WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

МАГОМЕДОВА АМИНАТ УМАРАСХАБОВНА

ДИФФУЗНАЯ В-КРУПНОКЛЕТОЧНАЯ ЛИМФОСАРКОМА ЛИМФОИДНЫХ ОРГАНОВ: КЛИНИЧЕСКИЕ ФОРМЫ, ЛЕЧЕНИЕ

14.00-29 – Гематология и переливание крови

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Москва - 2008

Работа выполнена в Государственном учреждении

«Гематологический Научный Центр» Российской Академии Медицинских Наук

Научный консультант:

доктор медицинских наук, профессор, академик А.И. Воробьев.

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор, член-корр. РАМН, Поддубная И.В.

доктор медицинских наук, профессор, Голенков А.К.

доктор медицинских наук, профессор, Масчан А.А.

Ведущая организация:

Онкологический Научный Центр Российской Академии Медицинских Наук

им. Н.Н. Блохина.

Защита состоится «_____» _______________ 2008 года в _____ часов

на заседании диссертационного совета Д 001.042.01 при Государственном учреждении «Гематологический Научный Центр» Российской Академии Медицинских Наук.

по адресу: 125167, Москва, Новый Зыковский проезд, д. 4а

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного учреждения «Гематологический Научный Центр» Российской Академии Медицинских Наук.

Автореферат разослан «_____»___________________________2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат медицинских наук Зыбунова Е.Е.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы.

Диффузная В-крупноклеточная лимфосаркома (лимфома по классификации ВОЗ) (ДБККЛ) является гетерогенной группой лимфатических опухолей с различными клиническими, морфологическими, иммунофенотипическими, цитогенетическими проявлениями и с разным ответом на терапию. Субстратом опухоли являются крупные В-лимфоидные клетки с выраженным атипизмом и полиморфизмом, с размером ядра в два и более раз превышающим размер ядра малого лимфоцита. Опухолевые клетки в большинстве случаев располагаются диффузно, но могут быть и разбросанными среди зрелых В-лимфоцитов, иногда на фоне Т-клеточного окружения, или формировать очаговые скопления [Harris NL, 1994].

Клинически ДБККЛ проявляется поражением как лимфоидных (лимфоузлов, миндалин, селезенки, а также костного мозга), так и нелимфоидных органов.

Морфологическая картина ДБККЛ представлена несколькими вариантами: центробластным, иммунобластным, анаплазированным, вариантом с Т-клеточным преобладанием, а также редкими вариантами: с экспрессией белка киназы анаплазированной лимфомы (Anaplastic lymphoma kinase – ALK+вариант) и плазмобластным [Harris NL., 1997, Криволапов Ю.А., Леенман Е.Е., 2006].

Иммунофенотип ДБККЛ неспецифичен: отмечается экспрессия как общих В-клеточных антигенов (CD19, CD20, CD22, CD79), так и антигенов (CD5, CD10, CD23, CD30, Bcl-2, Bcl-6, ALK), характерных для других, в том числе Т-клеточных, лимфатических опухолей [Криволапов Ю.А., Леенман Е.Е., 2006, Ковригина А.М., 2006, Harris NL., 1994, 1997, Leval L, Harris NL. 2003].

Специфическое, т.е. считающееся характерным только для ДБККЛ цитогенетическое нарушение - перестройка локуса 3q27, по данным литературы встречается в 30-40% случаев [Harris NL., 2002, Bea S, 2004]. Другие, так называемые «знаковые» цитогенетические нарушения при ДБККЛ не описаны.

Многие зрелоклеточные лимфомы с той или иной частотой трансформируются в ДБККЛ; в терминальной стадии гистологическая картина любого зрелоклеточного лимфопролиферативного заболевания может выглядеть как ДБККЛ [Воробьев А.И., Бриллиант М.Д, 1982, 2000, 2003, Gurkaynak M, 2003, Lin P., 2005, Oscier D, 2005, Friedberg J, Fisher R., 2006, Lau SK. 2006]. В связи с этим некоторые случаи, казалось бы, первичной ДБККЛ на самом деле могут являться исходом разных зрелоклеточных лимфом.

Учитывая гетерогенность заболевания, результаты лечения больных ДБККЛ - разные. По литературным данным общая 5-летняя выживаемость больных ДБККЛ на стандартной терапии колеблется от 30 до 90%, в зависимости от наличия или отсутствия тех или иных прогностических факторов [Бабичева Л.Г., Поддубная И.В., 2006, Магомедова А.У., 2007, Tirelli U, 1998, Philip T, 1998, Jerkeman M, 1999, Wilder RB, 2002, Mounier N, 2003, Pfreundschuh M, 2004, 2006, Fisher R., 2006].

Части больным ДБККЛ требуется проведение стандартной, а части пациентам - интенсивной химиотерапии на первом этапе лечения. Определить показания, как к стандартной, так и к интенсивной терапии является одной из главных задач данной работы.

Поскольку ДБККЛ является сборной группой лимфатических опухолей, очевидна необходимость ее детализации, а также выявление тех особенностей, на которые будет ориентирован выбор программ полихимиотерапии (ПХТ).

В литературе не обсуждается вопрос зависимости результатов лечения больных ДБККЛ от локализации первичного очага поражения, кроме сравнения случаев с поражением лимфоузлов (л/у) и всех остальных органов. Поэтому определение роли топики поражения в прогнозе заболевания является важным элементом данной работы.

Все сказанное является основой работы по разделению диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомы на ряд форм, в частности, отличающихся по ответу на терапию.

Цель исследования: из сборной группы лимфатических опухолей, объединенных в классификации ВОЗ под названием диффузная В-крупноклеточная лимфома, выделить и охарактеризовать самостоятельные клинические формы, протекающие с поражением лимфоидных органов; определить программы лечения, обеспечивающие наибольшую эффективность при каждой из них.

Задачи исследования:

  1. на основании клинической характеристики, морфологических, иммунофенотипических, цитогенетических признаков выделить клинико-морфологические формы ДБККЛ с поражением лимфоидных органов с целью выработки показаний к конкретным программам терапии;
  2. оценить эффективность модифицированной программы NHL-ВFM-90 у больных с различными клиническими формами ДБККЛ, имеющими факторы плохого прогноза;
  3. оценить токсичность модифицированной программы NHL-BFM-90 и отработать необходимую терапию осложнений;
  4. определить прогностические факторы, влияющие на результаты лечения больных ДБККЛ с поражением лимфоидных органов.

Научная новизна работы.

Впервые выделены и охарактеризованы очерченные формы ДБККЛ по локализации первичного или преимущественного очага поражения, на которые могут быть ориентированы программы лечения: с локальным поражением периферических л/у, с первичным поражением миндалин, с первичным поражением селезенки, с генерализованным поражением л/у (III-IV ст. по классификации Энн-Эрбор) без вовлечения костного мозга (к/м), с генерализованным поражением л/у (IV ст.) с вовлечением к/м.

Показано, что лимфосаркома с наличием очагового зрелоклеточного поражения к/м и транслокации t(14;18)(q32;q21) представляет собой отдельную форму опухоли и, возможно, её следует считать результатом трансформации фолликулярной лимфомы.

Отмечено, что при ДБККЛ нет специфического иммунофенотипа. Считающееся характерным только для ДБККЛ цитогенетическое нарушение - перестройка локуса 3q27 было отмечено лишь у 9,6% больных, а множественные хромосомные нарушения были выявлены в 75,7% случаев.

Выявлено, что основным морфологическим вариантом ДБККЛ является центробластный, который был представлен в 86,4% случаев. Другие варианты (анаплазированный, иммунобластный, вариант с Т-клеточным преобладанием и ALK+) были выявлены значительно реже - в 6,4%, 4,3%, 2,1% и 0,7% случаев, соответственно.

Доказано, что программа СНОР-21/R+CHOP-21 с последующей лучевой терапией на вовлеченные зоны эффективна у больных ДБККЛ без признаков неблагоприятного прогноза: с локальным поражением периферических л/у без массивного поражения и с нормальной концентрацией ЛДГ, с первичным поражением селезенки (после спленэктомии) без прорастания в соседние органы/ткани и без увеличенных отдаленных л/у, с первичным поражением миндалин без признаков прорастания опухоли и нормальной концентрацией ЛДГ.

Установлено, что спленэктомия у больных ДБККЛ с первичным поражением селезенки, является диагностической операцией, при этом становится и первым этапом лечения.

Впервые с эффектом применена модифицированная программа NHL-BFM-90 у больных с признаками неблагоприятного прогноза: при первичном поражении миндалин, при локальном поражении периферических л/у и первичном поражении селезенки (после спленэктомии), но имеющих при этом признаки неблагоприятного прогноза. Кроме того, впервые продемонстрирована высокая эффективность интенсивной (модифицированной программы NHL-BFM-90) терапии у больных ДБККЛ в группе с генерализованным поражением л/у без вовлечения к/м, на которой общая 3-летняя выживаемость составила 70% против 0% на стандартной терапии СНОР-21/R+CHOP-21.

Применение интенсивной терапии (модифицированной программы NHL-BFM-90) у больных ДБККЛ было обеспечено реанимационной поддержкой и гемодиализом.

Выявлено, что локализация первичного или преимущественного очага поражения при ДБККЛ является решающим прогностическим фактором в условиях предлагаемых программ лечения.

Доказано, что саркомное поражение к/м у больных ДБККЛ является независимым признаком неблагоприятного прогноза.

Научно-практическая ценность работы.

Выделены клинические формы ДБККЛ по локализации первичного или преимущественного очага поражения, на которые ориентирован выбор терапии: с локальным поражением периферических л/у, с первичным поражением миндалин, с первичным поражением селезенки, с генерализованным поражением л/у (III-IV ст.) без вовлечения к/м, с генерализованным поражением л/у (IV ст.) с вовлечением к/м.

Показано, что лимфосаркома с наличием очагового зрелоклеточного поражения к/м и транслокации t(14;18)(q32;q21) представляет собой отдельную форму опухоли и может считаться результатом трансформации фолликулярной лимфомы.

Разработан алгоритм диагностики, отработана тактика терапии больных ДБККЛ; определены показания к стандартной и интенсивной химиотерапии.

Установлено, что спленэктомия у больных ДБККЛ с первичным поражением селезенки является диагностической операцией и первым этапом лечения.

Доказана эффективность модифицированной программы NHL-BFM-90 при определенных клинических формах ДБККЛ с наличием признаков плохого прогноза. Выявлен независимый признак неблагоприятного прогноза – саркомное поражение к/м.

Интенсивная терапия (модифицированная программа NHL-BFM-90) у больных ДБККЛ была обеспечена реанимационной поддержкой, гемодиализом.

Внедрение в практику. Разработанный протокол обследования и лечения больных диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомой используется в клинической практике отделения химиотерапии гематологических заболеваний и интенсивной терапии, а также других отделений ГНЦ РАМН.

Публикации. По материалам диссертации опубликованы 30 работ в отечественных и зарубежных изданиях, в том числе 17 – в журналах, утвержденных высшей аттестационной комиссией.

Апробация диссертации.

Основные положения диссертации обсуждались на семинарах в отделении химиотерапии гематологических заболеваний и интенсивной терапии (ХГЗиИТ) ГНЦ РАМН, использовались в лекциях для клинических ординаторов и практических врачей, проходивших стажировку в ГНЦ РАМН, а также для курсантов кафедры гематологии и интенсивной терапии Российской медицинской академии последипломного образования.

Результаты работы доложены на декадниках гематологов 2004 г., 2007 г., на школе «Лейкозы и лимфомы» 2005 г, на 2-м съезде Гематологов Российской Федерации в 2006 г., на 12-й Международной специализированной выставке «Аптека» 2005 г. в г. Москве, в виде стендового доклада на 3-й Интернациональной конференции по Инновациям в терапии для опухолей лимфатической системы в Италии (г. Палермо) в 2006 г, на Ученом Совете ГНЦ РАМН в 2007 г, на Московском научном обществе терапевтов (гематологическая секция) в ГНЦ РАМН в 2007 г., на IV Российской конференции с Международным участием «Злокачественные лимфомы» 26 октября 2007 г. Апробация диссертации состоялась на заседании проблемной комиссии ГУ ГНЦ РАМН «Опухоли лимфатической системы, патология красной крови. Порфирии» 5 июля 2007 года.

Объем и структура диссертации.

Диссертация изложена на 276 страницах машинописного текста, состоит из введения, 5 глав, заключения, выводов, списка литературы, приложения. Работа иллюстрирована 44 таблицами, 78 рисунками. Библиографический указатель включает 29 отечественных и 269 зарубежных литературных источников.

Диссертация выполнена в отделении химиотерапии гемобластозов и интенсивной терапии (руководитель – к.м.н. С.К. Кравченко, зав. отделением заслуженный врач РФ, А.М. Кременецкая) при научном сотрудничестве с другими отделениями и лабораториями ГНЦ РАМН (директор – академик А.И. Воробьев).

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

Материалы и методы.

В настоящую работу включен анализ 116 больных ДБККЛ, наблюдавшихся с февраля 2002 г. по октябрь 2007 г с первичным поражением лимфоидных органов: л/у, селезенки, миндалин, а также к/м. Кроме того, в работу включен ретроспективный анализ 24 больных ДБККЛ, которым было проведено лечение по программе СНОР-21 с ноября 1996 г по февраль 2002 г.

Исходя из полученных результатов ретроспективного анализа по лечению больных ДБККЛ, пациенты были разделены на следующие группы: с локальным поражением периферических л/у – 36 пациентов, с первичным поражением селезенки – 18 больных, с первичным поражением миндалин – 15 пациентов, с генерализованным поражением л/у без вовлечения к/м – 39 больных, с генерализованным поражением л/у с вовлечением к/м – 32 пациента. Среди больных были 71 мужчина и 69 женщин. Медиана возраста составила 55 лет (диапазон 16-81 год).

Группа с генерализованным поражением л/у с вовлечением к/м в свою очередь была разделена на следующие подгруппы: с очагово-зрелоклеточным поражением к/м – 8 больных, с очагово-интерстициальным саркомным поражением к/м – 20 пациентов и с диффузным саркомным поражением к/м – 4 больных.

Кроме рутинных методов исследования, всем больным выполняли компьютерную томографию органов грудной клетки, брюшной полости и малого таза в отделении рентгенорадиологии ГНЦ РАМН (руководитель отделения д.м.н. Готман Л.Н.) на компьютерном томографе III поколения СОМАТОМ CR-3 фирмы SIMENS (ФРГ).

Ультразвуковое исследование органов брюшной полости, малого таза и органов средостения выполняли в отделении функциональной диагностики (зав. отд. Шевелев А.А.).

Биопсию увеличенных л/у, миндалин, а также спленэктомию проводили в отделении хирургии ГНЦ РАМН (руководитель отделения д.м.н. Карагюлян С.Р.).

Гистологическое исследование биоптатов опухолевых образований, трепанобиоптатов, а также иммуногистохимическое исследование на парафиновых срезах с использованием широкой панели антител (CD34, TdT, CD10, CD5, CD19, CD20, CD22, CD23, CD79, CD30, ALK, CD138, Ki-67, Bcl-2, Bcl-6, MUM1, CD3, CD4, CD43, p53, анти-, анти-) выполняли в отделении патологической анатомии ГНЦ РАМН к.м.н., в.н.с. Капланской И.Б. (руководитель отделения д.м.н., профессор, член-корр. РАМН Франк Г.А.).

В 12 (10,3%) из 116 оцененных проспективных случаях иммуногистохимическое исследование (л/у, селезенки) на парафиновых срезах выполнено в Областном патологоанатомическом бюро г. С-Петербурга (зав. лаб. д.м.н., профессор Криволапов Ю.А.).

В 62 (44,3%) случаях выполнено иммунофенотипирование методом проточной цитофлюориметрии в лаборатории функциональной морфологии гемобластозов (руководитель лаборатории д.б.н., профессор Воробьев И.А.).

У 62 (44,3%) больных проведено иммунофенотипирование методом непрямой иммунофлюоресценции на отпечатках, фиксированных в ацетоне и на суспензиях опухолевых клеток к.м.н., в.н.с. лаборатории клинической иммунологии Самойловой Р.С. (руководитель лаборатории, д.м.н., профессор Булычева Т.И.).

В 71 (50,7%) случае проведено стандартное цитогенетическое исследование (G-дифференциальная окраска хромосом) опухолевых клеток л/у, миндалин, селезенки, к/м, периферической крови в лаборатории цитогенетики ст. науч. сотр., к.м.н. Обуховой Т.Н. (руководитель лаборатории д.м.н., профессор Домрачева Е.В.). Во всех 71 случае проведены исследования методом FISH на наличие транслокации t(14;18)(q32;q21) и перестройки локуса 3q27. Еще в 12 случаях исследование методом FISH на наличие транслокации t(14;18)(q32;q21) и перестройки локуса 3q27 проведено на парафиновых блоках. Исследование методом FISH на наличие t(8;14)(q24;q32), t(8;22)(q24;q11), t(2;8)(p12;q24) 20 (14,3%) из 140 больных проводили с целью исключения лимфомы Беркитта, 18 (12,8%) из 140 - на наличие t(11;14)(q13;q32) с целью исключения лимфомы из клеток мантийной зоны.

При наличии очаговой, очагово-интерстициальной, диффузной пролиферации лимфоидных клеток в к/м для выявления В-клеточной клональности в 12 случаях было выполнено исследование к/м методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) в лаборатории молекулярной гематологии ст. науч. сотр. к.м.н. Никитиным Е.А. (заведующий лабораторией к.б.н. Судариков А.Б.).

Цитологическое исследование опухолевых клеток, к/м, ликвора проведено в клинико-диагностической лаборатории (заведующая лабораторией Тихонова Л.Ю.).

Иммунохимическое исследование крови и мочи выполнено в лаборатории гуморального иммунитета (заведующая лабораторией к.м.н. Варламова Е.Ю.).

Основными программами для лечения больных ДБККЛ были СНОР-21, R+CHOP-21, модифицированная программа NHL-BFM-90.

Программа NHL-BFM-90 (АА-ВВ-СС) [Reiter A., 1999] исходно была применена у 6 больных ДБККЛ с генерализованным поражением л/у (III-IV ст.), из которых полная ремиссия была достигнута только у 2 (33,3%) пациентов. Кроме того, после 1 курса ПХТ у 1 больного развилась острая почечная недостаточность, у 3 пациентов отмечалось повышение уровня трансаминаз (АСТ, АЛТ) более 5 норм. Учитывая эти обстоятельства, протокол NHL-BFM-90 был модифицирован: продолжительность введения метотрексата сокращена с 24 до 12 часов, доза снижена с 5 г/м2 до 1,5 г/м2. Мы учли данные, что у детей с лимфомой Беркитта и ДБККЛ в группе неблагоприятного прогноза по МПИ результаты лечения хуже при снижении дозы с 5 г/м2 до 1,5 г/м2. В связи с этим для повышения эффективности к «блоку» АА был добавлен доксорубицин 25 мг/м2  в 1-2 дни, а к «блоку» С был добавлен метотрексат в дозе 1,5 г/м2 в течение 12 часов.

Лучевую терапию (ЛТ) с целью консолидации полной ремиссии (ПР) проводили у больных с локальным поражением периферических л/у, с первичным поражением миндалин и селезенки.

Статистическая обработка результатов была проведена в лаборатории биостатистики ГНЦ РАМН (руководитель к.т.н. Куликов С.М.) с помощью программ статистического пакета SAS. Использовали процедуры описательной статистики и анализа выживаемости. Статистическую значимость отличия кривых выживаемости для различных групп вычисляли с использованием логранк (Logrank) критерия. Для сравнительной оценки прогностической мощности различных факторов использован показатель относительного риска (hazard ratio).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

  1. ДБККЛ С ЛОКАЛЬНЫМ ПОРАЖЕНИЕМ ПЕРИФЕРИЧЕСКИХ Л/У.
    1. Клинико-лабораторная характеристика больных ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у.

Эта группа включает 36 (25,7%) больных: мужчин было 21 (58,3%), женщин - 15 (41,7%). Медиана возраста пациентов на момент установления диагноза составила 55 лет (24-78 лет).

Во всех случаях периферические л/у исходно были увеличены только по одну сторону диафрагмы (I-II стадии по классификации Энн-Арбор). В большинстве случаев (63,9%) были увеличены л/у выше диафрагмы. Увеличенные л/у, как правило, были каменистой плотности, безболезненны при пальпации. У 7 (19,4%) из 36 больных отмечали массивное поражение л/у, т.е. размеры опухоли составляли 10 и более см (bulky). Клинические признаки интоксикации (ночная потливость, похудание, лихорадка) были у 3 (8,3%) пациентов. Подавления нормальных ростков кроветворения и изменений в периферической крови у больных с локальным поражением периферических л/у не наблюдали ни в одном случае, отмечали лишь ускорение СОЭ у 13 (36,1%) больных; повышение концентрации ЛДГ выше нормы зарегистрировано у 9 (25%) пациентов. Моноклональная гаммапатия G κ (4,8 г/л) в крови была выявлена в 1 (2,8%) случае.

    1. Морфологическая картина ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у.

Подавляющее большинство - 31 (86,1%) случай локального поражения периферических л/у было представлено центробластным вариантом, при котором отмечался диффузный рост лимфоидных клеток крупных и средних размеров с овальными, округлыми ядрами с разреженным хроматином, единичными или множественными ядрышками под ядерной мембраной, с узкой цитоплазмой. Отмечено много митозов.

Из 140 случаев ДБККЛ, включенных в данную работу, единственный случай морфологического варианта ALK+ был зарегистрирован при локальном поражении периферических л/у. Иммунобластный вариант был отмечен также в 1 (2,8%) случае, при котором гистологически основная популяция клеток (более 90%) была представлена лимфоидными клетками крупных размеров с одиночными, центрально расположенными ядрами и хорошо выраженными 1 - 2 ядрышками. Количество центробластов - менее 10-15%. Цитологически в отпечатках основная популяция лимфоидных клеток была представлена крупными клетками с широкой цитоплазмой, одиночными центрально расположенными ядрами, с грубоволокнистой структурой хроматина, с уродливыми единичными разновеликими ядрышками фиолетового цвета.

У 3 (8,3%) больных отмечен анаплазированный вариант ДБККЛ, представленный диффузным ростом клеток разных размеров, среди которых отмечалась пролиферация лимфоидных клеток крупных и гигантских размеров (диаметр более 34 ядер нормального лимфоцита) с овальными, округлыми, полигональными, причудливыми ядрами. Встречались двух- и многоядерные клетки. Цитологически в отпечатках лимфоидные клетки в основном были крупных и гигантских размеров с различной структурой хроматина, с уродливыми ядрами, множественными ядрышками синего цвета, разной величины и формы; встречались двухъядерные клетки.

При локальном поражении периферических л/у ни в одном случае не был зарегистрирован морфологический вариант с Т-клеточным преобладанием, а также плазмобластный вариант.

    1. Иммунофенотип опухолевых клеток ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у.

При локальном поражении периферических л/у крупные опухолевые клетки экспрессировали общие В-клеточные антигены, такие, как CD19, CD20, CD22 и CD79, но в отдельных случаях отсутствовали один или несколько из них. В 3 (8,3%) случаях отмечена экспрессия опухолевыми клетками антигена CD30, в 8 (22,2%) случаях – CD10. Экспрессия опухолевыми клетками белка Bcl-2 была отмечена у 27 (75%) пациентов, белка Bcl-6 – у 6 (16,7%), р53– у 9 (25%), ALK – у 1 (2,8%) больного. В 4 (11,1%) случаях крупные опухолевые клетки экспрессировали антиген CD43, еще в 4 (11,1%) случаях - антиген CD23. Пролиферативная активность опухолевых клеток во всех случаях была высокой: от 40% до 100%, в среднем она составила 62,4±16,1%. Экспрессия антигена MUM1 была зарегистрирована в 6 (42,8%) случаях из 14 исследованных.

Экспрессия легких цепей иммуноглобулина отмечена в 28 (77,8%) случаях: в 16 (57,1%) случаях наблюдали экспрессию λ цепей иммуноглобулинов, в 12 (42,9%) случаях – экспрессию κ цепей иммуноглобулина. В 8 (22,2%) случаях при иммуногистохимическом исследовании легкие цепи иммуноглобулина не были выявлены.

    1. Цитогенетические изменения при ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у.

Цитогенетическое исследование было проведено у 11 (30,5%) больных ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у. В 1 (20%) случае из 5, где были получены митозы, зарегистрированы множественные хромосомные нарушения. Методом FISH во всех 11 случаях проведено исследование на наличие транслокации t(14;18)(q32;q21) и перестройки локуса 3q27, и ни в одном случае указанные нарушения не были отмечены.

Таким образом, ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у встречается во всех возрастных группах (от 24 до 78 лет). При данной клинической форме не было ни одного случая морфологического варианта с Т-клеточным преобладанием. В 25% случаев встречалась экспрессия антигена зародышевого центра CD10, но ни у одного больного не было выявлено ни t(14;18)(q32;q21), ни перестройки локуса 3q27, которые в свою очередь являются характеристиками зародышевого центра.

Интересным является тот факт, что ни в одном случае ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у не было экспрессии антигена CD5, которая встречалась при генерализованном поражении, и которая, по данным литературы, является маркером неблагоприятного прогноза. В 42,8% случаев ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у наблюдали экспрессию антигена MUM1, который также считается признаком неблагоприятного прогноза.

  1. ДБККЛ С ПЕРВИЧНЫМ ПОРАЖЕНИЕМ МИНДАЛИН (НЕБНЫХ, ЯЗЫЧНОЙ).

2.1. Клинико-лабораторная характеристика больных ДБККЛ с первичным поражением миндалин.

Поражение миндалин наблюдали у 15 (10,7%) из 140 больных. Мужчин было 5 (33,3%), женщин 10 (66,7%). Медиана возраста пациентов на момент диагностики составила 60 лет (33-81). Заболевание характеризовалось увеличением миндалин без спленомегалии и поражения к/м. В ряде случаев отмечали увеличение регионарных (подчелюстных, шейных) л/у. У 10 (66,7%) больных наблюдали поражение небных миндалин, у 5 (33,3%) пациентов была вовлечена язычная миндалина. На момент диагностики у 6 (40%) больных имело место одностороннее увеличение подчелюстных и шейных л/у от 1,5х2 до 4х7 см.

Клинические симптомы интоксикации (лихорадка, похудание, ночная потливость) в дебюте заболевания не встречены ни у одного больного. Основными жалобами были боли и неприятные ощущения, чувство инородного тела при глотании. У всех 10 (100%) больных с поражением небной миндалины в дебюте заболевания наблюдали одностороннее поражение.

У всех 5 (33,3%) больных с поражением язычной миндалины опухоль была обнаружена отоларингологом с помощью зеркального осмотра: больные обратились к врачу по поводу ощущения инородного тела при глотании; других симптомов и жалоб у пациентов не было.

Подавления нормальных ростков кроветворения и изменений в периферической крови у больных с поражением миндалин не наблюдали ни в одном случае. У 4 (26,7%) пациентов отмечали ускорение СОЭ. Повышение концентрации ЛДГ зарегистрировано у 5 (33,3%) из 15 больных. Лейкоцитоза, лимфоцитоза, парапротеинемии и парапротеинурии не было ни у одного больного.

2.2. Морфологическая картина ДБККЛ с первичным поражением миндалин.

Как и при локальном поражении периферических л/у основным морфологическим вариантом при первичном поражении миндалин был центробластный, который зарегистрирован в 12 (80%) случаях. В 2 (13,3%) случаях отмечался иммунобластный вариант, в 1 (6,7%) случае - анаплазированный вариант. Ни в одном случае не встречался вариант с Т-клеточным преобладанием и плазмобластный вариант.

2.3. Иммунофенотип опухолевых клеток ДБККЛ с первичным поражением миндалин.

Во всех случаях при первичном поражении миндалин опухолевые клетки, также как и при локальном поражении периферических л/у, экспрессировали общие В-клеточные антигены (CD19, CD20, CD22, CD79). Экспрессия антигена CD22 была отмечена в 13 (86,7%) из 15 случаев, экспрессия антигена CD23 – в 3 (20%) случаях, экспрессия антигенов CD5, CD10, CD30, CD138, CD43 и белка ALK не была зарегистрирована ни в одном случае. Экспрессия опухолевыми клетками белка Bcl-2 отмечена в 13 (86,7%) случаях, Bcl-6- в 4 (26,7%), p53- в 4 (26,7%) случаях. Пролиферативная активность опухолевых клеток во всех случаях была высокой - от 42% до 90%, в среднем она составила 67,3±16,7%. Экспрессия антигена MUM1 была выявлена в 4 (80%) из 5 исследованных случаев. Экспрессия легких цепей иммуноглобулинов отмечена в 7 (46,7%), – в 5 (33,3%) случаях. В 3 (20%) случаях при иммуногистохимическом исследовании легкие цепи иммуноглобулина не были выявлены.

2.4. Цитогенетические изменения при ДБККЛ с первичным поражением миндалин.

Цитогенетическое исследование было проведено у 7 больных с первичным поражением миндалин, из которых только в 1 случае были получены митозы с множественными хромосомными нарушениями, без каких-либо специфических маркеров. Во всех 7 случаях методом FISH исследовали транслокацию t(14;18)(q32;q21) и перестройку локуса 3q27, которые не были обнаружены ни в одном случае.

Таким образом, ДБККЛ с первичным поражением миндалин встречалась в более старшей возрастной группе, где медиана возраста на момент установки диагноза составила 60 лет (против 55 лет при локальном поражении периферических л/у, 53 лет при генерализованном поражении л/у без вовлечения к/м и 55 лет при генерализованной форме с вовлечением к/м). Следует отметить, что отличительной особенностью иммунофенотипа при первичном поражении миндалин является отсутствие экспрессии опухолевыми клетками антигена CD10, CD30, которая с той или иной частотой встречалась при других клинических формах ДБККЛ. При ДБККЛ с первичным поражением миндалин ни в одном случае не были выявлены ни t(14;18)(q32;q21), ни перестройки локуса 3q27.

Ни в одном из 15 случаев секреция парапротеина не была выявлена.

  1. ДБККЛ С ПЕРВИЧНЫМ ПОРАЖЕНИЕМ СЕЛЕЗЕНКИ.

3.1. Клинико-лабораторная характеристика больных ДБККЛ с первичным поражением селезенки.

Первичное поражение селезенки при ДБККЛ отмечено у 18 (12,8%) пациентов: 8 (44,4%) мужчин и 10 (55,6%) женщин. Медиана возраста пациентов на момент установления диагноза составила 61 год (43-73 года).

У большинства больных основными жалобами при первичном обращении к врачу были ноющие, тянущие боли в левом подреберье, а также повышение температуры. По мере прогрессирования присоединялись слабость, похудание, ночная потливость. К моменту установления диагноза почти у всех - у 15 (83,3%) из 18 пациентов отмечали В-симптомы и III-IV ст. заболевания. Массивное поражение с размерами опухоли более 10 см отмечали у 15 (83,3%) больных. Только в 1 случае увеличение селезенки с наличием опухолевого очага в ее паренхиме и увеличенных регионарных (в воротах селезенки) л/у было обнаружено при УЗИ органов брюшной полости во время прохождения профилактического осмотра.

Размеры селезенки в дебюте заболевания составляли от 13х10 до 30х20 см. У 13 (72,2%) из 18 больных при УЗИ и КТ органов брюшной полости в паренхиме селезенки отмечали субтотальное замещение ткани селезенки узлами опухоли, которые затем определяли и макроскопически на разрезе при ее удалении. У 5 (27,8%) пациентов отмечали частичное поражение селезенки, размеры опухолевых очагов составляли от 2 до 5 см. При в/в введении контрастного вещества во время проведения КТ органов брюшной полости в 6 (100%) из 6 исследованных случаях отмечали накопление контрастного вещества в гипоэхогенном очаге паренхимы селезенки. У 17 (94,4%) больных отмечена повышение концентрации ЛДГ. Изменения со стороны периферической крови касались только тромбоцитарного и эритроцитарного ростков: изолированная анемия легкой степени (до 100 г/л) имела место у 5 (27,8%) пациентов, у 3 (16,7%) больных наблюдали тромбоцитопению легкой степени (до 75х109/л). Лейкоцитоз и лимфоцитоз не были зарегистрированы ни в одном случае. Ни у одного из 18 больных не было парапротеинемии и парапротеинурии.

В 7 (38,9%) из 18 случаев во время операции было выявлено прорастание опухоли селезенки в соседние органы (в диафрагму, поджелудочную железу, желудок, париетальную брюшину, левую долю печени, забрюшинную клетчатку, левый надпочечник). У 4 (22,2%) из 18 больных еще до спленэктомии отмечали реактивный плеврит слева (от 200 до 500 мл выпота). У 13 (72,2%) больных были увеличены регионарные л/у (в воротах селезенки, забрюшинные), у 5 (27,8%) пациентов было зарегистрировано незначительное (до 1,5х2 см) увеличение отдаленных (подмышечных, шейных) л/у плотной консистенции.

Таким образом, к первичному поражению селезенки следует относить случаи с наличием узлов опухолевого роста в ее паренхиме, накапливающих контрастный препарат при в/в введении. Как и при всех экстранодальных поражениях возможно наличие увеличенных регионарных и единичных отдаленных л/у, но преимущественным очагом поражения является селезенка. Размеры селезенки иногда могут быть нормальными или увеличенными незначительно, но при этом обязательным является наличие гипоэхогенного очага в паренхиме селезенки. Из лабораторных данных относительно специфическим является повышение концентрации ЛДГ, которое отмечено в 17 (94,4 %) случаях.

3.2. Морфологическая картина ДБККЛ с первичным поражением селезенки.

При первичном поражении селезенки в 14 (77,8%) случаях наблюдали центробластный и в 4 (22,2%) случаях анаплазированный вариант заболевания.

3.3. Иммунофенотип опухолевых клеток ДБККЛ с первичным поражением селезенки.

Во всех 18 (100%) случаях опухолевые клетки селезенки экспрессировали общие В-клеточные антигены (CD19, CD20, CD22, CD79). В 16 (88,9%) из них отмечали экспрессию антигена CD22, в 3 (16,7%) случаях - CD10, в 1 (5,6%) случае - CD30. Экспрессия антигенов CD5, CD138 и белка ALK не была зарегистрирована ни в одном случае. Экспрессия опухолевыми клетками белка Bcl-2 отмечена в 15 (83,3%) случаях, белка Bcl-6- в 4 (22,2%) случаях, p53- в 2 (50%) случаях из 4 исследованных, пролиферативная активность опухолевых клеток (Ki-67) в среднем составила 56,1±17,0%. Экспрессия опухолевыми клетками крупных и средних размеров антигена CD23 и CD43 наблюдалась в 1 (5,6%) случае. Антиген MUM1 исследовали в 9 случаях из 18, и его экспрессия была отмечена в 5 (55,6%) случаях. Экспрессия легких цепей иммуноглобулинов отмечена в 8 (44,4%) случаях, – в 6 (33,3%) случаях. В 4 (22,2%) случаях легкие цепи иммуноглобулина при иммуногистохимическом исследовании не были выявлены.

3.4. Цитогенетические изменения ДБККЛ с первичным поражением селезенки.

Цитогенетическое исследование было проведено у 8 больных с первичным поражением селезенки, из которых только в 1 случае были получены митозы, где были отмечены множественные хромосомные нарушения, без каких-либо специфических маркеров. Во всех 8 случаях методом FISH исследовали t(14;18)(q32;q21) и ни в одном случае она не была выявлена. Перестройка локуса 3q27 методом FISH была обнаружена в 1 (12,5%) случае.

Таким образом, характерной особенностью ДБККЛ с первичным поражением селезенки является наличие по данным УЗИ и КТ гипоэхогенного очага/очагов в паренхиме селезенки. Медиана возраста на момент установления диагноза составила 61 год. При данной клинической форме не были зарегистрированы иммунобластный вариант ДБККЛ, вариант с Т-клеточным преобладанием и редкие варианты: плазмобластный и ALK+. В отличие от ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у и первичным поражением миндалин, при ДБККЛ селезенки в 1 случае зарегистрирована перестройка локуса 3q27. Ни в одном случае при ДБККЛ с первичным поражением селезенки не обнаружена t(14;18)(q32;q21). Ни в одном случае первичной ДБККЛ селезенки не была отмечена секреция парапротеина. Выделение данной клинической формы является принципиальным: несмотря на формально генерализованный процесс, основным очагом поражения является селезенка, где опухоль «растет» как узловое изолированное образование, иногда с прорастанием в соседние органы.

  1. ДБККЛ С ГЕНЕРАЛИЗОВАННЫМ ПОРАЖЕНИЕМ Л/У БЕЗ ВОВЛЕЧЕНИЯ К/М.

4.1. Клинико-лабораторная характеристика больных ДБККЛ с генерализованным поражением л/у без вовлечения к/м.

Группа включает 39 (27,8%) больных: мужчин - 19 (48,7%) , женщин – 20 (51,3%). Медиана возраста пациентов на момент установления диагноза составила 53 года (диапазон 21 - 76 лет).

Для этой формы ДБККЛ было характерно генерализованное поражение периферических, медиастинальных, внутригрудных, внутрибрюшных, забрюшинных л/у. При данной форме было 4 случая преимущественной локализации опухоли в брюшной полости, забрюшинном пространстве. В 2 случаях из них отмечали кишечную непроходимость за счет сдавления конгломератом л/у петель тонкой кишки.

У 2 пациентов в дебюте болезни была почечная недостаточность, обусловленная сдавлением конгломератом увеличенных л/у мочеточников с развитием гидронефроза. Генерализованное поражение только л/у было выявлено у 8 (20,5%) пациентов, у 19 (48,7%) больных отмечали сочетанное увеличение селезенки (без гипоэхогенного очага). Из других экстранодальных очагов чаще всего - у 15 (38,5%) из 39 больных в процесс была вовлечена печень. Исходное поражение желудка, легких, матки, костей, подвздошно-поясничной, тазовых мышц, плевры, орбиты, молочных желез наряду с генерализованным поражением л/у наблюдали в единичных случаях. Не встречено поражение миндалин, надпочечников и изменений в периферической крови, в отличие от генерализованной формы с поражением к/м.

Поражение желудка носило язвенно-инфильтративный характер. Во всех случаях оно было диагностировано при фиброгастродуоденоскопии, выполненной в рамках протокола обследования больных; как правило, пациенты при этом жалоб не предъявляли.

Случаи генерализованной лимфоаденопатии с преимущественным поражением забрюшинных л/у и прорастанием опухоли в подвздошно-поясничную и тазовые мышцы были редки - всего 2. Процесс, как правило, был односторонним, клинически проявлялся болями в пояснице и нарушением походки за счет вовлечения подвздошно-поясничной мышцы. В обоих случаях отмечали поражение тазовых костей и остистых отростков поясничных позвонков со стороны пораженной мышцы.

Поражение орбиты при генерализованном процессе было отмечено у 1 (2,6%) больного. Процесс был односторонним, проявлялся болями и опухолевидным образованием в орбите, определяемым визуально.

Поражение легких было зарегистрировано в 2 (5,1%) случаях. В обоих случаях у больных были В-симптомы. Наряду с генерализованной лимфоаденопатией, спленомегалией, отмечали очаги инфильтрации легочной ткани от 1 до 3 см. Аускультативная картина у обоих больных была очень скудной, выслушивались только единичные мелкопузырчатые влажные хрипы.

Поражение плевры было, как правило, односторонним и проявлялось экссудативным плевритом. Лимфоидные клетки плевральной жидкости экспрессировали общие В-клеточные антигены (CD20, CD79, CD22), белок Bcl-2, имели высокую пролиферативную активность (Ki-67), которая составляла 45,1±8,2%. В одном случае была отмечена экспрессия легких цепей иммуноглобулина λ, в другом случае наблюдали экспрессию легких цепей иммуноглобулина κ. Иммунофенотип лимфоидных клеток плевральной жидкости соответствовал иммунофенотипу опухолевых клеток л/у.

У 23 (58,9%) больных в дебюте заболевания отмечали признаки интоксикации: потливость, похудание, лихорадка. В 2 (5,1%) случаях в дебюте заболевания отмечена нейролейкемия, клинические проявления которой были не одинаковы: в 1 случае имел место нижний парапарез, во втором случае симптомов не было и только люмбальная пункция, выполненная в рамках протокола обследования, позволила диагностировать нейролейкемию. Цитоз в одном случае составил 66/3, в другом - 45/3, за счет атипичных лимфоидных клеток.

Концентрация ЛДГ превышала норму у 32 (82,1%) пациентов.

В 2 (5,1%) случаях отмечена парапротеинемия: в 1 случае наблюдали парапротеинемию М, в 1 случае зарегистрирована парапротеинемия М. Уровень парапротеина составил в среднем 2,85±0,8 г/л (диапазон 1,9 - 3,8 г/л). Еще в 2 (5,1%) случаях выявляли сочетание парапротеинемии М и парапротеинурии BJ с уровнем секреции 4,8 г/л и 1,9 г/л, соответственно. Во всех случаях парапротеинемии имело место умеренное снижение уровня нормального иммуноглобулина G.

4.2. Морфологическая картина ДБККЛ с генерализованным поражением л/у без вовлечения к/м.

В 35 (89,7%) случаях при генерализованной форме ДБККЛ без поражения к/м отмечен центробластный вариант. В 2 (5,1%) случаях наблюдали иммунобластный вариант, в 1 (2,6%) случае - анаплазированный вариант.

При данной клинической форме в 1 (2,6%) случае был зарегистрирован вариант с Т-клеточным преобладанием, которого не было отмечено ни в одном случае при формах с локальным поражением периферических л/у, с первичным поражением миндалин и селезенки.

Таким образом, подавляющее большинство случаев при генерализованной форме ДБККЛ без поражения к/м представлено центробластным вариантом, и не встречены такие редкие морфологические варианты ДБККЛ, как плазмобластный и ALK+.

4.3. Иммунофенотип опухолевых клеток ДБККЛ с генерализованным поражением л/у без вовлечения к/м.

Опухолевые клетки, как и при других формах, экспрессировали общие В-клеточные антигены (CD19, CD20, CD22, CD79). В 12 (30,7%) случаях зарегистрирована экспрессия антигена CD10. Экспрессия антигена CD30 была отмечена в 2 (5,1%) случаях, антигена CD138 и белка ALK - ни в одном случае. В 3 (7,7%) случаях наблюдали экспрессию антигена CD5. В 16 (57,1%) из 28 исследованных случаях опухолевые клетки экспрессировали антиген MUM1. Экспрессия опухолевыми клетками белка Bcl-2 отмечена в 38 (97,4%) случаях, белка Bcl-6 выявлена в 8 (20,5%) случаях, белка p53- в 7 (70%) из 10 исследованных случаях. Пролиферативная активность опухолевых клеток (Ki-67) в среднем составила 65,7±19,7%. Экспрессию опухолевыми клетками антигена CD23 наблюдали в 4 (10,3%), CD43 – в 3 (7,7%) случаях. Экспрессия легких цепей иммуноглобулинов отмечена в 17 (43,6%), – в 16 (41%) случаях. В 6 (15,4%) случаях легкие цепи иммуноглобулина при иммуногистохимическом исследовании не были выявлены.

4.4. Цитогенетические изменения при ДБККЛ с генерализованным поражением л/у без вовлечения к/м.

Цитогенетическое исследование было проведено у 30 (76,9%) больных с генерализованным поражением без вовлечения к/м. В 9 (75%) из 12 случаев, где были получены митозы, отмечались множественные хромосомные нарушения без каких-либо специфических маркеров. Во всех 30 случаях методом FISH исследовали t(14;18)(q32;q21), и ни в одном случае она не была выявлена. Перестройка локуса 3q27 методом FISH была обнаружена в 4 (13,3%) случаях.

Таким образом, форма ДБККЛ с генерализованным поражением л/у без вовлечения к/м отличалась от других форм тем, что только в этой группе у 2 (5,1%) больных в дебюте заболевания встречалась нейролейкемия. Однако, из-за малого числа наблюдений какие-либо выводы делать нет оснований. В отличие от ДБККЛ с первичным поражением миндалин и селезенки, медиана возраста на момент диагностики составила 53 года, против 60 и 61 года, соответственно. Следует отметить, что медиана возраста в группе больных с ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у и генерализованным поражением л/у без вовлечения к/м идентична. При генерализованной форме ДБККЛ без поражения к/м чаще, чем при других формах наблюдали вовлечение экстранодальных очагов (легких, желудка, матки, костей, мышц).

В отличие от ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у, с первичным поражением миндалин и селезенки, при генерализованной форме без вовлечения к/м был выявлен морфологический вариант с Т-клеточным преобладанием.

Следующей отличительной особенностью ДБККЛ с генерализованным поражением л/у без вовлечения к/м является экспрессия опухолевыми клетками антигена CD5. При ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у, миндалин, селезенки экспрессия опухолевыми клетками антигена CD5 не встречена. При данной клинической форме ни в одном случае, также как и при предыдущих формах, не была выявлена t(14;18)(q32;q21), однако в отличие от ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у и миндалин в 4 (13,3%) случаях была зарегистрирована перестройка локуса 3q27.

  1. ДБККЛ С ГЕНЕРАЛИЗОВАННЫМ ПОРАЖЕНИЕМ Л/У С ВОВЛЕЧЕНИЕМ К/М.

Эта форма ДБККЛ диагностирована у 32 (22,8%) больных: мужчин - 18 (56,3%), женщин - 14 (43,7%). Медиана возраста на момент установления диагноза составила 55 лет (диапазон 16–74 года).

Данная форма характеризовалась генерализованным вовлечением периферических, медиастинальных, внутригрудных, абдоминальных, забрюшинных л/у, селезенки и поражением к/м.

Учитывая то, что поражение к/м морфологически носило различный характер, группа разделена на 3 подгруппы: с очагово-интерстициальным саркомным, диффузным саркомным и очагово-зрелоклеточным  поражением к/м.

5.1. Очагово-интерстициальное саркомное поражение к/м при ДБККЛ.

5.1.1. Клинико-лабораторная характеристика больных ДБККЛ с очагово-интерстициальным саркомным поражением к/м.

Форма ДБККЛ с диффузным саркомным поражением к/м была нами выделена в отдельную группу несмотря на то, что таких случаев было всего 4 (16,6%) из 24, поскольку среди них выявлено 2 случая иммунобластного варианта поражения и в л/у и в к/м, которых не было среди случаев с очагово-интерстициальным поражением к/м.

У 20 (83,3%) из 24 пациентов наблюдали очагово-интерстициальное саркомное поражение к/м. При этом в к/м отмечена пролиферация атипичных лимфоидных клеток крупных и средних размеров, аналогичных опухолевым клеткам л/у. Среди больных было мужчин -11 (55%), женщин – 9 (45%). Медиана возраста на момент установления диагноза составила 56 лет (диапазон 16 - 74 года).

Во всех случаях ДБККЛ с очагово-интерстициальным саркомным поражением к/м наблюдали увеличение как периферических, так и висцеральных л/у. У 19 (95%) пациентов, наряду с генерализованной лимфоаденопатией, отмечали увеличение селезенки без гипоэхогенных очагов, у 17 (85%) больных было выявлено увеличение печени. У 6 (30%) пациентов в периферической крови выявлен лейкоцитоз (ср. знач. 14,8±4,5х109/л) и лимфоцитоз (ср. знач. 38,1±6,2%) с наличием атипических лимфоидных клеток, иммунофенотип которых соответствовал иммунофенотипу опухолевых клеток л/у и к/м. Вовлечение других экстранодальных очагов (желудка, плевры, надпочечников, миндалин) было зарегистрировано в единичных случаях.

Нейролейкемия не была выявлена ни в одном случае генерализованной формы ДБККЛ с очагово-интерстициальным саркомным поражением к/м.

Поражения мышц, орбиты, матки, молочных желез, нейролейкемии при этой форме не встречали вообще.

Из лабораторных показателей у 18 (90%) пациентов при генерализованной форме ДБККЛ с наличием очагово-интерстициального саркомного поражения к/м концентрация ЛДГ превышала норму. У 3 (15%) пациентов отмечали парапротеинемию: М (6,2-8,2 г/л) зарегистрирована у 2 больных, М (3,6 г/л) выявлена у 1 пациента. В 2 (10%) случаях была отмечена парапротеинурия без парапротеинемии: у одного больного - парапротеинурия BJ (1,8 г/л), у второго пациента - парапротеинурия BJ (3,7 г/л). В 1 (5%) случае отмечено сочетание парапротеинемии с парапротеинурией. У 3 пациентов с наличием парапротеинемии наблюдали снижение уровня нормального иммуноглобулина G.

Таким образом, секреция патологического белка при очагово-интерстициальном саркомном поражении к/м выявлена в 6 (30%) случаях.

В отличие от всех описанных выше клинических форм ДБККЛ при генерализованной форме заболевания с очагово-интерстициальным саркомным поражением к/м у 30% пациентов в периферической крови определялся лейкоцитоз с относительным лимфоцитозом, с наличием атипических лимфоидных клеток, иммунофенотип которых соответствовал иммунофенотипу опухолевых клеток л/у и к/м. У этих же больных был выявлен лимфоцитоз с наличием атипических клеток в к/м. У 2 больных с анемией тяжелой степени были выявлены холодовые антитела.

5.1.2. Морфологическая картина ДБККЛ с очагово-интерстициальным саркомным поражением к/м.

В 18 (90%) случаях генерализованной формы ДБККЛ с очагово-интерстициальным саркомным поражением к/м зарегистрирован центробластный вариант, в 2 (10%) случаях - вариант с Т-клеточным преобладанием. Анаплазированный, иммунобластный, плазмобластный и ALK+ варианты при генерализованной форме с очагово-интерстициальным саркомным поражением к/м не встречались ни в одном случае.

5.1.3. Иммунофенотип опухолевых клеток ДБККЛ с очагово-интерстициальным саркомным поражением к/м.

При иммуногистохимическом исследовании л/у при генерализованной форме и очагово-интерстициальном саркомном поражении к/м во всех 20 (100%) случаях отмечена экспрессия опухолевыми клетками общих В-клеточных антигенов (CD19, CD20, CD22, CD79). В 2 (10%) случаях была зарегистрирована экспрессия антигена CD10, в 14 (70%) случаях - белка Bcl-2. Экспрессия белка Bcl-6 отмечена в 2 (10%) случаях, антигена CD23 – в 4 (20%) и CD43 - в 3 (15%) случаях. Пролиферативная активность опухолевых клеток (Ki-67) в среднем составила 66,3±18,1%. Экспрессия антигена MUM1 была выявлена в 9 (45%) случаях. В 1 (5%) случае наблюдали экспрессию антигена CD5, еще в 1 (5%) случае - антигена CD30. Ни в одном случае опухолевые клетки л/у не экспрессировали антигены CD34, TdT, ALK, CD138.

При иммуногистохимическом исследовании к/м во всех 20 (100%) случаях отмечали экспрессию опухолевыми клетками антигена CD20, в 18 (90%) случаях - антигена CD79. В 2 (10%) случаях была зарегистрирована экспрессия антигена CD10, в 12 (60%) случаях - белка Bcl-2. Экспрессия белка Bcl-6 отмечена в 1 (5%) случае, антигена CD23 – в 3 (15%) и CD43 - в 2 (10%) случаях. Пролиферативная активность опухолевых клеток (Ki-67) в среднем составила 2,8±0,9%.

Экспрессия антигена MUM1 была выявлена в 8 (40%) случаях. В 1 (5%) случае наблюдали экспрессию антигена CD5, еще в 1 (5%) случае - антигена CD30. Ни в одном случае опухолевые клетки к/м не экспрессировали антигены CD34, TdT, ALK, CD138.

В целом, иммунофенотип опухолевых клеток к/м соответствовал иммунофенотипу л/у, однако в некоторых случаях отсутствовал тот или иной антиген.

Отличительной особенностью иммунофенотипа опухолевых клеток к/м является низкая пролиферативная активность (также как при очагово-зрелоклеточном поражении к/м), в то время как пролиферативная активность опухолевых клеток в л/у значительно выше  - в среднем 66,3±18,1%. Этот факт может свидетельствовать об особых свойствах опухолевых клеток, заселивших к/м при этой форме.

5.1.4. Цитогенетические изменения при ДБККЛ с очагово-интерстициальным саркомным поражением к/м.

Цитогенетическое исследование выполнено у 15 (75%) больных ДБККЛ с генерализованнной формой и очагово-интерстициальным саркомным поражением к/м. В 8 (72,7%) случаях из 11 с наличием митозов были выявлены множественные хромосомные нарушения. У данной категории больных ни у одного не было обнаружено транслокации t(14;18)(q32;q21), и в 2 (13,3%) случаях была выявлена перестройка локуса 3q27, характерная для ДБККЛ.

Таким образом, ДБККЛ с генерализованным поражением л/у с очагово-интерстициальным саркомным вовлечением к/м имеет свои отличительные черты:

  • в 6 (75%) из 8 случаев выхода опухолевых клеток в периферическую кровь при генерализованном поражении л/у были отмечены именно при очагово-интерстициальном саркомном поражении к/м; во всех 6 случаях в костном мозге отмечался лимфоцитоз более 25%.
  • Пролиферативная активность опухолевых клеток к/м была низкой по сравнению с пролиферативной активностью опухолевых клеток л/у (как и при зрелоклеточном поражении к/м).
  • Изменения со стороны периферической крови в виде анемии, тромбоцитопении разной степени, гипертромбоцитоза были отмечены у половины больных с очагово-интерстициальным саркомным поражением к/м, в отличие от других типов поражения к/м, где эти изменения были в единичных случаях.
  • Гемолитическая анемия с холодовыми антителами была зарегистрирована только в группе больных с очагово-интерстициальным саркомным поражением к/м.
  • Анаплазированный и иммунобластный варианты при ДБККЛ с очагово-интерстициальным саркомным поражением к/м не встречались ни в одном случае, также как и при зрелоклеточном-очаговом поражении к/м.
  • Ни в одном случае при ДБККЛ с очагово-интерстициальным саркомным поражением к/м не выявлена транслокация t(14;18)(q32;q21), характерная для фолликулярной лимфомы.

5.2. Диффузное саркомное поражение костного мозга при ДБККЛ.

5.2.1. Клинико-лабораторная характеристика больных ДБККЛ с диффузным саркомным поражением к/м.

У 4 (16,6%) из 24 больных было зарегистрировано диффузное поражение к/м лимфоидными клетками крупных и средних размеров, аналогичным опухолевым клеткам л/у, т.е. саркомное поражение. Ни в одном случае не было зарегистрировано диффузного поражения к/м зрелыми лимфоидными клетками с плотным ядерным хроматином.

Мужчин - 2 (50%), женщин - 2 (50%). Медиана возраста на момент установления диагноза составила 58 лет (диапазон 47 - 65 лет).

Трое (75%) из 4 пациентов были моложе 60 лет, но все старше 40 лет.

Клинические проявления у больных с диффузным саркомным поражением к/м были аналогичны таковым при очагово-интерстициальном поражении. Во всех случаях наблюдали увеличение как периферических, так и висцеральных л/у. У всех 4 (100%) пациентов отмечали значительное увеличение селезенки без гипоэхогенных очагов в ее паренхиме, у 3 (75%) больных было увеличение печени. Вовлечение других экстранодальных очагов (плевры, периферической крови) было зарегистрировано по одному случаю.

В-симптомы наблюдали у всех 4 (100%) больных ДБККЛ с генерализованной формой и диффузным саркомным поражением к/м. У всех 4 (100%) пациентов концентрация ЛДГ превышала норму. В 1 (25%) случае с диффузным поражением к/м зарегистрирован лейкоцитоз до 39х109/л, с наличием атипических лимфоидных клеток до 87%, иммунофенотип которых соответствовал иммунофенотипу опухолевых клеток л/у и к/м. Во всех случаях диффузного поражения к/м была зарегистрирована анемия без признаков гемолиза и источников кровотечения. В 2 случаях отмечена тромбоцитопения, ни в одном из них не были обнаружены антитела к тромбоцитам. У 1 (25%) больного отмечали парапротеинемию М (6,5 г/л) и еще у 1 больного зарегистрирована парапротеинурия BJ (1,7 г/л).

Ни в одном случае генерализованной формы ДБККЛ с диффузным саркомным поражением к/м в дебюте заболевания не было нейролейкемии.

5.2.2. Морфологическая картина ДБККЛ с диффузным саркомным поражением к/м.

В 2 (50%) случаях генерализованной формы ДБККЛ с диффузным саркомным поражением к/м был отмечен центробластный вариант, еще в 2 (50%) случаях наблюдали иммунобластный вариант. При данной клинической форме не встречали анаплазированный, плазмобластный, ALK+ варианты и вариант с Т-клеточным преобладанием.

      1. Иммунофенотип опухолевых клеток ДБККЛ с диффузным саркомным поражением к/м.

При иммуногистохимическом исследовании л/у при генерализованной форме ДБККЛ с диффузным саркомным поражением к/м атипичные лимфоидные клетки крупных и средних размеров экспрессировали общие В-клеточные антигены (CD19, CD20, CD22, CD79). В 1 (25%) случае отмечали экспрессию антигена CD10, экспрессия белка Bcl-2 была выявлена в 2 (50%) случаях. Экспрессия белка Bcl-6 зарегистрирована в 1 (25%) случае, экспрессию антигенов CD23 и CD43 наблюдали также по 1 (25%) случаю. В 2 (50%) случаях отмечена экспрессия антигена MUM1. Пролиферативная активность опухолевых клеток (Ki-67) в среднем составила 55,5±26,9%. Ни в одном случае опухолевые клетки л/у не экспрессировали антигены CD34, TdT, CD5, CD30, ALK, CD138.

При иммуногистохимическом исследовании к/м лимфоидные клетки крупных и средних размеров, аналогичные опухолевым клеткам л/у экспрессировали общие В-клеточные антигены (CD20, CD79). В 1 (25%) случае, лимфоидные клетки к/м крупных и средних размеров, также как атипичные опухолевые клетки л/у, экспрессировали антиген CD10, в 2 (50%) - белок Bcl-2. Экспрессия белка Bcl-6 была зарегистрирована в 1 (25%) случае, антигенов CD23 и CD43 - в 1 (25%) случае. Экспрессия антигена MUM1 была отмечена в 2 (50%) случаях. Ни в одном случае опухолевые клетки к/м не экспрессировали антигены CD34, TdT, CD5, CD30, ALK, CD138. Пролиферативная активность (Ki-67) опухолевых клеток к/м была высокой и в среднем составила 47,6±8,8%, хотя была и ниже чем в л/у.

5.2.4. Цитогенетические изменения при ДБККЛ с диффузным саркомным поражением к/м.

Цитогенетическое исследование выполнено во всех 4 (100%) случаях. При стандартном цитогенетическом исследовании л/у только в 1 случае были получены митозы с множественными хромосомными нарушениями. Во всех 4 случаях методом FISH исследовали t(14;18)(q32;q21) и перестройку локуса 3q27. Ни в одном случае с диффузным саркомным поражением к/м не была обнаружена t(14;18)(q32;q21), у 1 пациента зарегистрирована перестройка локуса 3q27, характерная для ДБККЛ.

5.3. Очагово-зрелоклеточное поражение к/м при ДБККЛ.

5.3.1. Клинико-лабораторная характеристика больных ДБККЛ с очагово-зрелоклеточным поражением к/м.

У 8 (25%) из 32 пациентов отмечали очаговое поражение к/м лимфоидными клетками мелких размеров, с плотным ядерным хроматином, без выраженного атипизма и полиморфизма.

Среди больных было 5 (62,5%) мужчин и 3 (37,5%) женщины. Медиана возраста на момент установления диагноза составила 54,5 года (диапазон 42 –74 года).

Клинические проявления у больных с очагово-зрелоклеточным поражением к/м были разные, но во всех случаях наблюдали увеличение как периферических, так и висцеральных л/у. У 4 (50%) пациентов отмечали увеличение селезенки, но без гипоэхогенных очагов.

В отличие от генерализованного поражения л/у без вовлечения к/м, поражения мышц, костей, матки вообще не было отмечено при генерализованной форме ДБККЛ с наличием очагово-зрелоклеточного поражения к/м. Вовлечение других экстранодальных очагов (печени, орбиты, периферической крови) было зарегистрировано в единичных случаях. У 3 (37,5%) из 8 больных были отмечены В-симптомы (похудание, ночная потливость, лихорадка). Ни в одном случае генерализованной формы ДБККЛ с очагово-зрелоклеточным поражением к/м в дебюте заболевания не было нейролейкемии.

У 5 (62,5%) пациентов концентрация ЛДГ превышала норму, в 1 (12,5%) случае был зарегистрирован лейкоцитоз до 14х109/л с лимфоцитозом до 70%, среди лимфоидных клеток в большом количестве были клетки с выраженным атипизмом и полиморфизмом. Иммунофенотип опухолевых клеток периферической крови соответствовал иммунофенотипу опухолевых клеток л/у и к/м. У 1 (12,5%) пациента отмечена парапротеинемия М (7,5 г/л) и еще у 1 больного наблюдали парапротеинурию BJ (2,7 г/л) без парапротеинемии.

Во всех случаях с очагово-зрелоклеточным поражением к/м при гистологическом и иммуногистохимическом исследовании л/у был установлен диагноз диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомы.

5.3.2. Морфологическая картина ДБККЛ с очагово-зрелоклеточным поражением к/м.

При генерализованной форме ДБККЛ с наличием очагово-зрелоклеточного поражения к/м единственным морфологическим вариантом был центробластный, другие морфологические варианты не встречались.

5.3.3. Иммунофенотип опухолевых клеток ДБККЛ с очагово-зрелоклеточным поражением к/м.

При иммуногистохимическом исследовании л/у при генерализованной форме и с очагово-зрелоклеточным поражением к/м атипичные лимфоидные клетки крупных и средних размеров экспрессировали общие В-клеточные антигены (CD19, CD20, CD22, CD79). Во всех 8 (100%) случаях отмечена экспрессия антигена CD10 и белка Bcl-2. Экспрессия белка Bcl-6 была зарегистрирована только в 2 (25%) случаях, экспрессию антигенов CD23 и CD43 наблюдали в 3 (37,5%) случаях. Пролиферативная активность опухолевых клеток (Ki-67) во всех случаях в л/у была высокой и в среднем составила 65,8±15,0%. Ни в одном случае опухолевые клетки л/у не экспрессировали антигены CD34, TdT, CD5, CD30, ALK, CD138, MUM1.

При иммуногистохимическом исследовании к/м лимфоидные клетки мелких размеров экспрессировали общие В-клеточные антигены (CD20, CD79). В 5 (62,5%) случаях отмечали экспрессию антигена CD10, и белка Bcl-2. Экспрессия белка Bcl-6 была зарегистрирована в 2 (25%) случаях, экспрессия антигена CD23 – в 2 (25%) и CD43 - в 3 (37,5%) случаях. Пролиферативная активность (Ki-67) опухолевых клеток к/м была низкой и в среднем составила 2,6±1,1%. Ни в одном случае опухолевые клетки к/м не экспрессировали антигены CD34, TdT, CD5, CD30, ALK, CD138, MUM1.

Таким образом, иммунофенотип опухолевых клеток л/у и к/м при ДБККЛ с генерализованной формой и с очагово-зрелоклеточным поражением к/м идентичен, за исключением пролиферативной активности, которая значительно выше в л/у, чем в к/м.

5.3.4. Цитогенетические изменения при ДБККЛ с очагово-зрелоклеточным поражением к/м.

Цитогенетическое исследование было выполнено в 7 (87,5%) случаях. При стандартном цитогенетическом исследовании л/у только в 1 случае были получены митозы с t(14;18)(q32;q21) и с множественными хромосомными нарушениями. В остальных 6 случаях t(14;18)(q32;q21) была обнаружена при исследовании методом FISH. Ни в 1 случае данной группы методом FISH не была выявлена перестройка локуса 3q27. Таким образом, t(14;18)(q32;q21) при ДБККЛ в этой группе выявлена в 7 из 7 исследованных случаев и является вероятным свидетельством трансформации фолликулярной лимфомы в ДБККЛ.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что ДБККЛ с очагово-зрелоклеточным поражением к/м четко выделяется среди других клинических форм и типов поражения к/м:

  • в клинической картине реже, чем при других типах (очагово-интерстициальном саркомном, диффузном саркомном) поражения к/м, встречались экстранодальные очаги поражения, которые были представлены единичными случаями вовлечения печени, орбиты и периферической крови. Спленомегалия отмечена лишь у половины больных, в отличие от ДБККЛ с другим типом поражения к/м, где увеличение селезенки почти у всех больных;
  • во всех случаях опухолевые клетки л/у и к/м кроме общих В-клеточных антигенов экспрессировали антиген CD10 и белок Bcl-2, пролиферативная активность опухолевых клеток л/у была существенно выше (65,8±15,0%) пролиферативной активности опухолевых клеток к/м (2,6±1,1%);
  • во всех исследованных случаях методом FISH выявлена t(14;18)(q32;q21);
  • единственным морфологическим вариантом был центробластный;
  • ни в одном случае при этой форме не выявлена перестройка локуса 3q27.

6. ЛЕЧЕНИЕ.

6.1. Результаты ретроспективного анализа по лечению больных ДБККЛ.

Проанализированы результаты предшествующей терапии ДБККЛ в клинике ГНЦ РАМН с 1996 г по 2002 г у 24 больных.

Всем 24 пациентам в качестве терапии первой линии была проведена ПХТ СНОР-21. В случае достижения полной ремиссии всем больным назначали лучевую терапию на вовлеченные зоны в дозе 40 Грей.

Из 24 больных с ДБККЛ на ПХТ по программе СНОР-21 полная ремиссия была достигнута у 16 (66,7%) пациентов, частичная ремиссия - у 5 (20,8%) больных, рефрактерными оказались 3 (12,5%) больных. Ранняя летальность на терапии СНОР-21 у больных ДБККЛ в группе ретроспективного анализа не отмечена.

У всех 6 больных ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у достигнута ПР, которая сохраняется до настоящего момента. Медиана ПР составила 103,5 месяцев (90-128 мес.).

Все 3 пациента ДБККЛ с первичным поражением миндалин относились к группе благоприятного и низкого/промежуточного риска по международному прогностическому индексу (МПИ). Полная ремиссия была достигнута у всех 3 больных, но у 1 пациента с низким/промежуточным риском по МПИ через 6 месяцев развился рецидив.

Все 3 пациента с первичным поражением селезенки, которым на первом этапе лечения выполнена спленэктомия, по МПИ относились к группе высокого риска. Несмотря на это ПР была достигнута у всех 3 пациентов и сохраняется по настоящее время. Медиана ПР составила 109 месяцев (107-113 мес.). Одному больному ДБККЛ с первичным поражением селезенки исходно были проведены 7 курсов ПХТ и только после этого выполнена спленэктомия. Именно в данном случае ПР достигнута не была, в дальнейшем была отмечена прогрессия заболевания.

Из 5 больных с генерализованным поражением л/у без вовлечения к/м только у 2 (40%) пациентов была достигнута ПР и у обоих больных развился рецидив в течение 1-го года.

Из 6 больных с генерализованным поражением л/у с вовлечением к/м ПР была достигнута лишь у 2 (33,3%) пациентов.

Таким образом, стойкая ПР была достигнута у всех больных с локальным поражением периферических л/у, и у всех трех больных с первичным поражением селезенки, которым исходно была выполнена спленэктомия, а потом проведена ПХТ.

В лечении больных ДБККЛ все чаще применяют ПХТ R+CHOP-21. У ряда больных и нами проведено лечение по данной программе. Однако, эффективность ПХТ R+CHOP-21 у больных ДБККЛ не превышала эффективности СНОР-21, в связи с чем результаты лечения были объединены и представлены вместе.

6.2. Результаты лечения больных ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у.

Из 36 больных с локальным поражением периферических л/у 32 (88,9%) пациентам  была проведена ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21 плюс ЛТ на вовлеченные зоны в дозе 40 Грей.

Больным со II ст. и массивным поражением (опухоль 10 и более см) в сочетании с концентрацией ЛДГ выше нормы, по данным литературы, показаны более интенсивные курсы ПХТ, поэтому 4 пациентам с подобной характеристикой проведено лечение по модифицированной программе NHL-BFM-90 с ЛТ на вовлеченные зоны в дозе 40 Грей. Количество курсов ПХТ на всех протоколах определялось скоростью достижения ПР. У всех больных ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у на всех программах ПХТ достигнута ПР и ни в одном случае не зарегистрирован рецидив. Медиана ПР составила 31 мес. (3-128 мес.).

Один больной ДБККЛ 78 лет, с сопутствующей патологией (ИБС с пароксизмальной формой мерцательной аритмии, артериальной гипертонией, паркинсонизмом), который получил лечение по программе R+CHOP-21, умер в ПР от острого нарушения мозгового кровообращения через 3 месяца после окончания лечения. Общая продолжительность жизни в данном случае составила 6 месяцев.

Общая 3-летняя выживаемость больных с локальным поражением периферических л/у на ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21 с ЛТ на вовлеченные зоны составила 95%.

6.3. Результаты лечения больных ДБККЛ с первичным поражением селезенки.

У 17 (94,4%) из 18 больных с первичным поражением селезенки на диагностическом этапе была выполнена спленэктомия: у 7 (41,2%) из них во время операции было обнаружено прорастание опухоли селезенки в соседние органы, в том числе у 3 больных (17,6%) - в хвост поджелудочной железы, в связи с чем во всех этих случаях была выполнена резекция хвоста поджелудочной железы. В остальных 4 случаях прорастания опухоли в соседние органы выполнили поэтапное отсечение селезенки по опухоли от органов и тканей (от желудка, диафрагмы, левой доли печени, левого надпочечника, забрюшинной клетчатки).

Подобный хирургический подход – отсечение пораженной опухолью селезенки без резекции всей опухолевой ткани (разрез по опухоли с сохранением части опухоли!) находится в полном противоречии с обычной хирургической онкологической практикой, которая рекомендует удалять не только опухоль, но и зоны частого метастазирования по л/у. Но при описываемой патологии удаление селезенки преследует цель не только убрать зону наибольшего опухолевого роста. Возможно, эта составляющая – удаляемая масса опухоли - и не играет главной роли, поскольку поражены и не удалены и л/у брюшной полости, и поджелудочная железа, и клетчатка, и л/у других зон. Важнейшую роль играет само по себе удаление именно селезенки, как возможного регулятора роста всей массы этой саркомы. Этот феномен является уникальной особенностью опухоли селезенки. Похожее явление имеет место при лимфоцитоме селезенки, при селезеночной форме лимфомы из клеток мантийной зоны.

У 11 (61,1%) из 18 больных ДБККЛ с первичным поражением селезенки после спленэктомии проведена ПХТ по программе СНОР-21/R+CHOP-21 плюс ЛТ на вовлеченные зоны в дозе 40 Грей. Количество курсов - от 4 до 8 - определялось скоростью достижения полной ремиссии.

Несмотря на то, что у всех 3 больных из группы ретроспективного анализа после спленэктомии на терапии СНОР-21 была достигнута ПР, которая сохраняется и в настоящее время, 6 (33,3%) из 18 пациентов с признаками неблагоприятного прогноза (прорастание опухоли в соседние органы и ткани, увеличение отдаленных л/у) после спленэктомии была проведена ПХТ по модифицированной программе NHL-BFM-90 плюс ЛТ на вовлеченные зоны в дозе 40 Грей.

У всех 17 (100%) больных, где первым этапом лечения была спленэктомия достигнута ПР, которая сохраняется по настоящее время. Медиана ПР составила 26 мес. (6-113 мес.).

Одной больной исходно были проведены 7 курсов ПХТ и только потом, с целью удаления остаточной опухоли, выполнена спленэктомия. В данном случае ПР получена не была. Больная умерла от прогрессии заболевания. Общая продолжительность жизни составила 12 месяцев.

Таким образом, ПР была достигнута у всех больных с первичным поражением селезенки, которым исходно выполнена спленэктомия, и ни в одном случае не отмечено рецидива.

6.4. Результаты лечения больных ДБККЛ с генерализованным поражением л/у с наличием очагово-зрелоклеточного поражения к/м и t(14;18)(q32;q21).

Шести пациентам этой группы были проведены от 6 до 8 курсов ПХТ по программе СНОР-21/R+CHOP-21. Двум больным с быстрым ростом опухоли (в течение 1 месяца) и с высокой пролиферативной активностью опухолевых клеток (80% и 100%, соответственно) была проведена модифицированная программа NHL-BFM-90. Количество курсов определялось ответом на терапию и скоростью достижения ПР.

Из 6 больных с ПР, имевших  t(14;18)(q32;q21) у 1 (16,7%) больного на ПХТ R+CHOP-21 развился рецидив через 38 месяцев. Медиана ПР составила 26 месяцев (4-68 мес.). В дальнейшем у больного была получена ЧР. Следует отметить, что в остальных группах поздних рецидивов не было.

В целом, в группе больных с локальным поражением периферических л/у, первичным поражением селезенки, с генерализованным поражением л/у с наличием очагово-зрелоклеточного поражения к/м и t(14;18)(q32;q21) на ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21 общая 3-х летняя выживаемость составила 95% (рис. 1), а вероятность развития рецидива - 5%.

Рис. 1. Общая выживаемость больных ДБККЛ в группе благоприятного прогноза

6.5. Результаты лечения больных ДБККЛ с первичным поражением миндалин.

Из 15 больных с первичным поражением миндалин 10 (66,7%) пациентам была проведена ПХТ по программе СНОР-21/R+CHOP-21 плюс ЛТ на вовлеченные зоны в дозе 40 Грей в случае достижения ПР. Пяти пациентам с концентрацией ЛДГ выше нормы и наличием признаков прорастания опухоли проведена ПХТ по модифицированной программе NHL-BFM-90 плюс ЛТ на вовлеченные зоны в дозе 40 Грей. Количество курсов на всех протоколах определялось ответом на терапию и скоростью достижения ПР.

На программе СНОР-21/R+CHOP-21 у 6 (60%) из 10 больных была достигнута ПР, еще у 1 (12,5%) пациента отмечалась ЧР и 3 (37,5%) человека оказались рефрактерными к ПХТ. На терапии по модифицированной программе NHL-BFM-90 у всех 5 (100%) пациентов достигнута ПР. Медиана ПР составила 23 месяца (1-123 мес.). Рецидив развился у 1 (25%) из 6 больных с ПР на ПХТ СНОР-21. Летальность на ПХТ не отмечена ни на одном протоколе.

Таким образом, результаты лечения больных с первичным поражением миндалин на стандартной (СНОР-21/R+CHOP-21) и интенсивной (модифицированной программе NHL-BFM-90) отличаются. На стандартной терапии (СНОР-21/R+CHOP-21) ПР достигнута лишь у 60% больных, из которых у 1 больного развился ранний (через 6 месяцев) рецидив. На модифицированной программе NHL-BFM-90 у всех 5 пациентов достигнута ПР, нет ни одного рецидива. Максимальный срок наблюдения на интенсивной терапии – 3 года (с 2005 г). Поскольку обычно рецидивы больных ДБККЛ без поражения к/м, а также у пациентов с первичным поражением миндалин, ранние, такой срок наблюдения мы считаем достаточным для того, чтобы модифицированную программу NHL-BFM-90 считать предпочтительной у больных с первичным поражением миндалин в группе неблагоприятного прогноза (с повышенной концентрацией ЛДГ, с наличием признаков прорастания опухоли).

Данные литературы по эффективности стандартной терапии у больных с первичным поражением миндалин противоречивы. Объяснением этому, вероятно, служит отсутствие четких критериев «первичности». Одни авторы в эту группу включают больных только с поражением миндалин без увеличенных регионарных л/у, другие авторы включают больных и с увеличенными регионарными л/у.

6.6. Результаты лечения больных ДБККЛ с генерализованным поражением л/у без вовлечения к/м.

Из 39 пациентов с генерализованным поражением л/у без вовлечения к/м у 13 (28,2%) была проведена ПХТ по программе СНОР-21/R+CHOP-21 и у 26 (66,7%) пациентов - ПХТ по модифицированной программе NHL-BFM-90.

На ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21 ПР достигнута у 6 (46,2%), на ПХТ по модифицированной программе NHL-BFM-90 - у 22 (84,6%) человек. Медиана ПР на ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21 составила 6 месяцев (4-9 мес.), на модифицированной программе NHL-BFM-90 – 13 месяцев (5 - 64 мес.).

При сравнении частоты и скорости достижения ПР на ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21 и модифицированной программе NHL-BFM-90 статистически значимой разницы не было получено (Logrank p =0,0754). Однако, рецидив (в течение 1 года) развился у всех 6 пациентов с ПР на ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21 и не было ни одного рецидива у больных на модифицированной программе NHL-BFM-90 (Logrank р<0,0001).

Общая 3 летняя выживаемость этих больных на ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21 составила 0%, на модифицированной программе NHL-BFM-90 – 70% (Logrank p = 0,0003).

Рис. 2. Общая выживаемость больных ДБККЛ с генерализованным поражением л/у без вовлечения к/м.

Выделение группы с генерализованным поражением л/у (III-IV ст.) без вовлечения к/м является принципиальным. Именно в этой группе стопроцентно неблагоприятный прогноз на терапии СНОР-21/R+CHOP-21 стал другим при использовании модифицированной программы NHL-BFM-90.

Таким образом, сегодня можно сделать очевидный вывод: вычленение из общей группы ДБККЛ больных с генерализованным поражением л/у без вовлечения к/м требует применения интенсивной (модифицированной программы NHL-BFM-90) терапии, а не стандартной программы СНОР-21/R+CHOP-21.

6.7. Результаты лечения больных ДБККЛ с генерализованным поражением л/у с очагово-интерстициальным и диффузным саркомным поражением к/м.

Из 24 больных с генерализованным поражением л/у с очагово-интерстициальным и диффузным саркомным поражением к/м 18 (75%) пациентам была проведена ПХТ по программе СНОР-21/R+CHOP-21. Шестерым больным проведена ПХТ по модифицированной программе NHL-BFM-90. Количество курсов определялось ответом на терапию и скоростью достижения ПР.

Ни частота достижения ПР (Logrank p = 0,0950), ни вероятность развития рецидива (Logrank p = 0,1797), ни общая выживаемость (Logrank p = 0,5088) у больных с генерализованной формой ДБККЛ с саркомным поражением к/м существенно не отличались в группе ПХТ CHOP-21/R+CHOP-21 и модифицированная программа NHL-BFM-90. Общая 3-х летняя выживаемость на CHOP-21/R+CHOP-21 и модифицированной программе NHL-BFM-90 составила 38% и 48%, соответственно (рис. 3). Таким образом, эффективность ПХТ при этой форме не высока. В связи с этим для повышения эффективности лечения в настоящее время пациентам моложе 60-65 лет нами проводится лечение по иной модифицированной программе NHL-BFM-90: «блоки» А и С при исключении менее интенсивного «блока» В, с последующей высокодозной терапией с ауто-ТСКК. Результативность этой терапии будет оценена в дальнейшем.

Рис. 3. Общая выживаемость больных с генерализованной формой ДБККЛ с саркомным поражением к/м.

6.8. Сопроводительная терапия при модифицированной программе NHL-BFM-90.

Протокол интенсивной терапии начинали с 5-дневной предфазы, включающей фракционированное введение циклофосфана и дексаметазона.

С целью торможения распада ксантина и гипоксантина до мочевой кислоты назначали аллопуринол в дозе 600 мг в сутки, за 1-3 дня до начала предфазы и далее - непрерывно в течение 1-2 курсов, до достижения ремиссии, после чего дозу аллопуринола сокращали до 300 мг в сутки до окончания химиотерапии.

Проводили гипергидратацию и коррекцию метаболических нарушений из расчета 3000 мл/м2 в сутки в/в, начиная за 1-2 дня до начала химиотерапии и завершая через 3-5 дней после ее окончания. Для оценки состояния водного баланса, предотвращения волемической перегрузки ежедневно взвешивали пациента, контролировали центральное венозное давление 2 раза в день, диурез и баланс жидкости - каждые 6 часов.

С целью своевременной коррекции электролитных и биохимических нарушений в период распада опухоли выполняли контроль калия, кальция, креатинина, мочевины, мочевой кислоты, общего белка, альбумина, фосфатов.

Учитывая, что метотрексат на 90% выводится почками и нефротоксичен, при наличии почечной недостаточности, особенно за счет нарушения оттока мочи вследствие сдавления опухолевым конгломератом мочеточников, введение метотрексата откладывали до разрешения почечной недостаточности (при разрешении почечной недостаточности метотрексат с 1-го дня «блока» А переносили на 5 день). Дозу метотрексата рассчитывали по скорости клубочковой фильтрации (СКФ): при нормальной СКФ вводили полную дозу химиопрепарата, при 70-80 мл/ч - не более 1000 мг/м2; при 50-70 мл/ч – 500 мг/м2, при <50 мл/ч – метотрексат не вводили. На последующих курсах при нормальной функции почек использовали дозу метотрексата, указанную в протоколе.

Для профилактики мочекислой и токсической нефропатии проводили защелачивание мочи введениями 4% раствора натрия бикарбоната по 70 мл 4-6 раз в день, начиная за сутки до инфузии метотрексата и в течение последующих 2-3 дней.

С целью восстановления синтеза фолиевой кислоты назначали лейковорин в дозе 25 мг внутривенно струйно в 20 мл или капельно в 100 мл 0,9% физиологического раствора 4-6 раз в день. Такую же дозу лейковорина назначали пациентам внутрь 4-6 раз в день через равные временные интервалы. Введение лейковорина начинали через 24 часа после начала инфузии метотрексата (т.е. через 12 часов после завершения инфузии метотрексата).

Контроль остаточной концентрации метотрексата в сыворотке крови определяли через 24, 36, 42, 48, 54 часа от начала инфузии и далее, при необходимости, через каждые 6 часов до ее нормализации.

Гидронефроз на фоне сдавления мочевыводящих путей опухолью брюшной полости, забрюшинного пространства и/или малого таза отметили у 2 (1,7%) из 116 больных ДБККЛ. В случае прогрессирования почечной недостаточности, нарастающего расширения чашечно-лоханочной системы в динамике проводили дренирование мочевых путей: стентирование мочеточников, или, при невозможности установления стентов, выполняли нефростомию. Стенты и нефростомы удаляли после проведения контрольного обследования (УЗИ, КТ), свидетельствующего о полной регрессии опухолевого конгломерата, препятствующего оттоку мочи, и рентгенологического контроля с контрастированием при восстановлении свободного пассажа мочи.

Профилактика геморрагического цистита на фоне введения ифосфамида.

С целью профилактики геморрагического цистита ифосфамид вводили в одном пакете с месной (800 мг), далее продолжали инфузию месны по 800 мг на 250 мл физиологического раствора за 30 минут через каждые 6 часов в течение 5 суток.

Профилактика осложнений при введении дексаметазона.

С целью профилактики ульцерогенного действия глюкокортикоидов на весь период терапии дексаметазоном назначали перорально Н2-блокаторы (ранитидин по 150 мг 2 раза в день, или квамател 20 мг 2 раза в день, или фамотидин 40 мг 1 раз в день) или блокаторы протоновой помпы (омез 20 мг 2 раза в день, или нексикум 40 мг 1 раз в день, или париет 20 мг 1 раз в день), а также антациды (маалокс по 1 пакетику 3 раза в день, или алмагель по 1 ст. л. 3 раза в день, или фосфалюгель по 1 пакетику 3 раза в день). При доказанном специфическом поражении желудка, а также при наличии в анамнезе язвы желудка или 12 перстной кишки, дексаметазон вводили внутривенно.

Профилактика тромботических осложнений.

С целью профилактики тромботических осложнений с 1-го по 5 дни курса ПХТ назначали гепарин в/в в дозе 500-1000 ед/ч в течение 24 часов инфузоматом под строгим контролем свертывающей системы крови (АЧТВ, ПТИ, тромбиновое время, фибриноген).

Антибактериальную терапию и профилактику грибковой инфекции осуществляли согласно протоколу, разработанному в ГНЦ РАМН.

Использование гранулоцитарного колониестимулирующего фактора (Г-КСФ). Всем больным с поражением к/м, пациентам после 60 лет и во всех случаях после «блока» С через 24 ч после окончания курса ПХТ назначали Г- КСФ (нейпоген или граноцит) в дозе 5 мкг/кг до подъема уровня лейкоцитов до 2,0х109/л. В остальных случаях Г-КСФ назначали, если после курса ПХТ («блока» А или В) у больного развивался миелотоксический агранулоцитоз.

Профилактика нейролейкемии. Во всех случаях генерализованного поражения л/у (III-IV ст. по Энн-Эрбор) больным ДБККЛ проводили профилактику нейролейкемии: в 1-й день каждого курса ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21, модифицированной программы NHL-BFM-90 в спинномозговой канал вводили цитозар 30 мг, метотрексат 15 мг, преднизолон 30 мг.

6.9. Токсичность модифицированной программы NHL-BFM-90.

Гематологическая токсичность модифицированной программы NHL-BFM-90 соответствовала 3-4 степени. Более 80% «блоков» А, все «блоки» С и половина «блоков» В сопровождались развитием миелотоксического агранулоцитоза, с медианой 5 дней (3-7 дней). Необходимо отметить, что на последних «блоках» гематологическая токсичность возрастала почти в 2 раза, что можно объяснить развитием гипоплазии к/м. Геморрагические осложнения в виде петехий, экхимозов, носовых, десневых, маточных кровотечений после «блоков» А и С наблюдались с одинаковой частотой, в то время как после «блока» В были отмечены в 2 и более раз реже. Следует отметить, что у больных с саркомным поражением к/м миелотоксический агранулоцитоз развивался быстрее и был более длительным.

Основными инфекционными осложнениями в период миелотоксического агранулоцитоза были мукозит/стоматит, некротическая энтеропатия, пневмония. Они были отмечены с одинаковой частотой после всех курсов ПХТ. Из неинфекционных осложнений следует подчеркнуть ОПН и повышение концентрации АСТ, АЛТ, которые были зарегистрированы в основном у больных пожилого возраста (60 лет и старше). ОПН в 4 случаях разрешилась самостоятельно, в 2 случаях потребовалось проведения гемодиализа. В дальнейшем у всех больных функция почек восстановилась полностью. В 4-х случаях ОПН была обусловлена задержкой выделения метотрексата, в 2 случаях причиной ОПН послужила мочекислая нефропатия.

В 5 (10,2%) случаях была отмечена задержка выделения метотрексата, в 2 из которых потребовалось проведения плазмафереза, в связи с отсутствием эффекта консервативных мероприятий в течение 2 суток.

Несмотря на строгий контроль за всеми показателями (клиническими, лабораторными) в ходе лечения, 5 (10,2%) из 49 больных на модифицированной программе NHL-BFM-90 находились в отделении реанимации от 1 до 18 дней (медиана - 8 дней). Причинами перевода в отделение реанимации послужили: в 2 случаях - вирусный менингоэнцефалит, в 1 случае – нарушение сознания, обусловленное нейротоксичностью вориконазола, назначенного по поводу инвазивного аспергиллеза легких, еще в 1 случае - потеря сознания на фоне электролитных нарушений, в 1 случае – септический шок.

Одна больная К., 64 лет с генерализованной формой ДБККЛ с поражением периферических, внутригрудных, внутрибрюшных л/у, селезенки, наличием образования в спинномозговом канале на уровне 4-5 грудного позвонков умерла в ПР после второго «блока» В от инфекционных осложнений.

Несмотря на то, что всем больным лечение проводили на фоне введения гепарина от 500 до 1000 ед/час круглосуточно в течение 5 дней, у 6 (12,2%) пациентов развился тромбоз периферических вен (подключичной, яремной, подмышечной) и у 1 (2%) больного зарегистрирована тромбоэмболия легочной артерии. В одном случае причиной тромбоза периферических вен послужил центральный венозный катетер, в 2 случаях пациенты оказались гомозиготными носителями гена метилентетрагидрофолатредуктазы, в 3 случаях установить причину тромбоза не удалось. Следует отметить, что в 2 случаях тромбоз периферических вен и 1 случае тромбоэмболия легочной артерии возникли у больных на фоне тромбоцитопении - от 20 до 40х109/л.

Медиана межкурсового интервала составила 23 дня (22-44 дня). В срок все курсы ПХТ были проведены только 20 (40,8%) больным, остальным пациентам начало очередного курса ПХТ было отсрочено на 2-44 дня: 25 больным на 1-10 дней в связи с наличием инфекционного очага или низких показателей периферической крови (лейкоцитов <2х109/л, тромбоцитов <75х109/л), и 5 больным более чем на 10 дней по разным причинам.

6.10. Факторы, влияющие на эффективность терапии при ДБККЛ.

Нами были рассмотрены следующие факторы, с точки зрения их влияния на частоту достижения ПР, вероятность развития рецидива и общую выживаемость: возраст, саркомное поражение к/м, молекулярные типы ДБККЛ (тип зародышевого центра - GC-like против типа из «активированных» В-клеток -ABC-like), МПИ, локализация.

При сравнении частоты достижения ПР, вероятности развития рецидива и общей выживаемости в группе больных моложе и старше 60 лет статистически достоверной разницы не получено как на терапии СНОР-21/R+CHOP-21, так и на модифицированной программе NHL-BFM-90. Двухлетняя общая выживаемость у больных моложе и старше 60 лет на модифицированной программе NHL-BFM-90 и СНОР-21/R+CHOP-21 составила 78%, 85% и 70%, 75%, соответственно.

Вероятность достижения ПР у больных ДБККЛ с наличием и отсутствием саркомного поражения к/м на ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21 значимо не отличается друг от друга, в то время как вероятность развития рецидива в группе больных с наличием саркомного поражения к/м составила 70% против 18% при его отсутствии. Общая 4-х летняя выживаемость в общей группе больных ДБККЛ на ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21 с наличием саркомного поражения к/м составила 16% против 70% при его отсутствии (Logrank p = 0,0006) (рис. 4).

Рис. 4. Общая выживаемость больных ДБККЛ в зависимости от саркомного поражения к/м на ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21

Полученные данные позволяют считать саркомное поражение к/м важнейшим неблагоприятным прогностическим фактором.

В последнее время в виде прогностической модели при ДБККЛ выделяют молекулярные типы. При молекулярном типе GC-like прогноз больных ДБККЛ считают более благоприятный, чем при типе ABC-like.

Для определения молекулярных типов нами были использованы данные цитогенетического (t(14;18)(q32;q21) и перестройка локуса 3q27) и иммуногистохимического (CD10, MUM1) методов исследования.

Двухлетняя общая выживаемость больных на модифицированной программе NHL-BFM-90 в зависимости от молекулярного типа GC-like и ABC-like составила 70% и 90%, соответственно (Logrank p = 0,9118) (рис.5).

Рис. 5. Общая выживаемость больных ДБККЛ в зависимости от молекулярного типа на mNHL-BFM-90

Трехлетняя общая выживаемость больных с разным молекулярным типом на ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21 – 70% и 45% (рис. 6), соответственно (Logrank p = 0,0715), однако разница статистически незначима.

Рис. 6. Общая выживаемость больных ДБККЛ в зависимости от молекулярного типа на ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21

Следующим признаком прогноза нами рассмотрен МПИ, на основании которого выделяют группы низкого, высокого риска, низкого/промежуточного и высоко/промежуточного риска развития рецидива.

Однако, по нашим данным общая выживаемость больных ДБККЛ на терапии СНОР-21/R+CHOP-21 в зависимости от МПИ в группах промежуточного и высокого риска не отличается, кроме того, в группе как высокого, так и промежуточного риска есть больные с общей выживаемостью более 8 лет.

Общая 5-летняя выживаемость больных ДБККЛ на ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21 составила 90% в группе низкого риска, 42% в группе промежуточного риска и 38% в группе высокого риска.

Рис. 7. Общая выживаемость больных ДБККЛ на ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21 в зависимости от МПИ

I – группа низкого риска, II – группа промежуточного риска, III – группа высокого риска

На рис. 8 представлена вероятность развития рецидива у больных ДБККЛ на терапии СНОР-21/R+CHOP-21, в зависимости от МПИ: вероятность развития рецидива в группе низкого риска составляет 0%, а в группе промежуточного и высокого риска она равна 45%.

Если вероятность развития рецидива в группе низкого риска значительно отличается от таковой в группах промежуточного и высокого риска, то в последних двух группах она не отличается вообще.

Рис. 8. Вероятность развития рецидива у больных ДБККЛ на ПХТ СНОР-21/R+CHOP-21 в зависимости от МПИ: I – группа низкого риска, II – группа промежуточного риска

III – группа высокого риска

Таким образом, с помощью МПИ можно определить группы больных ДБККЛ с низким и высоким риском развития рецидива, однако в группах с промежуточным и высоким риском имеются случаи с общей выживаемостью более 8 лет, а в группе благоприятного прогноза зарегистрирована рефрактерность к проводимой ПХТ.

Результаты лечения в зависимости от локализации приведены выше.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ 140 случаев диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомы лимфатических органов позволил выделить следующие формы, отвечающие терапевтической целесообразности: локальное поражение л/у, генерализованное поражение л/у, первичное поражение селезенки, первичное поражение миндалин, генерализованное поражение л/у (селезенки) с саркомным вовлечением к/м.

Самостоятельную форму лимфосаркомы представляют случаи с транслокацией t(14;18)(q32;q21) и зрелоклеточным очаговым поражением к/м; они имеют совпадающий иммунофенотип клеток л/у и к/м при существенной разнице в пролиферативной активности опухолевых клеток (высокая в л/у и на порядок меньшая в к/м).

Селезеночная форма ДБККЛ представляет собой единственную В-крупноклеточную лимфосаркому, клетки которой в селезенке образуют четко отграниченные узлы ткани с диффузным ростом опухоли, полностью вытесняющей какие бы то ни было элементы нормальной паренхимы органа; все остальные формы ДБККЛ, протекающие с поражением селезенки, не образуют изолированных узлов роста опухоли, а инфильтрируют ткань органа, сохраняя его внешние очертания, и не образуя на КТ, УЗИ гипоэхогенных очагов.

Гистологические варианты ДБККЛ лимфатических органов в порядке убывания частоты представлены: центробластным (86,4%), анаплазированным (6,4 %), иммунобластным (4,3%) вариантом, вариантом с Т-клеточным преобладанием (2,1%), ALK+(0,7%) вариантом; определенной связи гистологического варианта с клиническими особенностями опухоли, ее ответом на терапию на нашем материале установить не удалось.

Считающееся специфическим для ДБККЛ цитогенетическое нарушение - перестройка локуса 3q27 – было выявлено только в 9,6% случаев; его прогностическое значение не установлено.

Основными программами лечения нодальных форм ДБККЛ являются СНОР-21/R+CHOP-21 и модифицированная программа NHL-BFM-90, которые позволяют получить стойкие ремиссии почти в 100% случаев при локальном поражении периферических л/у, при первичном поражении селезенки (после спленэктомии), при первичном поражении миндалин и в 84,6% случаев при генерализованной форме (но без поражения костного мозга); эффективной программы лечения ДБККЛ с саркомным поражением костного мозга пока не найдено.

За время работы по описываемой проблеме – с 2002 года из 116 наблюдений ДБККЛ с поражением лимфатических органов без вовлечения к/м не было ни одного позднего рецидива; все зарегистрированные рецидивы относятся к первому году наблюдения после получения ремиссии.

Группа заболеваний, объединенных понятием диффузная В-крупноклеточная лимфома, будучи гетерогенной по морфологии, топике поражения, уровню возникновения опухоли (из В-клеток зародышевого центра или из «активированных» В-клеток) включает разные формы опухоли, которые должны быть выделены из остальных гемобластозов по целому ряду особенностей.

Первая группа, представлена поражением лимфатической ткани лимфоузлов, миндалин, селезенки, характеризуется высокой пролиферативной активностью, в большинстве случаев – хорошим ответом на полихимиотерапию; но при рецидиве все использованные нами программы не давали ремиссий. Разница между формами ДБККЛ с локальным и генерализованным поражением л/у без вовлечения к/м (отсутствие морфологического варианта с Т-клеточным преобладанием, отсутствие экспрессии антигена CD5 и перестройки локуса 3q27 в первом случае и их наличие во втором случае) дает нам основание предполагать, что речь идет о разных формах болезни, а не о прогрессии локального поражения в генерализованный процесс.

Во вторую группу входит ДБККЛ, где наряду с поражением лимфоузлов отмечается и поражение костного мозга в виде очаговых или диффузных разрастаний крупных атипичных клеток. Этой группе свойственна высокая пролиферативная активность опухолевых клеток и низкая частота ремиссий – менее 50%, рецидивы возможны в течение нескольких лет. В этой группе наблюдались повторные ремиссии.

Третью группу составляет ДБККЛ с генерализованным поражением лимфоузлов с транслокацией t(14;18)(q32;q21) и очагово-зрелоклеточным поражением к/м.

Как уже было сказано, совершенно обособленной является селезеночная форма ДБККЛ. По-видимому, обязательным условием успешного лечения этой формы ДБККЛ является спленэктомия. Она необходима даже в тех случаях, когда весь опухолевый конгломерат из-за прорастания в поджелудочную железу и окружающие ткани удален быть не может. Из 17 больных с ДБККЛ селезенки, которым исходно была выполнена спленэктомия и далее пролечены ПХТ по программе СНОР-21/R+СНОР-21 или модифицированной программе NHL-BFM-90 все 17 имеют стойкую ремиссию более 2 лет (максимальный срок наблюдения с 1998 г).

Основной целью проводимых исследований являлось достижение максимально высокой частоты длительных полных ремиссий. В качестве исходной программы существовал так называемый «золотой стандарт» в виде СНОР-21 (или R+СНОР-21).

Однако наш ретроспективный анализ наблюдений больных с ДБККЛ, находившихся под наблюдением отделения ХГЗиИТ, показал, что разница в частоте ремиссий зависит от локализации опухоли. При локальном поражении периферических л/у на программе СНОР-21 отмечался высокий процент ремиссий. Напротив, при распространенном поражении лимфоузлов – выше и ниже диафрагмы – на этой программе в течение двух лет погибли все пациенты, хотя у 40% наблюдались не очень продолжительные ремиссии.

Из 10 больных с поражением миндалин на программе СНОР-21/R+СНОР-21 в течение примерно того же срока погибло 5 от прогрессии (или рецидива) опухоли.

Все приведенные примеры из прошлого опыта явились основанием для вывода о недостаточной эффективности программы СНОР-21/R+СНОР-21 для некоторых форм ДБККЛ и о необходимости поиска других программ.

Принятое решение сводилось к попытке модифицировать программу таким образом, чтобы, сохраняя количество противоопухолевых препаратов в модифицированной программе NHL-BFM-90 (8 цитостатических препаратов в «блоках» в противовес 4 препаратам в СНОР-21), за счет изменения ритма введения препаратов и уменьшения дозы сделать программу менее опасной. В сущности, создавалась модификация, обычная в практике выработки новых программ лечения.

Для повышения эффективности «блоки» были модифицированы (к «блоку» А добавлен доксорубицин, к «блоку» С - метотрексат), но для снижения токсичности доза метотрексата была снижена и сокращена продолжительность введения (с 24 ч до 12 ч).

Тяжесть инфекционных осложнений заставила придти к систематическим введениям Г-КСФ. Таким образом рождалась новая программа, которую мы называли «модифицированной» NHL-BFM-90. Но, по существу, речь идет о новом протоколе.

Противоопухолевая терапия должна ставить перед собой задачу ликвидации опухолевого клона со всеми его субклонами уже на первом этапе лечения, в первом варианте сочетаний противоопухолевых препаратов. В идеале откладывать окончательную ликвидацию опухоли в надежде на эффективную терапию «второй линии» не следует, так как перед «второй линией», в случае рецидива, предстанет не исходная опухоль, а ее более опасный вариант, возникший в результате появления и разрастания новых мутантных субклонов.

Результатом использования модифицированной программы NHL-BFM-90 явилось получение стойких полных ремиссий во всех случаях при ДБККЛ с локальным поражением периферических л/у, с первичным поражением миндалин, с первичным поражением селезенки с признаками неблагоприятного прогноза. Эта интенсификация позволила, также получить стойкие полные ремиссии у 84,6% больных при генерализованном поражении лимфоузлов без вовлечения к/м (на программе СНОР-21/R+СНОР-21 все больные с этой формой погибли).

В целом в нашей работе у 58% больных была использована программа «золотого стандарта» СНОР-21/R+CHOP-21, а у 42% пациентов модифицированная программа NHL-BFM-90.

Модифицированная программа NHL-BFM-90 была использована:

  • при генерализованном поражении л/у,
  • при локальном поражении, но в случаях с признаками выраженной интоксикации, при наличии «вколоченных» опухолевых образований, повышенной ЛДГ,
  • при ДБККЛ миндалин с признаками неблагоприятного прогноза (высокий уровень ЛДГ, прорастание опухоли);
  • при первичном поражении селезенки с наличием признаков неблагоприятного прогноза (прорастание опухоли, увеличены отдаленные л/у).

Важнейшим является вывод о ценности общепринятых прогностических факторов. Ясно, что о прогностических показателях применительно к злокачественным опухолям можно судить только в рамках используемых конкретных программ полихимиотерапии. Анализ материала показывает, что решающую роль в прогнозе играет топика поражения, а не сумма всех остальных признаков. Более того, неблагоприятный признак – саркомное поражение костного мозга – не меняет своей отрицательной ценности в зависимости от масштабов поражения.

На фоне очевидных успехов в лечении ДБККЛ с поражением лимфатических органов, отчетливо проявилась устойчивость к химиотерапии саркомного поражения к/м. Ясно, что имеющиеся программы химиотерапии в этом случае не эффективны. Возможно, резистентность к ПХТ будет преодолена с помощью начатой нами в последнее время ауто-ТСКК после получения ПР на модифицированной программе NHL-BFM-90.

ВЫВОДЫ

  1. Выделены очерченные клинические формы диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомы по локализации первичного или преимущественного очага поражения, на которые могут быть ориентированы программы лечения:
  • с локальным поражением периферических лимфоузлов,
  • с первичным поражением миндалин,
  • с первичным поражением селезенки,
  • с генерализованным поражением лимфоузлов (III-IV ст.) без вовлечения костного мозга,
  • с генерализованным поражением лимфоузлов (IV ст.) с вовлечением костного мозга.
  1. Отмечено, что лимфосаркома с наличием очагового зрелоклеточного поражения костного мозга и транслокации t(14;18)(q32;q21) является отдельной формой опухоли и может расцениваться как саркомная трансформация фолликулярной лимфомы.
  2. Выявлено, что основным морфологическим вариантом диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомы является центробластный; он был представлен в 86,4% случаев; анаплазированный, иммунобластный варианты, вариант с Т-клеточным преобладанием и ALK+ встречались редко - в 6,4%, 4,3%, 2,1% и 0,7% случаев, соответственно.
  3. Обнаружено, что морфологический вариант с Т-клеточным преобладанием встречается только при генерализованном поражении лимфоузлов (III-IV ст. по Энн-Эрбор); а при генерализованной форме диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомы с очагово-зрелоклеточным поражением костного мозга и наличием транслокации t(14;18)(q32;q21) единственным морфологическим вариантом является центробластный.
  4. Показано, что иммунофенотип при диффузной В-крупноклеточной лимфосаркоме неспецифичен, но экспрессия антигена CD5 была отмечена только при генерализованном поражении лимфоузлов (III-IV ст. по Энн-Эрбор).
  5. Установлено, что пролиферативная активность опухолевых клеток лимфоузла при диффузной В-крупноклеточной лимфосаркоме с очагово-зрелоклеточным и очагово-интерстициальным поражением костного мозга выше пролиферативной активности опухолевых клеток костного мозга - 65,8% и 66,3%, против 2,6% и 2,8%, соответственно.
  6. Выявлено, что считающееся характерным для диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомы цитогенетическое нарушение - перестройка локуса 3q27 встречается лишь у 9,6% больных, а множественные хромосомные нарушения были представлены в 75,7% случаях.
  7. Обнаружено, что парапротеинемия встречается при диффузной В-крупноклеточной лимфосаркоме в 10,7% случаев.
  8. Доказано, что спленэктомия у больных диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомой с первичным поражением селезенки является диагностической операцией, но при этом становится и первым этапом лечения.
  9. Показано, что при диффузной В-крупноклеточной лимфосаркоме с локальным поражением периферических лимфоузлов и с нормальной концентрацией ЛДГ, при первичном поражении селезенки без прорастания в соседние органы и ткани и без увеличенных отдаленных лимфоузлов, при первичном поражении миндалин без признаков прорастания опухоли и с нормальной концентрацией ЛДГ терапией выбора является программа СНОР-21 с последующим облучением вовлеченных зон. Общая 5-летняя и безрецидивная выживаемость больных указанных групп составила 95%.
  10. Впервые применена и модифицирована программа NHL-BFM-90 для лечения взрослых больных диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомой и доказана ее эффективность:
  • у больных с генерализованным поражением лимфоузлов (III-IV ст.) без вовлечения костного мозга;
  • у пациентов с первичным поражением миндалин с наличием признаков прорастания опухоли и повышенной концентрацией ЛДГ;
  • у больных с массивным локальным поражением периферических лимфоузлов и с повышенной концентрацией ЛДГ;
  • у пациентов с первичным поражением селезенки в случае прорастания в соседние органы и ткани и с наличием увеличенных отдаленных лимфоузлов.
  1. Показано, что общая 3-летняя выживаемость больных в группе с генерализованным поражением лимфоузлов без вовлечения костного мозга на модифицированной программе NHL-BFM-90 составила 70% против 0% на терапии СНОР-21/R+CHOP-21. Поскольку рецидивы во всех случаях были некурабельными, противоопухолевая терапия должна ставить перед собой задачу ликвидации опухолевого клона со всеми его субклонами на первом этапе лечения.
  2. Отмечено, что гематологическая токсичность модифицированной программы NHL-BFM-90 соответствовала 3-4 степени; летальность от осложнений терапии составила 2%; цитостатическая терапия должна быть обеспечена реанимационной поддержкой и гемодиализом.
  3. Установлено, что локализация первичного или преимущественного очага поражения при диффузной В-крупноклеточной лимфосаркоме является решающим прогностическим фактором в условиях предлагаемых программ лечения.
  4. Выявлено, что саркомное поражение костного мозга у больных диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомой является независимым признаком неблагоприятного прогноза.

Список работ, опубликованных по теме диссертации.

  1. Магомедова А.У., Звонков Е.Е., Капланская И.Б., Самойлова Р.С., Кременецкая А.М., Кравченко С.К., Моисеева Т.Н., Зыбунова Е.Е., Воробьев А.И. //Первый опыт применения программы NHL-BFM-90 при лечении диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомы кишечника у взрослых. //Гематология и трансфузиология, 2004, т. 49, № 1, С. 37-40
  2. Магомедова А.У., Кременецкая А.М.,  Воробьев И.А., Кравченко С.К., Капланская И.Б, Самойлова Р.С., Гемджян Э.Г., Воробьев А.И.// Прогностическое значение очагового поражения костного мозга при диффузной В-крупноклеточной лимфосаркоме.//Тер архив, 2004, № 7, с 60-63.
  3. Магомедова А.У., Моисеева Т.Н., Зыбунова Е.Е., Гемджян Э.Г., Кременецкая А.М.,  Кравченко С.К.// Факторы прогноза при диффузной В-крупноклеточной лимфосаркоме.//Материалы конференции «Новое в гематологии и клинической трансфузиологии». Проблемы гематологии. 2003, №2, С. 48.
  4. Магомедова А.У., Кременецкая А.М., Кравченко С.К.// Диффузная В-крупноклеточная лимфосаркома. Диагностические критерии, алгоритм обследования и основные программы лечения.// Проблемы гематологии, 2004, № 2, С. 26-28.
  5. Магомедова А.У., С.К.Кравченко, А.М.Кременецкая, Е.Е.Звонков и др.//Эффективность курса СНОР-21 в терапии диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомы. Тер архив, 2005, №8, С. 58-61.
  6. Магомедова А.У., Кременецкая А.М., Кравченко С.К., Капланская И.Б и др.// Изолированное поражение периферических лимфатических узлов при диффузной В-крупноклеточной лимфосаркоме. Гематология и трансфузиология, 2006, № 4, Т. 51, С.10-15.
  7. Магомедова А.У., Кременецкая А.М., Т.Н. Моисеева, Овчинина Н.Г., Кравченко С.К. //Результаты лечения больных диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомой с поражением лимфатических органов программой СНОР-21.//Материалы научной программы XII Международной специализированной выставки «Аптека- 2005», С. 59-60.
  8. Магомедова А.У., Кравченко С.К., Кременецкая А.М., Лорие Ю.Ю. и др.//Диффузная В-крупноклеточная лимфосаркома: трудности и ошибки диагностики.// Тер архив, 2006, №7, С. 76-84.
  9. Magomedova A.U., Kravchenco S.K., Kremeneckava A.M.// Diffuse Large B-cell Lymphoma: Modified NHL-BFM-90 program in adult patients.// 3rd International Conference on innovative therapies for lymphoid malignancies. Palermo. Italy.// Haematologica reports. 2006. N 12, p.30. abstr 025.
  10. Магомедова А.У., Кравченко С.К., Кременецкая А.М., Звонков Е.Е. и др//Модифицированная программа NHL-BFM-90 в лечении больных диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомой.// Тер архив, 2006, №10, С. 44-47
  11. Магомедова А.У., Кравченко С.К., Кременецкая А.М. //Первичная диффузная В-крупноклеточная лимфосаркома селезенки// Тер. архив 2007, № 7 С.62-66.
  12. Магомедова А.У. // Диффузная В-крупноклеточная лимфосаркома с первичным поражением периферических, висцеральных лимфоузлов, Вальдейерова кольца и селезенки//Атлас опухоли лимфатической системы. Под редакцией Воробьева А.И. М: Ньюдиамед; 2007. С. 139-149.
  13. Magomedova A., Kravchenko S., Kremeneckava A. et al.// Primary Diffuse Large B-Cell Lymphoma of the spleen.// 12 TN Congress of the European Hematology association. Vienna, Austria, June 7-10, 2007. Abstract book. P.510.
  14. Magomedova A., Kravchenko S., Kremeneckava A. et al.// Primary Diffuse Large B-Cell Lymphoma of the spleen. //Leukemia research. 2007. v. 31, p. S96
  15. Магомедова А.У., Воробьев А.И. //Международный прогностический индекс при диффузной В-крупноклеточной лимфосаркоме. Тер. архив, 2008. №3, с.71-75
  16. Воробьев А.И., Воробьев И.А., Грецов Е.М., Кременецкая А.М, Корнева Е.П., Магомедова А.У. и др //Вопросы теоретической гематологии. Тер архив, 2003, № 9, С. 22-39.
  17. Воробьев А.И., Кременецкая А.М., Харазашвили Д.В, Воробьев И.А., Магомедова А.У.//В кн. Руководство  по гематологии. Под редакцией Воробьева А.И. Издание третье, переработанное и дополненное. Т.2. С.96-103.
  18. Барях Е.А., Звонков Е.Е., Кременецкая А.М., Кравченко С.К., Магомедова А.У. и др.// Лечение беркиттоподобной лимфомы взрослых. Тер архив, 2005, №8, С.53-57.
  19. Звонков Е.Е., Барях Е.А., Магомедова А.У., Обухова Т.Н.  Кременецкая А.М., Кравченко С.К., и др.// Первичное поражение желудка при беркиттоподобной лимфоме. Тер архив, 2005, №8, С. 85-87.
  20. Бидерман Б.В., Никитин Е.А., Меликян А.Л., Капланская И.Б., Звонков Е.Е., Магомедова А.У.// Определение В-клеточной клональности методом фрагментного анализа //Гематология и трансфузиология, 2006, № 4, Т-51, С.3-9.
  21. Мовшев Б.Е., Губкин А.В., Корендясева Т.К., Бородулина Н.О, Галкина Н.М., Кравченко С.К., Кременецкая А.М., Магомедова А.У., Звонков Е.Е. и др.//Фармакокинетика метотрексата у больных с лимфатическими опухолями.//Гематология и трансфузиология, 2006, № 3, Т.51, С.3-11.
  22. Звонков Е.Е, Красильникова Б.Б., Махиня В.А., Кравченко С.К., Карагюлян С.Р., Гржимоловский А.В, Кузнецов А.Н., Магомедова А.У. и др.// Первый опыт применения модифицированной программы NHL-BFM-90 у взрослых больных первичной диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомой желудка с неблагоприятным прогнозом.// Тер архив, 2006, №7, С. 38-46.
  23. Барях Е.А., Кременецкая А.М., Кравченко С.К., Обухова Т.Н., Звонков Е.Е., Яцков К.В., Магомедова А.У. //Новый короткий высокоинтенсивный протокол терапии лимфомы Беркитта взрослых ЛБ-М-04: промежуточные результаты.//Гематология и трансфузиология, 2006, Т.52, № 6, С.3-11.
  24. Крысанов И.С., Моисеева Т.Н., Магомедова А.У., Хабриев Р.У. и др.//Анализ стоимости заболевания диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомой.// Материалы Международного конгресса «Развитие фармакоэкономики и фармакоэпидемиологии в Российской Федерации». г. Москва, 2006. С.193-194.
  25. Zvonkov E., Baryakh E, Krasilnikova B, Magomedova A., et al. //Modified NHL-BFM-90 program in primary gastric diffuse large B-cell lymphoma (PGDLBCL) with adverse prognostic factors. Leukemia research. 2007. v. 31, p. S91
  26. Baryakh E, Valiev T., Kravchenko S., Kremenetskaya A., Magomedova A.//Burkitt lymphoma in adults: how to treat? //Leukemia research. 2007. v. 31, p. S67
  27. Крысанов И.С., Магомедова А.У., Моисеева Т.Н., Ягудина Р.И. и др.//Анализ стоимости лечения заболевания диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомой.//Антибиотики и химиотерапия, 2006, т. 51, № 9-10, С. 47 - 49.
  28. Хабриев Р.У., Крысанов И.С., Моисеева Т.Н., Магомедова А.У., Ягудина Р.И.//Оценка стоимости лечения диффузной В-крупноклеточной лимфосаркомы.//Материалы XIV Российского национального конгресса «Человек и лекарства». Сборник материалов конгресса (Тезисы докладов). С.35.
  29. Krysanov I, Magomedova A, Moiseeva TN, and et al.//Cost of illness of diffuse large B-cell lymphoma in Russia. The J of the International Society for Pharmacoeconomics and Outcomes Research. 2007; 10 (6): А282.
  30. Zvonkov E., Krasilnikova B, Magomedova A., et al.//FMC+R efficiency in treatment of primary extragastric MALT lymphomas. 12 TN Congress of the European Hematology association. Vienna, Austria, June 7-10, 2007. Abstract book. P.444.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.