WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Васягина Наталия Николаевна

СУБЪЕКТНОЕ СТАНОВЛЕНИЕ МАТЕРИ В СОВРЕМЕННОМ СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РОССИИ

19.00.07. – Педагогическая психология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Екатеринбург 2011

Работа выполнена

в ГОУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет»

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор

Шабельников Виталий Константинович,

ГОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет»

доктор психологических наук, профессор

Филиппова Галина Григорьевна,

ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет»

доктор психологических наук, профессор

Шнейдер Лидия Бернгардовна,

ГОУ ВПО «Московский городской психолого-педагогический университет»

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Уральский государственный университет им. А.М. Горького»

Защита состоится 16 июня 2011г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.283.06 при ГОУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет» по адресу: 620017, г.Екатеринбург, пр. Космонавтов, д. 26, ауд. 316.

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном зале информационно-интеллектуального центра (научная библиотека) ГОУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет

Автореферат разослан «  » ____________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета О. Н. Лазарева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. Преобразования, осуществляемые в настоящее время в России, актуализируют роль воспитательного потенциала семьи и роль матери в формировании личности ребенка. Именно матери, по мнению ряда авторитетных педагогов и психологов (Л. И. Божович, Л. С. Выготский, А. Н. Ганичева, И. В. Дубровина, О. Л. Зверева, О. Г. Исупова, И. С. Кон, Н. Д. Левитов, М. И. Лисина, В. С. Мухина, В. А. Рамих, А. Г. Селевко, Г. К. Селевко, Е. О. Смирнова, Л. А. Степашко, Г. Г. Филиппова, А. Г. Харчев, А. Н.  Шевелева, Л. Б. Шнейдер, Д. Б. Эльконин и др.), принадлежит ведущая роль в трансляции и воспроизводстве социокультурного опыта, необходимого для социализации ребенка. От матери ребенок получает первые представления о себе и окружающем мире, об основных нравственных категориях: добре и зле, красивом и безобразном. Под влиянием матери у ребенка формируются основные поведенческие навыки, составляющие основу дальнейшего усложнения его поведенческой активности. Именно мать является тем значимым субъектом, который в контексте всей жизнедеятельности ребенка задает смысложизненные основания его становления как самостоятельного субъекта социокультурного пространства, а следовательно, и перспективы направленного в будущее развития социокультурного пространства в целом.

В этой связи к женщине-матери предъявляются особые требования: в современном российском обществе мать воспринимается как первый педагог (Закон РФ «Об образовании» от 10 июля 1992 г. N 3266-1, ст. 18), активный и самостоятельный субъект, имеющий преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами (Закон РФ «Об образовании» от 10 июля 1992 г. N 3266-1, ст. 52; Семейный кодекс РФ от 8 декабря 1995 г., ст.63-65), и потому особую актуальность приобретает проблема осознанного материнства (Т. В.  Леус, С. Ю. Мещерякова, Р. В. Овчарова, М. Ю. Чибисова, Г. Г. Филиппова и др.), требующего от матери большей зрелости (В. С. Мухина, А. С. Спиваковская, Л. Б. Шнейдер), высокого уровня рефлексивности (В. И. Брутман, Ж. В. Завьялова, О. А. Карабанова, Г. Г. Филиппова Ю. И. Шмурак), готовности к самореализации, личностному развитию, активному изменению «мира» и «себя в мире» (О. А. Карабанова, В. С. Мухина, Р. В. Овчарова, А. С. Спиваковская, Т. Н. Счастная).

Однако анализ многочисленных исследований свидетельствует о том, что современные женщины не оправдывают ожиданий общества. Характерная для социокультурного пространства России трансформация традиционных стереотипов репродуктивного поведения, оттеснение ценности материнства иными ценностями (профессиональными, материальными, саморазвития и пр.), осознание женщиной недостаточности собственной педагогической компетентности приводит к тому, что дилемма «ребенок или карьера» все чаще решается женщиной в пользу карьеры. В силу этого уменьшается количество детей в семье, возрастает социальное сиротство и девиантное материнство. Осознавая важность имеющихся проблем и предпринимая попытки их решения, Президент и правительство Российской Федерации инициируют разработку и внедрение проектов и программ, направленных на поддержку материнства и детства, но при этом акценты преимущественно ставятся на финансовой и социальной помощи матери, в то время как вопросы ее психолого-педагогического сопровождения остаются открытыми.

С другой стороны, в последние годы возрастает количество женщин, для которых материнство становится не просто необходимостью или данью социальным и культурным установкам, а сознательным личностным выбором, при этом воспитание ребенка рассматривается как возможность реализации полноценного бытия. Такая позиция повышает заинтересованность матери в эффективном психолого-педагогическом сопровождении на всех этапах активного материнства, однако современная отечественная психологическая практика испытывает дефицит в подобного рода программах сопровождения.

Несмотря на разноплановость сложившихся в современном социокультурном пространстве России тенденций, каждая из них актуализирует необходимость изменения ракурса психолого-педагогических исследований материнства, поиска новых подходов к исследованию психологии матери. Становится очевидной необходимость восполнения недостаточности теоретического и практического знания о субъектном становлении матери, о его механизмах, об особенностях присвоения матерью выработанного обществом содержания социокультурного пространства и материнства как особой в своем значении ценности, разработки научных основ психолого-педагогического сопровождения матери в современном социокультурном пространстве.

Степень разработанности проблемы. Признание решающей роли матери в жизни каждого человека и общества в целом в науке оформилось достаточно давно. Еще в работах древнегреческих мыслителей (Аристотель, Платон, Еврипид, Софокл и др.) сделаны попытки осмысления того, что являет собой мать, какой она должна быть, чтобы соответствовать требованиям общества, как должно относиться само общество к матери, чтобы получить от нее наибольшую отдачу.

Не устаревая, проблематика материнства получила развитие в эпоху средневековья (Августин, П. Абеляр), в новое (Ф. Бэкон, Т. Гоббс, Дж. Локк, И. Г. Песталоцци, Ж.-Ж. Руссо, И. Кант) и новейшее время (Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, Б. П. Вышеславцев, И. А. Ильин, Н. О. Лосский, В. В. Розанов, B. C. Соловьев, П. А. Флоренский, Ф. Энгельс и др.). Были выделены содержательные характеристики и эталонные черты матери, осмыслены функциональные аспекты материнства, раскрыто нравственное и морально-этическое предназначение женщины-матери.

В настоящее время проблема материнства рассматривается полипарадигмально и получает развитие с позиций философского, социологического, антропологического, биологического, медицинского, культурологического, педагогического, исторического, юридического знания и т.д. Особое направление научного поиска составляет изучение психологических аспектов данного феномена.

В психологии исследованы особенности репродуктивного поведения матери (В. И. Бодрова, С. И. Голод, А. А. Клецин), психологические особенности несовершеннолетних матерей (Е. А. Абрамова, Т. В. Бердникова, Ф. Болтон, Т. А. Гурко, О. И. Лебединская, Н. С. Степашов), медико-психологические аспекты несовершеннолетнего материнства (Ж. В. Амирова, Е. В. Андрюшина, Н. В. Белинская, А. П. Голубев, Н. З. Зубкова, И. П. Каткова, И. А. Лешкевич, Е Т. Малахова, О. В. Сафронов) и материнства в «зрелом» возрасте (Э. Вуллетт, В. С. Костенко, С. Льюис, Д. Ричардсон, Э. Фоникс, Э. Б. Яковлева).

Значительное внимание уделяется матери в рамках перинатальной психологии: изучены психологические состояния женщины во время беременности и родов (Е. Б. Айвазян, Л. Е. Аронова, С. В. Банникова, В. И. Брутман, О  Л. Трянина, H. A. Урядницкая, Г. Г. Филиппова, И. Ю. Хамитова), психологические особенности переживания беременности у женщин с патологией беременности (Ю. А. Николаева, Ю. В. Пашкова, A. B. Рябухина, O. A. Соколова, И. Н. Черткова); разработаны программы психофизиологической подготовки к родам (Е. В.  Гросс, А. О. Назарова), обозначена необходимость подготовки девочек к замужеству, беременности и взаимодействию с ребенком (Г. Г. Филиппова).

Исследованию материнского поведения как эволюционно наследуемому поведению биологического вида, аналогичному поведению животных, но видоизмененному культурным влиянием и более сложными когнитивными образованиями, посвящены этологические исследования (Дж. Альтманн, Л. Е. Аронова, С. В. Банникова, В. И. Брутман, Е. В. Гросс, Дж. Ланкастер, Ч. Ланкастер, К. Лоренц, Дж. Митчелл, А. О. Назарова, Ю. А. Николаева, Е. О. Печникова, A. B. Рябухина, O. A. Соколова, Н. Тинберген, М. Уайт, H. A. Урядницкая, Г. Г. Филиппова, Р. Хайнд, И. Ю. Хамитова, Г. Харлоу, М. Харлоу и др.).

Социокультурный аспект изучения материнства представлен в исследованиях его социально-антропологической и культурно-исторической обусловленности: изучено отношение общества к женщине-матери, типы репродуктивного поведения, способы и механизмы воздействия на репродуктивное поведение (О. А. Воронина, Е. И. Иванова, Ю. Ю. Карпов, Т. А. Клименкова, С. В. Поленина, Н. Л. Пушкарева, А. Я. Сорокин, А. А. Ткачева, Е. Р. Ярская-Смирнова), доказана смена содержания материнских установок от эпохи к эпохе (А. Адлер, Э. Бадинтер, Д. Винникотт, М. Мид, А. И. Захаров, И. С. Кон, Д. Пайнз, 3. Фрейд, Г. Т. Хоментаускас, Э. Г. Эйдемиллер, Э. Эриксон, К. Г. Юнг), зафиксирована вариативность материнского отношения в зависимости от исторических и культурных особенностей (Е. А.  Баллаева, Л.  Баннер, У. Бэк, О. Г. Исупова, Е. А. Каплан, М. М. Каплан, И. С. Кон, Б. Миллер, М. С. Радионова, В. Сеттелс, С. Файрстоун и др), отмечена ведущая роль социального научения в поведении женщин, обусловливающего принятие или непринятие ими роли матери (Н. Л. Пушкарева, В. А. Рамих, М. С. Радионова, Л. П. Репина), исследован концепт «материнство» в русской этнической культуре (Т. Б. Щепанская), особенности материнства в современном обществе (Л. Б. Шнейдер).

В психолого-педагогических исследованиях описана специфика материнско-детских отношений (В. И.  Брутман, А. Я. Варга, О. Р. Ворошина, В. С. Мухина, Р. В. Овчарова, М. С. Радионова, Е. О. Смирнова, Г. Т. Хоментаускас, Э. Г. Эйдемиллер и др), доказана ведущая роль матери в психическом развитии ребенка (H  H. Авдеева, О. В. Баженова, Л. Л. Баз, М. А. Бебик, М. Е. Блох, Н. В. Боровикова, Н. И. Ганошенко, И. В. Добряков, С. Н. Ениколопов, Е. И. Захарова, Е. И. Исенина, О. А. Карабанова, С. О.  Кашапова, Н. П. Коваленко, Г. В. Козловская, М. Ю. Колпакова, С. Н. Копыл, М. Е. Ланцбург, М. И. Лисина, С. Ю. Мещерякова, Р. В. Овчарова, М. С. Панкратова, М. С. Радионова, Е. А.  Ряплова, Г. В. Скобло, С. А. Федоренко, Г. Г. Филиппова, H. A. Чичерина, М. В. Цареградская, Ю. И. Шмурак и др.).

В последнее десятилетие стали появляться работы, в которых материнство представлено как самостоятельный феномен. Предпринимаются попытки создания фундаментальной психологической теории материнства (Г. Г. Филиппова), изучаются «базовые качества матери», имеющие решающее значение для выполнения материнских функций (А. И. Захаров, О. А. Карабанова, С. Ю. Мещерякова, Р. В. Овчарова, А. С. Спиваковская и др.), исследуется влияние социальной ситуации на развитие базовых качеств матери (Е. И. Есенина, В. С. Мухина и др.), значительное развитие получают концепции, рассматривающие материнство как особую стадию идентификации женщины и развития самосознания матери (С.А. Минюрова, Е. Н. Рыбакова, Т. Н. Счастная, Е.А. Тетерлева, Н. А. Устинова, М. Ю. Чибисова).

Важность феномена материнства для ребенка, конкретной женщины и общества в целом, его сложная структура и путь развития, множество культурных и индивидуальных вариантов, а также огромное количество современных исследований в этой области позволяют говорить о материнстве как самостоятельной психолого-педагогической реальности, требующей разработки целостного научного подхода для его исследования. Вместе с тем на фоне значительной изученности данного феномена все очевиднее становятся противоречия между:

- потребностью современного общества в женщине-матери, осознающей свою миссию, готовой к осуществлению социально значимой воспитательной деятельности, способной сознательно действовать и изменять действительность, осуществлять самоопределение, самоидентификацию, саморазвитие, и отсутствием в педагогической психологии концепции, раскрывающей сущность, детерминанты, условия и механизмы субъектного становления матери;

- многосторонней разработанностью общепсихологических и психолого-педагогических аспектов проблемы субъектного становления личности и отсутствием психолого-педагогических исследований, раскрывающих субъектную сущность женщины-матери как первого педагога, проводника ребенка в мир социокультурной реальности, посредника между ребенком и социокультурным пространством;

- детальной изученностью влияния матери на развитие ребенка, когда мать рассматривается в терминах долженствования как объект-носитель родительских функций, и практическим отсутствием направленности научного поиска на изучение матери как самостоятельного субъекта, обладающего активностью, сознательностью, свободой выбора и ответственностью за него;

- обширностью исследовательских наработок, раскрывающих разные психолого-педагогические аспекты материнства, и отсутствием работ, претендующих на их обобщение и построение целостной психолого-педагогической концепции материнства;

- разработанностью многочисленных психологических практик, направленных на психологическую помощь матери в период беременности, родов, реализации материнских функций на ранних этапах развития ребенка, и узостью психологических подходов при сопровождении матери на стадии активного материнства и т.д.

Поиск путей разрешения этих противоречий определил проблему нашего исследования, которая состоит в необходимости обоснования сущности, детерминант и механизмов субъектного становления матери как научных основ психолого-педагогического сопровождения матери в современном социокультурном пространстве России.

Цель исследования – теоретико-методологическое обоснование, разработка и эмпирическая проверка концепции субъектного становления матери.

Объект исследования – личность женщины-матери.

Предмет исследования – сущность, детерминанты и механизмы субъектного становления матери в современном социокультурном пространстве России.

Общая гипотеза исследования. В современном социокультурном пространстве России актуализируется потребность в женщине-матери, осознающей свою миссию, готовой к осуществлению социально значимой воспитательной деятельности, обладающей самостным потенциалом, обеспечивающим ее способность к самоопределению, самопреобразованию, самореализации в материнстве. Субъектное становление есть психологическое явление высокой степени сложности, раскрывающее связь личностного и деятельностного самоосуществления женщины-матери в социокультурном пространстве. Их соотношение выступает фундаментальным условием, благодаря которому обеспечивается высший уровень организации и синтеза сложно взаимосвязанных в системное целое субъектных характеристик, выявляется субъектность существования матери.

Общая гипотеза конкретизируется в следующих положениях:

  1. Субъектное становление матери в социокультурном пространстве имеет триадную детерминацию и опосредовано динамической организацией и непрерывным взаимодействием общественной и индивидуальной плоскостей социокультурного пространства в единстве с воспитательной деятельностью матери.
  2. Процессы рефлексии и антиципации образуют психологический механизм субъектного становления матери. Суть данного механизма состоит в том, он связывает воедино актуальную и потенциальные педагогические ситуации материнства: рефлексия обусловливает осознание матерью себя в пространстве социокультурной реальности, позволяет отобрать из социокультурного пространства значения и смыслы культуры, а антиципация – построить обобщенный образ себя и диады «Мать-Ребенок» как части мира в будущем, спрогнозировать необходимые самоизменения для достижения целей воспитательной деятельности.
  3. Характеристики субъектности матери отражены в ее самосознании, которому принадлежит смыслообразующая роль в процессе построения матерью социокультурного пространства и себя как части этого пространства, а также при реализации социально значимой воспитательной деятельности. Исследование самосознания позволяет описать общие тенденции, раскрывающие субъектную сущность матерей (уровень субъектности, типы субъектности) и вариативность субъектного становления, опосредованного личностными и деятельностными переменными, в которых раскрывается системная организация матери как субъекта.
  4. При организации психолого-педагогического сопровождения матери следует учитывать концептуальные положения, раскрывающую сущность, детерминанты и механизмы субъектного становления матери. Обучение матерей является важной составляющей системы их психолого-педагогического сопровождения в том случае, если оно выступает как основа самоизменения в целях последующей осознанной самореализации в социально значимой воспитательной деятельности. Разработанная нами обучающая программа позволяет объективировать значимые составляющие субъектного становления матери в современном социокультурном пространстве.

Задачи исследования:

  1. Обобщить теоретические представления о социокультурном пространстве и его структуре, выявить существенные характеристики современного социокультурного пространства России, раскрыть специфику материнства как психолого-педагогического явления социокультурного пространства.
  2. Определить теоретико-методологические основания изучения субъектного становления матери в социокультурном пространстве; обосновать теоретические положения, позволяющие рассматривать субъектное становление матери через проблемное поле ее самостного потенциала, определить методологический и понятийный аппарат концепции субъектного становления матери.
  3. Разработать модель, раскрывающую сущность, детерминанты, механизмы и основания субъектного становления матери в социокультурном пространстве.
  4. Разработать программу эмпирического исследования субъектности матери через изучение смыслового содержания, закономерностей, структурной организации ее самосознания как фундаментального основания субъектного становления матери в социокультурном пространстве.
  5. Изучить общие тенденции, раскрывающие субъектную сущность матери, выявить уровни и типы субъектности матерей в современном социокультурном пространстве России и вариативность субъектного становления матери, заданную личностными и деятельностными переменными.
  6. Разработать обучающую программу, составляющую ядро системы психолого-педагогического сопровождения матери и выявить ее эффективность для субъектного становления матери в современном социокультурном пространстве.

Методологическая и теоретическая основа исследования. Основополагающими для исследования являются системно-эволюционный (Н. Н. Моисеев, И. Пригожин, В. С. Степин), субъектно-деятельностный (А. В. Брушлинский, С. Л. Рубинштейн) и личностно-ориентированный (К. А. Абульханова-Славская, А. Г. Асмолов, А. А. Бодалев, А. В. Петровский, К. Роджерс, А. Маслоу) подходы.

Теоретическую основу исследования составляют теоретико-методологические положения о социокультурных процессах, обусловливающих бытие человека в современном мире (М. М. Бахтин, Н. А. Бердяев, С. К. Бондырева, В. И. Вернадский, Ю. М. Лотман, А. Ф. Лосев, П. А. Сорокин, Д. И. Фельдштейн, В. Франкл и др.); положения о социокультурной детерминированности развития психических процессов и личности, обусловленности этого развития внутренними противоречиями (Б. Г. Ананьев, А. В. Брушлинский, Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев и др.); теоретико-методологические и психологические исследования личности как субъекта деятельности и общения, самопознания, саморазвития (К. А. Абульханова-Славская, А. Г. Асмолов, Л. И. Божович, А. В. Брушлинский, А. Н. Леонтьев, В. С. Мухина, А. В. Петровский, В. А. Петровский, С. Л. Рубинштейн, В. В. Столин, Д. И. Фельдштейн и др.); теоретические идеи, раскрывающие проблемное поле самостного потенциала субъекта в русле гуманистического понимания культурного развития человека (А. Г. Асмолов, А. А. Бодалев, Б. С. Братусь, А. А. Деркач, И. В. Дубровина, Т. Д. Марцинковская, В. А. Петровский, В. В. Рубцов, Э. В. Сайко, В. И. Слободчиков, Б. Д. Эльконин, и др.) и фундаментальные положения о самосознании как смыслообразующей составляющей субъектности (К. А. Абульханова-Славская, Л. И. Анцыферова, В. В Знаков, В. И. Слободчиков и др.); о материнстве как личностном образовании, особой стадии идентификации, адаптации и развития самосознания женщины (Т. В. Леус, В. С Мухина, С.А. Минюрова, Т. Н. Счастная, Г. Г. Филиппова, М. Ю. Чибисова и др.); ключевые положения в области образования взрослых (Б. М. Бим-Бад, С. Г. Вершловский, С. М. Зиньковская, Ю. Н. Кулюткин, М. С. Ноулс, В. И. Побед, В. Л. Полагутина, Г. С. Сухобская, Е. П. Тонконогая и др.) и организации обучения родителей (И. М. Марковская, Р. В. Овчарова, О. Е. Смирнова, А. С. Спиваковская и др.)

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем разработана совокупность положений и выводов, содержащих решение важной научной проблемы – субъектного становления матери, а именно:

  1. Впервые в педагогической психологии женщина-мать рассматривается как субъект, имеющий преимущество перед иными субъектами современного социокультурного пространства по силе и продолжительности педагогического воздействия на формирование личности ребенка.
  2. Разработана концепция субъектного становления матери, раскрывающая взаимосвязь ее личностного и деятельностного самоосуществления в современном социокультурном пространстве, соотношение которых выступает фундаментальным условием, обеспечивающим высший уровень организации и синтеза сложно взаимосвязанных в системное целое субъектных характеристик матери.
  3. Определены теоретико-методологические основания, принципы изучения субъектного становления матери как ее самоизменения, определяющего момент перехода к себе как к иному, новому уровню целостности посредством актуализации самостных процессов, потенциал которых обеспечивает освоение матерью своего нового субъектного состояния и задает возможные траектории изменения себя как открытой саморазвивающейся системы, задавая тем самым изменения ребенка и социокультурного пространства.
  4. Предложена модель, раскрывающая сущность, детерминанты, механизмы и основания субъектного становления матери в социокультурном пространстве:

- обоснована триадная детерминация субъектного становления матери, раскрывающая взаимосвязи между общественной и индивидуальной плоскостями социокультурного пространства и воспитательной деятельностью матери. Выявлен и описан психологический феномен влияния на самосознание, психику и поведение матери социокультурного пространства общества, которое согласовывает конкретную женщину-мать и общество как совокупного субъекта в едином со-бытийном пространстве и опосредует содержание ее индивидуального социокультурного пространства, сложившегося на данный момент в психике матери образа мира, определяющего для нее значение и смысл восприятия, понимания и преобразования социокультурной реальности. Раскрыта специфика воспитательной деятельности матери как преобразовательной активности, направленной на формирование у ребенка смысловых образований, в которых записаны эффекты воспитательного воздействия, вклады матери;

- описан психологический механизм субъектного становления матери, представленный единством процессов рефлексии и антиципации. Действие данного механизма состоит, во-первых, в придании личностного смысла воспринимаемой социокультурной реальности, в построении субъективного образа мира, себя и диады «Мать-Ребенок» как части этого мира; во-вторых, в актуализации самостных процессов, посредством которых мать созидает себя, достигает высшего уровня личностной зрелости; в-третьих, обеспечивает матери выход на уровень устойчивой самореализации посредством изменения себя и, как следствие, ребенка и социокультурного пространства в целом;

- обосновано, что в условиях выраженной неопределенности современного социокультурного пространства России сущность матери-субъекта обнаруживается через проблемное поле ее самостного потенциала; теоретически доказано и эмпирически подтверждено, что достижение субъектной целостности матери обеспечивается самосознанием как фундаментальным основанием ее субъектного становления;

- дано определение самосознания матери как сущностной (смыслообразующей) составляющей субъектности матери в социокультурном пространстве, представленной диалектическим единством образа мира и развертыванием субъективного опыта женщины; как сложного, синтетического, психологически значимого образования, присущего матери, которое выступает внутренним фактором рефлексии ее самопостижения и самоотношения и антиципирует перспективы самореализации в социокультурном пространстве;

- определены критерии субъектности матери, в качестве которых рассматриваются результирующие характеристики ее самосознания: дифференцированность образа «Я –мать», наличие в образе «Я – мать» характеристик, отражающих собственную позицию матери, открытость новому опыту, ценностное отношение к материнству, принятие себя в роли матери, отношение к ребенку как субъекту, воспитательная компетентность, самопроектирование будущего, целостность самосознания матери.

  1. Изучены общие особенности, раскрывающие субъектную сущность матерей в современном социокультурном пространстве России и вариативность субъектного становления, опосредованная личностными и деятельностными переменными, в которых раскрывается системная организация матери как субъекта:

- охарактеризовано актуальное субъектное состояние матерей в современном социокультурном пространстве России;

- теоретически обоснованы и эмпирически выделены уровни субъектности матерей (высокий, средний, низкий), эмпирически зафиксировано преобладание низкого уровня субъектности;

- на основе содержательного анализа комбинации элементов в структуре самосознания выявлены и описаны типы субъектности матерей, отличающиеся сформированностью психологического механизма субъектного становления матери: субъектно-жертвенные, субъектно-противоречивые, субъектно-нормативные, субъектно-неуверенные, субъектно-деятельные, субъектно-благополучные, субъектно-зрелые;

- доказано, что увеличение стажа материнства не приводит к совершенствованию матери как субъекта, определяя возникновение новых качеств по горизонтали, когда медленное изменение состояния матери как субъекта приводит лишь к содержательной перестройке структуры ее самосознания;

-теоретически обосновано и эмпирически подтверждено, что качественное своеобразие субъектности матери связано с ее личностными особенностями, среди которых ведущая роль принадлежит смыслам и ценностям женщины, а также таким личностным качествам, как оптимистичность, ригидность, пессимистичность, мужественность – женственность, импульсивность, невротический сверхконтроль. Установлено, что вариант субъектного становления матери сопряжен с наличием оптимистичности в сочетании с ценностями развития себя, собственного престижа в сфере общественной жизни.

  1. Предложена система психолого-педагогического сопровождения матери, ядро которой составляет обучение. Установлено, что психологическим основанием обучения матерей, обеспечивающего их личностное самосовершенствование и эффективность воспитательной деятельности, является развитие самосознания посредством формирования навыков рефлексии и антиципации как единого психологического механизма, определяющего процесс субъектного становления матери в ходе обучения. Разработана и апробирована обучающая программа, позволяющая объективировать значимые составляющие субъектного становления матери в современном социокультурном пространстве.

Теоретическая значимость исследования.

Уровень конкретизации представлен результатами предпринятой в исследовании систематизации научных знаний о социокультурном пространстве и его структуре, о личности как субъекте деятельности, самопознания, саморазвития, о роли самостного потенциала в субъектном становлении личности; уточнением понятия «субъектное становление» в ряду других явлений и соответствующих им понятий («развитие», «субъектогенез»). Названные результаты способствуют упорядочению понятийного аппарата психологической науки.

Уровень дополнения характеризуют: представленная в работе характеристика материнства как психолого-педагогического явления социокультурного пространства, описанный психологический феномен влияния на самосознание, психику и поведение матери взаимодействующих и взаимообусловленных макро- (государственное, этническое, региональное и т.п.) и микро- (семейное, материнско-детское) уровней социокультурного пространства общества, определяющих становление ее индивидуального социокультурного пространства; раскрытие смыслообразующей роли самосознания в субъектном становлении матери; детальная характеристика воспитательной деятельности матери. Названные результаты дополняют представления относительно социокультурных процессов, обусловливающих бытие человека в современном мире, психолого-педагогические теории воспитательного воздействия семьи, и могут быть учтены при разработке государственной политики России в области материнства и детства.

Уровень преобразования представлен качественно отличной от традиционных подходов к исследованию материнства концепцией субъектного становления матери в социокультурном пространстве, вносящей вклад в разрешение противоречий между высокими требованиями социума и недостаточным уровнем субъектности современной матери. Инновационный характер предлагаемой концепции обеспечивается, во-первых, адаптацией отечественного опыта, накопленного при изучении человека как субъекта, к субъектному становлению матери, во-вторых, взаимодополняющим сочетанием классических и современных достижений теории и практики психологии материнства, в том числе зарубежных.

Теоретически обоснованные и эмпирически подтвержденные в опытно-поисковой работе особенности и механизмы субъектного становления матери вносят вклад в изучение материнства как психолого-педагогической проблемы, способствуют обогащению психолого-педагогической теории и практики семейного воспитания, расширению проблемной области педагогической психологии.

Практическая значимость исследования заключается в возможности применения его результатов в психолого-педагогическом сопровождении матери в современном социокультурном пространстве, а также при организации просветительской, консультационной, развивающей деятельности. Внедрение концепции субъектного становления матери является важнейшим условием совершенствования социальной и психологической работы с женщинами-матерями, повышения качества их жизни, формирования позитивного отношения к материнству со стороны общества в целом. Полученные в работе данные могут быть использованы для создания системы психологической службы сопровождения семьи. Результаты, полученные в исследовании, а также обучающая программа «Я. – мама» используются психологическими службами управления образования г. Березовского, Екатеринбургской Епархии, управления социальной работы УрГПУ, отделением профессионального образования и социального становления несовершеннолетних матерей при ГОУ НПО «Социально-профессиональный лицей «Строитель»» г. Екатеринбурга, центрами социальной помощи семье и детям при Министерстве социальной защиты Свердловской области.

Полученные теоретические и практические знания об особенностях присвоения матерью выработанного обществом ценностного содержания социокультурного пространства и материнства как самостоятельной ценности этого пространства, конструирования на его основе образа мира и осознание себя как части этого мира, о механизмах и условиях субъектного становления матери в современном социокультурном пространстве России могут быть использованы в процессе реализации программ высшего профессионального образования по психолого-педагогическим специальностям и направлениям в учебных курсах педагогической психологии, психологии семьи, общей психологии, психологии личности и т.п., а также при повышении квалификации и профессиональной переподготовке специалистов, профессиональная деятельность которых связана с сопровождением семьи, материнства и детско-родительских отношений.

Методы исследования. Для решения поставленных задач были использованы три группы методов: теоретические: историографический, сравнительный, систематизации и концептуализации научных идей, моделирования; эмпирические: методы сбора эмпирических данных (методика ОСМ «Особенности самосознания матери» Н. Н. Васягиной, методика «Я – мама» Н. Н. Васягиной, техника репертуарных решеток Д. Келли, опросник исследования самоотношения личности С. Р. Пантилеева, методика PARI (parental attitude research instrument) Е. С. Шеффера и Р. К. Белла, адаптированная Т. В. Нещерет, в модификации Т. В. Архиреевой, опросник для исследования эмоциональной стороны детско-родительского взаимодействия Е. И. Захаровой, опросник «Взаимодействие родитель–ребенок» И. М. Марковской, методика исследования ролевых паттернов отношения к Другому взрослого человека (МИРП) Ю. В. Александровой, опросник Плутчика – Келлермана – Конте, опросник терминальных ценностей (ОТЕЦ) И. Г. Сенина, стандартизированный многофакторный метод исследования личности (СМИЛ) Л. Н. Собчик), формирующий эксперимент; обработки и интерпретации результатов: методы математической статистики (выявление различий, оценка достоверности изменений, корреляционный, факторный и кластерный анализ с использованием пакета прикладных программ Statistika 6,0 for Windows), метод экспертных оценок, сравнительный анализ, графические методы представления полученных данных.

Исследование проводилось с 1998 по 2011 гг. и включало в себя шесть этапов:

1. На подготовительно-теоретическом этапе (1998-2002 гг.) определялся общий исследовательский замысел, формулировалась проблема, основная цель, объект и предмет исследования; ставились общие исследовательские задачи; продумывалась и формулировалась гипотетическая часть исследования; осуществлялся поиск и теоретический анализ источников научных сведений по исследуемой проблеме; определялась и научно обосновывалась методологическая основа изучения субъектного становления матери в социокультурном пространстве; обобщались данные теоретико-методологических и психологических исследований личности как субъекта деятельности и общения, самопознания, саморазвития; осмыслялась роль самостного потенциала субъекта в социокультурном развитии человека.

2. Подготовительно-экспериментальный этап (2002-2003 гг.) включал разработку стратегии эмпирического изучения субъектного становления матери в современном социокультурном пространстве путем исследования ее самосознания, подбор, разработку и апробацию диагностических методик, проведение пилотажного исследования.

3. На собственно экспериментальном этапе (2003 - 2005 гг.) проведено обследование матерей. С привлечением методов статистического анализа выделены и описаны общие тенденции самосознания, отражающие сущность матери как субъекта; выявлены психологические защиты в структуре самосознания матери, выделены типы субъектности матерей при разной степени сформированности психологического механизма субъектного становления матери; рассмотрены особенности самосознания у женщин с разным стажем материнства; показана роль личностных особенностей в детерминации самосознания и субъектном становлении матери.

4. На описательно-аналитическом этапе (2006-2007 гг.) осуществлен всесторонний математико-статистический анализ полученных данных, теоретико-эмпирическая интерпретация и обобщение результатов.

5. Психолого-педагогический этап (2007 – 2008 гг.) содержал обоснование системы психолого-педагогического сопровождения матери в современном социокультурном пространстве, разработку, реализацию и проверку эффективности обучающей программы.

6. Итоговый этап (2009 – 2011 гг.) состоял в подведении общих итогов теоретико-эмпирического исследования, осмыслении полученных результатов и их представлении в виде диссертационной работы и автореферата.

База исследования. Общее число участников исследования составило 1470 человек. В опытно-поисковой работе по исследованию представлений о материнстве и роли матери в современном социокультурном пространстве России приняли участие 300 респондентов разного пола и возраста, 320 женщин-матерей были задействованы при изучении особенностей ценностно-смысловой сферы и специфики воспитания, детерминированных макро- и микро- уровнями социокультурного пространства.

В основном эмпирическом исследовании приняли участие 850 женщин-матерей, отобранные методом случайной выборки в Московской, Ленинградской, Свердловской и Костромской областях.

В апробации обучающей программы «Я – мама» участвовали 100 матерей. Реализация программы осуществлялась на базе социального отдела Уральского государственного педагогического университета, муниципального дошкольного образовательного учреждения №468 (г. Екатеринбург), дошкольного образовательного учреждения №1 (г. Артемовский Свердловской области), муниципального образовательного учреждения гимназия № 7 (г. Березовский Свердловской области), Центра психологической помощи семье и детям (г. Екатеринбург).

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечивается научностью теоретико-методологического подхода, четкой постановкой исследовательских задач, комплексом методов и методик, адекватных предмету, целям и задачам исследования, репрезентативностью выборки, использованием методов математической статистики в сочетании с качественным анализом и интерпретацией полученных данных.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения, выдвигаемые в исследовании, и его результаты апробированы в следующих формах:

- участие и выступления с докладами на международных, всероссийских, региональных научных и научно-практических конференциях: «Весенняя психологическая сессия» (Екатеринбург, 2001-2011), «Актуальные проблемы современной науки» (Самара, 2001), международной научно-практической конференции «Практическая психология: от фундаментальных исследований до инноваций» (Тамбов, 2006), всероссийской научной конференции «Образование в XXI веке» (Тверь, 2006), международной научно-практической конференции «Образование и семья»: проблемы диагностики» (Санкт-Петербург, 2007), международной научной конференции «Современное открытое образовательное пространство: проблемы и перспективы» (Екатеринбург, 2007), всероссийской научно–практической конференции «Психологическое сопровождение материнства» (Екатеринбург, 2007), VII всероссийской конференции «Дружининские чтения» (Сочи, 2008), всероссийской научно-практической конференции «Семья – культура – образование в изменяющейся России» (Балашов, 2008), всероссийской научно-практической конференции «Социальная поддержка семьи, подростков, молодежи» (Уфа, 2008), международной научной конференции «Культурное наследие России и современный мир» (ОАЭ: Дубай, 2009), V международной научной конференции «Психологические проблемы современной семьи» (Москва, 2009), международной научной конференции «Инновационные технологии в высшем и профессиональном образовании» (Испания: Тенерифе, 2009), всероссийской научно-практической конференции «Семья XXI века: теория и практика» (Екатеринбург, 2010), всероссийской научно-практической конференции «Психолого-педагогическое сопровождение в образовательных учреждениях Российской Федерации формирования человека как личности на этапе межпоколенческого перехода молодежи» (Смоленск, 2010);





- выступления на методологических семинарах и заседаниях кафедр педагогической психологии, педагогики и психологии детства, психологии личности Уральского государственного педагогического университета, кафедры практической психологии Уральского гуманитарного института, кафедры возрастной и педагогической психологии Шадринского государственного педагогического института;

- преподавание учебных курсов и спецкурсов «Педагогическая психология», «Психология субъекта деятельности», «Психология материнства», «Психология детско - родительских отношений», «Психология индивидуальных различий», «Возрастное консультирование», читаемых автором в Уральском государственном педагогическом университете (г. Екатеринбург), Уральском гуманитарном институте (г. Екатеринбург), Шадринском государственном педагогическом институте (г. Шадринск);

- монографии, учебно-методические пособия, публикации по теме исследования, в том числе статьи в научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ;

- методические рекомендации и разработки, реализуемые в консультативной и просветительской деятельности образовательных учреждений Свердловской области, Социального отдела УрГПУ, в диагностической и коррекционно-развивающей работе педагогического отдела Екатеринбургской епархии.

Основные положения, выносимые на защиту:

    1. Кардинальные изменения в российском социокультурном пространстве, модернизация образовательной политики обусловили особую значимость матери в формировании личности ребенка. Являясь первым педагогом, проводником ребенка в мир социокультурной реальности, посредником между ребенком и социокультурным пространством, по силе педагогического воздействия мать имеет преимущество по сравнению с иными субъектами образования. В связи с этим назрела необходимость определения теоретико-методологических основ субъектного становления матери, осознающей свою миссию, готовой к осуществлению социально значимой воспитательной деятельности, обладающей самостным потенциалом, обеспечивающим ее способность к самоопределению, самопреобразованию, самореализации в материнстве, и разработки системы психолого-педагогического сопровождения матери в современном социокультурном пространстве. Поэтому детальное исследование личности матери становится актуальной задачей современной педагогической психологии.

2. Концепция субъектного становления матери в социокульурном пространстве представлена содержательно-целевым, критериально-оценочным и операциональным блоками. Содержательно-целевой блок включает обоснование подходов к исследованию субъектного становления матери в социокультурном пространстве, описание категориально-понятийного аппарата, разработку модели становления матери как субъекта. Критериально-оценочный блок представлен критериями субъектности матери, в качестве которых рассматриваются результирующие характеристики ее самосознания (дифференцированность образа «Я – мать», наличие в образе «Я – мать» характеристик, отражающих собственную позицию, открытость новому опыту, ценностное отношение к материнству, принятие себя в роли матери, отношение к ребенку как субъекту, воспитательная компетентность, самопроектирование будущего, целостность самосознания матери), и сравнительно-оценочными показателями субъектного становления матери (общие особенности, раскрывающие субъектную сущность матерей и вариативность субъектного становления, опосредованного личностными и деятельностными переменными). Операциональный блок содержит обоснование и разработку психодиагностического инструментария и обучающей программы, составляющей ядро системы психолого-педагогического сопровождения матери в современном социокультурном пространстве России.

3. Модель становления матери как субъекта раскрывает сущность, детерминанты, основания и механизмы субъектного становления матери в социокультурном пространстве.

Сущность матери-субъекта раскрывается через проблемное поле ее самостного потенциала, с помощью которого мать изменяет себя и тем самым изменяет социокультурное пространство.

Субъектное становление матери в социокультурном пространстве имеет триадную детерминацию и опосредовано динамической организацией и непрерывным взаимодействием общественной и индивидуальной плоскостей социокультурного пространства в единстве с воспитательной деятельностью матери.

Процессы рефлексии и антиципации образуют единый психологический механизм субъектного становления матери. Действие данного механизма состоит в придании личностного смыла воспринимаемой социокультурной реальности и формировании потенциальностей, порождающих психологические новообразования, посредством которых мать созидает себя, прогнозирует и реализует воспитательную деятельность.

Психологическим основанием субъектного становления матери в социокультурном пространстве является ее самосознание. Самосознанию принадлежит смыслообразующая роль в процессе построения матерью социокультурного пространства и себя как части этого пространства, осознания ценностно-смысловых оснований материнства, а также при реализации социально значимой воспитательной деятельности.

4. Детальное рассмотрение понятия «субъектное становление матери» проведено с учетом содержательной характеристики данного понятия с опорой на изучение актуального субъектного состояния матери и его процессуальной характеристики.

Содержательная характеристика понятия: субъектное становление матери определяется как ее самоизменение, определяющее момент перехода к себе как к иному, новому уровню целостности посредством актуализации самостных процессов, потенциал которых обеспечивает освоение матерью своего нового субъектного состояния и задает возможные траектории изменения матерью себя как открытой саморазвивающейся системы и тем самым изменения социокультурного пространства. Психологическая сущность субъектного становления матери заключается в том, что оно обусловлено ее самостным (внутренним) потенциалом.

Характеристика актуального субъектного состояния матери отражает качественное своеобразие субъектности матери в конкретный момент времени и предстает как единство индивидного, личностного и субъектно-деятельностного начал, образующих ее целостность. Актуальное состояние субъектности матери отражено в ее самосознании. Исследование самосознания матери позволило описать общие особенности, раскрывающие субъектную сущность, выявить уровни, типы субъектности матерей в современном социокультурном пространстве России и изучить вариативность их субъектного становления (на примере респондентов с разными индивидуально-личностными особенностями, разным стажем материнства).

Процессуальная характеристика: субъектное становление матери происходит в проблемных ситуациях, где заостряются противоречия между той или иной плоскостью социокультурного пространства, необходимостью реализации воспитательной деятельности и возможностями матери. Субъектное разрешение таких ситуаций сопровождается сознательным поиском путей преодоления психологического дискомфорта, совладание с которым открывает перед матерью новые вариативные траектории самоизменения.

5. Обучение матерей является важной составляющей системы их психолого-педагогического сопровождения в том случае, если оно выступает основой самоизменения в целях последующей самореализации в социально значимой воспитательной деятельности. При этом психологическим основанием обучения матерей, обеспечивающего их личностное самосовершенствование и эффективность воспитательной деятельности, является развитие самосознания через формирование навыков рефлексии и антиципации как единого психологического механизма, определяющего процесс субъектного становления матери в ходе обучения. Разработанная на основе концепции субъектного становления матери обучающая программа позволяет объективировать значимые составляющие субъектного становления матери в современном социокультурном пространстве России.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, выводов, библиографического списка (408 источников, из них 53 на иностранном языке), 11 приложений. В тексте имеется 17 таблиц, 13 рисунков.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, определен его объект и предмет, цели и задачи, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, сформулирована гипотеза и методы ее верификации, представлены положения, выносимые на защиту, формы апробации результатов исследования.

В первой главе «Методологические и теоретические предпосылки исследования становления субъекта в социокультурном пространстве» представлен феноменологический анализ социокультурного пространства, определены его функции и структура, показано, что субъектное становление опосредовано динамической организацией и непрерывным взаимодействием общественной и индивидуальной плоскостей социокультурного пространства и выполняемой субъектом деятельности.

Современный человек отечественными и зарубежными учеными представляется как субъект социального действия. Человек мыслит себя и мир как неразрывное существенное целое, развивающееся и самотворящееся в единстве. Такое сосуществование в научной интерпретации закрепилось в понятии «пространство». В самом общем виде пространство – это создающееся взаимососуществование между духовным и материальным миром на основе внутренне созданного человеком мировидения и обществовидения, выраженного в метасмысле культуры (Л. Д. Ахундов, В. И. Вернадский, Е. И. Головаха, А. А. Кроник, В. И. Максакова, Н. Н. Моисеев, В. Э. Чудновский и др.). Наиболее существенное значение для изучения человека в социокультурной реальности имеет диалектическое единство социальных и культурных аспектов пространства, определяемых как социокультурное пространство (С. К. Бондырева, А. А. Вербицкий, Г. А.  Глотова, Е. Г. Зинков, С. П. Иванов, С. В. Панченко, Л. Л.  Редько, Р. М. Чумичева и др.). В своем исследовании мы исходим из понимания социокультурного пространства предложенного Е. Г. Зинковым: социокультурное пространство представляет собой охват культурными смыслами различных видов деятельности и отношений людей и определяется в качестве формы существования культуры в единстве ее материально-вещественных и духовно-смысловых результатов и образцов. Ключевым моментом социокультурного пространства является культура, формирующая и созидающая то единое пространство, которое согласовывает конкретных субъектов и общество как совокупного субъекта в едином со-бытийном пространстве. В свете такого видения социокультурное пространство воспринимается не только как общественное, но и как индивидуальное, поскольку личность участвует в нем всем своим существом.

В связи с этим существенное значение для нашего исследования имело освещение вопроса о том, каким образом социокультурное пространство общества становится достоянием личности. Ответ на этот вопрос мы попытались найти в работах, посвященных психологическому «присвоению» пространства посредством включения представлений о нем в культурную картину мира. Были проанализированы идеи построения человеком образа («картины», «модели») мира в системах философского знания («картина мира» в философии Э. Гуссерля), социальных дисциплинах («жизненный мир» в социологии А. Штоца, «модель мира» в семиотике), в психологии («опыт сознания» (И. М Сеченов), «схема» (И. Кант, П. Фресс, Ж. Пиаже, У. Найсер), «образ мира» (А. Н. Леонтьев, С. Д. Смирнов), «внутренний мир человека» (Б. Г. Ананьев), «структура субъективного опыта» (Е. Ю. Артемьева), «субъективная модель мира» (Дж. Брунер), «модель универсума» (Дж. Миллер) и др.), что позволило нам обозначить индивидуальное социокультурное пространство как закрепленный в психике образ мира, определяющий для субъекта значение и смысл восприятия, понимания и преобразования социокультурной действительности.

Индивидуальное социокультурное пространство формируется на основе усвоения системы общественно выработанных представлений, закрепленных в языке, предметах культуры, нормах и эталонах деятельности. Система этих значений и образует отраженное пространство деятельностей человека в реальном мире, которые строятся по законам этого мира, а не произвольно конструируются (Е. Ю. Артемьева, Н. Н. Королева, А. А. Леонтьев, В. В. Петухов, С. Д. Смирнов и др.). С другой стороны, посредством реализации личностью своего субъективного опыта происходит преобразование объектов социокультурной реальности (А. А. Вербицкий, Н. В. Жукова). Таким образом, социокультурное пространство представлено непрерывным взаимодействием и взаимообусловленностью между его общественной и индивидуальной плоскостями.

Объективное изучение проблемы освоения человеком социокультурного пространства, специфики его становления в этом пространстве, самореализации в многоплановой системе отношений «человек – мир» требует обращения к анализу методологических и общетеоретических решений многоаспектной проблемы становления человека как субъекта. При сложившейся неоднозначности определения данного понятия мы разделяем позицию Б. Г. Ананьева, А. Г. Асмолова, Л. И. Божович, А. В. Брушлинского, А. Н. Леонтьева, В. А. Петровского, Д. И. Фельдштейна, Е. В. Шороховой, Д. Б. Эльконина и др., согласно которой носителем преобразующих свойств субъекта является личность. Решение важнейших вопросов проблемы социокультурного становления субъекта определяется традициями научных школ и дуалистичностью предметного плана личности. Проведенный нами анализ показывает, что многими мыслителями (Н. А. Бердяев, И. Кант, Ч. Кули, Н. О. Лосский, М. К. Мамардашвили, Н. Н. Моисеев, В. В. Налимов, Платон, С. Л. Рубинштейн, Сократ, Э. Фромм и др.) отмечается двойственное положение личности в новой по состоянию системе «мир». Поэтому субъектное становление особо важно проследить в анализе меняющихся бытия и самой личности, включенной в бытийствование.

В этой связи существенно, что в разработке философско-психологической концепции субъекта деятельности С. Л. Рубинштейном выделены активность, развитие и саморазвитие, способность сознательно действовать и изменять действительность, осуществлять самоопределение и самоидентификацию как совокупность качеств, необходимых в выборе путей, форм дифференциации и реализации индивидуальной активности. В свете этого замечания вопрос о становлении субъекта приобретает смысл задачи по изучению психологических условий, обеспечивающих приобщенность личности как носителя обобщенного, коллективного сознания к переживаемому всеобщему, перевод этого всеобщего в ценностно-смысловую (субъективную) плоскость, где возникает не только тема внешней детерминации активности, выбора личностью ее направления (А. А. Леонтьев), но и тема самопреобразования субъекта как процесса, в котором он есть причина собственного изменения в деятельности, то есть способен быть причиной самого себя (Т. А. Флоренская).

В таком прочтении личность как субъект социокультурного пространства приобретает значение «высший уровень развития», является вершителем своего жизненного пути (К. А. Абульханова-Славская, А. Г. Асмолов, А. В. Петровский), источником саморазвития (Л. И. Анцыферова, В. В. Знаков, В. В. Столин), она целенаправленно изменяет действительность, но тем самым изменяет и себя (А. В. Брушлинский, В. А. Петровский, Д. И. Фельдштейн). Субъектное становление в социокультурном пространстве основывается на личностном самоопределении человека, принадлежащего миру как вид и в то же время уже психологически не принадлежащего миру как «Я», открывающего смысл своего существования субъекта, самодеятельной личности (С. П. Иванов). Причем с возрастом роль самостных процессов возрастает: «по мере взросления человека в его жизни все большее место занимают саморазвитие, самовоспитание, самоформирование и соответственно больший удельный вес принадлежит внутренним условиям как основанию развития, через которое всегда только и действуют все внешние причины, влияния и так далее» (А. В. Брушлинский). С возрастанием роли внутренних условий усиливается избирательность во взаимодействии человека с внешним миром (А. Г. Асмолов, А. В. Петровский, Д. И. Фельдштейн, М. Г. Ярошевский).

В рамках задачи определения роли самостных процессов анализировались работы, раскрывающие их значение для становления субъекта (Л. И. Анцыферова, Н. Р. Битянова, Н. М. Гинзбург, Л. А. Григорович, В. В. Знаков, Ю. В. Слюсарев, В. В. Столин и др.) и концептуальные решения, имеющие высокую общетеоретическую значимость для психологического понимания самосознания творчески действующего в социокультурном мире человека (К. А. Абульханова-Славская, Л. И. Анцыферова, А. В. Брушлинский, А. В. Петровский, С. Д. Смирнов, Д. И. Фельдштейн, В. Э. Чудновский, Н. И. Чуприкова, Е. В. Шорохова, Д. Б. Эльконин и др.). Эти положения позволяют расширить познавательные возможности психологической науки, поскольку в них мы находим условие обращения к анализу непосредственно принадлежащих их носителю психических явлений, в которых раскрывается системная организация человека как субъекта действий и отношений к действительности, теснейшим образом связанных с ними самосознания (процесса и результата), самоформирования человеком своей личности как процесса, в котором разворачивается многоплановость субъектности личности. В этом психологическом ключе изучение самосознания приобретает смысл одного из путей в познании субъектного становления личности в  социокультурном пространстве.

Особую значимость для понимания процесса субъектного становления личности в социокультурном пространстве имеют также идеи, раскрывающие взаимосвязь личностной и деятельностной сфер человека. Анализируя работы А. Адлера, К. А. Абульхановой-Славской, Б. Г. Ананьева, А. Г. Асмолова, Л. И. Божович, В. В. Давыдова, С. П. Иванова, Г. У. Оллпорта, К. Г. Юнга и др., мы приходим к выводу о том, что объективное изучение субъекта социокультурного пространства должно опираться на понимание взаимообусловленности социокультурного пространства общества, индивидуального социокультурного пространства личности и выполняемой субъектом социально значимой деятельности. При этом соотношение личностного и деятельностного «моментов» образует условие самоосуществления субъекта как сознательной личности, благодаря которому обеспечивается высший уровень организации и синтеза сложно взаимосвязанных в системное целое субъектных характеристик, выявляется субъектность существования человека.

В главе второй «Смысловой анализ представлений о матери и ее роли в социокультурном пространстве» произведен всесторонний анализ представлений о матери, о ее роли и предназначении в жизни человечества.

В своем исследовании мы исходим из положения о том, что материнство является одним из базовых психолого-педагогических явлений социокультурного пространства, а женщина-мать – его значимым субъектом:

Во-первых, происхождение слова «мать» насчитывает тысячелетия и имеет один корень со словом «материя», что в философском определении является «основой всех реально существующих в мире свойств, связей и форм, бесконечного множества всех существующих в мире объектов и систем» (Энциклопедический словарь, 1995. С. 418).

Во-вторых, основываясь на исторических знаниях, можно с уверенностью говорить о непреходящей ценности матери в генезе человеческого общества уже на протяжении многих тысячелетий (О. Г. Исупова, Н. Л. Пушкарева, В. А. Рамих, Б. А. Рыбаков) и ее ведущей роли в трансляции и воспроизводстве социокультурного опыта (О. Г. Исупова, И. Кант, В. А. Рамих), сохранения человеческих ценностей (А. Белый, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, Б. П. Вышеславцев, И. А. Ильин, Н. О. Лосский, В. В. Розанов, Г. П. Федотов, С. Л. Франк), трансляции духовных и нравственных ценностей (B. C .Соловьев, П. А. Флоренский, С. Н. Булгаков), в воспитании достойного гражданина (Дж. Локк, Ж.-Ж. Руссо).

В-третьих, представления о матери находят отражение на всех уровнях организации социокультурного пространства и, преломляясь в различных его слоях, приобретают различные категориальные формы и уникальное смысловое содержание.

Так, специфика представлений о матери в русской культуре определяется православным мировоззрением, русской философией, хотя прослеживается и влияние мирового социокультурного пространства, репрезентированного в российскую ментальность.

Огромное влияние на становление представлений о матери и ее роли в социокультурном пространстве России оказала православная вера. Под воздействием христианства сложился ярко выраженный материнский образ, в котором матери приписывались скорее христианские качества: забота, жалость, жертвенность, асексуальность, скромность, целомудрие, терпение, сострадание, любовь, красота. Все названные слагаемые образа матери, пройдя через мировую культуру, через научную и религиозную мысль русского народа, сложились в своеобразный универсальный архетип (О. Г. Исупова, Н. Л. Пушкарева, В. А. Рамих, Т. Б. Щепанская).

В рамках русской религиозной философии мать трактуется как «самое сердце русской религиозности» (Г. П. Федотов). Мать, дающая жизнь, озаряющая верой и пронизывающая любовью, является двигателем жизненных процессов, основой жизни (С. Н. Булгаков, И. А. Ильин, В. В. Розанов, Г. П. Федотов, II. Л. Флоренский). Мать несет в себе смысл святости и подвига как высшей духовной ценности человечества (А. Белый, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, Б. П. Вышеславцев, И. А. Ильин, Н. О. Лосский, В. В. Розанов, Г. П. Федотов, С. Л. Франк). Утверждается идея космичности матери, потому что женщина в потенции своей есть мать не только относительно отдельных существ, но и относительно всей природы, всего мира (B. C. Соловьев, П. А. Флоренский, С. Н. Булгаков). Главенствующей сущностью матери является ее духовность, посредством которой мать сохраняет и транслирует человеческие ценности (А. Белый, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, Б. П. Вышеславцев, И. А. Ильин, Н. О. Лосский, В. В. Розанов, Г. П. Федотов, II. Л. Флоренский, С. Л. Франк и другие).

Качественно иное представление о матери и ее предназначении складывается в России в конце XIX – начале XX века под влиянием идеологии марксизма. Идея социального равноправия мужчин и женщин дала основание для переноса акцента в восприятии матери с функций по воспитанию детей на ее социальные функции и подчеркнула необходимость создания условий для равнозначной реализации женщины в материнстве и других сферах жизни общества (Ф. Энгельс, А. Бебель, К. Цеткин). Под влиянием указанных выше идей в России начинается процесс женской эмансипации, разрабатывается концепция «новой женщины», труд которой должен уходить не на непроизводственную работу по дому и уход за детьми, а на создание новых благ, на государство, на трудовой коллектив. «Надо сберечь силы женщин от непроизводительных затрат на семью, чтобы разумнее использовать их для коллектива ... Мать, обязанная тратить все свои свободные от профессиональной работы часы на ребенка, никогда не даст максимума производительности» (А. Коллонтай). Единственной обязанностью женщины-матери является рождение здоровых детей и вскармливание их до яслей - дальше «…забота о подрастающем поколении должна быть делом не родителей, а государства», – пишет А. Коллонтай.

Так в советском социокультурном пространстве ценность «милосердной матери» была трансформирована в ценность матери-труженицы. На протяжении всего советского периода матери были «освобождены» от сущностно присущих им функций по воспитанию детей, что привело к утрате смысловой глубины в понимании материнства как высшей ценности.

Современное социокультурное пространство России характеризуется разбалансированностью (А. С. Ахиезер), двойственностью (Э. А. Орлова) и акцентированной бинарностью его содержательных аспектов (Е. В. Листвина, К. Д. Кавелин), отсутствием превалирующих ценностей и единого начала духовной жизни (Е. В. Листвина, П. Н. Савицкий). Утверждение новых ценностей самообразования и самореализации, становления субъекта, способного к личностному развитию (А. Г. Асмолов, И. В. Дубровина, В. И. Слободчиков), понимание становления личности как процесса, направленного на расширение возможности компетентного выбора личностью жизненного пути (А. Г. Асмолов) нашли свое отражение в двойственности современных представлений о матери.

Стремление к достижению личного успеха и независимости у значительной части современных российских женщин сопряжено с восприятием материнства как обузы, препятствия в профессиональном становлении (О. В. Баженова, Л. Л. Баз, О. А. Копыл и др.). Разрыв межпоколенных связей, потеря традиционных способов передачи опыта материнско-детского взаимодействия приводит женщину к осознанию недостаточности собственной родительской компетентности, неготовности к возникновению материнских чувств (Л. Б. Шнейдер), к нежеланию быть матерью, малодетности (И. В. Бестужев-Лада, В. Ветрова, О. Г. Исупова и др.).

В основе иной тенденции лежит возрождение изначальной сущности материнства, которое является для женщины не просто необходимостью или данью социальным и культурным установкам, а сознательным личностным выбором (О. А. Карабанова, В. С. Мухина, Р. В. Овчарова, А. С. Спиваковская, Т. Н. Счастная, Г. Г. Филиппова). При этом качественно иным является образ матери и требования к ней: мать воспринимается не столько как роженица и кормилица, а преимущественно как «воспитательница» детей (В. К. Шабельников, Л. Б. Шнейдер), их «социальный педагог» (А. В. Мудрик, В. А. Сластенин), проводник в мир социокультурной реальности (А. Г. Асмолов, Л. С. Выготский, В. К. Шабельников), субъект образования (А. С. Белкин, С. К. Бондырева, С. А. Днепров, Н. В. Иванова).

Несмотря на разнохарактерность сложившихся тенденций, каждая из них актуализирует необходимость детального научного анализа проблемы материнства и, в первую очередь, его психолого-педагогических аспектов. Анализ современных отечественных психолого-педагогических исследований в области материнства свидетельствует об обширности и разнонаправленности концепций и подходов при его изучении. Однако такие исследования, как правило, носят прикладной характер и касаются преимущественно изучения процессуальных характеристик воспитательной деятельности матери (Н.  М.   Ботырко, В.  К.  Шабельников), целей, задач и содержания семейного воспитания (А. Н. Ганичева, О. Л. Зверева, А. Г. Селевко, Г. К. Селевко, Л. А. Степашко, И. С. Кон, А. Н. Шевелева и др.), обоснования ведущей роли матери в психическом развитии и присвоении ребенком социокультурных ценностей (H. H. Авдеева, О. В. Баженова, Л. Л. Баз, Е. И. Захарова, С. О. Кашапова, С. Н. Копыл, М. И. Лисина, С. Ю. Мещерякова, М. С Радионова, Г. В. Скобло, Е. О. Смиронова, Г. Г Филиппова, Ю. И. Шмурак и др.), изучения стилей воспитания и типов детско-родительских отношений (М. И.  Буянов, А. Я. Варга, Р. В. Овчарова и др.), основных ошибок семейного воспитания и их последствий (С. А. Беличева, А. А. Бодалев, М. И. Буянов, В. И. Гарбузов и др.), исследования личностных особенностей матери и их представленности в воспитательных воздействиях (А. И. Захаров, Е. И. Исенина, А. Г. Лидерс, А. С. Спиваковская, Е. Н. Спирева и др.).

В целом материалы, представленные в настоящей главе, позволяют сделать вывод об опосредованности представлений о матери ценностями социокультурного пространства, ценностно-смысловым наполнением материнства как явления этого пространства, которые, воздействуя на сознание и поведение его субъектов, определяют глубину усвоения, принятия или отвержения ими материнства в качестве самостоятельной ценности. При этом роль матери в социокультурном пространстве неизменно заключена в трансляции и воспроизводстве социокультурного опыта посредством реализации ею социально значимой воспитательной деятельности.

Третья глава «Теоретико-методологические основания субъектного становления матери в социокультурном пространстве» посвящена рассмотрению сущности, детерминант, механизмов и условий субъектного становления матери в социокультурном пространстве.

Субъектное становление матери определяется нами как ее самоизменение, определяющее момент перехода к себе как к иному, новому уровню целостности посредством актуализации самостных процессов, потенциал которых обеспечивает освоение матерью своего нового субъектного состояния и задает возможные траектории изменения себя как открытой саморазвивающейся системы и изменения социокультурного пространства. Психологическая сущность субъектного становления матери заключается в том, что оно обусловлено ее самостным (внутренним) потенциалом.

Предпосылки для такого понимания субъектного становления матери созданы в исследованиях, выполненных на основе системно-эволюционного, субъектно-деятельностного и личностно-ориентированного подходов. Учет ключевых моментов обозначенных подходов позволил сформулировать принципы, которые условно могут быть разделены на две группы. Первая группа относится к общеметодологическим установкам, обусловливающим выбор понятий и категорий, связанных с изучением субъектного становления матери в социокультурном пространстве как психического явления высокой степени сложности. Вторая группа принципов онтологически связана с первой и определяет конкретные подходы к организации эмпирического исследования.

К принципам первой группы относятся: принцип системного анализа, предполагающий организацию всех психических процессов в виде многоуровневой системы, элементы которой приобретают новые свойства, задаваемые ее целостностью; структурно-динамический принцип предполагает признание наличия многих уровней психических структур, где переход к высокоорганизованным структурам характеризуется их трансформациями и изменениями межфункциональных отношений; принцип динамической иерархичности (эмерджентности) описывает возникновение нового качества системы по горизонтали, т.е. на одном уровне, когда медленное изменение состояния субъекта приводит к перестройке его структуры; принцип развития предполагает рассмотрение актуального состояния структуры, выявление оптимальных условий, структурообразующих и разрушающих факторов и перспективы последующих изменений.

Вторая группа принципов связана с конкретно-методическими основами изучения личности как субъекта и самосознания личности как смыслообразующей составляющей ее субъектности (К. А. Абульханова-Славская, Л. И. Анцыферова, В. В. Знаков, В. И. Слободчиков, С. Л. Рубинштейн и др.). Так, принцип сущностного анализа позволяет соотнести общее и особенное в субъектном становлении матери в современном социокультурном пространстве, рассмотреть вариативность субъектного становления, заданную личностными и деятельностными переменными; реализация принципа интегративности позволяет изучать субъектность матери через содержание самостных процессов ее самосознания; принцип безграничности самостного потенциала дает возможность и необходимость констатации не только наличного, актуального субъектного состояния матери, но и направлений и диапазона ее изменения; принцип взаимообусловленности изменений определяет необходимость учета взимообусловленности изменения матери и изменения ребенка, на которого направляются воспитательные воздействия матери, а следовательно, и социокультурного пространства в целом.

Обозначенные выше положения послужили ориентирами при создании обобщенной модели субъектного становления матери в социокультурном пространстве (рис. 1).

В основу модели заложена идея взаимосвязи и взаимообусловленности меняющихся бытия и самой матери, включенной в бытийствование как активный преобразующий фактор, а также выполнение матерью социально значимой воспитательной деятельности, при реализации которой наиболее отчетливо проявляется ее субъектность. Разделяя позицию С. К. Бондыревой, А. А. Вербицкого, Е. Г. Зинкова, С. П. Иванова, С. В. Панченко, Л. Л. Редько, Р. М. Чумичевой и др., в качестве целостной характеристики бытия российской матери мы рассматриваем современное социокультурное пространство России, представленное формой существования культуры в единстве ее материально-вещественных и духовно-смысловых результатов и образцов, сложившимися в настоящий момент культурными смыслами различных видов деятельности и отношений людей. Являясь сложноорганизованной и неоднородной системой, социокультурное пространство представлено непрерывным взаимодействием и взаимообусловливанием его общественной (З. И. Батюкова, С. К. Бондырева, Т. Ф. Борисова, B. C. Лазарев, А. В. Мудрик) и индивидуальной плоскостей (О. Е. Баксанский, A. M. Бекарев, А. А. Вербицкий, А. А. Гостев, Н. В. Жукова, С. П. Иванов, С. Д. Смирнов).

Рисунок 1. Модель субъектного становления матери в социокультурном пространстве

Социокультурное пространство общества включает макро- (государственное, этническое, региональное и т.п.) и микро- (семейное, материнско-детское) уровни, на каждом из которых закреплены более или менее обобщенные представления о матери, ее предназначении и роли в воспитании ребенка, выраженные в ценностно-смысловом наполнении материнства как психолого-педагогического явления современного социокультурного пространства. Основным смыслом такой структурной иерархии является составная природа вышестоящих уровней по отношению к нижестоящим (Г. Хакен). Общая совокупность социокультурных представлений, ценностей, смыслов, воздействуя на сознание и поведение конкретной матери, согласовывает ее и общество как совокупного субъекта в едином со-бытийном пространстве, определяет глубину усвоения, принятия или отвержения материнства как самостоятельной ценности. Взаимодействие с объектами и субъектами разных уровней социокультурного пространства не просто дает матери некоторое представление о мире и его объектах, а порождает ее новый субъективный опыт, определенные состояния и качества, которых без обращения к ним не было и быть не могло. Следовательно, обращение к общекультурным смыслам и ценностям создает условие для рождения новых индивидуально-смысловых структур матери, закрепленных в ее индивидуальном социокультурном пространстве, сложившемся на данный момент в психике матери образе мира, определяющего для нее значение и смысл восприятия, понимания и преобразования социокультурной реальности.

Принципиальное значение для нашей концепции имеет позиция, согласно которой активная деятельность субъекта (где определение «активная» отражает особую степень его субъектной включенности) является условием, благодаря которому тот или иной фрагмент объективной реальности выступает как объект, данный субъекту в форме деятельности (В. А. Лекторский). Поскольку главной функцией социокультурного пространства является воспитание (Н. Б. Крылова, Б. В. Савченко), а в мировоззрении мирового социокультурного пространства сущность матери выражается через реализацию воспитательных функций (О. Г. Исупова, И. Кант, В. А. Рамих, А. Белый, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, Б. П. Вышеславцев, И. А. Ильин, Н. О. Лосский, В. В. Розанов, Г. П. Федотов, С. Л. Франк и др.), становление матери как субъекта социокультурного пространства возможно только при условии реализации ею воспитательной деятельности, сущностный смысл которой заключен в «преобразовательной активности», направленной на формирование у ребенка «смысловых образований», где как бы «записаны эффекты воспитательного воздействия», «вклады» (В. А. Петровский) матери. Поскольку ребенок является самостоятельным субъектом социокультурного пространства, содержание воспитательной деятельности матери становится достоянием этого пространства.

Для отражения сути субъектного становления матери в современном социокультурном пространстве России важно охарактеризовать актуальное состояние, отражающее субъектную сущность матери в конкретный момент времени. В связи с этим возникает необходимость обоснования критериев, позволяющих утверждать, что мы имеем дело с матерью-субъектом.

Атрибутивные характеристики субъекта, описанные в литературе, отличаются значительной вариативностью, однако проведенный анализ позволяет утверждать, что субъектное становление матери начинается с различения в себе некоторой внутренней инстанции, которая распоряжается всем наличием личностных потенциалов (У. Джеймс, С. Л. Рубинштейн, Т. Шибутани). Опираясь на работы, раскрывающие сущность субъекта через активно-преобразующую функцию личности (К. А. Абульханова-Славская, Л. И. Анцыферова, А. В. Брушлинский, Л. И. Божович, А. В. Петровский, Д. И. Фельдштейн, В. Э. Чудновский и др.), и исследования самосознания личности как смыслообразующей основы субъектности (Н. Р. Битянова, Н. М. Гинзбург, В. В. Знаков, Ю. В. Слюсарев, В. В. Столин и др.), в качестве такой инстанции мы обозначаем самосознание матери, исследование которого мы рассматриваем как путь познания психологических аспектов субъектного становления матери в современном социокультурном  пространстве.

Самосознание матери определяется нами как сущностная составляющая ее субъектности в социокультурном пространстве, представленная диалектическим единством образа мира и развертыванием субъективного опыта женщины; как сложное, синтетическое, психологически значимое образование, присущее женщине-матери, которое выступает внутренним фактором рефлексии ее самопостижения и самоотношения и антиципирует перспективы самореализации в социокультурном пространстве.

Самосознание матери представляет собой сложный, комплексный феномен, и его применение для выявления субъектной сущности матери требует членения на единицы, доступные экспериментальному изучению. Такое членение означает исследование структуры самосознания. Анализ отечественной и зарубежной литературы, а также проведенные нами эмпирические исследования позволили выделить в структуре самосознания матери три самостных процесса: самопостижение, самоотношение и самореализацию. Рассмотрим каждый из самостных процессов подробнее.

Самопостижение. В процессе взаимодействия с социокультурным пространством мать, выступая активно действующим лицом, познает его, а вместе с тем познает и себя. Самопознание сложный, многоуровневый процесс, индивидуализировано развернутый во времени (А. А. Бодалев, В. Н. Козиев, И. С. Кон, А. А. Налчаджян, Е. Т. Соколова, И. И. Чеснокова и др.). Очень условно и в самой общей форме его можно разделить на два основных уровня. На первом уровне самопознание осуществляется через различные формы соотнесения матерью себя с другими людьми, реальными или идеальными. Здесь складываются единичные образы Я – мать, которые различаются по степени осознанности и эмоционально-оценочному отношению к ним матери. Основными внутренними приемами самопознания на данном уровне является самовосприятие и самонаблюдение.

Для второго уровня самопознания специфично то, что соотнесение знаний о себе происходит не в рамках «Я и другой человек», а в рамках «Я и Я», когда мать оперирует уже готовыми, сформированными знаниями о себе, полученными в разное время, в разных ситуациях. Смысловыми единицами обобщенного образа матери являются «Я –мать», «Я – мать в прошлом», «Я – мать в будущем». На данном уровне к ведущим внутренним приемам добавляется самопонимание, благодаря чему сформированный образ «Я – мать» выражается в соответствующем понятии о себе и понимании себя. Таким образом, достижение второго уровня возможно благодаря включению в акт самопознания понимания, которое определяется как «непосредственное постижение некоторой душевно-духовной целостности» (В. Дильтей). Включаясь в самопознание, понимание придает ему новый вектор, направляющий процесс познания на вскрытие наиболее важных и существенных признаков (А. А. Бодалев, В. В. Знаков), названный нами самопостижением. В отличие от самопознания самопостижение есть не только накопление знаний о себе, но и их осмысление, наделение смыслом.

Самопостижение как процесс проявляется в непрерывном движении от одного знания о себе к другому знанию, его осознанию, уточнению, углублению, расширению и т.д. Основным же условием, определяющим непрерывность изменения знания о себе, является динамизм самой социокультурной действительности, взаимодействие с субъектами социокультурного пространства и реализация матерью воспитательной деятельности.

Таким образом, самопостижение – процесс и результат познания и понимания матерью себя – наделено разной мерой субъективности-объективности и направлено на смысловое конструирование внутреннего мира: обнаружение уже существующего, присущего ситуации смысла, создание смысла, не заданного изначально.

Вторым самостным процессом является самоотношение (В. В. Столин) – специфический вид эмоциональных переживаний, в которых отражается отношение матери к тому, что она узнает и понимает относительно самой себя. Самоотношение матери возникает на основе переживаний, посредством которых осознается ценностный смысл различных отношений к себе. Значительная роль здесь принадлежит социокультурному пространству, задающему иерархию ведущих деятельностей и мотивов, по отношению к которым происходит осмысление матерью собственного «Я», и «алфавит» эмоциональных переживаний, в котором это осмысление осуществляется (С. К. Бондырева, Д. И. Фельдштейн и др.).

Динамизм переживания, связанного с самоотношением матери, проявляется в наличии разных уровней его осознанности. Разные уровни осознания переживания одновременно сопряжены и с разными уровнями осознания самоотношений – от неотчетливых и диффузных эмоциональных реакций с расплывчатой оценкой мотивации своего поведения, его результатов, собственных ценностей и т.д. до четко и полностью осознанного эмоционально-ценностного отношения к себе, которое проявляется в убеждениях и взглядах матери. Исходя из этого, можно предположить, что самоотношение матери будет тем адекватней, чем более осознанными будут ее эмоциональные состояния и переживания, а изменение направления переживаний от неосознаваемых до четко осознанных – одно из необходимых условий развития и совершенствования самосознания матери в целом.

Условием адекватного самоотношения матери является самопринятие. Если мать принимает себя со всеми своими достоинствами и недостатками, осознает их и выстраивает свою деятельность исходя из этого, то и оценивание себя будет более осознанным и адекватным. Самоотношение в данном случае будет основываться не на сравнении себя с другими, а на сравнении себя с самой собой в некотором временном промежутке. Такая мать, в нашем понимании, является более зрелой и самодостаточной.

Завершающим звеном целостного процесса самосознания матери является самореализация как осуществление возможностей ее саморазвития, сотворчества, содеятельности с ребенком, другими людьми (ближним и дальним окружением), социумом и миром в целом. Психологическая сущность самореализации как самостного процесса заключается в том, что она обусловлена внутренней активностью матери. В отличие от саморегуляции, которую многие авторы рассматривают в качестве поведенческого компонента самосознания (О. А Конопкин, Г. С. Прыгин, В. И. Степанский, В. П. Фарютин, И. И. Чеснокова), самореализация предполагает не только управление наличным поведением, но и актуализацию потенциальных возможностей личности, осуществляемую самой личностью (Л. А. Коростылева).

В зависимости от содержания задач, которые ставит перед собой мать, самореализация условно может быть разделена на личностную и деятельностную. Личностная самореализация сопряжена с саморазвитием женщины как матери, достижением ею необходимого уровня личностной зрелости, обеспечением самосовершенствования матери в духовном аспекте. Деятельностная представлена как реализация воспитательной деятельности (цели и задачи воспитания, методы воспитания, стили воспитания, особенности взаимодействия с ребенком т.п.) и проявляется в виде преобразовательной активности, направленной на ребенка.

Необходимыми условиями самореализации матери является усвоение ценностей и смыслов материнства, представленных в социокультурном пространстве, взаимодействие с его субъектами, принятие и осознанная реализация матерью воспитательной деятельности, владение навыками рефлексивного анализа и антиципации.

Представленный выше структурно-содержательный анализ самосознания матери, а также проделанный нами анализ психологических текстов, позволяет выделить критерии субъектности матери, в качестве которых нами определены результирующие характеристики самосознания матери: дифференцированность образа «Я – мать» – обеспечивает понимание матерью сложности и многообразия своего внутреннего мира, определяет гибкость поведения (Е. Т. Соколова, В. В. Столин, И. И. Чеснокова), а значит, более широкие возможности познания мира, сравнения себя с ним и, как следствие, изменение мира и себя; наличие в образе «Я – мать» характеристик, отражающих собственную позицию: инициативность, самостоятельность, ответственность и т.п., – разнообразие и доминирование этих характеристик является условием деятельного отношения к себе (И. С. Кон, М. Кун, Т. Макпартленд); открытость новому опыту, готовность к изменениям (Е. Н. Волкова, К. Роджерс); ценностное отношение к материнству – ведущее место ценности материнства в иерархии ценностей матери (О. Г. Исупова, Р. В. Овчарова, Г. Г. Филиппова); принятие себя в роли матери как основа эмоционально-ценностного отношения к себе (Е. Н. Рыбакова, В. В. Столин, Е. Т. Соколова, Е. А. Тетерлева); отношение к ребенку как субъекту (А. Г. Асмолов, Б. С. Братусь, Е. Н. Волкова) – является своеобразным индикатором качества преобразовательной деятельности матери как по отношению к социокультурному пространству, так и по отношению к самой себе; воспитательная компетентность – осведомленность по вопросам воспитания ребенка и сформированность воспитательных навыков и умений, позволяющая принимать эффективные решения при реализации воспитательной деятельности;  самопроектирование будущего – стремление к обретению смысла материнства и общего смысла своей жизни, осознание посреднической функции между ребенком и социокультурным пространством, способность выбирать цели, находить средства для их достижения, отслеживать и оценивать полученные результаты и причины, способствующие и препятствующие достижению целей; целостность самосознания матери – обусловлена согласованием самостных процессов самосознания и адекватностью самооценок матери и ее оценок другими людьми (Д. Маейрс, Е. Т. Соколова, В. В. Столин, Э. Эриксон). Выраженность названных критериев позволяет определить общий уровень субъектности матери.

Рассматривая процессуальные характеристики становления матери как субъекта, следует подчеркнуть, что субъектное становление матери происходит в проблемных ситуациях, где заостряются противоречия между той или иной плоскостью социокультурного пространства, необходимостью реализации воспитательной деятельности и возможностями матери. Такие ситуации являются своего рода точками бифукации, характеризуются состоянием неудовлетворенности ролью матери, собой, ребенком и т.п. и сопровождаются бессознательным или сознательным поиском путей преодоления психологического дискомфорта, совладание с которым открывает перед матерью новые вариативные траектории самоизменения. В первом случае срабатывают механизмы психологической защиты, которые блокируют процесс субъектного становления матери, во втором особую значимость приобретает самосознание как основа целостного субъектного становления матери. Процесс субъектного становления матери регулируется по принципу обратной связи и определяется интегральной функцией рассогласования исходного (актуального) и потенциального состояния матери как субъекта и переменной самостного потенциала матери в определенный временной интервал.

Таким образом, субъектное становление матери осуществляется посредством преодоления границ «Я», когда мать, всматриваясь «в себя», попадает в режим особого взаимодействия – духовно-личностный, оказываясь в пространстве «между», на границах «Я» - «не Я» (М. Р. Гинзбург, М. В. Ермолаева), что связано с усилением рефлексивного действия, осмыслением оценок, основанном на антиципации выбором (К. А. Абульханова-Славская, В. И. Слободчиков, Д. И. Фельдштейн). Самосознание обеспечивает определенный «разбег самости» матери (трансцендирования «Я», сущности) по вектору «конечное – бесконечное»; переход от реальной формы (достигнутой формы культуры) к идеальной; из потенциального – нераспредмеченного в актуальное – распредмеченное (В. Т. Кудрявцев, В. И. Слободчиков, Б. Д. Эльконин); предстает как конкретная мера связи всеобщего и особенного (А. А.  Бодалев, С. К. Бондырева, Б. В. Кайгородов, А. В. Иващенко, В. В. Столин и др.).

Идея детерминации субъектного становления матери общественной и индивидуальной плоскостями социокультурного пространства и приоритетности деятельностно-преобразующего способа ее существования позволяет обозначить рефлексию и антиципацию как составляющие психологического механизма субъектного становления матери. Впервые на тесную взаимосвязь этих процессов, образующих единый механизм регуляции мышления, указал А. А. Вербицкий. В качестве самостоятельного предмета исследования механизм единства антиципации и рефлексии рассмотрен Н. В. Жуковой, которая доказала, что антиципация и рефлексия выступают интегральным психологическим механизмом регуляции мыслительной деятельности студента, обеспечивающим целостность мыслительного процесса в пространственно-временном контексте прошлого, настоящего и будущего. Действие данного механизма в динамике взаимопонимания субъектов общения рассмотрено в работах В. В. Знакова, С. И. Макшанова, Д. Г. Трунова и др. Однако в отличие от позиции указанных авторов, которые рассматривают рефлексию и антиципацию как последовательные процессы, опираясь на методологические представления системно-эволюционного подхода о многомерности (И. Пригожин, Г. Хакен), рефлексия и антиципация рассматриваются нами как равноценные взаимообратные процессы единого механизма субъектного становления матери в социокультурном пространстве. Такое понимание позволяет обосновать существование как минимум четырех типов субъектности матерей при разной степени сформированности рефлексии и антиципации: со сформированными механизмами рефлексии и антиципации, с несформированными механизмами рефлексии и антиципации, со сформированным механизмом рефлексии при несформированном механизме антиципации, со сформированным механизмом антиципации при несформированном механизме рефлексии.

Суть психологического механизма субъектного становления матери состоит в том, что он связывает воедино актуальную и потенциальную педагогические ситуации материнства: рефлексия обусловливает осознание матерью себя в пространстве социокультурной реальности, позволяет отобрать из социокультурного пространства значения и смыслы культуры, а антиципация - построить обобщенный образ себя и диады «Мать - Ребенок» как части мира в будущем, спрогнозировать необходимые самоизменения для достижения целей воспитательной деятельности. Действие данного механизма состоит, во-первых, в придании личностного смысла воспринимаемой социокультурной реальности, в построении матерью индивидуального социокультурного пространства и себя как части этого пространства; во-вторых, в актуализации самостных процессов, посредством которых мать созидает себя, достигает высшего уровня личностной зрелости; в-третьих, обеспечивает матери выход на уровень устойчивой самореализации посредством изменения себя, и, как следствие, ребенка и социокультурного пространства в целом. Поскольку субъектное становление матери имеет непрерывный характер, содержание рефлексивных и антиципирующих процессов каждый раз уточняется и меняется в зависимости от многих внешних и внутренних условий, обусловливающих процесс становления матери как субъекта. В этом смысле субъектное становление матери в социокультурном пространстве есть проявление социокультурного как конкретной формы самодвижения (по Д. И. Фельдштейну), во-первых, создаваемого матерью «для себя» и направляемого ею в актах созерцания «на себя», во-вторых, с необходимостью определяемого ею в виде необходимого условия в преобразовании социокультурного пространства, в которое она включена как его активная сторона.

Четвертая глава «Эмпирическое исследование субъектности матери в современном социокультурном пространстве России»1 посвящена описанию организации, методов и результатов эмпирического исследования, их интерпретации.

В исследовании приняли участие 850 матерей, отобранные методом случайной выборки, проживающие в городах: Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Кострома, Каменск-Уральский, Серов, Красноуфимск, Первоуральск, Березовский, Артемовский. Все респонденты состоят в браке, имеют собственных детей. 50% женщин имеют высшее образование, 50% - средне-специальное и неоконченное высшее образование. Средний возраст респондентов 31 год.

Исследование включало в себя два этапа. Первый этап ориентирован на проверку гипотезы о том, что психологическим основанием субъектного становления матери в социокультурном пространстве является ее самосознание. Данное предположение последовательно проверялось посредством изучения общих особенностей самосознания матерей, раскрывающих их субъектную сущность, определения уровней субъектности матерей, выделения на основе комбинации элементов самосознания типов субъектности матерей. Второй этап направлен на исследование вариативности субъектного становления матерей (на примере субъектов с разными индивидуально-личностными особенностями и разным стажем материнства).

Согласно плану исследования при реализации первого этапа были выделены общие особенности самосознания матерей, раскрывающие их субъектную сущность (%):

- высокий уровень ценности материнства (76,1%), значимость материнской сферы для женщины («материнство – высшее предназначение женщины» «быть матерью – это великое счастье», «смысл моей жизни - моя дочка»);

- низкий рефлексивный опыт материнства, преобладание высказываний «я об этом никогда не задумывалась», «даже не знаю, что и сказать» и т.п. (69,3%); 

- слабая дифференциация образа «Я – мать», преобладание обобщенных характеристик: «как все», «нормальная», «обычная» и т.п. (63%);

- наличие ролевого конфликта в сферах мать, жена, профессионал, свободно реализующаяся женщина. При этом наиболее яркая конкуренция наблюдается в семейной и профессиональной сферах (68,8%);

- обобщенный образ «Я – мать» представлен преимущественно совокупностью положительных личностных качеств (73%): добрая, ласковая, благоразумная, практичная, доверчивая, сотрудничающая, прощающая, ответственная (когнитивный компонент); счастливая, любящая, жалостливая, одобряющая, принимающая, взрывная (эмоциональный компонент); воспитывающая, обучающая, одобряющая, поддерживающая, помогающая, командующая (поведенческий компонент);

- рассогласование образов «Я – мать» – «Идеальная мать» (69,6%). Незначительное совпадение данных образов проявляется в качествах ответственная, любящая, ласковая, воспитывающая, помогающая ребенку. Прочие качества идеальной матери находятся в зоне конфронтации с образом «Я – мать», порождая  множество конфликтов: когнитивные («не все знаю», в то время как идеальная мать «должна знать все»; «не всегда понимаю своего ребенка», тогда как идеальная мать «всегда понимает»; «не всегда знаю, как повлиять на ребенка», в то время как идеальная мать «всегда может оказать влияние» на него); регулятивные («не всегда справедлива», идеальная мать, «всегда справедлива по отношению к ребенку»; «не всегда терпелива», тогда как идеальная мать «всегда терпелива»; «кричу на ребенка», тогда как идеальная мать «говорит спокойно»; «раздражена», идеальная мать «всегда уравновешена»; «уставшая», идеальную мать видит «отдохнувшей»); личностные (связаны с непринятием своих качеств: отмечают свою слабость, неблагоразумность, непрактичность, в то время как идеальная мать должна быть сильной, благоразумной, практичной);

- доминирование ситуативного избирательного отношения к себе (44,5%). Самоотношение матерей определяется конкретной ситуацией: в стабильных привычных ситуациях отношение к себе позитивное: женщины уверены в себе, ориентированы на успех, а в нестандартных ситуациях возникает беспокойство, тревожность, уверенность в себе снижается, актуализируются механизмы психологической защиты;

- незрелость материнской позиции, которая проявляется в эмоциональной значимости ребенка для матери, с одной стороны, и неумении открыто выражать свои переживания по поводу взаимодействия с ним, с другой стороны (75,6%);

- отсутствие перспективы будущего, потребности и готовности самоисследования и самоанализа (92,4%).

Обнаруженные тенденции отражают противоречивый, конфликтный характер осознания респондентами себя как матери.

Сопоставление полученных данных с критериями субъектности свидетельствует о преобладании низкого уровня субъектности матерей (63,12% от общей выборки), который характеризуется недостаточной дифференцированностью образа «Я – мать», что не позволяет респондентам понять сложность и многообразие своего внутреннего мира, лишает возможности гибко реагировать на происходящие события, блокирует возможности познания мира, сравнения себя с ним и, как следствие, изменение мира и себя; закрытостью по отношению к новому опыту, стремлением «сохранить все как есть»; отсутствием в образе «Я – мать» необходимого разнообразия характеристик, отражающих собственную позицию матери; непринятием роли матери и обесцениванием себя в роли матери; недостаточной воспитательной компетентностью, несформированностью воспитательных навыков и умений, позволяющих принимать эффективные решения при реализации воспитательной деятельности; отсутствием навыков самопроектирования будущего, отсутствием осознания посреднической функции между ребенком и социокультурным пространством. Наряду с выраженностью отдельных компонентов субъектности у матерей отсутствует целостная и связная выраженность этого свойства. В самосознании выявлены существенные деформации, препятствующие субъектному становлению матери.

Для минимизации отрицательных переживаний, связанных с конфликтами, которые ставят под угрозу целостность осознания себя матерью, женщины используют механизмы психологической защиты. Подобные конфликты могут провоцироваться как противоречивыми установками самой матери, так и рассогласованием информации, поступающей из социокультурного пространства и образом «Я – мать». Универсальными механизмами психологической защиты матерей являются гиперкомпенсация (снижение напряженности посредством переключения внимания матерей с оценок и анализа собственного психотравмирующего опыта на нейтральные или потенциально позитивные качества и навыки), рационализация (попытка решения имеющихся трудностей и проблем в отстраненных, рациональных терминах), а также замещение (достижение внутренней гармонии и удовлетворенности за счет реализации высоких достижений в других областях, например, на производстве). Необходимо отметить, что выявленные защитные механизмы являются примитивными, поскольку в социальной эволюции сформировались первыми и по психогенетическому закону проявляются первыми в психическом и социальном развитии, что может указывать на личностную незрелость.

Наряду с общими особенностями, на основе комбинации элементов самосознания были выделены типы субъектности матерей. На данном этапе исследования статистическая обработка результатов осуществлялась на основе кластерного и факторного анализа. Сначала ко всему массиву исходных данных применялся кластерный анализ (метод Уорда), позволяющий разделить выборку на качественно однородные группы. Исходные переменные респондентов каждой группы по единой методической процедуре, для выявления и объяснения взаимосвязей между ними подверглись факторному анализу (метод главных компонент, вращения Varimax). На основании критериев Кетелла и Кайзера в каждой группе были выделены факторы, рассмотренные как причины совместной изменчивости входящих в них переменных, что позволило выделить и описать факторную структуру типов субъектности матерей. Поскольку согласно теоретическому обоснованию нашей концепции типологические особенности субъектности обусловлены степенью овладения матерью единым механизмом рефлексии и антиципации, образовавшиеся в результате статистической обработки данных типы были проанализированы экспертами (n=15) на предмет их дифференциации по принципу сформированности психологического механизма субъектного становления матери. Проверка согласованности экспертных оценок осуществлялась с помощью критерия Альфа Кронбаха (a=0,76). Получившиеся в результате типы представлены в таблицах 1-4.

При несформированных механизмах рефлексии и антиципации были выделены два типа субъектности матерей: субъектно-жертвенные и субъектно-противоречивые (таб.1).

Таблица 1

Факторная структура типов субъектности матерей при несформированных механизмах рефлексии и антиципации

Осно-вания анализа

Типы субъектности матерей

Субъектно-жертвенные матери

(19% от выборки)

Субъектно-противоречивые матери

(15,5% от выборки)

Номер факто-

ра

Название фактора

Доля объяснимой дисперсии (%)

Название фактора

Доля объяснимой дисперсии (%)

1

Отсутствие сотрудничества - самолюбование

18,7

Эмоциональная холодность во взаимодействии с ребенком – саморуководство

18,93

2

Саморуководство

14,71

Формирование зависимости развитие активности

16,68

3

Склонность к идентификации

13,21

Отвергающее отношение к ребенку

15,55

4

Отвержение роли матери

11,22

Удовлетворенность отношениями с ребенком

12,58

5

Стремление к доминированию

10,26

Самопринятие – принятие ребенка

11,06

6

Игнорирование эмоций ребенка

8,96

Самоценность – развитие ребенка

9,92

7

Инфантилизация ребенка

7,65

Непоследовательность – когнитивная сложность

6,64

8

Излишняя строгость

6,31

Несамостоятельность – вмешательство во внутренний мир ребенка

6,61

9

Самопринятие

4,88

-

-

  Общий % от всех дисперсий

95,9

Общий % от всех дисперсий

100

Субъектно-жертвенные матери характеризуются отвергающим с явлениями инфантилизма стилем взаимодействия с ребенком. Низко оценивают индивидуально-личностные особенности ребенка, приписывают ему социально не одобряемые черты и наклонности. Высоко ценят и принимают себя во всей полноте своих проявлений, ожидая признания окружающих. Конфликтные ситуации и неудачи не являются основанием для самосовершенствования. Несмотря на общий положительный фон самовосприятия, негативно относятся к материнским функциям, ощущают самопожертвование в роли матери.

Субъектно-противоречивые матери непоследовательны и непостоянны при реализации воспитательной деятельности, что проявляется в эмоциональной холодности, отвержении ребенка, с одной стороны, и удовлетворенности отношениями с ребенком, его принятием – с другой; в одних ситуациях матери стремятся развить активность ребенка, в других – инфантилизируют его. Характеризуются позитивным самоотношением и самопринятием, ощущают ценность собственной личности и силу «Я». Супруга воспринимают как безучастного, не включенного в дела семьи.

При преобладании механизма рефлексии также выделены два типа субъектности матерей (таб.2): субъектно-нормативные и субъектно-неуверенные.

Таблица 2

Факторная структура типов субъектности матерей с преобладанием механизма рефлексии

Осно-вания анализа

Типы субъектности матерей

Субъектно-нормативные матери

(17,2% от выборки)

Субъектно-неуверенные матери

(15,5% от выборки)

Номер факто-

ра

Название фактора

Доля объяснимой дисперсии (%)

Название фактора

Доля объяснимой дисперсии (%)

1

Недовольство – контроль

20,78

Противоречивость матери

20,98

2

Зависимость матери

16,47

Личностная незрелость

19,66

3

Принятие ребенка

14,55

Ригидность Я - концепции

14,5

4

Понимание ребенка

11,8

Безучастность мужа – забота о ребенке

12,77

5

Конфликтность

9,74

Умение воздействовать на состояние ребенка

11,38

6

Выполнение обязанностей

8,44

Принятие ребенка -самообвинение

8,65

7

Самоценность

6,97

Амбивалентная самооценка – партнерские отношения

7,01

8

Эмоциональная близость с ребенком – отрицание вины

5,87

Отрицание своей вины в болезни ребенка

5,03

  Общий % от всех дисперсий

94,66

Общий % от всех дисперсий

100

Субъектно-нормативные матери привержены социальным нормам и ценностям. Отношения с ребенком характеризуются теплотой, пониманием, принятием, близостью и руководством. Уверены в себе, ощущают ценность собственной личности, однако неразрешенные внутриличностные конфликты не позволяют им чувствовать себя счастливыми. Не удовлетворены жизнью, но не предпринимают усилий для того, чтобы что-либо изменить: недовольны ролью хозяйки дома, но продолжают выполнять свои функции; недовольны позицией мужа, но не идут на конфронтацию с ним. При этом не склонны к самообвинению, ответственность за неудачи переносят на окружающих.

Субъектно-неуверенные матери характеризуются противоречивостью субъектной позиции. В них сочетаются ригидная «Я – концепция» и склонность к самокопанию; неуверенность в себе и притязания на достижения; положительное самоотношение в целом и противоречивое в роли матери; стабильность, последовательность при реализации воспитательной деятельности, принятие ребенка и негативные чувства, возникающие в процессе взаимодействия с ним. Таким образом, матери, вошедшие в данную группу, отличаются значительной напряженностью и конфликтностью самосознания.

Факторная структура типов субъектности матерей с преобладанием механизма антиципации представлена в таблице 3.

Таблица 3

Факторная структура типов субъектности матерей с преобладанием механизма антиципации

Осно-вания анализа

Типы субъектности матерей

Субъектно-деятельные матери

(13,8% от выборки)

Субъектно-благополучные матери

(7% от выборки)

Номер факто-

ра

Название фактора

Доля объяснимой дисперсии (%)

Название фактора

Доля объяснимой дисперсии (%)

1

Доминирование и контроль

26,23

Субъективное благополучие

30,57

2

Амбивалентность чувств

20,64

Субъективно высокая самооценка

24,91

3

Стремление к самосовершенствованию

15,14

Представление о несчастной матери, которой не буду никогда

23,14

4

Саморуководство

12,21

Потребность быть идеалом для ребенка

21,35

5

Воспитательная деятельность

11,23

-

-

6

Материнско-детские взаимоотношения

8,01

-

-

7

Самопринятие

5,24

-

-

  Общий % от всех дисперсий

98,74

Общий % от всех дисперсий

99,98

Субъектно-деятельные матери самокритичны, рациональны, принимают ответственность за себя и свои поступки, обладают положительным самоотношением, стремятся к саморазвитию и самосовершенствованию. Ярко проявляется тенденция к доминированию и стремление контролировать все сферы жизни. Супруг воспринимается как безучастный, а его влияние на дела семьи обесценивается. Обладают четко сформулированной воспитательной позицией, устанавливая отношения зависимости с ребенком, стремятся быть непререкаемым авторитетом для него. Отсутствие рефлексивного анализа и ориентации на состояния и потребности ребенка порождает множество конфликтов при реализации воспитательной деятельности.

Субъектно-благополучные матери характеризуются переживанием субъективного благополучия и отсутствием критичности в оценке отношений с собой, с ребенком, с супругом, с окружающими. Обладая ригидностью образа «Я – мать», стремятся сохранить в неизменном виде свои качества, требования к себе, а главное – видение и оценку себя. Ощущение самодостаточности и достижения идеала мешает реализации возможности саморазвития и самосовершенствования. Имеют ярко выраженные позитивные самоотношение и отраженное отношение, не склонны к самообвинению. Ощущение удовлетворенности собой сочетается с порицанием других, приписыванием им ответственности за неудачи. Принимают и одобряют ребенка, но требуют от него социальных успехов. Стремятся быть непререкаемым авторитетом, пытаются исключить все, что может помешать ребенку воспринимать мать как идеальную. Всеми силами поддерживают образ благополучия и удовлетворенности. Все, что может угрожать самооценке, отвергается и не принимается.

Факторная структура субъектности матерей при сформированных механизмах рефлексии и антиципации отражена в таблице 4.

Таблица 4

Факторная структура субъектности матери при  сформированных механизмах  рефлексии и антиципации

Основания анализа

Тип субъектности матерей

Субъектно-зрелые матери (12 % от выборки)

Номер фактора

Название фактора

Доля объяснимой дисперсии (%)

1

Принятие роли матери – принятие ребенка

22,47

2

Жизненная позиция – воспитательная позиция

18,2

3

Кооперация с ребенком

21,14

4

Эмоциональная близость – рефлексия

17,52

5

Эмоциональное сопровождение процесса взаимодействия с ребенком

11,9

6

Адаптивность

8,73


Общий % от всех дисперсий

100

Субъектно-зрелые матери уверены в себе, принимают себя. Обладая развитой рефлексией и способностью к антиципации, достаточно критично относятся к себе. Конфликт между реальным и идеальным «Я» является стимулом для саморазвития и самосовершенствования. Принимают роль матери и хозяйки дома и удовлетворены ей. Характеризуются гармонией в отношениях с собой, с ребенком, с супругом, с другими людьми. Безусловно принимают ребенка во всей полноте его проявлений, не стремятся ускорить его развитие или инфантилизировать. Отношения с ребенком характеризуются эмоциональной близостью и доверием.

Таким образом, полученные на данном этапе исследования результаты эмпирически подтвердили, что психологическим основанием субъектного становления матери является ее самосознание. В той мере, в какой мать истолковывает процессы, явления, события социокультурного пространства и себя как части этого пространства и способна построить обобщенный образ восприятия и понимания себя как части мира в будущем, она является субъектом.

При реализации второго этапа исследования с целью изучения вариантов субъектного становления матерей в исследовании были зафиксированы и описаны особенности самосознания матерей с разным стажем материнства (математико–статистический анализ данных осуществлен с помощью критерия 2 Пирсона).

- По мере увеличения стажа материнства в самосознании матери происходит смещение акцентов с отражения женщиной своих переживаний на осознание себя в роли матери и отражение качеств, которые способствуют либо препятствуют выполнению материнских функций. Репертуар принимаемых и отвергаемых материнских качеств представлен неравномерно и отличается у респондентов с разным стажем материнства (2эмп = 85,704 при p < 0,01).

- Содержательная интерпретация образа «Идеальной матери» имеет как сходства, так и отличия у женщин с разным стажем материнства. Так, например, у женщин со стажем материнства до 5 лет образ идеальной матери представлен совокупностью таких качеств, как сильная, жизнерадостная, отдохнувшая, справедливая, спокойная, живущая для ребенка, отдающая ребенку много времени, поддерживающая, опекающая, разумно уступчивая. При стаже материнства 6-11 лет и от 12 лет женщины отдают предпочтение таким материнским качествам как сильная, справедливая, готовая пожертвовать собой ради ребенка, бескорыстная, альтруистичная, терпеливая, понимающая, демократичная, жизнерадостная, отдохнувшая, уравновешенная, авторитетная, в меру требовательная. Такие расхождения в образе «Идеальной матери», по всей видимости, связаны с изменением ценностей самой матери и с возрастными особенностями ребенка.

- Независимо от стажа материнства наблюдается рассогласование образов «Я – мать» – «Идеальная мать» (2эмп = 85,627 при p < 0,01), которое провоцирует специфические конфликты у женщин с разным стажем материнства: эмоциональные и подавления (стаж до 5 лет), а также связанные с непринятием своих качеств (стаж 6-11 лет и от 12 лет).

- По мере увеличения стажа материнства происходит реконструкция самоотношения: от положительного недифференцированного отношения к себе как к матери к избирательному (2эмп = 84,105 при p < 0,05).

- Независимо от стажа материнства зафиксировано наличие ролевого конфликта в сферах мать, жена, профессионал, свободно реализующаяся женщина (2эмп = 83,964 при p < 0,01). При этом у женщин со стажем материнства до 5 лет наиболее яркая конкуренция наблюдается в сфере семейной жизни (мать – жена), со стажем материнства 6-11 лет – в семейной и профессиональной сферах (мать – профессионал), а со стажем материнства от 12 лет – в семейной и социальной сферах (мать – свободно реализующаяся женщина).

- При изменении стажа материнства изменяется эмоциональная окраска материнско - детских отношений, что выражается в снижении безусловного принятия ребенка (2эмп = 87,643, при p < 0,01) и снижении взаимности отношений с ребенком по мере увеличения стажа материнства (2эмп = 86,532 при p < 0,01), а также в снижении представлений о гармоничности отношений матери с ребенком к подростковому возрасту (2эмп = 86,455 при p < 0,01).

- По мере увеличения стажа материнства снижается удовлетворенность реализуемой матерью системой воспитания (2эмп = 81,133 при p < 0,01), возрастают противоречия при реализации воспитательной деятельности (2эмп = 83,654 при p < 0,01). При этом, с одной стороны, увеличивается эмоциональная дистанция между матерью и ребенком, повышается уровень тревожности за него, что приводит к щепетильности в отношениях, побуждению вербальных проявлений в отношениях и желанию максимально контролировать поведение ребенка; с другой стороны, отмечается выраженность партнерских отношений и стремление оказывать эмоциональную поддержку ребенку.

- Наблюдается неравномерность в проявлении таких поведенческих особенностей, связанных с самореализацией в роли матери, как требовательность к ребенку, степень концентрации на нем (2эмп = 84,365 при p < 0,01), умение воздействовать на эмоциональное состояние ребенка (2эмп = 82,389 при p < 0,01), осознание проблем и трудностей материнства (2эмп = 83,961 при p < 0,01), отношение к семейной роли (2эмп = 84,141 при p < 0,01), ценность профессиональной сферы (2эмп = 81,946 при p < 0,01). Максимальной степени выраженности перечисленные проявления достигают у женщин со стажем материнства 6-11 лет, что свидетельствует о кризисном периоде материнства, который, по всей видимости, совпадает (или приближается) к кризису середины жизни, т.е. носит экзистенциальный характер.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что увеличение стажа материнства не приводит к совершенствованию матери как субъекта, а описывает возникновение новых качеств по горизонтали, когда медленное изменение субъектного состояния матери приводит лишь к содержательной перестройке структуры ее самосознания. Следовательно, эмпирическое подтверждение находит положение о том, что субъектное становление матери не является аналогом модели постоянного простого прогресса.

Поскольку наша концепция базируется на исходном и принципиальном представлении о включенности материнства в личностное становление женщины, такая позиция намечает возможность детального анализа субъектного становления матери в социокультурном пространстве во взаимосвязи с ее личностными особенностями, среди которых решающая роль принадлежит «стержневым» качествам (С. Л. Рубинштейн) и ценностям (А. Г. Асмолов, Б. С. Братусь, Д. А. Леонтьев и др.)

Для выделения личностных детерминант субъектного становления матери статистическая обработка полученных результатов осуществлялась на основе кластерного анализа (метод Уорда), что позволило разделить выборку на качественно однородные группы. В результате было выявлено шесть групп респондентов, исходные данные которых в каждой группе были подвергнуты факторному анализу (метод главных компонент, вращения Varimax с применением критериев Кетелла и Кайзера), что позволило выделить и описать факторную структуру субъектности матерей с разными личностными особенностями. Оказалось, что качественное своеобразие субъектности матери сопряжено с ее смыслами и ценностями, а также с личностными качествами: оптимистичностью, ригидностью, пессимистичностью, мужественностью-женственностью, импульсивностью, невротическим сверхконтролем.

Оптимистичность в сочетании с ценностями развития себя, собственного престижа в сфере общественной жизни (18,9% от выборки) находит свое отражение в следующих проявлениях: материнская позиция гибкая, положительное отношение к себе, стремление к самосовершенствованию и саморазвитию, адекватное восприятие состояния ребенка и умение воздействовать на него, непривлекательность жизни без семьи.

Ригидность в сочетании с ценностями развития себя, сохранения собственной индивидуальности в профессиональной жизни (18,9% от выборки) определяет следующие особенности субъектности матери: ригидность материнской позиции, негативный образ «Я - мать», закрытость, негативное отношение к себе, субъективность в оценках ребенка, настороженность и подозрительность в воспитании, инфантилизация ребенка, инертность установок, требовательность к ребенку.

Пессимистичность в сочетании с ценностями развития себя, сохранения индивидуальности, престижа обучения и образования (16,6% от выборки) определяет такие особенности, как ограниченность материнской позиции, недостаточная эффективность системы воспитания, неудовлетворенность перспективой материнства, самокритичность, склонность к самообвинению, требовательность к себе и к ребенку, зависимость от семьи, уход от конфликтных ситуаций, сентиментальность.

Мужественность – женственность (16,6% от выборки). При выраженной женственности материнская позиция ограниченна, наблюдается негативный фон самоотношения, склонность к самообвинению, зависимость от семьи, приверженность семейным интересам, проявление заботы о ребенке, эмоционально близкие отношения с ним, неудовлетворенность отношениями с ребенком, непоследовательность в воспитании. При преобладании мужественности прослеживаются следующие особенности: осознанность материнской позиции, уверенность в себе, принятие своих достоинств и недостатков, доминантность в семье и общественной жизни, самостоятельность, независимость, открытость, непривлекательность жизни без семьи, строгость в отношениях с ребенком, подавление его воли, активности. Такой стиль воспитания мать считает гармоничным и эффективным.

Импульсивность в сочетании с ценностями развития себя, сохранения индивидуальности и престижа семейной жизни (14,5% от выборки) отражена в таких субъектных проявлениях, как противоречивая материнская позиция, избирательное отношение к себе, непоследовательность требований к ребенку.

При доминировании невротического сверхконтроля (14,5% от выборки) субъектность матери представлена совокупностью следующих переменных: материнская позиция «ограниченная», склонность к самообвинению, неуверенность в своих силах и возможностях, доминантность в отношениях с ребенком, требовательность, неумение адекватно воспринимать его состояния, инфантилизация, преобладание негативных эмоций при взаимодействии с ребенком.

Описанные выше данные свидетельствуют о том, что при всем многообразии личностных особенностей матерей, определяющих качественное своеобразие их субъектности, вариант субъектного становления матери сопряжен с наличием оптимистичности в сочетании с ценностями развития себя, собственного престижа в сфере общественной жизни

В целом, результаты, полученные на данном этапе исследования, эмпирически подтвердили, что субъектное становление матери есть единство личностного и субъектно-деятельностного начал, образующих ее целостность, характеризующееся вариативностью тенденций, опосредованных личностными и деятельностными переменными, в которых раскрывается системная организация матери как субъекта.

В пятой главе «Психолого-педагогическое сопровождение матери в современном социокультурном пространстве» проанализирован отечественный и зарубежный опыт психолого-педагогического сопровождения родителей, предложена система психолого-педагогического сопровождения матери в современном социокультурном пространстве, ядром которой является обучающая программа.

Анализ определений понятия «психолого-педагогическое сопровождение» свидетельствует о его интерпретации в контексте создания благоприятных условий для проявления самостного потенциала личности, ее самосовершенствования, саморазвития (Э. М. Алекандровская, Г. Барднер, Г. В. Безюлева, М. Р. Битянова, Т. П. Демидова, Е. И. Казакова, Е. А. Козырева, Т. И. Чиркова и др.). Однако, обращение к научной литературе по проблеме психолого-педагогического сопровождения родителей показало, что, несмотря на достаточную представленность технологий работы с родителями, большинство зарубежных (А. Адлер, А. Бандура, Л. Берковитц, Т. Гордон, Р. Дрейкус, Х. Джайнотт, Дж. Е. Симпсон, К. Стейнер и др.) и отечественных (М. И. Буянов, А. Я. Варга, Н. С. Курманова, И. М. Марковская, О. Е. Смирнова, Ю. А. Токарева и др.) авторов, рассматривая родителей в качестве условия развития психики ребенка, в основном предлагают обучать родителей необходимым навыкам поведения и коммуникации. Причем чаще всего такая работа не является самостоятельной целью, а проводится в дополнение к коррекционной программе реализуемой с детьми, или является составной частью психологической коррекции поведения ребенка. И лишь незначительная доля имеющихся программ (М. О. Ермихина, С. А. Минюрова, Р. В. Овчарова, Е. А. Тетерлева) имеет целью непосредственную работу с родителями и ориентирована на их личностное развитие.

В настоящем исследовании психолого-педагогическое сопровождение рассматривается как процесс профессиональной деятельности педагога-психолога, направленный на оказание помощи матери, при сохранении максимума ее свободы и ответственности за выбор решения актуальной проблемы, обеспеченной органическим единством диагностики актуального субъектного состояния матери и информационного поиска возможных путей ее самоизменения, включая просвещение, обучение, консультирование и пр., где ответственность за происходящие изменения несет сама женщина-мать. Сущность психолого-педагогического сопровождения матери заключается в создании условий для осознания и принятия женщиной роли матери, собственной индивидуальности, а также для формирования ценностно-смысловых оснований материнства. Психолого-педагогическое сопровождение направлено на укрепление у матери веры в себя, понимание возможностей для самореализации в роли матери, распознавание возможностей, способствующих личностному росту, поиск ресурсов для совершенствования, формирование умений принимать решения относительно значимых ситуаций в жизни, на актуализацию личной ответственности.

Обратившись к анализу психолого-педагогических источников мы пришли к выводу, что условия актуализации самостного потенциала взрослого человека, способствующие самопроектированию личности, помогающие найти свое место в жизни, реализовать свои способности создаются с помощью андрагогической модели обучения (А. А. Бодалев, Б. М. Бим-Бад, В. М. Букатов, Н. О. Вербицкая С. И. Змеев Н. И. Мицкевич В. А. Сластенин, А. П. Ситник и др.). Поэтому ядром предлагаемой нами системы психолого-педагогического сопровождения матери в современном социокультурном пространстве является обучающая программа.

Рассмотрев положения, имеющие принципиальное значение при организации обучения взрослых (С. Г. Вершловский, С. М. Зиньковская, Ю. Н. Кулюткин, В. И. Побед, В. Л. Полагутина, Г. С. Сухобская, Е. П. Тонконогая и др.) и организации обучения родителей в частности (И. М. Марковская, Р. В. Овчарова, А. С. Спиваковская и др.), мы пришли к выводу, что обучение матерей является важной составляющей процесса их психолого-педагогического сопровождения в том случае, если оно выступает основой самоизменения в целях последующей самореализации в социально значимой воспитательной деятельности. Учитывая позитивный опыт, накопленный в области педагогической психологии (Б. М. Бим-Бад, В. М. Букатов, В. В. Давыдов, И. В. Дубровина, И. А. Зимняя, А. Б. Орлов, А. В. Петровский, И. С. Якиманская и др.) и концептуальные положения, раскрывающие сущность, детерминанты и механизмы субъектного становления матери в современном социокультурном пространстве, мы разработали обучающую программу «Я – мама».

Целью программы является развитие самосознания матери. В ходе реализации предлагаемой нами программы решаются следующие задачи: развитие навыков рефлексии и антиципации, формирование мотивации на личностные изменения и стремления женщины к саморазвитию, стимулирование готовности к самоанализу и самораскрытию, формирование ценности материнства, проработка стереотипов, вынесенных из родительской семьи, принятие ответственности за свои решения и поступки, формирование адекватной самооценки, расширение поведенческого репертуара, осознание личностных проблем, блокирующих понимание характера взаимодействия с членами семьи, повышение компетентности в решении трудных ситуаций межличностного общения и обучение навыкам эффективного общения, прояснение целей, перспектив и ресурсов личностного роста и субъектного становления матери.

Психологическим основанием обучения матерей, обеспечивающего их личностное самосовершенствование и эффективность воспитательной деятельности, является развитие самосознания посредством формирования навыков рефлексии и антиципации как единого психологического механизма, определяющего процесс субъектного становления матери в ходе обучения.

Реализация программы предполагает использование специальных методов, среди которых особое место занимают методы саморазвития (рефлексивные самоотчеты, проективные рисуночные методики), методы, направленные на формирование навыков воспитательной деятельности (проигрывание ситуаций, анализ «трудных случаев», обучение приемам саморегуляции), и методы, ориентированные на повышение психологической компетентности (мини-лекции, групповые дискуссии по ключевым аспектам воспитания). Совокупность этих методов позволяет матери совместно с педагогом-психологом превратить себя в предмет познания, исследования, преобразования, саморазвития.

Цикл программы включает 36 часов (девять занятий по четыре часа). Все упражнения построены по схеме: самопознание, следствием которого является самопобуждение и программирование личностного роста, являющиеся необходимым условием самореализации. Программа включает в себя три блока, каждый из которых ориентирован на проработку одного из самостных процессов, составляющих самосознание матери.

Первый блок направлен на работу с самопостижением, поскольку для запуска процесса самосознания в первую очередь необходимо определить направление развития, осознать факторы, препятствующие построению позитивной Я – концепции. На протяжении запланированных встреч женщина познает себя. Постепенно возникает обобщенный образ «Я – мать», осознание которого способствует углублению, уточнению, расширению и систематизации представления матери о себе, создает необходимую мотивацию к изменению. Работа в данном блоке также направлена на принятие женщиной ответственности за себя, свои поступки, свою жизнь, что способствует переходу от самопознания и самопобуждения к программированию личностного роста. Ключевыми упражнениями данного блока являются: «Что для меня материнство?», «Какая я мать?», «Я и моя мать», «В материнстве мне нравится…- трудно и неприятно…» и т.п.

Второй блок направлен на работу с самореализацией и построен на исследовании и расширении поведенческого репертуара, что является логичным продолжением первой части программы. Вслед за осознанием и определением направлений самоизменения, участники получают «инструмент» для изменения: происходит переход от потребности к реальной деятельности. Примерами упражнений данного блока являются «Анализ сложных ситуаций», «Поиск альтернативных решений», групповая дискуссия «Конфликты в нашей жизни», мини-лекция «Как повысить эффективность поощрений и наказаний» и т.п.

Третий блок направлен на работу с самоотношением. Реализация предыдущих блоков неизбежно вызывает изменения: уточняется содержание образа «Я – мать», расширяется поведенческий репертуар матери. Целью данного блока является сближение образов «Я – мать», «Идеальная мать» и «Я – мать в будущем», снижение напряженности, проработка внутриличностных конфликтов, повышение самооценки и уверенности матери в себе, а также формирование предпосылок к дальнейшему саморазвитию. В качестве примера упражнений третьего блока можно привести следующие: «Психологический автопортрет», «Трудный случай», «Мои сильные и слабые стороны», «Мои жизненные цели» и др.

Апробация программы. Для проверки эффективности программы «Я – мама» применялся квази-экспериментальный план с контрольной группой. Комплектование экспериментальной и контрольной групп осуществлялось с помощью стратегии попарного отбора (по 50 человек в каждой). Работа с экспериментальной группой велась в течение пяти недель, по два занятия в неделю с интервалом в 2 - 3 дня. Ретест в обеих группах производился при соблюдении интервала в 3 недели.

По окончании реализации программы у матерей, вошедших в экспериментальную группу, произошли существенные изменения самосознания в направлении его гармонизации2: произошло сближение образов «Я-мать» и «Идеальная мать» (2,93)3, «Я-мать» и «Счастливая мать» (2,93), а также уменьшение идентификации с «Матерью, которой была раньше» (-2,02), с «Матерью, которой не буду никогда» (-2,2) и «Несчастной матерью» (-2,82). Повысилось самопринятие (2,36). Появилось ощущение баланса между собственными возможностями и требованиями социокультурного пространства (2,6), между притязаниями и достижениями (3,05). Серьезные изменения претерпели характеристики эмоционального взаимодействия матери и ребенка: матери стали лучше распознавать эмоциональное состояние своих детей (2,9), понимать причины, вызвавшие это состояние (2,8) и сопереживать (3,05). Перестройка отношения матерей к воспитательной деятельности выразилась в побуждении словесных проявлений (2,9), в установлении партнерских отношений с ребенком (2,8), развитии активности (2,9). Отношения с ребенком изменились в сторону сотрудничества (2,93), снижения излишней строгости (-3,05), постоянства в отношении к ребенку (2,66), последовательности в применении поощрений и наказаний (2,93) и большей удовлетворенности отношениями с ребенком (2,93). Перестройка материнской позиции коснулась снижения таких параметров, как ощущение самопожертвования в роли матери (-2,66), семейные конфликты (-2,8), раздражительность (-2,8), сверхавторитет родителей (-2,8), неудовлетворенность ролью хозяйки дома (-2,66), безучастность мужа (-2,9), доминирование матери (-2,5), зависимость и несамостоятельность матери (-2,8).

Анализ полученных в результате апробации программы данных позволяет утверждать, что у матерей, вошедших в экспериментальную группу, произошли существенные позитивные изменения в осознании себя как матери. При этом изменения затронули все самостные процессы матери, что является показателем эффективности программы. В ходе осознания происходит качественное преобразование субъектности матери: осознание матерью ценностей и смыслов материнства является мотивационным фактором, порождающим процессы самопреобразования, способности целенаправленно выстраивать воспитательную деятельность, ставить цели по самореализации в роли матери и выбирать средства их достижения.

Косвенным подтверждением этого являются отзывы участников программы, которые отметили, что благодаря участию в программе «Я – мама» у них появилась убежденность в том, что есть возможности, желание и силы самосовершенствования и самореализации в материнстве, возникло осознание проблем, понимание их причин и механизмов, укрепилась уверенность в собственной значимости, уверенность в себе, независимость от чужого мнения, оценки, пришло осознание того, что материнство дарит радость, счастье, достижения, уверенность в себе, упрочилось представление о том, что материнство с каждым днем наполняется все большим смыслом, оно приносит ощущение целостности, возможности быть самой собой.

Полученные результаты позволяют сделать вывод о позитивном эффекте разработанной нами программы. Она позволяет объективировать для матери значимые составляющие ее субъектного становления в современном социокультурном пространстве.

В заключении подведены итоги исследования, обобщены его результаты, сформулированы следующие основные выводы:

    1. В современном социокультурном пространстве России мать воспринимается как активный и самостоятельный субъект, который задает смысло-жизненные основания становления ребенка как самостоятельного субъекта, а следовательно, и перспективы развития социокультурного пространства в целом, в силу чего особую актуальность приобретает проблема осознанного материнства, требующего от матери большей зрелости, готовности к самореализации, личностному развитию, активному изменению «мира» и «себя в мире». В связи с этим назрела необходимость восполнения недостаточности теоретического и практического знания о субъектном становлении матери, о его механизмах, об особенностях присвоения матерью выработанного обществом содержания социокультурного пространства и материнства как особой в своем значении ценности, разработки научных основ психолого-педагогического сопровождения матери в современном социокультурном пространстве.
    2. В настоящей работе предложена концепция субъектного становления матери, раскрывающая взаимосвязь личностного и деятельностного самоосуществления женщины-матери в современном социокультурном пространстве, соотношение которых выступает фундаментальным условием, обеспечивающим высший уровень организации и синтеза сложно взаимосвязанных в системное целое субъектных характеристик матери. Концепция представлена содержательно-целевым (обоснование подходов к исследованию субъектного становления матери в социокультурном пространстве, описание категориально-понятийного аппарата, модель становления матери как субъекта), критериально-оценочным (критерии субъектности матери, сравнительно-оценочные показатели субъектного становления матери) и операциональным (психодиагностический инструментарий, обучающая программа) блоками.
    3. Субъектное становление матери – ключевое понятие концепции – рассмотрено в контексте основных положений системно-эволюционного, субъектно-деятельностного и личностно-ориентированного подходов как ее самоизменение, определяющее момент перехода к себе как к иному, новому уровню целостности посредством актуализации самостных процессов, потенциал которых обеспечивает освоение матерью своего нового субъектного состояния и задает возможные траектории изменения себя как открытой саморазвивающейся системы, задавая тем самым изменения социокультурного пространства.
    4. Разработана модель, раскрывающая сущность, детерминанты, механизмы и основания субъектного становления матери в социокультурном пространстве:

- обоснована триадная детерминация субъектного становления матери, раскрывающая взаимосвязи между общественной и индивидуальной плоскостями социокультурного пространства и воспитательной деятельностью матери. Выявлен и описан психологический феномен влияния на самосознание, психику и поведение матери социокультурного пространства общества, которое согласовывает конкретную женщину-мать и общество как совокупного субъекта в едином со-бытийном пространстве и опосредует содержание ее индивидуального социокультурного пространства, сложившегося на данный момент в психике матери образа мира, определяющего для нее значение и смысл восприятия, понимания и преобразования социокультурной реальности. Раскрыта специфика воспитательной деятельности матери как преобразовательной активности, направленной на формирование у ребенка смысловых образований, в которых записаны эффекты воспитательного воздействия, вклады матери;

- описан психологический механизм субъектного становления матери, представленный единством процессов рефлексии и антиципации. Действие данного механизма состоит, во-первых, в придании личностного смыла воспринимаемой социокультурной реальности, в построении субъективного образа мира, себя и диады «Мать-Ребенок» как части этого мира; во-вторых, в актуализации самостных процессов, посредством которых мать созидает себя, достигает высшего уровня личностной зрелости; в-третьих, обеспечивает матери выход на уровень устойчивой самореализации посредством изменения себя и как следствие, ребенка и социокультурного пространства в целом;

- обосновано, что в условиях выраженной неопределенности современного социокультурного пространства России сущность матери-субъекта обнаруживается через проблемное поле ее самостного потенциала.

    1. Теоретически доказано и эмпирически подтверждено, что достижение субъектной целостности матери обеспечивается самосознанием как фундаментальным основанием ее субъектного становления:

- дано определение самосознания матери как сущностной (смыслообразующей) составляющей субъектности матери в социокультурном пространстве, представленной диалектическим единством образа мира и развертыванием субъективного опыта женщины; как сложного синтетического, психологически значимого образования, присущего матери, которое выступает внутренним фактором рефлексии ее самопостижения и самоотношения и антиципирует перспективы самореализации в социокультурном пространстве;

- определены критерии субъектности матери, в качестве которых рассматриваются результирующие характеристики ее самосознания: дифференцированность образа «Я – мать», наличие в образе «Я – мать» характеристик, отражающих собственную позицию матери, открытость новому опыту, ценностное отношение к материнству, принятие себя в роли матери, отношение к ребенку как субъекту, воспитательная компетентность, самопроектирование будущего, целостность самосознания матери;

- разработана программа эмпирического исследования субъектности матери через изучение смыслового содержания, структурной организации, особенностей ее самосознания.

    1. Получены эмпирические данные, отражающие актуальное субъектное состояние матери в современном социокультурном пространстве России:

- обнаружено, что наряду с выраженностью отдельных компонентов субъектности у матерей отсутствует целостная и связная выраженность этого свойства, в самосознании выявлены существенные деформации, препятствующие субъектному становлению матери;

- определены уровни субъектности матерей (высокий, средний, низкий), зафиксировано преобладание низкого уровня субъектности (63,12% от общей выборки), который характеризуется недостаточной дифференцированностью образа «Я – мать», что не позволяет респондентам понять сложность и многообразие своего внутреннего мира, блокирует возможности познания мира, сравнения себя с ним и изменение мира и себя, закрытостью по отношению к новому опыту, отсутствием в образе «Я – мать» характеристик, отражающих собственную позицию матери, обесцениванием себя в роли матери, недостаточной воспитательной компетентностью, отсутствием навыков самопроектирования будущего;

- на основе комбинации элементов самосознания выделены и описаны типы субъектности при разной степени сформированности психологического механизма, определяющего процесс субъектного становления матери: субъектно-жертвенные, субъектно-противоречивые, субъектно-нормативные, субъектно-неуверенные, субъектно-деятельные, субъектно-благополучные, субъектно-зрелые.

    1. Изучена вариативность субъектного становления матерей, заданная личностными (на примере личностных особенностей матери) и деятельностными (на примере стажа материнства) переменными:

- эмпирически доказано, что увеличение стажа материнства не приводит к совершенствованию матери как субъекта, определяя возникновение новых качеств по горизонтали, когда медленное изменение субъектного состояния матери приводит лишь к содержательной перестройке структуры ее самосознания;

-теоретически обосновано и эмпирически подтверждено, что качественное своеобразие субъектности матери связано с ее личностными особенностями, среди которых ведущая роль принадлежит смыслам и ценностям женщины, а также таким личностным качествам, как оптимистичность, ригидность, пессимистичность, мужественность – женственность, импульсивность, невротический сверхконтроль. Установлено, что вариант субъектного становления матери сопряжен с наличием оптимистичности в сочетании с ценностями развития себя, собственного престижа в сфере общественной жизни.

  1. Теоретически обоснованные и эмпирически подтвержденные концептуальные положения, раскрывающие сущность, детерминанты, механизмы и особенности субъектного становления матери являются теоретико-методологическим основанием организации психолого-педагогического сопровождения матери в современном социокультурном пространстве. Ядро психолого-педагогического сопровождения матери в современном социокультурном пространстве составляет обучение. Психологическим основанием обучения матерей, обеспечивающего их личностное самосовершенствование и эффективность воспитательной деятельности, является развитие самосознания посредством формирования навыков рефлексии и антиципации как единого психологического механизма, определяющего процесс субъектного становления матери в ходе обучения.
  2. Разработанная на основе концепции субъектного становления матери обучающая программа «Я – мама» позволяет объективировать значимые составляющие ее субъектного становления в современном социокультурном пространстве, создавая условия для формирования ценностно-смысловых оснований материнства, направляя на осознание целей, мотивов, ценностей материнства, ориентируя на самоосуществление в материнстве, благодаря чему матери удается обрести субъектность существования.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Монографии:

  1. Васягина, Н.Н. Самосознание матери: структурно-содержательный анализ : монография / Н.Н. Васягина; Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2007. – 168 с. (10,5 п.л.).
  2. Васягина, Н.Н. Внутриличностные детерминанты самосознания матери: монография / Н.Н. Васягина; Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2008. – 135 с. (8,5 п.л.).
  3. Васягина, Н.Н. Мать как субъект социокультурного пространства : монография / Н.Н. Васягина; Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2010. – 339 с. (21,2 п.л.).

Учебники, учебные и учебно методические пособия:

  1. Васягина, Н.Н. Диагностика детско-родительских отношений : пособие по практической психологии / Н.Н. Васягина ; Шадр. гос. пед. ин-т. – Шадринск, 1999. – 48с. (3,0 п.л.).
  2. Васягина, Н.Н. Диагностика супружеских отношений : методические рекомендации для практических психологов / Н.Н. Васягина ; Шадр. гос. пед. ин-т. –Шадринск, 1999. – 50с. (3,1 п.л.).
  3. Васягина, Н.Н. Основы общей психологии : учеб. пособие / Н. Н. Васягина ; Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2006. – 366с. (22,9 п.л.).
  4. Васягина, Н.Н. Психология субъекта деятельности : учеб. пособие / Н. Н. Васягина; Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2007. – 79с. (4,9 п.л.).
  5. Васягина, Н.Н. Диагностика и коррекция самосознания матери : учеб. пособие / Н.Н. Васягина, Е.Н. Рыбакова ; Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2010. – 167с. (Гриф УМО по педагогическому образованию. 10,5 п.л., личное участие 75%).

Статьи в научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Васягина, Н.Н., Феноменология симбиотической зависимости в диаде мать – ребенок / Н.Н. Васягина, Н.С. Глуханюк // Образование и наука. – 2004. – № 5. – С.75 – 84. (1,0 п.л., личное участие 50%).
  2. Васягина, Н.Н., Структурно – содержательный анализ самосознания матери / Н. Н.  Васягина, Е.Н. Рыбакова // Образование и наука. – 2007. – №2. – С.75 – 84. (0,9 п.л., личное участие 50%).
  3. Васягина, Н.Н. Исследование условий семейного воспитания в районах с разным уровнем урбанизации / Н.Н. Васягина // Образование и наука. – 2008. – №3. – С.84 – 90. (0,7 п.л.).
  4. Васягина, Н.Н. Мать как субъект социокультурного воспитательного пространства / Н.Н. Васягина // Мир науки культуры и образования. – 2009. – №7. – С.286 – 289. (0,6 п.л.).
  5. Васягина, Н.Н. К вопросу о социокультурном воспитательном пространстве / Н. Н. Васягина // Научные проблемы гуманитарных исследований. – 2010. – №1. – С. 143 – 148. (0,6 п.л.).
  6. Васягина, Н.Н. Представленность образа матери в ментальном пространстве / Н. Н. Васягина // Известия Уральского гос. университета. – 2010. – № 1. – С. 105 – 110. (0,6 п.л.).
  7. Васягина, Н.Н. Психолого–педагогическая технология развития самосознания матери / Н.Н. Васягина // Образование и наука. – 2010. – №1. – С. 23 – 30. .(0,7 п.л.).
  8. Васягина, Н.Н. Сущностные характеристики самосознания матери / Н. Н. Васягина // Научные проблемы гуманитарных исследований. – 2010. – №2.– С. 181 – 186. (0,6 п.л.).
  9. Васягина, Н.Н. Теоретико-методологические основания субъектного становления матери в социокультурном пространстве / Н.Н. Васягина // Мир науки культуры и образования. – 2010. – №4. – С. 250 – 256. (0,8 п.л.)

Научные статьи в прочих изданиях:

  1. Васягина, Н.Н. Использование тренинга в процессе коррекционной работы психолога с семьей / Н.Н. Васягина, Ю.А. Токарева // Проблемы практической психологии: коррекционная работа практического психолога с разновозрастным контингентом : сб. статей межд. науч.-пр. конф. / Шадр. гос. пед. ин-т. – Шадринск, 2000. – С. 202 – 208. (0,5 п.л., личное участие 75%).
  2. Васягина, Н.Н. Личность в контексте кросскультурного взаимодействия / Н. Н. Васягина, Ю.С. Никонова // Реализация гуманистических идей в Российской психологии: сб. науч. статей – Екатеринбург: УрГИ, 2002. – С. 115 – 124. (0,6 п.л., личное участие 75%).
  3. Васягина, Н.Н. Социальная идентификация личности / Н.Н. Васягина //Актуальные проблемы психологии личности : сб. науч. трудов / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2003. – С. 5 – 11. (0,5 п.л.).
  4. Васягина, Н.Н. Связь стилей семейного воспитания с отношением подростков к семье / Н.Н. Васягина // Диагностика и коррекция в подростковом возрасте: сб. науч. статей. – Екатеринбург : УрГИ, 2003. – С. 212 – 218. (0,5 п.л.).
  5. Васягина, Н.Н. Формирование образа мира ребенка в семье / Н. Н. Васягина // Актуальные проблемы психологии личности : сб. науч. трудов / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2004. – С. 58 – 64. (0,5 п.л.)
  6. Васягина. Н.Н. Проблема образа мира в психологии / Н.Н. Васягина, О. Ю. Плеханова //Актуальные проблемы психологии личности : сб. науч. трудов / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2004. – С. 4 – 12. (0,6 п.л., личное участие 75%).
  7. Васягина, Н.Н. Особенности детско–родительских отношений при симбиотической зависимости в диаде мать – ребенок / Н.Н. Васягина // Практическая психология 2004. Ежегодник. Том VII : материалы регион. науч.-практ. конф. 25 марта 2004 г., г. Екатеринбург / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2004. – С. 113 – 117. (0,5 п.л.).
  8. Васягина, Н.Н. Особенности образа-Я матери при различной степени выраженности симбиоза в диаде мать – ребенок / Н.Н. Васягина, В.В.Волкова // Практическая психология 2004. Ежегодник. Том VII : материалы регион. науч.-практ. конф. 25 марта 2004 г., г. Екатеринбург / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2004. – С. 118 – 123. (0,5 п.л., личное участие 75%).
  9. Васягина, Н.Н. Защитные механизмы в структуре самосознания матери / Н. Н. Васягина, И.Г. Колпакова // ПАСХИ : Научный психологический журнал / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2004. – С. 96 – 102. (0,6 п.л., личное участие 75%).
  10. Васягина, Н.Н. Особенности самосознания матери в условиях симбиоза в диаде мать – ребенок / Н.Н. Васягина // Практическая психология 2005. Ежегодник. Том VIII : материалы регион. науч.-практ. конф. 1 – 2 апреля 2005 г., г. Екатеринбург / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2005. – С. 152 – 156. (0,5 п.л.).
  11. Васягина, Н.Н. К вопросу о самосознании матери / Н.Н. Васягина // Актуальные проблемы психологии личности : сб. науч. трудов / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2005. – С. 29 – 34. (0,6 п.л.).
  12. Васягина, Н.Н. Роль матери в формировании психологического склада ребенка / Н.Н. Васягина // Актуальные проблемы психологии личности : сб. науч. трудов / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2006. – С. 2 – 31. (0,5 п.л.).
  13. Васягина, Н.Н. Особенности самосознания матери, воспитывающей ребенка младшего школьного возраста / Н.Н. Васягина, Н.О. Леоненко // Практическая психология 2006. Ежегодник. Том IX : материалы регион. науч.-практ. конф. 29 марта – 1 апреля 2006 г., г. Екатеринбург / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2006. – С. 25 – 31. (0,5 п.л., личное участие 75%).
  14. Васягина, Н.Н. Факторная структура условий семейного воспитания в районах с разным уровнем урбанизации / Н.Н. Васягина // Актуальные проблемы психологии личности : сб. науч. трудов / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2007. – С. 35 – 42. (0,7 п.л.).
  15. Васягина, Н.Н. Репрезентация образа матери в российской ментальности / Н. Н. Васягина, Ю.С. Газизова // ПАСХИ : Научный психологический журнал / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2007. – С. 24 – 32. (0,5 п.л., личное участие 75%).
  16. Васягина, Н.Н. Структурный анализ самосознания матери / Н. Н. Васягина // Психологическое сопровождение материнства : сб. статей по мат. всерос. науч.-практ. конф., Екатеринбург , 17 – 19 декабря 2007 г., / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2007. – С. 28 – 39. (0,8 п.л.).
  17. Васягина, Н.Н. Отражение личностных особенностей матери в установках по отношению к детям / Н.Н. Васягина, Н.А. Устинова // Психологическое сопровождение материнства : сб. статей по мат. всерос. науч.-практ. конф., Екатеринбург, 17 – 19 декабря 2007г., / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2007. – С. 76 – 84. (0,6 п.л., личное участие 75%).
  18. Васягина, Н.Н. Особенности представлений о материнстве в современной картине мира / Н.Н. Васягина, Ю.С. Газизова // Психологическое сопровождение материнства : сб. статей по мат. всерос. науч.-практ. конф., Екатеринбург, 17 – 19 декабря 2007 г., / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2007. – С. 5 – 13. (0,8 п.л., личное участие 75%).
  19. Васягина, Н.Н. Сравнительный анализ семейного воспитания в районах с высоким и низким уровнем урбанизации / Н.Н. Васягина // Социальная поддержка семьи, подростков, молодежи : сб. статей по мат. всероссийской науч.-практ. конф., Уфа, 15 февраля 2008 г. / Акад. наук респ. Башкортостан, 2008. – С. 18 – 25. (0,5 п.л.).
  20. Васягина, Н.Н. Особенности семейного воспитания в районах с разным уровнем урбанизации / Н.Н. Васягина // Журнал практического психолога. – 2008. – №2. – С. 15 – 22. (0,7 п.л.).
  21. Васягина, Н.Н. Содержание ценностно – смысловой сферы матерей в районах с разным уровнем урбанизации / Н.Н. Васягина // Актуальные проблемы психологии личности : сб. науч. трудов / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2008. – С. 250 – 256. (0,9 п.л.).
  22. Васягина, Н.Н. Соотношение личностного и родительского компонентов в самосознании женщины / Н.Н. Васягина // Наука : 21 век. – 2009. – №2. – С. 49 – 54. (0,5 п.л.).
  23. Васягина, Н.Н. Результаты апробации технологии развития самосознания матери «Я – мама» / Н.Н. Васягина // Международный журнал экспериментального образования. – 2009. – №3. – С. 8 – 12. (0,5 п.л.).
  24. Васягина, Н.Н. Стаж материнства как детерминанта самосознания матери / Н. Н. Васягина // Актуальные проблемы психологии личности : сб. науч. трудов / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2009. – С. 21 – 27. (0,5 п.л.).
  25. Васягина, Н.Н. К вопросу о семейном самосознании / Н.Н. Васягина, К В. Адушкина // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2009. – №7. – С. 32 – 34. (0,5 п.л., личное участие 75%).
  26. Васягина, Н.Н. Самосознание матери как психологический феномен / Н. Н. Васягина // Психологические проблемы современной семьи : сб. статей по материалам IV междунар. науч. конф., Москва, 21-23 октября 2009г. – М.: МГУ, 2009. – С. 116 – 120. (0,6 п.л.).
  27. Васягина, Н.Н. Социокультурное воспитательное пространство: феноменологический анализ понятия / Н.Н. Васягина // Стратегии управления в образовании (механизмы достижения результата) : сб. науч. трудов / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2009. – С. 56 – 60. (0,6 п.л.).
  28. Васягина, Н.Н. Психологическая характеристика субъекта социокультурного пространства / Н.Н. Васягина // Актуальные проблемы психологии личности : сб. науч. трудов / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2010. – С. 31 – 52. (1,3 п.л.).
  29. Васягина, Н.Н. Становление субъектности матери в социокультурном пространстве / Н.Н. Васягина // Семья XXI века : теория и практика : сб. статей по материалам всерос. науч.-практ. конф., Екатеринбург, 12 мая 2010г. / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2010. – С. 20 – 29. (0,9 п.л.).
  30. Васягина, Н.Н. Личность в современном социокультурном пространстве России / Н.Н. Васягина // Психолого-педагогическое сопровождение в образовательных учреждениях Российской Федерации формирования человека как личности на этапе межпоколенческого перехода молодежи : сб. статей. – М. : Изд-во Московского психолого-социального института, 2010. – С. 39 – 45. (0,5 п.л.).
  31. Васягина, Н.Н. Организация психолого-педагогического сопровождения материнства в зарубежной и отечественной психологии / Н.Н. Васягина // Актуальные проблемы психологии личности : сб. науч. трудов / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2011. – С. 18 – 28. (0,7 п.л.).

1 В исследовании участвовали Е.Н. Рыбакова, Н.А. Устинова, работа которых осуществлялась под нашим  руководством.

2 Проверка достоверности сдвига показателей осуществлялась с помощью Т-критерия Вилкоксона

3 Здесь и далее указаны Мd






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.