Быков  [и др.]  //  Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: мат. научно – практич.  конф. по итогам НИР НГСХА за 2001-2004 гг., 18 – 19 марта 2004 г. Нижний Новгород (сборник научных трудов НГСХА, вып. 6: «Ветеринария»). – Н.Новгород, 2004. - С. 236 – 245.
  19. Пашкина, Ю.В. Формирование нозологического профиля инфекционной патологии крупного рогатого скота в условиях Нижнего Поволжья / Ю.В. Пашкина, А.В. Усенков, В.П. Быков  [и др.]  //  Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: мат. научно-практич.  конф. по итогам НИР НГСХА за 2001 – 2004 гг., 18 – 19 марта 2004 г. Нижний Новгород (сборник научных трудов НГСХА, вып. 6: «Ветеринария»). – Н.Новгород, 2004. - С. 245 – 250.
  20. Пашкина, Ю.В. Популяционные границы эпизоотического процесса бруцеллезной инфекции в регионах / Ю.В. Пашкина, В.П. Быков, Н.В. Филиппов [и др.]  //  Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: мат. научно – практич.  конф. по итогам НИР НГСХА за 2001-2004 гг., 18 – 19 марта 2004 г. Нижний Новгород (сборник научных трудов НГСХА, вып. 6: «Ветеринария»). – Н.Новгород, 2004. - С. 250 – 256.
  21. Пашкина, Ю.В. Роль и место рабической инфекции в формировании нозологического профиля инфекционной патологии крупного рогатого скота в условиях Нижнего Поволжья / Ю.В. Пашкина, А.В. Усенков, В.В. Сочнев [и др.] //  Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: мат. научно – практич.  конф. по итогам НИР НГСХА за 20012004 гг., 18-19 марта 2004 г. Нижний Новгород (сборник научных трудов НГСХА, вып. 6: «Ветеринария»), – Н.Новгород, 2004. - С. 256 – 260.
  22. Пашкина, Ю.В. Территориальные границы эпизоотического процесса бруцеллезной инфекции в популяции крупного рогатого скота в условиях Нижнего Поволжья / Ю.В. Пашкина, А.В. Усенков, В.П. Быков [и др.] //  Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: мат. научно – практич.  конф. по итогам НИР НГСХА за 2001-2004 гг. 18-19 марта 2004 г. Нижний Новгород (сборник научных трудов НГСХА, вып. 6: «Ветеринария»). – Н.Новгород, 2004. - С. 261-266.
  23. Пашкина, Ю.В. Эпизоотологическая география бешенства в условиях РФ / Ю.В. Пашкина, А.А. Алиев, В.В. Сочнев [и др.] // Актуальные проблемы эпизоотологии на современном этапе: мат. междунар. научно-произв. конф. – СПб.: изд-во СПбГАВМ, 2004. - С. 8-9.
  24. Пашкина, Ю.В. К эпизоотологии иерсиниозов в условиях Северо-Западного и Волго-Вятского экономических районов РФ / Ю.В. Пашкина, А.А. Алиев, В.В. Сочнев [и др.] // Актуальные проблемы эпизоотологии на современном этапе: мат. междунар. научно-произв. конф. – СПб.: изд-во СПбГАВМ, 2004. - С. 85-87.
  25. Пашкина, Ю.В. Сравнительный анализ методов лабораторной диагностики иерсиниозов животных / Ю.В. Пашкина, А.А. Алиев, В.В. Сочнев [и др.] // Актуальные проблемы эпизоотологии на современном этапе: мат. междунар. научно -  произв. конф.– СПб.: изд-во СПбГАВМ, 2004.- С. 87-88.
  26. Пашкина, Ю.В. Особенности эпизоотического проявления бешенства в условиях Волго-Вятского экономического района РФ / Ю.В. Пашкина, А.А. Алиев, В.В. Сочнев [и др.] // Актуальные проблемы эпизоотологии на современном этапе: мат. междунар. научно – произв. конф.– СПб.: изд-во СПбГАВМ, 2004. - С.99-100.
  27. Пашкина, Ю.В. Хозяйственно-экономические и природно-географические предпосылки функционирования инфекционных паразитарных систем в Северных зонах, прилегающих к Ленинградской области и г. Санкт Петербургу / Ю.В. Пашкина, А.А. Алиев, В.В. Лысенко [и др.]// Вестник Санкт Петербургского университета МВД РФ, 2004. - № 2 (22). - С. 134 138.
  28. Пашкина, Ю.В. Эпизоотологическая география бешенства в России /Ю.В. Пашкина, А.А. Алиев, Д.А. Мамлеева // Актуальные проблемы инфекционных и инвазионных болезней в ХХI веке: мат конф. от 2.04.05 г., Санкт-Петербург. – СПб, 2005. – С.82-83.
  29. Пашкина, Ю.В. Лептоспироз домашних животных в условиях крупных промышленных центров / Ю.В. Пашкина, А.А. Алиев, А.В. Усенков [и др.] // Ученые зап./ Казанской ГАВМ им Н.Э. Баумана.- 2005. Т. 181. С. 11 18.
  30. Пашкина, Ю.В. Сравнительная оценка и динамика этиологической структуры лептоспирозов людей, домашних и диких животных / Ю.В. Пашкина, А.А. Алиев, А.В. Усенков [и др.] // Ученые зап./ Казанской ГАВМ им Н.Э. Баумана.- 2005. - Т. 181. С. 19 29.
  31. Пашкина, Ю.В. Эпидемическая  проекция  лептоспирозов  на урбанизированных территориях региона / Ю.В. Пашкина, А.А. Алиев, А.В. Усенков [и др.] // Ученые зап./ Казанской ГАВМ им Н.Э. Баумана.- 2005. - Т. 181. С. 336 345.
  32. Пашкина, Ю.В.  Рабическая инфекция: зоны риска и территориальные границы в условиях РФ в целом и в ее отдельных регионах / Ю.В. Пашкина, В.В. Сочнев // Ветеринарная Патология. - 2005 - № 4 (15) С.68-72.
  33. Пашкина, Ю.В.  Вакцина БИВ антиген БИВ в системе противобруцеллезных мероприятий / Ю.В. Пашкина, Н.В.Филиппов, В.М. Авилов,  [и др.] // Ветеринарная Патология. - 2005 - № 4 (15) С.72-74.
  34. Пашкина, Ю.В.  Популяционные и территориальные границы эпизоотического процесса бруцеллезной инфекции в регионах Нижнего Поволжья / Ю.В. Пашкина, В.П. Быков, А.В. Усенков  [и др.] // Ветеринарная Патология. - 2005 - № 4 (15) С.74-80.
  35. Пашкина, Ю.В.  Противоэпизоотическая и противоэпидемическая эффективность и надежность проводимых в г. Санкт-Петербурге антирабических мероприятий / Ю.В. Пашкина, А.А. Алиев, Д.А.  Мамлеева  [и др.] // Ветеринарная Патология. - 2005 - № 4 (15) С.80 85.
  36. Пашкина, Ю.В.  Рабическая инфекция как постоянная составляющая нозологического профиля заразной патологии крупного рогатого скота в изучаемых регионах России / Ю.В. Пашкина, В.В. Сочнев, Н.В. Филиппов [и др.] // Ветеринарная Патология. - 2005 - № 4 (15) С.95 98.
  37. Пашкина, Ю.В. Нозологический профиль инфекционной и инвазионной патологии продуктивных животных в сырьевой зоне регионального продовольственного рынка / Ю.В. Пашкина, А.В. Усенков, А.А. Алиев [и др.] // «Проблемы современной ветеринарии»: Материалы региональной научно-практич. конф. по итогам НИР НГСХА 21 декабря 2004 г., 8 февраля 2005 г. (сборник научных трудов НГСХА. Вып. 7 «Ветеринария») - Н.Новгород, 2005. - С.59-67.
  38. Пашкина, Ю.В. Экспертная оценка территорий, включаемых в сырьевую зону регионального продовольственного рынка / Ю.В. Пашкина, А.В. Усенков, Н.В. Филиппов [и др.] // «Проблемы современной ветеринарии»: Материалы региональной научно – практической конференции по итогам НИР НГСХА 21 декабря 2004 г., 8 февраля 2005 г. (сборник научных трудов НГСХА. Вып. 7 «Ветеринария») - Н.Новгород, 2005. С.73 – 84.
  39. Пашкина, Ю.В. Средства и способы экологической и противоэпизоотической защиты в современном животноводстве (ветеринарная дезинфекция, дезинсекция и дератизация): Т. I и II (учебно-методическое пособие)/ Ю.В. Пашкина, В.В. Сочнев [и др.]. – Н.Новгород, 2005. – 91 с.
  40. Пашкина, Ю.В.  Мигстим новый отечественный антисептик / Ю.В.Пашкина, А.М. Стрельцов, Е.А. Пивоваренко // Ветеринарная Патология, 2006 - № 1 (16) С.128 129.
  41. Пашкина, Ю.В.  Антимикробные свойства препарата мигстим и его токсичность / Ю.В.Пашкина, А.М. Стрельцов, Е.А. Пивоваренко [и др.] // Ветеринарная Патология, 2006 - № 1 (16) С.132 135.
  42. Пашкина, Ю. В. Средства и способы экологической и противоэпизоотической защиты в современном животноводстве (ветеринарная дезинфекция, дезинсекция и дератизация)/ Ю. В. Пашкина, Е.А. Грачева, А. В. Пашкин [и др.] // Т. : учебно-методич. пособие для практических занятий/ перераб. и допол. изд. - Н.Новгород, 2006. – 51 с.
  43. Пашкина, Ю.В. Способы и средства экологической и противоэпизоотической защиты в современном животноводстве (ветеринарная дезинфекция, дезинсекция и дератизация)/ Ю.В. Пашкина, О.Л. Куликова, Е.А.Грачева [и др.]// Т.: учебно-методич. пособие для практических занятий/ перераб. и допол. изд. - Н.Новгород, 2006. – 44 с.
  44. Пашкина, Ю. В. Методология научных исследований в эпизоотологии (учебно – методическое пособие для практических занятий)/ Ю. В. Пашкина, Е.А. Грачева, А. В. Пашкин [и др.] - Н.Новгород, 2006. – 136 с.
  45. Пашкина, Ю. В.  Роль Br.abortus в заболеваемости людей бруцеллезом / Ю.В. Пашкина, В.П. Быков, В.В. Сочнев [и др.] // Ветеринарная Патология. - 2006.   № 3
  46. Пашкина, Ю.В. Особенности функционирование паразитарной системы рабической инфекции в различных природных зонах  РФ / Ю.В. Пашкина, А. В. Саввин, В. В Сочнев [и др.] // Ветеринарная Патология. - 2006.   № 3.
  47. Пашкина, Ю.В. Словарь эпизоотологических терминов/ Ю.В. Пашкина, А.А. Алиев, В.В. Сочнев [и др.]. – ISBN 5 – 93529 – 024 – 3 (первое изд.) и ISBN 5 – 93529 – 030 – 8 (2 – ое изд. исправ.) - Н.Новгород, 2005 - 2006. – 280 с.
  48. Сисягин, П.Н. Биологический активный стимулятор и способ повышения общей резистентности с его применением /П.Н. Сисягин, Г.Р. Реджепова, Ю.В. Пашкина [и др.]. – Положит. решение формальной экспертизы по заявке № 2006109977/13 (010833) от 28.03.2006.
  49. Сисягин, П.Н. Биологический активный стимулятор и способ коррекции вторичных иммунодефицитов с его применением / П.Н. Сисягин, Г.Р. Реджепова, Ю.В. Пашкина [и др.]. – Уведомление Роспатента о регистрации заявки № 200610916 от 28.03.2006.
  50. Сисягин, П.Н. Лечебно-профилактическое средство для молодняка сельскохозяйственных животных и способ профилактики и лечения болезней с его применением /П.Н. Сисягин, Г.Р. Реджепова, Ю.В. Пашкина [и др.]. – Положит. решение формальной экспертизы по заявке № 2006109919/15 (010774) от 28.03.2006.

ПаШКИНА ЮЛИЯ ВИКТОРОВНА

ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКИЙ НАДЗОР  И  КОНТРОЛЬ

ПРИ ЗООНОЗАХ В ПОВОЛЖСКОМ РЕГИОНЕ

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени 

доктора ветеринарных наук

Корректор Г.Н. Орехова

Компьютерный набор и верстка Э.Н. Шакерова

Издатель Ю. А. Николаев

603073, Нижний Новгород, Таганская, 6 – 29

тел.: (8312) 50 – 47 – 17, e – mail: nyapub@sandy.ru

Подписано в печать  16.11.2006 г.

Формат 60/84 1/16. Печать трафаретная. Бумага офсетная.

Усл.печ.л. 2,0 . Тираж 100 экз. Заказ 03/1107






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.