WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Цветкова Лариса Александровна

СОЦИАЛЬНАЯ  ПСИХОЛОГИЯ  НАРКОТИЗМА 

В  СТУДЕНЧЕСКОЙ  СРЕДЕ

19.00.05 – Социальная психология (психологические науки)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Санкт-Петербург – 2011

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет»

Научный консультант:

Гурвич Иосиф Наумович

доктор психологических наук, профессор; профессор кафедры социальной психологии факультета психологии ФГБОУ ВПО СПбГУ

Официальные оппоненты:

Стефаненко Татьяна Гавриловна

доктор психологических наук, профессор; заведующий кафедрой социальной психологии факультета психологии ФГБОУ ВПО «МГУ имени М.В. Ломоносова»

Соловьева Светлана Леонидовна

доктор психологических наук, профессор; заведующий кафедрой психологии и педагогики ГОУ ВПО «СПбГМА им. И.И. Мечникова» Минздравсоцразвития России

Волкова Елена Николаевна

доктор психологических наук,  профессор; директор Института психологии ФГБОУ ВПО

НГПУ

Ведущая организация:

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский городской психолого-педагогический университет»

Защита состоится 16 декабря 2011 года в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.95 в ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова» по адресу: 125009, г. Москва, улица Моховая, дом 11, строение 9, аудитория 215 .

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ имени

М.В. Ломоносова

Автореферат разослан  _____  ______________2011 года.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор психологических наук, профессор  О.А. Карабанова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Социальная психология является той областью психологической науки и практики, которая в наибольшей степени связана с актуальными социальными проблемами общества. Тревожной тенденцией современности является рост девиантного поведения, в том числе и наркотизма. Сама проблема девиантности является междисциплинарной, с этим связаны сложности в ее изучении и внедрении полученных результатов в практику. Свой вклад в анализ изучения проблематики девиантности внесли социологи, юристы, медики, однако до сих пор ощущается дефицит социально-психологических исследований различных видов деиантности вообще и наркотизма в частности в современный период развития России, хотя сама проблема злоупотребления опьяняющими веществами имеет тысячелетнюю историю. Такие вещества, либо получаемые из растений, либо синтезированные в лабораториях, если признаются таковыми законодательством отдельных стран, именуются наркотиками. Следует отметить, что большое количество сходных по результатам использования опьяняющих веществ находятся в легальном обороте либо в качестве продуктов питания (чай, кофе, акцизные табачные изделия, алкогольные напитки), либо средств бытовой химии (клеи, растворители, средства гигиены и т.п.). Однако поскольку они не определены в данной стране как наркотики в установленном законом порядке, их нельзя считать таковыми, а, следовательно, их производство, оборот и сбыт, если и регулируются, то чаще вне уголовного законодательства. Отсюда очевидна относительность и определенность понятия «наркопотребление» только в рамках одной страны и одного исторического периода.

В последние годы алкоголь, наркотики и токсические опьяняющие вещества по их конечному эффекту объединяют в одну группу – психоактивные вещества (ПАВ). Такое объединение вполне оправдано с позиций социальной наркологии, поскольку в «символическом» смысле каждое из этих веществ способно заменить другое.

Хорошо известно, что в периоды больших социальных сдвигов наблюдается рост числа потребителей ПАВ. Для России эта закономерность четко прослеживается для периодов I и II Мировых войн. Действительно, в послевоенный период, на фоне относительной социальной стабильности, социального контроля, при неуклонном росте культурно нормативно одобряемого потребления алкоголя, случаи наркомании были не частыми. Следует, правда, отметить, что к концу советского периода истории страны началась заметная эрозия этих культурных норм.

В настоящее время наша страна переживает период перехода как в плане экономики (переход к рынку), так и в плане политического устройства (демократизация). На этом фоне уже в самом начале «перестройки» (конец 80-х годов 20 века) в стране наблюдается закономерный рост всех форм девиантного поведения, в том числе и связанных с употреблением ПАВ. Как и следовало ожидать, этот рост локализуется, прежде всего, в молодежной среде. Студенты ВУЗов являются не самой подверженной злоупотреблению ПАВ группой молодежи. Однако около 75% выпускников школ в настоящее время становятся студентами. Таким образом, студенчество является значимой группой для изучения молодежного наркотизма. Кроме того, из числа сегодняшнего студенчества рекрутируется будущая «элита» российского общества, и от состояния психического здоровья сегодняшних студентов во многом зависит благополучие российского общества в целом в недалеком будущем. Склонность к употреблению ПАВ формируется еще задолго до того, как молодой человек переступает порог высшего учебного заведения. Проследить формирование зависимости от ПАВ и определить возможности ее нейтрализации средствами внутривузовского воздействия представляется весьма актуальной задачей.

Проблема исследования. Проблемой исследования является наличие выраженного несоответствия между существующим в обществе неприятием злоупотребления ПАВ студентами, осведомленностью органов внутривузовского и государственного управления об общих тенденциях состояния проблемы, знаниями самой молодежи об опасностях употребления ПАВ, предпринимаемыми в этой области усилиями государственных и общественных организаций и продолжающимся ростом наркотизации студентов.

Степень изученности проблемы. Проблема формирования зависимого от ПАВ (аддиктивного) поведения привлекает внимание отечественных исследователей уже около двух столетий. Первые серьезные научные работы в этой области относятся к проблеме алкоголизации российского населения и выполнены преимущественно врачами–психиатрами. К.М. Бриль-Крамер (1819), В.М. Бехтерев, Д.К. Бородин, Д.Н. Воронов, В.К. Дмитриев, С.А. Первушин, И. Янжула, С.С. Корсаков, А.И. Шингарев, И.А. Сикорский, Н.И. Григорьев. Из авторов советского периода следует упомянуть Д.Д. Федотова, Э.А. Бабаяна, А.М. Раппопорта, А.К. Качаева, А.И. Кузнецова, И.Г. Уракова, В.П. Бокина, Н.Я. Копыта, Ю.П. Лисицына, З.Т. Сочневу и др.

Много внимания алкоголизации российского населения уделяется и в работах западных исследователей: M. McKee (1999), J. Wacklin (2005), L. Fillips (1997), P. Herliny (2002), V.G. Treml (1982) и др.

Относительно употребления других химических соединений с целью достижения опьянения первые работы отечественных авторов принадлежат: С. Моравицкому (1885), Н.К. Реймеру (1899), А. Раппопорту (1926), М.Н. Гернету (1926), Р. Голанту. После подъема наркотизма в период Великой Отечественной войны, а затем длительного периода «ликвидации» его социальных корней, первое исследование наркотизма в СССР было предпринято А.А. Габиани (1977). Существенный вклад в развитие отечественной социальной наркологии внесли: Э.А. Бабаян, Т.А. Боголюбова, М.Х. Гонопольский, Р.М. Готлиб, И.Н. Пятницкая, М.Е. Позднякова и др. Следует отметить, что все эти годы не прекращались исследования аддиктивного поведения с точки зрения медицинской модели. В результате мы имеем достаточно хорошо сформировавшуюся систему знаний о злоупотреблении ПАВ и соответствующую ей организацию наркологической помощи при недостаточном числе социально-психологических исследований и реализуемой на их основе помощи по вопросам формирования и динамики злоупотребления ПАВ в  новых общественных условиях.

Социальные подходы к изучению проблем употребления ПАВ лучше всего на сегодняшний день оказались разработанными в социологической науке: теория конфликта Л. Козера, теория аномии Р. Мертона, двойной неудачи И. Сазерленда, теория Г. Беккера и А. Боскова.

В психологии эта проблема рассматривалась в рамках классического психоанализа, либо в более поздних работах в рамках когнитивно-бихевиорального подхода (теории патологического научения или усвоения патологических ролевых моделей, низкой самоэффективности А. Бандуры). Собственно социально-психологического звучания данная тема еще не получила.

Цель исследования: выявление, описание и объяснение социально-психологических закономерностей формирования и предотвращения наркотизма в студенческой среде.

Объект исследования: социально-психологические особенности наркотизма в студенческой среде.

Предмет исследования: комплекс социальных, социально-психологических и индивидуально-психологических характеристик, связанных с риском наркотизации лиц молодого возраста в новейшей истории России.

Гипотезы исследования

  1. Социально-психологические закономерности и факторы являются доминирующими при формировании наркотизма в молодежной среде. Уровень  употребления ПАВ молодежью включает широкий спектр влияний со стороны особенностей личности, группы и общества в целом.
  2. Социально-психологическая модель наркотизма в студенческой среде интегрирует провоцирующие и защитные факторы, которые необходимо учитывать при планировании и проведении как исследований, так и конкретных мероприятий профилактической направленности.
  3. Наиболее адекватная профилактическая программа может быть разработана только на основе результатов предварительного эмпирического социально-психологического исследования целевой группы. Мониторинг эффективности превентивного вмешательства возможен лишь средствами социально-психологического исследования.

Задачи исследования

Задачи исследования разделены на теоретические и эмпирические.

Теоретические задачи исследования:

  1. Сформулировать операциональные определения наркотизации.
  2. Выделить индикаторы наркопотребления в молодежной среде.
  3. Сформулировать перечень значимых для формирования абберантного поведения социальных отношений в молодежной среде.
  4. Разработать социально-психологическую модель наркотизма в студенческой среде.

       Эмпирические задачи исследования:

  1. Выделить группы молодежи, репрезентирующие контингент обучающихся в учреждениях довузовского и вузовского образования.
  2. Разработать методологию, методический инструментарий и провести исследования в этих группах обучающихся.
  3. Провести сквозной и сопоставительный анализы вариации влияния факторов социального окружения и личностных факторов на наркопотребление в отдельных группах обучающихся.
  4. Разработать превентивную программу употребления ПАВ в студенческой среде и оценить ее эффективность.

При разработке проблематики диссертационного исследования мы опирались на ряд методологических оснований и концептуальных подходов: представление о целостности человека, единстве социального и биологического в человеке (Б.Г. Ананьев); теория деятельности (А.Н. Леонтьев); теория регуляции социального поведения (В.А. Ядов); принципы социокультурной детерминации психических процессов (Г.М. Андреева, Л.С. Выготский, А.И. Донцов, Б.Ф. Поршнев, Т.Г. Стефаненко и др.); теория когнитивного диссонанса и социального сравнения (Л. Фестингер); теория каузальной атрибуции (Г. Келли); принципы системного подхода (Б.Ф. Ломов); представления о влиянии непосредственного социального окружения (Е.С. Кузьмин); подход к изучению процессов социального познания в контексте реальных социальных групп (Г.М. Андреева); социально-психологические аспекты управления социальными системами (А.Л. Свенцицкий); концептуальные представления о социальной психологии здоровья (И.Н. Гурвич, И.Б. Бовина) и др.

Основным методом исследования явился опрос в варианте анкетирования с применением процедуры группового заполнения. Основное исследование студенческой наркотизации включало в себя три «волны» исследований, организованных по типу мониторинговых с использованием единой методологии (2002, 2006 и 2010 гг.). При разработке опросников максимально использованы индикаторы, давно применяющиеся в исследовательской практике и имеющие известные параметры надежности (Гурвич И.Н., 1999; Лисовский В.Т., 2001).

Число сопоставимых индикаторов в опросниках трех волн «студенческих» исследований наркотизма 2002, 2006 и 2010 годов составило 98 индикаторов. Сопоставимые индикаторы условно можно разделить на 6 блоков:

  1. Микросоциальные характеристики (33 индикатора):

а) социальные проблемы студенческой молодежи: получение образования, трудоустройство, отсутствие уважения со стороны старших, невозможность обрести материальную независимость, отсутствие своего «пространства» в родительской семье при бесперспективности получения собственного жилья, узость духовных интересов, возможность получения «легких денег» сомнительными способами, распространенность наркотиков, одиночество и проблемы психического здоровья;

б) первоочередность необходимости решения социальных проблем: занятость, трудоустройство и борьба с безработицей, получение доступного и качественного образования, улучшение материального положения, организация досуга, жилищные проблемы, социальная и правовая защита;

в) проблемы выбора профессии: повторный выбор профессии, страх остаться без работы после окончания вуза, предпочтительный сектор экономики для работы в будущем;

г) социально-организационные факторы: преобладающее отношение преподавателей к студентам, причины работы параллельно с учебой, учебный абсентеизм, доля пропущенных учебных занятий в семестре, причина пропусков учебных занятий.

  1. Социально-психологические характеристики (9 индикаторов):

a) ценностные ориентации;

b) установка к здоровому образу жизни;

c) степень удовлетворенности основными сторонами жизнедеятельности: морально-психологической обстановкой на факультете, взаимоотношениями с преподавателями, взаимоотношениями с сокурсниками, взаимоотношениями с родителями, интимными отношениями, материальным уровнем жизни, профессиональными перспективами;

  1. Индивидуально-психологические характеристики (11 индикаторов):

a) оценка своих свойств и качеств (Я-образ): физическое здоровье, психическое здоровье, сексуальная привлекательность, способность противостоять жизненным трудностям, способность выполнять требования учебного процесса, успеваемость, способность к будущей профессиональной деятельности, контактность, общительность;

b) депрессия (шкала Зунге);

c) личностная тревожность (личностная шкала проявлений тревоги Дж.Тейлора).

  1. Наркотизм (22 индикатора):
      1. наркотическое окружение;
      2. наркотический опыт;
      3. актуальное наркопотребление;
      4. исходы наркопотребления.
  2. Сексуальное поведение «риска» (10 индикаторов):
  1. сексуальный опыт;
  2. использование средств контрацепции;
  3. тестирование на ВИЧ-инфекцию.
  1. Социально-демографические характеристики (13 индикаторов):

пол, возраст, этническая принадлежность, место рождения, место воспитания, место проживания, семейное положение, трудовая занятость параллельно с учебой, вид работы, количество часов в неделю, затраченное на оплачиваемую работу, материальное положение, факультет, курс обучения.

Статистическая обработка количественных данных осуществлялась с использованием компьютерных программ (Microsoft Excel, SPSS 13.0 for Windows). Для анализа данных использованы следующие техники: (расчет простых распределения (%) и мер центральной тенденции (М, Me, , 95% CTI); кросс-секционный анализ, с использованием критерия 2; оценка значимости различий проводилась на основе 2-критерия или t-критерия Стьюдента; множественный регрессионный анализ; дискриминантный анализ; дисперсионный анализ. Статистическая значимость влияний и знак «вклада» рассчитывался при помощи мультиноминальной логистической регрессии, значение доли вклада вычислялась с использованием метода компонент-дисперсии.

Общая схема эмпирических исследований, включенных во вторичный анализ данных в рамках диссертационной работы, может быть представлена следующим образом (Табл. 1).

Таблица 1

Общая схема мониторинговых исследований студенческого наркопотребления с указанием основных характеристик выборок.

Год сбора данных

Тип выборки

Объем выборки

1

2002

Квотная выборка, учитывающая профиль факультета (2 естественнонаучных и 2 гуманитарных)

Курсы: с 1 по 4

400

2

20061

Ступенчатая выборка:

все факультеты СПбГУ,

Курсы: с 1 по 4

1476


3

2010

Ступенчатая выборки:

(8 факультетов СПбГУ).

Курсы: с 1 по 3

627


Общий объем выборки:

2503

Кроме того, во вторичный анализ включены данные еще 6-ти исследований, реализованных в Санкт-Петербурге в период с 1999 по 2009 годы.

  1. Исследование наркопотребления среди подростков Санкт-Петербурга выполнено в 2004 г. в рамках Целевой программы Санкт-Петербурга № 43-10 «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2002-2005 годы» РОО СП «Стеллит» (г. Санкт-Петербург). Объем выборки составил 300 подростков (59% юношей и 41% девушек).
  2. Поведенческое мониторинговое исследование, реализованное в 2005 г. по инициативе и при финансовой поддержке российского представительства Агентства США по международному развитию (USAID). В организации, научном и методическом обеспечении, а также в проведении исследования принимала участие Международная организация здоровья семьи (FHI); непосредственным исполнителем работ являлась РОО СП «Стеллит». Объем выборки молодежи Санкт-Петербурга составил 980 человек; из них институционализированная молодежь – 866 человек и неинституционализированная – 114 человек в возрасте 15-25 лет.
  3. Исследование среди учащихся профессиональных училищ и лицеев в 2007 г., осуществленное в рамках проекта «Создание Советов здоровья на базе ПУ для профилактики ВИЧ среди учащихся, в том числе среди представителей социально-уязвимых групп населения и выпускников интернатных учреждений», финансируемого Агентством США по международному развитию (АМР США) в рамках программы «Помощь детям-сиротам в России-3», осуществляемой Советом по международным исследованиям и обменам (АЙРЕКС). Непосредственным исполнителем работ являлась РОО СП «Стеллит». Объем выборки составил 1226 человек (63% юношей и 37% девушек; средний возраст -17 лет [=1,4]).
  4. Исследование поведения «риска» у детей и подростков, находящихся в трудной жизненной ситуации, реализованное в рамках группы проектов в области противодействия распространению наркотиков и профилактики наркомании Совета Министров Северных Стран в Санкт-Петербурге. Исследование осуществлено совместно с РОО СП «Стеллит», СПб Региональной Молодежной ОО «Молодежная служба “Надежда”» и Государственным образовательным учреждением СПО для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, школой-интернатом № 24 Невского административного района Санкт-Петербурга в 2005 году. Объем выборки составил 82 человека (3/5 - юноши, 2/5 – девушки; в возрасте от 14 до 17 лет).
  5. Исследование «Формирование здорового образа жизни у воспитанников специализированных реабилитационных учреждений в 2007-2009 гг.», реализованное РОО СП "Стеллит" совместно с Национальным центром изучения и развития социального обеспечения и здравоохранения Финляндии STAKES в 2007-2009 гг. при поддержке Министерства иностранных дел Финляндии. Объем выборки составил 23 человека.
  6. Популяционное исследование, реализованное Социологическим институтом РАН в 1999 году. В исследовании применялась стратифицированная серийная выборка. Объем подросткового субмассива составил 239 человек (3/5 – девушки, 2/5 – юноши; в возрасте от 15 до 19 лет).

Таким образом, общий объем 9-ти исследований, реализованных с 1999 по 2010 гг., включенных нами во вторичный анализ данных, составил 5430 человек.

Научная новизна исследования:

  1. Основным научным результатом диссертационной работы является теоретический анализ и эмпирическое обоснование социально-психологического уровня влияний на формирование студенческого наркотизма.
  2. Разработана социально-психологическая модель наркотизма в студенческой среде, которая включает в себя социально-психологические факторы, препятствующие и способствующие наркотизации студентов. Доминирующее влияние на наркопотребление оказывает преувеличение масштабов распространенности и преуменьшение рисков употребления ПАВ; наличие друзей, употребляющих наркотики. Сформированная установка отказа от наркотиков и конвенциональность являются доминирующими протективными факторами.
  3. Выявлена совокупность социально-психологических характеристик личности и ее социального окружения, влияющая на употребление наркотиков студентами, к которым относятся: ценностные ориентации (высокая значимость денег, низкая оценка уважения со стороны окружающих, отсутствие значимости образования); характеристики семьи (отсутствие обсуждения в семье опасности наркопотребления; неудовлетворенность отношениями с родителями, отсутствие «своего пространства» в родительской семье, ранний уход из родительской семьи, проживание с брачным партнером); вторичная трудовая занятость,  неуверенность в правильности выбора профессии.
  4. Показаны социальные и онтогенетические корни формирования студенческого наркотизма.
  5. Впервые проведена сравнительная оценка и верификация полученных результатов с данными других отечественных и зарубежных исследований, которая позволила выявить универсальные константы: уровень актуального наркопотребления (17–19% от числа когда-либо пробовавших наркотики); возраст первой пробы (15-16 лет); наиболее популярный вид наркотика (препараты конопли).
  6. Дана эмпирическая оценка мер профилактики студенческого наркотизма средствами профилактической кампании.
  7. Предложена модель антинаркотической профилактической работы в ВУЗе, включающая в себя оценку ситуации (возможности ВУЗа, выделение видов контингента риска и поведения риска), осуществление программы и мониторинг эффективности (краткосрочная и долгосрочная оценка эффективности).

Теоретическая значимость работы

  1. Теоретическая значимость проведенного комплексного исследования состоит в формировании социально-психологического подхода к изучению наркотизма в студенческой среде, дополняющего социологическое и клиническое направления изучения наркотизма. Это имеет особое значение в настоящий исторический период, когда вопросы здоровья молодежи стоят наиболее остро в связи с неуклонным сокращением численности населения страны при наблюдающемся росте потребления психоактивных веществ, в том числе наркотиков, в обществе.
  2. Разработанная и представленная в исследовании авторская социально-психологическая модель наркотизма, позволяющая понять причины и истоки возникновения этого явления, может иметь значение для теории социальной психологии. Комплексно-системный подход, сопоставление полученных результатов с современными данными зарубежных исследований позволяют по-новому осмыслить концепции социально-психологического анализа девиантности.
  3. Предложенные в диссертации социально-психологическая модель наркотизма студенчества и система индикаторов наркопотребления в единстве их теоретических оснований и практических аспектов могут быть использованы для изучения различных социальных групп и вносят вклад в изучение проблемы девиантности.
  4. В работе представлена авторская теоретическая модель профилактического вмешательства на базе ВУЗа, которая может быть использована для разработки и создания комплексной системы профилактической работы в высших учебных заведениях.

Практическая значимость работы

  1. Разработанная и представленная в диссертации методология, система индикаторов наркопотребления в студенческой среде может быть использована в дальнейших исследованиях студенческого наркотизма.
  2. Предложенная в работе система индикаторов наркопотребления может послужить основой создания в России системы мониторинга наркопотребления.
  3. Авторская модель профилактического вмешательства и разработанные материалы (тематические лекции, плакаты и брошюры) могут использоваться для реализации профилактических кампаний в молодежной среде.
  4. Полученные в работе материалы и результаты исследований могут использоваться в учебном процессе при подготовке психологов, социологов, медицинских работников, специалистов в области общественного здоровья в системе высшего профессионального образования и повышения квалификации.

Положения, выносимые на защиту

  1. Социально-психологическая модель наркотизма в студенческой среде включает в себя как провоцирующие, так и протективные факторы. При этом среди провоцирующих факторов доминируют: социально-психологический феномен искажения восприятия распространенности и риска наркопотребления и особенности первичной социальной группы – наличие друзей, употребляющих наркотики. Среди протективных факторов доминирующими являются: сформированная установка отказа от наркопотребления и  конвенциональность (нормативное поведение).
  2. Уровень употребления студентами ПАВ представляет собой результирующую переменную широкого спектра влияний: на уровне личности (ценностные ориентации), на уровне группы (характеристики родительской семьи, референтной группы, учебного или учебно-воспитательного учреждения первичной социализации, ВУЗа); на уровне общества (социальные проблемы переходного периода). Для каждой сравнительно небольшой формальной группы студентов в качестве как провоцирующих, так и протективных, выступает своеобразная конфигурация всех этих частных факторов.
  3. Существуют универсальные константы, характеризующие наркопотребление среди российских, европейских и американских студентов:
  • уровень актуального наркопотребления - 17–19% от числа когда-либо пробовавших наркотики;
  • возраст первой пробы наркотиков - 15–16 лет;
  • самый популярный вид наркотика – препараты конопли.
  1. Существует только одна общая характеристика, действующая во всех исследуемых молодежных группах – это пол (гендер). Употребление всех видов ПАВ более характерно для лиц мужского пола.
  2. Студенческое наркопотребление – это наркопотребление психически здоровых людей, которое является отражением общесоциальных проблем и культуральных особенностей общества.
  3. В современном обществе происходит «нормализация» наркопотребления, а именно: снижение актуальности проблемы наркопотребления в сознании студентов и либерализация установок в семье воспитания по отношению к наркопотреблению.
  4. Превентивная программа должна разрабатываться на основе эмпирического исследования, охватывать наиболее существенные для рассматриваемой общности факторы и включать оценку эффективности. Эффективность программы обеспечивается полнотой охвата всех воздействующих на наркопотребление факторов, учетом социально-экономической и культурной неоднородности России, нейтрализацией провоцирующих и активизацией протективных факторов.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты, полученные в диссертационном исследовании, были представлены и обсуждались в ходе ряда всероссийских и международных конференций: «Ананьевские чтения» (Санкт-Петербург, 2002 – 2010 гг.); 11-й Европейский психологический конгресс (Осло, 2009 г.); VI Всероссийский Форум «Здоровье нации – основа процветания в России» (Москва, 2008 – 2010 гг.); 12-й Европейский психологический Конгресс (Стамбул, 2011 г.). Результаты исследований также обсуждались на научно-практических семинарах: Пятый семинар Всероссийской школы «Профилактика наркомании среди молодежи: роль учреждений образования, общественных организаций и бизнес-сообщества» (СПб., 2007 г.); «Мониторинг наркоситуации в образовательном учреждении» (СПб., 2010 г.); «Профилактика наркозависимости в образовательных учреждениях» (СПб., 2010 г.); круглый стол «Система здравоохранения и профилактика злоупотребления алкоголем у женщин и фетального алкогольного синдрома» (Москва, 2011 г.); Международный семинар «Проблема злоупотребления алкоголем женщинами» (Санкт-Петербург, 2011 г.).

Разработанные на базе диссертационного исследования учебные курсы преподаются студентам Санкт-Петербургского государственного университета: «Основы социологии и психологии здоровья (Ч.1)» - в рамках инновационной междисциплинарной магистерской программы «Общественное здоровье» (с 2005 г.); «Современные превентивные технологии в области здоровья» - бакалаврам факультета психологии СПбГУ (с 2011 г.); в циклах программ повышения квалификации для специалистов (СПб., 2007 – 2010 гг.). Результаты исследования использовались при разработке программы по формированию здорового образа жизни и профилактике различных видов рискованного поведения, в том числе наркозависимости, у студентов дневных отделений различных факультетов Санкт-Петербургского государственного университета.

Структура и объем диссертации.

Диссертация состоит из введения, 5 глав, выводов, заключения, списка литературы (601 источников, в том числе 458 – на иностранных языках) и приложений. Основной текст диссертации изложен на 469 страницах, содержит 6 таблиц и 5 рисунков.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении представлены актуальность, цель, задачи, объект, предмет, гипотезы и методы исследования; дана характеристика выборки; раскрыты теоретико-методологические основания диссертационного исследования; показана научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы; сформулированы положения, выносимые на защиту.

Глава 1 «Теоретические модели наркотизма» состоит из двух разделов. В разделе 1.1. вводятся и определяются понятия, используемые в работе. К ним относятся: психоактивные вещества (ПАВ), социально-психологический подход к изучению наркотизма.

ПАВ - это вещества, способные при однократном приеме вызвать изменение психофизиологического состояния потребителя. В настоящее время к ним относят: кофеин, никотин, алкоголь, наркотические (наркотики) и токсические вещества.

Социально-психологический подход к изучению наркотизма (наркопотребления, наркотизации) исходит из понимания того, что предметом социальной психологии являются психологические феномены, возникающие в результате общения людей (Е.С. Кузьмин,1979 ). На этой основе происходит включение личности в разного рода малые и большие группы, регулирующие конкретное индивидуальное поведение, а так же формирование социально-психологических характеристик в структуре самой личности (социализация), благодаря которому воспринимается такое регулирующее влияние и благодаря которому оно является действенным.

Однако наркотизм до сих пор традиционно рассматривался с двух позиций: социологической и клинической.

В социологическом понимании, наркотизм – это социальное явление, выражающееся в относительно распространенном, статистически устойчивом употреблении частью населения наркотических средств (или психотропных веществ), влекущем определенные медицинские (заболевания) и социальные последствия (исходы).

В клиническом понимании, наркотизация – это вид индивидуального поведения, направленного на достижение состояния опьянения посредством употребления наркотиков и других ПАВ. На клиническом уровне анализа наркотизация может быть проявлением как социально-ситуационного поведения, так и зависимости. Как проявление зависимости наркотизация выступает осевым симптомом заболевания «наркомания». Таким образом, наркомания является психическим заболеванием, вызванным систематическим употреблением наркотиков. Диагноз «наркомания» может быть установлен только клиническим методом. В данной работе не рассматриваются случаи наркомании у студентов, которые подразумевают клиническую диагностику. Речь идет исключительно о наркопотреблении студентов. Таким образом, с точки зрения социальной психологии здоровья, наркотизация, пока она клинически не квалифицирована как зависимость, определяется как социальное поведение «риска».

В связи с тем, что до сих пор наркотизм традиционно рассматривался в рамках социологического или  клинического направления, мы в своей работе ставим задачу разработки социально-психологической модели наркотизма.

Далее в первой части представлена используемая в работе классификация ПАВ И.С. Болотовского.

В исследовании выделены и использованы следующие индикаторы наркопотребления:

Жизненный преваленс – употребление ПАВ в течение жизни - отражает инициальные пробы с ПАВ, экспериментирование.

Годовой преваленс – употребление ПАВ в течение предшествующих опросу 12-ти месяцев.

Месячный преваленс - употребление ПАВ в течение предшествующих опросу 30-ти дней - отражает долю актуальных потребителей ПАВ.

В разделе 1.2. представлен обзор социально-психологических подходов к изучению наркотизма. Предваряет обзор анализ социологических подходов. В концепции Р. Мертона (Мертон Р., 1966) наркотизм рассматривается как форма адаптации, проявляющаяся в бегстве от действительности, когда человек отрицает и цели, и социально одобряемые средства их достижения. Таких представителей субкультуры «ухода» Р. Мертон называет «неудачниками вдвойне». Эту концепцию использовали в своих работах и другие ученые, описывая особенности девиантной субкультуры (Клауорд Р.А., Оулин Л.Е., 1966; Лаккофф Р., 1976). Сегодня молодежная субкультура крупных городов переплетена с наркотической, однако нельзя говорить об их тождественности, излишняя драматизация наркотизма лишь усугубляет существующую ситуацию. Рост наркотизма в современном обществе можно объяснить и с точки зрения концепции солидарности Э. Дюркгейма (1991). Э. Росс (1904) рассматривает возможность использования социального контроля для превенции девиантных форм поведения через такой социальный институт, как семья. Большинство профилактических программ включают в себя работу с семьей. Проблема наркотизма может быть рассмотрена и с позиций теорий дифференцирования (теория дифференциальных связей Э. Сазерленда [конец 1930-х гг.] и понятие дифференциальной идентификации Д. Глейзера [1956]). Если в социальном окружении подростка потребление наркотиков не порицается, то это будет способствовать его вовлечению в наркотизацию (Sutherland E., Cressey D., 1992). В рамках конфликтологического подхода Л. Козера наркотизм рассматривается как свойство инородной культуры, которая может дестабилизировать жизнь общества (Козер Л., 2000).

Следует подчеркнуть, что проблематика наркопотребления подростков и молодежи рассматривается и сторонниками всех основных теоретических направлений в психологии:

  • психоанализа и неопсихоанализа (Meninger K., 1938; Kaplan E.H., 1969; Krystal H., Raskin H.A., 1970; Yorke C.A., 1970; Khantzian E.J., 1978; 1980; Калмыкова Е.С., Гагарина М.А., Падун М.А., 2006; 2007). С точки зрения психоанализа человека побуждает прибегать к употреблению ПАВ их зачастую выраженное анксиолитическое действие (свойство снижать тревогу). Вкладом психоанализа является признание отрицания ведущим механизмом психологической защиты при алкоголизме и наркомании, и связанных с ними нарушений здоровья и социального статуса;
  • трансактного анализа (см., например: Jessor R., Jessor S.L. 1977; Elliot D.S., Huizinga D., Ageton S.S., 1985; Hawkins J.D., Weis J.G., 1985; Oetting E.R., Beauvais F., 1986; Elliot D.S., Huizinga D., Menard S., 1989; Kumpfer K.L., Turner C.W., 1990-1991; Petraitis J., Flay B.R., Miller T.Q., 1995; Pentz M.A., 1999). В рамках данного подхода потребление наркотиков рассматривается как стратегия поведения, позволяющая наркопотребителю манипулировать чувствами и действиями окружающих. Манипулятивное поведение может являться следствием низкой самооценки и страха доверительных отношений с людьми. Предпринимается попытка анализа социально-психологических механизмов, участвующих в становлении патологических стереотипов межличностного поведения и изменений личности;

- гештальтпсихологии (см., например: Дерюшева М.А., 2003; Prochaska J.O., DiClemente C.C., 1983; 1984; Maibach E.W., Cotton D., 1995; Alcalay R., Bell R.A., 2000). В гештальт-психологии жизнь и поведение рассматриваются как процессы, управляемые гомеостазом, посредством которого организм поддерживает свое равновесие и здоровое состояние в изменяющихся условиях. В качестве фигуры в каждый момент времени выступает доминирующая на данный момент потребность, тогда как другие потребности представляют собой фон. В случае зависимого поведения – это опредмеченная потребность в объекте зависимости;

  • бихевиоризма и необихевиоризма (см., например: Гурвич И.Н., 1999; Кузнецова А.А., Корнильцева О.С., 2003; Akers R.L., 1977; Bandura A., 1977; Petraitis J., Flay B.R., Miller T.Q., 1995). Согласно теории социального научения временное разрешение имеющихся конфликтных ситуаций со снижением тревоги вследствие употребления ПАВ является побудительной причиной к дельнейшей наркотизации. Уменьшение тревожности при первых опытах употребления ПАВ, таким образом, является источником подкрепления при наркотизации. Основное внимание в рамках данного направления уделяется воздействию на формирование наркопотребления значимых представителей социального окружения;
  • когнитивной психологии (см., например: Кретова И.Г., 2003; Coghlan A.J. et al., 1973; Rosenstock I.M., 1974; Ajzen I., Fishbein M., 1980; Gold S.R., 1980; Maddux J.E., Rogers R.W., 1983; Schifter D.E., Ajzen I., 1985; Rosenstock I.M., 1990; 1991; Petraitis J., Flay B.R., Miller T.Q., 1995). Рассматривается влияние воспринимаемых человеком затрат и выгод, связанных с экспериментированием с наркотиками. В рамках данного подхода наиболее существенное влияние на принятие подростком решения употреблять наркотики оказывают его ожидания и установки относительно наркопотребления;
  • гуманистической психологии (см., например: Greaves G.B., 1980). В рамках данного направления рассматривается личностный смысл наркотизации, который заключается в доступе к психологическим ресурсам, облегчающим межличностную коммуникацию, самоактуализацию, высвобождение творческой энергии личности.

Кроме того, в психологии существует подход к наркотизации, связанный с поиском преморбидных особенностей личности или личностных аномалий (психопатий), предрасполагающих к злоупотреблению ПАВ. Таким образом, личностный подход к потреблению ПАВ заключается в определении предрасположенности к аддиктивному поведению на основе выделения определенных личностных черт (Корсаков С.С., Ганнушкин П.Б., Кречмер Э., Личко А.Е., Битенский В.С., 1991; Козлов А.А., Рохлина М.Л., 2000; Kaplan H.B., Martin S.S., Robbins C., 1982; 1984; Simons R.L., Conger R.D., Whitbeck L.B., 1988).

Далее в разделе 1.2. более подробно представлены теории, в которых рассматривается наркопотребление подростков, поскольку именно в подростковом возрасте формируются предпосылки наркопотребления.

Согласно теории группы сверстников (Oetting E.R., Beauvais F., 1986), основным фактором, оказывающим непосредственное влияние на наркопотребление у подростков и молодежи, является воздействие референтной группы сверстников. Спровоцировать формирование у подростков и молодых людей привязанности к группе сверстников, в которой распространено употребление наркотиков, могут заниженная самооценка, высокий уровень тревоги, позитивные установки относительно девиантного поведения, слабая привязанность к семье, религиозным институтам, школе, а также развод родителей и низкий социально-экономический статус семьи.

Авторы теории проблемного поведения – Р. Джессор, С.Л. Джессор (1977) – выделяют два типа поведения: конвенциональное и проблемное (употребление алкоголя, наркотиков, раннее начало половой жизни и незащищенные сексуальные контакты).

Поведение, связанное с употреблением наркотиков, формируется под воздействием двух систем факторов: личностных и воспринимаемых факторов окружающей среды.

К системе личностных факторов относятся восприятие подростком своего положения в обществе, мотивы и ценности, а также внутренние регуляторы поведения. Восприятие подростком или молодым человеком своего положения в обществе оказывает наиболее сильное влияние на наркопотребление. Риск вовлечения в наркопотребление высок в тех случаях, когда у подростков и молодых людей занижена самооценка, выражен внешний локус контроля, когда они убеждены, что их нормативное поведение не вознаграждается, а девиантное поведение остается безнаказанным. Мотивы и ценности, по мнению авторов теории, оказывают среднее по силе воздействие на наркопотребление. Внутренние регуляторы поведения оказывают на подростковое  наркопотребление менее сильное влияние, чем другие личностные факторы. Считается, что в наибольшей степени склонны к употреблению наркотиков подростки и молодые люди, для которых референтная группа имеет большее значение, чем семья, среди друзей которых распространено употребление наркотиков, и которые считают, что их друзья и родители одобряют употребление наркотиков.

Значимость межличностных отношений в формировании наркопотребления подчеркивается еще в двух теориях: теории социальных сетей (Нидл Р.Х., Койл С., Троттер Р.Т., 1995) и теории социального влияния (Линг Дж.К., Франклин Б., Линдстадт Дж., Джирон С., 1992).

Далее в первой главе рассматриваются бихевиористские теории социального научения Р.Л. Акерса и А. Бандуры. Согласно теории Р.Л. Акерса (Akers R.L., 1977), основное воздействие на принятие подростками и молодыми людьми решения попробовать наркотики оказывают установки по отношению к наркотикам и степень распространенности наркопотребления среди значимых для них людей.        С позиций теории А. Бандуры (Bandura A., 1977) поведение рассматривается в контексте окружающей среды (физической и социальной). Предполагается, что именно среда оказывает решающее воздействие на поведение людей в сфере здоровья, даже если это влияние не осознается.

В нескольких теориях в рамках когнитивного подхода рассматривается влияние воспринимаемых затрат и выгод, связанных с экспериментированием с наркотиками, на принятие подростками и молодыми людьми решения попробовать наркотики. К таким теориям относятся, например, теория убеждений о здоровье, теория протективной мотивации, теория разумного действия, теория планируемого поведения, теория когнитивно-аффективно-фармакогенетического контроля аддиктивного поведения (Petraitis J., Flay B.R., Miller T.Q., 1995; Gold S.R., Coghlan A.J., 1976).

В нескольких теориях центральное значение в детерминации наркопотребления у подростков и молодежи придается личностным особенностям. К таким теориям относятся, в частности, теория факторов наркопотребления А.Е. Личко и В.С. Битенского (1991) и теория стадий социального научения Р.Л. Симонс, Р.Д. Конгер и Л.Б. Вайтбек (Simons R.L., Conger R.D., Whitbeck L.B., 1988).

В последние годы осуществляются попытки разработки системного подхода к объяснению поведения человека. Системный подход к пониманию поведения человека в сфере здоровья представлен в работах ряда отечественных и зарубежных психологов (Гилинский Я. и др., 2001; Шабалина В.В., 2001; Куликов Л.В., 2000; Березовская Р.А., Никифоров Г.С., 2003; Бондин В.И., 2003; Шурманов Е.Г., 2003; Трофимова Г.А. и др., 2003; Huba G.J., Wingard J.A., Bentler P.M., 1980; Huba G.J., Bentler P.M., 1982; Petraitis J., Flay B.R., Miller T.Q., 1995).

Глава 2 «Организация и основные результаты исследования уровня и факторов молодежного наркопотребления» состоит из трех разделов. В разделе 2.1. приводится описание методик и процедур исследований, включенных в анализ: «студенческие» исследования, «школьные» исследования, популяционное исследование. Дается описание методов статистической обработки данных.

В разделе 2.2. представлен анализ результатов исследований уровня и характеристик молодежного наркопотребления в России в сопоставлении с зарубежными данными. Приведены результаты оценочных исследований наркоситуации в молодежной среде, 85% которых выполняются в США (Johnston L.D., 2008). Представлены результаты последнего среза 2007 года авторитетного американского исследования «Мониторинг Будущего» («Monitoring the Future», 2008), по результатам которого доля активных наркопотребителей в США от общего числа пробовавших когда-либо наркотики составляет 19%, наиболее распространенным наркотиком является марихуана, возраст первой пробы составляет 15 лет. Анализ динамики изменения уровня наркопотребления в целом за последние 30 лет позволяет констатировать снижение доли пробовавших когда-либо наркотики с 50% до 35%.

Анализ части результатов нашего исследования (двух срезов 2002 и 2006 гг.) позволяет сопоставить данные и констатировать схожие тенденции: снижение жизненного и месячного преваленса наркопотребления в студенческой среде. Однако, далее (срез 2010 г.) мы наблюдаем его продолжающийся рост  до уровня 2002 г.

Представлены данные не столь масштабных европейских исследований, которые соответствуют американским: доля активных наркопотребителей составляет 19%; наиболее распространенный наркотик – марихуана (Webb E., Ashton C.H., 1996). Приводятся результаты разрозненных российских исследований уровня актуального наркопотребления среди студенческой молодежи, который составляет в среднем около 12% (Голенков А.В., 1996; Журавлева Л.А., 2000; Оглоблин К.А., 1999; Абаскалова Н.П., 2001; Ахметова Е.В. и др., 2003; Денисенко М., 2006; Мухаметова Г.Р., 2005; Гранская Ю.В., 2005).

Результаты нашего исследования несколько отличаются: доля активных наркопотребителей составляет 17% (от наркопотребителей). Следует отметить, что на сегодняшний день в России нет единого мониторингового центра проведения подобных исследований, не разработана единая методика, которая позволила бы получать сопоставимые данные с целью реализации на их основе научно обоснованных профилактических мероприятий. Этот факт вступает в явное противоречие с заявленным приоритетным направлением сохранения и укрепления здоровья молодежи в РФ.

В разделе 2.2. представлены основные характеристики  наркопотребления молодежи по результатам вторичного анализа данных, выполненного автором на материале 9-ти исследований различных социальных групп молодежи Санкт-Петербурга. Результаты исследования показывают, что опыт употребления наркотиков есть у 29% молодежи Санкт-Петербурга; возраст первой пробы соответствует 16 годам; девушки (p0,001) позже начинают пробовать наркотики; юноши (p0,001) чаще продолжают употреблять наркотики после первой пробы; в среднем 7% представителей молодежной популяции можно отнести к актуальным наркопотребителям; наиболее распространенным наркотиком являются препараты конопли.

Отдельно представлены результаты авторского исследования уровня наркопотребления студенческой молодежи. Общий «жизненный преваленс» употребления ПАВ в выборке 2010 г. оказался сопоставимым с данными 2002 г., примерно 1/3 студентов пробовали наркотики, однако, по сравнению с 2006 годом показатель вырос в 1,5 раза (с 21,8% до 29,2%; 2=21,1, p0,001). Юноши чаще, чем девушки, употребляют наркотики (r=0,102; p0,001). Это единственная сквозная характеристика, выявленная в исследовании. Работающие студенты чаще употребляют наркотики (r=0,08; p0,001).

Доля активных наркопотребителей в ВУЗе остается неизменной в течение 8 лет; их число составляет 17% всех студентов, имеющих опыт употребления наркотиков, или около 5% от всех студентов.

С пробами наркотических веществ ассоциированы: большее количество сексуальных партнеров, абсентеизм в учебной деятельности (пропуски занятий без уважительной причины) (p0,001), т.е. вовлечение в один вид риска способствует вовлечению в другой. Таким образом, наши результаты подтверждают положения, сформулированные в теории проблемного поведения Джессоров (Jessor R., Jessor S.L., 1977).

Анализ структуры наркопотребления позволяет зафиксировать рост потребления снотворных препаратов с 2002 по 2010 г. в 2 раза (2=18,4, p0,001), что может косвенно свидетельствовать о нарастании общего уровня социальной тревоги у студентов.

В то же время, уменьшается опыт употребления токсических препаратов (2=7,9; p0,05) и опиатов (2=6,0; p0,05). Сравнительный анализ показал, что в период с 2002 по 2006 гг. употребление опиатов снизилось в 2 раза и в последние 4 года наблюдается тенденция к сокращению их употребления.

Основными мотивами употребления наркотиков являются поиск новых ощущений (90%), что согласуется с теорией M. Zuckerman (1979), и давление со стороны сверстников (40%), что также подтверждает результаты, полученные в российских и зарубежных исследованиях (Калачев Б.Ф., 1989; Гришко А.Я., 1990; Битенский В.С. с соавт, 1991; Габиани А.А., 1992; Скворцова Е.С., Сухаберидзе Е.В., 1997; Быков С.А., 2000; Meier R.F., Johnson W.T., 1977; Brook J.S., Brook D.W., 1990; Jessor R., Donovan I.E., Widmer K., 1980; Dinges M.M., Oetting E.R., 1993).

Раздел 2.3. посвящен анализу наркопотребления в довузовский период. По данным ЕСПАД, в России наркопотребление среди школьников соответствует усвоенным взрослым паттернам поведения; употребляли ПАВ в течение жизни 20% подростков; наиболее распространенный ПАВ – препараты конопли; за последние 5 лет зафиксировано увеличение потребление ПАВ в Москве в среднем на 3% (Вышинский К.В. и др., 2009).

По данным зарубежных исследований, опыт употребления ПАВ есть у 30% школьников, за последние 3 года также зафиксировано увеличение потребления ПАВ; уличные дети употребляют ПАВ более, чем в 50% случаев (Adlaf E.M., et al., 1997; Johnston L.D., et al., 2007).

В работе проведен анализ мотивов обращения к ПАВ. К основным мотивам употребления ПАВ исследователи относят: поиск новых ощущений, удовольствий, установление контактов, повышение собственного статуса, уход от реальности, символизм, желание быть взрослым и др. (Amos A., et al., 1997; Arnett J.J., 2000; Banwell C.L., Young D., 1993; Franzkowiak P., 1987; Igra V., Irwin C.E., 1996; Wilks J., 1992).

В работе описаны протективные факторы подросткового наркопотребления. К ним, в первую очередь, относят структуру семьи, стили воспитания, установки родителей, отношения в семье, успеваемость, позитивные модели окружающей среды и референтной группы, самоэффективность. Социально-психологические факторы (семья, окружение сверстников, нормы молодежной субкультуры) оказывают самое существенное влияние на наркопотребление подростков.

Проанализированы подходы к изучению поведения риска в подростковом возрасте, которое является функциональным (для достижения принятия референтной группой, автономии, собственной идентичности, переход к взрослости), а не отклоняющимся (Jessor R., Jessor S.L., 1977). В то же время, повышение уровня осознания риска снижает уровень наркопотребления (Bachman J.G., et al., 1984).

В связи с тем, что факторы наркопотребления довузовского периода могут выступать предикторами наркопотребления в ВУЗе, в работе изучались характеристики наркопотребления подростков Санкт-Петербурга.

В разделе 2.3. представлены результаты исследования потребления наркотиков подростками Санкт-Петербурга: 46% подростков имеют опыт наркопотребления. Результаты дисперсионного анализа показывают, что проба наркотиков связана с низким уровнем образования подростков (начальное и неполное среднее) и криминальной средой (42% подростков, пробовавших наркотики, находились в следственном изоляторе). Средний возраст первой пробы составил 15 лет. Наиболее популярный наркотик – препараты конопли. Доля актуальных наркопотребителей составляет 30%. Основными распространителями наркотиков являются друзья (67%), т.е. близкое социальное окружение подростков. Места употребления наркотиков связаны с досуговыми практиками (более 50%), где снижен контроль со стороны взрослых.

Проведенный анализ представленных в научных публикациях результатов исследований позволил выделить личностные характеристики склонности к риску: поиск ощущений (Zuckerman M., 1979); депрессия (Brook J.S., Whiteman M., Gordon A.S., 1985; Harlow L., Newcomb M.D., Gentler P.M., 1986); экстернальный локус-контроль (Якимчук О.В., 2001); меньшая ориентация на достижения (Johnston L.D., Bachman J.G., O'Malley P.M., 1984; Brook J.S., Lukoff I.F., Whiteman M., 1977; 1978; 1980); агрессивность (Button T.M. et al., 2007; Fergusson D.M., Horwood L.J., Ridder E.M., 2007; Nation M., Heflinger C.A., 2006). К протективным факторам относятся: осознание риска (Danesco E.R., Kingery P.M., Coggeshall M.B., 1999; Musher-Eizenman D.R., Holub S.C. Arnet M., 2003); социальная и коммуникативная компетентность, самоэффективность, (Benard B., 1991; Sale E., et al., 2003); высокая успеваемость (Eggert L.L., Randell B.P., 2003; Ryan R.G., Miller-Loessi K., Nieri T., 2007); внеучебная активность (Cooper H., et al., 1999; Darling N., 2005).

Далее в разделе 2.3. представлены результаты исследования связи ценностей и самооценки с наркопотреблением у подростков СПб, свидетельствующие о том, что низкая субъективная значимость таких ценностей в структуре представлений о счастье, как уважение окружающих, наличие цели в жизни, потребность приносить пользу людям – способствует более раннему вовлечению подростков в наркопотребление.

Следующая группа факторов, проанализированная в работе в связи с опытом наркопотребления, описывает параметры семьи. В работе отдельно описаны факторы семьи, провоцирующие наркопотребление: употребление ПАВ родителями и другими родственниками (старшими братьями и сестрами) (Corsi K.F., et al., 2007; Swadi H., 1999; Vakalahi H.F., 2001; Dunn J., 1985; Needle R., 1986; Penning M., Barnes G.E., 1982; Гришко А.Я., 1990; Лысков Б.Д., 2005); отсутствие близких отношений между родителями и детьми, эмоциональное отвержение детей со стороны родителей (Иванова Т.В., 1992); сложности в установлении отношений и напряженные отношения с родителями (в первую очередь, с матерью) (Kandel D.B., 1978); отдельно проанализировано влияние на наркопотребление взаимоотношений подростков с отцом (Hartmann D., 1969; Prendergast T.J., 1974; Mellinger G.D., Somers R.H., Manheimer D.I., 1975; Brook J.S., Brook D.W., 1990); большая дистанция в отношениях с родителями (Hartmann D., 1969); конфликты и развод родителей (Brook J.S., Brook D.W., 1990; Brook J.S., Whiteman M., Gordon A.S., 1985; Penning M., Barnes G.E., 1982); неполная семья (Chassin L., 1984; Tolone W., Dermott D., 1975; Tec N., 1974; Битенский В.С. с соавт., 1991; Борисова Л.Г. с соавт., 2004); проживание отдельно от родителей, доминирование сверстников (Jessor R., 1980; Donovan J.E., 1991); низкий уровень образования родителей (Лукамер Г.Я. с соавт., 1990).

К протективным факторам семьи исследователи относят: эмоциональную поддержку со стороны родителей, близкие отношения с родителями (Turner R.A., et al., 1993); участие родителей в жизни ребенка (Greydanus D.E., Patel D.R., 2005; Kosterman R., et al., 2000; Pires P., Jenkins J.M., 2007); любовь (Brook J.S., 1988); одобрение со стороны родителей (в первую очередь, со стороны матери), высокую самооценку матери (Brook J.S., Brook D.W., 1990); воспринимаемый подростками контроль со стороны родителей (для младших подростков) (Jessor R., Jessor S.L., 1979); установки родителей в отношении наркопотребления. Так, по данным исследования наркопотребления в США в 2006 г., 60% подростков разговаривали с родителями о вреде табака, алкоголя и наркотиков; уровень наркопотребления был ниже у тех, кто говорил об этом с родителями (Substance Abuse and Mental Health Services Administration, 2007).

Следующая группа факторов, проанализированная и представленная в разделе 2.3., это факторы социального окружения. К факторам социального окружения, провоцирующим наркопотребление, исследователи относят: принадлежность к асоциальным группам; посещение ночных клубов; одобрение употребления наркотиков, употребление наркотиков сверстниками; доступность наркотиков; криминальная среда; «нормализация» наркотиков; обучение в вечерней школе, профтехучилище; отрицательное отношение к учебе. Протективными факторами социального окружения являются: социальная активность, хобби, негативное отношение к употреблению наркотиков, избегание наркотиков, обучение в дневной школе, ориентация на обучение (Brook J.S., 1983b; Friedman P.L., 2001; Winfree L.T., 1981; Dinges M.M., Oetting E.R., 1993; Jessor R., Donovan I.E., Widmer K., 1980; Meier R.F., Johnson W.T., 1977; Brook J.S., Brook D.W., 1990; Burrow-Sanchez J.J., 2006; Jang S.J., Johnson B.R., 2001; Thorlindsson T., Bernburg J.G., 2006; Karvonen S. et al., 2001; Winstanley E.L.et al., 2008; Битенский В.С. с соавт., 1991; Габиани А.А., 1992; Джаманбалаева Ш.Е., 1998).

Результаты авторского исследования подтверждают проанализированные данные о влиянии социального окружения на наркопотребление. Подростки, пробовавшие наркотики, чаще упоминали о наличии друзей, употребляющих наркотики (p0,001). Это согласуется с данными о том, что употребление наркотиков сверстниками повышает у подростков восприятие нормативности наркопотребления (Simons-Morton B., 2007; Musher-Eizenman D.R. et al., 2003).

Таким образом, можно отметить тенденцию «нормализации» наркопотребления в современном обществе, что подтверждается и данными, полученными в авторском исследовании.

В заключение главы 2 представлены превентивные программы, направленные на снижение наркопотребления у подростков.

Далее приводится описание результатов сравнительного исследования различных социальных групп: учащихся школ, ПТУ, техникума, подростков, находящихся в следственном изоляторе. Подростки группы «риска» чаще употребляли наркотики и имели друзей, употребляющих наркотики (p0,001); их возраст первой пробы значимо ниже (p0,001) и составляет в среднем 12 лет. Проведено обобщение факторов подросткового наркотизма.

Завершает вторую главу анализ основных характеристик молодежного наркотизма в России.

Глава 3 «Эмпирическое изучение наркотизма в студенческой среде» состоит из трех разделов. В разделе 3.1. представлены социально-ситуационные характеристики наркопотребления. Анализ данных зарубежной литературы свидетельствует о том, что, с одной стороны, происходит увеличение уровня наркопотребления молодежи (Galambos N.L., Leadbeater B.J., 2000; McGee R. et al, 2000; Johnston L.D. et al., 2000; Johnson V., Pandina R.J., 2000); с другой – поступление в ВУЗ является протективным фактором в отношении наркопотребления (Bachman J.G., Johnston L.D., O'Malley P.O., 1981; 1984). К протективным факторам относится и проживание молодых людей в семье (Bachman J.G. et al, 1997; Newcomb M.D., Bentler P.M., 1985).

В соответствии с этим, в нашем исследовании обнаружено нарастание тенденции ухода из семьи (в период с 2002 по 2010 гг.) на 20%, (p0,001), что повышает риск наркопотребления у молодежи. Социально-организационные характеристики ВУЗа в нашем исследовании высоко оцениваются студентами и не меняются на протяжении 8 лет исследований.

Анализ результатов исследования трудовой занятости показывает, что вторичная занятость является фактором, провоцирующим употребление ПАВ (Newcomb M.D., Bentler P.M., 1988; Gottfredson M.R., Hirschi T.A., 1990; Bachman J.G., Schulenberg J., 1993). Полученные в наших исследованиях результаты подтверждают эти факты.

Далее в разделе 3.1. представлен анализ результатов исследований влияния группы сверстников на наркопотребление, которые свидетельствуют о существенном влиянии сверстников на поведение студентов (Kandel D.B., 1978; Perkins H.W., 1985). Отдельно приводятся результаты исследования H.W. Perkins и A.D. Berkowitz (1986), посвященного изучению искаженного восприятия потребления ПАВ студентами.

В авторском исследовании получены схожие результаты: студенты-наркопотребители чаще имеют друзей, употребляющих ПАВ, и у них искажено восприятие норм и уровня потребления ПАВ, причем, такой тип поведения более характерен для юношей (p0,001). Основным каналом приобретения наркотиков является актуальное социальное окружение, друзья и знакомые.

Анализ данных изучения динамики обсуждения в семье темы опасности наркопотребеления с 2002 по 2010 гг. выявил отчетливую негативную тенденцию сокращения применения антинаркотических мер в семье (t= 7,76, p0,001), а это (как указывалось выше) является фактором риска и ассоциировано с наркопотреблением.

Анализ социальных проблем студенческой молодежи обнаружил тенденцию уменьшения актуальности проблемы наркопотребления в сознании студентов (2=15,23; p0,001). Анализ динамики страха безработицы у молодежи показывает его усиление во временной перспективе (2=9,6; p0,01). Тревожным является и обнаруженный в исследовании факт нарастания неуверенности в правильности выбора профессии. Если в 2002 году 2/3 студентов повторили бы свой выбор профессии, то в 2010 году – лишь половина опрошенных (2=17,7; p0,001). Этому способствует и общая система зачисления в ВУЗ, во многом провоцирующая абитуриентов просто подавать документы на различные специальности, а не осознанно выбирать профессию. В наших исследованиях обнаружено, что осознанный выбор профессии, уверенность в его правильности и возможность профессиональной реализации воздействуют на все звенья наркопотребления (инициальную пробу и актуальное потребление) и являются протективными факторами наркопотребления.

Далее в разделе 3.1. представлены воспроизводимые во временной динамике факторы, связанные с наркопотребленем. К ним относятся: отсутствие значимости образования и отсутствие «своего пространства» в родительской семье.

В разделе 3.2. представлены результаты изучения личностных факторов наркопотребления в студенческой среде: восприятие риска, установки, ценностные ориентации, эмоциональное состояние, Я-образ.

Результаты авторского исследования и исследований J. Schafer и S.A. Brown (1991) схожи: студенты-наркопотребители недооценивают риски, как разового, так и регулярного употребления наркотиков (р0,001), в сравнении со студентами, не употребляющими наркотики.

Наркопотребление студентов – это, в большинстве случаев, наркопотребление психически здоровых людей и отражает широкое распространение наркотиков в обществе. В нашем исследовании не выявлено связи индикаторов психического здоровья с актуальным наркопотреблением. Для опрошенных студентов характерен положительный Я-образ, однако, при выявленной тенденции к снижению позитивного восприятия своих личностных характеристик (р0,001). Студенты, употребляющие наркотики, склонны завышать свою самооценку (t=2,41, р0,05). Однако, в ряде западных исследований выявляются связи дисстресса, тревоги и депрессии с наркопотреблением (Web E., et al., 1996; Cappell H., Greeley J., 1987; Forrest G.G., 1994; Conger J., 1956; Stewart S.H., 1997; Cox, 1987).

В нашем исследовании выявлена связь низкой оценки со стороны окружающих и высокой значимости денег с опытом наркопотребления.

Студенты, принимавшие участие в исследовании, удовлетворены своей жизненной ситуацией, проба наркотиков ассоциирована с неудовлетворенностью отношениями с родителями и материальными условиями.

В разделе 3.3. приводятся результаты факторного и регрессионного анализов, на основе которых предложена авторская социально-психологическая модель наркотизма в студенческой среде (рис. 1). Модель включает в себя протективные факторы и факторы риска. К доминирующим факторам риска относятся: социально-психологический феномен искажения восприятия распространенности и риска наркопотребления и особенности первичной социальной группы – наличие друзей, употребляющих наркотики. Доминирующими протективными факторами являются: сформированная установка отказа от наркопотребления и конвенциональность (нормативное поведение).

Рис. 1. Социально-психологическая модель наркотизма в студенческой среде (Л.А.Цветкова).

Поскольку наибольший объем потенциально эффективных профилактических мер лежит в сфере социально-психологических факторов наркопотребления, их изучение единственно открывает возможности действенной профилактики наркотизма в отдельных социальных группах.

В главе 4 «Вузовские программы профилактики наркотизма» представлен обзор вузовских программ профилактики наркотизма. Она состоит из трех разделов. В разделе 4.1. представлен аналитический обзор современных программ профилактики наркозависимости в образовательной среде. Начало активной разработки и осуществления политики укрепления здоровья и профилактики неинфекционных заболеваний относится ко второй половине 70–х гг. прошлого столетия, когда появилась серия документов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) «Здоровье для всех к 2000 году». В России первый документ «К здоровой России», формулирующий политику в сфере профилактики неинфекционных заболеваний, был опубликован в 1994 году. В «Концепции профилактики злоупотребления психоактивными веществами в образовательной среде», утвержденной Министерством образования РФ в феврале 2000 г., говорится о необходимости более активного включения высших учебных заведений в работу, направленную на профилактику наркопотребления среди учащейся молодежи. Тем не менее, и в настоящее время многие сотрудники образовательных учреждений признают, что они недостаточно осведомлены в области  профилактики злоупотребления наркотиками.

Далее в работе представлены различные основания для классификации профилактических программ, в том числе следующие: 1) целевая группа, на представителей которой направлена программа; 2) тип политики социального контроля наркотизма, в рамках которой реализуется программа; 3) тип задач, решаемых в рамках профилактической программы; 4) основная стратегия воздействия. Классификация, в основании которой лежит целевая группа, не отличается от общемедицинской и включает в себя первичную, вторичную и третичную профилактику. В статье 1997 года К.Л. Кумпфер и Дж.Б. Баксли (Kumpfer K.L., Baxley J.B., 1997) предложили новую терминологию для этих видов профилактических программ. Она основана на классификации, разработанной Р. Гордоном (Gordon R., 1987) и включает в себя универсальные, избирательные и специфические профилактические программы. Н.С. Тоблер с коллегами (Tobler N.S., 2000) провел метаанализ 207 универсальных школьных программ профилактики наркопотребления и выделил характеристики наиболее эффективных: интерактивность, меньшее число участников, интенсивность, универсальность (всесторонний охват).

В зависимости от типа социального контроля, выделяются репрессивный и либеральные подходы. В рамках либерального выделяют два подхода к планированию профилактических программ: а) информационный и б) социально-психологический. Информационный подход заключается в информировании людей о небезопасном для здоровья, или «рискованном» поведении. Дж.Дж. Бачман, Л.Д. Джонстон и П.О. О’Мале рекомендуют предоставлять подлинную информацию о рисках и последствиях приема ПАВ для здоровья. Это может привести к лучшему осознанию рисков для собственного здоровья и к снижению потребления ПАВ. Верно и обратное: плохое понимание собственного риска приводит к повышенному потреблению ПАВ. Попытки вызвать страх, сгущая краски и преувеличивая риски, связанные с употреблением ПАВ, не будут эффективными, так как подростки не склонны верить преувеличениям (Bachman J.G., et al., 1991). Сторонники социально-психологического подхода подчеркивают необходимость развития у людей определенных психологических навыков, в том числе: противостояния социальному влиянию, отказа от употребления наркотиков, конструктивных способов разрешения кризисных и конфликтных жизненных ситуаций, уверенного и безопасного для здоровья поведения.

В зависимости от типа задач, решаемых в рамках профилактической программы, выделяются программы, целью которых является: 1) мотивирование подростков и молодежи на пожизненное воздержание от употребления наркотиков; 2) увеличение возраста первой пробы наркотиков; 3) снижение негативных последствий употребления наркотиков; 4) предоставление альтернатив употреблению наркотиков.

В зависимости от того, какая стратегия воздействия используется авторами профилактической программы, выделяются программы, основанные на стратегиях спроса и предложения.

Раздел 4.2. посвящен анализу социально-организационной среды ВУЗа с целью превенции молодежного наркопотребления. ВУЗы представляют собой большие и сложные организации, которые ставят перед собой множественные цели, при этом некоторые из этих целей являются публичными, другие остаются латентными. Отечественные исследователи большое внимание уделяют роли образовательного учреждения, как второго по значимости после семьи института социализации (Белинская Е.П., Тихомандридская О.А., 2001). Разнообразие видов деятельности, представленных в ВУЗе, предполагает широкую горизонтальную дифференциацию. Подобную разновидность структуры принято называть слабосвязанной (Weick K., 1979). Взаимопонимание сотрудников формируется на разделяемых большинством профессорско-преподавательского состава убеждениях, ценностях и нормах, которые формируют организационную культуру ВУЗа.

В разделе 4.2. подробно описывается влияние социально-организационных характеристик ВУЗа на психическое здоровье студентов. В ст. 32 закона РФ «Об образовании» к компетенциям образовательного учреждения относятся: создание необходимых условий для работы медицинских учреждений, контроль их работы в целях охраны и укрепления здоровья обучающихся (закон РФ «Об образовании», 1992). Однако практика показывает, что в большинстве учебных заведений охрана и укрепление здоровья сводятся лишь к заполнению листа прививок и контроля флюорографии.

Профилактика наркотизма в рамках общей проблемы здоровья стала особенно актуальной в сегодняшних сложных социальных и экономических условиях. Студенты оказались одной из наименее социально защищенных категорий населения. Причинами стресса у студентов могут быть финансовые проблемы, бытовая неустроенность, возрастные трудности и т.п. Дж. Гринберг (2002) по вероятности возникновения стресса выделяет три группы риска среди студентов – это первокурсники, студенты старшего возраста, а также представители этнических меньшинств.

Далее в работе более подробно рассматриваются возможности ВУЗа для реализации профилактических программ. Организация профилактической работы в сфере здоровья в ВУЗе традиционно подразумевает в качестве основных направлений:

  • обеспечение возможности получения студентами психологической помощи;
  • разработку и внедрение обучающих программ управления стрессом.

Превентивные программы в области аддиктивного поведения могут быть реализованы в следующих направлениях:

1. Организация досуга.

2. Организация образовательных программ, направленных на: а) повышение уровня знаний о негативном влиянии наркотических веществ и последствиях их употребления; б) повышение коммуникативной компетентности.

3. Осуществление программ социальной помощи.

В разделе 4.3. представлен аналитический обзор программ профилактики употребления ПАВ в ВУЗах.

Исследования причин формирования наркотической зависимости позволяют говорить о сочетанном влиянии факторов различного уровня. Согласно рекомендациям Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), выделяются следующие уровни воздействия факторов: биофизиологический, или индивидный уровень; индивидуально-психологический уровень; социально-психологический (микросоциальный) уровень; уровень общности (макросоциальный уровень).

В зависимости от уровня, профилактическое вмешательство может быть представлено в различных формах: на индивидуальном уровне; на групповом уровне; на уровне общности. Далее в работе представлены профилактические программы, реализуемые на трех уровнях (личности, группы, общества), а также программы многоуровневой профилактики.

Наиболее популярные в отечественных и зарубежных ВУЗах профилактические программы, описывающие детерминацию поведения в сфере здоровья на уровне личности, базируются на следующих теориях: теории убеждений о здоровье, разумного действия, планируемого поведения, поиска ощущений, а также теории стадий изменения поведения и концепции отношения к здоровью. Все большую популярность приобретают программы, направленные на формирование у студентов навыков управления личной жизнью.

Наиболее распространенными профилактическими программами в ВУЗах, в основе которых лежат теории, описывающие детерминацию поведения в сфере здоровья на уровне группы, являются: теория социального научения, социально-экологический подход, теория проблемного поведения и модель обсуждения социальной роли.

Реализуемые в ВУЗах профилактические программы, описывающие детерминацию поведения в сфере здоровья на уровне общности, в основном, основаны на следующих теориях: теории здорового образа жизни и теории организации общности.

Считается, что всесторонние или комплексные программы профилактики употребления ПАВ более перспективны, чем отдельно взятые стратегии превенции. Программы этого типа предполагают объединение усилий и участие нескольких составляющих: семьи, органов самоуправления, системы образования, СМИ.

В работе представлен пример пятилетней профилактической программы MPP, проводившейся в Канзас-Сити и Индианаполисе (США) в конце 1980-х годов (Pentz M.A., 1986; 1999). Эта программа состояла из пяти компонентов, которые вводились последовательно: школьная программа (проект СТАР/STAR); программа для родителей; социальная реклама в СМИ; изменения в политике здравоохранения, направленные на ограничение доступа к ПАВ и их доступности. Оценки эффективности Профилактической программы MPP в отношении уровня распространенности ПАВ среди подростков, полученные в ходе годичного контрольного наблюдения, показывают, что уровень распространенности табака, алкоголя и марихуаны среди участников программы СТАР (STAR) стал значительно ниже, в сравнении с контрольной группой.

Модель социального влияния, включающая в себя стратегии социально-психологического воздействия, на данный момент признается одной из эффективных моделей профилактики злоупотребления ПАВ. Основная предпосылка этой модели заключается в том, что подростки, употребляющие ПАВ, делают это из-за социального давления со стороны сверстников, семьи, СМИ, а также из-за внутреннего давления (например, желания быть «современным» или привлекать внимание сверстников) (Bauman K.E., Ennet S.T., 1996; Norman E. et al., 1997). Профилактические программы, основанные на этой модели, предполагают не только информирование подростков о негативных социальных последствиях употребления ПАВ и их вреде для здоровья, но и формируют у подростков навыки противостояния социальному давлению и мотивируют подростков не поддаваться ему (Ellickson P.L, 1995), т.е. направлены на развитие навыков контроля социального влияния (Botvin G.J., 1983; Botvin G.J., Wills T.A., 1985; Flay B.R., et al., 1989).

Образовательный компонент профилактических программ, основанных на этой модели, направлен на корректировку распространенного среди подростков и молодежи заблуждения о повсеместном употреблении наркотиков (Lee N.K., Oei T.P.S., 1993). Это достигается, во-первых, с помощью нормативного образования, которое подрывает общераспространенные мнения о том, что употребление ПАВ общепринято и приемлемо. Во-вторых, подробно обсуждаются антинаркотические социальные нормы; при этом делается попытка сформировать личную антинаркотическую установку путем обсуждения других способов достижения тех преимуществ, которые дает употребление ПАВ.

Одной из центральных моделей, на которых могут быть основаны программы многоуровневой профилактики в ВУЗах, является интегративная теоретическая модель профилактики наркопотребления в студенческой среде, разработанная Р.М. Гонзалесом (Gonzalez G.M., 1989). Она учитывает три условия, каждое из которых, в сочетании с развитием личных навыков и вмешательств в окружающую среду, должно учитываться в процессе планирования превентивной программы: личная и институциональная восприимчивость, сложность проблемы и выполнимость.

Любая программа профилактики злоупотребления ПАВ студентами ВУЗов должна принимать во внимание: 1) биопсихосоциальную восприимчивость студента к алкоголю и наркотикам, а также его уровень знаний о ПАВ, об установках и мотивах, влияющих на их употребление; и 2) среду, или обстоятельства, в которых происходит употребление наркотиков и алкоголя, нравы студенческого городка и сообщества, которые формируют традиции употребления, а также правила поведения студентов и правовые санкции за их нарушение.

Все успешные профилактические программы продолжительны по времени. В ходе реализации таких программ у студентов есть возможность не только сформировать определенные навыки, но и применить их в реальной жизни и получить от представителей социального окружения обратную связь о своем поведении. Это позволяет повысить их эффективность, то есть, уверенность в том, что они смогут выполнить рекомендуемые действия, и приводит к существенным изменениям поведения (Bandura A., 1982).

В заключение главы 4 речь идет о вовлечении сотрудников ВУЗов в профилактическую деятельность в сфере здоровья.

В заключительной главе 5 «Концептуальные основы разработки мероприятий по формированию здорового образа жизни современного российского студенчества в условиях ВУЗа» представлены основы разработки мероприятий по формированию здорового образа жизни студентов на базе ВУЗа.

Глава 5 состоит из пяти разделов. В разделе 5.1. обосновывается проведение процедуры мониторинга в качестве основы профилактической работы в ВУЗе. Экспресс-оценка, или экспресс-мониторинг, – метод, сочетающий как количественный, так и качественный подходы к сбору и анализу данных и наиболее пригодный для проведения исследований, касающихся скрываемых (латентных) видов поведения, что позволяет оценить масштаб и особенности злоупотребления наркотиками студентами учебного заведения. Далее в работе определены цели, которые могут быть достигнуты при использовании процедуры мониторинга.

В разделе 5.2. представлена и обоснована авторская теоретическая модель профилактического вмешательства на базе ВУЗа (И.Н. Гурвич, Л.А. Цветкова), которая включает в себя: 1) оценку ситуации, 2) осуществление программы, 3) мониторинг эффективности (рис. 2).

В разделе 5.3. сформулированы принципы профилактической работы в ВУЗе.

В разделе 5.4. представлена модель Центра профилактики наркозависимости и ВИЧ\СПИДа в ВУЗе и выделены основные направления деятельности центра.

В разделе 5.5. представлена модель профилактического вмешательства на базе высшего учебного заведения.

В соответствии с авторской теоретической моделью профилактического вмешательства, первый этап включает в себя оценку ситуации на основе проведенного исследования, в результате чего выделены факультеты с наиболее высокими показателями поведения «риска» студентов. В исследовании выделены наиболее распространенные виды поведения, связанного с риском для здоровья на всех факультетах СПбГУ: курение, наркопотребление, алкоголизация, нерациональное питание, нерациональный режим отдыха и сна, недостаточная физическая активность, низкая активность участия в профилактических осмотрах (включая тестирование на ВИЧ\СПИД).

Далее были подготовлены и проведены профилактические мероприятия по темам, направленным на профилактику различных форм поведения «риска». Профилактическая программа включает в себя: чтение цикла лекций, размещение плакатов профилактического содержания, разработку и распространение среди студентов профилактических брошюр.

Далее в работе представлена методология исследования оценки эффективности профилактической программы.

Рис. 2. Теоретическая модель профилактического вмешательства на базе высшего учебного заведения (И.Н. Гурвич, Л.А. Цветкова2).

В исследовании осуществлялась краткосрочная (спустя 3 месяца), среднесрочная (спустя 6 месяцев) и долгосрочная (спустя 1 год) оценка эффективности программы. Изучались изменения в аттитюдах и поведении студентов в отношении своего здоровья и устойчивость данных изменений после профилактического воздействия, а также динамика изменения этих аттитюдов и видов поведения у студентов факультетов, на которых реализовывалась профилактическая кампания (экспериментальная группа), и тех, где кампания не проводилась (контрольная группа).

В результате реализации профилактической программы изменилось поведение студентов в отношении питания, физической активности, режима дня, участия в профилактических медицинских осмотрах. Аддиктивное поведение является одним из видов поведения, наиболее тяжело поддающихся изменению. Тем не менее, каждый четвертый студент (23,4%), считающий, что проблема наркотиков является для него личностно значимой, сообщил, что в ходе профилактической программы стал задумываться о мерах, с помощью которых можно улучшить состояние здоровья, а каждый тридцатый (3,9%) предпринял конкретные шаги, направленные на изменение потребления психоактивных веществ. Несколько выше показатели изменения поведения, связанного с употреблением алкоголя: каждый третий студент (32,8%), для которого данная проблема является актуальной, задумался о том, чтобы изменить это свое поведение; а 7,4% студентов действительно изменили поведение в отношении алкоголя. Лекции оказали наибольшее влияние на наиболее актуальные для целевого контингента проблемы здоровья: рациональное питание, режим сна и отдыха и физическую активность. Тот же характер воздействия прослеживается и в анализе влияния экспозиции плакатами. Выявить статистически значимого влияния экспозиции брошюрами на изменение отношения к здоровью не удалось.

В целом эффективность профилактической кампании оказалась высокой. Наибольшая эффективность профилактического воздействия наблюдается на первом и предпоследнем курсах обучения. Таким образом, чувствительность (сензитивность) к профилактическим, как и к любым другим психокоррекционным воздействиям, наблюдается в периоды ролевых транзиций (психо-социальных переходов) личности. В данном случае – это переходы от роли школьника к роли студента и от роли студента к роли специалиста.

Далее в работе представлены результаты среднесрочной и долгосрочной оценки эффективности профилактического воздействия. Тенденцию к сохранению профилактического вмешательства удалось зафиксировать лишь в отношении характеристик физической активности: занятия спортом у студентов экспериментальной группы чаще были вызваны личной инициативой (р0,01), и они чаще создавали себе дополнительные физические нагрузки в быту (р0,05), чем студенты контрольной группы. Проведение профилактической программы в долгосрочной перспективе не повлияло на характеристики питания, труда и отдыха, хотя в среднесрочной перспективе удалось зафиксировать разницу между контрольной и экспериментальной группами. Не удалось выявить и какого-либо значимого долгосрочного воздействия профилактической программы на характеристики поведения, связанного с употреблением никотиносодержащей продукции, алкоголя, наркотиков, поведения в сексуальной сфере. Если среднесрочная оценка показала наличие значительного позитивного влияния профилактических воздействий на установки студентов относительно своего здоровья, то данные долгосрочной оценки показывают, что изменение не было устойчивым. Значимость здоровья как ценности оказалось на уровне, сопоставимом с уровнем до проведения профилактических мероприятий. Важно также отметить значительное позитивное влияние профилактических мероприятий на понимание студентами важности соблюдения правил здорового образа жизни. Представители контрольной группы с течением времени стали считать значительно менее важными для сохранения и укрепления здоровья такие самосохранительные практики, как физическая активность (р0,05), отказ от курения (р0,05), правильная организация режима дня (р0,05), контроль психического состояния (р0,001), избегание возможностей инфицирования (р0,05) и отравления (р0,001), а также соблюдение правил гигиены (р0,01).

В заключение главы 5 приводятся выводы, основанные на опыте разработки, внедрения и оценки эффективности профилактических программ в сфере здоровья в ВУЗе.

Долгосрочная оценка эффективности профилактической программы показала значительное позитивное влияние профилактических воздействий на уровне мотивации и знаний студентов, позитивные эффекты программы выразились в осознании студентами важности соблюдения требований здорового образа жизни.

Достоверного влияния программы на такие виды поведения, как пищевое, сексуальное и аддиктивное (употребление алкоголя, наркотических веществ, курение) в исследовании выявлено не было. Эти виды поведения риска детерминированы множеством различных факторов, и для изменения названных паттернов поведения в относительно короткий период воздействия возможности профилактической программы оказались недостаточными.

Для достижения устойчивых изменений не только в установках, но и в поведении студентов, необходимо проведение регулярных профилактических воздействий  на протяжении всего периода обучения.

Наиболее резистентными к профилактическому воздействию оказались такие виды поведения «риска» студентов, как сексуальное и аддиктивное. Таким образом, именно на них должно быть направлено наиболее массированное профилактическое воздействие.

На основании полученных данных сформулированы рекомендации по формированию здорового образа жизни современного российского студента.

В Заключении представлены результаты цикла эмпирических исследований, охвативших все идентифицированные сегодня социально-психологические факторы наркопотребления студенческой молодежи.

ВЫВОДЫ

  1. Проведенное теоретическое и эмпирическое исследование позволило разработать социально-психологическую модель, которая системно (в единстве и взаимодействии) отражает факторы, способствующие и препятствующие наркотизации студентов ВУЗов. Доминирующее влияние на наркопотребление студентов оказывают социально-психологические факторы: преувеличение масштабов распространенности наркопотребления в учебном заведении и приуменьшение риска от употребления ПАВ; наличие друзей, употребляющих наркотики. Сформированная установка отказа от наркотиков и нормативное поведение являются доминирующими социально-психологическими протективными факторами наркопотребления.
  2. На наркопотребление студентов оказывает влияние широкий спектр факторов. На уровне личности наркопотребление связано с ценностными ориентациями: высокой значимостью денег, низкой оценкой уважения со стороны окружающих и отсутствием значимости образования. На уровне социального окружения – с характеристиками семьи: сокращением применения антинаркотических мер (отсутствием обсуждения в семье опасности употребления наркотиков), неудовлетворенностью отношениями с родителями, отсутствием «своего пространства» в родительской семье, ранним уходом из родительской семьи, проживанием с брачным партнером (в гражданском или зарегистрированном браке) и вторичной трудовой занятостью. На уровне общества наркопотребление ассоциировано с неуверенностью в завтрашнем дне и в правильности выбора профессии.
  3. В лонгитюдном исследовании, охватывающем период с 2002 по 2010 гг., выявлено, что неизменными оставались:
  • уровень актуального наркопотребления (16,9% от числа когда-либо пробовавших наркотики);
  • возраст первой пробы (15,5 лет);
  • самый популярный вид наркотика (препараты конопли).

Полученные данные соответствуют результатам исследований, реализованных на выборках американских и европейских студентов в тот же временной период.

  1. Сквозной и сопоставительный анализ полученных в исследовании данных выявил одну общую закономерность: употребление всех видов ПАВ более характерно для учащихся и студентов мужского пола.
  2. В исследовании не выявлено связи индикаторов психического здоровья студентов (депрессии, тревоги, дистресса) с актуальным наркопотребелнием, т.е. не обнаружены факторы риска наркозависимости, связанные с личностью студента. Личностный уровень исчерпывается лишь ценностными ориентациями. Таким образом, наркопотребление студентов – это наркопотребление психически здоровых людей, отражающее широкое распространение наркотиков в обществе.
  3. В исследовании выявлено уменьшение актуальности проблемы наркопотребления в сознании студентов и принятие аддиктивного поведения в семье. Обнаруженные факты свидетельствуют о тенденции «нормализации» наркопотребления в современном обществе.
  4. Социально-психологическая модель наркотизма в студенческой среде легла в основу разработки принципов профилактической работы в ВУЗе и программы профилактического вмешательства, включающей в себя: оценку ситуации (возможностей вуза, выделение видов поведения риска и контингента риска), осуществление программы и мониторинг эффективности (краткосрочная и долгосрочная оценка эффективности, выделение видов поведения риска, резистентных к воздействию). Предложенная программа апробирована и может быть использована для реализации профилактических кампаний на базе высших учебных заведений.
  5. Инициальная проба наркотиков значимо реже происходит в период обучения в ВУЗе: зачастую в ВУЗ приходят молодые люди, уже имеющие опыт наркопотребления. Непосредственными мотивами инициальной пробы наиболее часто являются групповое давление и поиск новых ощущений; вовлечению в наркопотребление способствует вхождение в группы сверстников с девиантными нормами поведения, в том числе, в отношении употребления ПАВ. Кроме того, в период довузовского обучения экспериментированию с наркотиками способствует неквалифицированная постановка профилактической работы, приводящая к несформированности представления об опасности злоупотребления ПАВ.
  6. Злоупотребление ПАВ характерно для студентов, демонстрирующих неупорядоченное сексуальное поведение, абсентеизм в учебной деятельности (пропуски занятий без уважительной причины) и низкую успеваемость, т.е. в исследовании обнаружен симптомокомплекс «рискованного» поведения.
  7. Изучение комплекса внутривузовских факторов, связанных с наркотизацией студентов, показало, что важнейшими из них являются социальные факторы, а именно, каналы распространения наркотиков в ВУЗе. В нашем исследовании не установлены такие каналы в ВУЗе и на факультетах, однако они существуют в общежитиях.

Существенное влияние на наркопотребление студентов оказывает морально-психологическая атмосфера на факультете, во многом связанная с участием преподавателей в разрешении трудных жизненных ситуаций студентов, однако это влияние неоднозначно. По данным настоящего исследования, отсутствие названной вовлеченности преподавателей сказывается на росте потребления «тяжелых» наркотиков, а присутствие этой вовлеченности связано с ростом потребления «легких» наркотиков.

  1. Анализ структуры наркопотребления студентами вузов показал увеличение  (в 4 раза) доли потребления снотворных препаратов, а также уменьшение (более чем в 2 раза) потребления токсических препаратов и опиатов.
  2. Не обнаружена зависимость между занятиями физической культурой и спортом и снижением уровня наркопотребления в молодежной среде.

Основное содержание диссертационного исследования отражено в 26 публикациях (общий объем – 36,4 п.л.; авторский вклад – 30,32 п.л.).

Публикации в рецензируемых журналах, утвержденных ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации основных результатов диссертационных исследований:

  1. Цветкова, Л.А. Наркопотребление в студенческой среде: распространенность и социально-психологические факторы довузовского периода / Л.А. Цветкова // Вестник СПбГУ. Серия 12. -2009. - Вып. 2. - Ч. 1. - С. 176-186. (0,8 п.л.)
  2. Цветкова, Л.А. Профилактика злоупотребления психоактивными веществами в студенческих общностях: интегративная теоретическая модель Г. Гонзалеса / Л.А. Цветкова // Вестн. Моск. ун-та. Серия 14, Психология. - 2010. - № 3. - С. 142-152. (0,7 п.л.)
  3. Цветкова, Л.А. Распространенность рискованных форм поведения в сфере здоровья среди студентов младших курсов / Л.А. Цветкова, Н.А. Антонова // Вестник СПбГУ. Серия 12. - 2010. Вып. 4. - С. 83-93. (0,8 п.л./0,4 п.л.)
  4. Цветкова, Л.А. Социально-психологические теории формирования аддикций / Л.А. Цветкова // Вестник Моск. ун-та. Серия 14, Психология. - 2011. - № 2. С. 166-178. (0,9 п.л.)
  5. Цветкова Л.А. Разработка и реализация профилактической программы в сфере здоровья студенческой молодежи / Л.А. Цветкова // Вестник ТГУ им. Г.Р. Державина. - 2011. - № 8. С. 91-98. (0,7 п.л.)
  6. Цветкова, Л.А. Эффективность школьных программ профилактики употребления наркотиков подростками: обзор зарубежных публикаций / Л.А. Цветкова // Современные проблемы науки и образования. 2011. № 3; URL: www.science-education.ru/97-4664 (дата обращения: 22.08.2011). (0,4 п.л.)
  7. Цветкова, Л.А. Социальная психология наркотизма в студенческой среде / Л.А. Цветкова // Вестник ЮУрГУ. Серия «Психология». 2011. Вып.14. - № 29 (246). С. 9093. (0,4 п.л.)

Монографии и главы в коллективных монографиях и учебных пособиях:

  1. Цветкова, Л.А. Наркотики: зависимость, болезнь, преступность, смерть / Л.А. Цветкова, В.Л. Спирина, Т.В. Беркалиев // С-Пб: СПбГУ, 2001. – С. 1-7. (0,3 п.л./0,1 п.л.)
  2. Цветкова, Л.А. Первичная профилактика употребления наркотиков: практикум по проведению cоциально-психологического тренинга / Л.А. Цветкова, В.Л. Спирина // СПб.: Изд-во СПбГУ., 2002. – 16 с. (0,6 п.л./0,3 п.л.)
  3. Цветкова, Л.А. Особенности наркопотребления в студенческой среде / Л.А. Цветкова, И.Н. Гурвич // Психология и мораль / Сост. и науч. ред. В.Н. Куницына. СПб: Речь, 2004. - С. 192-204. (1,0 п.л./0,5 п.л.)
  4. Цветкова, Л.А. Рекомендации по превенции подросткового наркопотребления (на основе результатов исследований, проведенных в рамках федеральной целевой программы «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту» на 2002-2005 гг.) / Л.А. Цветкова, А.А. Яковлева, И.Н. Гурвич и др. // Профилактика потребления психоактивных веществ и пропаганда здорового образа жизни в Санкт-Петербурге. Материалы для общественной дискуссии / С-Пб.: СПбБО «Центр РНО», 2004. – С. 167 – 180. (0,5 п.л./0,1п.л.)
  5. Цветкова, Л.А. Детерминация поведения, связанного со здоровьем / Л.А. Цветкова, И.Н. Гурвич, О.И. Колпакова // Технологии разработки и совершенствования молодежных социальных проектов и программ по формированию здорового образа жизни в студенческой среде: Учебно-методическое пособие / под ред. И.Н. Гурвича. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 2005. – С. 8 – 39. (2,0 п.л./0,7 п.л.)
  6. Цветкова, Л.А. ВУЗ как социально-организационная среда превенции молодежного наркопотребления / Л.А. Цветкова // Наркоситуация в ВУЗе: Оценка и мониторинг: Учебное пособие / под. Ред. И.Н. Гурвича. – СПб, 2005. – С. 104 – 123. (1,8 п.л.).
  7. Цветкова, Л.А. Мониторинг как вид социально–статистического исследования / Л.А. Цветкова, И.Н. Гурвич // Научно-методические основы территориального мониторинга наркоситуации: Методическое пособие. – 2-е изд., доп. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2006. – С. 93 – 105. (0,7 п.л./0,3п.л.)
  8. Цветкова, Л.А. Социальная психология наркотизма в студенческой среде / Л.А. Цветкова. – Санкт-Петербург: Коло, 2011. – 320 с. (20,0 п.л.)

Научные статьи и тезисы докладов:

  1. Цветкова, Л.А. Поведенческие аномалии и ВИЧ-инфицирование / Л.А. Цветкова, Б.Д. Лысков // ВИЧ/СПИД и родственные проблемы. - 2002. - Т.6. - № 1. - С. 111-112. (0,1 п.л./0,05 п.л.)
  2. Tsvetkova, L. Psychology in Russia / T. Balachova, Sh. Levy,  L. Wasserman, L. Tsvetkova // Handbook of  International Psychology / (Ed.) M.J. Stevens, D. Wedding. New York:  Brunner-Routledge, 2004. - P. 293-309. (1,0 п.л./0,2 п.л.)
  3. Цветкова, Л.А. Наркопотребление в студенческой среде: поведенческие особенности / Л.А. Цветкова, И.Н. Гурвич, Н.В. Щур // Журнал социологии  и социальной антропологии. - 2004. - Том IV. - № 1. – С. 103 – 125. (1,4 п.л./0,5 п.л.)
  4. Цветкова, Л.А. ВУЗ как социально-организационная среда превенции молодежного наркопотребления / Л.А. Цветкова // Российский психологический журнал. - 2005. - Том 2. - № 2. - С. 61-71. (1,0 п.л)
  5. Tsvetkova, L. Preventing FAS/ARND in Russian children: an international collaboration in research / L. Tsvetkova, T. Balachova, B. Bonner, J. Bertrand, G. Isurina // Xth ISPCAN European regional conference on child abuse and neglect “New developments in science and practice: influences on child protection”. 11-14 September 2005, Berlin, Germany / Berlin, 2005. - P. 77. (0,1 п.л./0,02 п.л.)
  6. Tsvetkova, L. Use of Focus Groups in Developing FAS/FASD Prevention in Russia / T.N. Balachova, B.L. Bonner, G.L. Isurina, L.A. Tsvetkova// Substance Use & Misuse. - 2007. - Vol. 42. - No. 5. – P. 881-894. (0,7 п.л./0,2 п.л.)
  7. Цветкова, Л.А. Наркопотребление среди студенческой молодежи Санкт-Петербурга / Л.А. Цветкова, Н.А. Антонова, В.А. Одинокова //  Современные проблемы науки и образования. - 2008. - № 6. – С.7. (0,1 п.л./0,03 п.л.)
  8. Tsvetkova, L. Syndrome (FAS) And Alcohol Related Neurodevelopmental Disorders (ARND) in Russian Children / L. Tsvetkova, B. Bonner, M. Chaffin, G. Isurina // Joint Scientific Meeting of the Research Society on Alcoholisms and Internationals Society for Biomedical Research and Alcoholism, 2008. - 32(6). - P. 231A. (0,1 п.л./0,02 п.л.)
  9. Цветкова, Л.А. Риск распространения ВИЧ-инфекции в студенческой среде / Л.А. Цветкова, В.А. Одинокова // Бюллетень Консорциума «Центр социальных исследований и профилактики». - 2009. - № 2. - С. 50-51. (0,1 п.л./0,05 п.л.)
  10. Цветкова, Л.А. Наркоситуация в студенческой среде / Л.А. Цветкова // Психология XXI века: Материалы международной научно-практической конференции молодых ученых «Психология XXI века» 21-23 апреля 2011 г. Санкт-Петербург / Под науч. ред. О.Ю. Щелковой – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2011. – С. 534-536. (0,1 п.л.)
  11. Цветкова, Л.А. Употребление ПАВ среди учащихся в возрасте 15-16 лет в СЗФО РФ / Л.А. Цветкова, Н.А. Антонова // Психология XXI века: Материалы международной научно-практической конференции молодых ученых «Психология XXI века» 21-23 апреля 2011 г., Санкт-Петербург / Под науч. Ред. О.Ю.Щелковой. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2011. – С. 536-537. (0,1 п.л./0,05 п.л.)

1 Исследование здоровья студентов в 2006 году выполнено факультетом психологии СПбГУ в рамках проекта «Разработка научно обоснованных принципов и методов создания и реализации программ формирования здорового жизненного стиля, профилактики неинфекционных заболеваний, обеспечения безопасности жизнедеятельности учащихся» по аналитической ведомственной целевой программе «Развитие научного потенциала высшей школы (2006-2008 годы)».

2 При разработке модели учитывался многолетний совместный опыт работы факультета психологии СПбГУ и РОО СПСБН "Стеллит" в сфере формирования здорового образа жизни и профилактики рискованного поведения у подростков и молодежи.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.