WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

НИЗОВСКИХ Нина Аркадьевна

ЖИЗНЕННЫЕ ПРИНЦИПЫ
В ЛИЧНОСТНОМ САМОРАЗВИТИИ ЧЕЛОВЕКА

19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора
психологических наук

Москва – 2010

Работа выполнена на кафедре психологии развития факультета педагогики
и психологии Московского педагогического государственного университета

Научный консультант

доктор психологических наук, профессор

Мухина Валерия Сергеевна

Официальные оппоненты:

  1. доктор психологических наук

Карпова Наталия Львовна

доктор психологических наук, профессор

Леонтьев Дмитрий Алексеевич

доктор психологических наук, профессор

Шабельников Виталий Константинович

Ведущая организация

Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова

Защита состоится «20» декабря 2010 г. в 14.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.154.12 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 103051, г. Москва, Малый Сухаревский пер., д. 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского педагогического государственного университета по адресу: 119992, г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1.

Автореферат разослан «____» ______________ 2010 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета                                                         А. С. Обухов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования определяется значимостью личностного саморазвития человека для его психологического благополучия, физических, социальных и духовных достижений. Психологическая готовность к саморазвитию позволяет человеку при решении жизненных задач опираться на ресурс целенаправленных личностных самоизменений.

Представления о личностном саморазвитии во времени существенно обогащаются: саморазвитие рассматривается как фундаментальная способность человека становиться и быть субъектом своей собственной жизни; в психологии утвердилась идея о личности как инстанции саморазвития (личность рассматривается как субъект и объект развития); признается, что для истинной личности собственное развитие является высшей ценностью и главной потребностью. Идея саморазвития является одной из сущностных в психологии личности. Вместе с тем вопросы феноменологии личностного саморазвития человека требуют дальнейшего изучения.

Продуктивной для психологии личности является идея о жизненных принципах как средстве личностного саморазвития человека.

Жизненные принципы – фундаментальная психологически значимая позиция. Понятие «жизненные принципы» релевантно понятию «внутренняя позиция человека», поскольку феноменологически жизненные принципы представляют собо­й определенные ценностные суждения, идеи, избранные человеком в качестве ос­но­вополагающих, определяющих его поступки. Посредством жизненных принципов, выступающих ценностными ориентирами, человек определяет и переопределяет себя, руководит собою, выступает как творящая себя личность. Наличие осознанных жизненных принципов свидетельствует о личностной позиции человека в мире.

Значимость анализа жизненных принципов в процессах личностного саморазвития определяется парадигмой потенциальной множественности возможных путей развития человека как личности. Исследование жизненных принципов как средства личностного саморазвития актуально для многих отраслей психологии.

Общей методологической основой исследования выступают идеи Аристотеля, И. Канта, Г. В. Ф. Гегеля, К. Маркса о роли социального окружения в становлении и бытии человека.

Аристотель придавал принципиальное значение социальной сущности человека, в частности он указывал на значение суждений в организации индивидуальной жизни человека. По мысли философа, «дело человека – некая жизнь, а жизнь эта – деятельность души и поступки при участии суждения»1. Задача человека – найти «верное суждение» для осуществления сознательного выбора поступка. Аристотель полагал, что именно сознательный выбор – стремящийся ум (то есть ум, движимый стремлением) или же осмысленное стремление (то есть стремление, движимое мыслью) – выступает в качестве начала, которое и есть сам человек2. В нашем исследовании мы исходим из этих положений Аристотеля для теоретического осмысления сущностной роли жизненных принципов в личностном саморазвитии человека.

Наряду с воззрениями Аристотеля в основе нашего исследования лежат идеи И. Канта. В своем понимании мира и человека философ отводил принципам весьма значительное место. Термин «принцип», как полагал И. Кант, обычно обозначает такое знание, которое можно применить как принцип. И. Кант приписывал способность давать принципы разуму, в отличие от рассудка, способного давать правила3. Принципы значимы для достижения мудрости и составляют стержень человеческого характера: поступать согласно твердым принципам, значит противостоять природе и самому делать себя4.

Кроме того, значимым основанием наших исследований, выступило положение Г. В. Ф. Гегеля о том, что особенностью европейцев является обладание ими в качестве своего принципа и характера конкретновсеобщим, самое себя определяющей мыслью; индивидуумевропеец исходит в своих частных действиях из твердо установленных всеобщих принципов5. Опасность для человека таится в таком положении дел, когда власть рассудительности и всеобщего, власть теоретических и моральных принципов уступает силе природного начала, обычно им подчиненного и ими скрытого; но человек может вступить в разлад с действительностью и тогда, когда он придерживается односторонних принципов6.

В то же время мы исходим из представлений К. Маркса о том, что принципы – это продукт исторической деятельности людей, утверждения о вечных принципах беспочвенны. Люди, устанавливая общественные отношения соответственно развитию их материального производства, «создают также принципы, идеи и категории соответственно своим общественным отношениям»7. В частности, из экономических условий существования вытекают отношения человека к человеку. Изучать эти вопросы – значит изображать людей как действующих лиц и авторов их собственной истории8.

Психологические аспекты феномена жизненных принципов личности изучаются нами в контексте научной школы феноменологии бытия и развития личности В. С. Мухиной. Теоретически обосновать роль жизненных принципов как средства саморазвития позволяет понятие «Великое идеополе общественного сознания», введенное В. С. Мухиной и определяемое ею как «великое пространство, объективно существующее и вмещающее в себя опыт познавательной деятельности всего человечества и открытое для взаимодействия с ним»9.

В нашем исследовании мы исходим из того, что носителями идей, извлекаемых человеком из идеополя общественного сознания, в частности, являются жизненные принципы личности.

Наряду с указанными положениями основополагающее значение для построения концепции жизненных принципов как средства личностного саморазвития человека имеют разработанные В. С. Мухиной понятия «внутренняя позиция человека» и «структура самосознания личности». Внутренняя позиция, по определению В. С. Мухиной, – это «особое ценностное отношение человека к себе, к окружающим людям, к собственному жизненному пути и к жизни вообще»10. Жизненные принципы, по сути своей, – это и есть внутренняя позиция, определяющая поведение и характер действий человека. Жизненные принципы сущностно связаны с самосознанием человека, которое, по мысли В. С. Му­хи­ной, имеет следующую исторически сложившуюся социально обусловленную структуру: имя собственное, соединенное с личным местоимением, за которым стоят физический облик, индивидуальная духовная сущность, самоутверждение; притязание на признание; половая идентификация; психологическое время личности; социально-нормативное пространство11. Жизненные принципы соотносимы со всеми компонентами самосознания: притязаниями, половой идентичностью, психологическим временем личности, с ее ценностными ориентациями и социальнонормативным пространством. Мы полагаем, что посредством жизненных принципов личность определяет и осмысливает свое «я», свои притязания, свои временные перспективы, долженствование и права.

Автор ориентирован и на другие сложившиеся в психологии подходы, в числе которых концепция опосредованности высших психических процессов системами значений, разработанная в рамках научных школ (Л. С. Вы­гот­ский, А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия); концепция личности С. Л. Рубинштейна; теория личных конструктов Дж. Келли; концепция Д. А. Леонтьева о смысле как интегративной основе личности; концепция семантического пространства как операционального аналога индивидуальной системы значений В. Ф. Петренко; концепция Дж. Бьюдженталя о приоритетной роли субъективного в самоосуществлении человека; концепция отраженной субъектности А. В. Петровского и В. А. Петровского и др.

В центре нашего исследования – личность, управляющая собственным развитием посредством жизненных принципов.

Объект исследования – личность как субъект саморазвития.

Предмет исследования – жизненные принципы как внутренняя позиция личности, а также стоящие за ними категориальные структуры общественного и индивидуального сознания, опосредствующие личностное саморазвитие человека.

Цель исследования – выявление структуры и содержания жизненных принципов человека как средства его личностного саморазвития.

Гипотезы исследования:

I. Структура и содержание жизненных принципов как внутренней позиции конкретного человека обусловлены его принадлежностью к социокультурной общности, возрастнополовым статусом, уникальным жизненным опытом.

II. Жизненные принципы отдельного человека вырастают из сферы идеополя общественного сознания и опосредствуют личностный способ бытия и личностное саморазвитие.

III. Представленная в жизненных принципах личности внутренняя позиция как ценностное отношение к миру имеет особую структуру – глубинные системы значений, которые выявляются методами психосемантики. Эта структура может быть упорядоченной и неупорядоченной.

IV. Жизненные принципы личности формируются внутри конкретных социальных групп и представляют собой относительно постоянные системы ценностных отношений.

V. Жизненные принципы соотносятся со структурой самосознания личности: ценностным отношением к имени, притязаниями, половой идентификацией, психологическим временем, долженствованием и правами. Отстаивание жизненных принципов, а также их переозначивание и переосмысление выступают показателями личностной позиции в отношении к ценности саморазвития.

Для достижения цели исследования в соответствии с гипотезами были поставлены следующие теоретические, методологические и эмпирические задачи:

• проанализировать и обобщить сложившиеся в зарубежной и отечественной психологии подходы к проблеме личности как субъекту саморазвития;

• описать сущность и феноменологию функционирования личности как субъекта саморазвития в парадигмах культурноисторического и психосемантического подходов, концепции феноменологии бытия и развития личности;

• концептуализировать жизненные принципы как имплицитные средства личностного способа жизнедеятельности и саморазвития человека;

• выявить и проанализировать структуру и содержание ценностных отношений, представленных в жизненных принципах женщин и мужчин;

• реконструировать жизненные принципы через контекст структуры самосознания личности;

• исследовать возможности построения и анализа семантических пространств, моделирующих глубинные системы значений индивидуального сознания, лежащих в основе жизненных принципов участников исследования.

Методы исследования. Разработка и применение методического инструментария осуществлялись в рамках подхода к исследованию феноменологии бытия и развития личности В. С. Мухиной и психосемантического подхода, развиваемого В. Ф. Петренко.

Применялись следующие методы: 1. Ретроспективная анкета жизненных принципов (Н. А. Низовских). 2. Метод реконструкции жизненных принципов че­рез контекст структуры самосознания личности (В. С. Мухина). 3. Пси­хо­се­ман­тическая методика атрибуции мотивов жизненным принципам личности (Н. А. Низовских, В. Ф. Петренко), включающая исследование психологического портрета и самоотчетов личности.

Выборка. Исследование проведено на выборке 1535 респондентов в возрасте от 17 до 63 лет, получающих или уже имеющих высшее образование; из них женщин – 1027, мужчин – 508. В контексте исследования испытуемые были поделены на группы по половому признаку.

Достоверность результатов исследования и обоснованность выводов определяются методологическими положениями, выступившими основой исследования, теоретическим анализом поставленной проблемы, адекватностью моделей и методов исследования целям и задачам работы, сочетанием количественного и качественного анализа результатов, применением процедур математической обработки данных.

Научная новизна и теоретическое значение исследования

1. Сформирована концепция жизненных принципов как имплицитного средства личностного саморазвития человека. Данная концепция расширяет представления о феноменологии бытия и развития личности. Жизненные принципы рассматриваются как личностная внутренняя позиция человека в мире. Феноменологически жизненные принципы проявляются в речевых высказываниях и выступают носителями руководящих идей, позволяющих человеку создавать новое в своем самосознании, переживаниях и поведении. Жизненные принципы имеют выражение не только в вербальных формулировках, но и непосредственно в поведении, в отношениях с другими людьми, с миром, что может не совпадать с вербально оформленными правилами жизни. Представленные в жизненных принципах личности ценностные отношения имеют внутреннюю структуру, которая может быть упорядоченной и неупорядоченной.

2. Сформулированы положения о том, что жизненные принципы отдельной личности вырастают из сферы идеополя общественного сознания, формируются внутри конкретных социальных групп, выступают как относительно постоянные системы ценностных отношений. Выявлено и описано содержание ценностных отношений, представленных в жизненных принципах испытуемых мужчин и женщин. Показано, что жизненные принципы определяют отношение мужчин и женщин к миру: отношение к духовным ценностям, отношение к себе, отношение к другим людям, человечеству, природе, отечеству.

3. Установлено, что большинство жизненных принципов заимствуется у родителей; значительная часть принципов формулируется самостоятельно; существенный вклад в выработку жизненных принципов вносят окружающие люди: родственники, учителя, наставники и др.; важным источником жизненных принципов являются Библия, устное народное творчество, литература, средства массовой информации и в целом идеополе общественного сознания.

4. Созданы словари ценностных суждений жизненных принципов женской и мужской групп.

5. Определено понятие личностного саморазвития как специфической полимотивированной внутренней и внешней деятельности человека по созданию нового в своем сознании, переживаниях и поведении при помощи специальных психологических средств. Выделены и описаны ведущие мотивы личностного саморазвития человека: мотивация к подражанию, потребность в любви и признании, стремление к независимости, стремление к обогащению своих сущностных сил, самоутверждение, самореализация, самовыражение, самосовершенствование, достижение чувства полноты существования и др.

6. Сформулирована и обоснована концепция психологических средств личностного саморазвития как орудий и способов воздействия человека на самого себя и свою жизнедеятельность с целью достижения целенаправленных самоизменений. Выделены некоторые виды психологических средств личностного саморазвития человека: речевое высказывание (афоризмы, пословицы, поговорки, прецедентные тексты и др.); нарративы (жизненные истории, автобиографические воспоминания); образ (идеал, соборная личность и др.); действие (молитва, ведение дневника, визуализации и др.); символ; произведения искусства.

7. Обоснована возможность реконструирования жизненных принципов через контекст структуры самосознания личности: жизненные принципы соотнесены с именем, притязанием на признание, половой идентификацией, самобытием в прошлом, настоящем и будущем, долженствованием и правами. Отстаивание, переозначивание и переосмысление жизненных принципов определены как показатели личностной позиции в отношении к ценности саморазвития.

Основные положения, выносимые на защиту:

I. Структура и содержание жизненных принципов как внутренней позиции конкретного человека обусловлены следующими факторами: принадлежностью к социокультурной общности, половозрастным статусом, жизненным опытом, внутренней субъективной реальностью, структурой самосознания. Жизненные принципы отдельного человека могут быть либо осознанными и системно организованными, либо неосознанными и бессистемными. Односторонние, бессистемные квазипринципы, не осознанные и не осмысленные самим человеком, не могут выступать средством личностного саморазвития. Средством личностного саморазвития могут выступать системно организованные, осознанные и осмысленные самим человеком жизненные принципы. Содержание жизненных принципов обусловливает множественность возможных вариантов развития личности.

II. Жизненные принципы отдельного человека вырастают из сферы идеополя общественного сознания и, выступая в своей совокупности как жизненная философия, идеология человека, выражающая его отношение к духовным ценностям, самому себе, другим людям, человечеству, природе, отечеству, опосредствуют личностный способ бытия и личностное саморазвитие.

III. Жизненные принципы, феноменологически представляющие собой речевые высказывания, отражают руководящие идеи, определяющие личностную позицию человека в мире. В жизненных принципах представлены сущностные интенции и характеристики конкретной личности.

IV. Представленные в жизненных принципах личности ценностные отношения имеют внутреннюю структуру – системы значений и смыслов, выявляемых методами психосемантического анализа.

V. Жизненные принципы конкретной личности формируются внутри конкретных социальных групп и представляют собой относительно постоянные системы ценностных отношений. Ценностные отношения, содержащиеся в жизненных принципах представителей отдельных социальных групп, являют собой относительно постоянные конструкты.

VI. Психосемантический анализ позволяет выявить проблемы и противоречия, а также скрытые потенциалы ценностных отношений личности, заданных ее жизненными принципами. Исследование жизненных принципов одного и того же человека через определенные промежутки времени позволяет отслеживать личностные самоизменения человека в системе его собственных субъективных шкал.

VII. Жизненные принципы соотносятся со структурой самосознания личности: ценностным отношением к имени, притязаниями, половой идентификацией, психологическим временем, долженствованием и правами. Отстаивание жизненных принципов, а также их переозначивание и переосмысление выступают показателями личностной позиции в отношении к ценности саморазвития.

Практическая значимость исследования. Анализ жизненных принципов как средства личностного саморазвития человека выявил новые возможности для психологической помощи, нацеленной на содействие саморазвитию личности. В образовательной и консультативной практике открываются перспективы работы с жизненными принципами личности. Значение феномена жизненных принципов человека в том, что они имеют своим истоком идеополе общественного сознания, формируются внутри конкретных социальных групп и становятся в итоге личностной позицией человека в мире, во многом определяя социальную успешность, достижения и благополучие человека. Жизненные принципы должны учитываться в общей характеристике личности. Бессистемные, неконструктивные квазипринципы не могут обеспечить прогрессивное личностное саморазвитие человека. Средством прогрессивного личностного саморазвития может стать система осознанных, гибких, соединяющих с миром конструктивных принципов. Результаты исследования жизненных принципов как средства личностного саморазвития человека могут применяться в образовательной практике с детьми, учащимися, студентами, в подготовке и повышении квалификации психологов, социальных работников, педагогов, менеджеров, бизнесменов и других специалистов. Исследование способствует повышению эффективности психологического консультирования посредством включения в арсенал консультанта методов изучения и, при необходимости, трансформации жизненных принципов клиента. Применение в практике социальнопсихологической помощи человеку методов работы с жизненными принципами позволяет специалистам преодолевать позицию «относительного дистанцирования» от включенности в процессы социализации.

Апробация и внедрение работы. Результаты исследования отражены в докладах и публикациях материалов на международных, всероссийских и межрегиональных научнопрак­ти­чес­ких конференциях. Основные положения и результаты диссертации представлены на международных конференциях (Москва, 1996; Москва, 2000; Киров, 2003; Москва, 2005; Сочи, 2006; Киров, 2008; Киев, 2008; Киров, 2009); РоссийскоБелорусской научнотеоретической конференции (Киров, 2003); Всероссийских конференциях (Киров, 1996; Москва, 1997; Казань, 2000; Киров, 2002; Рязань, 2002; Арзамас, 2003; Казань, 2004; Казань, 2005; Таганрог, 2005; Киров, 2006; Киров, 2007; Краснодар, 2008); межрегиональных и региональных конференциях (Пермь, 1996; Елец, 1997; Киров, 1998, 2000, 2002, 2003, 2004, 2005; Рязань, 2004; Пермь, 2005); областных научных и научнопрактических конференциях (Киров, 1996, 1997, 1999, 2004, 2005, 2010). Апробация исследования также осуществлена в выступлении на круглом столе IV съезда РПО (РостовнаДону, 2007); в рамках Всероссийской школы молодых ученых Института психологии РАН (Москва, 2005); в выступлении на секции Международного Форума «Образ российской психологии в регионах страны и в мире» (Сочи, 2006).

Основные положения диссертационного исследования используются на факультете психологии Вятского государственного гуманитарного университета при проведении авторского курса «Психология саморазвития», при чтении лекций и проведении семинарских и практических занятий по психологии развития и возрастной психологии. Авторские разработки применены в диссертационных исследованиях Э. В. БушковойШиклиной (Н. Новгород, 2007), Ю. Семенова (Курск, 2004), в выпускных квалификационных работах, выполненных на факультете психологии ВятГГУ (Е. А. Ронжин, 2010; М. С. Тюлькин, 2010; В. М. Шкурихина, 2008). Результаты проведенного исследования внедряются в деятельность Кировского института повышения квалификации и переподготовки работников образования.

Исследование на тему «Применение психосемантического метода атрибуции мотивов жизненным принципам в профессиональном саморазвитии психологов и педагогов» получило финансовую поддержку Министерства образования Российской Федерации (грант № 18333 по разделу 0602281216).

Материалы диссертационного исследования обсуждались на заседании кафедры психологии развития факультета психологии и педагогики МПГУ (2008, 2010), в лаборатории психосемантики и общения МГУ им. М. В. Ло­мо­но­со­ва, на заседании кафедры общей психологии МГУ им. М. В. Ло­моносова (2006), заседаниях кафедры практической психологии и научных сессиях Вятского государственного гуманитарного университета (2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009, 2010).

По теме диссертации опубликовано 56 работ, в том числе десять публикаций в журналах, рекомендованных ВАК, две монографии (2000, 2007).

Структура и объем диссертации. Текст диссертации изложен на 449 страницах (без учета приложений), включает введение, пять глав, заключение, библиографический список; приложения представлены на 224 страницах. Библиографический список составляет 454 названия, в том числе 34 – на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Во введении диссертационного исследования определена его актуальность, представлены теоретикометодологические основания, названы объект и предмет исследования, сформулированы его цель, гипотезы и задачи, описаны методы и выборка, охарактеризованы научная новизна и теоретическое значение, сформулированы положения, выносимые на защиту, представлены практическая значимость, апробация и внедрение результатов исследования, описаны структура и объем диссертации.

Часть I,  «Теоретические основы проблемы жизненных принципов как средства личностного саморазвития человека»,  содержит аналитический обзор зарубежной и отечественной литературы по проблеме личностного саморазвития человека и раскрывает основные подходы к концептуализации жизненных принципов как имплицитного средства личностного саморазвития.

Глава 1,  «Личность как субъект саморазвития»,  посвящена анализу проблемы личности как субъекта саморазвития, содержит обзор подходов к исследованию личностного саморазвития в зарубежной и отечественной психологии, а также представляет положения авторской концепции личностного саморазвития как деятельности.

Саморазвитие является фундаментальной способностью и специфической деятельностью человека. Отмечается, что в современной науке прочно утвердилась идея о саморазвитии как специфической особенности, фундаментальной способности, высшей и сущностной человеческой потребности (А. Маслоу, Р. Мэй, Ф. Т. Михайлов, В. И. Слободчиков, Е. И. Исаев и др.). Вместе с тем, даже в европейской культуре саморазвитие не единственно возможный и даже не самый распространенный вектор развития личности (В. И. Слободчиков, Е. И. Исаев).

Понятие «личностное саморазвитие» до настоящего времени не имеет строгой определенности. Д. А. Леонтьев характеризует саморазвитие как деятельность, направляемую человеком на самого себя прежде всего с целью обогащения своих сущностных сил. В. Ф. Моргун и Н. Ю. Ткачева говорят о саморазвитии как о новом уровне развития личности, когда развитие становится сознательным, целенаправленным самоосуществлением, самосовершенствованием. Л. Н. Куликова описывает саморазвитие как сознательно и планомерно осуществляемый процесс, детерминируемый изнутри, а не извне.

Вводится авторское определение личностного саморазвития как специфической полимотивированной внутренней и внешней деятельности человека по созданию качественно нового в своем самосознании, переживаниях и поведении, осуществляемой в соответствии с побуждениями внутренней субъективной реальности, требованиями социальнонормативного пространства и жизненными задачами при помощи специальных психологических средств. Данное понимание личностного саморазвития базируется на идеях культурноисторической концепции Л. С. Выготского, деятельностного подхода А. Н. Леонтьева, концепции феноменологии бытия и развития личности В. С. Мухиной, психосемантического подхода В. Ф. Петренко. Представленное определение личностного саморазвития человека вбирает в себя идеи и многих других авторов.

Рассматривается проблема личности как инстанции саморазвития человека. Зарубежные теории экзистенциальногуманистического направления, делающие акцент на специфически человеческом способе существования, представлены понятиями «самоактуализация» (А. Маслоу), «личностный рост» (К. Роджерс), «самосозидание» (Р. Мэй), «стремление к смыслу» (В. Франкл), «зрелая личность» (Г. Олпорт), «внутренняя перспектива» (Дж. Келли), «воодушевленность» (Дж. Бьюдженталь), личностная трансформация (Р. Эммонс) и др. Сходными в концепциях экзистенциально-гуманистического направления выступают следующие характеристики личности, обеспечивающие ее функционирование в качестве инстанции саморазвития: свобода как возможность выбора путей развития; персональная ответственность как возможность решений в отношении себя; интенциональность как направленность развития на чтото (цели, ценности, смысл) или на когото; соединение с миром; личная философия жизни как система развивающихся конструктов; субъектность как авторство себя; субъективность как особый внутренний опыт, духовность и душевность; незавершенность развития и некоторые другие. Отечественными авторами отмечаются индивидоцентричность зарубежных концепций личности, их невнимание к положениям о социальной сущности личностных феноменов (Е. А. Родионова и др.), критикуется теоретическая аморфность многих понятий, затрудняющая возможность их операционализации (Д. А. Леонтьев).





В работе проводится анализ подходов к пониманию личности как инстанции саморазвития в отечественной психологии. Отмечается, что путь для научного познания высших форм психической жизни личности в отечественной психологии открыли культурноисторическая концепция Л. С. Выготского и деятельностный подход А. Н. Леонтьева. В соответствии с воззрениями Л. С. Выготского личность человека неразрывно связана с высшими культурнообусловленными формами психической жизни. По мысли А. Н. Леонтьева личность, выступает как то, что человек делает из себя, утверждая свою человеческую жизнь, и для того, чтобы найти подход к проблеме личности, следует повернуть тезис о том, что внешнее действует через внутреннее; в случае личности внутреннее (субъект) действует через внешнее и этим само себя изменяет. Соединением культурноисторической концепции и деятельностного подхода является трактовка личности Л. И. Божович, которая рассматривает личность как целостную психологическую систему, возникающую в процессе жизни человека, позволяющую человеку не только приспосабливаться к окружающей среде, но и сознательно преобразовывать и эту среду, и самого себя. Решающим, поворотным моментом в становлении личности является появление рефлексии, с которым связано философское осмысление жизни (С. Л. Рубинштейн). Преобразования самого себя и построение своего жизненного пути осуществляются человеком как участником историкоэволюционного процесса, носителем социальных ролей (А. Г. Асмолов). На высшем уровне функционирования личность не только самоопределяется по отношению к ходу отдельных событий, она самоопределяется по отношению к ходу жизни в целом (К. А. АбульхановаСлавская). Личность являет себя как развивающаяся система, как способ бытия человека в конкретноисторических условиях, как индивидуальная форма существования и развития социальных связей и отношений (Л. И. Анцыферова). Нормальное развитие человека всегда есть процесс непрекращающегося самопроектирования и самостроительства, в котором личность играет роль органа, координирующего и направляющего данный процесс (Б. С. Братусь). Личность позволяет индивиду интегрировать свое «я» и свою жизнедеятельность в системе множественных связей с миром, интегрировать общественные ценности применительно к собственной жизни, иерархизировать и упорядочить собственные потребности, определить цели, осуществить сознательный выбор жизненного пути (В. В. Столин). Процесс овладения собой опосредован психологическими орудиями как искусственными, социальными по своей природе образованиями, осваиваемыми и интериоризуемыми субъектом в ходе общения с другими людьми (Ф. Е. Василюк).

В трактовке Д. А. Леонтьева личность – это прежде всего орган смысловой регуляции жизнедеятельности человека. Как регуляторную систему личность конституируют следующие функции: выделение субъектом себя из окружающего мира; выделение, презентация и структурирование субъектом своих отношений с миром; подчинение своей жизнедеятельности устойчивой структуре этих отношений. По мысли Д. А. Леонтьева в качестве основания регуляции жизнедеятельности личности на уровне конкретных поступков и на уровне жизни в целом выступают мировоззрение личности и ее бытие-в-мире. В понимании личности как субъекта саморазвития значимо то, что в качестве существенного и определяющего черты субъекта выступает признак некоторого перехода от внутреннего к внешнему, причинноследственное отношение, в котором индивид является инициативным, ведущим звеном (В. А. Петровский). В человеке наличествует особое духовное начало, не сводимое ни к природному, ни к общественному, не объяснимое ни наследственностью, ни влиянием окружающей культурной среды. Указывая на данный факт, В. И. Слободчиков призывает рассматривать личность не как качество, не как особую структуру свойств или черт, а как целостный, всеохватный способ бытия сразу всего человека в своей предельной адресованности Другому и в своей предельной открытости Богу.

Отличительной особенностью психосемантического подхода, развиваемого В. Ф. Петренко, является то, что личность рассматривается как носитель определенной картины мира, как некоторый микрокосм индивидуальных значений и смыслов. В. Ф. Петренко отмечает, что когда категориальные структуры сознания выступают как объект и средство рефлексии, человек преодолевает позицию «наивного реализма» и обретает определенную свободу в конструировании процессов жизнедеятельности.

В. С. Мухина поддерживает понимание личности как индивидуального бытия общественных отношений. Бытие общественных отношений в личности формируется через «присвоение» человеком общественно значимых ценностей, через усвоение социальных нормативов и установок. В. С. Мухина исходит из того, что человеческое существо может подняться до уровня личности только в условиях социального окружения через взаимодействие с этим окружением и присвоение того духовного опыта, который накоплен человечеством. Индивидуальное бытие личности формируется через внутреннюю позицию, через становление системы личностных смыслов, на основе чего человек строит свое мировоззрение, свою идеологию. В. С. Мухина говорит о двоекратном рождении личности. Первое рождение обусловлено бытием общественных отношений и отражает особенности содержания структуры самосознания человека. Второе рождение личности связано с формированием мировоззрения и идеологии, активной воли, с построением связной системы личностных смыслов. Именно это рождение обусловливает «подъем чувства личности». Принятая человеком идеология, сформулированное им мировоззрение и способность соответствовать им в проблемных для себя ситуациях определяют его развитие как личности. Высоко оценивая потенциал человеческих возможностей, В. С. Мухина высказывает свою убежденность в том, что человек может проявлять себя как личность, только определив для себя позицию отношения к социальным ожиданиям, к религии и идеологиям своего времени, только определив свое место в ценностях «Великого идеополя общественного сознания», поскольку идеополе общественного сознания является строительным материалом для развития духовного мира человека как личности, выступает как условие ее самосозидания и творчества.

В завершение обзора подходов к исследованию личностного саморазвития констатируется, что основное различие между зарубежными и отечественными концепциями кроется в их методологических основаниях. Позиции зарубежных и отечественных психологов сближает характеристика личности как некоторой инстанции, инициирующей собственное развитие. Личность как персонализированная самость, как «я», как особый орган человеческого способа существования, как микрокосм значений и смыслов, как социальная единица и уникум выступает детерминирующим началом саморазвития человека.

Далее рассматривается вопрос о структуре саморазвивающейся личности. Личность, являясь субъектом развития, одновременно выступает для себя в качестве объекта развития. В структуре саморазвивающейся личности предлагается выделять «я» и систему осознанных интенций.

Органом личностного саморазвития человека выступает сознание. Если ортодоксальный психоанализ и бихевиоризм базируются на принципах недоверия к сознанию и не рассматривают его в качестве фактора, влияющего на процессы развития человека, то экзистенциальногуманистическое направление в зарубежной психологии и отечественная психология исходят из признания решающей роли сознания в развитии личности. В отечественной психологии советского периода сознанию человека приписывалась абсолютная обусловленность социальным опытом. Современные представления о сознании имеют существенные отличия. В работах А. Н. Леонтьева, М. К. Мамардашвили, В. П. Зинченко, Ф. Е. Василюка, Д. А. Леонтьева и других авторов сознание понимается как регулятор бытия. Возникает задача выявления структур сознания, обеспечивающих его функционирование как органа личностного саморазвития. Наиболее разработанной до настоящего времени остается семиотическая концепция сознания А. Н. Леонтьева. Понимание значения как превращенной формы деятельности (А. Н. Леонтьев, В. Ф. Петренко), а также как внутреннего действия и позиции в мире (Б. Д. Эльконин) позволяет трактовать трансформацию значений и смыслов сознания как один из механизмов личностного саморазвития человека.

Приметой последних десятилетий стали работы, исходящие из признания особой роли субъективного в функционировании и самоосуществлении личности. Недостаточность «объективистских» представлений о человеке обусловлена существованием особого духовного измерения человека, его внутренней субъективной реальности (В. И. Слободчиков, Е. И. Исаев). В настоящее время проблема духовности человека разносторонне исследуется (В. В. Знаков; В. А. Пономаренко и др.), в психологию возвращается понятие души (Б. С. Бра­тусь, М. И. Воловикова, А. Трофимов, В. К. Шабельников и др.). У некоторых отечественных психологов смена парадигм вызывает рационалистические опасения, вместе с тем обозначившиеся в отечественной психологии тенденции, как отмечает А. Ю. Юревич, имеют место и в других странах.

О том, что современное сознание уже не смеет отмахнуться от познания души, и что настало время вернуть в психологию понятия Эго и душа говорили К. Юнг, А. Маслоу, Г. Олпорт. Опыт психотерапевтической практики позволил Дж. Бьюдженталю утверждать, что душа осязаема и свободна. Признание души как средоточия субъективного не означает, что научное исследование может препарировать ее непосредственным образом. Б. С. Братусь полагает, что в этом отношении религиознофилософский и конкретнопсихологический уровни несводимы один к другому, не подменяемы один другим, но их взаимное признание, установление связи, соотнесение – условие и форма их адекватного понимания. Позиции ученых в вопросе о душе во многом определяются различиями в их опыте переживания собственной субъективности. Делается обобщение о необходимости привлечения понятий «я» и душа для понимания и объяснения личностного саморазвития человека.

Появление способности к саморазвитию – кульминационный момент личностного развития человека (В. И. Слободчиков, Е. И. Исаев, Г. А. Цукерман). Традиционно подростковый возраст выделяется в этом плане как поворотный: открытие «я» означает рождение субъекта саморазвития. Человек может развиваться как личность на протяжении всей жизни. Относительно устойчивые и зрелые образования внутреннего мира личности позволяют ей быть субъектом саморазвития.

Глава 2,  «Мотивация личностного саморазвития человека»,  раскрывает три аспекта данной проблемы: базовые мотивы личностного саморазвития; осознание мотивов саморазвития как условие его эффективности; ориентировочное значение мотивации личностного саморазвития человека.

В числе базовых мотивов личностного саморазвития выделены: подражание; потребность в любви и признании; стремление к независимости; стремление к познанию и пониманию себя; стремление к обогащению своих сущностных сил; самореализация; самоутверждение; самовыражение; самоактуализация; идея смерти; ответственность; свобода; вина; совесть; стремление к смыслу и др. Осознание собственных мотивов – один из путей достижения субъектности в саморазвитии. Мотивация человека рассматривается как имеющая не только энергетическое, но и ориентировочное значение (П. Я. Гальперин), что объясняется особой связью мотивации с мышлением (Л. С. Выготский). В. А. Иванников теоретически обосновал предположение о процессе мотивации как внутреннем действии по созданию и подтверждению побуждения к действию. Анализ ориентировочного значения мотивации привел к выводу о том, что мотивация обладает ориентирующими возможностями благодаря лежащему в ее основе речевому мышлению и связанной с ним системой ценностей человека.

Глава 3,  «Психологические средства личностного саморазвития»,  посвящена постановке и рассмотрению проблемы психологических средств личностного саморазвития человека в контекстах культурноисторического, деятельностного, психосемантического подходов, концепции феноменологии бытия и развития личности.

Л. С. Выготский писал, что одна из главных целей психологии – это психотехника, т. е. научная теория, которая привела бы к подчинению психики и овладению ею, к искусственному управлению поведением.

Психологические средства личностного саморазвития определяются нами как социокультурные орудия и инструменты, способы и приемы воздействия человека на самого себя с целью поддержания свой самости и/или достижения направленных самоизменений. В совокупности комплекс психологических средств личностного саморазвития человека выступает как психотехника. Отмечается, что в настоящее время психотехника исследуется как социокультурное явление и определяется как техника производства и воспроизводства сознания, элемент сознания, форма развития сознания человека (В. И. Олешкевич). В числе психологических средств личностного саморазвития человека определены: речевое высказывание, нарратив, образ, действие, символ, произведения искусства.

Л. С. Выготский называл речь основным средством построения личности. Последовательно отстаивал идею о личности как о значащем и говорящем бытии М. М. Бахтин. Вопрос о роли языка, речи в развитии человека активно обсуждается в психологии (Habermas, Bluck; McLean, Pasupathi, Pals; Р. Мэй, В. Франкл, А. Г. Асмолов, М. К. Мамардашвили; И. И. Чеснокова и др.). Исключительная роль речевого высказывания в саморазвитии личности объясняется тем, что высказывание является носителем идеи. Понятие «идея», известное с античных времен, широко используется в зарубежной и отечественной психологии. М. М. Бахтин писал о том, что человек преодолевает свою «вещность» и становится «человеком в человеке», только войдя в чистую и незавершимую сферу идеи. Но идея – это не субъективное индивидуальнопсихологическое образование, идея, по мысли М. М. Бахтина, интериндивидуальна и интерсубъективна, сфера ее бытия – диалогическое общение между сознаниями. В работе Л. С. Выготского «Мышление и речь» идея характеризуется как динамическая смысловая система, одновременно представляющая действительность и аффективное отношение к этой действительности. С точки зрения Л. С. Выготского, анализ идеи позволяет, раскрыть прямое движение от потребности побуждений человека к известному направлению его мышления и обратное движение от динамики мысли к динамике поведения и конкретной деятельности личности. Мы, опираясь на эти взгляды Л. С. Выготского, исходим из того, что идеи, применяемые как жизненные принципы, определяют не только динамику повседневного поведения и конкретных деятельностей человека, но и динамику его жизни в целом. В нашем исследовании обоснование жизненных принципов как средства личностного саморазвития базируется на понятии Великого идеополя общественного сознания, введенного В. С. Мухиной. Личность извлекает идеи своих жизненных принципов из идеополя общественного сознания. Благодаря идее жизненные принципы, феноменологически представленные как речевые высказывания, становятся средством саморазвития личности.

Существует целый пласт языковой культуры, как будто специально предназначенный для того, чтобы быть носителем идей, направляющих процессы саморазвития человека: это пословицы, поговорки, афоризмы, изречения и др. В современной психологии значительное внимание уделяется нарративам как средству моделирования собственного развития (Habermas, Bluck; McLean, Pasupathi, Pals). Жизненные истории и жизненные принципы связаны между собой. Правила являются обобщением опыта, тогда как истории иллюстрируют абстрактные положения конкретными примерами (Hubert J. M. Hermans, Harry J. G. Kempen, Rens J. P. van Loon).

Сила языка связана с его образностью, действенностью и символической функцией. Образ выступает и как самостоятельное психологическое средство личностного саморазвития человека. В определенном отношении образ противопоставляется вербальному знанию, абстрагированию, у него свои характеристики и свое наполнение, которое богаче в сравнении с продуктами мышления (А. Маслоу). В работе описываются действия как средство личностного саморазвития человека: исповедь, молитва, психотерапевтические техники, ведение дневника и др.

В основе концептуальной модели жизненных принципов как имплицитного средства личностного саморазвития человека лежит утверждение о том, что жизненные принципы – это личностная позиция человека в мире. Феноменологически жизненные принципы представляют собой развернутые речевые высказывания, ценностные суждения, идеи, избранные человеком в качестве основополагающих, определяющих его поступки. Посредством жизненных принципов, выступающих ценностными ориентирами, человек руководит собою, выступает как творящая себя личность. Жизненные принципы имеют выражение не только в вербальных формулировках, но могут отражаться непосредственно в поведении человека, в его отношениях с другими и миром в целом, что не всегда совпадает с вербально оформленными правилами жизни. О саморазвитии посредством принципов можно говорить лишь тогда, когда личность в реальной жизни совершает соответствующие этим принципам поступки. Жизненные принципы сущностно связаны с развитием структурных звеньев самосознания, выделенных и описанных В. С. Мухиной. Мы полагаем, что посредством жизненных принципов личность определяет и осмысливает свое «я», свои притязания, свои временные перспективы, долженствование и права. Личность постоянно сталкивается с необходимостью отстаивать свои принципы, или пересматривать их. Особенно это относится к творческим, самоактуализирующимся людям.

Феномен жизненных принципов известен с античных времен. Некоторые принципы, сформулированные в древности, сохранили свою ценность в современной жизни. Так, дошли до наших дней максимы «познай себя» и «знай меру». В мировых религиях правилам, наставлениям, заповедям отводится значительное место. О значимости феномена принципов свидетельствует тот факт, что свои кодексы правил жизни имели многие выдающиеся люди прошлого. Имеет жизненные принципы и обычный человек, даже если он их не осознает.

Система жизненных принципов формируется на протяжении многих лет. Первоначально социальные ценности ребенок усваивает в семье. Ребенок осваивает то, что позволяет ему хорошо развиваться, и поскольку видит, что некоторые ценности способствуют его самоутверждению, принимает эти ценности как правила. В шестилетнем возрасте оформляется «ценностность» (Н. И. Непомнящая). Активное конструирование кодекса жизненных принципов осуществляется в юношеские годы. Идеи, освоенные в этом возрасте, часто сохраняются на всю жизнь. Система жизненных принципов личности не остается неизменной. Возможна переоценка ценностей, связанная с духовной жизнью, с историческими событиями, превратностями судьбы, изменениями в состоянии здоровья и т. д. У мыслящего человека оценивание собственных жизненных принципов, их обогащение и обновление может осуществляться всю жизнь. Но есть и такие люди, которые не имеют осознанных, структурированных принципов. Квазипринципы некоторых людей бессистемны и/или деструктивны.

В последние десятилетия учет жизненных принципов человека находит применение в менеджменте, в социологии, в бизнесе. В психологии нет специальных исследований, посвященных анализу феномена жизненных принципов, хотя указания на значимость принципов в становлении и развитии личности встречаются. С. Л. Рубинштейн, к примеру, писал о том, что в общей характеристике личности надо особо учитывать ее идеологию, идеи, применяемые человеком в качестве принципов. В. П. Зинченко и Ю. М. Жуков считают, что отраженная в правилах житейская мудрость является составной частью общечеловеческой культуры, поэтому нуждается в изучении и систематизации.

Предположения о жизненных принципах как средстве личностного саморазвития поддерживаются в нашем диссертационном исследовании двумя сферами эмпирических исследований. Первая область эмпирических исследований затрагивает изучение закономерностей функционирования жизненных принципов как феномена, отражающего общественное сознание. Вторая сфера представляет изучение жизненных принципов как феномена, отражающего индивидуальное сознание.

Часть II,  «Эмпирическое исследование жизненных принципов как средства личностного саморазвития человека»,  включает описание двух исследований жизненных принципов респондентов, выполненных в одном случае на выборке участников (n = 1499) при помощи методов ретроспективной анкеты жизненных принципов и метода реконструкции жизненных принципов через контекст структуры самосознания личности; в другом случае – на выборке (n = 36) с применением психосемантического метода атрибуции мотивов жизненным принципам личности и метода реконструкции жизненных принципов через контекст структуры самосознания личности.

Глава 4,  «Исследование жизненных принципов как феномена, отражающего идеополе общественного сознания»,  посвящена описанию изучения жизненных принципов с применением авторского метода «Ретроспективная анкета жизненных принципов» и «Метода реконструкции жизненных принципов через контекст структуры самосознания личности» В. С. Мухиной. В главе представлен анализ массивов жизненных принципов респондентов женского и мужского пола с точки зрения их структуры и содержания. Анализируются источники жизненных принципов.

Методика и организация исследования. В ретроспективной анкете жиз­ненных принципов респондентам предлагалось записать свои жизненные принципы (правила), указать приблизительно возраст, в котором было сформулировано каждое правило, назвать источник его получения, оценить по десятибалльной шкале следование этому правилу в реальной жизни. Первое исследование было проведено в 1992–1994 гг. на женской выборке (n = 496) в Кировском государственном педагогическом институте (в настоящее время – Вятский государственный гуманитарный университет). Второе исследование было предпринято в 1998–2002 гг. также на женской (n = 496) выборке в том же университете. Третье исследование было осуществлено в 2004 г. на мужской выборке (n = 507) на базе ряда высших учебных заведений г. Кирова.

Таблица 1

Характеристика женской выборки

Годы исследований

Участники

Количество

Возраст

1992–1994

496

17–45 лет

1998–2002

496

17–43 года

Общее количество женщин, принявших участие в анкетировании, – 992. В анкетах содержалось 8716 суждений, в результате классификации которых в первом исследовании выделено 7, а во втором – 8 разделов.

Таблица 2

Распределение жизненных принципов по разделам (женская выборка)

РАЗДЕЛ

Колво суждений (%)
по годам исследований

Название

1992–1994

1998–2002

1

Отношение к себе

1364 (30,95)

1263 (29,31)


2

Отношение к другим людям

в т. ч.:

2.1. Отношение к другому человеку

2.2. Мораль, нравственность

2.3. Отношение к родителям, родным, близким

2.4. Любовь, замужество, мужчины

2166 (49,15)

1038 (23,55)

448 (10,17)

475 (10,78)

205 (4,65)

2068 (47,99)

1009 (23,42)

348 (8,08)

475 (10,95)

239 (5,54)


3

Отношение к учению и труду

в т. ч.:

  1. Учение, образованность, ум
  2. Отношение к труду
  3. Общая культура, интересы, увлечения
  4. Профессия

531 (12,05)

286 (6,49)

141 (3,20)

52 (1,18)

52 (1,18)

569 (13,20)

302 (7,01)

135 (3,13)

62 (1,44)

70 (1,62)


4

Отношение к жизни

282 (6,40)

328 (7,61)


5

Отношение к природе

29 (0,66)

31 (0,72)


6

Отношение к Богу

28 (0,64)

22 (0,51)


7

Отношение к Родине

7 (0,16)

2 (0,05)

8

Отношение к свободе, справедливости, красоте, вере

8 (0,19)

Конструкты с неопределенным смыслом

18 (0,42)

Всего:

4407 (100)

4309 (100)


Заслуживает внимания сходство выявленных в нашем исследовании структур ценностных отношений, содержащихся в жизненных принципах респондентов, и структуры содержания «Программы исследования личности в ее отношениях к среде», составленной А. Ф. Лазурским. Кроме того, обнаружилось почти полное качественное и количественное сходство структур массивов жизненных принципов, выявленных при исследованиях двух различных групп респондентовженщин, проведенных с временным интервалом в 4–10 лет. Отмеченное позволяет утверждать о закономерности функционирования жизненных принципов, отражающих содержание идеополя общественного сознания.

Внутри каждого раздела были выделены конструкты (инварианты суждений): объединялись идентичные или очень близкие по смыслу суждения. Далее осуществлялся содержательный анализ инвариантов ценностных суждений с целью выявления обобщенных конструктов, отражающих ценностные отношения исследуемых женских групп. В результате была получена система биполярных (содержащих в себе оппозицию ценностных суждений) и униполярных (не содержащих внутренней оппозиции) конструктов (табл. 3).

Таблица 3

Количество и вид обобщенных конструктов

жизненных принципов женщин (по годам исследований)

Годы исследований

Конструкты

Биполярные

Униполярные

Общее количество

1992–1994

36

29

65

1998–2002

40

30

70

Полученная система конструктов по каждому из выделенных разделов представлена в диссертации в таблицах и подвергнута дальнейшему обобщению и интерпретации. Обобщение проводилось как объединение некоторых близких по смыслу конструктов в новые, более «мощные». Интерпретация была нацелена на выявление особенностей представленных в данных конструктах ценностных отношений участниц исследования.

В частности, в отношении к себе у респондентовженщин наиболее ярко выражено долженствование к сохранению здоровья, соблюдению норм опрятности, аккуратности, чистоты и порядка, общей организованности. Значимо представлены ценности силы и самостоятельности «я». Во втором исследовании усилились ориентации на проявление активности и целеустремленности, реалистичности и разумности. Значительно возросло количество суждений, отражающих ориентации участниц исследования на аутентичность и самоценность. Новыми стали ценности «любить себя» и «уметь проявить себя». Принцип «любить себя» во втором исследовании сформулировали 30 опрошенных, тогда как в первом исследовании было только одно суждение такого рода. Во втором исследовании снизилось количество жизненных принципов, выражающих долженствование ответственности, дисциплинированности, послушания, проявления сдержанности в выражении чувств. Менее выражены интенции к самопознанию и самосовершенствованию. Еще в меньшей степени представлены такие сугубо «женские» ценности, как скромность, мягкость, нежность, целомудренность, чистота. Содержание конструктов, характеризующих отношение женщин к другим людям, позволяет утвердительно ответить на вопрос о сохранности в России традициональных ценностей, важнейшими среди которых являются доброта и уважительное отношение к другому человеку, стремление к общению. Достаточно сильно выражено долженствование уважительного отношения к старшему поколению (родителям, пожилым людям). Вместе с тем ярко проявилась позиция недоверия в отношении к другому человеку (особенно мужского пола). В отношении к учению у респондентовженщин долженствование получения образования преобладает над ориентациями, связанными с достижением образованности и развитием интеллекта. В отношении к труду доминируют долженствование любви и уважения к нему, стремление добиваться всего трудом, не лениться. В отношении к жизни оптимизм и реализм значительно преобладают над пессимистической позицией. Выделились некоторые типы отношения к жизни: «жизнь – прекрасна»; «жизнь – ценность»; «жизнь – игра»; «жизнь – источник наслаждений»; «жизнь как жизнь»; «жизнь как труд»; «жизнь как строительство»; «жизнь – борьба»; «жизнь – жестокая шутка»; «жизнь – джунгли». Смысл жизни, главное в ней женщины преимущественно видят в любви, семье, детях, работе. Отношение к природе и животным представлено долженствованием любви, бережного отношения и заботы. Незначительно представлены ценности, выражающие отношение к Родине.

Общее количество «источников» жизненных принципов, названных респондентамиженщинами в первом исследовании, – 4455, во втором – 4546. Анализ подтвердил сформулированную на основе работ Э. Берна гипотезу о том, что большинство жизненных принципов заимствуется у родителей. В нашем исследовании респондентыженщины в качестве источника жизненных принципов чаще всего называли именно родителей (41,75 и 39,53% от общего количества названных источников по годам исследования). Значительная часть принципов сформулирована респондентами самостоятельно (22,65 и 28,49% по годам исследования). Среди источников жизненных принципов также близкие родственники: общий их «вклад» в первом исследовании – 9,02%, во втором исследовании – 7,19%. Значимое место занимают наставники: школа, учителя, воспитатели, преподаватели училищ и институтов, руководители кружков, тренеры, учителя музыкальных школ, классные руководители (8,75 и 6,42% от общего количества названных испытуемыми источников по годам исследования). Источниками жизненных принципов для женщин являются также книги, художественная и научная литература, устное народное творчество, средства массовой информации; подруги, друзья; окружающие, соседи, знакомые, рабочий коллектив.

Свыше 50 пословиц и поговорок используются респондентами в качестве правил жизни с частотой от 2 до 38 раз.

Общеизвестные цитаты из текстов литературных произведений использовались в качестве принципов жизни со следующей частотой:

В исследовании 1992–1994 гг.: «Не позволяй душе лениться...» [ Н. Заболоцкий] – 13 раз; «Учиться, учиться и учиться» [В. И. Ленин] – 11; «Жизнь дается человеку один раз, и прожить ее нужно так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы...» [Н. Островский] – 9; «Ты лучше голодай, чем что попало есть, и лучше будь один, чем вместе с кем попало» [О. Хайям] – 7; «В человеке все должно быть прекрасно...» [А. П. Чехов] – 5; «Светить всегда, светить везде...» [В. Маяковский] – 2; «Я не люблю, когда мне лезут в душу...» [В. Высоцкий] – 2; «Не бойся, если вдруг тебя разлюбят, куда страшней, когда разлюбишь ты...» [Э. Асадов] – 2.

В исследовании 1998–2002 гг.: «Не позволяй душе лениться...» [Н. Заболоцкий] – 11 раз; «Учиться, учиться и (еще раз) учиться» [В. И. Ленин] – 10; «Любви все возрасты покорны…» [А. С. Пушкин] – 2; «Об этом я подумаю завтра» [(Скарлет) М. Митчелл] – 2.

На базе результатов двух исследований составлен рейтинг литературных источников и авторов, упоминаемых респондентами.

Таблица 4

Рейтинг литературных источников и авторов

по результатам исследований 19921994 и 19982002 гг. (женская выборка)

Источник

Позиция источника в рейтинге (количество его упоминаний)

1992–1994 гг.

1998–2002 гг.

Д. Карнеги

1 (27)

3 (12)

Библия

2 (26)

2 (28)

Устное народное творчество

2 (26)

1 (39)

Н. Островский

3 (9)

9 (1)

С. Есенин

4 (5)

Э. Асадов

5 (4)

В. Высоцкий,

5 (4)

Н. Заболоцкий

5 (4)

9 (1)

Е. Евтушенко

6 (3)

А. С. Пушкин

6 (3)

Л. Н. Толстой

6 (3)

6 (4)

А. Экзюпери

6 (3)

9 (1)

А. Дюма

7 (2)

Л. Осеева

7 (2)

О. Хайям

7 (2)

Н. Козлов

4 (7)

Л. Хей

5 (6)

Лазарев

7 (3)

Гёте

8 (2)

Проводится анализ жизненных принципов мужской выборки.

Таблица 5

Характеристика мужской выборки

Год исследования

Участники

Количество

Возраст

2004

507

17–32 года

В 507 анкетах респондентовмужчин содержалось в общей сложности 3207 суждений. Количество суждений в одной анкете – от 2 до 16. В мужской выборке среднее количество жизненных принципов, приходящихся на одного респондента, составило 6,3 (в женской выборке – 8,8).

Таблица 6

Распределение жизненных принципов по разделам (мужская выборка)

РАЗДЕЛ

Колво суждений (%)


Название

1

Отношение к себе

1168 (36,42)

2

Отношение к другим людям

в т. ч.:

2.1. Отношение к другому человеку

2.2. Мораль, нравственность

2.3. Отношение к родителям, родным, близким

2.4. Любовь, женитьба, женщины

1209 (37,69)

501 (15,62)

303 (9,45)

227 (7,08)

178 (5,55)

3

Отношение к учению и труду

в т. ч.:

3.1. Учение, образованность, ум

3.2. Отношение к труду

3.3. Общая культура, интересы, увлечения

3.4. Профессия

590 (18,39)

386 (12,03)

78 (2,43)

84 (2,62)

42 (1,31)

4

Отношение к жизни

163 (5,08)

5

Отношение к природе

12 (0,37)

6

Отношение к Богу

14 (0,47)

7

Отношение к Родине

22 (0,68)

8

Отношение к свободе, справедливости, красоте, творчеству

18 (0,56)

Конструкты с неопределенным смыслом

11 (0,34)

Всего:

3207 (100)


При анализе жизненных принципов респондентов мужского пола, так же, как и в женской выборке, было выделено восемь основных разделов (табл. 6). Структуры массивов жизненных принципов мужской и женской выборок имеют значительное сходство и некоторые различия.

Содержательный анализ инвариантов ценностных суждений, проведенный с целью выявления обобщенных конструктов, отражающих ценностные отношения мужской группы респондентов, позволил получить систему биполярных и униполярных конструктов.

Таблица 7

Количество и вид обобщенных конструктов
жизненных принципов мужчин

Год исследования

Конструкты

Биполярные

Униполярные

Общее количество

2004

41

27

68

Количество жизненных принципов, выражающих отношение к себе, у мужчин составляет примерно третью часть от всех принципов и приблизительно равно количеству жизненных принципов, выражающих их отношение к другим людям. Более всего опрашиваемые мужчины в своих жизненных принципах ориентированы на сохранение собственного здоровья и поддержание здорового образа жизни. Вместе с тем ряд мужчин поддерживают принципы: «пить надо уметь», «кто не курит и не пьет, тот здоровеньким помрет», «пиво без водки – деньги на ветер». Принципы, связанные с организацией психической и личной жизни прежде всего соотносятся у мужчин с волей и основаны на мыслительных способностях. В составе данного конструкта представлены ценности стремления к высшему, наивысшему и даже «невозможному». Мужчины в сравнении с женщинами меньше «озадачены» правилами, связанными с организацией поведения. Жизненные принципы, отражающие ориентации на аутентичность и самоценность, представлены в мужской выборке в несколько меньшем объеме, чем у женщин, но содержательно сопоставимы с ними. Незначительно представлены у мужчин принципы «быть сдержанным», «контролировать свои эмоции», «не переживать», а также стремление к самосовершенствованию, мужественности, к развитию отдельных психических процессов, заботе о своей внешности.

Анализ жизненных принципов респондентовмужчин, раскрывающих отношение к другим людям, позволяет утверждать, что для них, так же как и для женщин, значимы традициональные ценности. Наиболее выражено долженствование «быть воспитанным», «вести себя культурно», «хорошо вести себя в обществе», «не грубить», «соблюдать правила этикета», «не ругаться матом», чему противопоставлено единичное правило: «не стесняйся материться». Долженствование любви к ближним, доброты, заботы о других, милосердия, справедливости представлено в принципах респондентовмужчин в меньшей степени, чем у женщин. Ценность дружбы в жизненных принципах респондентов определяется только позитивными установками. Конструкт, содержащий требование быть гуманным, не совершать насилие имеет противоположный полюс: «быть в меру жестоким», «если бьешь, то бей сильно», «быть мстительным». Недоверие к людям в жизненных принципах мужчин так же, как и у женщин, преобладает над установкой доверия. Обобщенное отношение к другому человеку выражено у мужчин как в позитивных, так и в негативных принципах. Стремление быть хорошим человеком, жить по совести, соблюдать этические и моральные нормы представлено в меньшей степени, чем ценности типа «если ты выше и сильнее, значит ты почти всегда прав», «быть наглым», «уметь ходить по головам». Данный факт социально значим. По данным ВЦИОМ (2006), примат собственных желаний – самый распространенный в настоящее время жизненный принцип россиян. И почти столь же часто встречающимся главным жизненным принципом является чувство совести, и, как отмечают А. Голов и А. Гражданкин, будь оба этих принципа близки друг другу, это указывало бы на согласие в масштабах всего общества. Но, по мысли авторов, фактическое положение иное, между двумя самыми распространенными жизненными принципами – коллизия, за которой стоит мировоззренческий раскол в обществе. В жизненных принципах мужчин в сравнении с женщинами более значимо выражены ценности уважения к старшим, пожилым и старым, тогда как почтение к родителям, любовь, доверие, уважение к ним, забота о них представлены в жизненных принципах мужчин несколько меньше, чем у женщин. Конструкт, выражающий обобщенное отношение к девушкам и женщинам, наряду с позитивным отношением содержит и негативный взгляд (в пропорции 3:1). Если для одних респондентов девушки самое прекрасное, что есть на свете, и нужно благородно к ним относиться, не обижать их, то для других – девушки и женщины нехорошие, глупые, их нужно бить.

Отношение к учению у респондентовмужчин отражено в большем количестве принципов, чем у женщин. Так же, как и в женской выборке, ориентация на получение образования преобладает над ориентациями, связанными с достижением образованности и развитием интеллекта. В отношении к труду в ориентациях мужчин преобладает стремление добиваться всего трудом, не лениться в противовес установкам типа «работа – не волк, в лес не убежит». В отношении к жизни у респондентовмужчин оптимизм и реализм преобладают над пессимистической позицией. Типы отношений к жизни: «жизнь – счастье», «жизнь – радость»; «жизнь – хороша»; «жизнь – игра»; «жизнь – не сахар»; «жизнь – тяжела»; «жизнь – не справедлива»; «жизнь – сложна и паскудна». Главное в жизни, ее смысл респондентымужчины видят в семье и друзьях, в духовном богатстве, Боге, любви, в спорте, хипхоп культуре, в том, чтобы «всегда быть победителем», чтобы «блюсти свои интересы». Отношение к природе в принципах мужчин сводится к тому, чтобы любить, защищать и не загрязнять природу, не приносить страдания живым существам. Принципы, выражающие отношение к Богу, несут в себе идеи: «верить в Бога», «Бог есть совершенная любовь и истина»; «Библия – путеводитель по жизни». Отношение к Родине представлено, с одной стороны, патриотическими ценностями, а с другой стороны, принципами типа: «где старику тепло, там и родина»; «Россия – страна козлов и баранов».

Общее количество «источников» жизненных принципов, названных респондентамимужчинами, – 3238. Родительские установки в качестве жизненных принципов используют более 40% респондентовмужчин. Количество принципов, сформулированных самостоятельно, в мужской выборке составляет приблизительно четверть от общего числа названных источников. Среди других источников жизненных принципов мужчин: учителя, преподаватели и другие наставники (8,37%); друзья (4,47%); книги, художественная и научная литература, устное народное творчество, отдельные авторы; окружающие люди, знакомые, соседи, прохожие, врачи, милиционеры; близкие родственники и др.

Рейтинг литературных источников и авторов в мужской выборке выглядит следующим образом: Библия (21 упоминание в качестве источника самими респондентами), Ленин (6), Устное народное творчество (народная мудрость, фольклор, поговорка) (5), Высоцкий (2), А. Макаревич (2), Эрих Мария Ремарк (2), Шекспир (2), М. Булгаков «Мастер и Маргарита» (1), Адольф Гитлер (1), Кама сутра (1), Антон Шандор ЛаВей (1), А. С. Пушкин (1), сборник афоризмов (1), трактат Шри Раджима «Путь мастера» (1), учебное пособие по ядерной физике (1), Бенджамин Франклин (1), Чигранов (1), Черчилль (1), Шекли (1).

Общеизвестные цитаты из текстов литературных произведений использовались мужчинами в качестве принципов жизни со следующей частотой: «Учиться, учиться и учиться» [В. И. Ленин] – 24 раза; «Не позволяй душе лениться...» [Н. Заболоцкий] – 3; «Не верь, не бойся, не проси» – 2; «Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас» [А. Макаревич] – 2.

В конце главы делается заключение о том, что анализ жизненных принципов членов социальных групп методом ретроспективной анкеты жизненных принципов и методом реконструкции жизненных принципов через контекст структуры самосознания личности является продуктивным для изучения особенностей актуальных ценностных отношений современного человека. Анализ жизненных принципов социальных групп представляет значительный научный интерес, поскольку воспроизводит некоторую часть идеополя общественного сознания.

Глава 5,  «Психосемантическое исследование жизненных принципов личности»,  посвящена психосемантическому анализу жизненных принципов и реконструкции жизненных принципов через контекст структуры самосознания отдельных испытуемых.

Методы и организация исследования. Для анализа жизненных принципов отдельной личности были применены «Психосемантическая методика атрибуции мотивов жизненным принципам личности» (Н. А. Низовских, В. Ф. Петренко), включающая исследование психологического портрета и самоотчета личности, а также «Метод реконструкции жизненных принципов через контекст структуры самосознания личности» (В. С. Мухина).

Суть разработанной совместно с В. Ф. Петренко методики, получившей название «Психосемантический метод атрибуции мотивов жизненным принципам личности» – построение семантических пространств на базе приписывания жизненным принципам личности некоторых мотивов. Цель методики – реконструирование глубинных систем значений, опосредствующих процессы жизнедеятельности и саморазвития личности. Процедура методики: по множеству униполярных шкал, образованных ценностными суждениями («жизненными принципами»), респондент оценивает в шестибалльной системе множество мотивов, которые могут «оправдывать» содержащиеся в данных суждениях ценностные ориентиры. Формирование шкалы измерения заключается в формулировании респондентом 30–35 жизненных принципов. В качестве «объектов» шкалирования выступают мотивы, список которых включает 50 суждений типа: «материальная заинтересованность», «любовь к другому человеку», «из чувства ответственности» и т. п. Перечень мотивов заимствован из исследования В. Ф. Петренко, проведенного при участии Э. Тодоровой, и несколько модифицирован нами. Полученные протоколы, представляющие собой матрицы индивидуальных данных /30–35/ х /50/, обрабатывались при помощи процедур факторного анализа. Далее осуществлялись интерпретация выделенных факторов и построение семантических пространств ценностных факторов с расположенными в них мотивами и семантических пространств мотивационных факторов с расположенными в них жизненными принципами респондентов. Обработка данных проходила в программе SPSS. Обсуждение результатов с респондентами рассматривается в данной методике как кульминация исследования и выступает как консультативная беседа по вопросам личностного саморазвития.

Исследование с применением Психосемантического метода атрибуции мотивов жизненным принципам личности проводилось дважды: в 1992–1993 и в 2002–2003 гг. В ходе исследования было собрано тридцать шесть индивидуальных протоколов. Возраст респондентов: от 17 до 63 лет.

Для анализа жизненных принципов респондентов также применялся «Метод реконструкции жизненных принципов через контекст структуры самосознания личности», разработанный В. С. Мухиной. Суть метода – анализ содержания и структуры жизненных принципов личности в контексте компонентов ее самосознания. Цель метода – реконструкция вербализованной в жизненных принципах внутренней позиции личности в соответствии со структурой ее самосознания. Процедура метода: жизненные принципы, вызванные инструкцией («сформулируйте ваши жизненные принципы»), распределяются по критерию принадлежности к структурным компонентам самосознания; проводится анализ содержания жизненных принципов по каждому звену самосознания, выявляются содержательно доминирующие и «депривированные» звенья в структуре самосознания респондента.

Обсуждение результатов исследования проводится на примере одного респондента (случай Н.). Для сопоставления эмпирически полученных данных с реальной жизнью Н. в работе представлены ее психологические портреты, описания жизненных ситуаций, самоотчеты, а также результаты реконструкции жизненных принципов через контекст структуры самосознания личности.

Психологические портреты и описания жизненных ситуаций Н.

1992 г. Н. 23 года, она студентка института, среднего роста, миловидная. Н. умна, имеет широкий кругозор, в институте успевает отлично, хотя и не прилагает больших усилий. Н. проявляет талантливость во многих сферах, общительна, обладает даром красноречия, быстро и легко устанавливает контакт с аудиторией, производит впечатление уверенного человека. С детства у Н. масса увлечений: конный спорт, ушу, танцы и др. Н. внимательна к своей внешности, стремится всегда выглядеть эффектно. Недовольна своей фигурой, ей кажется, что она «слишком пухлая». Н. остро переживает неустроенность в личной жизни, жаждет близости с любимым человеком. Особенно ее мучают воспоминания о разрыве с первой любовью, когда любимый человек «просто ушел», ничего не объяснив. Особенность жизненной ситуации Н. состоит в том, что несколько лет назад ее родители уехали в другую страну для работы по контракту. Н. все эти годы живет со старшим братом, которого любит и на мнение которого ориентируется. С братом у Н. сложились добрые, доверительные отношения, а вот в общении с матерью часто возникает непонимание. Н. хотелось бы получать от матери больше ласки и нежности. Сама Н. отличается тонкой душевной организацией, отзывчива, добра, тянется к людям старше ее. Но, поскольку Н. прямолинейна в своих суждениях, стремится выразить то, что думает, окружающие иногда воспринимают ее поведение как неучтивое и высокомерное. Н. отличается сложной душевной жизнью; как говорит она сама, ее просто «раздирают» внутренние противоречия, которые часто переходят в неприятие себя.

2002 г. Н. – 33 года, она получила второе высшее образование, преподает в вузе, работает над диссертацией, у нее отдельная квартира. Путем систематических и разнообразных занятий Н. приобрела желаемые формы, стала еще более миловидной, привлекательной, стильной. У Н. широкий круг знакомых, она стала больше понимать своих родителей, которые вернулись в Россию и теперь живут в другом городе. Отношения с мамой у Н. значительно улучшились. Личная жизнь Н. отмечена несколькими важными и довольно продолжительными периодами встреч, но постоянного спутника и друга, о котором Н. мечтает, еще нет. Попрежнему Н. очень чувствительна к сфере отношений с другими, несколько раз пережила тяжелые, почти депрессивные состояния, накладывавшие отпечаток на ее физическое здоровье. В частности, Н. довелось испытать «экстремальное похудение». Довольно часто ее мучают ночные кошмары. Уже несколько месяцев Н. консультируется у психолога. Предложение вновь принять участие в исследовании с применением метода атрибуции мотивов Н. приняла сразу, но сказала, что ей «страшно», вероятно, обнаружится регресс, поскольку в ней «стало больше цинизма», но всетаки ей «очень интересно».

В результате факторной обработки матриц сходства ценностных суждений (жизненных принципов Н.) в 1992 г. выделено десять значимых ортогональных факторов, объясняющих соответственно 75,1% дисперсии; в 2002 г. – восемь значимых ортогональных факторов, объясняющих 75,7% дисперсии.

Таблица 8

Иерархии жизненных принципов Н. в 1992 г. (Н.  23 года)

Названия факторов

с указанием нагрузки и вклада в общую дисперсию (%)

Содержание факторов

Нагрузки

ценностей

1

2

3

Фактор 1

«Самоидентификация»

(4.35; 13.6%)

Береги свою индивидуальность.

Будь самостоятельной.

Развивай чувство вкуса.

Красивый макияж – естественный макияж.

Сохраняй спокойствие в любой обстановке

0.81

0.75

0.72

0.65

0.63

Фактор 2

«Самосовершенствование
и сила Я»

(2.68; 8.4%)

Хочешь чегото добиться, работай и еще раз работай (над собой).

Ты должен быть сильным, иначе зачем тебе быть

0.81

0.74

Фактор 3

«Самосохранение»

(2.59; 8.1%)

Поменьше рассказывай о себе.

Наблюдай – увидишь то, чего не видят другие

0.79

0.64

Фактор 4

«Моральность»

(2.54;7.9%)

Не будь неблагодарной.

Будь честной

0.72

0.67

Фактор 5

«Аутентичность»

(2.51; 7.9%)

Общаясь, не гаси в себе лучшие порывы души.

Слушай свой внутренний голос

0.88

0.83

Окончание табл. 8

1

2

3

Фактор 6

«Самоограничения в общении»

(2.30; 7.2%)

Не стремись завоевать коголибо.

Никому никогда не навязывайся.

Не доверяй мужчинам

0.80

0.79

0.63

Фактор 7

«Соблюдение правил
этики и этикета»

(2.03; 6.4%)

Прежде чем войти, постучи и получи разрешение.

Правила хорошего тона – не роскошь, а необходимость

0.76

0.66

Фактор 8

«Независимость»

(1.84;5.8%)

Кому и что я обязана объяснять? Только самым близким

0.85

Фактор 9

«Нравственность»

Иди к людям с добром.

Не спеши осуждать кого бы то ни было

0.78

0.67

Фактор 10

«Не пререкайся с начальством»

Не пререкайся с начальством

0.78

Таблица 9

Иерархии жизненных принципов Н. в 2002 г. (Н.  33 года)

Названия факторов

с указанием нагрузки
и вклада в общую дисперсию (%)

Содержание факторов

Нагрузки ценностей

1

2

3

Фактор 1

«Хорошо, если есть

близкий человек

и связанная с ним

личная жизнь»

(6.38; 18.2%)

Близкие люди те, рядом с которыми чувствуешь себя спокойно и уверенно.

При объединении мужчины и женщины обоим должно быть лучше. В противном случае нет смысла в этом союзе.

Зачем нужна работа, которая мешает личной жизни.

У моих детей должен быть хороший папа.

Слушай себя, доверяй своему чутью.

В гостях хорошо, а дома лучше.

Друг мне тот, кому все могу говорить

0.81

0.80

0.75

0.74

0.69

0.68

0.61

Фактор 2

«Жить полной жизнью»

(5.63; 16.1%)

Не становись рабом хороших манер, иногда это вредно.

Информация лишней не бывает, сам не знаешь, где «выстрелит».

Полнота жизни определяется полноценностью и качеством переживаний.

Тренированное тело – хорошее украшение для женщины, живущей на одну зарплату.

Жизнь как море – неизменна в своем непостоянстве.

С собой будь честен, сделай милость.

Тело – твой друг, не относись к нему как к врагу

0.82

0.77

0.77

0.69

0.65

0.60

0.53

Окончание табл. 9

1

2

3

Фактор 3

«Относись к другому

“почеловечески”,
но без иллюзий»

(4.92; 14.1%)

Смотри на дела человека, а не цепляйся за слова его.

Прощай без пафоса и ощущения своего великодушия.

Не ври без явной необходимости, лучше скажи не всю правду.

Относись к другому так, как тебе на самом деле хочется.

Помогай другому, когда тебя попросят.

Смотри, что мужчина может сделать и что реально делает, поймешь его отношение к тебе.

Любая нестандартная ситуация в жизни – либо подарок, либо средство научиться тому, чего не знаешь.

Уважай людей достойных – они этого заслуживают. Уважай тех, кто не достиг, но стремится – ибо в каждом есть чтото достойное уважения. Уважай и тех, кто уважения не достоин, ибо чего тебе стоит?

0.83

0.72

0.68

0.67

0.62

0.57

0.56

0.55

Фактор 4

«Тот, кто выполнил свое предназначение, уже не здесь. На все воля Божья» (2.33; 6.7%)

Тот, кто выполнил свое предназначение, уже не здесь.

На все воля Божья

0.84

0.69

Фактор 5

«Ответственность

за выбор счастья»

(2.03; 5.8%)

Вокруг тебя есть все для счастья, имей смелость это увидеть!

Не все, что нам кажется хорошим, является таким на самом деле. Не все, что кажется нам плохим, является на самом деле таковым

0.75

0.53

Фактор 6

«Быть рациональной,

но не слишком»

(1.80; 5.1%)

Рационализм – признак взрослости, главное не состариться раньше времени

0.83

Фактор 7

«Доброе слово»

(1.75; 5.0%)

Доброе слово и кошке приятно

0.85

Фактор 8

«Самодисциплина»

(1.65; 4.7%)

Ленивый человек не тот, кто ничего не делает, а тот, кто делает все что угодно, кроме того, что необходимо делать в данный момент

0.82

В работе проводятся сравнительный анализ и интерпретация содержания выделенных факторов с комментариями Н. Отмечается, что если в первом исследовании в жизненных принципах Н. были выявлены ориентации в двух сферах: отношение к себе (Ф 1; Ф 2; Ф 5) и отношение к другим (Ф 3; Ф 4; Ф 5; Ф 6; Ф 7; Ф 8; Ф 9; Ф 10), то во втором исследовании в ориентациях Н. представлены пять сфер жизнедеятельности: отношение к себе (Ф 1; Ф 5; Ф 6), отношение к другим (Ф 1; Ф 3; Ф 4; Ф 7), отношение к жизни (Ф 2; Ф 5), отношение к Богу (Ф 4), отношение к деятельности (Ф 8).

В диссертации анализируются семантические пространства, образованные ценностными факторами испытуемой Н., с расположенными в них мотивами; а также проводится анализ мотивационных факторов с подкрепляющими их жизненными принципами. Применение «Метода реконструкции жизненных принципов через контекст структуры самосознания личности» позволило судить о том, что внутренняя позиция Н. в мире – это, прежде всего, самоутверждение, совершенствование себя и уважительное отношение к другим людям. Недостаточно представлены в принципах Н. такие компоненты структуры самосознания, как притязание на признание и права. В целом проведенное исследование позволяет утверждать, что Н. – саморазвивающаяся личность, прилагающая много усилий для того, чтобы выстроить продуктивное взаимодействие с миром, в частности выработать конструктивное отношение к другим людям, сформировать более глубокое доверие к себе и миру. Н. – человек мыслящий, творческий, жизнестойкий. В результате неустанной работы над собой Н. к 34 годам достигла такого уровня внутренней согласованности, который позволяет ей с новой силой ощущать вкус и полноту жизни.

В заключении подводятся общие итоги теоретикоэмпирического анализа, представленного в диссертации, констатируется, что поставленные задачи решены.

С целью исследования жизненных принципов как психологического феномена, а также построения концепции и модели жизненных принципов как имплицитного средства личностного саморазвития человека были проанализированы ведущие подходы к разработке проблемы личностного саморазвития человека, сложившиеся в зарубежной и отечественной психологии. Личностное саморазвитие человека рассмотрено с позиций субъектности и субъективности человека, мотивации и психологических средств саморазвития.

Теоретикоэмпирическое исследование показало, что исследование жизненных принципов как средства личностного саморазвития человека – одна из актуальных задач психологии. Анализ ценностных отношений, представленных в жизненных принципах, отражает «Великое идеополе общественного сознания» и выступает в качестве насущной необходимости как для отдельно взятой саморазвивающейся личности, так и для больших социальных групп, человечества в целом. Дальнейшие перспективы работы связаны с конструированием тестовых методик на материале анализа жизненных принципов и проведением кросскультурных исследований.

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

    1. Саморазвитие является фундаментальной способностью и специфической деятельностью человека. Субъектом и, одновременно, объектом саморазвития выступает личность. Личностное саморазвитие является внутренней и внешней деятельностью человека по созданию нового в своем самосознании, переживаниях и поведении в соответствии с побуждениями внутренней субъективной реальности, требованиями социальнонормативного пространства и жизненными задачами. Структура саморазвивающейся личности включает «я» и систему интенций, организующих человека в его действиях и поступках. Функциональным органом личностного саморазвития человека выступает сознание. Саморазвитие обладает собственной побудительной силой, и, одновременно, полимотивированно. В числе базовых мотивов личностного саморазвития: подражание; потребность в любви и признании, стремление к независимости; стремление к познанию и пониманию себя; стремление к обогащению своих сущностных сил; самореализация; самоутверждение; самовыражение; самоактуализация; идея смерти; ответственность; свобода; вина; совесть; стремление к смыслу и др.
    2. Личностное саморазвитие человека реализуется при помощи социокультурных психологических средств как орудий и способов воздействия человека на самого себя с целью достижения направленных самоизменений. В совокупности комплекс психологических средств личностного саморазвития выступает в качестве его психотехники. Средствами личностного саморазвития человека выступают отдельные речевые высказывания, нарративы, образы, действия, символы, произведения искусства, жизненные принципы.
    3. Жизненные принципы являются внутренней позицией и имплицитным средством личностного саморазвития человека. Феноменологически жизненные принципы являются речевыми высказываниями и выступают носителями руководящих идей, позволяющих человеку создавать новое в своем самосознании, переживаниях и поведении. Жизненные принципы имеют выражение не только в вербальных формулировках, но и непосредственно в поведении, в отношениях с другими людьми, с миром, что может не совпадать с вербально оформленными правилами жизни. Содержание жизненных принципов конкретного человека как его внутренней личностной позиции обусловлено следующими факторами: принадлежностью к социокультурной общности, половозрастным статусом, жизненным опытом, внутренней субъективной реальностью, структурой самосознания. Жизненные принципы отдельного человека могут быть либо осознанными и системно организованными, либо неосознанными и бессистемными. Односторонние, бессистемные квазипринципы, не осознанные и не осмысленные самим человеком, не могут выступать средством личностного саморазвития. Средством личностного саморазвития могут выступать системно организованные, осознанные и осмысленные самим человеком жизненные принципы.
    4. Жизненные принципы отдельного человека вырастают из сферы идеополя общественного сознания и выступают как жизненная философия, идеология человека, определяющая его отношение к духовным ценностям, самому себе, другим людям, человечеству, природе, отечеству.
    5. Жизненные принципы отдельной личности формируются внутри конкретных социальных групп и представляют собой относительно постоянные системы ценностей. Ценностные отношения, содержащиеся в жизненных принципах представителей отдельных социальных групп, являют собой относительно постоянные биполярные и униполярные конструкты, отражающие как общечеловеческие ценности, так и нечто особенное, обусловленное историческим этапом развития общества.
    6. Наиболее выраженными ценностными отношениями, содержащимися в жизненных принципах группы респондентовженщин, получающих высшее образование, являются: уважение, любовь и доброта по отношению к другим людям, образованность, моральность, воспитанность, самоконтроль, ответственность, дисциплина, уверенность в себе, общительность, организованность, рассудительность, аккуратность, трудолюбие, недоверие по отношению к другим, жизненные оптимизм и реализм, забота о своем здоровье. Наиболее выраженными ценностными отношениями, представленными в жизненных принципах группы респондентовмужчин, получающих высшее образование, являются: здоровье, образованность, моральность, любовь и уважение к родителям и старшим, уважение к другому человеку, любовь к людям, доброта, забота об окружающих, ненасилие; воспитанность, терпимость, уверенность в себе, организованность, рациональность, активность, целеустремленность, стремление к достижениям; общительность, дружба; ответственность, законопослушание, самоконтроль.
    7. Минимально представлены в жизненных принципах респондентов, женщин и мужчин, продуктивность в работе, продуктивная жизнь, возможность творческой деятельности, широта взглядов, чувство юмора.
    8. Наряду с позитивными ценностями респонденты, мужчины и женщины, открыто предъявляют в своих жизненных принципах отрицательные ценности, аморализм.
    9. Представленные в жизненных принципах личности ценностные отношения имеют внутреннюю структуру – глубинные системы значений и смыслов, выявляемых методами психосемантического анализа.
    1. Психосемантический анализ жизненных принципов позволяет выявлять актуальные иерархии ценностных отношений личности, операциональным аналогом структур которых выступают субъективные семантические пространства. Психосемантический анализ позволяет выявлять некоторые противоречия, а также скрытые потенциалы ценностномотивационных ориентаций личности, заданных ее жизненными принципами. Применение психосемантического метода атрибуции мотивов жизненным принципам личности продуктивно в целях самоисследования и саморазвития. Исследование жизненных принципов одного и того же человека в разные периоды его жизни позволяет отслеживать динамику ценностных и мотивационных ориентаций человека в системе его собственных субъективных шкал.
    2. Метод реконструкции жизненных принципов через контекст структуры самосознания личности расширяет возможности исследования ценностных отношений личности. Данный метод позволяет провести анализ содержания ценностных отношений, содержащихся в жизненных принципах личности, в соответствии с компонентами ее самосознания.
    3. Осознанный выбор и отстаивание жизненных принципов, а также их переозначивание и переосмысление выступают в качестве показателей личностной позиции в отношении к ценности саморазвития.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Монографии

  1. Низовских Н. А. Человек как автор жизни: психосемантика жизненных ориентаций. – Киров: Издво «Старая Вятка», 2000. – 116 с. (7, 25 п. л.)
  2. Низовских Н. А. Человек как автор самого себя: психосемантическое исследование жизненных принципов в структуре саморазвивающейся личности. – М.: Смысл, 2007. – 255 с. (16 п. л.)

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК

  1. Низовских Н. А. Жизненные принципы и ценностные ориентации студенческих групп // Вопросы психологии.  2008.  № 5.  С. 7382.  1 п. л.
  2. Низовских Н. А. Психосемантическое исследование ценностномоти­ва­ци­­онных ориентаций личности // Психологический журнал.  2005.  Т. 26, № 3.  С. 2537.  1,6 п. л.
  3. Низовских Н. А. Жизненные принципы // Развитие личности.  2010.  № 1. 0,8 п.л.
  4. Низовских Н. А. Мотивация саморазвития человека // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета.  Киров, 2008.  № 1(1).  С. 113120.  1 п. л.
  5. Низовских Н. А. «Идея» и личность // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета.  Киров, 2008.  № 2(1).  С. 150153.  0,5 п. л.
  6. Низовских Н. А. Жизненные принципы и ценностные ориентации мужской студенческой группы // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета.  Киров, 2009.  № 2 (1).  С. 125131.  0,8 п. л.
  7. Митина О. В., Касперт А., Низовских Н. А. Идеология маскулинности в России: постановка проблемы и экспериментальное исследование // Общественные науки и современность.  2003.  № 2.  С. 164176.  2 п. л.
  8. Низовских Н. А. Источники жизненных принципов личности // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета.  Киров, 2009.  № 4(1).  С. 148151.  0,5 п. л.
  9. Низовских Н. А. Беседы о правилах жизни // Начальная школа.  2010.  № 7.  С. 1519.  1 п. л. 
  10. Низовских Н. А. Личностное саморазвитие человека: психосемантика и психотехника // Известия Таганрогского государственного радиотехнического университета. Тематический выпуск «Гуманитарные проблемы современной психологии».  Таганрог: Издво ТРТУ, 2005.  № 7 (51).  С. 182183.  0,15 п. л.

Статьи в научных и научнометодических сборниках,
периодических изданиях, тезисы докладов

  1. Низовских Н. А. Применение метода атрибуции мотивов жизненным ценностям в профессиональном саморазвитии психологов и педагогов // Фундаментальные исследования в области гуманитарных наук: конкурс грантов: Сб. реф. избр. работ. – Екатеринбург: Издво Урал. унта, 2005. – С. 201–204. – 0,4 п. л.
  2. Низовских Н. А. Психосемантический подход к личностному саморазвитию человека // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – Киров, 2006. – № 14. – С. 136–143. – 1 п. л.
  3. Низовских Н. А. Во что верят российские психологи? // Образ российской психологии в регионах страны и в мире: Материалы Междунар. форума и Школы молодых ученых ИП РАН, 24–28 сентября 2006 г. – С. 85–90. – 0,3 п. л.
  4. Низовских Н. А., Шкурихина В. М. Взаимосвязь жизненных принципов и волевых качеств студентов // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – Киров, 2007. – № 4(19). – С. 113–116. – 0,4 п. л.
  5. Низовских Н. А. Психосемантический анализ жизненных ориентаций в исследовании ментальности // Вестник ВятГГУ. – Киров: Издво ВятГГУ, 2004. – № 11. – С. 119–129. – 0,6 п. л.
  6. Низовских Н. А. О роли субъективного в самоосуществлении человека // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – Киров, 2003. – № 9. – С. 72–80. – 0,6 п. л.
  7. Низовских Н. А. Сознание как орудие личностного развития и ответственности специалиста // Становление сознания специалиста: междисциплинарный диалог: Материалы РоссийскоБелорусской науч.теор. конф. (Россия, г. Киров, 2–4 апреля 2003 г.). – Киров: Издво ВятГГУ, 2003. – С. 80–88. – 0,5 п. л.
  8. Низовских Н. А. Психологические средства саморазвития личности // Психологические и педагогические проблемы саморазвития личности: Всерос. науч.практ. конф. Ч. I. – Киров: Издво ВГПУ, 2002. – С. 24–31. – 0,4 п. л.
  9. Низовских Н. А. Содействие саморазвитию личности в процессе психологического консультирования // Научный вестник Кировского филиала МГЭИ. Межрегиональная межвузовская конференция «Психологическая и психотерапевтическая помощь в современных условиях». – Киров: Издво Киров. филиала МГЭИ, 2002. – С. 23–28. – 0,3 п. л.
  10. Низовских Н. А. Жизненные принципы в самоопределении личности // Проблемы социального самоопределения учащейся молодежи в условиях современного общества: Материалы междунар. науч.практ. конф. (Россия, г. Киров, 3–4 марта 2003 г.). – Киров: Издво ВятГГУ, 2003. – С. 286–291. – 0,4 п. л.
  11. Низовских Н. А. Применение метода атрибуции мотивов жизненным ценностям в профессиональном саморазвитии учителя // Личностно ориентированный подход в обучении школьников с низким уровнем учебных возможностей: Материалы обл. науч.практ. конф. – Киров: Издво Киров. обл. ИУУ, 2004. – С. 23–27. – 0,3 п. л.
  12. Низовских Н. А. Саморазвитие учителя как условие реализации личностно ориентированного подхода в образовании // Личностно ориентированный подход в обучении школьников с низким уровнем учебных возможностей: Материалы обл. науч.практ. конф. – Киров: Издво Киров. обл. ИУУ, 2004. – С. 13–17. – 0,3 п. л.
  13. Низовских Н. А. «Идеология» семейной жизни и психотерапевтическая функция семьи // Молодая семья ХХI века: тенденции, проблемы, перспективы развития: Материалы межрегион. конф. – Киров: НОУ «Центр социальнопси­хологической помощи детям, подросткам и молодежи», 2004. – С. 27–30. – 0,2 п. л.
  14. Низовских Н. А. Подготовка студентов к воспитательной работе с дошкольниками в рамках спецкурса «Проблемы генезиса личности» // Система подготовки учителей к внеклассной воспитательной работе: Тез. докл. и сообщ. к науч.практ. конф. – Киров, 1991. – С. 174 –176. – 0,1 п. л.
  15. Низовских Н. А., Шумайлова Н. И. Чувство ответственности за себя в самосознании детей старшего дошкольного возраста // Психологопедаго­ги­чес­кие аспекты изучения и развития личности ребенка дошкольного возраста: Тез. первой регион. Урал. межвуз. науч. студ. конф. – Пермь, 1995. – С. 12–13. – 0,1 п. л.
  16. Низовских Н. А., Козвонина Е. В. Изучение жизненных ориентаций дошкольников // Традиции и новации в педагогике ненасилия: Тез. докл. Всерос. конф. (Киров, 17–19 сентября 1996 г.). – Киров: Издво ВятГГУ, 1996. – С. 45–46. – 0,1 п. л.
  17. Низовских Н. А. Изучение жизненных ориентаций студентов факультета дошкольного воспитания // Профессиональное образование: опыт, проблемы, перспективы: Сб. тез. и выступлений / Междунар. науч.практ. конф. Москва, 25–27 сентября 1996 г. – М.: Издво МГПУ, 1996. – С. 146–147. – 0,1 п. л.
  18. Низовских Н. А., Саунина М. А. Особенности представлений о «хорошей жизни» у детей дошкольного возраста // Ненасилие как условие развития творческой личности: Тез. докл. межвуз. науч. конф. Ч. II. – Елец, 1997. – С. 26–28. – 0,1 п. л.
  19. Низовских Н. А., Николаенко И.Н. К вопросу о возможностях изучения «образа мира» у детей дошкольного возраста // Герценовские чтения. Современное образование ребенка дошкольного и младшего школьного возраста: Тез. конф. 8–10 апреля 1997 г. – СПб.: Издво РГПУ, 1997. – С. 42–43. – 0,1 п. л.
  20. Низовских Н. А. Проблема использования «речевых конструктов» в работе с подростками // Человек. Культура. Здоровье: Всерос. науч.практ. конф.; г. Москва, 18–20 ноября 1997 г. – М.: Генезис, 1997. – С. 327–331. – 0,2 п. л.
  21. Низовских Н. А. Психосемантический подход в консультировании // Психологическая и психотерапевтическая помощь в современных условиях: Материалы межрегион. науч.практ. конф. – Киров: Издво ВГПУ, 2000. – С. 53–58. – 0,3 п. л.
  22. Низовских Н. А. Психосемантический подход в детскородительском консультировании // Психология созидания. Ежегодник Российского Психологического общества. Т. 7. Вып. 1. – Казань, 2000. – С. 309–312. – 0,2 п. л.
  23. Россохин А. В., Низовских Н. А. Психосемантика взаимодействия в психотерапевтическом процессе // Психология общения 2000: проблемы и перспективы: Тез. докл. Междунар. конф. – М.: Учебнометодический коллектор «Психология», 2000. – С. 252–253. – 0,1 п. л.
  24. Низовских Н. А. Личность как субъект саморазвития // Человек как субъект жизнедеятельности: Тез. IХ Рос. науч. конф. – Рязань: Узорочье, 2002. – С. 29–31. – 0,1 п. л.
  25. Низовских Н. А. Личностное саморазвитие психолога как задача профессионального развития // Актуальные проблемы гуманитарных и экономических наук: Материалы VI межрегион. межвуз. науч.практ. конф.: В 2 т. Т. 2. – Киров: Издво Киров. филиала МГЭИ, 2003. – С. 54–56. – 0,2 п. л.
  26. Низовских Н. А. Психотехника личностного саморазвития: путь профессионального здоровья учителя // Образование и здоровье – проблема ХХI ве­ка: поиски, пути решения: Материалы межрегион. науч.практ. конф. – Киров: Издво Киров. обл. ИУУ, 2003. – С. 192–194. – 0,2 п. л.
  27. Низовских Н. А. О мотивации и психотехнике личностного саморазвития педагога в его подготовке к работе с трудными детьми // Эффективные технологии социальной адаптации детейсирот: Материалы Всерос. науч.практ. конф. – Арзамас, 2003. – С. 156–158. – 0,2 п. л.
  28. Низовских Н. А. Психосемантический подход к исследованию и развитию субъектности личности в подготовке специалистов // Субъектность в личностном и профессиональном развитии человека: Материалы Всерос. науч.практ. конф. 28–30 июня 2004 г. – Казань, 2004. – С. 151–154. – 0,2 п. л.
  29. Низовских Н. А. Об «участии» воли в организации жизнедеятельности и личностном саморазвитии человека // Проблема воли в отечественной психологии: история, современность, перспективы: Сб. тез. межрегион. науч.практ. конф., посв. 55летию рязанской психол. школы и научному центру по проблемам воли. – Рязань, 2004. – С. 44–46. – 0,2 п. л.
  30. Низовских Н. А. О самовыражении и творчестве в жизнедеятельности человека // Психология творческого самовыражения: Материалы межрегион. науч.практ. конф. – Киров: Издво ВятГГУ, 2004. – С. 128–131. – 0,2 п. л.
  31. Низовских Н. А. О личностной детерминации индивидуальности человека // XX Мерлинские чтения: В. С. Мерлин и системное исследование индивидуальности человека: Материалы межрегион. юбилейной науч.практ. конф., 19–20 мая 2005 г., Пермь: в 3 ч. Ч. II / науч. ред. Б. А. Вяткин, отв. ред. А. А. Волочков; ПГПУ. – Пермь, 2005. – С. 81–84. – 0,2 п. л.
  32. Низовских Н. А. Личностное саморазвитие в профессиональной подготовке психолога // Субъектность в личностном и профессиональном развитии человека: Материалы II Всерос. науч.практ. конф. 24–25 июня 2005 г. – Казань, 2005. – С. 242–245. – 0,2 п. л.
  33. Низовских Н. А. Смыслы жизни и личностное саморазвитие человека: психосемантический подход // Проблема смысла в науках о человеке (К 100летию Виктора Франкла): Материалы междунар. конф. (Москва, 19–21 мая 2005 г.) – М.: Смысл, 2005. – С. 124–126. – 0,1 п. л.
  34. Низовских Н. А. Факультатив «Психология личностного саморазвития» как совместный проект преподавателя и студентов» // Использование современных технологий в вузовском образовании: Материалы межвуз. науч.практ. конф. 11–12 октября 2006 г. – Киров: Издво ВятГГУ, 2006. – С. 157–159. – 0,1 п. л.
  35. Низовских Н. А. Жизненные принципы в структуре саморазвивающейся личности (психосемантический подход) // Поверх барьеров: человек, текст, общение: Тез. науч. конф., посв. 70летию со дня рождения А. А. Ле­онть­ева. – М.: Смысл, 2006. – С. 95–97. – 0,1 п. л.
  36. Низовских Н. А. Символ как средство саморазвития человека // Третья Всероссийская научнопрактическая конференция по экзистенциальной пси­хологии: Материалы сообщений / под ред. Д. А. Леонтьева. – М.: Смысл, 2007. – С. 92–94. – 0,1 п. л.
  37. Низовских Н. А. О возможностях совместного проектирования учебной дисциплины в подготовке специалиста – будущего психолога // Интеграционная стратегия становления профессионала в условиях многоуровневого образования: Сб. ст. Междунар. науч.практ. конф. (г. Котлас, 22–24 июня 2007 г.): в 2 т. Т. 1. – Котлас: СПГУВК, Издво «Старая Вятка», 2007. – С. 193–197. – 0,3 п. л.
  38. Низовских Н. А. «Переозначивание» и «переосмысление» жизненных принципов как механизм личностного саморазвития человека // Материалы IV Всероссийского съезда Российского психологического общества. 18–21 сентября 2007 г. Т. 2. – Ростов н/Д, 2007. – С. 380. – 0,2 п. л.
  39. Низовских Н. А. Развитие способности к эмпатии в подготовке психолога к консультативной деятельности // Психология эмпатии: современные подходы к проблеме и перспективы развития: Материалы Всерос. науч.практ. конф. 1–2 ноября 2007 г. – Киров: Издво ВятГГУ, 2007. – С. 260–266. – 0,4 п. л.
  40. Низовских Н. А., Заломов Я. А. Взаимосвязь психологического возраста личности и самооценки уверенности в себе // Каузометрия в исследованиях психологического времени и жизненного пути личности: прошлое, настоящее, будущее. – Киев: Издво Инта социологии НАН Украины, 2008. – С. 47–48. – 0,1 п. л.
  41. Низовских, Н. А., Мезрина Е. Б., Рябцева А. Ю. О психотехнических возможностях развития в себе качеств интеллигентного человека // Вестник ВятГГУ. Тематический выпуск «Становление интеллигентности: проблемы, опыт и возможности социальных институтов». – Киров: Издво ВятГГУ, 2008. – С. 277–281. – 0,2 п. л.
  42. Низовских Н. А. О мотивации личностного саморазвития человека // Актуальные проблемы психологии активности личности: Материалы Всерос. (заочной) науч.практ. конф. с междунар. участием. – Краснодар: КубГУ, 2008. – С. 41–44. – 0,4 п. л.
  43. Низовских Н. А. Правила жизни современной семьи // Становление и формирование духовнонравственного потенциала современной семьи: Материалы Всерос. конф. – Киров, 2008. – С. 11–14. – 0,3 п. л.
  44. Низовских Н. А. Принципцентричность как условие личностного саморазвития // Психология саморазвития человека: Материалы второй Всерос. конф. 4–5 декабря 2008 г. – Киров: Издво ВятГГУ, 2008. – С. 32–37. – 0,3 п. л.

1         Аристотель. Никомахова этика // Соч.: в 4 т. Т. 4. М., 1984. С. 64.

2         Аристотель.Никомахова этика // Соч.: в 4 т. Т. 4. М., 1984. С. 172–174.

3         Кант И. Критика чистого разума. М., 1999. С. 289–290.

4         Кант И. Антропология с прагматической точки зрения. СПб., 1999. С. 385.

5         Гегель Г. В. Ф. Философия духа // Энциклопедия философских наук. Т. 3. М., 1977. С. 64–65.

6         Там же. С. 182.

7         Маркс К. Нищета философии. Ответ на «Философию нищеты» г. Прудона // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч.: Т. 4. М., 1955. С. 133.

8        1 Маркс К. Нищета философии. Ответ на «Философию нищеты» г. Прудона // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч.: Т. 4. М., 1955. С. 138.

9        2 Мухина В. С. Личность: Мифы и Реальность (Альтернативный взгляд. Системный подход. Инновационные аспекты). Екатеринбург, 2007. С. 36.

10        3 Там же. С. 913.

11        4 Там же. С. 538.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.