WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

МАХАЧКАЛИНСКИЙ ФИЛИАЛ

ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

МОСКОВСКОГО АВТОМОБИЛЬНО-ДОРОЖНОГО ИНТИТУТА

(государственного технического университета)

На правах рукописи

АБИДОВ МАГОМЕД ХАБИБОВИЧ

ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ТРУДОИЗБЫТОЧНЫХ РЕГИОНОВ ЮЖНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА


Автореферат диссертации
на соискание ученой степени доктора экономических наук

Специальность: 08. 00.05 – Экономика и управление народным хозяйством

(экономика народонаселения и демография)

Научный консультант

доктор экономических наук, профессор

Рязанцев С.В.

Махачкала, 2008

Работа выполнена в Махачкалинском филиале ГОУ ВПО «Московского автомобильно-дорожного института» (ГТУ)

Научный консультант  доктор экономических наук,

  профессор

  Рязанцев Сергей Васильевич

Официальные оппоненты  доктор экономических наук,

  профессор

  Акинин Петр Викторович

  доктор экономических наук,

  профессор

  Воробьева Ольга Дмитриевна

  доктор экономических наук,

  профессор

  Шкваря Людмила Васильевна

Ведущая организация МГУ им. М.В. Ломоносова

  (экономический факультет)

Защита состоится «23» декабря 2008 г. в 14-00 часов на заседании диссертационного Совета Д.002.088.02 при Институте социально-политических исследований РАН.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института социально-политических исследований РАН по адресу: 117218, г. Москва, ул. Кржижановского 24/35, корп. 5.

Автореферат разослан «21» ноября 2008 года.

Ученый секретарь Совета,

кандидат экономических наук Л.В. Макарова

ВВЕДЕНИЕ

В условиях современной демографической ситуации в России, которая характеризуется сокращением численности населения, в Южном федеральном округе (ЮФО) сохраняются территории, в которых отмечается прирост населения, сохраняются относительно высокие показатели рождаемости, имеются резервы трудовых ресурсов. Территория округа включает в себя: Краснодарский и Ставропольский края; Астраханскую, Волгоградскую и Ростовскую области; республики Адыгею, Дагестан, Северную Осетию, Ингушетию, Кабардино-Балкарию, Калмыкию, Карачаево-Черкесию и Чеченскую Республику. Некоторые из его субъектов отличаются трудоизбыточностью и неоднократно попадали в поле зрения властей как наиболее неблагополучные с точки зрения распространения безработицы.

Демографический фактор в сочетании с социально-экономическим развитием обуславливает наличие на территории округа субъектов федерации с большим числом трудовых ресурсов, которые остаются незанятыми и неэффективно используются в экономике. При этом многие регионы России уже сейчас испытывают недостаток рабочей силы и нуждаются в ее пополнении. В настоящее время в стране более 5,5 млн. безработных, а в некоторых регионах ЮФО проблема стоит очень остро и имеет негативные социальные последствия (растут преступность, пьянство, наркомания). Например, особенно остра ситуация в Чеченской Республике (более 330 тыс. безработных), в Дагестане (260 тыс.), Ингушетии (около 130 тыс.). Проблема миграции тесно связана с решением проблем безработицы внутри страны. Назрела необходимость разработки и реализации государственных программ содействия занятости в трудоизбыточных регионах с высокой безработицей.

В этой связи возникает необходимость рационального использования ресурсов внутренней миграции, стимулирования занятости и оптимизации расселения населения внутри страны. Часть российских безработных может быть трудоустроена в других регионах страны (прежде всего, в Сибири на Дальнем Востоке) на основе межрегиональных соглашений. Пока российским государством практически не используются возможности экономического освоения регионов Сибири и Дальнего Востока за счет привлечения внутренних мигрантов из ЮФО.

Площадь ЮФО составляет 582 тыс. кв. км или 3,4% российской территории, здесь живут 22,8 млн. человек или 16% населения страны. Территория ЮФО является уникальным по своим социально-культурным и этническим характеристикам, поскольку здесь исторически соприкасаются различные народы и культуры. Причем, с одной стороны, равнинная часть ЮФО – типичная для России совокупность регионов, с точки зрения воспроизводства населения, уровня жизни и других социально-экономических параметров. С другой стороны, горная часть ЮФО – это совершенно другой тип воспроизводства населения, обладающий иными демографическими характеристиками, с низким уровнем социально-экономического развития. Также здесь существует определенный конфликтогенный потенциал, который может влиять на изменение демографической ситуации в обеих группах ЮФО. Регулирование демографических процессов и занятости здесь должно учитывать обозначенные выше региональные особенности.

ЮФО занимает особое положение в демографическом развитии России, поскольку некоторые показатели воспроизводства и миграции существенно отличаются от среднероссийских не только количественно, но и качественно. Так во многих регионах округа депопуляция пока не стала постоянным явлением и имеет характер краткосрочных демографических «провалов» на графике динамики численности населения. В итоге численность населения ЮФО за всю новейшую историю России увеличивается. Однако следует заметить, что регионы округа, которые хотя и обладают относительно благоприятными демографическими показателями (национальные субъекты ЮФО), в последние годы характеризуются замедлением темпа демографического развития. Отчасти это свидетельствует о серьезных изъянах в демографической политике государства в современных условиях, а также о существенных изменениях в демографической структуре населения.

Цель исследования – выявить особенности демографического развития трудоизбыточных регионов ЮФО, определить концептуальные подходы к формированию населения и разработать рекомендации по эффективной реализации государственной политики обеспечения занятости населения в интересах региона и страны.

Для реализации поставленной цели потребовалось решить следующие задачи:

- обосновать теоретические подходы к определению понятий «трудонедостаточность» и «трудоизбыточность» на основе опыта отечественного и зарубежного опыта;

- разработать методику оценки и параметры трудоизбыточности территорий ЮФО с учетом демографических компонентов;

- определить место трудоизбыточных регионов ЮФО в демографическом развитии округа и страны;

- охарактеризовать демографические аспекты формирования спроса и предложения рабочей силы в трудоизбыточных регионах ЮФО;

- установить особенности процессов трудовой миграции населения в трудоизбыточных регионах ЮФО и их влияние на формирование рынка труда данных территорий;

- разработать концептуальные подходы к формированию демографической и миграционной политики, а также политики занятости населения в трудоизбыточных регионах ЮФО.

Объектом исследования является население шести трудоизбыточных регионов ЮФО (Дагестана, Карачаево-Черкесии, Ингушетии, Калмыкии, Кабардино-Балкарии и Чеченской Республики).

Предмет исследования – особенности демографического развития и концептуальные подходы к формированию демографической политики и политики занятости в трудоизбыточных регионах ЮФО.

Теоретико-методологическую основу работы составляют подходы, идеи и исследования отечественных и зарубежных ученых – специалистов в области демографии, экономики и социологии труда, миграции и воспроизводства населения, демографической и миграционной политики. В их числе можно назвать П.В.Акинина, В.Н.Архангельского, В.А.Борисова, Б.Д.Бреева, О.Д.Воробьеву, Г.С.Денисову, В.Г.Доброхлеб, С.П.Ермакова, А.Е.Иванову, В.А.Ионцева, А.Я.Квашу, Р.П.Колосову, А.Г.Коровкина, В.Г.Костакова, Е.С.Красинца, В.М.Моисеенко, И.Б.Орлову, Г.В.Осипова, А.М.Османова, Н.М.Римашевскую, Л.Л.Рыбаковского, С.В.Рязанцева, А.В.Топилина, Л.Л.Хоперскую, Б.С.Хорева, Л.С.Чижову, Д.Б.Эскерова, И.И.Эфендиева, З.К.Юзбекова и др.

В процессе подготовки диссертации применялись экономико-статистический, социологический и картографический методы научного исследования.

Эмпирической базой исследования и источниками информации стали материалы текущего учета естественного и миграционного учета населения Федеральной службы государственной статистики и Федеральной миграционной службы; материалы переписей населения, характеризующие половозрастной состав населения, образовательную структуру и структуру занятости населения; данные Федеральной государственной службы занятости населения и ее территориальных подразделений в ЮФО по численности и составу занятого и безработного населения; материалы обследования населения по проблемам занятости, проводимого Федеральной службой государственной статистики. Также были использованы материалы региональных министерств и ведомств по вопросам развития рынка труда, занятости и безработицы.

Дополнительными источниками информации стали результаты двух социологических опросов. Первый социологический опрос населения ЮФО проводился в 2006 г. в четырех регионах ЮФО (Дагестане, Карачаево-Черкесии, Краснодарском и Ставропольском краях) и был направлен на выявление репродуктивных установок населения, а также выявлении отличий в трудоизбыточных и трудонедостаточных территориях. В ходе исследования были опрошены 457 респондентов. Выборка была репрезентативна по возрасту, уровню образования и национальности в отношении населения каждого из регионов проведения опроса. Выборка имеет степень достоверности 95%; с доверительным интервалом +4%.

Второй социологический опрос был проведен в 2007 г. среди работодателей с целью выявления демографических особенностей формирования спроса и предложения на рынках труда ЮФО в шести территориях ЮФО (Дагестане, Карачаево-Черкесии, Калмыкии, Адыгее, Ставропольском крае и Ростовской области). Выбор регионов для проведения исследования был обусловлен необходимостью сравнения ситуации в трудоизбыточных и трудонедостаточных районах. Опрос проводился методом личного интервью владельцев, управляющих и руководителей высшего и среднего звена различных предприятий (директоров, заместителей директоров, начальников отделом кадров, лидеров профсоюзных комитетов предприятий и др.). В ходе социологического опроса были опрошены 410 респондентов. Выборка предприятий является репрезентативной для каждого региона ЮФО по двум признакам – размеру и отрасли деятельности.

При подготовке диссертации также была использована нормативно-правовая база федерального, регионального и муниципального уровня по вопросам регулирования рынка труда и занятости населения, демографической политики и регулированию миграции. Проведен анализ нормативно-законодательных актов по данным вопросам во всех регионах ЮФО за период с 1991 по 2007 гг.

Научная новизна результатов исследования заключается в следующем:

- уточнено определение понятия «трудоизбыточные регионы», под которыми понимаются территории, на рынках труда которых предложение в значительной степени превышает спрос на рабочую силу в силу экономических и демографических причин и характеризующиеся низкой занятостью населения, высокой долей занятых в неформальной экономике, высоким уровнем безработицы и длительным временем поиска работы безработными и некоторыми другими индикаторами;

- разработаны теоретические и методологические подходы к оценке трудоизбыточности российских регионов на основе социально-экономических и демографических показателей и на базе представленной комплексной методики оценки выделены трудоизбыточные регионы в пределах ЮФО, к которым отнесены шесть территорий округа (Дагестан, Карачаево-Черкесия, Ингушетия, Калмыкия, Кабардино-Балкария и Чеченская Республика);

- предложена классификация регионов ЮФО исходя из степени обеспеченности территорий трудовыми ресурсами, в том числе выделены трудоизбыточные, трудонедостаточные (трудодефицитные) и регионы переходного типа (с балансовым состоянием трудовых ресурсов), которые были определены по авторской методике расчетов трудообеспеченности территорий;

- обоснована классификация регионов ЮФО по характеристике результативности демографических процессов, включающая два типа (с растущей и сокращающейся численностью населения, иначе «демографически благополучные» и «демографически депрессивные») и четырех подтипов регионов зависимости от результативности и соотношения каждого из компонентов демографической динамики, а также предложена классификация регионов ЮФО по тенденциям миграционных процессов;

- установлена роль демографического фактора (рождаемости, смертности и миграционного прироста) в формировании предложения рабочей силы на рынках труда трудоизбыточных регионов ЮФО, в том числе установлена прямая зависимость между высокой рождаемостью и показателем трудоизбыточности в Дагестане, Чеченской Республике и Ингушетии;

- разработана методика оценки напряженности на рынке труда с учетом международной миграции и на ее основе предложена оценочная и типологическая классификации российских регионов; а также определено, что трудоизбыточные регионы ЮФО по оценочной классификации относятся к группам регионов с высокой и повышенной степенью напряженности на рынке труда, а согласно типологической классификации - к регионам с высоким уровнем безработицы;

- выявлены демографические особенности формирования спроса и предложения на рабочую силу в изучаемых территориях, в том числе на основе социологического опроса работодателей установлено, что, несмотря на избыток трудовых ресурсов в трудоизбыточных регионах ЮФО существует дефицит квалифицированных и ответственных работников, а работодатели в регионах уделяют значительное внимание демографическим характеристикам работников (возраст, пол, гражданство, национальность);

- разработаны концептуальные положения и практические рекомендации по совершенствованию демографической и миграционной политики трудоизбыточных регионов ЮФО. В частности, для регионов ЮФО с приростом численности населения в качестве цели демографической политики должна быть поставлена сохранение вклада данных регионов в общероссийский прирост населения страны за счет поддержания рождаемости и сокращения смертности населения. При этом трудоизбыточные регионы должны внести вклад в формирование трудовых ресурсов и постоянного населения в других, прежде всего, трудонедостаточных территориях России путем организованной временной трудовой миграции и миграции на постоянное место жительства.

Практическая значимость исследования состоит в том, что основные идеи и выводы могут быть использованы при разработке федеральных, региональных и муниципальных программ демографического развития трудоизбыточных регионов ЮФО, а также при разработке программ и инструментария прикладных социологических исследований по вопросам демографического развития.

Результаты диссертационного исследования использованы органами исполнительной власти Республики Дагестан (РД) при разработки программы социально-экономического развития РД, стратегии социально-экономического развития РД до 2020 г., схемы территориального планирования РД до 2040 г., а также Территориальным органом федеральной службы государственной статистики по РД для совершенствования программы аналитической работы по вопросам демографической статистики и при подготовке докладов о социально-экономическом развитии региона.

Результаты исследования внедрены в учебный процесс в Махачкалинском филиале государственного образовательного учреждения ВПО «Московский автомобильно-дорожный институт» (ГТУ), в частности на их основе разработаны и читаются курсы по трем дисциплинам: «Экономика и социология труда», «Региональная экономика», «Государственное регулирование экономики».

Апробация работы. Основные положения исследования представлялись на научно-практических конференциях, симпозиумах и семинарах различного уровня. В их числе: международная научно-практическая конференция «Российский рынок труда: новации, проблемы, перспективы развития» в Пензенском государственном университете архитектуры и строительства (Пенза, 2006 г); международная научно-практическая конференция «Настоящее и будущее демографии России через призму переписей населения (1897 г., 2002 г. и 2010 г.)» в Институте макроэкономических исследований (Москва, 2007 г.); V международная научно-практическая конференция «Опыт и проблемы социально-экономических преобразований в условиях трансформации общества: регион, город, предприятие» в Пензенском государственном университете архитектуры и строительства (Пенза, 2007 г.); международная научно-практическая конференция «Миграционные процессы на юге России: реалии, проблемы, перспективы» в Северо-Кавказской академии государственной службы (Ростов-на-Дону, 2008 г.); международная научно-практическая конференция «Демографическое будущее России: проблемы и пути решения» в Институте социально-политических исследований РАН (Москва, 2008 г.); всероссийская научно-практическая конференция «Экономическое и социальное развитие регионов России» в Пензенском государственном педагогическом университете им. В.Г.Белинского (Пенза, 2007 г.); международная научная конференция «Достижение и современные проблемы развития науки в Дагестане» в Дагестанском научном центре РАН (Махачкала, 1999 г.); всероссийская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы развития мировой экономики» в Дагестанском государственном техническом университете (Махачкала, 2007 г.); III всероссийская научно-практическая конференция «Проблемы региональной экономики» в Институте (филиале) Московского государственного открытого университета (Махачкала, 2007 г.); республиканская научно-практическая конференция «Стратегия социально-экономического развития Республики Дагестан» в Министерстве экономики Республики Дагестан (Махачкала, 2008 г.); IX научная конференция молодых ученых «Актуальные проблемы глобальной экономики» в Российском университете дружбы народов (Москва, 2007 г.); научно-практическая конференции «Современные проблемы теории и практики развития региона в интересах развития России» в Махачкалинском филиале Московского автомобильно-дорожного института (Махачкала, 2007 г.).

По теме исследования опубликовано более 50 работ, общим объемом около 41 печатных листа. В их числе 2 авторские монографии, 2 главы в коллективных монографиях, 14 статей в ведущих научных журналах, в том числе 8 статей опубликовано в журналах из списка, рекомендованного ВАК для публикации материалов докторских диссертаций («Народонаселение», «Социальная политика и социальное партнерство», «Сегодня и завтра российской экономики», «Вестник Московского государственного университета им М.В.Ломоносова», «Вестник Российского университета дружбы народов, «Вестник Московского автомобильно-дорожного института», «Безопасность Евразии»), 4 учебника и учебно-методических пособия, более 25 статей и тезисов докладов.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, списка литературы. Общий объем диссертации составляет 310 страниц, включая 32 таблицы и 29 рисунков.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

В первой главе «Теоретико-методологические подходы к определению понятий и оценке трудоизбыточности и трудонедостаточности регионов» рассматривается категориальный аппарат и подходы различных направлений отечественной зарубежной экономической науки к изучению трудообеспеченности территорий. В диссертации предложена методика оценки трудоизбыточности и трудонедостаточности российских территорий на основе комплекса показателей.

Для оценки трудообеспеченности территорий необходимо использовать комплекс индикаторов, которые характеризуют соотношение спроса и предложения на рынке труда, а также демографические аспекты, оказывающие влияние на рынок труда. Важным аспектом является необходимость введения пороговых значений каждого из показателей. По нашему мнению, превышение пороговых значений показателей может служить адекватным индикатором определения трудоизбыточности территорий. Для сопоставимости данных, были привлечены данные за 2006-2007 гг., представленные Федеральной службой государственной статистики. Большие сложности есть со статистическими данными по Чеченской Республике, которые представлены в крайне ограниченном объеме.

Первая группа – показатели занятости населения. К их числу можно отнести уровень занятости населения и долю занятых людей в неформальном секторе экономики.

Уровень занятости населения свидетельствует о степени вовлеченности населения в трудовую деятельность. Низкие значения данного показатели могут свидетельствовать о существовании значительного резерва трудовых ресурсов, который не используется полностью в экономике территории. Согласно данным 2006 г. в России уровень занятости населения составлял немногим более 61%, а в среднем по ЮФО он составлял всего 55% - это самый низкий показатель занятости среди всех федеральных округов страны.

Территории ЮФО сильно дифференцированы по уровню занятости. Максимальной занятостью отличались Волгоградская и Астраханская области, занимавшие в масштабах страны 57-ое и 59-ое место соответственно. Здесь уровень занятости составлял примерно 59%. Также уровень занятости был выше, чем в среднем по ЮФО в Краснодарском крае, Ростовской области, Ставропольском крае и Северной Осетии. В шести субъектах уровень занятости населения оказался ниже среднего показателя по округу. Пороговым значением данного показателя можно считать уровень занятости ниже 50%, который в 2006 г. оказался превышенным в трех субъектах – Дагестане, Карачаево-Черкесии и Ингушетии. Причем в Ингушетии уровень занятости был самым низким в стране – около 20%.

Следующим показателем является уровень занятости в неформальном секторе экономики. Неформальный сегмент экономики «адсорбирует» некоторую часть избыточных трудовых ресурсов, которые не могут трудоустроиться на официальном рынке труда в силу различных причин.

В 2006 г. по оценке Росстата в стране были заняты в неформальной экономике около 12,6 млн. человек, в том числе в ЮФО около 2,7 млн. человек. Уровень занятости в неформальном секторе в стране составлял 18%, а в округе – 29%. Получается, что каждый третий работник в ЮФО трудился именно в неформальном секторе экономики, что является максимальным показателем в масштабах всей страны. Пороговым (критическим) значением данного показателя можно считать 30% занятого населения в неформальном сегменте экономики. Данный показатель в 2006 г. оказался превышенным в шести регионах ЮФО (данные по Чеченской Республике отсутствуют), в том числе максимального распространения масштабы неформальной занятости достигли в Дагестане (53%) и Ингушетии (42%) (табл. 1).

Таблица 1.

Система показателей для оценки трудоизбыточности регионов Российской Федерации по данным 2006 г.

Показатель

Среднее значение показателя

Пороговое значение показателя

Регионы, с превышением порогового значения показателя

Россия

ЮФО

1. Показатели занятости населения

Уровень занятости населения, %

61,4

53,5

50,0

Дагестан (49,5), Карачаево-Черкесия (49,3), Ингушетия (19,9)

Уровень занятости населения в неформальной экономике, %

18,0

29,0

30,0

Дагестан (53,0), Ингушетия (42,0), Кабардино-Балкария (38,0), Карачаево-Черкесия (36,0), Калмыкия (33,0), Адыгея (30,0)

2. Показатели безработицы

Уровень безработицы (по методологии МОТ), %

7,2

11,6

15,0

Чеченская Республика (70,0%), Ингушетия (63,3), Дагестан (22,7), Карачаево-Черкесия (21,2), Кабардино-Балкария (19,6), Адыгея (15,8), Калмыкия (15,1)

Среднее время поиска работы безработными, месяцев

8,6

10,0

12,0

Карачаево-Черкесия (13,0), Дагестан (12,2), Северная Осетия (12,0)

Доля безработных, ищущих работу более 1 года, %

38,6

49,7

50,0

Карачаево-Черкесия (77,8), Северная Осетия (70,2), Дагестан (67,6), Адыгея (63,1), Кабардино-Балкария (62,1), Калмыкия (60,1)

Отношение числа официальных безработных к заявленным потребностям предприятий в работниках, раз

1,4

4,3

3,0

Чеченская Республика (1.777,8), Ингушетия (1.417,1), Дагестан (120,7), Северная Осетия (14,0), Калмыкия (12,7), Карачаево-Черкесия (12,5), Кабардино-Балкария (10,9)

3. Демографические показатели

Коэффициент естественного прироста населения, %

-0,48

-0,10

+0,50

Чеченская Республика (+1,87), Ингушетия (+1,13), Дагестан (+0,93)

Отношение численности занятого населения к численности населения трудоспособного возраста

0,76

0,65

0,60

Ингушетия (0,21), Чеченская Республика (0,35), Дагестан (0,55), Карачаево-Черкесия (0,60)

Вторая группа показателей отражает безработицу. По данным 2006 г. в России уровень безработицы по методологии МОТ составлял 7,2%, а в ЮФО - 11,6%. Критическим показателем можно считать безработицу выше 15%. В ЮФО данный параметр был превышен семи субъектах. Максимальный уровень безработицы отмечался в Чечне (порядка 70%), Ингушетии (более 63%), Дагестане (23%) и Карачаево-Черкесии (21%). В абсолютных цифрах проблема безработицы выглядит также весьма существенно: в Чечне – 320 тыс., в Дагестане – 267 тыс., в Ингушетии - 111 тыс. человек.

Некоторые качественные характеристики безработицы также могут быть использованы в виде индикаторов трудоизбыточности регионов. Например, среднее время поиска работы безработными. В среднем по России в 2006 г. безработные искали работу 8,6 месяцев, в ЮФО – 10 месяцев. В качестве критического (порогового) значения данного показателя можно считать срок более 12 месяцев. Данный порог был превышен в трех субъектах (данные по Чеченской Республике отсутствуют) – Карачаево-Черкесия (13,2 месяца), Дагестан (12,2 месяца), Северная Осетия (12 месяцев). Регионы ЮФО являются одними из наиболее неблагополучных территорий России по данному показателю – шесть регионов находятся в рейтинге территорий в девятом десятке.

Еще одним показателем характеристики трудоизбыточности территорий можно считать долю безработных, ищущих работу более 1 года. В стране на них приходится более трети безработных (около 39%), в ЮФО данный показатель составляет около 50%. Последний показатель можно считать пороговым значением по данному индикатору. В шести регионах ЮФО показатель 50% оказался превышенным в 2006 г., в том числе в Карачаево-Черкесии, Северная Осетия, Дагестан, Адыгея, Кабардино-Балкария и Калмыкия (данные по Чеченской Республике отсутствуют).

В российской статистике также фиксируется численность и уровень регистрируемой (официальной) безработицы. Следует отметить, что уровень регистрируемой безработицы не отражает реального положения дел на рынке труда. Главная причина заключается в том, что существует значительный недоучет реальных безработных.

При всех недостатках показатель регистрируемой (официальной) безработицы можно использовать для оценки трудоизбыточности в сочетании с потребностью в рабочих местах в регионе. Любое предприятие (работодатель) могут заявлять о наличии свободных рабочих мест на рынке труда различными способами. Один из них (хотя, как показывают исследования, не самый главный – служба занятости населения). В этом случае можно сопоставлять данные о численности зарегистрированных (официальных) безработных с официально заявленными потребностями предприятий в работниках через службы занятости, поскольку показатели происходят из одного источника.

Показатель носит расчетный характер. Мы произвели расчеты на основе данных Федеральной службы государственной статистики на конец 2007 г. Данные по Чеченской Республике были представлены на 2006 г. По нашим расчетам показатель по России составляет 1,4, т.е. численность безработных (предложение) превышает число вакансий на рынке труда (спрос) в 1,4 раза. Критическим уровнем данного параметра можно считать 3 раза. В ЮФО данный показатель составляет 4,3 раза, что является свидетельством трудоизбыточности всего округа в масштабах России.

Семь регионов ЮФО можно отнести к категории трудоизбыточных по данному критерию. Прежде всего, следует отметить экстремально высокие показатели в Чеченской Республике (в 1.778 раз предложение рабочей силы превышает спрос) и Ингушетии (соответственно - 1.417 раз), а также в Дагестане (более 120 раз)! Расчеты показывают, что в пределах округа есть и трудодефицитные территории – например, в Краснодарском крае при достаточно высокой абсолютной численности безработных (184 тыс. человек), предложение рабочей силы значительно меньше спроса. Отношение числа безработных к числу вакансий на рынке труда составляет 0,4. Аналогично в Волгоградской области – 0,7 и Ростовской области – 0,8. Данный индикатор довольно четко позволяет разделить территории на трудоизбыточные и трудонедостаточные.

В качестве третьей группы можно выделить демографические показатели. В качестве одного из индикаторов трудоизбыточности можно считать коэффициент естественного прироста населения, который характеризует результативность естественного движения и рассчитывается как отношение естественного прироста к численности населения региона.

С 1993 г. в России сокращается численность населения. В 2006 г. коэффициент естественного прироста населения составил -0,48%, в том числе сокращалось население в ЮФО -0,10%. Однако, в пределах округа ситуация существенно отличалась. В частности, в семи регионах отмечался прирост населения в результате естественного движения, но уровень прироста был различным. Максимальные значения он имел в трех субъектах региона, в том числе Чеченской Республике (+1,87%), Ингушетии (+1,13%) и Дагестане (+0,93%). Этот диапазон показателей можно считать критерием трудоизбыточности. Пороговым значением трудоизбыточности можно считать показатель +0,50%.

Еще в четырех субъектах ЮФО коэффициент естественного движения населения ниже предлагаемого нами порога, но имел положительные значения. В частности, в Калмыкии он составлял +0,21%, в Кабардино-Балкарии - +0,06%, в Карачаево-Черкесии - +0,03% и в Северной Осетии - +0,02%. В остальных территориях ЮФО отмечалось сокращение населения. Согласно нашим расчетам, максимальный уровень сокращения численности населения отмечался в Ростовской области – на уровне -0,60%, Волгоградской области – на уровне -0,54% и Адыгее – показатель составлял -0,47%.

В качестве отдельного показателя можно рассматривать отношение численности занятого населения к населению трудоспособного возраста. Данный показатель отражает долю вовлеченности трудовых ресурсов в общественное производство. Пороговым значением считается значение на уровне 0,6, все значения ниже данного уровня свидетельствуют о трудоизбыточности территории. В 2006 г. в масштабах страны данный показатель равнялся 0,76, а по ЮФО – 0,65. Согласно нашим расчетам четыре территории России – Чеченская Республика, Дагестан, Ингушетия и Карачаево-Черкесия относятся к категории трудоизбыточных по данному показателю. Показатели в диапазоне от 0,6 до 0,7 имеет в ЮФО ряд территорий – Северная Осетия (0,69), Калмыкия (0,65), Адыгея (0,63), Кабардино-Балкария (0,62). Регионы равнинной части ЮФО имеют показатель на уровне или выше среднероссийского значения: Волгоградская область – 0,76, Краснодарский край – 0,73, Ставропольский край, Астраханская и Ростовская область – по 0,72.

Отдельно каждый из перечисленных выше показателей не дает исчерпывающего представления об обеспеченности региона трудовыми ресурсами. Для объективной оценки требуется комплексный подход, т.е. оценка совокупности индикаторов. В таблице 2 произведена оценка каждого из показателей с точки зрения трех возможных характеристик (трудоизбыточные «+», трудонедостаточные «-», с балансом «0»). На основе данных оценка дана суммарная оценка в баллах, на основе которой произведена классификация территорий ЮФО с точки зрения обеспеченности трудовыми ресурсами.

Таблица 2.

Оценка параметров обеспеченности трудовыми ресурсами регионов ЮФО

Регионы

Показатели занятости

Показатели безработицы

Демографические показатели

Суммарная оценка, баллов

Уровень занятости населения

Уровень занятости в неформальной экономике

Уровень безработицы

Среднее время поиска работы безработными

Доля безработных, ищущих работу более 1 года

Отношение числа официальных безработных к заявленным потребностям предприятий в работниках

Коэффициент естественного прироста населения

Отношение численности населения трудоспособного возраста к занятому населению

Адыгея

0

+

+

0

+

0

-

0

+2

Дагестан

+

+

+

+

+

+

+

+

+8

Ингушетия

+

+

+

-

-

+

+

+

+4

Кабардино-Балкария

0

+

+

0

+

+

-

0

+3

Калмыкия

0

+

+

0

+

+

0

0

+4

Карачаево-Черкесия

+

+

+

+

+

+

-

+

+5

Северная Осетия

0

-

-

+

+

+

-

-

-1

Чеченская Республика

+

+

+

+

+

+

+6

Краснодарский край

-

-

-

-

-

-

-

-

-8

Ставропольский край

-

-

-

-

-

-

-

-

-8

Астраханская область

-

-

0

-

-

-

-

-

-7

Волгоградская область

-

-

-

-

-

-

-

-

-8

Ростовская область

0

-

-

-

-

-

-

-

-7

ЮФО

0

0

0

0

0

+

-

0

0

На основе произведенной оценки можно предложить следующую классификацию регионов ЮФО с точки зрения обеспеченности трудовыми ресурсами.

Первая группа – трудоизбыточные территории, которые согласно представленной методике набрали суммарную оценку от +3 баллов и более. К ним можно отнести шесть территорий ЮФО – Дагестан, Карачаево-Черкесию, Чеченскую Республику, Ингушетию, Калмыкию и Кабардино-Балкарию.

Вторая группа регионов – трудонедостаточные (трудодефицитные) территории, набравшие от -3 баллов и менее. К таким в ЮФО относятся пять территорий - Краснодарский и Ставропольский края, Волгоградская, Ростовская и Астраханская области. На рынках труда таких регионов спрос на рабочую силу напротив превышает ее предложение. Факторы, обуславливающие трудонедостаточность аналогичны – экономические и демографические, точнее их сочетание.

Третья группа – регионы переходного типа (с балансовым состоянием трудовых ресурсов), их оценка лежит в диапазоне от -2 до +2. Таких регионов всего два – Северная Осетия и Адыгея. Также ЮФО в целом можно отнести к территориям переходного типа, что становится возможным по причине наличия на его территории достаточно разнообразных регионов. Тенденции развития рынков труда в регионах переходного типа достаточно противоречивы. Здесь сочетается достаточно высокий уровень занятости с высоким уровнем безработицы, отмечается естественная убыль населения. Данные территории имеют все шансы на то, чтобы пополнить в скором будущем группу трудодефицитных регионов.

*****

Во второй главе диссертации «Тенденции демографического развития трудоизбыточных регионов Южного федерального округа» рассматриваются динамика и компоненты изменения численности населения, особенности рождаемости и репродуктивного поведения населения, смертности и продолжительности жизни.

На протяжении последних пятнадцати лет в Российской Федерации отмечается сокращение численности населения. В ЮФО сокращение численности населения началось с 2004 г. Хотя в некоторых регионах сокращение численности населения началось еще раньше: например, с 1998 г. – в Ростовской и Астраханской областях; с 1999 г. – в Волгоградской области и Республике Адыгея, и с 2002 г. в Краснодарском и Ставропольском краях.1

На основе результативности демографических процессов можно выделить несколько типов и подтипов регионов ЮФО. Прежде всего, их можно разделить на территории с растущей и сокращающейся численностью населения. Необходимо отметить, что как «благополучность», так и «депрессивность» регионов ЮФО может быть обусловлена различным вкладом естественного и миграционного движения населения.

Число «благополучных» в демографическом отношении территорий ЮФО постепенно сокращается. В 2006 г. их насчитывалось всего четыре: Краснодарский край, Дагестан, Ингушетия и Чеченская Республика. Необходимо отметить, что демографическое «благополучие» здесь носит весьма ограниченный, может быть даже временный характер, и, не исключено, что в скором будущем некоторые из этих регионов могут перейти в группу «неблагополучных» территорий. Более правильно, эти территории можно назвать «относительно благополучными». Причины относительного демографического «благополучия» отличаются. Можно выделить несколько подтипов территорий.

Первая подгруппа – это абсолютно благополучные регионы, где численность населения увеличивается за счет положительных показателей естественного и миграционного прироста. На протяжении первой половины 1990-х гг. к данной подгруппе относились практически все республики ЮФО, за исключением Калмыкии и Чечни, а в настоящее время к ним можно отнести только Ингушетию. В Республиках Дагестан и Ингушетия отмечается минимальная по региону смертность (чего нельзя с полной уверенностью сказать о Чеченской Республике) отмечается низкая смертность, которая в 2-3 раза ниже среди регионов ЮФО и России в целом. Также в республиках Дагестан, Ингушетия и Чечня относительный показатель рождаемости в среднем в 1,5-2 раза выше, чем в среднем по России. Такая ситуация, на первый взгляд, выглядит крайне противоречивой, так как именно эти регионы пережили войну и несколько межнациональных конфликтов, имеют множество социально-экономических проблем и одни из самых низких в России показатели уровня доходов. С другой стороны следует иметь в виду, что во многих республиках ЮФО не только социально-экономическая ситуация определяет рождаемость. Высокие показатели рождаемости отмечаются здесь и по другим причинам – скорее всего, это традиционные установки на высокую рождаемость, свойственные некоторым кавказским народам.

Вторая подгруппа – это благополучные относительно естественного прироста регионы, в которых значительный естественный прирост перекрывает миграционную убыль населения и в итоге приводит к увеличению численности населения региона. Такая ситуация с 2000-х гг. наблюдается в Дагестане, эпизодически в середине 1990-х гг. в Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республиках, а также по итогам 2003-2006 гг. – в Чеченской Республике.

Третья подгруппа включает территории, где демографическое благополучие обеспечивается за счет миграционного прироста, при этом отмечается естественная убыль населения. С начала 1990-х гг. такая ситуация была характерной для равнинных русскоязычных регионов ЮФО (Краснодарский и Ставропольский края, Астраханская, Волгоградская и Ростовская области) и Республики Адыгея, к 1997 г. из этой группы выбывают уже все области округа и Республика Адыгея, а также присоединяется Республика Северная Осетия-Алания. В 1998 г. здесь остаются только Ставропольский край и Республика Северная Осетия-Алания, которые покидают ее в 1999 г. и 2001 г. соответственно. В 2006 г. в данную подгруппу возвращается Краснодарский край, численность населения которого, увеличилась на 4,5 тыс. человек, только за счет миграции, несмотря на то, что естественная убыль превысила 22 тыс. человек.

Рассмотрим депрессивные в демографическом отношении регионы. Неблагополучие связано с разными типами формирования населения регионов. К первому подтипу сейчас относятся Ростовская и Волгоградская области, а также с 1999 по 2004 гг. здесь была Карачаево-Черкесия, и общая убыль численности населения складывается из естественной и миграционной убыли.

Второй подтип составляют Адыгея, Ставропольский край и Астраханская область. С 2000-х гг. сюда относились все равнинные регионы ЮФО, с преобладанием русскоязычного населения, а Ростовская область относилась к данной подгруппе более десяти лет. Здесь миграционный прирост имеет тенденцию к снижению, и уже не может замещать естественную убыль населения. В Адыгее миграционный приток населения, превышающий его естественное сокращение, формировал положительный общий прирост в 1994, 1995 и 1997 гг.

В третью подгруппу в настоящее время входят республики Северная Осетия, Карачаево-Черкесия, Калмыкия и Кабардино-Балкария, причем если последняя входит сюда на рубеже тысячелетий с одновременным выходом Чеченской Республики, то Калмыкия состоит в данной подгруппе десять лет. Здесь к отрицательным показателям общего прироста численности населения причастен миграционный отток населения, несмотря на значительные положительные показатели естественного прироста населения. С 2005 г. в данную подгруппу вошла Карачаево-Черкесская республика.

Несмотря на естественный прирост населения, порой превышающий средние не только по России, но и по ЮФО, миграционный отток населения формирует отрицательный общий прирост (т.е. убыль населения), в основном по социально-экономическим причинам.

Показатели рождаемости в ЮФО выглядят неровно в динамике и неоднозначно в территориальном отношении. На протяжении 1990-х гг. происходил спад рождаемости в регионе. Отчетливо выделяются регионы с максимальными показателями – это трудоизбыточные Ингушетия и Дагестан, к ним примыкают соседние регионы с более низкими показателями – Калмыкия, Северная Осетия и Кабардино-Балкария. Промежуточные значениями коэффициента рождаемости обладают Астраханская область и Ставропольский край, а в Краснодарском крае, Волгоградской и Ростовской областях показатель наиболее низкий.

В 2000-2001 гг. наблюдается постепенное возрастание показателей в субъектах ЮФО, что обусловлено «демографической волной» - вступлением в репродуктивный возраст более многочисленного поколения, родившегося в 1980-е гг. В ЮФО коэффициент рождаемости уменьшается при перемещении с юга на север и с востока на запад. Полагаем, что имеет смысл рассматривать не только коэффициент рождаемости, но и другие показатели, характеризующие репродуктивные установки населения (например, очередность рожденных детей и пр.).

Весьма показательна доля рождений третьего, четвертого, пятого и последующих детей в национальных регионах ЮФО. В Дагестане - это более 30% всех рождений, в Ингушетии – около 51%. При этом в сопредельных Краснодарском крае и Ростовской области - всего 11% и 10,4% соответственно. Общий и суммарный коэффициенты рождаемости в трех национальных республиках (Дагестане, Ингушетии и Чечне) в настоящее время значительно превосходят аналогичные показатели по другим территориям ЮФО. Согласно прогнозам, в Ингушетии и Чечне суммарный коэффициент рождаемости к 2015 г. незначительно понизится до 2,02 и 1,79 детей на 1 женщину соответственно. На современном уровне показатель сохранится в Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и Северной Осетии. При этом повышение будет характерно для Дагестана – до 2,6 детей на 1 женщину.

Для выявления репродуктивных установок населения ЮФО был проведен социологический опрос 457 респондентов. География опроса охватывала четыре региона ЮФО, отличающиеся уровнем рождаемости: Ставропольский и Краснодарский края - низкая, Карачаево-Черкесия, Дагестан – высокая.

Максимальное влияние на снижение рождаемости, по мнению респондентов, низкий уровень благосостояния - Краснодарский и Ставропольский края, Дагестан; в последнем регионе - также огромное значение играет безработица, а в Карачаево-Черкесской Республике первым фактором, снижающим рождаемость, является ухудшение состояния здоровья населения. Причем здесь следует отметить особое место Республики Дагестан. Показатели по многим факторам, приблизительно одинаково снижающим рождаемость в остальных регионах, здесь в 1,5-4 раза меньше – уменьшение числа людей «репродуктивного» возраста; ухудшение состояния здоровья населения; распространение вредных привычек; увеличившееся количество разводов; политическая нестабильность; неблагоприятная экологическая обстановка; рост преступности. Но также, именно в Республике Дагестан, такой фактор снижения рождаемости как «Близость к территориям, на которых протекают военные действия», в 5 раз превышает аналогичный в Карачаево-Черкесской Республики и в 3 раза в Ставропольском и Краснодарском краях.

Рождаемость существенно отличается среди разных этнических групп. В частности, у государствообразующего российского этноса – русских – уровень рождаемости очень низкий по сравнению с представителями многих других народов, проживающих в России. Русские численно самый большой этнос в стране – на них приходится около 80% населения. Многочисленность русских приводит к пониженной степени идентификации русских со своей национальностью, низкий уровень национального самосознания мешает восприятию катастрофичности перспективы исчезновения русской нации, которая неизбежна при сохранении нынешних демографических тенденций. Это затрудняет появление авторитетных национальных лидеров, которые могли бы сформировать национальную идею, связанную с необходимостью сохранения и возрождения русского народа, в том числе посредством решения демографических проблем.

Среди общепризнанных причин, снижающих рождаемость, можно назвать следующие: рост уровня образования, уменьшение показателей детской смертности, урбанизация. Так городское население имеет меньше детей, чем сельское население; более образованные семьи – обычно малодетны; в условиях низкой младенческой смертности обычно люди рожают немного детей.

Также в современных условиях достаточно серьезными причинами снижения рождаемости в стране и во многих регионах ЮФО выступают ухудшение социально-экономического положения общества, политическая нестабильность, боязнь возникновения новых локальных войн (для национальных субъектов ЮФО), межнациональная напряженность.

Важную роль в ускорении сокращения рождаемости в России сыграл социально-экономический кризис, падение уровня жизни населения, особенно семей с детьми. Например, дефолт 1998 г. привел к обвалу ожидаемого числа детей, косвенно отражающего степень удовлетворения потребности в детях. Экономический кризис в России сопровождался сложностью адаптации населения и значительной части семей к изменяющимся условиям жизнедеятельности. Происходило откладывание рождений детей, так и отказ от рождения (особенно вторых и последующих). Кроме того, следует отметить ухудшение условий жизни значительной части семей. Точнее будет сказать, ухудшение восприятия этих условий с позиции возможностей реализации имеющейся потребности в детях, рождения желаемого числа детей. На такое восприятие, кроме дохода, жилищных условий и прочих объективных индикаторов уровня жизни, влияет возросший уровень притязаний, который снижает оценку условий жизни, заставляет воспринимать их как неблагоприятные для рождения детей. Необходимо также отметить, что такая оценка во многом зависит от того, как соотносится значимость, с одной стороны, нескольких детей, а, с другой, материального благополучия, хороших жилищных условий, других жизненных ценностей. Если несколько детей намного менее значимы, чем эти ценности, то можно предположить, что любые благоприятные изменения условий жизни будут восприниматься как недостаточные, как по-прежнему мешающие рождению и воспитанию нескольких детей.

В настоящее время ученые называют несколько десятков объективных и субъективных факторов, оказывающих влияние на рождаемость и детность. Это традиции общества; экономические, политические, нравственные и другие отношения; количество детей в семье родителей и родственников; отношений между родственниками; материальное положение семьи; здоровье супругов; специальность и уровень образования; тип населенного пункта - места жительства; общественное мнение и пр. Причем последствием этих многочисленных факторов может стать как снижение, так и повышение рождаемости.

Однако не следует сбрасывать со счетов и глубокие демографические процессы, которые некоторые ученые связывают не столько с тотальным снижением рождаемости по социально-экономическим причинам, сколько с трансформацией ее возрастной модели в сторону «постарения» - по аналогии со всеми другими развитыми странами, не исключая и стран с переходной экономикой.

*****

В третьей главе «Миграционные процессы и их влияние на рынки труда трудоизбыточных регионов Южного федерального округа» рассматриваются особенности миграционных процессов в регионе, в том числе временной трудовой миграции и ее влияние на рынки труда.

В 1990-е гг. существенно усиливается притягивающая роль русских регионов ЮФО, которые изменили свое геополитическое положение. Привлекали мигрантов главным образом Краснодарский и Ставропольский края, а в национальных регионах (Ингушетия, Чечня, Дагестан) происходил отток населения, значительная часть которого перемещается в соседние территории равнинной части. Необходимо отметить, что миграционная активность населения ЮФО в последнее время заметно снизилась, включая достаточно привлекательные регионы (Краснодарский и Ставропольский края, Ростовская область), в которых миграционный прирост сократился в десятки раз. Территория округа по результативности миграционных процессов довольно неоднородна за счет различной привлекательности территорий. По характеру миграционных процессов можно выделить несколько основных групп регионов.

Первая группа – территории миграционного притока населения - Краснодарский и Ставропольский края, Астраханская область и Адыгея. Данные регионы являются традиционными реципиентами в ЮФО. Так только за период с 1994 по 2006 гг. миграционный прирост здесь составил более 680 тыс. человек. Причем более половины этого миграционного потока принял Краснодарский край, являющийся самым привлекательным регионом, несмотря на самые жесткие ограничения миграции в округе. Эта группа является достаточно неоднородной. Так, с 2004 г. из нее выходит Ростовская область, характеризующаяся отрицательным миграционным приростом (-4,3 тыс. человек). К примеру, в 2003 г. показатель абсолютного миграционного прироста в Адыгее почти в 10 раз превышал показатель Ростовской области, хотя в 1994 г. ситуация была обратной, и в Адыгее он был почти в 18 раз меньше, чем в Ростовской области. В свою очередь, миграционный прирост Ставропольского края в 2004 г. почти сравнялся с показателем Адыгеи, и более чем в 15 раз меньше чем в Краснодарском крае. Вторая группа – территории миграционного оттока населения, которую составляют Калмыкия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия и Чеченская Республика. В Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии с 1995 г. обозначилась устойчивая тенденция миграционной убыли населения, которая проявлялась и в первой половине 1990-х гг. В эту же группу входит Калмыкия, заслуживающая особого внимания, в которой в отличие от двух предыдущих регионов, миграционная убыль населения наблюдается на протяжении всех 1990-х гг.

В данной группе очагом миграционного оттока населения является Чеченская Республика, в которой на протяжении последних лет велись и частично ведутся военные действия. Согласно данным Росстата, лишь в 2001 г. впервые был зафиксирован положительный миграционный прирост, свидетельствующий о возвращении в республику вынужденных переселенцев. Хотя в 2004 г. здесь была зафиксирована миграционная убыль 2,2 тыс. чел. В условиях военных действий достаточно трудно говорить об адекватности демографической статистики, и по официальным данным миграционная убыль в Чеченской Республике за 1994-2003 гг. составила почти 480 тыс. человек. В 2006 г. в регионе отмечалась убыль населения за счет миграции на уровне – 1,2 тыс. человек.

В третью группу входят регионы с нестабильными результатами миграции – Дагестан, Ингушетия и Северная Осетия. Переменная результативность миграционных потоков в данных регионах во многом обусловлена ситуацией в соседней Чеченской Республике. Так, например, в Дагестане наблюдался значительный разброс показателей миграционного прироста во времени: 80,3 тыс. человек в 1994 г., более 6 тыс. человек в 2004 г. и минус 7 тыс. человек в 2006 г.

Переменная динамика миграции в данной группе связана с «транзитной» функцией данных регионов для вынужденных мигрантов, в особенности территория Ингушетии. Значительное количество вынужденных мигрантов являются этническими чеченцами, большая часть которых рано или поздно рассчитывает вернуться в места своего прежнего проживания.

Также следует отметить, что статистика не фиксирует миграцию (как внешнюю, так и внутреннюю), не сопровождающуюся регистрацией по месту пребывания и проживания. В итоге на территории ЮФО, по некоторым оценкам, концентрируется до 300 тыс. незарегистрированных мигрантов, причем здесь достаточно высока доля внешних мигрантов.

Наряду как с положительными, так и тем более с отрицательными показателями миграционного прироста, из многих республик ЮФО отмечается неблагоприятная миграционная тенденция в этническом аспекте – интенсивный отток русских из национальных территорий. В итоге, во многом именно под воздействием миграции удельный вес русских в общей численности населения «национальных» регионов сократился, а доля титульных народов выросла. Единственной национальной территорией, откуда не происходит оттока русских, является Адыгея. На фоне оттока русских происходит миграционный приток представителей титульных национальностей (осетин, аварцев, даргинцев, лакцев, адыгейцев и пр.) в «свои» республики, что закрепляет процесс «этноизоляции» на Северном Кавказе. Подобная чистота миграционных потоков в этническом аспекте при определенных обстоятельствах может привести к достаточно неблагоприятным геополитическим и этнополитическим последствиям для страны. К тому же такой активный и масштабный миграционный отток русскоязычного населения из национальных регионов ЮФО может привести к сворачиванию целых отраслей экономики и замедлению их социально-экономического развития.

В настоящее время ЮФО является регионом, который одновременно отдает и принимает трудовых мигрантов. В масштабах страны на ЮФО приходится около 5% всей привлеченной в Россию иностранной рабочей силы. В 2005 г. в ЮФО работали 32 тыс. человек, в том числе большую часть трудовых мигрантов составляли трудовые мигранты из стран СНГ – более 18 тыс. человек, а из стран «старого» зарубежья работали около 14 тыс. человек. Наибольшее число иностранных трудовых мигрантов привлекали на Краснодарский край, Ростовская область и Волгоградская область.

Привлечение иностранной рабочей силы в Россию осуществляется на основе утвержденных квот. В целом по стране, квота была превышена на 5,5%. В целом по ЮФО квота оказалась исчерпанной только на половину. Аналогично квоты не были исчерпаны полностью в Краснодарском и Ставропольском краях – соответственно на 76% и 89%, в Волгоградской области квота была исчерпана наполовину, а в Ростовской области – на 30%. Абсолютным рекордсменом оказалась Астраханская область, в которой было использовано только 7% квот. Это свидетельствует, на наш взгляд, о существование в стране неэффективной системы квотирование иностранной рабочей силы, которые оторваны от реальных потребностей экономики в трудовых мигрантах.

Работодатели Краснодарского края, Ростовской области и Ставропольского края активно используют труд иностранцев в строительстве; Волгоградской и Астраханской областей – в сельском хозяйстве; Адыгеи - на обрабатывающих производствах; Ставропольского края и Астраханской области - в оптовой и розничной торговле. С принятием Закона РФ № 271-ФЗ от 30 декабря 2006 г. «О розничных рынках и о внесении изменений в Трудовой Кодекс РФ» и в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 15 ноября 2006 г. № 683 «Об установлении на 2007 год допустимой доли иностранных работников, используемых хозяйствующими субъектами, осуществляющими деятельность в сфере розничной торговли на территории РФ», наблюдается отток трудовых мигрантов из сферы торговли в сферу строительства. Теперь примерно 90% разрешений выдаются по профессии строитель. До принятия данных нормативных актов, количество иностранных граждан, занятых в сфере торговли составляло 3% от общего числа торговых мест, т.е. 20 тыс. рабочих мест. За счет высвобождения этих мест в Республике Дагестан было трудоустроено 140 граждан России.

Также в регионах ЮФО существует трудовая сезонная миграция, обусловленная тем, что в определенные месяцы года спрос на рабочую силу резко возрастает. Это связано с отраслевыми особенностями хозяйства регионов ЮФО. Например, многие сельскохозяйственные предприятия Астраханской и Волгоградской областей удовлетворяют спрос на рабочую силу в основном за счет трудовых мигрантов из стран СНГ и Китая. Достаточно ярко сезонная миграция проявляется в туристско-рекреационной отрасли, особенно Краснодарского края, которая привлекает значительное количество трудовых мигрантов, как внутренних, так и из стран «нового» зарубежья.

В диссертации предложена методика оценки напряженности рынка труда с учетом международной трудовой миграции. Под «идеальным» можно понимать такой рынок труда, на котором влияние международной миграции минимально и отсутствует безработица. В качестве ключевых показателей для характеристики регионального рынка труда были избраны три, которые, по нашему мнению, оказывают наиболее существенное влияние на положение рынка труда в российских регионах (удельный вес иностранной рабочей силы в структуре занятого населения региона; удельный вес российских граждан, выехавших на работу за границей, в структуре занятого населения региона; уровень безработицы в регионе).

В качестве математической модели, пригодной для решения задач агрегирования и отвечающей специфике отображаемого явления, были выбран алгоритм, разработанный В.С.Тикуновым. Последовательность расчетов выглядит следующим образом.

1. Каждый числовой признак нормируется по математическому ожиданию и дисперсии. После нормировки математическое ожидание по каждому признаку равно нулю, а дисперсия – 1.

где

= - математическое ожидание

  =  - дисперсия

Все три нормированных числовых столбца суммируются в один интегральный признак по следующей формуле:

А)

2. Производится упорядочение территориальных единиц по убыванию значения интегрального признака.

3. Каждому региону присваивается ранг в соответствии с ее порядковому номером по упорядоченному интегральному признаку:

) Є {1, …, N}

Далее составляется матрица , из которой выбирается наибольшее расстояние, а две территориальные единицы, которые оно связывает, становятся ядрами, вокруг которых будут образовываться однородные группы- таксоны. Эти группы формируются распределением оставшихся (n-2) территориальных единиц между двумя ядрами по минимальности евклидовых расстояний. В этом случае обе группы будут сформированы при условии минимальности внутригрупповых различий, выражаемых суммой евклидовых расстояний между всеми входящими в группы парами единиц.

На втором этапе (при формировании трех групп) алгоритм работает следующим образом. Два первых ядра остаются, а третье находится так. Каждая из (n-2) оставшихся территориальных единиц опробуется как третье ядро, а (n-3) остающиеся - распределяются между тремя ядрами по минимальности евклидовых расстояний. Для каждого варианта группировки подсчитывается сумма внутригрупповых различий, и тот вариант, который дает наименьшую сумму, принимается в качестве окончательного для трехгруппового деления, а территориальная единица, служившая ядром, фиксируется как окончательное третье ядро. Процедура продолжается аналогично до формирования четырех однородных групп. Расчеты были произведены для всех регионов России, в таблице 5 приводятся результаты по регионам ЮФО.

Таблица 5.

Результаты расчета индекса «напряженности рынка труда с учетом международной трудовой миграции» (с весами 0,25_0,25_0,5)

Субъекты Российской Федерации

Показатель индекса

Ингушетия

1

Кабардино-Балкария

0,3380441

Дагестан

0,3201841

Калмыкия

0,2504271

Карачаево-Черкесия

0,1816161

Адыгея

0,1702346

Астраханская область

0,1542259

Краснодарский край

0,14566

Северная Осетия

0,1043825

Ростовская область

0,1020351

Ставропольский край

0,0757663

Волгоградская область

0,0719452

В результате проведенной типологической классификации было выделено пять групп регионов, для каждой из которых выделяется различная степень напряженности на рынке труда с учетом международной трудовой миграции.

Первая группа – регионы с высокой степенью напряженности рынка труда - Республика Ингушетия, Калининградская область, Чукотский автономный округ. Ситуация на рынках труда данных регионов существенно отличается от среднего состояния по России и от «идеально сбалансированного» рынка труда. Ингушетия является безусловным лидером в рейтинге российских регионов по напряженности на рынке труда из-за высокого уровня безработицы (около 65%), что в 7,5 раз больше, чем в среднем по России. Калининградская область попадает в эту группу из-за активной трудовой эмиграции российских граждан в экономически более развитые страны. Этому, прежде всего, способствует близость к Европе. Чукотский автономный округ – по причине высокой доли иностранной рабочей силы среди занятого населения. Здесь каждый шестой житель этого региона является трудовым мигрантом.

Вторая группа – повышенная степень напряженности рынка труда – входят регионы РФ с повышенным показателем напряженности. Она крайне неоднородна. В ней присутствуют три вида регионов. В-первых, это Кабардино-Балкария, Дагестан, Калмыкия, Тыва, Коми-Пермяцкий автономный округ. В этих территориях остается высоким уровень безработицы. Во-вторых, Санкт-Петербург, Карелия, Мурманская область, в которых на фоне не самого низкого показателя уровня безработицы, высока доля граждан, выезжающих на работу за границей в числе занятого населения. В-третьих, Ямало-Ненецкий автономный округ и Сахалинская область, в которых наблюдается высокая доля иностранная рабочая силы в составе занятого населения.

Регионы, входящие в остальные группы, имеют среднюю, ниже среднего и низкая степень напряженности рынка труда. Большинство регионов ЮФО попадают именно в эти группы. В группу с самыми низкими значениями индекса относятся регионы, рынки труда в которых близки к модели идеально сбалансированного рынка (Московская область, Москва и др.).

*****

В четвертой главе «Демографические аспекты формирования рынков труда трудоизбыточных регионов Южного федерального округа» анализируются демографические особенности занятости и безработицы, особенности формирования спроса и предложения на рабочую силу в регионах ЮФО.

Современная ситуация на рынке труда и в сфере занятости населения ЮФО характеризуется следующими особенностями и тенденциями, которые носят как позитивную, так и негативную направленность. Во-первых, в последние годы для большинства регионов ЮФО характерно сокращение численности безработных, а также рост количества занятого в экономике населения. Конечно же, отчасти можно связывать сокращение численности безработных с их недоучетом службами занятости населения, но главной причиной является довольно широкое распространение новых форм занятости и самозанятости населения, которые не регистрируются официальной статистикой. Занятость в неформальном секторе экономики (например, в стихийной торговле и сервисе, домашнем и подсобного хозяйства, трудовой и челночной миграции) обеспечивает довольно стабильный достаток задействованному в них населению и оказывает «смягчающий» эффект на ситуацию с безработицей на региональном рынке труда. Переломным в этом отношении можно считать 2000 г., когда восьми регионах ЮФО началось сокращение численности безработных.

Кроме того, определенную часть свободных рабочих рук (безработных) «поглотил» рост производства, отмечавшийся в некоторых отраслях экономики регионов ЮФО после дефолта 1998 г. – прежде всего это касается отраслей промышленности и непроизводственной сферы. Даже на фоне спада производства и ухудшения финансового положения сельскохозяйственных предприятий произошла частичная диверсификация их деятельности. Многие из них стали развивать переработку сельскохозяйственной продукции – открыли пекарни, колбасные цеха, развили переработку и производство кормов и пр. Неслучайно, доля «новых» направлений экономической деятельности для сельскохозяйственных предприятий в среднем составляет около 20% общего объема выпускаемой продукции.2

Как следствие, это положительно отразилось на численности занятых – она возросла практически во всех регионах ЮФО с 1999 г., правда с некоторым спадом в дальнейшем по отдельным регионам. Довольно стабильно увеличивалось количество занятого населения в 1999-2002 гг. в Ингушетии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии, Краснодарском крае, Ростовской области, Ставропольском крае.

Во-вторых, отличительными социально-демографическими чертами безработицы в ЮФО является молодежный состав, высокий уровень образования безработных и длительный период пребывания в реестре безработных. Состав безработных в регионе отличается более низким средним возрастом безработных и повышенной долей младших возрастных групп в их общей численности. Наиболее молода безработица в Дагестане – здесь каждый двадцатый безработный – молодой человек до 20 лет, а каждый третий – в возрасте от 20 до 39 лет. Повышена доля молодежи среди безработных также в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии.

Среди безработных в ЮФО значительна доля людей с высоким уровнем образования. В Северной Осетии каждый третий безработный – специалист с высшим образованием. Выше среднероссийского показателя доля людей с высшим образованием среди безработных также в Адыгее, Ингушетии, Краснодарском крае и Ростовской области. Отличительная особенность безработицы в ЮФО – ее длительный и даже застойный характер. «Застойный» характер безработица имела в Карачаево-Черкесии – более 13 месяцев, в Дагестане и Северной Осетии – более 12 месяцев, Кабардино-Балкарии и Калмыкии – более 11 месяцев, в Ингушетии – 8 месяцев. Большие сложности с трудоустройством возникают у безработных граждан из числа социально незащищенных категорий граждан, к которым традиционно относят бывших военных и членов их семей, длительно безработных, молодых людей, многодетных людей, инвалидов, бывших заключенных, вынужденных мигрантов.

В-третьих, на фоне сокращения численности населения России во многих регионах ЮФО увеличивается численность населения в целом и численность населения в трудоспособном возрасте в частности. Увеличение численности экономически активного населения во многих регионах Северного Кавказа произошло из-за существенного роста числа работающих студентов, учащихся и некоторых других категорий населения, традиционно относившихся к экономически пассивному населению.

В-четвертых, на фоне общей относительной стабилизации на региональных рынках труда продолжает обостряться проблема занятости населения ЮФО на локальном уровне - в малых монофункциональных городах и сельской местности, где существенно ограничены возможности трудоустройства и тем более создания новых рабочих мест. Это, прежде всего, сельская местность, горные поселения, небольшие города - районные центры по всей территории ЮФО. Здесь достаточно трудно найти работу, поскольку рынки труда узкопрофильны и зависят от одного предприятия или организации. Наиболее остра ситуация сложилась на сельских рынках труда трудоизбыточных регионов (например, в Дагестане и Карачаево-Черкесии). В сельской местности Дагестана уровень официальной безработицы в 2 раза превышает общереспубликанский показатель.

В-пятых, население ЮФО характеризуется достаточно высокой степенью предпринимательской активности. Это отражается на структуре занятых в экономике – во многих регионах ЮФО доля занятых в качестве предпринимателей без образования юридического лица (ПБОЮЛ) значительно выше, чем в среднем по России. Она максимальна в Дагестане и Карачаево-Черкесии – 39% и 25% соответственно. Традиционно (еще в советское время) для многих национальных республик была характерна низкая доля работающих в общественном производстве, которая компенсировалась исключительно высоким и нетипичным для других регионов России показателем занятых в личном подсобном и домашнем хозяйстве (особенно среди женщин). В настоящее время довольно распространенным способом «выживания» населения в сельских районах ЮФО стало овощеводство и скотоводство в приусадебном хозяйстве. В отдаленных горных районах местное население выживает исключительно за счет натуральной экономики.

В-шестых, в ЮФО широкое распространение получила самозанятость населения и занятость в теневой и криминальной экономике. Правда, все данные носят разрозненный, фрагментарный характер, а приводимая в них статистика построена не на точном учете, а на косвенных оценках. Главные отрасли теневого оборота в округе: нелицензированное производство нефтепродуктов и их продажа, неофициальное кустарное производство морепродуктов  и реализация «даров Каспия» в соседних регионах; нелицензированное производство винных и коньячных фальсификатов под известными торговыми марками из собственного и контрабандного спирта, нелегальное производство и сбыт водки; неучтенный экспорт через Новороссийский порт. В Дагестане доля теневого сектора экономики составляла в 1994 г. около 67%, в 1995 г. – 73%. В Северной Осетии в последние годы экономическая жизнь концентрируется в основном вокруг водочной промышленности. По данным МВД РФ, на начало 1998 г. эта отрасль промышленности выпускала, каждые две из пяти бутылок водки, производимых в России. По данным налоговых служб республики примерно 2/3 от всего выпускаемого объема водки производилось «нелегально на легальных предприятиях».

В Чеченской Республике важной частью теневой экономики долгое время были кустарные нефтепромыслы, где перерабатывались расхищаемые нефть и конденсаты, т.е. техногенные нефтепродукты. Они накопились за многие десятилетия под Грозным и добывались из вырытых колодцев. Получили распространение и другие виды криминального бизнеса – торговля оружием, наркотиками, крадеными автомобилями, похищение людей. «Дикий» нефтяной бизнес имел место и в других регионах Северного Кавказа – откачка нефти происходила из нефтепроводов с последующей перегонкой на мини-заводах (в 1999 г. их насчитывалось около 800) и реализацией бензина кустарного производства на территории Ставрополья, Дагестана, Калмыкии. Этот род деятельности давал, по свидетельству тех, кто им занимался, возможность быстро заработать. Достоверно оценить масштабы занятости в теневой экономике достаточно трудно.

Широкое распространение занятости населения в теневой и неформальной экономике ряда национально-территориальных образований ЮФО существенно искажает картину официальных доходов населения. Минимальные размеры официальных доходов в национальных республиках совсем не означают низкого уровня реальных доходов, и тем более низкого уровня жизни населения. Наглядным подтверждением этому служит интенсивное частное жилищное строительство в таких регионах как Ингушетия, Дагестан и прочих, которые по официальным данным – самые «бедные территории» в ЮФО. Развитию теневой экономики также способствует клановая структура регионального общества, которая накладывает свой отпечаток на социально-экономические отношения в регионе.

*****

С целью выявления демографических особенностей формирования спроса и предложения на рынках труда ЮФО нами в 2007 г. был проведен социологический опрос работодателей в шести территориях ЮФО – Дагестане, Карачаево-Черкесии, Калмыкии, Адыгее, Ставропольском крае и Ростовской области. Выбор территорий для проведения исследования был обусловлен необходимостью сравнения ситуации в трудоизбыточных и трудонедостаточных территориях. Опрос проводился методом личного интервью владельцев, управляющих и руководителей высшего и среднего звена различных предприятий (директоров, заместителей директоров, начальников отделом кадров, лидеров профсоюзных комитетов предприятий и др.). В общей сложности в ходе социологического опроса нами были опрошены 410 респондентов. Выборка предприятий является репрезентативной для каждого региона ЮФО по двум признакам – размеру и отрасли деятельности.

Около 41% работодателей уверены, что в ЮФО не существует дефицита работников. Но порядка 37% работодателей считают, что есть дефицит квалифицированных и ответственных работников, а 23% - на работников некоторых профессий и специальностей. В трудоизбыточных регионах ЮФО владельцы и управляющие обследованных предприятий несколько иначе представляют ситуацию на рынке труда с точки зрения дефицита рабочей силы. В частности, около 50% предпринимателей Карачаево-Черкесии, порядка 36% - в Калмыкии и 37% - в Дагестане считают, что дефицита в работниках нет. Это вполне логично для трудоизбыточных регионов страны. Однако, в то же самое время, 19% карачаево-черкесских, 27% калмыцких и 22% дагестанских работодателей свидетельствуют о дефиците на некоторые профессии и специальности.

Анализ спроса и предложения на рынке труда на основе статистических данных показывает, что действительно в трудоизбыточных регионах при огромной безработице есть острая нехватка специалистов отдельных профессий и специальностей. Это подтверждает идею о том, что резервы с точки зрения переобучения и повышение квалификации, как формы повышения конкурентоспособности безработных на рынке труда, пока недостаточно эффективно используются в регионах трудоизбыточных ЮФО. Эти формы необходимо более активно внедрять и развивать, что позволит отчасти погасить проблемы безработицы за счет «подтягивания» предложения к спросу на рабочую силу по качественным характеристикам.

Работодателям в ходе опроса был задан вопрос относительно планов по развитию их бизнеса, в частности по вопросам найма новых работников. Примерно третья часть респондентов собирается нанимать в ближайшее время новый персонал. Однако, нами было обнаружено существенное различие в установках работодателей в трудоизбыточных регионах. Так, в Дагестане и Карачаево-Черкесии только 25% и 19% обследованных предприятий соответственно планируют нанимать на работу новых сотрудников. Столь низкий процент желающих развивать дело и расширять число наемных работников свидетельствует о меньшей емкости рынков труда данных территорий.

Более 80% опрошенных работодателей ЮФО объясняют, что у них нет необходимости в дополнительных работниках. Порядка 10% владельцев и управляющих предприятий не планируют нанимать работников в целях экономии фонда оплаты труда. Значительная доля опрошенных работодателей в трудоизбыточных регионах (Калмыкии – 100% и Дагестане - более 80% респондентов) также отметили, что не имеют необходимости в новых работниках. Эти обстоятельства свидетельствуют о необходимости более активно применять методы стимулирования развития предприятий путем снижения налогов на фонд оплаты труда в трудоизбыточных регионах страны. На наш взгляд, это позволит в больше заинтересовать предпринимателей развивать бизнес и нанимать на работу новых работников. А регионы смогут решить проблемы трудоустройства значительной части безработных.

В исследовании была определена роль в глазах работодателей демографических характеристик работников при найме на работу. Необходимо отметить, что данные предпочтения работодателей относительно демографических признаков работников находятся на грани нарушения трудового законодательства, поскольку по закону нельзя отказать человеку в приеме на работу из-за его возраста, пола и пр. Самый распространенный демографический признак – возраст. Как показывает практика, именно ему уделяют значительное внимание многие работодатели. Только для 22% респондентов оказалось, что возраст не имеет принципиального значения при найме работников. В Карачаево-Черкесии на этот фактор не обращают внимания более 26% работодателей. Около 56% работодателей ЮФО хотят принять на работу молодых людей до 30 лет, причем в Ростовской области около 65%, в Адыгее более 63% работодателей «ориентированы» на молодежь.

Второй изучаемый признак – пол. Около 49% работодателей отметили, что пол работника для них не имеет принципиального значения при найме его на работу. В Ростовской области таковых оказалось порядка 71% - это максимальное значение по региону. Минимальна данная цифра в Адыгее – около 39%. Как показывает исследование большая часть работодателей, обращающих внимание при найме на работу, на пол новых работников, планирует нанять мужчин – более 29%. В большинстве регионов ЮФО сложился перевес в предпочтениях работодателей относительно пола работников в пользу мужчин. Исключения составляют только Адыгея и Ростовская область, в которых работодатели предпочитают принять на работу женщин.

Третий признак – семейное положение. Оказалось, что это один из самых менее значимых для работодателей демографических признаков работников. В частности, для около 70% работодателей этот признак не имеет значения. Считаем, что данный факт следует оценивать негативно в контексте современной демографической ситуации в России. На наш взгляд, это подчеркивает, не только то, что значительная часть работодателей относится достаточно безразлично к семейному статусу своих работников, но и не уделят должного внимания поддержке работников с детьми. Хотя надо отметить, что демографическая политика в идеале – это не только действия государства, но и действия всех структур общества, включая бизнес. В этой связи, конечно, следовало бы обратить внимание бизнеса на необходимость более активного участия в решении демографических проблем. Во всех территориях ЮФО работодатели предпочитают принять на работу работников, которые состоят в браке.

Исследование показало, что только 40% работодателей ЮФО при найме новых работников прибегают к услугам службы занятости. Роль службы занятости была максимальной в Ростовской области – здесь к ее услугам прибегают 58% работодателей. В трудоизбыточных регионах ЮФО напротив роль службы занятости невелика. Она минимальная в Дагестане (30%) и Калмыкии (36%). Надо отметить, что роль службы занятости в таком трудоизбыточном регионе как Карачаево-Черкесия была более значительной – 56% респондентов-работодателей прибегают к ее услугам. Напротив, в таком трудонедостаточном регионе как Ставропольский край на эту службу ориентировались только 16% работодателей. Как показывает опрос, основными каналами поиска работы являются частные каналы. Через родственников и знакомых подбирают себе работников около 45% респондентов в ЮФО. А в некоторых регионах к этому источнику обращаются еще большее число работодателей – в Дагестане – 58%, Ставропольском крае -51%, в Калмыкии – 47%. Также весьма значимым каналом поиска новых работников были газетные объявления – в масштабах округа к газетам обращались 40% работодателей. Повышена значимость этого канала в Ростовской области – 58% и Карачаево-Черкесии – 51%. Таким образом, в трудоизбыточных регионах ЮФО роль основного сервиса, который должен осуществлять помощь в подборе работников – службы занятости, остается очень низкой. По-прежнему, велико значение традиционных каналов наймов на работу (личные связи, объявления в средствах массовой информации).

Как показало исследование, только треть работодателей в ЮФО обращались в вузы за специалистами. Максимальный процент обращений в Ростовской области – около 63%, Карачаево-Черкесии – 38% и Калмыкии – 28%. Минимальный – в Адыгее, Дагестане и Ставропольском крае всего 17%, 15% и 13% соответственно. Это свидетельствует о том, что практически отсутствуют тесные взаимосвязи между работодателями и вузами, которые готовят специалистов. Основная причина, которая лежит в основе отсутствия взаимодействия между работодателями и вузами достаточно банальна – многие работодатели просто не задумывались о такой возможности (40% по округу в целом). В трудоизбыточных регионах процент таких работодателей еще более высок – например, в Дагестане их около 44% (рис. 9). Конечно, есть и объективные причины нестыковок на рынке труда – отсутствие учебных заведений, которые могли бы подготовить нужных специалистов – об этом говорили 22% респондентов, еще 21% респондентов-работодателей не устраивает качество подготовки, которую дают вузы.

Таким образом, социологический опрос показал, что на рынке труда трудоизбыточных регионов существует дефицит квалифицированных и ответственных работников, работодатели уделяют значительное внимание социально-демографическим характеристикам работников (пол, возраст, гражданство, национальность). При этом существует огромный разрыв между работодателями и инфраструктурами, которые призваны помогать решить проблему дефицита на рынке труда. Очевидно, что в настоящее время в трудоизбыточных регионах ЮФО не исчерпаны возможности стимулирования занятости населения за счет совершенствования механизмов взаимодействия спроса и предложения на рынке труда.

*****

В пятой главе «Подходы к совершенствованию демографической и миграционной политики в интересах развития трудоизбыточных регионов Южного федерального округа» рассматривается региональный опыт и практика стимулирования занятости населения, демографической и миграционной политики в регионах ЮФО на основе анализа нормативно-законодательной базы 11 регионов.

Было выявлено, что в настоящее время не все регионы ЮФО имеют программы содействия занятости населения. Хотя проблема трудоустройства признается одной из важнейших и приоритетных для действия властей. Анализ нормативно-законодательной базы показывает, что программы содействия занятости на региональном уровне принимаются не во всех регионах и нерегулярно. Как показывает исследование, территории ЮФО неоднородны в подходах к решению проблем содействия занятости.

Первый тип регионов с наиболее развитым законодательством в сфере стимулирования занятости. Наиболее развитым его можно считать в Краснодарском крае и Адыгее, Волгоградской области и Ингушетии. Здесь регулярно принимались и реализовывались программы содействия занятости населения, которые имеют преемственность, учитывают наработки предыдущих лет. В данных субъектах были приняты специальные программы для содействия занятости некоторых социально незащищенных категорий населения (например, военнослужащих, бывших заключенных, молодежи и подростков и пр.). В Волгограде была даже принята целевая программа содействия занятости работников сферы потребительского рынка, имеющих возраст старше 40 лет. Большинство из них – женщины, которым довольно трудно найти работу на рынке труда. Также в этих регионах реализованы программы содействия занятости на уровне крупных городов и муниципальных образований. Например, в Майкопе, Краснодаре, Волгограде и Камышинском районе были приняты целевые программы содействия занятости населения. Причем во многих территориях программы принимались неоднократно.

Единственным трудоизбыточным регионом ЮФО, попавшим в данную группу, является Ингушетия. Здесь было принято четыре программы содействия занятости населения. Причем последняя программа на 2004-2006 гг. была утверждена региональным законом. Программой предусматривается следующие меры: интенсивное включение в сферу занятости граждан, ищущих работу, за счет минимизации периода безработицы, первоочередной помощи в трудоустройстве граждан, испытывающих трудности в самостоятельном поиске работы; улучшение качества и повышение мобильной способности рабочей силы за счет создания гибкой системы обучения и переобучения незанятого населения и безработных, реагирующей на состояние спроса на рынке труда; расширение спектра профессиональных услуг работодателям по формированию кадрового потенциала предприятий и организаций с использованием банков данных о высококвалифицированных специалистах, получивших современную подготовку; информирование населения и работодателей о состоянии рынка труда через средства массовой информации. Реализация этих мер позволила несколько снизить напряженность на рынке труда республики. Однако, по-прежнему ситуация на рынке труда Ингушетии остается достаточно напряженной.

Второй тип регионов со средним уровнем развития законодательства в сфере стимулирования занятости. К ним можно отнести Астраханскую область, Ставропольский край, Кабардино-Балкарию и Дагестан. Здесь было принято не более двух программ содействия занятости. Принятие документов подобного уровня не стало системой для властей в этих регионах. Работа по стимулированию занятости ведется недостаточно системно, программы содействия занятости принимаются нерегулярно с большими перерывами.

Программа содействия занятости населения Республики Дагестан на 2002-2005 гг. была разработана в соответствии с Законом Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации», Законом Республики Дагестан «О занятости населения в Республике Дагестан» и постановлением Правительства Республики Дагестан от 13 декабря 2001 г. № 260 «О выполнении Программы создания рабочих мест и трудоустройства безработных граждан в наиболее трудоизбыточных горных и предгорных районах РД и мерах по повышению занятости населения республики».

Программа содействия занятости населения Кабардино-Балкарской Республики на 2002-2006 годы была разработана Министерством экономического развития и торговли Кабардино-Балкарской Республики, Министерством труда и социального развития Кабардино-Балкарской Республики и Управлением Федеральной государственной службы занятости населения по Кабардино-Балкарской Республике в соответствии с поручением Президента Российской Федерации от 8 октября 2001 г.

Третья группа регионов – территории с минимальным развитием законодательства в сфере стимулирования занятости населения. К их числу относятся Калмыкия, Карачаево-Черкесия и Северная Осетия, где было принято всего по одной программе содействия занятости. Причем в Калмыкии и Северной Осетии программы принимались давно, прекратили свое действие, а при этом новых документов в развитие данного направления власти не приняли. Между тем, территории отличаются сложной ситуацией на рынке труда, в том числе Калмыкия относится к трудоизбыточным регионам ЮФО.

Как показывает наше исследование, вопросы содействия занятости населения в ЮФО решаются неодинаково, и требует координации на федеральном и региональном уровнях. Часть регионов, прежде всего, трудоизбыточные районы пока не достаточно эффективно решают вопросы содействия занятости населения и не используют для этого все возможные средства и методы. Передовой опыт не распространяется достаточно широко даже между соседними территориями.

На наш взгляд, для содействия занятости населения в ЮФО необходимо реализовать два основных комплекса мероприятий. Первый блок – разработка и повышение эффективности региональных программ содействия занятости населения. Причем они должны иметь федеральную поддержку и региональные источники финансирования и включать оправдавшие направления деятельности государственных служб занятости. Например, содействие развитию малого и среднего предпринимательства, промыслов; обеспечение временной занятости безработных на общественных и временных работах; повышение качества рабочей силы за счет своевременной подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров; привлечение незанятых на сезонные работы в другие регионы страны. Второй блок мероприятий - в рамках сложившихся в настоящее время подходов к бюджетному финансированию региональных программ эти задачи невозможно решить без привлечения инвестиций. Учитывая стратегическое отставание региона, нужно на основе рыночного стимулирования создать поток инвестиций в экономику региона из российских регионов и зарубежных стран при максимальной мобилизации внутренних инвестиционных ресурсов.

ЮФО имеет важное конкурентное преимущество – самую дешевую рабочую силу в России. На начальном этапе, до выравнивания уровня зарплаты, это может служить фактором экономического роста, стимулирования размещения предпринимателями современных производств. ЮФО сумел сохранить в основном высококвалифицированные кадры в различных отраслях, научно-технический потенциал, базовые отрасли промышленности, функционирование экономической и социальной инфраструктуры.

Другим важным фактором, который обеспечит подъем экономики, является наличие в аграрном секторе хорошо адаптированных к местным природно-климатическим условиям отраслей производства (животноводство, в том числе отгонное, полеводство, виноградарство). Структурная переориентация всего сельского хозяйства, внедрение новых форм организации труда должны быть тесно увязаны с созданием современных высокотехнологических предприятий пищевой и легкой промышленности по переработке сельскохозяйственного сырья в конечный продукт, конкурентоспособные на внутреннем и внешнем рынках товары народного потребления. Следует экономическими мерами приостановить процесс выталкивания сельскохозяйственного сырья в другие регионы и за границу по демпинговым ценам. Создание реальных агропромышленных комплексов позволит приблизить производство к районам с избыточными трудовыми и сырьевыми ресурсами.

Удачное географическое расположение ЮФО создает дополнительные преимущества для экономического роста. Удобная для организации полномасштабных экономических связей с соседними странами инфраструктура: наличие морских, воздушных портов, железных и шоссейных дорог, позволяет ЮФО интегрироваться в мировую экономику, участвовать в международном разделении труда, быть посредником между российскими регионами и другими странами в перемещении товаров, услуг, технологий и капиталов. Размещение терминалов, баз, складов, хранилищ потребует дальнейшего развития инфраструктуры и приведет к росту деловой активности.

Еще одним фактором экономического роста является использование уникальных природных условий ЮФО для развития туризма, системы санаторно-курортного и массового оздоровительного отдыха населения, с соответствующей индустрией сервиса, способной занять десятки тысяч работников. Мировой опыт показывает, что такая сфера является наиболее привлекательной для иностранных инвесторов, т.к. быстро окупается и связана с наименьшим экономическим риском, здесь есть места приложения и для крупного капитала, и для мелкого бизнеса.

Учитывая ограниченность инвестиционных возможностей необходимо в качестве выделить приоритетные отрасли экономики. Приоритетность отраслей для инвестиций следует определять не только исходя из исторически сложившейся структуры производства и экономических показателей (быстрая окупаемость, рентабельность, высокая технологичность, ориентация на дешевое местное сырье и материалы), но важно учесть особенности социокультурного развития региона.

Среди приоритетных областей в экономике ЮФО можно выделить топливно-энергетический комплекс, некоторые отрасли промышленности (легкую, пищевую, химическую, индустрию строительных материалов и др.), агропромышленный комплекс, сферу санаторно-оздоровительного и туристического обслуживания, основанного на использовании уникальных природно-климатических и ландшафтных характеристик территории региона. Однако, основной упор, и самым перспективным направлением может являться развитие рекреационного сектора экономики. Это достаточно ресурcо- и трудоемкая отрасль экономики, которая способна создать большое количество рабочих мест. Кроме того, исследователи отмечают, что гостевой комплекс отмечается в культуре всех автохтонных народов Северного Кавказа.3 По мнению известного социолога Г.С.Денисовой перспективной эта стратегия является и с социально-политической точки зрения: возникновение общего созидательного проекта вызовет необходимость выстраивания солидарных, а не конкурентных взаимодействий.

К подобной стратегии нас также подталкивает анализ новых форм занятости населения, которые возникли и развиваются в стихийном режиме – новые рабочие места создаются главным образом в сфере обслуживания, туризма, торговли. Развитие курортно-туристического сектора экономики позволило бы создать рабочие места по специальностям, к которым склонны местные жители, снизить безработицу, снять межнациональную напряженность и снизить уровень преступности в регионе.

*****

Демографические процессы в ЮФО регулируется законодательными актами, принимаемыми на федеральном и региональном уровнях. Именно они являются основой демографической политики, проводимой в регионе. Исходя из Концепции демографического развития России до 2015 г. и Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 г., демографическая политика должна осуществляться по трем направлениям: в области рождаемости и семьи, в области здоровья и продолжительности жизни, и в области миграции и расселения.4

Проанализировав современные подходы, региональные особенности и уровень регулирования демографических процессов в ЮФО, на наш взгляд, можно выделить несколько основных моментов.

Во-первых, несмотря на то, что, на федеральном уровне были предприняты активные меры демографической политики по стимулированию рождаемости и сокращению смертности, только в двух трудоизбыточных регионах ЮФО - Республике Калмыкия и Кабардино-Балкарской Республике приняты региональные концепции демографического развития.5 В ЮФО были приняты ряд региональных концепций, в том числе распоряжением Правительства Кабардино-Балкарской Республики от 29 сентября 2006 г. была утверждена Концепция программы улучшения демографической ситуации в Кабардино-Балкарии на период до 2015 г., распоряжением Правительства Республики Калмыкия от 3 июля 2002 г. была принята Концепция демографического развития Республики Калмыкия до 2015 г. Разработана программа улучшения демографической ситуации в Республике Дагестан на период до 2015 г.

Во-вторых, в области стимулирования рождаемости и укрепления семьи в ЮФО регулирование демографических процессов осуществляется в рамках федеральных целевых программ. Только в некоторых регионах приняты определенные меры по стимулированию рождаемости (Адыгея, Кабардино-Балкария, Астраханская область) в основном материального порядка - накопительные вклады, открываемые на новорожденных, единовременное пособие, семейное пособие, пособие при рождении очередного ребенка. При этом, размеры материальных выплат достаточно низки.

В-третьих, в области укрепления здоровья и увеличения продолжительности жизни населения основная часть мероприятий в регионах ЮФО вообще не предусматривается и реализуется только в рамках федеральных программ. При этом они направлены в основном на улучшение здоровья детей и матерей и практически отсутствуют меры, направленные на улучшение здоровья населения трудоспособного возраста, где сосредотачиваются основные причины смертности. Необходимо рекомендовать разработку на региональном уровне мероприятий по профилактике внешних причин смертности (травматизма, убийств, самоубийств и отравлений), болезней системы кровообращения и новообразований. Также не уделено особого внимания снижению потребления алкоголя, который является достаточно частой причиной смертности населения трудоспособного возраста.

В диссертационной работе сформулированы концептуальные положения демографической и миграционной политики трудоизбыточных регионов ЮФО. Демографическая политика должна учитывать следующие особенности региона. Во-первых, особый геополитический статус региона, который является южным приграничьем страны, обеспечивая выход в Закавказье, в Черноморский бассейн и на Ближний Восток. Во-вторых, необходимо принять в расчет значительный экономический потенциал региона, в особенности уникальности агроклиматических и рекреационных ресурсов для всей страны. В-третьих, очень важны для страны минеральные ресурсы ЮФО, в особенности потенциальные (нефть шельфа Каспийского моря). В-четвертых, значительный конфликтогенный потенциал региона (наличие латентных и актуализированных конфликтов, проблема разделенных народов), который значительно нарушает естественный ход демографических процессов.

Также следует учитывать региональную специфику - ЮФО является крупной и неоднородной в демографическом отношении территорией, в его пределах можно выделить несколько типов регионов, различающихся по результативности демографических процессов, для которых цели, концепции и меры реализации демографической политики должны различаться.

В регионах ЮФО с приростом численности населения в качестве цели демографической политики должна быть поставлена сохранение вклада данных регионов в общероссийский прирост населения страны за счет поддержания рождаемости и сокращения смертности населения. При этом трудоизбыточные регионы ЮФО (Чеченская республика, Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария) должны внести вклад в формирование трудовых ресурсов и постоянного населения в других, прежде всего, трудонедостаточных территориях России путем организованной временной трудовой миграции и миграции на постоянное место жительства.

Направления демографической политики в части укрепления здоровья и увеличения ожидаемой продолжительности жизни должны строиться на создании условий для снижения младенческой смертности за счет профилактики инфекционных заболеваний. Также для улучшения репродуктивного здоровья населения должны осуществляться меры, направленные на совершенствование профилактической и диагностической помощи. Так должны развиваться и совершенствоваться государственные и негосударственные формы оказания специализированной медицинской помощи, включая использование высоких медицинских технологий.

Направления демографической политики в отношении стимулирования рождаемости и укрепления семьи должна строиться на создании условий для самореализации молодежи и обеспечения социальной защиты семьи, мерами, реально соответствующими современным социально-экономическим условиям (акцент в мерах по стимулированию рождений второго и третьего ребенка в семье, выделение безвозмездных субсидий на жилье молодым семьям).

В регионах ЮФО, в которых происходит сокращение численности населения, цель демографической политики должна быть аналогичной общероссийской. Здесь необходимо стабилизировать численность населения и создать условия для роста его численности, за счет повышения рождаемости, сокращения смертности и увеличения ожидаемой продолжительности жизни. В этих регионах в качестве приоритетных направлений демографической политики должны быть вопросы укрепления института семьи как формы гармоничной жизнедеятельности личности, улучшение здоровья населения трудоспособного возраста за счет профилактики травматизма и отравлений, а также за счет раннего выявления и адекватного лечения болезней системы кровообращения, новообразований и инфекционных болезней.

Во многих территориях миграционный приток населения в последние годы уже не может компенсировать естественную убыль населения. Эти регионы ЮФО могут привлекать ограниченное количество иммигрантов с необходимыми качественными характеристиками для покрытия убыли населения и достижения баланса на рынке труда. Однако расселение иммигрантов следует проводить дисперсно в отдалении от государственных границ, учитывая приграничное положение данных территорий. Для этих территорий также актуальна проблема легализации и адаптации ранее въехавших мигрантов, решение проблем беженцев и вынужденных переселенцев.

Учитывая, что ЮФО является крупной и неоднородной в миграционном отношении территорией, в его пределах можно выделить как минимум два типа регионов, для которых отличаются цели, концепции и меры реализации миграционной политики.

В ЮФО можно выделить территории стабильного миграционного притока населения (Краснодарский край, Ставропольский край, Ростовская область, Адыгею), где традиционен приток мигрантов различных этнических групп, большое количество вынужденных мигрантов, кардинальная смена этнического состава населения в отдельных населенных пунктах, осложнение межнациональных отношений. Для таких регионов в качестве цели миграционной политики выступает придание миграции количественно ограниченного и качественно необходимого характера.

Концепция миграционной политики в отношении внешней миграции должна строиться на придании потокам ограниченного, но качественно необходимого для регионального рынка труда характера, т.е. путем таких мер как привлечение мигрантов по заранее установленным квотам, по контрактам, ограниченным по периоду времени, с необходимым уровнем образования и квалификации. Концепция в отношении внутренних миграций должна строиться на основе организованного характера межрегионального миграционного обмена населением путем подписания межрегиональных соглашений о приме рабочей силы, по возможности такие потоки должны быть нивелированы по этническому признаку.

Для территорий ЮФО с преобладанием русских (Краснодарский край, Ставропольский край, Ростовская область, Адыгею), которые испытывают приток мигрантов разных этнических групп и на их территории часто возникают межнациональные конфликты, может быть предложена необходимость ограничения миграции из других государств и привлечение в первую очередь русского населения из стран СНГ. Придание миграционным потокам ограниченного характера позволит стабилизировать здесь численность русского населения, а при успешной интеграции русских мигрантов сгладить межэтнические проблемы в регионе. Направлениями реализации данной цели может выступать разработка региональных программ содействия возвращению соотечественников и программ привлечения русской молодежи из стран СНГ на учебу и работу в русские регионы ЮФО.

Второй тип регионов – территории устойчивого миграционного оттока населения, прежде всего этнических русских жителей (Кабардино-Балкария, Чеченская республика, Карачаево-Черкесия, Калмыкия), наличие открытых или латентных межнациональных конфликтов, значительное количество вынужденных мигрантов. Для регионов данной группы целями миграционной политики должны стать приостановка миграционного оттока русского населения, восстановление прежней численности населения, а также решение проблемы возвращения вынужденных мигрантов в места своего прежнего проживания.

Концепция в отношении внутренней миграции должна строиться на создании условий для прекращения оттока и возвратного притока в республики русского населения, переориентация миграционных потоков на потребности социально-экономического развития регионов. Это позволит остановить набирающий силу процесс этноизоляции национальных республик ЮФО, который может быть чреват для России негативными геополитическими последствиями. При благоприятной политике, направленной, прежде всего, на восстановление сфер экономики, в которых ранее было занято русское население (крупное сельское хозяйство, промышленность, образование и здравоохранение), оно может вернуться в северокавказские республики. Главным средством сокращения миграции русского населения из республик Северного Кавказа (мерами миграционной политики) должно стать обеспечение всей полноты его гражданских, социально-экономических и политических прав через существующие институты государственной власти. Одной из форм реализации духовных потребностей русского населения в национальных республиках ЮФО может стать создание русских национально-культурных автономий с государственной поддержкой, в том числе финансовой. В настоящий момент в регионе существует лишь одна подобная автономия в Карачаево-Черкесии.

Осознавая последствия, которые возникнут в результате миграционного оттока русских, Правительство Дагестана создало специальную комиссию по проблемам русскоязычного населения. Она занимается разработкой и претворением в жизнь реальных проектов, призванных затормозить этот отток: для русской молодежи введены квоты для поступления в учебные заведения, решаются вопросы восстановления и расширения промышленности – основой сферы занятости русских, а также ужесточена борьба с национализмом и  преступлениями против русских.

Не следует сбрасывать со счетов и экономический фактор. Учитывая, что русское население традиционно было занято в сфере материального производства и, как правило, не имеет источников дополнительных доходов (торговля, приусадебные участки, промыслы и др.), крайне необходимым представляется своевременного и полное финансирование мероприятий в области занятости и создания рабочих мест в рамках федеральных целевых программ.

В данных регионах необходимо создать условия для возвращения внутри перемещенных лиц к местам постоянного проживания на территории Чеченской Республики. Во многом решение этой проблемы будет зависеть от разработки и введения в действие порядка оказания государственной помощи для граждан России, пострадавших в ходе проведения контртеррористической операции на территории Чеченской Республики, прежде всего для тех, кто лишился жилья и имущества.

Концепция в отношении внешней миграции для данных субъектов федерации строиться вокруг придания этим потокам ограниченного и качественно необходимого для регионального рынка труда характера, но с учетом особенностей истории и географии расселения народов. Аналогично первой группе субъектов ЮФО для этих территорий важно привлекать определенное количество иммигрантов с необходимыми качественными характеристиками, исходя из интересов обеспечения экономики этих республик квалифицированными трудовыми ресурсами. Кроме того, необходим особый (облегченный) порядок пересечения государственной границы для краткосрочных визитов представителями «разделенных народов», проживающих в пограничной зоне (Дагестане, Северной Осетии).

Концепция миграционной политики в отношении нелегальной миграции должна строиться на ее жестком пресечении. В современных условиях назрела необходимость создания эффективного механизма контроля над пребывающими иммигрантами, сроками их нахождения и видами осуществляемой деятельности. Не менее важна разработка системы санкций по отношению к лицам, натурализация которых в регионах ЮФО является нежелательной (преступниками, находящимися в международном розыске; иммигрантами, имеющими недействительные документы; людьми, задействованными в перевозке оружия, наркотиков и пр.) вплоть до их депортации на родину.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Монографии и главы в монографиях:

Абидов М.Х. Демографическое развитие трудоизбыточных регионов Южного федерального округа. – Махачкала: Изд-во «Наука-плюс», 2008. – 310 с. (15,5 п.л.)

Абидов М.Х., Маньшин Р.В. Миграция и миграционная политика в Южном федеральном округе// Россия и «русский мир»: грани взаимодействия (региональный аспект)/ Под ред. Г.В.Косова. – М.: АНМИ, 2008. – С. 134-145 (в том числе авторских – 0,75 п.л.).

Абидов М.Х., Маньшин Р.В. Юг России в демографическом измерении// Демографические перспективы России/ Под ред. Г.В.Осипова и С.В.Рязанцева. – М.: Экон-пресс, 2008. – С. 892-905 (в том числе авторских 0,75 п.л.).

Абидов М.Х. Современные формы и методы взаимодействия государства и профсоюза в целях социальной поддержки работников сферы образования. – Махачкала: МФ МАДИ (ГТУ), 2002. – 132 с. (8,25 п.л.).

Статьи в центральных научных журналах и изданиях, включая рекомендованные ВАК для публикации результатов докторских диссертаций:

Абидов М.Х. Миграция населения и миграционная политика в Дагестане// Народонаселение. - № 1, 2008. – С.121-127 (0,75 п.л.).

Абидов М.Х. Занятость населения в Республике Дагестан// Народонаселение. - № 2, 2008. – С. 150-155 (0,75 п.л.).

Абидов М.Х. Социально-экономические аспекты определяющие состояние рынка в регионах ЮФО. - Вестник Российского университета дружбы народов: Серия «Экономика». - № 3, 2008. – (0,8 п.л.).

Абидов М.Х. Методика оценки трудообеспеченности российских регионов (на примере Южного федерального округа). - Сегодня и завтра российской экономики: Научно-аналитический сборник. – № 19, 2008. – С 116-123. (1 п.л.).

Абидов М.Х., Маньшин Р.В. Демографическое развитие Южного федерального округа// Народонаселение. - № 2, 2008. – С. 81-86 (в том числе авторских 0,5 п.л.).

Абидов М.Х. Региональные особенности трудовой иммиграции в России// Народонаселение. - № 3, 2008. – С. (0,8 п.л.).

Абидов М.Х., Исмаилова Ф.Н., Эльдерханов Э.В. Методические основы ситуационного управления инновационной деятельностью// Вестник МАДИ. – Выпуск № 1 (12), 2008. – С.57-60 (в том числе авторских - 0,25 п.л.).

Абидов М.Х., Юзбекова З.Ю. Регулирование регионального рынка труда на основе системы социального партнерства// Социальная политика и социальное партнерство. - № 7, 2007. – С.21-24 (в том числе авторских – 0,25 п.л.).

Абидов М.Х., Маньшин Р.В. Тенденции миграционных процессов и миграционная политика в регионах Южного федерального округа// Безопасность Евразии. - № 1 (27), 2007. – С. 465-471 (в том числе авторских – 0,75 п.л.).

Абидов М.Х., Рязанцев С.В., Баженова Е.А., Маньшин Р.В., Тикунова И.Н. Географические аспекты диагностики социальной напряженности в обществе (на примере Южного федерального округа)// Вестник МГУ им М.В.Ломоносова: Серия «География». - № 4, 2007. – С. 23-28 (в том числе авторских – 0,25 п.л.).

Абидов М.Х., Маньшин Р.В. Особенности и проблемы регулирования миграции в Южном федеральном округе// Миграционное право. - № 2, 2008. – С. 23-25 (в том числе авторских – 0,25 п.л.).

Абидов М.Х., Рязанцев С.В. Современные демографические тенденции в арабских странах// Международная экономика. - № 5, 2007. – С.68-70 (в том числе авторских – 0,15 п.л.).

Абидов М.Х., Маньшин Р.В. Население Южного федерального округа в современных условиях: динамика и компоненты формирования// Социальная и демографическая политика. - № 4, 2007. – С. 17-21 (в том числе авторских – 0,25 п.л.).

Абидов М.Х., Рязанцев С.В. Саудовская Аравия: миграция, визовый режим и гражданство// Международная экономика. - № 6, 2007. – С.26-28 (в том числе авторских – 0,25 п.л.).

Учебники, учебные и учебно-методические пособия:

Абидов М.Х., Сефикурбанов С.М., Омаров З.З. Практикум по курсу «Государственное регулирование экономики»: Учебное пособие. – Махачкала: МФ МАДИ (ГТУ), 2007. – 71 с. (в том числе авторских – 1,25 п.л.).

Абидов М.Х., Черкасова С.А., Велибекова Л.А. Практикум по курсу «Организация, нормирование труда, расчет заработной платы и социальных выплат»: Учебное пособие. – Махачкала: МФ МАДИ (ГТУ), 2005. – 32 с. (в том числе авторских – 0,75 п.л.).

Абидов М.Х., Черкасова С.А., Велибекова Л.А. Методические указания по выполнению курсовой работы на тему: «Политика доходов и заработной платы». – Махачкала: МФ МАДИ (ГТУ), 2005. – 23 с. (в том числе авторских – 0,75 п.л.).

Абидов М.Х., Черкасова С.А., Велибекова Л.А. Конспекты лекций по курсу «Экономика и социология труда»: Учебное пособие. – Махачкала: МФ МАДИ (ГТУ), 2005. – 85 с. (в том числе авторских – 1,75 п.л.)

Материалы конференций, доклады и тезисы докладов:

Абидов М.Х. Миграционная ситуация в Республике Дагестан// Миграционные процессы на юге России: реалии, проблемы, перспективы/ Материалы международной научно-практической конференции. Выпуск второй. - Ростов-на-Дону: СКАГС, 2008. – С. 77-81 (0,5 п.л.).

Абидов М.Х. Современные тенденции развития рынка труда в Республике Дагестан// Проблемы региональной экономики/ Сборник научных трудов по итогам III всероссийской научно-практической конференции в Институте (филиале) Московского государственного открытого университета в г. Махачкале. Выпуск третий. – Махачкала: МГОУ, 2007. – С. 14-16 (0,25 п.л.).

Абидов М.Х. Фактор сезонности в формировании трудовых ресурсов предприятия// Актуальные проблемы развития мировой экономики/ Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции в ДГТУ. Часть 2. – Махачкала: ГОУ ВПО «ДГТУ», 2007. – С. 3-7 (0,25 п.л.).

Абидов М.Х. Юзбекова З.Ю. Проблемы безработицы в России и в ее трудоизбыточных регионах//Современные проблемы теории и практики развития региона в интересах развития России/ Сб. материалов VII научно-практической конференции в МФ МАДИ (ГТУ).- Махачкала: МФ МАДИ ГТУ, 2007.- С. 156-160 (0,25 п.л.).

Абидов М.Х. Демографические процессы на юге России//Настоящее и будущее демографии России через призму переписей населения (1897г., 2002г. и 2010г.)/Сб. материалов Международной научно-практической конференции в ГУ ИМЭИ.- М.: ГУ ИМЭИ, 2007.- С. 38-40 (0,25 п.л.).

Абидов М.Х., Юзбекова З.Ю. Формирование эффективной системы управления предприятием на основе коллективно-договорного регулирования трудовых отношений//Опыт и проблемы социально-экономических преобразований в условиях трансформации общества: регион, город, предприятие/Сб. материалов V Международной научно-практической конференции в ПГУАиС. –Пенза: РИО ПГСХА, 2007.-С. 6-8 (0,25 п.л.).

Абидов М.Х. Региональный рынок труда: тенденции развития (на примере Дагестана)//Актуальные проблемы глобальной экономики/. Материалы IX научной конференции молодых ученых экономического факультета РУДН.- М.: Экон-Информ, 2007.- С. 9-11 (0,25 п.л.).

Абидов М.Х. Региональные аспекты обеспечения занятости населения в рамках системы социального партнерства//Экономическое и социальное развитие регионов России/Сб. статей III Всероссийской научно-практической конференции в ПГПУ им. В.Г. Белинского. - Пенза: РИО ПГСХА, 2007. - С. 5-8 (0,25 п.л.).

Абидов М.Х. Особенности формирования рынка труда и тенденций в сфере занятости Республики Дагестан//Российский рынок труда. Новации, проблемы, перспективы развития/Сб. статей III Международной научно-практической конференции в ПГУАиС. - Пенза: РИО ПГСХА, 2006. - С.11-13 (0,25 п.л.).

Абидов М.Х. Об организации труда и социальной защите работника// Теория и практика управления социально-экономическими процессами/. Вестник ДГТУ. – Махачкала: ДГТУ,2003. - С.23-27 (0,25 п.л.).

Абидов М.Х. Региональные аспекты социальной политики// Совершенствование технологических процессов в пищевой  и легкой индустрии/ Сборник научных трудов преподавателей и сотрудников Технологического факультета ДГТУ. – Махачкала: ДГТУ, 2002. - С.11-14 (0,2 п.л.).

Абидов М.Х. Организация и нормирование труда на предприятии – гарант социальной защищенности труда// Государственное регулирование экономики в условиях рынка/ Научно-тематический сборник. Часть VI.- Махачкала: НИЛ РЭП ДГТУ, 2002. - С. 41-44 (0,25 п.л.)

Абидов М.Х., Гордышев И.А. Нетрадиционные источники финансирования системы социальной защиты работников образования// Государственное регулирование экономики в условиях рынка/ Научно-тематический сборник. Часть III.- Махачкала: НИЛ  РЭП ДГТУ, 2001. - С. 195-198 (0,25 п.л.).

Абидов М.Х. Вопросы обеспечения социальной защиты работников образования Республики Дагестан// Государственное регулирование экономики в условиях рынка/ Научно-тематический сборник. Часть II.- Махачкала: НИЛ РЭП ДГТУ, 2000. - С. 38-42 (0,25 п.л.).

Абидов М.Х., Хаметов А.Т. Основные направления деятельности профсоюзов в сфере организации труда в переходный период// Проблемы теории и практики управления социально-экономическим развитием региона/ Научно-тематический сборник. – Махачкала: НИЛ РЭП ДГТУ, 1999. - С.11-13 (0,2 п.л.).

Абидов М.Х. Социальное партнерство как новый вид общественно-экономических отношений// Проблемы эффективности функционирования предприятий и организаций региона в условиях рынка/ Научно-тематический сборник. – Махачкала: НИЛ РЭП ДГТУ, 1999. - С. 24-27 (0,2 п.л.).

Абидов М.Х., Гамидова Н.Э Социальная политика в Республике Дагестан в условиях экономического кризиса// Достижение и современные проблемы развития науки в Дагестане/ Тезисы докладов международной научной конференции.- Махачкала: ДНЦ РАН, 1999. - С. 58-61 (0,25 п.л.).

Абидов М.Х. Социально-экономические аспекты деятельности профсоюзных объединений в сфере организации оплаты труда// Вопросы структуризации экономики/ Научно-тематический сборник. Выпуск №2.- Махачкала: ДНЦ РАН, 1999. - С. 15-18 (0,25 п.л.).


1 Демографический ежегодник России. 2006: Стат. сб. / Росстат. -  M., 2006. - С. 24, 26.

2 Региональный рынок труда в условиях социально-экономической трансформации российской экономики / Под ред. П.В.Акинина, С.В.Степановой. – Ставрополь: Сервисшкола, 2002. - С. 13.

3 Денисова Г.С., Уланов В.П. Русские на Северном Кавказе: анализ трансформации социокультурного статуса. – Ростов-на-Дону, 2003. - С. 259.

4 Рыбаковский Л.Л. Концепция демографической политики: (Методологические вопросы). – М.: Эконинформ, 2002. – С. 23-24.

5 Распоряжение Правительства РК от 3 июля 2002 г. № 336-р «О принятии необходимых мер по реализации концепции демографического развития Республики Калмыкия на период до 2015 года»; Постановление Правительства КБР от 8 февраля 2003 г. № 32-ПП «О мерах по улучшению демографической ситуации в КБР».

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.