WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М. В. ЛОМОНОСОВА Механико-математический факультет

На правах рукописи

УДК 517.57+517.956 Покровский

Андрей Владимирович УСТРАНИМЫЕ ОСОБЕННОСТИ РЕШЕНИЙ ЭЛЛИПТИЧЕСКИХ УРАВНЕНИЙ

01.01.01 математический анализ 01.01.02 дифференциальные уравнения

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора физико-математических наук

Москва – 2008

Работа выполнена на кафедре теории функций и функционального анализа механико-математического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова

Научный консультант:

доктор физико-математических наук, профессор Е. П. Долженко, Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова

Официальные оппоненты:

доктор физико-математических наук, профессор В. А. Кондратьев, Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова;

доктор физико-математических наук, профессор В. М. Миклюков, Волгоградский государственный университет;

доктор физико-математических наук, профессор А. Г. Сергеев, Математический институт им. В. А. Стеклова РАН.

Ведущая организация:

Институт математики им. С. Л. Соболева СО РАН

Защита состоится 27 марта 2009 г. в 16 час. 45 мин. на заседании диссертационного совета Д.501.001.85 в Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова по адресу: 119991, ГСП-1, Ленинские горы, МГУ имени М. В. Ломоносова, механико-математический факультет.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке механикоматематического факультета МГУ (14 этаж).

Автореферат разослан 25 февраля 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Д.501.001.85 при МГУ профессор И. Н. Сергеев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Задачи о продолжении решений дифференциальных уравнений с частными производными традиционно привлекают внимание большого числа исследователей. Центральное место среди них занимают задачи об устранимых особенностях решений дифференциального уравнения в заданном классе функций. Классическим примером такой задачи является знаменитая проблема Пенлеве1 об описании компактов, устранимых для ограниченных голоморфных функций, т.е. таких компактов на комплексной плоскости, для которых любая ограниченная голоморфная функция, определенная в дополнении данного компакта до какой-либо его окрестности, может быть голоморфно продолжена на этот компакт. Проблема Пенлеве приковывала внимание аналитиков на протяжении всего XX века (Д. Помпейю, А. Данжуа, В. В. Голубев, А. Безикович, А. Берлинг, Л. Альфорс, А. Г. Витушкин, П. Маттила, Г. Давид, М. С. Мельников и др.), но получила окончательное решение только в 2001 г.2 Решение этой проблемы оказалось весьма сложным и формулируется в терминах, учитывающих метрические и геометрические свойства множеств. Не приводя его в общем виде, отметим следующий результат Г. Давида3, непосредственно предшествовавший завершающей теореме Х. Толсы2 и сформулированный в качестве гипотезы А. Г. Витушкиным еще в начале 1960-х гг.: плоский компакт с конечной длиной по Хаусдорфу устраним для ограниченных голоморфных функций в том и только том случае, когда почти на всякую прямую он проецируется во множество меры нуль.

Другую постановку задачи об устранимых особенностях голоморфных функций предложил в докладе на IV Всесоюзном математическом съезде в Ленинграде (1961) Е. П. Долженко4. Он показал, что для голоморфных функций, удовлетворяющих условию Гельдера с заданным показателем (0, 1), устранимые компакты характеризуются условием равенства нулю их хаусдорфовой меры порядка 1 + . Это был первый результат, в котором устранимые особенности решений диффеPainlev P. Sur les lignes singulires des fonctions analytiques // Annales de la Facult des Sciences de Toulouse. 18Tolsa X. Painlev’s problem and the semiadditivity of analytic capacity // Acta Math. 2003. V. 190. P. 105-149.

David G. Unrectifiable 1-sets have vanishing analytic capacity // Rev. Mat.

Iberoamer. 2000. V. 14. P. 369-479.

Долженко Е.П. О "стирании"особенностей аналитических функций // Успехи матем. наук. 1963. Т. 18, вып. 4 (112). С. 135-142.

ренциального уравнения с частными производными в заданном классе функций (в данном случае решений уравнения Коши–Римана в классе Гельдера) полностью описывались в терминах хаусдорфовых мер, и в дальнейшем он получил развитие в работах многих авторов. Так, Л. Карлесон5 установил, что компактные подмножества евклидова пространства Rn, n 2, устранимые для гармонических функций, удовлетворяющих условию Гельдера с показателем (0, 1), полностью описываются условием равенства нулю их хаусдорфовой меры порядка n-2+. Это же условие, как показал Е. П. Долженко6,7, характеризует и устранимые особенности гармонических функций в классах Гельдера с показателем гладкости (1, 2).

Дальнейшее продвижение в направлении дополнения сформулированных выше результатов Е. П. Долженко и Л. Карлесона и их обобщения на более широкие классы линейных дифференциальных уравнений с частными производными связано с работами Р. Харви и Дж. Полкинга8,9, Й. Крала10. Н. Х. Уи11, Б. Ж. Ищанова12, Х. Вердеры13, Х. Матеу и Х. Оробича14, Д. Ульриха15 и других авторов.

В частности, в работах Б. Ж. Ищанова продуктивной оказалась идея классификации суммируемых функций по скорости их локальных приближений в среднем решениями рассматриваемого дифференциального Carleson L. Removable singularities for continuous harmonic functions in Rn // Math. Scand. 1963. V. 12. P. 15-18.

Долженко Е.П. О представлении непрерывных гармонических функций в виде потенциалов // Изв. АН СССР. 1964. Т. 28, № 5. С. 1113-1130.

Долженко Е.П. Об особых точках непрерывных гармонических функций // Изв.

АН СССР. 1964. Т. 28, № 6. С. 1251-1270.

Harvey R., Polking J.C. Removable singularities of solutions of linear partial differential equations // Acta math. 1970. V. 125, № 1/2. P. 39-56.

Polking J.C. A survey of removable singularities // Sem. Nonlinear PDE. New York, 1984. P. 261-292.

Krl J. Removable singularities of solutions of semielliptic equations // Rendiconti de Matematica. 1973. V. 6. № 4. P. 763-7Uy N.X. Removable sets of analytic functions satisfying a Lipschitz condition // Ark.

mat. 1979. V. 17. № 1. С. 19-27.

Ищанов Б.Ж. Метрические условия для устранимости особых множеств в некоторых классах полигармонических и полианалитических функций // Депонировано в ВИНИТИ АН СССР 14 апреля 1987 г., № 2575-B87.

Verdera J. Cm-approximations by solutions of elliptic equations and CalderonZygmund operators // Duke Math. J. 1987. V. 55. № 1. P. 157-187.

Mateu J., Orobitg J. Lipschitz approximations by harmonic functions and some applications to spectral synthesis // Indiana Univ. Math. J. 1990. V. 39, № 3. P. 703-736.

Ullrich D. Removable sets for harmonic functions // Mich. Math. J. 1991. V. 38, № 3.

P. 467-473.

уравнения, восходящая к работам В. С. Федорова 1920-30 гг. об условиях моногенности функций комплексного переменного и представлению голоморфных функций интегралом типа Коши. На этом пути он12 выделил классы локально суммируемых функций, в которых устранимые особенности полианалитических и полигармонических функций полностью описываются условием равенства нулю их хаусдорфовой меры относительно произвольно заданной измеряющей функции. Дальнейшие исследования16 привели к обобщению результатов Б. Ж. Ищанова на однородные уравнения, левая часть которых является квазиоднородным полуэллиптическим оператором с постоянными коэффициентами. При этом выяснилось, что известные результаты о метрической характеризации устранимых множеств для решений таких уравнений в классах Гельдера (вообще говоря, анизотропных) являются следствиями результатов об устранимых особенностях в классах, построенных при помощи локальных приближений решениями рассматриваемого уравнения.

В упомянутых выше результатах гладкость коэффициентов эллиптического уравнения играла существенную роль. Она гарантировала совпадение его обобщенных решений с классическими и их принадлежность к рассматриваемому классу функций.

Для линейных равномерно эллиптических уравнений с негладкими, в частности, с разрывными коэффициентами, ситуация более сложная, и результаты об устранимых особенностях решений таких уравнений могут существенно отличаться от соответствующих результатов для уравнений с гладкими коэффициентами. Например, легко проверить, что любая не тождественная нулю линейная функция не является обобщенным решением в Rn уравнения div(a(x)f) = 0, где a(x) 1 внутри единичного куба Q и a(x) 2 в Rn \ Q. Это означает, что граница единичного куба не является устранимым множеством для обобщенных решений рассматриваемого уравнения в классе бесконечно дифференцируемых функций, в то время как для решений уравнения Лапласа (т.е. для гармонических функций) она устранима уже в классе непрерывно дифференцируемых функций. С другой стороны, Д. Гилбарг и Дж. Серрин17 установили, что, в отличие от дивергентного случая, Покровский А.В. О неизолированных особых точках решений линейных дифференциальных уравнений с частными производными. Дисс.... к.ф.-м.н. М.: МГУ, 1996.

Gilbarg D., Serrin J. On isolated singularities of second order elliptic differential equations // J. d’Analyse Math. 1955-1956. V. 4. P. 309-340. (Пер. на рус. яз.: Сб.

переводов "Математика". 1958. Т. 2. № 6. С. 63-86.) решения однородных линейных равномерно эллиптических уравнений второго порядка в недивергентной форме с измеримыми и ограниченными действительными коэффициентами могут иметь изолированные особенности даже в классах Гельдера.

Эти результаты объясняют причину отсутствия метрических критериев устранимости особых множеств для решений линейных эллиптических уравнений второго порядка с измеримыми и ограниченными коэффициентами: их получение связано как с новыми постановками задач об устранимых особенностях, так и с новыми условиями устранимости.

Для квазилинейных эллиптических уравнений второго порядка основную массу известных результатов об устранимых особенностях их решений можно условно разделить на две группы. В первой из них, которая восходит к работе Дж. Серрина18, исследуется связь структурных условий, накладываемых на уравнение, со степенью суммируемости либо допустимым порядком роста его решений вблизи особого множества, достаточных для устранимости этого множества. При этом основное внимание уделялось случаям, когда особое множество является либо изолированной точкой, либо гладким многообразием18,19,20. Вторую группу образуют результаты, в которых исследуется эффект продолжаемости всех решений некоторых квазилинейных эллиптических уравнений второго порядка из заданной области без условия их принадлежности к какому-либо функциональному классу19,21-26. Классическим примером такого результата является теорема Л. Берса21 об отсутствии изолированных особенностей у решений уравнения минимальных поSerrin J. Isolated singularities of solutions of quasilinear equations // Acta Math.

1964. V. 111. P. 247-302.

Veron L. Singularities of solutions of second order quasilinear elliptic equations.

Addison Wesley Longman Limited, 1996.

Скрыпник И.И. Об устранимости особенностей решений нелинейных эллиптических уравнений на многообразиях // Матем. сборник. 2003. Т. 194. № 9. С. 91-112.

Bers L. Isolated singularities of minimal surfaces // Ann. Math. 1951. V. 53. P. 364386.

De Giorgi E., Stampacchia G. Sulla singolarit eliminabili delle ipersuperficie minimali // Atti Accad. Naz. Lincei, Rend., Cl. Sci. Fis. Mat. Nat. 1965. V. 38. P. 352-357.

Nitsche J.C.C. On new results in the theory of minimal surfaces // Bull. Amer.

Math. Soc. 1965. V. 71. P. 195-270.

Miranda M. Sulla singolarit eliminabili delle soluzioni dell’equazione delle superfici minime // Ann. Sc. Norm. Sup. Pisa, Ser. IV, 1977, V. 4, P. 129-132.

Anzellotti G. Dirichlet problem and removable singularities for functional with linear growth // Boll. Un. Mat. Ital. C(5), 1981. V. 81. P. 141-159.

Brezis H., Nirenberg L. Removable singularities for nonlinear elliptic equations // Topological Methods in Nonlinear Analysis. 1997. V. 9. P. 201-219.

верхностей.

Единственный результат о метрической характеризации устранимых множеств был получен для квазилинейных эллиптических уравнений второго порядка в работе Т. Килпелайнена и Ч. Жонга27. В этой работе дано обобщение сформулированной выше теоремы Карлесона об устранимых особенностях гармонических функций в классах Гельдера на решения вырождающихся эллиптических уравнений с p-лапласианом.

Цель работы. Целью настоящей диссертационной работы является получение метрических критериев устранимости множеств особых точек (замкнутых относительно рассматриваемых евклидовых областей) для решений линейных равномерно эллиптических уравнений второго порядка с измеримыми и ограниченными действительными коэффициентами и для решений некоторых квазилинейных эллиптических уравнений второго порядка.

Методика исследования. В диссертации используются методы теории функций нескольких действительных переменных, функционального анализа и качественной теории дифференциальных уравнений с частными производными.

Научная новизна. Все приведенные в диссертации результаты являются новыми. Основные из них состоят в следующем:

• в классах непрерывных функций и функций с первыми обобщенными производными получены в терминах хаусдорфовых мер критерии устранимости множеств особых точек для обобщенных решений однородных линейных равномерно эллиптических уравнений второго порядка в дивергентной форме с измеримыми и ограниченными действительными коэффициентами;

• в классах непрерывных функций получен метрический критерий устранимости компактных множеств особых точек для слабых решений однородных линейных равномерно эллиптических уравнений второго порядка в недивергентной форме с измеримыми и ограниченными действительными коэффициентами;

• в классах функций с первыми обобщенными производными получен в терминах хаусдорфовых мер критерий устранимости мноKilpelinen T., Zhong X. Removable sets for continuous solutions of quasilinear elliptic equations // Proc. Amer. Math. Soc. 2002. V. 130. №6. P. 1681-1688.

жеств особых точек для обобщенных решений квазилинейных эллиптических уравнений второго порядка с p-лапласианом;

• в терминах хаусдорфовых мер получен критерий устранимости множеств особых точек для решений уравнения минимальных поверхностей в гельдеровых классах непрерывно дифференцируемых функций.

Теоретическая и практическая значимость. Работа носит теоретический характер. Ее результаты могут найти применение в теории дифференциальных уравнений с частными производными.

Апробация работы. Результаты диссертации докладывались на заседании Московского математического общества и на следующих семинарах (в скобках указаны руководители семинара): на механико-математическом факультете МГУ им. М. В. Ломоносова по теории приближений и граничным свойствам функций (проф.

Е. П. Долженко), теории функций действительного переменного (акад.

РАН П. Л. Ульянов и член-корр. РАН Б. С. Кашин), дифференциальным уравнениям с частными производными (проф. В. А. Кондратьев и проф. Е. В. Радкевич) и дифференциальным уравнениям и их приложениям (проф. М. И. Вишик); в Математическом институте им.

В. А. Стеклова РАН по теории функций нескольких действительных переменных и ее приложениям (акад. РАН С. М. Никольский, членкорр. РАН О. В. Бесов и член-корр. РАН Л. Д. Кудрявцев) и дифференциальным уравнениям в частных производных (проф. А. К. Гущин и проф. В. П. Михайлов); в Институте математики НАН Украины по нелинейному анализу (акад. НАН Украины И. В. Скрыпник и проф. С. Д. Эйдельман ) и комплексному анализу и теории потенциала (член-корр. НАН Украины П. М. Тамразов); в Физико-техническом институте низких температур им. Б. И. Веркина НАН Украины по математической физике (акад. НАН Украины Е. Я. Хруслов); в Институте прикладной математики и механики НАН Украины по нелинейному анализу (проф. А. А. Ковалевский и проф. А. Е. Шишков); во Владимирском государственном педагогическом университете по дифференциальным уравнениям (проф. В. В. Жиков и проф. Ю. А. Алхутов), в Финляндии на семинарах по анализу в университетах Йоэнссу (проф. И. Лайне), Ювяскюля (проф. Т. Килпелайнен) и Хельсинки (проф. О. Мартио и проф. М. Вуоринен).

Результаты диссертации докладывались также на следующих международных конференциях: Функциональный анализ и его приложения, посвященная 110-летию С. Банаха (Львов, 2002); Дифференциальные уравнения и динамические системы (Суздаль, 2002, 2004, 2006, 2008); Комплексный анализ, дифференциальные уравнения и смежные вопросы (Ереван, 2002); Потенциальные течения и комплексный анализ (Киев, 2002); Функциональные пространства, нелинейный анализ, проблемы математического образования, посвященная 80-летию членакорреспондента РАН Л. Д. Кудрявцева (Москва, 2003); Математический анализ и экономика (Сумы, 2003); Теория потенциала и течения со свободными границами (Киев, 2003); Геометрический анализ и его приложения (Волгоград, 2004); Анализ на метрических пространствах с мерой (Бедлево, Польша, 2004); Анализ и геометрия, посвященная 75летию академика РАН Ю. Г. Решетняка (Новосибирск, 2004); Функциональные пространства, теория приближений, нелинейный анализ, посвященная 100-летию академика С. М. Никольского (Москва, 2005);

Теория функций, ее приложения и смежные вопросы (Казань, 2005);

Нелинейные дифференциальные уравнения с частными производными (Алушта, 2005); Течения со свободными границами и смежные вопросы анализа (Киев, 2005); Анализ и дифференциальные уравнения с частными производными, посвященная 75-летию профессора Б. Боярского (Бедлево, Польша, 2006); Комплексный анализ и теория потенциала (Гебзе, Турция, 2006, спутниковая конференция к Международному математическому конгрессу-2006); Дифференциальные уравнения и смежные вопросы, посвященная памяти И. Г. Петровского (Москва, 2007);

Геометрический анализ и нелинейные дифференциальные уравнения с частными производными (Бедлево, Польша, 2007); Боголюбовские чтения-2007, посвященные 90-летию академика Ю. А. Митропольского (Житомир, 2007); Нелинейные дифференциальные уравнения с частными производными, посвященная памяти И. В. Скрыпника (Ялта, 2007);

18-я Крымская осенняя математическая школа (Ласпи-Батилиман, 2007).

Публикации. Основные результаты диссертации опубликованы без соавторов в 9 работах, список которых приводится в конце автореферата.

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 1страницах и состоит из введения, четырех глав и списка литературы из 119 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении дан исторический обзор известных результатов по теме диссертационной работы и сформулированы ее главные результаты.

Здесь также приводятся основные определения и обозначения, используемые в последующих главах. Напомним некоторые из них.

Под функциональным классом в области G Rn в диссертации понимается произвольное непустое подмножество пространства L(G)loc функций, локально суммируемых в G. Если в каждой области G Rn определен некоторый функциональный класс H(G) и при этом для произвольной пары областей G1 G2 Rn сужение на G1 любой функции из H(G2) принадлежит классу H(G1), то H(G)loc обозначает множество всех функций из L(G)loc, сужение которых на любую подобласть G0 G принадлежит классу H(G0).

Открытый евклидов шар с центром в точке x Rn и радиусом r > обозначается через B(x, r).

Пусть t0 > 0, g(t) положительная непрерывная неубывающая функция, определенная при 0 < t < t0, и пусть E множество в Rn. Напомним, что (внешней) мерой Хаусдорфа mesg E множества E относительно измеряющей функции g называется конечный или равный + предел при t 0 величины inf ( g(ri)), где точная нижi няя грань берется по всем не более чем счетным множествам открытых шаров {B(xi, ri)}i с ri t, образующих покрытие множества E. Если g(t) = t, 0, то хаусдорфова мера множества E отосительно измеряющей функции g называется мерой Хаусдорфа порядка множества E и обозначается mes E.

Предположим, что в области G Rn, n 2, задано множество E, замкнутое относительно этой области, функциональный класс H(G) и класс AP (G), состоящий из всех решений дифференциального уравнения в частных производных P f = 0, при этом AP (G) H(G) = (во всех конкретных случаях, которые будут рассматриваться ниже, мы будем уточнять требования на класс H(G), дифференциальное уравнение P f = 0 и то, в каком смысле понимаются решения этого уравнения).

Будем говорить, что множество E является устранимым для решений уравнения P f = 0 в классе H(G), если каждая функция из этого класса, являющаяся решением уравнения P f = 0 на множестве G \ E, может быть продолжена с G \ E на G до функции из класса AP (G) H(G).

В главе 1 рассматриваются линейные равномерно эллиптические уравнения второго порядка в дивергентной форме.

Пусть G ограниченная область в Rn, n 2, n n n Lf = i(aij(x)jf) + i(bi(x)f) + ci(x)if + d(x)f i,j=1 i=1 i=(if = f/xi) линейный дифференциальный оператор с измеримыми ограниченными коэффициентами aij(x) aji(x), bi(x), ci(x) и d(x) в области G (i, j = 1,..., n), удовлетворяющий следующему условию равномерной эллиптичности: существует такое (0, 1], что для всех Rn и для почти всех x G выполняется неравенство n ||2 aij(x)ij -1||2. (1) i,j=Наибольшее такое называется, как обычно, постоянной эллиптичности оператора L и обозначается через L.

Под обобщенным решением уравнения Lf = 0 в области G мы 1,понимаем, как всегда, функцию из соболевского класса W (G)loc (= W2 (G)loc), удовлетворяющую этому уравнению в смысле равенства обобщенных функций. По теореме Де Джорджи и Нэша каждая такая функция непрерывна и локально гельдерова в G с некоторым показателем , зависящем только от размерности n и постоянной эллиптичности L. Множество всех обобщенных решений уравнения Lf = 0 в области G обозначим через AL(G).

Предположим, что для любой неотрицательной функции C0 (G) n справедливо неравенство (d(x)(x) - bi(x)i(x) dx 0. ТогдаG i=1,для каждого шара B(x, r) G и для любой функции f W (B(x, r)) 1,существует единственная функция fL,x,r W (B(x, r)) AL(B(x, r)), 1,удовлетворяющая условию f - fL,x,r W0 (B(x, r)).

Пусть h(t) непрерывная положительная неубывающая функция, определенная при t > 0 и такая, что при некотором > 0 функция t-(n/2-1+)h(t) не убывает. Будем говорить, что функция f принадле1,жит классу W (L, G, h), если f W (G)loc и существует такая постоянная C 0, что для любого шара B(x, r) G выполняется неравенство Гилбарг Д., Трудингер Н. Эллиптические дифференциальные уравнения с частными производными второго порядка. М.: Наука, 1989.

1/|f - fL,x,r|2dy Ch(r) (f = (1f,..., nf)).

B(x,r) Пусть E подмножество области G, замкнутое относительно нее, и пусть функция g(t) определена при t > 0 равенством g(t) := tn/2-1h(t).

В принятых обозначениях и при сделанных выше предположениях имеет место следующая теорема.

Теорема 1.1. Множество E устранимо для обобщенных решений уравнения Lf = 0 в классе W (L, G, h)loc тогда и только тогда, когда выполнено условие mesgE = 0.

Во всех последующих теоремах первой главы предполагается, что n оператор L не содержит младших членов: Lf = i(aij(x)jf). Даi,j=лее, как обычно, через C(G) и C1,(G) (0 < < 1) обозначаются соответственно множество всех функций, удовлетворяющих в области G условию Гельдера с показателем и множество всех непрерывно дифференцируемых функций в G, градиент которых принадлежит C(G).

При h(t) = tn/2+, > -1, вместо W (L, G, h) мы будем писать WL (G).

В теореме 1.2 показано, что при 0 < < < 1 для оператора L с коэффициентами из C(G)loc имеет место совпадение функциональ ных классов WL (G)loc и C1,(G)loc. Отсюда и из теоремы 1.1 следует, что в этом случае условие mesn-1+E = 0 характеризует устранимость множества E для обобщенных решений уравнения Lf = 0 в классе C1,(G)loc (теорема 1.4). Для оператора Лапласа теорема 1.4 дает упомянутый выше результат Е. П. Долженко6,7.

В теореме 1.3 для оператора L с непрерывными коэффициентами в G показано, что при -1 < < 0 для произвольной подобла сти G0 G и для любой функции f WL (G)loc конечна величина sup r-n-2 |f|2dy. По теореме вложения Морри29 это B(x,r) G0 (B(x,r) означает, что f C1+(G)loc. Поэтому из теорем 1.1 и 1.3 вытекает, что при 0 < < 1 и непрерывности коэффициентов оператора L в области G равенство mesn-2+E = 0 является необходимым условием устранимости множества E для обобщенных решений уравнения Lf = 0 в классе C(G)loc. Это же условие, как показали Т. Килпелайнен и Ч. Жонг27, обеспечивает устранимость множества E для обобщенных Giaquinta M. Multiple integrals in the calculus of variations and nonlinear elliptic systems. Princeton Univ. Press, Princeton, 1983.

решений уравнения Lf = 0 в классе C(G)loc, 0 < < 1, при этом непрерывность коэффициентов оператора L здесь не нужна. Значит, если 0 < < 1 и коэффициенты оператора L непрерывны в области G, то условие mesn-2+E = 0 полностью описывает устранимые множества для обобщенных решений уравнения Lf = 0 в классе C(G)loc (теорема 1.5). Для оператора Лапласа теорема 1.5 дает упомянутый выше результат Л. Карлесона5.

В следующих теоремах первой главы предполагается, что L оператор без младших членов с измеримыми ограниченными коэффициентами в области G.

Пусть f непрерывная функция в G. Тогда28 для каждого шара B(x, r) G существует единственная функция fL,x,r AL(B(x, r)), которая непрерывно продолжается на границу этого шара и имеет там граничные значения, совпадающие со значениями функции f.

Пусть > 0. Будем говорить, что функция f принадлежит классу UL (G), если она непрерывна в области G и существует такая постоянная C 0, что для любого шара B(x, r) G выполняется неравенство sup |f - fL,x,r| Cr.

B(x,r) В следующей теореме K компакт в G.

Теорема 1.6. Пусть 0 < 2. Компакт K устраним для обоб щенных решений уравнения Lf = 0 в классе UL (G) тогда и только тогда, когда выполняется условие mesn-2+ K = 0.

Для дальнейшего изложения напомним, что класс Зигмунда Z(G) состоит, по определению, из всех непрерывных функций f в области G для которых конечна величина sup |h|-1|f(x - h) - 2f(x) + f(x + h)|, где точная верхняя грань берется по всем x G и h Rn \ {0} таким, что замкнутый отрезок с концами x - h и x + h целиком лежит в G;

класс Гельдера–Зигмунда (G), 0 < < 2, определяется равенствами (G) = C(G) и 1+(G) = C1,(G) при 0 < < 1, 1(G) = Z(G).

Отметим16,30, что для оператора Лапласа класс функций U(G)loc совпадает при 0 < < 2 с классом (G)loc, поэтому в теореме 1.содержатся известные критерии устранимости компактов для гармонических функций, установленные в работах Л. Карлесона5 (0 < < 1), Е. П. Долженко6,7 (1 < < 2), Д. Матеу и Д. Оробича14 и Д. УльрихаПокровский А.B. Классы функций, определяемые с помощью локальных приближений решениями гипоэллиптических уравнений // Сиб. мат. журн. 2006. Т. 47, № 2. С. 394-413.

( = 1).

Чтобы сформулировать следующий результат, введем обозначение:

если функция f непрерывна на замыкании шара B(x, r), то ее колебание на этом шаре определяется равенством oscB(x,r) f := sup f - inf f.

B(x,r) B(x,r) Тогда упомянутая выше теорема Де Джорджи и Нэша может быть сформулирована таким образом28: для любой тройки концентрических шаров B(x, r) B(x, R) B(x, R0) G с R 1 и для любой функции f AL(B(x, R0)) справедливо неравенство r oscB(x,r) f C oscB(x,R) f, (2) R где C > 0 и (0, 1) зависят только от размерности n и постоянной эллиптичности L.

Из принципа максимума для обобщенных решений рассматриваемого уравнения вытекает, что при всех (0, 1) имеет место включение C(G)loc UL (G)loc. В теореме 1.7 показано, что при 0 < < , где гельдеров показатель в только что приведенной формулировке теоремы Де Джорджи и Нэша, это включение превращается в равенство функциональных классов C(G)loc = UL (G)loc.

Теорема 1.6 дополняется теоремой 1.8, в которой получено обобщение на решения уравнения Lf = 0 известной теоремы И. И. Приваловао достаточном условии гармоничности непрерывной функции в терминах введенных им верхнего и нижнего обобщенных параметров Лапла са. Из теоремы 1.8 следует, что при > 2 класс UL (G)loc состоит только из обобщенных решений уравнения Lf = 0 в области G.

При сравнении теорем 1.1 и 1.6 естественно возникает вопрос о свя1+ зи между классами функций WL (G)loc и UL (G)loc. Ответ на него дает теорема 1.9, в которой при всех > -1 установлено включение 1+ WL (G)loc UL (G)loc, становящееся при > 0 равенством функцио1+ нальных классов WL (G)loc = UL (G)loc.

В главе 2 рассматриваются линейные равномерно эллиптические уравнения второго порядка в недивергентной форме.

n 2f Пусть Lf = aij(x)ijf ijf = линейный диффеxixj i,j=ренциальный оператор второго порядка с измеримыми ограниченными действительными коэффициентами aij(x) aji(x) в Rn (i, j = 1,..., n), Привалов И.И. Субгармонические функции. М.: ОНТИ, 1937.

такой, что при некотором (0, 1] для всех Rn и для почти всех x Rn выполняется условие равномерной эллиптичности (1). Наибольшее такое называется, как обычно, постоянной эллиптичности оператора L и обозначается через L.

Возьмем произвольным образом ограниченную область G Rn с гладкой (бесконечно дифференцируемой) границей G, непрерывную функцию g, определенную на G, и последовательность дифференциn альных операторов Lkf = a(k)(x)ijf, k N, такую, что все коij i,j=эффициенты a(k)(x) определены и бесконечно дифференцируемы в Rn, ij операторы Lk равномерно эллиптичны в Rn с постоянными эллиптичности L L (k N), и для любых i, j {1,..., n} последовательk ность функций {a(k)(x)}kN сходится при k к функции aij(x) поij чти всюду в G. Тогда28 для каждого k N существует единственная функция fk, которая непрерывна на замкнутой области G, бесконечно дифференцируема внутри нее и такая, что Lkfk 0 в G, fk g на G.

Н. В. Крылов и М. В. Сафонов32 показали, что из последовательности функций {fk}kN можно выделить подпоследовательность, равномерно сходящуюся на G. Следуя М. В. Сафонову33, мы называем предел такой подпоследовательности слабым решением задачи Дирихле Lf = в G, f = g на G. Будем говорить, что оператор L обладает свойством слабой единственности, если для любой области G с гладкой границей и для любой непрерывной функции g на G эта задача Дирихле имеет единственное слабое решение.

Понятие слабой единственности было введено Н. В. Крыловым34, который доказал, что если замыкание множества точек разрыва коэффициентов оператора L не более чем счетно, то этот оператор обладает свойством слабой единственности. М. В. Сафонов35 установил слабую единственность оператора L в предположении, что множество точек разрыва его коэффициентов замкнуто и имеет достаточно малую Крылов Н.В., Сафонов М.В. Некоторое свойство решений параболических уравнений с измеримыми коэффициентами // Изв. АН СССР. Сер. матем. 1980. Т. 44.

№ 1. С. 161-175.

Safonov M.V. Nonuniqueness for second-order elliptic equations with measurable coefficients // SIAM J. Math. Anal. 1999. V. 30. № 4. P. 879-895.

Krylov N.V. On one-point weak uniqueness for elliptic equations // Comm. in PDE.

1992. V. 17. № 11-12. P. 1759-1784.

Safonov M.V. On a weak uniqueness for some elliptic equations // Comm. in PDE.

1994. V. 19. № 5-6. P. 943-957.

хаусдорфову размерность (зависящую от n и L). C другой стороны, Н. С. Надирашвили36 показал, что, в отличие от случая n = 2, слабая единственность для оператора L может нарушаться при n 3.

Для формулировки основной теоремы второй главы нам потребуется следующий результат Л. Эскуриазы37: оператор L обладает свойством слабой единственности в том и только том случае, когда существует единственная неотрицательная функция WL L(Rn)loc такая, что WL(x)L(x) dx = 0 C0 (Rn), WL(x)dx = 1. (3) B(0,1) Всюду ниже мы считаем, что для оператора L выполнено свойство слабой единственности в Rn, а неотрицательная функция WL L(Rn)loc удовлетворяет условиям (3).

Пусть > 0, WL(B(x, r)) := WL(y) dy (x Rn, r > 0). НаB(x,r) зовем (внешней) L-мерой порядка множества E Rn и обозначим через mesE конечный или pавный + пpедел пpи t 0 величины L -n inf rj WL B(xj, rj), где точная нижняя грань беpется по всем j не более чем счетным системам шаpов {B(xj, rj)}j c rj t, обpазующих покpытие множества E.

Под слабым решением уравнения Lf = 0 в области G мы будем понимать непрерывную в этой области функцию g, которая внутри любой подобласти G0 G с гладкой границей совпадает со слабым решением задачи Дирихле Lf = 0 в G0, f = g на G0. Множество всех таких функций мы обозначаем через AL(G).

Пусть G ограниченная область в Rn, K компакт в G. Заменяя в определении класса UL (G) из главы 1 обобщенные решения уравнения Lf = 0 на слабые решения уравнения Lf = 0, мы получаем определение функционального класса UL (G).

В принятых выше обозначениях сформулируем основной результат второй главы диссертации.

Теорема 2.1. Пусть 0 < 2. Компакт K устраним для слабых решений уравнения Lf = 0 в классе UL (G)loc тогда и только тогда, Nadirashvili N.S. Nonuniqueness in the martingale problem and the Dirichlet problem for uniformly elliptic equations // Ann. Scuola Norm. Sup. Pisa Cl. Sci. (4).

1997. V. 24. № 3. P. 537-550.

Escauriaza L. Bounds for the fundamental solutions of elliptic and parabolic equations in nondivergence form // Comm. in PDE. 2000. V. 25. № 5-6. P. 821-845.

когда выполнено условие mesn-2+K = 0.

L Для оператора Лапласа функция W(x) является, очевидно, неотрицательной и не тождественной нулю гармонической функцией в Rn, и, по односторонней теореме Лиувилля, она есть положительная постоянная. Отсюда следует, что мера mes E совпадает с точностью до постоянного множителя, не зависящего от множества E Rn, с мерой mesE. Поэтому (см. комментарий после формулировки теоремы 1.6) в теореме 2.1 содержатся известные критерии устранимости компактов для гармонических функций5-7,14,15.

Прежде чем излагать дальнейшие результаты работы, проиллюстрируем применение теоремы 2.1 на упомянутом выше примере Д. Гилбарга и Дж. Серрина17.

-n+Пример 2.1. Пусть n 2, > n - 2, =, и пусть коэффици1+ n енты оператора Lf = aij(x)ijf заданы в Rn \ {O} (O начало i,j=координат в Rn) равенствами aij(x) := ij + xixj|x|-2, где ij символ Кронекера: ij = 1 при i = j, ij = 0 при i = j (i, j = 1,..., n).

Тогда 0 < < 1, оператор L равномерно эллиптичен и удовлетворяет условию слабой единственности в Rn, и непосредственная проверка показывает, что функция 1 - |x| является классическим (и, следовательно, слабым) решением уравнения Lf = 0 в Rn \ {O}, а ее сужение на единичный шар B := B(0, 1) принадлежит классам C(B) и UL (B) (поскольку C(B) UL (B) при 0 < < 1).

С другой стороны, как показал Л. Эскуриаза37, функция WL(x) с точностью до постоянного положительного множителя, зависящего -(n-1) 1+ лишь от n и , совпадает в Rn с функцией |x|. Отсюда следует, -(n-1) +n 1+ что функция WL(B(0, r)) (r > 0) совпадает с функцией cr, где c постоянный положительный множитель, зависящий только от n и . Поэтому для любого r > 0 справедливы равенства -n+2 (n-1) -2+n1+ 1+ r(n-2+)-nWL(B(0, r)) = cr = cr0 = c. (4) Воспользуемся теперь результатом П. Бауман38 о том, что функция WL(B(x, r)) удовлетворяет при всех x Rn и r (0, 1] условию удвоения WL(B(x, 2r)) C · WL(B(x, r)), где положительная постоянная C Bauman P. A Wiener test for nondivergence structure, second-order elliptic equations // Indiana Univ. Math. J. 1985. V. 34. № 4. P. 825-844.

зависит только от n и L. Отсюда вытекает, что при проверке условия mesn-2+K > 0 можно без уменьшения общности предполагать, L что центры всех шаров покрытий в определении L-меры принадлежат множеству K. Следовательно, цепочка равенств (4) означает, что для множества K = {O} выполняется условие mesn-2+K > 0, и, по теоL реме 2.1, это множество не является устранимым для слабых решений уравнения Lf = 0 в классе UL (B).

Проведенные вычисления показывают также, что для всех > справедливо равенство mesn-2+K = 0. Поэтому при > компакт L K = {O} является устранимым для слабых решений уравнения Lf = в классе UL (B).

В упомянутой работе П. Бауман38 было также показано, что функция WL(x) не может обращаться в нуль на множестве положительной лебеговой меры в Rn. Это означает, что условия mesnK = 0 и mesnK = L эквивалентны, поэтому устранимость компакта K для слабых решений уравнения Lf = 0 в классе UL(G) характеризуется условием равенства нулю его меры Лебега.

Для дальнейшего изложения нам потребуется следующая теорема Н. В. Крылова и М. В. Сафонова32 о локальной гельдеровости слабых решений уравнения Lf = 0: для произвольной тройки концентрических шаров B(x, r) B(x, R) B(x, R0) с R 1 и для любой функции f AL(B(x, R0)) справедливо неравенство (2), где C > 0 и (0, 1] зависят только от n и L.

Из хорошо известного описания классов Гельдера–Зигмунда (G)loc при 0 < < 2 в терминах локальных приближений линейными функциями39 и из принципа максимума для слабых решений урав нения Lf = 0 вытекает включение (G)loc UL (G)loc (0 < < 2).

В теореме 2.2 показано, что при 0 < < , где гельдеров показатель в приведенной выше формулировке теоремы Крылова и Сафонова, это включение становится равенством функциональных классов (G)loc = UL (G)loc. Из теорем 2.1 и 2.2 вытекает теорема 2.3, дающая критерий устранимости компактов для слабых решений уравнения Lf = 0 в классах Гельдера с малым показателем гладкости.

Теорему 2.1 дополняет теорема 2.4, в которой получено обобщение на слабые решения уравнения Lf = 0 упомянутой выше теоремы И. И. Привалова31 о достаточном условии гармоничности непрерывной Крылов Н.В. Лекции по эллиптическим и параболическим уравнениям в пространствах Гельдера. Новосибирск: Научная книга, 1998.

функции. Из теоремы 2.4 следует, что при > 2 класс UL (G)loc содержит только слабые решения уравнения Lf = 0 в области G.

В теореме 2.5 показано, что при n 3 и 0 < 2 выполнение равенства mesn-2+K = 0 является достаточным условием устранимости компакта K для классических решений уравнения Lf = 0 в классе UL (G)loc, если только коэффициенты оператора L непрерывны по Дини в области G (в этом случае множества слабых и классических решений этого уравнения совпадают40).

В главе 3 рассматриваются квазилинейные эллиптические уравнения второго порядка.

В первой ее части изучаются устранимые множества для решений уравнения div(|f|p-2f) = 0, 1 < p < . Под решением этого уравнения в области G мы понимаем, как обычно, функцию из соболевского 1,p класса W (G)loc (= Wp (G)loc), удовлетворяющую этому уравнению в смысле равенства обобщенных функций. Множество всех таких функций обозначим через Ap(G), а его элементы будем называть, как обычно, p-гармоническими функциями. Хорошо известно41,42,43, что каждая pгармоническая функция принадлежит классу C1,(G)loc, где (0, 1) зависит только от n и p.

1,p Если f W (G)loc, то44 для каждого шара B(x, r) G существует 1,p единственная функция fx,r W (B(x, r)) Ap(B(x, r)), удовлетворя1,p ющая условию f - fL,x,r W0 (B(x, r)).

Пусть > 0. Будем говорить, что функция f принадлежит классу 1,max{2,p} A(G), если f W (G)loc и существует такая постоянная C 0, p что для каждого шара B(x, r) G выполняется неравенство |f - fx,r|2dy Crn+2.

B(x,r/2) В главе 3 всюду предполагается, что G ограниченная область в Rn, n 2, а E множество, замкнутое относительно G.

Иванович М.Д. О характере непрерывности решений линейных эллиптических уравнений второго порядка // Вестник МГУ. Сер. Матем. Мех. 1966. Вып. 3. С. 37-47.

Уральцева Н.Н. Вырождающиеся квазилниейные эллиптические системы // Зап. научн. семинаров ЛОМИ. 1968. Т. 7. С. 184-222.

DiBenedetto E. C1+ local regularity of weak solutions of degenerate elliptic equations // Nonlinear Analysis. 1983. V. 7. № 8. P. 827-850.

Tolksdorf P. Regularity for a more general class of quasilinear elliptic equations // Journ. of Diff. Equations. – 1984. V. 51. P. 126-150.

Heinonen J., Kilpelinen T., Martio O. Nonlinear potential theory of degenerate elliptic equations. Oxford: Oxford University Press, 1993.

В принятых обозначениях справедлива следующая теорема.

Теорема 3.1. Пусть 1 < p < и 0 < 1. Множество E устранимо для p-гармонических функций в классе A(G)loc тогда и только p тогда, когда выполнено условие mesn-1+ E = 0.

Отметим, что из доказательства теоремы 3.1 вытекает, что при > класс A(G)loc совпадает с множеством всех p-гармонических функций p в области G.

Для изложения дальнейших результатов введем обозначение: если x Rn, r > 0 и f L2(B(x, r)), то 1/osc2(f, x, r) := |f(y) - fB(x,r)|2dy, n := dy, nrn B(x,r) B(0,1) где fB(x,r) среднее значение функции f по шару B(x, r). Тогда теорема о гельдеровости градиента p-гармонической функции может быть сформулирована в следующей форме, предложенной в работе Э. ДиБенедетто и Х. Манфреди45: существуют (0, 1] и > 0, зависящие только от n и p, такие, что для произвольной тройки концентрических шаров B(x, r) B(x, R) B(x, R0) и для любой функции f Ap(B(x, R0)) выполняется неравенство r osc2(f, x, r) osc2(f, x, R). (5) R В последующих результатах третьей главы = (n, p) является гельдеровым показателем p-гармонической функции в представленной формулировке.

В теореме 3.2 показано, что при всех при p 2 и (0, 1) справедливо включение C1,(G)loc A(G)loc, которое остается в силе и при p 1 < p < 2, если в нем заменить класс C1,(G)loc его подклассом, состоящем из функций, имеющих ненулевой градиент всюду в области G. В обратном направлении эта теорема устанавливает, что при всех p (1, ) и (0, (n, p)) имеет место включение A(G)loc C1,(G)loc.

p С другой стороны, П. Линдквист и П. Ютинен46 показали, что каждая непрерывно дифференцируемая функция f в области G, p-гармоDiBenedetto E., Manfredi J. On the higher integrability of the gradient of weak solutions of certain degenerate elliptic systems // Amer. Journ. of Math. 1993. V. 115.

P. 1107-1134.

Juutinen P., Lindqvist P. A theorem of Rad’s type for the solutions of a quasi-linear equation // Math. Research Letters. 2004. V. 11. P. 31-34.

ническая на множестве G \ {f = 0}, является p-гармонической и в G.

Сравнивая этот результат с теоремами 3.1 и 3.2, заключаем, что при всех p (1, ) и (0, 1) условие mesn-1+ E = 0 достаточно, а при < (n, p) необходимо и достаточно для устранимости множества E для p-гармонических функций в классе C1,(G)loc (теорема 3.3).

При p = 2 неравенство (5) выполняется с = 1, поэтому теорема 3.3 содержит в себе результат Е. П. Долженко6,7 об устранимых особенностях гармонических функций. Теорему 3.3 интересно сравнить с упоминавшейся выше теоремой Т. Килпелайнена и Ч. Жонга27, которая утверждает, что при всех p (1, ) и (0, 1) таких, что n - p + (p - 1) 0, множество E устранимо для p-гармонических функций в классе C(G)loc тогда и только тогда, когда выполняется условие mesn-p+(p-1) E = 0. Совершенно очевидно, что при p = 2 за висимость критической размерности Хаусдорфа от и p имеет в этих теоремах разный характер: у Т. Килпелайнена и Ч. Жонга она зависит от p, а в теореме 3.3 нет.

Во второй части главы 3 рассматривается уравнение минимальных поверхностей div (1 + |f|2)-1/2f = 0. Под решением этого уравнения понимается, как обычно, дважды непрерывно дифференцируемая функция, подстановка которой в уравнение обращает его в тождество.

Следующая теорема является основным результатом третьей главы диссертации.

Теорема 3.4. Пусть 0 < < 1. Множество E устранимо для решений уравнения минимальных поверхностей в классе C1,(G)loc тогда и только тогда, когда выполнено условие mesn-1+ E = 0.

В связи с формулировкой этой теоремы напомним, что условие mesn-1 E = 0 является достаточным для того, чтобы всякое решение уравнения минимальных поверхностей, определенное в G \ E, продолжалась (как решение этого уравнения) на G (подчеркнем, что здесь не требуется никаких условий на поведение решений вблизи E). Для случая, когда множество E состоит только из изолированных точек этот результат был установлен Л. Берсом21, при n = 2 Й. Ниче23, для компактных множеств E Э. Де Джорджи и Г. Стампаккья22, в общем случае М. Мирандой24.

Отметим, что основную сложность в доказательстве теоремы 3.представляет проверка необходимости условия mesn-1+ E = 0 для устранимости множества E. В диссертации она преодолевается при помощи применения теоремы Шаудера о неподвижной точке.

В теореме 3.5 дано обобщение теоремы 3.4 на более широкий класс квазилинейных эллиптических уравнений второго порядка. Не приводя определения этого класса, укажем, что к нему принадлежат уравнение капиллярности div (1 + |f|2)-1/2f + cf = 0 (c = const 0), уравнение Эмдена–Фаулера f - |f|p-1f = 0 при p 2 и уравнение f - f|f|2 = 0.

В главе 4 рассматриваются линейные дифференциальные уравнения (не обязательно эллиптические) с гладкими коэффициентами.

Пусть P линейный дифференциальный оператор порядка m, коэффициенты которого являются m раз непрерывно дифференцируемыми функциями в области G Rn (принимающими, вообще говоря, комплексные значения). Под слабым решением уравнения P f = 0 понимаем, как обычно, локально суммируемую функцию, удовлетворяющую этому уравнению в смысле распределений по Л. Шварцу.

Пусть 1 < p < , s > 0, f L(G)loc. Для шара B(x, r) G обозначим E[s](f, x, r) := inf r-n |f(y) - g(y)|dy : g P[s], где [s] B(x,r) целая часть s, P[s] множество всех алгебраических полиномов степени не выше [s] (по совокупности переменных). Определим в области G максимальную функцию Msf(x) := sup r-sE|s|(f, x, r). По опредеB(x,r) G s лению, функция f принадлежит классу Cp(G)loc, если Msf Lp(G)loc (отметим, что последнее условие обеспечивает принадлежность f к Lp(G)loc). В случае натурального s можно определить в области G еще одну максимальную функцию: Ms f(x) := sup r-sEs (f, x, r), B(x,r) G где Es (f, x, r) обозначает усредненную по мере Лебега величину наилучшего приближения в среднем функции f на шаре B(x, r) пространством алгебраических полиномов степени не выше s - 1. По теореме s А. Кальдерона47 функция f принадлежит классу Соболева Wp (G)loc то гда и только тогда, когда Ms f Lp(G)loc, откуда вытекает включение s s Wp (G)loc Cp(G)loc.

s Классы функций Cp(G)loc были введены Р. Шарпли и Р. ДеВором48, Kaldern A.P. Estimates for singular integral operators in terms of maximal functions // Studia Math. 1972. V. 44. P. 167-186.

Sharpley R., DeVoor R. Maximal functions measuring smothness // Mem. Amer.

Math. Soc. 1984. V. 47. № 293. P. 1-113.

и независимо, Б. Боярским49. Позднее Х. Трибель50 показал, что эти классы содержатся в шкале пространств Лизоркина–Трибеля Ls (G)loc p,q s при q = : Cp(G)loc = Ls (G)loc.

p, Основным результатом главы 4 является следующая теорема.

Teopeма 4.1. Пусть 1 < p < , s > 0, q = p/(p - 1), 0 n - q(m - s) < n, и пусть E множество, замкнутое относительно области G, с mesn-q(m-s)E < . Тогда E устранимо для слабых s решений уравнения P f = 0 в классе Cp(G)loc.

Эта теорема обобщает и распространяет на нецелые показатели гладкости известный результат Р. Харви и Дж. Полкинга8, которые при целом s в условиях теоремы 4.1 установили устранимость множества E s для слабых решений уравнения P f = 0 в классе Соболева Wp (G)loc.

В заключение, автор хотел бы выразить глубокую благодарность своему учителю и научному консультанту профессору Евгению Прокофьевичу Долженко за многочисленные обсуждения представленных в диссертации результатов и постоянную поддержку в работе.

Bojarski B. Sharp maximal operator of fractional order and Sobolev imbedding inequalities // Bull. Polish Acad. Sci. Math. 1985. V. 33. № 1-2. P. 7-16.

Triebel H. Local approximation spaces // Ztschr. Anal. und Anwend. 1989. Bd. 8.

H. 3. S. 261-288.

Основные публикации автора по теме диссертации (из официального перечня ВАК) 1. Покровский А.В. Устранимые особенности решений дивергентных эллиптических уравнений второго порядка // Мат. заметки. 2005.

Т. 77. Вып. 3. C. 424-433.

2. Покровский А.В. Устранимые особенности слабых решений линейных дифференциальных уравнений с частными производными // Мат. заметки. 2005. Т. 77. Вып. 4. C. 584-591.

3. Покровский А.В. Устранимые особенности решений квазилинейных эллиптических уравнений второго порядка // Доклады РАН.

2005. Т. 401. вып. 1. C. 27-29.

4. Покровский А.В. Устранимые особенности p-гармонических функций // Дифф. уравнения. 2005. Т. 41. № 7. C. 897-907.

5. Покровский А.В. Устранимые особенности решений уравнения минимальных поверхностей // Функц. анализ и его приложения.

2005. Т. 39. Вып. 4. C. 62-68.

6. Покровский А.В. Устранимые особенности решений нелинейных эллиптических уравнений // Успехи мат. наук. 2007. Т. 62.

Вып. 3 (375). C. 215-216.

7. Покровский А.В. Локальные аппроксимации решениями эллиптических уравнений второго порядка и устранимые особенности // Доклады РАН. 2007. Т. 417. № 5, C. 597-600.

8. Покровский А.В. Устранимые особенности решений линейных равномерно эллиптических уравнений второго порядка // Функц.

анализ и его приложения. 2008. Т. 42. Вып. 2. С. 44-55.

9. Покровский А.В. Устранимые особенности решений линейных равномерно эллиптических уравнений второго порядка в недивергентной форме // Мат. сборник. 2008. Т. 199. № 6. С. 136-159.

Публикации, примыкающие к основным 1. Покровский А.В. Теоремы о среднем для решений линейных дифференциальных уравнений с частными производными // Мат. заметки. 1998. Т. 64. № 2. С. 260-272.

2. Покровский А.В. Локальные аппроксимации решениями гипоэллиптических уравнений и устранимые особенности // Доклады РАН. 1999. Т. 367. № 1, C. 15-17.

3. Покровский А.В. Об устранимых особенностях решений однородных эллиптических уравнений в классах Никольского–Бесова // Доклады РАН. 2001. Т. 380. № 2. C. 168-171.

4. Покровский А.В. Устранимые особенности решений эллиптических уравнений второго порядка // Доповiдi НАН Украни. 2004.

№ 11. C. 38-42.

5. Покровский А.В. Устранимые особенности решений эллиптических уравнений // Труды Матем. центра им. Н. И. Лобачевского.

2005. Т 30. (Теория функций, ее приложения и смежные вопросы.

Материалы Седьмой международной Казанской летней школыконференции.) C. 128-132.

6. Покровский А.B. Классы функций, определяемые с помощью локальных приближений решениями гипоэллиптических уравнений // Сиб. мат. журн. 2006. Т. 47, № 2. С. 394-413.

7. Покровский А.B. Обобщение теоремы И. И. Привалова об эквивалентном определении гармонической функции // Збiрник праць Iнституту математики НАН Украни. 2006. Т. 3, № 4. С. 411-415.

8. Покровский А.В. Устранимые особенности решений эллиптических уравнений // Современная математика и ее приложения.

2007. Т. 57. (Труды международной конференции по дифференциальным уравнениям и динамическим системам. Суздаль, 2006.) С. 54-72.

9. Покровский А.В. Устранимые особенности решений полуэллиптических уравнений // Дифф. уравнения. 2009. Т. 45. № 2. С. 203-210.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.