WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ЧЕРНИЧЕНКО

Иван Иванович

ПСИХОСОМАТИЧЕСКИЕ НАРУШЕНИЯ У ЖЕНЩИН

ПРИ КЛИМАКТЕРИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВАХ

И МЕТОДЫ ИХ КОРРЕКЦИИ

  14.00.01 - акушерство и гинекология

19.00.04 - медицинская  психология

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

Санкт-Петербург

2007

Работа выполнена в  ГОУ ДПО

“Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования”

Министерства здравоохранения и социального развития РФ.

Н а у ч н ы е  к о н с у л ь т а н т ы:

доктор медицинских наук, профессор Кустаров Виталий Николаевич

заслуженный деятель науки РФ,

доктор психологических наук, профессор Губин Владимир Алексеевич

О ф и ц и а л ь н ы е  о п п о н е н т ы:

доктор медицинских наук, профессор Костючек Дина Федоровна

доктор медицинских наук, профессор Новиков Борис Николаевич

доктор медицинских наук, профессор Кулаков Сергей Александрович

Ведущее учреждение – Санкт-Петербургский государственный университет.

Защита диссертации состоится "___" февраля 2008 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 215.002.05 при Военно-медицинской академии имени С.М.Кирова (194044, Санкт-Петербург, ул. Академика Лебедева, дом 6).

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке

Военно-медицинской академии имени С.М.Кирова.

Автореферат разослан "___" ноября 2007 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук, профессор

Цвелев Юрий Владимирович

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ.

Актуальность проблемы. Современные женщины находятся более одной трети жизни в периоде климактерия, поэтому в настоящее время большое внимание уделяется вопросам, определяющим качество жизни женщин этого возраста (Сметник В.П., 2001). Прежде всего, это касается диагностики, профилактики и коррекции нарушений, которые проявляются психоэмоциональными и нейровегетативными симптомами климактерического синдрома (КС), а также пременопаузальные дисфункциональные маточные кровотечения (ДМК) (Маличенко С.Б., 1999, Сметник В.П., 2001).

Клинико-эпидемиологический анализ распространенности КС и пременопаузальных ДМК свидетельствует о том, что в настоящее время увеличилась частота их возникновения  (Попов А.Д., 1991; Куликова В.И., Вихляева Е.М., 1996; Боборико Е.Г., Радецкая Л.Е., 2003).

Патологические проявления КС нарушают профессиональную деятельность женщин, снижают социальную активность, изменяют межличностные отношения (Любан-Плоцца Б. и др., 1996; Ковалева А.Д., 2004). При прогрессировании клинических проявлений КС, особенно в сочетании с вегетативными и психоэмоциональными нарушениями, происходит трансформация КС в осложненную форму, что необходимо учитывать при подборе тактики его ведения (Довганский Г.А., 1986; Сметник В.П., Тумилович Л.Г., 2001).

Несмотря на давность изучения патогенеза и клинических проявлений, до сих пор в проблеме климактерических расстройств остается много спорных и нерешенных вопросов (Зайдиева Я.З., 1997, Фардзинова Е.Г., 2001). По-прежнему отсутствует оценка многих факторов в плане возможности их влияния на развитие климактерических расстройств. Прежде всего это касается характерологических особенностей личности, типа нервной системы, генетической предрасположенности и др.(Попов А.Д., 1991; Савельева Г.М. и др., 1998). Данные о прогнозировании развития климактерических расстройств практически отсутствуют, нет четких показаний к использованию при этих нарушениях методов негормональной коррекции и заместительной гормональной терапии (ЗГТ) (Кустаров В.Н. и др., 2003), не изучены отдаленные результаты  после применения их.

Женский организм в силу своей специфичности высокочувствителен к воздействию различных эколого-профессиональных факторов,  экстремальным воздействиям, эмоциональным нагрузкам, которые способствуют развитию длительного психоэмоционального напряжения (Балязин Л.З., 1978; Серов В.Н. и др., 1990;  Цвелев Ю.В. и др., 1994, 1999; Ульянова О.С., 1995; Айламазян Э.К. и др., 1996).

Развитие психосоматического направления и внедрение информативных методик обследования вызывают интерес к роли психических факторов в возникновении климактерических расстройств (Любан-Плоцца Б. и др., 1996; Ковалева А.Д., 2004). Этот подход получил название психосоматического, а его  проявления стали рассматривать как психосоматические (Александер Ф., 2002). Психосоматический подход к диагностике и лечению различных психосоматических нарушений показал, что наибольшее значение он имеет на ранних стадиях их развития.

Наличие в климактерическом периоде у женщин психосоматических нарушений, сложность адекватной оценки и коррекции их, позволяют считать этот вопрос одним из важных на современном этапе  (Бобров А.Е., 1992; Любан-Плоцца Б. и др., 1996; Заносовская Е.С., 2001).

В то же время, коррекцию климактерических расстройств невозможно проводить без учета постоянного влияния на женский организм факторов социальной среды, играющих немаловажную роль в психогенно-вегетативных нарушениях (Александровский Ю.А., 1992; Любан-Плоцца и др., 1996; Ковалева А.Д., 2004), среди которых стресс является наиболее значимым (Меерсон Ф.З., 1982; Cелье Г., 1982; Рожнов В.Е., Свешников А.В., 1985; Фурдуй Ф.И. и др., 1987).

В связи с увеличением частоты раннего начала, еще в пременопаузальном периоде, проявлений климактерических расстройств, наличия значительного количества противопоказаний к применению заместительной гормональной терапии (ЗГТ) и осложнений, возникающих на фоне их применения, возникает необходимость дальнейшего поиска новых эффективных и максимально безопасных методов профилактики и коррекции климактерических расстройств (Попов А.Д., 1991; Гирзутдинова З.Ш., 1995).

Поэтому прогнозирование, диагностика, профилактика и коррекция климактерических расстройств, имеющих психогенно обусловленную симптоматику, является в настоящее время одной из актуальных проблем. Это определило цель и задачи проведенного исследования, результаты которого с учетом укрепления физического и психического состояния были направлены на повышение качества жизни женщин, вступивших в один из ответственных периодов их жизни.

Цель исследования: изучение психосоматических нарушений у женщин при климактерических расстройствах и разработка индивидуальных методов прогнозирования, профилактики и коррекции.

Задачи исследования:

  1. Исследовать особенности психосоматических нарушений у женщин в климактерическом периоде.
  2. Исследовать генетическую предрасположенность женщин к развитию климактерических расстройств.
  3. Установить индивидуально-психологическую типологию женщин и оценить ее значение в патогенезе климактерических расстройств.
  4. Оценить значение и эффективность различных методов коррекции в зависимости от клинических проявлений климактерических расстройств.
  5. Исследовать соматическое состояние женщин в отдаленный период после применения различных методов терапии климактерических расстройств;
  6. Разработать психосоматическую модель индивидуального прогнозирования развития климактерического синдрома с помощью математического моделирования для подбора метода психопрофилактического воздействия.

Научная новизна исследования.  На основании психологического и медико-генетических исследований выявлены факторы риска возникновения климактерических расстройств и осуществлена оценка прогноза их влияния.

Впервые проведена ретроспективная оценка развития женского организма, определены взаимосвязи особенностей его развития с возникновением климактерических нарушений. Определена роль психологических факторов в возникновении и проявлении климактерических расстройств.

Исследованы маркеры генетической предрасположенности женщин к развитию климактерического синдрома.

Дана сравнительная оценка эффективности различных методов коррекции климактерических расстройств у женщин с учетом клинической симптоматики, психосоматических нарушений и тонуса вегетативной нервной системы. Исследовано психологическое состояние женщин при использовании транскраниальной электростимуляции стволовых структур мозга (ТЭС-терапии), гомеопатической терапии, гормонотерапии и при психотерапевтическом воздействии.

Впервые оценено соматическое состояние и качество жизни женщин в отдаленный период после приема заместительной гормональной терапии.

С помощью математического моделирования впервые разработана методика индивидуального прогнозирования развития климактерического синдрома, которая позволяет определять вид и объем  необходимых профилактических мероприятий.

Практическая значимость результатов работы. Увеличение частоты проявлений климактерических расстройств и низкая обращаемость женщин к специалистам, диктуют необходимость индивидуального раннего прогнозирования этих нарушений с целью выявления женщин группы риска по их возникновению. Определен перечень профилактических мероприятий для женщины, который включает психологическое консультирование, психологическую коррекцию, психотерапию, социально-психологический тренинг, а также использование фито-, физиотерапии и ЗГТ.

Разработанная методика индивидуального доклинического прогнозирования развития климактерического синдрома с помощью математического моделирования может быть использована в работе врачей различных специальностей, в том числе и при проведении дифференциальной диагностики  проявлений КС с другой соматической патологией.

На основании исследования HLA антигенов и определения фенотипа ацетилирования возможно формирование групп риска женщин по предрасположенности к развитию климактерических расстройств, что способствует определению перечня профилактических мероприятий и выбору оптимального метода коррекции.

Дифференцированный подход к оценке климактерического синдрома с учетом: “фонового” состояния, “пускового звена” патогенеза, клинической симптоматики, характера возникновения и течения, способствует решению ряда практических задач по совершенствованию диагностики и прогностической оценки выявленных нарушений.

Личное участие автора в получении результатов. Автором разработана рабочая гипотеза влияния различных факторов на проявления климактерических расстройств, создана психосоматическая модель КС. Научно обоснована методология и программа исследования, проведен выбор адекватных современных методик.

Автор принимал непосредственное участие в проведении клинических и психологических обследований, разработал протокол-опросник, изучал архивные материалы, анализировал и интерпретировал результаты социально-психологических исследований, лабораторные показатели. Самостоятельно выполнял ультразвуковое исследование органов малого таза, осуществлял терапевтические и профилактические мероприятия, а также мониторинг эффективности и безопасности проводимой коррекции. Автором лично формировалась база данных, проводилась статистическая обработка и обобщение полученных результатов.

Доля участия автора в накоплении научной информации более 80%, а в обобщении и анализе полученных результатов – до 100%.

Основные положения, выносимые на защиту.

  1. Психосоматические нарушения у женщин с климактерическими расстройствами характеризуются формированием дисбаланса между психическим и соматическим состоянием организма на фоне повышенной тревожности, увеличения нейротизма и эмоциональных расстройств.
  2. Период климактерия может принимать патологическое течение, обусловленное дисфункцией гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системы, при возникновении дополнительных неблагоприятных условий (психоэмоциональное напряжение, особенности личности, наличие генетической детерминированности, наличие сопутствующей соматической патологии и др.), что приводит к ухудшению качества жизни женщин. 
  3. Методика индивидуального прогнозирования развития климактерического синдрома с использованием математического моделирования позволяет выявлять женщин группы риска по его возникновению и определять перечень профилактических мероприятий.
  4. Коррекция возникших климактерических расстройств в пременопаузальный период должна начинаться с восстановления нарушенной функции гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системы, что может быть достигнуто психотерапевтическим воздействием, применением гомеопатических средств и физиотерапевтическим лечением.

Апробация и внедрение результатов исследования, личный вклад автора в разработку темы. Материалы диссертации представлены и обсуждены: на юбилейной конференции, посвященной 200-летию Военно-медицинской академии (Санкт-Петербург,1998); на научной конференции “Актуальные вопросы клиники, диагностики и лечения” (Санкт-Петербург, 1999); на XXV научной сессии НИИ акушерства и гинекологии им. Д.О.Отта РАМН “Актуальные вопросы физиологии и патологии репродуктивной функции женщины” (Санкт-Петербург,1997); на Всеармейской научно-практической конференции “Физиолого-гигиеническая оценка условий военной службы женщин в Вооруженных Силах Российской Федерации” (Санкт-Петербург, 1999); на научно-практической конференции “Научные проблемы медицины катастроф и экстренной медпомощи” (Киев,2000), на научной конференции “Современные подходы к диагностике и терапии нервных и психических заболеваний”, посвященной 140-летию кафедры “Нервных и душевных болезней Медико-хирургической академии” (Санкт-Петербург, 2000), на ХIII международной междисциплинарной конференции молодых ученых “Человек. Природа. Общество. Актуальные проблемы” (Санкт-Петербург,2002), на научно-практических конференциях “Актуальные вопросы клинической и экспериментальной медицины” (Санкт-Петербург,2003; 2004); на V1 Всероссийской медико-биологической конференции “Человек и его здоровье” (Санкт-Петербург,2003); на Всероссийской научно-практической конференции “Медицинские технологии в охране репродуктивного здоровья женщины” (Екатеринбург,2003); на юбилейной научной конференции Северо-Западного региона, посвященной 60-летию РАМН (Санкт-Петербург,2004); на межрегиональной научно-практической конференции “Актуальные вопросы физиотерапии, курортологии и восстановительной медицины” (Санкт-Петербург,2004); на Всероссийской конференции “Физиология и медицина” (Санкт-Петербург,2005); на I конференции программы «Психосоматическая медицина» “Тревожные расстройства в общемедицинской практике” (Санкт-Петербург,2005); на международной конференции по мягким вычислениям и измерениям “SCM-2005” (Санкт-Петербург,2005); на конференции “Современные проблемы клинической патоморфологии”, посвященной памяти профессора Хмельницкого О.К. и 85-летия со дня его рождения (Санкт-Петербург,2005); на 2-ой Российско-Голландской конференции “Общественное здравоохранение и проблемы здоровья женщин” (Санкт-Петербург,2005); на научно-практической конференции “Ананьевские чтения–2005. Развитие специальной (коррекционной) психологии в изменяющейся России” (Санкт-Петербург,2005); на III конференции программы «Психосоматическая медицина» «Соматоформные расстройства в общемедицинской практике» (Санкт-Петербург,2006); на VIII Российском форуме “Мать и дитя” (Москва, 2006); на V конференции программы «Психосоматическая медицина» «Психосоматические и соматопсихические расстройства в общемедицинской практике ” (Санкт-Петербург,2007) . 

Результаты, полученные при выполнении работы, используются в учебной и лечебно-диагностической деятельности кафедры акушерства и гинекологии №2 Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования, в учебной деятельности факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета. Результаты работы внедрены в лечебно-диагностическую деятельность гинекологических отделений: Санкт-Петербургского городского центра планирования семьи и репродукции, городских многопрофильных больниц №17 и №31 г.Санкт-Петербурга, Сертоловской городской больницы, в лечебно-диагностическую деятельность женских консультаций №5 и №35 г.Санкт-Петербурга.

Некоторые фрагменты работы выполнены совместно с сотрудниками ряда кафедр и лабораторий Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования и Военно-медицинской академии, а также других учреждений. Результаты этих исследований отражены в совместных публикациях и докладах.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 55 печатных работ (из них 14 опубликованы в рецензируемых научных журналах, по перечню ВАК РФ, 1 монография “Дисфункциональные маточные кровотечения” (2005) и 1 пособие для врачей “Применение транскраниальной электростимуляции в акушерстве и гинекологии” (2003). Внедрено 7 рационализаторских предложений, подана заявка на изобретение “Способ прогнозирования возможности развития перименопаузального синдрома” (приоритетная справка №2005104752 от 21.02.2005).

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, главы с изложением основных сведений о примененных методах обследования и лечения, 5 глав с результатами собственных исследований, обсуждения полученных результатов, выводов, практических рекомендаций, списка литературы, включающего 348 отечественных и 141 зарубежных источников, а также 20 приложений. Материалы диссертации изложены на 394 страницах, иллюстрированы 108 таблицами, 8 рисунками.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

Материалы и методы исследования. При выполнении работы в период с 1998 по 2005 годы проведено изучение показателей общесоматического и акушерско-гинекологического анамнеза, а также клиническое и инструментальное обследование женщин с климактерическими расстройствами. Дополнительную информацию о соматическом и акушерско-гинекологическом статусе обследованных женщин получали из историй болезни и амбулаторных карт. Для каждой женщины составляли специальный индивидуальный протокол/анкету, в который были внесены данные, отражающие условия жизни и особенности развития женского организма, начиная с антенатального периода. В процессе выполнения работы данные заносились напрямую в электронную таблицу (MSExcel 7.0), формируя, таким образом, массив для статистического анализа.

Исследование проводилось на базах кафедры акушерства и гинекологии №2 ГОУ ДПО Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования Минздравсоцразвития РФ, которыми являются гинекологические отделения городских больниц №17 и №31 г. Санкт-Петербурга, Санкт-Петербургский городской центр планирования семьи и репродукции , женские консультации №5 и №35 г.Санкт-Петербурга.

Основную группу обследованных составили  480 женщин в возрасте 42-55 лет с проявлениями климактерических расстройств, постоянно проживающие в г.Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Группу сравнения составили 138 женщин этого же региона с нормальным течением климактерического периода. Сравниваемые группы сопоставимы по акушерско-гинекологическому анамнезу, имеющейся экстрагенитальной патологии и другим эпидемиологическим характеристикам. Наряду с этим оценили психологическое и соматическое состояние у 126 женщин с проявлениями КС, которые использовали препараты ЗГТ. Всего обследовали 834 женщины.

Для изучения психосоматических нарушений у женщин в климактерическом периоде и их влияния на генез климактерических расстройств использовали методы, представленные в таблице 1.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.

В литературе имеются различные сообщения, в которых отражено значение психического фактора в патогенезе некоторых гинекологических заболеваний,  таких как аменорея, миома матки, мастопатия и др.  (Вихляева Е.М., Василевская Л.Н., 1981; Ильин В.И., Гаврилова Н.В., 1985). В некоторых работах (Дондукова Т.М., Кац Е.И., 1980) обращено внимание на хронологическое совпадение психотравмирующей ситуации с возникновением гинекологического заболевания (аменорея военного времени).

Что касается ранних проявлений климактерических расстройств, к каковым относится КС, то, несмотря на давность изучения патогенеза, и применения различных методов коррекции, в проблеме климактерия остается много спорных и нерешенных вопросов (Зайдиева Я.З., 1997, Фардзинова Е.Г., 2001).

Исходя из цели и задач исследования, а также теоретического анализа  отечественной и зарубежной литературы по проблеме  климактерия, нами создана психосоматическая модель развития климактерического синдрома для выработки индивидуального подхода к диагностике, коррекции, профилактике и прогнозированию его (рис.1).

При обследовании 416 женщин с КС установлено, что возраст начала проявлений самый разнообразный. Наиболее часто он соответствовал 46-50 годам (табл.2).

Таблица 1.

Методы обследования женщин, находящихся в климактерическом периоде.

№ п/п

Название методов

Количество обследованных женщин

с прояв-лениями КС

с норма-льным  клима-ктерием

с премен.

ДМК (в том

числе на фоне  КС)

приним. 

ЗГТ

1

Анамнестический:

- амбулаторное обследование женщин (жалобы; сбор анамнеза и т.д.)

416

138

164

126

- заполнение протоколов-анкет

416

138

164

126

2

Клинико-психопатологический

416

138

164

126

3

Экспериментально-психологический:

- изучение обобщенного психологического портрета

416

- исследование модифицированного менопаузального индекса

244*

- исследование вегетативного тонуса

244*

86*

74*

- определение состояния вегетативной нервной системы (расчет индекса Кердо, определение клиностатического и ортостатического рефлексов)

244*

86*

74*

- исследование психосоматических расстройств (опросник Александровича)

244*

86*

74*

- исследование тревожности (шкала Спилбергера-Ханина)

244*

86*

74*

- исследование самочувствия, активности, настроения (методика САН)

106*

- исследование цветового восприятия (тест Люшера)

106*

- оценка индивидуально-личностных особенностей психического статуса человека ( методика СМИЛ-тест MMPI)

106*

- определение личностного реагирования на болезнь (методика для психологической диагностики типов отношения к болезни)

106*

- исследование типов высшей нервной деятельности, личностного  профиля и эмоционального состояния (методика Айзенка)

106*

86*

74*

- исследование депрессий (шкала Бэка, шкала Гамильтона)

96*

- исследование социально-стрессовых расстройств

106*

- оценка качества жизни

190*

86*

4

Лабораторные методы

- определение групп крови и резус фактора

416

86*

- исследование уровня серотонина крови

61*

66*

126

- исследование уровня гистамина крови

61*

66*

126

- определение содержания адреналина в крови и моче

61*

66*

126

- определение содержания норадреналина в крови и моче

61*

66*

126

- исследование концентрации фолликулостимулирующего гормона

124

- исследование концентрации лютеинизирующего гормона

124

- исследование концентрации эстрадиола

124

- исследование концентрации прогестерона

124

- исследование концентрации кортизола

61*

66*

- исследование концентрации трийодтиронина

61*

66*

- исследование концентрации тироксина

61*

66*

- исследование концентрации тиреотропного гормона

61*

66*

- исследование концентрации В-эндорфина

61*

66*

- определение содержания N-ацетилтрансферазы 

73*

22*

- иммуногенетическое исследование антигенов гистосовместимости (HLA)

62*

66*

5

Инструментальные методы:

- эхографическое исследование органов малого таза

193**

68**

164

126

6

Статистические методы:

- статистическая обработка полученных результатов

416

138

164

126

- статистическое моделирование с целью доклинического прогнозирования развития климактерического синдрома

416

138

Число обследованных - 834.  Всего исследований 6448

3174

1330

660

1008

* - женщины, которым выполнялось несколько исследований; 

** - исследование преследовало цель – исключить органическую патологию.

Рис.1  Психосоматическая модель климактерического синдрома.

Таблица 2.

Возраст, в котором возникают проявления

климактерического синдрома.

Возраст (в годах)

Женщины с КС

Абсолютное число

%

41-45

104

25

46-50

248

59,6

51-55

64

15,4

Всего

416

100

Именно в этот период 59,6% женщин отмечали появление первых симптомов КС, следовательно, этот интервал можно характеризовать, как “критический” срок проявления КС.

Здесь уместно вспомнить высказывание И.П.Павлова (1949), что возраст человека - это накопление отрицательных эмоций, их более острое восприятие в связи с нарушением тормозных процессов в коре головного мозга в случае изменения функции половых желез и уровня половых гормонов в организме.

У 416 женщин исследовали устойчивые связи между проявлениями КС и анамнестическими данными. Отмечено, что у 91% женщин с КС в детском или подростковом возрасте имели место различные вегетативные дисфункции, в связи с чем они находились под наблюдением участковых педиатров (р=0,00022). В группе женщин с нормальным течением климактерия вегетативно-сосудистые расстройства в анамнезе были всего у 5%. Следовательно, клинические проявления КС являются “завуалированными”, ранее проявлявшимися симптомами, которые компенсировались при достижении женщиной репродуктивного возраста в связи с необходимостью выполнения прямого предназначения – деторождения.

Обращает на себя внимание наличие психических травм детского возраста в сравниваемых группах. Этот показатель имеет достоверно значимые (р=0,01004) различия. Так, в группе женщин с проявлениями КС психические травмы в детстве выявлены у 95% обследованных. В группе женщин с нормальным течением климактерия таковых было 55%. При этом большинство травм были такие, как болезнь близких людей и развод родителей, которые имели статистически достоверные различия (р=0,04602 и р=0,01038 соответственно). Таким образом, психическая травма на стадии ее формирования, может оказывать неблагоприятное влияние на организм и его регуляторные механизмы при дальнейшем развитии.

Необходимо отметить, что 20% женщин с проявлениями КС родились от матерей с патологическим течением беременности (ранние токсикозы, поздние гестозы, угроза прерывания беременности и др.). Во  второй группе женщин, родившихся от матерей с патологическим течением беременности, не было.

Значимым в группах (р=0,02459) оказалось различие по влиянию фактора смены географического климатического пояса на организм женщин, который приводил к нарушениям менструального цикла. Так, в группе женщин с КС, в 70% случаев отмечались нарушения цикла на фоне смены климатического пояса. Во второй же группе таких женщин было 36%. То есть, женщины с КС более метеозависимы по причине повышенной чувствительности и лабильности центров терморегуляции, которые находятся в той же области гипоталамуса, что и центры регуляции репродуктивной системы. А поскольку все регуляторные центры взаимозависимы, то это приводит и к нарушениям менструального цикла.

Особого внимания заслуживает факт выявления значимых различий по наличию в анамнезе предменструального синдрома (р=0,03827). Так, в группе женщин с КС, до вступления в период климактерия в 70% отмечался предменструальный синдром, во второй группе таких женщин было 36%. Это еще раз свидетельствует о том, что проявления КС являются следствием ранее имевшихся нарушений в функционировании высших регуляторных центров, которые  оказывают влияние на регуляцию гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системы (ГГЯС).

Достоверно значимые (р=0,00296) различия получены в сравниваемых группах по удовлетворенности семейным положением. Так 33% женщин первой группы не удовлетворены своим семейным положением, во второй группе таковых не оказалось.

Значимые различия (р=0,04247) получены в отношении регулярности половой жизни, так в первой группе регулярная половая жизнь была у 51% женщин, а во второй - у 83%. При изучении сексуальной функции исходили из представлений, что она играет психоседативную роль в жизни женщины. В группе женщин с КС негативное отношение к половой жизни было у 11,5% женщин. Женщины, живущие регулярной половой жизнью, удовлетворены ею только в 14,4% случаев, фригидность отмечали 37,5%, аноргазмию - 10,6%,. Следовательно, в 59,6% случаев у женщин с КС отсутствовала удовлетворенность половой жизнью, а у 22,1% из них она сопровождалась отрицательными эмоциями

Таким образом, те или иные нарушения половой функции были у 291 (85,6%) женщины с проявлениями КС. У большинства из них нарушение половой функции являлось психотравмирующим фактором, действующим в течение длительного времени, и, в конечном итоге, приводящим к невротизации. Половая жизнь - это не только сексуальные ощущения, но и, в значительной мере, поддержание высокой функциональной активности половой системы и, регулирующей ее деятельность, нейроэндокринной. Длительные нарушения половой функции (половое воздержание при наличии потребности, аноргазмия, отрицательное отношение к половой жизни и другие причины), приводят к дисбалансу в регуляторных системах и к парадоксальным реакциям со стороны половых органов.

У 416 женщин с проявлениями климактерического синдрома (КС) оценено психологическое состояние. При этом выявлены следующие характерологические особенности личности (табл.3). Так, у 300 (72,1%) женщин преобладали интравертированные черты характера (направленные внутрь), а у 253 (60,8%) женщин наблюдали нейротизм (эмоциональную лабильность).

Таблица 3.

Характерологические особенности женщин с

проявлениями климактерического синдрома.

Характерологические особенности

Женщины с КС

Абсолютное число

%

Экстравертированность

84

20,2

Интравертированность

300

72,1

Промежуточный тип

32

7,7

Эмоциональная лабильность (нейротизм)

253

60,8

Эмоциональная стабильность

136

32,7

Промежуточное состояние

27

6,5

Итого

416

100

При выполнении работы учитывали, что в развитии психосоматических нарушений у женщин с проявлениями климактерических расстройств участвуют три фактора: а) психологический характер личности и ее нервной системы; б) характер стресса, длительность его воздействия и значимость для личности; в) характер реагирования личности на возникающие клинические проявления климактерических расстройств.

В связи с этим в исследовании установлено, что женщинам с КС свойственны некоторые особенности характера. С одной стороны, они самолюбивы, честны, дисциплинированы, с высоко развитым чувством долга, требовательны к окружающим, нетерпимы к ассоциальным проявлениям, занимая при этом пассивную позицию. С другой стороны, они импрессивны, мнительны, принятие решений у них сопровождается частыми сомнениями, или склонностью к быстрому переключению внимания. Большинство женщин считали, что обладают добрым, незлопамятным характером, считали себя коммуникабельными,  однако жажда общения у них часто сменялась замкнутостью. Так 65,0% женщин скрывали свои переживания от  близких  по  разным  мотивам:  из-за стыдливости, боязни быть неправильно понятыми, убежденности в безразличии к их переживаниям со стороны других лиц. Поэтому они находились в состоянии постоянного эмоционального напряжения, имели затруднения мыслительных процессов, трудности выхода из конфликтных ситуаций, а также испытывали чувство тревоги, беспокойство.

В этот «критический» период жизни большинство психотравмирующих ситуаций происходит в бытовой обстановке (табл.4).

Источником постоянных отрицательных эмоций являлись напряженные взаимоотношения с мужем и, прежде всего, в связи с его пристрастием к алкоголю (41,3%). Около трети женщин (28,9 %) считают, что муж к ним невнимателен, нередко ревновали своих мужей или же испытывали на себе ревность. Серьезными психотравмирующими факторами (25,9%) являлись тяжелые болезни и смерть близких людей, инвалидизирующие травмы, операции и неизлечимые болезни мужа. Довольно часто (31,7%)  источником отрицательных эмоций у женщин являлись дети в связи с их пристрастием к алкоголю, неудачным замужеством, разводом, хулиганством, плохой учебой,

Таблица 4.

Характер психотравмирующих ситуаций, встречающихся у женщин с проявлениями климактерического синдрома.

Психотравмирующие ситуации

Женщины  с КС

Абсолютное число

%

Пристрастие мужей к алкоголю

172

41,3

Неприятности, связанные с детьми

132

31,7

Тяжелая болезнь и смерть родственников

40

9,6

Ревность мужа

56

13,5

Ревность женщины

52

12,5

Обоюдная ревность

12

2,9

Конфликт с родственниками

28

6,7

Конфликт с соседями

24

5,8

Собственная болезнь

68

16,3

Бесплодие

16

3,8

Обследование по поводу венерического заболевания

8

1,9

Одиночество

12

2,9

Решение квартирного вопроса

32

7,7

Конфликты на работе

108

26,0

Неудовлетворенность социально-бытовыми условиями

116

27,9

Не установлено

28

6,7

Всего женщин

416

100

болезнями и др. У 27,9 % женщин была неудовлетворенность социально-бытовыми условиями, у 7,7% имелись выраженные отрицательные эмоции различной длительности при решении квартирного вопроса.

В ходе работы установлено, что проявления КС преобладают у женщин, занимающихся умственным трудом (42,3%), а также у женщин, умственный и физический труд которых связан с напряжением внимания 69,2 % (табл.5).

Таблица 5.

Распределение женщин с проявлениями климактерического синдрома по характеру выполняемой работы.

Характер выполняемой работы

Женщины с КС

Абсолютное число

%

Умственный труд

176

42,3

Физический труд

100

24,0

Физический труд с напряжением внимания

112

26,9

Физически легкая работа без выраженного умственного напряжения

28

6,7

Всего

416

100

Около 70% женщин испытывают нервное напряжение на производстве в связи с неудовлетворенностью работой, непризнанием заслуг, придирчивостью начальства, натянутыми отношениями с сослуживцами. Эти отношения носят характер конфликта, сопровождающегося чувством обиды и гнева. Поэтому, не сам характер выполняемой работы, а отношение к ней женщины, психологический климат  в коллективе,  конфликтный характер  ситуации, вызывают отрицательные эмоции.

Оценка эмоционального состояния женщин показала , что психическое напряжение дома испытывают 82% женщин, на работе – 18%. У 40% женщин с проявлениями КС имелась однофакторная конфликтная ситуация, у остальных нередко складывались двухфакторная  (27,9%) или трехфакторная (4,8%) конфликтные ситуации (табл. 6).

Таблица 6.

Соотношение характера конфликтных ситуаций у женщин с климактерическим синдромом.

Характер конфликтной ситуации

Женщины с КС

Абсолютное число

%

Бытовая:

Однофакторная

166

40,0

Двухфакторная

116

27,9

Трехфакторная

20

4,8

Служебная

11

2,6

Сочетание бытовой и служебной

64

15,4

Физическое напряжение на работе

11

2,6

Конфликтная ситуация на момент обследования не установлена

28

6,7

Всего

416

100

Следовательно, психосоматические нарушения у женщин при климактерических расстройствах возникают на фоне многофакторной конфликтной ситуации.

На формирование и течение патологического процесса, координацию деятельности подкорковых образований, вегетативного и соматического отделов нервной системы оказывают влияние типологические и конституциональные особенности нервных процессов (Вейн А.М., 1998).

При проведении исследования получены значимые различия (р=0,03710) по наличию хобби в группах женщин с проявлениями КС и с нормальным течением климактерия. Как известно, наличие хобби - это один из видов активного отдыха. Так, в группе женщин с проявлениями КС всего 21% женщин имеют хобби, в группе с нормальным течением климактерия таковых было 60% (р<0,05).

Среди женщин с проявлениями КС каждая вторая (50%) имеет сильный неуравновешенный тип высшей нервной деятельности и каждая пятая (22,6%) -  слабый тип. Сильный уравновешенный подвижный тип, характеризующийся равными по силе возбудительными и тормозными процессами, и сильный уравновешенный инертный тип высшей нервной деятельности наблюдали одинаково часто, соответственно у 10,4% и 9,4% женщин. То есть, более половины женщин с проявлениями КС (72,6%) принадлежат к крайним типам высшей нервной деятельности, которые не устойчивы к действию сильных раздражителей внешней и внутренней среды. Они подвержены “срывам” нервных процессов, что способствует снижению активности адаптационных механизмов и служит причиной для развития климактерических расстройств.

Изучение роли личности женщины, ее позиции по отношению к своему состоянию, терапии, нарушенным социальным связям имеет большое значение (Александер Ф., 2002). Отношение к болезни всегда значимо, а, следовательно, оказывает влияние и на другие системы отношений личности. Определяется это различными факторами: преморбидными особенностями, микросоциальным окружением, медико-социальными, медико-биологическими, медико-организационными и др.

Обследование женщин с проявлениями КС позволило выделить три блока их отношения к проявлениям КС.  Первый блок содержит гармоничный, эргопатический, анозогнозический типы реагирования. Ко второму блоку относились ипохондрический, меланхолический, тревожный, неврастенический и апатический типы реагирования. В третий блок вошли эгоцентрический и сенситивный типы отношения к КС (табл.7).

Таблица 7.

Распределение женщин по отношению к проявлениям

климактерического синдрома.

Распределение по блокам,

типы реагирования женщин на КС

Женщины с КС

Абсолют. кол-во

%

I блок

21

19,8

Гармоничный тип

5

4,7

Эргопатический тип

10

9,4

Анозогнозический тип

6

5,7

II блок

79

74,5

Тревожный тип

42

39,6

Неврастенический тип

34

32,0

Меланхолический тип

1

0,9

Апатический тип

1

0,9

Ипохондрический тип

1

0,9

III блок

6

5,7

Эгоцентрический тип

1

0,9

Сенситивный

5

4,7

ВСЕГО

106

100

Первый блок составляют 21 (20%) женщина с социальной адаптацией к КС, второй блок формируют 79 (74,5%) женщин с дизадаптивными типами реагирования на КС с интрапсихической направленностью, третий блок включил в себя 6 (5,7%) женщин с дизадаптивными типами реагирования на проявления КС с интерпсихической направленностью.

Во втором блоке у 39,6% женщин ведущим типом отношения к КС определен тревожный тип. Для этих женщин характерно непрерывное беспокойство и мнительность в отношении неблагоприятного течения КС, убежденность в неэффективности и даже опасности лечения, поиск новых способов лечения и жажда дополнительной информации о проявлениях КС. При этом у них было угнетенное, тревожное состояние, воображаемая опасность волновала их больше, чем реальная. Второй по частоте встречаемости был неврастенический тип. Поведение 32,0% женщин этого типа можно охарактеризовать “раздражительной слабостью”, для которой характерны вспышки раздражительности, нередко изливающиеся на первого попавшегося и завершающиеся раскаянием и слезами.

В группе женщин с проявлениями КС преобладали духовный (36,8%) и просоциальный (50,9%) уровни смысловой сферы личности (табл.8).

Таблица 8.

Характеристика доминирующих уровней смысловой сферы личности у женщин перименопаузального возраста.

Доминирующий смысловой уровень

Женщины с проявлениями КС (n=106)

Женщины с нормальным течением климактерия

(n=86)

Р

Духовный

39 (36,8%)

8 (9,3%)

< 0,01

Просоциальный

54 (50,9%)

9 (10,5%)

< 0,001

Группоцентрический

12 (11,3%)

44 (51,2%)

<0,001

Эгоцентрический

1 (0,9%)

25 (29,0%)

<0,001

Это женщины, в основном, с высшим образованием и активной жизненной позицией. Преобладающее большинство из них в течение жизни занималось общественной или административной работой, считались принципиальными, честными, справедливыми людьми. Для них высокозначимые и наполненные большого смысла такие моральные ценности, как совесть, честь, личное достоинство. Разрушение и утрата этих ценностей в общественном сознании за последние годы для этих женщин было болезненной морально-психологической травмой, которая воспринималась как удар по их собственной личности, как разрушение смысла жизни.

При исследовании психосоматических нарушений и тревожности у женщин с проявлениями КС и у женщин с нормальным течением климактерия выявлены достоверные различия по всем качественным и количественным характеристикам. У женщин с проявлениями КС показатели таких нарушений, как фобические, депрессивные, психоастенические расстройства, а также беспокойство и напряжение были в 4-6 раз выше, чем в группе женщин с нормальным течением климактерия. По сексуальным и ипохондрическим расстройствам показатели были и того выше – в 8 раз; по неврастеническим, истерическим, соматовегетативным и двигательным расстройствам, а также уровню невротичности – в 12-15 раз. По нарушению же сна показатели в группе женщин с КС были выше в 25 раз. Значения реактивной и личностной тревожности  в группе женщин с проявлениями КС были 44,6 и 37,8 баллов соответственно, что более чем в 1,5 раза выше, чем в группе женщин с нормальным течением климактерического периода (28,3 и 23,2 балла соответственно) (табл.9).

Таблица 9.

Показатели психосоматических нарушений у женщин

в период климактерия.

Проявления симптомов

Показатели женщин с КС

Показатели женщин с физиологическим климактерием

M ± m

M ± m

1. Фобические расстройства

21,49 ± 0,55*

4,94 ± 0,02

2. Депрессивные расстройства

20,82± 0,65*

4,08 ± 0,01

3. Беспокойство, напряжение

24,74 ± 0,48*

4,28 ± 0,01

4. Нарушение сна

49,83 ± 1,36*

2,02 ± 0,08

5. Истерические расстройства

30,39 ± 1,21*

1,93 ± 0,07

6. Неврастенические расстройства

36,77 ± 1,69*

3,05 ± 0,08

7. Сексуальные расстройства

17,30 ± 0,57*

2,30 ± 0,1

8. Навязчивости

7,69 ± 0,27*

2,33 ± 0,11

9. Трудности в общественных контактах

17,14 ± 0,46*

2,63 ± 0,1

10. Ипохондрические расстройства

16,67 ± 0,81*

1,56 ± 0,06

11. Психоастенические расстройства

9,05 ± 0,52*

2,45 ± 0,24

12. Соматовегетативные и двигательные расстройства

25,58 ± 0,71*

1,29 ± 0,09

13. "Уровень невротичности"

23,12 ± 3,39*

2,74 ± 0,33

14. Реактивная тревожность

44,64 ± 0,44*

28,32 ± 0,34

15.Личностная тревожность

37,78± 0,25*

23,23 ± 0,45

* - р < 0,001

Интересным представляется рассмотрение показателей психосоматических нарушений у женщин с таким видом климактерических расстройств, как пременопаузальные ДМК. Так, по фобическим, депрессивным, неврастеническим, сексуальным, ипохондрическим расстройствам, трудностям в общественных контактах, беспокойству, напряжению и уровню невротичности они в 2,5–4,5 раза превышали показатели женщин с физиологическим течением климактерия, а по нарушению сна, соматовегетативным и двигательным и истерическим расстройствам в 10 и более раз. Показатели реактивной и личностной тревожности также в 1,5 раза были выше у женщин с пременопаузальными ДМК, что также указывает на психогенез развития этих кровотечений.

Как известно, при физиологическом течении климактерия состояние симпатического и парасимпатического отделов ВНС сбалансировано. Результаты исследования показали (табл.10), что при КС преобладают симпатические влияния и возрастает размах колебаний ИК. Повторные измерения выявили более высокую, чем при физиологическом течении климактерия, лабильность ВНС. Разница между средними значениями ИК при первичном и повторном измерениях оказалась статистически достоверной. Значения ортостатического рефлекса также свидетельствовали об активации симпатического отдела ВНС. При повторном измерении выявлен статистически достоверный рост данного параметра, подтверждающий нестабильность и лабильность функционирования ВНС при КС.

Таблица 10.

Значения индекса Кердо у женщин в климактерическом периоде (усл.ед.).

Измерения

индекса Кердо

Женщины с нормальным течением климактерия

Женщины с проявлениями КС

мини-

мальное значение

макси

мальное значение

среднее значение

мини-

мальное значение

макси-

мальное значение

среднее значение

1-е измерение

-2,9

4,7

2,2+0,2

-7,5

5,4

3,1+0,2

2-е измерение

-2,8

5,0

2,4+0,2

-8,7

6,1

4,0+0,3

При оценке состояния вегетативного тонуса при различных клинических проявлениях климактерических расстройств, установлено, что, при нейровегетативных и психоэмоциональных проявлениях КС вегетодистония проявлялась, в основном, симпатикотонией. Вегетодистония у женщин с пременопаузальными ДМК была обусловлена возбуждением преимущественно парасимпатического отдела.

Таким образом, нами получен первый научный результат, суть которого заключается в выявлении у женщин с проявлениями климактерических расстройств, психосоматических нарушений, возникающих на фоне повышенной тревожности, увеличения нейротизма и эмоциональных расстройств.

Научная новизна – определена роль психического фактора в развитии КС, влияние  которого отражается на соматическом состоянии женского организма, и приводит к формированию, в первую очередь, психосоматических нарушений, а не соматопсихических, как представлялось ранее.

Известно, что вследствие запрограммированного старения репродуктивной системы, в организме женщины наступают изменения, приводящие к нарушению гомеостаза (Сметник В.П., Тумилович Л.Г., 1997; Виноградова Л.Б., 2001). Одним из подходов к установлению генетической предрасположенности человека к тому или иному заболеванию, является выявление ассоциации антигенов HLA с конкретной нозологической формой.

Полученные в результате исследования антигенов HLA данные позволяют сделать заключение, что в генезе предрасположенности к проявлениям КС особое значение имеют ассоциации Cw2 и DR1DR5 (в группе женщин с КС они отмечались с частотой 30,4% и 44,8% соответственно). Помимо этих ассоциаций в развитии климактерических расстройств могут иметь значение  наличие ассоциаций антигенов А2А3 (16,4%), А2А10 (23,0%), А9А10 (8,0%), В7В12 (8,0%), В7В35 (9,6%), В8В35 (9,6%), С3Сw2 (11,2%) и DR5 (11,2%), которые приводят к десинхронизации в функционировании основных регуляторных систем (центральной и вегетативной нервной, эндокринной и иммунной) при наступлении климактерия.

В свою очередь, наличие в ассоциациях таких антигенов HLA, как А10А11, В5В35, С3, С4, Сw3, Cw4, DR2DR7 и DR5DR7 является тем генетическим фоном, на котором скорее всего не будут развиваться климактерические расстройства.

Вместе с тем, сочетание определен­ных антигенов HLA с конкретной патологией может быть только отно­сительным генетическим маркером (Litwin S.D. et al., 1994). В связи с этим поиск других признаков, свидетельствующих о предрасположенности к тем или иным за­болеваниям, имеет большое  значение.

Одним из таких признаков, который мы исследовали в своей работе это определение ха­рактера ацетилирования при фенотипировании по уровню активности N-ацетилтрансферазы (Буловская Л.Н. и др., 1990). N-цетилтрансфераза является конститутивным ферментом, то есть активность ее генетически строго детеминирована и с этой точки зрения система полиморфного ацетилирования обладает свойствами, которые позволяют рассматривать и использовать ее как генетически маркерную систему (Виноградова Л.Б., 2001).

В настоящее время считается общепризнанной роль биогенных аминов (серотонина, дофамина, гистамина и др.) в возникновении депрессивных состояний (Виноградова Л.Б., 2001). В свою очередь, биогенные амины, содержащие аминогруппу, являются субстратом полиморфной N-ацетилтрансферазы, от активности которой зависит процесс биотрансформации. Патогенез большей части нейровегетативных симптомов объясняется  нарушением на уровне функции нейротрансмиттерных систем, в которых медиаторами являются те же вещества.

При распределении женщин по фенотипам ацетилирования установлено, что у 54,5% женщин с нормальным течением климактерия был быстрый фенотип ацетилирования, у 13,5% – промежуточный и у 32% – медленный. У 74,0% женщин с проявлениями КС имел место быстрый фенотип ацетилирования, у 6,8% – промежуточный и у 19,2% – медленный.

У женщин с проявлениями КС выявлен более высокий уровень активности N-ацетилтрансферазы (р<0,001) по сравнению с группой контроля, соответственно 58,9+2,5 единиц против 27,3+1,9.

Различия в распределении фенотипов ацетилирования у женщин с КС  и в контрольной группе касались медленных ацетиляторов, частота которых составила 19,2% в группе женщин с проявлениями КС против 32,0% в контрольной группе (р<0,05),  а также быстрых ацетиляторов, частота которых составила 75% в основной группе против 54,5% в контрольной группе (р<0,05). По промежуточным ацетиляторам достоверных различий в сравниваемых группах не получили.

Преобладание быстрого фенотипа ацетилирования  в группе женщин с КС свидетельствует, во-первых, о том, что генетически предопределенный быстрый фенотип ацетилирования является косвенной причиной проявлений климактерических расстройств и определяет особенности их течения, во-вторых, быстрый фенотип ацетилирования и проявления КС являются взаимосвязанными признаками.

Для выявления женщин, предрасположенных к развитию КС проведена оценка прогностической значимости некоторых лабораторных показателей методом дискриминантного анализа. На 3 шаге дискриминантный анализ дал 100% распознавание женщин, предрасположенных к развитию КС. При этом, из всех показателей прогностически значимыми были: активность N-ацетилтрансферазы, содержание адреналина в крови и моче. Следовательно, для раннего прогнозирования развития КС показано их определение. Однако дороговизна и трудоемкость этих исследований ограничивают их использование в современной практике.

Таким образом, нами получен второй научный результат, суть которого  заключается в том, что климактерий может принимать патологическое течение при возникновении дополнительных неблагоприятных условий (психоэмоционального напряжения, особенностей личности, генетической детерминированности, наличии сопутствующей соматической патологии и др.).

Научная новизна состоит в том, что впервые выявлены предпосылки развития КС, которые возникали в онтогенезе: наличие вегетативных дисфункций, психических травм детского возраста, предменструального синдрома, а также исследованы генетические маркеры предрасположенности к развитию КС.

К настоящему времени существуют методы клинической диагностики климактерического синдрома. Вместе с тем, назрела необходимость индивидуального доклинического прогнозирования его развития.

Нами предложена методика индивидуального прогнозирования развития КС (рис.2), которая включает психосоматические факторы (X1-ранее проявляющиеся вегетативно-сосудистые нарушения (да-1, нет–2);  X2 наличие психических травм детского возраста (да-1, нет–0);  X3 удовлетворенность отношениями в семье  (да–1, нет–2); X- нарушение сна (не нарушен–1, нарушен–2); X - рацион питания (растительный–1, разнообразный-2), значимые для возникновения КС. С учетом удельного веса каждого фактора определяли вероятность развития КС и выносили решение.

Практическое применение данной методики у 306 женщин выявило низкую вероятность развития КС у 60 (21%) женщин, среднюю вероятность – у 102 (36%) и высокую вероятность его развития – у 123 (43%) обследованных.

Диагностическая эффективность методики – 92,72%, что подтверждает возможность индивидуального прогнозирования развития КС по результатам анамнестического исследования.

Таким образом, нами получен третий научный результат, суть которого заключается в создании и применении методики индивидуального прогнозирования развития климактерического синдрома, разработанной на основе математического моделирования.

Научная новизна – впервые на доклиническом уровне осуществлено прогнозирование развития КС на основе изучения анамнестических данных, оценки их информативности и вынесения решения о вероятности развития КС с помощью математического моделирования.

Сравнивали эффективность различных методов коррекции проявлений КС. Использовали методики ТЭС-терапии, психотерапии, назначали гомеопатический препарат «Ременс», препарат «Грандаксин», а также применяли заместительную гормональную терапию (препараты «Климонорм» и «Фемостон»).

Рис.2. Методика индивидуального прогнозирования развития

климактерического синдрома.

При изучении влияния различных методов коррекции на нейровегетативные и психоэмоциональные проявления КС выявлено, что снижение трудоспособности наиболее успешно купировалось под воздействием ТЭС-терапии (96,7%), при использовании препарата “Ременс” (94,0%) и при психотерапии (93,8%). Наименее эффективным было применение препарата “Грандаксин” (80,0%) и ЗГТ (78,5%). Внутреннее напряжение полностью или почти полностью купировали применением препарата “Грандаксин” и при психотерапевтическом  воздействии  (93,8%).  Наименее  эффективным  в отношении него было использование ТЭС-терапии, ЗГТ и препарата “Ременс” (в 81,8%, 82,2% и в 83,8% случаев соответственно). Плаксивость с успехом поддавалась коррекции препаратами “Ременс” и “Грандаксин” (100%), а также при психотерапевтическом воздействии. Менее эффективным было воздействие ТЭС-терапии (90,6%) и ЗГТ (87,9%).

Агрессивность одинаково хорошо поддавалась коррекции при использовании психотерапии (96,3%), а также препаратов “Ременс” (95,7%)  и “Грандаксин” (95,8%).  Наименьший эффект получен при использовании ЗГТ (89,7%) и ТЭС-терапии (89,3%). Раздражительность полностью исчезала при приеме препарата “Грандаксин” (100%) и почти полностью при психотерапии (95,1%). Слабый эффект по влиянию на раздражительность оказывали прием ЗГТ (86,9%), препарата “Ременс” (83,0%) и ТЭС-терапия (84,1%).

По влиянию на частоту приливов наиболее эффективными оказались ТЭС-терапия (90,7%), ЗГТ (87,9%) и психотерапия (83,3%). Меньший эффект получили при использовании препарата “Ременс” (71,8%) и совсем слабый эффект наблюдали при применении препарата “Грандаксин” (56,3%). Гипергидроз более эффективно исчезал на фоне приема препарата “Ременс” (98,3%), ЗГТ (94,3%) и при психотерапевтическом воздействии (93,9%). Менее эффективным было использование ТЭС-терапии (90,1%). Слабый терапевтический эффект в отношении гипергидроза также как и в отношении приливов наблюдали при применении препарата “Грандаксин” (63,3%). 

Для балльной оценки влияния различных методов коррекции на симптоматику КС исследовали модифицированный менопаузальный индекс (ММИ). После применения ТЭС-терапии у женщин с легким течением КС достоверно снижался ММИ до уровня показателя женщин с нормальным течением климактерия (с 14,02±0,1 до 8,32±0,13 баллов) по нейровегетативному симптомокомплексу. Таким образом, ТЭС-терапию целесообразно использовать при легком течении КС самостоятельно. При коррекции женщин со средней степенью КС достоверно снижался ММИ до значений, характерных для легкого течения КС (с 25,20±0,13 до 14,34±0,14 баллов), однако это тоже относилось только к нейровегетативному симптомокомплексу. Показатели, относящиеся к психоэмоциональному симптомокомплексу после коррекции, несмотря на снижение, оставались на уровне показателей средней степени КС (до лечения 9,80±0,11 баллов, после лечения - 8,18±0,13 баллов). При ТЭС-терапии женщин с тяжелым течением КС показатели ММИ по психоэмоциональному симптомокомплексу не отличались от показателей до лечения (до коррекции 20,07±0,25 баллов, после - 18,47±0,88 баллов). Но достоверно снизился ММИ по нейровегетативному симптомокомплексу до значений, характерных для средней степени тяжести КС (до коррекции 36,2±0,4 баллов, после - 24,41±0,42 балла).

После использования препарата “Ременс” у женщин с легким течением КС происходило достоверное снижение ММИ до значения наблюдаемого у женщин при неосложненном течении климактерия (до коррекции 14,98±0,1 баллов, после - 9,11±0,1 баллов). После коррекции “Ременсом” у женщин со средним и тяжелым течением КС достоверно (р<0,05) снизились значения ММИ только по нейровегетативному симптомокомплексу (с 25,56±0,16 баллов до коррекции, до 19,42±0,15 баллов после нее при средней степени тяжести КС и с 37,08±0,27 баллов до 28,37±0,31 баллов при тяжелом течении КС). А по психоэмоциональному симптомокомплексу при средней степени КС и тяжелом его течении показатели почти не изменились (с 10,64±0,34 баллов до 9,84±0,28  баллов при средней степени тяжести и с 22,95±0,36 баллов до 21,42±0,92 баллов при тяжелом течении КС соответственно). Это свидетельствует о том, что препарат “Ременс” в виде монотерапии не может быть использован с целью коррекции психоэмоциональных нарушений у женщин со средним и тяжелым течением КС.

ММИ на фоне применения препарата “Грандаксин” достоверно снизился (р<0,05) при терапии легкой (с 16,1±0,23 баллов до 9,31±0,21 баллов) и средней степени КС по нейровегетативному симптомокомплексу (с 27,04±0,22 до 24,31±0,35 баллов) и психоэмоциональному (с 12,37±0,24 до 7,48±0,28 баллов), но его использование не дало  эффекта в отношении нейровегетативных проявлений при тяжелом течении КС. Поэтому препарат “Грандаксин” может быть применен только для коррекции психоэмоциональных нарушений при тяжелом течении КС.

Использование психотерапевтического воздействия  приводило к достоверному (р<0,05) снижению показателей ММИ при легком течении КС по нейровегетативному (с 15,96±0,19 до 9,71±0,12 баллов)  и психоэмоциональному (с 5,14±0,13 до 2,39±0,15 баллов) симптомокомплексам. При средней степени КС применение психотерапии также привело к достоверному (р<0,05) снижению показателей как по нейровегетативному (с 26,86±0,26 до 23,92±0,32 баллов) и психоэмоциональному (с 12,64±0,41 до 7,84±0,23 баллов) симптопокомплексам. При тяжелом течении КС также достоверно (р<0,01) снизились показатели ММИ по нейровегетативному (с 38,08±0,37 до 32,37±0,45 баллов) и психоэмоциональному (с 21,45±0,36 до 18,42 ± 0,52 баллов) симптомокомплексам.

Использование ЗГТ у женщин с легким течением КС способствовало достоверному снижению ММИ до уровня показателя женщин с нормальным течением климактерия (с 16,02±0,31 до 7,91±0,21 баллов) по нейровегетативному симптомокомплексу. Следовательно, ЗГТ можно использовать при легком течении КС самостоятельно. На фоне лечения женщин со средней степенью КС достоверно снижался ММИ до значений, характерных для легкого течения КС (с 25,28±0,33 до 13,92±0,21 баллов), однако это тоже относилось только к нейровегетативному симптомокомплексу. Показатели, относящиеся к психоэмоциональному симптомокомплексу после лечения, несмотря на снижение, оставались на уровне показателей средней степени КС (до лечения 10,80±0,23 баллов, после лечения - 9,11±0,13 баллов). При применении ЗГТ женщинами с тяжелым течением КС показатели ММИ по психоэмоциональному симптомокомплексу не отличались от показателей до лечения (до лечения 21,14±0,13 баллов, после - 19,96±0,21 баллов). Но достоверно снизился ММИ по нейровегетативному симптомокомплексу до значений, характерных для средней степени тяжести КС (до лечения 35,84±0,26 баллов, после - 25,11±0,31 балла).

Показатели реактивной и личностной тревожности после использования различных видов коррекции при легком и среднем течении КС достоверно (р<0,05) снижались. Особенно хороший эффект достигнут на фоне проведения психотерапевтического воздействия. Это же касалось показателей ИК и ОР, которые на фоне различных методов терапии улучшались.

При динамическом изучении психосоматического состояния женщин с проявлениями КС на фоне психотерапевтического воздействия разработана система психотерапевтической помощи. Процесс психотерапевтического воздействия осуществляли в 3 этапа: I-й этап - диагностический, II-й этап – терапевтический, III-й этап - “психологической поддержки”.

На I-ом этапе психотерапевтической помощи, названном “диагностический”, осуществлялись задачи по диагностике КС, определении факторов риска его развития, выявлению невротических расстройств и настройке на лечение.

В ходе II-го - “терапевтического”  этапа решались задачи: купирование нейровегетативной и психоэмоциональной симптоматики КС; психопрофилактика и психотерапия патологических личностных реакций на проявления КС; выработка адекватного отношения к наступлению климактерия.

Из методов, направленных на смягчение или ликвидацию нейровегетативной и психоэмоциональной симптоматики КС, использовали групповую  и индивидуальную психотерапию и гипнотерапию. При выборе метода лечения учитывали срок продолжительности проявлений КС. Психотерапевтическое воздействие проводили в течение 8-15 дней (в среднем 12,5+2,5 дней). Положительный эффект на фоне его проведения в виде купирования симптоматики наблюдали  у 87,5% женщин.

       Курс гипносуггестивной терапии состоял из 6-8 сеансов продолжительностью от 30 до 50 минут. Отбор женщин для гипнотерапии проводили по следующим критериям: 1) достаточная внушаемость и гипнабельность женщин; 2) желание женщин лечиться гипнозом; 3) наличие отчетливых, выраженных проявлений симптомов. Положительный эффект от гипнотерапии в виде полного купирования симптоматики КС получили у 93,3% женщин.

На III этапе психологической поддержки все женщины после психотерапвтического воздействия находились под наблюдением врача гинеколога и психолога-психотерапевта в течение 2 лет.

Таким образом, нами получен четвертый научный результат, суть которого заключается в том, что коррекция климактерических расстройств в пременопаузальном периоде начинается  в первую очередь с разъяснения женщине происходящих в организме процессов, и направлена на восстановление функции ГГЯС, что достигается использованием психотерапии, применением фито- и физиотерапии.

Научная новизна заключается в оптимальном выборе методов коррекции или их сочетаний в зависимости от проявлений климактерических расстройств, основанной на применении комплексной методики, включающей прогнозирование, диагностику, коррекцию и профилактику климактерического синдрома (рис.3).

Исследование показателей содержания гормонов и медиаторов в биологических жидкостях группы женщин с проявлениями КС на фоне приема препаратов ЗГТ с показателями женщин при нормальном течении климактерия выявило, что уровень кортизола в крови женщин, принимавших ЗГТ в 1,4 раза выше. Содержание адреналина и норадреналина в крови этих женщин также было выше в 1,5 раза, а серотонина – в 1,4 раза. 

Исследование и сравнение показателей содержания гормонов и медиаторов в биологических жидкостях организма женщин с проявлениями КС и женщин с проявлениями КС на фоне приема препаратов ЗГТ не выявило различий в исследуемых показателях. Это указывает на то, что препараты ЗГТ не участвуют в стабилизации медиаторных показателей у женщин перименопаузального возраста с проявлениями КС.

При исследовании соматического состояния женщин, принимавших ЗГТ 5 лет и более,  установлено, что у них чаще диагностировали ИБС по сравнению с группой женщин с нормальным течением климактерия и чаще по сравнению с группой с проявлениями КС (соответственно 8,3% против 23,8%, и 12,5%). В этой же группе чаще по сравнению с группой с нормальным течением климактерия и чаще в группе женщин с проявлениями КС отмечено наличие гипертонической болезни и проявлений симптоматической артериальной гипертензии (8,3% против 42,9% и 15,6% соответственно). По сравнению с группой с проявлениями КС у женщин на фоне приема ЗГТ в 4 раза чаще наблюдали варикозное расширение вен нижних конечностей (3,1% против 19,0%), что часто приводило к развитию тромбофлебита.

Основной путь введения препаратов ЗГТ - пероральный, следовательно, все они проходят через желудочно-кишечный тракт. По нашим данным хронический гастродуоденит у женщин, принимавших препараты ЗГТ, диагностирован почти в 3 раза чаще, чем в группе женщин с нормальным течением климактерия (42,9% против 16,6%) и в 2,5 раза чаще по сравнению с женщинами с проявлениями КС (42,9% против 18,8%). По сравнению с группой с патологическим течением климактерия в группе женщин, принимавших препараты ЗГТ почти в 2 раза чаще (23,8% против 12,5%) выявлен  хронический холецистит и почти в 4 раза чаще - желчно-каменная болезнь.

Оценка успешности коррекции климактерических расстройств

Рис.3  Комплексная методика прогнозирования, диагностики, коррекции и профилактики климактерического синдрома

Чаще в группе женщин, принимавших препараты ЗГТ, отмечались и аллергические заболевания (вазомоторный ринит, аллергический дерматит). В 1,4 раза (23,8% против 16,7%) по сравнению с группой с нормальным течением климактерия, и в 1,7 раза (23,8% против 14,1%) по сравнению с группой с патологическим его течением.

Проанализировав результаты исследования, мы обосновали, чем могла быть обусловлена эта патология. Во многих случаях препараты ЗГТ, как правило, назначались без учета особенностей конкретного индивидуума, только на основании рекомендованных  унифицированных методик. Несомненно, довольно сложно определить рациональную дозировку экзогенно вводимого препарата. Тем не менее, необходимо учитывать ряд параметров, характеризующих состояние организма в целом и эндокринной системы, в частности. Исследование гормонального статуса следует рассматривать как особенно важную интегральную в аспекте ЗГТ составляющую.

Организм человека - саморегулирующаяся система, имеющая определенный компенсаторный резерв. Тем не менее, длительно привносимая избыточная доза гормонального препарата вызывает (согласно теории ферментативного катализа) угнетение соответствующих синтетических реакций, направленных на продукцию собственных гормонов в конкретный период жизни женщины. И модуляция эндокринного гомеостаза обусловливает выраженную соматическую зависимость пациенток от проводимой терапии.

Вследствие этого интервенция эндогенных ферментативных систем препаратами ЗГТ приводит к непрогнозируемым последствиям после отмены терапии, поскольку разрушается сформировавшаяся эндокринная детерминанта.

При исследовании качества жизни (КЖ) у женщин, достигших перименопаузального возраста, как показателя, характеризующего способность индивидуума функционировать  в обществе соответственно своему положению и получать удовлетворение от жизни, выявлены повышенные значения показателей шкалы у женщин с КС. Это указывает на ухудшение КЖ, объясняющееся повышенной тревожностью, желанием по возможности дольше сохранить репродуктивную функцию. Этим же объясняются отличия в группах показателей шкалы НМЦ, что объясняет резко выраженное ухудшение КЖ по параметру восприятия нарушений менструального цикла в группе с проявлениями КС, по сравнению с женщинами с нормальным течением климактерия: 27,2±8,3 и 11,9±1,8 баллов (p<0,05).

В результате проведенного исследования выявили, что сама терминология, употребляемая довольно часто в последние десятилетия – “климакс”, “климактерический синдром”, «климактерический невроз» и др. для женщин является стрессогенным фактором. У большинства из них это ассоциируется не только с утратой детородной функции, что само по себе травматично, но и со старением организма, его неизбежной гибелью. К сожалению, средства массовой информации усугубляют сложившуюся вокруг этого понятия ситуацию, преподнося наступление климактерического периода как болезнь.

При исследовании значимости для женщины информации о наступлении климактерического периода и/или его патологического течения как психотравмирующего фактора выявили, что большинство обследуемых воспринимают это (хуже, если это преподносится еще и в виде “диагноза”) как удар судьбы, при этом ни одна обследованная женщина не оставалась к этому равнодушной.

При проведении корреляционного анализа выяснили, что индекс КЖ имеет достоверную связь с некоторыми клиническими и анкетными показателями (табл.11).

Таблица 11.

Коэффициенты корреляции и стандартизованные коэффициенты регрессии для факторов, связанных

с качеством жизни женщин.

Фактор

Коэффициент корреляции

Стандартизованный коэффициент регрессии

Социальная роль

0,353

0,461

Депрессия

-0,476

0,315

Беспокойство

-0,369

0,077

Повседневная активность

-0,447

0,307

Тип отношения к болезни

  - тревожный

-0,377

0,136

  - апатический

-0,459

0,124

  - неврастенический

-0,365

0,389

  - эгоцентрический

-0,424

0,046

Для всех связанных с индексом КЖ показателей рассчитывали стандартизованные коэффициенты регрессии, которые позволили выявить наиболее значимые для определения КЖ факторы. В нашем исследовании таковым оказался фактор “социальной роли”. Следовательно, это еще раз свидетельствует о стрессогенном влияния осознания женщиной того, что наступление климактерического периода – факт неизбежности последующего наступления старости.

Определяли значимость получения женщиной информации о наступлении климактерического периода и его патологического течения как психотравмирующего фактора. С этой целью изучили реакцию женщин. Им было предложено ответить на вопрос “Что Вы испытали, когда врач поставил Вам диагноз климактерический синдром?”. Ответы распределились следующим образом: шок – 43%, страх – 36%, безысходность – 12%, удивление – 3%, обиду – 3%, не поверила этому – 3%, ничего не испытала – 0%. Несмотря на столь выраженную эмоциональную реакцию, кооперативность женщин с проявлениями КС оставляет желать лучшего. Если же опасность осталась неосознанной, то дальнейшая кооперация с врачом вообще маловероятна.

Осознание опасности порождало у женщин потребность в безопасности, в данном случае – желание выздороветь. В свою очередь желание побуждает их к поиску путей его удовлетворения. Потребность в выздоровлении заставляет женщину обратиться за врачебной помощью и начать лечение. Существенными препятствиями к этому шагу служит негативный пример знакомых или близких, подорвавший недоверие женщины к медицине, сложность предполагаемой терапии или страх перед самим лечением. При опросе женщин задавали им вопрос: “С чем для Вас ассоциируется климактерический синдром?”. Получены следующие ответы: приливы, плохое самочувствие – 75%; гормоны – 57%; постоянный прием лекарств – 34%; боль – 5%. Таким образом, кортикофобия, с одной стороны, определяет эмоциональную значимость диагноза “Климактерический синдром”, с другой стороны, является препятствием быстрого эффективного лечения. Важная роль в данном случае должна отводиться продуманной просветительной работе.

Таким образом, полученные результаты показывают, что женщины с проявлениями КС имеют сниженное КЖ, которое зависит от клинических проявлений нарушений, а также физического, социального и психологического состояния женщин. Показатель КЖ можно использовать для интегральной оценки общего состояния здоровья женщин достигших перименопаузального возраста.

При несвоевременном оказании помощи женщинам с климактерическими расстройствами возникают психосоматические нарушения (рис.4)

Психосоматические нарушения

Влияние психических факторов  Влияние соматической сферы на 

на соматическую сферу женщины психическое состояние женщины 

Саногенное влияние  Патогенное влияние  Патогенное влияние Саногенное влияние

  Соматогенное влияние Психогенное влияние

Рисунок 4.Схема влияния психосоматических нарушений на организм женщины при климактерических расстройствах.

В основе психосоматических нарушений у женщин с климактерическими расстройствами лежит механизм замкнутого круга, который при превращении его в механизм «порочного круга» при каждом последующем «обороте» делает влияние патогенных факторов более значительным. Формула подобных соотношений может быть представлена в виде:

психика  соматика психика соматика психика соматика

В результате проведенного исследования выявили, что проявления КС относятся к области психосоматических нарушений, поскольку эмоциональные факторы через нервные и гуморальные пути оказывают влияние на все телесные процессы. Поэтому этиологическое значение для развития КС могут иметь следующие факторы, представленные в виде функции:  КС=f (функция от) {a, b, c, d, e, g, h, i, j, … n}, где

а - наследственная предрасположенность;

б - патологическое течение беременности у матери;

c- заболевания детского возраста, вызывающие повышенную чувствительность определенных органов;

d - особенности воспитания в детском возрасте;

е - переживание телесного травмирующего опыта в детстве;

g - переживание эмоционального травмирующего опыта в детстве;

h - эмоциональный климат в семье и характерные личностные особенности близких;

i- эмоциональные переживания, связанные с интимными, личными и профессиональными отношениями;

j - особенности личности и др.

Вышеперечисленные факторы имеют различный удельный вес в развитии КС у каждой конкретной женщины, но в совокупности они взаимопотенцируют друг друга, что и выражается в многообразии клинической картины проявлений. 

Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что, несмотря на имеющееся при наступлении климактерического периода изменение функции яичников, не оно является первичным и ведущим, позволяющим объяснить все многообразие климактерической симптоматики.

Таким образом, изложенное позволяет характеризовать климактерий как инволюционно-адаптационный период в жизни женщины, связанный с возрастными инволюционными процессами в гипоталамусе. Это приводит к изменению подвижности нервных процессов и функционирования периферических эндокринных желез и  направленно на восстановление физиологического равновесия организма женщины на новом уровне жизнедеятельности.

При гармонично функционирующих гуморальных и нервных механизмах адаптации климактерий протекает безболезненно. При нарушении адаптации развивается декомпенсированный климактерий, протекающий как патологическое состояние на протяжении длительного времени с неустойчивой компенсацией, принимающий болезненное течение лишь при влиянии дополнительных неблагоприятных условий (особенности личности, нервно-психическое напряжение, генетическая детерминированность, наличие сопутствующей патологии и др.).

Отмеченный в нашем исследовании параллелизм между клиническими проявлениями КС и психосоматическими нарушениями отличаетя от параллелизма соматопсихических нарушений.  В генезе последних одну из основных ролей играет соматогенный фактор. В то время как проявления КС – это осложненное течение климактерического периода, которое не лишало женщину здоровья, но возникающие нарушения способствовали изменению ее социального статуса, снижая качество ее жизни.

Современные представления о сущности климактерических расстройств  должны определять выбор методов, применяемых для их коррекции. Этиопатогенетическая обусловленность используемых методов должна исходить из фактов повышения активности и ритмичности функционирования гипоталамических центров, повышения активности ретикулярной формации, снижения подвижности нервных процессов, а достичь желаемого возможно использованием различных способов, в том числе и негормонального воздействия.

ВЫВОДЫ:

1. У женщин в климактерическом периоде на возникновение психосоматических нарушений оказывает влияние реализация половой и детородной функций, уровень тревожности, состояния вегетативной нервной системы, характерологические особенности личности, что отражается на качестве жизни женщин.

Нейровегетативные и психоэмоциональные симптомы климактерического синдрома в большей части являются возобновившимися проявлениями вегетативных дисфункций, которые отмечались в пубертатном периоде, но исчезли при переходе в репродуктивный период на фоне повышения адаптационных и защитных реакций организма женщины.

Характерными типами отношения женщин к нарушениям в климактерическом периоде являются тревожный (39,6%) и неврастенический (32,0%). Осознание женщинами вступления в климактерий является психотравмирующим фактором, что способствует появлению переживаний, увеличению тревожности и угнетенности, приводящих к резкой смене жизненных стереотипов.

2. Маркерами предрасположенности женщин к развитию климактерических расстройств являются локусы CW2 и DR1DR5 при HLA типировании. Фенотип ацетилирования определяет пусковой механизм развития климактерических расстройств и особенности их течения.

Быстрый фенотип ацетилирования предопределяет развитие нейровегетативного и психоэмоционального симптомокомплексов климактерического синдрома.

3. Нормальное течение климактерического периода свойственно женщинам с сильным уравновешенным подвижным и сильным уравновешенным инертным типами высшей нервной деятельности. Выраженная клиническая картина климактерических расстройств, соответствует сильному неуравновешенному и слабому типам высшей нервной деятельности.

Большинство женщин с климактерическим синдромом обладали интровертированными характерологическими особенностями с повышенной эмоциональной лабильностью и склонностью к нейротизму. У 93,3% психотравмирующие ситуации бытового и производственного характера с учетом их длительности, многофакторности и значимости для самих женщин способствовали развитию синдрома психоэмоционального напряжения или хронического психоэмоционального стресса.

Для женщин с нейровегетативными и психоэмоциональными проявлениями климактерического синдрома характерна дистония вегетативной нервной системы с преобладанием симпатикотонии, особенно при тяжелом течении климактерического синдрома. Для женщин с пременопаузальными дисфункциональными маточными кровотечениями характерна дистония вегетативной нервной системы с преобладанием ваготонии.

4. Транскраниальная электростимуляция стволовых структур мозга значительно уменьшает нейровегетативные и психоэмоциональные проявления климактерического синдрома независимо от степени его тяжести, но не оказывает положительного эффекта на такие психосоматические нарушения, как неврастенические расстройства, навязчивость, трудности в общественных контактах и психоастенические расстройства, как при средней, так и тяжелой степени тяжести климактерического синдрома.

5. Гомеопатическая терапия препаратом “Ременс” значительно уменьшает нейровегетативные проявления климактерического синдрома независимо от степени его тяжести и не оказывает положительного эффекта на такие психосоматические нарушения, как сексуальные расстройства, навязчивость, трудности в общественных контактах, психоастенические и неврастенические расстройства в особенности при средней степени и тяжелом течении климактерического синдрома.

6. Терапия препаратами группы антидепрессантов, в том числе селективных ингибиторов обратного захвата серотонина, оказывает положительный клинический эффект в отношении нейровегетативных симптомов климактерического синдрома при легком и среднем течении его и не оказывает эффекта при тяжелом течении его. Однако, применение препаратов данной группы  купирует психосоматические нарушения независимо от степени тяжести климактерического синдрома.

7. Применение психотерапевтического воздействия оказывает положительный клинический эффект в отношении нейровегетативных и психоэмоциональных проявлений климактерического синдрома при любой степени тяжести его течения, купирует психосоматические нарушения, при легком его течении, улучшает показатели при средней степени тяжести и наименьший эффект наблюдается при тяжелом течении климактерического синдрома.

8. Применение ТЭС-терапии и  электростимуляции шейки матки являются эффективными при терапии пременопаузальных дисфункциональных маточных кровотечений. Непосредственный гемостатический эффект ТЭС-терапии составил 93,7%, электростимуляции шейки матки – 74,0%. Использование ТЭС-терапии и “Ременса” эффективно в профилактике рецидивов пременопаузальных дисфункциональных маточных кровотечений.

9. При исследовании состояния здоровья женщин перименопаузального возраста в отдаленный период после приема препаратов заместительной гормональной терапии, используемой для лечения и профилактики климактерического синдрома, отмечается повышение частоты психосоматической патологии, что выражается в формировании психологической и физической зависимости от гормональных препаратов.

10. Разработанная математическая модель индивидуального прогнозирования развития климактерического синдрома с диагностической эффективностью 92,72% позволяет осуществлять доклиническое прогнозирование развития этого синдрома по результатам данных анамнестического исследования.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ:

1. Диспансеризация женщин с проявлениями климактерических расстройств должна предусматривать проведение психологического обследования с целью определения типологических, личностных особенностей и состояния психоэмоциональной сферы, что позволит выявлять психосоматические нарушения. 

2. Основными принципами патогенетической терапии климактерических расстройств являются: нормализация порога чувствительности гипоталамуса и эмоционального состояния, активация адаптационно приспособительных механизмов, снижение избыточной стимуляции симпатоадреналовой системы .

3. Определение фенотипа ацетилирования, а также локусов Сw2 и DR1DR5  при HLA типировании способствует выявлению предрасположенности женщин к развитию климактерических расстройств, а также позволяет прогнозировать их интенсивность.

4. Женщин с быстрым фенотипом ацетилирования следует относить в группу риска по проявлению нейровегетативных и психоэмоциональных симптомов климактерического синдрома.

5. Различная эффективность методов негормональной терапии является основанием для дифференцированного подхода к терапии женщин с проявлениями КС и пременопаузальными ДМК с учетом психоэмоциональных и нейровегетативных проявлений в зависимости от степени тяжести климактерического синдрома. Так, при легком течении КС терапию можно проводить с помощью ТЭС-терапии, применения препаратов “Ременс” и “Грандаксин”, а также психотерапии. При средней степени тяжести КС целесообразно проводить комплексную коррекцию, в которую входят применение ТЭС-терапии №10 с одновременным приемом препарата “Ременс” в течение 2 месяцев или препарата “Грандаксин” 2 недели. При тяжелом течении КС целесообразно начинать проводить терапию с применения ТЭС-терапии №10 с одновременным приемом препарата “Ременс” в течение 2 месяцев, с последующим использованием “Ременса” в течение 4 месяцев или препарата “Грандаксин” в течение 1 месяца.

Предложенная методология лечения климактерического синдрома, в основе которой лежит комплексный подход к терапии женщин перименопаузального возраста, позволяет сократить сроки нормализации субъективных ощущений, а также большинства психологических, функциональных, медиаторных и других показателей. 

6. Полученную психосоматическую модель индивидуального прогнозирования развития климактерического синдрома, разработанную с помощью математического моделирования, необходимо использовать в научных исследованиях, и в практической деятельности врачей женских консультаций и терапевтических отделений поликлиник и стационаров. Это будет способствовать выявлению женщин с повышенным риском развития климактерических расстройств и позволит своевременно проводить профилактиктические мероприятия, направленные на предупреждение развития возможных нарушений.

7. Особенности оказания медицинской и психологической помощи женщинам перименопаузального возраста требуют проведения целенаправленных профилактических и лечебных мероприятий у женщин, составляющих группу риска по возникновению климактерических расстройств, включающих оказание психологической и психотерапевтической помощи в зависимости от степени прогнозирования развития нарушений и психологических особенностей личности.

8. С целью повышения психологической грамотности гинекологов рекомендуется введение в программу повышения квалификации данной категории врачей раздел по оказанию психологической и психотерапевтической помощи женщинам перименопаузального возраста. В программе повседневного деятельности регулярно проводить социально-психологические тренинги профессионального общения гинекологов.

9. Очевидна необходимость введения в штатную структуру женских консультаций психотерапевта, прошедшего усовершенствование по медицинской психологии с целью оказания психологической и психотерапевтической помощи женщинам с климактерическими расстройствами и организации консультативной работы с гинекологами.

Список работ, опубликованных по теме диссертации:

  1. О роли психотравмирующих факторов производственного происхождения в развитии гинекологической патологии // Актуальные вопросы клиники, диагностики и лечения: Тез. докл. научн. конф.-СПб.: ВМедА, 1999.-С.259-260 (соавт. Попова А.В., Монастырный Т.Н.).
  2. Применение методики экспресс-диагностики признаков вегетативных дисфункций у беременных и небеременных женщин // Усовершенствование методов и аппаратуры, применяемых в учебном процессе, медико-биологических исследованиях и клинической практике.-Сб. изобрет. и рац. предл. ВМедА.-СПб., 1999.-С.77 (соавт. Симчера И.А., Уханов М.Н., Губин В.А.).
  3. Влияние последствий травм опорно-двигательного аппарата на репродуктивное здоровье женщин // Матер. юбилейн. конф., посвящ 200 лет ВМедА.-СПб., 1998.-С.45-46 (соавт. Дивин С.В.).
  4. Использование схемы исследования функциональных систем организма для выявления признаков вегетативных дисфункций (вегетозов) в акушерской и гинекологической практике // Усовершенствование методов и аппаратуры, применяемых в учебном процессе, медико-биологических исследованиях и клинической практике.-Сб. изобрет. и рац. предл. ВМедА.-СПб., 1999.-С.74 (Уханов М.Н,*Дивин С.В., Романов В.В.).
  5. Психологические аспекты проживания женщин на радиоактивно-загрязненной территории // Вестник Российской Ассоциации акушеров-гинекологов.-№2, 1998.-С.56-59 (соавт. Губин В.А.).
  6. Анализ факторов, влияющих на специфические функции женского организма при радиационных авариях и катастрофах // Матер. Всеарм. научн.-практ. конфер.-СПб., 1999.-С.105-107 (соавт. Цвелев Ю.В., Кира Е.Ф.*).
  7. Методика исследования вегетативного тонуса у практически здоровых небеременных женщин, беременных и гинекологических больных // Усовершенствование методов и аппаратуры, применяемых в учебном процессе, медико-биологических исследованиях и клинической практике.-Сб. изобрет. и рац. предл. ВМедА.-СПб., 1999.-С.79 (соавт. Юплов В.Н., Губин В.А., Уханов М.Н.).
  8. Психосоматический статус пациенток с проявлениями менопаузального синдрома на фоне транскраниальной электростимуляции (ТЭС) стволовых структур мозга // Актуальные вопросы клинической и экспериментальной медицины.-Сб. тез. научн.-практ. конфер.-СПб., 2003.-С.267-269 (соавт. Чуданов С.В.,*Фунден Р.А.).
  9. Перименопауза, ее осложнения // Клиническая геронтология.-Т.9, №1, 2003.-С.45-49 (соавт. Кустаров В.Н.).
  10. Перспективы применения транскраниальной электростимуляции в лечении дисфункциональных маточных кровотечений репродуктивного и пременопаузального периодов // Акушерство и гинекология.-Статья деп. в ГЦНМБ 25.11.2003 , №27417 – 9 с. (соавт. Кустаров В.Н., *Фунден Р.А.).
  11. Содержание микроэлементов в волосах женщин перименопаузального возраста // Человек и его здоровье: Сб. тез. V1 Всерос. мед.-биол. конф. молод. исслед.-СПб., 2003.-С.169-170.
  12. Реактивная и личностная тревожность женщин в перименопаузальный период на фоне негормональных методов лечения климактерических расстройств // Актуальные вопросы клинической и экспериментальной медицины.-Сб. тез. к научн.-практ. конфер.-СПб., 2003.-С.269-271 (соавт. Чуданов С.В.*).
  13. О репродуктивном здоровье женщин на радиоактивно загрязненной территории // Военно-Медицинский Журнал.-№4, 2003.-С.13-16 (соавт. Цвелев Ю.В., Кира Е.Ф., Губин В.А., Гребеньков С.В.)
  14. Альтернативный подход к терапии дисфункциональных маточных кровотечений в репродуктивный и пременопаузальный периоды // Современные направления в диагностике, лечении и профилактике заболеваний: Труды ГМПБ №2.-СПб., 2003.-С.218-221 (соавт. Фунден Р.А.,*Лапина Е.И.).
  15. Негормональная терапия нарушений менструального цикла у женщин репродуктивного и пременопаузального возраста // Человек и его здоровье: Сб. тез. V1 Всерос. мед.-биол. конф.-СПб., 2003.-С.168-169 (соавт. Фунден Р.А.*).
  16. Опыт использования препарата “Ременс” в терапии дисфункциональных маточных кровотечений и вторичной аменореи // Актуальные вопросы клинической и экспериментальной медицины.-Сб. тез. к научн.-практ. конфер.-СПб., 2003.-С.271-273 (соавт. Фунден Р.А.).
  17. Новые технологии в лечении дисфункциональных маточных кровотечений // Медицинские технологии в охране репродуктивного здоровья женщины: Матер. Всерос. научн.-практ. конф.-Екатеринбург, 2003.-С.91-94 (соавт. Кустаров В.Н.,*Фунден Р.А.).
  18. Особенности микроэлементного обмена у женщин в перименопаузальном периоде // Российский семейный врач.-Т.7, №4, 2003.-С.25-27 (соавт. Серпов В.Ю., Храмов А.В.).
  19. Применение транскраниальной электростимуляции в акушерстве и гинекологии //  Учебное пособие.-СПбМАПО, 2003.-40 с. (соавт. Кустаров В.Н., Лебедев В.П., Трусов С.В. и др.).
  20. Влияние транскраниальной электростимуляции на состояние вегетативной нервной системы у женщин с проявлениями перименопаузальных расстройств // Человек и его здоровье: Сб. тез. V1 Всерос. мед.-биол. конф.-СПб., 2003.-С.171-172 (соавт. Чуданов С.В.).
  21. Альтернатива оказания помощи женщинам с дисфункциональными маточными кровотечениями репродуктивного и перименопаузального периодов // Российский семейный врач.-Т.7, №4, 2003.-С.21-24 (соавт. Кустаров В.Н., *Фунден Р.А.).
  22. Диагностическая модель прогнозирования развития климактерического синдрома // Медицинский академический журнал.-Т.4, №3, 2004.-С.59-60 (соавт. Резванцев М.В.*).
  23. Изучение микроэлементного состава волос женщин в репродуктивном и пременопаузальном периодах // Российский вестник акушера-гинеколога.-Т.3, №4, 2003.-С.23-25 (соавт. Кустаров В.Н., *Серпов В.Ю., Храмов А.В.).
  24. Роль генетической детерминированности в развитии перименопаузальных расстройств // Медицинский академический журнал.-Т.4, №3, 2004.-С. 74-75
  25. Самочувствие женщин перименопаузального возраста на фоне приема препаратов заместительной гормональной терапии // Актуальные вопросы клинической и экспериментальной медицины: Сб. тез. к научн.-практ. конфер.-СПб., 2004.-С.9-11.
  26. Варианты проявления депрессий у женщин с перименопаузальными расстройствами // Медицинский академический журнал.-Т.4, №3, 2004.-С.246-247 (соавт. Басос А.С.)
  27. Транскраниальная электростимуляция в терапии климактерического синдрома // Эфферентная терапия.-№1, 2004.-С.37-41 (соавт. Кустаров В.Н., *Чуданов С.В.).
  28. Физиотерапевтическое лечение перименопаузальных расстройств // Актуальные вопросы физиотерапии, курортологии и восстановительной медицины: Матер. межрегион. научн.-практ. конф.-СПб., 2004.-С.78-79 (соавт. Басос А.С., Рябова О.Р.).
  29. Заместительная гормональная терапия перименопаузальных расстройств и отдаленные последствия ее использования // Актуальные вопросы клинической и экспериментальной медицины: Сб. тез. к научн.-практ. конфер.-СПб., 2004.-С.51.
  30. Фенотип ацетилирования в генезе перименопаузальных нарушений // Медицинский академический журнал.-Т.4, №3, 2004.-С.75-76.
  31. Способ купирования проявлений перименопаузальных нарушений // Усовершенствование способов и аппаратуры, применяемых в учебном процессе, медико-биологических исследованиях и клинической практике.-Сб. изобрет. и рац. предл. ВМедА.- Вып.36.-СПб., 2005.-С.50-51 (соавт. Кустаров В.Н.*).
  32. Влияние геомагнитных возмущений на частоту суицидов у женщин различных возрастных групп. // Вестник перинатологии, акушерства и гинекологии.-Вып.12.-Красноярск, 2005.-С.504-508. (соавт. Лизунов Ю.В., Серпов В.Ю., Степанова А.С., Храмов А.В., Ильяшевич В.И.).
  33. Гормональные и медиаторные  показатели женщин перименопаузального возраста после использования заместительной гормональной терапии // Сб. матер. Всерос. конфер. “Физиология и медицина”.-СПб., 2005.-С.135. (соавт. Топерверг О.Б.).
  34. Психотерапия в лечении женщин с перименопаузальным синдромом // Матер. научно-практ. конфер. “Ананьевские чтения-2005. Развитие специальной (коррекционной) психологии в изменяющейся России”.-СПб., 2005.-С.545-547. (соавт. Губин В.А.*).
  35. Способ прогнозирования возможности развития перименопаузальных расстройств // Усовершенствование способов и аппаратуры, применяемых в учебном процессе, медико-биологических исследованиях и клинической практике.-Сб. изобрет. и рац. предл. ВМедА.- Вып.36.-СПб., 2005.-С.72-73 (соавт. Резванцев М.М.*, Ильяшевич В.И., Хаджиева Э.Д.).
  36. Гипносуггестивная психотерапия в лечении женщин с перименопаузальным синдромом // Матер. научно-практ. конфер. “Ананьевские чтения-2005. Развитие специальной (коррекционной) психологии в изменяющейся России”.-СПб., 2005.-С.247-248. (соавт. Губин В.А.*).
  37. Состояние сексуальной функции женщин перименопаузального возраста в отдаленный период после приема заместительной гормональной терапии // Сб. матер. Всерос. конфер. “Физиология и медицина”.-СПб., 2005.-С.135.
  38. Половые особенности динамики суицидов под влиянием космофизических факторов // Сб. докл. “Международной конференции по мягким вычислениям и измерениям. SCM-2005”.-СПб., 2005.-С.175-176. (соавт. Серпов В.Ю., Степанова А.С., Храмов А.В.*).
  39. Применение методики психотерапевтического воздействия при перименопаузальных расстройствах // Усовершенствование способов и аппаратуры, применяемых в учебном процессе, медико-биологических исследованиях и клинической практике.-Сб. изобрет. и рац. предл. ВМедА.- Вып.36.-СПб., 2005.-С.102 (соавт. Губин В.А.*).
  40. Частота встречаемости антигенов HLA и их ассоциаций у женщин перименопаузального возраста // Вестник перинатологии, акушерства и гинекологии.-Вып.12.-Красноярск, 2005.-С.508-515. (соавт. Коршун С.Г., Хаджиева Э.Д.)
  41. Социально-стрессовые расстройства у женщин перименопаузального возраста // Сборник работ I конференции программы “Психосоматическая медицина” “Тревожные расстройства в общемедицинской практике”.-СПб., 2005.-С.50-54 (соавт. Кустаров В.Н.,* Губин В.А.).
  42. Способ исследования развития перименопаузальных нарушений // Усовершенствование способов и аппаратуры, применяемых в учебном процессе, медико-биологических исследованиях и клинической практике.-Сб. изобрет. и рац. предл. ВМедА.- Вып.36.-СПб., 2005.-С.102-103 (соавт. Ильяшевич В.И., Конычева Е.А.).
  43. Психотерапия женщин с перименопаузальными расстройствами // Журнал “Обозрение психиатрии и медицинской психологии имени В.М.Бехтерева”.-№1, 2005.-С.28-31. (соавт. Губин В.А.).
  44. Дисфункциональные маточные кровотечения.-СПб., Издательский дом СПбМАПО, 2005.-163 с. (соавт. Кустаров В.Н.*).
  45. Этапы оказания психотерапевтической помощи женщинам с перименопаузальным синдромом // Матер. научно-практ. конфер. “Ананьевские чтения-2005. Развитие специальной (коррекционной) психологии в изменяющейся России”.-СПб., 2005.-С.232-234.
  46. Морфологическое состояние эндометрия при лечении пременопаузальных дисфункциональных маточных кровотечений ТЭС-терапией // Современные проблемы клинической патоморфологии.-Сб. тез. Всерос. конфер. с междунар. участ., посвящ. памяти чл.-корр. РАМН засл.докт.РФ, проф. Олега Константиновича Хмельницкого в связи с 85 летием со дня рожд. и 120 летием  кафедры патологической анатомии с курсом цитологии.-СПб., 2005.-С.277-278. (соавт. Фунден Р.А.*, Хаджиева Э.Д., Ильяшевич В.И.).
  47. Клинико-морфологические соотношения при дисфункциональных маточных кровотечениях у женщин с миомой матки // Вестник перинатологии, акушерства и гинекологии.-Вып.13.-Красноярск, 2006.-С.380-386. (соавт. Кустаров В.Н., Иовель Г.Г.).
  48. Роль и место нейрорефлекторного воздействия в лечении дисфункциональных маточных кровотечений при гиперпластических процессах в миометрии // Здоровье женщины-матери: Вопросы теории и практики.-Сб. научн. трудов / под ред. проф. С.Н.Гайдукова. Часть II.-СПб.: ГПМА, 2006.-С. 17-19. (соавт. Иовель Г.Г.*, Исмаилова И.Б.).
  49. Исследование сезонности проявления депрессий у женщин перименопаузального возраста // Сборник работ III конференции программы “Психосоматическая медицина” “Соматоформные расстройства в общемедицинской практике”.-СПб., 2006.-С.68-70 (соавт. Губин В.А., Хаджиева Э.Д., Румянцева Д.А.).
  50. Индивидуальная и групповая психотерапия в лечении женщин с ранними климактерическими нарушениями // Немедикаментозные методы терапии. Сб. тез.научн.-практ. конфер.-СПб., 2006.-С.22-24 (соавт. Губин В.А., Крячко С.И.).
  51. Функция вегетативной нервной системы и психическое состоянии женщин в периоде перименопаузы // Журнал неврологии и психиатрии имени С.С.Корсакова.-Т.106, №9, 2006.-С.59-61. (соавт. Кустаров В.Н., Губин В.А.,*Чуданов С.В.).
  52. Негормональное лечение дисфункциональных маточных кровотечений при гиперпласических процессах в миометрии // Немедикаментозные методы терапии. Сб. тез.научн.-практ. конфер.-СПб., 2006.-С.43-45 (соавт. Иовель Г.Г., Кулагина Н.В.*).
  53. Негормональная терапия гиперпластических процессов в матке // // Материалы VIII Российского форума “Мать и дитя”.-М., 2006.-С. 431. (соавт. Кустаров В.Н., Иовель Г.Г., Кулагина Н.В.*).
  54. Психотерапия в коррекции психосоматического статуса при патологическом течении климактерического периода // Журнал неврологии и психиатрии имени С.С.Корсакова.-Т.106, №12, 2006.-С.63-65. (соавт. Губин В.А.).
  55. Психосоматические нарушения у женщин с проявлениями климактерического синдрома и методы их коррекции // Сборник работ V  конференции программы “Психосоматическая медицина” “Психосоматические и соматопсихические расстройства в общемедицинской практике”.-СПб., 2007.-С.33-39 (соавт. Кустаров В.Н.,*Губин В.А.).
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.