WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

КОРЕНЬ  Роберт  Викторович

ЭНЕРГОИНФОРМАЦИОННЫЕ

И  ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ  ОСНОВЫ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ КУЛЬТУРОЛОГИИ

      1. -  Теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора культурологии

Краснодар - 2007

Работа  выполнена  на  кафедре  теории  и  истории  культуры 

Краснодарского государственного университета культуры и искусств

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

КАШИРИН Валерий Иванович

доктор философских наук, профессор

ДАНЦЕВ Андрей Андреевич

доктор культурологии, профессор

САЯПИНА Ирина Анатольевна

Ведущая организация: Кубанский государственный аграрный университет

Защита состоится « »  2007 г. в  « » час. на заседании диссертационного Совета Д210.007.02 по специальности 24.00.01. –«Теория и история культуры» (философские, исторические науки и культурология) в Краснодарском государственном университете культуры и искусств по адресу: 350072, Краснодар, ул. 40-летия Победы, д. 33, ауд. 116.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Краснодарского государственного университета культуры и искусств.

Автореферат разослан  « » ___________________2007 г.

Ученый секретарь диссертационного Совета,

доктор философских наук, профессор В.И.Лях

ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловливается современным процессом общественного развития, который по своим параметрам предстает как целостное общепланетарное явление, сопоставимое, по выражению В.И.Вернадского, с геологическим фактором. Артефакты производственной, хозяйственной и политической деятельности человека (общества) породили противоречие с природой, остро поставившее вопрос экологической безопасности и проблему выживания человеческого общества и самого человека. Именно так она воспринимается многими учеными, политиками, общественными и религиозными деятелями.

Практическая реализация шанса выживания (самосохранения, спасения) во многом определяется общечеловеческой культурой как поведенческой функцией антропосферного развития. Средства культуры позволяют, используя, например, междисциплинарные знания социодинамики культуры, манипулировать массовым сознанием, что, по мнению диссертанта, относится к негативному явлению. Культура, обладая мощными средствами воздействия на сознание людей, может и должна внести свой позитивный вклад в разрешение проблемы выживания человека и человечества.

Взгляд на культуру как фактор выживания может быть обобщен в следующие позиции:

Консервативная позиция.

Суть данного подхода заключается в преимущественном воздержании от развития техносферы, сдерживания демографических процессов, отказа от благ цивилизации, аскетизма, сведения потребностей к витальным. Лозунг: «Назад к природе». Но эволюция необратима, поэтому такая позиция бесперспективна.

Философско-антропологическая позиция.

Развиваясь в лоне антропологии, философии гуманизма и теории культуры, исторически относительно долгое время в рамках общих формальных установок философии западного научного рационализма, социологии и социальной философии марксизма, эта позиция вобрала в себя научно-мировоззренческую ньютоно-картезианскую парадигму, в основу которой был положен принцип «расчленяй и изучай» и его аналог в политике «разделяй и властвуй». Этот принцип развил в культуре бинарную оппозицию (диаду) противопоставления (дихотомии): гуманистическая традиция – аскетизм христианства, идея научного метода – идея здравого смысла, культура-натура (природа), гуманистическое и романтическое понятие культуры, классические и неклассические представления о культуре, диффузионизм-функционализм, гуманитарные и естественные науки и т.д. Позднее научная мысль становится более автономной сферой и все решительнее оказывает обратное воздействие на развитие общей культуры. В соответствии с этой тенденцией возникают и новые виды противоречий, например, противоречие между гуманитарной и естественнонаучной культурными традициями (Ч.Сноу).

В культуре получили отражение идеи установившегося основополагающего положения социологии и социальной философии о линейном (прогрессивном) развитии человечества по расходящейся спирали. В рамках этой позиции все большее распространение в западных экологических исследованиях и культуре получают идеи так называемой коэволюции, т.е. вынужденной, как полагают, разумной организации существования биосферы и человеческого общества. Очевидно, что такого рода идеи имеют лишь относительное сходство с учением В.И.Вернадского о переходе биосферы в ноосферу. Способ бинарной оппозиции стал доминирующим, повсеместным: хорошо-плохо, тепло-холодно, вперед-назад, лево-право и т. д. В литературе: «Отцы и дети», «Война и мир», «Преступление и наказание». В философии: субъект-объект, необходимость-случайность, материализм-идеализм, анализ-синтез. По этой схеме происходило и деление наук на естественные и гуманитарные, на фундаментальные и прикладные. Отсюда и проблема двух культур, о которой писал Ч.Сноу, Е.Фейнберг и многие другие.

В результате создается впечатление, что устроен мир так, что бинарность – понятие не только гносеологическое, но и онтологическое. Однако следование этого пути расщепления ведет к дифференциации (отсюда и сотни частных определений «культуры»), появляется желание собирать, объединять, синтезировать. Но бинарная схема для этого не годиться. Требуются другие структуры, так как идеология антагонизма, непримиримых противоречий – бесперспективна; она ведет мир к самоубийству.

Представителями этого направления являются: Д.Вико, С.Пуфендорф, И.Гердер, В.Гумбольдт, З.Фрейд, Э.Фромм, Э.Кассирер, Э.Тайлор, К.Юнг, Дж.Фрезер, Ф.Ратцель, Б.Малиновский, А.Кребер, К.Гирца, Л.Уайт, школа «Анналов», М.Фуко и другие. Особо следует выделить американского ученого Л.А.Уайта, которому принадлежит заслуга создания отдельной специализированной науки с названием культурология.

Позиция философии русского космизма.

Представителями этого направления являются: В.Ф.Одоевский, Н.Ф.Федоров, В.С.Соловьев, Н.А.Умов, С.Н.Булгаков, П.А.Флоренский, Н.А.Бердяев, К.Э.Циолковский, А.Л.Чижевский, В.И.Вернадский.

Последний - наиболее яркий выразитель этого направления и создатель учения о ноосфере. Внимательно изучая работы В.И.Вернадского о переходе биосферы в ноосферу, можно видеть, что такое важнейшее явление общества, как культура, он оценивал, наряду с научной мыслью, как явление планетарное.

В этом ракурсе В.П.Казначеев1 рассматривает русский космизм как путь к выживанию и Российский суперэтнос, как его воплощение в противовес антропоцентрической диктатуре («золотой миллиард»). Русский космизм – это обобщенное, синтетическое понятие социально-этнического, культурно-естественно-природного (научного) сознания российской нации, ее геополитической уникальности. Феномен русского космизма есть социально-историческая, культурно-экономическая экологическая основа построения и

___________________________________________________________

1 Казначеев В.П. Русский космизм, или Путь к выживанию. “Природа и человек” (“Свет”), 1995,  № 9. С. 12-16.

усовершенствования Российской государственности, его достаточного противостояния тенденциям панамериканизма, западничества (их экономического технократизма) и демографического давления восточных

цивилизаций. Таким образом, в описание проблемы взаимосвязи «природа - общество» вводятся культурный и этнический аспекты.

Работа В.И.Каширина1 нивелирует некорректность основополагающего положения социологии и социальной философии о линейном (прогрессивном) развитии человечества, вводит в социально-философское описание проблемы взаимосвязи «природа - общество» культуру как аргумент самосознания, декларирует триалектику как метод познания законов функционирования и развития целостностей, а также вводит в описание соответствующие триалектике модели.

Выявленные противоречия вышеуказанных позиций, возможно, заключаются не в том, что одна из них «более права, нежели другая», а в том, что исследователи, анализируя один объект – культуру, изучают его различные функции, считая их тождественными или равнозначными. Сказанное, таким образом, показывает, что изучение энерго-информационных и функциональных основ культуры обладает не только самодостаточной теоретической и мировоззренческой значимостью, но и является важным, актуальным для современной культурологии, позволяя выявить фундаментальную системообразующую роль культуры в познании и разрешении проблемы выживания человечества.

Актуальность темы исследования и системный подход к проблеме подтверждается и следующими высказываниями Р.Ф.Абдеева2:

«В последнее время приобрела актуальность проблема целостности мировоззренческих знаний. Системное исследование процессов развития в природе и обществе на базе интегральных понятий информации, организации управления, рассмотрение материальной и духовной деятельности как информационно-управленческого процесса способствуют интеграции указанных частей науки в единое философское учение, которое обязательно должно быть дополнено философскими обобщениями достижений естествознания, техники и социальной практики».

Диссертанту представляется, что «ноосфера» - понятие гносеологическое. В ракурсе гносеологии ноосферы акцентировать внимание следует не столько на сознании (развивать которое необходимо), а на культуре, которая является аргументом сознания (самосознания) и познается в рамках познания самой культуры, того вклада, который она может внести в разрешении проблемы выживания человечества. Реализация такого вклада определяется уровнем развития культурологии как способа и средства познания культуры, ее фундаментальность. А это, в свою очередь, требует разработки энергоинформационных и функциональных основ фундаментальной

___________________________________________________________

1 Каширин В.И. Философия планетарного самосознания (Идеи В.И.Вернадского и современная теория циклов). //Материалы Второй Международной конференции “Циклические процессы в природе и обществе”. Выпуск второй. - Ставрополь, 1994. С. 97-101.

2 Абдеев Р.Ф. Философия информационной цивилизации. – М.: ВЛАДОС, 1994. С. 30.

культурологии как средства познания культуры, самосознания и средств достижения глобальной цели выживания человечества.

Степень разработанности темы исследования.

Энергоинформационные и функциональные основы фундаментальной культуры как системообразующего и управляющего фактора проблемы взаимосвязи системы «природа - общество» в философии и теории культуры в целостном виде практически не разработаны, хотя такие попытки предпринимаются фрагментарно и не имеют общего основания, что затрудняет целостное понимание проблемы в ее прямой связи с проблемой выживания человечества. По мнению диссертанта, эта проблема в неявной форме была поставлена в западноевропейских концепциях «игровой» культуры Й.Хейзинга, Х.Ортега-и-Гассет и других, а затем развита в модели Метаигры Ст. Лема. Однако семантика игровых моделей культуры не была раскрыта, а именно через нее, при широких обобщениях, возможен выход на вышестоящую проблему выживания человечества и адекватных ему социально-культурных институтов, отношений и процессов.

В.М.Розин1, исследуя культурологию как научную дисциплину и предмет, пишет: «Культурология, на наш взгляд, - дисциплина гуманитарная, отсюда различные парадоксы: нет одной культурологии, теорий культур столько, сколько крупных культурологов, каждое оригинальное культурологическое направление задает свой подход и предмет». Вместе с тем, В.М.Розин не исключает рассмотрение культурологии как не только гуманитарной, но и естественнонаучной дисциплины.

В этом то и заключается основной парадокс культурологии, ибо ее основатель Л.А.Уайт2 создал эволюционную культурологию на основании выдвинутого им в 1943 г. «закона энергии и эволюции культуры». Этот закон основывается на признании того, что тремя общими составляющими всех культурных феноменов являются: технология, социальная организация и философия, из которых технология первична и определяет содержание и форму двух других компонентов. Это, согласно Уайту, сводит объяснение культурного развития к некоторым терминам, используемым физиками для объяснения природы, а именно: к материи и энергии. Культура превращается в «сложную термодинамическую, механическую систему», функционирование которой «определяется количеством освоенной энергии и тем способом, посредством которого она работает».

Просчеты Уайта, по мнению диссертанта, состояли в следующем: 1) Энергия опосредовано влияет на развитие культуры, обеспечивая рост свободы; 2) Энер-гия в чистом виде развивает в основном материальную сферу культуры; 3) Он упускал из виду вторую составляющую – информацию, развивающую и материальную, и духовную сферы культуры; 4) Он допустил методологический просчет, не учитывающий триединую структуру предложенной им же триады «культурных феноменов».

_____________________________________

1 Розин В.М. Культурология: Учебник. – М.: ИНФРА-М, ФОРУМ, 2002. С. 41.

2 White Leslie A. Diffusion vs. Evolution: an Anti-Evolutionist Fallacy //American Anthropologist, 1945. no. 47. P. 346.

Тем не менее, концепция Уайта объясняла развитие мировой культуры, но «совершенно невозможно было понять, что произошло с отдельными конкретными народами». После второй попытки объяснения этих «нестыковок» в 1949 г. Уайт был вынужден согласиться с утверждением Стюарда: «формулы эволюционистов… не применимы к истории культуры племен и не предназначены для этого».

В связи с несостоятельностью культурного европоцентризма гуманитарии «подхватили» культурологию и к имеющимся дилеммам добавили новые. По В.М.Розину существуют следующие дилеммы: Европейская культура или различные самоценные культуры; Естественнонаучный или гуманитарный подход; Культура как подход изучения или целостный объект; Фундаментальная, или прикладная культурология. Множеству дилемм соответствуют множество определений «культура» и множество концепций (парадигм) культурологии.

Из этих высказываний и приведенных фактов можно сделать вывод о том, что современная культурология как научная дисциплина пока еще не имеет единого онтологического основания для теорий культур, охватывающего все стороны материального и духовного бытия человека и его окружения, а также увязывающего мировую (общечеловеческую) культуру и национальные культуры с их многообразием.

Но именно в связи с необходимостью такого основания и возникла культурология как наука о культуре. По этому поводу В.М.Межуев1 пишет следующее: «Крах культурного европоцентризма, т.е. способа судить о культурности разных и несхожих друг с другом народов по их соответствию лишь одному - европейскому – образцу, и явился причиной возникновения науки о культуре – культурологии, которая ставит свое задачей выработку знания о чужих культурах (чужих по отношению к исследующему их субъекту познания)».

Отсутствие фундаментальных мировоззренческих оснований культурологии затрудняет определения предмета ее ведения и порождает множество проблем и альтернатив культурологии. Данная ситуация в современной культурологии с позиций системологии может быть охарактеризована понятием «множество»: имеет место набор обособленных, самостоятельных элементов (теорий культуры), объединенных общим основанием: принадлежностью к культуре. «Множество» геометрически всегда одноплоскостное и его элементы равноправны друг относительно друга. Главный признак «множества» - отсутствие иерархии.

Альтернативой «множеству» является «система». Множество преобразуется в систему в силу неустойчивости состояния первого путем возникновения центра кристаллизации – генерирующего центра, вокруг которого начинают группироваться элементы множества, постепенно преобразованные по составляющему закону композиции. Либо генерирующий центр формирует, создает элементы системы по своему «образу и подобию».

_________________________________________________________________

1 Межуев В.М. Классическая модель культуры: проблемы культуры и философии Нового времени //Культура: теория и проблемы. М., 1995. С. 51.

При формировании системы однородность связей между элементами множества нарушается за счет приоритетности направления к генерирующему центру, и от него возникает иерархичность (по всем осям координат). Тип

движения (т.е. «связи») преобразуется из прямолинейного в криволинейный, спиралевидный, т.е. возникает вихрь в силу неоднородности связей, «сдвига» в движении. Система это вихрь, вихрь не может быть описан ничем, кроме как системой! (А.Ф.Бугаев1). К аналогичному выводу пришел и У.Р.Эшби2. Он доказал теорему о том, что система может быть описана только системой вышестоящего иерархического уровня и ничем другим. Такой системой, описывающей систему фундаментальной культурологии, являются триединые системы.

А.Я.Флиер3, используя метод классификации, начал создавать культурологию как систему, выделяя три основные отрасли культурологии: фундаментальная культурология, антропология и прикладная культурология. Но, в контексте трех названных отраслей культурологии и приводимого им определения фундаментальной культурологии: «область, где слиты философия и теория культуры, исследующие наиболее общие закономерности исторического и социального бытия культуры, а главное – формирующие ее эпистемологию – систему принципов, методологий и методов познания, систематизации и анализа изучаемого материала», по своему смыслу эта отрасль культурологии скорей относится к теоретической, чем фундаментальной культурологии.

Кроме того, «фундаментальные законы – это законы-условия, а фундаментальные знания являются таковыми, если они являются фундаментальными условиями бытия человека, его жизни. При этом фундаментализация в классическом смысле «не отменяется», а в соответствующем контексте включается в пространство неклассической фундаментализации. С указанным принципом связан следующий принцип: «знание структурируется в Сознании». В рамках общебытийного Сознания должна быть осознана задача выживания человечества»4 .

Разброс мнений относительно культурологии как научной дисциплины, по мнению диссертанта, вызван и тем, что отсутствует единое определение самого концепта «культура». Количество определений культуры достигает нескольких сотен. По утверждению П.С.Гуревича5: «В эпоху средневековья слово «культ»

_________________________________________________________________________

1 Бугаев А.Ф. Введение в единую теорию мира. Основы экстрасенсорики. Саморегулируемая эволюция человека – путь воина К.Кастанеды.- М.: Белые альвы, 1998. С. 54.

2 Эшби У.Р. Принципы самоорганизации. //Сб. Принципы самоорганизации. Пер. с англ. – М.: Мир, 1966. С. 314.

3 Флиер А.Я. Культурология для культурологов: Учебное пособие для магистрантов и аспирантов, докторантов и соискателей, а также преподавателей культурологии. – М.: Академический Проспект; Екатеринбург: Деловая книга, 2002. С. 13.

4 Елгина Л.С. Фундаментализация образования: смысл и основные принципы. //Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия: Материалы Третьего Российского Философского конгресса. - Ростов-на-Дону, 2002. Т. 1. С. 373.

5 Гуревич П.С. Культурология. Учебник для вузов. – М.: Проект, 2003. С. 68.

употреблялось чаще, чем «культура». Оно выражало способность человека раскрыть собственный творческий потенциал в любви к Богу». Таким образом, предназначение и исконное определение концепта «культура»: «Почитание Солнца - Ярилы». Такой же смысл в концепт термина «культура» вкладывал и Н.К.Рерих1, определяя культуру как почитание Света.

Обобщая различные ракурсы взглядов на культуру, диссертант считает возможным сформулировать фундаментальный концепт культуры: «Культура – это почитание (признание) солнечного света как источника жизни и ее вечности». В этом случае артефакт культуры является естественным следствием феномена человека, как части природы, фактора эволюционного перехода биосферы в ноосферу, и разрешает противоречие «двух культур».

Кроме того, фундаментальное определение культуры однозначно выводит его семантику на духовно-энергетические основы исконной культуры, а от нее - на соответствующие энергоинформационные и функциональные основания культурологии. Из корректного определения концепта «культура» следуют должные выводы. Во-первых, концепт культуры относится к числу фундаментальных категорий. Во-вторых, зачинателями и законодателями культуры были наши прапредки – Кап Расы, а греки были их «заочными» учениками. Они начали «возделывать» культуру, точней переделывать ее с духовно-энергетического на рационалистический лад. Поэтому не от них надо вести историю культуры. В-третьих, чтобы признать это, надо иметь чувство патриотизма. Патриотизм в наше время актуален, т.к. является мобилизационным ресурсом выживания в условиях ограничений на другие ресурсы.

В проблеме взаимосвязи системы «природа - общество» культура, которая является одним из звеньев энергоинформационных процессов Космоса в целом, предстает как принцип дополнительности, который, при определенных условиях, может обеспечить выживание человеческого общества. Среди таких условий определяющим является толерантность, выступающая как одна из граней всеобщей любви, соответствующей «Нагорной проповеди» и философским воззрениям В.С.Соловьева о смысле любви.

Использование нового класса систем высшего порядка: триединых систем для анализа и синтеза фундаментальной культуры обусловлена фундаментальностью их онтологии и системологии, а также возможностью преобразования оперативной информации в структурную «информативность», творящую информацию (сознание). Как пишет В.И.Каширин2: «Исходя из идей Вернадского, можно предположить, что новая философия будет философией вселенскости и самосознания. Теория циклов В.И.Вернадского лежит в основе новой философии эпохи ноосферы – философии планетарного самосознания».

________________________________________________________

1 Святохина Г.Б. Культура в философии Н.К.Рериха. //Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия: Материалы Третьего Российского Философского конгресса. - Ростов-на-Дону, 2002. Т. 2. С. 198.

2 Каширин В.И. Философия планетарного самосознания (Идеи В.И.Вернадского и современная теория циклов). //Материалы Второй Международной конференции “Циклические процессы в природе и обществе”. Выпуск второй. - Ставрополь, 1994. С. 97-101.

Исследование проблемы выполнено на стыке культурологии, философии и синергетики, а поэтому наиболее информативно.

Недостаточность знаний в области новой мировоззренческой парадигмы, слабый учет семантики перехода к информационному обществу, узкодисциплинарность подходов к проблеме и не разработанность энергоинформационных и функциональных основ фундаментальной культурологии служат препятствием для целенаправленного использования мощных средств культуры, в частности искусства, в позитивных целях комплексного решения фундаментальной проблемы выживания человечества и социально-экономических проблем отдельного человека.

Среди подходов к проблеме, можно выделить два, которые соответствуют «двум культурам»: Первый (гносеологический) исходит из того, что культурология является сугубо гуманитарной дисциплиной и использует метод классификации, обеспечивающей получение слабоструктурированной информации; Второй подход (онтологический) исходит из того, что культурология, являясь эволюционно-гуманитарной дисциплиной, увязана с естественно-научными знаниями и поэтому использует динамический метод, основанный на систематике.

Названные подходы имеют разную степень разработки. Если гуманитарный (гносеологический) подход, основанный на классификации, разработан более или менее удовлетворительно, то этого нельзя сказать об естественнонаучном (онтологическом) подходе и его основном методе систематике.

Первый подход демонстрирует «бег на месте», когда формируются и оттачиваются элементы движения (объекты, понятия, формулировки, определения, устанавливаются связи между объектами и т. д.). Все это делается в рамках линейно-плоскостной логики (плоскостных фигур), основы которой заложил Аристотель. В лучшем случае, такой подход завершается созданием общих теорий, подытоживающих и обобщающих результаты предыдущих исследований. При этом в приложении к культурологии, слабо прослеживается связи с энергоинформационными и функциональными ее основаниями.

Подход систематики предполагает «бег во времени», характеризующийся нелинейными связями (нелинейной логикой) и объемными фигурами, создающими потенциальную возможность перехода, на основе Всеобщего принципа максимума информации, к Всеобщим теориям, Единой теории мира, пониманию и практическому использованию фундаментальной культурологии.

Попытка Уайта увязать культуру и энергию, а в более широком понимании, гуманитарные и естественнонаучные подходы к проблеме, создала негативный прецедент снижения активизации работы в этом направлении. Немногочисленная культурологическая литература, в которой обнаруживается упоминание терминов «энергия» и «информация» являются отражением недостаточно осознанной авторами связи культуры и энергии, выраженной в естественнонаучных работах В.И.Вернадского, А.Л.Чижевского и других1. В работах Вернадского даны основополагающие мысли о биогеохимической

_______________________________________________________________

1 Золкин А.Л. Культурология: Учеб. Пособие для вузов /Под ред. проф. Н.В.Михайловой. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001. С.28-30.

энергии живого вещества биосферы, которую можно назвать энергией человеческой культуры или культурной биогеохимической энергией.

В культурологии культурогенез рассматривается в отрыве от этногенеза, что не позволяет в явном виде отразить энергию пассионарности и ее роль в становлении культуры. Л.Н.Гумилев1 использовал положения В.И.Вернадского о «культурной биогеохимической энергии» в связи с разработкой теории этногенеза и выразил их через энергию пассионарности, которая является источником всех деяний человека, в том числе и в области культуры. Кроме того, Гумилев показал, что связь между этносами с различными стереотипами поведения осуществляет культурная традиция. Тем самым он обозначил контуры функционально-коммуникативной роли культуры.

В самой же культурологии эта двуединая роль культуры, по преимуществу, разорвана: в основном рассматриваются второстепенные функции культуры, где с трудом прослеживается, в основном на уровне языка, коммуникативная связь. А там, где функции культуры и коммуникации уделяется больше внимания, они рассматривается на уровне социальной функции культуры, социокультурной коммуникации и материальной мотивации. Такой уровень недостаточен для фундаментальной культурологии, материальная же мотивация не должна быть доминирующей, так как энергоинформационные и функциональные основы культуры в большей степени проявляются при духовной мотивации.

Таким образом, поле событий рассматриваемой проблемы ближе всего соотносится с разработками Гумилева по теории этногенеза. Однако, в них не прослеживается связи с информацией, а именно информация играет «первую скрипку» в разрешении проблемы. Зато функциональная роль информации в возникновении жизни и ее эволюции, во взаимосвязи с энергией, достаточно хорошо разработана Р.Ф.Абдеевым2. Но в его работе прослеживаются лишь опосредованные взаимосвязи с культурой, что позволяет только косвенно использовать ее для разработки рассматриваемой проблемы.

Объект исследования. Объектом исследования в диссертации является фундаментальная культура, в ее изначальном исконном духовно-энергетическом бытии, как системообразующий и управляющий фактор проблемы взаимосвязи системы «природа - общество».

Предмет исследования. Предметом исследования в диссертации являются энергоинформационные и функциональные основы фундаментальной культурологии в контексте теории триединых систем.

___________________________________________________

1 Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – М.: Танаис ДИ-ДИК, 1994.-544 с.: ил.

2 Абдеев Р.Ф. Философия информационной цивилизации. – М.: ВЛАДОС, 1994. С. 30.

Цель и основные задачи диссертационного исследования.

Целью исследования в настоящей диссертационной работе является обоснование энерго-информационных и функциональных основ фундаментальной культурологии на основе анализа и синтеза гуманитарных и естественнонаучных знаний, или другими словами преодоления противоречия «двух культур». В соответствии с представлениями о системологии научно-философской фундаментальности, выраженной триадой: концепции современного естествознания – философия – фундаментальная культурология, такая система может быть названа как естественнонаучная философия культурологии.

Осуществление поставленной цели достигается решением следующих основных задач:

1.  Обосновать использование теории триединых систем в качестве методологической основы и теоретического инструментария фундаментальной культурологии. Произвести конструирование культурологической среды как сложной иерархической системы, в которой культура выполняет различные функции в зависимости от уровня иерархии.

  1. Выявить энергоинформационные средства и формы выражения смысла «игровой» культуры и Метаигры как способа выживания.
  2. Проанализировать «закон энергии и эволюции культуры» Уайта, взаимосвязь культурогенеза и этногенеза через энергию пассионарности как источника культуры, а также информационный аспект культуры как одного из звеньев энергоинформационных процессов Космоса.
  3. Проанализировать онтологию архетипов культуры и дать их информационно-культурологическую интерпретацию.
  4. Проанализировать фундаментальные функции культуры в ее связи с проблемами культурно-образовательных процессов и обосновать концептуализацию и культурологическое проектирование науки и образования.

Методологической основой осуществленных в диссертационной работе исследований является системология как ядро Единой теории мира, идеи трех пластов реальности В.И.Вернадского, развитые В.И.Кашириным в принцип триединства-триалектики, а также теория триединых систем. Теоретической основой диссертационных исследований явились: учения В.И.Вернадского о биосфере, ноосфере и живом веществе, теория функциональных систем П.К.Анохина, теория этногенеза Л.Н.Гумилева, теория информации Р.Ф.Абдеева, Единая теория мира А.Ф.Бугаева, и другие современные разработки в области биоэнергоинформатики, а также работы А.Я.Флиера, В.М.Розина, П.С.Гуревича, И.В.Морозова, А.Л.Золкина, И.Я.Левяш, Г.В.Драча, А.А.Горелова, А.А.Радугина и других авторов учебников и учебных пособий по культурологии, архетипам культуры и частным концепциям и моделям теорий культуры.

Все изложенное выше в полной мере относится к культуре при наиболее плодотворном и полном ее определении, представленным в методологическом плане Э.Левинасом1: «Культура – это смысл, приходящий к бытию», а этимологически – как разные формы бытия духа. Другими словами этот смысл может быть выражен как гармония.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

1.  Раскрыты новые закономерности в познании культуры и ее процессов. Дано фундаментальное определение культуры. Обоснованы духовно-энергетические основания культуры, выступающие в качестве онтологических, гносеологических и методологических основ фундаментальной культурологии. Показано, что культура – многогранная сложная система, имеющая свою иерархию, которая выполняет различные функции.

  1. Поставлена и семантически разрешена новая научная проблема: использование теории триединых систем в качестве методологической основы и теоретического инструментария фундаментальной культурологии. Даны несколько определений триединых систем, как нового класса систем высшего порядка, сформулированы их отличительные особенности и свойства. На их основе проведено конструирование культурологической среды.
  2. Развиты научные представления об «игровой» культуре и представлена ее авторская энергоинформационная концепция. Раскрыта сущность Метаигры, указана общая цель: выживание в полосе самосохранение – самоорганизация (самосознание) и представлена ее формула: природа – культура – этногенез. На примерах мифологем, народного творчества и произведений искусств показано, что культура «играется» в форме триад и объемных фигур (моделей).
  3. Представлениями о системологии научно-философской фундаментальности: концепции современного естествознания – философия – фундаментальная культурология преодолены противоречия «двух культур».
  4. Дана новая информационно-культурологическая интерпретация онтологии архетипов культуры как кристаллизации следов информации, позволившей выжить древнему человеку. Показана связь архетипов культуры с функциональной моделью (фракталом) Единой теории мира, информационным понятием границы и Всеобщим принципом максимума информации.

Раскрыта непосредственная связь архетипов культуры с символами и духовной культурой. Показано, что духовные (священные) символы формируют определенную энергетику, являющуюся следствием порядка организации символов (культурной формы).

  1. Развиты научные представления о культурологии патриотизма как мобилизационного ресурса Русской идеи в условиях ограничений на другие ресурсы.
  2. Обоснованы проявления коммуникативно-семантической функции культуры при использовании структурной информации и использование смысловой фрактальности (самоподобия) для восполнения знаний за счет имеющихся знаний функционирования системы на другом иерархическом уровне или в другой отрасли знаний.

________________________________________________

1 Глобальные проблемы современности и общечеловеческие ценности. /Э.Левинас. Философское определение идеи культуры. – М., 1990.

  1. На основе анализа фундаментальных функций культуры и проблем научно-образовательных процессов предложена новая концепция культурологического проектирования науки и образования (культурно-образовательных процессов). Показана важная роль структурной информации как средства разрешения проблем культурно-образовательных процессов.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Исконное фундаментальное определение культуры: «Культура – это почитание (признание) солнечного света как источника жизни и ее вечности».

Культура является многогранной сложной системой, имеющей иерархию: мировая (общечеловеческая) культура, общность национальных культур, национальные культуры, субэтнические культуры, культуры отраслей деятельности, культура поведения отдельного человека и т.д. На верхних уровнях иерархии, до субэтнического культура выполняет важнейшую функцию управления и связи между этносами, имеющими различный стереотип поведения. На субэтническом уровне она несет охранительную функцию, а затем переходит в коммуникативную функцию различного рода.

  1. Теория триединых систем может быть использована в качестве методологической основы и теоретического инструментария для проведения исследований энергоинформационных и функциональных основ фундаментальной культурологии. Это положение питается фундаментальным характером приводимых определений, особенностей и свойств триединых систем.
  2. Концепция «игровой» культуры: сущность Метаигры, как первичная цель и результат выживание в полосе самосохранение – самоорганизация (самосознание) и ее формула: природа – культура – этногенез, устанавливающая связь с энергией и информацией.
  3. Противоречия «двух культур» преодолевается представлениями о системологии научно-философской фундаментальности, выраженной триединой системой: концепции современного естествознания – философия – фундаментальная культурология; такая система может быть названа - естественнонаучная философия культуры.
  4. Онтология информационно-культурологического представления архетипов культуры как кристаллизации следов информации, позволившей выжить древнему человеку, и интерпретация архетипов культуры в их связи с функциональной моделью (фракталом) Единой теории мира, информационным понятием границы и Всеобщим принципом максимума информации.
  5. Представление патриотизма в его связи с символами и духовной культурой является культурологической категорией, которую следует рассматривать как мобилизационный ресурс в условиях ограничений на другие ресурсы и при реализации Русской идеи. Настоятельная необходимость культивирования патриотизма в культурно-образовательных и воспитательных процессах.
  6. Использование смысловой фрактальности (самоподобия) триединых систем как способа восполнить недостаточность знаний культурологии за счет информации на другом иерархическом уровне или из наиболее разработанной области знаний.

Для этих целей могут быть использованы представленные в диссертации таблицы триад (триединых систем), относящиеся к культуре, культурологии и их сопряжения в ведической и эзотерической философии, а также биология живой клетки и наработки синергетики.

8. Использование новой концепции культурологического проектирования науки и образования (культурно-образовательных процессов) и структурной информации как средства разрешения проблем культурно-образовательных процессов.

Всякий процесс познания включает триаду компонентов: объект познания, метод и их отношение (средство). В системной терминологии: система, внешняя среда и процесс переноса. В данном случае объектом (системой) является культурно-образовательный процесс, методом (внешней средой) – фундаментальность и отношением (процессом переноса) – информация.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Диссертация имеет мировоззренческую, теоретическую и практическую значимость. Осуществленные в диссертации исследования энергоинформационных и функциональных основы фундаментальной культурологии и новых закономерностей развития естественных и общественных процессов, по мнению диссертанта, обладают определенной мировоззренческой ценностью и соответствующей значимостью, открывая новое направление в философско-культурологическом осмыслении как сущности самой культуры, ее определений и движущих сил, так и фундаментальных основ культурологии.

Осуществленные в диссертации исследования, обладают теоретической ценностью для изучения проблематики человека, общества, их выживания в условиях кризисных процессов. Принцип фрактальности дает возможность найти недостающее звено триады в любой области знаний, практики, общественной жизни, техники и, на этой основе, делать открытия, изобретения, смело принимать ответственные решения в культурной, политической, социальной, экономической и других сферах.

Материалы диссертации, содержащиеся в ней положения и выводы, могут быть использованы в практической деятельности по культурологическому проектированию фундаментальности будущего науки и образования, написании учебников и учебных пособий по фундаментальной культурологии, культурологии патриотизма. Основные положения диссертации практически проверены при разработке проблем взаимосвязи в системе «природа - общество», управления безопасностью сложных систем, циклических, этнопсихологических и социокультурных процессов.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась на кафедрах теории и истории культуры Краснодарского государственного университета культуры и искусств, философии Кубанского государственного технологического университета и Северо-Кавказского государственного технического университета.

Основные положения диссертации докладывались на: VI Международной конференции «Циклы природы и общества» (Ставрополь, 1998); VIII конференции по русской философии «История русской философии» (Пятигорск, 1998); научно-теоретических конференциях Кубанского отделения Российского философского общества и кафедры философии КГУ (Краснодар, 1998 и 1999 г.); Первой Международной конференции «Циклы» (Ставрополь, 1999 г.); Втором Российском философском конгрессе «XXI век: будущее России в философском измерении» (Екатеринбург, 1999г.); Третьей Международной конференции «Циклы» (Кисловодск, 2001 г.); Ш Российском философском конгрессе «Рационализм и культура на пороге Ш тысячелетия» (Ростов-на-Дону, 2002 г.); Четвертой Международной конференции «Циклы» (Ставрополь, 2002 г.); Пятой Международной конференции «Циклы» (Ставрополь, 2003 г.); межвузовской научно-практической конференции «Междисциплинарность и социокультурное проектирование» (Краснодар, 2003 г.); международной конференции «Этнопсихологические и социокультурные процессы в современном обществе» (Балашов, 2003 г.); международной конференции «Культура и образование в информационном обществе» (Краснодар, 2003 г.), Всероссийской научной конференции «Народная культура: личность, творчество, досуг» (Омск, 2003 г.), Четырнадцатой международной конференции «Проблемы управления безопасностью сложных систем» (Москва, 2006).

Основные результаты диссертационной работы отражены в трех книгах (монографиях) и 46 научных публикациях и материалах, в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Структура диссертации определена в соответствии с целью и логикой структурно-функциональной модели решения основных задач. Работа состоит из введения, 3 глав (включающих 12 параграфов), заключения, примечаний, и списка литературы.

ОСНОВНОЕ  СОДЕРЖАНИЕ  РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность и степень научной разработанности темы, дается характеристика целей и основных задач исследования, формулируется научная новизна работы, обосновывается фундаментальность законов-условий, указывается на практическую значимость полученных результатов и характер научной апробации последних. Анализируются эволюционный (естественнонаучный) подход основоположника культурологии Л.А.Уайта к описанию динамики культуры. Приводится исконное определение термина «культура», вскрывающее его энергетическую онтологию и выводящее культурологию на ее энергоинформационные и функциональные основы.

Глава первая, озаглавленная «Онтология, гносеология и системология энергоинформатики функционирования культурологии», включает четыре параграфа. В содержании главы изложены обоснования использования теории триединых систем в качестве методологии и теоретического инструментария для системного исследования культуры, преодолевающего противоречие «двух культур» и разработки основ фундаментальной культурологии; произведено конструирование культурологической среды фундаментальной культурологии, раскрыты энергоинформационные средства и формы выражения смысла «игровой» культуры, а также проанализирован культурогенез и этногенез в ракурсе пассионарной энергии как движущей силы развития культуры, политики, государственности, этнических процессов и т.д..

В первом параграфе «Философия триединых систем как метод и теоретический инструментарий фундаментальной культурологии» рассмотрено отражение триад в истории философии, семантике творчества, искусства и русского фольклора, богатого триадами (его семантика своими корнями уходит в Ведическую традицию, которая нашла отражение в «Книге Велеса»), и раскрыто триединство как форма организации материи; обосновано использование теории триединых систем в качестве корректного описания любых динамических процессов.

Показано развитие представлений о триадах пифагорейцев (троица определяет целостность вещи), Гегеля (для которого тройственность «скрывает в себе абсолютную форму, понятие» и является закономерностью саморазвития идеи), Канта (выделявшего три средства сообщения, три формы сообщения и три вида искусств), Абдеева (триединство аналогии процессов познания, управления, развития и их отражение на модели), Баранцева (триада – структура синтеза; аспекты устойчивой системной триады: аналитическое начало (рацио), качественное (эмоцио), субстанциональное (интуицио)), диссертанта (воплотившего эти представления в новый класс систем высшего порядка – триединые системы и разработавшего основы их теории). Триединые системы имеют Прообраз (матрицу, архетип), Звездный закон (Космический Закон, по которому осуществляется эволюционные процессы) и Воплощения (первичные отражения). Сформулированы несколько определений триединых систем, их отличительные особенности и многочисленные замечательные свойства. Введен новый принцип «созидания и развития».

Эволюционное развитие происходит на основе отражательных процессов и благодаря информации, образующей замкнутые контуры саморегулирования и саморазвития на основе всеобщего принципа максимума информации, который имеет две формы записи и реализуется преимущественно через объемные фигуры (модели).

Принцип максимума информации описывает не только поведение, но и процессы развития, адаптации, роста приспособленности и мастерства. На основе второго способа максимизации информации характеризуется то свойство организма, которое можно обобщенно назвать мастерством: мастерство = разнообразие + точность реакций. В качестве примера можно взять развитие реакций руки у пианиста по мере обучения. На основании принцип максимума информации можно охарактеризовать и исполнительское мастерство лекторов, чтецов и вокалистов.

Показано, что всеобщность фрактальности (функционального самоподобия) – выражается в том, что триединой структуре триад соответствуют все сущности от их Прообраза до живой клетки, включая: объективные и субъективные картины Мира, модели системы Единой теории мира, аналогии, сферы познания, философские системы, структура общества и т.д. Всеобщая фрактальность проявляется и в функциях, проявляемых ипостасями (элементами) триад (по столбцам таблиц): они идентичны для всех сущностей.

Отмечена определяющая роль функциональной модели системы (фрактал) в триаде моделей Единой теории мира. Именно она выступает системообразующим и управляющим фактором (принципом дополнительности) в структуре цикла взаимодействия противоположностей: физической модели системы (вихрь) и структурной модели системы (пентатетраэдр) и несет в себе информацию (знания) о двух последних. Важнейшим аспектом всеобщей фрактальности триединых систем, её связи с духовностью, информацией и моделями систем Единой теории мира является триединство аналогий: физическая (константы взаимодействия), функциональная (фрактальная), структурная (энергоинформационная).

Показано, что обобщение и аналогия являются заключительными этапами познания, обеспечивающими достаточность основания фундаментальности.

Содержание второго параграфа «Конструирование культурологической среды в процессе ее самопознания» посвящено обоснованию необходимости конструирования культурологической среды в процессе ее самопознания. Самопознание культурологической среды начинается с определения понятия «культура». В культурологии насчитываются сотни определений «культура», но все они являются производными от исконного определения. Просто надо по-русски прочитать исконное составное слово, идущее от цивилизации атлантов: культу - Ра: культ выть (славить) Ра. Таким образом, предназначение и исконное определение понятия «культура»: «Почитание Солнца - Ярилы». Дуга божественного Ра – Радуга: «Благодать снисходит от Бога». Такой же смысл в понятие термина «культура» вкладывал и Н.К.Рерих. Определяя понятие культуры, он писал, что Культура есть почитание Света.

Такое, скрытое от взора культурологии, но исконное понимание термина «культура»: во-первых, соответствует ее смыслу и внутреннему содержанию (семантике); во-вторых, по ее основанию – энергии, позволяет глубже понять сущность культуры.

Культура – многогранная сложная система, имеющая свою иерархию: мировая (общечеловеческая) культура, общность национальных культур, национальные культуры, субэтнические культуры, культуры отраслей деятельности, культура поведения отдельного человека и т.д. На верхних уровнях иерархии, до субэтнического, культура несет важнейшую функцию управления и связи между этносами, имеющими различный стереотип поведения. На субэническом уровне она несет охранительную функцию, а затем переходит в коммуникативную функцию разного рода. Для управления культура должна обладать определенными свойствами жесткости, а для коммуникативной связи – пластичностью и гибкостью.

Жесткость культуре придают ее архетипы как закристаллизованные следы информации, позволившие древнему человеку самым первичным, исходным результатом, обеспечить выживание. Другими словами, архетипы культуры, совместно с результатами вторичными (которые служат средствами достижения первичных), обеспечивают функцию самосохранения (гомеостаза; согласно формуле К.Бернара: «постоянство внутренней среды есть условие свободной жизни организма»). Каждый из вторичных результатов имеет не только самостоятельную информационную ценность, а несет информацию о первичном результате, «светит не только собственным, но и отраженным светом».

На основании исследований А.Я.Флиера и других доказано, что фундаментальная культурология является триединой системой (Теоретическая культурология – Антропология – Прикладная культурология), рожденной (выросшей) из другой триединой системы (Этнография – Лингвинистика - Социология).

Проведенными исследованиями установлено, что мировой культурный процесс под воздействием архетипов культуры сохраняет линейный, возрастающий (за счет обогащения национальными культурами) характер, а национальные культуры реализуют циклический характер развития. Именно поэтому культурная традиция (архетипы культуры, являющиеся общими для всех национальных культур) выступает в качестве связующего элемента для изменивших свой стереотип (императив) поведения этносов. В этом заключается важнейшая, смысловая функция мировой культуры. Показано, что целостность обществу (системам, институтам общества) придает культура. Носителями культуры являются этносы, поэтому культурогенез непосредственно связан с этногенезом и они должны рассматриваться совместно.

Зарождение и становление фундаментальной культурологии непосредственно связано с использованием в качестве методологической основы и научного инструментария теории триединых систем, развивающей основной метод познания триединства-триалектики. Конструирование культурологической среды базируется на триадах: форм фундаментальной культуры: духовная – социальная – технологическая; менталитета культуры: традиции – установки – представления; средствах познания мира: религия – философия – наука; структура пути познания: познание сущности – познающий субъект – восприятие явления; формах развития культурологии: мировоззренческая парадигма – циклизм – культурофилософия и их сопряжениях, представленных в табличной форме.

В третьем параграфе «Энергоинформационные средства и формы выражения смысла «игровой» культуры», на основе анализа существующих, предложена новая концепция «игровой» культуры в основание которой положены энергоинформационные средства и формы выражения Метаигры как следы информации, позволившие в прошлом человеку выжить в полосе самосохранение - саморазвитие. Метаигра выражается формулой: Природа – Культура – Этногенез и осуществляется в соответствии с принципом триединства–триалектики. На примере русских сказок произведений культуры и искусств, а также математической теории игр показано, что культура «играется» в форме триад.

Понимание «игровой» культуры как энергоинформационных следов выживания в прошлом является важным этапом становления фундаментальной культурологии, науки о становлении, развитии и выживании человека социального. Но для этого она, кроме социальных, должна в обязательном порядке учитывать и этнические процессы.

Четвертый параграф «Культурогенез и этногенез как проявления энергии пассионарности» посвящен исследованию энергетической и информационной составляющей культуры, взаимосвязи культурогенеза и этногенеза как проявлению энергии пассионарности. Носителями культуры являются этносы, а культурогенез непосредственно связан с этногенезом и они должны рассматриваться совместно.

На основании совместного анализа «закона энергии и эволюции культуры» Л.А.Уайта и работы С.А.Подолинского «Труд человека и его отношение к распределению энергии» показано, что более корректно «закон» Уайта записать следующим образом: Э х СО > К , где СО социальная организация («распределения энергии»). При такой записи на эволюцию культуры оказывают влияние как энергия, так и информация (через социальную организацию). А поскольку социальная организация у различных этносов (народов) различна, то различными будут и проявления культуры.

Для современной науки и культурологии, в частности, определяющее значение имеют учения В.В.Вернадского о живом веществе и ноосфере. Ноосферу создает «новая форма биогеохимической энергии, которую можно назвать энергией человеческой культуры или культурной биогеохимической энергией». Энергия человеческой культуры имеет био-этно-социальную основу, является результатом и причиной развития социального самосознания Человек – это активное существо, его энергия является источником всех ценностей, источником культуры как таковой. Культура является одним из звеньев энергетических процессов Космоса в целом.

У этой проблемы, кроме энергетического, есть и информационный аспект. В информационном аспекте уровни организации материи позволяют понять связь живой и неживой природы через концепцию открытых систем. Согласно этой концепции, стоящие ниже по уровню организации информационные структуры являются питательной средой («поставщиками информации») для структур более высокого порядка. Э.Шредингер пришел к выводу, что организм может сохранить свою упорядоченность «только путем постоянного извлечения из окружающей среды отрицательной энтропии» т.е. информации. «Отрицательная энтропия – вот то, чем организм питается». В научно-популярной форме взаимосвязь биологических энергетических систем с энергоинформационными системами вышестоящего иерархического уровня представлена О.Лежен в связи с проблемой выживания человеческой популяции.

Системные связи в этносе, а вместе с ними и единство этноса поддерживаются геобиохимической энергией живого вещества биосферы, эффект, который на этническом уровне организации биосферы описан Л.Н.Гумилевым, как явление пассионарности. Пассионарность – поведенческий признак, воспринимаемый сторонним наблюдателем как непоборное стремление к намеченной цели. Психологически пассионарность проявляется как импульс подсознания, противоположный инстинкту самосохранения, как индивидуального, как и видового. Пассионарный признак передается по наследству половым путем. Это, в свою очередь, позволяет говорить об этногенезе как о флуктуации живого вещества человеческих организмов, а о пассионарном толчке как о мутации на поведенческом уровне.

В энергетическом аспекте этногенез является источником культуры. Этногенез идет за счет пассионарности. Именно эта энергия – пассионарность и растрачивается в процессе этногенеза. Она уходит на создание культурных ценностей и политическую деятельность; управление государством и написание книг, ваяние скульптур и территориальную экспансию, на синтез новых идеологических концепций и строительство городов. Любой такой труд требует усилий сверх тех, что необходимы для обеспечения нормального существования человека в равновесии с природой, а значит, без пассионарности ее носителей, вкладывающих свою энергию в культурное и политическое развитие своей системы, никакой культуры и никакой политики просто не существовало бы. Не было бы ни храбрых воинов, ни жаждущих знаний ученых, ни религиозных фанатиков, ни отважных путешественников. И ни один этнос в своем развитии не вышел бы за рамки гомеостаза, в котором жили бы в полном довольстве собой и окружением трудолюбивые обыватели.

Этнос – это замкнутая система дискретного типа – корпускулярная система. Она получает единый заряд энергии и, растратив его, переходит либо к равновесному состоянию со средой, либо распадается на части. Именно как системы такого типа существуют в биосфере природные коллективы людей с общим стереотипом поведения и своеобразной внутренней структурой, противопоставляющие себя («мы») всем другим коллективам («не мы»). Это явление противопоставления связывает социальные формы со всеми природными факторами. Это как раз тот механизм, при помощи которого человек влияет на природу, воспринимает ее составляющие и кристаллизует их в свою культуру.

Только через циклы этногенеза проявляется пассионарность как энергия и характеристика поведения людей. Это является дальнейшей конкретизацией энергетических концепций культуры, отражением которых является теория этногенеза. В своей концепции Гумилев рассматривает историю культуры как коллективную память этносов (народов) о своих культурных традициях, а этническую общность как естественный социально-биологический феномен, имеющий определенный цикл жизни.

В соответствии с теорией отражения, социальные состояния вызывают дезорганизацию этнических процессов, последние же образуют организацию социальных состояний. Из последнего следует важный вывод: поскольку развитие природы и общества идет в направлении организации (структурирования) материи, то в процессах познания и управления следует оперировать не социальными, а этническими циклами. Без учета этого кардинального обстоятельства в культурологии ставка делается не на этнические, а на социальные циклы, что, в конечном итоге, ведет к неадекватным выводам и действиям в системе культуры и ее подразделов.

Вторая глава диссертационного исследования, включающая четыре параграфа, озаглавлена «Архетипы культуры и энергоинформатика духовной культуры». В ней исследуется онтология архетипов культуры и дается их информационно-культурологическая интерпретация, показана их связь с энергетикой символов и информатикой духовной культуры, а также излагается культурологическая интерпретация патриотизма как мобилизационного ресурса в условиях ограничений на другие ресурсы. Раскрывается смысловая доминанта и коммуникативно-семантическая функция культуры, обосновывается фундаментальность соборности.

В первом параграфе «Онтология архетипов культуры и их информационно-культуологическая интерпретация» показано, что архетипы культуры являются закристаллизованными следами информации, позволившими предкам людей выжить. Установлена связь архетипов культуры с всеобщим принципом максимума информации, информационным понятием границы и функциональной моделью (фракталом) системы Единой теории мира. В ракурсе темы исследования особое внимание уделено архетипу культуры межа (ограда, граница), который несет определенный заряд и создает вокруг себя специфическое поле, воздействие: положительное или отрицательное.

Именно через этот архетип культуры прослеживается четкая связь с одним из важнейших «изобретений» Природы – тонкой полупроницаемой мембраной, обеспечивающей материальное, энергетическое и информационное взаимодействие между ядром и внешней средой. Через такое естественнонаучное представление архетипа культуры «межа» осуществляется переход к информационному понятию границы, которое, в зависимости от контекста, может трактоваться как энергоинформационный барьер, семантической фильтр, за которым меняется качество содержания, и, наконец, принцип дополнительности, лежащий в основе принципа триединства-триалектики и триединых систем.

Показана связь архетипов культуры с осознанием Истины, которая лежит в основе «Вечности жизни» Вернадского, «Конец и вновь начало» Гумилева, «Вечного движения» Штрауса, Паганини и других музыкантов, а также в целом с искусством.

Архетипы культуры имеют непосредственную связь с символами и духовной культурой, обогащая их энергетикой и информатикой.

Эта связь и развитие рассматриваются во втором параграфе «Энергетика и информатика символов и духовной культуры».

Символы приходят к нам из культурной традиции, у них другой ритм времени и другие законы. Эти законы во многом определяются энергийной (энергоинформационной) онтологией, которая находит отражение в восточно-христианской патристике. При рассмотрении различных догматических вопросов она использует диалектику сущности и энергии. Термин «энергия» можно интерпретировать как «явление», или, если дословно перевести с греческого – «действование». То, что действует, есть сущность, энергия – акт сущности, результатом же акта (энергии) является иная сущность или иное качество (Иоанн Дамаскин). Научное объяснение этого явления следует из информационного понятия границы.

Установлено, что духовные символы формируют определенную энергетику. Эти явления - следствия порядка организации символов (культурных форм).

Всякая культурная форма обладает семантическим и социальным потенциалом, который, подобно электрическому заряду, распространяет вокруг себя некоторое «силовое поле». Такие поля (смысловые или ментальные), накладываясь друг на друга, образуют ментальное поле культуры – ее менталитет (это, по Хакену, параметр порядка, который, с одной стороны, порождает кооперативное поведение частей системы, а с другой, - сам порождается их совместным действием). Менталитет выражается в комплексе традиций, установок, представлений, поведенческих норм для той или иной культуры (эпохи, страны, народа, региона). Ментальные структуры – объективно действующая сила. Ментальные структуры складываются на протяжении многих веков и жизни целых поколений. Поэтому их даже уподобляют «генетическому аппарату живого». А это и есть отражения архетипов культуры или мемы – устойчивые элементы культуры, передающиеся путем научения или имитации. Культура без духовности – это ее имитация, суррогат, о чем красноречиво свидетельствуют многие явления современной «массовой» культуры. В этом смысле можно говорить о культуротворческом статусе духовности. Символы имеют непосредственную связь с духовным миром человека, с его духовной культурой, наконец, с патриотизмом.

В третьем параграфе «Культурология патриотизма мобилизационного ресурса Русской идеи» исследована культурология патриотизма как мобилизационного ресурса Русской идеи в условиях ограничений на другие ресурсы. Показано, что понятие патриотизма несет культурные традиции, духовные как генетические, так и информационноэнергетические функции. Патриотизм становится все в большей мере мобилизационным ресурсом как способ соединения культуры, образования и социальных интересов населения.

Показано, что многие учебники по истории, философии и культурологии грешат отсутствием патриотизма, игнорируют подлинную историю славяно-русов и их древнейшую культуру, что отрицательно сказывается на воспитательно-образовательных процессах формирования личности (патриота).

Приведены триады символов, генезиса, первопричины зарождения и эволюционного развития патриотизма, способов формирования личности (патриота).

Четвертый параграф «Смысловая доминанта и коммуникативно-семантическая функция культуры. Фундаментальность соборности» развивает содержание предыдущих.

Смысловая доминанта культуры связывает содержание, выраженное в различных знаковых системах, и имеет информационно-семантическую основу. Смысловая доминанта культуры – это тот главный смысл, то общее отношение человека к миру, которое определяет характер всех остальных смыслов и отношений. При этом культура и ее смысловая доминанта может реализоваться по-разному, но наличие смыслового единства передает целостность всему, что делают и что переживают люди. Объединяя и вдохновляя людей, культура дает им не только общий способ постижения мира, но и способ взаимного понимания и сопереживания, язык для выражения тончайших движений души. Наличие смысловой доминанты культуры создает саму возможность культурологии как науки.

Именно семантика выступает в качестве системообразующего и управляющего фактора в структуре цикла взаимодействия смысловой и социальной форм. Более того, коли речь идет о культурных формах, необходимо вместо социальных форм шире вводить культурологические формы, которые шире социальных и в иерархии отношений занимают более высокую позицию. Через семантику высвечивается коммуникативная, а если быть точнее, функциональная роль культуры.

Показано, что информационно-семантическая функция культуры в наибольшей степени проявляется через искусство. А выражается она в том, что только искусство, создавая модель «скоррелированной» окружающей среды, способно представить «готовые» жизненные гармоничные сочетания и процедуру поиска этих гармоничных сочетаний, посредством «идеальной» ситуации жанра. За счет этих средств создается возможность учить читателя, зрителя, слушателя и тренировать его, не только эстетически, но и духовно-энергетически, через информационную семантику гармоничных сочетаний целенаправленно создаваемых образов.

Проанализированы взгляды А.С.Хомякова и О.Н.Лосского на соборность и в ракурсе ее как высшего онтологического принципа. Фундаментальное соборное единство осуществляется на высшем, духовном уровне, в нем обретается предельная глубина и богатство связи, предельная тонкость организации и максимальное взаимопроникновение, исток и совершенство личностного бытия. Проведен сравнительный анализ соборности и глобалистики на основе которого показано, что только соборность связана с фундаментальностью.

Третья глава  озаглавлена «Фундаментальные функции культуры и проблемы культурно-образовательных процессов» включает четыре параграфа.

В первом параграфе «Социальные и фундаментальные функции культуры» рассмотрена несостоятельность социологии и социальной философии в определении социального пространства и обосновывается доминанта фундаментальной функции культуры перед социальными. Среди социальных функций культуры выделяются: социальная интеграция и консолидация людей (эту функцию еще называют ценностно-смысловой); организационно-регулятивная; нормативно-деятельностная; знаково-коммуникативная; межпоколенная трансляция социального опыта, знаний, норм, информации; самоидентификация людей. Такая классификация социальных функций культуры имеет несомненную связь с десятками определений самой культуры.

А.Я.Флиер развивает понимание функциональных блоков культуры и дополняет их иерархической структурой. По этому поводу он пишет: «При этом все функции культуры социальны, т.е. обеспечивают именно коллективный характер жизнедеятельности людей, а также определяют или корректируют все формы индивидуальной активности человека в силу его связанности с социальным окружением. Число такого рода функций культуры весьма велико, и они могут быть выстроены в иерархическую структуру от наиболее общих до сравнительно частных, обеспечивающих функции более высокого уровня».

По мнению диссертанта, такая излишняя социализация функций культуры не позволяет отследить энергоинформационные основания культуры и подняться до фундаментальных ее функций, на более низком иерархическом уровне которых как раз и проявляются социальные функции культуры. Причина такого положения вещей носит онтологический характер зарождения самой культурологии. Как отмечает А.Я.Флиер: «В рамках социально-научной культурологии (выросшей из этнографии, а отчасти из социологии и лингвинистики) сложилось множество научных школ и направлений». Методологию социологии определяет социальная философия, но последняя как раз находится в состоянии затянувшегося кризиса мировоззренческого характера.

Считать, что все функции культуры социальны, недостаточно корректно. Более корректно культура и ее явления редуцируются и объясняются на основе структурно-функциональных представлений. Иначе говоря, они должны рассматриваться функционально, а также как системы и структуры. В культуре как системе выделяют четыре основных функциональных блока: адаптивный, целедостигающий, интегративный и функции воспроизводства культуры.

В общем случае понятие «традиция» исследуется с разных позиций: этнографии, культурологии, этики, истории философии, социальной психологии и т.д. Рассматривая ее в контексте социальности, традицией называют область сохранения меняющихся характеристик любого предмета и явления как социокультурного феномена. Традиция – это проявление универсалий бытия, иммунная система общества, фундамент и субстанция культуры. Традиции, будучи проявлениями абсолютного, вечного, существующие до всяких перемен, тождественны так называемым универсалиям культуры. Они проявляют себя в каждой ее форме и отрасли: в религии – догматы, предания, заповеди; в психологии – архетип, тайна, бессознательное; в философии – абсолют, истина; в точных науках – аксиома; в искусстве – собственно традиция в узком смысле этого слова.

Движение традиции фиксируется через воспроизводство системы благодаря механизмам социальной памяти. Традиция с помощью социальной памяти приобретает резервную пластичность, способность достаточно быстро и с определенной точностью реагировать на изменяющиеся условия среды. Память служит фундаментом традиции. Биологическая память материализуется в генофонде, ген является ее носителем. Затем биологическая память эволюционирует в социальную.

Для фундаментальных функций культуры важное значение имеет представление традиции в терминах этногенеза. Трансляция опыта – это не что иное, как традиция культуры – сумма знаний и представлений, передаваемая по ходу времени от этноса к этносу. Передача культурного наследия (коммуникация) аналогична генетической передаче: будучи в своей основе консервативной, она может породить некую форму эволюции, которая появляется внезапно и мало меняется в течение нескольких лет. Дженкинс называет возникновение новых песен у птиц «культурными мутациями».

Связь между социальными и фундаментальными функциями культуры осуществляется посредством традиции культуры, осуществляющей трансляцию опыта. Трансляция опыта – это не что иное, как традиция культуры – сумма знаний и представлений, передаваемая по ходу времени от этноса к этносу. Исследованиями трансляции опыта должна заниматься меметика как один из разделов фундаментальной культурологии.

Второй параграф посвящен анализу мировоззренческого кризиса науки и проблем образования. Наука и образование являются взаимосвязанными и взаимообусловленными системами: уровень развития науки определяет уровень образования, а система образования обеспечивает воспроизводство общества, организуя трансляцию знаний, добытых наукой, и социального опыта от поколения к поколению и от создателей к потребителям; люди, получившие образование, в последующем определяют уровень развития самой науки. Кризис науки непременно создает проблемы образования, вызывая кризис научно-образовательных процессов. Поэтому истоки кризиса образования следует искать в мировоззренческом кризисе науки, который особенно зримо проявился на пороге Ш тысячелетия.

Новая мировоззренческая парадигма нацеливает на целостное знание, на его фундаментальность. Фундаментальность формируется за счет системологического ядра целостного знания на базе которого развивается специализация. Изменения внешней среды по отношению к образованию (социально-политической, экономической, экологической, технической обстановки) не оказывают влияния на ядро целостного знания, а специализация может чутко реагировать на изменения внешней среды, что наряду с фундаментальностью, обеспечивает большую гибкость образования.

Широкомасштабный переход к новой мировоззренческой парадигме возможен только через систему образования, в рамках которой отдельные подготовленные и убежденные ученые будут сеять ее семена. После достижения определенного уровня сторонников новой мировоззренческой парадигмы процесс пойдет лавинообразно. Но для этого нужна новая парадигма образования, которую считают императивом ХХ1 века.

Системный анализ философии образования позволяет выстроить конструкции образовательного пространства в разных аспектах. Это – онтологический аспект: исследование сущности и содержания образовательного процесса в контексте социального бытия, анализ различных элементов системы образования, их взаимодействие между собой и с окружающей социальной средой. Гносеологический аспект: законы познания, теоретического, рационального, нравственного отражения системы образования в современной теории познания. Праксиологический аспект: пути преобразования и оптимизации образовательной системы, современной образовательной практики. Аксиологический аспект: определение главных ценностей системы образования, духовно-нравственные ориентиры теории и практики образовательного процесса. Наконец, синтезирующий мировоззренческий аспект: формирование жизненных ориентиров в процессе образования-воспитания.

Рассмотренные проблемы образования не будут до конца поняты, если будет обойден вопрос фундаментализации образования в контексте мировоззренческого кризиса науки и проблемы выживания человечества.

В третьем параграфе анализируется вопрос возрождения русской философской традиции в современных научно-образовательных стандартах

Глубинные корни русской философии и культуры уходят к любомудрам. Последнее почти дословный перевод на русский язык греческого «философы». Более тысячи лет назад, в конце Х века, византиец Лев (Васильевич) Диакон поведал следующее: «Говорят, что скифы почитают таинства эллинов, приносят по языческому обряду жертвы и совершают возлияния по умершим, научившись этому то ли у своих философов Анахарсиса и Замолксиса, то ли у соратников Ахилла…». Если верить Диакону и даже античным авторам, свои философы (любомудры) у наших пращуров были. Почему мы о них не знаем?! Потому, что поверили и излишне увлеклись западным рационализмом, забыв, что в русской культуре и философии есть более адекватные формы рационализма: целесообразность и приспособленность. Пора к ним вернуться. В этой связи необходимо обратиться и к подлинной, не урезанной истории, древней культуре и ведической традиции русского народа, к его загадочной душе. Обо всем этом А.С.Хомяков горячо и страстно писал (раньше Достоевского) в книге «Семирамида». Путь русских и славян он предложил угадывать скорее сердцем, чем разумом, являющимся основным инструментом западной рациональности.

Мысль о границах рационального познания пронизывает философские произведения Н.Н.Страхова, способствуя глубокому осмыслению различных типов рационализма и его границ. Именно рационализм, по мнению Л.Шестова, пытается убедить нас, что мы живем в не подлинном мире. Философия, которая «хочет создать свой особый мир, есть философия строго рационалистическая».

Понятие «образованности» является важнейшим для историко-философских построений одного из основателей славянофильства И.В.Киреевского. Становление истинной общечеловеческой образованности является сутью исторического процесса, необходимым условием которого выступает самопознание и саморазвитие самобытной русской «образованности». По Киреевскому народность и литературное образование – это две важнейшие характеристики, являющиеся в тоже время и факторами формирования национальной образованности. В России народное пробуждение произошло в начале Х1Х века благодаря неутомимой издательской деятельности Н.И.Новикова, который «подвинул на пол века образованность нашего народа», вся Россия стала читать, благодаря чему стало возможно рождение «общего мнения» и сильное влияние литературы на общественность.

По С.Н.Гессену цели образования совпадают с целями культуры. Образование это и есть индивидуальная культура. По его мнению, исследовать философские вопросы педагогики – это значит не ограничиваться общими положениями, а, оставаясь в области сугубо педагогических вопросов, раскрывать заложенный в них философский смысл. Особенности идей и принципов русского образования как философская проблема рассматриваются в работе Л.Н.Хаджи. По его мнению, истинно русские идеи и принципы русского образования предполагают иное отношение к образованию, чем исторически это сложилось. Образование рассматривалось или с точки зрения социологии, или узко с точки зрения педагогики. Это недостаточно для того, чтобы сегодня рассматривать теорию образования. Это более широкое понятие.

Содержание русского образования определяется народностью, православием и наукой. Народность – отечественная культура, прежде всего, русский язык и родная литература, отечественная история, география, родная природа и так далее. Православие – это не только и не столько отдельные уроки, лекции и семинары о религии, сколько построение всего процесса воспитания и обучения на идеях и принципах православия. Православие, по К.Д.Ушинскому, как и язык, то последнее, после чего начинается гибель народа, если оно будет разрушено. Способ функционирования русского образования во взаимодействии, в соборности, в общении, в сотрудничестве. Идеи соборности и сотрудничества, всеединства человечества звучат и в произведениях русского мыслителя Вл.Соловьева.

Но особенно значительное, хотя пока недостаточно осознанное, влияние на возрождение русской философской традиции в современных образовательных стандартах может и должно в будущем оказать научно-философское творчество В.И.Вернадского. Его учения и отдельные работы прямо и косвенно связаны с научно-образовательными процессами России. Само написание этих работ характеризует Вернадского как великого прозорливого педагога: он многократно возвращается к одной и той же мысли, рассматривая ее в различных контекстах, высвечивая многогранность процессов, явлений, отношений. Интеграция культуры, науки и образования является одним из существенных факторов социально-культурной модернизации России, одним из путей выхода из мировоззренческого и духовного кризиса.

В концепцию современного образовательного процесса (образовательные стандарты) на школьном и вузовском этапах обязательно должно быть включено преподавание философской традиции и особенно русской философской традиции. Отечественная духовная традиция активно развивает проблематику православной духовной культуры, что, несомненно, должно способствовать утверждению патриотизма и духовности с опорой на культурный менталитет русского народа.

Четвертый параграф «Культурологическое проектирование науки и образования» излагается в контексте информатизации общества и принципа фундаментальности.

Информатизация общества функционально является культурологической проблемой и в рамках культурологии (культурологической концепции информационного общества) следует искать вопрос ее разрешения. Философское осмысление этого явления (процесса, отношения) означает процесс перехода от единичного к общему, которое выявило ряд проблем.

Эти проблемы можно свести к следующим: отсутствие единого языка для междисциплинарной коммуникации; ограниченность классической диалектики как основного метода познания; содержания, целей и сроков школьного и вузовского образования; семантики учебников и учебных пособий и связанный с ними блок социально-экономических проблем.

1. Проблема единого языка междисциплинарной коммуникации порождена проявлениями западного рационализма, реализацией принципа «расчленяй и изучай» в науке. Это привело к узкой специализации в науке, а за ней и в образовании, созданию специализированных языков и терминов, породило информационный бум. Узкая специализация отраслей знания и практики привела к тому, что ученые говорят на разных языках, порой, не понимая друг друга. В настоящее время приходит осознание того, что узкая специализация с потерей общего языка, является не только тормозом в развитии науки, образования, но и на практике обостряет проблему выживания человечества. На повестке дня стоит вопрос о создании когнитивной науки и когнитивной философии, обеспечивающих междисциплинарное, однонаправленное взаимодействие и основу познания целостных объектов и взаимосвязанных процессов. На этой основе делается попытка междисциплинарной коммуникации. Однако онтология когнитивно-поведенческого образца остается нераскрытой, что на практике может привести к торможению процесса коммуникации.

Культурно-наследуемой единицей информации, аналогичной гену, является мем (сокращенное от греч. mimeme - память). Мемы – это аналоги биологического генотипа. В отличие от генов, мемы являются артефактами: мелодии, идеи, фасоны одежды, молитвы с их обрядами, технологии производства, строительства, обучения и т.д. Они сами являются продуктами научения. Мемы переносятся из мозга одного человека в мозг другого, вызывая процесс «имитации». Очевидно, чем компактней, гармоничней и естественней будет мем (т.е. несущим структурированную информацию), тем легче он будет имитироваться в мозгу обучаемого (подражателя). На основе мемов сформировалась меметика – наука, изучающая мемы и их распространение в человеческом сообществе; одно из ответвлений современного этапа эволюционного направления в исследовании культуры.

Но поскольку в основе всякого познания лежит основной метод – диалектика, то, не проанализировав его с соответствующими выводами, нельзя координально решить вопрос междисциплинарной коммуникации в науке, системности, фундаментальности и мировоззренческой целостности образования и их системно-структурных отношений.

2.  Основной метод познания – диалектика может быть представлен (в узком смысле слова) в виде структуры цикла взаимодействия противоположностей, то есть в форме симметрии: «простое созерцание» – «абстрактное мышление». Он как по своей структуре, так и по функциональному назначению удовлетворяет всем важнейшим признакам категории симметрии: требованиям порядка, однородности, соразмерности, пропорциональности. Если метод диалектики рассматривать с позиций управления, то в нем реализуются изменения, направленные на сохранение устойчивости, динамического покоя (функции автопилота). Это – «движение» без выраженного «развития» («бег на месте»), направленное на сохранение жизненных функций (пример из социальной жизни: производство давно известного изделия, его тиражирование без усовершенствования).

Диалектика важный, но, тем не менее, начальный процесс познания: восприятия явления (сфера эмпирического знания, отсюда и требование «проверки практикой»). Отсюда статичность и линейность развития, оперирование плоскостными моделями (фигурами, процессами, отношениями). В этой форме диалектики может быть реализовано, в основном, революционное развитие с сопутствующими ему политическими, экономическими и социо-культурными неурядицами. Как указывает В.С.Готт, к развитию можно отнести только те совокупности изменений, в которых существует «определенная направленность, тенденции к дальнейшим изменениям, в ходе которых проявляются необратимые состояния». При этом происходят новые формообразования, повышается уровень организации известных структур, обеспечивается направленность развития, движение «вверх».

С точки зрения основного метода познания – это переход от диалектики к ее высшей форме – триалектике, как основному методу познания функционирования целостностей (систем). У.Р.Эшби доказал теорему о том, что система может быть описан только системой. А это, в свою очередь, ставит во главу угла системологию как ядро Единой теории мира и триединые системы как класс систем высшего порядка.

3. Содержание, цели и сроки образования в определенной степени являются отражением современной методологической ситуации в науке и философии (культурно-образовательного процесса). Европейское просвещение (образовательный процесс) развило отвлеченный разум, ставший воплощением внешней, логически-технической, формальной образованности, способ получения знаний по принципу «расчленяй и изучай». Отсюда узкая специализация и отсутствие целостного знания. Поэтому в последнее время взоры обращены к восточному образовательному процессу. Главенство учителя по отношению к ученику задается тем обстоятельством, что мир, как истина его отражающая, один и един. Знание целостное, но с доминантой веры.

Поэтому Л.С.Елгина считает, что выход из этого положения лежит на путях фундаментализации образования. Фундаментальные знания являются таковыми, если они являются фундаментальными условиями бытия человека, его жизни. В рамках общебытийного Сознания должна быть связана задача выживания человечества.

В условиях роста информации, которая ныне удваивается каждые 20 месяцев против 50 лет 150 лет назад, порождаются проблемы школьного и вузовского образования, в первую очередь, связанные со сроками образования, которые, в свою очередь порождают ряд социальных проблем. Попытка их разрешения за счет тотального школьного образования с 6 лет, по мнению диссертанта, является порочной, так как в условиях ухудшающегося здоровья детей (по данным Госкомспорта 68% детей в России нездоровы) еще больше усугубит этот негатив.

  1. Семантика учебников и учебных пособий требует желать лучшего. Отсутствует единый язык междисциплинарной коммуникации, узкая специализация с потерей фундаментальности, большой объем и трудности восприятия учебного материала, ввиду использования преимущественно неструктурированной информации (в лучшем случае используется классификация), отсутствие наглядности из-за одномерного представления информации (отсутствие геометрических и фрактальных аналогий), урезанная отечественная история, зачастую отсутствие патриотизма, что исключает мобилизационный ресурс и т.д.

Все это ставит на повестку дня необходимость системного культурологического проектирования науки и образования (культурно-образовательных процессов). Всякий процесс познания включает триаду компонентов: объект познания, метод и их отношение (средство). В системной терминологии: система, внешняя среда и процесс переноса. В данном случае объектом (системой) является культурно-образовательный процесс, методом (внешней средой) – фундаментальность и отношением (процессом переноса) – информация. Корректное разрешение проблемы возможно только при условии учета их внутренней взаимосвязи (семантики).

Проектирование – это методологическая рефлексия будущего результата. Иными словами, проект – это модель будущей деятельности и будущего результата. В основу такого проектирования, по мнению диссертанта, должна быть положена научно философская фундаментальность, представленная как триединая система: концепции современного естествознания – философия – фундаментальная культурология. В этой триаде фундаментальности Концепции современного естествознания характеризуют процесс, его взаимообусловленность и им соответствует физическая модель (вихрь) системы Единой теории мира; Философия – отношение, его взаимопроникновение и ей соответствует структурная модель Единой теории мира (пентатетраэдр); Культурология характеризует предмет, его функциональное единство, ей соответствует функциональная модель Единой теории мира (фрактал).

Для преодоления «проклятия размерности» (выражение американского математика Беллмана) необходимо переходить от оперативной информации – к структурной и от классификации – к системологии. Наивысший уровень структурирования информации обеспечивается в триединых системах. Использование триединых систем обеспечивает когнитивность и удовлетворяет практически всем условиям рассмотренных проблем. Все это осуществимо в рамках теории триединых систем. При этом обеспечиваются условия единой базы непрерывного образования, а вместо увеличения сроков образования его можно будет сократить с 15-17 до 12-15 лет без снижения его качества, повысить его универсальность. Это особенно важно в условиях рыночных отношений.

Этому будет способствовать и изменение структуры и семантики учебников и учебных пособий. Их подготовка в форме структурной информации с использованием таблиц триад, снабженных ключом и комментариями, позволит сократить физический объем, улучшить усвояемость учебного материала, активизировать познавательную деятельность и рефлексию аналогий.

В Заключении диссертационной работы даются наиболее важные теоретические выводы и обобщения, полученные в результате осуществленных анализов и синтезов, а также их практическая значимость. Формулируются рекомендации, намечаются направления дальнейшей разработки проблемы.

По проблематике диссертации автором опубликовано 49 научных работ и материалов общим объемом более 100 печатных листов, в том числе:

Монографии

  1. Корень Р.В. Введение в теорию триединых систем: Философия триединства-триалектики. Фундаментальные определения естествознания. Основы фундаментальной культурологии: Научное издание. – Ростов н/Д: Феникс, 2004. 38 п.л..
  2. Корень Р.В. Русская идея: Интернационализм, национализм и империализм с позиций этногенеза. – Ставрополь, 1998. 11,2 п.л.
  3. Корень Р.В., Горельченко Н.Н. Азбука возрождения казачества. Очерки духовно-социально-этнической философии. – Ставрополь 1998. 35 п.л.

Статьи и материалы

  1. Корень Р.В. Культурологический статус патриотизма. «Культурная жизнь Юга России», 2003, № 2. 0,2 п.л.
  2. Корень Р.В. Структурная информация как средство разрешения проблем культурно-образовательных процессов. //Материалы международной конференции «Культура и образование в информационном обществе». Приложение к журналу «Культурная жизнь Юга России» – Краснодар, КГУКИ, 2003. 0,25 п.л.
  3. Корень Р.В., Лях В.И. Фундаментальность как культурологическая концепция информационного общества. Там же. 0,25 п.л.
  4. Корень Р.В. Концептуализация и культурология проектирования будущего науки и образования. //Интеграция науки и высшего образования в социально-культурной сфере. Сборник научных трудов. Приложение к журналу «Культурная жизнь Юга России» – Краснодар, КГУКИ, 2003. 0,5 п.л.
  5. Корень Р.В., Лях В.И. Междисциплинарность: триалектика как высшая форма диалектики. Там же. 0,4 п.л.
  6. Корень Р.В. К вопросу о третьем кандидатском экзамене. Бюллет. ВАК РФ, 1993, № 3. 0,2 п.л.
  7. Корень Р.В. Фундаментальные функции культурогенеза. //Материалы международной конференции «Этнопсихологические и социокультурные процессы в современном обществе» - Балашов, БФ СГУ, 2003. 0,1 п.л.
  8. Корень Р.В. Концептуализация и культурология проектирования будущего науки и образования. //Материалы Пятой международной конференции “Циклы”. Т. 2. – Ставрополь: СевКавГТУ, 2003. 0,3 п.л.
  9. Корень Р.В. Проблемы образования и их фундаментальное разрешение. //Народная культура: личность, творчество, досуг. Сборник статей и материалов Всероссийской научной конференции. – Омск, СФ РИК, 2003. 0,3 п.л.
  10. Корень Р.В. Отражение циклов в богословии “Книги Велеса” (или Шаг на пути ОТЦ к ВТЦ). //Материалы Третьей международной конференции “Циклы”. Часть вторая – Ставрополь-Кисловодск, 2001. 1,5 п.л.
  11. Корень Р.В. Триединые системы, их особенности и свойства. Там же. 0,5 п.л.
  12. Корень Р.В. Проблемы образования и их фундаментальное разрешение. ГИПОТЕЗЫ, ПОИСК, ПРОГНОЗЫ: Сб. научных трудов. Вып. 19. – Краснодар, 2004. 0,45 п.л.
  13. Корень Р.В. Назад... к Вернадскому. “Свет” (“Природа и человек”), 1992, № 3. 0,4 п.л.
  14. Корень Р.В. Русы, русские, россияне.. ”Природа и человек” (“Свет”), 1996, №10. 1,4 п.л.
  15. Корень Р.В. Аберрация идей маститого академика (Открытое письмо Н.Н.Моисееву). “Природа и человек” (“Свет”), 1995, № 12. 0,7 п.л.
  16. Корень Р.В. Зачем нужна казачья Академия. //Кубанец. Издание Кубанского Казачьего Союза (США.), 1998, № 194.-Июль. 0,2 п.л.
  17. Корень Р.В. Гиперцикл и достаточность основания в свете противоречий философии. //Материалы V1 Международной конференции “Циклы природы и общества”. Часть первая. - Ставрополь, 1998. 0,6 п.л.
  18. Корень Р.В. Циклические процессы этногенеза. Там же. 0,3 п.л.
  19. Корень Р.В. Новая философия: на грани науки и богословия. История русской философии (тезисы VШ конференции по русской философии, сентября 1998 г.).- Пятигорск. Издание ПГЛУ, 2000. 0,2 п.л.
  20. Корень Р.В. Марксистская диалектика и триалектика Вернадского. Там же. 0,25 п.л.
  21. Корень Р.В. Казачество: вопросы методологии. //Кубанец. Издание Кубанского Казачьего Союза (США), 1998, № 195.- Сентябрь. 0,4 п.л.
  22. Корень Р.В. Пушкин и циклические процессы. //Материалы Первой Международной конференции “Циклы Ставрополь, 1999. 0,4 п.л.
  23. Корень Р.В. Предвидчество “Истории философии” архимандрита Гавриила. ХХ1 век: будущее России в философском измерении: Материалы Второго Российского философского конгресса (7-11 июня 1999 г.). В 4 т. Т. 4: Философия духовности, образования, религии. Ч. 1.- Екатеринбург: Изд. Урал. ун-та, 1999. 0,15 п.л.
  24. Корень Р.В. Взаимосвязь науки, философии и религии. Там же. Ч. 2. 0,15 п.л.
  25. Корень Р.В. Функциональная структура цикла взаимодействия, его связь с гиперциклом и эволюцией Вселенной. Там же. 0,25 п.л.
  26. Корень Р.В. Трагедия и звездная роль философии. ГИПОТЕЗЫ, ПОИСК, ПРОГНОЗЫ: Сб. научных трудов. Вып. 14. – Краснодар, 2002. 1,2 п.л.
  27. Корень Р.В. Цикл развития как основа эволюции. ГИПОТЕЗЫ, ПОИСК, ПРОГНОЗЫ: Сб. научных трудов. Вып. 15. – Краснодар, 2002. 0,15 п.л.
  28. Корень Р.В. Непонятый Гегель. //Материалы Четвертой международной конференции “Циклы”. – Ставрополь: СевКавГТУ, 2002. 0,1 п.л.
  29. Корень Р.В., Горшков В.А. Философский рационализм и русская философия. Там же. 0,15 п.л.
  30. Корень Р.В. Цикл развития как основа эволюции. Там же. 0,15 п.л.
  31. Корень Р.В. Онтология и систематика циклизма. Там же. 0,15 п.л.
  32. Корень Р.В. Триединство циклов этногенеза и культурогенеза. Там же. 0,15 п.л.
  33. Корень Р.В. Рационализм и культура как противоположности структуры цикла взаимодействия. Там же. 0,15 п.л.
  34. Корень Р.В. Непонятый Гегель. //Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия: Материалы Третьего Российского Философского конгресса. - Ростов-на-Дону, 2002. Т. 1. 0,1 п.л.
  35. Корень Р.В., Горшков В.А. Философский рационализм и русская философия. Там же. 0,1 п.л.
  36. Корень Р.В., Михалева Р.И. Культура труда как триединая система. //Материалы Пятой международной конференции “Циклы”. Т. 1. – Ставрополь: СевКавГТУ, 2003. 0,15 п.л.
  37. Корень Р.В., Михалева Р.И. Управление как эволюционный циклический процесс. Там же. 0,15 п.л.
  38. Корень Р.В. Принцип всеобщей функциональной фрактальности. Там же. 0,15 п.л.
  39. Корень Р.В. Принцип поиск истины. Там же. 0,15 п.л.
  40. Корень Р.В., Михалева Р.И. Феномен рефлексии как циклическая организация самоуправления. Там же. 0,15 п.л.
  41. Михалева Р.И., Корень Р.В. Организационная культура как культурологический статус культуры производства (предпринимательства). Там же. 0,3 п.л. .
  42. Корень Р.В., Михалева Р.И. Психологические аспекты воспитания молодежи (поведенческая функция как объект управления). Там же. 0,15 п.л.
  43. Корень Р.В. Казачество: этнос или сословие? (Системно-аналитическое исследование). //Кубанец. Донской атаманский вестник. Журнал истории казачества. - Издание Союза Донских, Кубанских и Терских казаков (США.), 2003, № 13. 1,2 п.л.
  44. Корень Р.В. Кто мы, славяне? Ведическая культура. Выпуск 4, 2005. 0,6 п.л.
  45. Корень Р.В. Кто мы, славяне? Ведическая культура. Выпуск 5, 2005. 0,5 п.л.
  46. Даценко К.Ф., Корень Р.В. Принципы оптимизации кодирования, хранения и передачи информации в системах управления безопасностью. //Проблемы управления безопасностью сложных систем. Труды Х1У Международной конференции. - Москва, Институт проблем управления РАН, 2006. 0,35 п.л.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.