WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

Российский государственный социальный

университет

На правах рукописи

Савченко Иван Сергеевич

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ

ПАРЛАМЕНТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Специальность 19.00.05 социальная психология

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Москва 2007

Работа выполнена на кафедре психологии труда и социальной акмеологии Российского государственного социального университета

Научный консультант:  доктор психологических наук, профессор

  Леонид Григорьевич Лаптев.

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор,

  академик РАО

Алексей Александрович Бодалев,

доктор психологических наук, профессор

Георгий Васильевич Грачев,

доктор психологических наук, профессор

Елена Александровна Орлова.

Ведущая организация: Российская академия государственной

службы  при Президенте РФ.

Защита состоится «____» ___________ 2007 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.341.05 в Российском государственном социальном университете по адресу: 129256, г. Москва, ул. В.Пика, д. 4, к. 3, конференц-зал диссертационных советов.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского государственного социального университета по адресу: 129256, г. Москва, ул. В.Пика, д. 4, к. 2.

Автореферат разослан «_____»  февраля  2007 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат психологических наук, доцент И.В.Шаповаленко

  ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность исследования. Развивающееся гражданское общество и государство постоянно совершенствуют свои институты и их деятельность. В настоящее время гражданское общество является комплексом общественных отношений, независимым от государства, но взаимодействующим с ним. В статье 3.1 Конституции Российской Федерации отмечено: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ»1. Гражданское общество представляет негосударственные объединения граждан, служащие целям удовлетворения их индивидуальных потребностей в реализации потенциальных возможностей на благо всех и каждого, и является предметом изучения политической психологии и правовой науки. В исследовании проявлен интерес лишь к тем аспектам, рассматриваемой проблемы, которые характеризуют участие граждан в формировании органов государственной власти, в частности, институтов парламента и президента, в определении их политики, контроле над государством, подчинении его интересам граждан.

Общественные объединения и партии являются прямыми носителями политической власти. Государственная  власть представляет собой самостоятельный институт. Конституция Российской Федерации, принятая народным голосованием 12 декабря 1993 года, утверждена гражданским обществом как рамочная программа развития государства. Она отразила изменения, происходящие в общественном мнении и психологии людей, обусловленных социально-экономическим развитием и бурным переходом к иному, чем предшествующий, строю, которые в установках, взглядах, интересах являются характерными для больших регионально-электоральных групп гражданского общества и всего народа, но не для каждой отдельной личности. Властное, мотивированное Конституцией влияние на население, главного коммуникатора, гаранта Конституции РФ, главы государства, Президента Российской Федерации, создает мотивационную базу для общения, действия, целенаправленной деятельности, создает в новых условиях основу для общественного мнения и общественного сознания.

Власть, ее роль в обществе, психологическая обусловленность и влияние на многонациональный народ еще недостаточно изучены.

Парламент является одним из доминирующих институтов политической и государственной власти. Изменения структурного и функционального характера в парламентской работе определяют новые стороны профессиональной деятельности парламентариев. Это обстоятельство определяет актуальность и целесообразность проведения всестороннего исследования ключевых проблем профессиональной  деятельности парламентариев. Профессиональная деятельность в парламенте России – в Совете Федерации и в Государственной Думе Федерального Собрания РФ, как свидетельствуют ее практика и результаты, в настоящее время имеет существенные противоречия между:

– имеющимся научным потенциалом, прежде всего социальной психологии, определяющим успешность оптимизации парламентской деятельности и его невостребованностью в реальной политической практике;

– целью конституционной законотворческой миссией парламентской деятельности, ее результатами, принимаемыми законами, не все из которых становятся востребованными компонентами правовой основы функционирования, и развитием российского общества;

– потребностью в парламентской деятельности эффективных моделей, алгоритмов, технологий при ее осуществлении и недостаточно обоснованными практическими действиями парламентариев, за которые они не несут адекватной ответственности;

– обязательностью выполнения непрерывной связи парламентариев с избирателями и отсутствием реальных контактов и механизмов воздействия электората на деятельность субъектов представительной власти..

Неразрешенность существующих противоречий порождают многочисленные недостатки в парламентской деятельности и требуют своего решения. Все это подтверждают результаты проведенного нами анализа парламентской деятельности, а также и других исследований. Они свидетельствуют о том, что складывающаяся ситуация в профессиональной деятельности парламентариев характеризуется явным несоот­ветствием  ее реального состояния критериям эффективности, задачам законотворчества и тем возможностям депутатов, которые не востребованы реальной практикой.

Результаты исследований показывают, что, хотя среди парламентариев, по-прежнему, отдается приоритет та­ким ценностям, как причастность  к государственным и общественным делам, вместе с тем депутатская ответственность и творческая активность во взаимосвязях парламентариев с электоратом снижаются. Почти половина из более, чем 1260 опрошенных депутатов в 1993-2006 гг. отмечали, что в настоящее время они выполняют лишь необходимый минимум депутатских обязанностей; 23% парламентариев указали на то, что для них политическая государственная карьера не имеет особого значения в сравнении с самоутверждением в крупном бизнесе и предпринимательстве; 42% респондентов связывают это с ограничениями в сочетании депутатской деятельности и их участие в бизнесе и предпринимательстве. В парламентской работе обозначается тенденция снижения ответственности парламентариев за принимаемые законы и претворение их в жизнь, ухудшение взаимодействия с избирателями.

Результаты исследований парламентской деятельности свидетель­ствуют о заметном несоответствии подготовки многих депутатов решаемых ими современных задач. Итоги самооценки готовности к реализации парламентских функций показывают, что 38% депутатов в реальных условиях способны их выполнять с тру­дом. Это свидетельствует о недостаточной сформированности социально-психической и профессиональной основы эффективной парламентской деятельности. Почти 85% депутатов указали на отставание  практики профессиональной депутатской деятельности от новых требований и научных рекомендаций, отмечая в числе причин данного явления именно несоот­ветствие уровня развития личностно-профессиональных качеств и состояния  профессиональной дисциплины.

Нами выявлен недостаточный уровень сформированности общекорпоративной парламентской культуры и овладение системным подходом в парламентской деятельности. Имеет место также низкий уровень мотивации к профессиональному самосовершенствованию и самодисциплинированию. Недоста­точно изучен социально-психологический компонент парламентской  деятельности и место в ней профессиональной дисциплины. Установлено, что это прежде всего не позволяют обеспечивать повышение уровеня эффективности парламентской деятельности и авторитета парламентариев в обществе.

Таким образом, социально-психологическое исследование профессиональной дисциплины парламентской деятельности обусловлено острой практической необходимостью и призвано обеспечить кардинальное улучшение миссии субъектов представительной власти. С одной стороны, важно учитывать психологию внешних и внутренних властных воздействий на парламентскую деятельность, а с другой стороны, определять характер ее влияния на сознание, психологию, общественное мнение, социально-психологическую жизнь  в гражданском обществе, положение социальных группах и состояние конкретного человека. Активно проявляют себя политические и государственные институты власти, сказывается на это  и стиль парламентской деятельности, взаимодействия,  общения и личностно-профессиональный опыт конкретного парламентария, парламентской группы, которые обусловлены социально-политическими и экономическими условиями жизни и уровнем развития общества.

Парламентская деятельность осуществляется в континууме взаимодействии общественных и политических институтов и строится на основе межличностных взаимоотношений ее субъектов. Представляется логичным рассмотрение системы профессиональной дисциплины парламента в контексте властных полномочий. Поскольку в системе профессиональной дисциплины парламентской деятельности политические властные претензии гражданского общества в определенной мере реализуются через полномочия государственной власти, через парламент, поэтому в диссертационном исследовании учитывался характер, а также особенности политической и государственной власти.

В системе профессиональной дисциплины парламентской деятельности сочетаются политические полномочия с государственной властью, получившей функции осуществления охраны и создания условий развития гражданского общества. Полем действия государственной власти являются государство и его органы.

Государство является институтом  гражданского общества, власть в нем распространяется на правовой основе, обеспечивающей нормальное его функционирование и развитие. В этом смысле она сохраняет психологическую установку Конституции РФ, склада предпочтений, потребностей и требований гражданского общества. Государственная власть призвана обеспечить управление делами общества и государства, публичный характер полномочий, их открытое и гласное осуществление, исключительное право на принятие нормативных актов, общеобязательных для всех субъектов властных отношений,  право на использование средств государственного принуждения в случае неисполнения или нарушения требований нормативного акта, а на федеральном уровне - право на присущий государственной власти суверенитет.

Непосредственными субъектами государственной власти выступают федеральные государственные органы и органы государственной власти субъектов федерации или их уполномоченные в пределах, обозначенных Конституцией Российской Федерации. Политическая власть имеет те же границы, что и государственная власть, но в отличие от нее получает полномочия от гражданского общества, от общественных организаций, движений, партий, групп и граждан. Последние десятилетия строительства государственности в России изменили подходы к формированию гражданского общества и правового государства, что вызывает необходимость переосмыслить роль и значение политических и государственных институтов.

Государство по нормам Конституции РФ призвано служить гражданскому обществу, быть гарантом личных прав и свобод человека, гражданина. При этом государство в лице системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности не утрачивает такого важнейшего правомочия, как законо- и нормотворчество.

Парламент как  политический институт – производная гражданского общества, одна из ветвей государственной власти, активно способствует установлению связи между государственными институтами власти и гражданским обществом, определению способов влияния на государство и содержание его действий с учетом предпочтений, потребностей и требований граждан.

Организации, партии, общественные объединения и другие субъекты общества обладают установленными законом властными полномочиями по отношению к государству и его органам. Эти полномочия  есть политическая власть, которая осуществляется гражданским обществом в том случае, когда необходимо оказывать воздействие на процесс формирования государственных органов власти и давление на них.

Важной миссией политической власти гражданского общества являются: утверждение Конституции РФ, определение идеологических и психологических мотивов, основ общения, действия, деятельность, взаимодействия в гражданском обществе и государстве; выборы Президента РФ,  выборы и формирование органов государственной власти, включая Федеральное Собрание РФ, депутатского корпуса федерального и регионального уровней. Следовательно, политическая власть гражданского общества определяет формирование и развитие государственной власти как гаранта реализации его целевых установок, стремлений и претензий.

Особое место в структуре власти Российской Федерации занимает система представительной власти. В ней представители регионально-электоральных групп в общении и взаимодействии вырабатывают свои идеи, социальные представления, убеждения, предпочтения, потребности, требования и общественное мнение как проявление массового сознания, которое определяет содержание парламентской деятельности и ее результаты.

Нормативно-правовые акты являются результатом парламентской деятельности и воплощают в себе идеи, общественное сознание, мнение предпочтения, потребности, требования, психологические установки больших и малых групп, лидеров и других субъектов гражданского общества. Они, а также нелегитимные институты,  определяют направление и порядок общественного развития, состояние гражданского общества, государства, парламента и других реальных институтов, детерминируя в свою очередь характер и особенности профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

В динамике развития профессиональная дисциплина парламентской деятельности изменяется, сохраняя свою актуальность, принимает новые формы и требует новых решений. Интересы повышения эффективности парламентской деятельности диктует необходимость проведения системного анализа психологии парламентариев, их труда, взаимоотношений и взаимосвязей, с учетом которых представляется возможным построение дисциплинарной системы, выступающей социально-психологическим механизмом оптимизации этой деятельности.

Для ее системного оценивания требуется наличие критериального оценочного основания, которое могло бы включать маркеры, как принимаемую систему критериев, показателей и уровней для оценки эффективности парламентской деятельности и ее механизма - профессиональной дисциплины. Они могут быть разработаны с учетом  достижений социальной психологии и охватывать существенные признаки профессиональной дисциплины общего, частного и единичного характера личностно-профессионального, социально-психологического и общеполитического характера. При этом важно учитывать недостаточную разработанность проблемы психологического воздействия гражданского общества, регионально-электоральных групп и других институтов власти на профессиональную дисциплину парламентской деятельности.

Все это определяет практическую важность проблемы  профессиональной дисциплины парламентской деятельности, социально-психологического исследования  и разработки концепции развития. Проведенный анализ показывает фрагментарность психологической теории профессиональной дисциплины парламентской деятельности, незавершенность определения закономерностей нормативной регуляции профессионального поведения и механизмов интеграции норм в структуру парламентской дельности, а также потребность совершенствования существующего комплекса средств и условий профессиональной дисциплины как на тактическом, так и на стратегическом уровнях. Эти факторы обусловили целесообразность диссертационного исследования.

Состояние научной разработанности проблемы. Профессиональная дисциплина как социально-психологическая проблема постоянно находится в сфере внимания ученых. Однако в области парламентской деятельности, особенно применительно к представительной власти федерального уровня, профессиональная дисциплина целенаправленно не исследовалась психологической наукой.  До настоящего времени она остается недостаточно изученной и требует проведения системных исследований всех основных сторон -  общественно-психологического статуса субъектов парламентской деятельности, регионально-электоральных групп, определяющих профессиональную психологическую готовность и подготовленность к осуществлению парламентской деятельности.

Для исследования профессиональной дисциплины парламентской деятельности полезными являются результаты анализа основных областей психологии, в которых изучались важные для нас проблемы.

В разработку социально-психологических характеристик, технологии, условий и факторов различных видов профессиональной деятельности  заметный вклад внесли В.И. Аснин, В.Г. Зазыкин, Д.Р. Кадырбаева, И.А. Кудрявцев, Н.В. Кузьмина, Н.Д. Левитов, П.В. Малиновский, Е.К. Нурпеисов, К.К. Платонов, В.Ф. Пирожков, Ю.П. Поваренкова, Г.М. Потанин, В.В. Путилин, А.П. Ситников, А.А. Смирнов, В.Д. Харченко и др.

Важным фактором эффективной профессиональной деятельности выступает профессионализм ее субъектов. Приоритет развития личности в системе профессионализации, а также проблемы направленности личности, ее профессионального самоопределения, профессиональной готовности рассматривались в трудах многих ученых. Прежде всего полезными для исследования явились положения и выводы Б.Г. Ананьева, С.И. Архангельского, Ю.К. Бабанского, А.А. Бодалева, В.П. Беспалько, Е.И. Головаха, С.И. Зиновьева, З.Ф. Есарева, Е.А.Климова, Ю.Н. Кулюткина, А.Н. Леонтьева,  Б.Ф. Ломова, В.Н. Мясищева, К.К. Платонова, С.Л. Рубинштейна, А.Т. Ростунова, Л.А. Рудкевича, В.Д. Шадрикова и др.

В контексте социальной психологии осуществляется изучение условий и факторов развития  профессионализма и оптимизации профессиональной деятельности, выявляются аспекты взаимосвязи профессионализма и продуктивности творческой самореализации в деятельности кадров. Профессиональная направленность рассматривается как социально обусловленная подструктура личности, связанная с прогрессивным развитием человека, мотивации его активности как субъекта профессиональной деятельности. Этот аспект проблемы исследуется в диссертации с учетом результатов, которые представили в своих Е.И. Богданов, А.А. Бодалев, А.А. Деркач,  В.Г. Зазыкин, Е.А. Климов, Н.В. Кузьмина, А.К. Маркова, О.В. Москаленко, А.А. Реан, И.Н. Семенов, Ю.В. Синягин, Е.А. Яблокова и др.

Для дальнейшего анализа проблемы имеют принципиальное значение результаты  исследований, посвященных формированию дисциплинарных основ профессиональной деятельности, полученные такими учеными, как А.А. Бодалев, Н.В. Борисенко, А.Д. Глоточкин, А.А. Деркач, М.И. Дьяченко, Э.Ф. Зеер, Е.М. Иванова, А.И. Китов, Е.А. Климов, Л.Г. Лаптев, В.А. Макаров, А.К. Маркова, Н.С. Пряжников, Э.П.Утлик.

Выявившиеся в настоящее время закономерности развития профессиональной дисциплины в профильной деятельности маркерами нормативности задают требования по дальнейшему развитию парламентской деятельности и повышению уровня  дисциплины парламентариев.

Многообразие представительства в системе профессиональной дисциплины парламентской деятельности, организационно оформившегося в политические фракции и группы, создает противоречия в представлениях о путях развития государства и гражданского общества. Это обстоятельство влияет на психологию парламентариев и качество их профессиональной деятельности.

Особо следует отметить недостаточную изученность психологии системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности, формирующейся под влиянием регионально-электоральных групп гражданского общества, институтов государства и межличностного взаимодействия. Важное место в изучении психологии парламентариев и системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности занимают исследования, позволившие оценить основы предпочтений, потребностей и требований, деятельностной мотивации всех частей гражданского общества по проблемам законотворчества в Российской Федерации.

Для социальной психологии определенный интерес имеют данные, показывающие сущностные особенности парламентской деятельности, раскрывающие характер и роль в ней профессиональной дисциплины субъектов данной деятельности, характеризующие различные предпочтения и требования к профессиональной дисциплине, место и роль мотивации парламентского труда, существенные психологические качества парламентариев и фракций, социально-психологические условия развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности, на основе которых представляется возможным уточнить понятия и категории социальной психологии. Отдельные социально-психологические характеристики данной стороны анализируемой проблемы, полезные для дальнейшего системного исследования содержатся в трудах В.М.Герасимова, Г.В.Грачева, А.А.Деркача, А.С.Карпенко, В.Г.Зазыкина, В.Б. Ольшанского, А.С.Толочека,  Утлик Э.П., В.Е.Хиценко, Е.Б.Шестопал и др. В целом для развития социально-психологических знаний полученные результаты этих исследований носят фрагментарный характер и не позволяют раскрыть сущностные характеристики феномена профессиональной дисциплины парламентской деятельности и обосновать концепцию ее развития в современных условиях.

Таким образом, исходя из высокой практической значимости рассматриваемой проблемы для современных условий функционирования профессиональной дисциплины парламентской деятельности и недостаточной ее научной разработанности, была определена тема диссертационного исследования.

Объект исследования: профессиональная деятельность субъектов политической и государственной власти.

Предмет исследования: формирование профессиональной дисциплины парламентской деятельности субъектов политической и государственной власти.

Цель исследования: выявление сущности, механизмов и особенностей профессиональной дисциплины парламентской деятельности, с учетом которых разработка социально-психологической концепции ее развития.

Гипотезы исследования. Реальное состояние функционирования институтов представительной власти не в полной мере соответствует ожиданиям и требованиям электората российского гражданского общества. Основные причины недостаточно эффективного влияния парламента на различные стороны жизни общества обусловлены неразрешенностью существенных противоречий в парламентской деятельности, которые могут более успешно разрешаться на основе развития профессиональной дисциплины, улучшение которой возможно в рамках конструктивной дисциплинарной системы. Создание и привлечение социально-психологического потенциала конструктивной дисциплинарной системы основывается на социально-психологической концепции, раскрывающей сущностные признаки, механизмы, закономерности, тенденции и условия ее эффективного функционирования. Это во многом будет определять  действенность личностно-профессиональной и нормативной саморегуляции парламентского поведения депутатов, индивидуальной и групповой профессиональной дисциплинарности индивидуальной и совместно парламентской деятельности.

Системная оценка, учитывающая влияние основных внутренних и внешних факторов,  и оптимизация структур дисциплинарной системы в интересах повышения эффективности ее влияния на деятельность парламентариев необходимы и могут быть достигнуты при наличии инновационного оценочного основания, создании социально-психологических условий по психологическому обеспечению и коррекции процессов функционирования и развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Задачи исследования:

1. Уточнить направления исследования и обосновать методологию исследования системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

2. Исследовать психосоциогенез и современное состояние профессиональной дисциплины парламентской деятельности и определить сущностные признаки, социально-психологические особенности и механизмы ее функционирования, с учетом которых разработать социально-психологическую концепцию ее развития как дисциплинарной системы.

3. Проанализировать современные тенденции и социально-психологические особенности профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

4. Экспериментально изучить социально-психологические  характеристики личностно-профессиональной и нормативной саморегуляции парламентского поведения депутатов, выявить особенности индивидуальной и групповой профессиональной дисциплинарности парламентской деятельности.

5. Определить социально-психологические условия равзития профессиональной дисциплины парламентской деятельности на основе реформирования дисциплинарной системы, укрепления профессиональной дисциплинированности парламентариев.

6. Обосновать маркерное оценочное основание и социально-психологические требования к его использованию для определения эффективности влияния структур дисциплинарной системы на уровень  профессиональной дисциплины и характер деятельности парламентариев.

7. Разработать практические рекомендации для организации эффективного социально-психологического обеспечения развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Теоретико-методологические основы исследования. Диссертация базируется на основополагающих методологических принципах системности, единстве сознания и деятельности, общенаучного, структурно-функционального, сравнительного личностного и теоретических принципах деятельностного подхода в отечественной психологии (А.Н.Леонтьев, К.К.Платонов, С.Л.Рубинштейн, Э.П.Утлик, В.Д.Шадриков); концепции отношений личности А.Ф.Лазурского и В.Н.Мясищева; общих идеях и принципах изучения системы психологического обеспечения профессионально-дисциплинарной деятельности (М.И.Дьяченко, Л.Ф.Железняк, А.Г.Караяни, В.В.Ковалев, Л.Н.Королев, Ю.М.Забродин, В.Т.Юсов.); когнитивно-оценочном подходе в области изучения совместимости и противостояния отечественными и зарубежными учёными (Г.М.Андреева, В.Н.Мясищев, Н.Н.Обозов, Б.Ф.Парыгин, Т.Шибутани); разнополярном конфликтологическом подходе к изучению межличностных, межгрупповых отношений (А.Я.Анцупов, В.В.Ковалев, С.В.Круткин, А.И.Шипилов); результатах исследований процессов оптимизации деятельности и взаимоотношений (А.И.Донцов, А.И.Гончаров, Н.В.Гришина, А.Л.Журавлев, В.Ф.Перевалов, Э.П.Утлик, В.В.Федотов).

Основные методы исследования. В соответствии с целью и задачами работы использован комплекс методов исследования: теоретических (анализ литературных источников); контент–анализ; эмпирических (диагностические беседы, экспертные оценки, анализ результатов деятельности, социометрия, констатирующий и формирующий эксперименты); исследования политических регионально-электоральных групп (партий, этносов). Применена исследовательская стратегия системного подхода с целью охвата в единстве основных психологических факторов, детерминирующих качество и состояние профессиональной дисциплины. Специальной методологической роли в исследовании дисциплины уделено внимание понятию общественной, регионально-электоральной нормы и на нее ориентировано содержание, структура и динамика профессионального дисциплинарного парламентского процесса.

Исследование строилось в соответствии с проблематикой и логикой развития парламентской деятельности в РФ. В ходе реализации поставленных задач применялись различные методы: анализа, синтеза, научной абстракции, сравнительный, эмпирический, системный, методы моделирования.

Замысел проведенного исследования состоял в использовании результатов развития теоретических представлений о психологической структуре профессиональной дисциплины парламентской деятельности и разработке процедур оценки ее компонентов, в экспериментальной проверке рабочих гипотез через изучение путей и способов формирования регионально-электоральных групп, политической поляризации мировосприятия и мировоззрения граждан, сопоставления нормативных характеристик реального профессионального поведения парламентариев (обычный, транзитный критерий – предпочтения, потребности, требования регионально-электоральных групп) и данных оценки законотворческой, законодательной их деятельности (парламентариев, групп, фракций парламента).

Экспериментальную базу исследования в процессе констатирующего эксперимента составили: профессиональная деятельность субъектов политической и государственной власти; формирование профессиональной дисциплины парламентской деятельности субъектов политической и государственной власти;  народные депутаты РФ созыва 1990-1993 гг. и депутаты Государственной Думы РФ четырех созывов с 1993 по 2006 гг. В формирующем эксперименте по выявлению сущности, механизмов и особенностей профессиональной дисциплины парламентской деятельности, разработке социально-психологической концепции ее развития использовались данные государственной статистики, стенограммы, документы СФ и ГД ФС РФ, ЦИК РФ, материалы психолого-диагностических исследований и литературные источники.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна.

В диссертации  отражены сущностные особенности парламентской деятельности,  раскрыты характер и роль в ней профессиональной дисциплины субъектов данной деятельности; охарактеризованы различные предпочтения и требования, предъявляемые к профессиональной дисциплине; обоснованы место и роль мотивации парламентского труда; выявлены существенные психологические качества парламентариев и фракций; указаны социально-психологические условия развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности; введены в научный оборот новые эмпирические данные, с помощью которых уточнены понятия и категории социальной психологии, получившие системное отражение в авторской концепции продуктивного развития профессиональной  дисциплины парламентской деятельности. Они составляют теоретическую основу решения социально-психологической проблемы и представляют новое научное направление социальной психологии психология властных отношений.

Исследование системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности позволило получить новые системные социально-психологические характеристики:

1. Выявлено теоретико-методологическое основание социально-психологической концепции развития профессиональной дисциплины  парламентской деятельности, синтезирующей широкий спектр методологического плюрализма и теоретических положений, раскрывающих сущность, особенности и механизмы профессиональной дисциплины парламентской деятельности, изменяющуюся тенденцию доминирования в феномене профессиональной дисциплины реальных механизмов, условий и факторов ее развития.

Доказано, что сущность профессиональной дисциплины парламентской деятельности состоит в использовании политических полномочий индивидов и регионально-электоральных групп гражданского общества с учетом их предпочтений и потребностей.

2. Впервые проведен анализ генезиса и современного состояния профессиональной дисциплины парламентской деятельности, который позволил раскрыть взаимосвязь предпочтений, потребностей, требований индивидов регионально-электоральных групп гражданского общества и парламента, а также определить направленность на них психологического воздействия со стороны Президента Российской Федерации. Методология психологического исследования определилась по компонентам дисциплинарной системы: индивид, регионально-электоральная группа, парламент, Президент Российской Федерации, методологические и теоретические положения, раскрывающие концепцию профессиональных дисциплинарных систем.

3. Обоснована технология развития психологии системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности, выступающая неразрывно в совокупности взаимосвязей с предпочтениями, потребностями, требованиями индивидов, переходящими в регионально-электоральные группы под влиянием доминирующих идей программ, являющихся основой формирования фракций и парламента в целом через механизмы выборов и поляризации интересов политических совокупностей индивидов.

4. Определены сущностные признаки, социально-психологические закономерности психогенеза дисциплинарной системы парламентской деятельности как совокупности нормативно-упорядочивающих механизмов с развивающимися тенденциями использования множества профильных механизмов профессионального дисциплинирования. Показано, что система дисциплинирования парламентариев включает в себя самодисциплинирование индивидов, дисциплинирование регионально-электоральных групп гражданского общества, институтов государства и профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

5. Раскрыты механизмы, закономерности и тенденции их функционирования, разработаны рекомендации по совершенствованию эффективности системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности, а самое главное – создана модель ее устойчивого развития.

6. Исследованы общественно-психологические структуры многофакторной профессиональной дисциплинарной системы, содержание, становление и направление ее развития; установлены профессиональные маркеры и показатели профессиональной дисциплины парламентской деятельности, определенные Конституцией Российской Федерации, складом психологических требований гражданского общества, их взаимосвязь с регионально-электоральными группами гражданского общества, институтами государственной власти.

7. Установлено, что профессиональная дисциплина парламентской деятельности сформировалась как идеологическая, деятельностная и нормативно-упорядочивающая структура, теоретические основы которой определяются на маркерно-оценивающих совокупностях, составляющие которых или включены в профильную парламентскую деятельность, или являются самостоятельной профессиональной нормативной деятельностью поддерживающего, подкрепляющего характера. В реализации системной дисциплинарной стратегии маркерные оценочные основания выступают как социально-психологические требования эффективного влияния на характер деятельности парламентариев, создающие в комплексе условия нормативного устойчивого парламентского порядка.

8. Проведено обоснование влияния психологических условий на обеспечение стабильности профессиональной дисциплины парламентской деятельности на основе рассмотрения триединой взаимосвязи политических полномочий “индивид – регионально-электоральная группа – парламент”, то есть роли институциональной среды. Впервые установлена прямая взаимосвязь между психологией индивидов, регионально-электоральных групп, парламентом и динамикой потенциального и фактического результата их деятельности, а также временем стабилизации, что позволило ввести понятие «степень фракционной, общепарламентской интеграции» как следствие процессов консолидации, активности депутатов и сходства позиций при принятии важных решений, характеризующих новую систему стабилизационных инструментов, наиболее эффективных в условиях преобразований и проведения реформ профессиональной дисциплины.

9. Выработаны методологические основы реализации динамической концепции стабильной, дисциплинарной, профессиональной системы парламентской деятельности, которые заключаются в применении маркерных, многокритериальных, дисциплинирующих социально-профессиональных инструментальных функций, позволяющих повысить эффективность парламентской деятельности при формировании психологии целевых ориентиров и коррекций.

Раскрыто содержание категорий, сформированных по результатам исследования системы профессиональной дисциплины  парламентской деятельности и отражающих ранее не изученные явления:

- категория идеологических маркеров определяет формирование регионально-электоральных групп по доминирующему идеологическому маркеру (политической программе партии, программе кандидата в депутаты, которые привлекают индивидуальные предпочтения, потребности);

- категория электорально-групповой поляризации возникает при размежевании электората по идеологическим маркерам;

- категория электорально-группового противостояния определяется различием индивидуального и группового восприятия политических маркеров и может разделяться на внутригрупповые и внегрупповые;

- категория трансформации политических полномочий рассматривается как деятельность, реализующая передачу политических полномочий по элементам системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности: от индивида к регионально-электоральной группе и от нее профессиональной дисциплине парламентской деятельности (парламенту);

- категория фракционной конвергенции формируется в периоде организации через размежевание фракций парламента и осознание каждым парламентарием своей роли, когда в совместном общепарламентском принятии общегосударственных, приоритетных, важных решений достигается сближение их позиций.

Выявлены новые существенные признаки регионально-электоральных групп, выступающих факторами организации системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности. В исследовании показано, что интегрирующим признаком общественно-психологических общностей (регионально-электоральных групп) является идеология. Регионально-электоральные группы, отражающие идеологическую поляризацию индивидов (граждан), могут быть малыми, средними, большими, федеральными, региональными, материнскими, авангардными, транзитными, буферными; маркировка их осуществляется по преобладающей профильной деятельностной функции, и они при изменении функциональных характеристик могут менять свои названия (маркеры). Малые группы могут формироваться из представителей больших групп и отстаивать интересы последних в межгрупповом взаимодействии и взаимодействии со своими и чужими лидерами (буферные), парламент любого уровня есть разновидность буферной группы. Большие регионально-электоральные группы укрепляются с возрастанием индивидуальных маркерных совпадений и дробятся при их уменьшении. Стойкие, длительные во времени индивидуально-групповые маркерные совпадения характерны и для профессиональных дисциплин.

Образование и обратное развитие больших и малых групп имеет двустороннее движение. Регионально-электоральные группы могут возникать в любом виде деятельности по мере развития предпочтений, потребностей и требований, встречных потоков идеологического, политического влияния гражданского общества и институтов государства.

Установлены новые причинно-следственные связи, раскрывающие поэтапно сущность процесса развития  системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности:

1. Идеологические маркерные обозначения – проявление идеологических маркеров профессиональной дисциплины обнаруживается как механизм идентификации предпочтений, потребностей, интересов, политической направленности и корпоративности субъектов парламентской деятельности.

2. Электорально-групповая поляризация гражданского общества – регионально-электоральные группы развиваются через сопоставление своих  предпочтений, потребностей, требований, восприятие индивидами маркеров доминирующих политических идей и программ. При совпадении программно-политических  многокритериальных маркеров с индивидуальными у совокупности индивидов происходит групповая поляризация. По мере увеличения индивидуальных критериальных совпадений группа консолидируется и растет, а по мере сокращения – уменьшается и даже распадается.

3. Транспортация политических полномочий в гражданском обществе

– политические полномочия (предпочтения, потребности, требования) индивидов имеют свойство проходить через следующие этапы организации политической и государственной власти:

– самоидентификация индивидов по доминирующим идеям и программам;

– индивидуальной и групповой поляризации регионально-электоральных групп гражданского общества;

– передача индивидуальных и групповых  политических полномочий - предпочтений, потребностей, требований индивидов через механизм федеральных и региональных выборов;

–  размежевание, поляризация депутатов по политическим полюсам, объединение депутатов, получивших через механизм выборов от индивидов регионально-электоральных групп политические полномочия, в моноидеологические общности – фракции;

– объединение моноидеологических фракций в полиидеологическую совокупность, обладающую политическими полномочиями  (предпочтениями, потребностями и требованиями) регионально-электоральных групп гражданского общества, трансформируется в парламент.

4. Многополярная электорально-групповая оппозиционарность – регионально-электоральные группы формируются на различных идеологических основаниях и каждая из них изначально противостоит всем остальным по спектру расхождения предпочтений, потребностей и требований, составляющих их индивидов. Такая полиидеологическая совокупность регионально-электоральных групп образует модель гражданского общества.

5. Формирование парламента:

- первым этапом формирования парламента является организация фракций через самоидентификацию парламентариев с родственными идеологическими общностями.

- во втором этапе моноидеологические общности, фракции парламента объединяются в единый полиидеологический представительный и законодательный орган политической и государственной власти в соответствии с Конституцией РФ (Основным законом).

В процессе исследования профессиональной парламентской деятельности проявились тенденции и условия функционирования  профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Активность парламентариев в профессиональной парламентской деятельности определяется количеством голосований при принятии важных решений.

Условия, стимулирующие активность парламентариев следующие: дисциплинарность парламентария и фракции; авторитарность управления; самодисциплинирование; фракционное дисциплинирование (дисциплинарное управление).

Консолидация парламентариев фракции возникает при воздействии идеологических маркеров; осознании важности принимаемых решений; противостоянии; организационно-дисциплинирующих воздействиях; поддержке регионально-электоральных групп.

Сходство, совпадение голосований возникают при одинаковой мотивации позиций; совпадении целевых установок; межличностном и межгрупповом согласии (договоренности); внешнем воздействии; давлении гражданского общества.

Устойчивость, стабильность работы парламента характеризуется условиями: постоянным совпадением, сходством голосований (50%+1 депутат парламента); несовпадением депутатских голосований (менее 50%); осознанием важности решаемых задач; сохранением баланса политических полномочий;  нормативной парламентской деятельностью.

Объективность и достоверность исследования: обеспечивается всесторонней методологической и теоретической базой исследовательской концепции, ее органической связью с данными психологии профессиональной дисциплины, с одной стороны, и теоретическими положениями психологии личности, социальной психологии, психологии управления, психологии морали и ряда других отраслей психологической науки, а с другой – применением комплекса научно обоснованных методов и процедур, соответствующих особенностям изучаемого предмета и характеризующихся удовлетворительной валидностью и надежностью, величиной выборки и статистической достоверностью количественных данных, полученных посредством психометрических процедур, развернутым качественным анализом исследовательского материала, практической проверкой выводов и предложений. Теория построена на достаточно достоверных, проверяемых данных и фактах, концепция обоснована методологически и фактологически, аргументирована с позиции результатов научного поиска (эксперимента) анализа фактического материала.

Теоретическая значимость исследования заключается в решении задач по изучению сущности, особенностей и механизмов профессиональной дисциплины парламентской деятельности и разработке социально-психологической концепции ее развития как дисциплинарной системы; экспериментальном исследовании психосоциогенеза дисциплинарной системы парламентской деятельности и определении сущностных признаков, социально-психологических механизмов, закономерностей и тенденций ее функционирования; обосновании маркерного оценочного подхода и социально-психологических требований к его использованию для определения эффективности влияния структур дисциплинарной системы на характер деятельности парламентариев; изучении  социально-психологических  характеристик личностно-профессиональной и нормативной саморегуляции парламентского поведения депутатов, особенностей индивидуальной и групповой профессиональной дисциплинарности парламентской деятельности.

В диссертации разработана теоретическая модель профессиональной дисциплины парламентской деятельности, выявлено влияние индивидуальных и групповых особенностей парламентариев на психологическую совместимость, социальной общности и оппозиционарности.

В научный оборот введены новые эмпирические данные, раскрывающие особенности парламентской деятельности, сформулированы закономерности, общая концепция и разработана теория системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности,  объяснены явления реальной действительности, которые составляют теоретическую и практическую основу психологии индивидов, регионально-электоральных групп, гражданского общества, государственной власти, воздействующих на систему профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Практическая значимость исследования заключается в выявлении и создании профессионально-дисциплинарных научно-обоснованных психологических условий для преобразования дисциплинарной деятельности в представительных и законодательных органах власти, повышении уровня их организованности. Эти условия заключаются в следующем: 

– разработаны рекомендации для руководителей парламента и фракций, органов парламентского управления, позволяющие полнее осознавать  факторы, определяющие механизмы, содержание и динамику профессиональной дисциплины, повышающие их компетентность в деле  принятия профессиональных дисциплинарных парламентских решений;

– обосновано развитие нового направления профессиональной дисциплинарной деятельности, психокоррекции профессиональной парламентской недисциплинированности;

– существенно обогащены и расширены психологические предпосылки для реформирования содержания и методики дисциплинарной информационно-корректирующей подготовки парламентариев фракций и групп и повышения ее качества;

– создан методический инструментарий для оперативной и углубленной оценки состояния профессиональной парламентской дисциплины фракций и групп парламента;

– разработана система психологического обеспечения профессиональной дисциплинарной деятельности руководителей парламента и фракций, психологической помощи всем парламентариям;

– представлен комплекс оценочных процедур дисциплинарной деятельности должностных лиц парламента и его фракций.

Положения, выносимые на защиту:

1. Теоретические и методологические основы концепции развития системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности позволяют определить исходную базу формирования гипотезы, направления и модели развития профессиональной дисциплины и способствуют достижению стабильности в гражданском обществе и государстве.

2. Многофакторная концепция системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности, в которой рассматриваются элементы (индивиды, регионально-электоральные группы гражданского общества, парламент, государство) базовой модели развития системы профессиональной дисциплины с позиций предпочтений потребностей и требований гражданского общества, устанавливает подчинение этих элементов целям стабильного поступательного взаимодействия и обосновывает необходимость использования комплексных дополнительных «качественных» инструментов стабилизации.

3. Психогенез профессиональной дисциплины парламентской деятельности, пути современной корректировки методологии, заключающиеся в снижении уровня абстракции и позволяющие определять исходную базу методов системного моделирования и учитывать специфику периода становления дисциплинарной парламентской деятельности и установить взаимосвязь с индивидами и регионально-электоральными группами гражданского общества.

4. Институциональная составляющая стабильной дисциплинарной парламентской деятельности в условиях развития гражданского общества на современном этапе является центральным элементом и раскрывается через призму теории психологии парламентской деятельности в триединой взаимосвязи “индивид – регионально-электоральная группа гражданского общества –  парламент”. Модели, отражающие указанную взаимосвязь, позволяют максимально увеличить эффективность социально-психологических характеристик личностно-профессиональной и нормативной саморегуляции парламентского поведения депутатов, выявить особенности индивидуальной и групповой профессиональной дисциплинарности парламентской деятельности.

5. Формирование многофакторной концепции профессиональной парламентской деятельности, заключающейся в применении маркерной, многокритериальной функции, в реализации системной дисциплинарной стратегии, выступает как социально-психологические требования эффективного влияния на характер деятельности парламентариев, создание комплексных условий для нормативного устойчивого парламентского порядка.

6. Теоретические основы моделирования стабильной системно-дисциплинарной парламентской деятельности, устойчивого развития в долгосрочной перспективе позволяют определить социально-психологические условия повышения профессионально-дисциплинарного уровня на основе  реформирования системы профессиональной дисциплинированности парламентариев. Они дают возможность сделать практические выводы и рекомендации по трем взаимосвязям психологического обеспечения и коррекции процессов функционирования, развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Апробация и внедрение основных результатов работы исследования. Основные положения исследования могут быть использованы должностными лицами парламента при выработке управленческих решений, профессорско-преподавательским составом ВУЗов при подготовке психологов и других специалистов для органов, обеспечивающих деятельность структур системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности. Данные, полученные в ходе исследования, целесообразно использовать в преподавании дисциплины "Социальная психология".

Результаты исследования нашли отражение в монографиях, в учебном пособии для студентов и аспирантов, в опубликованных научных статьях. Выводы диссертационного исследования были обсуждены на заседаниях проблемной группы и кафедры психологии труда и социальной акмеологии Российского государственного социального университета, доведены до сведения Федерального Собрания Российской Федерации и Администрации Президента Российской Федерации. Материалы диссертации отражены в 44 публикациях объемом более 145,5 печатных листов. Содержание указанных  работ автора подтверждает их  соответствие теме диссертации.

Структура диссертации соответствует логике исследования. Она состоит из введения, четырех глав, заключения, списка источников и литературы (367 наименований). В текст работы включены 26 таблиц, 16 диаграмм.

2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ.

Во введении изложена проблема исследования, обоснованы его актуальность и целесообразность проведения, рассмотрены основные характеристики научного аппарата – объект, предмет, цель, гипотеза, задачи и методы исследования, положения, выносимые на защиту, а также его научная новизна, теоретическая и практическая значимость.

Первую главу «Научные основы профессиональной дисциплины современного парламентаризма» автор начинает с анализа методологических вопросов профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

В диссертации показано, что методология исследований парламентской деятельности неразрывно связана с комплексом исследований психологии политических регионально-электоральных групп их представителей, лидеров, парламентариев, парламентских общностей и властного психологического влияния институтов государства на парламентскую деятельность.

Обращаясь к вопросам методологии оценок образования и деятельности системы профессиональной дисциплины, автор отмечает общность маркерной базы взаимосвязей электоральных полей, регионально-электоральных групп и профессиональной дисциплинарной системы парламентской деятельности. Многонациональность, многоконфессиональность, многопартийность населения (электората) России порождает разнообразную палитру предпочтений, интересов, потребностей и требований; именно идеологические общности формируют различные объединения, вписывающиеся в групповые маркеры. С этими обстоятельствами связаны, во-первых, исследования различных, в том числе профессиональных, характеристик общения, контактов, складывающихся между индивидами и группами индивидов; во-вторых, возможность определиться в подходе к существу профессиональной дисциплины как групповому образованию.

Профессиональная дисциплина парламентской деятельности представляет собой меру соответствия поведения парламентариев нормативам политических регионально-электоральных групп, специфическим маркерам, определяющим нормативность, профессию, специальность, а также и властное психологическое влияние институтов государства. Это подтверждает то, что профессиональная дисциплина присуща индивидам-парламентариям, составляя их специфические индивидуальные и групповые маркеры качества, проявляющиеся в ситуациях нормативно-правового регулирования. Маркеры качества (профессиональная дисциплинированность) характеризуют:

а) общественно полезную ориентированность индивида-парламентария, личности (группы);

б) уровень внутренней организованности умственной, эмоционально-мотивационной и психомоторной активности парламентариев и соответственно внутрипарламентской деятельности, межличностных и межгрупповых отношений.

В диссертационной работе показано, что теоретической базой практического профессионального дисциплинирования парламентариев и парламентской деятельности служит комплекс наук, в котором место психологии еще не определено, но интерес к ней увеличивается вместе с ростом информационного вооружения цивилизации. Прикладная роль психологии состоит в разрешении практических психологических проблем, возникающих в профессиональных дисциплинарных системах. В этой связи рассмотрены следующие методологические вопросы психологической детерминации профессионального дисциплинирования:

– условия эффективности мер профессионального парламентского дисциплинирования;

– механизм воздействия норм и положений нормативно-правовых актов, регулирующих профессиональную деятельность, на психологию парламентария, фракции, парламента;

– причины индивидуальной и групповой парламентской недисциплинированности.

При анализе генезиса и современного состояния предмета исследования         в работе отмечено, что система профессиональной парламентской деятельности сформировалась на идеях и традиционных нормах общественной морали и нравственности гражданского общества, известных еще в цивилизациях древности, а также на конституционных принципах, стратегии законодательной деятельности – эти ограничители в значительной мере влияют на психологию парламентариев.

Исследования психологии профессиональной дисциплины парламентской деятельности в развитии выявили в ней следующие качества:

а) профессиональная дисциплина парламентской деятельности сочетает представительную и законодательную функции, полномочия политической и государственной власти;

б) по мере развития гуманитарно-правового компонента общественного и государственного устройства видоизменяется профессиональная дисциплина;

в) конкретные профессионально-дисциплинарные решения и реальное состояние профессиональной парламентской деятельности создают и дополняют законы, основанные на предпочтениях потребностей, требований регионально-электоральных групп гражданского общества, а также формируют базис для их дальнейшего развития;

г) прогресс в теории профессиональной дисциплины сопряжен с развитием гражданского общества и государства;

д) профессиональная дисциплина парламентской деятельности психологически зависима от предпочтений, потребностей, требований гражданского общества и институтов государства, создающих мотивационную основу ее жизнедеятельности.

Отечественная наука о парламентской деятельности занимается познанием профессиональной дисциплины с начала ее организации, когда были воплощены три главные функции современного парламента – представительство, законодательство и контрольная функция. В этот период cформировалась профессиональная дисциплинарная культура, традиции и общественное мнение на базе больших регионально-электоральных групп, и на их фоне набирали силу гуманистические тенденции.

Для уточнения этапов, места и роли парламентариев и фракций, парламента в целом в формировании психологии законотворчества проанализирован массив законопроектов, рассмотрение которых в Государственной Думе было завершено в период с 1994 года по 2 декабря 2003 года. В диссертации этапы прохождения законопроектов в Государственной Думе определены как этапы идентификации, формирования и консолидации, то есть совместных действий: этап идентификации – период предварительного накопления гражданским обществом информации о выборах, период декларирования партиями, организациями, лидерами, инициативными группами своих программ; этап формирования – поляризация гражданского общества и идентификация индивидов по субъективно-психологическим признакам с большими политическими регионально-электоральными группами, сформировавшимися на идеологических основаниях; этап консолидации – период обозначения, делегирования политическими регионально-электоральными группами своих представителей в систему профессиональной дисциплины парламентской деятельности. Каждый из них имеет свои особенности и механизмы реализации.

Показано, что психология профессиональной дисциплины парламентской деятельности основывается на следующих компонентах: а) самодисциплине; б) профессиональном дисциплинировании; в) нормативности профессиональной деятельности по предпочтениям, потребностям общепарламентских, электоральных и государственных институциональных волеизъявлений; г) профессиональной дисциплинарной деятельности с учетом реальных политических обстоятельств в гражданском обществе. При этом развитие профессиональной дисциплины парламентской деятельности как психологической проблемы не может рассматриваться в отрыве от сложившейся системы оценок социальной психологии политических регионально-электоральных групп и лидеров.

В работе сделан вывод, что коммуникативное воздействие государства и его властной элиты значительно влияет на формирование общественного мнения и общественного сознания, что создает благоприятный психологический фон для продвижения кардинальных, стратегических политико-технологических проектов.

Исследование многофакторной психологической системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности позволило определить, что развитие психологической теории профессиональной дисциплины идет по трем направлениям: персонально-психологическому; профессионально-организационному; электорально-групповому.

К факторам системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности отнесены: персональная профессиональная дисциплинированность парламентариев; общественно-психологические (межличностные, межгрупповые) профессионально-дисциплинарные структуры и процессы; профессионально-организационные управленческо-психологические факторы; государственное влияние; другие условия, благоприятствующие профессиональному, нормативному поведению.

В диссертации предложена система профессиональной дисциплины, включающая компоненты:

– динамические объекты профессионального дисциплинирования, в качестве которых выступают такие разновидности парламентского поведения (деятельности), как самостоятельное, автономное, внешнеуправляемое, исполнительское, персональное, групповое и фракционное поведение;

– способ дисциплинирования, психологически адекватный своему объекту;

– комплексы специфических нормативно-мотивационных и характерологических структур, навыков выполнения регламентных, упорядочивающих операций, ориентированных на процессы нормативно-правовой организации профессионального парламентского поведения, деятельности;

– эффективно функционирующий психологический механизм.

По функциональному признаку элементы системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности подразделены на психологические механизмы и общественно-психологическую инфраструктуру.

Систему профессиональной дисциплины предложено строить в соответствии с принципами, конкретизирующими идею психологической адекватности: справедливости и нравственности; определении ограничений прав и свобод, вытекающих из условий парламентской деятельности; законотворческой целесообразности; модернизации системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности; оптимальной регламентации парламентской деятельности парламентариев; всестороннего обеспечения процесса дисциплинирования; активной дисциплинарной мотивации.

Завершает главу исследование маркерной оценки профессиональной дисциплины парламентариев. Многообразие собственных представлений о путях и формах развития Российской Федерации у уполномоченных представителей (депутатов) диктует необходимость создания естественных профессиональных ограничителей (маркеров) и, как следствие, профессиональной дисциплинарной системы парламентской деятельности. К естественным ограничителям эмоционально-личностных проявлений деятельности в пределах профессиональной дисциплины отнесены: регламент, профессионализм парламентариев (депутатов), парламентский депутатский иммунитет, права парламентариев (депутатов), обязанности парламентариев (депутатов), ответственность парламентариев (депутатов), парламентский (депутатский) индемнитет.

Понимание маркеров профессиональной дисциплины парламентской деятельности помогает создать более глубокие представления о профессии. Маркер используется для обозначения проблемного поля, в котором с помощью критериев и показателей оценивается уровень проявления сущностных признаков анализируемых феноменов. Показано, что различия между профессиональными дисциплинами связаны с различными маркерами, внутренне присущими соответствующим направлениям профессиональной парламентской деятельности, а маркирование профессиональных норм имеет прямую связь с развитием деятельности в тех разделах, которые определяли профессиональные дисциплины и их системы.

В заключении сделаны обобщающие выводы.

Во второй главе «Закономерности функционирования дисциплинарной системы в парламентской деятельности» исследованы психология личностно-профессиональной и нормативной саморегуляции парламентского поведения депутатов, социально-психологические особенности индивидуальной и групповой дисциплинарности парламентской деятельности, психогенез взаимосвязи профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Обосновано, что психологические характеристики особенностей функционирования дисциплинарной системы в условиях парламентской деятельности освещают личностно-профессиональную и нормативную саморегуляцию парламентского поведения, особенности процессов и структур коллективного парламентского самодисциплинирования и дисциплинарного управления в общей системе парламентской деятельности. В системе профессиональной дисциплины парламентской деятельности выделены следующие общественно-психологические обстоятельства самодисциплинирования:

– парламентарий не испытывает внешних воздействий на свое поведение и деятельность (автономность, самостоятельность);

– совместная парламентская деятельность не изменяет индивидуального поведения парламентария (включенность);

– поступок, деятельность парламентария реализует конкретное поручение руководителя, но инициатива и мотивация принадлежат им обоим (прямое дисциплинарное управление).

При этом поведение парламентария может быть автономным (самостоятельным) и должно следовать индивидуально-личностному пониманию профессиональной дисциплины, отражающему уровень персональной психологии парламентария. Персональное дисциплинирование имеет две разновидности:

– самостоятельные действия, внешне напоминающие обычные целевые поступки, но имеющие в отличие от последних нормативную, а не целевую мотивацию;

– корректировка парламентарием своего поведения и деятельности путем сопоставления ее целей, средств, условий, результатов и других маркеров с известными положениями и нормами нормативно-правовых актов, регулирующих профессиональную деятельность.

Важно обратить внимание на то, что профессиональная дисциплина парламентской деятельности предполагает дисциплинарную мотивацию, желание и стремление следовать предпочтениям, потребностям, требованиям регионально-электоральных групп гражданского общества, то есть социально одобренным нормам, что имеет известную специфику. Эта мотивация содержательно опирается в основе на регионально-электоральную или партийную позицию парламентария, которая является итогом внутреннего решения им вопроса об отношении к гражданскому обществу и социальным ценностям.

Содержанием мотивации профессиональной дисциплины парламентской деятельности является уважение к закону, морали, системе управления и учреждениям, предназначенным для обеспечения справедливости и порядка в Российской Федерации. В диссертации особо подчеркнуто, что признание всех этих системных норм – необходимое условие развития мотивов деятельности в системе профессиональной дисциплины.

В определенной степени дисциплинарная мотивация конкретизируется данными об отношении парламентариев к регламенту и нормативно-правовым документам, принятым большинством депутатского корпуса, что подтверждается данными о голосовании за принятие регламента ГД РФ (табл. 1).

Таблица 1

Голосование за принятие регламента ГД РФ

ГД РФ

1993 – 1995 гг.

1995 – 1999 гг.

1999 – 2003 гг.

2003 – по н.в.

1-й созыв

69,7%

2-й созыв

92,3%,

3-й созыв

82,4%

4-й созыв

77,8%

Обращено внимание на то, что система профессиональной дисциплины парламентской деятельности в критических ситуациях должна быть особенно прочной. Слабость профессиональной дисциплинарной мотивации из-за недооценки нормативно-правовых актов частично объясняется тем, что регламент и другие нормативные акты, регулирующие деятельность парламента, разрабатываются без привлечения общественности и широкого обсуждения, а поэтому остаются чужими для регионально-электоральных групп и партий.

В диссертационной работе показано, что маркеры профессиональной дисциплины парламентской деятельности имеют характер личностной самоидентификации (с коллегами, руководителями, фракциями парламента, парламентом) и проявляются двояко: как поведенческая – личностно-ролевая идентификация по предпочтениям, потребностям, требованиям партий и фракций, то есть эмоционально побуждаемое подражание конкретным поступкам, структуре или общему стилю группового поведения, профессиональной деятельности объекта идентификации; как дисциплинарная коррекция поведения – самоидентификация мотивируется уважением к личности (объекту идентификации), опасением разрушить установившиеся отношения и потерять доверие. Эти межличностные идентификационные мотивы имеют важное дисциплинарное значение, несмотря на то, что они избирательны и действуют там, где есть положительные ориентиры.

Подробно проанализированы разновидности профессионального дисциплинарно-мотивационного конфликта: личностно-групповой мотивационный конфликт, развертывающийся между личными и групповыми, общественными интересами, представленными в сознании; ненормативно-правовой конфликт – конфликт между нормой и целесообразностью (рациональностью, простотой, экономичностью); конфликт нормативной неопределенности, возникающий при условии, когда положение или норма регламента, или других нормативно-правовых актов допускают возможность различных подходов к предстоящему решению; конфликт нормативной некомпетентности, сутью которой является специфическая конфликтная ситуация инструментально-нормативного характера; нормативно-вакуумный конфликт.

Исследованы группы характерологических компонентов профессиональной дисциплины: структуры, обеспечивающие устойчивость нормативного поведения системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности и каждого парламентария в неблагоприятной обстановке; коммуникативные качества личности, предопределяющие самообладание, общественно-психологическую стойкость по отношению к дезорганизационным действиям других индивидов.

В анализе психологии личностно-профессиональной и нормативной саморегуляции парламентского поведения депутатов сделан вывод о том, что в обеспечении системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности личностный фактор дисциплины играет универсальную роль, но все же не исчерпывает механизма профессиональной дисциплины. Личная профессиональная дисциплина нуждается в социально-психологической поддержке, которую она должна находить в системе профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

В исследовании вопроса социально-психологические особенности индивидуальной и групповой дисциплинарности парламентской деятельности обращено внимание на то, что групповые, фракционные действия регулируются нормативно-правовыми актами, положениями и нормами в такой же степени, как индивидуальные и системные. Субъектом их регулирования являются фракции системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности или независимые, неформальные совокупности парламентариев, связанные с межличностными и межгрупповыми отношениями и выполняющие отдельные функции. При этом групповые, фракционные действия субъектов профессиональной дисциплины парламентской деятельности достаточно жестко регламентированы (действия во фракции, участие в различных групповых мероприятиях типа фракционных совещаний и собраний).

В диссертации получили освещение групповой, фракционный, общепарламентский профессионально-дисциплинарный механизм:

1. Профессиональная дисциплина парламентской деятельности имеет определенную морально-ценностную базу, построенную на маркерах больших регионально-электоральных групп, определивших свои предпочтения, потребности, требования, выработанные общественным мнением по системным,  частным проблемам парламентской деятельности и целеполагающим установкам нормативного порядка работы парламента. На достаточно высоком уровне развития регионально-электоральной группы, имеющей устойчивое общественное мнение и общественное сознание, она принимает форму группового, фракционного, общепарламентского свода принципов, системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности. Ценностная основа группового, фракционного, общепарламентского дисциплинарного механизма отличается устойчивостью и преемственностью (традиционностью).

2. Персонифицированное звено профессиональной дисциплины парламента (профессионально-дисциплинарная ролевая структура представительства), является совокупностью взаимосвязанных ролей внутри парламента, каждая из которых оказывает специфическое индивидуальное воздействие на профессионально-дисциплинарные процессы в системе профессиональной дисциплины и ее фракциях. Дисциплинарные роли в системе профессиональной дисциплины свидетельствуют о потребности использования определенных внутригрупповых функций.

В ролевую структуру, поддерживающую порядок профессиональной деятельности, входят:

– лидер, руководитель, организатор системы профессиональной дисциплины, фракции;

– миротворец, чья роль состоит в персонализации нравственных ценностей группы;

– адвокат выступает как профессионально-дисциплинарный эталон, хорошо знающий содержание нормативных документов, регулирующих парламентскую деятельность;

– режиссер, охранитель регламента, хорошо знающий обычаи и внутрифракционные, внутригрупповые нормы;

– роль наблюдателя-информатора состоит в информационном обеспечении дисциплинарных процессов.

  3. Традиции и обычаи, ориентированные преимущественно на разрешение типичных профессиональных дисциплинарных проблем. Профессиональные дисциплинарные традиции смыкаются, с одной стороны, с ценностными основами системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности, а с другой – с ролевой дисциплинарной фракционной структурой фракций. Различают три категории внутрисистемных традиций, оказывающих существенное влияние на дисциплинарные процессы, происходящие во фракциях системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности: исторические, ценностные и повседневные (парламентские обычаи).

4. Общественно-психологическое образование, «внутрипарламентская норма профессиональной дисциплины», представляющая собой неформальное требование регионально-электоральной группы и профессиональной дисциплины парламентской деятельности к обычному уровню индивидуальной профессиональной дисциплины как своего рода эталону, принятому общественным мнением фракций и парламента.

Подводя итог анализу групповой дисциплинарности парламентской деятельности, в работе сделан вывод о том, что процессы общепарламентского самодисциплинирования являются реализацией комплекса сложнейших общественно-психологических образований: ценностного ядра, профессиональной дисциплинарной ролевой структуры, традиций (обычаев), профессиональной дисциплины парламентской деятельности и внутрипарламентской нормы профессиональной дисциплины, образующих в совокупности общепарламентские и фракционные критерии, маркеры профессиональной дисциплины.

Общепарламентское самодисциплинирование занимает в функциях системы профессиональной дисциплины связующее положение: опираясь на индивидуальные профессионально-дисциплинарные процессы, оно влияет на них и в то же время является объектом для профессионального дисциплинарного управления.

При исследовании психогенеза взаимосвязи профессиональной дисциплины парламентской деятельности обращается внимание на дисциплинарное управление, которое является частью общей системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности. Маркером, критерием эффективности дисциплинарной деятельности руководителя и органов управления служат минимальные усилия по непосредственному дисциплинированию поведения, профессиональной деятельности парламентариев. На конкретном анализе деятельности фракций в парламенте – Государственной Думы РФ показаны особенности профессионального дисциплинарного управления руководителем в решении ряда функциональных задач.

В завершении второй главы диссертации изложены основные выводы, суть которых состоит в том, что:

1. Уровень профессиональной дисциплины в деятельности и общении парламентариев поддерживается самодисциплинированием, постоянным нормативным регулированием и дисциплинарным управлением. Результатом их воздействия является нормативная модель (непротиворечивая совокупность нравственно-правовых норм) регулирования профессиональной парламентской деятельности.

2. Самодисциплинирование является основополагающим дисциплинарным процессом, заключающимся во внедрении соответствующих норм и необходимых контрольно-коррекционных действий в психологическую структуру парламентского поведения и деятельности в целом. Оно реализуется профессионально личностной структурой, включающей в себя познавательные, эмоциональные, характерологические и мотивационно-исполнительские компоненты.

3. К взаимодисциплинированию относится лидерское воздействие на нормативную саморегуляцию. В парламенте и фракции взаимодисциплинирование принимает вид межличностных отношений, личностно-групповых, «фракция – парламентарий». Совместное нормативное регулирование поступков индивидов и парламентских общностей, поддержка индивидуальной и групповой профессиональной дисциплины на коллегиальных началах межфракционного и межличностного согласия есть взаимодисциплинирование.

4. Управление системой профессиональной дисциплины заключается в организации и обеспечении эффективной парламентской деятельности как системы. Оно является нормализующим процессом, поддержкой и коррекцией процессов само- и взаимодисциплинирования, формирования и совершенствования их механизмов, а также решением таких задач, как нормативное структурирование вновь организуемой деятельности парламентариев и упрочение саморегулирующихся форм повседневной профессиональной деятельности. Подготовленность к решению профессиональных дисциплинарных задач и авторитет руководителя в парламенте являются психологической основой профессионального дисциплинарного управления.

В третьей главе «Современные тенденции и особенности профессиональной дисциплины парламентской деятельности» исследованы социально-психологические особенности проявлений дисциплинарной системы парламентской деятельности, динамика взаимосвязи дисциплинарности и характера деятельности парламентариев, дисциплинарные события как факторы продуктивности парламентской деятельности депутатов.

Исходя из социально-психологической концепции системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности, объединены субъекты с различными характеристиками профессиональной организации деятельности в страты, которые характеризуются сложившимися в них отношениями:

1. Авторитарно-профессиональная страта, отличающаяся мотивационными особенности профессиональной дисциплины, которые лежат в основе так называемого общественно-исторического типа профессиональной дисциплины. Профессиональная дисциплина такого типа поддерживается жестко авторитарными методами формирования мотива подчинения авторитарно-профессиональному режиму деятельности и полного принятия способов, при помощи которых профессиональная страта (режим) регламентирует парламентскую деятельность, практику государственного управления экономикой и социальной сферой.

2. Индивидуально-групповая страта характеризуется специфическими межсубъектными отношениями. В качестве универсального субъекта выступает отдельный парламентарий. Вторым субъектом является парламент (фракция), группа парламентариев. Субъектом системы профессиональной дисциплины выступает специфическая группа «руководитель – парламентарий», совместная деятельность которой складывается из распоряжения и исполнения.

3. Страта индивидуально-групповой нравственности, которая образуется пересечением традиций и этики регионально-электоральных групп и саморегулирующих, профилирующих, профессиональных механизмов, выраженных нравственными обязательствами и чувством долга, обусловленными особенностями и разновидностями парламентской деятельности.

4. Страта эффективности профессиональной дисциплины характеризуется количественными и качественными показателями, которые отражают особенности нормативного поведения парламентариев и в целом эффективности профессионально-дисциплинарной системы.

При исследовании маркеров, критериев профессиональной дисциплины отмечается, что неразумно ограничиваться отдельными действиями, потому что они не характеризуют систему профессионального дисциплинирования в целом. Сделан акцент на деятельность, которая смещает интерес к одному из уровней системы обеспечения профессионально-нормативного, парламентского порядка. Дисциплинарные же маркеры представлены общими и частными , которые подразделяются на внешние, наблюдаемые (поведенческие) и внутренние (психологические). Дана характеристика дисциплинарным маркерам.

В диссертации показано, что профессиональная дисциплина парламентской деятельности как объект практического психологического анализа и оценки имеет следующие аспекты: социально-мотивационный, субъектной принадлежности, деятельностной основы, набора количественных и качественных маркеров и критериев, фиксирующих повышение эффективности деятельности парламента в соответствии с требованиями гражданского общества и институтов государства.

Обращается особое внимание на то, что одним из путей улучшения качества оценки профессиональной дисциплины является внедрение в повседневную деятельность парламента дисциплинарно-специализированных методов практической психодиагностики, вытекающих из определенной теоретической концепции. С этой позиции, психодиагностика профессиональной дисциплины парламентской деятельности – центральное звено в оценке ее состояния – представляет органичную составную часть дисциплинирования парламентской деятельности, которая включает в себя применение методов психологического познания в практических целях обеспечения помощи всем парламентариям, а также органам управления и информационно-аналитическим структурам, всем должностным лицам, занимающимся организационной деятельностью.

Профессиональная дисциплинарная психодиагностика – это познавательная, аналитическая деятельность, которая направлена на выявление и оценку психологических маркеров профессиональной дисциплины парламентской общности. Анализу подвергались разнообразные индивидуальные и групповые поступки парламентариев в своей профессиональной деятельности, во взаимоотношениях, взаимодействии, основанном на общении, управлении, информационной и аналитической деятельности. Профессиональная психодиагностика способна проявить личностные и групповые механизмы профессиональной дисциплины и профессиональной недисциплинированности, содержание сложных системных взаимодействий, возможности упорядочения парламентского поведения. В диссертации обосновываются формы психодиагностики как элемента профессиональной деятельности, а также последовательность проведения диагностического процесса профессиональной деятельности.

В предложенной программе исследования психодиагностики управленческого профессионально-дисциплинарного действия предусмотрены следующие этапы:

1. Уточнение субъекта профессионально-дисциплинарного воздействия, которое может быть индивидуальным (межличностным) или групповым, парламентским или партийным, иметь вид нормативно-правовых актов, регулирующих деятельность парламента, фракций, парламентариев, или распоряжения руководителя парламента, фракции, постановления, решения парламента, фракции, собрания.

2. Устанавление объекта изучаемого дисциплинарного воздействия:

– конкретный парламентарий, парламент, фракция, группа, общность, категория парламентариев;

– отдельный профессиональный поступок и его последствия, участок жизни и деятельности парламента, фракции;

– определенная проблема или общественно-психологическое явление;

– традиция, настроение, внутрипарламентская, внутрифракционная норма, профессиональная дисциплинарная ролевая структура, система профессиональной дисциплины парламентской деятельности в целом.

3. Проведение классификации профессионально-дисциплинарного действия и деятельности по их принадлежности к той или иной функциональной категории.

4. Определение цели профессионально-дисциплинарного воздействия, его прогнозируемый и действительный эффект.

5. Обоснование мотивации анализируемого воздействия.

6. Анализ социальной ситуации профессионально-дисциплинарного воздействия (на кого оно направлено и кого затронуло?).

7. Оценка результатов и последствий (эффективности) профессионально-дисциплинарного воздействия, содержания причинно связанных с ним реальных перемен в поведении парламентариев.

Завершая исследование, связанное с динамикой взаимосвязи дисциплинарности и характером деятельности парламентариев, делается вывод о том, что профессиональная дисциплинарная психодиагностика включает обследования двух типов явлений: поступков, рассматриваемых по признаку, маркеру, критерию их нормативности и профессионально дисциплинарных воздействий одних парламентариев на другие.

В диссертации дан анализ дисциплинарным событиям как факторам продуктивности парламентской деятельности депутатов. Показано, что психодиагностика дисциплинарных событий и их влияние на продуктивность парламентской деятельности не ограничивается описанием и оценкой профессиональных поступков и поведения. Накопление психологических знаний формируется от внешнего, динамического аспекта активности парламентариев к внутренним детерминирующим и реализующим факторам – различным способам функционирования психики, организации психических процессов, выступающих в виде личностных и общественно-групповых структур (качеств, свойств, установок, навыков, черт).

Психологическими факторами, которые определяют состояние профессиональной дисциплины, являются личностная и групповая профессиональная дисциплина рядовых парламентариев и дисциплинарная компетентность руководителей. Именно эти психологические механизмы обеспечивают при благоприятных социальных, материально-технических, экономических и организационных условиях профессиональный парламентский порядок.

Обосновано, что высоким уровнем дисциплинарной психодиагностики является психологическое тестирование профессиональных дисциплинарных структур. Предметом познания в данном случае являются личностные, межличностные, групповые механизмы профессионального дисциплинирования. Для исследования и оценки содержания их структуры в диссертации предлагаются методологические подходы. Первый методологический комплекс предназначен для всесторонней оценки индивидуальной парламентской дисциплинированности; второй – для выявления групповой, фракционной общепарламентской профессиональной дисциплинарной структуры; третий – для оценки профессиональной дисциплинарной компетентности должностных лиц и органов государства.

В четвертой главе «Социально-психологические условия развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности» исследованы социально-психологическая модернизация дисциплинарной системы парламентской деятельности, психокоррекция профессиональной недисциплинированности в деятельности парламентариев, оппозиционарность как механизм развития современного парламента, обоснована актуализация социально-психологической регуляции дисциплинированности субъектов парламентской деятельности.

Развитие профессиональной дисциплинированности определяется как внешними и ситуационными факторами, то есть изменениями в потребностях, требованиях и условиях парламентской деятельности, так и внутренними процессами развития и роста личности – новыми мотивационными и познавательными возможностями, а также динамикой адаптационных возможностей личности парламентариев, снижающих или повышающих профессиональные претензии. Нормативное профессионально-дисциплинарное развитие человека, в частности, парламентария, в диссертации рассмотрено как отражение части гуманистической концепции персонального роста личности.

Обобщая прошлый и настоящий опыт решения профессиональных дисциплинарных проблем внутри парламента и за его пределами, отмечается, что конфронтация, конфликт не помогают наведению и поддержанию профессионального порядка. Только сотрудничество, коллегиальное участие в профессионально-дисциплинарных процессах, совместная деятельность руководителей фракций, парламента и парламентариев могут дать желаемые результаты. Главное в деятельности по развитию профессиональных дисциплинарных качеств – предупреждение дисциплинарной ненормативности.

Основными результирующими авторскими идеями анализа социально-психологических условий развития профессиональной дисциплины парламентской деятельности заключаются в том, что роль профессиональной дисциплины состоит в содействии решению возникающих психологических проблем. Это динамический результат парламентской деятельности, парламентариев, фракций, парламента и системно-структурного дисциплинирования, в итоге определяющее их профессиональное состояние и качество.

Разрешение психологических проблем нормативной регуляции парламентского поведения и деятельности заключается в сохранении и упрочении ее психологических механизмов и в создании соответствующих условий их надежного функционирования.

Обеспечение дисциплинарного роста парламентариев, создание для этого благоприятных условий является основным направлением дисциплинирующеей парламентской деятельности. Профессиональная дисциплинированность парламентской деятельности характеризуется индивидуальным развитием, подтверждающим рост индивидуальной дисциплинированности и увеличение способностей к саморегулированию, положительно влияющих на итоговые результаты парламентской деятельности.

Рост профессиональной дисциплинированности парламентской деятельности включает следующие компоненты: конкретизацию дисциплинарной мотивации по предпочтениям, потребностям, требованиям регионально-электоральных групп и институтов государства; индивидуализацию; овладение новыми нормами (расширение перечня нормативно-регулируемых действий); увеличение стабильности и устойчивости дисциплинарно-психологического механизма; автоматизацию нормативной саморегуляции и снижение психологической цены нормативности.

В своем развитии парламентарии переживают ситуации, требующие преодоления трудностей, которые обусловлены содержанием профессиональных дисциплинарных требований, неблагоприятной обстановкой в парламенте, типологическими особенностями собственной личности, сопротивляемостью нормативному порядку организации профессиональной деятельности, отношениями с коллегами. Психокоррекция недисциплинированности, осуществляемая профессиональными психологами, руководителями парламента, владеющими специфическими навыками и способами решения конкретных дисциплинарных проблем, является важным направлением дисциплинирующей деятельности. Выделяются два направления психокоррекции: развитие внутриличностной саморегуляции и внешняя коррекция индивидуальной нормативной системы, которая включает профессионально-дисциплинарные проблемы, предполагающие осуществление парламентской реформы и обладающие в сложившихся условиях актуальностью. Для активизации процесса гуманизации дисциплинарных систем парламентских фракций необходимо, во-первых, привести структуру и содержание деятельности в соответствие с законами психологии и национально-культурными особенностями парламентариев, во-вторых, создать парламентские структуры, укомплектованные специалистами в области дисциплинарно-психологических проблем.

Важными задачами государственно-стратегического характера являются обновление дисциплинарной подготовки руководителей фракций парламента и общепарламентских руководителей; преодоление ряда дисциплинарных догм и пересмотр нормативно-правовых основ парламентской деятельности, то есть функциональной, структурно-деятельностной доктрины парламента. С этой целью необходима комплексная научно-исследовательская программа подготовки концепции дисциплинарной реформы.

Особое место во взаимоотношениях в гражданском обществе и в его властных институтах с электорально-групповыми и личностными интересами на этапе реформирования социальной практики занимает проблема оптимизация взаимосвязей с оппозицией, которая по мере развития демократических процессов уверенно заявляет о себе как целенаправленная политическая сила.

Оппозиционарность, выступающую как объединяющее свойство активности оппозиции, следует расценивать как одну из закономерностей гражданского общества с развивающейся демократией. Она характеризуется как сложное социально-психологическое явление, которое нельзя свести к чему-то одномерному, например, к ценностной сфере, или только к деятельности, общению и прочей активности определенных субъектов политики. Она представляет собой синтез усвоенных социально-политических концепций и собственного политического опыта, эмпирических знаний и социальных установок, во многом определяемых политическими лидерами и их регионально-электоральными группами. В этом проявляется сложная двойственная природа оппозиционарности, в которой особым образом синтезированы воедино социально-политические особенности регионально-электоральной группы и психологические предпочтения, потребности индивидов.

В заключении диссертационной работы обобщены основные теоретические и практические результаты исследования. Выводы и положения, полученные в ходе диссертационного исследования, позволяют утверждать, что гипотеза, выбранная для реализации поставленной цели, подтвердилась.

Предусмотренный гипотезой анализ противоречий, связанных с развитием профессиональной дисциплины парламентской деятельности, позволил определить способы разрешения этих противоречий и констатировать улучшение этой деятельности возможно только в рамках конструктивной дисциплинарной системы.

Придание парламентской деятельности структурного, нормативного характера прежде всего направлено на оптимизацию процесса, то есть на подчинение его такому ритмическому и целенаправленному порядку, который с минимальными затратами и потерями приведет к максимально эффективному результату. Поэтому нормативы профессиональной дисциплины парламентской деятельности, как никакие другие, требуют реформирования в соответствии с изменяющимися историческими условиями. Именно смена идеологических направлений в гражданском обществе последних десятилетий стала основой изменений в психологии индивидов, регионально-электоральных групп и, как следствие, изменений в системе профессиональной дисциплины парламентской деятельности, парламенте и государстве. Однако развитие системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности сегодня характеризуется противоречивостью, несовпадением предпочтений, потребностей, требований различных регионально-электоральных групп и элиты государства.

Основы психологической теории системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности востребованы как практическими потребностями, так и развитием психологических знаний по исследованной проблеме. В диссертации подвергнута теоретическому осмыслению обширная информация и опыт ранее проведенных исследований в целях подготовки условий для выхода на более высокий уровень теоретических обобщений.

В своей совокупности выводы и положения диссертационной работы позволяют констатировать то, что:

1. Постоянство общественных отношений, межличностной и межгрупповой интегрированности парламентариев, индивидуальных и фракционных, общепарламентских, регионально-электоральных интересов является определяющим показателем психологического состояния профессиональной дисциплины парламентской деятельности. Предназначение психологической теории системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности заключается в создании условий эффективной, регулируемой интересами регионально-электоральных групп гражданского общества парламентской деятельности. Психологическая концепция профессиональной дисциплины парламентской деятельности входит в круг теорий общественной стабильности и социальной интеграции, является вместе с другими направлениями науки теоретической основой для решения проблем повышения организованности гражданского общества и его структур.

Задача теоретического обеспечения профессиональной дисциплины парламентской деятельности приобретает особую актуальность по мере того, как усложняются парламентская деятельность и общественные отношения.

2. В развитии психологических взглядов на профессиональную дисциплину парламентской деятельности в России можно выделить три основных подхода: типологический, структурно-функциональный, динамический. Было стремление сформировать и синтетические модели профессионализма, включающие элементы вышеописанных подходов: акмеологический, полисистемный, подход к профессионализму как к системе.

В основные характеристики профессионализма как социального феномена и социального института вписывается система профессиональной дисциплины парламентской деятельности. Ее особое место в структуре государства, значимость решений для всего гражданского общества указывает на необходимость привлечения внимания к вопросам изучения психологии парламентариев, фракций, парламента в периоды нормативной деятельности и в периоды, когда она подвергается испытаниям.

3. Система профессиональной дисциплины парламентской деятельности включает в себя гражданское общество, его регионально-электоральные группы, парламент, государство, которые являются структурными звеньями дисциплинарной системы и выполняют возложенные на них функции по их упорядочению, развитию и деятельности. Для реализации этого разработана многофакторная концепция и теория  социальной психологии системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности, которые с учетом организационно-идеологических изменений, установок и структуры гражданского общества и государства могут преобразовать парламентскую деятельность в соответствии с их предпочтениями, потребностями и требованиями.

В основу разработки многофакторной концепции психологической теории системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности положены ряд методологических решений:

– проявление сущности психологических основ профессиональной дисциплины парламентской деятельности и определение ее места в гражданском обществе и парламентской среде;

– определение места психологии парламентариев, психологии регионально-электоральной группы гражданского общества, парламентария, фракции, парламента, государства в предполагаемой концепции и основах психологической теории системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности;

– определение соотношения природных и социальных факторов (осознанных и бессознательных), особенностей их развития и влияния на формирование механизмов защиты личности парламентариев от унификации в условиях профессиональной дисциплины.

Исходные точки отсчета профессиональной дисциплины парламентской деятельности в психологическом понимании, определенные норматив-

ностью, диктуют применение способов дисциплинирования, регуляции пер

сонального и группового поведения парламентариев. Ориентирами являются нравственные и правовые нормы, которые призваны обеспечить общественную направленность и внутреннюю упорядоченность профессиональной парламентской деятельности.

Профессиональная дисциплина парламентской деятельности обладает комплексом способов организации профильной деятельности; их особенность состоит в использовании маркеров, критериев, положений и норм, присущих только ей. Поэтому профессиональная дисциплинарная деятельность способствует формированию личностных и групповых качеств парламентариев, проявляющиеся в ситуациях дисциплинарного профессионального нормативного регулирования. Содержание психологической системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности постигается изучением способов нормативной регуляции и особенностей индивидов.

4. Управление системой профессиональной дисциплины заключается в организации и обеспечении эффективной парламентской деятельности как системы. Оно является нормализующим процессом, поддержкой и коррекцией процессов само- и взаимодисциплинирования, формирования и совершенствования их механизмов, а также содействует решению таких задач, как нормативное структурирование вновь организуемой деятельности парламентариев и упрочение саморегулирующихся форм повседневной профессиональной деятельности.

Подготовленность к решению профессиональных системно-дисциплинарных задач и авторитет руководителя в парламенте являются психологической основой профессионального дисциплинарного управления. Она определяется соответствующим объемом знаний по теории системы профессиональной дисциплины, профессиональной дисциплинарной мотивацией и целеустремленностью, умениями и навыками воздействия на нормативность поведения парламентариев.

5. Психологическая теория системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности – это часть научной социально-психологической концепции, включающая следующие объекты изучения:

– психологические закономерности профессиональной деятельности властных структур государства и гражданского общества;

– закономерности личностной и межличностной нормативной регуляции парламентской деятельности и профессионального управления;

– практические психологические проблемы организации индивидуального и группового профессионального нормативного поведения, деятельности;

– методологическая психологическая помощь, коррекция и развитие индивидуальных и групповых механизмов профессиональной нормативной регуляции парламентской деятельности.

6. Теория психологии профессиональной дисциплины парламентской деятельности входит в совокупность теорий социальной стабильности, в систему общей теории профессиональной дисциплины.

Совокупность теоретических и практических факторов профессиональной дисциплины парламентской деятельности позволяет сформировать понятие системы профессиональной дисциплины (дисциплинарной системы).

Научная концепция системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности (дисциплинарной системы) с помощью нормативных маркеров и критериев формирует  системность в психологическом исследовании  деятельности. Профессиональная дисциплинарная система функционирует на основе определенных, теоретически осмысленных практических принципов ее обеспечения.

7. Система профессиональной дисциплины парламентской деятельности как социально-психологический инструмент включает в себя в качестве структурного звена парламентские общности, которые выполняют разнообразные функции упорядочения ее деятельности. Профессиональная дисциплинарная система взаимодействует с другими структурами психологии парламентариев, фракций и  парламента. Профессиональное дисциплинарное регулирование сочетается с предметно-деятельностными процессами и разнообразными формами парламентской активности, в том числе и ненормативной. Результаты функционирования системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности (соответствие активности субъектов нормам) сопоставляются с результатами других организационных процессов и в итоге определяют уровень профессиональной и социальной эффективности парламентской деятельности.

В одной и той же фракции, как показывают исследования, может быть несколько систем, находящихся в различных, в том числе и конкурентных отношениях. Определяющее значение для профессиональной дисциплинарной системы имеет представление о ценности организованности и  способности (или неспособности) индивида-парламентария, лидера к упорядоченной профессиональной парламентской деятельности. Профессиональная дисциплинарная система имеет три аспекта: структурный, динамический и результативный.

8. Психологически обоснованными принципами построения и функционирования профессиональных дисциплинарных систем являются:

– осознание первичности духовности в эмоционально-деятельностных процессах;

– нормативность или приоритет норм над властным регулированием;

– оптимальность регламентации;

  – единство дисциплинарных функций руководителей и парламентариев, а также групповых структур;

– экологический принцип (состояние дисциплины зависит от упорядоченности среды и условий, необходимых для соблюдения регламентных норм);

– положительное подкрепление нормативных тенденций;

– единство профилактики и ликвидации негативных последствий недисциплинированности.

9. Динамический аспект системы профессионального парламентского дисциплинирования составляют профессиональные, дисциплинарные, нормативные функции парламентариев, дифференцированные по структурной, служебной, должностной иерархии, задачам и нравственным качествам.

Основными дисциплинарными функциями являются:

– индивидуальное и групповое профессиональное самодисциплинирование;

– властное (внешнее) нормативное дисциплинирование;

– всестороннее нормативно-дисциплинарное обеспечение.

Профессиональные дисциплинарные функции – это звено в структуре индивидуальной и групповой деятельности, роль которого состоит в нормативной регуляции парламентской деятельности через применение регламента и нормативно-правовых актов, регулирующих деятельность. Результат этой регуляции - соответствие парламентской деятельности заданным нормам – называется состоянием профессиональной дисциплины и также характеризует динамику системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

10. Состояние профессиональной дисциплины отдельного парламентария, фракции парламента и общепарламентской профессиональной дисциплины (результативный аспект дисциплинарной системы) определяется уровнем системного развития и характеризуется психологическими маркерами:

а) мотивацией нормативного профессионального поведения;

б) полной соблюдаемостью профессиональных норм;

в) величиной и структурой усилий, прилагаемых для поддержания нормативного, профессионального порядка (ценой):

г) профессиональной нормативной устойчивостью по отношению к негативным воздействиям и условиям;

д) нормативной гибкостью и способностью к развитию и профессиональному росту.

Различаются внешние (поведенческие) и внутренние (психологические, общественно-психологические) маркеры и критерии. Поведенческими маркерами и критериями являются нормативные особенности поступков, совершаемых парламентариями всех категорий, в том числе руководителями, включая профессионально-дисциплинарные структуры и информационно-корректирующие потоки. Все они направлены на соблюдение норм профессионального общепарламентского поведения, служебно-иерархических обязанностей, парламентских традиций. Психологические маркеры, критерии профессиональной дисциплины – это различные аспекты содержания и состояния психологических механизмов профессиональной парламентской деятельности.

11. Исследование показало, что развитая система профессиональной дисциплины должна иметь звенья, выполняющие функции профессионального, специального психологического обеспечения – психодиагностики и психокоррекции. Профессиональная дисциплинарная психодиагностика базируется на методах научного исследования, адаптированных к особенностям сферы профессионального нормативного регулирования, задачам, которые решает парламент, и к потребностям парламентариев, в том числе руководителей фракций, парламента, представляющих регионально-электоральные группы гражданского общества и парламентских психологов. Функции психодиагностики и психологической помощи реализуются также и неформальными ролевыми структурами, которые выявляются в зрелых, хорошо дисциплинированных общностях.

12. Результаты теоретического анализа и эмпирического исследования позволяют внести ряд практических предложений, направленных на совершенствование работы по укреплению системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

На основе психологической экспертизы нормативной, профессиональной дисциплинарной инфраструктуры и с учетом полученных результатов обоснованы меры в целях обеспечения надежной гарантии прав, личного достоинства и неприкосновенности каждого парламентария, эффективной защиты от принуждения к исполнению ненормативных требований, условий для проявления самостоятельности и инициативы парламентариев, возрождения профессиональных дисциплинарных традиций парламенту.

Профессиональная парламентская деятельность - это деятельность, направленная на осуществление полномочий, предпочтений, потребностей, требований гражданского общества в межличностном, индивидуально-групповом, межгрупповом общении и взаимодействии парламентариев, обеспечивающих их дисциплинарные структуры путем соблюдения регламента и нормативно-правовых актов.

Осознание парламентариями и руководителями фракций подчиненности руководителям парламента как своего собственного решения – одна из норм профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Обосновано создание научно-исследовательского учреждения для изучения всего комплекса проблем системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности с акцентом на вопросах оперативно-стратегического уровня, принятие перспективного плана развития теоретического и методического обеспечения системы профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

В целях повышения роли парламентских регламентов доказана целесообразность привлечения лингвистов и психологов к их переосмыслению, а также издание на высоком уровне полиграфического исполнения и вручение парламентских регламентов каждому парламентарию с автографом руководителей парламента и государства.

Важным следует считать установление профессионального порядка оценки состояния профессиональной дисциплины парламентской деятельности, согласно которому во внимание принимаются прежде всего достоверные маркеры, критерии: индивидуальные и групповые навыки профессиональной дисциплинированности, организованность профессиональной подготовки парламентариев и их защищенность.

13. Оппозиционарность, являясь механизмом развития парламента в современном гражданском обществе, проявляется как законо­мерность, как процесс, исходящий от оппозиционно настроенных индивидов общества. Она формируется на противоречиях, существующих в идеологии регионально-электоральных групп, фракций парламента, определяя ее многополярность и создавая буферную зону для достижения согласия.  Механизмом объединения индивидуальных и групповых социально-политических предпочтений, потребностей и требований является самоидентификация индивидов, лидеров, регионально-электоральных групп гражданского общества с оппозиционными правящей элите принципами и программами.

Оппозиционарность в развитии регионально-электоральных групп проходит стадии самоидентификации индивидов от признания группы до перехода группы в себе в группу для себя. В данной трактовке группа в себе – это этап профессиональной готовности, оппозиционарности, а группа для себя представляет сформировавшуюся протестно-деятельностную структуру оппозици. Оппозиционность в отличие от оппозиционарности является осознанным, деятельностным, целенаправленным состоянием, не допускающим пассивности, а при отсутствии критических ситуаций – переходящим в оппозиционарность. В целом оппозиция является политическим механизмом, противодействующим монополизации всей полноты власти личностью, партией, фракцией.

14. Проведенное исследование позволяет акцентировать внимание на перспективные направления дальнейшего  изучения проблем интеграции знаний в области профессиональной дисциплины парламентской деятельности:

– индивидуально-фракционная психология парламентской деятельности;

– психология межфракционных отношений и взаимодействий;

– психология взаимоотношений и взаимодействий между фракцией и парламентом;

– психологическая взаимосвязь гражданского общества (индивиды, регионально-электоральные группы) и парламента;

– психология отношений парламента и Президента РФ;

– теория и практика психологического обеспечения дисциплинарной деятельности парламентариев;

– личностная типология профессиональной дисциплинированности и недисциплинированности;

– национально-психологические традиции, особенности профессионально-дисциплинарных систем;

– теория и практика организации критериального, маркерного контроля в системе профессиональной дисциплины парламентской деятельности.

Систему профессиональной дисциплины парламентской деятельности при исследовании следует рассматривать в неразрывной связи с ее структурными компонентами (индивиды, регионально-электоральные группы гражданского общества, парламент, Глава государства – Президент Российской Федерации).

Публикации по теме диссертации.

Монографии:

  1. Савченко И.С. Политическая власть: механизм профессиональной парламентской деятельности / Монография. – М.: Изд-во «Интеграция», 2006. – 312 с. (18,3 п.л.).
  2. Савченко И.С. Профессиональная дисциплина парламентской деятельности: теоретико-методологический аспект / Монография. – М.: Агентство «Издательский сервис», 2006. – 148 с. (8,1 п.л.).
  3. Савченко И.С., Лаптев Л.Г. Политическая имиджелогия / Монография. – М.: Изд-во «Гном и Д», 2006. – 120 с. (7,0/2,7 п.л.).
  4. Савченко И.С. Профессиональная дисциплина парламентской деятельности / Монография. – М.: Изд-во «Интеграция», 2005 – 269 с. (15,7 п.л.).
  5. Савченко И.С., Жуков В.И., Лаптев Л.Г. Профессионализм политической деятельности / Монография. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2004. – 192 с. (11,2/4,0 п.л.).
  6. Савченко И.С., Лаптев Л.Г. Оппозиционарность в российском обществе: социально-психологический анализ / Монография. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 72 с. (4,2/2,1 п.л.).

Учебники и учебные пособия:

  1. Савченко И.С., Лаптев Л.Г. Психология профессиональной дисциплины парламентской деятельности: Учеб. пособие / Под общ. ред. В.И. Жукова. – М.: Изд-во РГСУ «Союз», 2006. – 280 с. (16,3/8,2 п.л.).
  2. Савченко И.С., Лаптев Л.Г. Основы социально-психологический исследований: Учеб. для вузов / Под общ. ред. А.А. Бодалева, А.А. Деркача, Л.Г. Лаптева. – М.: Гардарики, 2006. – 334 с. (19,4/9,7 п.л.).
  3. Савченко И.С., Лаптев Л.Г. Профессионализм деятельности: теоретические основы и актуальные проблемы: Учеб. пособие. Т. 2 – М.: Изд. дом. «ЭКО», 2005. – 144 с. (8,4 /2,8 п.л.).
  4. Савченко И.С., Жуков В.И. Акмеологические основы эффективных политических коммуникаций: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 108 с. (6,3/2,1 п.л.).
  5. Савченко И.С., Жуков В.И., Турчинов А.И. Государственная кадровая политика и управленческий аппарат: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 120 с. (7,0/2,3 п.л.).
  6. Савченко И.С., Козлов В.В. Методология и методика социально-психологических исследований: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 156 с. (9,1/3,0 п.л.).
  7. Савченко И.С., Жуков В.И., Чернавин Ю.А. Общая теория управления и стиль политического руководства: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 132 с. (7,8/2,6 п.л.).
  8. Савченко И.С., Жуков В.И., Синягин Ю.В. Организационная акмеология: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 132 с. (7,8/2,6 п.л.).
  9. Савченко И.С., Нестерчук О.А. Политический менеджмент: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 104 с. (6,0/2,0 п.л.).
  10. Савченко И.С., Новиков В.В. Психология развития, акмеология: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 156 с. (9,1/3,0 п.л.).
  11. Савченко И.С., Авцинова Г.И., Жуков В.И. Политолого-психологический мониторинг политических процессов: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 156 с. (9,1/3,0 п.л.).
  12. Савченко И.С., Жуков В.И. Нестеренко Н.А. Политолого-политический мониторинг политических процессов: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 156 с. (9,1/3,0 п.л.).
  13. Савченко И.С., Жуков В.М., Мартынова М.Ю. Политическая регионалистика: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 132 с. (7,7/2,6 п.л.).
  14. Савченко И.С. Психология политической рекламы, агитации и пропаганды: Учеб. пособие. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – 72 с. (4,2/2,1 п.л.).
  15. Савченко И.С., Беспалов П.В. Акмеологические основы эффективных политических коммуникаций: Учеб. пособие. – М.: Альтекс; Изд. дом. «ЭКО», 2003.–120 с. (7,0/2,3).

Статьи:

  1. Савченко И.С. Психогенез взаимосвязи профессиональной дисциплины и особенностей парламентской деятельности // Прикладная психология и психоанализ. – 2006. – № 3. – С. 24–40 (1 п.л.).
  2. Савченко И.С. Акмеологические особенности политического лидера // Социальная политики и социология. Спец. выпуск. – 2006. – № 2. – С. 151–154 (0,25 п.л.).
  3. Савченко И.С. Особенности современной электоральной коммуникации и ее место в управлении социально-политическими процессами // Социальная политики и социология. Спец. выпуск. – 2006. – № 2. – С. 187–190 (0,15 п.л.).
  4. Савченко И.С. Проблемы оценки эффективности оценки управления // Социальная политики и социология. Спец. выпуск. – 2006. – № 2. – С. 101–106 (0,25 п.л.).
  5. Савченко И.С. Социально-психологические особенности проявлений дисциплинарной системы парламентской деятельности // Прикладная психология и психоанализ. Приложение. – 2005. – 20 с. (1,1 п.л.).
  6. Савченко И.С. Индивидуальная и групповая дисциплинарность парламентской деятельности и ее социально-психологические особенности // Прикладная психология и психоанализ. Приложение. – 2004. –19 с. (1,1 п.л.).
  7. Савченко И.С. Социальная акмеология: проблемы и перспективы развития // Ученые записки Российского государственного социального университета. – 2004. – №3 (41). – С. 11–17 (0,4 п.л.).
  8. Савченко И.С. Динамика взаимосвязи дисциплинарности и характера деятельности парламентариев // Прикладная психология и психоанализ. Приложение. – 2003. – 21 с. (1,2 п.л.).

Научные труды и материалы конференций:

  1. Савченко И.С., Лаптев Л.Г. Проблемы развития политической культуры современных руководителей // Национальные проекты и социальное образование: опыт и проблемы подготовки кадров для социальной сферы: VI Всероссийский социально-педагогический конгресс, 2006, г. Москва. – М.: Агентство «Социальный проспект», 2006. – С. 131–138 (0,25 п.л.).
  2. Савченко И.С. Индивидуальная и групповая дисциплинарность парламентской деятельности и социально-психологические особенности // Матер. VI Всероссийского социально-педагогического конгресса, 6–7.06.2006 г., г. Москва / Под общ. ред. В.И. Жукова. – М.: Ритм, 2006. – С. 59–67 (0,6 п.л.).
  3. Савченко И.С. Психогенез взаимосвязи профессиональной дисциплины и парламентской деятельности депутатов в системе социальных отношений // Матер. VI Всероссийского социально-педагогического конгресса, 6–7.06.2006 г., г. Москва. – М.: Изд-во РГСУ, 2006. – С. 36–45 (0,6 п.л.).
  4. Савченко И.С. Вербальные проблемы в системе властных отношений // Язык и культура: Пленар. доклады III Междунар. науч. конф., 23–25.09.2005 г., г. Москва. – М.: Северный город 7, 2005. – С. 46–47 (0,1 п.л.).
  5. Савченко И.С. Профессиональная дисциплина парламентской деятельности как фактор развития социального партнерства // Социальное партнерство: проблемы взаимодействия человека, общества, государства: Матер. IV годичных науч. чтений РГСУ 29–30.01.2005 г., г. Москва. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2005. – С. 19–23 (0,25 п.л.).
  6. Савченко И.С. Профессиональная деформация и становление профессиональной идентичности // Актуальные педагогические проблемы высшего социального образования: Развитие взаимодействия в рамках «университетской профильной кафедры»: Сб. матер. межфакультет. науч.-практ. конф. РГСУ, 19.05.2004 г., г. Москва. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2004. – С.56–59 (0,15 п.л.).
  7. Савченко И.С., Федорова Е.В. Проблема творческого развития личности // Сб. трудов участников междунар. науч.-практ. конф., 12-14.05.2004 г., г. Ульяновск. – М.– Ульяновск: УлГУ, 2004. – С. 368–374 (0,4/0,2 п.л.).
  8. Савченко И.С., Покосовская М.Ю. Гуманизация и политическое поведение электората в избирательном процессе // Актуальные проблемы гуманизации современного социального образования: Матер. III годичных чтений Гуманитарного факультета МГСУ, 24–25.01.2004 г., г. Москва. – М.: РИЦ «ЦентрАрт», 2004. – С. 116–120 (0,4/0,2 п.л.).
  9. Савченко И.С. Гуманизация как процесс овладения искусством убеждающего воздействия в политической коммуникации // Актуальные проблемы гуманизации современного социального образования: Матер. III годичных чтений Гуманитарного факультета МГСУ, 24-25.01.2004 г., г. Москва. – М.: РИЦ «ЦентрАрт», 2004. – С. 137–143 (0,4 п.л.).
  10. Савченко И.С. Развитие акмеологической культуры субъекта деятельности как ключевое направление гуманизации его развития // Актуальные проблемы гуманизации современного социального образования: Матер. III годичных чтений Гуманитарного факультета МГСУ, 24–25.01.2004 г, г. Москва. – М.: РИЦ «ЦентрАрт», 2004. – С. 44–47 (0,2 п.л.).
  11. Савченко И.С., Алалыкина Н.Н. Развитие взаимодействия в рамках «университетской профильной кафедры» РГСУ // Актуальные педагогические проблемы высшего социального образования. – М.: ГУП ЦРП «Москва – Санкт-Петербург», 2004. – С. 56–59 (0,2/0,1п.л.).
  12. Савченко И.С. Особенности политического поведения электората в избирательном процессе // Актуальные проблемы отечественной политической теории и практики: Сб. науч. стат. и матер. молодых ученых. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – C. 88–94 (0,4 п.л.).
  13. Савченко И.С., Перелыгина Е.Б. Связи с общественностью в социальной акмеологической практике // Проблемы акмеологического «Альфа» и «Омега»: Матер. К 80-летию академика Алексея Александровича Бодалева. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – С. 58–68 (0,8/0,4 п.л.).
  14. Савченко И.С., Черный Ю.А. Феномен акмеологической культуры современного человека // Проблемы акмеологического «Альфа» и «Омега»: Матер. К 80-летию академика Алексея Александровича Бодалева. – М.: РИЦ «Москва – Санкт-Петербург», 2003. – С. 88–92 (0,3/0,15 п.л.).

Подписано к печати 19.01.2007. Формат 60х84 1/16.

Печать офсетная, бумага офсетная. 2,8 п.л. Тираж 100 экз. Заказ № 331

Отпечатано в типографии ВИА


1 Конституция Российской Федерации.- М., 1993.- С.14.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.