WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

РЕВЕРЧУК Игорь Васильевич

Роль этнического самосознания в клинической

динамике пограничных психических расстройств
(на примере славян и финно-угров)

14.00.18 - психиатрия

19.00.04 - медицинская психология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени
доктора медицинских наук

Санкт-Петербург – 2008

Работа выполнена на кафедре психиатрии, наркологии и медицинской психологии Государственного образовательного учреждении высшего  профессионального образования «Ижевская государственная медицинская

академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» (ГОУ ВПО «ИГМА» Росздрава)

Научные консультанты: доктор медицинских наук, профессор

Незнанов Николай Григорьевич

доктор медицинских наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ

  Чуркин Александр Александрович

Официальные оппоненты: 

Доктор медицинских наук, профессор Коцюбинский Александр Петрович

 

Доктор медицинских наук, профессор Курпатов Владимир Иванович

Доктор психологических наук, профессор  Соловьева Светлана Леонидовна 

Ведущая организация: Томский НИИ психического здоровья Сибирского отделения РАМН

Защита диссертации состоится 28 февраля 2008 г. в 13 часов на заседании Диссертационного совета Д 208.093.01 по защитам докторских диссертаций при Государственном учреждении «Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Адрес: 192019, Санкт-Петербург, ул. Бехтерева, д. 3.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева

Автореферат разослан ____________ 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук, профессор  Чехлатый Евгений Иванович

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. В последнее время все чаще прослеживается обращение научных исследований к проблемам кросскультуральной (транскультуральной, этнокультуральной) психиатрии с целью достижения наиболее полного понимания роли этнических и социокультуральных факторов в развитии нарушений психического здоровья у человека. Этнокультуральные исследования психического здоровья в настоящее время являются одними из наиболее актуальных и перспективных направлений в социальной психиатрии и эпидемиологии психических расстройств (Чуркин А.А., 1997-2003; Дмитриева Т.Б., Положий Б.С., 1994-2004; Незнанов Н.Г., 2004). Данное положение обусловлено все еще недостаточным понимание факторов внешней среды (макро- и микросоциум, культура, религия, стратегии воспитания, образ жизни и т.п.) и внутренней (внутренняя картина «Я» и мира, внутренняя картина болезни, механизмы психологических защит и т.п.) в формировании и развитии различных форм психической патологии.

Исследования отечественных (Миневич В.Б., 1995; Короленко Ц.П., 1997, 2000; Менделевич В.Д., 1994-2004; Чуркин А.А., 1997-2003; Карвасарский Б.Д., 2001; Вассерман Л.И.,2003) и зарубежных (Ardila A., 1995; Demel K., 1995; MeLoyd V., 1994; Jenkins R., 1997; и др.) ученых свидетельствуют о наличии тесной взаимосвязи между различными этническими и социокультуральными характеристиками, клинической структурой и динамикой психических расстройств. Все это вызывает насущную необходимость разработки дифференцированных подходов к диагностике и лечению психических заболеваний с учетом этнокультуральных факторов.

Вместе с тем, в России подобные исследования ранее практически не проводились и только в последнее время начинают развиваться. Особую значимость этно- и социокультуральные исследования приобретают в современной России, в связи с ростом национального самосознания, возрождением культурных и религиозных традиций. Немногочисленные исследования в области этнической толерантности и идентичности человека, позитивного или негативного определения себя, себя в этносе, этноса в обществе подчеркивают их влияние на формирование психологических защит человека, внутренние картины здоровья и болезни, уровень субъективного контроля и, соответственно, риск возникновения, развитие и клиническую картину пограничных психических расстройств (Вид В.Д., 2005; Кабанов М.М., 1998; Попов Ю.В., 2005; Репина Л., 2003; Сухарев А., 1998; Хотинец В., 2002; Corin E. et al, 1994; Phinney Y.S.,1991).

Однако к настоящему времени не существует достоверной и полной информации о распространенности невротических расстройств среди этнических групп, нет однозначных сведений о вкладе конкретных культуральных особенностей в их полиморфизм и клиническое своеобразие, вследствие чего отсутствуют этнокультурально обоснованные дифференцированные подходы к системе оказания психиатрической и психотерапевтической помощи. Отсутствие валидного биопсихосоциального метода доказательной медицины, подтверждающего принадлежность исследуемых к определенному этносу, значительно затрудняет проведение углубленных кросс-культуральных исследований в области психиатрии.

В основу методологического подхода данной работы положена концепция социокультурной детерминированности возникновения, распространенности и клинической картины невротических расстройств, с учетом их особенностей в различных этнических группах. Соответствующее понимание социо- и этнокультуральных особенностей позволит не только решить научную проблему, но и обосновать перспективное направление, которое может найти применение в решении задач по совершенствованию психиатрической помощи в каждом конкретном регионе нашего многонационального государства.

Таким образом, научная и практическая неразработанность проблем этнокультуральной психиатрии и несомненная медико-социальная потребность в объективной информации по указанным проблемам определяют  актуальность данного исследования. Его результаты позволят получить новые научные сведения, необходимые для разработки практических мероприятий по совершенствованию охраны психического здоровья населения.

Данная диссертационная работа выполнялась в соответствии с Федеральной программой «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001-2005 гг.)» в качестве фрагмента утвержденной Минздравом РФ комплексной НИР на тему: «Выявление закономерностей влияния этнических и социокультуральных факторов на психическое здоровье населения России с целью оптимизации психиатрической и психопрофилактической помощи», осуществляемой ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского совместно с кафедрами психиатрии ВУЗов.

Целью исследования является выявление клинико-эпидемиологических и этнокультуральных закономерностей возникновения, распространения, структуры и клинической картины пограничных психических расстройств и их взаимосвязей с этническим самосознанием среди основных (славянской и финно-угорской) этнических субпопуляций Удмуртской Республики и, на этой основе, разработка рекомендаций по совершенствованию психиатрической и психопрофилактической помощи населению.

Исходя из цели, были сформулированы задачи исследования:

  1. Провести клинико-статистический анализ динамики показателей общей и первичной заболеваемости пограничными психическими расстройствами в Удмуртской Республике.
  2. Провести сравнительный анализ демографических и социокультуральных характеристик больных пограничными психическими расстройствами из славянской и финно-угорской субпопуляций населения Удмуртской Республики.
  3. Получить нозологические и синдромальные сравнительные характеристики клинических проявлений и структуры пограничных психических расстройств у больных из славянской и финно-угорской субпопуляций.
  4. Определить взаимосвязи клинических и личностных особенностей у больных пограничными психическими расстройствами из славянской и финно-угорской субпопуляций.
  5. Верифицировать достоверность методов физической антропологии и определения этнического самосознания для создания методологической модели этнокультуральных исследований в клинической и эпидемиологической психиатрии.
  6. Определить уровни развития этнического самосознания у больных пограничными психическими расстройствами из славянской и финно-угорской субпопуляций.
  7. Выявить закономерности взаимовлияния этнического самосознания, акцентуаций характера, уровней субъективного контроля, клиники пограничных психических расстройств и типов внутренней картины болезни у больных из славянской и финно-угорской субпопуляций.
  8. Определить основные направления дифференцированных программ медико-психологической помощи больным пограничными психическими расстройствами, с учетом социоэтнокультуральных и этнотолерантных особенностей населения.

Научная новизна. Впервые на большом популяционном материале получены клинико-эпидемиологические данные о больных пограничными психическими расстройствами, проживающих в Удмуртской Республике, и проведен их сравнительный анализ в социально-демографическом и этнокультуральном аспектах. Выявлены этнокультуральные особенности клинической структуры и распространенности пограничных психических расстройств в основных этнических субпопуляциях населения Удмуртской Республики. Впервые определены основные факторы структурообразования осевых синдромов пограничных психических расстройств у больных славянской и финно-угорской этнических групп населения. Определено влияние уровня этнического самосознания, акцентуаций характера, субъективного контроля, типов внутренней картины болезни на клиническую картину пограничных психических расстройств у представителей основных этнических субпопуляций Удмуртской Республики. Впервые разработан психолого-антропологический метод идентификации этнической принадлежности исследуемых людей, определяющий инструментальную доказательную базу кросс-культуральной психиатрии. Научно обоснованы основные направления разработки дифференцированных программ медико-психологической помощи больным пограничными психическими расстройствами в с учетом социо-культуральных и этнотолерантных особенностей этнических групп населения.

Практическое значение работы. Полученные данные значительно восполняют дефицит представлений о распространенности пограничных психических расстройств среди основных этнических групп населения Удмуртской Республики, клинической характеристике страдающих ими больных, а также их этнокультуральных и этнотолерантных особенностях, что ориентирует врачей-психиатров в их повседневной деятельности. Разработанные рекомендации по улучшению выявляемости больных пограничными психическими расстройствами, с учетом этнокультуральных особенностей, а также по дифференцированному подходу к системе оказания им медико-социальной помощи внедрены в практику психиатрической службы Удмуртской Республики.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Анализ статистических показателей доказывает устойчивую тенденцию к затяжному течению пограничных психических расстройств и относительную неэффективность существующих в настоящее время лечебно-профилактических программ.

2. Социокультуральные, клинические и личностные характеристики больных пограничными психическими расстройствами из славянской и финно-угорской субпопуляций имеют особенности и взаимосвязаны с уровнем развития этнического самосознания.

3. Методы физической антропологии и определения этнического самосознания необходимы для повышения доказательности результатов этнокультуральных исследований в клинической и эпидемиологической психиатрии.

4. У больных пограничными психическими расстройствами из славянской и финно-угорской субпопуляций наибольшее влияние этническое самосознание оказывает на клиническую динамику, уровень субъективного контроля и тип внутренней картины болезни.

5. Дифференцированные, с учетом социоэтнокультуральных и этнотолерантных особенностей населения, программы медико-психологической помощи больным пограничными психическими расстройствами доказали свою эффективность и могут быть рекомендованы в качестве основы для внедрения в деятельность профильных лечебных учреждений.

Апробация работы. Основные положения диссертации доложены на  II Международном Медицинском конгрессе (Ижевск, 1998), Международной научно-методической конференции «Психолого-педагогические проблемы системы об­разования» (Ижевск, 1998), Четвертой Российской университетско-академической научно-практической конференции (Ижевск,1999), межвузовских конференциях молодых учёных и студентов (Ижевск,2001-2007),  республиканских научно-практических конференциях и обществах психиатров, психотерапевтов, неврологов (Ижевск, 2003–2007гг.), Международном симпозиуме «Проблемы общественного здоровья и здравоохранения» (Ижевск, 2004), Республиканской научно-практической конференции «Этнокультуральные вопросы психиатрии и психологии» (Чебоксары, 2004), III Съезде психиатров, наркологов и психотерапевтов Чувашской Республики (Чебоксары, 2005), Международной психоаналитической конференции (Москва, 2006), Региональной научно-практической конференции «Современные проблемы формирования индивидуального и общественного здоровья населения Арктического Севера» (ТАО, Дудинка, 2006), Международном симпозиуме «Экология, демография и здоровье финно-угорских народов» (Ижевск, 2006), Третьей национальной научно-практической конференции «Психология образования: культурно-исторические и социально-правовые аспекты» (Москва, 2006), Международной научной конференции «Фундаментальные и прикладные проблемы медицины и биологии» (ОАЭ, Дубай, 2006), Всероссийской научно-практической конференции «Человек и мир: социальное поведение личности в изменяющемся мире» (Ижевск, 2007), Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы диагностики, терапии и инструментальных исследований в детской психиатрии» (Волгоград, 2007), IV Паназиатском конгрессе «Психотерапия и психологическое консультирование в эпоху перемен» (Екатеринбург, 2007), Всероссийском научном конгрессе с международным участием «В.М.Бехтерев - основоположник нейронаук: творческое наследие, история и современность» (Казань, 2007) и др.

Результаты диссертационной работы используются в практической работе лечебно-профилактических учреждений Удмуртской Республики, а также в качестве методических материалов для обучения практических врачей на кафедре психиатрии и неврологии Факультета повышения квалификации и постдипломной подготовки специалистов и студентов кафедры психиатрии, наркологии и медицинской психологии ГОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия». Результаты исследования внедрены в практическую деятельность Республиканской клинической психиатрической больницы Минздрава Удмуртской Республики (г. Ижевск) и Первой Республиканской психоневрологической больницы Минздрава Удмуртской Республики (г. Можга), а также психоневрологического диспансера г. Глазова и психиатрической службы г.Воткинска. 

Публикации. По материалам диссертации опубликованы 47 научных работ, в том числе монография и 3 учебно-методических пособия, 5 статей опубликованы в изданиях, внесенных в перечень изданий, в которых могут публиковаться основные научные результаты, содержащиеся в докторских диссертациях (Бюллетень ВАК Минобразования РФ № 4 2007 г.).

Структура и объём диссертации. Объем диссертации составляет 494 страниц текста компьютерного набора, из них 469 страницы – основной текст. Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения, выводов, списка использованной литературы и приложений. Указатель литературы включает 498 источников, из них 278 на русском и 220 на иностранных языках. Работа иллюстрирована 98 таблицами и 48 рисунками.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материал исследования. Для проведения исследования выбраны три источника первичного материала:

1) Статистические сведения (в соответствии с отчетной статистической формой  №10 - Отчет о заболеваниях психическими расстройствами) за 1991- 2005 годы о первичной и общей заболеваемости психическими расстройствами в Российской Федерации и Удмуртской Республике;

2) Данные углубленного клинико-эпидемиологического обследования 644 больных пограничными психическими расстройствами (399 представителей славянской и 245 – финно-угорской этнических групп). Группы больных набраны сплошным методом когорт, с учетом совпадения по основным демографическим характеристикам всего населения Удмуртии (табл. 1),

Таблица 1

Пол и этническая принадлежность обследованных больных

Славяне

Финно-угры

Всего

Мужчины % по столбцу

87

21,8%

52

21,2%

139 21,6%

Женщины % по столбцу

312

78,2%

193

78,8%

505 78,4%

Всего % по столбцу

339

100%

245

100%

644 100%

3) Данные углубленного клинико-патопсихологического и экспериментально-психологического исследования больных невротическими, связанными со стрессами и соматоформными расстройствами, сгруппированных в 5 основных групп на основе общности этиопатогенеза (60 человек (30 славян, 30 финно-угров) - тревожно-фобические расстройства (F40-41); 60 человек (30 славян, 30 финно-угров) - реакции на стресс и расстройства адаптации (F 43); 60 человек (30 славян, 30 финно-угров) - диссоциативные и соматоформные расстройства (F44-45); 60 человек (30 славян, 30 финно-угров) - неврастения (F48.0); 60 человек (30 славян, 30 финно-угров) - дистимия (F34.1)).

Отбор больных основной группы проводился на основе следующих диагностических критериев МКБ-10 и DSM-IV-R: а) психогенная обусловленность болезненных состояний и их принципиальная обратимость; б) непсихотический уровень симптоматики – астенические, истерические, фобические, обсессивно-компульсивные и аффективные расстройства; в) парциальность и эгодистоничность клинических проявлений (отсутствие изменения самосознания, наличие осознания болезни).

Дополнительно к этому, в рамках квалифицированных по МКБ-10 клинических форм неврозов, учитывалась стадия их развития, что соответствует традиционной для отечественной психиатрии клинико-динамической концепции невротических расстройств (О. В. Кербиков, 1962; Н. Д. Лакосина, 1970; Ю.А. Александровский, 1976; В. Я. Семке, 1985). Такой комплексный подход позволил расширить возможности клинической оценки изучаемых заболеваний и, основываясь на этиопатогенетической клинико-динамической функциональной методологии Российской психиатрической школы, обосновывает включение в исследование депрессивного невроза (дистимии, F34.1).

Таблица 2.

Нозологическая структура пограничных психических расстройств (МКБ-10)

диагноз

славяне

финно-угры

Абс.

%

Абс.

%

Генерализованное тревожное расстройство

2

0,50

1

0,41

Паническое расстройство

16

4,01

-

-

Смешанное тревожно-депрессивное расстройство

2

0,50

3

1,22

Диссоциативное расстройство

44

11,03

58

23,67

Тревожно-фобические расстройства

16

4,01

9

3,67

Невроз навязчивости

3

0,75

3

1,22

Дистимия

35

8,77

59

24,08

Неврастения

111

32,74

29

11,84

Ипохондрическое расстройство

20

5,01

5

2,04

Другие соматоформные расстройства

1

0,25

1

0,41

Другое специфическое невротическое расстройство

-

-

1

0,41

Тревожное расстройство органической природы

28

7,02

14

5,71

Органическое эмоционально-лабильное расстройство

1

0,25

-

-

Параноидное расстройство личности

2

0,50

1

0,41

Циклотимия

3

0,75

1

0,41

Шизоидное расстройство личности

3

0,75

1

0,41

Эмоционально-неустойчивое расстройство

личности, пограничный тип

1

0,25

-

-

Эмоционально-неустойчивое расстройство

личности, импульсивный тип

2

0,50

-

-

Истерическое расстройство личности

4

1,00

-

-

Зависимое расстройство личности

1

0,25

-

-

Смешанное расстройство личности

6

1,50

5

2,04

Острая реакция на стресс

14

3,51

5

2,04

Кратковременная депрессия реакция

34

8,52

13

5,31

Пролонгированная депрессивная реакция

44

11,03

30

12,24

Расстройство адаптации с нарушением других эмоций

6

1,50

6

2,49

ВСЕГО

399

100,00

245

100,00

Из основной группы исключались больные с признаками шизофренического процесса или аффективного расстройства, имевшими место до начала настоящего заболевания, либо с признаками их психогенно спровоцированной манифестации, а также пациенты с тяжелой интеркуррентной соматической патологией в стадии обострения или декомпенсации и лица с зависимостью от психоактивных веществ.

Инструменты и методы исследования. В качестве основного инструмента исследования использовалась "Базисная карта для клинико-эпидемиологических этнокультуральных исследований", разработанная в ГНЦ социальной и судебной психи­атрии им. В.П. Сербского (Положий Б.С., Чуркин А.А., 1996), модифицированная под задачи нашего исследования, включающая в себя социодемографические и этнокультуральные сведения, данные анамнеза, клиническую часть с характеристикой синдромов и диагноза заболевания (по критериям МКБ-10). "Базисная карта ..." представляет собой полуструктурированное интервью. Исследователь запол­нял регистрационный бланк в ходе свободной беседы, опорными по­зициями которой были пункты опросника, и объективные данные на период клинико-психопатологического исследования больного. Карта состоит из трех ос­новных разделов и дополнения с подробным перечнем позитивных и негативных психопатологических синдромов.

В качестве основных методов исследования применялись: антропологический, клинико-психопатологический, клинико-динамический, психометрический, клинико-катамнестический, клинико-эпидемиологический (в том числе сравнительно-эпидемиологический), математико-статистический.

Клинико-психопатологический метод предусматривал осуществлявшееся лично автором клиническое обследование больных, анализ субъективных и объективных анамнестических сведений, данных медицинской документации (истории болезни, в том числе, архивные; амбулаторные карты, справки, протоколы заседаний МСЭК), заключений специалистов (терапевта, невропатолога и др.), результатов параклинических (электрокардиография, компьютерная томография, рентгенография, электроэнцефалография и др.) и экспериментально-психологических исследований.

Клиническая оценка невротических расстройств проводилась на основании Международной классификации психических и поведенческих расстройств (МКБ-10). Клинико-динамический метод, базирующийся на изучении психопатологии пограничных психических расстройств на разных этапах их развития, исторически считается особенно перспективным и плодотворным в пограничной психиатрии (П. Б. Ганнушкин, 1933; О. В. Кербиков, 1962; Н. Д. Лакосина, 1970; В. Я. Семке, 1983). В нашем случае также анализировались стадии формирования  единого невротического процесса (невротические реакции, невротические состояния и невротические развития личности).

Все собранные и формализованные таким образом сведения были занесены в единую компьютерную базу данных и подвергнуты статистико-математическому анализу с помощью пакета программ STATISTICA 7.0.

Экспериментально-психологическое исследование осуществлялось в пределах методологической основы, сформулированной по итогам обзора литературных источников. Приведенный в главе 1 анализ современного состояния проблемы, изучаемой автором, предопределил отбор адекватных психодиагностических методик. Для оптимизации проведения исследований использовались бланковые варианты методик с последующей обработкой результатов при помощи компьютерных версий данных опросников. Основу стимульного материала составили методики, разработанные и апробированные в лаборатории клинической психологии Санкт-Петербургского Психоневрологического Института им.В.М.Бехтерева.

В качестве базовой экспериментально-психологической методики для изучения отношения к болезни использована методика «Тип отношения к болезни» (ТОБОЛ), созданная в лаборатории клинической психологии ПНИ им. В.М. Бехтерева (Вассерман Л.И. с соавт., 1987) на основе концепции личности с позиции психологии отношений (В.Н.Мясищев, 1960). Методика представляет собой опросник по 12 разделам (темам, подсистемам, сферам отношений личности), позволяющий получить достаточно полную информацию о широком спектре отношений личности, связанных с болезнью. Метод диагностирует «чистые» и «смешанные» типы (стили) реагирования на болезнь (когда определяется совокупность показателей по 2-3 шкалам, совместимым по клиническим критериям). В зависимости от степени и характера нарушений социально-психологической адаптации определяются три блока, объединяющие эти типы. «Гармонический» блок включает гармонический, эргопатический и анозогностичесий типы ВКБ, «интрапсихический» - тревожный, неврастенический, ипохондрический, меланхолический  и апатический типы. «Интерпсихический» блок включает сенситивный, эгоцентрический, паранойяльный и дисфорический типы ВКБ. Анализ экспериментальных данных позволяет определить психотерапевтические «мишени» (по В.Д.Виду) профилактики и терапии невротических расстройств.

Для изучения локуса контроля использовался опросник уровня субъективного контроля – УСК (Бажин Е.Ф. с соавт., 1984). В методике представлена иерархическая структура локуса контроля личности. В ней выделяется показатель индивидуального УСК (шкала общей интернальности Ио) и шесть ситуационно-специфических показателей локуса контроля в отдельных сферах отношений личности. Высокие показатели по каждой шкале, выраженные в стенах, свидетельствуют об интернальности, а низкие (менее 5,5 стенов) – об экстернальности испытуемого в целом или в конкретной сфере. Обработка результатов тестирования проводилась на компьютерной версии теста УСК лаборатории клинической психологии ПНИ им.В.М.Бехтерева.

Методика диагностики уровня развития этнического самосознания представляет собой опросник (Хотинец В.Ю., 2000),  стимульный материал которого включает визуально-аналоговую шкалу, блоки вопросов этнодиффиренцирующего и этноинтегрирующего плана с бальной количественной оценкой каждого фактора и отражает проявление и степень выраженности каждого из компонентов этнического самосознания в форме графической шкалы самооценок: осознание особенностей этнической культуры своего этноса, осознание психологических особенностей своего этноса,  осознание тождественности со своим этносом, осознание собственных этнопсихологических особенностей, осознание себя субъектом своей этнической общности. Далее методом корреляционного анализа выяснялось, какова вероятностная, статистическая связь между компонентами структуры этнического самосознания, какова вероятность соответствия (корреляции) между степенью выраженности определенной совокупности этих величин во всех исследуемых группах. Для вероятностной (стохастической) системы знание показателей ее элементов в данный момент времени позволяет предсказать вероятность распределения значений этих элементов в последующие периоды времени.

Дерматоглифическое исследование проводилось классическим методом снятия ладонных отпечатков с использованием типографской краски по Х.Камминсу и Ч.Мидло, с дальнейшим подсчетом индексов пальцевых и пальмарных узоров. Полученные результаты сравнивались с данными атласа Г.Л.Хить (1983) дерматоглифических параметров народов России, в результате чего определялась достоверно этническая идентичность больных. Данный метод этнической идентификации личности больных может применяться при любой тяжести психических заболеваний и соответствует основам доказательной медицины, создавая научную базу для дальнейших кросс-культуральных клинических и эпидемиологический исследований.

По результатам тестирования внутри каждой группы невротических расстройств больные были разбиты на три подгруппы: с высоким, средним и низким уровнями развития этнического самосознания. Поскольку выборка близка к нормальному распределению, следующий этап анализа сводился к вычислению коррелятивных и факторных связей уровня развития этнического самосознания с вариантами акцентуаций личности, уровнями субъективного контроля и внутренней картины болезни.

Статистический анализ данных исследования в соответствии с целями и задачами исследования проводился в три этапа: 1) Первичная правка и обработка данных; 2) Структурная и факторная обработка данных исследования; 3) Подробный анализ данных. На первом этапе была проведена первичная обработка данных, из анализа были удалены ряд анкет, не соответствующих по своим качественным данным требованиям анализа (13 анкет, имеющие крайне низкую заполненность (менее 70%), либо низкую заполненность паспортной части. Итого анализу были подвержены данные 644 анкеты. На втором этапе изучаемое явление было рассмотрено с точки зрения структуры и факторов влияния. В начале было проведено сведение данных в таблицы с помощью программы STATISTICA for WINDOWS 7.0. На этапе факторного анализа анкеты были разбиты на две группы, определяющие структуру и факторы влияния. В первую группу были выделены вопросы №№30-55, во вторую группу - №№1-29. В качестве основных факторов влияния выделены национальность и этнокультуральные сведения (вопросы №№3, 9-12, 16, 25).

В ходе проведения третьего этапа анализа данных в качестве наиболее соответствующих статистических методов были избраны методы корреляционного анализа данных, с дальнейшим определением факторов влияния. Выбор данных методов обусловлен характером шкал, применяемых в анкете и опросниках. Практически все шкалы (и все основные) являются номинальными. Анализ данных проводился на ЭВМ с применением пакета статистических программ STATISTICA for Windows 7.0. В ходе анализа были определены следующие связи имеющие наибольшую значимость: в качестве основных факторных единиц влияния определен показатель национальности (прочие из гипотетически влияющих показали собственную зависимость от этого фактора), в качестве зависимых структурных единиц наиболее весомый и статистически значимый показатель зависимости оказался у показателя ведущего синдрома на момент обследования (вопрос № 38). В соответствии с этим были созданы соответствующие таблицы сопряженности для последующего формирования соответствующей картины связей внутри рассматриваемого явления. С использованием интервального метода совокупность была разбита на три группы с низкой, средней и высокой частотой встречаемости исследуемых явлений.

При исследовании структуры этнического самосознания использовался корреляционный анализ по Спирману, с последующим получением корреляционных плеяд между его компонентами. Далее были выявлены значимые корреляционные связи между показателями ВКБ, УСК и акцентуаций личности в параллельных группах (славяне и финно-угры) с учетом уровней развития этнического самосознания внутри отдельных диагностических кластеров.  Задача корреляционного анализа сводилась к установлению направления (положительное или отрицательное) и формы (линейная или нелинейная) связи между варьирующими признаками, измерению ее тесноты, и к проверке уровня значимости полученных коэффициентов корреляции. В проведенном далее факторном анализе, задачей которого являлось редуцирование данных и определение структуры взаимосвязей между переменными, выявлен факторный вес отдельных данных с представлением значимых параметров в графической форме.

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Проведённый анализ статистических и клинико-эпидемиологических данных выявляемости и распространенности пограничных психических расстройств в Удмуртской Республике позволили определить показатели данных расстройств в славянской и финно-угорской этнических группах населения. Показатель заболеваемости пограничными психическими рас­стройствами составляет 233,1 на 100 тысяч населения, что ниже среднефедеративных показателей на 19%. Показатель болезненности ППР составляет 1853,0 на 100 тысяч населения, превышая среднефедеративные показатели в 1,26 раза, что доказывает тенденцию к затяжному течению невротических расстройств и относительную неэффективность существующих в настоящее время лечебно-профилактических программ. Доля пограничных психических расстройств в структуре заболеваемости психическими расстройствами в Удмуртской Республике со­ставляет 68,6%, в структуре болезненности – 47,99%.

При анализе результатов параметрических и непараметрических методов исследования выявлены различия демографических и социо-культуральных особенностей между славянскими и финно-угорскими пациентами с ППР, в особенности удельного веса влияния и совокупности данных факторов в структуре формирования осевых синдромов, определяющих клиническую картину пограничной психопатологии. Для славян больных ППР характерны следующие особенности: значительное преобладание женщин - 78,2%, средний возраст на момент обращения - 40 - 49 лет. Проживание в городской местности (80,5%) сопряжено с депрессивным вариантом дезадаптации, как феноменом, характерным для горожан. Наличие среднего или среднего специального образования (64,7%), вместе с тем, количество больных с высшим образованием (22,8%) вдвое больше чем у финно-угров. Отмечается превалирование занятости в сферах промышленности (20,1%), образовании (11,8%),торговле и бытовом обслуживании (9,5% и 7,8%) при высоком проценте неработающих (13,3%) и низком проценте имеющих семью (56,6%). Количество больных, проживающих в незарегистрированном браке, в 2,2 раза выше, чем у коренного населения с преимущественным проживанием в отдельной квартире (58,6%). Наблюдается астенизация при занятости в сельском хозяйстве и бюджетной сфере, доминирование тревожности - при занятости в сферах финансов и бизнеса, торговле и бытовом обслуживании. Отмечается доминирование астенического симптомокомплекса у состоящих в браке больных и доминирование тревоги у холостых (незамужних) больных. Депрессивный и диссоциативный симптомокомплексы формируются при проживании в разводе, депрессивная и соматоформная симптоматика сопутствует проживанию во вдовстве. Проживание в коммунальной квартире сопряжено с формированием депрессивного и обсессивного синдромов. Владению собственным домом сопутствует астеническая и соматоформная симптоматика, а совместное проживание с родителями (родственниками) способствует формировании тревожного, ипохондрического и соматоформного синдромов.

Представители финно-угорской национальности, страдающие ППР, имеют следующие особенности: преобладание женщин (78,8%), средний возраст на момент обращения 30 - 39 лет, реже 40 - 49 лет, равновесное проживание в городской и сельской местности (51,4% и 48,6%). Обращает на себя внимание превалирование диссоциативной, астенической, фобической и тревожной симптоматики при проживании в городах, а депрессивный и ипохондрический варианты дезадаптации характерны для больных при проживании в сельской местности. Уровень образования – чаще  среднее или среднее специальное (69,4%) при преимущественной занятости в средах сельского хозяйства (17,0%), промышленности (15,1%), образовании (9,8%) и здравоохранении (9,4%). Проживают в браке 58,8% финно-угров, имея в  1,8 меньшее количество разведённых больных (6,5%) по сравнению с русскими, со стремлением к сохранению семьи в любых неблагоприятных условиях. Проживают в отдельной квартире 41,2%, а проживание в собственном доме (35,5%) в 2,5 раза превышает данные условия у славян. Наблюдается доминирование астенической, депрессивной, диссоциативной и тревожной симптоматики при занятости в сфере промышленности и превалирование депрессивных расстройств при занятости в сфере сельского хозяйства. Имеются у больных корреляции между занятостью в сфере образования и депрессиями, в здравоохранении - и диссоциативными и фобическими расстройствами. Превалируют тревожные расстройства у холостых (не­амужних) больных, нарастают диссоциативные и тревожные расстройства при разводе. Отмечается наличие тревожных, фобических и ипохондрических расстройств при проживании во вдовстве, диссоциативных и тревожных расстройств - при проживании в коммунальной квартире. Проживание у родителей (родственников) высоко взаимосвязано с наличием депрессивных и диссоциативных расстройств.

Анализ социо-культуральных характеристик больных ППР славянской национальности позволяет выделить следующие особенности: родным языком называют русский 94,2% больных, мононациональный состав родительской семьи имеют 86,2% обследованных. Отношение к своей расе как «равной среди прочих» определяют 96,2% славян, доброжелательное и равное отношение к другим национальностям демонстрируют 93% больных. Количество верующих больных (60,7%) почти вдвое превышает неверующих (37,8%), среди верующих православными себя считают 93,2%. Верование «в душе» как форма религиозных убеждений присуща 70,7% славян. Более половины больных (55,9%) проживают в мононациональном браке, паритет как основа ролевых позиций в семье свойственен 37,3% славян. Уважительное, но не подчинённое отношение к родителям и старшим, демонстрируют 82,0% больных, а доброжелательные и ровные взаимоотношения характеризуют 51,1% семей. Имеют двоих детей 43,6% семей, одного ребёнка - 27,3%. Партнёрство как основную стратегию воспитания детей отмечают 58,1% семейных больных, формирование самостоятельности выбора решений как основную стратегию развития детей потенцируют 49,6% славян. Семью и брак как приоритетную ценность определяют 44,4% обратившихся за медицинской помощью славян, а подавляющее большинство (75,7%) являются приверженцами национальных обрядов. Вера в национальные мифы и приметы отсутствует у 64,7% больных. Цивилизованное отношение к психически больным демонстрируют 66,2% славян, неопределённое отношение к суициду отмечают 44,1% больных, не допускают его возможности - 33,1%. Лечению в структуре официальной медицины отдают пред­почтение 8,5% славян. При наличии гетеронациональной структуры родительской семьи больные обнаруживают тропность к формированию диссоциативного, соматоформного и фобического симптомокомлексов. Высокая частота встречаемости диссоциативного и фобического синдромов характерны для верующих славян. Исповедующие «иное, чем православное исповедание» достоверно чаще страдают тревожным и диссоциативным расстройствами. При наличии гетеронационального брака больных доминируют диссоциативные и соматоформные расстройства, доминирование позиции мужа в семье взаимосвязано с развитием астенизации, жены - с развитием тревожной и ипохондрической симптоматики. Подчинённое отношение к родителям предраспологает к  развитии депрессивного и диссоциативного синдромов у славян. Формальные взаимоотношения в семье потенцируют нарастание депрессивной, соматоформной и тревожной симптоматики. Отсутствие религиозной веры взаимосвязано с нарастанием астенического и диэнцефального синдромов. Убеждённость в возможности суицида взаимосвязана с депрессивными и тревожными переживаниями, а больные с ведущей в клинической картине тревожной, диссоциативной и фобической симптоматикой предпочтение отдают «народной медицине».

Анализ социо-культуральных характеристик больных ППР финно-угорской национальности одновременно определяет сходство и различие с аналогичными показателями у славянской субпопуляции: разговаривают на родном языке 47,1 % финно-угров, родились в мононациональной семье 88,0% больных. «Равной среди прочих» считают свою национальность 88,1 % финно-угров, но 7,0% испытывают чувство неполноценности. Доброжелательно к другим национальностям относятся 91,8% больных, верующие среди финно-угров составляют 65,6%. Подавляющее число больных исповедуют православие (84,0%), однако принявшие ислам (14,1%) более чем в 13,5 раза превышают аналогичные показатели у славян. «Верование в душе» как основа религиозных убеждений характерна для 72,8% финно-угров. Гетеронациональный характер брака (18,4%) более присущ финно-угорским больным. Подчинённое отношение к родителям и старшим определяют 16,4% обратившихся за медицинской помощью. Имеют трое детей 14,7% финно-угров, что в 1,7 раза превышает показатели у славян. Наличие гиперопеки в отношении воспитания детей характерно лишь для 1,2% финно-угорских семей, в то время как безразличие и формализм - для 3,3% (в отличие от 1,5% славянских семей). Не соблюдают национальных обрядов 40,2% больных, а вера в национальные мифы и приметы сохранена у 36,5% финно-угров. Неопределённое отношение к психически больным демонстрируют 35,2% больных, неопределённое отношение к самоубийству отмечают 33,6% обратившихся за медицинской помощью. Предпочитают методы народной медицины 6,1% финно-угорских больных. Астеническая симптоматика чаще превалирует у больных, разговаривающих на русском языке, больные с гетеронациональной структурой родительской семьи достоверно чаще страдают астеническим и диссоциативным расстройствами. При наличии нетерпимого и враждебного отношения к другим национальностям наблюдается доминирование в клинической картине больных астенического и тревожного синдромов. Исповедующие православие финно-угры достоверно чаще страдают депрессивными, ислам - астеническими, тревожными и ипохондрическими расстройствами. При наличии мононационального брака больные достоверно чаще страдают депрессиями, при гетеронациональном - астени­ескими и ипохондрическими расстройствами. Доминирование мужа в семье чаще сопрягается с депрессивными, доминирование жены - с астеническими и тревожными расстройствами. Подчинённое отношение к родителям у больных взаимосвязано с развитием диссоциативного, тревожного и ипохондрического синдромов. Формальные отношения в семье потенцируют развитие депрессивной и диссоциативной симптоматики, неверующие больные достоверно чаще страдают фобическими расстройствами. Одобрение суицида как форму выхода из неразрешимых ситуаций взаимосвязано с наличием астенического, ипохондрического синдромов и синдрома эмоционально-волевой неустойчивости у финно-угров. Больные, страдающие астеническими, тревожными и ипохондрическими расстройствами предпочтение отдают народной медицине.

Динамика клинико-социальных показателей у пациентов с ППP славянской субпопуляции имеет следующие особенности: имеют психологическую отягощённость наследственности 5,4% больных. Наличие психодезадаптивных эпизодов в детском возрасте отмечается у 43,6% славян, аутично-депрессивные формы реагирования в стрессовых ситуациях характерны для 40,2% больных. Ситуативно-обусловленная тревожность проявляется у 60,2%, личностная - у 36,3% славян. Длительность ППР на момент исследования составляет до одного года у 49,4% больных. Семейно-бытовая сфера как инициирующая развитие ППР характерна для 51,0% славян. Факторы, способствовавшие развитию заболевания, как преимущественно психогенные определяются у 57,1% больных. Ведущими синдромами на момент обследования являются астенический, депрессивный, тревожный, диссоциативный. Нарушения в рамках квалификации уровня психического здоровья на момент обследования у 59,5% славян определяется как субклинические. Получают лечебно-консультативную помощь 24,2% больных, состоят на диспансерном учёте - 8,1%. Резкое снижение трудовой адаптации отмечается у 18,4% славян. Неспособность выдержать темп работы как проявление трудовой дезадаптации наблюдается у 41,0% больных. Полная социальная адаптация сохраняется у 28,0% славян. Утрата прежних интересов как проявление социальной дезадаптации присуща 33,3% больных. Наличие второй группы инвалидности определено для 2,3% обратившихся за медицинской помощью. В результате проведённого лечения выздоровление наступает у 55,2% славян. Восстановление прогрессиональной адаптации после проведенного лечения отмечается у 55,6% больных. Затруднятся определить причины развития болезненного состояния 27,8% славян. Наличие острого умеренной силы стресса характерно для 34,8% больных. Конфликтные отношения на работе как дестабилизирующий фактор отмечают 12,3% славян. При длительности заболевания до одного месяца достоверно чаще наблюдается тревожный и обсессивный синдромы. При длительности ППР до одного года доминирует астенический синдром. При затяжном течении ППР определяется превалирование тревожной, ипохондрической и соматоформной симптоматики. Наличие экзогенных факторов развития ППР достоверно чаще определяет развитие астенического и депрессивного синдромов. Состояние на диспансерном учёте сопрягается с наличием тревожного синдрома. Резкое снижение трудовой адаптации определяется наличием астенического и ипохондрического синдромов. Резкое снижение социальной адаптации определяется наличием диссоциативного синдрома. Нарушение или разрыв семейных отношений коррелируют с наличием диссоциативного или ипохондрического расстройств. Сверхсильный или острый стресс определяет развитие астенического, фобического или ипохондрического расстройств. Наличие диссоциативного синдрома играет значительную роль при депрессивном варианте дезадаптации.

Особенности клинико-социальных показателей больных ППР финно-угорской национальности имеют следующий вид: наличие психопатологической отягощённости определяется у 9,4% финно-угров, психодезадаптивные эпизоды в детстве присущи 43,4% больных. Ситуативно возникающая тревожность наблюдается у 58,5% финно-угров. Длительность заболевания до пяти лет характерна для 23,4% больных. Психотравматическая ситуация возникает в семейно-бытовой среде у 61,0% финно-угров. Затруднятся определить факторы, способствовавшие развитию заболевания, 23,4% больных. Ранг психических расстройств определяется у 33,1% удмуртов на момент обследования. Находятся вне поля зрения медицинской службы до момента обращения 73,5% больных. Сохраняют адаптацию к труду при наличии ППР 16,9% финно-угров. При наличии трудовой дезадаптации отмечается неспособность выдержать работу в разные смены у 5,9% больных. Умеренно выраженные нарушения социальной адаптации наблюдаются у 63,2% финно-угров. Уход в мир мистических представлений как проявление социальной дезадаптации характерно для 2,2% больных. Наличие второй группы инвалидности по психическому заболеванию на момент обращения имеют 3,7% финно-угров. В результате проведённого лечения выздоровление наступает у 68,4% больных. Затруднятся определить причины развития своего болезненного состояния 24,9% финно-угров. Хронический протрагированный стресс присутствует при психической дезадаптации у 34,3% больных. Фактически треть больных финно-угорской национальности (29,8%) причиной психической дестабилизации считают «конфликтные отношения в семье». Подавленное настроение как проявление заболевания присутствует у 46,9% финно-угров. Депрессивный и фобический синдромы доминируют при длительности заболевания до одного года. При длительности ППР до пяти лет астенический синдром имеет наибольшую представленность, затяжное (более пяти лет) течение психопатологического процесса отмечается при наличии диссоциативной и тревожной симптоматики. Ипохондрический, тревожный и фобический синдромы наиболее часто сопутствуют соматогенной (экзогенной) патологии. У состоящих на диспансерном учёте финно-угров достоверно чаще наблюдалась ипохондрическая симптоматика. Резкое снижение трудовой адаптации определяет тревожный синдром. Выраженную социальную дезадаптацию вызывает наличие астенического, ипохондрического и диссоциативного синдромов. Депрессии наиболее часто служили нарушению или разрыву семейных отношений у финно-угров. Наиболее ригидными для лечения определяются астенические, ипохондрические и фобические расстройства. Сверхсильный ил острый стресс достоверно чаще определяет развитие диссоциативного расстройства. Хронический протрагированный стресс чаще приводит к астеническому расстройству. Астенический синдром имеет высокую степень представленности  при депрессивном варианте дезадаптации.

Таким образом, преморбидные особенности пациентов, индивидуальная значимость, сила и длительность психогений, предпочтение пациентами методов лечения значительно отличались среди представителей славянской и финно-угорской субпопуляций и имели определяющую роль в формировании клиники, течения заболеваний и восстановлении трудовой и социальной адаптации.

Невроз тревоги (страха) и неврастения (р=0,01) достоверно преобладали среди представителей славянской субпопуляции, дистимия- (р=0,001) - среди финно-угорской. Заслуживает интереса сравнительный анализ вариантов адаптационных реакций: кратковременные депрессивные реакции преобладали у славян пациентов с ППР (р=0,01), в отличие от затяжных депрессивных реакций (tCтьюдента - 0,1) и реакциями адаптации с преобладанием расстройств других эмоций (tСтьюдента -0,5), при которых прослеживается тенденция к превалированию у коренных жителей Удмуртии.

Ипохондрические расстройства, неврозоподобные состояния на соматогенной неинфекционной основе и расстройства личности истерического типа были более характерные для пациентов славянской национальности (р=0,05). Одновременно отмечается больший удельный вес у славян невротических фобий (tCтьюдента =1,4), расстройств личности возбудимого типа (tСтьюдента =1,4) и острых реакций на стресс с преобладанием эмоциональных нарушений (tСтьюдента =1,7); у финно-угров – истерического невроза (tСтьюдента =1,4).

Интересен анализ коморбидности синдромов, считающихся традиционно ведущими в рамках отдельных нозологии ППР, и ведущими синдромами, выявленными на момент обследования пациентов. При "фобическом расстройстве" у финно-угров высокая частота встречаемости фобической симптоматики наблюдалась с астенической (40,0%) и диссоциативной (30,0%). При панических расстройствах с критериями расстройств, указанными в МКБ-10, высокую частоту встречаемости у славян имели депрессивный синдром (66,7%) и синдром панических атак (8,3%). При генерализованном тревожном расстройстве у финно-угров клиническая картина выглядела достаточно полиморфной: высокий уровень представленности наряду с тревожным (11,1%) синдромом имели астенический и диссоциативный (по 22,2%) симптомокомплексы. При расстройствах адаптации у славян высокая частота встречаемости отмечалась у диссоциативного (20,7%), тревожного (18,3%), соматоформного (11,0%) и фобического (8,5%) синдромов; у финно-угров - у ипохондрического (15,5%) синдрома. Схожая картина представленности при диагнозе «диссоциативное расстройство» у ведущих синдромов на момент обследования наблюдалась в обеих группах субпопуляций: у диссоциативного (30,0%) с тревожным (26,7%) синдромом у славян и у диссоциативного (24,0%) – с тревожным (12,0%) и астеническим (24,0%) синдромами у финно-угров. При наличии соматизированного расстройства у славян (25,7%) и финно-угров (22,7%) наблюдался высокий уровень представленности тревожного синдрома, также соматоформного (11,4%) - у славян. Славянские пациенты с ипохондрическим расстройством имели высокую частоту встречаемости у диссоциативного (23,5%) и фобического (11,8%) синдромов, финно-угры - у депрессивного (47,4%). Клиническая картина заболевания и внутренняя картина болезни, формирующиеся с участием этнокультуральных факторов, значительно отличались у представителей славянской и финно-угорской субпопуляций.

Анализируя соотношение ведущих в клинической картине синдромов на момент обследования среди представителей славянской и финно-угорской субпопуляций, на основании степеней достоверности выделяются четыре группы: первая группа включает астенический (tСтьюдента=6,1; р=0,001) и тревожный (tСтьюдента=4,8; р=0,001) синдромокомплексы, которые у славян достоверно преобладают. Депрессивный синдром (р+0,001) преобладает у финно-угров. Вторая группа выделенных синдромов включает соматоформный (t=3,3; р=0,01) и панических атак (t=3,1; р=0,01) синдромы, при которых достоверность свидетельствует в пользу преобладания данных симптомокомплексов у славянcких пациентов с ППР. В третью группу выделяются диссоциативный (t=1,7) и деперсонализационно-дериализационньм (tСтькщента =1,4) синдромы, где достоверно данные синдромокомплексы превалируют у славян.

Результаты математико-статистического анализа показали, что: социодемографическими и этнокультуральными факторами, высокозначимыми в формировании структуры астенического синдрома у славян пациентов с ППР, являются: сельское место жительства, занятость в сферах сельского хозяйства, образования и здравоохранения, состояние в браке, наличие конфликтных отношений со всеми членами семьи, материальное благополучие как приоритетная ценность, доминирование мужа в семье, проживание в собственном доме, неверие в национальные мифы и приметы, одобрение суицида.

У финно-угров: сельское место жительства, занятость в промышленности, проживание в отдельной квартире, гетеронациональная родительская семья, родной язык - русский или оба языка, нетерпимое, враждебное отношение к отдельным национальностям, гетеронациональный брак, доминирование в семье жены, вера в национальные мифы и приметы, недопущение возможности суицида или одобрение его, как формы выхода из неразрешимой ситуации, предпочтение народной медицины.

Клиническими факторами, имеющими высокую степень значимости при доминировании астенического симптомокомплекса, среди славян выявлены: наличие перенесенного сверхсильного стресса, преимущественно экзогенные факторы заболевания, длительность заболевания до одного года, состояние на консультативном учете, сохранение или резкое снижение трудовой адаптации, сохранение социальной адаптации, ремиссия в результате проведенного лечения, восстановление профессиональной адаптации после лечения.

Картина совокупности клинических факторов у финно-угров выглядит иначе: наличие хронического протаргированного стресса, длительность заболевания более одного года, квалификация уровня здоровья врачами как «психически здоров», резко выраженная социальная дезадаптации с проявлениями агрессивности и конфликтности, ремиссия в результате проведенного лечения при отсутствии восстановления социально-профессиональной адаптации после лечения.

Социо-демографическими и этнокультуральными факторами, участвующими в структуре тревожного синдромообразования у славян пациентов с ППР, являлись: занятость в сферах бизнеса и финансов, отсутствие брака, проживание у родителей (родственников), предпочтение народной медицины.

У финно-угров: проживание в городе в коммунальной квартире, занятость в сфере промышленности, оба языка родные, нетерпимое и враждебное отношение к отдельным национальностям, доминирование в семье жены, подчиненная возрастная иерархия, предпочтение народной медицины.

Совокупность клинических факторов у славян выглядит следующим образом: длительность заболевания до одного года, умеренное снижение трудовой адаптации, квалификация уровня здоровья как «психическое расстройство», состоят на диспансерном учете, умеренное снижение социальной адаптации, агрессивность и конфликтность, разрыв семейных отношений как проявления социальной дезадаптации, выздоровление в результате лечения, полное восстановление социально-профессиональной адаптации после лечения, ситуации, неопасные в настоящее время как причина заболевания, наличие хронического протрагированного стресса.

По сравнению со славянами у удмуртских пациентов клинические характеристики тревожных состояний выявлены в незначительном количестве: преимущественно экзогенно - органические факторы заболевания, длительность заболевания более 5 лет к моменту обращения за медицинской помощью, резкое снижение трудовой адаптации. Вышеизложенные данные свидетельствуют о различных вариантах синдромообразования тревожных состояний у славян и финно-угров, причем различия касаются не только места жительства и сферы занятости; этнокуль-туральных особенностей, но и дебюта, динамики болезненного состояния и результатов лечения.

Совокупности социодемографических, этнических и клинических факторов, имеющих высокую степень корреляции с доминирующим в клинической картине диссоциативном синдроме, значительно различались у славян и удмуртских больных ППР. У славян данная совокупность выглядит следующим образом: разведенные, верующие, гетеронациональная родительская семья, гетеронациональный брак, подчиненная возрастная иерархия, приоритетная ценность - семья и брак, недопускающие возможность суицида, предпочитающие народную медицину. Клиническая картина включала себя: длительность заболевания 1-5 лет, квалификация уровня здоровья - «психическое расстройство», социальная дезадаптация резко выражена, нарушение или разрыв семейных отношения, как проявление социальной дезадаптации, наличие хронического протрагированного стресса, неизменность социально-профессиональной адаптации после лечения.

Вариант диссоциативного синдромообразования у финно-угров имел следующий вид: жители города, работники промышленности, разведенные, проживающие в коммунальной квартире или у родственников, родные оба языка, гетеронациональная родительская семья, подчиненная возрастная иерархия, формальные отношения в семье, верящие в национальные мифы и приметы, не допускающие возможность суицида. В клинической картине наблюдались: длительность заболевания более 5 лет, квалификация уровня здоровья - «психически здоров», социальная дезадаптация резко выражена, затруднительно определяющие психологические причины развития заболевания, наличие острого сверхсильного стресса.

Расстройство адаптации по депрессивному варианту у славян происходило под влиянием следующих факторов: жители города, учащиеся, разведенные в браке, вдовы (вдовцы), проживающие в коммунальной квартире, не-верующие, подчиненное отношение к родителям и старшим, паритет семейных отношений, доброжелательные и ровные отношения со всеми членами семьи или формальные, приоритетные ценности - образование и профессия, допускающие возможность суицида. Анализ клинических факторов выявил высокую степень корреляции депрессии с: преимущественно экзогенными факторами заболевания и получением консультативной помощи.

Факторами, участвующими в депрессивном синдромообразовании у финно-угорских пациентов явились: жители села, работники сельского хозяйства, образования, торговли и бытового обслуживания, проживающие в собственном доме или у родителей (родственников), родной язык - своей национальности, неверующие, православные, мононациональный брак, внутрисемейный паритет или доминирование мужа, формальные или конфликтные отношения ею всеми членами семьи, приоритетные ценности - материальное благополучие, допускающие возможность суицида. Интересна клиническая динамика у больных ППР финно-угров: длительность заболевания более 1 года, умеренное снижение трудовой адаптации, нарушение: или разрыв семейных отношений как проявление социальной дезадаптации.

Определяющими факторами в структуре ипохондрического синдромо-образоваиия у славян пациентов являлись следующие: работники промышленности, холостые (незамужние), проживающие у родителей (родственников), родной язык своей национальности, доминирование жены в семье, вера в национальные мифы и приметы, конфликтные отношения со всеми членами семьи, приоритетные ценности - семья и брак, не допускающие возможность суицида. Клиническая динамика имела следующий вид: длительность заболевания 1-5 лет или более 5 лет, квалификация уровня здоровья - «психически здоров», резкое снижение трудовой адаптации, клиническое улучшение в результате лечения, частичное восстановление социально-профессиональной адаптации после лечения, ситуации неопасные в настоящее время как причины заболевания, наличие перенесенного острого сверхсильного или хронического протрагированного стресса.

Факторы, определяющие развитие ипохондрических расстройств у финно-угров, отличались от таковых у славян: жители села, не работающие, вдова (вдовец), проживающие в отдельной квартире, родной язык своей национальности, гетеронациональный брак, подчиненная возрастная иерархия, конфликтные отношения со всеми членами семьи, приоритетные ценности - образование и профессия, одобряющие суицид, как форму выхода из неразрешимой ситуации, предпочтение народной медицины. Клиническая динамика у финно-угров также значительно отличалась: длительность заболевания более одного года, преимущественно экзогенные факторы заболевания, состоящие на диспансерном учете, трудовая адаптация сохранена, резко выраженная социальная дезадаптация, агрессивность и конфликтность как результат проявления социальной дезадаптации, отсутствие восстановления социальной адаптации после лечения.

При формировании фобического синдрома, доминировавшего в клинической картине заболевания у славянских пациентов, отмечалась значимость следующих факторов: работники сферы бизнеса и финансов, торговли и бытового обслуживания или неработающие, холостые (незамужние), гетеронациональная родительская семья, верующие, предпочитающие народную ме­дицину, верящие в национальные мифы и приметы. У данных больных высокая степень значимости в клинической карти­не отмечена лишь у нескольких факторов: агрессивность, конфликтиость как проявление социальной дезадаптации, отсутствие восстановления социально-профессиональной адаптации после лечения, наличие острого сверхсильного стресса.

Совокупность факторов, участвующих в фобическом синдромообразовании у финно-угров, выглядит следующим образом: жители города, работники торговли и бытового обслуживания, учащиеся, вдова (вдовец), родной язык своей национальности, внутрисемейный паритет, доброжелательные, ровные отношения в семье, приоритетные ценности - образование и профессия, неверящие в национальные мифы и приметы.  Клиническая динамика имеет следующий вид: длительность заболевания до 1 года, нарушение субклинического уровня психического здоровья, получающие лечебно-консультативную помощь, сохранена трудовая адаптация, сохранена социальная адаптация, ремиссия в результате проведенного лечения, наличие острого умеренной силы стресса.

При анализе обсессивного синдромообразования у славян отмечается длительность заболевания до 1 месяца и фактор проживания в коммунальной квартире. У финно-угров высокую значимость имеет лишь фактор наличия конфликтных отношений со всеми членами семьи.

В структуре образования синдрома панических атак у славян пациентов с ППР выделены следующие факторы: работники промышленности, образования, торговли и бытового обслуживания, неверующие, имеющие конфликтные отношения со всеми членами семьи, приоритетные ценности - образование и профессия, верящие в национальные мифы и приметы. В клинической динамике значимыми факторами являлись: длительность заболевания до 1 месяца, наличие острой или умеренной силы стресса.

У финно-угров вследствие малой представленности больных в выборке достоверных результатов участия социо-демографических, этнокультураль-ных и клинических факторов при паническом синдромообразовании не выявлено.

Определяющими факторами в развитии соматоформного синдрома у славян являются следующие: жители села, занятые в сфере сельского хозяйства, разведенные в браке или вдовы (вдовцы), имеющие собственный дом или проживающие у родителей (родственников), гетеронациональная родительская семья, гетеронациональный брак, формальные отношения со всеми членами семьи, длительность заболевания более 5 лет. У финно-угров вследствие малой представленности больных в выборке достоверных данных участия социо-демографических, этнокультуральных и клинических факторов при соматоформном синдромообразовании не выявлено.

При низком уровне развития этнического самосознания у гипертимных, демонстративных и эмотивных типов личности славян с тревожно-фобическими расстройствами уровень субъективного контроля в области неудач понижен при актуализации уровня достижений, с формированием неврастенического и сензитивного типов ВКБ. При среднем уровне развития этнического самосознания у демонстративных и дистимных типов личности уровень субъективного контроля в области достижений повышен при повышенной общей интернальности, с формированием неврастенического и эгоцентрического типов ВКБ. При высоком уровне развития этнического самосознания у циклоидных, возбудимых и педантичных типов личности уровень субъективного контроля в области достижений средний при повышенной общей интернальности, с формированием тревожного и гармоничного типов ВКБ.

При низком уровне развития этнического самосознания у дистимных, педантичных и демонстративных типов личности финно-угров с тревожно-фобическими расстройствами уровень субъективного контроля в области достижений и неудач  повышен при повышенной общей интернальности, с формированием неврастенического и дисфорического типов ВКБ. При среднем уровне развития этнического самосознания у педантичных, дистимных и циклоидных типов личности уровень субъективного контроля в области семейных и межличностных отношений повышен при повышенной интернальности в сфере неудач, с формированием тревожного и сензитивного типов ВКБ. При высоком уровне развития этнического самосознания у циклоидных, возбудимых и застреваемых типов личности уровень субъективного контроля в области здоровья-болезни повышен при повышенной общей интернальности, с формированием меланхолического и ипохондрического типов ВКБ.

При низком уровне развития этнического самосознания у циклоидных и демонстративных типов личности славян с расстройствами адаптации уровень субъективного контроля в области семейных отношений повышен при средней интернальности в сфере неудач и пониженной общей интернальности, с формированием неврастенического, сензитивного и анозогностического типов ВКБ. При среднем уровне развития этнического самосознания у гипертимных и тревожных типов личности уровень субъективного контроля в области достижений и неудач средний при пониженной общей интернальности, с формированием эргопатического, ипохондрического, сензитивного и паранойяльного  типов ВКБ. При высоком уровне развития этнического самосознания у гипертимных и дистимных типов личности уровень субъективного контроля в области достижений повышен при средней интернальности в сфере Здоровья-болезни и повышенной общей интернальности, с формированием неврастенического, паранойяльного и меланхолического типов ВКБ.

При низком уровне развития этнического самосознания у демонстративных и экзальтированных типов личности финно-угров с расстройствами адаптации уровень субъективного контроля в области производственных отношений повышен при средней интернальности в сфере неудач и пониженной общей интернальности, с формированием ипохондрического типа ВКБ. При среднем уровне развития этнического самосознания у возбудимых, педантичных и застреваемых типов личности уровень субъективного контроля в области производственных отношений понижен при пониженной интернальности в сфере неудач и пониженной общей интернальности, с формированием ипохондрического, сензитивного и дисфорического типов ВКБ. При высоком уровне развития этнического самосознания у педантичных, застреваемых, циклоидных  и тревожных типов личности уровень субъективного контроля в области здоровья-болезни повышен при средней интернальности в сфере достижений и средней общей интернальности, с формированием меланхолического, сензитивного  эгоцентрического типов ВКБ.

При низком уровне развития этнического самосознания у педантичных и застреваемых типов личности славян с диссоциативными и соматоформными расстройствами уровень субъективного контроля в области производственных отношений понижен при средней интернальности в сфере достижений и пониженной общей интернальности, с формированием тревожного типа ВКБ. При среднем уровне развития этнического самосознания у возбудимых и застреваемых типов личности уровень субъективного контроля в области межличностных отношений понижен при пониженной общей интернальности, с формированием дисфорического, неврастенического и ипохондрического типов ВКБ. При высоком уровне развития этнического самосознания уровень субъективного контроля в области здоровья-болезни повышен при пониженной интернальности в сфере достижений и производственных отношений и пониженной общей интернальности у экзальтированных, демонстративных и педантичных типов личности, с формированием гармоничного, тревожного и ипохондрического типов ВКБ.

При низком уровне развития этнического самосознания у демонстративных, педантичных и дистимных типов личности финно-угров с диссоциативными и соматоформными расстройствами уровень субъективного контроля в области достижений и производственных отношений понижен, с формированием сензитивного и меланхолического типов ВКБ. При среднем уровне развития этнического самосознания у гипертимных и демонстративных типов личности уровень субъективного контроля в области достижений и семейных отношений понижен при пониженной общей интернальности, формируя эргопатический, анозогностический, меланхолический и ипохондрический типы ВКБ. При высоком уровне развития этнического самосознания уровень субъективного контроля также в области достижений и семейных отношений понижен при пониженной общей интернальности у эмотивных, тревожных и циклоидных типов личности, потенцируя развитие ипохондрического, сензитивного и эгоцентрического типов ВКБ.

При низком уровне развития этнического самосознания у возбудимых и экзальтированных типов личности славян с неврастенией уровень субъективного контроля в области семейных отношений понижен при пониженной общей интернальности, формируя меланхолический, эгоцентрический и дисфорический типы ВКБ. При среднем уровне развития этнического самосознания у гипертимных и экзальтированных типов личности уровень субъективного контроля в области производственных и семейных отношений понижен при пониженной общей интернальности, с формированием тревожного, ипохондрического и дисфорического типов ВКБ. При высоком уровне развития этнического самосознания у эмотивных и тревожных типов личности уровень субъективного контроля в области производственных отношений понижен, с формированием анозогностического и паранойяльного типов ВКБ.

При низком уровне развития этнического самосознания у педантичных, демонстративных и возбудимых типов личности финно-угров с неврастенией уровень субъективного контроля в области производственных отношений понижен при пониженной общей интернальности, с формированием дистимного, сензитивного, дисфорического и паранойяльного типов ВКБ. При среднем уровне развития этнического самосознания у тревожных и дистимных типов личности уровень субъективного контроля в области неудач и семейных отношений понижен при пониженной общей интернальности, с формированием сензитивного, неврастенического, эргопатического и гармоничного типов ВКБ. При высоком уровне развития этнического самосознания у педантичных и застреваемых типов личности уровень субъективного контроля в области здоровья-болезни повышен при пониженной интернальности в сфере межличностных отношений и пониженной общей интернальности, с формированием неврастенического и эгоцентрического типов ВКБ.

При низком уровне развития этнического самосознания у демонстративных и застреваемых типов личности славян с дистимией уровень субъективного контроля в области межличностных отношений повышен при средней интернальности в сфере семейных отношений, формируя эргопатический, тревожный и меланхолический типы ВКБ. При среднем уровне развития этнического самосознания у демонстративных, гипертимных и эмотивных типов личности уровень субъективного контроля в области достижений и неудач средний при средней общей интернальности, с формированием меланхолического и эгоцентрического типов ВКБ. При высоком уровне развития этнического самосознания у демонстративных и застреваемых типов личности личности уровень субъективного контроля в области неудач  и межличностных отношений средний при средней общей интернальности, с формированием меланхолического, ипохондрического, неврастенического и анозогностического  типов ВКБ.

При низком уровне развития этнического самосознания у дистимных и тревожных типов личности финно-угров с дистимией личности уровень субъективного контроля в области неудач и здоровья-болезни средний, с формированием ипохондрического, меланхолического и эгоцентрического типов ВКБ. При среднем уровне развития этнического самосознания у эмотивных, педантичных и застреваемых типов личности уровень субъективного контроля в области достижений и неудач средний при средней общей интернальности, с формированием меланхолического, эгоцентрического, эргопатического и гармоничного типов ВКБ. При высоком уровне развития этнического самосознания у педантичных, циклоидных и застреваемых типов личности уровень субъективного контроля в области неудач и межличностных отношений понижен при пониженной общей интернальности, с формированием меланхолического, ипохондрического, сензитивного и эргопатического  типов ВКБ.

На основании полученных результатов были разработаны основные направления совершенствования психиатрической помощи больным пограничными психическими расстройствами в республике. В первую очередь необходима разработка республиканской программы охраны психического здоровья, в которой необходимо уделить особое внимание вопросам профилактики пограничных психических расстройств с учетом этнокультуральных особенностей населения. К созданию и осуществлению этой программы должны быть привлечены не только психиатры, но и психологи, работники различных социальных служб, специалисты по этнографии и представители соответствующих структур управления. Повышенное внимание должно быть уделено финно-угорской субпопуляции населения, в которой наиболее высок уровень болезненности пограничными психическими расстройствами.

Программы первичной профилактики должны быть адресными и учитывать национальность, особенности культуры народа, национальные традиции воспитания и взаимоотношений в семье, пол, возраст, образовательный уровень и профессиональную принадлежность. Психогигиеническое просвещение требует усиления не только в количественном, но и в качественном отношении. При этом должен делаться акцент на ознакомлении людей с факторами, отрицательно влияющими на их психическое здоровье, в частности, имеющими этнокультуральную окраску (для финно-угорских народов это - авторитарный стиль воспитания детей, высокая распространенность суеверий, отсутствие разумного отношения к состоянию своего соматического здоровья, терпимое отношение к возможности совершения самоубийства и ряд других).

Вторичная профилактика ППР должна быть также этнокультурально обоснована. В частности, врачам-психиатрам необходимо знать этнокультуральные особенности клинической структуры ППР, наиболее распространенные клинические проявления этих заболеваний у больных финно-угорских и славянских национальностей, особенности их социальной и профессиональной дезадаптации, факторы социального стресса, способствующие развитию пограничных расстройств у народов, проживающих в республике. Необходимо усиление работы по ранней диагностике и активному выявлению больных ППР, а также групп повышенного риска развития данной патологии.

Требуется активизация работы по предупреждению суицидального поведения, особенно среди финно-угорской группы населения, отличающейся повышенной готовностью к суицидальному реагированию и наличием исторически сложившегося культурального представления финно-угорских народов о допустимости самоубийства как выхода из сложной ситуации. В этих целях необходимо создание служб суицидологической помощи в республике.

Подготовка врачей-психиатров и медицинских психологов должна осуществляться с учетом знания этнокультуральных особенностей психологии и психического здоровья проживающих в республике финно-угорских и славянских народов. Особенно продуктивно привлечение к работе специалистов коренной национальности, владеющих языком удмуртского народа.

Резюмируя приведенные сведения, следует констатировать, что внедрение этнокультуральных подходов в практику психиатрических служб Удмуртской Республики позволит повысить эффективность психопрофилактической, лечебно-диагностичес-кой и реабилитационной помощи больным пограничными психическими расстройствами и внести вклад в укрепление психического здоровья населения республики.

ВЫВОДЫ

1. Определение этнической принадлежности исследуемых в научных исследованиях на основании паспортных данных или по «самоопределению» не достоверно. Базируясь на принципах доказательной медицины, биопсихосоциальный метод этнокультурального исследования в психиатрии должен включать: 1) биологический метод этнической идентификации пациента (дерматоглифический); 2) социокультуральный метод определения уровня этнического самосознания; 3) клинико-эпидемиологический – исследование статики и динамики болезненных состояний. Уровень развития этнического самосознания и личностные особенности человека являются социально-психологической «почвой», определяющей возникновение и клиническую динамику пограничных психических расстройств.

2. Доля пограничных психических расстройств в структуре заболе­ваемости психическими расстройствами в Удмуртской Республике постоянно возрастает и со­ставляет 68,6%, в структуре болезненности – 47,99%. Показатель болезненности ППР составляет 1853,0 на 100 тысяч населения, превышая среднефедеративные показатели в 1,26 раза, что доказывает тенденцию к затяжному течению данных расстройств и относительную неэффективность существующих в настоящее время лечебно-профилактических программ.

3. Демографические характеристики больных ППР из различных этнических субпопуляций имеют следующие особенности: 1) значительное преобладание (78,2% - 78,8%) женщин в обеих этнических группах; 2) средний возраст на момент обращения у финно-угров (35,5 лет) на 10 лет меньше, чем у славян; 3) славяне проживают преимущественно в городах (80,5%), а среди финно-угров – 51,4% горожан и 48,6% - селян; 4) число больных с высшим образованием среди славян (22,8%) вдвое больше, чем у финно-угров; 5) славян, проживающих в незарегистрированном браке в 2,2 раза, а разведенных в 1,8 раза больше, чем финно-угров; 6) среди славян доля неработающих в 2,5 раза выше.

4. Социокультуральные характеристики больных ППР из различных этнических субпопуляций имеют следующие особенности: 1) большинство (88,0% - 86,2%) больных в обеих этнических группах родились в мононациональных семьях; 2) русский язык считают родным языком 94,2% славян и 52,9% финно-угров; 3) гетеронациональный характер брака (18,4%) больше присущ финно-угорским больным, по сравнению со славянами; 4) отношение к своему этносу как «равному среди прочих» определяют 96,2% славян и лишь 88,1% финно-угров; 5) отношение к религии, самоубийствам, психическим расстройствам достоверных различий не имеет.

5. Клиническая структура ППР у больных из различных этнических субпопуляций имеет определённые различия. В частности: тревожные­ расстройства и неврастения достоверно чаще встречаются среди славян, а дистимия - среди финно-угров (р=0,001). Кратковременные депрессивные реакции превалируют в клинической структуре ППР у славян (р=0,01), затяжные депрессив­ные реакции (tСтьюдента=-0,1) и реакции расстройств адаптации с преобладанием нарушения других эмоций (tстыодента=-0,5) - у финно-угров. Ипохондрические расстройства, органические расстройства на соматогенной неинфекционной основе и расстройства личности исте­рического типа являются более характерными для больных славянской субпопуляции (р=0,05). Отмечается больший удельный вес у славян невротичес­ких фобий (tстьюдента=1,4), расстройств личности возбудимого типа(tстьюдента=1,4) и острых реакций на стресс с преобладанием эмоциональ­ных нарушений (tстьюдента=1,7), у  финно-угров – диссоциативных и соматоформных расстройств(t стьюдента=1,4).

6. Установлены достоверные взаимосвязи между уровнем развития этнического самосознания, преморбидными личностными особенностями, механизмообразованием интрапсихического конфликта, клинической динамикой  и внутренней картиной болезни у больных ППР из славянской и финно–угорской этнических групп, которые определяют «терапевтические мишени» профилактики и терапии психических расстройств.

6.1. У славян к развитию тревожно-фобических расстройств имеют предрасположенность демонстративные и циклоидные типы акцентуации личности, у финно-угров – педантичные и циклоидные. Славяне с педантичным типом акцентуации личности предрасположены к развитию тревожно-фобических расстройств при высоком уровне развития этнического самосознания, а финно-угры – при низком и среднем  уровнях развития этнического самосознания. При низком и среднем уровне развития этнического самосознания у славян наблюдается формирование неврастенического типа ВКБ, при высоком – гармонического типа. При низком уровне развития этнического самосознания у финно-угров отмечается формирование неврастенического и дисфорического типов ВКБ, при высоком - меланхолического и ипохондрического вариантов реагирования.

6.2. К расстройствам адаптации у славян предрасположены лица с гипертимным и циклоидным типами акцентуации личности, у финно – угров – педантичные и застреваемые; при низком уровне развития этнического самосознания – также и демонстративные типы личности обеих этнических групп. У славян превалируют интерпсихические типы ВКБ: при низком и среднем уровне развития этнического самосознания – сензитивный и неврастенический; при среднем и высоком – сензитивный и паранойяльный варианты реагирования. У финно-угров при низком и среднем уровнях развития этнического самосознания наблюдается формирование ипохондрического варианта реагирования, при высоком -  сензитивного и меланхолического типов ВКБ.

6.3. К диссоциативным расстройствам у славян предрасположены лица с педантичным и застреваемым типами акцентуаций личности, у финно-угров – с циклоидным и эмотивным. Демонстративный тип акцентуации личности превалирует у славян при высоком уровне развития этнического самосознания и при низком и среднем – у финно-угров. При низком уровне развития этнического самосознания у славян отмечается формирование неврастенического и дисфорического типов ВКБ, у финно-угров – сензитивного и меланхолического. При повышении уровня развития этнического самосознания для представителей обеих субпопуляций характерен ипохондрический вариант реагирования.

6.4. Неврастения у славян чаще возникает при экзальтированном типе акцентуации личности, у финно-угров – при педантичном. При высоком уровне развития этнического самосознания у славян и при среднем у финно-угров также имеет предрасположенность к формированию неврастенического конфликта тревожный тип личности этнофоров. У славян при низком и среднем уровне развития этнического самосознания доминирует дисфорический вариант реагирования, у финно-угров – сензитивный тип ВКБ. При среднем и высоком уровне этнического самосознания у финно-угров доминирует неврастенический вариант реагирования, у славян – паранойяльный и анозогностический типы ВКБ..

6.5. К развитию дистимии у славян имеют предрасположенность демонстративные и застреваемые типы акцентуаций личности, у финно-угров –застреваемые, педантичные и циклоидные типы. При низком уровне развития этнического самосознания у финно-угров предрасположенность к возникновению депрессивных расстройств имеют дистимные и тревожные типы акцентуации личности. У славян достоверно превалирует меланхолическая форма реагирования, в зависимости от преморбидных личностных особенностей сопрягаясь: при низком уровне развития этнического самосознания с тревожным типом ВКБ, при среднем – с эгоцентрическим, при высоком – с ипохондрическим. У финно-угров превалирует меланхолический и эргопатический варианты реагирования. При низком и среднем уровнях развития этнического самосознания финно-угры склонны к формированию эгоцентрического типа ВКБ, при высоком  - ипохондрического варианта реагирования.

7. В системе профилактики пограничных психических расстройств необходимо учитывать социальную, этнокультуральную и интрапсихическую природу возникновения внутриличностного конфликта. При первичной профилактике невротических расстройств следует уделять особое внимание характерологическим особенностям пациентов: гармонизации взаимоотношений с близкими людьми - для финно-угров и гармонизации взаимоотношений в процессе совместного труда - для славян, в ракурсе этноидентичности, когда этнос выступает референтной группой поддержки. Вторичная и третичная профилактика определяются эффективностью терапии и реабилитации невротических расстройств, в первую очередь с учетом механизмообразования интрапсихического конфликта и субъективной картины болезни.

8. Основными направлениями этнокультурально ориентированных дифференцированных программ медико-психологической помощи больным с пограничными психическими расстройствами являются:

- программы первичной профилактики должны быть адресными и учитывать национальность, особенности культуры народа, национальные традиции воспитания и взаимоотношений в семье, пол, возраст, образовательный уровень и профессиональную принадлежность;

- должен делаться акцент на ознакомлении населения с факторами, отрицательно влияющими на их психическое здоровье, в частности, имеющими этнокультуральную окраску (для финно-угорских народов это - авторитарный стиль воспитания детей, высокая распространенность суеверий, отсутствие разумного отношения к состоянию своего соматического здоровья, терпимое отношение к возможности совершения самоубийства и ряд других);

- работа по ранней диагностике и активному выявлению больных ППР, а также групп повышенного риска развития данной патологии, должна проводиться с учетом этнокультуральных особенностей клинической структуры и динамики ППР, социальной и профессиональ­ной дезадаптации, факторов социального стресса;

- подготовка врачей-психиатров и медицинских психологов должна осуществляться с учетом знания этнокультуральных особенностей психологии и психического здоровья проживающих в регионе этнических групп населения.  Особенно продуктивно привлечение к работе специалистов коренной национальности.

Работы, опубликованные по теме диссертации:*

  1. Реверчук, И. В. Неоднозначность научной парадигмы при этнокулыуральных исследованиях / И. В. Реверчук, Р. В. Ахапкин, В. Г. Реверчук // Материалы Четвертой Российской университетско-академической научно-пракическая конференции. – Ижевск, 1999. – Т. 1. – С. 102-104.
  2. Реверчук, И. В. Этнокультуральное исследование профиля личности больных истерическим неврозом / И. В. Реверчук,  В. Г. Реверчук // Образ жизни и здоровье населения : сб. материалов Второго Междунар. Мед. Конгресса, 26-30 апр. 1998 г. – Ижевск, 1998. – С. 162-163.
  3. Реверчук, И. В. Позитивная психотерапия и психопрофилактика в русских народных сказаниях, легендах, былях / И. В. Реверчук, О. А. Шадрина, В. Г. Реверчук // Материалы Четвертой Российской университетско-академической научно-пракическая конференции. – Ижевск, 1999. – Т. 4. – С. 52-55.
  4. Реверчук, И. В. Иррационализация мышления как метод повышения творческого потенциала личности / И. В. Реверчук, Е. Н. Бляблис, В. Г. Реверчук // Психолого-педагогические проблемы системы образования : материалы Междунар. науч.-метод. конф. – Ижевск, 1998. – С. 144-145.
  5. Реверчук, И. В. Повышение суггестивности и активизации памяти посредством катодной де­прессии головного мозга / И. В. Реверчук, Е. Н. Бляблис, В. Г. Реверчук // Психолого-педагогические проблемы системы образования : материалы Междунар. науч.-метод. конф. – Ижевск, 1998. – С. 146-147.
  6. Реверчук, И. В. Сравнительный анализ семейных отношений больных пограничными психическими расстройствами русской и удмуртской национальности / И. В. Реверчук // Актуальные медико-биологические проблемы в современных условиях : материалы межвуз. конф. молодых ученых и студентов, 10-13 апр., 2001 г. : в 2 ч. – Ижевск, 2001. – Ч. 1, 2. – С. 189-191.
  7. Реверчук, И. В. Анализ корреляций семейно-демографических показателей с ведущими синдромами пограничных психических расстройств у представителей русской и удмуртской субпопуляций / И. В. Реверчук // Актуальные медико-биологические проблемы в современных условиях : материалы межвуз. конф. молодых ученых и студентов, 10-13 апр., 2001 г. : в 2 ч. – Ижевск, 2001. – Ч. 1, 2. – С. 191-192.
  8. Реверчук, И. В. Особенности внутренней картины болезни и уровень субъективного контроля у больных с депрессивными расстройствами / И. В. Реверчук, О. С. Соболева, Л. Л. Репина // Актуальные медико-биологические проблемы : материалы II межвуз. конф. молодых ученых и студентов, 22-26 апр. 2002 г. – Ижевск, 2002. – С. 307-308.
  9. Реверчук, И. В. Особенности факторов структурообразования осевых синдромов пограничных психических расстройств у больных русской и удмуртской национальностей / И. В. Реверчук, А. А. Чуркин // Вопросы ментальной медицины и экологии. – М.; Павлодар, 2002. – Т. 2. – С. 113-116.
  10. Реверчук, И. В. Клинико-социальные и этнокультуральные особенности больных пограничными психическими расстройствами в Удмуртской Республике  / И. В. Реверчук, А. А. Чуркин // Российский психиатрический журнал. – 2002. – № 6. – С. 22-27. *
  11. Реверчук, И. В. Этнокультуральное исследование психологических особенностей удмуртского народа (феноменологический аспект) / И. В. Реверчук,  В. Г. Реверчук // Достижения и перспективы развития психиатрической службы на современном этапе (клинические и социальные аспекты) : труды межрегион. науч.-практ. конф. –  Можга, 2003. – С. 91-94.
  12. Реверчук, И. В. Анализ динамики пограничных психических расстройств в Удмуртской республике с 1991 г. по 2000 г. в возрастном аспекте / И. В. Реверчук, В. Г. Реверчук // Достижения и перспективы развития психиатрической службы на современном этапе (клинические и социальные аспекты) : труды межрегион. науч.-практ. конф. –  Можга, 2003. – С. 115-119.
  13. Реверчук, И. В. Клинико-психологические особенности больных с патологическим влечением к азартным играм в феноменологическом аспекте / И. В. Реверчук, О. С. Соболева // Новые методы лечения и реабилитации в наркологии (заместительная терапия, психофармакология, психотерапия) : сб. материалов междунар. конф. 25-27 окт. 2004 г. – Казань, 2004. – С. 326-329.
  14. Реверчук, И. В. Пограничные нервно-психические расстройства у русских и удмуртов: особенности характера или течения болезни? = Borderline mental disorders of Russians and Udmurts: feathers of the ethnic character or clinical dinamic? / И. В. Реверчук  // Проблемы общественного здоровья и здравоохранения : материалы междунар. семинара, 12-15 окт. 2004 г. – С. 110-127.
  15. Реверчук, И. В. Этнокультуральные аспекты клиники пограничных психических расстройств / И. В. Реверчук, А. А. Чуркин, В. Г. Реверчук // Этнокультуральные вопросы психиатрии и психологии : материалы науч.-практ. конф., 25-26 нояб. 2004 г. – Чебоксары, 2004. – С. 149-155.
  16. Реверчук, И. В. Современное состояние проблемы исследования этнической толерантности и идентичности / И. В. Реверчук, А. А. Чуркин // Этнокультуральные вопросы психиатрии и психологии : материалы науч.-практ. конф., 25-26 нояб. 2004 г. – Чебоксары, 2004. – С. 155-161.
  17. Реверчук, И. В. Истоки позитивной психотерапии в религиозно-философских концепциях востока / И. В. Реверчук, В. Г. Реверчук, Н. Ю. Нипорка // Третий съезд психиатров, наркологов и психотерапевтов Чувашской республики : материалы докл., 28-30 июня 2005 г. – Чебоксары, 2005. – С. 279-282.
  18. Реверчук, И. В. Изучение личностных факторов в структуре внутренней картины болезни как мишеней психотерапевтической работы с больными диссоциативными расстройствами и неврастенией / И. В. Реверчук, Н. Ю. Нипорка // Третий съезд психиатров, наркологов и психотерапевтов Чувашской республики : материалы докл., 28-30 июня 2005 г. – Чебоксары, 2005. – С. 231-233.
  19. Реверчук, И. В. Этническая идентификация личности психически больных при проведении кросс-культуральных исследований в психиатрии (на примере финно-угров) / И. В. Реверчук // Экология, демография и здоровье финно-угорских народов : материалы междунар. симпозиума, 23 марта 2006 г. – Ижевск, 2006. – С. 51-57.
  20. Реверчук, И. В. Психодинамический профиль невротической личности больных истерией и депрессией / И. В. Реверчук // Зигмунд Фрейд – основатель новой научной парадигмы: психоанализ в теории и практике (к 150-летию со дня рождения Зигмунда Фрейда) : материалы Междунар. психоаналитической конф., 16-17 дек. 2006. – М., 2006. – Т. 2. – С. 139-141.
  21. Реверчук, И. В. Психобиологические механизмы нозогенеза пограничных психических расстройств / И. В. Реверчук // Вестник психиатрии и психологии Чувашии. – 2006. – № 2. – С. 17-27.
  22. Реверчук, И. В. Этнокультуральные особенности психических расстройств у народов Севера / И. В. Реверчук // Современные проблемы формирования индивидуального и общественного здоровья населения Арктического Севера : материалы региональной конференции,  23-24 нояб. 2006 г. – Дудинка, 2006.- С.109-115.
  23. Реверчук, И. В. Невротическая депрессия у славян и финно-угров: характер, культура или болезнь / И. В. Реверчук // Современные наукоемкие технологии. – 2007. – № 1, разд.: Материалы междунар. науч. конф. «Фундаментальные и прикладные проблемы медицины и биологии», ОАЭ (Дубай), 15-22 окт. 2006 г. – С. 84-88.
  24. Реверчук, И. В. Дерматоглифический метод этнической идентификации личности (на примере финно-угров): принципы доказательной медицины / И. В. Реверчук // Морфологические  ведомости. – 2006. – № 3-4. – С. 114-117.*
  25. Реверчук, И. В. К вопросу экспертизы соблюдения принципов доказательной медицины при проведении клинических  исследований (на примере психиатрии) / И. В. Реверчук // Проблемы экспертизы и судебной медицины. – 2006. – № 4. – С. 29-31.*
  26. Реверчук, И. В. Дерматоглифический метод в этнопсихологии и этнопсихиатрии : учеб.-метод. пособие /С.П.Селякин, И. В. Реверчук, С. М. Смирнов. – М.; Ижевск, 2007. – 88 с.
  27. Реверчук, И. В. Биосоциальная структура кросскультуральных исследований в психиатрии и психологии (на примере финно-угров) / И. В. Реверчук. – Ижевск, 2007. – 350 с.
  28. Реверчук, И. В. Методология и психология клинического исследования : учеб. пособие / И. В. Реверчук, В. Н. Левина. – Ижевск, 2006. – 108 с.
  29. Реверчук, И. В. Взаимовлияние этнического самосознания и внутренней картины болезни при невротических расстройствах (на примере славян и финно-угров) / И. В. Реверчук // Вестник Костромского государственного Университета им. Н. А. Некрасова. Сер. Акмеология Образования. – 2006. – Т. 12, № 4. – С. 152-161.
  30. Реверчук, И. В. Психосоциальная структура невротического конфликта у славян и финно-угров / И. В. Реверчук // Человек и мир: социальное поведение личности в изменяющемся мире : материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Ижевск, 2007. – С. 229-234.
  31. Реверчук, И. В. Этническое самосознание у славян и финно-угров / И. В. Реверчук // Человек и мир: социальное поведение личности в изменяющемся мире : материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Ижевск, 2007. – С. 234-238.
  32. Реверчук, И. В. Базовые конструкты механизмообразования истерического конфликта у славян и финно-угров / А.А. Чуркин, И. В. Реверчук // Человек и мир: социальное поведение личности в изменяющемся мире : материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Ижевск, 2007. – С. 301-305.
  33. Реверчук, И. В. Взаимозависимость индивидуально-типологических особенностей и внутренней картины болезни при расстройствах адаптации (на примере славян и финно-угров) / А.А. Чуркин, И. В. Реверчук // Человек и мир: социальное поведение личности в изменяющемся мире : материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Ижевск, 2007. – С. 297-301.
  34. Реверчук, И. В. Тревожные, депрессивные и истерические расстройства у славян и финно-угров: личность, культура, болезнь / И. В. Реверчук // Вопросы гуманитарных исследований : сб. науч. статей Института гуманитарных исследований Актюбинского государственного университета им. К. Жубанова. – Актюбинск, 2006. – № 3. – С. 3-8.
  35. Реверчук, И. В. Этнокультуральный профиль и психологические особенности невротической личности у славян и финно-угров / И. В. Реверчук // Вопросы гуманитарных исследований : сб. науч. статей Института гуманитарных исследований Актюбинского государственного университета им. К. Жубанова. – Актюбинск, 2006. – № 2. – С. 21-27.
  36. Реверчук, И. В. Возможные популяционные детерминанты неврозогенеза: психодинамические и бихевиоральные аспекты / И. В. Реверчук // Современные методы лечения и реабилитации психически больных : материалы республик. науч.-практ. конф., посвящ. 75-лет. организации психиатрической помощи в Удмуртии, 35-летию ГУЗ и СПЭ «РКПБ МЗ УР», 70-лет. каф. психиатрии, наркологии и медицинской психологии ГОУ ВПО «ИГМА», 20 сент. 2007 г. – Ижевск, 2007. – С. 98-105.
  37. Реверчук, И. В. Культуральные особенности механизмообразования неврастенического невротического конфликта у славян и финно-угров / И. В. Реверчук // Актуальные вопросы биологии и медицины : материалы IV межрегион. межвуз. науч. конф. молодых ученых и студентов, 23-27 апр. 2007 г. – Ижевск, 2007. – Ч. 2. – С. 251-254.
  38. Реверчук, И. В. Этнокультуральные особенности взаимовлияния индивидуально-типологических черт личности и локуса субъективного контроля у больных с тревожно-фобическими расстройствами / И. В. Реверчук // Актуальные вопросы биологии и медицины : материалы IV межрегион. межвуз. науч. конф. молодых ученых и студентов, 23-27 апр. 2007 г. – Ижевск, 2007. – Ч. 2. – С. 248-251.
  39. Реверчук, И. В. Структура и динамика этнического самосознания у больных с невротическими расстройствами из славянской и финно-угорской субпопуляций / И. В. Реверчук, А.А. Чуркин // Неврологический Вестник: материалы Всерос. науч. конгресса с междунар. участием «В. М. Бехтерев – основоположник нейронаук: творческое наследие, история и современность», 27-30 июня 2007 г. – Казань, 2007. – Т. XXXIX, Вып. 3.- С. 32-38.*
  40. Реверчук, И. В. Применение принципов доказательной медицины при проведении клинических исследований в детской психиатрии / И. В. Реверчук // Проблемы диагностики, терапии и инструментальных исследований в детской психиатрии : материалы Всерос. науч.-практ. конф., 24-26 апр. 2007 г. – Волгоград, 2007. – С. 175-178.
  41. Реверчук, И. В. Кросс-культуральные особенности распространенности психических расстройств: pro et contra / И. В. Реверчук // Вопросы гуманитарных исследований : сб. науч. статей Института гуманитарных исследований Актюбинского государственного университета им. К. Жубанова. – Актюбинск, 2007. – № 4. – С. 4-9.
  42. Реверчук, И. В. Феноменологические аспекты этнокультуральных клинических особенностей психических расстройств / И. В. Реверчук // Вопросы гуманитарных исследований : сб. науч. статей Института гуманитарных исследований Актюбинского государственного университета им. К. Жубанова. – Актюбинск, 2007. – № 4. – С. 21-27.
  43. Реверчук, И. В.Диагностика пограничных состояний и рекомендации по снижению риска дезадаптации у сотрудников ОВД, выполняющих служебно-боевые задачи в особых условиях : учеб.-метод. пособие / И. В. Реверчук, А.И. Лошкарев, О.В. Молокова, В.В. Мурзаханова, М.А. Матушкина. – М.; Ижевск, 2007. – 40 с.
  44. Реверчук, И. В. Роль этнического самосознания в клинической динамике тревожно – фобических расстройств (на примере финно – угров) / И. В. Реверчук // Образование и межнациональные отношения: теория и социальная практика : материалы междунар. конф., 14 – 16 ноября 2007 г. – Ижевск, 2007. – С. 53-58.
  45. Реверчук, И. В. Сравнительная характеристика структуры пограничных психических расстройств у больных славянской и финно-угорской субопуляций / И. В. Реверчук // Российский психиатрический журнал. – 2007. – № 4. – С. 55-59.*
  46. Реверчук, И. В. Дифференцированная лечебно-диагностическая помощь больным невротическими расстройствами из славянской и финно-угорской субпопуляций / И. В. Реверчук // Образование и межнациональные отношения: теория и социальная практика : материалы междунар. конф., 14 – 16 ноября 2007 г. – Ижевск, 2007. – С. 86-92.
  47. Реверчук, И. В. Социо-демографические и этнокультуральные особенности структуры невротических расстройств у славян и финно-угров / А.А.Чуркин, И. В. Реверчук, // Образование и межнациональные отношения: теория и социальная практика : материалы междунар. конф., 14 – 16 ноября 2007 г. – Ижевск, 2007. – С. 115-121.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

* Указанные работы, опубликованы в изданиях, внесенных в перечень, в которых могут публиковаться основные научные результаты, содержащиеся в докторских диссертациях (Бюллетень ВАК Минобразования РФ №4 — 2007г.).




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.