WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Алисов Дмитрий Андреевич

АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ЦЕНТРЫ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ:

ГОРОДСКАЯ СРЕДА И СОЦИАЛЬНО КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ

(1870 1914 ГГ.)

Специальность 07.00.02. – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Омск 

2007

Работа выполнена в Сибирском филиале Российского института культурологии Федерального агентства по культуре и кинематографии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

А.П. Толочко 

доктор исторических наук, профессор 

В.А. Скубневский 

  доктор исторических наук, профессор

  В.А. Исупов

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Новосибирский государственный

  университет»

Защита состоится 6 ноября 2007 г. в 10.00 часов на заседании  диссертационного совета ДМ 212.177.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Омском государственном педагогическом университете (644099, г. Омск, ул. Партизанская, 4).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского государственного педагогического университета по адресу: 644099, г. Омск, наб. Тухачевского, 14, библиографический отдел.

Автореферат разослан  « »  сентября  2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук, профессор  Г.А. Порхунов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Интерес современной науки к истории формирования и развития культуры городов определя­ется тем, что в настоящее время  города являются «каркасом» современной цивилизации. Современная «городская» цивилизация стремительно преоб­ражает окружающую среду, социальные институты, бытовой уклад. Особый интерес в этом отношении представляют города – инновационные центры, которые предопределяют развитие не только прилегающих территорий, но и целых  регионов страны. М. Кастельс отмечает, что в мире наличествует «пространственная концентрация» многих видов деятельности (в том числе и социально-культурной) в «немногих узловых центрах» и такая концентрация соответствует «иерархии городских центров, в которой функции высшего уровня, в смысле власти и квалификации» сосредоточивались в некоторых (немногих) крупных городах1

.

В  России подобными центрами являлись главные административные центры, где были сосредоточены не только властные функции, но и подавляющая часть культурного потенциала страны. В Европейской России подобную роль сыграли Москва и Санкт-Петербург, в Западной Сибири - Тобольск, Омск и Томск. В то же время степень изученности исторической динамики социально-культурных процессов в этих городах не вполне отвечает состоянию теоретико-методологической базы современной науки.

Во второй половине XX – начале XXI в. в мировой науке (в том числе и отечественной) появились новые теоретико-методологические подходы к указанной проблематике. Согласно современным представлениям урбанизация страны характери­зуется не только ростом размеров и численности го­родов, увеличением числа проживающего в них населения, как это определялось в 70–80-х гг. ХХ в., а формиро­ванием и все более широким распространением городского образа жизни, городской культуры. Иг­норирование этого факта часто приводило к технократическим перекосам, как в теории, так и на практике.

Степень изученности темы. В современной исследовательской литературе неоднократно отмечалось, что история формирования и развития культуры городов различных регионов России второй половины XIX – начала XX в., т. е. пе­риода становления современной цивилизации, изучена недостаточно. В том числе отмечено, что «практически не изучался как самостоятельная научная проблема пореформенный город. К числу малоизученных проблем следует отнести и культурную жизнь города, его роль в культурном развитии общества вообще»2. В большинстве монографий, учебников и учебной литературе по исто­рии культуры России провинциальный, тем более сибирский  материал занимает весьма скромное место. Подобное положение дел  нельзя приз­нать нормальным.

На протяжении десятилетий историческая наука сосредоточила свое внимание на изучении главным образом демографических и экономических фак­торов развития города, в то время как культура города оставалась вне поля исследований. Одним из серьезных препятствий в исследовании культуры города стало укоренившееся с прошлого века разрознен­ное изучение истории отдельных форм культуры. Это прослеживается в многотомных историях Москвы и Ленинграда. Они оказались простыми суммами расположенных и никак друг с другом не связанных очерков о разных сторонах жизни города3

. Историографический анализ, которому отведена первая глава данного диссертационного исследования, показывает, что, проблема формирования и развития культуры главных административных центров Западной Сибири требует специального монографического исследования.

Объект исследования. Выделение главных административных центров Западной Сибири – Омска, Томска и Тобольска – в качестве основного объекта исследования объясняется необходимостью проведения ретроспектив­ных научных исследований. Тобольск  («древняя сто­лица» Сибири) на протяжении многих десятилетий являлся сначала административным центром всей Сибири, затем только Западной Сибири, в XIX в. превращается в центр одной из двух западносибирских губерний. Омск – это новый быстро растущий «столичный» город Запад­ной Сибири, который с 1838 г. официально становится административным центром Западной Сибири вместо Тобольска, а во второй половине XIX – начале XX в. выполнял те же функции по отношению к вновь присоединенным землям Северного Казахстана. Томск – город промышленников, город первого университета, один из самых значительных культурных до­минант сибирского региона, центр новаций,  объявленный губернским в 1804 г. и сохранявший свой высокий административный статус вплоть до революции 1917 г. Омск и Томск представляют в конце XIX – начале XX в. тип большого города с населением, превышающим 100 тыс. чел., Тобольск – среднего города (от 20 до 100 тыс. чел.). Наиболее полное выражение городские процессы получают именно «в крупнейших исторически сложившихся городских центрах с их высоким уровнем концентрации разнообразных сфер деятельности, экономики и культуры»4.

Предмет исследования. Предметом исследования является социально-культурное развитие городской среды  главных административных центров Западной Сибири - Тобольска, Омска, Томска.

Цель исследования выявить динамику социально-культурных процессов в городской среде главных административных центров Западной Сибири в условиях начального этапа модернизации России. Для реализации диссертационного проекта определены следующие задачи:

- охарактеризовать основные этапы изучения социально-культурного развития административных центров Западной Сибири от момента зарождения до наших дней;

- определить особенности влияния географических, социально-экономических  и общественно-политических факторов на  формирование и развитие городской среды и культуры Тобольска, Омска, Томска;

- рассмотреть инновационные процессы в городской среде в условиях начального этапа модернизации России;

- показать влияние модернизационных процессов на динамику и социокультурные характеристики населения  Тобольска, Омска и Томска;

- раскрыть взаимодействие социальных и культурных факторов в формировании и развитии городской среды и социально-культурной стратификации городского пространства главных административных центров;

- представить динамику основных изменений в городской культурной среде главных административных центров Западной Сибири.

Хронологические рамки исследования. Выбор хронологических рамок обусловлен логикой исторического развития городов Западной Сибири. Начальной гранью исследования является введение Городового положения 16 июня 1870 г., которое значительно расширило рамки «самодеятельности» городского населения. Конечной гранью исследования является 1914 г., когда начавшаяся первая мировая война привела к резкой смене условий социально-культурного развития и вызвала в России целую се­рию революционных потрясений, которые привели к кардинальным изменениям в городской жизни.

Территориальные рамки исследования охватывают Западную Сибирь в соответствии с динамикой ее территориально-административной структуры в определенных ранее хронологических рамках.

Мировоззренческим основанием и исходной исследовательской парадигмой диссертации является теория модернизации. Следует отметить, что теория модернизации - это концепция, которая имеет различное наполнение в различных научных исследованиях. Большинство авторов характеризуют модернизацию как мировой процесс перехода от «индустриализма» к «постиндустриализму» в развитых странах, от доиндустриального к индустриальному типу развития в развивающихся странах. То, что касается России, то здесь модернизация определяется как процесс перехода от раннеиндустриального к индустриальному состоянию5.

Несмотря на некоторые расхождения во взглядах российские ученые сходятся в том, что во второй половине XIX–начале XX в. Россия вступила в раннеиндустриальную стадию модернизации. По мнению А.С. Сенявского, в середине третьей четверти XIX в. был дан толчок тому процессу, который можно назвать «урбанизационным переходом» или переходом к городскому обществу, т.е. переходу общества «в новое качество, где город играет определяющую и доминирующую роль»6.

Методология и методы исследования  определяются особенностями объекта исследования. Город как историческое явление  имеет сложную структуру, развернутую в пространстве и времени и состоящую из множества взаимодействующих разнопорядковых систем. Поэтому всякое научное познание города основывается на применении целой совокупности познавательно-исследовательских методов. Наиболее адекватным изучаемому объекту и современному уровню научного познания, на наш взгляд, является системный подход, точнее применительно к данному исследованию историко-системный метод. Объективной основой его применения к городу является то, что данный объект не состоит из отдельных и изолированных подсистем, элементов, явлений и процессов, а представляет собой  определенное целостное образование.  По этому поводу в одной из своих работ К. Маркс написал следующее «…Само существование города как такового отличается от простой множественности независимых домов. Здесь целое не просто сумма своих частей. Это своего рода самостоятельный организм»7.

Согласно теории систем всякая целостная система  функционирует и развивается в определенной среде, которая является основным условием существования системы.  Среду составляют «внешние по отношению к целостной системе предметы и явления, с которыми система, так или иначе, взаимодействует, изменяя их и изменяясь сама»8. Таким образом, по отношению к системе «культура города» средой, т.е. внешними системами, являются географические и социально-экономические, общественные и управленческие, инфраструктурные системы, без изучения которых получить адекватное представление о  культуре города, его социально-культурной сфере просто невозможно. Видимо этим обстоятельством и объясняется относительно позднее (по отношению к экономике, политике) начало изучения культуры в отечественной исторической науке.

Следует заметить, что в процессе системного исследования возникают определенные противоречия, которые называют парадоксами системного мышления. Главным из них по определению И.Д. Ковальченко является парадокс иерархичности. Он состоит в том, что «адекватно понять данную систему можно только в том случае, если она исследована как подсистема более широкой системы»9. Способом преодоления данного парадокса является попытка автора сопоставить в рамках «большой системы» город (метасистемы) социально-культурную сферу города с социально-экономической и общественно-политической системами.

Сложность исследования города как системы (или метасистемы)  заключается в качественных различиях природной и социальной сфер (или систем), объединенных в данном историческом феномене. В научной литературе отмечается, что различие между природными и социальными качествами «есть различие особого порядка». В процессе своей исторической деятельности человек переносит свои социальные качества на окружающий его мир. Это приводит к своеобразному «удвоению» качеств.  В результате этого мы имеем городское население как продукт природы, с одной стороны, а с другой как  социокультурную общность. Городская среда «выходит» за рамки природы и приобретает «человеческие» (социально-культурные)  характеристики. Вся социально-культурная сфера городской жизни пронизана подобной двойственностью.  В связи с этим городская среда с одной стороны выступает в качестве «внешних» условий по отношению к культурной деятельности человека, а с другой – является результатом (а значит и мерой) этой деятельности. Поэтому в данном исследовании городская среда во второй главе рассматривается как условие, а в четвертой – как результат культурной деятельности.

Использование историко-сравнительного метода в данном исследовании носит принципиальный  характер. Его применение позволяет по сходству или различию вскрыть сущность изучаемых явлений в социально-культурной сфере главных административных центров Западной Сибири, а так же провести сравнение в пространстве и времени основных характеристик социально-культурных процессов. Подобный подход предопределил внутреннюю структуру основных глав данного сочинения. Во всех основных главах (3, 4, 5-я) диссертации анализ основных систем ведется в рамках отдельного города – административного центра, что, с одной стороны позволяет говорить об общности их качественных типовых характеристик, а с другой – выявить конкретно-исторический облик в каждом отдельном случае.

Сложный синтетический характер изучаемого объекта (культура города) не поддается достаточно полному описанию и исследованию с позиций какой-либо отдельно взятой науки, теории или концепции. Историческая наука, занимаясь изучением динамических характеристик культуры города, вынуждена использовать наработки не только смежных гуманитарных наук, но и естественных, и технических. В последние десятилетия среди историков получил широкое применение средовый подход, первоначально возникший в «недрах» истории архитектуры10. «Средовая проблематика» начала активно разрабатываться в отечественной науке с 70-х гг. ХХ века. Научный статус понятия «городская среда» был обоснован В.Л. Глазычевым11. Благодаря его работам отраслевой термин «городская среда» приобрел значение в качестве научного понятия теории культуры. В его исследованиях под городской средой понимается «структура предметно-пространственного окружения» или «опредмеченная культурная обстановка»12.

Понятие «городская культурная среда» разрабатывается в исследованиях Л.Б. Когана, Э.А. Орловой и др.13 Под культурной средой они понимают «совокупности культурных объектов – вещей, идей, образцов; образцов деятельности, взаимодействия, отношений, поведения; критериев оценок, непосредственно используемых людьми в профессиональной области и обыденной жизни14. В исследовательской литературе существуют различные классификации составляющих ее элементов. Американский ученый К. Линч предложил выделять пять основных типов элементов, составляющих городскую среду: дороги (улицы, железные дороги и др.), районы – секции города, узлы или ядра (стратегические пункты города, его напряженные фокусы сосредоточия большого количества людей, какой-либо деятельности), ориентиры – пункты, внешние по отношению к наблюдателю, находящегося внутри города, и служащие ориентирами (здания, башни, купола), края или границы – «швы», по которым соединяются границы районов, выходящие на обширные участки природного ландшафта15. Примером весьма удачного применения данного методологического подхода является монография О.Г. Агеевой, исследовавшей городскую среду столичного Санкт-Петербурга XVIII в.16

Одним из наиболее сложных является понятие социально-культурное развитие. Исследуя проблемы отношений таких понятий, как «культура» и «общество», М.С. Каган пришел к выводу о том, что «общественные отношения являются содержательным наполнением всех социальных институтов, культура же – оформлением этого содержания в процессе созидательной и целенаправленной деятельности людей». По его мнению, «обычно организационная сторона общественного бытия не расценивается как культурный феномен, ее относят к миру социальных, а не культурных форм. Между тем применительно ко всем организациям, институционализирующим совместную деятельность людей, неправомерна альтернативная постановка вопроса – являются ли они формами общества или культуры, ибо тут общество и культура объединяют свои усилия, образуя культурные способы опредмечивания общественных отношений… отсюда становится понятным получившее в последние годы широкое распространение понятие «социокультурное», обозначающее связь и различие этих двух сторон человеческого бытия»17. В целом, соглашаясь с данным определением, добавим от себя, что категория социально-культурное развитие определяет «связь» не только отмеченных явлений (общество и культура), но и  более широкий класс взаимоотношений  человека и природы, в том числе человека и города (как «второй природы»).

Источниковая база. В основу исследования положен широкий круг разнообразных источников. Во-первых, это законодательные акты, определяющие структуру, задачи, функции государственных органов власти и городского общественного самоуправления. Городовые по­ложения 16 июня 1870 г. и 11 июня 1892 г. изменили не только принципы взаимоотношений органов государственной власти и мест­ного самоуправления, но и структуру, состав, функции органов местного управления и самоуправления. Анализ данной группы ис­точников позволяет представить основные направления культурной политики и принципы организации взаимоотношений центральной власти и местного управления и самоуправления в области социаль­но-культурного строительства.

Материалы делопроизводства государственных учреждений и ор­ганов городского самоуправления  содержат данные, характеризующие то, как на практике применялись законодательные акты и проводились различные мероп­риятия правительства в конкретной повседневной жизни главных ад­министративных центров Западной Сибири18. Часть из них была извлечена из архивов19. В отчетах, журналах, протоколах заседаний и прошениях содержится огромное количество фактов и деталей по вопросам социально-культурного развития городской среды и населения. Делопроизводственная документация общественных организаций расширяет фактологическую базу данного исследования. Она представлена отчетами, приходно-расходны­ми книгами, протоколами общественных организаций, которые позво­ляют проследить деятельность этих организаций в области культуры20.

Различные стороны культурной жизни сибирских городов нашли отражение в экономико-географических и статистических описаниях. В них, как правило, анализировались: численность, половой и со­циальный состав городского населения, количество домов, церк­вей, учебных и социальных заведений, географическое положение и административный статус городов21.

В XIX – начале XX вв. издается много различного ро­да справочных изданий историко-географического характера, в ко­торых имеются статьи о городах Западной Сибири. В этих статьях приводятся разнообраз­ные сведения по истории и культуре Тобольске, Омске и Томске, извлеченные главным образом из материалов правительственной статистики. В некоторых из них имеются яркие эмоциональные зарисовки отдельных фрагмен­тов городской культуры, составленные явно в результате личных впечатлений авторов22.

Для выявления динамики количественных и качественных изме­нений социально-культурного облика городов и населения главных административных центров Западной Сибири автор использовал материалы правительственной статистики. Во второй половине XIX – начале XX  вв. была подготовлена и издана целая серия ста­тистических сборников, специально посвященных городам России и Сибири. Они позволяют проследить изменения количественных и качественных характеристик развития населения и инфраструктуры культуры в широких хронологичес­ких рамках23. Значительная часть статистических данных была извлечена автором из центральных и местных архивов24.

Для определения численности и состава основных элементов инфраструктуры культуры и облика городского населения широко использовались публикации в «Памятных книжках» и статис­тических справочниках, подготовленных «на местах»25.  Ведомс­твенная статистика представлена «Памятными книж­ками Западно-Сибирского учебного округа», которые содержат сведения, характеризующие развитие системы образования в широких хронологических рамках26.

Материалы однод­невных переписей населения Омска (1877 г.), Томска (1880 г. и 1912 г.) и Тобольска (1882 г.)  позволили проанали­зировать состояние социокультурного пространства города и куль­турный облик населения27. Статисти­ческие данные опубликованные в ито­гах «Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года», позволили выявить значительные изменения в развитии инф­раструктуры городской культуры, численности и составе населения изучаемых городов28.

К числу важнейших источников можно отнести и губернаторские отчеты. Они представляют многоплановый ис­точник, типичный образец административной статистики, еще не порвавшей с государствоведением. В отчетах Западно-Сибирско­го генерал-губернатора и губернаторов находятся раз­нообразные сведения по истории культуры городов, облику городс­кого населения, состоянию городской инфраструктуры и т. п.29

К важнейшим источникам по истории культуры городов относятся источники личного происхождения и, прежде всего, мемуа­ры. Многие из тех, кто писал свои воспоминания, очень часто описывали городс­кую среду, облик населения того или иного города, нравы, обычаи и особенности проведения досуга30.  Их дополняют путевые заметки и очерки российских ученых и журналистов. В них содержатся порой беглые, однако при этом драгоценные наблюдения современников не только о социально-культурном облике городов Западной Сибири, но и о многих чертах общественного быта31.

Большой комплекс информации по истории культуры главных го­родов Западной Сибири содержится в периодических изданиях. В ра­боте использованы такие периодические издания, как журналы «Журнал министерства внутренних дел», «Сибирские вопросы», «Записки Западно-Сибирского  отдела Императорского Русского географического общества», газеты «Томские» и «То­больские» губернские ведомости, «Акмолинские областные ведомос­ти», «Омские» и «Томс­кие» епархиальные ведомости, «Сибирский вестник», «Сибирская жизнь»,  «Сибирская газета», «Сибирский листок», «Омский телеграф» и др.

Большую помощь в проведении исследования оказали карты, планы и проектная документация, как опубликованная, так и извле­ченная из архивов32

. Этот вид источников позволяет реконстру­ировать пространственно-временное развитие городской среды, выя­вить топографическую привязку различных объектов культуры, опре­делить особенности городской застройки и развития инфраструктуры города.

Научная новизна работы. В диссертации впервые в отечественной науке осуществлено комплексное исследование  городской среды и социально-культурного развития  главных административных центров Западной Сибири в условиях начального этапа модернизации России и представлена оригинальная авторская концепция исследования взаимодействия различных факторов участвующих в формировании культуры города. Научную новизну работе придает пристальное внимание автора к  проблеме воздействия различных социальных слоев и групп городского населения на городскую среду и пространство города с выявлением последствий этого воздействия, использование значительного числа источников извлеченных из архивов (2 центральных и 5 местных) и впервые введенных в научный оборот. 

Практическая значимость. Фактологический материал, теоретико-методологические наработки и выводы автора могут быть использованы при написании научных и научно-популярных работ по истории сибирской провинции, проведении междисциплинарных и историко-сравнительных исследований культуры городов России. Кроме того, их можно использовать при подготовке учебных пособий и курсов лекций по истории культуры Сибири и России, прежде всего с целью сравнения исторической динамики социально-культурного развития однотипных поселений в условиях модернизационных процессов. В частности, автор использовал их  в практике преподавания на историческом факультете Омского государственного университета авторских спецкурсов «Культура городов Западной Сибири в XIX – начале XX вв.» и «История российской интеллигенции (конец XIX – первая треть XX вв.)». На основе проведенного исследования были разработаны авторская концепция, структура и  содержание учебного пособия «Культура городов Западной Сибири (вторая половина XIX – начало  XX вв.)».

На защиту выносятся следующие положения диссертации:

1. Главные административные центры, сосредоточив властные, общественные и иные функции играли особую роль в формировании инновационных процессов в условиях модернизации российского государства и общества во второй половине XIX – начале XX вв.

2. Социально-культурные характеристики городской среды и населения Омска, Томска, Тобольска и функции этих городов в распределении власти и «культуры» определяют их особый «столичный» характер.  Они являются не просто проводниками и распределителями центральных установок, но и генераторами инновационных идей и культурных образцов для прилегающих территорий выполняя роль провинциальных столиц.

3. Модернизационные процессы приводят не только к перестройке социальных отношений и изменениям социальной структуры и культурных характеристик общества, но и к принципиальной смене социального и культурного лидера.

4. Ускоренная модернизация и ее "выборочный" характер приводят к возникновению  конфликта между обществом и властью и в социально-культурной сфере. С одной стороны власть признает необходимость привлечения широких кругов общественности к реализации ее планов в социально-культурной сфере и стремится опереться на элитные городские слои в своей деятельности, с другой всячески стремится не допустить эти слои к  реальному управлению и сохранить свой абсолютный контроль над этими процессами.

5. Разбуженное модернизационными установками, как сверху (со стороны центральной власти), так и снизу (общественными потребностями) городское общество начинает активно вмешиваться в социокультурные процессы.  Повышается уровень интенсивности этих процессов.

6. Деятельность власти и общественности приводит к изменениям инфраструктуры культуры. Изменяется не только состав ее основных элементов, но и общественная значимость отдельных составляющих.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, пяти глав, подразделенных каждая на  три параграфа, заключения, списка источников и литературы.

Основное содержание диссертации

Введение содержит обоснование актуальности темы, хронологических и территориальных рамок, объекта и предмета, постановку цели и задач, определение методологических основ, новизны и практической значимости, характеристику степени изученности темы и источниковой базы, положения выносимые на защиту.

В первой главе «История культуры административных центров Западной Сибири в трудах историков и краеведов» характеризуется формирование и развитие историографии истории культуры  главных административных центров  Западной Сибири от ее зарождения до наших дней. Структура главы определяется периодизацией историографического процесса и состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Проблемы формирования и развития культуры администра­тивных центров Западной Сибири в дореволюционной оте­чественной историографии (конец XVIII – начало XX вв.)» показан процесс зарождения и становления исторической урбанистики. 

Урбанистика как научное тематическое направление согласно исследованиям Д.Я. Резуна оформилось во второй половине XVIII в. и к концу века достигло определенной научной зрелости33. В конце XVIII – начале XIX окончательно складываются историко-географическое и историко-статистическое направления в изучении городов Сибири34. Первым  монографическим произве­дением, в котором уделено внимание формированию культурно­го пространства городов Сибири, стало исследование П.А. Словцова35.

Начало изучения пореформенного города относится к 60-70-м гг. XIX в. В эти годы продолжают развиваться историко-географи­ческие и статистические исследования36. 1870-80-е гг. характеризуются появлением первых монографических работ по истории главных административных центров Западной Сибири37. Заметный след в изучении истории западносибирских городов оставили работы Н.М. Ядринцева и Г.Н. Потанина38. Важное теоретико-методологическое значение в конце рассматри­ваемого периода имели работы В.О. Ключевского39.

В конце XIX – начале XX в. ученые под влиянием объективных процессов урбанизации страны начи­нают уделять все большее внимание проблемам истории и культуры го­родов России. В эти годы появляются исследо­вания города, в которых наряду с социально-экономическими, общест­венно-политическими проблемами все более отчетливо начи­нает проявляться интерес к проблемам формирования городского социально-культурного пространства40.

В сибирской историографии появляется ряд монографических исследований, в которых  уделяется внимание социально-культурному развитию административных центров Западной Сибири41. В обобщающей работе «Город Томск» был помещен ряд статей, в которых анализировалось изменение основных элементов культуры города в условиях капиталистической модернизации страны42.

Следует отметить исследование Г.Н. Потанина «Города Сибири»43. Анализируя культурное пространство городов Сибири, он выделяет три основных типа городов: бюрократические, буржуазные и «смешанный тип». Это позволило ему дать сравнительно-исторический анализ культурного облика главных административных центров Сибири. Определенный интерес предс­тавляет и статья Н.В. Турчанинова44. В ней Тобольск, Омск и Томск представлены в сравнении с другими городами в трех хронологических срезах: в 1840-е, 1870–1880-е и 1910-е гг. Заметным явлением в науке этого периода было появление работ П.М. Головачева, посвященных социально-экономическому развитию городов Сибири45. Несмотря на то, что он не выходит «напрямую» на изучение проблем культуры городов,  результаты его исследований создали предпосылки для понимания городской культуры как результата модернизационных процессов. В начале ХХ в. в отечественном городоведении начина­ет формироваться оригинальная научная школа И.М. Гревса. Непосредственное общение с исследуемым объектом в контексте естественной среды открывало новые возможнос­ти для его осмысления, прежде всего для восприятия конкретного го­рода в его целостности.

Таким образом, к началу ХХ в. российская историческая наука достигла определенных успехов в изучении города и городского пространства, сумела накопить значи­тельный фактологический материал, выработать перспективные теоретико-методологические подходы. Одна­ко преобладание географического, социально-экономического и исто­рико-юридического подходов на данном этапе не позволило выделить «культуру города» в качестве самостоятельного объекта исследова­ния.

Второй параграф «Культура административных центров Западной Си­бири в трудах советских историков и краеведов (1917–1985 годы)». В 1920-е гг. продолжается успешное развитие школа «гуманитарного городоведения» И.М. Гревса – Н.П. Анциферова. Их работы этого периода сохраняют важное теоретико-методологическое значение до настоящего времени46. Главной заслугой этих ученых является определение «культуры города» в качестве целостного объекта иссле­дования в отличие от уже набирающего силу отраслевого подхода.

В конце 1920-х – начале 30-х гг. под влиянием процессов идеологизации исторической науки и вульгаризации марксизма происходит резкое сужение поля методологических поисков, формируется ряд ложных псевдонауч­ных концепций. Это приводит к резкому ог­раничению исторических исследований по истории города, игнорированию достижений зарубежной научной мысли. Только во второй половине 1940-х гг. вновь появляется интерес к социально-экономической проблематике истории городов Сибири47. С 1920-х и до середины 1950-х гг. историей культуры сибирского города практически никто не занимался. Лишь отдельные вопросы истории культуры Омска, Томска и Тобольска, такие, как судьба па­мятников истории и культуры, история образования, театр и некото­рые другие, оказывались в сфере внимания исследователей48.

Новый период советской историографии начался с середины 1950-х гг. Отдельные стороны культуры городов Сибири в эти годы находили свое отражение в книгах о городах, которые становятся самостоя­тельным жанром49. Некоторые сведения об истории культуры Тобольска, Омска и Томска содержатся в многотомной Истории Сибири50. С середины 1970-х гг. в научных учреждениях Новосибирска начинается активное изучение истории городов Сибири51. Появляются от­дельные монографические исследования по истории культуры Сибири XVII – начала XIX вв. в которых присутствует отчасти и городская проблематика52.

Таким образом, отдельные проблемы формирования и развития городской культуры в эти годы изучались преимущественно в работах общего характера и в рамках отдельных статей и служили лишь своеобразным дополнением при решении других задач. На данном этапе центр внимания историков  сместился с современности и недалекого прошлого в глубины истории (XVII – первая половина XIX вв.). Вторая половина XIX – первая половина XX в. осталась вне внимания исследователей. Основное внимание по-прежнему было сконцентрировано на изучении социально-экономической, политической, градостроитель­ной истории, в то время как культура городов изучалась менее ин­тенсивно и весьма фрагментарно. Рассматривались отдельные субъекты и фрагменты культуры городов, но эти исследования носили разрозненный, не систематический характер и не приводили к целостному восприятию города  и городского культурного пространства.

Третий параграф «Изучение культуры Омска, Томска и Тобольска в новейшее время (середина 1980-х - 2006 гг.)». Начиная с середины 1980-х гг. в рамках отечественной историографии наблюдается устойчивый рост интереса к истории формирования и развития культуры городов Западной Сибири. Интенсивное исследование истории отечественной культуры на предшествующем этапе привело к созданию  обобщающих работ по истории русской культуры в которых проблемы культуры города заняли вполне определенное и самостоятельное место53. Однако сибирский материал в этих работах занимал периферийное положение и служил главным образом для выявления и подтверждения общероссийских процессов и закономерностей.

В эти годы были изданы коллективные монографические работы, посвященное истории Омска и Томска подготовленные не писателями и краеведами, а учеными54. Появляется несколько новых монографических работ по истории формирования и развития городской среды Тобольска55. Особо стоит отметить монографию Н.М. Дмитриенко в которой было проведено комплексное исследование экономики, городского населения, управления и  отдельных элементов инфраструктуры Томска56.

В последнее десятилетие появляются монографические исследования, посвященные изучению процесса формирования и развития городской культуры. А.И. Куприянов предпринял попытку исследовать общественный быт и культуру горожан первой половины XIX в.57 Ю.М. Гончаров осуществил ряд исследований  городской семьи  и городского быта горожан второй половины XIX – начала XX в.58 В работах Д.А. Алисова была предпринята попытка комплексного изучения  культуры городов Западной Сибири в XIX–XX вв.59

В рамках современного историографического процесса можно выделить несколько отраслевых направлений. Во-первых, это историко-архитектурная проблематика. В работах историков этого направления исследуется планировка, застройка и судьба отдельных памятников архитектуры и истории Тобольска, Омска и Томска60.

Другим направлением активно разрабатываемым в последние годы является исследование численности, социальной структуры и социально-культурного облика городского населения61. Б.Н. Миронов в своих фундаментальных исследованиях привлекает сибирский материал, который позволяет сделать ряд новых и принципиальных выводов о формировании социокультурного пространства административных центров Сибири62. В последние годы появились обобщающие работы, характеризующие численность, состав, социально-культурный облик, деятельность в сфере культуры интеллигенции, военных, предпринимателей и купцов63.

Заметно активизировалось и изучение государственного и местного управления, политики самодержавной власти в социально-культурной сфере64. Все больше внимания уделяется отдельным элементам инфраструктуры культуры Омска, Томска и Тобольска. Продолжается исследование истории театра, кино, библиотек, роли и места общественных организаций в культурном пространстве города и т.п.65 Не снижается интерес исследователей к формированию и развитию системы образования, в настоящее время эта проблематика стала одной из ведущих66. В последние годы все большее внимание исследователей привлекает проблема роли церкви и религии в формировании культурного пространства городов Западной Сибири67

.

Таким образом, несмотря на определенные успехи в изучении истории культуры главных административных центров Западной Сибири в условиях модернизационного перехода России второй половины XIX – начала XX вв. можно констатировать, что различный уровень исследований отдельных элементов инфраструктуры культуры и культурного облика населения не позволил воссоздать целостную картину формирования и развития городской среды и социально-культурного развития городов-центров (Тобольска, Омска и Томска). До сих пор наблюдается  влияние пережитков отраслевого подхода, которое сдерживает появление крупных обобщающих работ по данной проблематике. В то же время, наукой накоплен значительный корпус научных исследований, созданы научно-теоретическая и фактологическая базы для решения поставленных вопросов и создания обобщающих трудов по данной теме.

Вторая глава «Условия формирования и развития культуры административных центров Западной Сибири (вторая половина XIX начало XX в.)». Культура посе­ления в значительной степени определяется его геог­рафическим положением, уровнем соци­ально-экономического развития,  административным статусом и политикой, состоянием инфраструктуры.

В первом параграфе «Географические и социально-экономические предпосылки формирования и  развития культуры городов Западной Сибири» анализируется географическое положение главных административных центров, особенности торгово-промышленной деятельности городского населения и их воздействие на городскую среду и социально-культурные процессы. Главными факторами, определявшими развитие административных центров в Западной Сибири, являлись географический и торгово-транспортный, а не производственно-экономический68

. Стремительный рост численности населения Омска, Томска и Тобольска первоначально был вызван не столько развитием фабрично-заводской промышленности, но тем, что эти города, благодаря своему географическо­му положению, стали отпускными пунктами сырья и товарораспределительными центрами для тяготеющих к ним густо населен­ных и производительных районов. Значительное улучшение системы сухопутных и речных коммуни­каций в 1870–1914 гг. привело не только к ускорению транспортных потоков в За­падной Сибири, но и к расширению экономических и культурных связей Тобольска, Омска и Томска, как с Европейской Россией, так и заграницей.

Развитие торгово-промышленной деятельности в конечном итоге предопределяло и экономическое благопо­лучие города и размеры финансирования социально-культурной сферы. На протяжении всего изучаемого периода наблюдается постепенный рост бюджетов городов-центров. Богатый город соответственно имел гораздо больше возможностей формировать и развивать свою инф­раструктуру культуры. Именно «включенность» населения в экономи­ку, в производство и распределение обуславливала социально-культур­ные характеристики его отдельных групп и слоев.

Анализ матери­альных предпосылок подводит нас к пониманию особой природы и значения городов-центров или «провинциальных столиц» в истории Сибири. Относительное отставание Западной Сибири в социально-экономическом развитии от Европейской России и иные географические условия, громадность территории предопределили их особую роль. Тобольск, Омск и Томск стали центрами сосредоточения людей и материальных ценностей. Процесс формирования и развития культуры в западносибирском регионе в результате этого принял ярко выраженный «очаговый» характер.

Второй параграф «Особенности городской политики в социально-культурной сфере: центральная власть и городское общественное самоуп­равление». На протяжении второй половины XIX в. государство старалось сохранить контроль за культурными процессами, то сдерживая об­щественную инициативу, то стремясь дать ей определенное направ­ление. Введение в действие Городового положения 1870 г., и частичное перераспределение властных функций между Центром и местами в пользу последних благоприятно сказалось на формировании городской среды Тобольска, Омска и Томска. Ос­новная деятельность городских самоуправлений была направлена на улучшение благоустройства городов за счет раз­вития основных элементов инфраструктуры города69. В течение короткого отрезка времени городские думы и управы обрели определенную самостоятельность в ре­шении вопросов социально-культурного развития. Подобная деятельность встретила не только понимание, но и прямую поддержку, и участие  со стороны широких слоев городского населения.

Однако активизация городской общественности в социально-культурной сфере столкнулись с косностью самодержавной власти, которая всячески стремилась ограничить рамки городской самодеятельности. Это привело к целой серии конфликтов городского общественного самоуправления с губерн­ским правлением, как выразителем интересов Центра70. Вмешательство губернаторов (особенно в Томске) в городские дела встретило серьезное противодействие со стороны городских властей и либеральной общественности. Стремление Центра ограничить местную власть  вы­разилась в принятии нового Городового положения 1892 г., которое предусматривало не только изменение избирательного закона в пользу наиболее имущих слоев, но и значительное расширение прав и полно­мочий  центральной власти и губер­наторов, как ее представителей. Однако постоянное и все возраста­ющее вмешательство центральной власти и губернаторов в городские дела дали совершенно противоположный эффект - настроили городское сообщество и его лидеров против них.

Третий параграф «Городская среда главных административных центров Западной Сибири в условиях начального этапа модернизации России: инновационные процессы».

  Реклю Э. в своей «Всеобщей географии» отметил, что Тобольск «все еще по красоте вида один из самых величественных городов Сибири»71. К середине XIX в. Тобольск состоял из 36 улиц, 21 переулка и 9 площадей. В это время в городе насчитывалось 2029 домов. Общая числен­ность домов в Тобольске в конце 1870 гг. составляла немногим более 2000, и только 36 из них были каменными72. В конце XIX – начале XX в. наблюдается рост жилой застройки. Однако в сравнении с Омском и Томском, число жилых строений в Тобольске выросло незначительно: с 3109 (1904 г.) до 3379 (1910 г.). Обращает на себя внимание качественная составляющая обозначенных процессов. В отличие от Омска в Тобольске наблюдается оживленное строительство жилых каменных строений, число которых за этот период возросло: с 43 до 18573

Омск в 1870–1880-е гг. по богатству и постройкам уступал не только Томску, но даже таким уездным городам, как Тюмень и Барна­ул. Однако в конце XIX в., как отмечали современники, Омск представлял из себя «вполне тип сибирских городов» и отличался «громадностью своих площадей и шириною улиц». Некоторые части города были хорошо обустроены (территория упраздненной крепости, Ильинский и Казачий форштадты), но большая часть города ос­тавалась деревянной и внешним благоустройством не отличалась74. В конце XIX – начале ХХ в. в связи с бурным ростом числен­ности городского населения происходит заметное увеличение общего числа жилых строений. Так, в Омске число жилых домов увеличилось в 2 раза, с 3200 (1904 г.) до 6517 (1910 г.). Но, как и прежде, подавляющее большинство из них являлось деревянны­ми. Только 48 домов было каменной постройки, 39 смешанной конструкции. Несмотря на значительный рост численности домов общая протяженность улиц с 1904 по 1910 гг. выросла незна­чительно (с 120,3 до 124,2 верст). Новое строительство ве­лось главным образом на освоенных ранее территориях, на пустырях, в результате чего плотность жилой застройки возрастает. В это время начинается интен­сивная застройка центральной части города богатыми доходными до­мами, общественными зданиями, торговыми заведениями. Возводятся здания из кирпича двухэтажные и выше, преимущественно класси­ческой архитектуры.

Томск в начале 1870-х гг. – «один из лучших сибирских городов, не уступающий даже во многих отношениях столице Восточной Сибири – Иркутску». Он был в это время «хорошо обстроен. Некоторые дома его отделаны даже роскош­но и комфортабельно. Правда, что таких домов немного»75. Согласно данным переписи, 16 марта 1880 г. в Томске было 2266 застроенных дворовых места, где располагалось 4 384 жилых и 3628 нежилых строения. Каменных строений (жилых и нежилых) было 255, смешанных (полукамен­ных) – 85, остальные деревянные – 7672. Удельный вес камен­ных зданий в это время едва превышал 3 % . Од­нако по сибирским меркам он был весьма значителен. В этом отно­шении Томск выделялся числом каменных зданий среди других горо­дов Западной Сибири76. Современники отмечали, что Томск наиболее походит на города Европейской России по архитектуре домов, роскоши магазинов, оживлению главных улиц и назвали его «сибирской Москвой».

В начале ХХ в. в связи с бурным ростом численности городс­кого населения Томска происходит заметное увеличение общего числа жилых строений: с 6377 (1904 г) до 7218 (1910 г). Как и прежде, Томск с большим отрывом от других крупных административных центров Западной Сибири лидирует в строительст­ве каменных зданий, число которых увеличилось с 252 до 434. В конце XIX – начале XX в. в строительстве начали исполь­зоваться новые материалы, такие, как цемент, бетон и железобетон, металл, стальные рельсы, вместо деревянных балок – металлические77. Но наплыв большого числа относительно небогатых мигрантов из сельской местности  сдерживал рост качественного  жилья.

Модернизационные процессы конца XIX - начала XX вв. в России вызвали серь­езные изменения городской среды и облика городов. Все «главные» города Западной Си­бири (Тобольск, Омск, Томск) начинают соперничать друг с другом в деле обнов­ления городской инфраструктуры: строятся водопроводы, улицы горо­дов начинают моститься камнем и озеленяться, появляется электри­ческое освещение, разрабатываются планы по созданию трамвая, канализации и т.п.78 Однако ограниченность фи­нансовых средств и нежелание Центра поступиться хотя бы частью своей власти в пользу города сильно сдерживают инновационные процессы.

Третья глава «Социально-культурный облик населения административных центров Западной Сибири в условиях начального этапа модернизации России (1870 1914 гг.)» посвящена анализу динамики численности и состава населения Тобольска, Омска и Томска.

Первый параграф «Изменения социально-культурного облика населения Тобольска». На протяжении  более двух столетий Тобольск являлся самым многолюдным городом Сибири. Однако в первой половине XIX в. он начинает постепенно сда­вать свои позиции. Во вто­рой четверти XIX в. Тобольск уступает по числу жителей столице Восточной Сибири Иркутску, а затем к середине XIX в. – Омску и Томску.

В отличие от других административных центров Западной Сибири  пополнение населения Тобольска осу­ществлялось главным образом за счет естественного прироста, а не пришлого населения79. Видимо, этим обстоятельством предопределялась большая кон­сервативность взглядов населения на общественную жизнь и ориентированность на культурные традиции.

Реформы 1860–1870-х гг. и изменение модели социально-экономи­ческого развития России оказали весьма заметное влияние на сос­ловный состав городского населения. Несмотря на известные колебания в конце XIX – начале XX в. явно определяется основ­ная тенденция на сокращение численности и удельного веса в сос­таве населения Тобольска дворянства и духовенства. В то же время наблюдается рост численности и удельного веса купцов и почетных граждан - основы формирования и раз­вития предпринимательского класса. С 1880 по 1911 гг. их общая численность выросла в 2,7 раза, а удельный вес поднялся с 1,4 до 5,1 %. Основным городским сословием в конце XIX в. окончательно утверждаются мещане80.

В последние полтора десятилетия XIX в. наблюдался быстрый рост уровня образования городского населения. В ре­зультате этого грамотность населения Тобольска вырос с 37,3 до 45,2 %. Особенно быстро она росла у женщин. Так, если у мужчин уровень грамотности с 1882 по 1897 г.  вырос всего на 6,1 %, то у женщин на  11,5 %. Происходит рост удельного веса лиц, имеющих среднее и высшее образование. К концу XIX в. число лиц, имеющих высшее образование, выросло в 1,4 раза, а удельный вес поднялся с 0,5 до 0,7 %.81 Высшее обра­зование оставалось прерогативой мужчин, хотя в эти годы  появля­ются первые горожанки с высшим образованием.

В формировании и социально-культурном развитии населения Тобольск имел  целый ряд особенностей в сравнении с другими административными центрами. Это отно­сительно медленные темпы изменения численности и структуры го­родского населения, более высокий уровень «коренизации», мень­шая ориентированность сословно-профессиональной структуры на такие отрасли, как транспорт и связь, большая «бюрократизация» всех сторон городской жизни.

Второй параграф «Население Омска в условиях раннеиндустриальной модер­низации». Вступление в строй Транссибирской магистрали и развитие па­рового судоходства по Иртышу и Оби привели к ускоренному росту численности  жителей Омска. С 1897 по 1917 гг. число жителей увеличилось более чем в 3 раза (с 37,4 до 113,6 тыс. чел.). Омск становится одним из крупнейших центров не только Сибири, но и России и в конце XIX – начале ХХ в. перемещается по числу жителей с 3-го места на 1-е в Сибири и с 59-го на 19-е место среди городов России.

Рост численности жителей происходил главным образом за счет миграции (с 1883 по 1914 гг., - 87 %). С развитием системы транспортных коммуникаций возрастает национальное разнообразие  населения. Если в 1877 г. среди жителей Омска проживали представители 25 национальнос­тей, то к 1913 г. – 3582. Омск стал своеобразным перекрестком, где встретились и переплелись в единый клубок фрагменты различных региональных и национальных субкультур, что предопределило его социально-культурное своеобразие, а межкультурный обмен способс­твовал его интенсивному развитию.

Социально-экономическое и социально-культур­ное развитие Омска в условиях раннеиндустриальной модернизации России привели к росту удельного веса в составе населения собс­твенно торгово-промышленных (купцов, мещан, ремесленников, торгующих крестьян) и разночинно-интеллигентских (учителей, врачей, служащих) и сокращению военных, казаков, чиновников. Хотя их удельный вес оставался  относительно высоким по сравнению с другими западносибирскими городами. 

Рост грамотности населения Омска в эти годы шел главным об­разом за счет начального и среднего образования. В результате этого, несмотря на некоторый абсолютный рост числен­ности лиц с высшим образованием в составе населения города (в 1,3 раза), удельный вес лиц имеющих высшее образование  несколько сократился: с 0,87 % (1877 г.) до 0,7 % (1897 г.). В то же время удельный вес горожан, полу­чивших среднее образование, заметно вырос с 2 до 9,6 %83.

Третий параграф «Структура и социально-культурный облик населения Томс­ка». В момент введения Городового положения 1870 г. Томск являлся самым многолюдным городом Западной Сибири и динамично развивался. Только с 1880 по 1897 гг. его население увеличилось в 1,5 раза и превысило 50 тыс. чел. Строительство Транссиба подхлестнуло урабанизационные процессы. С 1897 по 1910 гг. население Томска практически удваивается и число жителей  превышает 100 тыс. чел.84

Механический при­рост населения, как и в Омске, значительно опережал его естественный прирост. По данным переписи 1897 г., более половины жителей Томска (50,4 %) родилось вне города и губернии. В начале ХХ в. масштабы и темпы мигра­ции населения продолжали оставаться весьма высокими.  В конце XIX – нача­ле XX в. подавляющая часть населения Томска - русские  (в 1912 г. - 89,0 %), хотя наблюдаются определенные признаки интернациона­лизации85. В город хлынул поток «новых» горо­жан, которые интенсивно осваивали новую для них среду обитания. Культурная «традиция» подвергалась сильной и всесторонней атаке со стороны «новаций». Это привело к формированию нового типа горожанина и нового «индустриального» образа жизни.

«Механическая» миграция из сельской округи привела в город большое число крестьян, численность которых с 1860 по 1880 гг. увеличилась более чем в 4,6 раза. Их удельный вес в составе населения Томска за это время увеличился с 15,4 до 31,9 %. Число крестьян с 1897 по 1912 гг. увеличилось более чем в 1,9 раза. Однако их удельный вес в составе населения сократился  с 39,2 % до 37,5%. Кроме того, в то время как в крестьянс­ком сословии числилось 39,2 % от общего числа населения, ре­ально сельским хозяйством занималось только 2,6 % томичей86. Столь значительное расхождение приведенных данных свидетельствует о том, что уже в конце XIX в. в социальных отношениях городского населения происходят серьезные изменения, которые не укладывались в рамки официального административно-правового регулирования. «Плавильный котел» ур­банизации изменил социокультурные характеристики и социальный ста­тус бывших крестьян, изменил их положение в социальной иерархии. По-видимому, в эти годы начинается процесс «раскрестьянивания» го­рода.

Ведущей социальной группой в формировании городского населения следует признать ме­щан, темпы роста численности которых были весьма устойчивыми и все возрастающими.  С 1880 по 1912 гг. численность мещан увеличи­лась в 2,9 раза. Мещане продолжали оставаться самой представительной группой населения (в 1912 г. 41,4% ).

С 1897 по 1912 гг. удельный вес дворянства, несмотря на рост его абсолютной чис­ленности в 1,4 раза, сократился на 2,4 %. Численность духовенства в эти годы сократилась поч­ти в 2,2 раза, удельный вес в составе населения сокра­тился на 1,6 %. После стро­ительства Транссиба и активизации торгово-промышленной жизни горо­да начинается рост численности и удельного веса купечества. Численность купцов с момента переписи 1897 г. до переписи 1912 г. увеличилась в 3,5 раза, а удельный вес - на 2,8 %87.

В Томске была наиболее высокая концентрация интеллектуальных сил. Открытие университета привело к быстрому росту численности и удельного веса интелли­генции. Учебной, воспитательной и научной, творческой деятель­ностью в Томске занимался 21 житель из каждой 1000 горожан. В среднем по городам Западной Сибири этот показатель был почти вдвое ниже.

Высокий уровень концентрации интеллигенции  предопределил и более высокий уровень грамотности населения Томска по сравнению с другими городами. По данным переписи 1897 г., 48,7 % жителей Томска являлись грамотными (в Тобольске - 45,2 %, в Омске - 42,3 %). Университетский статус города оказывал весьма за­метное влияние на культурный уровень томичей. Удельный вес лиц, имеющих высшее образование, здесь был значительно выше, чем в дру­гих городах Западной Сибири. Высшее образование в Томске имело 833 чел. (1,6 %). Для сравнения: в Тобольске – 149 чел. (0,7 %), Омске – 251 чел. (0,7 %)88

.  Томск в конце XIX – начале XX в. становится ведущим образовательным и интеллектуальным центром Западной Сиби­ри. Именно интеллектуальный потенциал, накопленный в этом центре Западной Сибири, во многом обусловливал темпы модернизационных процессов в регионе.

В четвертой главе «Социально-культурная стратификация городского пространства административных центров Западной Сибири (вторая половина XIX начало XX в.)» Город и культура развиваются как во времени, так и в пространстве. Изучение культурного пространства города переносит нас из области макрогеографии с ее ориентацией на карту в область микрогеографии, ориентирующейся на план, а в области истории на уровень микроистории.

Первый параграф «Культурное прост­ранство Тобольска». Культурное пространство Тобольска имело сложную структуру, в которой нашли свое отражение различные этапы развития города. Под влиянием естественно-географических факторов город изначально делился на две части – нагорную и подгорную. Нагорный посад в отношении площади заселения едва составлял четвертую часть Подгорного, но превосходил его красотою местоположения и сравнительно большим числом каменных зданий. Архитектурными доминантами на горе возвышались 7 каменных церквей. Верхний город первоначально включал в себя два укрепленных «острова» – Софийский и Воеводский дворы. Именно эти «острова» и представляли два основных социально-культурных центра – духовный и административный.  Здесь с давних времен  селилась «лучшая» часть горожан.

Нижний город развивался, подчиняясь ландшафтным условиям. Планировка  здесь изначально была по средневековому весьма хаотичной. Однако в 1870-80-е гг. Нижний город принял более регулярный вид. Ввиду частых наводнений и не благоустроенности, эта часть города на протяжении многих десятилетий была заселена преимущественно «беднейшими обывателями». В конце XIX – начале XX вв. Подгорная часть города превратилась в наиболее населенную часть Тобольска. Здесь находились: 9 каменных церквей, часовня, почти все гражданские и духовные учебные заведения, городской банк, полицейское управление,  базар. Подгорная часть, по отзывам современников, «не представляла ничего привлекательного». Здесь располагались кривые улицы, обстроенные разношерстными каменными и деревянными зданиями. Почва была болотистой и не просыхала даже в течение всего лета. Центром южной окраины была Андреевская церковь, расположенная недалеко от рукава реч. Архангелки. Вокруг церкви расположились относительно бедные кварталы города. Жили здесь преимущественно небогатые мещане, «городовые крестьяне» и бедные канцелярские чиновники. 

Второй параграф «Форштадты и пригороды Омска». С конца XVIII в. центром города Омска была новая крепость, построенная на правом берегу р. Оми. История основания Омска в качестве крепости наложила существенный отпечаток на его пространственную структуру. В середине XIX в. Омск состоял из крепости и 7 форштадтов, 5 из кото­рых располагались на левом берегу р. Оми, а 2 – на правом. В 1864 г. Омская крепость была упразднена, как утратившая всякое военное значение.  Ее территория в 1870-80-е гг. превратилась в часть города, где располагались военные учреждения, казармы, склады, квартиры военной администрации, немногочисленные обывательские дома. Это была элитная часть города. Здесь селились военные и гражданские чиновники.

Ввиду изменений и расширения функций города во второй половине XIX в. происходит формирование новых центров городской жизни – административного (Кадышевский), экономического и культурного (Бутырский форштадт). В Кадашевском располагались здание Главного управления Западной Сибири с канцелярией Степного генерал-губернаторства  и Акмолинское областное правление. Неподалеку находились Омская Контрольная палата, Омская Казенная палата и Губернское казначейство, Отделение государственного банка, Губернское Акцизное управление.

Центром торгово-экономической жизни стал Бутырский форштадт. Здесь находились крупные банки, торговые заведения (Московские торговые ряды), конторы и склады акционерных обществ. Одновременно Бутырский форштадт являлся и культурным центром города. В конце ХIХ в. было завершено строительство музея Западно-Сибирского отдела Императорского Русского географического Общества, где проводились собрания научных обществ и читались публичные лекции по различным отраслям научного знания. В 1905 г. здесь состоялось открытие Городского театра. В начале ХХ в. сооружается кинотеатр «Гигант». В этой части города располагалось большое число учебных заведений - всего более полутора десятка, в том числе: 1-я Омская мужская гимназия, 1-я Омская женская гимназия почетных граждан Поповых, коммерческое и землемерное училища, фельдшерская школа и др.

В начале ХХ в. в результате бурного развития на южной окраине города появляются Новый и Южный форштадты. С открытием сквозного движения по Транссибу возле железнодорожного вокзала возникает и быстро разрастается множество пригородных поселков: Атаманский хутор, Черный городок, Селиверстовский поселок, Порт-Артур и др. Здесь селились преимущественно служащие и рабочий люд.

Третий параграф «Исторические районы  города Томска». В конце XIX – начале XX в. Томск, по данным краеве­да И. Лясоцкого, состоял из 14 исторически сложившихся частей города. В. Славнин насчитал их всего 11. Наиболее полная стратификация городской территории была произведена Санитарной комиссией города Томска в 1912 г. Согласно ее данным город состоял из 20 отдельных районов89. Подобное «разночтение» вполне объяснимо. С одной стороны, на протяжении десятилетий шло усложнение и развитие городской территории за счет возникновения новых мест поселений, с другой стороны, наблюдался процесс поглощения малона­селенных мест более крупными.

Местами наиболее «старого» поселения являлись Воскресенская гора и Пески. Чуть позднее были заселены Болото и Войлочная заимка. Наиболее ранним предместьем являлось Заисточье. Новая деревня возникла как пригородное селение в «старые времена», но получила свое развитие в качестве томского пригорода, а затем и части города только в ХХ в. Вокзальный и Иркутский поселки появились на карте города уже в самом конце XIX – начале XX в. в связи со строительством железной дороги.

Левый берег речки Ушайки начал заселяться несколько позднее. На плане начала XIX в. уже отмечены первые кварталы на месте Уржатки и Юрточной горы. К се­редине XIX в. они сливаются в сплошную застройку и образуют два но­вых района города.  Юрточная гора со временем становится центрообразующим элементом города, и сюда начинает селиться «лучшая» часть населе­ния. Здесь на ул. Почтамтской возвели свои каменные дома и магазины миллионеры-золотопромышленники, купцы, откупщики.

К середине XIX в. город, развиваясь вдоль р. Томи начал осваивать местность, которая получила название Елань. Здесь во второй половине XIX – начале XX в. создается новый религиозный центр, по проекту известного архитектора К.А. Тона сооружается на добровольные пожертвования Троицкий кафедральный собор. К середине XIX в. началось интенсивное освоение территории Нижней Елани, где расположились корпуса уни­верситета. На Верхней Елани южнее университета с 1897 по 1907 гг. был выстроен целый комплекс зданий Технологического института.

Таким образом, основным направлением пространственного развития Томска стало «его движение» от Воскресенской горы и торговой площади к университету и железнодорожной станции. И если в середине XIX в. облик города определялся главным образом административными зданиями, торговыми заведениями и культовыми сооружениями, то в начале XX в. к ним добавились культурно-просветительные и образовательные учреждения.

Пятая глава «Культура административных центров Западной Сибири в условиях начального этапа урбанизации России».

Первый параграф «Культура «древней» столицы Сибири: Тобольск во второй половине XIX – начале XX вв.». В отличие от социально-экономического развития, в культур­ном отношении Тобольск в значительной мере сохранял свои позиции одного из ведущих культурных центров Западной Сибири.  Даже в центральной России Тобольск осознавался как «старинная столица Сибири» и «считал сам себя таковой».

Культура Тобольска опиралась на потенциал, накопленный в городе во времена «столичного» прошлого. В начале 1870-х гг. система образования в То­больске состояла из традиционного для губернского горо­да набора учебных заведений. Все учебные заведе­ния действовали по 50 и более лет (за исключением Мариинской женской школы). В последующие годы происходит рост численности учебных заведений и учащихся в них. Если в 1873 г. в городе насчитывалось всего 8 учебных заведений, то в 1911 г. их было уже 29.  К началу ХХ в. получает значительное распространение женское образование.

В 1870-е гг. в Тобольске начинает формироваться сеть специальных учебных заведений. Открываются ветеринарно-фель­дшерская школа (1878 г.), повивальная школа (1878 г.), ремеслен­ная школа (1876 г.), мореходные классы (1883 г.). Тобольская мужская учитель­ская семинария была открыта значительно позднее (1914 г.). Большое значение для развития народного образования имело учреждение Тобольского учительского института в 1916 г., третьего в Сибири (после Томского и Иркутского).

В середине XIX в. сеть библиотек учебных заведений дополняется общедоступными библиотеками. В 1859 г. открывается первая частная публичная библиотека. Быстрый рост числа общественных библиотек и читален наблюдается в начале ХХ в.:  с 1904 по 1910 гг. их число выросло в 2 раза. В Тобольске издавалось большое число книг, брошюр, журналов, газет и другой печатной продукции. Большую часть типографской продукции составляли ведомственные и общест­венные издания в виде официальных и справочных материалов раз­ного рода – «Отчеты», «Протоколы», «Докла­ды» и т.п. Удельный вес подобного рода продукции доходил до 50 %. В конце XIX в. выходило 3 газеты. Значительное число периодических изданий поступало в То­больск из Европейской России.  В конце 1880-х гг. выписывалось 98 названий журналов и газет.

Театральная жизнь Тобольска поддерживалась силами любителей искусства. Большую роль в культурной жизни города играли благотворительные спектакли. Возведенное в 1898 г. деревянное двухэтаж­ное здание «Народной аудитории» стало основным центром театральной жизни.  В Тобольске первый «электротеатр» «Люкс» был открыт в 1908 г. В 1910 г. здесь уже действовало 4 кинотеатра. Местами проведения свободного времени у наиболее состоятель­ных горожан были «Народная аудитория», общест­венное собрание и «Приказчичий клуб».

Во второй половине XIX – начале XX в. церковь продолжала оставаться важнейшим институтом культуры города. И в этом отноше­нии в Тобольске в силу своего «старшинства» она традиционно играла более заметную роль, чем в других административных цент­рах Западной Сибири.

Второй параграф «Культурная жизнь Омска – новой столицы Западной Сибири и Степного края». Во второй половине  XIX в. Омск превращается из крепости и города военных и для военных в один из ведущих культурных центров.  Постоянно развиваясь, к началу XX в. система начального об­разования в Омске достигла  определен­ных успехов и состояла к этому времени из 5 высших начальных училищ и 42 начальных училищ (32 городских, 5 железно­дорожных и 5 частных). Кроме того, в Омске действовало несколько церковно-приходских школ, еврейское училище, лютеранская и менонитская школы, магометанское мектебе и медресе, русско-татарс­кое училище и др. Однако источники свидетельствуют о все воз­растающем недостатке учебных заведений90.

В середине XIX в. в городе начинает формироваться система среднего гражданского образования. В 1863 г. Сенат утвердил «По­ложение» об учреждении женских гимназий в Томске и Омске. В 1876 г. в Омске была учреждена первая мужская гимназия. До этого времени мальчики в Омске могли получать только военное среднее образование. Особенно быстрыми тепами система низшего и среднего общего образования развивалась в начале XX в. С 1904 по 1910 гг. число низших и средних учебных заве­дений увеличилось с 21 до 37, число учащихся  с 3572 до 555291. Спрос на среднее образование со стороны обеспеченных слоев населения вызвал учреждение частных гимназий. 

Военные в эти годы продолжали оказывать сильное влияние на развитие образо­вания и культуру города. В 1866 г. по распоряжению военного министра в связи с общей реформой военного образования в России кадетский кор­пус был преобразован в военную гимназию. В 1882 г. она была вновь преобразована в Сибирский кадетский кор­пус. Из его стен вышли многие известные ученые, литераторы и общественные деятели, сыгравшие весьма заметную роль в культурной жизни не только Сибири, но и России. В 1852 г. при военном госпитале была учреждена фель­дшерская школа, а в 1878 г. в городе была открыта войсковая ве­теринарная школа. Военные приняли участие в открытии первого в Омске женского профессионального учебного за­ведения – повивальной школы при женском отделении Омского военного госпиталя (1878 г.)92

.

Большим культурным явле­нием явилось учреждение в Омске в 1872 г. учительской семинарии. Техническому образованию начало было по­ложено 12 декабря 1882 г., когда было открыто низшее ме­ханико-техническое училище. Развитие системы транспортных коммуникаций и ускорение тем­пов экономического и социально-культурного развития региона при­вели к резкому росту потребности в квалифицированных кадрах спе­циалистов различного профиля. В Омске открываются коммерческое (1910 г.), землемерное (1911 г.), сель­скохозяйственное училища (1912 г.) и учительский институт (1912 г.). Омская городская дума под влиянием общественного мнения в начале ХХ в. неоднократно ставила вопрос перед правительством об открытии сельскохозяйственного, или ветеринарного института.

Рост потребностей образованной городской публики стимулиро­вал развитие местной периодической печати.  Если в 1901 г.  выходило всего 7 периодических изданий, большинство из ко­торых были официальными, то в 1914 г. их число увеличилось до 15. В эти годы, помимо официальных изданий, появляется большое число частных газет. В разное время выходило несколько журналов и периодических изданий типа журнала или альманаха.

  Изначально театральная жизнь Омска  опиралась на деятельность любительских театральных кружков и Омского драматического общества, однако 17 февраля 1898 г. Городская дума приняла решение об уст­ройстве в Омске театра «на средства города». Первый спектакль в городском театре состоялся 24 сентября 1905 г. В конце XIX в. в Омск проникает еще одна техническая но­винка – кинематограф. Первый показ кино состоялся в манеже 12 января 1897 г.  В  1908 г. отк­рыт первый стационарный кинотеатр. В 1909 г. открываются еще два, в 1910 г. – 4 кинотеатра, сооружается кинотеатр «Гигант». Из-за сильной конкуренции некоторые из них в скором времени закрылись. Заметную роль в культурной жизни города играли Обществен­ное, Военное, Железнодорожное собрания и Коммерческий клуб.

Развитие общественной активности и культурных потребностей  населения Омска в начале ХХ в. привело к росту численности культурно-просветительных, на­учных, благотворительных и иных об­ществ. В 1900 г. в Омске числилось более 25 различных обществ, а в  1916 г. уже 33. Они способствовали формированию единого культурного пространства города и преодолению зримых остатков сословности.

Третий параграф «Университетский город  в Западной Сибири: Томск во второй половине XIX – начале XX вв.». Университетский статус, приобретенный Томском, оказал весьма существенное влияние на дальнейшее формирование и развитие инфраструктуры культуры города. Благодаря этому Томск сосредоточил в начале века практически все высшие учебные заведения Западной Сибири. В Томске во второй половине XIX в. наблюдается необычный для дру­гих городов рост количества учащихся. Если в середине 1880-х гг. в Москве один учащийся приходился на 75 жителей города, а Санкт-Петербурге на 80, то в Томске один учащийся приходился на 24 жителя.

Система профессионального образования начала складываться в Томске только в конце 1870-х гг. Вершиной системы профессионального образования явилось открытие первого в Сибири университета и  Техно­логического института (1900 г.). Томская общественность в эти годы выступила в качестве созда­теля еще одного высшего учебного заведения – Сибирских высших женских курсов (1910 г.). Особой популяр­ностью пользовались воскресные школы и народные чтения.

Ограниченные частные собрания книг и журналов перестали удовлетворять интересы горожан. В 1870 г. П.И. Макушин создал первую частную публичную биб­лиотеку. В 1910 г. в Томске было 4 общест­венные библиотеки и читальни. Кроме того, действовали библиотеки университета и технологического института, епархиаль­ная, Управления Сибирской железной дороги, Переселенческого управ­ления, Общества приказчиков, Пожарного общества, Общественного и Коммерческого собраний и др.  Томск становится крупнейшим в Сибири полигра­фическим центром. В 1913 г. из книг, изданных в Сибири, в Томске было выпущено 42 %.  В начале ХХ в. здесь издавалось одновременно 6 больших ежеднев­ных газет и 10 еженедельных и ежемесячных изданий журнального ти­па. По количеству издаваемых периодических изданий Томск входил в первую де­сятку городов России.

  Вслед за театром появляются первые «кинематографы». Первый стационарный кинотеатр («Метеор») открылся 24 августа 1908 г. В 1910 г.  уже действовало 7 «кинематографов». Заметное место в инфраструктуре культуры города занимали об­щественное, железнодорожное и коммерческое собрания. Большую роль в культурной жизни губернских центров играли на­учные и культурно-просветительные общества. В Томске в 1909 г. их было более 40.

Таким образом, модернизация России вызвала серьезный рост культурных потребнос­тей городского населения, изменение социально-культурного облика сибирских городов. Несмотря на значительную роль государства в создании сети уч­реждений образования, просвещения и культуры, все большее значение в эти годы приобретает деятельность складывающегося гражданского общества, которое в лице городской интеллигенции и пере­довых слоев торгово-предпринимательских кругов все чаще и активнее берет на себя создание и развитие отдельных элементов инфраструк­туры культуры.

В заключении представлены общие итоги исследования и сформулированы основные выводы. Социально-экономическое и социально-культурное развитие главных административных центров Западной Сибири во второй половине XIX в. привели к росту удельно­го веса в составе населения собственно городских слоев (торго­во-промышленных, разночинско-интеллигенских) и сокращению военных, казаков, чиновников. В результате этого процесса во второй половине XIX в. проис­ходит смена социального и культурного лидера. Если до начала вто­рой половины XIX в. наибольшую активность в социокультурной дея­тельности проявляют военные и чиновники, то с этого времени все более активную инновационную роль  начинают  играть  предприниматели, служащие и интеллигенция. В традиционных «официальных» сословиях (крестьян, мещан) в начале XX в. происходят сущностные изменения. Они все больше вовлекаются в модернизационные процессы и в них появляются инновационные группы, которые задают новую со­циокультурную модель поведения.

Главные административные центры Западной Сибири – Тобольск, Омск и Томск – на протяжении всего исследуемого периода обладали ярко выраженной социально-территориальной стратификацией городского пространства. Общест­венный статус и престиж отдельных районов городов  был весьма различным и определялся временем возникновения,  функциональным назначением, социальным статусом людей его населяющих. Территориальная структура административных центров и распреде­ление общественно-культурных объектов по их территории в из­вестном смысле являлись отражением сословной и социальной струк­туры населения. Деятельность городского общественного самоуправ­ления в виду недостатка городских средств и чрезвычайно высоких темпов урбанизации была направлена на улучшение благоустройства и развитие инфраструктуры прежде всего цент­ральных улиц и районов города и не смогла распространиться в полной мере на городские окраины. В результате этого здесь на неудобных пустошах появляются плохо застроенные, убогие кварталы, не имеющие простейших элементов городского благоустройства.

Модернизационные процессы в России вызвали серьезный рост культурных потребностей населения глав­ных административных центров Западной Сибири. В результате активной соци­ально-культурной политики обновляется и видоизменяется инфраструк­тура городской культуры, активизируется городская общественность, о чем свидетельст­вует стремительное увеличение числа и активности разного рода культурно-просветительных и научных обществ. Формирование развитой инфраструктуры светской культуры, пробуждение творческой активности инновационных слоев городского населения привело к сокращению роли церкви в культурной жизни города.

Усложнение внутренней структуры городского культурного пространства Тобольска, Омска, Томска в конечном итоге привело к нарастанию его многослойности. С одной стороны, здесь шло довольно интен­сивное, особенно в конце XIX - начале XX вв., развитие элементов новой индустриальной культуры, которые начинают складываться в относительно самостоя­тельные системы, а с другой стороны продолжали бытовать элементы традиционной городской куль­туры, иногда имеющие весьма давнее историческое прошлое. Постепенное нарастание социокультурной дифферен­циации и многослойности городской культуры привели к «общественно­му» кризису и последующей серии реформ и революций.

Апробация результатов исследования

Основные положения диссертации были представлены научной общественности в виде докладов и сообщений на 5 международных, 2 всероссийских с международным участием, 23 всероссийских, 12 межрегиональных, региональных и областных научных конгрессах, конференциях и семинарах. Исследование отдельных проблем диссертации проводилось при неоднократной поддержке РГНФ (проекты № 00-01-00287а в 2000, №  03-01-00714а в 2003-2005, № 05-01-12113в в 2005-2006). Основное содержание и результаты исследования отражены в 2 монографиях, учебном пособии,  разделах 2 коллективных монографий, в статьях и материалах докладов (более 130 публикаций).

Список основных публикаций автора по теме диссертационного исследования

Монографии и учебные пособия:

1. Алисов Д.А. Административные центры Западной Сибири: городская среда и социально-культурное развитие (1870 – 1914 гг.): Монография. Омск, 2006. 337 с.

2. Алисов Д.А. Культура городов Среднего Прииртышья в XIX - начале XX вв.: Монография. Омск, 2001. 200 с.

3. Алисов Д.А. Культура городов Западной Сибири (вторая половина XIX - начало XX вв.): Учебное пособие. Омск, 2002. 196 с.

4. Алисов Д.А., Бережнова М.Л., Золотова Т.Н. и др. Традиционная культура русских Западной Сибири XIX - XX веков (Очерки истории и быта)  Омск, 2003. 243 с. (авторский клад –  2,7 п.л.).

5. Алисов Д.А. и др. Очерки истории города Омска. Омск, 1997. Т. 1. (авторский вклад – 1,2 п.л.).

Статьи в реферируемых изданиях:

6. Алисов Д.А.  Теория и методология исследования городов в конце XIX – начале XX вв. // Личность. Культура. Общество. 2006. Т. VIII. Вып. 3. С. 273-276.

7. Алисов Д.А. Культурное пространство административных центров Сибири (вторая половина XIX – начало XX веков) // Известия Московского государственного университета культуры и искусств. 2006. № 1. С. 59-64.

8. Алисов Д.А. Русская православная церковь и городская культура в условиях начального этапа модернизации (на примере главных административных центров Западной Сибири) // Вестник российского государственного торгово-экономического университета. 2006. № 3 (15). С. 130-132.

Статьи и материалы докладов на конференциях:

9. Алисов Д.А. Благоустройство Омска: основные этапы и тенденции в XIX - начале ХХ вв. // Русский вопрос: история и современность: Мате­риалы докладов Второй всерос. науч. конф. Омск, 1994.  Ч. I.  С. 238-242.

10. Алисов Д.А. Города и городское население Омского Прииртышья в XVII - на­чале ХХ вв. // Омский регион: исторический опыт, проблемы и пути экономического развития в современных ус­ловиях: Материалы межрегион. науч.-практ. конф., посвящ. 60-летию Омской области. Омск, 1994. Ч. III. С. 60-62.

11. Алисов Д.А. Социально-культурное развитие городов Западной Сибири во второй половине ХХ в. // Урбанизация и культурная жизнь Сибири: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. Омск, 1995. С. 3-7.

12. Алисов Д.А. Социально-культурный облик губернских центров Сибири в усло­виях начальной урбанизации и индустриализации (1880-е - 1916 гг.) // Проблемы культуры городов России: Материалы Второго все­рос. науч.- практич. семинара. Омск, 1996. Ч. 1. С. 6-9.

13. Алисов Д.А. Урбанизация и культура // Городская культура Сибири: история и современность: Сб. науч. тр. Омск, 1997.  С. 3-15.

14. Алисов Д.А. Социально-культурный облик столичных центров Западной Сибири (конец XIX - начало ХХ вв.) // Городская культура Сибири: исто­рия и современность: Сб. науч. тр.  Омск, 1997.  С. 60-73.

15. Алисов Д.А. Социально-культурный облик "провинциальной столицы" (То­больск в конце XIX - начале ХХ вв.) // Культурное наследие Ази­атской России: Материалы 1-го Сибиро-Уральский исторического конг­ресса (г. Тобольск  25-27 ноября 1997 г.).  Тобольск, 1997.  С. 42-44.

16. Алисов Д.А. Социально-культурный облик города Омска (конец XIX - начало ХХ вв.) // Вестник Омского отделения Академии гуманитарных на­ук. 1997. №  2.  С. 86-94.

17. Алисов Д.А. Социально-культурный облик "провинциальных столиц" Западной Сибири (конец XIX - начала ХХ вв.) // Известия Омского госу­дарственного историко-краеведческого музея. 1998. № 6. С. 263-272.

18. Алисов Д.А. Традиции и инновации в культуре городов Западной Сибири в конце XIX - начале XX вв. // Народная культура Сибири: Материа­лы VII науч.-практич. семинара Сибирского регион. вузовского центра по фольклору. Омск, 1998.  С. 185-189.

19. Алисов Д.А. Столица Степного края // Степной край: зона взаимодействия русского и казахского народов (XVIII - XX вв.): Междунар. науч. конф., посвящ. 175-летию образования Омской области. Тез. докл. и сообщ. Омск, 1998. С. 72-74.

20. Алисов Д.А. Благоустройство Тобольска (вторая половина XIX - начало XX вв.) // Локальные культурно-исторические исследования. Теория и практика: Сб. науч. тр. Омск, 1998. С. 43-52.

21. Алисов Д.А. Актуальные проблемы культурологии города // Культурологичес­кие исследования в Сибири. Омск, 1999. Вып. 1. С. 4-16.

22. Алисов Д.А. Инфраструктура города Тобольска во второй половине XIX - на­чале XX в. // Гуманитарные науки в Сибири. Серия: Отечественная история. 1999. № 2.  С. 17-21.

23. Алисов Д.А. Театр и музыка в Омске (конец XVIII - первая половина XIX вв.) // Досуг. Творчество. Культура. Омск, 1999.  С. 87-90.

24. Алисов Д.А. Церковь в культурном пространстве западносибирского города (вторая половина XIX - начало XX вв. // Современное общество: науч. конф., посвящ. 25-летию Омского гос. университета. Омск, 1999. Вып. 1. С. 187-189.

25. Алисов Д.А. Губернская власть и городское общественное самоуправление административных центров Западной Сибири (вторая половина XIX - начало XX вв.): проблемы взаимоотношений // Культурологические исследования в Сибири.  2000. № 1. С. 64-69.

26. Алисов Д.А. Гуманитарные исследования города и городского пространства Сибири (середина 1980-х - 2000 гг.) // Культура и интеллигенция России: Интеллектуальное пространство (Провинция и Центр): ХХ век: Материалы Четвертой всерос. науч. конф. Омск, 2000. Т. I. С. 103-107.

27. Алисов Д.А. Программы изучения населенных пунктов Сибири как источник по истории родиноведения (конец XIX - начало XX вв.) // Русский вопрос: история и современность: Сб. науч. тр. Омск, 2000.  С. 65-67.

28. Алисов Д.А. Университетский город в Западной Сибири: Томск во второй по­ловине XIX - начале XX вв. // Культурологические исследования в Сибири. 2001. № 2. С. 40-49.

29. Алисов Д.А. Социально-культурная стратификация городского пространства главных административных центров Западной Сибири (вторая поло­вина XIX - начало XX вв.) // Культурологические исследования в Сибири. 2002. № 2. С. 78-83.

30. Алисов Д.А. Столица Степного края: социально-культурный облик населения Омска в конце XIX - начале XX вв. // Культурологические исследова­ния в Сибири. 2003. № 2. С. 72 - 81.

31. Алисов Д.А. Городское общественное самоуправление и губернская власть в Западной Сибири: проблемы взаимоотношений (вторая половина XIX - начало XX вв.) // Местное самоуправление в истории Сибири XIX - XX веков: Сб. мат-лов регион. науч. конф. Новосибирск, 2004. С. 81-88.

32. Алисов Д.А. Население Томска во второй половине XIX - начале XX вв. (социально-культурный облик в условиях ранееиндустриальной модернизации России) // Культурологические исследования в Сибири.  2004. № 2. С. 74-81.

33. Алисов Д.А. История культуры главных административных центров Западной Сибири второй половины XIX - начала XX вв. в трудах советских историков и краеведов // Социокультурное пространство сибирского города: история и современность: Сб. науч. тр. Ханты-Мансийск, 2005. Вып. 2. С. 104-114.

34. Алисов Д.А. Культурное пространство Тобольска (вторая половина XIX - XX в.) // Проблемы социально-экономического и культурного развития Сибири XVII - XX вв.: Сб. науч. тр. Новосибирск, 2005. С. 215-224.

35. Алисов Д.А. Географические и торгово-экономические предпосылки формирования и развития культуры городов Западной Сибири (вторая половина XIX - начало XX века) // Культурологические исследования в Сибири. 2006. № 2. С. 42-51.

Рецензия на монографию автора

Бударин М.Е. Монография о культуре городов отчего края // Культурологические исследования в Сибири. 2002. № 1. С. 176 - 179.


1 Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М, 2000. С. 357.

2 Очерки русской культуры XIX века. М., 1998. Т. 1. С. 14.

3 Каган М.С. Философия культуры. СПб., 1996. С. 318.

4 Коган Л.Б. Культурный потенциал большого города // Культура в советском обществе. М., 1988. С. 46.

5 Красильщиков В.А. В догонку за прошедшим веком: Развитие России в ХХ веке с точки зрения мировых модернизаций. М., 1998, Опыт российских модернизаций. XVIII - XX века. М., 2000.

6 Сенявский А.С. Урбанизация России в ХХ веке: Роль в историческом процессе. М., 2003. С. 52-54.

7 Маркс К. Соч. 2-е изд. Т. 46. Ч. 1. С. 470.

8 Афанасьев В.Г. Системность и общество. М., 1980. С. 150.

9 Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. М., 2003. С. 180.

10 Рыженко В.Г. Интеллигенция в культуре крупного сибирского города в 1920-е годы: вопросы теории, истории, историографии, методов исследования. Екатеринбург; Омск, 2003. С. 117.

11 Глазычев В.Л. Социально-экологическая интерпретация городской среды. М., 1984; Он же. Культурный потенциал города: проблема выявления // Теоретические основания культурной политики. М., 1993. С. 144–167.

12 Глазычев В.Л. Культурный потенциал города // Культура города: проблемы качества городской среды. М., 1986. С. 16.

13 Орлова Э.А. Проблемы модернизации в России: культурные аспекты // Теоретические основания культурной политики. М., 1993. С. 5–24; Коган Л.Б. Быть горожанами. М., 1990.

14 Орлова Э.А. Указ. соч. С. 21.

15 Линч К. Образ города. М., 1982.

16 Агеева О.Г. «Величайший и славнейший более всех градов в свете» – град святого Петра (Петербург в русском общественном сознании начала XVIII века). СПб., 1999.

17 Каган М.С. Философия культуры. СПб., 1996. С. 96.

18 Свод постановлений Томской городской думы за 1871, 1872 и 1873 годы. Томск, 1887; Доклад постоянной ревизионной комиссии по обзору городского хозяйства и по проверке финансового отчета управы за 1912 г. Томск, 1914; Организация самоуправления в Тобольской губернии (вторая половина XIX – начало XX вв.) / Сост.: С.Г. Бучельников, И.И. Ерма­ков, Г.И. Иванцова, А.Ю. Конев, Е.В. Фоминых. Тюмень, 1995.

19 Была использована делопро­изводственная документация, извлеченная из фондов ГАОО - Ф. 3 (Главное управ­ление Западной Сибири), Ф. 30 (Омская городская дума), Ф. 172 (Омс­кая городская управа), ТФ ГАТО - Ф.1 (Тобольское губернское правление), Ф. 479 (Тобольский губернатор), Ф. 8. (Тобольская городская дума), ГАТО - Ф. 48 (Томское губернское по городским делам присутствие), Ф. 233 (Томская городская управа), Ф. 127. (Томская городская дума).

20 Протоколы Омского медицинского общества 1883/04 – 1903/04. Омск, 1883–1904.

21 Гагемейстер Ю.А. Статистическое обозрение Сибири. СПб., 1854.

22 Долгоруков В.А. Путеводитель по всей Сибири и Средне-Азиатским владениям России. Томск, 1895–1897; Путеводитель по Великой Сибирской железной до­роге. Спб., 1900–1916; Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Т. XVIII. СПб., 1903.

23 Список населенных мест по сведениям 1868–1869 годов. СПб., 1871. Т. LX; Экономическое состояние городских поселений Сибири. СПб., 1882; Список населенных мест Тобольской губернии. Составлен по сведениям на 15 июля 1909 года, полученным от уездных исправ­ников и волостных правлений. Тобольск, 1912; Города России в 1904 году. Спб., 1906; Города России в 1910 году. Спб., 1914.

24 РГИА. Ф. 1290 (Центральный статистический комитет МВД); ТФ ГАТО. Ф. 417 (Тобольский губернский статистический комитет) и др.

25 Весь Омск: Справочник-указатель на 1911 год. Омск, 1911; Памятная книжка для Тобольской губернии за 1864, 1907–1915 гг. Тобольск, 1864, 1907–1915.

26 Памятная книжка Западно-Сибирского учебного округа. Томск, 1900–1913.

27 Словцов И.Я. Материалы по истории и статистике Омска, извлеченные из однодневной переписи 1877 года // Труды Акмолинского статистического комитета. Омск, 1880. Ч. 1,2; Костров Н. Однодневная перепись населения города Томска 16 марта 1880 года. Томск, 1880; Дмитриев-Мамонов А.И. Однодневная перепись населения го­рода Тобольска 11 апреля 1882 г. // Памятная книжка Тобольской гу­бернии на 1884 год. Тобольск, 1884.

28 Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Т. 81. Акмолинская область. М., 1904; Т. 78. Тобольская губерния. М., 1905; Т. 79. Томская губерния. М., 1904.

29 Всеподданейший отчет генерал-губернатора Западной Сиби­ри за 1874 г. Б.м. Б.г., Обзор Тобольской губернии за 1892–1913 гг. Тобольск, 1893–1914; Обзор Томской губернии за 1904 год.

30 Завалишин И. Описание Западной Сибири. М., 1862; Майский И. Перед бурей. М., 1945; Шухов И. Картины ста­рого Омска (Из воспоминаний) // Омский альманах. Кн. 5. Омск, 1945.

31 Носилов К. По Юго-Западной Си­бири // Естествознание и география. М., 1896. № 4; Телешов Н.Д. За Уралом // Русское обозрение. 1896. № 6 (июнь). Т. 40. С. 140–141.

32 Генеральный план Омской крепости с показанием казенного цивильного строения и прилежащих форштадтов, сочинен 1803 года, мая 31 дня // Труды Акмолинского статистического комитета. Омск, 1880. Ч. 1. Приложение; План города Омска в 1879 году // Там же; План города Омска с ок­рестностями: Составлен в 1917 г. при Военно-топографическом отде­ле штаба Омского военного округа. Омск, 1917 // Омск. 1716–1991 гг. М., 1991. С. 8–9, 11.

33 Резун Д.Я. О периодизации развития исторической урбанисти­ки Сибири XVII–XX вв. // Городская культура Сибири: история и современность. Омск, 1997. С. 16.

34 Щекатов А. Географический словарь Российского государс­тва. М., 1801–1809. Ч. 1–7; Статистическое обозрение Сибири, составленное на основании сведений, почерпнутых из актов правительства и других достоверных источников. СПб., 1810.

35 Словцов П.А. Историческое обозрение Сибири. СПб., 1844. Кн. 1–2.

36 Семенов П.П. Географо-статистический словарь Российской империи: В 5 т. СПБ., 1867. Т. 3; СПб., 1885. Т. 5.

37 Костров Н. Историко-статистическое описание городов Томской губернии. Томск, 1872; Словцов И.Я. Историческая хроника г. Омска // Материалы по истории и статистике Омска, извлеченные из однодневной переписи 1877 года. Ч. 1. Омск, 1880; Голодников К.М. Тобольск и его окрестности. Тобольск, 1887.

38 Потанин Г.Н. Сибирские казаки // Живописная Россия. Т. XI. Западная Сибирь. СПб., 1884. С. 115–116; Ядринцев Н.М. Сибирь как колония. СПб., 1882.

39 Ключевский В.О. Терминология русской истории // Ключевский В.О. Соч.: В 9 т. М., 1989. Т. 6. С. 191–199.

40 Озеров И.Х. Большие города. М.,1906; Семенов-Тян-Шанский П.П.  Город и деревня в Европейской России. СПб., 1910.

41 Адрианов А.В. Томск в прошлом и настоящем. Томск, 1890.

42 Город Томск. Томск, 1912.

43 Потанин Г.Н. Города Сибири // Сибирь, ее современное состояние и ее нужды. Спб., 1908. С. 234-259.

44 Турчанинов Н.В. Города Азиатской России // Азиатская Рос­сия. СПб., 1914. Т. 1. С. 285–360.

45 Головачев П.М.  Сибирь. Природа, люди, жизнь. М.,1902; Он же. Экономическая география Сибири. М.,1914.

46 Гревс И.М. Монументальный город и исторические экскур­сии // Экскурсионное дело. 1921. № 1. С. 1–8; Он же. Городские ландшафты (Этюд из культурной географии) // Вопросы географии в но­вой школе. Л., 1926. С. 102–130; Анциферов Н.П. Пути изучения города как социального орга­низма. Л., 1926; Он же. Как изучать свой город. М.; Л., 1929.

47 Кабо Р.М. Города Западной Сибири. Очерки историко-эконо­мической географии (XVII – первая половина XIX вв.). М., 1949.

48 Лясоцкий И.Е. Прошлое Томска в названиях его улиц, пост­роек и окрестностей. Томск, 1952; Ландау С.Г. Из истории драматического театра в Омске (1765–1946). Омск, 1950.

49 Очерки истории г. Томска (1604–1954 гг.). Томск, 1954; Юрасова М.К. Омск. Очерки истории Омска. Новосибирск, 1965; Копылов Д.И., Прибыльский Ю.П. Тобольск. Свердловск, 1969.

50 История Сибири. Л., 1968. Т. 3.

51 Города Сибири (Экономика, управление и культура городов Сибири в досоветский период). Новосибирск, 1974; Города Сибири (Эпоха феодализма и капитализма). Новоси­бирск, 1978; Сибирские города XVII – начала XX века. Новоси­бирск, 1981; Город и деревня в досоветский период. Новоси­бирск, 1984.

52 Копылов А.Н. Культура русского населения Сибири в XVII–X­VIII вв. Новосибирск, 1968; Он же. Очерки культурной жизни Сибири XVII – начала XIX вв. Новосибирск, 1974.

53 Очерки русской культуры XVIII века. М., 1985–1990. Ч. 1–4; Очерки русской культуры XIX века. М., 1998-2001. Т.1-3.

54 Очерки истории города Омска / Под ред. А.П. Толочко. Омск, 1997. Т. 1. Томск: История города от основания до наших дней  / Отв. ред. Н.М. Дмитриенко. Томск, 1999.

55 Барабанова Л.П. Этюды о заповедном городе. Свердловск, 1986; Заварихин С.П. В древнем центре Сибири. М., 1987.

56 Дмитриенко Н.М. Сибирский город Томск в XIX – первой трети XX века: Управление, экономика, население. Томск, 2000.

57 Куприянов А.И. Русский город в первой половине XIX века: Общественный быт и культура горожан Западной Сибири. М., 1995.

58 Гончаров Ю.М.  Семейный быт горожан Сибири второй половины XIX – начала XX в. Барнаул, 2004; Он же. Очерки истории городского быта дореволюционной Сибири (середина XIX – начало XX в.). Новосибирск, 2004.

59 Алисов Д.А. Культура городов Среднего Прииртышья в XIX – начале XX вв. Омск, 2001; Он же. Культура городов Западной Сибири (вторая половина XIX – начало XX вв.). Омск, 2002.

60 Деревянная архитектура Томска. М., 1987; Девятьярова И.Г. Краткие сведения об инженерах и архитекторах, работавших в Омске или проектировавших для города в XVIII – первой четверти XX вв. // Известия Омского го­сударственного историко-краеведческого музея. 1993. № 2. С. 109–116.

61 Ивонин А.Р. Западносибиркий город последней четверти XVIII – 60-х гг. XIX в. (Опыт историко-демографического исследования). Барнаул, 2000; Скубневский В.А., Гончаров Ю.М. Города Западной Сибири во второй половине XIX – начале XX в. Барнаул, 2003. Ч. 1. На­селение. Экономика.

62 Миронов Б.Н. Русский город в 1740-е – 1860-е годы: Демогра­фическое, социальное и экономическое развитие. Л., 1990; Он же. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX в.). СПб., 1999. Т. 1, 2.

63 Бойко В.П. Томское купечество в конце XVIII – XIX вв.: Из истории формирования сибирской буржуазии. Томск, 1996; Гефнер О.В. Военные и культура в Западной Сибири в последней трети XIX – начале XX в. Омск, 2004.

64 Толочко А.П., Коновалов И.А., Меренкова Е.Ю., Чу­даков О.В. Городское самоуправление в Западной Сибири в дорево­люционный период: становление и развитие. Омск, 2003; Местное самоуправление в истории Сибири XIX–XX веков: Сб. материалов регион. науч. конф. Новоси­бирск, 2004.

65 Мельникова Е.В. Театр и город сибирской провинции (конец XIX – начало XX вв.). Омск, 2004; Дегальцева Е.А. Общественные неполитические организации Западной Сибири (1861 – февраль 1917 гг.). Барнаул, 2002.

66 Ляхович Е.С., Ревушкин А.С. Университеты в истории и куль­туре дореволюционной России. Томск, 1998; Толочко А.П., Ищенко О.В., Сковородина И.С. Развитие профессионального образования в Западной Сибири в конце XIX – начале XX в. (опыт истории в контексте современности). Омск, 2005.

67 Миненко Н.А. Русское население Урала и Западной Сибири и православная церковь XVIII–XIX века // Религия и церковь в Сибири. Тюмень, 1995. Вып. 8. С. 36–55; Лебедева Н.И. Храмы и молитвенные дома Омского Прииртышья. Омск, 2003.

68 Головачев П.М. Экономическая география Сибири. М., 1914. С. 160; Скубневский В.А., Гончаров Ю.М. Города Западной Сибири во второй половине XIX – начале XX в. Барнаул, 2003. Ч. 1. С. 295.

69 РГИА. Ф. 1284. Оп. 69. 1874 г. Д. 262. Л. 6; Д. 335. Л. 3об.

70 Толочко А.П., Коновалов И.А. Городское самоуправление в Омске в дореволюционный период. Омск, 1997. С. 34; Топчий А.Т. Управление Томском и губернией в XIX в. // Томску – 375 лет. Томск, 1979. С. 51.

71 Реклю Э. Земля и люди. Всеобщая география в 12 томах, в 10 книгах. Кн. 4. Т. 6 и 7. СПб., 1898. С. 660.

72 Экономическое состояние городских поселений Сибири. СПб., 1882. С. 5–6.

73 Города России в 1904 году. С. 0370-0371; Го­рода России в 1910 году. С. 1022–1023.

74 Потанин Г.Н. Сибирские казаки // Живописная Россия. СПб., 1884. Т. XI. Западная Сибирь. С. 115; Финш О. Омск по описанию О. Финьша (из книги «Reisenach West-Sibirien im Iahre 1876) // Словцов И.Я. Указ. соч. Ч. 1. С. 25.

75 Максимов С. На Восток. Поездка на Амур: Дорожные замет­ки и воспоминания. 2-е изд. СПб., 1871. С. 130–131.

76 Экономическое состояние городских поселений Сибири. С. 161–162; Адрианов А.В. Томск в прошлом и настоящем. Томск, 1890. С. 15.

77 Города России в 1904 году. С. 0310–0312; Города России в 1910 году. С. 1090–1092; Дмитриенко Н.М. Указ. соч. С. 174.

78 Турчанинов Н.В. Города Азиатской России // Азиатская Рос­сия. СПб., 1914. Т. 1. С. 344–345.

79 Памятная книжка Тобольской гу­бернии на 1884 год. Тобольск, 1884. Ведомость XVI; Первая всеобщая перепись населе­ния Российской империи 1897 г. СПб., 1905. Т. 78. С. 2.

80 ГАТО. Ф. 417. Оп. 1. Д. 517. Л. 30–31; Д. 1061. Л. 188об.; Д. 1078, Л. 195об.; Семе­нов П.П. Географо-статистический словарь Российской империи. СПб., 1885. Т. V. С. 160; Экономическое состояние городских поселений Сибири. СПб., 1882. С. 7; Памятная книжка Тобольской губернии на 1884 год. Тобольск, 1884. Ведомость IX и 7; Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. М., 1905. Т. 78. С. 46–47. 

81 Памятная книжка Тобольской губернии на 1884 год. Тобольск, 1884. Ведомость XIII; Первая всеоб­щая перепись населения Российской империи 1897 г. Т. 78. С. 53.

82 Сигутов П.Т. Население Омска в конце ХIХ века // Известия Омского отдела Географического общества СССР. Омск, 1966. Вып. 8. С. 31, 33, 39; Колесников А.Д. Рост, сословный состав и занятость на­селения дореволюционного Омска // История городов Сибири досоветс­кого периода (XVII – начало XX в.). С. 248.

83 Труды Акмо­линского статистического комитета. Омск, 1880. Ч. 1. С. 86–87; Первая всеоб­щая перепись населения Российской империи 1897 г. Т. 81. С. 41.

84 Костров Н. Однодневная перепись населения города Томска 16 марта 1880 года. Томск, 1880. С. 17; Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Т. 79. С. 1; Города России в 1910 г. С. 1022.

85 Дмитриенко Н.М. Указ. соч. С. 122.

86 Алисов Д.А. Столица Степного края: социально-культурный облик населения Омска в конце XIX - начале XX вв. // Культурологические исследова­ния в Сибири. 2003. № 2. С. 77.

87 Костров Н. Однодневная перепись населения города Томска 16 марта 1880 года. Томск, 1880. С. 36; Первая всеобщая перепись населения Рос­сийской империи 1897 г. Т. 79. С. 2; Обзор Томской губернии за 1912 год. Томск, 1914. Ведомость № 1.

88 Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Т. 78. С. 150; Т. 79. С. 148; Т. 81. С. 84.

89 Лясоцкий И. Прошлое Томска в названиях его улиц, построек и окрестностей. Томск, 1952. С. 14; Славнин В. Томск сокровенный. Томск, 1991. С. 96; Мультовский П.М. Население г. Томска по данным переписи 2-го декабря 1912 года // Врачебно-санитарная хроника г. Томска. Томск, 1915. № 2–3. С. 2.

90 ГАОО. Ф. 30. Оп. 1. Д. 25. Л. 401–402, 408.

91 Города России в 1904 году. С. 0340–0341; Города России в 1910 году. С. 1128–1129.

92 Памятная книжка Западно-Сибирского учебного округа. Томск, 1897. С. 99, 119.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.