WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Бовина Инна Борисовна

СОЦИАЛЬНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЗДОРОВЬЕ И БОЛЕЗНИ:

СТРУКТУРА, ДИНАМИКА, МЕХАНИЗМЫ.

19.00.05 – Социальная психология (психологические науки)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Москва – 2009

Работа выполнена на кафедре социальной психологии факультета

психологии Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова.

Научный консультант:  доктор философских наук, профессор, академик РАО

                                       Андреева Галина Михайловна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

  Емельянова Татьяна Петровна;

  доктор психологических наук, профессор

  Краснова Ольга Викторовна;

  доктор психологических наук, профессор,

  Тхостов Александр Шамилевич.

 

Ведущее учреждение:          Государственный университет -

Высшая школа экономики

Защита состоится  15 мая 2009 г.  в  15.00 часов на заседании

диссертационного совета Д 501.001.95  в Московском государственном

университете имени М.В. Ломоносова по адресу:

125009, Москва, ул. Моховая, д.11, корп.5, ауд.310.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ

имени М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан «___»______________2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор психологических наук  О.А. Карабанова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Проблемы здоровья и болезни, считавшиеся традиционно уделом медицинского знания, сначала получили рассмотрение в рамках клинической и общей психологии в связи с определением нормы, выявления границ патологии, разработкой диагностического инструментария и изучения внутренней картины болезни. Однако эта проблематика имеет иную грань, которая требует своего рассмотрения в социальном контексте. Ощущения, страдания, связанные с болезнью, опосредованы культурно и социально, как следствие, они имеют разное проявление и требуют своих способов лечения в той или иной культуре, в том или ином обществе, поскольку общество через свои институты определяет, что является здоровьем, а что – болезнью.

Только медицинское знание не позволяет объяснить феномены и  механизмы, связанные с практикой здорового поведения, адаптацией к стрессу, изменениями проблемного поведения и адаптацией к болезни. Не только люди, страдающие хроническими заболеваниями, вырабатывают различного рода представления о причинах своего заболевания, но и здоровые люди строят модели, объясняющие этиологию болезни, нормы поведения в связи со здоровьем и болезнью, а также по отношению к самим больным. Одной из важных задач, требующих социально-психологического анализа, оказывается не только излечение от болезни, но ее профилактика, т.е. ключевым становится пропаганда превентивного поведения, разработка профилактических мер. Успех программ в области здоровья и здорового образа жизни, определяется в первую очередь тем, насколько люди, кому адресована эта информация, понимают ее как релевантную, принимают как затрагивающую их лично, знают, как нужно действовать и готовы к этому поведению. Недифференцированное обращение «ко всем» может быть легко отвергнуто, оно не обладает высокой личностной релевантностью. Здесь можно размышлять примерно так: «Если это касается всех и каждого, значит, не меня, так как я – не все и не каждый». Наряду с этим, задача социальных психологов заключается в том, чтобы не драматизировать и не морализировать ситуацию вокруг болезни, как, например, в случае СПИДа, помочь преодолеть страх, указать на превентивные меры и убедить людей в их использовании. Сталкиваясь с пугающей информацией и отсутствием конкретных мер по реальному устранению источника опасности, индивид предпринимает наименее сложную стратегию действий – отрицание риска, защиту на символическом уровне. Есть основания говорить о том, что только информирование о болезни и способах ее распространения необходимо, но недостаточно, только конкретное знание не остановит темпов распространения заболевания. Понимание этого факта является ключевым для разработки превентивных и профилактических программ, ибо требуется, чтобы те, кому они адресованы, не были сторонними наблюдателями, но участниками.

Тревожные показатели, свидетельствующие о сложной демографической ситуации, сложившейся в России, о росте смертности от различных болезней (Арефьев, 2002, Социально-значимые заболевания..., 2007, Юдин, 2003), указывают на необходимость разработки и реализации комплексных мер, направленных и на профилактику заболеваний, и на пропаганду здорового образа жизни. Становится очевидным, что «разработка эффективных профилактических программ не может иметь под собой никакого другого сколько-нибудь прочного основания, кроме результатов эмпирических социально-психологических исследований здоровья» (Гурвич, 1999, с.519). Отсюда, можно заключить, что на уровне запросов практики есть целый ряд вопросов, но нет ответов на них, т.к. их поиск подразумевает обращение к социально-психологическому знанию, к пониманию закономерностей, связанных с формированием образов и представлений о здоровье, болезни и больных, с пониманием механизмов и стратегий поведения, связанных со здоровьем, болезнью и больным. Это и определяет актуальность исследования проблем здоровья и болезни в рамках данной работы.

С другой стороны, можно говорить о теоретической актуальности исследования здоровья и болезни. Во-первых, это новая область социально-психологического анализа. Во-вторых, подавляющее большинство работ, имеющихся в социальной психологии на настоящий момент (например, Гурвич, 1999, Ajzen, Fishbein, 1980; Ajzen, 1991; Leventhal, Diefenbach, 1991, Prochaska, DiClemente, Norcross, 1992, Rogers, 1975 и др.), апеллирует преимущественно к интраиндивидуальному и интерперсональному уровням объяснения здоровья и болезни, в то время, как требуется более высокий уровень объяснения – социетальный1 (Doise, 1986). Обращение к этому уровню объяснения делает доступными для анализа как индивидуальный, так и групповой уровень интерпретаций, дает возможность исследовать проблемы здоровья и болезни с учетом социокультурного и исторического контекстов.

Отсюда–открывается возможность исследовать обозначенные процессы с точки зрения теории социальных представлений. Вместе с тем, сложность изучения процессов динамики представлений обусловлена отсутствием в реальной ситуации условий, провоцирующих эти изменения, сложившаяся сегодня ситуация в России представляет уникальную возможность проверить в реальных условиях предположения теории социальных представлений, касающиеся динамики представлений. Проблемы здоровья и болезни в настоящее время обсуждаются на самом высоком политическом уровне («Здоровье» - один из национальных проектов, на реализацию которых мобилизованы значительные ресурсы), как следствие - порождаются дискуссии на различных уровнях коммуникации. Это позволяет говорить о возрастании социальной значимости здоровья.

Цель теоретико-эмпирического исследования заключается в разработке нового научного направления – социальная психология здоровья и болезни, в рамках которого предпринимается анализ особенностей структуры и динамики представлений о здоровье, болезни и больных, а также механизмов этой динамики с позиций теории социальных представлений. Потенциал этой теории видится необходимым для изучения здоровья и болезни с учетом социального, культурного и исторического контекста.

Реализация цели теоретико-эмпирического исследования предполагала постановку и разрешение ряда частных задач:

Предпринять теоретический анализ истории и современного состояния проблем здоровья и болезни в социальной психологии в контексте сопоставления с усилиями ряда смежных наук, с целью уточнения проблемной области настоящей работы.

Проанализировать возможности теории социальных представлений и разработанных в ее рамках методологических подходов, с целью обоснования необходимости  данной традиции для исследования проблем здоровья и болезни в социальной психологии.

Разработать программу эмпирических исследований здоровья и болезни в рамках теории социальных представлений; в соответствии с этой программой создать, апробировать и обосновать правомерность использования методического аппарата и способов статистической обработки данных, необходимых для верификации выдвинутых гипотез.

Выявить и проанализировать особенности структуры социальных представлений о здоровье, болезни и больных, рассмотреть особенности динамики этих представлений и механизмы их динамики.

Исследовать соотношение представлений о болезни и больных с коллективными стратегиями действий по отношению к больным в различных социальных группах.

Предпринять сравнительный анализ представлений о здоровом образе жизни в различных группах.

Сформулировать возможности и перспективы дальнейших исследований здоровья и болезни в социальной психологии.

При разработке проблематики диссертационного исследования мы опирались на ряд методологических оснований и концептуальных подходов: 1) принципы социокультурной детерминации психических процессов (Г.М.Андреева, Л.С.Выготский, А.И.Донцов, Б.Ф.Поршнев, Т.Г.Стефаненко и др.); 2) принципы и положения психологии социального познания (Г.М. Андреева, Х.Левенталь, К.Петерсон, М.Селигман, Ш.Тейлор и др.); 3) теория социальных представлений, а также методологические основы школы Экс-ан-Прованса (Ж.-К. Абрик, Й.Бонне, В. Вагнер, П.Вержес, А.И. Донцов, В. Дуаз, Э.Жоффе, Т.П.Емельянова, И. Маркова, П.Молинер, С. Московиси, К.де Са, К.Фламан, Д.Фостер, П.Н.Шихирев, К.Эрзлиш, Е.В.Якимова и многие др.); 4) теория социального сравнения  (Б.Буунк, Т.Виллис, Т.Мусвайлер, Л.Фестингер); 5) концептуальные основы исследований здоровья и болезни в психологии, социологии и культурной антропологии (Ф.Адам, Ж.Барбо, О.С.Васильева, Е.Вовк, И.Н.Гурвич, С.Н.Ениколопов, А.Л.Журавлев, Г.А.Ивахненко, Дж.Матараццо, Р.Менде-Лейте, Г.С.Никифоров, Н.Н.Николаева, Л.А.Петровская, Дж.Ротман, П.Саловей, Ш.Тейлор, С.В.Туманов, А.Ш.Тхостов, Ф.Р.Филатов, В.А.Ядов); 6) концептуальные положения и методологические основы психологии социального влияния (Ф.Бутера, С.Московиси, Г.Мюни, и др.).

Наряду с этим, теоретическим основанием исследования является подход к изучению процессов социального познания в контексте реальных социальных групп, развиваемый под руководством Г.М.Андреевой на кафедре социальной психологии факультета психологии МГУ имени М.В.Ломоносова.

Объектом исследования выступили представители большой социальной группы – молодежи. Интерес к этой возрастной группе объясняется тем, что: 1) молодежь является целевой группой различных профилактических и превентивных программ (в связи с ВИЧ-инфекцией, табакокурением, принятием наркотиков и др.); 2) в этой возрастной группе происходит изменение стратегий поведения, касающегося здоровья и болезни (в частности, в связи с употреблением алкоголя (Simonnet-Toussaint, Lecigne, 2004)); 3) опросы общественного мнения отражают противоречивые факты: с одной стороны, молодежь декларирует чаще других возрастных групп заботу о своем здоровье (Россияне о своем здоровье и болезнях, 2002), с другой – молодежь воспринимается как источник угрозы здоровью, эту возрастную группу считают уязвимой в отношении распространения инфекционных заболеваний, употребления наркотиков (Арефьев, 2002, Кошкина и др., 2004, Россияне о своем здоровье и болезнях, 2002); 4) на уровне представлений, проблемы со здоровьем в целом в наибольшей степени свойственны пожилым людям (Flick et al., 2003), молодые не считают их актуальными для себя. Однако выполнение мер по поддержанию здоровья в молодом возрасте позитивно сказывается на состоянии здоровья в более взрослом возрасте. Подгруппы молодежи были выделены по критериям социальной идентичности, профессиональной принадлежности, вовлеченности в здоровый образ жизни. Общий объем выборки составил 2462 человека.

Предметом теоретико-эмпирического исследования явились особенности структуры и динамики социальных представлений о здоровье, болезни и больных (в частности, социальных представлений о СПИДе и раке и о больных), а также механизмы этой динамики.

Для достижения поставленных целей исследования был разработан методический инструментарий с учетом методологических положений теории социальных представлений в целом, и, в частности, школы Экс-ан-Прованса.

Основным методом исследования явился опрос в варианте анкетирования. Разработанный методический инструментарий включал элементы шкалирования (шкалы Лайкерта, Гуттмана, семантический дифференциал), методику свободных ассоциаций, экспертные оценки, использовался контент-анализ и прототипический анализ. Задача многоуровневого, комплексного анализа представлений, решалась посредством исследования истории объектов представлений, использования схемы многоэтапного исследования; анализа данных с помощью количественных и качественных приемов. Использовались методы различных уровней математической статистики (анализ одномерных распределений и взаимосвязей между переменными), способы статистического анализа (меры центральной тенденции, корреляционный анализ, кластерный анализ, факторный анализ, дисперсионный анализ, методы анализа различий между двумя независимыми выборками). Использовались статистические программы: SPSS 10.0, Excel 5.0.

Общая схема эмпирических исследований, предпринятых в рамках диссертационной работы, может быть представлена следующим образом:

Табл.1 Общая схема исследований с указанием основных характеристик выборки, методов исследования.

Исследование2

Испытуемые

N (чел.)

Метод исследования

1.

Исследование представлений о здоровье и болезни (2002 г.)

Студенты различных специальностей, в том числе студенты, совмещающие работу и учебу (18-35 лет)*3.

172

Анкетирование (методика свободных ассоциаций, открытые вопросы)

2.

Исследование представлений о здоровье и болезни (2006-07 гг..)

*

210

Анкетирование (методика свободных ассоциаций, открытые вопросы, шкалы)

3.

Исследование представлений о риске (2008г.)

*

231

Анкетирование (методика свободных ассоциаций, открытые вопросы, шкалы)

4.

Исследование представлений о СПИДе и раке (1998-99гг..)

Студенты различных специальностей, в том числе студенты, совмещающие работу и учебу (17-35 лет).

210

Анкетирование (методика свободных ассоциаций, открытые вопросы, шкалы, методика «Незаконченные предложения»)

5.

Исследование представлений о СПИДе и раке (1998-99гг..)

Молодые мужчины в возрасте от 18 до 35 лет с гомосексуальной ориентацией.

40

Анкетирование (методика свободных ассоциаций, открытые вопросы, шкалы, методика «Незаконченные предложения»)

6.

Исследование представлений о СПИДе (2006-07гг..)

*

289

Анкетирование (методика свободных ассоциаций, открытые вопросы, шкалы)

7.

Исследование представлений о раке (2007г.)

*

195

Анкетирование (методика свободных ассоциаций, открытые вопросы, шкалы)

8.

Исследование представлений о психически больных (2003г.)

Студенты психологических и не-психологических специальностей, в том числе студенты, совмещающие работу и учебу (18-35 лет).

152 (студенты не-психологи), 175 (студенты психологи)

Анкетирование (методика свободных ассоциаций, открытые вопросы, шкалы, методика «Незаконченные предложения»)

9.

Связь социальных представлений о СПИДе и больных СПИДом с готовностью помогать больным (кросс-культурное исследование, проведенное в России и во Франции

(1999-2000 гг..))

Группы молодых мужчин гомосексуальной ориентации, группы наркоманов, использующих наркотики внутривенно, группы студентов. Все респонденты – мужчины в возрасте - 18-35 лет.

235

Анкетирование (шкалы, открытые вопросы)

10.

Вовлеченность в межличностное обсуждение проблем СПИДа как фактор стратегии поведения в отношении больных СПИДом

(2003гг.)

*

210

Анкетирование (открытые вопросы, шкалы)

11.

Исследование профессиональных социальных представлений о здоровом образе жизни (2006гг..)

Медицинские работники среднего и высшего звена, студенты старших курсов медицинских факультетов (20-55 лет).

173

Анкетирование (методика свободных ассоциаций, открытые вопросы, шкалы, методика «Незаконченные предложения»)

12.

Вовлеченность в спортивную активность  как фактор динамики социальных  представлений о здоровом образе жизни

Студенты различных специальностей, в том числе студенты, совмещающие работу и учебу (17-35 лет).

170

Анкетирование (методика свободных ассоциаций, открытые вопросы, шкалы, методика «Незаконченные предложения»)

Всего

2462

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые в отечественной социальной психологии предпринимается попытка разработать новое направление – социальная психология здоровья и болезни. Исходным является положение о том, что здоровье и болезнь - комплексные явления, которые предлагается анализировать посредством изучения их социальных, исторических и культурных аспектов. В рамках работы впервые подвергаются подробному сравнительному анализу основные социально-психологические подходы к исследованию здоровья и болезни. Предлагается рассматривать проблемы здоровья и болезни с учетом трех континуумов «индивидуальное-социальное», «когнитивное-аффективное», «статичное-динамическое». Обосновывается положение о том, что имеющиеся социально-психологические подходы к здоровью и болезни рассматривают здоровье и болезнь как феномены индивидуального порядка, субъект, принимающий решения, - рационален, когнитивные образования, на которые он опирается при принятии решения, - статичны. В то время, как здоровье и болезнь – феномены социального уровня, индивид в ситуации принятия этих решений, апеллирует к убеждениям, которым присуща определенная динамика, ситуация угрозы здоровью и жизни, затрагивает индивидов не только на когнитивном, но и на аффективном уровне. В этой связи обосновывается необходимость теории более высокого уровня объяснения, чем интраиндивидуальный и интериндивидуальный.

Анализ основных социально-психологических подходов к проблемам здоровья и болезни позволяет делать вывод о том, что изучение здоровья и болезни является самостоятельной областью в социальной психологии: попытки объяснить закономерности и механизмы поведения, связанного со здоровьем и болезнью, исходя из имеющихся теорий и концепций, привели  к трансформации  этого теоретического знания, а также привели к созданию лишь частных теорий, рассматривающих отдельные стороны проблем здоровья и болезни. Впервые в отечественной социальной психологии был предпринят ряд комплексных исследований проблем здоровья и болезни, позволяющий делать выводы не только об особенностях структуры, динамики социальных представлений, но и о самих механизмах этой динамики.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что в нем:

  1. предпринят критический анализ основных социально-психологических теорий и концепций, изучающих проблемы здоровья и болезни;
  2. обосновано положение о необходимости использования теории социальных представлений, обеспечивающей наиболее высокий уровень объяснения для рассмотрения здоровья и болезни как комплексных явлений, с учетом их социальных, культурных и исторических аспектов;
  3. в рамках нового научного направления – социальная психология здоровья и болезни – реализовано комплексное полномасштабное исследование представления о здоровье и болезни;
  4. эмпирическую реализацию получило теоретическое положение о роли культуры, и в частности, языка, в формировании представлений о здоровье, болезни и больных, что позволило выявить устойчивые, коренящиеся в культуре элементы этих представлений;
  5. выявлены особенности структуры и динамики представлений о здоровье и здоровом образе жизни,  о болезни и больных, выявлены механизмы этой динамики, получены новые эмпирические данные, уточняющие особенности процесса «нормализации болезни» на примере представлений о СПИДе и больных СПИДом;
  6. предпринят анализ профессиональных социальных представлений (медицинских работников различных звеньев), что является стартовой точкой для выявления механизмов и особенностей их формирования, вносит вклад в объяснение социально-психологических особенностей стратегий здорового образа жизни;
  7. разработаны и прошли необходимую апробацию новые методики, предназначенные для анализа анализа социальных представлений, а также соотношения социальных представлений о болезни и больных со стратегиями поведения в отношении больных.

Практическая значимость исследования заключается в том, что полученные данные об особенностях структуры социальных представлений о здоровье и болезни, здоровом образе жизни, о СПИДе и больных СПИДом, о раке и больных раком, о динамике этих представлений, являются хорошей базой для разработки превентивных программ, различного рода мер по продвижению идеи здоровья и здорового образа жизни в молодежной среде, при разработке программ по социально-психологической реабилитации больных.

Результаты эмпирических исследований, предпринятых в рамках настоящей работы, имеют большое значение для разработки образовательных программ, ориентированных на различные группы молодежи, а также для деятельности государственных структур, некоммерческих организаций, занимающихся разработкой и реализацией профилактических и превентивных программ по проблемам СПИДа и рака, а также пропагандой здорового образа жизни.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Изучение здоровья и болезни является самостоятельной областью в социальной психологии, так как попытки объяснить закономерности и механизмы поведения, связанного со здоровьем и болезнью, исходя из основных социально-психологических теорий и концепций, привели к трансформации  этих концепций, кроме того, были созданы специфические теории и модели, нацеленные на рассмотрение исключительно проблем здоровья и болезни.
  2. Понимание здоровья и болезни как сложных, комплексных явлений указывает на необходимость использования теории самого высокого уровня объяснения, что позволяет анализировать эти явления с учетом социального, культурного и исторического контекстов.
  3. Изучение здоровья и болезни в социальной психологии предполагает анализ особенностей представлений не только о здоровье и болезни, но и о больных, рассмотрение того, как эти представления регулируют поведение в отношении здоровья и болезни, оправдывают действия по отношению к больным.
  4. Анализ динамики представлений о здоровье и болезни возможен посредством изучения истории объектов этих представлений. Такой анализ возможен за счет обращения к анализу соответствующих понятий в русском языке. Таким образом эмпирическую реализацию получает положение теории социальных представлений о связи языка и представлений.
  5. Динамика представлений о СПИДе и о больных СПИДом происходит посредством процесса «нормализации болезни», адаптации к ней. Этот процесс сопровождается снижением важности тех элементов представлений о СПИДе и больных, которые указывают на негативные эмоциональные реакции, однако не сопровождается появлением в представлении указаний на возможность излечения болезни.
  6. Механизм «не я» - «другие» – один из принципов, лежащих в основе формирования представлений о больных, он выполняет функцию символической защиты здоровых от болезни и больных. Тема других играет смыслообразующую роль в случае представлений о психически больных и больных СПИДом, но не в случае представлении о больных раком.

Надежность, достоверность результатов и обоснованность выводов, полученных в работе, были обеспечены за счет исходных научно-методологических принципов, соблюдением правил проведения эмпирического исследования, использованием средств контроля надежности, использования апробированного инструментария, большого объема выборки, комплексного использования различных методов организации и проведения исследования, сбора данных, многоуровневой обработки и интерпретации результатов, наконец, соотнесения полученных нами результатов с результатами других исследователей.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты, полученные в диссертационном исследовании, были представлены и обсуждались в ходе ряда всероссийских и международных конференций: Двенадцатая конференция Европейской ассоциации экспериментальной социальной психологии, Оксфорд (Великобритания), 1999г., Коллоквиум для аспирантов, Нанси (Франция), 2000г., Двадцать седьмой международный конгресс по психологии, Стокгольм (Швеция), 2000г., Межкафедральная конференция по социальной психологии при поддержке фонда «Открытое общество», Санкт-Петербург, 2001г., Международная конференция «Продвигая общественное здоровье: социально-психологическая перспектива», Шамбери (Франция), 2001 г., Пятая конференция «Психология и ее приложения», Москва, 2002г., Межвузовская конференция для преподавателей и аспирантов Института бизнеса и политики, Москва, 2004г., Четырнадцатая общая конференция Европейской ассоциации экспериментальной социальной психологии, Вюрцбург (Германия), 2005г., III Всероссийский форум «Здоровье нации – основа процветания России», Москва, 2007г., Всероссийская межвузовская конференция молодых ученых «Психология – наука будущего», Москва, 2007г., «Психология общения: тренинг человечности», Москва, 2007г., «Здоровьесберегающие образовательные технологии», Москва, 2007г., Всероссийская заочная научно-практическая конференция «Психология телесности: теоретические и практические исследования», Пенза, 2008г., Ломоносовские чтения «Психология и социальный контекст», 2008г., Всероссийская межвузовская конференция молодых ученых «Психология – наука будущего», Москва, 2008г., Всероссийская межвузовская конференция молодых ученых «Психология – наука будущего», Москва, 2008г., «Менеджмент здоровьесберегающих технологий в образовательном пространстве вуза», Москва, 2008г, «Личность в межкультурном пространстве». Международная конференция, посвященная 100-летию социальной психологии, РУДН, Москва, 2008г.

Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры социальной психологии факультета психологии МГУ им. М.В.Ломоносова (2004, 2008).

Результаты диссертационного исследования были внедрены в учебный процесс при преподавании курсов «Социальная психология здоровья», «Методы социально-психологического исследования», практических занятий по темам «Семантический дифференциал», «Групповая дискуссия» на факультете психологии Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова (2000-08гг.), курса «Социальная психология» на философском факультете МГУ имени М.В.Ломоносова (2003-08гг..), курса «Психология принятия группового решения» на факультете практической психологии Института бизнеса и политики (2004, 2007гг.). Данные исследований легли в основу создания программы магистерского курса по проблемам здоровья и болезни, разработанного в рамках программы инновационного обучения.

Объем и структура диссертации. Диссертация включает в себя введение, шесть глав, заключение, список литературы, приложения. Объем основного текста работы составляет 435 страниц, в тексте имеются двадцать пять таблиц, два рисунка, две диаграммы и три схемы. Список литературы включает 432 наименования, из них 294-на иностранных языках. В приложениях представлены методические материалы, диаграмма, не вошедший в основной текст диссертации анализ «следов» эпидемий в искусстве, языке и литературе.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его теоретико-методологические основы, раскрываются цели и задачи, объект, предмет, методы исследования, аргументируется научная новизна, практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, представляются данные об апробации результатов исследования и его структуре.

В первой главе «Здоровье и болезнь как проблема исследования в социальной психологии» аргументируется необходимость социально-психологического рассмотрения проблем здоровья и болезни, формулируется специфика проблем здоровья и болезни, проводится граница между психологией здоровья и социальной психологией здоровья и болезни.

В первом параграфе «Социальное значение здоровья и болезни» обосновывается положение о том, что здоровье и болезнь – сложные, комплексные явления с тремя аспектами – социальным, историческим и культурным. Раскрывается их содержание: социальный аспект (подразумеваются взаимодействие между людьми, учет определенных социальных практик в связи со здоровьем и болезнью), исторический аспект (подразумеваются изменения, обусловленные сменой поколений, возникновением новых социально значимых ситуаций, развитием научного знания, технологий в области медицины) и культурный аспект (подразумевается устойчивость культуры, обеспечиваемую постоянством языка, используемого людьми, предполагается учет традиций, верований, убеждений о здоровье и болезни, свойственных той или иной культуре).

В соответствии с обозначенным подходом предпринимается попытка рассмотреть в историческом аспекте то, как формировалось социальное значение здоровья и болезни, как люди стремились «понять» болезнь, установить ее причины, искали способы защиты и установления контроля, используя самые различные средства, как возрастала роль здоровье в иерархии ценностей, как складывались и изменялись представления о самих больных, отношение к ним и способы взаимодействия с ними. Особое внимание уделяется тому, что следы различных эпидемий передаются из поколения в поколение, присутствуют в современном мышлении, становясь «выпуклыми» в моменты кризиса, перелома. Появление нового, непонятного, угрожающего заболевания, воскрешает в коллективной памяти образы болезней, в общественном дискурсе возникают ассоциации с «черной смертью», холерой, «испанкой», проказой и др. Образы старых болезней служат основой для построения представлений о новой.

Предпринимается анализ динамики представлений о здоровье и болезни в историческом аспекте. Демонстрируется, что каждой эпохе соответствовала эпидемия определенной болезни, которая появлялась, распространялась, унося тысячи жизней, и, становясь более редкой, «добавляла» новое знание о здоровье и болезни, модифицировала эти представления, высвечивая отношения между человеком и обществом. В качестве иллюстрации рассматривается распространение таких болезней, как: чума и проказа, туберкулез и сифилис, рак и СПИД, причем в каждом случае выделяется определенная специфика, важная с социально-психологической точки зрения. 

Предпринятый анализ дает основания для ряда выводов: 1) здоровье и болезнь имеют символическое и социальное значение. Болезнь - это не просто состояния, которые можно охарактеризовать на языке физиологии или медицины, но свидетельство отношений к индивиду в обществе. Здоровье – это возможности, среди которых - принадлежность обществу, желание получить одобрение, иметь позитивную идентичность; 2) представления о болезни трансформировались в исторической перспективе. Болезнь постепенно перестала быть коллективной угрозой, которой противопоставлялась коллективная защита, превратилась в индивидуальную угрозу (это положение вещей сохранялось вплоть появления СПИДа, вновь представляющего коллективную угрозу); 3) в результате прогресса медицинского знания проблемы здоровья и болезни перестали рассматриваться через призму борьбы добра и зла. Медицинское знание стало постепенно входить в каждодневный дискурс о здоровье и болезни; 4) изменение позиции больного и здорового в обществе и отношение общества к ним. На социальной арене появилась фигура больного, у которого стала формироваться новая идентичность – «больной», из безмолвного и пассивного, он превратился в активного субъекта, борющегося не только против болезни, но  и против дискриминации со стороны общества. У здорового появился набор возможных средств защиты от болезни. Общество обязуется выступать не в роли органа, наказывающего больных, но солидаризирующегося с ними, направляющего свои действия против болезни, а не больных, ищущего способы излечения больных; 5) появление многочисленных источников информации о здоровье, болезни, о больных, эти проблемы вошли в общественный дискурс; 6) образы страшных болезней прошлого не исчезли, а хранятся в коллективной памяти, актуализируясь в момент кризиса, когда невозможно апеллировать к привычным схемам действий в повседневной жизни.

Идея изоляции больных как надежный и проверенный способ борьбы с болезнью, не исчезла из современного мышления, но трансформировалась, в отношении больных предпринимаются не реальные, но символические дискриминирующие действия.

Обращается внимание на то, что для социально-психологического анализа важно, как люди объясняют причины болезни (климат, время года, затмение солнца, землетрясение, ураганы, грозы, падения звезд, появление комет, микробы, наказание Господа Бога, «другие», социально-экономические факторы, образ жизни индивида, ценности и др.). Среди перечисленных причин наибольший интерес представляет анализ болезни как наказания, результата образа жизни и определенных ценностей, а также рассмотрение действия механизма «не я» - «другие» в связи с формированием представлений о болезни и построением поведения по отношению к больным.

Во втором параграфе «От психологии здоровья к социальной психологии здоровья и болезни» формулируются предпосылки возникновения психологии здоровья, обозначаются области интересов психологии здоровья, конкретизируются сферы интересов социальной психологии здоровья и болезни.

В качестве непосредственных предпосылок появления психологии здоровья как новой области прикладной психологии рассматриваются следующие (Schwarzer, Gutiйrrez-Doсa, 2000): 1) изменение моделей болезней: в результате прогресса медицинского знания на смену инфекционным заболеваниям, основным причинам смертности в начале ХХ века (пневмония, грипп, туберкулез, дифтерит и др.), к середине ХХ века пришли хронические заболевания (сердечно-сосудистые заболевания, рак, инсульт). Особенности стиля жизни пополнили ряд факторов, негативно сказывающихся на здоровье человека. Подчеркивается, что только в 80-х гг.. смертность от инфекционных болезней вновь стала расти по сравнению с хроническими заболеваниями, в связи с распространением СПИДа (Stroebe, 2000), но открытие комбинированных терапий в середине 90-х гг.. способствует снижению смертности от инфекционных болезней, уступая место сердечно-сосудистым заболеваниям и пр. (Paicheler, Laurindo da Silva, Sitbon, 2000); 2) формирование нового понимания здоровья и болезни. В 1948 г. в уставе ВОЗ здоровье было определено как состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не только как отсутствие болезней и физических дефектов. Это изменение связывается, в частности, с тем, что в ХХ веке на смену биомедицинской модели пришла биопсихосоциальная модель (Engel, 1980); 3) необходимость появления новой дисциплины обусловлена экономическими факторами - высокими затратами на медицинское обслуживание. Необходимым оказалось психологическое знание, которое способно предложить решения в отношении ряда проблем в области профилактических и превентивных программ. Наряду с этим, с авторской точки зрения, возникновение психологии здоровья связывается и с тем, что в психологии на тот момент уже имелось знание, которое было способно объяснить то, что оказалось не под силу медицинскому знанию.

В качестве основных областей интересов психологии здоровья вслед за Дж.Матараццо указываются (Matarazzo, 1980): поддержание здоровья, профилактика и лечение болезней; идентификация этиологических и диагностических взаимосвязей здоровья, болезни и связанных с ней дисфункций; улучшение системы здравоохранения и политики в области здоровья.

В заключение параграфа конкретизируется круг вопросов, требующих социально-психологического знания, определяется фокус социально-психологического анализа проблем здоровья и болезни: анализ привычек, поведения, образа жизни человека, связанного со здоровьем и болезнью, убеждений, представлений и верований о здоровье и болезни, поведения по отношению к больным, содержания и структуры обыденного знания о здоровье и болезни, соотношения обыденного знания с поведением, с практикой здорового образа жизни.

Во второй главе «Социально-психологические подходы к здоровью и болезни» обсуждаются имеющиеся подходы к изучению здоровья и болезни в социальной психологии, делается вывод о необходимости такой социально-психологической теории для изучения проблем здоровья и болезни, которая позволила бы преодолеть ограничения существующих теорий. Подчеркивается, что такая теория должна позволять рассматривать здоровье не столько через так называемую «призму плохого здоровья», болезни, сколько с точки зрения позитивного содержания здоровья, учета социокультурного контекста (Marks, 1996).

В первом параграфе «Проблема классификации социально-психологических подходов» обсуждаются основания для классификации подходов к изучению здоровья и болезни: 1) на основе проблематики, которую изучает социальная психология в связи со здоровьем и болезнью (например, курение, СПИД, рак, здоровый образ жизни пр.); 2) в соответствии с социально-психологическими ориентациями (Андреева, Богомолова, Петровская, 2001): психоаналитическая, необихевиористская, интеракционистская, когнитивистская, - дополнив эту классификацию взглядом гуманистической психологии; 3) в соответствии с уровнем объяснения в социальной психологии (Doise, 1986): интраиндивидуальный, интерперсональный, интергрупповой и социетальный (уровень объяснений соответствует уровню причин, которые можно использовать для интерпретации явлений); 4) в зависимости от вклада социальной психологии в область здоровья и болезни и объяснительной силы концепций: общие теории и концепции; специфические теории и модели; эмпирические исследования, требующие теоретических обобщений (Salovey, Rothman, Rodin, 1998). Каждый способ классификации может быть использован в зависимости от конкретной цели, в работе предпочтение отдается последнему способу классификации подходов.

Во втором параграфе «Общие теории» анализируются социально-психологические теории, опирающиеся на положение о том, что поведение, связанное с болезнью и здоровьем, может быть предсказано, основываясь на общих концептах, используемых в дисциплине. Подробно рассматриваются: теории аттитюдов, атрибутивные теории, теория социального сравнения, социально-когнитивная теория.

Среди теорий аттитюдов внимание уделяется теории причинного действия (Ajzen, Fishbein, 1980) и ее модифицированному варианту - теории запланированного поведения (Ajzen, 1991). По сути, в обоих случаях основными допущениями теории являются следующие: индивид - рационален, систематически анализирует доступную информацию (в нашем случае – о здоровье и болезни), взвешивает последствия поведения перед тем, как предпринять действие или отказаться от него. Поведение непосредственно связано с интенцией к выполнению действия, которая находится в линейной зависимости от аттитюда в отношении данного действия и субъективных норм по отношению к выполнению или невыполнению действия. В теории запланированного действия есть еще один конструкт - воспринимаемый поведенческий контроль, который оказывает прямое влияние на интенцию или непосредственное влияние на само поведение.

Обе теории получили эмпирическую поддержку в ряде исследований, касающихся курения, употребления алкоголя, использования презервативов (хотя результаты исследований предельно противоречивы), выполнения физических упражнений, самообследования груди у женщин, участия в медицинских обследованиях и др. Среди ограничений теорий можно отметить такие: предположение об исключительной рациональности индивида, о волевом контроле его поведения; апелляция к индивидуальному уровню анализа, что ограничивает применимость теорий для объяснения поведения; противоречивость связи аттитюда и поведения; интенция предсказывается лучше, чем поведение.

Следующая теоретическая рамка анализа проблем здоровья и болезни - атрибутивные теории. Основополагающая идея такова: индивид стремится к пониманию событий, происходящих вокруг него, он действует как наивный ученый, который старается понять мир, предсказать и проконтролировать его, для чего использует различные приемы и способы по аналогии с настоящим ученым. Однако в противоположность последнему - не подвергает свои гипотезы верификации. Атрибутивные процессы позволяют индивиду снизить двусмысленность, возникающую в социальном мире, способствуют пониманию собственного поведения и действий других, при этом они допускают ошибки в отношении причин поведения.

В работе рассматриваются различные схемы, разработанные Ф.Хайдером, Э.Джонсом и К.Дэвисом, Г.Келли, Б.Вайнером и др. Работы, выполненные в русле атрибутивных теорий по проблемам здоровья и болезни, с некоторой долей условности могут быть объединены в два направления: 1) исследуются атрибутивные процессы здоровья и болезней, серьезных заболеваний, травм, а также в связи со стигмой; 2) изучается роль атрибуции в связи с превентивными программами в области здоровья.

Среди работ первого направления внимание уделяется исследованиям, посвященным анализу того, как люди, серьезно заболев, пытаются «понять» (приписать) причины болезней, и, «установив» контроль над ними, разработать соответствующую стратегию поведения: ответственность за случившееся приписывается себе самому, либо - другим. Теоретически первая стратегия может ассоциироваться с хорошей адаптацией к ситуации, вторая - с плохой. Эмпирические же результаты достаточно противоречивы: в ряде случаев – эффективнее оказывается стратегия самообвинения (например, в случае парализации в автомобильных авариях), в других – приписывание ответственности другим (например, в случае СПИДа). Анализируется связь ряда атрибутивных феноменов: воспринимаемый контроль, оптимизм, нереалистический оптимизм, выученная беспомощность, прямой и обратный эффект плацебо - со здоровьем и болезнью. Кроме того, предлагается объяснение процессу стигматизации и соответствующей стратегии поведения по отношению к больным.

Среди работ второго направления анализируется то, как выстраиваются превентивные программы, опирающиеся на идеи атрибутивных процессов. Здесь ключевым оказывается совпадение того, как индивид приписывает причины своего поведения, с тем, как это представлено в превентивных сообщениях.

Несмотря на потенциал атрибутивных теорий для рассмотрения того, как человек постигает причины событий в связи со здоровьем и болезнью и строит свои действия, все же здесь не преодолеваются проблемы преимущественного рационализма индивида, когда ошибки при оценке риска событий для здоровья объясняются недостатками, связанными с процессом переработки информации.

Далее анализу подвергается теория социального сравнения Л.Фестингера (1954). Рассматриваются основные положения теории, сформулированные Фестингером, в частности, касающиеся сравнения по восходящей, также прослеживаются два этапа ее развития. Попытки применить идеи этой теории к анализу процессов сравнения у индивидов, находящихся в опасности, явились поворотным моментом в развитии теории и позволили сформулировать принцип сравнения по нисходящей. Если основной функцией сравнения по восходящей является самоулучшение, то функция сравнения по нисходящей – самоуспокоение, что особенно важно в случае больных, т.к. сравнение по восходящей – пугает, может вести к ухудшению их состояния. Предлагается различать два направления исследования процессов сравнения в связи со здоровьем и болезнью. С одной стороны, исследования стратегии сравнения, используемой для того, чтобы справиться с болезнью. На примере больных раком  было показано, что, предпочитая стратегию сравнения по нисходящей, больные все же демонстрировали желание присоединиться к тем, кто был в более благополучном положении (Taylor, Lobel, 1989). Они также предпочитали рассказывать позитивные истории о больных раком, отмечая помогающий эффект таких историй. С другой стороны, – это работы, в которых индивиды используют информацию о других для того, чтобы оценить собственное состояние, причем варьирование информации о других, необходимое для социального сравнения, оказывает большее влияние когнитивного, аффективного и поведенческого порядка, чем варьирование информации о самом субъекте (Klein, 1997).

Теория социального сравнения при всех преимуществах (выход за рамки интраиндивидуального уровня объяснения; анализ того, как люди преобразуют пугающую информацию в отношении здоровья и болезни для построения поведения, стратегии адаптации к болезни), имеет в качестве главного недостатка то, что вне рамок рассмотрения оказывается взаимодействие с самими больными, которые существуют не только как источник информации для сравнения.

Среди общих социально-психологических теорий, приложимых к проблемам здоровья и болезни, анализируется социально-когнитивная теория А.Бандуры  (Bandura, 1977). Формулируются основные положения теории, особое внимание уделяется конструкту воспринимаемой самоэффективности (уверенность человека, что он сможет выполнить намеченное поведение), рассматриваются основные источники формирования воспринимаемой самоэффективности (собственный опыт поведения, социальное моделирование, убеждение,  физиологические состояния индивида), ее различные аспекты, важные с точки зрения исполнения поведения: величина, степень обобщения, сила. Серии исследований свидетельствуют о том, что на основе воспринимаемой самоэффективности можно предсказывать поведение, связанное со здоровьем и болезнью. Это показано на примерах поведения, связанного с диабетом, пренатальным поведением, раком, СПИДом, потерей веса, сердечно-сосудистыми заболеваниями, прекращением курения, толерантностью к боли и др. (Anderson, Winett, Wojcik, 2000, Bandura, 1998, Graves, 2003). 

Особое внимание уделяется эффективности превентивных программ, разработанных на основе социально-когнитивной теории, и использующих контрастное моделирование (Bandura, 2005). К ограничениям модели можно отнести: отсутствие эмпирической проверки всей модели в целом, а не отдельных конструктов (воспринимаемой самоэффективности); затрудненность метаанализа исследований в силу разнообразия способов операционализации воспринимаемой самоэффективности; проверка теории, преимущественно с помощью лабораторного эксперимента.

В заключение к параграфу формулируются выводы в отношении общих теорий. Отмечается, что практически все они модифицировались в различной степени в результате исследования проблем здоровья и болезни. В наименьшей степени эти изменения затронули атрибутивные теории, в наибольшей — теорию социального сравнения. Подчеркивается, что в рамках этих теорий для исследования проблем здоровья и болезни предпринимались попытки использовать конструкты более высокого уровня объяснений (кооперация, идентичность, социальная роль, коммуникативный процесс и пр.), что позволяет сделать вывод, что проблемы здоровья и болезни представляют собой специфическую область, требующую особого анализа, причем в рамках теории более высокого уровня объяснения.

В третьем параграфе «Специфические теории и модели» рассматриваются теории и модели, разработанные непосредственно для понимания и прогнозирования поведения, связанного со здоровьем и болезнью: модель убеждений о здоровье; теория защитной мотивации; модель ментальных представлений о здоровье и болезни;  постадийные модели изменения поведения, связанного со здоровьем. Их объединяет общее предположение - поведение, связанное со здоровьем и болезнью, основывается на специфических убеждениях.

В модели убеждений о здоровье И.Розенстока предлагается рассматривать два ряда конструктов: а) угроза заболевания связывается с воспринимаемой серьезностью заболевания и воспринимаемой уязвимостью (рак легких – опасная болезнь, я курю – мои шансы заболеть высоки); б) восприятие пользы от действия и воспринимаемые барьеры (прекращение курения ведет к снижению риска заболевания раком легких, но это сложная задача, требующая усилий). Соотношение воспринимаемых преимуществ и воспринимаемых барьеров облегчает или затрудняет его. Каждый конструкт является независимым. В последующих модификациях модели появились новые переменные: пусковые механизмы, активирующие готовность индивида к выполнению действий, самоэффективность, социально-демографические факторы. Говорится, что модель имеет репутацию модели вне конкуренции, ибо она была создана непосредственно для решения проблем здоровья и рассматривается как основа для разработки образовательных и превентивных программ. На данной модели основывается методика исследований в области СПИДа, проводимых под эгидой ВОЗ, знания-аттитюды-убеждения-поведение. К недостаткам модели относятся: отсутствие концептуализации отношений между конструктами; отсутствие объяснения того, как происходит переход от убеждений к поведению; недостаточная объяснительная сила модели; вне рассмотрения оказываются процессы формирования убеждений; индивид излишне рационален.

В отношении теории защитной мотивации, разработанной Р.Роджерсом (Rogers, 1975), отмечается, что она является продолжением (улучшением) модели убеждений о здоровье. Важный фактор, связанный с прекращением небезопасных действий, в этой теории - страх. Основная идея теории сводится к тому, что люди стремятся предпринять превентивные действия, чтобы защитить свое здоровье от угрозы в том случае, если: верят, что некоторое явление опасно для них; не защищены от него; угроза избегаема за счет действий здорового поведения; люди уверены, что им под силу выполнить эти действия. Речь идет о двух процессах оценки, происходящих параллельно: оценка угрозы и оценка совладания. Оценка угрозы включает серьезность болезни и уязвимости по отношению к ней. Этот процесс соотносится с преимуществами проблемного поведения индивида. Человек перестает действовать таким образом, если угроза перевешивает воспринимаемые преимущества от этого проблемного поведения. Оценки совладания, состоящий из воспринимаемой эффективности действия и способности действовать. Результаты этих параллельных процессов определяют степень защитной мотивации, выражающейся в готовности к выполнению рекомендуемого поведения.

Чувство страха связывается с восприятием угрозы какого-то заболевания и собственной уязвимости по отношению к нему. Сильное чувство страха окажется эффективным только в том случае, если человек считает, что у него достаточно высокая самоэффективность. Следует не просто запугивать людей информацией об опасности, но показывать, что в их силах предпринять конкретные защитные меры. Эмпирическую проверку модель получила в отношении целого ряда проблем (заболевания, передаваемые половым путем, курение, самообследование груди у женщин и др.). Отмечается, что ограничения данной модели аналогичны тем, что были указаны в отношении модели убеждений о здоровье.

С точки зрения модели ментальных представлений о болезни и здоровье, предложенной Х.Левенталем, индивид, оценивая ощущения, симптомы, апеллирует к схемам, хранящимся к долгосрочной памяти. Люди не только отвечают на присутствующие симптомы, но пытаются понять их природу, вырабатывают ментальные представления (имплицитные теории болезней) (Bishop, 1987). Эти представления направляют действия человека по совладанию с болезнью. Использование прототипов болезни помогает людям оценивать и организовывать информацию в отношении физических изменений, прототипы – готовые интерпретации испытываемых симптомов. Люди используют ряд категорий для организации представления о болезни: называние болезни (некоторая категория, обозначающая болезнь и соответствующие симптомы); причины (факторы ее возникновения), продолжительность (до излечения или до смерти); последствия (убеждения о влиянии болезни на качество жизни, функциональные способности человека). Эмпирическая проверка этой схемы дает противоречивые результаты: закономерности оказываются различными для того или иного заболевания; люди не всегда используют все четыре понятия схемы, в меньшей степени используются продолжительность и последствия, но используют еще одно понятие - излечение. Несомненным преимуществом модели является изучение того, как индивид представляет себе здоровье и болезнь в повседневной жизни. Ограничения модели сводятся к следующему: методология не позволяет изучать динамику индивидуальных представлений о болезни; представления рассматриваются как индивидуальный ментальный феномен, социальный контекст не принимается во внимание; эмоциональные переживания не принимаются во внимание.

Среди постадийных моделей изменения поведения, связанного со здоровьем, предлагается рассматривать транстеоретическую модель (Прохазка и др.) и модель формирования предосторожности (Вейнштейн и др.). Основополагающая идея моделей - изменение поведения - не одномоментное дискретное событие, но процесс, разворачивающийся во времени, сопровождающийся определенными изменениями на уровне убеждений в отношении выполняемого поведения, связанного со здоровьем и болезнью. Переход с одного этапа на другой предполагает качественное изменение убеждений и поведения индивида. Центральный конструкт – стадии изменения поведения во времени. На каждой из них индивид должен реализовать ряд задач, чтобы продвинуться на последующую стадию, время выполнения задач – варьирует. Ценность моделей - в рассмотрении изменения поведения как процесса, к ограничениям же моделей относится то, что: небольшой процент индивидов, пытающих изменить поведение, достигают финальной стадии; не сформулированы определенные стратегии и убеждения, которые способствуют переходу индивида с одной стадии на другую; индивид крайне рационален; модель исходит из интраиндивидуального уровня объяснения.

В заключение параграфа подчеркивается, что специфические модели в большей степени, чем общие делают акцент на анализе убеждений в отношении здоровья и болезни, но их основная проблема - в операционализации и полной эмпирической проверке. Отмечается необходимость создания интегративной модели, которая объединила бы достижения отдельных моделей и за счет этого обладала бы большей объяснительной способностью, чем имеющиеся на настоящее время модели и теории.

В четвертом параграфе «Отдельные эмпирические исследования: перспективы дальнейшего исследования проблем здоровья и болезни» предлагается анализ ряда эмпирических исследований, которые не получили пока  теоретического обобщения. В частности, говорится о работах, исследующих связь между выражением (подавлением) эмоций со здоровьем и болезнью; обсуждается роль социальной поддержки; обсуждается роль когнитивного диссонанса в связи с изменением поведения в отношении здоровья и болезни; рассматриваются процессы социального влияния как механизм изменения поведения индивида в связи с проблемами здоровья и болезни и др.

Делаются выводы о том, что проанализированные социально-психологические теории и модели предлагают свои средства решения проблем в каждой сфере, обозначенной Дж.Матараццо. Факт изменения закономерностей в результате попыток разрешить проблемы здоровья и болезни, а также создание частных теорий говорит в пользу того, что проблемы здоровья и болезни – представляют собой самостоятельную область социальной психологии, которая в том числе затрагивает проблему отношения с больными и к больным, и которая требует социально-психологической теории более высокого уровня, позволившего бы учесть и преодолеть ограничения рассмотренных здесь моделей и теорий.

В третьей главе «Обыденные представления о здоровье и болезни: иной подход к проблеме» рассматривается теория социальных представлений, формулируются ее основные положения, доказывается ее потенциал для изучения проблем здоровья и болезни как сложных, комплексных явлений (с тремя аспектами: социальным, историческим и культурным). Анализируются исследования представлений о здоровье в различных культурах и социальных группах, формулируются выводы в отношении перспектив исследования здоровья и болезни в рамках этой теории.

В первом параграфе «Теория социальных представлений» объясняется правомерность того, что масштаб ее анализа отличается от того, который характерен для ранее проанализированных теорий. Эта теория основана на эпистемологии, которая приносит в центр внимания динамическую взаимозависимость между культурно разделенными формами мышления, их передачей посредством коммуникаций и трансформацией посредством активности индивидов и групп. Представления имеют двойную направленность: они коренятся в культуре, языке и истории, что отражает тенденцию к стабильности; они связаны с социальными, политическими и экономическими изменениями, характерными для групп, выработавших представления, что отражает тенденцию к изменению. Предлагается вслед за С.Московиси говорить о том, что общество является источником значений, а не информации, как это было в теориях, проанализированных выше. Благодаря теории социальных представлений, язык, не являющийся приоритетным предметом исследования в социальной психологии, оказывается в центре изучения (Moscovici, 1998). Отсюда, посредством исследования языка становится доступным анализ представлений, их изменений. В качестве основополагающего принимается определение, согласно которому, социальное представление – это промежуточная стадия между понятием и восприятием, однако в отличие от восприятия представление позволяет восстанавливать то, что отсутствует в настоящий момент, опирается на символы, социальную реальность и социальное знание (Moscovici, 2001). Сами представления всегда комплексны, вписаны в «рамку предшествующих идей» (знаний, убеждений), зависят от определенной системы убеждений, ценностей, традиций, образов мира. Представление является специфической формой социального знания, соединяющее понятийный и образный компоненты, когда первый аспект рассматривается в связи со знанием и с языком, второй – подчинен первому. Среди функций представлений указываются: трансформация неизвестного в известное, облегчение коммуникаций, регуляция поведения и оправдание социальных отношений, участие в конструировании и поддержании социальной идентичности. Нами предлагается различать функцию внутригрупповой интеграции.

Источниками формирования представлений указываются: научное знание и убеждения. В зависимости от источника формирования различают представления: основанные преимущественно на убеждении, преимущественно на научном знании и на обоих источниках. Кроме этого, принимается во внимание предложенный С.Московиси способ классификации представлений в зависимости от масштаба их согласованности (Moscovici, 1961): руководящие – разделяемые всеми членами группы, единообразные и принудительные; эмансипированные – продукт циркулирующих знаний и идей, принадлежащих подгруппам, каждая подгруппа вырабатывает свое представление; полемические – выработанные в ситуации социального конфликта или полемики, т.е.не разделяемые всеми членами общества, определяемые их антагонистическими отношениями.

Анализу подвергаются процессы порождения представлений – объектификация и анкеровка. Вслед за К.Фламаном и М.Л.Рукетом, предлагается исходить из таких характеристик потенциальных объектов представлений, как:  «социокогнитивная выпуклость» в данной культуре в какой-то определенный момент; наличие у группы опыта действий с потенциальным объектом представления.

Особенное внимание уделяется новому понятию, предложенному С.Московиси и касающемуся порождения представлений, – темате (первоидея, «источник идей», который порождает новые аксиомы в эволюции представлений о мире; это часть знаний или убеждений, разделяемых людьми, в той или иной степени глубоко коренящихся в культуре (Moscovici, 2001)). Тематой, представляющей наибольший интерес в связи с изучением проблем здоровья, - является дихотомия «мораль» - «аморальность». Она проявляет себя в истории в связи с различными болезнями; в настоящее время эта темата способствует порождению представления о СПИДе (когда болезнь приписывалась геям, связывалась с их аморальностью).

В заключение параграфа делаются выводы о применимости теории для разрешения проблем здоровья и болезни, которые не были разрешены в рамках остальных подходов. Из существующих школ анализа социальных представлений (Парижская школа, Женевская школа, школа Экс-ан-Прованса), обосновывается предпочтение в пользу последней. В частности, отмечается, что эта школа имеет наибольший потенциал для изучения динамики представлений так, чтобы учитывался не только процесс их зарождения, становления и трансформации, но и изучались факторы, влияющие на изменение представлений, что дает эмпирическое основание для исследования представлений о здоровье и болезни в соответствии с определением объекта этих представлений. Вслед за представителями этой школы предлагается различать ядро и периферию в структуре представления. Ядро - стабильная и устойчивая часть представления, связанная с коллективной памятью, с историей группы, ее ценностями и нормами. Оно определяет структуру всего представления, придает ему смысл. Периферическая система представления конкретизирует значение ядра, это связующее звено между ядром и той конкретной ситуацией, в которой вырабатывается и действует представление. Периферическая система характеризуется вариативностью и изменчивостью (Abric, 2001). Анализ структуры представления открывает возможность исследовать его динамику.

Во втором параграфе «Анализ здоровья и болезни с точки зрения теории социальных представлений» рассматриваются основные исследования представлений о здоровье и болезни в различных группах (этнических, социальных, возрастных) (Васильева, Филатов, 2001, Galli, Fasanelli, 1995, Herzlich, 1973, Scheibler-Meissner, 2005 и др.), обсуждается специфика основных элементов, вокруг которых формируются представления о здоровье и болезни. Делается вывод о том, что при всем объеме исследований на настоящий момент отсутствуют работы, направленные на системный, многогранный анализ представлений о здоровье, болезни и больных внутри одной культуры, с рассмотрением формирования и динамики этих представлений, принятием во внимание динамики представлений, а также социокультурных и исторических аспектов этой динамики. Важность такого рода исследований двояка: 1) разрабатывается новый аспект проблемы здоровья и болезни, 2) делается определенный вклад в теорию социальных представлений, ибо преимущественная часть исследований, выполненных в ее русле, была предпринята в ситуации социальной стабильности в противоположность ситуации, характерной для современного состояния общества. В таких условиях выработка социальных представлений приобретает особенное значение, у нас открывается уникальная возможность исследовать эти процессы.

В четвертой главе «Особенности социальных представлений о здоровье и болезни» обосновываются основные методологические принципы собственного исследования, излагаются и анализируются результаты серии эмпирических исследований, осуществленных автором и направленных на выявление структуры представлений о здоровье и болезни, анализ динамики этих представлений.

В первом параграфе «Структура и динамика социальных представлений о здоровье и болезни» отмечается, что наши собственные исследования базируются, с одной стороны, на методологических принципах, сформулированных С.Московиси (Moscovici, 2000): 1) социальные представления исследуются на основе обсуждений, присутствующих в обществе; 2) социальные представления требуется анализировать как способы воссоздания реальности; 3) характер социальных представлений становится особенно очевидным во времена кризиса, когда группа и ее образы претерпевают изменения; 4) группы, вырабатывающие социальные представления, должны рассматриваться по аналогии с группами «ученых - любителей».

С другой - на идеях школы Экс-ан-Прованса, в частности, касающихся структуры представления и его динамики. Наконец, аргументируется позиция, согласно которой, предлагается исследовать динамику представлений посредством анализа понятий, обозначающих объекты представлений. Это дает возможность исследовать коллективную память, играющую важную роль в динамике представлений.

Анализ понятий показывает, что «здоров»/«здоровый» по происхождению связано с выражением su-dorv-o, «что означает – из хорошего дерева, крепок, как дерево, здоров и силен» (Колесов, 2000, с.223). Здоровье и дерево –однокоренные слова в русском языке. В Древней Руси здоровье не воспринималось как характеристика субъекта, было внешним по отношению к индивиду. С распространением христианства Бог, не природа, располагает здоровьем человека, но принцип сохраняется – здоровье существует вне человека.

История изменения содержания понятия «болезнь» в русском языке показывает, что в домонгольской Руси слово «болезнь» отсутствовало, слово для средневекового человека насыщено магической силой. В языке существовало одно слово для обозначения самого несчастья и его причины, считалось, что произнесение этого слова может навлечь беду. Отсюда - запрет на использование слова, обозначавшего страдание. Через анализ трансформации понятий «здоровье» и «болезнь» в русском языке предлагается рассматривать динамику представлений о здоровье и болезни в русской культуре. Выдвигается основная гипотеза, что социальные представления о здоровье и болезни кристаллизуются вокруг оппозиции «сила»-«слабость», устойчивых элементов, коренящихся в культуре и связанных с коллективной памятью группы. Для  проверки гипотезы предпринимаются два исследования по представлениям о здоровье и болезни в группах молодежи (2002г. и 2006-07гг..). Результаты позволяют принять эту гипотезу и сделать ряд выводов: 1) представления формируются вокруг устойчивой оппозиции «сила»-«слабость»; 2) способы и условия достижения и поддержания здоровья, физическое благополучие здорового человека, позитивные эмоциональные проявления–ключевые составляющие представления о здоровье в исследованиях 2002 и 2006-07гг.. Сравнение результатов исследований 2002г. и 2006-07гг.. свидетельствует о том, что увеличивается объем категории, указывающей на способы поддержания и продвижения здоровья; 3) при сходстве общих категорий, образующих представление о здоровье, несовпадение элементов ядра представления свидетельствует о динамике этого представления; 4) физические симптомы болезни, способы и средства ее лечения, негативные эмоциональные проявления и не-активность–общие категории представлений о болезни в исследованиях 2002г. и 2006-07гг.., основной категорией устойчиво является указание на физические симптомы болезни; 5) при сходстве общих категорий, образующих представление о болезни, несовпадение элементов ядра позволяет говорить о динамике этого представления; 6) здоровье представляется как связанное с болезнью, но и здоровье, и болезнь представляются через определенное содержание. Здоровье - более сложное, разнообразное и менее согласованное явление (представление образовано большим количеством разнородных элементов) по сравнению с болезнью. Здоровье представляется не как изначальная данность, для его достижения требуется приложить усилия. Болезнь в большей степени рассматривается как неблагополучие, поражающее физическое тело.

Во втором параграфе «Формирование нового социального представления: роль коллективной памяти в динамике социальных представлений о болезни» излагаются результаты эмпирических исследований, реализованных в 1998-99гг.. и 2006-07гг.., направленных на анализ формирования представлений о СПИДе в группах молодежи. Путем сравнительного анализа (сравниваются представления о СПИДе на двух этапах (1998-99гг.. и 2006-07гг..); на каждом этапе сравниваются с представлениями о СПИДе и о раке) проверяется основная гипотеза о том, что СПИД и рак – представляются как смертельно опасные болезни, но в случае СПИДа болезнь представляется как проблема социального порядка, в случае рака – проблема медицинского порядка. Эмпирические результаты двух этапов исследования позволяют принять гипотезу: обе болезни отождествляются со смертью, СПИД представляется как проблема социального порядка - связывается с определенными категориями людей, с определенным поведением, ведущим к заражению. СПИД представляется как то, что разрушает не столько тело больного (доля элементов, указывающих на физические симптомы, мала), сколько семейные, социальные и профессиональные связи.

В представлениях о СПИДе выделяется ряд тем (связанных со страшными болезнями человечества), актуализирующихся в дискурсе, когда возникает новая болезнь. Среди тем, на которых основывается представление о СПИДе, - другие. Говоря о СПИДе респонденты указывают на других, поведение которых приводит к болезни. Другая тема прошлого, составляющая, вероятно, основу представления в группе меньшинства, - проведение аналогии между СПИДом и чумой, метафорическое обозначение СПИДа как «чумы ХХ века». Эти результаты позволяют говорить о роли коллективной памяти в связи с формированием представлений о СПИДе. Эти темы отсутствуют в представлениях о раке. Рак представляется как проблема преимущественно медицинская (ключевые элементы представления - указания на физические проявления, способы лечения).

Результаты позволяют делать вывод о существовании двух типов обыденных представлений о болезни: как проблемы социальной и как проблемы медицинской.

В пятой главе «Социальные представления о больных и коллективные стратегии поведения по отношению к ним» излагаются результаты шести эмпирических исследований, посвященных особенностям структуры и динамики представлений о больных (психически больных, больных СПИДом и раком).

В первом параграфе «Механизм «не я»-«другие» как основа построения социальных представлений о больных» в исторической перспективе рассматривается действие механизма «не я» - «другие», отмечается, что обвинение других в болезни позволяет поддерживать собственную позитивную социальную идентичность, защититься от болезни посредством принадлежности к хорошей, моральной группе. Здесь отчетливо проявляется роль социальных представлений, которые позволяют защищать status quo группы. Использование механизма «не я» - «другие» при построении представлений о больных выполняет интегративную роль, объединяя собственную группу, позволяет управлять угрозой со стороны больных. Аргументируется позиция, что в каждой культуре действует этот механизм, но основания для определения, кто является другими, варьируют от культуры к культуре (в западной культуре - те, кто действует в противоположность контролю и самодисциплине (Crawford, 1994), в не-западных культурах вместо принципа контроля действует принцип чистоты, на основе которого люди подвергаются принятию или отвержению (Joffe, Louis Lee, 2004)). Обращается внимание на то, что в повседневной жизни, вне кризиса, они, другие, определяются просто как отличающиеся, занимающие более низкое положение по отношению к доминирующим социальным нормам. В критический момент эти различия максимально обостряются: праведным и пристойным нам противостоят разрушающиеся, преступающие законы, пренебрегающие нормами морали, они. Другие олицетворяют зло, материализуют угрозу (Joffe, 1999). Такое представление о других оправдывает соответствующие действия в их адрес, делают эти действия необходимыми для защиты собственной группы и общества в целом.

Излагаемые здесь исследования были направлены на выявление специфики действия механизма «не-я»-«другие» в различных контекстах.

Во втором параграфе «Особенности представлений о психически больных людях» излагается исследование особенностей представлений о психически больных людях в группах студентов психологов  (становящихся экспертов) и студентов не-психологов (не-экспертов). Согласно основной гипотезе, механизм «не – я» - «другие» является основным в обеих группах, но в группе студентов психологов друговость основывается на социальных характеристиках больного, в группе студентов не-психологов - на психиатрических понятиях.

Результаты говорят в пользу того, что в обеих группух больные – другие. Использование механизма «не-я»-«другие» позволяет защитить собственную группу, поддержать позитивную социальную идентичность, защититься от болезни на символическом уровне. К специфике действия этого механизма относится то, что в каждой группе представления о больных опираются на различные модели: студенты- психологи – на психологическую  (в большей степени апеллируют к психологическому знанию, получаемому, в первую очередь, из лекций и семинаров, из научной литературы), студенты не-психологи – на медицинскую (психиатрическую) модель (используют психиатрические понятия, которые вычерпывают в основном из масс медиа и фильмов). В представлениях студентов психологов о психически больном доминируют социальные характеристики,  психиатрические термины играют  второстепенную роль. В случае студентов не-психологов соотношение этих характеристик обратно. Эти результаты дают основание принять основную гипотезу. Было также показано, что у студентов психологов отсутствует прототип психически больного, у студентов не-психологов прототипом больного является шизофреник.

В третьем параграфе «Особенности структуры и динамики представлений о больных СПИДом» излагаются результаты ряда эмпирических исследований, направленных на выявление особенностей действия механизма «не-я»-«другие» в случае представлений о больных СПИДом в группах молодежи. Исследования были направлены на проверку ряда гипотез: 1) в процессе «нормализации СПИДа» происходит изменение представлений о больных СПИДом, реакции сильного страха и избегания взяты под контроль;  2) несмотря на процесс «нормализации» ключевыми элементами в представлении о больных СПИДом являются указания на групповую принадлежность больных;

3) механизм «не я» - «другие» действует в случае представлений о больных СПИДом, но не в случае представлений о больных раком. Ключевыми элементами в представлении о больных СПИДом являются указания на групповую принадлежность и на отношение общества с больными и к больным, ключевыми элементами в представлении о больных раком являются указания на физические симптомы и эмоциональные переживания больных. Для проверки этих гипотез были реализованы три исследования, позволившие предпринять сравнения на двух уровнях: 1) представления о больных СПИДом сравниваются с одноименными представлениями (исследование 1998-99гг.. и 2006-07гг..); 2) на каждом этапе представления о больных СПИДом сравниваются с представлениями о больных раком.

В исследовании 1998-99гг.. основополагающие элементы представления о больных СПИДом: «вина в заражении» – «случайность заражения», «такие же, как все»-«другие» (другими оказываются – наркоманы, проститутки и гомосексуалы). В исследовании 2006-07гг.. больные СПИДом – также другие (наркоманы), повинные в болезни, неизбежно обреченные на смерть. Указание на «вину в заражении» - «случайность заражения» является ключевым для меньшинства респондентов. Объем категории, указывающей на эмоциональные переживания больных, меньше в представлении в исследовании 2006-07гг.., чем в исследовании 1998-99гг.. ( критерий*=6,03). Этот факт в совокупности с особенностями представлений о СПИДе позволяет делать вывод о «нормализации СПИДа», банализации болезни. Несмотря процесс банализации болезни, больные по-прежнему остаются другими.

В представлениях о больных раком отсутствует указание на других, на вину больных в своей болезни, здесь смыслообразующую роль играют элементы, указывающие на эмоциональные переживания больных, на те эмоциональные реакции, которые больные вызывают у здоровых, указания на физические неспецифические симптомы болезни (слабость, боль). На основе сравнения представлений о больных СПИДом и раком делается вывод о том, болезнь, будучи смертельной в обоих случаях, оставляет видимые следы на социальном, а не физическом теле больных только в первом случае. Механизм «не я» - «другие» действует в первом случае, но не во втором. Полученные результаты позволяют принять наши гипотезы в отношении особенностей действия механизма «не-я» - «другие».

В четвертом параграфе «Связь социальных представлений о СПИДе и больных СПИДом с готовностью помогать больным» отмечается, что на протяжении веков болезням, которые воплощали коллективную угрозу, противопоставлялась коллективная защита. СПИД, страшная болезнь современности, не был исключением. На полюсах континуума, отражающего различные стратегии коллективных действий, можно различать: действия, дискриминирующие больных, с другой – добровольную помощь больным. Кросс-культурное исследование (проведенное автором в России и Франции), было направлено на рассмотрение соотношения представлений о СПИДе и о больных со стратегиями коллективного поведения по отношению к больным СПИДом (анализируются действия добровольной помощи). Этот вопрос анализируется на материале так называемых групп риска в случае СПИДа (геи, наркоманы4). Для достижения поставленной цели используются идеи С.Московиси о влиянии меньшинства (Moscovici, 1979). В соответствии с теоретической позицией, группы геев рассматриваются как группы номического меньшинства. Оно занимает позицию, не совпадающую с разделяемой в обществе, это активное меньшинство, выработавшее свои нормы и ценности, преследующее определенные цели в соответствии с этой позицией, предпринимающее активные действия для реализации социального изменения (к примеру, активная позиция геев в борьбе против стигматизации). В противоположность этой группе - группа наркоманов - аномическое меньшинство, не имеющее ни четко сформулированных целей, ни программ действий; позиция этой группы не может характеризоваться как независимая от позиции более «общей социальной системы» (Moscovici, 1979. p. 87)). Согасно основной гипотезе, геи (номическое меньшинство) демонстрируют более высокую готовность к участию в добровольных акциях в пользу больных СПИДом по сравнению с наркоманами (аномическое меньшинство), а также по сравнению со студентами (контрольная группа). Различный уровень готовности к участию в этих добровольных акциях (высокий в случае геев, средний в случае наркоманов, низкий в случае студентов) оправдывается различающимися представлениями о СПИДе и больных, а также различными аттитюдами в отношении болезни и больных в этих группах испытуемых. Эффект идентичности меньшинства (номического или аномического) будет выявлен в каждой подвыборке, несмотря на различия, обусловленные особенностями развития эпидемии в каждой стране.

Результаты нашего исследования позволяют говорить о том, что эффект принадлежности к номическому меньшинству очевиден в обеих подвыборках (эти группы в наибольшей степени готовы помогать больным), в то время как эффект принадлежности к аномическому меньшинству очевиден лишь в случае российской подвыборки. Французские респонденты продемонстрировали более высокую заинтересованность проблемами СПИДа, более высокий уровень готовности участвовать в добровольных акциях в пользу больных в сочетании с более низкой социальной дистанцией, по сравнению с российскими участниками исследования. Делается вывод о том, что эти различия между группами аномического меньшинства в двух подвыборках, а также – между подвыборками в целом, обусловлены различиями эволюции болезни в России и Франции. Ситуация, сложившаяся во Франции к моменту исследования (начало 2000г.), соответствует некоторому снижению интереса к проблеме болезни, спаду не только активности ассоциаций по борьбе со СПИДом и против стигматизации больных, но и изменению стратегии глобальных превентивных кампаний (Herzlich, 2002, Paicheler, Laurindo da Silva, Sitbon, 2000). В России же исследование проводилось в то время (конец 1999 г.), когда была реализована лишь первая волна превентивных кампаний, активность ассоциаций по борьбе со СПИДом едва ли могла формировать представления о болезни и больных. Публичная дискуссия о СПИДе способствует формированию представлений о болезни и больных, выработке аргументации, оправдывающей готовность помогать больным СПИДом. Эта готовность к добровольным действиям в конце 90-х гг.. в России оказалась выше в группе, которую эпидемия коснулась раньше всего, - группе геев. Контрольная группа (студенты) в наибольшей степени удалена от проблем СПИДа, что делает ее более уязвимой и незащищенной в ситуации эпидемии, т.к. отстраненность от этих проблем способствует построению видения, которое защищает от болезни на символическом уровне. В соответствии с этими представлениями строится поведение по отношению к больных.

В пятом параграфе «Вовлеченность в обсуждение проблем СПИДа как фактор стратегии поведения по отношению к больным СПИДом» излагаются результаты эмпирического исследования, цель которого проанализировать то, как вовлеченность в обсуждение проблем СПИДа отражается на  представлениях о болезни и больных, а также на стратегии поведения по отношению к больным в группах молодежи. Согласно основной гипотезе исследования, вовлеченность в обсуждение проблем СПИДа с непосредственным окружением способствует построению сложной системы представлений о болезни и больных, которая благоприятствует готовности участвовать в добровольной активности в пользу больных; невовлеченность в обсуждение проблем СПИДа ведет к построению простой системы представлений о болезни и о больных, которая не благоприятствует готовности к участию в добровольной активности в пользу больных. Полученные результаты свидетельствует о том, та часть молодежи, которая вовлечена в обсуждение проблем СПИДа, представляет СПИД как смертельно опасную болезнь, которая, с неизбежностью, заставляет больных СПИДом не только заботиться о себе, но и о других, информировать и предостерегать об опасности болезни. Самим больным они приписывают в большей степени позитивные, чем негативные характеристики. Они также высказали свою заинтересованность проблемами СПИДа и готовность к участию в добровольных акциях в пользу больных. Также респонденты имеют негативные аттитюды в отношении больных, выражающиеся в высокой социальной дистанции по отношении к ним. Получается, что они готовы к действиям в пользу больных, но при этом не желают взаимодействовать с ними непосредственно. Та часть молодежи, которая не вовлечена в обсуждение проблем СПИДа со своим окружением, представляет СПИД как смертельно опасную болезнь, которая заставляет больных заботиться о себе и своем собственном будущем, а не о других. Больным приписывают в равной мере позитивные и негативные характеристики, в отношении больных высказывают высокую социальную дистанцию. Высказывается наименьшая заинтересованность проблемами СПИДа и наименьшая готовность к добровольным акциям в пользу больных. Болезнь представляется как угрожающая в наибольшей степени другим (наркоманам, проституткам и геям).

В заключение главы делаются выводы о том, что механизм «не я» - «другие» является одним из основных в формировании представлений о больных. «Мир здоровых» и «мир больных» разделены. Здоровые используют символические способы защиты от больных. К специфике действия этого механизма можно отнести тот факт, что тема других играет смыслообразующую роль в случае психически больных и больных СПИДом, но она не представлена в случае больных раком. Даже несмотря на процесс «нормализации СПИДа», больные СПИДом остаются другими, что позволяет здоровым по-прежнему пользоваться механизмом «не-я»-«другие» для защиты своей идентичности и здоровья.

В шестой главе «От социальных представлений о здоровье в социальным представлениям о здоровом образе жизни» излагаются результаты исследований, посвященных анализу представлений о здоровом образе жизни. Сравнение результатов исследований (2002 и 2006 гг..) по представлениям о здоровье, позволяет говорить о повышении частоты ассоциирования здоровья со здоровым образом жизни. Объект представлений – здоровый образ жизни оказывается в настоящее время в России в центре коммуникаций на самом высоком уровне (в 2003 году разработана «Концепция охраны здоровья здоровых РФ на 2003-10гг..», одна из ее важных целей - формирование мотивации к здоровому образу жизни). Отсюда – повышение социальной значимости объекта, следовательно, потенциальная возможность исследовать в реальной ситуации особенности процесса формирования представлений.

В первом параграфе «Анализ профессиональных социальных представлений о здоровом образе жизни» обсуждаются результаты исследования профессиональных социальных представлений (в группах медицинских работников различного уровня). Основная гипотеза исследования: эксперты не разделяют единого доминирующего представления о здоровом образе жизни. Профессиональные социальные представления характеризуются вариативностью в отношении действий по реализации здорового образа жизни. Результаты позволяют делать выводы о существовании нескольких типов профессиональных социальных представлений о здоровом образе жизни. Если в научной литературе здоровый образ жизни определяется как набор мер, т.е. подразумевается ряд действий, то на уровне профессиональных социальных представлений этот набор мер хотя и варьирует, но, в целом, сужается до ограниченного числа мер, наиболее согласованным из которых - занятие спортом. Это одна из ведущих тем профессиональных социальных представлений о здоровом образе жизни, чуть менее согласованной темой оказывается здоровое (правильное) питание. Обращается внимание на тот факт, что среди способов поддержания здорового образа жизни практически отсутствуют: диспансеризация, вакцинация, следование санитарно-гигиеническим правилам, указание на которые можно было бы ожидать в силу сферы деятельности и профессиональных знаний экспертов. Среди немногочисленных способов, направленных на поддержание психического здоровья, упоминались - совладание со стрессами, пребывание в хорошем настроении. Полученные результаты свидетельствуют о том, что среди экспертов отсутствует доминирующее представление о здоровом образе жизни, профессиональные социальные представления о здоровом образе жизни характеризуются вариативностью. Вместе с тем, эксперты обнаруживают единую позицию в отношении действий по реализации здорового образа жизни.

Во втором параграфе «Вовлеченность в спортивную активность как фактор динамики социальных представлений о здоровом образе жизни» излагаются результаты исследования представлений о здоровом образе жизни в группах тех, кто вовлечен и не вовлечен в здоровый образ жизни. Согласно основной гипотезе исследования: в группе тех, кто вовлечен в занятия спортом и не курит, ключевыми составляющими представления о здоровом образе жизни будут указания на занятие спортом, соблюдение принципов правильного питания и отсутствие вредных привычек. В группе тех, кто не вовлечен в занятия спортом и не курит, ключевыми составляющими представления о здоровом образе жизни будут указания на отсутствие вредных привычек, соблюдение принципов правильного питания, отсутствие болезней. Собственный образ жизни будет оцениваться как здоровый в обеих группах респондентов. Полученные результаты свидетельствуют о том, ключевыми элементами представления о здоровом образе жизни в группе, вовлеченной в спортивную активность, являются указания на занятие спортом, правильное питание и отсутствие вредных привычек, в группе, не вовлеченной в спортивную активность, - указания на отсутствие вредных привычек, занятие спортом и правильное питание. Спортивная активность - один из основных элементов здорового образа жизни, независимо от вовлеченность в эту активность. Те, кто не вовлечен в спортивную активность, но не имеет вредных привычек и придерживается правильного питания, вырабатывают представления, которые оправдывают, что и их образ также является здоровым без занятий спортом. В обеих группах отсутствуют элементы, указывающие на регулярность выполнения мер по реализации здорового образа жизни.

В Заключении подводятся итоги, обозначаются перспективы развития социальной психологии здоровья и болезни, формулируется ряд рекомендаций, по разработке превентивных и профилактических мер в области здоровья и болезни.

Проведенное теоретико-эмпирическое исследование позволило сформулировать следующие выводы:

  1. В рамках диссертационной работы предпринято теоретико-эмпирическое исследование представлений о здоровье и болезни, а также о больных, эмпирической проверке подвергнуты гипотезы, подтверждены положения, выносимые на защиту, полностью достигнуты поставленные цели исследования.
  2. В диссертации разработано новое перспективное научное направление – социальная психология здоровья и болезни. Анализ основных социально-психологических подходов к проблемам здоровья и болезни позволяет делать вывод о том, что изучение здоровья и болезни является самостоятельной областью в социальной психологии. Попытки объяснить закономерности и механизмы поведения, связанного со здоровьем и болезнью, исходя из имеющихся в социальной психологии теорий и концепций, привели  к трансформации  этого теоретического знания, кроме того, были созданы специфические теории, нацеленные на рассмотрение только проблем здоровья и болезни.
  3. Разработаны концептуальные положения о рассмотрении проблемы здоровья и болезни с учетом трех континуумов «индивидуальное-социальное», «когнитивное-аффективное», «статичное-динамическое». Доказывается, что основные социально-психологические подходы к здоровью и болезни рассматривают здоровье и болезнь как феномены индивидуального порядка. Индивид, принимающий решения в связи со здоровьем и болезнью, - рационален, при принятии решения он опирается на статичные когнитивные образования. В то время, как здоровье и болезнь – феномены коллективного уровня, индивид в ситуации принятия этих решений, апеллирует к убеждениям, которым присуща определенная динамика, ситуация угрозы здоровью и жизни, несомненно, затрагивает индивидов не только на когнитивном, но и аффективном уровне.
  4. На основе предпринятого критического анализа основных социально-психологических подходов к анализу здоровья и болезни делается вывод о преимуществах теории социальных представлений как теории более высокого уровня для анализа здоровья и болезни как сложных, комплексных явлений, имеющих три аспекта (социальный, культурный,  исторический). Предпринимается комплексный анализ теории социальных представлений, ее понятийного аппарата, методологических подходов к анализу социальных представлений, а также новых понятий теории (темата, динамика социальных представлений).
  5. Проанализирована роль коллективной памяти в формировании представлений о здоровье и болезни посредством как исследования развития понятий, обозначающих здоровье и болезнь в русском языке, так и эмпирической проверки сформулированных гипотез при рассмотрении динамики представлений о здоровье и болезни, а также о СПИДе и больных СПИДом. Эмпирическую поддержку получили положения теории социальных представлений относительно роли языка в построении представлений.
  6. Выявлены особенности структуры представлений о здоровье и болезни, смыслообразующие устойчивые элементы, коренящиеся в русской культуре, вокруг которых формируется представление. Это позволяет делать вывод о том, что представления о здоровье и болезни структурируются вокруг оппозиции «сила»-«слабость».
  7. Проведенное исследование позволяет говорить о том, что механизм «не-я»-«другие» является одним из основных при построении представлений о больных (больные СПИДом и психически больные). Было показано, что несмотря на процесс «нормализации СПИДа», его банализации, проявляющейся в адаптации к риску болезни, сопровождающейся изменениями на уровне представлений без изменения самой реальности (болезнь неизлечимая), больные по-прежнему остаются другими, хотя реакции избегания и страха взяты под контроль. Действие механизма «не я»- «другие» способствует защите идентичности здоровых на символическом уровне, поддержанию статуса кво группы здоровых.
  8. Выявлены особенности профессиональных социальных представлений о здоровом образе жизни. Существуют нескольких типов профессиональных социальных представлений о здоровом образе жизни, однако действия по поддержанию здорового образа жизни едины - занятие спортом и правильное питание.
  9. Закономерности формирования представлений, особенности структуры представлений, а также соотношение представлений со стратегиями поведения по отношению к болезни и больным, выявленные в исследовании, позволяют сформулировать ряд рекомендаций, необходимых для разработки превентивных и профилактических программ в области здоровья и болезни, ориентированных на молодежь.

По теме диссертации опубликовано 41 работа (из них 10 за рубежом), общий объем которых составляет 62,39 п.л.

Основное содержание и результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Бовина, И.Б.Особенности представлений молодежи о СПИДе и раке / И.Б.Бовина, Е.В.Власова // Мир психологии.- 2002. - N3.- С.209-221.
  2. Бовина, И.Б. Представление о СПИДе и ВИЧ-инфицированных в молодежной среде / И.Б.Бовина //Социологический журнал.- 2004.- N 3/4. - С.69-82.
  3. Бовина, И.Б.Представления о здоровье и болезни в молодежной среде / И.Б.Бовина // Вопросы психологии.- 2005.- N3.- С.90-97.
  4. Бовина, И.Б. Обыденные представления о психически больных / И.Б.Бовина, М.С.Панов // Социологический журнал.- 2005.- N3.- С.103-117.
  5. Бовина, И.Б.Представления студентов о науке и об ученом / И.Б.Бовина, Л.Ю.Драгульская // Вопросы психологии.- 2006.- N6.-С.73-85.
  6. Бовина, И.Б.Социальная психология здоровья: от когниций к поведению или от поведения к когнициям? / И.Б.Бовина // Мир психологии. – 2007.- N1.- С.234-240.
  7. Бовина, И.Б.Динамика социальных представлений о здоровье и болезни в молодежной среде/ И.Б.Бовина // Вестник РУДН, серия «Психология и педагогика».- 2008.- N2.- С.64-70.
  8. Бовина, И.Б.Социальные представления молодежи о больных СПИДом/ И.Б.Бовина // Вопросы психологии. - 2008. -N5. - С. 95-106.

Монографии и главы в коллективных  монографиях и учебных пособиях:

  1. Бовина, И.Б.Групповая дискуссия: теоретические и прикладные аспекты/И.Б.Бовина// Методы социально-психологического исследования.Спецпрактикум по социальной психологии учебное пособие для вузов/ под ред. Т.В.Фоломеевой. - Кемерово: ЮНИТИ, 2002. - С. 131-158.
  2. Бовина, И.Б.Социальное значение здоровья и болезни: от представлений к поведению/И.Б.Бовина // Социальная психология в современном мире/ Под ред. Г.М.Андреевой, А.И.Донцова.- М.: Аспект пресс, 2002. - С.287-301.
  3. Бовина, И.Б.Групповое решение/ И.Б.Бовина// Социальная психология. Практикум/ Под ред. Т.В.Фоломеевой.- М.: Аспект пресс, 2006.- С. 223-242.
  4. Бовина, И.Б.Семантический дифференциал/И.Б.Бовина// Социальная психология. Практикум/ Под ред. Т.В.Фоломеевой.- М.: Аспект пресс, 2006. - С. 90-104.
  5. Бовина, И.Б. Социальная психология здоровья и болезни / И.Б. Бовина. М.: Аспект-Пресс, 2007. – 256 с. 
  6. Бовина, И.Б.Социальная психология здоровья и болезни /И.Б.Бовина // Социальная психология: актуальные проблемы исследований. Сборник научных трудов / под ред. Е.П.Белинской, Т.П.Емельяновой.- М.: Фонд Л.С.Выготского, 2007. С.378-425.
  7. Bovina, I.B.Stratйgies collectives de prйvention face au sida: des reprйsentations du sida et des malades а la volontй de s’engager dans l’activitй militante / I.B.Bovina // Social representations on health, illness and medication – Reprйsentations sociales sur la santй, la maladie et les mйdicaments – Soziale Representationen ьber Gesundheit, Krankheit und Medikamente / Sous la direction de P. Scheibler-Meissner.- Hamburg: Verlag Dr. Kovaи, 2007. Р.240-265.
  8. Бовина, И.Б.Социальная психология здоровья и болезни/И.Б.Бовина // Хрестоматия по социальной психологии / под ред. Е.П.Белинской, О.А.Тихомандрицкой.- М.: Аспект пресс, 2008.- С.454-460. 
  9. Бовина, И.Б.Социальная психология здоровья и болезни / И.Б.Бовина - 2-е исп.изд.- М.: Аспект пресс, 2008.- 263с.

Научные статьи и тезисы докладов:

  1. Bovina, I.B.Social representations: case of AIDS and cancer / I.B.Bovina, E.V.Vlasova // Social Psychology in Europe. Abstracts book. Keible College.-Oxford,1999. -  Р.21.
  2. Bovina, I.B.Grant report / I.B.Bovina // European Bulletin of Social Psychology. -2000.- vol.12.- N1.- РР..44-46.
  3. Bovina, I.B.Willingness to engage in AIDS-related social activism as a function of minority status and consequent social representations. /I.B.Bovina, F.Butera // Promoting Public Health: A Social Psychological Perspective. Questioning existing models of prevention and developing new paths that promote health.Abstracts. - Chambиry, 10–12 May, 2001.- Р.36.
  4. Бовина, И.Б.Типичный ученый: «физик» или «лирик»? / И.Б.Бовина, Л.Ю.Драгульская // Высшее образование в России.- 2005.- N 1.- С.110-119.
  5. Bovina, I.B. Social representations of mentally ills / I.B.Bovina, M.S.Panov // Progamme book.14th General Meeting of  European Association of Experimental Social Psychology.- Wurzburg, Germany, July, 19-23, 2005.- Р.104.
  6. Бовина, И.Б.Здоровье и болезнь: социально-психологический анализ/И.Б.Бовина // Новые в психологии: Сборник статей молодых ученых факультета психологии Московского университета / Под. ред. М.А.Степановой.- М.: Московский государственный университет, 2006.- С.80-89.
  7. Бовина, И.Б.Представления о психически больных в студенческой аудитории: от научного объяснения к обыденному / И.Б.Бовина, М.С.Панов // Актуальные проблемы прикладной психологии. Тезисы межвузовской научно-практической конференции, 4-5 ноября 2004 года/ под ред. И.В.Котон.- М.: Институт бизнеса и политики, 2006. - С.64-70.
  8. Бовина, И.Б.Представления о СПИДе и больных СПИДом / ВИЧ-инфицированных в молодежной среде / И.Б.Бовина // Бюллетень: население и общество. 2006. - N 259-260.- 2-15 октября 2006.
  9. Bovina, I.B.Common representations of the mentally ill among college students / I.B.Bovina, M.S.Panov // Russian education and society. - 2006. - vol.48.- N8.- Р.72-91.
  10. Bovina, I.B.Le sida en Russie: un regard anxieux/I.B.Bovina // Triangulere.- 2006.- Dйcembre.- N6.- Р.19-25.
  11. Bovina, I.B.Reprйsentations sociales de la santй et de la maladie chez les jeunes Russes: “force” versus “faiblesse” / I .B.Bovina // Papers on Social Representations. - 2006.- N15.-Р.15.1- 15.11.
  12. Бовина, И.Б.Два взгляда на проблемы здоровья и болезни/И.Б.Бовина // Психология общения: тренинг человечности.Тезисы международной научно-практической конференции, посвященной 70-летию со дня рождения Л.А.Петровской (15-17 ноября, 2007, Москва).- М.: Смысл, 2007.- С.202-204.
  13. Бовина, И.Б.Динамика социальных представлений о здоровье и болезни в молодежной среде / И.Б.Бовина // Материалы конференции «Здоровьесберегающие образовательные технологии, Москва, 25 октября 2007».-М. С.28-32.
  14. Бовина, И.Б.Динамика социальных представлений о СПИДе / И.Б.Бовина // Материалы научно-практических конгрессов III Всероссийского форума «Здоровье нации – основа процветания России». М, 2007.- Том 2.- Часть 2.- С.249-251.
  15. Бовина, И.Б.Здоровье и болезнь в представлениях молодежи / И.Б.Бовина, Н.Г.Малышева // Журнал практического психолога. Юбилейный выпуск: К 70-летию Л.А.Петровской (1937-2006).- 2007. - N5. -С.47-64. 
  16. Бовина, И.Б. Представления молодежи о здоровом образе жизни / И.Б.Бовина, Н.Г.Малышева // Психология- наука будущего. Материалы международной конференции молодых ученых 1-2 ноября 2007/ под ред. А.Л.Журавлева, Е.А. Сергиенко. - М.: Издательство «Институт психологии РАН», 2007.- С.58-60.
  17. Бовина, И.Б. Здоровье и болезнь в восприятии студентов / И.Б.Бовина, Н.Г.Малышева, М.С.Панов // Материалы научно-практических конгрессов III Всероссийского форума «Здоровье нации – основа процветания России».-М., 2007.- Том 2.- Часть 2.- С.251-253.
  18. Бовина, И.Б. От бубонной чумы до чумы «ХХ века»: динамика социального значения здоровья и болезни / И.Б.Бовина, Т.Б.Панова // Социологический журнал.- 2007.- N4.- С.47-62.
  19. Бовина, И.Б.Здоровье и болезнь в социальном контексте: социально-психологический подход / И.Б.Бовина // Материалы конференции «Менеджмент здоровьесберегающих технологий в образовательном пространстве вуза. Москва, 30 октября 2008».-М.,2008. - С.34-36.
  20. Бовина, И.Б. «Нормализация СПИДа»: динамика представлений о СПИДе и больных СПИДом в молодежной среде/ И.Б.Бовина // Психология - наука будущего. Материалы международной конференции молодых ученых 1 ноября 2008/ под ред. А.Л.Журавлева, Е.А. Сергиенко. М.: Издательство «Институт психологии РАН». 2008. - С.54-56.
  21. Бовина, И.Б. «Риск - благородное дело!»: социальные представления о риске среди молодежи/И.Б.Бовина // Личность в межкультурном пространстве. Материалы международной конференции, посвященной 100 летию социальной психологии (20-21 ноября, 2008).- М.:РУДН, 2008.- Часть1.-  С.287-290.
  22. Бовина, И.Б.Социальные представления о здоровье и болезни в молодежной среде / И.Б.Бовина // Психология телесности: теоретические и практические исследования. Материалы международной научно-практической конференции, 25 марта 2008 г.- Пенза.- С.65-73.
  23. 28) Бовина, И.Б.Мировая и российская история в представлениях молодежи/И.Б.Бовина, Н.Г.Малышева, Е.Б.Березина// Психология- наука будущего.Материалы международной конференции молодых ученых 1 ноября 2008 / под ред. А.Л.Журавлева, Е.А. Сергиенко. - М.: Издательство «Институт психологии РАН», 2008. - С.57-59.
  24. Bovina, I .B.College Students' Representations of Science and the Scientist/I.B.Bovina, L.U.Dragulskaya // Russian Education and Society. – 2008. - Vol. 50.- N1.- Р. 44 – 64.

1 В буквальном переводе термин, используемый В.Дуазом, звучит как «идеологический»(Doise, 1986). Однако на наш взгляд лучше использовать понятие «социетальный», так как это позволяет избежать вероятных негативных коннотаций.

2 Исследования перечисляются в той последовательности, в которой они представлены в диссертационной работе. Теоретико-эмпирическое исследование построено как система взаимосвязанных этапов исследования.

3 В исследованиях, отмеченных звездочкой (*),  использовалась аналогичная выборка, что и в исследовании 1.

4 Группы студентов выступали в качестве группы контроля.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.