WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Сарычев Сергей Васильевич

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ НАДЁЖНОСТИ МАЛЫХ ГРУПП В РАЗЛИЧНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ

Специальность – 19.00.05 – социальная психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Курск 2008

Работа выполнена в Курском государственном университете

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор Агапов Валерий Сергеевич доктор психологических наук, доцент Семенова Татьяна Вениаминовна доктор психологических наук, профессор Шнейдер Лидия Бернгардовна

Ведущая организация:

Институт психологии Российской Академии наук

Защита состоится «16» февраля 2009 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.104.03 в Курском государственном университете по адресу: 305000, Курск, ул. Радищева, д.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Курского государственного университета по адресу: 305000, Курск, ул. Радищева, д. Автореферат разослан «___»_____________ 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Сухих Н.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность исследования. Значительные изменения в социальноэкономических условиях жизни российского общества, происходящие на рубеже двадцатого и двадцать первого веков, существенно влияют на малые группы и коллективы. Динамичные процессы, присущие общественной и политической жизни нашей страны, значительные изменения в производительных силах ведут к возникновению напряженных и экстремальных условий в жизнедеятельности малых групп. Будучи начальными ячейками общества, образуя социальную структуру и реализуя социальные отношения на микроуровне, малые группы оказывают существенное влияние на личность члена группы и, по принципу обратной связи, на общество. Содержание и основные тенденции этого взаимодействия применительно к современной социальной ситуации изучены в социальной психологии недостаточно и должны стать объектом исследования.

Условия жизнедеятельности малых групп не только в новейшей российской истории, но и в глобальном масштабе в последние годы были экстремальными и напряженными, что диктует необходимость углубленного изучения деятельности и поведения групп в экстремальных и напряженных условиях наряду с оптимальными условиями. Практическая потребность прогнозирования процесса и результатов совместной деятельности малых групп в оптимальных, напряженных и экстремальных условиях делает актуальным исследование их надёжности.

Вместе с тем проблема надёжности малых групп в напряженных и экстремальных условиях недостаточно исследована в социальной психологии.

Не существует приемлемого теоретического объяснения фактов неоднозначности групповой динамики и эффективности совместной деятельности в напряженных и экстремальных условиях. Теоретическое осмысление и эмпирическое исследование социально-психологических основ надёжности группы позволит более глубоко изучить и совместную деятельность, и малую группу.

В условиях кардинальных социально-экономических и научно-технических изменений проблема надёжности группы наполняется новым содержанием и требует современных средств решения. Необходимость изучения надёжности группы обусловлена также тем, что в напряженных и экстремальных условиях изучалась главным образом деятельность индивида (и особенно часто – деятельность индивида, осуществляющего операторскую деятельность). Совместная деятельность группы в указанных условиях исследована явно недостаточно.

Цель исследования заключается в определении комплекса социальнопсихологических факторов и социально-психологических механизмов актуализации надёжности малых групп в изменяющихся условиях.

Объектом исследования является малая группа как субъект совместной деятельности. Предметом исследования является надёжность группы в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности.

Гипотеза исследования. Надёжность группы является системным интегральным качеством группы, актуализирующимся в напряженных и экстре мальных условиях совместной деятельности. Надёжность как системное социально-психологическое качество группы предполагает:

• оптимизацию групповой структуры с приоритетом направленности её активности;

• наличие способности группы к ориентировке;

• самоуправляемость группы в сохранении организационного порядка;

• специфическую структуру лидерства, включающую стратегическое и тактическое лидерство;

• адекватную реакцию на ошибки (отказы) в совместной деятельности.

Достижение цели исследования и проверка его гипотезы требует решения следующих задач:

• осуществить теоретический анализ исследований надёжности в различных психологических дисциплинах (в социальной психологии, в частности);

• разработать и реализовать программу экспериментального исследования надёжности малых групп;

• выявить социально-психологические механизмы и компоненты надёжности;

• определить специфику совместной деятельности надёжных и ненадёжных групп в различных социальных условиях;

• изучить пути формирования надёжности группы.

Эмпирическую базу исследования надёжности составили реальные молодежные группы (школьные классы, группы в учебных заведениях начального профессионального образования, студенческие группы в вузах, учебные группы в молодежных организациях Курской области «Комсорг» и «Монолит») и группы операторов, осуществляющие совместную деятельность в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности. Общее число групп участвовавших в исследовании – 27 (более 620 человек).

Методологической базой исследования надёжности группы являются сложившиеся в психологии системный подход (В.А. Ганзен, А.Л. Журавлев, К. Левин, Б.Ф. Ломов, Н.В. Поддубный) и субъектный подход (К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский, С.Л. Рубинштейн).

Методы исследования. Для решения задач исследования и верификации гипотезы был использован комплекс взаимосвязанных методов, адекватный предмету и объекту исследования, включающий анализ психологической литературы по проблеме исследования, социально-психологический эксперимент, наблюдение, приборы-модели совместной деятельности, метод экспертной оценки, опросные методы, методы математической статистики для обработки и представления данных, количественный и качественный анализ данных.

Теоретической базой исследования являются психологическая теория деятельности (П.Я. Гальперин, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, В.Д. Шадриков и др.), учение о совместной деятельности, сложившееся в отечественной социальной психологии (В.С. Агапов, А.Л. Журавлев, А.В. Петровский, Л.И. Уманский и др.), социально-психологическая теория групп и коллективов (Г.В. Акопов, А.И. Донцов, А.Л. Журавлев, Я.Л. Коломинский, Р.Л. Кричевский, А.В. Петровский, В.П. Позняков, Т.В. Семенова, Л.И. Уман ский и др.), концепция организованности группы (Т.В. Бендас, А.С. Чернышев и др.), теоретические представления о надёжности, сложившиеся в инженерной психологии (В.А. Бодров, А.И. Губинский, Л.Г. Дикая, О.А. Конопкин, Б.Ф. Ломов, В.С. Карцовник, Е.А. Милерян, В.Д. Небылицын, Г.С. Никифоров, В.Я. Орлов, В.П. Танаев и др.), в психологии спорта (Ю.М. Блудов, Б.А. Вяткин, В.А. Плахтиенко и др.), в авиационной и космической психологии (Г.Т. Береговой, Р.Б. Богдашевский, Ф.Д. Горбов, Л.П. Гримак, Б.Ф. Ломов, В.И. Лебедев, Л.А. Китаев-Смык, В.И. Мясников, В.А. Пономаренко и др.).

Научная новизна исследования состоит в том, что нами разработана социально-психологическая концепция надёжности малых групп. Надёжность группы раскрыта как системное социально-психологическое качество группы, актуализирующееся в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности. Надёжность группы операционализирована в рамках динамического подхода, позволяющего более адекватно раскрыть ее социальнопсихологическое содержание (определены основные переменные, показатели и эмпирические референты, позволяющие измерять надёжность группы), что позволило осуществить экспериментальное исследование указанного явления. Надёжность группы изучена в реальных малых группах, осуществляющих совместную деятельность в оптимальных, напряженных и экстремальных условиях.

Раскрыты социально-психологические компоненты и механизмы надёжности группы. Социально-психологическими механизмами надёжности являются: развитая ориентировочная часть совместной деятельности, качественное обогащение и преобразование лидерства, активное обращение к групповому опыту совместной деятельности, сохранение организационного порядка, гибкое и целесообразное изменение взаимодействия членов группы, совершенствование функциональной структуры организации. В качестве основных социально-психологических компонентов надёжности группы выступают групповое сознание, групповая мотивация, общность образа организационных межличностных отношений, установка на обогащение организационных отношений, обогащенная волевая групповая саморегуляция, установка на успешное преодоление трудностей, оптимальный вариант психологической дистанции между членами группы в системе межличностных отношений.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что концепция надёжности групп развивает и уточняет параметрическую теорию коллектива и концепцию организованности группы применительно к условиям, ранее недостаточно исследованным. Исследование группы как субъекта совместной деятельности в напряженных и экстремальных условиях в рамках предложенного нами динамического подхода открывает перспективы исследования совместной деятельности как социально-психологического феномена. Экспериментально обоснована возможность повышения надёжности группы посредством обучения совместной деятельности в разнообразных условиях, за счет использования внутренних ресурсов группы, актуализации ситуации межгруппового взаимодействия, а также формирования надёжных групп через отбор и комплектование на основе специфического лидерства.

Практическое значение исследования заключается в том, что нами предложена совокупность методов исследования надёжности группы и разработаны пути повышения надёжности группы. Указанные пути и методы нашли применение в процессе обучения и комплектования групп в Курской областной школе молодежных лидеров «Комсорг», в учебном процессе высших и средних учебных заведений Курской области, в федеральной целевой программе «Дети Чернобыля» и в комплексной программе Минобразования России «Помощь».

Положения, выносимые на защиту:

1. По своему социально-психологическому содержанию надёжность группы выступает как система групповых мотивов и социальных установок на совершенствование организации совместной деятельности группы в напряженных и экстремальных условиях.

2. Психологическими механизмами надёжности группы в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности являются: развитая ориентировочная часть совместной деятельности, качественное обогащение и преобразование лидерства, активное обращение к групповому опыту совместной деятельности, сохранение организационного порядка, гибкое и целесообразное изменение взаимодействия членов группы, совершенствование функциональной структуры организации.

3. Психологические механизмы надёжности группы в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности имеют в качестве основы психологические механизмы, характерные для оптимальных условий совместной деятельности, и как бы «вырастают» из них, приобретая иное психологическое содержание в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности.

4. Существуют значительные различия по уровню выраженности и по динамике основных показателей надёжности в напряженных условиях совместной деятельности групп разного уровня организованности.

5. Надёжность группы в напряженных условиях совместной деятельности детерминирована организованностью группы. Группы различного уровня организованности характеризуются различной динамикой основных показателей надёжности в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности. Причинно-следственная связь между надёжностью и организованностью по своему характеру не является линейной, а носит сложный и опосредованный характер. Выступая в качестве опосредующего звена надёжности, организованность качественно изменяет содержание основных показателей надёжности в напряженных условиях совместной деятельности группы.

6. Различные группы характеризуются различной динамикой, соотношением и степенью выраженности различных психологических механизмов надёжности, «индивидуальными» психологическими особенностями надёжности группы.

Апробация исследования. Материалы диссертационного исследования были апробированы на региональных (Симферополь, 1988; Курск, 2006; Воронеж, 2007, 2008), всероссийских (Курск, 1995, 1999; 2001, 2006; Москва, 2002, 2007; Самара, 2006; Смоленск, 1999, 2008) и международных научных и научно-практических конференциях (Белгород, 2004; Воронеж, 2008; Киев, 1992; Курск, 1995; Москва, 1991, 2006; Санкт-Петербург, 2000; Тамбов, 2008;

Тула, 2000), а также на VII съезде Общества психологов СССР (Москва, 1989), на съездах Российского психологического общества (Санкт-Петербург, 2003; Ростов-на-Дону, 2007), на научных и научно-методических конференциях профессорско-преподавательского состава Курского государственного университета (1987-2008). Исследование автора по проблеме диссертационного исследования являлись составной частью научно-исследовательских проектов, осуществленных при поддержке Российского гуманитарного научного фонда в 1996-2008 годах. Ряд научно-исследовательских и прикладных проектов, реализованных при непосредственном участии автора, были включены в 1994-1996 годах в федеральные целевые программы министерства образования Российской федерации «Помощь» и «Дети Чернобыля», а также поддержаны грантами комитета Российской федерации по делам молодежи в 1995-1996 годах.

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования, определена логикой анализа проблемы надёжности группы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка используемой литературы, приложений, содержит таблицы и рисунки.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована теоретическая и практическая актуальность научной работы, определены объект и предмет исследования, поставлена цель работы, сформулированы гипотеза и задачи исследования, указана его методологическая основа, раскрыта научная новизна, теоретическое и практическое значение исследования, его апробация, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Проблема надёжности в психологии» надёжность раскрывается как понятие, транслированное в психологию из технических наук, и широко используемое для решения проблем в ряде отраслей психологии – инженерной психологии, психодиагностике, авиационной и космической психологии, психологии спорта, социальной психологии.

Надёжность в технике раскрыта как комплексное свойство изделия сохранять значения установленных параметров функционирования в определённых пределах, соответствующих заданным режимам и условиям использования, технического обслуживания, хранения и транспортирования, раскрывающееся через такие свойства, как безотказность, долговечность, ремонтопригодность и сохраняемость в отдельности или посредством определённого сочетания этих свойств объекта. Для определения надёжности широко используется построение математических моделей рассматриваемых объектов.

Во второй половине двадцатого века нередко обсуждались общенаучный и даже философский аспекты надёжности (Ушаков И.А., 1967), которую начинают рассматривать в качестве одного из «фундаментальных качеств, присущих организованной материи, как таковой … вплоть до молекулярного и атомарного уровней» (Пископпель А.А, 1995).

В психологию представления о надёжности из технических дисциплин были транслированы в шестидесятые годы двадцатого века через психологическую дисциплину, возникшую к этому времени на стыке техники и психологии, – инженерную психологию (Пископпель А.А., 1995). Так, в работах В.Д. Небылицына противопоставлены принципы исследования надёжности технических систем и человека, выделено в качестве первоочередной проблемы психологии исследование натуральных, природных и социальных факторов надёжности (Небылицын В.Д., 1964, 1990, 1991).

В большинстве инженерно-психологических работ, посвященных исследованию проблемы надёжности человека–оператора (или коллектива) в человеко-машинных системах, при определении понятия надёжность делается акцент на понимание надёжности как запаса прочности (Губинский А.И., 1982;

Завалова Н.Д., Ломов Б.Ф., Пономаренко В.А., 1971; Карцовник В.С., 1983;

Крылов А.А. 1972; Милерян Е.А., 1974; Нерсесян Л.С., Конопкин О.А. 1978;

Никифоров Г.С., 1975, 1977; Суходольский Г.В., 1988 и др.).

В монографии В.А. Бодрова и В.Я. Орлова «Психология и надёжность:

человек в системах управления техникой» надёжность человека-оператора раскрывается не только как совокупность различных показателей (безопасность, безошибочность, своевременность, восстанавливаемость и т.д.), но и как система различных видов надёжности – конструктивной, технологической, эксплуатационной, гигиенической, антропологической, психологической, физиологической, демографической, информационной, операционной и биологической (Бодров В.А., Орлов В.Я., 1998).

Системный подход к исследованию надёжности в экстремальных условиях применяли и другие исследователи. В диссертационной работе А.А. Пископпеля (1995) надёжность исследована как проблема профессионально-практической психологии и анализируется в качестве интегральной характеристики объекта, подводящей «…под один общий знаменатель большое число факторов различной природы, обусловливающих ту или иную определенность объекта в целом».

Исследование механизмов регуляции надёжности человека в рамках психологии труда, осуществленное Л.Г. Дикой (1992, 2002), привело ее к заключению о «… множественности и разнопорядковости механизмов регуляции надёжности». В космической и авиационной психологии впервые получила развитие идея профессиональной надёжности применительно к профессиям летчика и космонавта. Так, Ф.Д. Горбов исследовал профессиональную надёжность летчика в связи с пароксизмами сознания при непрерывной деятельности (1963, 1975), а Б.Ф. Ломов и В.И. Мясников (1988) показали, что профессиональная надёжность космонавта может выступать в качестве своеобразного фактора безопасности космического полета. В рамках экопсихологического подхода в педагогической психологии исследован феномен напряженности образовательной среды применительно к экстремальным (критическим) условиям (Панов В.И., 2007). Серьезно поставлена проблема надёжности и в психологии спорта, предприняты интересные попытки наполнить понятие надёжность психологическим содержанием и переосмыслить в психологическом контексте ряд близких понятий – устойчивость, работоспособ ность, эффективность, отказ и др. (Марищук В.Л., 1983; Плахтиенко В.А., Блудов Ю.М., 1983).

Однако указанные выше исследования относятся главным образом к изучению психологических проблем надёжности индивида. Собственно изучение социально-психологических аспектов проблемы надёжности группы в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности не проводилось, однако был осуществлен ряд исследований по близким проблемам.

Особенно много работ, анализирующих социально-психологические последствия стресса. Основоположник физиологической теории стресса Г. Селье (1977, 1979) неоднократно указывал на межличностные отношения как источник стресса и называл «… стресс, вызываемый необходимостью уживаться друг с другом», главной причиной дистресса. Пути преодоления стресса такого рода он усматривал в «… воодушевлении общего идеала и общей цели», в «… совместном труде, порождающем сплоченность и солидарность людей».

В монографии Л.А. Китаева-Смыка «Психология стресса» (1983) был выделен и исследован социально-психологический субсиндром стресса, понимаемый как изменение общения в экстремальных условиях. Этот субсиндром отражается на взаимодействии индивида с социальной средой: с окружающими людьми, с коллективом, с группой, с производственной организацией, в которую он включен и т.д. Автор подчеркивает, что взаимодействие совокупности людей должно создавать более эффективный защитный потенциал, чем потенциал отдельного человека.

Диссертационное исследование В.Я. Подороги (1973), посвященное проблеме влияния стресса на групповую деятельность старшеклассников, позволило установить зависимость между эффективностью групповой деятельности в стрессовых условиях, с одной стороны, и уровнем развития группы как коллектива – с другой. Было экспериментально установлено, что влияние стрессовых условий происходит в виде положительных и отрицательных реакций группы при воздействии стрессоров, что и ведет к различной эффективности деятельности.

В работе М.И. Дьяченко, Л.А. Кандыбовича, В.А. Пономаренко (1985) рассматривается психологический аспект готовности к деятельности в напряженных условиях. По данным этих авторов стресс нарушает общую деятельность, снижает уровень взаимодействия, что может быть предупреждено опытом коллективной деятельности, активизацией общественных мотивов групповой деятельности и товариществом во взаимоотношениях.

Поведение и совместная деятельность группы в напряженных, экстремальных, (трудных, стрессогенных, чрезвычайных и т.п.) условиях неоднократно становились предметом исследования в отечественной социальной психологии (Донцов А.И., 1979, 1984). Большое внимание исследованию совместной деятельности группы в стрессовой, напряженной условии для определения влияния регрессивных тенденций на становление социальной общности уделял Л.И. Уманский (1977, 1980). А.А. Русалинова (1982) использует понятие стрессоустойчивость по отношению к психологическому климату коллектива.

Как видим, в большинстве рассмотренных работ преобладает статический подход к изучению группы в напряженных и экстремальных условиях.

При таком подходе условия, окружение имеет значение лишь постольку, поскольку могут вызвать «нарушения», т.е. вынужденные изменения процессов, соответствующих природе психологии группы. Исследователи, рассматривающие проблемы совместной деятельности и поведения группы в напряженных и экстремальных условиях, делают акцент именно на устойчивости и на том, что с устойчивостью связано: «стрессоустойчивость», «помехоустойчивость», «резистентность». Нам представляется, что описание и изучение психологических фактов только в рамках устойчивости не является достаточным. Необходимо уточнение и дополнение такого подхода к изучению напряженных и экстремальных условий динамическим подходом, учитывающим изменчивость группы, адекватность ее действий ситуации.

Мы считаем, что исследование совместной деятельности и поведения группы в напряженных и экстремальных условиях возможно с точки зрения динамики. Методологически такой подход в психологии обоснован в работе К. Левина «Конфликт между аристотелевским и галилеевским способами мышления в современной психологии» (1990). В соответствии с этим подходом динамика события не связывается с изолированным объектом как таковым, а зависит от ситуации, в которой происходит событие. Динамика конкретного процесса должна выводиться из связи конкретного объекта с конкретной ситуацией и, поскольку дело касается внутренних сил, многочисленных связей различных функциональных систем, которые образуют объект.

Свойства и структура объекта важны при динамическом подходе, но более важной считается ситуация, а не объект.

Анализ работ по социально-психологическим проблемам групп и совместной деятельности, проведенный нами, приводит к выводу о том, что по психологическому содержанию к реализации динамического подхода в исследовании группы в современной отечественной социальной психологии наиболее близкой является концепция организованности группы (Бендас Т.В., 1984, 1986; Чернышёв А.С., 1969, 1980, 1984). Группа, как субъект совместной деятельности, способна проявить себя в полной мере лишь при полной, предельной реализации своих возможностей. В отношении совместной деятельности надёжность группы обеспечивает создание группой адекватных способов организации совместной деятельности, причем адекватность должна обеспечиваться как в отношении внутренних условий (возможностей группы), так и в отношении той внешней среды, в которой группа находится.

Оптимальное воплощение этих способов в совместной деятельности обеспечивает оптимальный уровень функционирования группы как субъекта совместной деятельности на определенном отрезке времени и в определенных условиях.

Если мы говорим о надёжности, как социально-психологическом качестве группы, то мы имеем право предположить существование групп, обладающих этим качеством, – надёжных групп. Можно предположить, что такая группа характеризуется: высокой эффективностью совместной деятельности (не только по непсихологическому результату деятельности, но и по воспита тельному воздействию на членов группы); достигаемыми в широких пределах изменениями группового поведения и совместной деятельности; способностью наметить и осуществлять план совместной деятельности, поддерживать эффективное взаимодействие. Таким образом, надёжная группа способна в напряженных и экстремальных условиях поддерживать сосредоточение и актуализацию функций за счет сформированной мотивации и социальных установок на совершенствование организации, за счет отношения к организации как к ценности.

Выявление отношений между организованностью, надёжностью и субъектностью возможно на основе идей А.В. Брушлинского о субъектности индивида и группы (Брушлинский А.В., 1995, 1996, 2007). Если субъектность индивида принимается однозначно, то вопрос о субъектности группы остается проблематичным, хотя еще в семидесятые годы двадцатого века проблему коллектива как субъекта деятельности и общения обозначили А.В. Петровский (1979, 1982), Л.И. Уманский (1971, 1977, 1980).

Категория субъектности отражает содержание направленности и уровень активности малой группы. В связи с тем, что эффективность совместной деятельности группы непосредственно связана с уровнем ее организованности (Чернышев А.С., 1980), нам представляется важным рассмотреть вопрос о психологических аспектах взаимосвязи между организованностью и надёжностью. В свете проблемы нашего исследования особенный интерес представляет динамика организованности в экстремальных условиях, такие свойства организации, как гибкость, способность перестраиваться без потерь в эффективности, «выживаемость» организации.

Надёжность характеризует группу со стороны адекватности ее совместной деятельности напряженным и экстремальным условиям, получившим широкое распространение в последнее время и имеющим тенденцию к дальнейшему распространению и ужесточению в условиях социально-экономической нестабильности и всё расширяющихся межгрупповых конфликтов.

Сочетание субъектности, организованности и надёжности обеспечивает группе статус субъекта совместной деятельности, общения и отношений, а также эффективность жизнедеятельности в различных проявлениях.

Во второй главе «Методологические и методические проблемы исследования надёжности малых групп» анализируются проблемы применения социально-психологического эксперимента для исследования надёжности группы.

Мы считаем, что основным методом исследования надёжности группы в экстремальных и напряженных условиях совместной деятельности является эксперимент. Психологи и социологи, разрабатывающие проблемы эксперимента в социальных науках (В. Вундт, В.Н. Дружинин, А.П. Куприян, Д. Кемпбелл, Т.В. Корнилова, А.Ф. Лазурский, К. Левин, Б.Ф. Ломов, Д.С. Милль, С. Милграм, В.Д. Небылицын, С. Стауффер, Б.М. Теплов, Г.И. Челпанов, Шнейдер Л.Б. и др.), исходили их того, что экспериментальный метод имеет активный характер. Кроме того, эксперимент должен быть обоснован теоретически, решать конкретную теоретическую задачу и устанавливать некоторую закономерность. Развивая представления об эксперименте в психологии, К. Левин исходил из того, что психология должна использовать галилеевское мышление – т.е. исходить из гомогенности мира, из подчинения отдельных явлений общим закономерностям (которые и должно изучать и выявлять при помощи эксперимента).

В экспериментальном исследовании, предметом которого являются социально-психологические явления, на отдельных этапах могут быть использованы такие методы, как интервью, беседа, наблюдение, анкетирование, тесты. По мнению отечественных исследователей Г.М. Андреевой (2000), В.Н. Дружинина (2002), А.П. Куприяна (1971), Л.Б. Шнейдер (2007) и др., эти методы могут предшествовать эксперименту, подготавливать его или создавать соответствующие условия для него, сопутствовать ему, следовать после этапа активного воздействия на экспериментальные переменные. Эксперимент в данном случае является не только измерением и контролем переменных, но и способом организации исследования, интегрирующим другие методы.

Проблемы использования в социально-психологическом исследовании лабораторного и естественного экспериментов, их соотношения, валидности неодинаково решаются разными психологами. Г.М. Андреева (2000), В.Н. Дружинин (2002), Т.В. Корнилова (2004), Д. Кэмпбелл (1980), А.П. Куприян (1971), А.В. Петровский (1976, 1998), П.Н. Шихирев (1999), Шнейдер Л.Б. (2007) констатируя широкое использование лабораторного эксперимента в исследовании малых групп в социальной психологии, справедливо указывают, что факты, полученные этим методом имеют низкую валидность, слабо соотносятся с социальным контекстом поведения и деятельности. Сторонники противоположной точки зрения указывают на то, что лабораторный эксперимент дает дополнительные возможности для контроля за переменными и вычленения изучаемого психологического явления «в чистом виде».

Следует также отметить, что именно лабораторный эксперимент наиболее разработан в социальной психологии малых групп. Очевидно, что лабораторный эксперимент обладает определенными достоинствами, которые невозможно игнорировать. Решение проблемы, видимо, заключается не в том, использовать или не использовать лабораторный эксперимент социальной психологии, а в том, для достижения каких целей и каким образом использовать его результаты, какие обстоятельства и приемы позволяют валидизировать данные, полученные в лабораторном эксперименте. Предмет нашего исследования – надёжность группы – требует сочетания лабораторного и естественного экспериментов.

Соображения, приведенные выше, позволяют наметить общую стратегию исследования надёжности группы в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности. В данном исследовании нам представляется целесообразным использовать разные группы методов: наблюдение, опросные методы, аппаратурные методики. Формой организации исследования является лабораторный и естественный эксперимент. При исследовании надёжности группы в напряженных условиях совместной деятельности целесообразно в качестве главного метода организации исследования избрать естественный эксперимент, позволяющий изучить реальные группы в реальных напряженных условиях. Его необходимо дополнить лабораторным эксперимен том, что позволит выделить изучаемые психологические явления «в чистом виде» и уточнить данные, полученные в естественном эксперименте. При исследовании надёжности группы в экстремальных условиях совместной деятельности целесообразно в качестве главного метода организации исследования избрать лабораторный эксперимент, позволяющий моделировать (частично воспроизводить) экстремальные условия и осуществлять полный контроль экспериментальных переменных.

Для экспериментального исследования надёжности группы в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности был разработан методический блок, органически сочетающий методы наблюдения, опроса и приборы-модели совместной деятельности. Приборы «Арка», ГСИ-7 (с приставками «Стрессор» и «Самоорганизация») актуализируют процесс и свойства совместной деятельности группы. Указанный методический блок применялся нами в полевом социально-психологическом эксперименте – лабораторном и естественном. В лабораторном эксперименте необходимо отвести приоритетное место моделированию совместной деятельности группы с помощью аппаратурных методик. Для исследования различных аспектов надёжности группы, гибкости и «выживаемости» организации совместной деятельности, способности группы перестраиваться требуется моделирование напряженных условий. Этого можно достичь за счет поднятия субъективной значимости для испытуемых работы с приборами-моделями, введения высокой мотивации. С этой целью мы использовали соревнование между группами за первенство, сопровождаемое публичным оглашением результатов и т.п.

Нами были разработаны модификации экспериментальных процедур работы с приборами-моделями для изучения напряженных условий совместной деятельности. Суть модификаций заключалась в создании ситуаций организационной неопределенности, новизны, неожиданности. Ряд модификаций может быть использован как при работе с «Аркой», так и при работе с ГСИ-7 (Чернышев А.С., Лунев Ю.А., Сарычев С.В., 2005). Для исследования надёжности группы, помимо указанных аппаратурных методик, проводилось комплексное изучение групп в реальных условиях их деятельности, что давало возможность повысить экологическую валидность полученных в лабораторном эксперименте данных, а также более дифференцированно, подробно и точно исследовать важнейшие социально-психологические свойства группы, в том числе и надёжность. Кроме того, в естественном эксперименте представляется возможным установить зависимость совместной деятельности группы от объективных условий. Естественность изучения достигалась за счет того, что в течение ряда лет автор работал в качестве штатного практического психолога в организациях, составивших эмпирическую базу исследования, тесно контактировал с испытуемыми в процессе педагогической деятельности (проводил разовые занятия, читал лекции, участвовал в организации массовых мероприятий и т.п.), действовал как член педагогического коллектива.

В соответствии с логикой экспериментального исследования, гипотезой, целью, задачами и предметом исследования, были определены его основные параметры: экспериментальные и неэкспериментальные переменные, способы их контроля и измерения, способы обработки данных, уточнить план про ведения исследования. Предметом экспериментального исследования является надёжность группы в напряженных условиях совместной деятельности, выступающая в нашем исследовании в качестве зависимой экспериментальной переменной. В качестве независимой экспериментальной переменной в осуществленном нами исследовании выступают условия совместной деятельности. Независимая экспериментальная переменная в ходе осуществления исследования принимала три основных значения: оптимальные, напряженные и экстремальные условия совместной деятельности. Посредством манипулирования независимой экспериментальной переменной (как гипотетическая причина) вводилось в действие явление надёжности (как гипотетическое следствие).

Мы считаем, что надёжность группы в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности может быть в основном описана следующими показателями: результативность; взаимодействие членов группы; согласованность действий. Каждый из показателей надёжности может быть измерен при помощи эмпирических референтов, которые проявляются непосредственно (см. табл. 1), могут быть непосредственно измерены и зафиксированы с помощью соответствующих методик.

Таблица Основные показатели и эмпирические референты надёжности группы в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности Показатели Эмпирические референты надёжности затраты времени и качество выполнения количество отказов Результативность продуктивность ранг группы среди других групп иерархия и вариативность взаимодействия структура взаимодействия Взаимодействие самостоятельность и инициативность во взаимодействии включенность во взаимодействие наличие единого плана Согласованность степень детализации плана действий распределение и согласованность функций соответствие действий плану, чёткость исполнения Общая стратегия экспериментального исследования надёжности группы в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности в известной мере расходится с наиболее распространенной стратегией эксперимента – стратегией «экспериментальной и контрольной групп». Отступая от стратегии «экспериментальной и контрольной групп», мы исходили из того, что в условиях сочетания естественного и лабораторного экспериментов и использования соответствующих методик осуществление такой стратегии не представляется возможным.

Итак, общий замысел экспериментального исследования состоял в том, чтобы, помещая группы с различной степенью организованности в оптималь ные, напряженные и экстремальные условия совместной групповой деятельности (т.е. манипулируя независимой экспериментальной переменной), приводить в действие гипотетическую причину, порождающую гипотетическое следствие (см. рис. 1).

Рис. 1. Организация экспериментального исследования надёжности группы Гипотетическим предположением, реализующим причинно-следственные отношения, в нашем исследовании является связь между условиями совместной деятельности группы и ее надёжностью. Связь между гипотетической причиной и гипотетическим следствием должна проявляться в различных качественных и количественных изменениях основных показателей надёжности в группах с различной степенью организованности в напряженных и экстремальных условиях по сравнению с оптимальными.

В третьей главе «Экспериментальное исследование надёжности малых групп в напряженных условиях совместной деятельности» содержится систематическое описание основных параметров и результатов естественного эксперимента, направленного на исследование надёжности группы в напряженных условиях. Исследование надёжности молодежных групп в напряженных условиях совместной деятельности было осуществлено в 1988–2008 гг. и имело целью исследование надёжности группы в оптимальных и напряженных условиях совместной деятельности. Эмпирическую базу исследования составили реальные молодежные группы (девушки и юноши 15–18 лет) из числа студентов, школьников и учащихся профессиональных училищ (ПУ) г.

Курска и Курской области: школьные классы, учебные группы ПУ системы начального профессионального образования, студенческие группы Курского государственного университета, учебные группы в школе молодежных лидеров Курской области «Комсорг» и областном молодежном центре «Монолит».

В качестве напряженных условий совместной деятельности в естественном эксперименте выступали:

• условия, требующие наладить совместные действия при недостатке времени, в короткие сроки (классу или учебной группе для подготовки мероприятия для всей организации или центра отводится 5–6 часов);

• условия, требующие совместных действий группы в условиях неопределенности (например, группа разрабатывает и осуществляет мероприятие, не имеющее «прецедента» в школе, вузе);

• условия, в которых значимое социальное окружение пристрастно оценивает результаты совместной деятельности группы (например, публичное представление групп и конкурс «Большой вальс»);

• условия с повышенной ответственностью, с «высокой ценой» за ошибку в совместной деятельности («день дублера» в школе, «день открытых дверей» профессиональных училищах, «день отряда» в «комсорге» и «монолите»);

• условия, когда осваивается новый вид совместной деятельности, не имеющий аналогов или похожих случаев в групповом опыте совместной деятельности;

• условия, когда из группы «выходит» ряд членов и/или «входят» новые люди (т.е. изменяется состав группы, ее композиция).

Важной особенностью всех групп, исследованных нами, является то, что ко времени осуществления исследования все группы были уже в значительной мере сформировавшимися общностями и продолжали своё функционирование после завершения исследования. Измерение показателей организован ности было организовано в период, непосредственно предшествующий экспериментальному исследованию (введению экспериментального импульса).

Группы высокого уровня организованности в напряженных условиях совместной деятельности выполняют совместную деятельность безотказно, с минимальным разбросом лучших и худших результатов. Основные эмпирические референты результативности изменяются согласованно. Уровень их выраженности коррелирует со степенью напряженности условий совместной деятельности группы: чем выше степень напряженности условий совместной деятельности, тем меньше отказов, выше продуктивность, меньше разброс максимальных и минимальных результатов. В результативности высокоорганизованных групп как бы синтезируются позитивные стороны групп средней и низкой организованности: повышение продуктивности и повышение безотказности в напряженных условиях совместной деятельности.

Члены высокоорганизованных групп придают большое значение согласованию совместных действий, тщательной разработке плана предстоящей совместной деятельности. Ориентировочная часть совместной деятельности в напряженных условиях имеет больший удельный вес, чем в оптимальных условиях. Содержательная сторона плана предстоящей совместной деятельности в напряженных условиях улучшается по сравнению с условиями оптимальными. Качество такого плана характеризуется тщательным распределением функций, способностью каждого члена группы обосновать целесообразность распределения функций, стабильностью самого плана. Важную роль в согласовании совместной деятельности играют лидеры высокоорганизованных групп, их видение предстоящей и текущей совместной деятельности «концептуально», они видят ситуацию в целом. В напряженных условиях совместной деятельности такие группы способны к произвольной саморегуляции совместной деятельности в соответствии с идеальным образом результата и процесса совместной деятельности (т.е. планом).

Взаимодействие в высокоорганизованных группах в напряженных условиях совместной деятельности направлено на деловую интеграцию группы, усилия членов группы сосредоточены на ключевых моментах взаимодействия, необходимых для достижения групповых целей. Члены таких групп испытывают потребность и способны к изменению взаимодействия во имя достижения наилучшего возможного результата. В напряженных условиях совместной деятельности они стремятся к созданию более совершенной формы организации жизнедеятельности за счет перестройки взаимодействия. Максимальное значение основных эмпирических референтов взаимодействия достигается в особомотивированной деятельности в напряженных условиях, причем члены таких групп стремятся осуществить тщательный учет возможных последствий от изменений, вносимых во взаимодействие. Инициатива во взаимодействии исходит от большинства членов группы. Группы высокого уровня организованности в напряженных условиях совместной деятельности характеризуются действенным равновесием взаимоотношений и взаимодействия при высокой гибкости, вариативности и адекватности взаимодействия.

Высокоорганизованные группы можно охарактеризовать как надёжные, а результаты их совместной деятельности – как прогнозируемые.

Группы среднего уровня организованности безотказно действуют в особомотивированной деятельности в напряженных условиях совместной деятельности, в обычной же совместной деятельности в напряженных условиях безотказность несколько ниже. Высокий уровень безотказности в напряженных условиях совместной деятельности, однако, достигается за счет более низкого уровня продуктивности совместной деятельности по сравнению с высокоорганизованными группами.

Группы этого типа характеризует увеличение разброса лучших и худших результатов в напряженных условиях совместной деятельности по сравнению с оптимальными условиями. Следует отметить некоторое сужение диапазона разброса в особомотивированной деятельности в напряженных условиях. Таким образом, динамика основных эмпирических референтов результативности у групп не носит согласованного характера, противоречива.

Для групп среднего уровня организованности (как и для высокоорганизованных групп) характерно увеличение удельного веса ориентировочной части совместной деятельности в напряженных условиях по сравнению с оптимальными условиями. Особенностью среднеорганизованных групп является снижение качества плана совместной деятельности за счет частого использования «стандартных» приемов, усиления шаблонности. Качество плана снижается также за счет того, что члены таких групп зачастую «не видят» изменений условий совместной деятельности, а если и замечают, то не оценивают их новизны, нового качества ситуации.

У большинства групп этого типа закрепляется и сохраняется тот способ согласования действий, который складывается стихийно, как говорят испытуемые, «сам собой». При разработке плана совместной деятельности эти группы в большей мере ориентированы на оптимальные, а не на напряженные условия совместной деятельности. Согласование функций для членов среднеорганизованных групп представляет трудность. Группы этого типа в напряженных условиях совместной деятельности снижают степень соответствия совместной деятельности плану за счет того, что группой создается лишь частичная ориентировочная основа совместной деятельности.

Взаимодействие у групп среднего уровня организованности в напряженных условиях совместной деятельности характеризуется выраженной мотивацией членов группы на поиск оптимального способа взаимодействия, стремлением изменить взаимодействие для улучшения результата деятельности. Большинство групп среднего уровня организованности все же не могут изменить взаимодействие для оптимизации совместной деятельности групп в напряженных условиях совместной деятельности.

Группы низкого уровня организованности характеризуются существенным снижением безотказности в напряженных условиях совместной деятельности по сравнению с оптимальными условиями, особенно заметно возрастает число отказов в особомотивированной деятельности в напряженных условиях. Группы этого типа, тем не менее, способны к повышению продуктивности совместной деятельности в напряженных условиях (только в особомотивированной деятельности), но ценой увеличения разброса лучших и худших показателей результативности и снижения безотказности. Результативность становится непрогнозируемой в напряженных условиях совместной деятельности. Низкоорганизованным группам присуще преобладание исполнительской части совместной деятельности над ориентировочной частью и в оптимальных, и в напряженных условиях. В напряженных условиях совместной деятельности по сравнению с оптимальными условиями снижается удельный вес ориентировки в структуре совместной деятельности. План предстоящей совместной деятельности отсутствует или характеризуется низким качеством.

Если даже план имеется, то в напряженных условиях уровень выраженности эмпирического референта «соответствие деятельности плану» снижается. Таким образом, согласование действий и функций осуществляется стихийно, члены низкоорганизованных групп не стремятся к их упорядочению и согласованию и в оптимальных, и в напряженных условиях совместной деятельности.

Взаимодействие в напряженных условиях совместной деятельности не соотносится ни с групповыми целями, ни с возможностями группы. Уровень выраженности взаимодействия одинаково низок в оптимальных и в напряженных условиях совместной деятельности. Вследствие отсутствия заранее продуманного способа взаимодействия, его оптимизация в напряженных условиях для низкоорганизованных групп не осуществима. В напряженных условиях уровень самостоятельности и инициативности членов групп этого типа снижается по сравнению с оптимальными условиями. Полная включенность во взаимодействие в напряженных условиях совместной деятельности отмечена нами лишь у незначительного числа членов низкоорганизованных групп, причем полнота включенности снижается с возрастанием степени напряженности условий совместной деятельности. Итак, группы разного уровня организованности характеризуются качественно различными типами динамики и уровнями выраженности основных показателей надёжности в напряженных условиях совместной деятельности.

В четвертой главе «Экспериментальное исследование надёжности малых групп в экстремальных условиях совместной деятельности» описаны исследовательские процедуры и результаты лабораторного социальнопсихологического эксперимента в условиях относительной социальной изоляции и режима непрерывной деятельности (РНД) с дефицитом сна до 72 часов. Общая продолжительность лабораторного эксперимента для каждой из двух групп составляла десять суток. Группа №1 и группа №2 были созданы из числа лиц, добровольно пожелавших принять участие в испытании и ранее друг с другом не знакомых, не говоря уже о наличии опыта совместной деятельности.

Необходимо отметить, что отказов в узком смысле слова (по терминологии В.Д. Небылицына), т.е. полного, необратимого прекращения деятельности, не наблюдалось. Имели место в основном отказы преходящие (или ошибки, продолжающиеся ограниченное время). Для испытуемых характерно возрастание удельного веса безотказно выполненных заданий в оптимальных условиях (фон перед РНД), в начальный период осуществления РНД (первыевторые сутки). После этого все задания выполняются с ошибками, число которых варьирует от одной до трех в экстремальных условиях (третьи сутки РНД) и составляет одну – две ошибки в каждом из заданий в режиме фона после РНД. Этот факт может быть объяснен мобилизацией группового потенциала вследствие новизны и высокой субъективной значимости осуществления совместной деятельности в экстремальных условиях.

Несколько иная картина обнаруживается при анализе продуктивности совместной деятельности группы. Средние значения продуктивности имеют тенденцию возрастать от испытания к испытанию. В экстремальных условиях продуктивность даже несколько возрастает, а незначительное снижение происходит после завершения РНД. Сопоставление максимальных и минимальных величин продуктивности, а также анализ безотказности позволяет придти к заключению о том, что вероятность как хорошего, так и неудовлетворительного исхода совместной деятельности заметно повышается в экстремальных условиях по сравнению с оптимальными условиями.

Выработка плана совместной деятельности проявляется в обретении, сохранении и подкреплении положительного опыта решения групповых задач, в поиске оптимального варианта совместной деятельности с учетом возможностей и условий деятельности группы. В обеих группах нами зафиксировано стремление найти наиболее рациональный вариант совместной деятельности, требующий наименьше траты сил (который по выражению одного из испытуемых «будет дешево стоить») и дающий наилучшие результаты.

Материалы, полученные нами в лабораторном эксперименте, позволяют раскрыть социально-психологическое содержание ориентировки. Прежде всего, это уточнение задания и условий его выполнения (через обращение к экспериментатору). В ходе ориентировки члены группы намечали «стратегию и тактику» деятельности группы в очередной экспериментальной процедуре.

Испытуемые во многих случаях обсуждают предстоящие совместные действия, согласовывают последовательность действий, распределяют между собой участки работы и функции. В каждой из исследованных групп инициаторами ориентировки выступают одни и те же личности, предлагающие тот или иной вариант совместной деятельности. Они вносят корректировки в план, изменяют функции членов группы в выполнении задания. В экстремальных условиях совместной деятельности такое лидерство качественно обогащается:

выделяется лидер «стратегический», вносящий рациональные компоненты в деятельность, намечающий отдаленные задачи группы (например, «беречь силы», «держаться»), и лидер «тактический», ведающий «технологическими компонентами», конкретизирующий работу каждого члена группы уточняющий взаимодействие, вносящий в него коррективы.

При выполнении заданий, которые не содержали новизны, неожиданности, не создавали у членов групп потребности в перестройке организации совместной деятельности ориентировка как бы «свертывается». С точки зрения распределения, согласованности и осуществления функций организации это можно объяснить тем, что складывается организационный порядок (Пригожин А.И., 1980, 1983).

Высокий уровень выраженности соответствия совместной деятельности плану в экстремальных условиях достигался благодаря ряду психологических механизмов. К ним следует отнести чрезвычайно высокий уровень мотивации совместной деятельности и прямое совпадение высокой личной мотивации с мотивами групповой деятельности. Существенными были также психологическая готовность и настрой на успешное решение задачи. Фактически, испытуемые приходили к осуществлению совместной деятельности в экстремальных условиях хорошо мобилизованными по собственной инициативе. Имея две-три минуты незапланированного свободного времени, испытуемые подходили к приборам, начинали тренировки еще до начала испытаний, активно припоминая удачные варианты работы.

Нам представляется существенным, что испытуемые в различной степени реализуют инициативность и самостоятельность во взаимодействии. В наибольшей мере это свойство реализуется лидерами, особенно лидерами «стратегическими». Важно и то, что данная характеристика реализуется не только в ориентировочной, но и в исполнительской части совместной деятельности. Включенность во взаимодействие, как и многие другие процессуальные характеристики группы, находится в развитии, становлении и только к окончанию эксперимента включенность во взаимодействие достигает того уровня, когда ее можно оценивать как полную.

В обеих группах непосредственные проявления эмпирических референтов взаимодействия опосредуются общим фактором, а именно – направленностью групп на деловую интеграцию, на достижение общегрупповой цели, на получение такого результата совместной деятельности, который устраивал бы членов группы и был приемлемым в сравнении с результатами другой группы (других групп). Важно отметить, что в поведении разных членов группы каждый из эмпирических референтов взаимодействия проявлялся неодинаково. Наиболее ярко и отчетливо они проявлялись у лидеров группы, т.е. зависели от позиции того или иного члена группы в процессе взаимодействия. Следует подчеркнуть также факт сохранения уровня внутригруппового взаимодействия в экстремальных условиях совместной деятельности. Сохранение эффективности в экстремальных условиях совместной деятельности не было спонтанным, испытуемые применяли целый ряд средств, позволяющих оптимизировать взаимодействие, повысить адекватность взаимодействия требованиям ситуации, особенностям группы.

На основании данных лабораторного эксперимента группы №1 и №можно оценить как надёжные в экстремальных условиях совместной деятельности. Надёжность и ее основные показатели изменялись количественно в относительно небольших интервалах с тенденцией понижения в начале РНД (первые-вторые сутки), некоторым повышением к концу РНД (третьи сутки) и дальнейшим повышением в оптимальных условиях по завершении РНД. В наибольшей мере данный тип динамики присущ такому показателю надёжности, как результативность.

Но такая тенденция проявления результативности не является однозначной. В экстремальных условиях совместной деятельности возрастает количество ошибок (преходящих отказов): как общее количество ошибок, так и среднее количество ошибок, приходящихся на одно задание. Кроме того, существенно возрастает разброс лучших и плохих результатов в экстремальных условиях совместной деятельности группы по сравнению с оптимальными (различие достигает полутора–двукратного). Таким образом, в экстремальных условиях появляется вероятность как чрезвычайно высокой результативности совместной деятельности, так и довольно низкой. Диапазон возможных исходов совместной деятельности в экстремальных условиях расширяется, хотя среднее значение эмпирического референта «продуктивность» имеет тенденцию к возрастанию как в оптимальных, так и в экстремальных условиях совместной деятельности.

В экстремальных условиях совместной деятельности отчетливо обозначилась тенденция введения компенсаторных психологических механизмов, способствующих надёжности исследованных групп в целом и стабильности отдельных показателей надёжности – безотказности, результативности, согласованности действий, взаимодействия. Группа №1 в большей мере актуализировала гуманизм и высокую нравственную культуру во взаимодействии:

«незамечание» ошибок, поддержка и подбадривание лиц, допустивших ошибки и т.п. Для группы №2 характерно использование неформальных компонентов: близкая психологическая дистанция между членами группы, одинаковый возраст, юмор, излюбленные словечки и обороты речи, однородность ценностей и т.п. Обе группы активно сохраняли организационный порядок: привычное взаимодействие, прежнее расположение группы у пультов приборов, рабочие позы.

Нами зафиксирован высокий уровень мотивации совместной деятельности у испытуемых. Участие в исследовании было значимым для них, престижным в профессиональном плане. В особомотивированной деятельности в экстремальных условиях основные показатели надёжности были существенно выше, чем в обычной деятельности.

В экстремальных условиях совместной деятельности значительно увеличивается «удельный вес» ориентировочной части деятельности. Время, затраченное на ориентировку, увеличивалось, в ходе ориентировки подробно обсуждались ход и детали предстоящей совместной деятельности. Ориентировка в обеих группах проводилась настойчиво, упорно, заинтересованно.

Важным психологическим фактом представляется нам сохранение и подкрепление элементов положительного опыта решения групповых задач в экстремальных условиях совместной деятельности. Испытуемые стремились найти и функционально закрепить наиболее рациональный вариант взаимодействия, требующий наименьшей траты сил при результате, приемлемом для группы.

Примечателен факт переживания испытуемыми группового статуса. Оно проявлялось в том, что группы вели между собой заочное соревнование. Члены групп интересовались лучшими результатами работы на приборах ГСИ-и «Арка» и группами, показавшими такие результаты. Группа №2 предлагала группе методистов, исследовавших проблему совместной деятельности, очное соревнование на приборах. Испытуемые явно стремились к сравнению своей группы с другими, стремились убедиться, что их группа в экстремальных условиях «сработала не хуже других». Можно предположить, что принадлежность к группе с высоким статусом, с высокими результатами дея тельности дает возможность личности переживать собственную защищенность в группе в экстремальных условиях совместной деятельности.

Мы обнаружили факт быстрого и полного включения каждого из испытуемых в совместную деятельность в экстремальных условиях и на уровне принятия мотивов, целей и задач совместной деятельности, и на уровне практического содействия их реализации. Включенность проявлялась также в знании, предвидении и предрасположенности к активности других членов группы. Полная включенность была достигнута членами обеих групп к третьим суткам РНД.

Чрезвычайно существенным представляется качественное обогащение лидерства в экстремальных условиях совместной деятельности группы, отчетливое выделение лидеров «стратегического» и «тактического» действия, что оптимизировало взаимодействие в группах. Лидерство не было конфликтным, нами отмечено сотрудничество между лидерами.

Итак, в ходе лабораторного эксперимента нами на операциональном уровне описана и измерена надёжность группы как психологическая характеристика группы в экстремальных условиях совместной деятельности. Экстремальные условия совместной деятельности воздействует на группу не прямо, а опосредованно, преломляясь через внутренние условия жизнедеятельности группы. Это проявилось, в частности, в разной динамике показателя «продуктивность» в оптимальных и экстремальных условиях совместной деятельности. Специфическая особенность надёжности группы в экстремальных условиях совместной деятельности заключается в том, что психологические механизмы, обеспечивающие надёжность, не просто надстраиваются над теми, которые имеются в оптимальных условиях совместной деятельности, а «вырастают» из них, приобретая качественно иное содержание.

В пятой главе «Социально-психологические основы надёжности малых групп» содержится описание социально-психологических компонентов и механизмов надёжности группы, способов её повышения, а также результаты экспериментального формирования надёжности группы.

Среди социально-психологических компонентов надёжности (см. рис.

2) важнейшим является групповое сознание. Оно проявляется в единстве мнений, в принятии групповых целей, обобщенной и адекватной оценке условий совместной деятельности, полноте образа организационного поведения группы и каждого индивида на всех этапах осуществления совместной деятельности. Сформированность группового сознания является фактором психической регуляции совместной деятельности и состояния самой группы. Высокий уровень его развития дает группе возможность согласованно отражать существенные качества личности каждого члена группы. Из всего многообразия черт личности группой воспринимаются и оцениваются прежде всего те черты, которые непосредственно способствуют укреплению или разрушению группы. Согласованность в глубине и полноте восприятия группы каждым ее членом группы создает устойчивую морально-психологическую атмосферу определенности, позволяет надёжно ориентироваться в ценностно-нормативных ожиданиях группы в отношении поведения каждого индивида. Слабое развитие группового сознания приводит к дефициту информации о людях и затруднению организационного взаимодействия, особенно в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности.

Рис. 2. Социально-психологические компоненты надёжности группы Групповая мотивация. Сложившаяся групповая мотивация актуализируется в единстве и симультанности психологического настроя группы на совместную деятельность, в готовности каждого индивида включиться в решение задачи на каждом этапе не только за себя, но и за любого другого индивида. Это проявляется в способности членов группы очень согласованно и быстро актуализировать свои чувства и волю, слить их в единое эмоционально-волевое состояние группы, устойчивое к воздействиям извне. Групповая мотивация определяет «предстартовое» состояние группы в напряженных и экстремальных условиях, влияет на способность группы быстро мобилизовать себя.

Общность образа организационных межличностных отношений. Для группы, как субъекта деятельности, особую остроту приобретает способность индивидов отражать представление группы о членах и характере их взаимодействия. Факт существования личного и группового вариантов осознания организационных отношений наблюдается в группах всех категорий, а степень совпадения и качественное содержание сильно отличаются.

Социальная установка на обогащение организационных отношений в группе. Объективные условия совместной деятельности в напряженных и экстремальных условиях (постановка новых целей и задач, поиск адекватных средств их достижения и т.д.) предполагают оптимизацию форм организационного взаимодействия.

Согласно данным, полученным в экспериментальном исследовании надёжности групп, эффективность действий в высокоорганизованных группах повысилась вследствие того, что они готовы к ним не только операционально, «технически», но и психологически, стремятся к совершенной форме совместной деятельности. Такая мотивация встречи с ситуацией организационной неопределенности обеспечивает высокую эффективность деятельности и безболезненную, адекватную перестройку взаимодействия. Низкоорганизованные группы не только не имеют операциональной, «технической» основы для освоения оптимальных форм взаимодействия, но и не осознают их преимуществ, а иногда просто боятся их. Они могут формально принять новые формы, не поняв их сущности и не желая их осваивать.

В надёжных группах наблюдается отчетливо выраженная социальная установка на поиск оптимальной организации совместной деятельности, настойчивый поиск «лучшего алгоритма» и вовлечения в процесс поиска других участников, включая установление организационного порядка, т.е. такого уровня деловых отношений и взаимодействия, при котором за счет нахождения рациональных, скупых, «отшлифованных» алгоритмов значительно экономятся психологические затраты и обеспечивается надёжность группы как субъекта совместной деятельности в обычных, и особенно в напряженных и экстремальных, условиях.

Обогащенная волевая групповая саморегуляция. В напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности обозначается тенденция опосредования волевых усилий наиболее развитыми групповыми явлениями. Таким образом, вводятся компенсаторные механизмы, способствующие сохранению и даже заметному повышению эффективности совместной деятельности. В итоге обеспечивается активное сохранение организационного порядка:

привычного взаимодействия, прежнего размещения людей у рабочих мест, расположения самих приборов, рабочих поз и т.д.

Социальная установка на успешное преодоление ситуации организационной неопределённости. Важным социально-психологическим условием преодоления экстремальных условий стало осознание испытуемыми уверенности в успешности преодоления трудностей в процессе осуществления совместной деятельности. Это фактически «второе дыхание», дающее заметный прилив сил и бодрости и становящееся основанием для удержания и повышения эффективности совместной деятельности. Большинство испытуемых отмечали, что для них все трудное закончилось не в момент завершения экстремальной ситуации, а раньше, когда они поняли, что до конца испытаний дойдут все.

Оптимальная психологическая дистанция между членами группы в системе межличностных отношений. В напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности каждый из членов группы должен внести определённый вклад в решение задач, стоящих перед группой. Личностная позиция каждого члена группы в условиях отклонения эталона действий, принятых в группе, фиксируется и подвергается пристрастной оценке со стороны группы (особенно в ситуации межгруппового соревнования).

Экспериментальное исследование надёжности группы в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности позволило установить социально-психологические механизмы надёжности группы. Мы пришли к выводу, что в качестве указанных механизмов выступают социально-психологические явления, которые находят выражение в напряженных и экстремальных условиях и позволяют актуализировать латентные в оптимальных условиях компоненты надёжности. Согласно нашим данным, в качестве социально-психологических механизмов надёжности выступает ряд явлений групповой психики.

Качественное обогащение и преобразование лидерства. В надёжных группах лидерство не является конфликтным, абсолютным и жёстким, было отмечено сотрудничество между лидерами. Лидеры играют ведущую роль в процессе согласования совместной деятельности, видение ими предстоящей совместной деятельности в напряженных и экстремальных условиях «концептуально», отличается целостностью и полнотой. Имеет место отчетливое выделение лидеров «стратегического» и «тактического» действия, что обогащало взаимодействие в группе и позволяло оптимизировать совместную деятельность в напряженных и экстремальных условиях по результативности и затратам (прилагаемым усилиям). В экстремальных условиях совместной деятельности взаимодействие «стратегических» и «тактических» лидеров может проявляться как поочерёдное принятие на себя ведущей позиции в группе, которая проявляется в том, что они предлагают конкретные варианты осуществления совместной деятельности, вносят корректировки в процесс исполнения деятельности, изменяют функции членов группы (переназначают функции в соответствии с условиями).

Активное обращение к групповому опыту совместной деятельности. В надёжных группах отчетливо проявляется сохранение и закрепление положительного опыта совместной деятельности. Внешне это выражается как добровольное принятие членами группы устойчивой системы правил и отношений, позволяющих реализовывать наиболее рациональный вариант совместной деятельности (требующий наименьших затрат сил для получения приемлемого для группы результата). Найдя такой вариант, члены надёжных групп стремятся закрепить, запомнить его (и даже дают ему словесный «ярлык») и в дальнейшем воспроизводят его в аналогичных и похожих условиях.

Сохранение организационного порядка. Надёжные группы в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности активно сохраняют организационный порядок, т.е. привычные схемы взаимодействия, привычные рабочие позы, привычное расположение членов группы у пультов приборов-моделей, ориентацию приборов относительно конкретных испытуемых (в лабораторном эксперименте). Это типично для выполнения деятельности, условия которой не содержат элементов новизны, внезапности, неожиданности для членов группы. С точки зрения распределения, согласования и исполнения функций это можно объяснить тем, что в надёжных группах складывается организационный порядок.

Гибкое и целесообразное изменение взаимодействия членов группы.

Взаимодействие членов надёжных групп в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности направлено на деловую интеграцию группы, сосредоточено на ключевых моментах осуществления совместных действий, необходимых для достижения групповых целей. Члены надёжных групп испытывают потребность и способны изменять взаимодействие во имя достижения наилучшего возможного результата, они стремятся учесть возможные последствия от изменений, вносимых во взаимодействие. Инициативы по изменению взаимодействия в соответствии с ситуацией исходят от каждого из большинства членов надёжных групп. Кроме того, для надёжных групп характерна антиципация возможных последствий от предполагаемых и вносимых изменений во взаимодействие.

Развитая ориентировочная часть совместной деятельности. Ориентировочная часть совместной деятельности в напряженных и экстремальных условиях надёжных групп имеет больший удельный вес в сравнении с исполнительной частью. В таких группах уделяется большое внимание согласованию предстоящих совместных действий, тщательной разработке плана совместной деятельности. Ориентировка осуществляется заинтересованно и настойчиво, в ходе ее подробно обсуждаются детали предстоящей деятельности, их возможные последствия. После длительного обсуждения план совместной деятельности принимается как добровольное руководство к действию членами группы.

Содержательная часть плана предстоящей совместной деятельности в напряженных и экстремальных условиях улучшается по сравнению с оптимальными условиями и характеризуется тщательным распределением действий и операций, стабильностью, способностью каждого члена группы обосновать распределение действий и операций, а также порядок их выполнения.

Они настойчиво стремятся найти наиболее рациональный способ осуществления совместной деятельности, предполагающий наименьшие затраты сил и дающий наилучшие результаты. Это особенно ярко проявляется в экстремальных условиях совместной деятельности, когда в процессе ориентировки испытуемые обсуждают предстоящие совместные действия, согласовывают их последовательность, распределяют участки работы.

Установка на совершенствование функциональной структуры группы в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности может внешне проявляться в делении группы на микрогруппы по функциональному признаку для решения каких-либо отдельных задач, уточнения функций отдельных членов группы. Обычно подобное поведение базируется на оценке результатов предшествующей деятельности группы, сравнении этих результатов с эталоном (наилучшим возможным результатом) или с результатом, который показала другая группа в этих обстоятельствах. Итогом совершенст вования функциональной структуры группы, как правило, становится оптимизация совместной деятельности по процессу и результатам.

Достаточно плодотворным способом повышения надёжности групп представляется обучение групп совместной деятельности в разнообразных условиях, которое направлено на совершенствование их подготовленности к совместной деятельности и подготовку лидеров. Для учебных групп можно рекомендовать следующие формы совместной работы на практических и лабораторных занятиях: выполнение заданий в бинарных группах и микрогруппах, комментирование устных ответов и рецензирование письменных работ с последующим их обсуждением в группе.

При этом необходимо соблюдать следующие условия:

• сама учебная задача должна быть значимой, вызывать интерес всей группы, а также входящих в него микрогрупп;

• группа должна быть обеспечена учебным и дидактическим материалом (учебники, задачники, тексты, раздаточный материал и т.д.), с которыми члены учебной группы могли бы самостоятельно работать;

• преподаватель должен настроить группу на активный поиск совместного решения учебной задачи.

Введение разнообразных форм совместной взаимозависимой учебной деятельности (наряду с индивидуальной и фронтальной) заметно интенсифицирует деловое общение внутри группы, при этом значительно расширяется взаимопомощь, доброжелательность: одни добровольно оказывают помощь, другие ее охотно принимают. Необходимо исключить условия, при которых возможно лишь показное участие в совместной работе.

Общественная, трудовая, спортивная и культурно-массовая деятельность также обладает богатыми возможностями для развития личности. Опираясь на взаимозависимость в совместной деятельности, учебной группе можно доверять решение таких важных вопросов, как оказание взаимопомощи в учебе, формирование навыков в трудовых отрядах на летний и осенний периоды, подведение итогов трудового семестра, организацию разновозрастных отрядов по месту жительства, шефство над малышами.

Другим эффективным способом повышения надёжности группы является актуализация ситуаций межгруппового взаимодействия. Образ другой группы, а тем более сам факт ее присутствия на едином поле деятельности оказывает значительное воздействие на состояние данной группы и основные параметры совместной деятельности. Образ другой, «более успешной» группы выполняет функции регулятора сплоченности даже в тех условиях, в которых группа уставала. Аналогичное влияние оказывает фактор присутствия других групп на общем «поле деятельности». Испытывая группы в условиях наращивания, повышения эмоционального фона (сначала испытуемая группа собирала «Арку» в условиях изоляции, затем в присутствии другой группы и, наконец, в условиях соревнования с другой группой), мы установили, что время выполнения экспериментальной задачи соответственно улучшилось, то есть результативность, эффективность ее решения зависит от эмоционального фона ситуации.

Еще более полно описываемый нами эффект проявляется в условиях соревнования групп, что побуждает каждую группу упражняться в осуществлении совместных действий, в ходе которых осуществляется взаимная «подгонка» активности индивидов, формируется умение «ориентироваться» на других и «вписывать» свою активность в совместную деятельность.

В ходе взаимодействия каждая группа достаточно отчетливо «видит» себя на фоне других групп и переживает «публичное самоощущение», которое является сильным стимулом для развития активности и обогащения групповых целей (направленности группы). Адекватное самосознание своего «коллективного «Я» создает благоприятные возможности для повышения эффективности совместной деятельности, развития инициативы, творчества и т.п.

Важным направлением формирования надёжности представляется актуализация внутренних ресурсов группы. Надёжность группы можно сохранить и даже повысить, если актуализировать социально-психологические ресурсы группы, перечисленные ниже.

Установление оптимальной психологической дистанции между индивидами в системе межличностных отношений (сокращение числа социометрических «звезд», отсутствие аутсайдеров и отверженных). Данный ресурс может быть актуализирован посредством социотехники «развитие способности личности к социальной интеграции» (Сарычев С.В., Чернышев А.С., 2002).

Исследование молодежных групп позволили выявить достаточно большую группу юношей и девушек, которые испытывают дискомфорт, затруднения при вхождении в новую социальную общность. Если круг общения превышает 25–30 человек (средняя наполняемость молодежной учебной группы), данная категория молодых людей подвержена эффектам обезличивания и деиндивидуализации в больших социумах. Необходимо помочь членам группы находить баланс между индивидуальным и групповым уровнями жизни, научиться ощущать радость от совместных переживаний и действий группы.

Ярко выраженное лидерство подразумевает наличие в группе стратегических и тактических лидеров, сочетание лидерских и сублидерских функций у многих членов группы, совместимость лидеров. Как свидетельствуют данные экспериментального исследования надежности групп, лидеры, будучи сильным меньшинством группы, отличаются «концептуальным» видением ситуации и играют ведущую роль в подготовке плана к предстоящей группе совместной деятельности. На стадии осуществления совместной деятельности лидеры осуществляют контроль и коррекцию совместных действий, управление взаимодействием членов группы, а также мотивируют группу на достижение наилучшего возможного результата (Чернышев А.С., Лунев Ю.А., Сарычев С.В., 2005).

Достаточно высокий уровень развития группы как коллектива и уровень организованности группы. Актуализация данного внутригруппового ресурса позволяет достичь внутреннего единства на основе социально ценных мотивов, полного принятия целей вышестоящей организации. При этом в общении реализуется уважительное отношение друг к другу при очень высокой требовательности к каждой личности. Характерна непримиримость к нарушителям основных групповых норм и ценностей. Управлять группами высокого уров ня развития трудно в том смысле, что они требуют адекватного уровня управления, не идут на компромиссы, не боятся риска и т.д. Однако субъектность и надёжность групп такого рода создают значительный потенциал для эффективного осуществления совместной деятельности в широком спектре условий (Чернышев А.С., Лунев Ю.А., Сарычев С.В., 2005).

Формирование мотивации достижения успеха. Актуализация данного ресурса имеет целью формирование позитивной социальной мотивации, «социального оптимизма» личности. Как известно, требования учебных организаций к личности учащихся носят недифференцированный и достаточно жесткий характер. Часть из них не справляется с реализацией требований, и у них формируется синдром «боязни ошибки», следовательно, снижается инициативность. Инициативность выступает важным параметром субъектности личности – основы ее позитивного самоопределения. Социотехника основана на актуализации двух факторов: инициативности личности и эмоционального принятия (поддержки) социальной активности личности (Чернышев А.С., Лобков Ю.Л., Сарычев С.В., Скурятин В.И., 2007).

Оптимизация эмоционального настроя на совместную деятельность.

Оптимизация эмоционального настроя на совместную деятельность является одним из фундаментов эффективных психологических изменений личности в группе, для её реализации была разработана социотехника регуляции эмоционального настроя (Сарычев С.В., Лобков Ю.Л., 1999).

Быстрое и полное включение каждого индивида в совместную деятельность как на уровне принятия ее целей, мотивов и задач, так и на уровне практического содействия их реализации, т.е. реализация принципа сосредоточенности и актуализации функций группы как организованной системы.

Оказалось, что полнота распределения лиц по основным свойствам организованности зависит от значимости каждого свойства в социальнопсихологической структуре коллектива. Наибольше число лиц соотносится с направленностью и самоуправляемостью группы, затем идет снижение включенности (Чернышев А.С., Лунев Ю.А., Сарычев С.В., 2002).

Исследование социально-психологических основ надёжности группы в напряженных условиях было бы неполным без экспериментального формирования группы, обладающей явно выраженными показателями надёжности, т.е. надёжной группы. В исследованиях философов отмечается, что в первую очередь это проблема разработки средств, позволяющих создавать объекты, обладающие надёжностью, т.е. методологическая проблема (А.А. Пископпель, 1995; И.А. Ушаков, 1967). Отсюда, в частности, следует, что надёжность того или иного объекта должна рассматриваться прежде всего как формируемое его свойство. При этом подчеркивается значимость организационных средств и представлений, которые адресуются самому субъекту, надёжность которого формируется и поддерживается. Они опираются на самонадёжностные «свойства» субъекта, которые именуются самооптимизацией, саморегуляцией, самоконтролем.

Теоретическим основанием разработки экспериментального формирования надёжности группы стало положение А.В. Петровского (1987) о социально-психологических механизмах взаимодействия личности и коллектива, о феномене «внедрения личности в коллектив и коллектива в личность», являющегося одним из критериев уровня развития группы. В экспериментальном исследовании организованности группы, осуществленном А.С. Чернышевым (1980), также были выявлены сходные социально-психологические механизмы, проявляющиеся в организованности группы. По его данным, взаимосвязь личности и группы реализуется через актуализацию личностных свойств отдельных индивидов в соответствующих организационных свойствах группы: направленности активности, единстве действий самоуправляемости, лидерстве, стрессоустойчивости, межгрупповом единстве.

Указанные свойства развиваются на основе соответствующих индивидуально-психологических особенностей членов группы.

Исходя из представления о лидерстве как социально-психологическом механизме интеграции группы, её саморазвития, мы считаем, что процесс формирования надёжности группы целесообразно осуществлять «изнутри», через стимулирование процесса ее самоформирования, посредством специального отбора лидерского «ядра». Лица, проявившие готовность к инициативе, повышенной ответственности и обладающие организаторскими способностями, составляют лидерский актив, который, в свою очередь, является основой организационной активности группы. Лидеры, осуществляя организационные функции, оказывают существенное влияние на формирование мотивации групповой деятельности, ее направленности.

В этой связи представляется целесообразным в процессе формирования надёжности группы включать следующие процедуры:

• формирование лидерского актива — «ядра» будущей группы;

• доукомплектование группы до необходимого количества её членов.

В процессе подготовки формирующего эксперимента мы исходили из того, что каждый человек, ранее включенный в организованную группу, способен оценить свою организационную роль в будущей группе и этот процесс может быть облегчен введением соответствующей программы самооценивания. На основе применения данной программы выделяются лица, имеющие высокий уровень притязаний на лидерство и готовности включиться в организацию в рамках тех свойств группы, которые они желают актуализировать в предстоящей деятельности. Кандидаты с высокой выраженностью данных качеств составляют так называемый «резерв лидеров».

Затем «потенциальные» лидеры оцениваются на приборах-моделях совместной деятельности («Арка», ГСИ-7) с целью выявления соответствия их притязаний и намерений реальным организаторским возможностям. После этого проводится коррекция состава лидеров и комплектование лидерского актива, составляющего основу для будущей экспериментальной группы. Затем осуществляется доукомплектование группы из лиц, принимавших участие в отборе на предварительном этапе, и включение группы в реальную совместную деятельность. Таким образом, формирование надёжности группы опосредуется совместной деятельностью в напряженных условиях.

Процедура отбора и комплектования состояла из ряда этапов.

1. Опрос по «Карте-схеме психолого-педагогической характеристики группы школьников» (в нём приняло участие 105 старшеклассников, прибыв ших из различных районов Курской области, ранее между собой не знакомых).

2. Выделение резерва лидеров-организаторов на основе количественной и качественной обработки «Карты-схемы…». В исследовании было выделено 20 человек, из них 11 человек имели высокую потребность в усилении организационных свойств «лидерство» и «стрессоустойчивость».

3. Изучение с помощью «Арки» реальных организаторских возможностей потенциальных лидеров в составе временно скомплектованных групп по 8—10 человек в каждой.

4. Коррекция «лидерского резерва» (отбор лиц, у которых уровень притязаний на лидерство соответствует реальным организаторскими умениями). В данном исследовании после коррекции из 11 осталось 9 человек, готовых положительно повлиять на развитие групповых организационных свойств «лидерство» и «стрессоустойчивость».

5. Комплектование контрольной группы и доукомплектование экспериментальной группы. Количественный состав групп составил 24 человека в каждой. Выравнивание контрольной и экспериментальной групп производилось по основе рандомизации методом попарного отбора. Идентичность экспериментальной и контрольной групп достигалось также за счет того, что обе группы проходили обучение по одним и тем же программам, время их пребывания в школе молодежных лидеров также было одинаковым.

6. Включение экспериментальной и контрольной групп в разнообразные виды совместной деятельности в школе молодежных лидеров (учебную, трудовую, игровую, спортивную и др.) с помощью педагогов-руководителей.

Педагоги-руководители групп не были осведомлены о целях и задачах формирующего эксперимента.

Независимая экспериментальная переменная на данном этапе исследования принимает два основных значения:

• наличие в составе группы лидеров, имеющих высокую потребность внести вклад по организационному свойству «стрессоустойчивость группы» (экспериментальная группа);

• отсутствие в группе лидеров, имеющих высокую потребность внести вклад по организационному свойству «стрессоустойчивость группы» (контрольная группа).

В качестве зависимой экспериментальной переменной выступала надёжность группы в напряженных условиях совместной деятельности, ее измерение в экспериментальной и контрольной группе осуществлялось дважды (восьмой и шестнадцатый день эксперимента).

Более высокая, по сравнению с контрольной группой, результативность экспериментальной группы характеризуется полной безотказностью, более высокой продуктивностью и меньшим разбросом максимальной и минимальной результативности в напряженных условиях совместной деятельности в шестнадцатый день эксперимента, когда было осуществлено второе измерение основных показателей надёжности (см. табл. 2). Нельзя не отметить, что безотказность контрольной группы также увеличивалась в течение форми рующего эксперимента, но так и не стала полной. Это же можно сказать и о продуктивности.

Таблица Динамика основных показателей результативности в напряженных условиях совместной деятельности Экспериментальная группа Контрольная группа Шестнадца- Восьмой ШестнадОсновные показатели Восьмой тый день день цатый день результативности день эксэксперимен- экспе- экспериперимента та римента мента Безотказность 100% 100% 60% 92% средн. ариф0,43 0,67 0,48 0,Продук- метическое тивность станд. откло0,358 0,076 0,191 0,1нение Динамика согласованности действий экспериментальной группы характеризуется заметным (в 1,6 раза) увеличением удельного веса ориентировки в структуре совместной деятельности в ходе формирующего эксперимента, более высоким уровнем выраженности показателей «наличие и качество плана», «соответствие совместной деятельности плану», «распределение и согласованность функций» по сравнению с контрольной группой по состоянию на шестнадцатый день эксперимента.

Характеризуя уровень выраженности и динамику взаимодействия следует отметить достижение экспериментальной группой максимального уровня «вариативности и иерархии во взаимодействии» и «включенности во взаимодействие», достигнутый ею на шестнадцатый день исследования. В контрольной же группе, напротив, два из трех эмпирических референтов взаимодействия имеют тенденцию к переходу на более низкий уровень, референт же «включенность во взаимодействие» остается на прежнем уровне. Это позволяет говорить о том, что динамика показателя «взаимодействия» в напряженных условиях совместной деятельности для контрольной группы противоположна таковой для экспериментальной группы. Хотелось бы подчеркнуть, что для экспериментальной группы характерно последовательное повышение уровня взаимодействия по мере увеличения степени напряженности условии, что особенно выпукло проявилось во втором замере показателя «взаимодействие». Для контрольной группы, напротив, характерно снижение уровня взаимодействия в особомотивированной деятельности в напряженных условиях при небольшом повышении уровня данного показателя в обычной деятельности в напряженных условиях. Кроме того, прирост по показателю «взаимодействие» в экспериментальной группе оказался существенно выше.

Таким образом, лидерскому «ядру» экспериментальной группы удалось распространить свое влияние на группу в целом, добиться принятия членами группы своих ведущих норм и ценностей. Показатели надёжности экспериментальной группы на протяжении периода исследования достигли более высокого уровня, чем в контрольной группе. Это позволяет оценить специфическое лидерство как ведущий социально-психологический механизм формиро вания надёжности группы.

В заключении диссертации суммированы итоги исследования, обозначены его перспективы, сформулированы основные выводы.

1. Приоритет в разработке понятия «надёжность» принадлежит техническим наукам, в рамках которых оно было раскрыто как свойство технических изделий сохранять установленные параметры их функционирования относительно времени и условий.

2. Надёжность исследована в различных психологических дисциплинах (инженерной психологии, космической психологии, авиационной психологии, психологии труда, психологии спорта и др.) как системное качество субъекта, актуализирующееся в напряженных и экстремальных условиях осуществления деятельности. Психологический анализ позволил выделить два основных вида надёжности – профессиональную (отражающую безотказность и своевременность действий субъекта, направленных на достижение конкретных целей в заданных условиях) и функциональную (отражающую характер информационного и энергетического приспособления субъекта к процессу управления объектом). Однако исследование надёжности в указанных выше психологических дисциплинах было ограничено преимущественно проблемами надёжности индивида.

3. Надёжность группы как субъекта совместной деятельности в напряженных и экстремальных условиях в социальной психологии практически не была исследована. Исследования, осуществленные в ряде смежных проблемных областей социальной психологии (социально-психологический субсиндром стресса, стрессоустойчивость группы, готовность к деятельности в напряженных условиях и др.), ограничены рассмотрением феноменов устойчивости группы: сопротивляемости, помехоустойчивости, резистентности, стрессоустойчивости.

4. В отличие от статического подхода, предполагающего анализ преимущественно внешних воздействий, предложенный нами динамический подход к исследованию совместной деятельности группы в напряженных и экстремальных условиях исходит из необходимости исследования и внешних, и внутренних условий совместной деятельности группы, сознающей необходимость разработки и применения адекватных способов организации совместной деятельности, что раскрывается понятием «надёжность».

5. Сочетание субъектности, надёжности и организованности придаёт группе статус субъекта совместной деятельности, общения и отношений и, следовательно, высокую эффективность в различных аспектах жизнедеятельности группы.

6. Основным методом исследования надёжности группы в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности является социальнопсихологический эксперимент. Необходимым представляется сочетание лабораторного и естественного эксперимента, т.к. полномасштабное воспроизведение напряжённых и (в особенности) экстремальных условий неприемлемо по этическим соображениям.

7. Логика осуществления экспериментального исследования надёжности состоит в том, чтобы, помещая группы, различающиеся по уровню организо ванности, в оптимальные, напряженные и экстремальные условия совместной деятельности, приводить в действие гипотетическую причину, порождающую гипотетическое следствие. Связь между гипотетической причиной и гипотетическим следствием должна проявляться в различной динамике основных показателей надёжности (результативности, взаимодействия, согласованности действий, соотношения взаимоотношений и взаимодействия) в различных социальных условиях у различных групп.

8. По своему психологическому содержанию надёжность группы выступает как система групповых мотивов и социальных установок на совершенствование организации совместной деятельности группы в напряженных условиях.

9. Существуют значительные различия по уровню выраженности и по динамике основных показателей надёжности в напряженных условиях совместной деятельности групп разного уровня организованности. Качественной особенностью надёжности в напряженных условиях групп среднего и высокого уровня организованности является полная безотказность в особомотивированной деятельности.

10. Надёжность группы в напряженных условиях совместной деятельности детерминирована организованностью группы. Группы различного уровня организованности характеризуются различной динамикой основных показателей надёжности в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности. Причинно-следственная связь между надёжностью и организованностью по своему характеру не является линейной, а носит сложный и опосредованный характер. Выступая в качестве опосредующего звена надёжности, организованность качественно изменяет содержание основных показателей надёжности в напряженных условиях совместной деятельности группы.

11. Надёжные группы в экстремальных условиях совместной деятельности характеризуются относительно небольшими изменениями основных показателей надёжности. Тем не менее заметно возрастает количество преходящих отказов (ошибок). Кроме того, по сравнению с оптимальными условиями совместной деятельности в экстремальных условиях возрастает разброс лучших и плохих результатов (в 1,5–2 раза). Следовательно, в экстремальных условиях становится вероятной как чрезвычайно высокая результативность совместной деятельности, так и довольно низкая.

12. В экстремальных условиях группы прибегают к разнообразным средствам оптимизации совместной деятельности, в частности к совершенствованию взаимодействия, улучшению функциональной структуры организации, более полному включению членов группы в деятельность группы.

13. Психологическими механизмами надёжности группы в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности являются: развитая ориентировочная часть совместной деятельности, качественное обогащение и преобразование лидерства, активное обращение к групповому опыту совместной деятельности, сохранение организационного порядка, гибкое и целесообразное изменение взаимодействия членов группы, совершенствование функциональной структуры организации. Психологические меха низмы надёжности группы в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности имеют в качестве основы психологические механизмы, характерные для оптимальных условий совместной деятельности.

Психологические механизмы надёжности не надстраиваются над ними, а как бы «вырастают» из них, приобретая иное психологическое содержание в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности.

14. Различные группы (даже в рамках одного уровня организованности группы) характеризуются различной динамикой и соотношением, степенью выраженности различных психологических механизмов надёжности, «индивидуальными» психологическими особенностями группового поведения и совместной деятельности.

15. Социально-психологическими компонентами надёжности группы в напряженных и экстремальных условиях совместной деятельности являются:

групповая мотивация, групповое сознание, общность образа организационных межличностных отношений, социальная установка на обогащение организационных отношений в группе, обогащённая групповая волевая саморегуляция, социальная установка на успешное преодоление ситуации организационной неопределённости, оптимальная психологическая дистанция между индивидами в системе межличностных отношений в группе.

16. Основными способами повышения надёжности группы являются осуществляемые посредством специально разработанных приёмов и социотехник обучение, актуализация ситуаций межгруппового взаимодействия, актуализация внутренних ресурсов группы.

17. Надёжная группа может быть сформирована через отбор лидерского «ядра» из числа лиц, намеревающихся и реально готовых включиться в групповую активность по организационным качествам группы «лидерство» и «стрессоустойчивость», и последующее доукомплектование состава группы до необходимого количества ее членов. Такой подход к формированию надёжных групп отдает приоритет внутренним детерминантам и стимулированию процессов самоформирования, в отличие от традиционных подходов, предусматривающих ведущую роль внешних обучающих и управляющих воздействий.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Монографии 1. Сарычев, С.В. Социально-психологические аспекты надёжности группы в напряженных ситуациях совместной деятельности / С.В. Сарычев, А.С. Чернышев. – Курск : Изд-во КГПУ, 2000. – 180 с. (12,9 п.л.).

2. Сарычев, С.В. Экспериментальное исследование социально-психологической зрелости молодежных групп: Из опыта работы курской школы социально-педагогической психологии, 1964–2004 гг. / А.С. Чернышев, С.В. Сарычев, Ю.Л. Лобков [и др.]. – Курск : Курск. гос. ун-т, 2004. – 2с. (18,3 п.л.).

3. Сарычев, С.В. Аппаратурные методики психологической диагностики группы в совместной деятельности / А.С. Чернышев, С.В.Сарычев, Ю.А. Лунев. – М. : Изд-во «Ин-т психологии РАН», 2005. – 189 с. (13,п.л.).

4. Сарычев, С.В. Проектирование психологической помощи подросткам и юношам в личностном развитии / А.С. Чернышев, С.В.Сарычев, Н.Н. Гребеньков [и др.]. – Курск : Курск. гос. ун-т, 2005. – 162 с. (10,1 п.л.).

5. Сарычев, С.В. Надёжность группы в напряженных и экстремальных ситуациях совместной деятельности (социально-психологические основы) / С.В. Сарычев. – Курск : Курск. гос. ун-т, 2007. – 155 с. (9,8 п.л.).

6. Сарычев, С.В. Социально одаренные дети : путь к лидерству (экспериментальный подход) / А.С. Чернышев, С.В. Сарычев, Ю.Л. Лобков, В.И. Скурятин. – Воронеж : Кварта, 2007. – 210 с. (17,6 п.л.).

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК 7. Сарычев, С.В. Исследование социально-психологических основ надежности в экстремальных ситуациях совместной деятельности / С.В. Сарычев // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Серия психологические науки : «Акмеология образования». – 2005.

–№2. – Т.11. – С. 237–242. (0,5 п.л.).

8. Сарычев, С.В. О методах исследования надёжности малых групп / С.В. Сарычев // Вестник Костромского государственного университета им.

Н.А. Некрасова. Серия психологические науки : «Акмеология образования». – 2006. – №1. – Т.12. – С. 148–152. (0,5 п.л.).

9. Сарычев, С.В. Психология надёжности малой группы / С.В. Сарычев // Социальная политика и социология. – 2006. – №3. – С. 100–114. (1,0 п.л.).

10. Сарычев, С.В. Надежность малых групп в напряженных ситуациях совместной деятельности как социально-психологическое явление / С.В. Сарычев // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Серия психологические науки : «Акмеология образования». – 2006.

– №3. – Т.12. – С. 94–99. (0,5 п.л.).

11. Сарычев, С.В. Социально-психологические методы повышения надёжности молодежных групп в напряженных ситуациях совместной деятельности / С.В. Сарычев // Социальная политика и социология. –2006. – №4. – С.

35-49. (1,0 п.л.).

12. Сарычев, С.В. Экспериментальное исследование надежности группы в экстремальных ситуациях совместной деятельности / С.В. Сарычев // Акмеология. – 2006. – №4. – С. 68–72. (0,9 п.л.).

13. Сарычев, С.В. О социально-психологических основах надёжности молодёжных групп в напряжённых и экстремальных ситуациях совместной деятельности / С.В. Сарычев // Журнал прикладной психологии. – 2006.

– № 6-1. – С.61–66. (0,7 п.л.).

14. Сарычев, С.В. Исследование надёжности малых групп в социальнопсихологическом эксперименте / С.В. Сарычев // Российский психологический журнал. – 2007. – №3. – Т. 4. – С. 21–34. (0,9 п.л.).

15. Сарычев, С.В. Результаты экспериментального исследования надёжности молодежных групп в напряженных ситуациях совместной деятельности / С.В. Сарычев // Наука и школа. – 2008. – №2. – С. 59–62. (0,5 п.л.).

16. Сарычев, С.В. Социально-психологические аспекты адаптации в напряженных ситуациях (на материале исследования студентов-первокурсни ков) / С.В. Сарычев // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «Педагогические науки». – 2008. – №(33). – С. 253–256. (0,5 п.л.).

17. Сарычев, С.В. Надёжность группы как психологический феномен / С.В. Сарычев // Ярославский педагогический вестник. – 2008. – №3 (56).

– С. 100–105. (0,5 п.л.).

Статьи в научных журналах 18. Сарычев, С.В. Аппаратурная методика для изучения социально-психологических свойств группы в условиях совместной деятельности / С.В. Сарычев, А.С. Чернышев, Ю.А. Лунев, К.М. Гайдар // Журнал практического психолога. – 1998. – № 5. – С. 23-31. (0,6 п.л.).

19. Сарычев, С.В. Социально-психологические аспекты проблемы надёжности малых социальных групп [Электронный ресурс] / С.В. Сарычев // Исследовано в России. – 2006. – № 272. – С. 2613– 2634. Режим доступа: http:// zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2006/272.pdf. (1,0 п.л.).

20. Сарычев, С.В. О методах изучения малых групп в напряженных и экстремальных ситуациях совместной деятельности / С.В. Сарычев // Вестник Воронежского государственного технического университета. – Т. 3. – №2.

– 2007. – С. 78–86. (0,9 п.л.).

Учебные пособия 21. Сарычев, С.В. Руководство по применению прибора-модели «Арка» / А.С. Чернышев, С.В. Сарычев, Ю.А. Лунев. – Курск, 1997. – 28 с. (1,п.л.).

22. Сарычев, С.В. Компьютерная экспресс-диагностика личности и коллектива школьников: учебное пособие / А.С. Чернышев, С.В. Сарычев, А.В. Корнев [и др.]. – М. : Педагогическое общество России, 2003. – 144 с.

(9 п.л.).

23. Сарычев, С.В. Технологии в изучении психологии / А.С. Чернышев, С.В. Сарычев, Е.И. Дымов [и др.]. – М. : Педагогическое общество России, 2003. – 256 с. (16 п.л.) 24. Сарычев, С.В. Педагогическая психология в схемах и комментариях / И.Н. Логвинов, С.В. Сарычев, А.С. Силаков. – СПб. : Питер, 2005. – 224 с.

(13,9 п.л.).

25. Сарычев, С.В. Педагогическая психология: краткий курс / С.В. Сарычев, И.Н. Логвинов. – СПб. : Питер, 2006. – 224 с. (14,1 п.л.).

Статьи в сборниках научных трудов 26. Сарычев, С.В. К вопросу о социально-психологических основах стрессоустойчивости группы / С.В. Сарычев // Социально-психологические основы организованности школьников и студентов. – Курск, 1987. – С. 63–73.

(0,6 п.л.).

27. Сарычев, С.В. Социально-психологические аспекты интеграции группы в трудных ситуациях деятельности / С.В. Сарычев // Психология организованности коллектива школьников и студентов. – Курск, 1989. – С. 66–78.

(0,8 п.л.).

28. Сарычев, С.В. Изучение напряженных ситуаций совместной деятельности в лабораторном эксперименте / С.В. Сарычев // Психологические аспекты совместной деятельности и общения. – Курск, 1990. – С. 45–56. (0,8 п.л.).

29. Сарычев, С.В. Комплексная методика комплектования молодежных групп / А.С. Чернышев, Ю.А. Лунев, С.В. Сарычев // Социально-психологические методы практической работы в коллективе: диагностика и воздействие. – М. : ИП АН СССР, 1990. – С.38–46. (0,8 п.л.).

30. Сарычев, С.В.. Экспериментальная методика изучения межгруппового взаимодействия / А.С. Чернышев, Ю.А. Лунев, С.В.Сарычев, А.В. Корнев // Методики социально-психологической диагностики. – М. : ИП АН СССР, 1990. – С. 162–170. (0,5 п.л.).

31. Сарычев, С.В. Экспериментально-психологическое исследование надёжности групп среднего уровня организованности в напряженных ситуациях / С.В. Сарычев // Актуальные вопросы медицинской науки : сборник научных трудов, посвященный 60-летию КГМУ. – Курск : Курск. гос. мед.

ун-т, 1997. – С. 738–742. (0,4 п.л.).

32. Сарычев, С.В. Экспериментальное исследование надёжности группы в напряженных и экстремальных ситуациях совместной деятельности / С.В. Сарычев // Социально-психологические аспекты оптимизации жизнедеятельности молодежных групп в изменяющихся социально-экономических условиях. – Курск, 2000. – С. 44–62. (1,4 п.л.).

33. Сарычев, С.В. Способы повышения надёжности молодежных групп в напряженных ситуациях совместной деятельности / С.В. Сарычев, А.С. Чернышев // Психолого-педагогические аспекты многоуровневого образования. – Тверь, 2002. – Т.14. – С. 153–164. (0,8 п.л.).

34. Сарычев, С.В. Диагностика и формирование надёжности молодежных групп в напряженных ситуациях совместной деятельности / С.В. Сарычев, А.С. Чернышев // Проблемы социальной психологии личности : межвузовский сборник научных статей. – Саратов : Саратов. гос. ун-т, 2004. – С.18– 35. (0,7 п.л.).

35. Сарычев, С.В. Социально-психологические проблемы использования естественного эксперимента в исследовании надежности молодежных групп в напряженных ситуациях совместной деятельности / С.В. Сарычев // Проблемы социальной психологии личности : межвузовский сборник научных трудов. – Саратов : Саратов. гос. ун-т, 2005. – С. 62–69. (0,6 п.л.).

36. Сарычев, С.В. Социально-психологический эксперимент как метод повышения надёжности молодёжных групп / С.В. Сарычев // Гуманитарная наука в изменяющейся России: состояние и перспективы развития : материалы VIII региональной научно-практической конференции РГНФ.

– Курск : Курск. гос. ун-т, 2006. – С. 538–548. (0,4 п.л.).

37. Сарычев, С. В. Из истории исследования надёжности в отечественной психологии / С.В. Сарычев // История отечественной и мировой психологической мысли: Постигая прошлое, понимать настоящее, предвидеть будущее : материалы международной конференции по истории психологии «IV московские встречи», 26-29 июня 2006 года. – М. : Изд-во «Ин-т психологии РАН», 2006. – С. 277–285. (0,5 п.л.).

38. Сарычев, С.В. Гендерные различия актуализации лидерства в молодежных группах в напряженных ситуациях совместной деятельности: социальнокогнитивные аспекты /С.В. Сарычев, И.Н. Логвинов // Психология когнитивных процессов : материалы II всероссийской научно-практической конференции. – Смоленск : Универсум, 2008. – С. 286–293. (0,5 п.л.).

Краткие статьи и тезисы докладов 39. Сарычев, С.В. Социально-психологические аспекты совместной деятельности в стрессогенных ситуациях / С.В. Сарычев // Деятельность : философский и психологический аспект : тезисы региональной конференции.

– Симферополь, 1988. – С. 198–199. (0,1 п.л.).

40. Сарычев, С.В. Стрессоустойчивость как фактор совместной деятельности / С.В. Сарычев // Социально-психологические проблемы ускорения социального развития общества в условиях перестройки : тезисы докладов к VII съезду Общества психологов СССР. – М., 1989. – С. 121. (0,1 п.л.).

41. Сарычев, С.В. Социально-психологические основы надёжности группы в напряженных ситуациях совместной деятельности / С.В. Сарычев // Первые международные ломовские чтения : тезисы докладов. – М. : ИП АН СССР, 1991. – С. 248–250. (0,2 п.л.).

42. Сарычев, С.В. Социально-психологические проблемы совместной деятельности в напряженных и экстремальных ситуациях / С.В. Сарычев // Актуальнi проблеми психологiї : традицiї и сучаснiсть : тези мiжнародних Костюкiвских читань : в 2 т. – Т.2. – Київ, 1992. – С. 190-191. (0,1 п.л.).

43. Сарычев, С.В. Исследование надёжности группы в экстремальных ситуациях / С.В. Сарычев // К.Д. Ушинский и современная школа : тезисы докладов всероссийской научно-практической конференции. – Курск, 1995.

– С. 130–133. (0,3 п.л.).

44. Сарычев, С.В. Надёжность группы как условие оптимизации совместной деятельности в экстремальных ситуациях / С.В. Сарычев // Социальная психология – XXI век : тезисы докладов международного симпозиума : в т. – Ярославль, 1999. – Т. 2. – С. 262–267. (0,4 п.л.).

45. Сарычев, С.В. Социально-психологические проблемы надёжности группы / С.В. Сарычев // Педагогическое наследие К.Д. Ушинского и проблемы современного образования : тезисы докладов и выступлений всероссийской научно-практической конференции. – Курск, 1999. – С. 103–106. (0,п.л.).

46. Сарычев, С.В. Разработка методики актуализации надёжности группы / С.В. Сарычев, Ю.Л. Лобков // Теоретические и практические проблемы психологии образования : материалы научно-практической конференции, посвященной 110-летию С.Л. Рубинштейна. – Смоленск: Изд-во СГПУ, 1999. – С. 175–177. (0,2 п.л.).

47. Сарычев, С.В. Надёжность группы в экстремальных ситуациях как социально-психологическое явление / С.В. Сарычев // Международный экологический симпозиум «Перспективные информационные технологии и проблемы управления рисками на пороге нового тысячелетия» в рамках научных чтений «Белые ночи – 2000» : материалы докладов: В 2 т. – СПб., 2000. – Т. 2. – С. 379–381. (0,2 п.л.).

48. Сарычев, С.В. Социально-психологические проблемы исследования надёжности группы в напряженных и экстремальных ситуациях совместной деятельности / С.В. Сарычев // Психология на рубеже веков: наука, практика, преподавание : тезисы докладов международной научно-практической конференции. – Тула, 2000. – С. 75–77. (0,2 п.л.).

49. Сарычев, С.В. Методика исследования надёжности группы в лабораторном эксперименте / С.В. Сарычев, Ю.Л. Лобков // Социальная психология:

Практика. Теория. Эксперимент. Практика : В 3 т. – Т.2. – Ярославль, 2000. – С. 159–162. (0,3 п.л.).

50. Сарычев, С.В. Социально-психологические компоненты надёжности группы в напряженных и экстремальных ситуациях / С.В. Сарычев, А.С. Чернышев // Личность и общество: актуальные проблемы современной психологии : материалы всероссийского симпозиума. – Кострома:

Изд-во КГУ, 2000. – С. 67–70. (0,3 п.л.).

51. Сарычев, С.В. Социально-психологические аспекты надёжности группы / С.В. Сарычев, А.С. Чернышев // Социальная психология в периоды кризиса общества : тезисы докладов всероссийской научной конференции. – Набережные Челны, 2000. – С. 266–269. (0,3 п.л.).

52. Сарычев, С.В. Лидерство в напряженных ситуациях совместной деятельности как социально-психологический механизм надёжности группы / С.В. Сарычев // Проблемы социальной психологии XXI столетия : материалы международного конгресса : в 6 т. – Ярославль, 2001. – Т. 3. – С.

35–36. (0,1 п.л.).

53. Сарычев, С.В. Мотивационная основа надёжности группы в напряженных ситуациях совместной деятельности / С.В. Сарычев // Психология инновационного управления социальными группами и организациями : материалы международного конгресса. – М.–Кострома, 2001. – С. 358–359. (0,п.л.).

54. Сарычев, С.В. Социально-психологические проблемы надёжности групп с низким уровнем организованности / С.В. Сарычев // Социально-психологическая помощь подросткам и юношам в личностном развитии: теория, технологии, эксперимент : материалы всероссийской научно-практической конференции. – Курск: Изд-во КГПУ, 2001. – С. 59–63. (0,3 п.л.).

55. Сарычев, С.В. Организованность группы как социально-психологическая основа ее надёжности / С.В. Сарычев // Современная психология: состояние и перспективы : тезисы докладов на юбилейной научной конференции Института психологии РАН 28-29 января 2002 года : в 2 т. – М., 2002.

– Т.2. – С. 221–224. (0,3 п.л.).

56. Сарычев, С.В. Социально-психологическое исследование надёжности группы в ситуации межгруппового конфликта / С.В. Сарычев // Социальная психология XXI столетия : материалы международного конгресса : в т. – Т.3. – Ярославль, 2002. – С. 98–102. (0,2 п.л.).

57. Сарычев, С.В. Моделирование межгруппового конфликта в социальнопсихологическом исследовании надёжности учебных групп / С.В. Сарычев // Психологическое сопровождение процессов модернизации образования и профессионализации кадров : материалы международного симпозиума.

Ч.2. – М.–Кострома, 2002. – С. 70–71. (0,1 п.л.).

58. Сарычев, С.В. К вопросу об использовании эксперимента в социальнопсихологическом исследовании надёжности группы / С.В. Сарычев // Социальная психология 21 столетия : материалы международного конгресса:

в 3 т. – Т.2. – Ярославль, 2003. – С. 179–183. (0,3 п.л.).

59. Сарычев, С.В. Социально-психологические механизмы надёжности группы / С.В. Сарычев // Ежегодник Российского психологического общества :

материалы III всероссийского съезда психологов 25-28 июня 2003 года: В 8 т. – СПб. : Изд-во СПбГУ, 2003. Т. 7. –С. 55–60. (0,4 п.л.).

60. Сарычев, С.В. Социально-психологические основы взаимосвязи организованности, надёжности и субъектности группы / С.В. Сарычев // Процессы самоорганизации в Универсальной истории : материалы международного симпозиума (Белгород, 29 сентября - 2 октября 2004 года). – Белгород-М., 2004. – С. 148–149. (0,1 п.л.).

61. Сарычев, С.В. Экспериментальное формирование надёжности молодежных групп / С.В. Сарычев // Профессиональное и личностное самоопределение молодежи в период социально-экономической стабилизации России : материалы всероссийской научно-практической конференции (Самара, 12 июля 2005 года). – Самара, 2005. – С. 158–168. (0,4 п.л.).

62. Сарычев, С.В. Групповая мотивация как социально-психологический компонент надёжности группы в напряженных и экстремальных ситуациях совместной деятельности / С.В. Сарычев // Мотивация в психологии управления : материалы всероссийской научно-практической конференции, Самара, 29-30 июня 2006 года. – Самара, 2006. – С. 112–118. (0,3 п.л.).

63. Сарычев, С.В. Надёжность группы в экстремальных ситуациях как социально-психологическая проблема / С.В. Сарычев // Организаторские способности в логике ментального управления социальными группами и организациями : материалы международного симпозиума, посвященного 85летию Л.И. Уманского (Кострома, 27-28 октября 2006 года). – Кострома, 2006. – С. 297–299. (0,1 п.л.).

64. Сарычев, С.В. Об использовании экспериментального метода в исследовании социально-психологических основ надёжности / С.В. Сарычев, Ю.Л. Лобков // Тенденции развития современной психологической науки :

тезисы юбилейной научной конференции (Москва, 31 января - 1 февраля 2007 года). Ч. 2. – М. : Институт психологии РАН, 2007. – С. 129–131. (0,п.л.).

65. Сарычев, С. В. К вопросу об основах надёжности группы / С.В. Сарычев, И.Н. Логвинов // Материалы IV Всероссийского съезда РПО (18-21 сентября 2007 года): В 3 т. – Т. 3. – Москва–Ростов н/Д : Кредо, 2007. – С. 148.

(0,1 п.л).

66. Сарычев, С.В. Специфическое лидерство как социально-психологический механизм формирования надёжности молодёжных групп / С.В. Сарычев, И.Н. Логвинов // Практическая психология: проблемы и перспективы: Материалы международной научно-практической конференции, Воронеж, 1820 сентября, 2008 г. – Воронеж, 2008. – С. 119–123. (0,3 п.л.).

Сарычев Сергей Васильевич СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ НАДЁЖНОСТИ МАЛЫХ ГРУПП В РАЗЛИЧНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ Автореферат ИД№ 06248 от 12.11.2001 г.

Подписано в печать 27.10.2008 г.

Формат 60х90/16. Печать офсетная.

Уч.-изд. л. 2,5. Тираж 100. Заказ Издательство Курского госуниверситета 305000, г. Курск, ул. Радищева Отпечатано в лаборатории информационно-методического обеспечения КГУ







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.