WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Мамлеева

Джемиле Аблаевна

ЭПИЗООТИЧЕСКОЕ ПРОЯВЛЕНИЕ ПАРАЗИТАРНЫХ СИСТЕМ САПРОНОЗОВ В ОТДЕЛЬНЫХ РЕГИОНАХ РФ

(на модели иерсиниоза)

16.00.03 – ветеринарная микробиология,

вирусология, эпизоотология, микология 

с микотоксикологией и иммунология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора ветеринарных наук

Н. Новгород – 2008

Работа выполнялась на кафедре эпизоотологии и инфекционных болезней ФГОУ ВПО «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия», в Управлении ветеринарии правительства г. Санкт-Петербурга, в ГУ «Санкт-Петербургская городская станция по борьбе с болезнями животных», ГУ «Санкт-Петербургская городская ветеринарная лаборатория» и лабораториях ветеринарно-санитарной экспертизы рынков города, в госветучреждениях и предприятиях по переработке, хранению и реализации продуктов животного происхождения Ленинградской, Вологодской, Волгоградской и Нижегородской областей.

Научный консультант:

член-корреспондент РАСХН,

доктор ветеринарных  наук Авилов Вячеслав Михайлович

Официальные оппоненты: 

 

заслуженный деятель науки РФ,

доктор ветеринарных  наук, профессор  Шумилов Константин Васильевич 

 

доктор биологических  наук, профессор Григорьева Галина Ивановна

заслуженный деятель науки РФ,

доктор ветеринарных  наук, профессор  Сафин Марат Абдрахманович

 

 

Ведущая организация – ФГОУ ВПО «Московская государственная академия ветеринарной медицины и биотехнологии им. К.И. Скрябина»

Защита состоится  «22» января 2009 г. в 900 на заседании диссертационного совета Д 220.047.02 при ФГОУ ВПО «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия» (603107, г. Н. Новгород, пр. Гагарина, д. 97).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО НГСХА (603107, Н. Новгород, пр. Гагарина, д. 97).

Автореферат опубликован на официальном сайте ВАК РФ «01» октября 2008г.

Автореферат разослан  «____» __________ 2008  г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат ветеринарных наук, доцент А.В. Пашкин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. В утвержденной в январе 2008 г. Правительством РФ концепции федеральной целевой программы «Национальная система химической и биологической безопасности РФ (2009-2013)» указывается, что защищенность населения и среды его обитания на территории РФ от опасных биологических и химических факторов не доведена до уровня, при котором отсутствуют недопустимые риски причинения вреда жизни и здоровью людей, окружающей среде и техносфере. На фоне значительного ухудшения санитарно-эпидемиологической, ветеринарно-санитарной, фитосанитарной и экологической обстановки в РФ, а также упадка ее биотехнологической и химической промышленности появились новые биологические и химические угрозы для национальной безопасности страны.

       Стала очевидной возможность трансграничных заносов на территорию страны известных и неизвестных ранее неэндемичных патогенов и экопатогенов, несанкционированного применения в сельскохозяйственной практике различных средств защиты растений, потенциально опасных генно-модифицированных организмов, применения особо опасных биологических агентов и химических средств в террористических целях. В качестве основы государственной политики в РФ руководство страны считает необходимым совершенствование и упрочение системы химической и биологической безопасности.

       Одним из главных разделов концепции является обеспечение биологической безопасности, обусловленное сохраняющейся угрозой заноса, возникновения и распространения опасных и особо опасных инфекций, связанной с неблагополучной эпидемиологической обстановкой в мире. По данным ВОЗ,  только в течение двух последних лет зарегистрировано более 70 непредвиденных крупных вспышек инфекционных болезней, ежегодно в мире от инфекционных болезней умирают свыше 16 млн человек, за последние 50 лет только от 5 инфекций (СПИД, малярия, туберкулез, гепатиты В и С) умерли свыше 200 млн человек, а в РФ ежегодно регистрируется около 40 млн случаев инфекционных болезней. Сохраняется неблагоприятная эпизоотическая ситуация по ящуру, бешенству, ньюкаслской болезни птиц, классической чуме свиней. Не снижается угроза возникновения и распространения  гриппа птиц.

       Важной и не до конца изученной компонентой суммарной инфекционной патологии людей и животных являются и сапрозоонозы (И.А. Бакулов, 1991; Г.Я. Ценева, 1995-2002; Н.А. Рыбакова, 2004; В.Ю. Литвин, 1994-2000; К.В. Шумилов, 2005; Л.С. Каврук, 2005; Л.Ф. Зыкин, 2005; В.В. Сочнев, 2005; А.А. Алиев, 2005; и др.).

       Трофические пути объединили человека, животных и обитателей Мирового океана и их разнообразных паразитов в экологические паразитарные системы, а возрастающие экологические и техногенные нагрузки на окружающую среду прямо или опосредованно – через продукты растительного и животного происхождения – оказывают и негативное воздействие на ее обитателей, в т.ч. и человека.

       Либерализация формирования и наполнения продовольственного рынка РФ, межгосударственных потоков продуктов животного и растительного происхождения способствует увеличению степени эпизоотического и эпидемического риска в стране и ее отдельных регионах.

В этой связи возросла потребность совершенствования и усиления государственного ветеринарно-санитарного надзора за экологической и эпизоотолого-эпидемической ситуацией и безопасностью продовольственного сырья в регионах-поставщиках, на предприятиях по переработке, хранению и реализации продуктов  животного и растительного происхождения.

Анализ данных литературы по эпизоотической и эпидемической ситуации  пищевых сапронозов в условиях европейской части РФ подтверждает необходимость совершенствования эпизоотологического надзора за спонтанным их проявлением и разработки системы мер по снижению эпизоотического и эпидемического их риска,  что и  послужило основанием для выбора направлений исследований  и темы данной диссертационной работы.

  Цель работы. В сравнительном аспекте и динамике  изучить природно-экологические, хозяйственно-технологические и социально-экономические условия и предпосылки формирования инфекционных паразитарных систем пищевых сапронозов (на модели иерсиниоза) в условиях Северо-Западного региона европейской части РФ, Среднего и Нижнего Поволжья, провести многофакторный анализ и изучить характер эпизоотического процесса пищевых сапронозов, пространственно-эпизоотического их проявления и на этой основе усовершенствовать региональную систему эпизоотолого-эпидемиологического надзора при основных пищевых сапронозах с учетом их экологического и эпизоотического риска.

Задачи исследования:

изучить особенности природно-экологических и хозяйственно-технологических предпосылок развития животноводства и условия формирования нозологического профиля инфекционной и инвазионной патологии сельскохозяйственных животных в отдельных регионах европейской части РФ;

изучить основные эпизоотологические параметры популяций сельскохозяйственных животных, роль и место пищевых сапронозов, в частности иерсиниоза, в формировании нозологического профиля заразной патологии сельскохозяйственных животных в регионе;

изучить пространственно-временные и популяционные границы эпизоотического и межэпизоотического проявления инфекционной паразитарной системы иерсиниоза в изучаемых регионах;

изучить спектр патогенности иерсиниоза, специфический механизм передачи возбудителей и условия их переживания в межэпизоотический период, причинно-следственные связи и источники контаминации пищевых продуктов иерсиниями;

провести анализ манифестации иерсиниозной инфекции и методов ее диагностики в популяциях животных в условиях изучаемых регионов;

научно обосновать и усовершенствовать региональную систему эпизоотологического мониторинга и мероприятий по профилактике спонтанного проявления пищевых сапронозов (на модели иерсиниоза).

Научная новизна. Впервые в сравнительном аспекте и в динамике на примере Вологодской, Ленинградской, Нижегородской и Волгоградской областей изучены основные эпизоотологические параметры популяций сельскохозяйственных животных, роль и место сапронозов, в частности иерсиниоза, в формировании нозологического профиля заразной патологии животных, особенности функционирования инфекционных паразитарных систем, соактантами которых являются сельскохозяйственные животные, мелкие свободно живущие млекопитающие, люди, патогенные бактерии рода Yersinia, а также окружающая среда (почва, вода, высшие растения). Изучены факторы, способствующие интенсификации эпизоотического проявления этих инфекций и  контаминированию патогенами растений, кормов и продуктов животного и растительного происхождения.

  Изучены манифестация и эффективность эпизоотологической диагностики иерсиниоза сельскохозяйственных животных при эпизоотическом его проявлении и в межэпизоотический период. Усовершенствована система эпизоотологического надзора и контроля за эпизоотическим проявлением этой инфекции, за качеством и биологической безопасностью продуктов животного и растительного происхождения.

Практическая ценность. Научно обосновано и практически подтверждено, что эпизоотическое проявление пищевых сапронозов и профилактика их эпидемической проекции процесс управляемый.

Основные положения диссертации вошли:

  в методические рекомендации по дифференциальной диагностике бруцеллеза и иерсиниоза и мерам по их профилактике, рассмотренные, одобренные и рекомендованные к изданию МСХ РФ (№ 27-6-31/1078 от 08.05.03);

в методические указания по лабораторной диагностике иерсиниоза животных и обнаружению возбудителя болезни в мясном сырье, молоке и растительных кормах, утвержденные управлением ветеринарии Федерального агентства по сельскому хозяйству МСХ РФ (5-1-14/971 от 3.10.05);

в методические рекомендации «Эпидемиологический надзор за иерсиниозами», утвержденные главным государственным санитарным врачом по Вологодской области (МР-20/03);

в учебно-методические издания:

  • «Иерсиниозы животных (диагностика, меры борьбы)», «Эпизоотологический надзор при бруцеллезе (функционирование инфекционной паразитарной системы)», «Методология научных исследований в эпизоотологии», рекомендованные к изданию департаментом кадровой политики и образования МСХ РФ (№ 27-6-39/150 от 23.01.02);
  • «Совершенствование организации и экономики ветеринарного дела» и  «Экологическая и противоэпизоотическая защита современного животноводства», рекомендованные к изданию учебно-методическим объединением ВУЗов РФ по образованию в области зоотехнии и ветеринарии (№ 06-91 и № 06-92 от 25.01.07).

Основные положения, выносимые на защиту:

пищевые сапронозы (в частности иерсиниоз) в изучаемых регионах являются постоянными ежегодными составляющими нозологического профиля заразной патологии сельскохозяйственных животных;

уровень здоровья, воспроизводства, продуктивности животных и эпидемической угрозы при их инфекционных заболеваниях являются главными эпизоотологическими параметрами популяций сельскохозяйственных животных в изучаемом регионе;

пространственно-временные и популяционные границы спонтанного проявления иерсиниоза являются показателями интенсивности и продолжительности его распространения в эпизоотическом и межэпизоотическом периодах;

источником возбудителя иерсиниозной инфекции животных и людей являются зараженные животные, вода, почва и произрастающие на ней высшие растения и приготовленные из них корма для сельскохозяйственных животных, а также овощи и фрукты;

в формировании заразной патологии сельскохозяйственных животных значительные роль и место принадлежат пищевым (кормовым) сапронозам (в частности иерсиниозу), манифестация которых характеризуется специфическим синдромом желудочно-кишечных расстройств, скрытым микробоносительством и развитием септического инфекционного процесса;

усовершенствованная схема-модель эпизоотологического надзора и контроля при иерсиниозе в условиях Северо-Западного региона РФ является востребованной и эффективной.

  Пути реализации. Результаты исследований могут быть использованы в разработке и усовершенствовании схем-моделей эпизоотологической диагностики и надзора при других сапронозах животных в других регионах РФ, а также в организации учебно-педагогического процесса при подготовке специалистов ветеринарной профессии.

  Апробация работы. Тема диссертации, методические подходы, направления и результаты исследований доложены и обсуждены на заседаниях совета ветеринарного факультета ФГОУ ВПО НГСХА (2000-2008 гг.), на научно-практических конференциях по актуальным вопросам ветеринарии «Ветеринарная наука на рубеже веков» (Н. Новгород, 2001), «Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях» (Н. Новгород, 2004), на международном симпозиуме «Стратегия развития сельского и лесного хозяйства, сферы услуг в РФ и мире» (Н.Новгород, 2003), Международной научной конференции по итогам НИР в области ветеринарии и биологии (СПб, 2006), на заседаниях издательского Совета журналов «Ветеринарная патология» (М., 2004-2007), «Ветеринарная практика» (СПб., 2006-2007), «Практик» (СПб., 2006-2007), на межкафедральных заседаниях профессорско-преподавательского состава ветеринарного факультета ФГОУ ВПО НГСХА (Н. Новгород, 2007-2008).

Материалы диссертации опубликованы в 45 научных статьях, в том числе 13 в центральных изданиях, рекомендованных ВАК РФ для публикации материалов докторских диссертаций, вошли в 4 монографии, рекомендованные МСХ РФ в качестве учебно-методических пособий для вузов при подготовке специалистов ветеринарной профессии.

Внедрение. Результаты исследований в 2003-2007 гг. под авторским надзором с положительным эффектом внедрены в госучреждениях и рынках 18 районов г. Санкт-Петербурга, в районных станциях по борьбе с болезнями животных Ленинградской, Вологодской, Волгоградской и Нижегородской областей, вошли в специальные научные издания «Экологическая защита окружающей среды при возникновении иерсиниоза животных» (Н. Новгород, 2001), «Эпизоотологический надзор при бруцеллезе (функционирование паразитарной системы» (Н. Новгород, 2003), «Эпидемиологический надзор за иерсиниозами» (Вологда, 2004), «Дифференциальная диагностика бруцеллеза и иерсиниоза и меры по их профилактике» (Н. Новгород, 2007),  «Методические указания по лабораторной диагностике иерсиниоза животных и обнаружению возбудителя болезни в мясном сырье, молоке и растительных кормах» (М., 2005), «Методология научных исследований в эпизоотологии» (Н. Новгород, 2006), «Экологическая и противоэпизоотическая защита современного животноводства» (Н. Новгород, 2007), «Совершенствование организации и экономики ветеринарного дела» (Н. Новгород, 2007).

Структура и объем диссертации: диссертация изложена на 382 страницах компьютерного текста, иллюстрирована 46 таблицами и 77  рисунками; состоит из введения, обзора литературы, собственных исследований и их обсуждения, выводов и практических предложений. Список использованной литературы включает 645 наименований, в том числе 189 иностранных авторов.

Собственные исследования

Материалы, методы и объемы исследований

Работа выполнялась с 2001 по 2008 г. на кафедре эпизоотологии и инфекционных болезней ФГОУ ВПО «Нижегородская государственная сельскохозяйственным академия», в Управлении ветеринарии правительства г. Санкт-Петербурга, в ГУ «Санкт-Петербургская городская станция по борьбе с болезнями животных», ГУ «Санкт-Петербургская городская ветеринарная лаборатория» и лабораториях ветеринарно-санитарной экспертизы рынков города, в госветучреждениях и предприятиях по переработке, хранению и реализации продуктов животного происхождения Ленинградской, Вологодской, Волгоградской и Нижегородской областей.

С целью изучения нозологического профиля по заразной патологии животных, эпизоотического состояния по пищевым (кормовым) сапронозам проанализированы и подвергнуты статистическим исследованиям:

данные, полученные лично автором при проведении эпизоотологических экспериментов, при осуществлении эпизоотологического надзора и контроля за развитием эпизоотического проявления экологических паразитарных систем при отдельных пищевых (кормовых) сапронозах на территории отдельных субъектов Федерации;

данные учета, отчетности и статистических обзоров Управлений ветеринарии администрации г. Санкт-Петербурга, Ленинградской, Вологодской и других близлежащих областей, городской и районных станций по борьбе с болезнями животных, областных и районных ветеринарных лабораторий, лабораторий по ветеринарно-санитарной экспертизе пищевых продуктов, областных и городских центров Роспотребнадзора, предприятий перерабатывающей и пищевой промышленности, торговли, статистического управления РФ по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области за период с 1990 по 2007 г.;

материалы экспертных оценок по ретроспективному и оперативному анализу противоэпизоотического обеспечения г. Санкт-Петербурга, Ленинградской и Вологодской, Волгоградской, Нижегородской областей;

показатели лабораторного скрининга по наиболее часто встречающимся  болезням животных, в том числе по пищевым (кормовым) сапронозам (листериозу и иерсиниозу) на территории Северо-Западного региона европейской части РФ;

статистические обзоры по оценке нозологического профиля инфекционной и инвазионной патологии животных и людей (микробной и паразитарной контаминации окружающей среды в условиях г. Санкт-Петербурга, Ленинградской и Вологодской областей.

Проведен ретроспективный эпизоотолого-эпидемический анализ потенциальных и достоверно установленных факторов, снижающих экологическую и эпизоотическую безопасность и качество продуктов животного и растительного происхождения, по ветеринарно-санитарным показателям.

В основу работы положены комплексный эпизоотологический подход, включающий современные методы эпизоотологической диагностики и экологического контроля за биотическими и абиотическими компонентами окружающей природной среды, биологическое и линейно-радианное моделирование, а также методы современной прогностики: фактография, экспертные оценки, прямая, косвенная и инверсивная верификации. Бактериологические исследования на сапронозы проводили совместно с И.Л. Прошкиной (ГУ «Санкт-Петербургская городская ветеринарная лаборатория»).

Для прижизненной диагностики иерсиниоза материал от больных животных, не подвергшихся лечению антибактериальными препаратами,  отбирали в стерильные пробирки (флаконы) с резиновыми пробками:

а) фекалии в количестве 2-3 г отбирали непосредственно из прямой кишки с помощью предварительно прокипяченного резинового катетера или в момент дефекации;

б) сборную пробу молока в количестве 10-15мл, отбирали выборочно от 15-20 коров стада после санитарной обработки молочной железы и сдаивания первых порций молока. В зависимости от поголовья коров на ферме количество сборных проб молока варьировало от 3 до 5.  Молоко доставляли в лабораторию и исследовали в день взятия пробы. При отсутствии такой возможности пробы молока консервировали кристаллической борной кислотой (0,1 г на 10 мл) и исследовали в течение последующих 10 дней.

У животных, убитых с диагностической целью при подозрении в заболевании кормовыми сапронозами (иерсиниозом), исследовали содержимое тонкого и толстого отделов кишечника, паренхиматозные органы и кровь из сердца.

Пробы сывороток крови животных исследовали на наличие антител к Y. еnterocolitica, Y. pseudotuberculosis. При диагностических исследованиях титры антител определяли в динамике (в первые дни заболевания и через 14 дней). Скрининговые исследования с целью определения популяционных границ иерсиниозной инфекции проводили, как правило, однократно. Скрининговые исследования материалов от людей проведены по нашей просьбе в лабораториях Вологодского и Санкт-Петербурского центров федеральной службы Роспотребнадзора.

  Материал от мелких свободноживущих млекопитающих (пробы органов и тканей) после тщательного растирания в ступке с песком и фосфатно-буферным раствором в асептических условиях переносили (1,5 мл) в среду накопления (5 мл). Инкубировали в течение 14 дней в холодильнике при температуре +4°С.

  Пробы из объектов внешней среды (смывы с оборудования и ограждающих конструкций животноводческих помещения) в эпизоотических очагах иерсиниозной инфекции отбирали  традиционным методом и помещали в среду накопления (5 мл). Воду открытых прифермерских водоемов и водоемов на пастбищах исследовали методом концентрации на мембранных фильтрах в соответствии с МУ № 2285-81 от 19.01.1981 г. Фильтры помещали в среду накопления и инкубировали в условиях холодильника (4°С).

Пробы кормов отбирали по общепринятой методике [ГОСТ-27662; 13496.0-80; Р57808-2001, Р1811-2001]. В 225мл среды накопления засевали 25 мл (г) исследуемого материала. Инкубацию проводили в тех же условиях, как указано выше.

  Пробы мясного сырья, молока и сливок для бактериологического исследования отбирали – согласно ГОСТ 7269-79, Р50396.0-92, 13928-84; кормов растительного происхождения согласно ГОСТ 27662, комбикорма – ГОСТ 13496.0-80, картофеля – по ГОСТ – Р57808-2001, свеклы, капусты – по ГОСТ Р1811-2001.

Исследования проб материала на иерсиниоз, выделение и идентификацию культур иерсиний проводили в соответствии с методическими указаниями по лабораторной диагностике иерсиниоза животных и обнаружению возбудителя болезни в мясном сырье, молоке и растительных кормах (№ 5-1-14/971 от 3.10.2005 г.), при этом использовали жидкую селективную  среду обогащения (и-бульон) и плотную дифференциальную диагностическую или селективную среду (агар Эндо), среду с желчью и индикатором бромметиленовым  синим (СБТС) или среду для выделения иерсиний (г.Махачкала).

  Ферментативные свойства односуточных  культур (изолятов) иерсиний, выращенных на МПА при 25°С, изучали путем пересева на среды с углеводами и индикатором Андреде, с мочевиной по Кристенсену, на цитратную среду Симонса, среду Кларка, среду с фенолфталеином, среду с сульфатом железа и на бульон Хотингера. Определение патогенности выделенных культур проводили с использованием «тест-системы для идентификации патогенных штаммов Y. еnterocolitica» (сыворотка диагностическая к патогенным иерсиниям адсорбированная кроличья (СПИ) и сыворотка нормальная кроличья (НКС)). Учет реакции проводили в косопадающем свете на темном поле визуально. В случае положительной реакции с СПИ и отрицательной с НКС культуру Y. enterocolitica считали патогенной и относили к возбудителю болезни.

В сравнительном аспекте изучали разрешающую способность методов выявления возбудителя иерсиниоза традиционными приемами и с применением молекулярно-генетической диагностики – ПЦР при помощи тест-системы на ДНК Y. enterocolitica («Энтерокол») в соответствии с методическими указаниями (М., 2005).

Получение изолятов иерсиний при бактериологических исследованиях проводилось с использованием холодового обогащения проб в забуфуренном физиологическом растворе (среда Ющенко) при 4°С до 14 дней с периодическим высевом на среду Эндо через каждые 2-3 дня. В сравнительном аспекте для холодового обогащения использовали обычный изотонический раствор натрия хлорида без создания буферной системы при аналогичных сроках и температурных режимах инкубирования. Кроме того, использовали модификацию холодового обогащения путем помещения исследуемых проб в морозильную камеру на 30 мин. с последующим размораживанием и высевом на среду Эндо. Дальнейшее исследование проводили по общепринятым методам, основанным на получении чистой культуры иерсиний и ее идентификации по биохимическим свойствам как по классическому варианту, так и с использованием СИБ и ПБДЭ.

  Определение популяционных границ иерсиниозной инфекции среди сельскохозяйственных животных проводили с использованием серологических исследований (РНГА) с кишечно-иерсиниозными эритроцитарными антигенными диагностикумами сероваров О:3 и О:9 Санкт-Петербургского НИИ вакцин и сывороток. Постановку РНГА проводили в соответствии с наставлением по ее применению в полистриоловых прозрачных с круглодонными лунками пластинах.

По результатам исследований определяли границы иерсиниозной инфекции и степень ее риска.

С учетом конкретных условий места и времени оптимизировали систему профилактических и противоэпизоотических мероприятий для ликвидации эпизоотических очагов инфекции и упреждения их эпидемической проекции по иерсиниозу в регионе.

Качество и состояние ветеринарно-санитарной и экологической безопасности продуктов растительного и животного происхождения, в том числе наполняющих продовольственные рынки региона, нозологический профиль «заразной» патологии животных и их микробной (паразитарной) контаминации изучали по материалам статистики и информации за период с 1990 г., а также по собранным лично материалам при проведении ветеринарно-санитарной и экологической экспертизы пищевых продуктов и эпизоотологических производственных экспериментов.

Факторы, снижающие безопасность и качество продуктов животного и растительного происхождения, изучали фактографическим методом, а также путем обоснования гипотез и согласования полученных данных с научными представлениями об этой проблеме.

Манифестацию спонтанных пищевых (кормовых) сапронозов (листериоза и иерсиниоза)  в популяции сельскохозяйственных животных изучали по общепринятым в ветеринарии методам (Бакулов И.А.) по специально разработанной схеме основных морфофункциональных отклонений в организме животных. Посмертную диагностику наиболее часто встречающихся инфекционных и инвазионных болезней животных, в том числе пищевых (кормовых) сапронозов, проводили совместно со специалистами лабораторий ветсанэкспертизы на продовольственных рынках г. Санкт-Петербурга и городской ветлаборатории, ветеринарными специалистами госветучреждений города, Ленинградской и Вологодской областей.

  Апробацию и адаптацию усовершенствованных форм ветеринарно-санитарного надзора на предприятиях по переработке сырья и продуктов животного происхождения, а также на продовольственных рынках осуществляли в строгом соответствии с действующими правилами ветсанэкспертизы со специалистами Управления ветеринарии администрации г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Инструментальные исследования при проведении ветсанэкспертизы (биохимические, радиологические, микроскопические, макрометрические и др.) проводили в условиях лабораторий ветсанэкспертизы Кузнечного и других рынков г. Санкт-Петербурга, микробиологические исследования – в условиях городской и областной ветеринарных лабораторий в строгом соответствии с методическими указаниями по лабораторной диагностике.

Эпидемическую  проекцию болезней, общих для человека и животных, в том числе пищевых (кормовых) сапронозов, изучали совместно со специалистами Вологодского областного и Санкт-Петербургского городского центров Роспотребнадзора. Результаты исследований методом аналогий группировали по конкретным показателям и соотносили с объективной оценкой качества и безопасности продуктов животного и растительного происхождения, поступающих для реализации на поднадзорные рынки города и области.

Нормативно-методическую и регламентирующую документацию по совершенствованию государственного ветеринарного надзора в условиях урбанизированных и сопредельных территорий разрабатывали совместно со специалистами Управлений ветеринарии администрации г. Санкт-Петербурга, Ленинградской и Вологодской областей.

Экспертные оценки результатов исследований, апробации и адаптации эпизоотологической диагностики и эпизоотологического надзора при пищевых (кормовых) сапронозах, ветеринарно-санитарных правил для продовольственных рынков г. Санкт-Петербурга обсуждали и обобщали на совещаниях при начальнике Управления ветеринарии администрации г. Санкт-Петербурга.

  Основные положения диссертации использовали при разработке «Ветеринарно-санитарных правил для продовольственных рынков г. Санкт-Петербурга» (СПб., 2002 г.), методических указаний по лабораторной диагностике иерсиниоза животных и обнаружению возбудителя болезни в мясном сырье, молоке и растительных кормах (М., 2005).

  Результаты исследований подвергали статистической обработке (Н.А. Плохинский, 1970), линейно-графическому и линейно-радианному моделированию (Хитоси Кумэ,1990).

  Картографирование и территориально-временную и популяционную аппликацию результатов исследования осуществляли по общепринятым в биологии и ветеринарии методам.

Подробное изложение методик и хода эпизоотологических экспериментов  представлено в соответствующих разделах диссертации.

В организации производственных эпизоотологических и экологических экспериментов, подготовке и оформлении разрешительной документации на их проведение, унификацию используемых методических подходов и приемов при проведении исследований, осуществлении экспертных оценок полученных результатов принимали участие специалисты госветслужбы г. Санкт-Петербурга, Вологодской, Волгоградской и Ленинградской областей, научные сотрудники ФГУ ВГНКИ и ВНИИВСЭ, ФГОУ ВПО НГСХА, которым автор выражает искреннюю признательность и благодарность за методическую и организационную поддержку и сотрудничество при выполнении данной диссертационной работы.

Автор выражает искреннюю признательность начальнику Управления ветеринарии администрации г. Санкт-Петербурга Ю.А. Андрееву за доверие и поддержку при выполнении диссертационной работы.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Многофакторный анализ причин, сдерживающих формирование и функционирование продовольственного рынка России в целом и ее отдельных регионов

       Провели сравнительный анализ мониторинговых исследований развития АПК, социальных, экологических, экономических и эпизоотических причин, воздействующих на формирование безопасного продовольственного рынка в субъектах Федерации Северо-Западного и Приволжского федеральных округов РФ. Установили, что преобразование общественных отношений и передел собственности в РФ ускорили процесс капитализации сырьевой зоны продовольственного рынка, а экономические факторы стали главными рычагами управления его функционированием. Социальные, экологические и эпизоотические давления на сырьевую базу региональных продовольственных рынков оказались сдерживающими рычагами процесса их либерализации. Без должного государственного контроля действие этих факторов резко снижает безопасность самого рынка и реализуемых на нем продуктов. При отсутствии доказательной базы причин, снижающих качество и безопасность реализуемых продуктов, возникают несовпадения интересов органов государственного надзора и владельцев продукции. Либерализация рынка привела к расширению доступа поставщиков продуктов животного и растительного происхождения на региональные рынки из сопредельных территорий и других стран. Возникла острая необходимость усиления контроля за эпизоотической ситуацией в странах и регионахпоставщиках этих продуктов.

       Изучили степень самодостаточности изучаемых регионов в формировании рынка продовольствия, для чего провели анализ состояния и направленности тенденций развития АПК, и в частности землепользования. Установили, что в Северо-Западном регионе только 12,1% земель используются как сельскохозяйственные угодья, а из них только 58,1% под пашню. В Ленинградской области соответственно 38,9 и 61,8%, в Волгоградской – 25,4 и 67,2%. В Приволжском округе сконцентрировано 10,9 % общероссийских земель, используемых в сельском хозяйстве, из них 85,4 % - сельхозугодия (29,6% от общероссийского). Здесь 30,4% всей пашни РФ. В Южном федеральном округе находится 7,9 % земель России, используемых в сельском хозяйстве, 87,7% из них – сельскохозяйственные угодья (20,2% от общероссийского показателя), в т.ч. 56% составляет пахотный клин 15 часть российского. В Волгоградской области соответственно 1,6; 93,3 и 68,2%.

       Подтвердили неодинаковые условия и возможности субъектов Федерации в организации сельскохозяйственного производства и рациональной реализации возможностей как в прошлом, так и в современных условиях. В Приволжском и Южном федеральных округах сконцентрировано более 47% сельхозугодий и 49% пахотного клина России. Любые изменения в организации сельскохозяйственного производства в них в значительной степени отражаются на продовольственном состоянии страны в целом, на формировании национальной продовольственной программы на ближайшую перспективу.

       Сохранение и дальнейшее развитие товарного сельскохозяйственного производства в этих округах будет отражаться не только на благосостоянии их населения, но и всей страны.

       Результаты многолетнего мониторинга подтверждают нерациональность использования земель и природных богатств под воспроизводство биологических ресурсов, возрастает количество бросовых территорий, сокращается площадь пахотного клина, не до конца используются национальные возможности улучшения благосостояния населения в вопросах автономного обеспечения основными продовольственными продуктами и сырьем для перерабатывающей промышленности. Разработали схемы-модели, позволяющие определять уровень участия регионов в производстве сельскохозяйственной продукции РФ, рациональность использования природных ресурсов (земель) в воспроизводстве биологических возможностей продовольственного баланса регионов и России в целом.

       С целью определения региональной продовольственной потребности провели анализ демографических явлений в регионах и в России в целом и установили, что при общероссийском сокращении населения в Южном федеральном округе оно возросло на 10,6% (на 2,7 млн человек). 

        За последние годы доля сельского населения в Северо-Западном регионе сократилась с 18,3 до 17,6%, в Ленинградской области с 34,0 до 30,5%, в Вологодской – с 34,1 до 30,8%.  В Приволжском регионе доля сельского населения возросла с 28,8 до 29,2% при общем сокращении численности населения на 1 млн человек. За последние 17 лет численность населения Южного федерального округа возросла на 11,06%, увеличилась и доля сельского населения с 8,28 млн человек в 1990 г. до 9,73 млн в последние годы (на 17,5%).

       В Волгоградской области относительная доля сельского населения ниже, чем в Южном регионе и РФ в целом. Полученные данные имеют прикладное значение для определения продовольственного баланса региона, перспектив развития аграрного сектора и исчисления общего дефицита в продовольственном обеспечении и продовольственной независимости.

       Одновременно изучали возможности регионов в обеспечении продуктами животноводства собственного производства. Установили, что за последние 17 лет поголовье крупного рогатого скота в стране сократилось почти в 2,5 раза, с 57 до 24 млн. голов. Несколько восстановилась утраченная в первые годы перестройки молочная продуктивность коров. В Северо-Западном регионе поголовье крупного рогатого скота сократилось в 3,2 раза, в Ленинградской области – в 3 раза, в Вологодской – в 2,5 раза.  В трех изучаемых регионах в настоящее время содержится 52,7% всего поголовья крупного рогатого скота России. Разработали линейно-графические модели состояния животноводства в изучаемых регионах. Установили, что во всех категориях хозяйств Северо-Западного округа производство молока сократилось на 47,8%, в Приволжском округе – на 27,6 и на 39% – в Южном федеральном округе. Значительное сокращение производства молока произошло в изучаемых субъектах федерации – Ленинградской, Вологодской, Нижегородской и Волгоградской областях соответственно на 41,2, 28,9, 45,0 и 53,1%. Подтвердили, что разрушение внутренней сырьевой продовольственной базы привело к дефициту продуктов животноводства в стране, необходимости их импорта из других  стран и возникновению продовольственной зависимости России.

Продукты животноводства регионального производства как основа формирования продовольственного рынка

       С целью получения объективных данных провели анализ производства и потребления продуктов животноводства в расчете на душу населения. Установили, что производство мяса в РФ за последние 15-16 лет сократилось  на 74,2%: в Северо-Западном регионе – на 61,7, Вологодской области – на 54, в Южном регионе – на 82,6%, в Волгоградской области – на 86,1, в Приволжском – на 74,8 и в Нижегородской области – на 67,4 %. Значительно, от 27,6 до 53,3% (40,1±2,0), сократилось и производство молока.

       Сокращение производства отразилось на уровне потребления этих основных продуктов питания населением России, и в частности мяса – на 30,7 %: в Северо-Западном регионе – на 32, в Ленинградской области – на 11,1, в Вологодской – на 22, в Южном федеральном округе – на 32,8, в Волгоградской области – на 32,9, в Приволжском регионе – на 28,8%. Снизилось потребление молока и молочных продуктов в расчете на душу населения: на 27,7 - в Приволжском, на 40,5 - в Южном и на 43,6 % - в Северо-Западном федеральных округах. Подтвердили, что за последние два десятилетия в РФ произошло резкое снижение производства продуктов животноводства, и как следствие, повсеместное снижение уровня душевого потребления этих продуктов. Все это указывает на то, что разрушительное процессы в АПК РФ породили дефициты в формировании и наполнении продовольственного рынка страны. Восполнение дефицита рынка продовольствия импортируемыми продуктами животного и растительного происхождения не смогло восстановить утраченного уровня потребления из-за снижения покупательной способности значительной части населения, более того – породило дополнительный эпизоотический и эпидемический риск и затраты на поддержание эпизоотической и эпидемической стабильности.

       Одновременно изучили возможности быстрого восстановления утраченных позиций в развитии животноводства и установили, что параллельно разрушению промышленных технологий в животноводстве разрушалась и отрасль кормопроизводства и кормообеспечения. Только за 10 лет, с 1996 по 2005 г. включительно, уровень производства «собственных» грубых и сочных кормов сократился в 2,17 раза в сравнении с уровнем 1986-1990 гг. Сократилось  производство сена естественных сеяных трав, силоса, кормовых корнеплодов. Тенденция сокращения производства «собственных» кормов не остановлена в условиях Северо-Западного, Приволжского и Южного федеральных округов. Здесь кормопроизводство как отрасль аграрного комплекса разрушена полностью. Производство кормовых корнеплодов сократилось в 12 раз. Установили выраженную зависимость наполнения продовольственных рынков в регионах от состояния кормопроизводства. Подтвердили, что с разрушением промышленных технологий в животноводстве и кормопроизводстве, ослаблением контроля за набором кормов в рационе значительно снизилась конверсия кормов в РФ в целом и в субъектах Федерации изучаемых регионов при производстве молока – на 5,6 и, мяса – на 10,8%: в Северо-Западном регионе – на 9,3 и 22,3%, Южном – на 20,3 и 2,3%, Приволжском – соответственно на 5,4 и 6,1%. Повсеместно снизился и уровень концентрированных кормов в рационах животных.

       Смена организационных структур сельскохозяйственного производства отразилась на товарности животноводства. Сокращение (разукрупнение) крупных сельскохозяйственных предприятий, организация крестьянских фермерских хозяйств не смогли компенсировать производство и товарность животноводческой продукции. Перемещение производства мяса и молока в хозяйства населения значительно снизило производство товарной продукции. Подтвердили, что целый комплекс причин продолжает оказывать сдерживающее влияние на развитие АПК РФ и в настоящее время.

Эпизоотологический мониторинг за функционированием экологических паразитарных систем в сырьевой зоне регионального рынка продовольствия

Установили, что реструктуризация АПК и свобода организации рынка продовольствия расширили хозяйственно-торговые связи между территориями, формирующими сырьевую базу региона. Недостаточный госконтроль за этими связями и перемещениями продуктов животного происхождения порождает нарастание эпизоотической напряженности и возможность расширения границ возникающих эпизоотических очагов. Осуществляя эпизоотологический мониторинг в условиях изучаемых регионов, установили, что эпизоотическое состояние конкретных административных подразделений формируется под давлением эпизоотической обстановки на прилегающих территориях. Для подтверждения этого провели комиссионную экспертную оценку эпизоотической обстановки по объективным лабораторным показателям ареала возбудителей конкретных нозоформ на территориях изучаемых регионов. Установили, что здесь создались условия для ареала возбудителей 64 нозоформ, из них 54 – среди теплокровных животных. Эти данные нельзя расценивать как окончательные, т.к. ряд известных возбудителей, функционирующих на этих территориях, не учтены ведомственными информационными обзорами. Так, в них полностью не учтены данные об иерсиниозах. Установили, что экологической нишей возбудителей  бактериальных нозоформ в 71,4% случаев является крупный рогатый скот, в 3,9 –  овцы и козы, в 9,1 – свиньи, в 1,6 – лошади, в 11,9 - птицы и в 2,3% – другие виды животных.

Установили инфекции с полигостальным ареалом возбудителей (эшерихиоз, сальмонеллез, стафилококкоз, лептоспироз, иерсиниоз и пастереллез, а в отдельных субъектах Федерации бруцеллез, туберкулез, листериоз). Подтвердили, что чем выше уровень (степень) гостальности возбудителя нозоформы, тем шире, массивнее его территориальная аппликация.

       Экологической нишей вирусных нозоформ в изучаемых регионах в 50% случаев также оказался крупный рогатый скот, а также животные других видов.  В 25% случаев возбудители вирусных нозоформ оказались полигостальными. Важным компонентом заразной патологии животных в регионах являются инвазионные нозоформы, при значительной части которых ареал возбудителей также является полигостальным, с высоким уровнем не только популяционных, но и межпопуляционных границ эпизоотического проявления (диктиокаулез, стронгилятоз, фасциолез, эшерихиоз и др.).

Разработали схемы-модели ареала и экологической ниши возбудителей нозоформ, регистрируемых в изучаемых регионах, и подтвердили, что они здесь представлены неравномерно. Доминируют нозоформы, возбудителями которых являются многоклеточные паразиты (инвазии и инфестации) – 51,5%, в 31,3% случаев – бактерии, в 12,5 – вирусы, в 4,5% – микроскопические грибы.

Основные компоненты нозологического профиля заразной патологии животных в РФ и ее регионах

       Установили, что в условиях РФ по количеству эпизоотических очагов и заболевших животных в популяции крупного рогатого скота из 41 доминируют 14 основных нозоформ, наиболее выраженные из них туберкулез, пастереллез, рабическая инфекция, сальмонеллез и эшерихиоз; в популяциях овец и коз – брадзот и энтеротоксемия, пастереллез, листериоз, некробактериоз; в популяции свиней – болезнь Ауески, гемосептицемия, листериоз, рожа, сальмонеллез и эшерихиоз, сибирская язва. Разработали схемы-модели нозологического профиля заразной патологии животных в РФ и подтвердили, что с их помощью можно определять роль и место конкретных нозоформ и осуществлять корректировку противоэпизоотических мероприятий в зависимости от степени риска.

Особенности формирования нозологического профиля заразной патологии животных в Северо-Западном, Южном и Приволжском федеральных округах

       Установили, что нозологический профиль заразных болезней животных в условиях Южного федерального округа (на примере Волгоградской области) имеет выраженные региональные отличия, как от общероссийских, так и от других регионов. В популяции крупного рогатого скота он сформирован 12 нозоформами, из которых наиболее часто встречаются туберкулез (39,2%), бруцеллез (30,1%), а также рабическая инфекция (8,4%), сальмонеллез (7,2%); в популяции овец и коз – 8 нозоформами с территориальным доминированием псороптоза (41,4%), хламидиоза (20,7%) и анаэробной дизентерии, а по степени вовлечения сочленов популяции в эпизоотическое проявление – ценуроз (54,1%), эхинококкоз (17,6%); в популяции свиней – 10 нозоформами с территориальной доминантой сальмонеллеза (32,3%), пастереллеза (16,8%) и отечной болезни (16,9%). По популяционным границам доминируют пастереллез (57,9%), рожа (25%) и сальмонеллез (3,9%). Из общего количества нозоформ 59,5% регистрируются в популяции крупного рогатого скота, 51,2 – овец и коз, 54% - среди свиней. На основании установленных алгоритмов  разработали линейно-графические схемы-модели нозологического профиля заразной патологии животных в регионе, позволяющие четко определять роль  и место конкретных нозоформ в патологии животных. 

       Формирование нозологического профиля заразной патологии животных в Приволжском регионе (на примере  Нижегородской области) обусловлено 39 нозоформами (95,1% от общероссийского уровня), из них доминируют сальмонеллез и эшерихиоз (41,6% эпизоотических очагов и 16,3% заболевших животных). Бруцеллез здесь регистрируется в 5,6 раза реже, чем по стране в целом, а вовлеченность популяции в эпизоотическое проявление бруцеллезной инфекции в 24,5 раза ниже, чем в целом по РФ. Ниже роль туберкулеза в формировании патологии животных: на 26% – по эпизоотическим очагам и на 40,9% – по уровню заболеваемости. Также ниже общероссийских алгоритмы участия в нозологическом профиле рабической инфекции, гемосептицемии и лептоспироза. На основе установленных в ходе исследования алгоритмов разработали и сконструировали схемы-модели нозологического профиля заразной патологии крупного рогатого скота в регионе и подтвердили его существенное отличие от общероссийского.

Роль и место иерсиниозной паразитарной системы в формировании заразной патологии сельскохозяйственных животных

       Проведенным сравнительным анализом учетно-отчетной ветеринарной документации в изучаемых регионах и России в целом установить роль и место иерсиниоза в патологии животных не представлялось возможным. Однако проведенными скрининговыми исследованиями популяций животных удалось уточнить роль иерсиниозной инфекции в суммарной патологии животных в условиях Архангельской, Вологодской и Нижегородской областей. На первом этапе исследований установили иммунологические показатели иерсиниозной инфекции в популяции крупного рогатого скота в 0,04% случаев от числа исследованных, в 0,26 – в популяции свиней, 6,8 – в популяциях свободно живущих мелких млекопитающих, в 1,99% случаев – среди людей. Разработали схему-модель  ареала возбудителя иерсиниозной инфекции  в регионе и подтвердили его полигостальность. Совместно с Н.А. Рыбаковой бактериологическими исследованиями получено 815 изолятов иерсиний, в т.ч. 46,4% случаев от крупного рогатого скота, 3,3 – от свиней, 20,5 – от свободно живущих мелких млекопитающих и 29% – от людей.

Сельскохозяйственные животные как соактанты инфекционной паразитарной системы (ИПС) иерсиниоза

       С целью изучения степени распространения иерсиниозной инфекции в популяциях сельскохозяйственных животных провели ретроспективную диагностику присутствия в их организме возбудителя.

Установили, что в базовых хозяйствах Вологодской области среди крупного рогатого скота 49,4%, реагирующих с иерсиниозными антигенами, и 6,9% - с псевдотуберкулезными: в популяциях овец и коз соответственно 18 и 6,7%; в популяции свиней – 76,7 и 28,6%. Из общего количества исследованных животных антитела к Y. enterocolitica установлены у 50,9±2,5%, к Y. pseudotuberculosis – у 14,9±0,7%. Разработали схему-модель ретроспективных показателей иерсиниозов у сельскохозяйственных животных и подтвердили, что иерсиниоз среди них функционирует как политипическая и полигостальная инфекция. Наиболее вовлеченной в эпизоотическое проявление этой инфекции оказалась популяция свиней. Изучили серологическую принадлежность иерсиний, выделенных от сельскохозяйственных животных, и установили, что выделенные от крупного рогатого скота иерсинии в 21,6% случаев принадлежат к серотипу О:3; в 10,2 – к О:4,33, в 26,7 – к О:5,27, в 9,0 – О:6,30, в 10,3 – О:7,8 и в 26,1% - О:9; в популяции овец в 6,2% – О:3, в 11,9% – О:9; в популяции свиней – О:3 (10,1%), О:4,33 (5,9%), О:5,27 (47,8%), О:6,30 (18,4%), 0:7,8 (16,9%) и О:9 (50,0%). Установленные научные факты подтверждают,  что свиньи в большей степени, чем другие виды животных, являются экологической нишей и резервуаром Y. enterocolitica, а инфекционная паразитарная система иерсиниоза среди свиней является политипической.

Субпопуляционные границы кишечного иерсиниоза и псевдотуберкулеза среди свиней и крупного рогатого скота

       В производственных условиях в хозяйстве, неблагополучном по иерсиниозу, на свиньях разных возрастов изучили иммунологические показатели и серологическую принадлежность иерсиний и установили, что серотиповая структура иерсиниоза (по данным скрининговых исследований) у свиней разных возрастов неодинакова.

       У поросят до 1,5- мес. возраста иерсинии О:3 участвуют в инфекционном процессе в 9,2% случаев, в то время как среди свиноматок – в 54,5% (М=10,3±0,5%); серотипа О:4,33 – соответственно в 2,3 и 54,5%; О:5,27 – в 52,7 и 90,9%; О:6,30 – в 13,7 и 63,6% (М=18,3±0,8 %); О:7,8 – в 6,1 и 54,5 %, а О:9 – в 60,3 и 100% случаев. В 28,6±0,4% случаев эти животные  реагировали и с антигенами  Y. pseudotuberculosis (первого – 19,4% и второго – 9,2% серотипов). Подтвердили, что у взрослого свинопоголовья иерсиниоз является политипичным с преобладанием серотипов О:9, О:5,27 и О:6,30 Y. enterocolitica, а также Y. pseudotuberculosis 1-го серотипа; у поросят до 90-дн. возраста и поросят-сосунов с преобладанием серотипов О:5,27 и О:9.

       В условиях Приволжского региона у новорожденных телят (до 15-дн. возраста) в этиологической структуре кишечного иерсиниоза преобладали  Y. enterocolitica О:9 (77,8%), О:4,33 (55,6%) и О:3 (44,4%); у телят старших возрастов – О:5,27 (26,0%), О:9 (25,7%) и О:3 (21,2%).

Свободно живущие мелкие млекопитающие соактанты ИПС иерсиниозной инфекции и хранители иерсиний в природных условиях

       Совместно с Н.А. Рыбаковой и В.Н. Макаровой в различных ландшафтах Северо-Западного региона провели анализ результатов зоологических и иммунологических исследований свободно живущих мелких  млекопитающих на иерсиниоз. Установили, что в этом регионе преобладают 17 их видов, в т.ч. серые крысы, домовые мыши, обыкновенные полевки и бурозубки, рыжие полевки, водяные крысы, полевые мыши и полевки-экономки. На их долю приходится 97% обитателей природных и хозяйственных биотопов. 14 видов этих животных (82,4%) вовлечены в функционирование ИПС  иерсиниоза (у 13 видов – Y. enterocolitica и у 4 видов – Y. pseudotuberculosis).

Синантропные  животные соактанты инфекционной паразитарной системы иерсиниоза и основной резервуар возбудителя этой инфекции на территориях различных объектов АПК

       Изучили плотность синантропных животных на объектах риска и провели бактериологические исследования специментов от синантропных животных. Установили, что плотность их популяций на объектах животноводства и овощехранилищах практически одинаковая и в 2,5 раза превосходит их плотность на объектах переработки продукции и в 1,8 раза – на объектах торговли. Из общего количества изолятов иерсиний, полученных от синантропных животных, – 44,1% от животных, отловленных на объектах животноводства, 39,8 – на объектах хранения овощей и корнеплодов, 5,9 – на  объектах, перерабатывающих продукцию животноводства и растениеводства, и 16,2% – на объектах торговли. Самая высокая пораженность иерсиниями синантропных животных установлена на объектах животноводства (4,8±0,2%), в 2,7 раза выше, чем на объектах перерабатывающей промышленности.

       Из общего количества изолятов 89,7% отнесены к Y. enterocolitica и 10,3% – Y.pseudotuberculosis. Все изоляты иерсиний, выделенные на объектах переработки и торговли, отнесены к Y. enterocolitica, на объектах хранения  овощей соответственно 91,3 и 8,7%, на объектах животноводства – 83,3 и 16,7%. На основании полученных результатов исследований разработали схемы-модели алгоритмов эпизоотолого-эпидемического риска функционирования ИПС иерсиниоза в условиях изучаемых регионов.

Сохранение иерсиний в окружающей природной среде и формирование механизма передачи возбудителя на популяционном и межпопуляционном уровнях

       Подтвердили, что внешняя среда участвует в формировании механизма передачи возбудителя иерсиниоза в популяциях животных. Сравнительным анализом бактериологического мониторинга объектов риска при иерсиниозе (животноводческих помещений, воды открытых водоемов, овощехранилищ, предприятий по переработке сельскохозяйственного сырья) установили,  что из 6,3% исследуемых объектов изолированы иерсинии. При этом 48,9% находок получены из воздуха телятников и свинарников, 18 - от свиней, 15,9 - от больных телят, 23,6 - из мясных и молочных продуктов, 6,5% - из корнеплодов, овощей, фруктов. Установлена контаминация иерсиниями оборудования животноводческих помещений в 12% случаев, овощехранилищ и предприятий по переработке животноводческого сырья в 14,7 %. Изоляты иерсиний в 2,1 % случаев получены от людей, 5,8% – от синантропных и в 1,7% – от свободно живущих млекопитающих. Разработали схему-модель экологической ниши иерсиний в условиях изучаемого региона и подтвердили, что иерсинии в этих условиях изолированы практически из всех объектов исследования, но наиболее часто они переживают в организме больных животных (телят и поросят), а также в организме свободно живущих мелких млекопитающих.

Провели идентификацию и дифференциацию изолятов иерсиний, полученных от теплокровных животных, а также из объектов окружающей природной среды и подтвердили их неоднородность. Изоляты Y. enterocolitica  серовара О:3 чаще выделяли от людей (13,7%), свободноживущих мелких млекопитающих (13,3%), синантропных животных (11,1%); серотипы О:4,32 и О:4,33 – от свиней (10,5%), синантропных животных (10,1%) и из мясомолочных продуктов (12,0%); серотипы О:5, О:5,27 в 66,7% – от свободно живущих мелких млекопитающих, из продуктов животноводства (16,2%), от свиней (10,5%) и от людей (18,5%); серотипы О:6,30 и О:6,31 – из всех объектов экологической ниши, в т.ч. в 15,4% – из продуктов животноводства и в 17,1% – от людей, до 21% – от свиней;  иерсинии О:7,8  в 14,9% – от людей, в 10% - от синантропных животных; иерсинии О:9 – только из 50% соактантов экологической ниши и в весьма низкой доле (2,9-4,3%). Треть изолятов  Y. enterocolitica не типируется.

Провели анализ патогенности полученных изолятов иерсиний и установили, что в региональной экологической нише Y. enterocolitica циркулируют 5 их биотипов. Наиболее широко представлен первый биотип (75,02%), который в 66,1% случаев является главным этиологическим фактором иерсиниоза у людей, в 88% – в биоматериале синантропных животных и в 100%  – от свободно живущих мелких млекопитающих. К этому биотипу отнесены 76,1% изолятов Y. enterocolitica, полученных из овощей и корнеплодов. 50,8% изолятов, полученных от свиней, отнесены к 5-ому биотипу, но практически не изолированы от людей, свободноживущих мелких млекопитающих.

Полученные результаты исследований дали основу логического построения путей циркуляции Y. enterocolitica в экологической нише и подтвердили, что синантропные и свободно живущие мелкие млекопитающие являются основными их резервуарами и источниками контаминации иерсиниями кормов при их стационарном хранении, а также продуктов животноводства в процессе их производства и хранения, а через них – заражение животных и людей. Вероятность  заражения людей непосредственно от свиней требует дальнейшего подтверждения. Подтвердили, что соотношение биотипов и сероваров изолятов иерсиний, персистирующих среди людей и выделенных из продуктов животного и растительного происхождения, значительно отличаются. Иерсинии IV биотипа, выделенные из продуктов животноводства, полностью представлены сероваром О:9, а культуры того же биотипа, выделенные от людей, на 77% отнесены к серовару О:3 и только в 23% случаев – к О:9, а культуры  IV биотипа, изолированные из овощей, в 100% случаев отнесены к серовару О:3.

Все это подтверждает существование определенного тропизма серовариантов и биотипов Y. enterocolitica и их адаптацию  к условиям соактанта экологической ниши и изменения их вирулентности под воздействием среды обитания.

Эпизоотическое проявление экологической ИПС иерсиниоза в территориальном, временном и популяционном измерениях в условиях Северо-Западного, Приволжского и Южного федеральных округов

Эпизоотологическим мониторингом и скрининговыми исследованиями провели экспертную оценку спонтанного иерсиниоза в популяциях сельскохозяйственных и диких животных и установили, что до конца прошлого столетия в условиях Приволжского федерального округа РФ сведения о функционировании паразитарных систем иерсиниоза отсутствуют. Для анализа использовались материалы собственных исследований и результаты исследований отделов особо опасных инфекций территориальных управлений федеральной службы Роспотребнадзора. Установили, что спонтанный иерсиниоз в популяции крупного рогатого скота функционирует в 18 (66,6%) муниципальных образованиях Северо-Западного региона, где показатель неблагополучия по спонтанному иерсиниозу составляет 0,241±0,012, а в условиях Приволжского региона – 0,300±0,015. В популяции свиней в условиях Северо-Западного региона РФ – показатель неблагополучия составляет 0,429±0,02, в Приволжском – соответственно 0,330±0,016. Разработали схему-модель территориальных границ паразитарной системы иерсиниоза сельскохозяйственных животных. Подтвердили, что ИПС иерсиниоза функционирует во всех агроклиматических зонах с выраженной приуроченностью к определенным территориям.

Изучили временные границы иерсиниозной инфекции в популяциях сельскохозяйственных животных за последние 10 лет и установили, что индекс ее эпизоотичности варьирует от 0,143 до 0,417 (М=0,280±0,014). В 11,3% хозяйств и населенных пунктов отмечались повторные вспышки иерсиниоза через год, через 2-3 года и через 4-5 лет.

В базовых хозяйствах субъектов Федерации Северо-Западного региона изучили популяционные границы иерсиниоза и установили, что в 84,6% этих хозяйств имели место ретроспективные показатели иерсиниозной инфекции в популяции крупного рогатого скота. Количество животных, реагирующих с иерсиниозным антигеном, варьировало от 0,46 до 5,44 (М=1,7±0,08). Инцидентность иерсиниоза крупного рогатого скота в условиях отдельных хозяйств Поволжского региона варьировала от 46 (в АО «Карла Маркса») до 544 (АО «Заря») заболевших животных  на 10 тыс. поголовья (М=211,2±10,6). Инцидентность иерсиниоза в популяции свиней в отдельных хозяйствах достигает 1800 заболевших на 10 тыс. поголовья; вовлеченность синантропных животных в ИПС иерсиниоза составляет 5,8%, а свободно живущих мелких млекопитающих – 1,7%.

Совершенствование эпизоотологической диагностики при иерсиниозной  (Y. enterocolitica) инфекции

Изучая механизм передачи возбудителя иерсиниозной инфекции, провели серию экспериментов по определению путей выделения иерсиний из организма зараженных животных (53 головы крупного рогатого скота и 27 свиней). При исследовании ректальных смывов у животных с иммунологическими последствиями иерсиниозной инфекции установили уменьшение в микробном пейзаже кишечника на 20,7±1,03% количества псевдомонад, на 8±0,4%  – сапрофитных стрептококков, на 6,2±0,3% – актинобактерии, при одновременном увеличении количества граммнегативных микроорганизмов – на 40,3±2,0%, на 34,8±1,7% – дифтероидов, на 10,7±0,5% – эпидермальных стрептококков.

В толстом отделе кишечника свиней, скомпрометированных по иерсиниозу, в сравнении с интактными свиньями возросло на 25,7% дрожжеподобных микроорганизмов. В 92,6% случаев (в 4,6 раза больше, чем в контроле) у них установлено присутствие энтерококков, в 29,6% – сероводородсодержащих бактерий. В 5,6% случаев от свиней и в 11,1% от крупного рогатого скота, скомпрометированных по иерсиниозу, получены изоляты Y. enterocolitica. Подтвердили, что наличие в экскретах спонтанно зараженных животных Y. enterocolitica подтверждает их выделение во внешнюю среду. Создаются условия формирования механизма передачи возбудителя в популяции животных и на межпопуляционном уровне. В ходе эпизоотологического скрининга от свободно живущих мелких млекопитающих выделены иерсинии разных видов, в т.ч. Y. enterocolitica, Y. intermedia, Y. kristensenii и Y. aldove; от синантропных животных – Y. enterocolitica  и Y. pseudotuberculosis. 

Установили, что в условиях агроценоза оказались контаминированными Y. enterocolitica корнеплоды с плантаций, обработанных органическими удобрениями, а также кормушки в свинарниках. Все это подтверждает алиментарный (фекально-оральный) путь передачи возбудителя иерсиниозной инфекции.

Осуществляя клинико-эпизоотологический, иммунологический и бактериологический мониторинг за функционированием ИПС иерсиниозной инфекции, подтвердили, что спонтанная иерсиниозная инфекция у взрослого крупного рогатого скота в отдельных случаях сопровождается прерыванием беременности, задержанием последа, удлинением срока инволюции органов воспроизводительной системы, маститами. Однако симптомокомплекс патологического состояния у животных не является специфичным для этой инфекции и может быть использован лишь как ориентировочный в общем комплексе эпизоотологической диагностики в сочетании с иммунологическими и бактериологическими исследованиями. В 10 базовых животноводческих хозяйствах серологическими методами исследовали 472 коровы, у 427 из них проведено бактериологическое исследование ректальных смывов, а также 2000 свиней, в т.ч. 57 с клиническими признаками болезни (мертворождение). У 14,6% коров обнаружены антитела к Y. enterocolitica, в т.ч. серовара О:3 – у 9,94%, серовара О:9 – у 4,66%. От животных с иммунологическими показателями иерсиниоза в 7,5% случаев получены изоляты иерсиний. У свиней, имеющих в помете мертвый приплод, в 38,6% случаев выявлены антитела к Y. enterocolitica серовара О:3; в 21,1% – серовара О:9. В 13,6% случаев от них получены изоляты иерсиний.

Установили, что иерсиниоз как сапроноз диагностируется в Северо-Западном регионе с 1988 г. в форме спорадической заболеваемости населения, 88% заболевших – из числа городского населения. Основную долю заболевших составляют дети от 3 до 14 лет (85,4%), из них 95% – посещающие детские дошкольные учреждения и школьники, что подтверждает ведущую  роль общественного питания в распространении иерсиниоза.

При анализе результатов скрининговых исследований от 18 тыс. больных различными дисбиотическими нарушениями в кишечнике и больных аллергозами высеваемость иерсиний составила 2,4% и практически соответствует высеваемости сальмонелл. Это подтверждает высокую эпидемиологическую значимость иерсиний в структуре возбудителей кишечных инфекций. Эпидемиологическим обследованием очагов иерсиниоза установлено, что в 74% случаев возникновение болезненного состояния связано с употреблением овощей.

Управление  эпизоотическим процессом иерсиниозной инфекции

Установленные алгоритмы эпизоотического проявления иерсиниозной инвазии использовали для научного обоснования мер по совершенствованию противоиерсиниозных мероприятий в изучаемом регионе, в т.ч. направленных на конкретные звенья эпизоотической цепи.

Противоэпизоотические мероприятия, направленные на источник возбудителя,  как составная часть системы управления эпизоотическим процессом иерсиниоза

С целью совершенствования мероприятий по выявлению источника возбудителя иерсиниозной инфекции изучили эффективность клинико-эпизоотологического метода диагностики иерсиниоза на 151 поросенке, 11 свиноматках, 97 телятах и 37 коровах, а также проанализировали материалы по клиническому проявлению иерсиниоза среди крупного рогатого скота в Архангельской опытной станции животноводства и луговодства. Установили, что у поросят-сосунов кишечный иерсиниоз в 90,8%  случаев сопровождается снижением аппетита, в 100% – диареей, в 50% – адинамией и слабостью, у 19,1% отмечается учащение дыхания, у 26% – учащение сердцебиения, у отдельных поросят отмечались судороги, пониженная реакция на внешние раздражители, обезвоживание организма, ринит, трахеит, артриты и гипертермия. У поросят более старших возрастов указанные признаки отмечались реже, но у всех имело место расстройство пищеварения, у отдельных животных – депрессия, обезвоживание и истощение, у 15,8% – гипертермия. У взрослых свиней в 81,8% случаев отмечались быстропроходящая диарея, адинамия, а в 63% случаев – мастит.

У телят, больных иерсиниозом, в 100% случаев установлено расстройство пищеварения, почти у 40% – отклонения в дыхательной системе, у 16,5% – истощение и обезвоживание организма; у взрослых коров в 45,9% случаев – маститы, в 8,1% – кратковременная диарея. Подтвердили, что симптомокомплекс иерсиниозной инфекции у животных не отличается специфичностью и во всех случаях установления диагноза необходимы лабораторные подтверждения. У молодых животных иерсиниозная инфекция протекает в более тяжелой форме и с более широким спектром морфофункциональных  нарушений в их организме.

Патоморфологическими исследованиями павших от иерсиниоза животных и убитых с диагностической целью установили изменения, характерные для всех кишечных инфекций.

Подтвердили, что патоморфологические исследования животных при этой инфекции носят вспомогательную роль и нуждаются в подтверждении другими методами.

Совершенствование бактериологической диагностики иерсиниоза как составная часть мероприятий, направленных на источник возбудителя

В ходе эпизоотологических экспериментов установили, что эффективность и разрешающая способность этого метода исследований зависят от соблюдения правил взятия специментов и доставки их для исследования. Разработали и адаптировали условия отбора специментов от больных и павших животных, от партии пищевых продуктов животного и растительного происхождения, предусмотренных действующими ГОСТами, а также от соблюдения  температурных и временных регламентов выращивания посевов, выделения и идентификации культур иерсиний с помощью изучения их биохимических и биологических свойств. Использовали фосфатно-буферный раствор  pH 7,6–7,8 (ФБР) и буферно-казеозную дрожжевую среду (БКД). Совместно с В.Н. Макаровой  усовершенствовали технику приготовления среды, испытали пептонно-калиевую  среду (ПК) и установили,  что из 3 вариантов питательной среды  с различным содержанием компонентов скорость накопления иерсиний происходит быстрее на среде со средним содержанием ферментативного пептона 10 г/л и 1 г/л – двузамещенного фосфорнокислого калия. В практических условиях доказали, что использование ПК для диагностических исследований на иерсиниоз позволяет на 22-26% повысить разрешающую способность бактериологической диагностики иерсиниоза и в более ранние сроки (на 2-3 день) диагностировать заболевание в популяции животных.

Изучили возможность совершенствования бактериологической диагностики иерсиниоза животных за счет оптимизации предварительной подготовки специмента при лабораторных исследованиях по выявлению источника возбудителя этой инфекции.

Известно, что одним из методов (приемов), повышающих результативность изоляции иерсиний, является щелочная обработка специментов. Однако этот прием имеет ряд практических недостатков: идет значительное разбавление (разведение) исходного материала (в 40 раз), т.е. уменьшается и вероятная концентрация иерсиний в исследуемом материале, а следовательно, снижается и объективность результатов исследований.

Совместно с Н.А. Рыбаковой модифицировали технологию первичной щелочной обработки специментов, для этого раздельно готовили 40%-ный раствор KOH и 0,5%-ный - NaCl и раздельно стерилизовали при 0,5 атм. 20'. Ex tempore готовили рабочую концентрацию щелочного раствора, смешивая 9,5 мл 0,5%-ного раствора NaCl  с 0,13 мл 40%-ного KOH, и по 1 мл вносили в лунки полистиролового планшета, в них же вносили 1 г исследуемого материала, выдерживая 2-3' при комнатной температуре, и сразу же проводили посевы в среду накопления (ПК) и инкубировали при 4°С. Со второго дня, а в последующем на 4–5, 7–10-й дни из них проводили высевы на плотные питательные среды. Установили, что при посевах с щелочной обработкой изолировано культур иерсиний в 1,8 раза больше.

Провели изучение эффективности изоляции иерсиний путем щелочной обработки уже обогащенных посевов. Для этого в полистироловые  лунки вносили по 0,2 мл щелочного раствора в рабочей концентрации и туда же в объеме 0,2 мл на 2 – 3 минуты – исследуемый подрощенный материал с последующим высевом на плотные питательные среды (СБТС или Эндо). При такой методике щелочной обработки выделено культур иерсиний в 1,7 раза больше. Подтвердили эффективность изоляции иерсиний с помощью щелочной обработки обогащенного на холоде специмента.

Управление эпизоотическим процессом иерсиниоза как сапроноза

       Совершенствование экспрессности обнаружения источника возбудителя иерсиниозной инфекции как метод противоэпизоотических, противоиерсиниозных мероприятий, направленных на источник возбудителя этой инфекции

 

Изучили возможность использования молекулярно-генетического метода обнаружения иерсиний в специментах от животных, из объектов внешней среды и из продуктов животного и растительного происхождения. При этом использовали набор «ДНК-сорб-В», «АмплиСенс-100», «ЭФ-200», набор контрольных образцов (положительный контрольный образец, ДНК-буфер для разведения и хранения ДНК-контролей). Отбор специментов для исследования проводили по специальным,  специфическим для каждого специмента правилам. Заключительный этап ПЦР-анализа проводили в изолированном помещении специалисты Санкт-Петербургской городской станции по борьбе с болезнями животных (Параева О.М.) и на базе отдела особо опасных инфекций территориального управления федеральной службы Роспотребнадзора (г.Вологда). При оценке результатов бактериологического и молекулярно-генетического методов исследований 193 специментов подтвердили, что разрешающая способность ПЦР в 3,9 раза выше бактериологического. При этом положительные результаты исследований в ПЦР расценивали как сигнальные для целенаправленного бактериологического исследования. На основании полученных результатов разработали схему-модель алгоритмов разрешающей способности методов диагностики иерсиниоза животных.

Определение возбудителя иерсиниозной инфекции в окружающей природной среде как прием противоиерсиниозных мероприятий

Установили, что распознавание объектов внешней среды, кормов, воды, контаминированных патогенными иерсиниями, является мероприятием двойного назначения, направленным на выявление источника возбудителя и на разрушение механизма его передачи.

Под контролем классических бактериологических методов выделения иерсиний испытали иммуноферментный метод «ELISA». Антиген Y. enterocolitica обнаружили в 2,64% проб нативных специментов и в 5,1% – после накопления через 5 суток на пептонно-калиевой среде (классическими бактериологическими  методами через 15 дней изоляты Y. enterocolitica получены в 0,4±0,02% случаев, или в 6 раз меньше). При исследовании специментов от свободно живущих млекопитающих  методом ИФА и классическим бактериологическим выявили превосходство первого в 4,1 раза. Разработали схемы-модели разрешающей способности методов исследований в распознавании источника иерсиниозной инфекции в биотической и абиотической среде.

Определение патогенности изолятов Y. enterocolitica, полученных из окружающей среды и животных, проводили методом использования сыворотки диагностической к патогенным иерсиниям (СПИ) в разведении 1:10, содержащей агглютинины к поверхностным антигенам патогенных штаммов Y. enterocolitica, имеющих плазмиду вирулентности (PYV), и установили, что изоляты Y. enterocolitica, полученные от больных и павших поросят при тяжелых формах гастроэнтерита, в 33,7% случаев оказались патогенными.

В 26,6% случаев оказались патогенными культуры иерсиний, полученные от людей, в 17,8 – от синантропных животных, в 26,7 – от свободноживущих мелких млекопитающих, в 5,3 – из объектов животноводческих помещений, в 47,1 – из кормов, в 2,7 – из овощей, в 10,3% – из мясо-молочных продуктов.

Профилактика заболеваемости сельскохозяйственных животных иерсиниозом в системе противоэпизоотических мероприятий, направленных на источник возбудителя иерсиниозной инфекции

С целью обеспечения полного (биологического) выздоровления больных животных, с достоверным завершением элиминации из их организма иерсиний, совместно с Г.П. Тихоновой провели ряд эпизоотологических экспериментов в базовых хозяйствах Приволжского региона. Предварительно методом серийных разведений определили чувствительность выделенных штаммов иерсиний к антимикробным средствам и установили их высокую чувствительность к сульфатетрину и фуразолу. В опытах на телятах 30–60-дн. возраста перед и после завершения экстренной медикаментозной профилактики этими препаратами определяли микробный пейзаж толстого отдела кишечника и установили, что применение вышеуказанных препаратов в условиях высокого риска эпизоотического проявления иерсиниоза предотвращает заболеваемость телят иерсиниозом, т.е. является противоэпизоотическим мероприятием, направленным на источник возбудителя этой инфекции.

В условиях Северо-Западного региона аналогичные опыты провели на поросятах и получили обнадеживающие результаты.

Противоэпизоотические мероприятия, направленные на разрушение механизма передачи возбудителя иерсиниозной инфекции

Учитывая, что иерсинии, будучи представителями возбудителей сапронозов, не только сохраняются, но и размножаются (накапливаются) в окружающей среде, а механизм их передачи  в популяции животных в каждом конкретном случае имеет свои особенности, разработали схему-модель основных мероприятий по разрушению сформировавшегося механизма передачи с учетом установленных алгоритмов переживания иерсиний во внешней среде. Общими направлениями этих мероприятий являются обеззараживание всех объектов, с которыми контактирует животное, в т.ч. и уничтожение биологических резервуаров иерсиний во всех стациях их обитания, микробиологический контроль за безопасностью кормов для животных, а также продуктов животного происхождения и при необходимости их обезвреживание.

В эпизоотологических экспериментах подтвердили, что эффективность противоиерсиниозных мероприятий в первую очередь зависит от их комплексности и одномоментности проведения и направления на все звенья эпизоотической цепи (на все соактанты этой инфекционной паразитарной системы).

Противоэпизоотические мероприятия при иерсиниозе, направленные на восприимчивых животных

В ходе многолетних эпизоотологических экспериментов установили, что мероприятия, направленные на восприимчивых животных при иерсиниозе, включают меры по строгому соблюдению ветсантребований  зоогигиенического, зоотехнологического плана, по созданию полноценного (физиологичного) кормления животных, по контролю за состоянием их здоровья, повышению их неспецифической резистентности и иммунобиологической реактивности, по организации экстренной профилактики в группах животных повышенного риска, предотвращения заражения поголовья через объекты внешней среды и синантропных животных, выявления скрытых носителей иерсиниозной инфекции. Эффективность этих мероприятий достигается только комплексным, сочетанным их применением с мерами, одновременно направленными на все звенья эпизоотической цепи.

Разработали и апробировали систему контроля за качеством противоиерсиниозных мероприятий.

Научно обоснованная система противоиерсиниозных мероприятий в изучаемом регионе как составная часть программы профилактики пищевых (кормовых) токсикоинфекций

На основании проведенных исследований по изучению особенностей пространственно-территориальных, временных и популяционных границ эпизоотического проявления экологических паразитарных систем сапронозов в Северо-Западном регионе РФ, а также используя опыт организации и проведения противоиерсиниозных мероприятий, разработали региональную научно обоснованную систему противоиерсиниозных мероприятий в современных условиях. Основными и главными разделами этой системы являются мероприятия по профилактике иерсиниоза животных, по предупреждению контаминации иерсиниями кормов, овощей, фруктов, по профилактике иерсиниоза на предприятиях по переработке продуктов животноводства и предупреждению  контаминации иерсиниями пищеблоков, по защите окружающей природной среды от контаминации патогенными иерсиниями. Каждый из этих разделов представили в форме научно обоснованных схем-моделей по защите благополучных хозяйств от заноса возбудителей инфекции, в т.ч. и племхозяйств, а также по оздоровлению очагов иерсиниоза в современных условиях.

Апробация и внедрение научно обоснованной системы противоиерсиниозных мероприятий в условиях Северо-Западного региона подтвердили их эффективность и востребованность. Научно обоснованная система одобрена МСХ РФ и рекомендована в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений по специальности «ветеринария» (Н. Новгород, 2004). 

         

Выводы

1. В субъектах Федерации  Северо-Западного, Южного и Приволжского федеральных округов эволюционно сформировалась и постоянно функционирует паразитарная система сапрозоонозов, где доминирует иерсиниозная инфекция, соактантами которой являются популяции Y. еnterocolitica, сельскохозяйственных и синантропных животных,  свободно живущие мелкие  млекопитающие и люди, а также окружающая природная среда. Иерсинии широко распространены в биотических и абиотических  компонентах окружающей природной среды, хорошо адаптированы не только к длительному персистированию, но и накоплению в объектах окружающей природной среды.

2. Основным резервуаром патогенных  иерсиний в биоценозах изучаемых регионов являются синантропные животные (серые крысы и домовые мыши), а также 11 видов свободно живущих мелких млекопитающих.

3. В агроценозе Северо-Западного и Приволжского регионов наиболее широко  спонтанный иерсиниоз как паразитарная система функционирует в популяциях свиней и крупного рогатого скота.

Иммунологическими исследованиями подтверждено, что до 76,7% сочленов популяции свиней, 49,4% - крупного рогатого скота и около 18% овец вовлечены в функционирование ИПС иерсиниоза.

4. Установлено, что в изучаемых регионах сформировался специфический механизм передачи возбудителя иерсиниозной инфекции в популяциях животных и людей, в основном алиментарный (орально-фекальный) путь передачи патогенных иерсиний через контаминированные ими корма, объекты окружающей природной среды, продукты животного и растительного происхождения.

5. Иерсиниоз среди животных различных видов как спонтанный сапроноз протекает как в манифестной, так и латентной формах инфекционной болезни, в форме субиммунизирующей инфекции и микробоносительства. Манифестная форма иерсиниозной инфекции чаще проявляется у молодых животных (телят и поросят) в виде острых желудочно-кишечных расстройств. Латентные, как правило, бессимптомные формы наблюдаются у взрослых животных в виде иммунизирующей субинфекции и постоянного микробоносительства.

6. Спонтанный иерсиниоз сельскохозяйственных животных эпизоотически проявляется круглогодично с выраженными весенне-летними сезонными эпизоотическими надбавками, обусловленными активизацией природных резервуаров и факторов передачи возбудителя.

7. Результативность диагностики спонтанного иерсиниоза сельскохозяйственных животных определяется ее комплексностью, включающей определение эпизоотологических параметров популяции, ее клиникоэпизоотологический статус, показатели иммунологических, патоморфологических, бактериологических и молекулярно-биологических исследований, идентификацию и дифференциацию изолятов иерсиний и определение их патогенности. Комплексная диагностика позволяет не только распознавать, но и контролировать границы эпизоотического проявления этой инфекции.

8. В субъектах Федерации Северо-Западного, Южного и Приволжского регионов  спонтанный иерсиниоз имеет социально-эпидемическое значение. В функционирование спонтанной иерсиниозной инфекции как соактанты вовлечены и люди, среди которых иерсиниоз регистрируется как манифестная, так и латентная формы пищевой инфекции с преимущественным поражением детского городского населения, протекающей круглогодично с выраженными сезонными эпидемическими надбавками в период активизации факторов передачи возбудителя (увеличение численности синантропных животных, нарастание уровня контаминации иерсиниями овощей в условиях их длительного хранения и др.).

9. Региональная система противоиерсиниозных мероприятий, включающая своевременную комплексную диагностику, выявление и изоляцию зараженных животных, экстренную профилактику и обеззараживание окружающей природной среды, оказалась востребованной и высокоэффективной, позволяющей контролировать эпизоотическую ситуацию и предупреждать потенциальную эпидемическую проекцию иерсиниозной инфекции. Совершенствование противоэпизоотических противоиерсиниозных мероприятий в условиях изучаемых регионов заключается в четком разграничении и конкретизации очередности и одновременно комплексности мероприятий, направленных на источник возбудителя (своевременное, оперативное, безошибочное распознавание и удаление или обеззараживание), на разрушение механизма его передачи на популяционном и межпопуляционном уровнях, на восприимчивых животных и людей путем повышения их устойчивости к возбудителям иерсиниозов и экстренной профилактике при непосредственной угрозе заражения.

Рекомендации производству

1. Научно обоснованные схемы-модели определения и измерения территориальных, временных и популяционных границ иерсиниозной инфекции (2005).

2. Схема дифференциальной диагностики иерсиниоза и бруцеллеза животных, в том числе и нетрадиционными методами, одобрена МСХ РФ (второе издание, 2006).

3. Региональная схема противоиерсиниозных мероприятий, включающая мероприятия по своевременному распознаванию источника возбудителя, по разрушению сформировавшегося механизма передачи возбудителя в популяциях, экстренную профилактику иерсиниоза среди восприимчивых животных (утв. Территориальным управлением федеральной службы фито-ветеринарного надзора Россельхознадзора, 2007).

4. Методические указания по лабораторной диагностике иерсиниоза животных и обнаружению возбудителя болезни в мясном сырье, молоке и растительных кормах (утв. руководителем Управления ветеринарии федерального агентства по сельскому хозяйству, М., 2005).

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО  ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

  1. Система  эпизоотологического  надзора, профилактических  и лечебно-реабилитационных  мероприятий  при  болезнях молодняка  в  раннем  постнатальном  периоде (научно обоснованная  система) /  Д.А. Мамлеева [и др.].  - Н.Новгород, 2000. – 86 с.
  2. Особенности паразитарной системы бруцеллеза/ Д.А. Мамлеева [и др.]// Эпизоотологический надзор при бруцеллезе в условиях европейской части РФ. - Н. Новгород, 2003. - С.49-56.
  3. Функционирование паразитарной системы Вr.abortus среди других видов животных и свободно живущих млекопитающих/ Д.А. Мамлеева [и др.]// Эпизоотологический надзор при бруцеллезе в условиях европейской части РФ. - Н. Новгород, 2003. - С.143-156.
  4. Эпидемическая проекция бруцеллеза (человек как тупиковый хозяин в инфекционной паразитарной системе бруцеллеза)/ Д.А. Мамлеева [и др.]// в кн. Эпизоотологический надзор при бруцеллезе в условиях европейской части РФ. - Н.Новгород, 2003. - С.156-166.
  5. Этиологическая значимость отдельных серотипов Yersinia enterocolitica  в патологии людей и животных на Европейском Севере Д.А. Мамлеева [и др.] // Актуальные вопросы экологической безопасности сельского и лесного хозяйства:  мат. междунар. симпозиума «Стратегия развития сельского и лесного хозяйства, сферы услуг в РФ и в мире», 3-5 ноября 2003 г. Нижний Новгород.- М.: ООО «Ветеринарный консультант», Н. Новгород, 2004. - С.68-76.
  6. Особенности эпидемического процесса иерсиниозов в Северном регионе России/ Д.А. Мамлеева [и др.] // Актуальные вопросы экологической безопасности сельского и лесного хозяйства:  мат. междунар. симпозиума «Стратегия развития сельского и лесного хозяйства, сферы услуг в РФ и в мире», 3-5 ноября 2003 г. Нижний Новгород.- М.: ООО «Ветеринарный консультант», Н. Новгород, 2004. - С.76-81.
  7. Экологические аспекты противоэпизоотического обеспечения животноводства в современных условиях Д.А. Мамлеева [и др.] // Актуальные вопросы экологической безопасности сельского и лесного хозяйства:  мат. междунар. симпозиума «Стратегия развития сельского и лесного хозяйства, сферы услуг в РФ и в мире», 3-5 ноября 2003 г. Нижний Новгород (НГСХА).- М.: ООО «Ветеринарный консультант», Н. Новгород, 2004.- С.188-194.
  8. Эпизоотологический надзор при иерсиниозах в условиях Северо-Западного и Волго-Вятского экономических районов/ Д.А Мамлеева [и др.]// Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: сб.научных трудов НГСХА - Н. Новгород, 2004. - Вып.8. - С. 43 - 45.
  9. Экологическая и эпизоотологическая безопасность в современном животноводстве (ветеринарная дезинфекция, дезинсекция и дератизация): том – I /  Д.А. Мамлеева [и др.]  – Н. Новгород, 2004. – 64 с.
  10. Экологическая и эпизоотологическая безопасность в современном животноводстве (ветеринарная дезинфекция, дезинсекция и дератизация): том – II / Д.А. Мамлеева [и др.]. – Н. Новгород, 2004. – 64 с.
  11. Иерсиниозы животных (диагностика, меры борьбы)/ Д.А. Мамлеева  [и др.]. – Н.Новгород, 2004.  – 78 с.
  12. Сравнительная оценка методов диагностики иерсиниозов / Д.А. Мамлеева [и др.]  //  Инфекционные и инвазионные болезни животных в современных условиях: мат. научно-практич.  конф. по итогам НИР НГСХА за 2001-2004 гг., 18-19 марта 2004 г. Нижний Новгород (сборник научных трудов НГСХА, вып. 6: «Ветеринария»). – Н.Новгород, 2004. - С. 52-59.
  13. К эпизоотологии иерсиниозов в условиях Северо-Западного и Волго-Вятского экономических районов РФ / Д.А. Мамлеева [и др.] // Актуальные проблемы эпизоотологии на современном этапе: мат. междунар. научно-производ. конф. – СПб.: изд-во СПбГАВМ, 2004.- С. 85-87.
  14. Сравнительный анализ методов лабораторной диагностики иерсиниозов животных / Д.А. Мамлеева [и др.] // Актуальные проблемы эпизоотологии на современном этапе: мат. междунар. научно-производ. конф. – СПб.: изд-во СПбГАВМ, 2004.- С. 87 – 88.
  15. Дифференциальная диагностика бруцеллеза и иерсиниоза и меры по их профилактике (рекомендации) / Д.А. Мамлеева [и др.]. – Н. Новгород, 2004. – 40 с.
  16. Хозяйственно-экономические и природно-географические предпосылки функционирования инфекционных паразитарных систем в Северных зонах, прилегающих к Ленинградской области и г. Санкт Петербургу/ Д.А. Мамлеева [и др.]// Вестник Санкт-Петербургского университета МВД РФ, № 2 (22), 2004. - С. 134-138.
  17.   Нозологический профиль инфекционной и инвазионной патологии продуктивных животных в сырьевой зоне регионального продовольственного рынка/ Д.А. Мамлеева [и др.]// Проблемы современной ветеринарии: мат. регион. научно – практич. конф. по итогам НИР НГСХА, 21 декабря 2004 г., 8 февраля 2005 г. (сборник научных трудов НГСХА. Вып. 7 «Ветеринария»). - Н. Новгород,  2005. - С.59-67.
  18. Экспертная оценка территорий, включаемых в сырьевую зону регионального продовольственного рынка/ Д.А. Мамлеева [и др.]// Проблемы современной ветеринарии: мат. регион. научно – практич. конф. по итогам НИР НГСХА, 21 декабря 2004 г., 8 февраля 2005 г. (сборник научных трудов НГСХА, вып. 7 «Ветеринария»). - Н. Новгород,  2005. - С.73-84.
  19. Экологический и эпизоотологический надзор (экологическая безопасность рыбы и рыбопродуктов, наполняющих региональные продовольственные рынки РФ) Д.А. Мамлеева [и др.]. – Н.Новгород, 2005. – 40 с.
  20. Роль и место госветнадзора в предупреждении эпидемической проекции зоонозов при формировании и наполнении продовольственного рынка на урбанизированных территориях / Д.А. Мамлеева [и др.] // Ученые зап./ Казанской ГАВМ им. Н.Э. Баумана. - 2005. Т. 181. С. 346-356.
  21. Лабораторный контроль за качеством и экологической безопасностью колбас и мясных деликатесов на современном предприятии по их производству / Д.А. Мамлеева [и др.] // Ветеринарная Патология, 2005. - № 4 (15). С.41-43.
  22. Пути повышения безопасности и качества готовых мясных продуктов / Д.А. Мамлеева [и др.] // Ветеринарная Патология, 2005. - № 4 (15). С.43-46.
  23. Современная ветеринарно-санитарная экспертиза гарантия реализации безопасной продукции животноводства /Д.А. Мамлеева [и др.]// Ветеринарная Патология, 2005. - № 4 (15). С. 37-39.
  24. Домашние плотоядные как популяции эпидемическо-эпизоотического риска на урбанизированных территориях Д.А. Мамлеева [и др.]// Ветеринарная патология, 2005 - № 4 (15) С. 134 137.
  25. Средства и способы экологической и противоэпизоотической защиты в современном животноводстве (ветеринарная дезинфекция, дезинсекция и дератизация): том I / Д.А. Мамлеева [и др.]. – Н. Новгород, 2005. – 51 с.
  26. Средства и способы экологической и противоэпизоотической защиты в современном животноводстве (ветеринарная дезинфекция, дезинсекция и дератизация): том II / Д.А. Мамлеева [и др.]. – Н. Новгород, 2005. – 40 с.
  27. Методология научных исследований в эпизоотологии/ Д.А. Мамлеева [и др.]. - Н.Новгород, 2006. – 148 с.
  28. Организация ветеринарного надзора/ Д.А. Мамлеева [и др.] //Совершенствование организации и экономики ветеринарного дела. - Н. Новгород, 2007. – С.174-186.
  29. Совершенствование ветеринарной отчетности / Д.А. Мамлеева [и др.]// Совершенствование организации и экономики ветеринарного дела. - Н. Новгород, 2007. – С.195-207.
  30. Физические средства дезинфекции Д.А. Мамлеева [и др.]// Экологическая и противоэпизоотическая защита современного животноводства. - Н. Новгород, 2007 – С.6-16.
  31. Хлорсодержащие препараты и окислители, используемые для дезинфекции Д.А. Мамлеева [и др.] //Экологическая и противоэпизоотическая защита современного животноводства. - Н. Новгород, 2007. – С. 22-33.
  32. Бактериологический контроль качества дезинфекции /Д.А. Мамлеева [и др.]// Экологическая и противоэпизоотическая защита современного животноводства. - Н. Новгород, 2007. – С. 62 – 64.
  33. Региональная оценка территориальных, временных, популяционных и межпопуляционных границ эпизоотического проявления зоонозов в Северо-западном регионе РФ Д.А. Мамлеева [и др.] // Ветеринарная Практика, 2007 - № 2 (37) С. 6 10. 
  34. Мамлеева, Д.А. Индикация и идентификация бактерий рода Salmonella с использованием иммунохроматографического экспресс-теста Singlepath (Merck) в пищевых продуктах и продовольственном сырье / Д.А. Мамлеева, И.Л. Прошкина // Ветеринарная Практика, 2007. - №2 (37). С. 50-54. 
  35. Мамлеева, Д.А. Хозяинный состав возбудителей иерсиниозной инфекции в условиях РФ/ Д.А. Мамлеева, А.В. Пашкин // Ветеринарная Практика. СПб., 2007. №3 (38). С.22-24.
  36. Сельскохозяйственные животные – соактанты иерсиниозной паразитарной системы в условиях Северо-Западного региона РФ/Д.А. Мамлеева  [и др.]// Практик. – СПб., 2007. – №6. – С.32-35
  37. Облигатные и промежуточные хозяева возбудителей паразитозов – соактанты паразитарных систем / Д.А. Мамлеева [и др.]// Практик. – СПб., 2007. – №6. – С.62-65
  38. Экологические паразитарные системы в условиях Нижнего Поволжья / Д.А. Мамлеева [и др.]// Практик. – СПб., 2007. – №6. – С.58-61
  39. Особенности формирования нозологического профиля инфекционной и инвазионной патологии животных в сырьевой зоне продовольственного рынка/ Д.А. Мамлеева [и др.]// Практик. – СПб, 2007. - №6. – С.22-25.
  40. Синантропные животные – соактанты инфекционной паразитарной системы и основной резервуар иерсиний/ Д.А. Мамлеева [и др.]// Практик. – СПб., 2007. – №6. – С.21-23.
  41. Особенности эпизоотического проявления иерсиниозной инфекции в условиях Северо-Западного и Поволжского регионов/ Д.А. Мамлеева [и др.]// Практик. – СПб., 2007. – №6. – С.23-26.
  42. Сельскохозяйственные животные соактанты паразитарных систем в условиях отдельных регионов РФ / Д.А. Мамлеева [и др.]// Ветеринарная Практика. СПб., 2007. №4(39). С.13-15.
  43. Мамлеева, Д.А. Эпизоотологический надзор за функционированием паразитарных систем в современных условиях/ Д.А. Мамлеева/ Ветеринарная Практика. СПб., 2008. №1(40). С.19-23.
  44. Мамлеева, Д.А. Эпизоотология иерсиниозов. Особенности проявления в условиях Северо-Западного и Поволжского регионов / Д.А. Мамлеева/ Ветеринарная практика. СПб., 2008.   №3 (42). С.8-10.
  45. Мамлеева, Д.А. Субпопуляционные границы кишечного иерсиниоза и псевдотуберкулеза в популяциях свиней/ Д.А. Мамлеева/ Ветеринарная практика. СПб., 2008.   №3 (42).  С. 22-25

Мамлеева

Джемиле Аблаевна

ЭПИЗООТИЧЕСКОЕ ПРОЯВЛЕНИЕ ПАРАЗИТАРНЫХ СИСТЕМ САПРОНОЗОВ В ОТДЕЛЬНЫХ РЕГИОНАХ РФ

(на модели иерсиниоза)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени  доктора ветеринарных наук

Корректор Г.Н. Орехова

Компьютерный набор и верстка Э.Н. Шакерова

Подписано в печать 29.07.2008 г.

Формат 60/84 1/16. Печать трафаретная. Бумага офсетная.

Объем: печ. л. 2,0. Тираж 100 экз. Заказ 05/0807

Отпечатано издателем Ю.А. Николаевым

603073, Нижний Новгород, Таганская, 6-29

тел.: (8312) 250-47-17, e-mail: nyapub@sandy.ru







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.