WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

Санкт-Петербургский государственный университет

На правах рукописи

Бардиер Галина Леонидовна

Социальная психология толерантности

Специальность 19.00.05 – социальная психология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Санкт-Петербург – 2007

Работа выполнена на кафедре социальной психологии факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета

Научный  консультант:  Доктор психологических наук,

  профессор  СВЕНЦИЦКИЙ

                                                        Анатолий Леонидович

Официальные оппоненты: Доктор культурологии, доцент

  ДАНИЛЕНКО Ольга Ивановна

  Доктор психологических наук,

  профессор ПАНФЕРОВ

  Владимир Николаевич

  Доктор психологических наук,

  профессор ЧУГУНОВА

  Эмилия Сергеевна

Ведущая организация: Санкт-Петербургский  государственный институт 

  психологии и социальной работы

Защита состоится ________ 2007 г. в ______ часов на заседании диссертационного совета Д 212.232.53 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: факультет психологии, ауд.227, наб.Макарова, 6, Санкт-Петербург, 199034.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. М.Горького Санкт-Петербургского государственного университета (Университетская  наб. 7/9, Санкт-Петербург.)

Автореферат разослан_______________________________________________

дата

Ученый секретарь

диссертационного совета  Чикер В.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В последние годы в нашу жизнь прочно вошел термин «толерантность». Этот термин появился и активно обсуждается одновременно в культурологии, социологии, политологии, экономике, психологии, истории, педагогике.  Повышенный интерес к толерантности обусловлен не только ее научной междисциплинарностью, но и  потребностями социальной практики, с одной стороны, активно развивающейся в условиях политической модернизации,  с другой – порождающей новые социальные процессы и события, которые как способствуют возрастанию толерантности, так и одновременно провоцируют различные по своему характеру проявления интолерантности.



Термин толерантность, как правило, применяется в ситуациях, когда чей-то образ чувств, мыслей или действий оценивается как отличающийся от ожидаемо-привычного, выглядит угрожающим и вызывает неодобрение. Толерантность подразумевает возможность преследовать (наказывать), но  сознательное решение не делать этого. Обычно данный термин применяется к ненасильственному поведению и употребляется в связи с проблемами религии, культуры, политики, морали. Толерантность, которая часто трактуется как терпимость, означает, что люди готовы терпеть и терпят человека или социальную группу,  отличие которых от окружающего большинства вызывает у них раздражение. Как социальный термин, толерантность используется для характеристики ситуаций диалога культур, достижения консенсуса, рационального обоснования приоритетности поиска путей мирного и стабильного сосуществования в условиях многообразия. Термин интолерантность (нетерпимость) используется для описания ситуаций проявления насилия, дискриминации, нарушения прав человека, нагнетания социальной нестабильности, стремления к жесткому единообразию.

       Актуальность исследования определяется потребностями социальной практики в меняющихся условиях экономического, политического и социально-культурного развития  мирового сообщества и стран – его членов, в число которых входит и Россия. Мы выделяем три глобальных аспекта актуальности исследования толерантности в современных условиях: инструментальный, нормативный и профилактический.

Инструментальный аспект выражается в том, что в современном сложном и многообразном мире толерантность служит инструментом обеспечения социального согласия, в особенности между людьми и группами, чьи ценности различаются. Технологии обучения толерантности становятся актуальными в контексте формирования культуры ведения переговоров, развития искусства поиска компромиссов при принятии ответственных решений, поиска путей продуктивной конкуренции и сотрудничества между различными финансово-промышленными, политическими и иными социальными группами. 

Нормативный аспект актуальности исследования толерантности определяется ее связью с общечеловеческими гуманистическими ценностями. В контексте этих ценностей толерантность выступает в качестве социально-одобряемой правовой нормы  взаимодействия между людьми. Принципы взаимодействия, диктуемые этой нормой, заложены в «Декларации принципов толерантности» ЮНЕСКО (1995 г.) и других международных документах, направленных на обеспечение прав человека.

Профилактический аспект актуальности исследования толерантности связан с  выработкой социальной стратегии противодействия крайним проявлениям интолерантности, таким как терроризм, экстремизм, этническая нетерпимость, ксенофобия и другие.

В Российской Федерации повышенное внимание к вопросам толерантности-интолерантности отмечается как в регионах, так и на общегосударственном уровне. В течение пяти лет проводилась работа в рамках Федеральной целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001-2005 годы)». Принята и уже второй год выполняется программа правительства Санкт-Петербурга «Программа гармонизации межэтнических и межкультурных отношений, профилактики проявлений ксенофобии, укрепления толерантности в Санкт-Петербурге на 2006-2010 годы» (программа «Толерантность»).

Проблема и степень ее научной разработанности. Несмотря на частое использование относительно нового для российского сознания термина, единства в его понимании и применении пока не наблюдается, а диапазон расхождений во мнениях о том, что такое толерантность и каковы ее границы, достаточно широк. Одни авторы пишут о толерантных отношениях и установках, другие - о толерантности как свойстве личности, третьи - о навыках толерантного поведения. В литературе можно найти подходы к толерантности как ценностной ориентации, групповой норме, форме социального взаимодействия, механизму общения, результирующей характеристике выхода из конфликтной ситуации, культуре ведения диалога, профессионально-значимом качестве специалистов, работающих с людьми - врачей, психологов, политиков, управленцев, педагогов. При этом многочисленные описания и определения в качестве сущностных признаков выделяют разные аспекты толерантности, наполняя само понятие многослойным содержанием, связывая его с разнообразными факторами и детерминантами, предлагая применять для его изучения различные исследовательские парадигмы и инструментарий. На этом фоне работ, посвященных сравнительному анализу сущностных определений, концептуальных подходов, исследовательских парадигм и инструментария несоизмеримо мало.

       Большой вклад в формирование смыслового поля феномена толерантности внесли философы, в работах которых толерантность (обычно переводимая как терпимость) соотносится с целым рядом других феноменов или понятий, среди которых особый срединный душевный склад (Аристотель), социальное сплочение (Платон), степень согласия (Г.Лейбниц), веротерпимость (Дж.Локк), доброта (И.Кант), самобытность и осознание равноценности всех людей (русские философы – Н.С.Трубецкой, И.А.Ильин, Н.А.Бердяев, В.Соловьев). В современных философских концепциях толерантность упоминается в связи с проблемами либерализма, национальной идентичности и мультикультурализма (М.Уолцер, М.Б.Хомяков). В рамках философской концепции критического рационализма введены основания для определения границ толерантности и сформулирован парадокс толерантности (К.Поппер).

В отечественной психологии термин толерантность использовался еще в 60-е гг. Б.Г.Ананьевым. В трудах отечественных социальных психологов имеются  прямые или косвенные упоминания о толерантности, о возможных социальных контекстах ее проявления и развития: общении, социальном взаимодействии, межличностных и межгрупповых отношениях, социальном познании, групповой динамике, конфликтах,  ценностных ориентациях, социальных нормах, мотивации, организационной культуре, менеджменте, массовидных процессах, социальной и культурной адаптации, социально-психологическом тренинге и др. (В.С.Агеев, Г.А.Андреева, А.Г.Асмолов, А.А.Бодалев, В.Л.Васильев, Р.М.Грановская, Н.В.Гришина, И.Н. Гурвич, О.И.Даниленко, А.И.Донцов, Е.К.Завьялова, В.Г.Каменская, Е.С.Кузьмин, Л.В.Куликов, В.Н.Куницына, Н.М.Лебедева, И.М.Никольская, Н.Н.Обозов, В.Н.Панферов, Б.Д.Парыгин, Л.А.Петровская, Ю.П.Платонов, Л.Г.Почебут, А.Л.Свенцицкий, В.Е.Семенов, Е.В.Сидоренко, З.В.Сикевич, О.С.Советова, Г.У.Солдатова, Т.Г.Стефаненко, Н.С.Хрусталева, Н.Ю.Хрящева, В.А.Чикер, Э.С.Чугунова и другие).

       В рамках основных психологических школ толерантность прямо или косвенно соотносится с целым рядом хорошо изученных явлений. Так, психоаналитический подход позволяет интерпретировать проявления толерантности-интолерантности в аспекте функционирования психологических защит и копинг-стратегий поведения, диалектики самотождественности и внутреннего конфликта человека с внешней средой (З.Фрейд, Р.Лазарус, С.Фолькман, К.Хорни, Э.Эриксон и другие). Когнитивная психология дает почву для понимания таких важных механизмов формирования и проявления толерантности-интолерантности, как социальная категоризация, когнитивный диссонанс, социальные установки, социальные стереотипы и атрибуции, социальные представления (Дж.Тернер, Л.Фестингер, Ф.Хайдер, С.Московичи и другие). В бихевиористической психологии моделируются отдельные аспекты проявления толерантности-интолерантности, базирующиеся на удовлетворении социальных потребностей, отреагировании социальных страхов, адекватном принятии окружения и самого себя, формировании основ агрессивного поведения – как одной из крайних форм проявления интолерантности (Б.Скиннер, Дж.Вольпе, А.Лазарус, Р.Бэрон, Д.Ричардсон, В.Ромек). Гуманистическая психология раскрывает нормативную, ценностно-ориентационную и личностно-смысловую стороны толерантности (К.Роджерс). Особое внимание уделяется вопросам толерантности в кросс-культурной и этнической психологии, в частности, в связи с понятиями идентичности, межкультурной адаптации, культурного шока (Дж.Берри, М.Плизент, Г.Тэджфел, К.Оберг, Ю.Мартин, Т.Накаяма, Д.Мацумото, Н.М.Лебедева, Г.У.Солдатова, Т.Г.Стефаненко, С.Д.Гуриева, О.С.Михалюк, Л.Г.Почебут, Н.С.Хрусталева, В.Хармз и другие). Противопоставляя количественным психологическим теориям диалектический психологический подход, шведский профессор психологии и социальной работы Б.Бёрьесон предлагает понимать идентичность как совокупность альтернативных истолкований своего существования, открывая новые возможности для понимания связи толерантности и идентичности.

       Концепции и дефиниции толерантности, представленные в психологической литературе, отличаются большим разнообразием и трудно сопоставимы. Так, например, толерантность у разных авторов определяется как одобряемое поведение и отказ от навязывания точки зрения одного человека другим людям (Н.Эшфорд), как принятие соглашения о «правилах игры» (Дж.Салливан, Дж.Пьересон, Дж.Маркус), как способ, выражающийся в уважении точки зрения другого человека (Л.Г.Почебут), как определенное качество взаимодействия (М.Мацковский), как особые отношения (С.К.Бондырева), как снижение сензитивности к объекту (Е.Клепцова), как психологическую устойчивость, систему позитивных установок, совокупность индивидуальных качеств, систему личностных и групповых ценностей (Г.У.Солдатова). У других авторов в определениях или описаниях толерантности присутствуют образные сопоставления «свое-чужое», «мы-они», «равенство-превосходство», «разные-одинаковые».

Предпринимаются попытки обозначения отличий толерантности от близких понятий, в частности, таких, как терпимость,  конформность, доверие, доброта, воспитанность (А.Асмолов, Е.Клепцова, В.Куницына, Т.Скрипкина).  Не противоречивы, но и не сопоставимы позиции авторов, предлагающих выделять те или иные детерминанты, факторы, структурные компоненты, качества, свойства, виды, типы, эмпирические свойства толерантности (С.Бондырева, И.Гриншпун, Е.Гундарь, И.Дзялошинский Е.Клепцова,  П.Николсон, Б.Риердон, З.Сикевич, М.Уолцер, И.Шкуратова, Е.Шлягина, Э.Эйдемиллер и др.).

       Методический инструментарий исследования толерантности характеризуется очевидным преобладанием количественных методов над качественными. Количественные методы, в свою очередь, представлены преимущественно вербальными экспресс-опросниками и разнообразными авторскими анкетами (С.Баднер, В.В.Бойко, В.С.Магун, М.С.Мириманова, Г.У.Солдатова с соавторами, авторские коллективы Ставропольского университета, ИЭА РАН, Московского психо-социального института, центра Ю.Левады и др.). Обращений к качественным методам исследования толерантности крайне мало (А.Верховский, О.И.Даниленко, Н.М.Лебедева, Л.Г.Почебут, З.В.Сикевич, Т.Г.Стефаненко, Н.С.Хрусталева и др.).

       Научно-практические и, в особенности, концептуальные разработки психологических основ профилактики крайних форм интолерантного поведения  также не многочисленны (А.Г.Асмолов, Д.В.Ольшанский, Л.Г.Почебут, М.Н.Решетников и др.). Вместе с тем, многочисленные программы, методики и методы формирования толерантности, активно практикуемые на сегодняшний день педагогами, психологами, политологами, социальными работниками и другими специалистами, нуждаются в серьезном научном обобщении и систематизации.

       Цель теоретико-эмпирического исследования состоит в разработке концептуальных основ социальной психологии толерантности как нового научного направления социальной психологии.

       Задачи исследования состоят в следующем:

1) теоретико-концептуальное описание социальной психологии толерантности, ее предмета, проблематики, категориально-понятийной базы, феноменологии, связи с другими науками, методологии исследования;

2) теоретическое описание социального поля толерантности-интолерантности, обозначение ее субъектов и объектов, систематизация критериев классификации ее проявлений;

3) разработка психологических объяснительных моделей толерантности;

4) создание и апробация методического инструментария  социально-психологического исследования толерантности;

5) развитие эмпирической базы толерантности;

6) разработка основ прикладной социальной психологии толерантности, прикладные социально-психологические исследования закономерностей проявления отдельных видов толерантности (интолерантности);

7) разработка основ практической социальной психологии толерантности, включающей обучение толерантности, профилактику и экспертизу крайних форм проявления интолерантности.

       Объект исследования. На разных этапах исследования в нем принимали участие школьники, студенты России и США, научные работники, преподаватели, предприниматели, специалисты-практики, государственные служащие, представители общественных организаций.  География исследования - регионы Северо-Западного, Южного, Поволжского, Центрального, Дальневосточного округов Российской Федерации. Общий объем выборки – 2894 человека.

Исследование с участием студентов из США проведено как плановое в Невском институте языка и культуры. Прикладные исследования взаимодействия общества и власти, отношения студентов к феномену экстремизма, а также исследование посреднической роли сообщества региональных Уполномоченных по правам человека – как плановые в рамках деятельности Санкт-Петербургского гуманитарно-политологического центра «Стратегия». Прикладные исследования проявлений социально-экономической толерантности – как плановые в НИЛ социально-экономических проблем предпринимательства Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов. Толерантность в детской среде изучалась на базе Санкт-Петербургской школы №363.

       Предмет исследования теоретико-концептуальное понимание толерантности как социально-психологического явления и эмпирические закономерности проявления толерантности (интолерантности) на основных «срезах» социально-психологической проблематики: обыденного сознания, личности, сравнения больших социальных групп, субъективных сценариев общения и социального взаимодействия, а также в трех прикладных областях социальной психологии толерантности:  политической, социально-экономической, толерантности в детской среде.

          Гипотезы теоретического и эмпирического исследований

  1. Толерантность – это способность человека позитивно реагировать на окружающие его социальные различия. Существует три сферы, в которых могут проявляться эти различия: социальные отношения, социальное познание и социальное поведение. Структура толерантности включает аффективные, когнитивные и конативные компоненты, поэтому реакция на различия может быть эмоциональной, когнитивной, конативной или комплексной. Направленность реагирования определяется стратегиями увеличения значимости признаков различий или поисками значимых признаков сходства.
  2. Интенсивность реагирования на различия определяется степенью их социальной и личностной значимости. Значимость различий определяется качественными особенностями их социального контекста (напряженностью, опасностью, безысходностью) и степенью позиционности отношений субъекта толерантности с носителями различий (объектами толерантности).
  3. Толерантность может проявляться в формах а) психических процессов (восприятия, мышления, эмоций, воли); б) психических состояний (устойчивости, уравновешенности); в) психических свойств (терпимости, воспитанности, уважительности, доброты).  Виды толерантности определяются обусловленностью различий: биологической, культурно-психологической или социальной. 
  4. Направленность и количественная выраженность толерантности  (интолерантности) детерминируется специфическим комплексом психологических свойств человека, которые объединяются в три группы:  психофизиологические, психологические и социально-ролевые свойства.
  5. К числу факторов, влияющих на уровень количественной выраженности толерантности (интолерантности) в больших социальных группах, относятся: профессиональная занятость, регион проживания и ступень социализации, на которой находятся представители группы.
  6. Прикладные направления социальной психологии толерантности могут быть сформированы в соответствии с классификацией видов толерантности, ее субъектов и объектов, а также - типичных ситуаций проявления толерантности (интолерантности).
  7. В основу практической социальной психологии толерантности могут быть положены фокусно-ориентированные на основной вид деятельности обучаемых технологии ее формирования и коррекции, а также технологии профилактических и экспертно-квалификационных действий по отношению к крайним проявлениям интолерантности, приобретающим социально-опасный характер (терроризм, экстремизм, ксенофобия и др.).

       Теоретико-методологической основой работы является традиционная научная парадигма социальной психологии, предполагающая взаимовлияние социального мира и личности, а также роль социального контекста для понимания социального поведения человека (А.Л.Свенцицкий, Н.В.Гришина). Основные концептуальные положения в работе сформированы на методологических принципах единства сознания и деятельности, диалектики биологического и социального, культурно-исторической детерминации психического, понимания природы социального, единства индивида, субъекта деятельности, личности и индивидуальности (Б.Г.Ананьев, Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, Е.С.Кузьмин, В.А.Ядов и др.).

       Теоретический анализ понятия толерантность выстраивается с позиций феноменологического и структурно-динамического подходов, логика моделирования толерантности основана на элементах системного подхода. В теоретическом исследовании мы опирались на базовые концепции основных психологических школ: психоаналитической (понятие о психологических защитах и копинг-стратегиях), когнитивистской (теория социальных представлений С.Московичи), бихевиористической (концепция социальных страхов Дж.Вольпе) и гуманистической (концепция самоактуализации как сущности человеческого развития К.Роджерса). Отдельные механизмы проявления толерантности проанализированы с позиций кросс-культурной психологии (Дж.Берри, Н.М.Лебедева, Д.Мацумото, К.Оберг, Л.Г.Почебут Г.УСолдатова, Т.Г.Стефаненко) и в парадигме диалектической психологии (Б.Бёрьесон). Эмпирическое исследование методологически выстроено в двух плоскостях, соответствующих парадигме традиционного системно-организмического подхода и парадигме динамического подхода (с опорой на теорию поля П.Бурдье).

Методы эмпирического исследования. В методическую программу исследования включены 18 методик, десять из которых являются авторской разработкой.  Это опросники ВИКТИ (виды и компоненты толерантности-интолерантности) и ТУСЭП (толерантные установки в экономическом пространстве), проективные методики ЖД (житейские диалоги), КШ (культурный шок), КЭТИ (кросс-культурная и этническая толерантность-интолерантность), экспресс-опросники для детей «Я и другой: мнения и факты», «Я и другой. Я вижу то, чего не видишь ты. Против предрассудков, дискриминации и феномена «козла отпущения» (толерантность в детской среде), путеводитель полустандартизированного интервью «Общество и власть: пути взаимодействия», схема экспресс-интервью и опросник «Что я знаю и думаю об экстремизме», опросник «Я живу в стране, в которой…» (ориентация на типы политической культуры). Остальные методики были объединены в единую тестовую батарею. Это методики BSRI С.Бем,  ТСЛ Е.Жарикова и А.Золотова, ИТ Г.Солдатовой с соавт., WCQ Лазаруса и Фолькмана, опросник субъективного ощущения одиночества Рассела и Фергюсона, «Включенные фигуры» Готтшильда, тест Томаса. Толерантность к неопределенности измерялась с помощью московского варианта адаптации методики С.Баднера.

       Теоретическая значимость диссертационной работы заключается в том, что впервые предпринята попытка рассмотрения толерантности как нового научного направления  социальной психологии.  Впервые понятие толерантности (интолерантности) рассмотрено в рамках понятийно-категориального аппарата основных психологических школ (подходов): психоаналитической, когнитивистской, бихевиористической, гуманистической психологии. Впервые системно проанализированы концептуальные подходы к пониманию сущности феномена толерантности (интолерантности), предложены собственные объяснительные модели толерантности (интолерантности), проанализирован и обобщен накопленный в психологии и смежных областях научного знания опыт ее эмпирических исследований, определены критерии классификации ее проявлений.

       Научная новизна диссертационного исследования:

  1. впервые социальная психология толерантности выделена как самостоятельное научное направление;
  2. предложено социально-психологическое определение предмета и проблематики толерантности, рассмотрено место толерантности в системе социально-психологических понятий, предложены модели, позволяющие описывать проявления толерантности в статике и динамике;
  3. предложены методологические принципы  и обозначены методические трудности исследования толерантности, предложены авторские разработки, которые могут послужить основой для создания новых тестовых методик исследования;
  4. эмпирическим путем определены личностные детерминанты толерантности-интолерантности, относящиеся к психофизиологическим, психологическим и социально-ролевым проявлениям человека; 
  5. выделены и описаны виды толерантности-интолерантности: межпоколенная, гендерная, межличностная, межэтническая, межкультурная, межконфессиональная, профессиональная, управленческая, социально-экономическая и политическая;
  6. выделены и описаны компоненты толерантности-интолерантности:  аффективный, когнитивный, конативный, потребностно-мотивационный, деятельностно-стилевой, этико-нормативный, ценностно-ориентационный, личностно-смысловой, идентификационно-групповой и идентификационно-личностный;
  7. эмпирическим путем изучены качественные особенности проявления толерантности-интолерантности в ситуациях обыденной жизни, в событийно-процессуальном контексте общения и социального взаимодействия; выявлены кросс-культурные различия в понимании толерантности на отечественной и американской выборках;
  8. в социально-психологическом контексте проведены прикладные исследования отдельных видов толерантности-интолерантности (политической, социально-экономической, толерантности-интолерантности в детской среде); проведены исследования в области социальной психологии интолерантности;
  9. обозначены основные направления практической социальной психологии толерантности: обучение, профилактика, экспертиза; в рамках направления, связанного с обучением, предложены технологии формирования толерантности, ориентированные на основной вид деятельности обучаемых и соответствующее развитие аффективных, когнитивных и конативных ее составляющих; проведены исследования эффективности предложенных технологий.

       Практическая значимость исследования:

  1. проанализированы морально-этические и нормативно-правовые аспекты проявлений толерантности и интолерантности, обозначены источники и границы ее проявления;
  2. предложены объяснительные модели толерантности, применимые в консультировании;
  3. разработаны и апробированы методики исследования;
  4. сформулированы методические требования к практической работе, направленной на исследование и развитие толерантности;
  5. предложены классификационные и аналитические таблицы, которые могут быть использованы в преподавательской практике;
  6. получены и проанализированы эмпирические данные, которые могут быть положены в основу формирования психологических концепций, построения технологий и программ психологической работы с разными социальными группами, психологической подготовки и сопровождения переговоров, разработки программ тематических учебных курсов, практикумов и тренингов толерантности;
  7. описаны и обоснованы типовые технологии формирования навыков толерантности у младших школьников, студентов, специалистов  государственных и общественных правозащитных организаций.

       Положения, выносимые на защиту

1. Социальная психология толерантности – это новое научное направление, характеризующееся собственным предметом, проблематикой, феноменологией, категориальной-понятийным аппаратом, субъектами и объектами,  объяснительными моделями, методологическим подходом и методами исследования, классификациями, эмпирической базой, прикладными областями и практическими приложениями.

2. На теоретическом уровне научные основы социальной психологии толерантности-интолерантности раскрываются в следующих положениях.

2.1. Ее предмет определяется фактом существования сходства и различий между людьми (или группами их принадлежности); ситуациями повышения социальной значимости различий; социально-психологической активностью, направленной на понижение (толерантность), повышение (интолерантность), фиксирование или определение (толерантность-интолерантность к неопределенности)  этой значимости. Толерантность как направленная социально-психологическая активность распространяется на сферы социальных отношений, социального познания и социального поведения. Субъекты толерантности - это субъекты основных видов человеческой деятельности (общения, познания, труда и ценностно-ориентационной деятельности), задающей социальный контекст  значимости различий. Объекты толерантности – это носители различий (ситуации, люди).

2.2. Проблематика социальной психологии толерантности охватывает три круга проблем: социальная психология толерантности личности, социальная психология толерантности социальных групп, социальная психология  толерантного общения и взаимодействия.

2.3. Феноменология социальной психологии толерантности определяется контекстами (ситуациями, обстоятельствами, условиями) актуализации  социально-значимых биологических, культурно-психологических  и  социально-обусловленных различий.

2.4. Категориально-понятийное наполнение  социальной психологии толерантности, с одной стороны, включает весь формальный спектр психических проявлений (процессы, состояния, свойства), с другой – в качестве возможных видов, компонентов и механизмов проявления толерантности  - целый ряд содержательных категорий и понятий, аккумулированных в рамках основных психологических школ и подходов (психоаналитического, когнитивисткого, бихевиористического, гуманистического, социально-антропологического).





2.5. Социально-психологические границы и нормы толерантности базируются на сформированных в процессе социализации  внутренних морально-этических (воспитанность, нравственность) и внешних законодательно-правовых (законопослушность, правовая грамотность) нормативных границах человека как личности и как гражданина. Социально-психологическая интеграция и трансформация этих границ осуществляется естественным путем (как поиск повышающей значимость сходства альтернативной идентичности), либо конвенционально - посредством введения специальных согласительных документов и процедур (соглашений, деклараций, конвенций, пактов и др., достигнутых путем переговоров).

3. На концептуальном уровне  толерантность-интолерантность описывается рядом объяснительных моделей, в число которых входят структурная, структурно-функциональная и динамическая модели. Структурная модель включает четыре критерия выделения ее подвидов: социальный контекст (поле), субъекты, объекты, ситуации (процессы) возникновения, развития и проявления толерантности. Структурно-функциональная модель описывает основные стратегии и тактики ее проявления  как характеристики личного отношения человека к человеку и объясняет парадоксы ее трансформации в условиях высокой позиционности (субъективной значимости) отношений. Динамическая модель  позволяет анализировать этапы ее развития на трех уровнях – ситуативном, межличностных отношений и личностно-смысловом. 

4. Социальная психология толерантности как исследовательское направление базируется на следующих методологических принципах: социально-контекстуальной обусловленности; системности; сочетания организмического, динамического и диалектического подходов.  В качестве вклада в существующий методический инструментарий предлагаются три авторских методики: «Виды и компоненты толерантности-интолерантности» (ВИКТИ), «Кросс-культурная и этническая толерантность-интолерантность (КЭТИ) и двуязычная методика «Культурный шок» (CSH).

5. Основные разделы эмпирической базы социальной психологии толерантности: толерантность как социальное представление, как комплекс свойств личности, как свойство социальной группы, как субъективная основа психологических сценариев общения и социального взаимодействия.  Данное положение конкретизируется следующими положениями.

5.1. На уровне социальных представлений толерантность-интолерантность трактуется как психический процесс (восприятие, воля, эмоции, мышление); состояние (стресс, страх, дискомфорт, сострадание, уравновешенность, вера и др.); свойство (зависть, злость, заинтересованность, доброта и др.). Факторы интолерантности в обыденном сознании связываются преимущественно со свойствами социального окружения (отдельные культурные практики, экономический и политический режимы, социально-психологическая напряженность, неустроенность), факторы толерантности -  с достижениями личности (образованность, жизненный опыт и др.).

5.2. Направленность и количественная выраженность проявления толерантности на уровне личности определяется комплексом его  психофизиологических (темперамент и связанные с ним особенности нервной системы), психологических (субъективное ощущение одиночества, копинг-стратегии, когнитивный стиль, стратегии поведения в ситуации конфликта) и  социально-ролевых (гендерные роли) свойств.

5.3. Факторами проявления толерантности в больших социальных группах являются  профиль профессиональной занятости, регион проживания, ступень социализации представителей групп.

5.4. На уровне качественных признаков субъективных сценариев общения и взаимодействия существуют российско-американские кросс-культурные различия в понимании сущности и источников толерантности: американцы более склонны проявлять толерантность на когнитивном и конативном уровне (что соответствует специфике конвенциональной толерантности), а интолерантность  – на эмоциональном. У россиян, напротив, интолерантность более конативна и когнитивна (стереотипна), толерантность - более эмоциональна (так как основывается на позитивных нравственных нормах и высоких нормах морали).

       5.5. Отличительным качественным признаком толерантности является стремление к поиску альтернативных истолкований социально-значимых различий, интолерантности – субъективное ощущение безальтернативности.

6. Прикладные направления социальной психологии толерантности выстраиваются по критериям: объекты, субъекты, ситуации толерантности.

7. Практическая социальная психология толерантности включает  три базовых направления: фокусно-ориентированные на тип обучаемых методы и технологии формирования толерантности, профилактика и социально-психологическая  коррекция отдельных проявлений интолерантности, экспертно-квалификационный анализ крайних проявлений интолерантности.

       Достоверность данных и обоснованность выводов, сделанных по результатам эмпирических исследований, обеспечена проработанностью теоретических и методологических основ исследования, применением апробированного методического инструментария, широкой географией, сложностью состава и большим объемом выборки, применением методов статистической обработки данных,  обоснованностью качественных методов исследования и интерпретации его результатов.

               Апробация работы проведена на заседании кафедры социальной психологии факультета психологии СПбГУ. Материалы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на следующих семинарах и конференциях: семинар «Практическая психология в школе» (Санкт-Петербург, 1996), международный семинар «Социальный  потенциал возрождения России» (Санкт-Петербург, 1997), международный семинар «Социальная адаптация детей и молодежи» (Санкт-Петербург, 1998), Ежегодная Всероссийская конференция «Современные проблемы экономической психологии и этики делового общения в трудовой, управленческой и предпринимательской деятельности» (Санкт-Петербург, 1998-2001 гг.), международная конференция «Sciences and Humanities: современное гуманитарное знание как синтез наук»  (Санкт-Петербург, 1999), Ананьевские чтения (Санкт-Петербург, 1997, 2002, 2003, 2004 гг.), 5-й Всероссийский съезд психологов (Санкт-Петербург, 2003), Ежегодная конференция «Продвижение института омбудсмана в регионах РФ» (Пушкин, 1998-2005 гг.), международная научная конференция «Толерантность и поликультурное общество» (Нальчик, 2001), международная конференция «Защита прав человека на Кавказе: позиция ученых и правозащитников» (Сочи, 2002), конференция «Реальность этноса. Образование и проблемы межэтнической коммуникации» (Санкт-Петербург, 2002), конференция «Экономическая психология:  современные проблемы и перспективы развития» (Санкт-Петербург, 2002-2004), конференция «Психологические свойства современного исторического знания» (Краснодар, 2003), международная конференция «Права человека как предмет обсуждения и обучения» (Санкт-Петербург, 2002, 2003), научно-практический семинар «Противодействие экстремизму:  внесение изменений в нормативную базу и право-применительную практику» (Санкт-Петербург, 2003), международный молодежный семинар «ALL DIFFERENT – ALL EQUAL» (Санкт-Петербург, 2003), международная конференция «The Russian Constitution, 1993-2003 – Its Significance and Effects on the Russian Legal and Political Order» (Упсала, Швеция, 2003), научная конференция  «Детство как культурный перекресток: на пути к самотождественности» (Екатеринбург, 2003), конференция «Социальное конструирование гражданского общества: от парадигмы конфликта – к парадигме толерантности» (Москва, 2003), международная конференция «Права человека и проблемы идентичности в России и в современном мире» (Санкт-Петербург, 2004), международный семинар «Кросскультурная психология. Аккультурация и адаптация. Межкультурное сотрудничество» (Санкт-Петербург, 2004), научно-практическая конференция «Гражданское образование в школе. Программа «Вы – народ» (Петрозаводск, 2004), международная конференция омбудсманов «Толерантность как Фактор устойчивого развития современной цивилизации» (Казань, 2005), научно-практическая конференция «Национально-культурные и диаспорные сообщества и органы государственной власти» (Санкт-Петербург, 2005), международный семинар «Issues of Identity in the Russian-speaking diaspora» (Helsinki, 2005), научно-практический семинар «Экспертное обеспечение деятельности Уполномоченных по правам человека в субъектах РФ» (Голицыно, 2006),  VI ежегодная конференция программы «Омбудсман и права человека» (Пушкин, 2006), межрегиональный семинар «Взаимодействие государственных и общественных правозащитных организаций на Северном Кавказе» (Кисловодск, 2006), научная сессия IX Невские чтения «Язык и культура – основа общественной связности» (Санкт-Петербург, 2007).

       Материалы диссертации также были использованы при подготовке и проведении учебных курсов, практических занятий и тренингов в Санкт-Петербургском государственном университете, Государственной академии культуры, Балтийском институте экологии, политики и права, Русской Христианской гуманитарной академии, Санкт-Петербургском университете экономики и финансов, Невском институте языка и культуры.

       На основе материалов диссертации разработаны и внедрены авторские программы курсов, семинаров, мастер-классов (Рижский педагогический центр «Эксперимент», 1996, 1997; ГП «Иматон», 2002; Невский институт языка и культуры, 2003; Центр толерантности СПбГУ, 2004).

       Отдельные диссертационные выводы и положения были включены в программы  ряда учебных семинаров и курсов повышения квалификации. В их числе: курсы повышения квалификации сотрудников аппаратов региональных уполномоченных по правам человека в регионах РФ (Пушкин, 2002-2007 гг.); семинар «Укрепление потенциала аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ: активизация борьбы против расизма и дискриминации» (Пушкин, 2006); три модульных семинара ЮНИСЕФ по теме "Права ребенка. Критерии для выявления нарушений прав. Мониторинг и отчетность" (города Северного Кавказа, 2006); серия семинаров-тренингов для сотрудников МВД «Властная вертикаль и гражданская горизонталь» (Пушкин, 2005, 2006; Петрозаводск, 2005; Псков, 2005; В.Новгород, 2005, 2007; Мурманск, 2006); курс повышения квалификации для сотрудников Администрации Президента и Правительства Чеченской Республики «Развитие местного самоуправления и оценка эффективности работы госслужащих» (Назрань, 2007) и другие.

       Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, пяти глав, списка литературы, включающего 330 наименований (из них 45 – на иностранных языках), пяти приложений. Объем основного текста  345 страниц. В тексте диссертации имеются 22 таблицы, 18 рисунков.

В приложениях приводятся методики исследования (Приложение 1), аналитические и статистические таблицы (Приложение 2), иллюстративные материалы  результатов исследований, проведенных с помощью проективной методики КЭТИ и ее модификаций (Приложение 3), иллюстративные материалы к технологиям формирования и развития  толерантности (Приложение 4), некоторые документальные материалы (Приложение 5).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность и раскрывается степень  научной разработанности темы диссертационного исследования; определяются его теоретико-методологические основы,  научная новизна, научная и практическая значимость; указываются цели, задачи, объект, предмет, гипотезы и методы теоретико-эмпирических исследований; формулируются положения, выносимые на защиту; обосновывается достоверность полученных результатов, и приводятся данные об их апробации на региональных, российских, международных научных семинарах и конференциях, при подготовке учебных курсов, практических занятий и тренингов в высшей школе, а также при разработке программ авторских спецкурсов, учебных семинаров, мастер-классов.

Первая глава «Научные основы социальной психологии толерантности» посвящена формированию научных основ социальной психологии толерантности как нового научного направления. В главе рассматривается предмет, проблематика, феноменология, категориально-понятийный аппарат, методология, субъекты и объекты,  объяснительные модели толерантности-интолерантности. В соответствии с постановкой проблемы на основании результатов теоретического анализа в первой главе формулируются концептуальные основы социальной психологии толерантности, ставятся цели и задачи развития концепции на уровне теоретико-эмпирических исследований, развития прикладных направлений и практических приложений социальной психологии толерантности.

В первом параграфе «Постановка проблемы» рассматриваются основные трудности формирования подходов к исследованию толерантности: широкий понятийный диапазон трактовок толерантности в работах разных авторов, явное опережение теоретического интереса к толерантности ее практической популярностью, семантические трудности перевода термина, феноменологическая множественность форм проявления толерантности, отсутствие четких представлений об источниках и границах толерантности-интолерантности.

Параграф завершается указанием целей, задач и методов теоретического исследования феномена толерантности. Цель теоретического исследования направлена на формирование теоретико-концептуальных основ социальной психологии толерантности как нового научного направления. Цель предполагает решение следующих задач: 1) определение феноменологического и категориального наполнения понятия толерантности; 2) обозначение предметного поля и основной проблематики социальной психологии толерантности; 3) разработка объяснительных моделей функционирования толерантности; 4) выявление морально-этических и нормативно-правовых границ толерантности; 5) формирование методологических принципов эмпирического исследования толерантности.

В качестве основного метода теоретического исследования указывается целевой системный анализ теоретических научных подходов и концепций, представленных в психологии и смежных научных дисциплинах.

Во втором параграфе «Философские основы» анализируются философские основы формирования концепции социальной психологии толерантности. Обращение к философам с целью формирования смыслового поля толерантности обусловлено тем, что «соотнесенность с изначальным жизненным смыслом у великих философов всегда существует» (М.К.Мамардашвили).

Выясняется, что категориальное наполнение понятия толерантности может включать: духовное и социальное сплочение людей (Сократ); принцип в отношениях (Платон); равноценное существование (Аристотель); социальное значение, социальные отношения, социальная ситуация (философы Средневековья); право, суеверия, предрассудки, фанатизм (Вольтер); принципы, направленность, позитивность, терпимость относительно всех мнений, мудрость любого строя мысли (О.Конт); согласие, общегуманистические требования, ценности и нормы, разнообразие взглядов (Лейбниц); доброта, сравнительное себялюбие, парадигма «свой-чужой» (Кант);  самобытность, собственная сущность, сущность других людей, самопознание, осознание равноценности всех  (русские философы - Н.С. Трубецкой, И.А. Ильин, Н.А. Бердяев); великодушие, терпимость, но не терпеливость  (В.Соловьев); противоречие оппозиций «универсальные ценности – самобытные культуры», тенденции глобализации и сохранения национальной самобытности, нормативное медиаторство и посредничество (современные философы-мультикультуралисты).

Выясняется также, что сущностные признаки толерантности в своей основе содержат категорию «сходство-различие». На основании представлений Аристотеля о «срединном душевном складе» формулируется тезис о срединном положении толерантности по отношению к полюсам «гетеро- -  ауто-интолерантность». Вслед за К.Поппером обсуждается вопрос о границах толерантности и постулируется парадокс толерантности: «неограниченная терпимость должна привести к исчезновению терпимости… во имя терпимости следует провозгласить право не быть терпимым к нетерпимым» (К.Поппер).

В третьем параграфе «Социологические основы» анализируются социологические подходы, феноменология толерантности соотносится с понятием «поле» (А.Шюц, П.Штомпка, П.Бурдье), формируются основные методологические принципы исследования толерантности: социально-контекстуальной обусловленности, системности, сочетания организмического и динамического подходов.

В соответствии с этими принципами толерантность определяется как социальная реальность (поле), которую люди наблюдают в повседневной жизни, когда социальная значимость различий, существующих между ними (группами их принадлежности) принимает угрожающий характер и направляет их психологическую и физическую активность  на понижение этой угрозы – путем противоборства с носителями различий (интолерантность) или путем понижения их значимости (толерантность).

В четвертом параграфе «Психологические основы» анализируется категориально-понятийное наполнение  толерантности. Подтверждается гипотеза о том, что толерантность может проявляться, приобретая формы а) психических процессов (восприятия, мышления, эмоций, воли), б) психических состояний (устойчивость, уравновешенность), в) психологических свойств (терпимость, добродушие, ассертивность, воспитанность).  В качестве возможных видов, компонентов и механизмов проявления толерантности  рассматривается ряд понятий, аккумулированных в рамках основных психологических школ и подходов (психоанализ, бихевиоризм, когнитивная, гуманистическая, кросс-культурная психология).

В рамках психоаналитического подхода (З.Фрейд, Р.Лазарус и С.Фолькман, К.Хорни, Э.Эриксон) толерантность – это сложная система механизмов, обеспечивающих человеку баланс его психологической устойчивости и изменчивости, включающая, в частности, защитные механизмы личности, копинг-стратегии, механизмы самоотчуждения и обеспечения психосоциальной идентичности.

В рамках когнитивистского подхода (С.Московичи, Е.Якимова, М.Хьюстон, Дж.Тернер, Ф.Хайдер, К.Муздыбаев, Л.Фестингер, А.Бодалев, И.Кон и др.) толерантность – это сложная система структурирования в обыденном сознании неоднородных и противоречивых  социально значимых объектов, выступающих в качестве причин изменения социальных представлений, когнитивных сценариев, самокатегорий, а также – возникновения атрибуций, смысловых установок, состояний когнитивного диссонанса, эффектов социальной перцепции, актуализации социальных стереотипов и предрассудков.

В рамках бихевиористического подхода (Дж.Вольпе, Б.Скиннер, В.Шютц, А.Лазарус) толерантность представляет собой сложную систему умений и навыков, которые, с одной стороны, объединяют весь поведенческий репертуар человека, с другой – включают специфические умения и навыки, такие, например, как способность к принятию разнообразия и включенность (Diversity & Inclusion).

В рамках гуманистического подхода (К.Роджерс) можно определить толерантность как общую дивергентную стратегию достижения самоактуализации, представляющую собой  сложную систему  взаимосвязанных проявлений личности, включающую такие частные проявления как сочетание сохранности и дифференциации Я, стремление к различению, увеличение напряжения, преодоление препятствий, подвижность, открытость, независимость, опора на себя.

В рамках кросс-культурной психологии (Дж.Берри, А.Фарнхем, С.Бочнер, М.Плизент, Н.Лебедева, Х.Тэджфел, Дж.Ньюстром, К.Дэвис, Р.Льюис, Ю.Мартин, Т.Накаяма, К.Оберг, Р.Виттингтон, В.Раутен, М.Косинен и др.) мы предлагаем рассматривать толерантность  как сложную систему конструктивного использования собственного репертуара идентичностей (Б.Бёрьесон), динамика функционирования которой подчиняется закономерностям социокультурной адаптации, включая механизмы преодоления культурного шока.

В развитие концептуального тезиса о  срединном положении толерантности на оси гетеро- и ауто-интолерантности (как конвергентного сужения зоны различий и нарушения этим идентичности одного из партнеров) предлагается ввести на ортогональной оси два вида толерантности – естественную и регламентированную (обе ориентированы на понижение значимости различий за счет использования дивергентных стратегий выявления зоны сходства).

Естественная толерантность предполагает в соответствии с концепцией Б.Бёрьесона поиск альтернативной идентичности, ориентированной на сходство.

Регламентированная толерантность предполагает защиту идентичностей сторон, взаимодействующих в зоне значимых различий, через искусственное расширение зоны взаимодействия посредством введения некоторых общих правил, которые далее выступают как значимое сходство. В совокупности обе оси образуют «ромб толерантности» (рис.1).

       

       

       

Рис.1. Система способов повышения и понижения значимости различий: ромб толерантности (горизонталь – стратегии конвергентности репертуара идентичностей, вертикаль – дивергентности)

В пятом параграфе «Социально-психологические модели» с опорой на результаты теоретического анализа конструируются и обосновываются  концептуальные объяснительные модели толерантности-интолерантности – структурная, структурно-функциональная и динамическая.

Структурная системно-организмическая модель включает четыре критерия выделения ее подвидов: социальный контекст (поле), субъекты, объекты, ситуации (процессы) возникновения, развития и проявления толерантности. Социальный контекст подразделяется по временному критерию на культурно-исторический, социально-экономический и событийный. Субъекты толерантности подразделяются по критерию видов человеческой деятельности: субъекты общения, познания, труда и ценностно-ориентационной деятельности. Объекты толерантности (интолерантности) – это носители различий: биологически, культурно-психологически и социально-обусловленных. В ситуациях (процессах) проявления толерантности  используются три критерия: по возникновению толерантности (личностная, межгрупповая, ситуационная); по сферам ее развития (социальные отношения, социальное познание и социальное поведение); по результату (толерантность, интолерантность, социальная пассивность).

Структурно-функциональная модель описывает основные стратегии и тактики проявлений толерантности-интолерантности в контексте авторской модели реципрокности содержательных и стилевых характеристик личного отношения человека к человеку и объясняет парадоксы трансформации толерантности-интолерантности в условиях высокой позиционности отношений. К позиционным относятся отношения, цель которых - занять определенное «место в уме партнера по отношениям» (П.М.Ершов).

Динамическая модель основывается на авторской модели личностного благополучия-неблагополучия и позволяет анализировать этапы развития толерантности-интолерантности на трех уровнях – ситуативном, межличностных отношений и личностно-смысловом. Экспликативность модели распространяется на контексты и механизмы протекания  социокультурной адаптации и культурного шока.

В шестом параграфе «Морально-этические и нормативно-правовые аспекты» в контексте уважения права на выбор  анализируются источники формирования и нормативные границы толерантности: морально-этические и нормативно-правовые и конвенциональные (Рис.2).

Рис. 2. Источники формирования и нормативные границы толерантности: этико-нормативные, нормативно-правовые, конвенциональные

В первом случае право рассматривается как ценность, а толерантность как соответствующая нравственная норма, воспитываемая в человеке традиционной культурой, семьей, религией. В нормативно-правовом аспекте право рассматривается как закон, а толерантность как норма законопослушности, ограничивающая интолерантность рамками и карательными санкциями закона. Конвенциональные границы определяются правом как соглашением (декларацией, пактом, договором), а толерантность в этом случае рассматривается как культура мира, диалог, ориентация на переговоры, умение договариваться и соблюдать договоренности.

В седьмом параграфе «Теоретическое обоснование концепции» подводятся итоги теоретического анализа и формируются концептуальные основы социальной психологии толерантности как нового научного направления.

Выделяются и теоретически обосновываются следующие разделы социальной психологии толерантности: 1) концептуально-теоретический; 2) системно-моделирующий; 3) критериально-классификационный; 4) методологический и методический; 5) эмпирический; 6) прикладных направлений; 7) практических приложений. Делаются выводы о том, что толерантность как направленная социально-психологическая активность распространяется на сферы социальных отношений, социального познания и социального поведения. Субъекты толерантности - это субъекты основных видов человеческой деятельности (общения, познания, труда и ценностно-ориентационной деятельности), задающей социальный контекст  значимости различий. Объекты толерантности – это носители различий (ситуации, люди).

Обосновывается, что вызывающие толерантность-интолерантность различия могут быть биологически, культурно-психологически и социально обусловлены. Обозначается основная проблематика нового научного направления: социальная психология толерантности личности, социальная психология толерантности социальных групп, социальная психология  толерантного общения и взаимодействия. Формулируются цели, задачи, предмет, объект и гипотезы теоретико-эмпирических исследований и прикладных исследований.

Вторая глава «Теоретико-методические подходы к изучению толерантности» посвящена анализу концептуальных подходов, существующей эмпирической базы, структуры толерантности, методических подходов к исследованию. Учитывая, что понятие толерантности относится к числу междисциплинарных, сложных, многоуровневых, категориально и феноменологически многоплановых, мы в данной главе поставили перед собой следующие аналитические задачи: 1) проанализировать достаточное количество существующих определений толерантности и выделить на этой основе совокупность сущностных признаков, которые положены в основу этих определений; 2) пополнить категориальную базу толерантности непосредственно социально-психологическими понятиями; 3) дополнить перечень выделенных в первой главе факторов и детерминант толерантности; 4) проанализировать и соотнести с приведенными в первой главе объяснительными моделями концептуальные позиции авторов по вопросам динамики, генезиса, механизмов появления, проявления и развития толерантности-интолерантности; 5) проанализировать накопленную эмпирическую базу толерантности; 6) обобщить классификационные критерии структурных компонентов, видов, типов, уровней, форм проявления толерантности; 7)  провести анализ и дать методологическую  оценку существующим методическим подходам и  методическому инструментарию исследования толерантности.

Первый параграф «Концептуальные подходы» включает анализ представленных в литературе концептуальных подходов к определению и выявлению сущности толерантности. Результаты анализа показывают, что научные основы психологии толерантности в настоящее время отсутствуют, а отдельные концепции толерантности отличаются большой пестротой, несогласованностью и некоторой противоречивостью. Однако отдельные концептуальные позиции авторов все же позволяют верифицировать и дополнительно обосновывают предлагаемые нами концептуальные основы социальной психологии толерантности. Так, в частности мы в результате проделанного анализа подтвердили положения о том, что толерантность распространяется на сферы социальных отношений, социального познания и социального поведения; что проблематика толерантности охватывает личность, социальные группы, процессы общения и взаимодействия;  что методологические принципы контекстуальности, системности, сочетания структурно-организмического и динамического подходов адекватны. Нам также в результате проделанного анализа удалось пополнить и классифицировать перечень факторов и детерминант толерантности, а также систематизировать детерминаты толерантности, объединив их в три группы: психофизиологические (обеспечивают устойчивость), психологические (включают качества личности) и социально-ролевые (выбор и содержание социальных ролей опирается на установки и ценности личности). Удалось также подтвердить выделение категории «сходство-различия» как наиболее приоритетной для определения толерантности. В первом параграфе также приводятся попытки авторов отграничить понятие толерантности-интолерантности от таких смежных с ним понятий как конфликт, конформность, терпимость, обида, вина, прощение, доверие.

Во втором параграфе «Эмпирическая база и парадигмы исследования» предпринимается попытка систематизировать накопленные эмпирические результаты исследования толерантности-интолерантности и сравнить наиболее интересные выводы, сделанные авторами исследований. Анализируемые эмпирические исследования объединены в группы по видам толерантности: исследования социально-экономической, управленческой, политической, этнической и межкультурной, межконфессиональной, гендерной толерантности, толерантности в детской среде, толерантности к неопределенности. В ходе анализа выясняется, что эмпирический материал стремительно накапливается, но обобщающих его работ пока практически нет. Наибольшим спросом пользуются и наиболее систематизированы исследования этнической, межкультурной и гендерной толерантности. Достаточно богатый, но трудно сопоставимый эмпирический материал накоплен в области социально-экономической, управленческой, политической толерантности. Практически отсутствуют исследования межконфессиональной, профессиональной и межпоколенческой толерантности, мало исследований толерантности в детской среде. В современных исследованиях толерантности количественно-ориентированные исследовательские парадигмы явно преобладают над парадигмами, имеющими в своей основе качественные методы исследования.

В третьем параграфе «Структура и критерии классификации» анализируются структурные компоненты и критерии классификации толерантности-интолерантности. Результаты анализа показывают, что в литературе отмечается широкое разнообразие мнений авторов о границах, структурных компонентах, параметрах, индикаторах толерантности. Однако в настоящее время эти подходы пока не только не совпадают, но и в целом трудно сопоставимы. Нам представляется это закономерным на этапе становления новой научной области, каковой является социальная психология  толерантности. В литературе также отсутствует системное описание разнообразных видов толерантности-интолерантности. В связи с этим мы предлагаем обобщенную классификацию, в которой подразделяем компоненты, виды, типы, уровни и формы проявления толерантности (Табл.1), а также собственную типологию толерантности-интолерантности, основанную на сочетании обозначаемых многими авторами трех структурных компонентов: аффективного, когнитивного, конативного.

Табл. 1. Классификации проявлений толерантности

Классифи-кации

Критерии

Составляющие

Компонен-ты 

По аспектам социального отношения (аттитюда)

Аффективный, когнитивный, конативный

По компонентам активности личности

Потребности, мотивы, нормы, ценностные ориентации, стиль деятельности, личностный смысл, личностная и социальная (групповая) идентичность

Виды 

По видам различий

Межпоколенная, межполовая (гендерная), межличностная, межкультурная, межконфессиональная, профессиональная, управленческая, социально-экономическая, политическая толерантность

Типы 

По субъектам толерантности

Личностная, групповая

По объектам толерантности

Личностная, групповая, а также ситуативная (включающая толерантность к неопределенности)

Уровни 

По уровням функционирования психики

Психофизиологическая, психологическая, социально-психологическая

По степени проявления

Низкая, средняя, высокая

Формы проявле-ния 

По направленности

интолерантности

Гетероинтолерантность, аутоинтолерантность

По степени открытости

Открытая, скрытая

По степени осознанности

Неосознаваемая, осознаваемая, декларируемая

Четвертый параграф «Методические подходы» посвящен анализу методических подходов и методического инструментария исследования толерантности. Обнаруживается, что исследованиях толерантности активно используется парадигма и инструментарий кросс-культурной и этнической психологии. Специализированный методический инструментарий измерения толерантности пока не богат и состоит преимущественно из анкет и вопросников. Тестовых методик мало. Практически отсутствуют методики, ориентированные на различные парадигмы качественных методов исследования. Эти обнаруженные в результате анализа литературы пробелы привели нас к осознанию целесообразности разработки для формирования эмпирической базы толерантности собственного методического инструментария, собственных авторских методик и методических модулей.

В пятом параграфе «Методический инструментарий и программа исследования» обсуждаются принципиальные сложности постановки и проведения эмпирических исследований толерантности, дается краткое описание авторских методик и методических приемов исследования толерантности и формируется программа собственных эмпирических исследований толерантности-интолерантности. В числе принципиальных сложностей подготовки и проведения исследований толерантности называются, с одной стороны, присутствие часто неосознаваемого эмоционального компонента (исследование может вызвать неожиданную острую эмоциональную реакцию испытуемого), с другой – опасность столкнуться с декларируемой толерантностью и в связи с этим сместить предмет исследования. В качестве авторских разработок описываются четыре авторские методики: КШ (культурный шок), КЭТИ (кросс-культурная и этническая толерантность-интолерантность), ЖД (житейские диалоги) и ВИКТИ (виды и компоненты толерантности-интолерантности). Программа эмпирических исследований нацелена на изучение толерантности на уровне социальных представлений, личности, сравнительной характеристики больших групп,  общения и социального взаимодействия.

Третья глава «Социальная психология толерантности: эмпирические исследования» посвящается обсуждению результатов собственных эмпирических исследований, которые были проведены в следующих направлениях: толерантность как социальное представление; социальная психология толерантности личности; сравнительное исследование толерантности в социальных группах; качественные особенности проявления толерантности в  процессах общения и социального взаимодействия.

В первом параграфе «Толерантность как социальное представление» обсуждаются результаты поисковых исследований, направленных на выяснение представлений разных групп людей о том, что такое толерантность и  интолерантность, в частности,  экстремизм, терроризм, ксенофобия. Выборка исследований – 120 человек. Методы исследований - опрос, индивидуальные и групповые интервью, метод фокус-групп, контент-анализ. Сделанные по результатам исследований выводы подтверждают положения о том, что сущностным признаком толерантности являются различия, сама толерантность контекстуальна и ситуационна, а ее проявления охватывают практически все психические процессы, отдельные психические состояния и широкий диапазон свойств личности, которые можно объединить в три группы: психофизиологические, психологические и социально-ролевые. Факторы интолерантности в обыденном сознании связываются преимущественно со свойствами социального окружения (культурные практики, экономика, политика), факторы толерантности -  с достижениями личности (образование, опыт).

Второй параграф «Личностные детерминанты толерантности» содержит описание эмпирического исследования личностных детерминант толерантности (объем выборки 180 человек).

Для проведения исследования была составлена тестовая батарея из 7 тестов, в состав которой наряду с опросником «Индекс толерантности», позволяющим измерять у испытуемых показатели толерантности (общей, социальной, этнической и личностной), были включены: 1) анкета половых ролей BSRI С.Бем, позволяющая  относить испытуемых к фемининному  или маскулинному типу принятия гендерных ролей; 2) экспресс-тест ТСЛ Е.Жарикова, позволяющий определить количественную выраженность у испытуемых традиционных типов темперамента (холерик, сангвиник, флегматик и меланхолик); 3) копинг-тест “Way of Coping Questionnaire” (WCQ) Р.Лазаруса и С.Фолькмана, позволяющий выявлять степень выраженности восьми ситуационно-специфических стратегий совладающего поведения (копингов), названных авторами следующим образом: конфронтативный копинг, поиск социальной поддержки, планирование решения проблемы,  самоконтроль, дистанцирование, положительная переоценка, принятие ответственности, бегство-избегание; 4) методика диагностики уровня субъективного ощущения одиночества Д.Рассела и М.Фергюссона; 5) тест включенных фигур К.Готтшальда, позволяющий определять степень выраженности одного из основных параметров когнитивного стиля – полезависимости-поленезависимости; 6) тест «Стратегии поведения в ситуации конфликта» К.Томаса, позволяющий выявить количественные показатели пяти таких стратегий: соперничества, сотрудничества, компромисса, приспособления и избегания.

Логика подбора вошедших в батарею методик  концептуально предполагала представленность: 1) психофизиологических, психологических и социально-ролевых свойств; 2)  свойств, состояний,  стилей и механизмов  психической активности человека, его переживаний, мыслительной деятельности, поведения и др.; 3) областей  социальных отношений, социального познания, социального поведения.

Полученные данные были подвергнуты корреляционному анализу по методу Пирсона. Статистическая таблица значимых коэффициентов корреляции представлена ниже (Табл.2).

Табл.2.  Значимые связи исследуемых свойств личности и показателей толерантности (**  уровень значимости .01;  * уровень значимости .05)

исследуемые свойства личности

общий индекс толерантности

социальная толерантность

этническая толерантность

толерантность как черта личности

Психофизиологические

(холерический тип темперамента) 

-,224*

-,230*

-,282**

Социально-ролевые

(фемининность)

,291**

Психологические:

конфронтативный копинг

-,231*

копинг бегство-избегание

-,249*

-,270*

уровень субъективного ощущения одиночества

-,194*

поленезависимость

,213*

стратегия соперничества

-,288**

стратегия компромисса

,308*

стратегия избегания

-,239*

-,347**

Как видно из таблицы, исследование позволяет сделать главный вывод о том, что направленность и количественная выраженность проявления толерантности на уровне личности определяется комплексом его  психофизиологических (темперамент и связанные с ним особенности нервной системы), психологических (субъективное ощущение одиночества, копинг-стратегии, когнитивный стиль, стратегии поведения в ситуации конфликта) и  социально-ролевых (гендерные роли) свойств. В исследовании  эмпирически подтверждаются концептуальные положения о проявлении толерантности на уровне психических процессов, психологических свойств и состояний, а также - о распространенности толерантности на сферы социальных отношений, социального познания, социального поведения.

В третьем параграфе «Виды и компоненты толерантности» проводится описание этапов конструирования, первичной апробации и стандартизации на выборке, состоящей из 575 человек, методического инструментария количественного измерения уровня выраженности видов и структурных компонентов толерантности  - методики ВИКТИ. Стандартизация методики проведена с учетом пола испытуемых.

Четвертый параграф «Факторы толерантности социальных групп» посвящен выявлению различий в группах, разных по сферам профессиональной занятости, регионам проживания, ступеням социализации. В этой части исследования использовались три методики: «Индекс толерантности» Г.У.Солдатовой с соавторами, «Толерантность к неопределенности» С.Баднера и авторская методика ВИКТИ. Величина выборки – 614 человек. География исследования – Северо-Запад, Поволжье, Северный Кавказ, включая Чеченскую республику. Исследование подтвердило гипотезу о том, что к числу факторов, влияющих на уровень количественной выраженности толерантности (интолерантности) в больших социальных группах, относятся: профессиональная занятость (менее толерантны люди жестко технологизированных профессий), регион проживания (в «горячих точках» уровень толерантности к неопределенности ниже) и ступень социализации, на которой находятся представители группы (взрослые люди имеют больше оснований для проявления толерантности, чем студенты и старшеклассники).

В пятом параграфе «Толерантность в ситуациях обыденной жизни» представляет исследование толерантности в ситуациях обыденной жизни, проведенное с помощью авторской методики «Житейские диалоги» (ЖД). Исследование выстроено на методологических принципах контекстуальной обусловленности толерантности и единства структурно-организмического и динамического подходов. В исследовании приняли участие 187 человек, которым были предъявлены незавершенные житейские диалоги и типовые варианты их завершения: толерантный, скрыто- и открыто интолерантный.  Содержательно диалоги были ориентированы на возможные проявления разных видов толерантности-интолерантности. Исследование носило поисковый характер, и было направлено на выявление  качественных особенностей реагирования людей на ситуационные стимулы, провоцирующие интолерантность. В целом в исследовании люди продемонстрировали явную социально-одобряемую толерантность, но в тех ситуациях, которые можно было квалифицировать как позиционно-напряженные, то есть, имеющие высокую социальную значимость для личности респондента, мы отметили возможный парадоксальный характер этой социально-одобряемой толерантности и, в соответствии с нашей моделью парадоксов толерантности, интерпретировали ее как вынужденную или прагматическую толерантность. В ситуациях, где социальная одобряемость толерантности не столь высока, проявились парадоксальные формы интолерантности: наступательная и оборонительная интолерантность. Исследование также позволило сделать вывод о том, что открытая интолерантность чаще проявляется в ситуациях, обращенных к прошлому, скрытая толерантность – в ситуациях, обращенных к настоящему, толерантность – в ситуациях, ориентированных не желаемое будущее.

Шестой параграф «Толерантность в ситуациях культурного шока» посвящен исследованию качественных закономерностей проявления толерантности-интолерантности в ситуациях культурного шока, возникающих в процессе социо-культурной адаптации. В исследовании была использована авторская двуязычная методика «Культурный шок» (КШ-CSH). В исследовании в качестве испытуемых выступили студенты-американцы, обучавшиеся на факультете Russian Studies в Невском институте языка и культуры с 1998 по 2001 годы. Общее количество опрошенных студентов –  30 чел. Учитывая, что каждый из испытуемых описал в среднем по три ситуации, ассоциирующиеся у него с ощущением культурного шока, нам удалось собрать Банк, включающий 93 таких ситуации.  Обработка и интерпретация результатов исследования включала классификации ситуаций в соответствии с выделенными содержательными критериями и контент-анализ их содержания. Полученные данные позволяют обозначить некоторые социально-психологические особенности протекания культурного шока, хорошо интерпретируемые в рамках нашей модели личностного благополучия-неблагополучия. Так, первая ступень развития культурного шока протекает по механизму поведенческого конфуза, вторая развивается на уровне неадекватности отношений (или неадекватной их интерпретации). Третья ступень подводит человека к кризису, осознанию негативности получившегося результата, к формированию и выражению скрытой или открытой интолерантности. При этом перехода на более глубокую ступень погруженности личности не происходит, если человек готов исправить свою неловкость, старается прояснить ситуацию и выяснить отношения, ищет пути выхода, а не фиксируется на неудачах. Исследование также показало, что для наших испытуемых интолерантность более эмоциональна (ориентирована на негативные переживания и чувства), а толерантность более когнитивна и конативна (ориентирована на поиски путей выхода и на совместность).

Седьмой параграф «Толерантность как субъективная основа межкультурного общения» также включает качественные методы исследования. В проведенном исследовании мы изучали не фактические, а интериоризированные нашими испытуемыми (в виде субъективных сценариев) процессы проявления толерантности-интолерантности на поле межкультурных коммуникаций. В исследовании приняли участие 213 испытуемых из пяти регионов: Санкт-Петербурга, Ленинградской области, Карелии (жители близко расположенного к финской границе города Сортавала), Тюменской области (города и поселки, так называемого, «Русского Севера»), Дагестана и Чеченской республики. Результаты исследования позволили сделать большое количество частных выводов, отражающих качественные особенности толерантности-интолерантности субъективных коммуникативных сценариев межкультурного общения и взаимодействия. Исследование обнаружило кросс-культурные различия в понимании сущности толерантности американцами и нашими соотечественниками. Наша модель источников и нормативных границ толерантности позволила объяснить эти различия тем, что, вероятно, американцам более привычна конвенциональная и нормативно-правовая толерантность, которая, преимущественно когнитивно или конативно ориентирована. Нашим же соотечественникам привычнее толерантность соотносить с эмоционально-позитивными морально-этическими источниками, включающими нормы традиционной культуры, семейного воспитания, человеколюбия, доброты. Поэтому для них толерантное отношение определяется преимущественно через эмоциональный компонент. Интолерантное отношение определяется преимущественно когнитивными и конативными компонентами.

Четвертая глава «Прикладная социальная психология отдельных видов толерантности» посвящена формированию концептуальных основ и пополнению эмпирической базы прикладной социальной психологии толерантности.

В первом параграфе «Цели и задачи прикладной социальной психологии толерантности» формулируются цели, задачи, предмет и определяется методологическая специфика исследований в различных областях прикладной социальной психологии толерантности.  В качестве основной цели формирования прикладной социальной психологии толерантности мы видим реализацию возможности исследования толерантности в различных социальных контекстах ее проявления и изучение самих этих контекстов (полей, социальных срезов, социального окружения, среды). Предметом исследования в каждом из таких контекстов является специфический круг субъектов, объектов и процессов проявления толерантности, для которых изначально концептуально определены некоторые признаки их контекста, например, его границы, структура, проблемные зоны, конфликты интересов, влияющие факторы, значимые социальные ситуации, процессы, события.

Второй параграф «Прикладные исследования политической толерантности». Отмечается, что социальной психологии политической толерантности важно учитывать  социальные контексты, связанные с психологическими последствиями политической активности субъектов и объектов политической жизни, с политическими процессами, и/или обеспечивающими эти процессы политическими решениями,  режимами, событиями, ситуациями. В параграфе обсуждаются результаты трех проведенных прикладных исследований: взаимосвязи уровня толерантности с ориентацией на типы политической культуры, отношений общества и власти как акторов правозащитного поля и посреднической роли региональных Уполномоченных по правам человека на политическом поле региона. Делаются выводы о возможной приемлемости для россиян «подданнической» политической культуры. Взаимоотношения общества и власти в целом оцениваются как толерантные. Роль посредника региональными Уполномоченными принимается и уже реально исполняется.

Третий параграф «Прикладные исследования социально-экономической толерантности». Отмечается, что основная проблематика прикладной социальной психологии социально-экономической толерантности связана с формированием толерантных (или интолерантных) отношений к объектам, субъектам и событиям экономической жизни общества. Обсуждаются результаты двух прикладных исследований: толерантных установок в социально-экономическом пространстве и гендерных ролей в бизнесе. По результатам первого исследования делаются выводы о том, что в экономическом пространстве к экономической реформе и к рыночной экономике в целом наши соотечественники относятся позитивно и толерантно, однако страх ухудшения экономического положения в стране присутствует;  толерантные установки по отношению к бизнесу присутствуют у них лишь с незначительным преобладанием над интолерантными; отношение к бизнесменам и предпринимателям в целом также толерантное, а вот осознания и принятия себя как латентного участника негативных экономических процессов в обществе (на примере участия в бытовой коррупции) явно не достаточно. На основе материалов второго исследования разрабатываются четыре типовых модели, выстроенных по следующим критериям: признание-непризнание равных прав между мужчинами и женщинами в бизнесе и добровольное (или вынужденное) стремление к использованию разных-одинаковых  стилевых стратегий в ведении бизнеса. 

Четвертый параграф «Прикладные исследования  толерантности в детской среде». Отмечается, что область детской психологии по своей проблематике очень тесно связана с социальной психологией толерантности. С одной стороны, это семейные и детско-родительские отношения, с другой – отношения самих детей: как к окружающим их людям, так и к тем социальным процессам невольными участниками или созерцателями которых они являются. Предлагаются следующие критерии типологизации родительско-детских интолерантных отношений: страдающая сфера психической организации ребенка (аффективная, когнитивная, конативная); происхождение (история) интолерантности; степень трансформации травмирующих ребенка отношений (по уровню интервенции в личность ребенка). Обсуждаются результаты целой серии исследований детской толерантности у младших школьников: к своему городу, социальной среде, событиям на Северном Кавказе, интерактивной выставке, направленной против предрассудков, дискриминации и феномена «козла отпущения». Делаются выводы о потенциале толерантности  у детей.

Пятый параграф «Прикладная социальная психология интолерантности». Отмечается, что основной проблематикой и контекстом социальной психологии интолерантности с точки зрения процессов оказываются крайние проявления интолерантности, которые носят социально-опасный характер (терроризм, экстремизм, ксенофобия), с точки зрения субъектов интолерантности – молодежная среда, с точки зрения объектов – технологии профилактики и превенции любого насилия.  Приводятся результаты прикладного исследования отношения к феномену экстремизма студентов и старших школьников. Делаются выводы о том, что в молодежной среде в выборе превентивных мер противодействия экстремизму в большей степени предпочитаются мягкие технологии (образование, переговоры, посредничество, развитие толерантности), что свидетельствует о высоком уровне социальной толерантности и опровергает мнение о том, что в молодежной среде насилие является одобряемым способом разрешения различных конфликтов. Вместе с тем, и уход от решения проблем, и разрешение их с помощью жестких технологий как виды социальной практики в молодежной среде все же присутствуют. В связи с этим от общества требуются примеры применения мягких технологий  с тем, чтобы эти технологии, распространяясь в молодежной среде, трансформировали практики применения жестких технологий, провоцирующих ответное насилие, в частности, проявления экстремизма.

Пятая глава «Практическая социальная психология толерантности» посвящена разработке основ практической социальной психологии толерантности. Отмечается, что социальный заказ, формирующий основы практической социальной психологии толерантности задает несколько путей ее развития: актуализация толерантности как естественного для человека свойства, перестройка существующей системы интолерантных ценностей, создание толерантной среды, формирование толерантного образа жизни.

Первый параграф «Цели и задачи практической социальной психологии толерантности». Отмечается, что практическая социальная психология толерантности включает  три базовых направления:  технологии формирования толерантности; профилактика и социально-психологическая  коррекция отдельных проявлений интолерантности; экспертно-квалификационный анализ крайних проявлений интолерантности. Первое направление – разработка технологий формирования и обучения толерантности - интенсивно развивается, но требует серьезной систематизации. Второе направление – профилактико-коррекционное – требует обеспечения баланса развития жестких (силовых) и мягких (собственно толерантных) технологий. Третье направление – экспертное – развито слабо, хотя споров и дискуссий вокруг этого направления проводится более чем достаточно. В рамках направления практической социальной психологии, связанного с экспертно-квалификационным анализом крайних проявлений интолерантности явным образом выделяются три основных области технологических разработок:  проведение массовых мониторингов, описание субкультуры крайне интолерантных группировок и собственно экспертиза.

Во втором параграфе «Концептуальные основы фокусно-ориентированного подхода» обсуждается авторская концепция фокусно-ориентированного  подхода к формированию толерантности и профилактике (коррекции) интолерантности (Рис.3.).

Рис. 3. Фокусно-ориентированные технологии развития толерантности (и снижения уровня интолерантности) в зависимости от категории обучаемых

Фокусно-ориентированные технологии  «фокусируются» на ведущий вид деятельности  обучаемых. У младших школьников это эмоционально-насыщенная игра – следовательно, для них разрабатываются эмоционально-ориентированные технологии. Для старших школьников и студентов, занятых преимущественно в сфере познания, технологии когнитивно-ориентированы. Для специалистов практиков, у которых ведущим видом деятельности является трудовая деятельность, разрабатываются деятельностно-ориентированные технологии. Каждая из технологий включает в себя возможности работы со всеми тремя компонентами толерантности (эмоциональным, когнитивным и конативным) и каждая из технологий распространяется на три сферы – социальных отношений, социального познания и социального поведения. Но стартовые модули у этих технологий разные.

Третий параграф «Эмоционально-ориентированные технологии» посвящен иллюстрациям работы с использованием эмоционально-ориентированной технологии развития толерантности. Основной контингент обучаемых – младшие школьники. Описываются авторские технологии психологической работы с детьми на уроках психологии в начальной школе. Акцент делается на тех уроках, которые непосредственно связаны с формированием психологических механизмов, обеспечивающих толерантность. Это, в частности, уроки, помогающие детям, опираясь на собственные чувства, развивать естественную толерантность за счет расширения своего репертуара идентичности в диапазоне значимых сходства и различий (например уроки «Люди ссорятся – люди мирятся», «Я в России – я в Америке», «Дети шумно играют – дети бесятся», «Ребенки и чертенки», «Я в школе – я на даче»). Это также уроки, на которых дети могут поделиться своими чувствами, возникающими при получении или оказании психологической помощи. Это и уроки, на которых дети получают возможность отреагировать свои негативные эмоции, возникающие в связи с различными социальными событиями, личными жизненными обстоятельствами, проблемами и затруднениями. Приводятся две эмоционально-насыщенные интерактивные методики, заимствованные из репертуара музейной педагогики («Что имел в виду Ван Гог» и «Китайская корзина»). Как показывает наш опыт их применения, обе методики  способствуют развитию у детей именно тех психологических качеств, которые перечислены в Декларации толерантности: умение ставить себя на место другого человека, проявление интереса к нему, желание его понять, договориться с ним, сочувствовать ему, уважать его отличительные особенности, находить способы и пути жизни с ним в мире и согласии.

Четвертый параграф «Когнитивно-ориентированные технологии» включает описания конкретных методик, иллюстрирующих работу когнитивно-ориентированных технологий. К числу таких методик мы относим разнообразные ток-шоу, дискуссии, дебаты. В качестве комплексной когнитивно-ориентированной технологии приводится описание авторского мастер-класса «Гендерная толерантность и карьерные установки молодежи». Делаются выводы о том, что, обучаясь в рамках этих технологий, старшеклассники и студенты, сталкиваясь с различиями в той или иной сфере, научаются находить и сходство между собой, выстраивать альтернативную идентичность, что в итоге способствует проявлению ими естественной толерантности друг к другу.

Пятый параграф «Технологии, ориентированные на совместную работу и обучение действием» иллюстрирует методики, обеспечивающие деятельностно-ориентированные технологии. К их числу, например, относится множество методик и приемов обучения, ориентированных на совместную работу или на обучение действием. Мы в рамках деятельностно-ориентированной технологии чаще всего применяем методику совместного проектирования. Обучение действием мы практикуем, как правило, в тех случаях, когда у обучаемых уже есть общие цели, либо, когда в их профессиональной деятельности возникают сложные ситуации, одинаково значимые для всех. Приводится пример специально разработанной игры, когда в контекст реальной деятельности обучаемых вводится реальная сложная ситуация, которую приходится профессионально разрешать «здесь и сейчас» (игра «Удивленный пострадавший»). Особая сложность деятельностно-ориентированных технологий состоит в том, что они включают в себя: а) элементы профессиональной компетенции обучаемых; б) элементы групповой динамики; в) особенности реальной группы обучаемых.

Шестой параграф «Технологии снижения (позитивной трансформации) интолерантности. Мы квалифицируем технологии снижения интолерантности как реверсивные технологии, предполагающие продвижение к желаемому результату «от обратного». Как правило, это когнитивно-ориентированные технологии. Но в ситуации конфликта для снижения напряжения могут быть использованы реверсивные эмоционально-ориентированные технологии.  Реверсивные деятельностно-ориентированные технологии также возможны, например, в ситуациях, интолерантного отношения к инновациям. Особенно эффективными нам представляются все варианты реверсивных технологий для решения проблем, возникающих в связи с проявлениями интолерантности в межкультурном общении. Приводится пример такой работы в смешанной группе российских и американских студентов. Реверсивные технологии несомненно высокоэффективны в работе с состояниями культурного шока.

Седьмой параграф «Эффективность применения фокусно-ориентированных технологий» представляет результаты исследования эффективности применения перечисленных фокусно-ориентированных технологий. Критериями такой эффективности, как мы считаем, являются, во-первых, объективно зафиксированные (с помощью специальных процедур) изменения уровня толерантности обучаемых, и, во-вторых, субъективные самоотчеты обучаемых, демонстрирующие происходящие с ними позитивные трансформации. Приводятся результаты исследования эффективности работы с младшими школьниками, полученные с помощью методов включенного наблюдения и беседы. Эффективность когнитивно-ориентированной технологии в работе со старшеклассниками изучается с помощью метода неструктурированного письменного  интервью, носящего характер обратной связи. Приводятся данные такого исследования,  проведенного после завершения игрового ток-шоу со старшеклассниками «Подростки и наркотики». Эффективность деятельностно-ориентированных технологий определяется, во-первых, предварительным изучением запроса на обучение и, во-вторых, обязательной процедурой обратной связи. Приводятся данные конкретного исследования эффективности деятельностно-ориентированных технологий, проведенного на выборке, которую составили 45 участников семинаров Санкт-Петербургского гуманитарно-политологического центра «Стратегия» (Табл.3).

Табл. 3. Эффективность влияния семинара, использующего деятельно-ориентированные технологии, на развитие толерантности участников (n=45)

Сфера

проявления

толерантности

Критерий (конкретный признак проявления толераности)

Количество выборов

%

Социальные отношения

Становится легче держать себя в руках в полемике

35

78%

Меньше расстраиваешься, когда кто-то обижает или игнорирует

32

71%

В целом:

67

74%

Социальное познание

Появляется дополнительный интерес к разным людям

38

84

Продолжаются контакты с единомышленниками, появившимися во время семинара

37

82

В целом:

75

83%

Социальные взаимодействия

Лучше удаются переговоры

38

84

Снижается количество конфликтов

37

82

В целом:

75

83%

Обобщающие признаки

Продолжается работа над совместными планами, выработанными на семинаре

35

78

Становится понятно, что толерантным быть удобнее и выгоднее

35

78

В целом:

70

78%

В целом по всем вариантам ответов:

287

80%

Как видно из таблицы, на количественном уровне проявилось большое (80%) влияние используемых технологий по всем сферам проявления толерантности, хотя, как и ожидалось, преимущественное влияние фиксируется в сфере социальных взаимодействий (83%), а вслед за ней – и в сфере социального познания (также 83%). В относительно меньшей степени, но все же достаточно высоко на количественном уровне отражены обобщающие признаки, один из которых – осознание прагматической ценности толерантности (78%) – «Становится понятно, что толерантным быть удобнее и выгоднее».

В заключении подводятся общие итоги исследования и намечаются перспективы дальнейшей работы. Отмечается, что теоретическое, методологическое и эмпирическое изучение толерантности относится к разряду сложных и трудоемких. Это обусловлено, с одной стороны, междисциплинарностью самого понятия, с другой – явным преобладанием его практической популярности над научной разработанностью. В этой ситуации формирование основ социальной психологии толерантности как нового научного направления представляется актуальным и своевременным. В качестве перспективных направлений дальнейшего развития социальной психологии толерантности мы видим: во-первых, совершенствование и детализацию ее концептуального оформления, в частности, развитие ее объяснительных моделей; во-вторых, пополнение ее эмпирической базы – преимущественно за счет использования качественных методов и кросс-культурных сравнений; в третьих, интенсификацию научно-практических разработок, связанных с  профилактикой, превенцией и психологической экспертизой социально опасных форм проявления интолерантности (экстремизма, терроризма, ксенофобии).

ВЫВОДЫ

  1. Толерантность проявляется в ситуациях, имеющих социальное значение; это значение определяется обнаружением социально-значимых различий.  Толерантность – это социальная реальность, которую люди наблюдают в повседневной жизни, когда социальная значимость различий, существующих между ними (или группами, к которым они принадлежат) воспринимается как психологическая угроза (дискомфорт, диссонанс, давление) и трансформирует их социально-психологическую активность, направляя ее на снижение или усиление значимости этих различий.
  2. Социальная психология толерантности как новое научное направление включает следующие основные разделы: 1) концептуально-теоретический; 2) системно-моделирующий; 3) критериально-классификационный; 4) методологический и методический; 5) эмпирический; 6) прикладных направлений; 7) практических приложений.
  3. Толерантность распространяется на сферы социальных отношений, социального познания и социального поведения,  включает весь спектр психических явлений (процессы, состояния, свойства) и – в качестве ее возможных видов, компонентов и механизмов  - целый ряд понятий, аккумулированных в рамках основных психологических школ и подходов (психоаналитического, когнитивисткого, бихевиористического, гуманистического, культурно-антропологического).
  4. Проблематика социальной психологии толерантности охватывает три круга проблем: социальная психология толерантности личности, социальная психология толерантности социальных групп, социальная психология  толерантного общения и взаимодействия.
  5. Социально-психологические границы и нормы толерантности-интолерантности базируются на сформированных в процессе социализации  внутренних морально-этических (воспитанность, нравственность) и внешних законодательно-правовых (законопослушность, правовая грамотность) нормативных границах человека как личности и как гражданина. Социально-психологическая интеграция и трансформация этих границ осуществляется естественным путем (как поиск повышающей значимость сходства альтернативной идентичности), либо конвенционально - посредством введения специальных согласительных документов и процедур (договоров, деклараций, конвенций, пактов и др., достигнутых путем переговоров).
  6. Нами разработаны и эмпирически верифицированы структурная, структурно-функциональная и динамическая объяснительные модели толерантности. Мы также предлагаем обобщенную классификацию, в которой подразделяем компоненты, виды, типы, уровни и формы проявления толерантности. Нами разработана типология толерантности-интолерантности, основанная на сочетании трех ее структурных компонентов: аффективного, когнитивного, конативного.
  7. Методологические подходы к исследованию толерантности основываются на  принципах контекстуальности, системности, сочетания структурно-организмического и динамического подходов.
  8. В качестве вклада в существующий методический инструментарий исследования толерантности нами разработан и апробирован ряд социально-психологических методических приемов и методик, позволящих проводить исследования  не только на количественном, но и на качественном уровне - с учетом  социального контекста появления и проявления  толерантности-интолерантности: методики «Житейские диалоги»,  «Виды и компоненты толерантности-интолерантности», «Кросс-культурная и этническая толерантность-интолерантность, «Культурный шок».
  9. Направленность и количественная выраженность толерантности  (интолерантности) детерминируется  комплексом психологических свойств человека, объединяющим его психофизиологические, психологические и социальные (ролевые)  характеристики, к числу которых относятся тип темперамента, уровень субъективного ощущения одиночества, когнитивный стиль, копинг-стратегии, стратегии поведения в конфликтной ситуации и принятие гендерных ролей.
  10. Факторы интолерантности в обыденном сознании связываются преимущественно со свойствами социального окружения (культурные практики, экономика, политика), факторы толерантности -  с достижениями личности (образование, опыт). К числу факторов, влияющих на уровень количественной выраженности толерантности в больших социальных группах, относятся: профессиональная занятость, регион проживания и ступень социализации, на которой находятся представители группы.
  11. В обыденной жизни наибольшую толерантность наши соотечественники склонны проявлять в ситуациях межпоколенного и межличностного взаимодействия. На общем благоприятном фоне проявления открытой интолерантности с большей вероятностью возникают в межкультурных, управленческих, межконфессиональных отношениях. В скрытом виде чаще проявляется гендерная, межэтническая, профессиональная интолерантность. Социально-экономическая и политическая интолерантность проявляются как в открытой, так и в скрытой формах.
  12. На уровне качественных признаков зафиксированы кросс-культурные различия понимания сущности и источников толерантности у испытуемых американской и российской выборки.  Американцам более привычна конвенциональная и нормативно-правовая толерантность, которая преимущественно когнитивно или конативно опосредована. Интолерантность у них выражается  более непосредственно и личностно, преимущественно через эмоциональный компонент. Нашим  соотечественникам привычнее толерантность соотносить с личностно-значимыми эмоционально-позитивными морально-этическими источниками и выражать ее непосредственно, а интолерантность опосредовать когнитивно (негативными стереотипами) или конативно (социально-одобряемыми практиками).
  13. Отличительным качественным признаком толерантности является стремление к поиску альтернатив, интолерантности – субъективное ощущение безальтернативности.
  14. В качестве основной цели формирования прикладной социальной психологии толерантности мы видим реализацию возможности ее исследования в различных социальных контекстах и изучение самих этих контекстов (полей, социальных срезов, социального окружения, среды). Предметом исследования в каждом из таких контекстов является специфический круг субъектов, объектов и процессов проявления толерантности, для которых изначально концептуально определены  признаки контекста (его границы, структура, проблемные зоны, конфликты интересов, влияющие факторы, актуальные социальные ситуации и события).
  15. Несмотря на цивилизованность и демократичность политической культуры «участия», для России, возможно, более приемлемой, во всяком случае, на личностном уровне, оказывается «подданническая» политическая культура.
  16. Взаимоотношения общества и власти на правовом поле регионов в целом оцениваются как толерантные,  хотя реально  происходит слияние ветвей власти и ее разобщенность с правозащитными общественными организациями. Эффективным посредником в налаживании  политически толерантного взаимодействия между обществом и властью может стать институт регионального Уполномоченного по правам человека.
  17. В экономическом пространстве к экономической реформе и к рыночной экономике в целом наши соотечественники относятся позитивно и толерантно, однако страх ухудшения экономического положения в стране присутствует; толерантные установки по отношению к бизнесу присутствуют лишь с незначительным преобладанием над интолерантными; отношение к бизнесменам и предпринимателям в целом также толерантное, а вот осознание и принятие себя как латентного участника негативных экономических процессов в обществе (на примере участия в бытовой коррупции) пока недостаточно.
  18. Процесс выбора человеком адекватного его гендеру стиля деятельности  затруднен, если в его социальном окружении господствуют интолерантные установки и подпитывающие их негативные социальные стереотипы. Социальное окружение женщин, занимающихся бизнесом в России, транслирует четыре типовых модели социально-экономического и гендерного отношения к ним. Модели базируются на двух биполярных признаках: первый – признание-непризнание равных прав мужчин и женщин, второй – ориентация на разные или одинаковые стили деятельности мужчин и женщин.
  19. Изучение различных проявлений толерантности-интолерантности в детской среде в целом показывает высокий потенциал толерантности, но реализация этого потенциала затрудняется негативностью социального контекста: семейными отношениями, экономическим положением, чрезвычайными событиями, военными действиями.
  20. В молодежной среде в выборе превентивных мер противодействия экстремизму в большей степени предпочитаются мягкие технологии (образование, переговоры, посредничество, развитие толерантности), что свидетельствует о высоком уровне социальной толерантности и опровергает мнение о том, что в молодежной среде насилие является одобряемым способом разрешения различных конфликтов.
  21. Логика и технология обучения толерантности в зависимости от специфики основного вида деятельности обучаемых должна быть разной, а  практическую работу в области формирования и развития толерантности (и снижения уровня интолерантности) целесообразно выстраивать с опорой на фокусно-ориентированные технологии, адресность которых определяется  категорией обучаемых.  Эффективность предложенных нами эмоционально-, когнитивно- и деятельностно-ориентированных технологий подтверждается.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях:

  1. Личное отношение человека к человеку (структура и генезис). Диссертация … канд. психол. наук. СПбГУ, 1982. – 186 с.
  2. Эмпирические характеристики отношения человека к человеку. / Вестник ЛГУ, 1982, №11, с.49-54. (в соавторстве с Е.С.Кузьминым и А.П.Марьяненко).
  3. Я хочу! Психологическое сопровождение естественного развития маленьких детей. - СПб, 1993. – 96 с. 
  4. Диалоговая проблематизация как способ развития мышления ребенка / Психолого-педагогические аспекты много-уровневого образования. Том 8. Тверь, ТГУ, 1995, с. 53-60. 
  5. Технология работы с отношениями подростков в школьном классе / Практическая психология в школе (цели и средства). – СПб.: ГП Иматон, 1996, с. 25-27. (в соавторстве с Т.Н.Кузьминой).
  6. Операциональная модель личностного неблагополучия. / Актуальные проблемы психологии занятости. Под ред. Ю.П.Платонова. СПб,  1996, с.124-137. 
  7. Жизненные конфронтации как категория анализа и прогноза локальной динамики жизненного пути личности. / Ананьевские чтения – 97. Под общ. ред. А.А.Крылова. - СПб, 1997, с.151-152. 
  8. Арт-методы исследования и развития личности в работе социального педагога / Социальный  потенциал возрождения России. СПб, «Участие», 1997, с.154-158. 
  9. Социокультурные аспекты потребления школьниками современной мульт-среды. // Прикладная психология. №1, 1998, с.23-29. 
  10. Альтернативное образование: «гибкие» стандарты  и технология «профессионального» гуманизма. / «Частная школа», М., 1998, с.15-24. 
  11. Жизненные конфронтации личности как пространство интеркультурного обучения. / Социальная адаптация детей и молодежи. Часть 1. – сб. научно-практических и методических материалов. Под ред. С.А.Расчетиной. – СПб.: «VERBA MAGISTRI», 1998, с.69-74.
  12. Феномен «культурного шока» в контексте межкультурных связей / Ананьевские чтения – 98. Под общ. ред.  А.А. Крылова. - СпбГУ, 1998, с.14-16. (в соавт. с В.П.Голубевой).
  13. Психолого-педагогическое сопровождение студентов в Невском институте языка и культуры. / Женщина в мире мужской культуры: путь к себе.- СПб, НИЯК, 1999, с.30-32. (в соавторстве с Т.А.Зелинской) (статья)
  14. «Женский» стиль деятельности в контексте бизнес-психологии как учебной дисциплины / Женский вопрос в контексте национальной культуры. Психологический подход. Вып.4. – СПб, 2000, с.10-19.
  15. Методологические принципы экономической психологии как науки. / Современные проблемы экономической психологии и этики делового общения в трудовой, управленческой и предпринимательской деятельности. – СПб.: СПб ГУЭФ, 2000, с.19-22.
  16. Переговоры. Методическое пособие для студентов и преподавателей. - СПб, НИЯК, 2001. – 40 с. 
  17. Метод интервью. Учебно-методическое пособие для студентов по подготовке и проведению интервью. - СПб, НИЯК, 2001. – 15 с. 
  18. Уважение к ребенку как социальное явление: теоретический, эмпирический и научно-практический подходы. / Педагогика Януша Корчака и современный опыт помощи ребенку. - СПб, «Участие», 2001,  с. 94-100. 
  19. Дети рисуют Кавказский узел // Мемориал, июнь-август 2001 (№23), с.46-48.
  20. Исследование стереотипов межкультурной коммуникации методом полярных профилей с последующим нестандартизированным интервью. / Образование в России: перспективы и реальность. – СПб.: НИЯК, 2001, с.213-217. (в соавторстве с О.В.Третьяковой).
  21. Организация коммуникаций в малых группах как функция работы модератора / Образование в России: перспективы и реальность. – СПб.: НИЯК, 2001, с.217-220. (в соавторстве с Ю.В.Паволоцкой).
  22. Психологическое сопровождение многоцелевых интенсивных сетевых семинаров, направленных на развитие института Омбудсмана в регионах России. / Участие власти в защите прав человека: комиссии и Уполномоченные. Под ред. А.Ю.Сунгурова. – СПб.:  Норма, 2001, с.145-155.
  23. Жизненный путь и культура бизнеса в России / Современные проблемы экономической психологии и этики делового общения в трудовой, управленческой и предпринимательской деятельности. – СПб.: СПбГУЭФ, 2001,  с.28-31.
  24. Интолерантность и девиантное поведение в бизнесе. СПб, 2001. – 41 с.
  25. Бизнес-психология. – М.: Генезис, 2002. – 412 с.
  26. Проблемы толерантности и девиантного поведения в бизнесе / Экономическая психология:  современные проблемы и перспективы развития. – СПб.:  СПбГУЭФ, 2002, с.32-36.
  27. Почему психолог похож на Кота. Тонкости социально-психологической помощи взрослых детям. – М.: Генезис, 2002. – 112 с.
  28. Типы толерантности в контексте социального развития / Защита прав человека на Кавказе: позиция ученых и правозащитников.  Под ред. А.Ю.Сунгурова – СПб.: Норма, 2002, с.155-161.
  29. Ситуации межэтнической интолерантности: критерии классификации и механизмы развития. / Реальность этноса. Образование и проблемы межэтнической коммуникации. Под науч. ред.  И.Л.Набока. СПб, Астерион, 2002, с.299-302.
  30. Гендерные роли в зеркале интеркультуры. / Психологические свойства современного исторического знания. Отв. ред. С.С.Минц, Краснодар, Кубан. гос. ун-т, МНЦИПИ, 2003, с.101-103.
  31. Феноменология толерантности в контексте экономической психологии. / Ежегодная Всероссийская научно-практическая конференция «Экономическая психология: современные проблемы и перспективы развития», этап 2003 г. «Всероссийский форум по экономической психологии». – СПб.: СПбГУЭФ, 2003, с.25-30.
  32. Исследование проявления толерантности в социально-экономическом пространстве современной России // Экономическая психология: современные проблемы и перспективы развития. Матер. ежег. Всеросс. научно- практич. конфер. – СПб.: Изд. СПбГУЭФ, 2004. – 256 с., с.18-23.
  33. Применение методики «Культурный ассимилятор» в построении межкультурного диалога на Северном Кавказе / Противодействие экстремизму: внесение изменений в нормативную базу и правоприменительную практику. Под ред. А.Ю.Сунгурова и Г.Л.Бардиер. – СПб.: Норма, 2004, с.188-191.
  34. Правоприменительная практика противодействия экстремизму в регионах РФ / Противодействие экстремизму: правоприменительная практика. Под ред. Г.Бардиер. СПб, Норма, 2004, с.70-81.
  35. Исследование представлений студентов о феномене экстремизма // Вестник СПбГУ, сер. 6, 2004, вып.1 (№6), с.76-88 (в соавторстве с Н.В. Сухановой).
  36. Определение экстремизма и исследование социальных представлений об экстремизме в молодежной среде / Противодействие экстремизму: внесение изменений в нормативную базу и правоприменительную практику. Под ред. А.Ю.Сунгурова и Г.Л.Бардиер. – СПб.: Норма, 2004, с.8-58. (в соавторстве с Н.В.Сухановой).
  37. Межрегиональные исследовательские группы и опыт изучения правозащитного поля. / Права человека как предмет обсуждения и обучения. Под ред. А.Ю.Сунгурова. – СПб.: Норма, 2004, с.63 – 70.
  38. Уроки психологии в начальной школе. 2-е изд., дополн. и перераб. – СПб.: Речь, 2004. – 188 с. (в соавторстве с И.М.Никольской).
  39. Комплексные методы исследования толерантности. / Почебут Л.Г. Взаимопонимание культур.  – СПб.: Изд. С-Петерб. ун-та, 2005, Глава 7, с.239-277.
  40. Что касается меня... Сомнения и переживания самых младших школьников. СПб–Рига, 1998 – 182 с., 2-е изд. - СПб, 2005. – 188 с. (в соавторстве с И.М.Никольской).
  41. Введение в экспертную деятельность / Социальная служба. Услуга. Специалист. Экспертная оценка на рабочих местах (портфель эксперта). - СПб, изд. ЗАО «АСП», 2005, с.16. 
  42. Влияние культурного шока на уровень толерантности личности. / Кросс-культурная психология: актуальные проблемы: Сб. статей. Под ред. Л.Г.Почебут, И.А.Шмелевой. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005, с.348-365. 
  43. О соотношении понятий «толерантность» и «идентичность». /Права человека и проблемы идентичности в России и в современном мире / Под ред. Малиновой О.Ю. и Сунгурова А.Ю. – СПб.: Норма, 2005, с.72-80. 
  44. Практика социальной психологии толерантности / Толерантность и интолерантность в современном обществе. Под ред. И.Первовой. – СПб.: Изд. С-Петерб. ун-та, 2005, с. 270-281. 
  45. Социальная психология толерантности. – СПб.: Изд-во  С.-Петерб. ун-та, 2005. – 120 с. 
  46. Учебные курсы и модули  по  социальной, социально-экономической толерантности, по методам исследования толерантности / Обучение толерантности. Методическое пособие / под ред. Г.Л.Бардиер. - СПб, Норма, 2005, с. 45-50.
  47. Технология оценки социальной учебно-развивающей программы «Школа жизни». - СПб, изд. ЗАО «АСП», 200. – 67 с. (в соавт. С И.В.Дикун).
  48. Специфические особенности понимания и применения термина «толерантность». / Гражданское образование в школе. Программа «Вы – народ». Сост. Степанова Г.В. - Петрозаводск, ПетрГУ, 2005, с. 11-19. 
  49. Толерантность как социальное представление и этическая норма. // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 6, 2005, вып.4, с. 110-119. 
  50. Идентичность и толерантность в контексте межкультурной коммуникации: социально-психологические подходы и исследования. / Studia slavica finlandensia. Tomus XXIII. Вопросы идентичности в русскоязычной диаспоре. Issue of identity in the Russian-speaking diaspora. – Helsinki, 2006. p.4-38. (в соавторстве с Л.Г.Почебут). 
  51. Толерантность как профессионально-значимое качество омбудсмана / Экспертное обеспечение деятельности уполномоченных по правам человека в субъектах РФ. Под ред. А.Ю.Сунгурова. – СПб.: Норма, 2006, с.28-36. 
  52. Когнитивно-ориентированная технология развития толерантности как методический инструмент практической социальной психологии толерантности / Язык и культура – основа общественной связности. Научная сессия «IX Невские чтения». – СПб.: Изд-во «Осипов», 2007, с.237-241. 
  53. Политическая культура и толерантность старших школьников  / Язык и культура – основа общественной связности. Научная сессия «IX Невские чтения». – СПб.: Изд-во «Осипов», 2007, с. 241-245.(в соавторстве с В.А.Скворцовой).
  54. Когнитивно-ориентированный тренинг толерантности./ 18 программ тренингов: Руководство для профессионалов. Под науч. ред. В.А.Чикер. – СПб.:  Речь, 2007, глава 13, с.176-192.
  55. Бардиер Г.Л. Научные основы социальной психологии толерантности: Учебное пособие. – СПб.: Изд-во «Осипов», 2007. – 96 с.
  56. Psychological accompaniment of multi-purpose intensive net-work seminars aimed at the development of the Ombudsman institution in the regions of Russia / On the Way to Public Policy: 10 years of Strategy. – SPb, Norma, 2004, с.133-145.
  57. Social Psychology Studies in Tolerance and Identity // ISSUES OF IDENTITY IN THE RUSSIAN-SPEAKING DIASPORA. - Helsinki, 2005, pp.15-17 (with L.G.Pochebut).
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.