WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

СЫРОМЯТНИКОВ  Игорь Васильевич

ПСИХОЛОГИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ СУБЪЕКТНОСТИ

ОФИЦЕРОВ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Специальность 19.00.03 – психология труда, инженерная психология,

  эргономика (психологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Москва - 2007

Диссертация выполнена на кафедре психологии Военного университета.

Научный консультант:

КАРАЯНИ Александр Григорьевич,

доктор психологических  наук, профессор

Официальные

оппоненты:

ГАНДЕР Дмитрий Владимирович,

доктор психологических наук, профессор

СЛОБОДЧИКОВ Виктор Иванович,

доктор психологических  наук, профессор

СТРЕЛКОВ Юрий Константинович,

доктор психологических  наук, профессор

Ведущая организация:

Военно-воздушная академия

имени Ю.А. Гагарина

Защита диссертации состоится «28» мая 2007 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д.215.005.08. при Военном университете Министерства обороны РФ по адресу: 123001 г. Москва  ул. Большая Садовая д. 14.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Военного университета.

Автореферат разослан  « » апреля 2007 года.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат психологических наук

В.Ф. Дубяга

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ



Актуальность исследования. В настоящее время все более очевидной становится тенденция смещения акцента в оценке качества профессионального функционирования человека с исполнительских критериев к признанию приоритета активных, самостоятельных и ответственных действий, характеризующих субъектное отношение к труду, профессии, собственному профессионально-личностному развитию. Данный подход особенно очевиден и оправдан в отношении офицеров Вооруженных Сил РФ, чья деятельность, особенно боевая, характеризуется чрезвычайной насыщенностью ситуациями с нормативной неопределенностью и необходимостью в этих условиях брать инициативу и ответственность на себя. Именно в таких ситуациях проявляется профессиональная субъектность (ПС) офицера – качество,  основанное на позитивном самоотношении и опыте, определяющее его тенденцию и способность к иницированию и регулированию профессиональной активности в соответствии с внутренними критериями эффективности и целесообразности.

Профессиональная деятельность офицера весьма специфична и по характеру сопряженности в ней правовых, социальных, психологических, этических и иных аспектов, которые связаны с необходимостью принятия ими самостоятельных и обоснованных решений, часто затрагивающих судьбы, а то и жизни других людей. В этой связи важной задачей является формирование у офицеров адекватного понимания необходимости, возможности и меры своего субъектного вклада в то или иное изменение качественных параметров объекта деятельности.

Решение данной задачи лишь в рамках сложившейся системы формирования профессиональной компетентности представляется не вполне достаточным. Дело в том, что профессиональная компетентность всегда предполагает определенную ограниченность развития личности офицера кругом задач, решаемых в процессе конкретного вида деятельности. В то же время в профессиональной практике достаточно часты ситуации, требующие перехода от ролевых отношений к личностно-смысловым.

Чаще всего это происходит в тех случаях, когда перед офицером возникает проблемно-конфликтная ситуация, преодолеть которую с помощью ранее усвоенных стереотипов социального поведения не представляется возможным. В этих случаях от него требуется способность к автономной ориентировке в сложной системе ценностей и смыслообразующих мотивов, способность интегрировать для решения профессиональных задач личностный потенциал и профессиональный опыт. Это особенно характерно для ситуаций боевой деятельности, когда неспособность офицера к принятию самостоятельных и взвешенных решений, отсутствие инициативы оборачивается срывом выполнения боевых задач и людскими потерями.

В этой связи, ПС офицера, в принципе исключающая возможность некритического и многократного клонирования стереотипных, догматических шаблонов управленческого мышления и действий, является важнейшим фактором успешной реализации проводимой в стране военной реформы и повышения эффективности функционирования ВС РФ.

Вместе с тем, социальные потрясения 90-х годов ХХ века, распад устоявшихся позитивных профессиональных ценностей, духовных основ профессионального менталитета офицерского корпуса ВС РФ и, вызванные этими обстоятельствами негативная кадровая динамика, нарушение преемственности опыта, по сути, способствуют деформации и размытию профессиональной субъектности целых поколений офицеров. Неоднозначное отношение в обществе к профессии военного, закрепленное в иерархии социальных предпочтений и материально-финансовых приоритетов, способствует складыванию парадоксальной ситуации ухода хорошо подготовленных в профессиональном плане офицеров в другие сферы деятельности. Эта ситуация наглядно демонстрирует проявление феномена несовпадения субъектных и профессиональных характеристик личности.

Важная роль в осознании необходимости создания адекватных условий для полноценного формирования офицера как субъекта профессиональной деятельности принадлежит психологии. В плане научного изучения  проблема  субъектности человека нашла свое отражение в ряде исследований отечественных и зарубежных авторов. В отечественной науке начало философско-психологического анализа проблемы субъекта и субъектности было положено С.Л. Рубинштейном (1973, 1998), Б.Г. Ананьевым (1967, 1977) и существенно развито представителями субъектно-детельностного подхода (К.А. Абульханова, 1991, 2001; А.В. Брушлинский, 1992, 2003).

В настоящее время продолжается активное исследование механизмов и закономерностей развития человека как субъекта деятельности, общения, познания, взаимосвязей и соотношения личностных и субъектных характеристик (К.А.Абульханова, 1991, 2002; Л.И.Анцыферова, 2000; А.А.Бодалев, 1998; Л.И. Божович, 1968; Л.А. Головей, 1997; А.А.Деркач, 2001; Д.Н.Завалишина, 2004; В.Т.Кудрявцев, 1998; Е.А.Сергиенко, 1997; В.И.Слободчиков, 1994;  Д.И.Фельдштейн, 1969, 1996; Г.А.Цукерман, 1993; и др.). Предметная область психологии субъектности находит свое отражение в исследованиях: структурных элементов субъектного опыта (А.К. Осницкий, 1996); закономерностей личности как субъекта понимания (В.В. Знаков, 1996); феномена субъективности в психологии личности (В.А. Петровский, 1994); механизмов и факторов субъектной регуляции познавательной деятельности и мыслительной активности (М.И.Воловикова, 2002; Т.В.Корнилова, 1999; А.М.Матюшкин,  2003; В.В.Селиванов, 2001; О.К.Тихомиров, 1984; Э.Д.Телегина, 1994; и др.); системном рассмотрении функционирования интеллектуальных (М.А.Холодная, 1990) и сенсорно-перцептивных процессов (В.А. Барабанщиков, 2006;  А.А.Митькин, 1985; и др.); субъектной трактовки функционирования и развития способностей (В.Д. Шадриков, 1996; В.Н. Дружинин, 1999); взаимодействии различных уровней отражения, форм сознания в формировании субъектности (Е.В. Улыбина, 2001). Обосновывается существование субъектного взаимодействия между человеком и природой в рамках экопсихологии (С.Д.Дерябо, 2002; В.А.Ясвин, 1999). Исследуются закономерности функционирования группового субъекта в современных условиях (А.Л. Журавлев, 2002).

Имеется значительное число работ, посвященных теоретической разработке проблемы профессионального развития человека как субъекта различных видов деятельности и проявлений субъектности представителей различных профессий. К их числу  относятся работы В.А. Бодрова (2001), Е.Н.Волковой (1998), Л.Г.Дикой (2003), А.В.Зеер (2005), Е.А.Климова (1998), Н.А. Коваль (1997),  Б.Ф.Ломова (1984), А.К.Марковой (1996), Т.Л.Мироновой (1999), Л.М.Митиной (1998), К.К.Платонова (1952), Ю.П.Поваренкова (1999), Е.С.Романовой (1992), А.Т.Ростунова (1982), В.А. Сонина (1998), Ю.К. Стрелкова (1992), С.И.Съедина (1984), В.Д.Шадрикова  (1996) и других авторов.

В военной психологии офицер, как объект исследования, изучался различными авторами в контексте решения следующих проблем:

- выявление механизмов и факторов совершенствования профессиональной и психологической подготовки офицеров, формирование профессионально важных качеств, освоение ими профессиональной деятельности (Н.В.Борисенко, 1994; Г.А.Волковицкий, 1994; В.В.Дударев, 1992; Л.Ф.Железняк, 1982; С.И.Жуковский, 1998; Л.А. Кандыбович, 1982; А.М.Комиссаров, 1987; П.А.Корчемный, 1990; В.Л.Марищук, 1982; В.Г. Михайловский, 1995; С.Б.Наседкин, 1997; В.Ф.Перевалов, 1995; В.А.Пономаренко, 1992, 1997, 2000; В.С.Торохтий, 1990; А.А.Тыртышный, 2000; М.Ф.Секач, 1999; И.Б. Субботин, 2004; В.В.Сысоев, 1989; С.А.Федоренко 1998; и др.);

- организация психологического обеспечения профессиональной деятельности офицеров (Д.В.Гандер, 1997; А.Г.Караяни, 1998; Н.Д. Лысаков, 2002; А.Г.Маклаков, 1996; В.Н.Селезнев, 1997; В.Т.Юсов, 1984; и др.);

- организация психологической помощи, ориентированной на профилактику и преодоление у офицеров негативных состояний и расстройств, обусловленных особенностями профессиональной деятельности (В.Д.Булавцев, 1994; В.И.Буянов, 1996; К.К.Платонов, 1952; В.Е. Попов, 1992; Т.А.Семикина, 1990; Сечко А.В., 2006; А.Н.Харитонов, 1996; и др.);

- оптимизация социально-психологических условий, влияющих на профессиональную успешность офицеров, как субъектов совместной деятельности и общения (А.Я.Анцупов, 1993; А.В.Булгаков, 2000; А.И.Гончаров, 1991; В.В.Девятко, 1990; В.В. Ковалев, 2002; Ю.И.Мягков,  1994; А.В. Носов, 2004; О.В.Томашко, 1978; А.И.Шипилов, 2000; и др.);

- выявление психологических особенностей различных видов профессиональной деятельности офицеров и обоснование психологических факторов ее эффективности (А.И.Алехнович, 1978; И.Ф. Баширов, 2006; А.В. Белоусов, 2006; К.И. Вайсеро, 2003; Ю.А.Елбаев, 1991; Г.В.Гнездилов, 1989; А.С.Гордеев, 1999; Т.Т.Джамгаров, 1971; В.Т.Доценко, 1997; В.Н.Дружин, 1998; С.Л. Кандыбович, 2000; А.И.Китов, 1974; Л.Г.Лаптев, 1995; Е.С.Лахманский, 1997; Г.В.Ложкин, 1986; Н.И.Луганский, 1983; Т.В.Маркелова,  2000; Ю.К. Стрелков, 1992; И.В. Сыромятников, 1997; И.В. Сысоев, 2001; А.Н.Тарасов, 1990; Э.П.Утлик, 1996; Б.Я.Шведин, 1984; и др.).

Отмечая, имеющиеся на сегодняшний день исследования проблемы субъектности, следует отметить, что в настоящее время сформулированы лишь общие концептуально-методологические предпосылки, позволяющие приступить к всестороннему анализу данного феномена. Нуждается в уточнении соотношение таких категорий и понятий, как «субъект», «субъектность», «личность», «субъективность» и др. Требует осмысления, адекватной понятийной интерпретации и эмпирической операционализации сама категория «профессиональная субъектность», что позволит осуществить ее сущностное и феноменологическое разграничение с другими категориями.

Применительно к профессиональной деятельности офицеров, имеющиеся в психологии исследования, в основном затрагивали лишь те аспекты, которые касались выявления психологических предпосылок успешного освоения нормативных требований профессии, определения взаимосвязи ряда личностных качеств с эффективностью деятельности. Вольно или невольно парадигма соответствия внешней норме нашла закрепление в формировании сугубо исполнительского типа мышления и поведения значительной части офицеров, применении соответствующих, репродуктивно ориентированных технологий в образовательной практике военных вузов. В то же время проблема «обратного» влияния на профессию, ее развитие за счет субъектного вклада офицера оставалась вне рамок интереса психологов-исследователей. Такое положение отражается на отсутствии адекватных, научно обоснованных технологических подходов, позволяющих эффективно реализовывать задачу формирования личности руководителя как субъекта собственного профессионального развития и профессиональной деятельности.

Таким образом, актуальность изучения проблемы ПС обусловлена следующими обстоятельствами:

во-первых, серьёзными противоречиями между требованиями профессиональной деятельности офицеров, характеризующейся своей многоаспектностью, сложной сопряженностью правовых, социальных, психологических и этических аспектов, наличием значительного числа ситуаций деятельности, прежде всего боевой, характеризующихся нормативной неопределенностью и недостаточной способностью офицеров к инициативным, ответственным и эффективным действиям в таких ситуациях;

во-вторых, противоречием между объективным обращением общественного сознания к офицеру как ключевой фигуре в решении боевых задач, обеспечении боевой готовности Вооруженных Сил, дисциплины и правопорядка и неоднозначностью его субъектного статуса, в психологическом и материально-организационном плане нисводящего офицера в позицию исполнительского «энергосберегающего» профессионального поведения либо провоцирующим уход из профессии – очень часто - наиболее подготовленных в профессиональном плане офицеров;

в-третьих, значительными недостатками в функционировании системы профессионального сопровождения офицеров, преимущественной ориентацией профессиональной подготовки и администрирования их деятельности на воспроизводство нормативно-исполнительских шаблонов и стилей профессионального мышления и поведения; 

в-четвертых, противоречием между активным обращением научной мысли к потенциалу субъектности, как сложному и интегративному по природе феномену, раскрывающему сущностные активно-преобразующие черты человека и отсутствием целостной научной концепции, позволяющей осуществить ее всесторонний анализ, выработать научно обоснованные технологические подходы, позволяющие эффективно решать задачу формирования и развития офицера как субъекта профессионального саморазвития и профессиональной деятельности.

Актуальность проблемы и ее недостаточная научная разработанность обусловили выбор темы, объекта, предмета, целей и задач диссертационного исследования.

Объект исследования: профессиональная субъектность офицеров ВС РФ.

Предмет исследования - психологическая сущность, содержание, динамика и условия развития профессиональной субъектности офицеров ВС РФ.

Цель исследования - на основе теоретического анализа проблемы и с опорой на результаты опытно-экспериментальной работы разработать целостную научную концепцию ПС,  объясняющую сущность, структуру, динамику, условия и пути ее формирования и развития у офицеров Вооруженных Сил Российской Федерации.

Задачи исследования:

1) Изучить и обобщить опыт научного исследования проблемы субъектности, ее сущностных характеристик, генезиса и роли в профессионально-личностном развитии человека.

2) Обосновать концептуальные основы ПС офицеров ВС РФ, содержащие систематизированные теоретические положения относительно ее сущности, психологическом содержании, структуре, механизмах и принципах функционирования.

3) Выявить типологию и особенности ПС основных групп офицеров ВС РФ.

4) На основе психологического анализа динамики ПС офицеров, выявить условия развития профессиональной субъектности офицеров ВС РФ.

5) Сформулировать научно обоснованные выводы и рекомендации по оптимизации психолого-педагогических условий формирования и развития ПС офицеров ВС РФ.

В качестве гипотезы  исследования выдвинуто предположение о том, что:

Профессиональная субъектность (ПС) офицера представляет интегральное психическое качество, основанное на позитивном самоотношении, рефлексии и признании у себя деятельных, активно-преобразующих возможностей в профессиональной сфере и опыте офицера, определяющее его тенденцию и способность к инициации и регулированию профессиональной активности в соответствии с внутренними критериями эффективности и целесообразности в ситуациях, предполагающих определенную свободу выбора и ответственность за него. Проявление ПС находит свое выражение в принимаемом офицером управленческом решении, устанавливающем субъективно-психологические границы его ответственности за действия и поведение в конкретных ситуациях профессиональной деятельности.

Содержательные аспекты формирования и проявления ПС офицеров различных должностных профилей определяются типологией и спецификой профессионально обусловленных задач, а ее общий уровень развития значимо влияет на эффективность деятельности и различается у офицеров в зависимости от должностной специфики, опыта деятельности и личностных особенностей (общая активность, мотивация достижения, интернальность, рефлексивность, социальный интеллект). Особенности проявления субъектности в профессиональных ситуациях обусловлены содержанием их профессиональной Я-концепции, выражающей различные стратегии профессионального функционирования.

Общая линия развития ПС офицера, отражая растущий профессионально-личностный потенциал, заключается в переходе от исполнительской тенденции воспроизведения социально одобряемых типичных образцов решения профессиональных задач к индивидуализированному подходу в их решении, основанному на самостоятельном, ответственном и творческом осмыслении задач и условий деятельности и оптимальной интеграции - с точки зрения личностных и социальных критериев качества труда - внутренних и внешних психических ресурсов в выбираемых способах профессиональных действий.

Совершенствование ПС возможно за счет реализации системы мероприятий психологического сопровождения, комплексируемых в рамках  рефлексивного, мотивационного, операционального направлений, осуществляемых на всех уровнях военно-организационной системы (стратегическом, оперативном, тактическом) и учитывающих особенности этапа профессионального развития и содержательную специфику профиля офицерских должностей. Сущностью системы совершенствования ПС, интегрирующей внутренние ресурсы–реализаторы профессионального саморазвития и внешние условия-регуляторы, является целенаправленное и вариативное в технологическом и организационном плане воздействие на элементы ПС (субъектный опыт, отношения, мотивационные, регуляционные и рефлексивные механизмы и способности) в соответствии с требованиями, обеспечивающими эффективность развивающей работы: комплексный подход, системность, адекватность и вариативность применения психолого-педагогических технологий, превентивность, оптимальная сложность расширяющегося диапазона осваиваемых задач и функций, субъектно ориентированное взаимодействие, рефлексивность, возрастающая опора на внутренний потенциал.

Теоретико-методологическую основу исследования составили базовые общенаучные и фундаментальные принципы психологии: принципы системности, детерминизма, развития, активности личности и субъекта деятельности, единства сознания и деятельности, единства внутреннего и внешнего плана деятельности и другие.

В качестве специальной методологии исследования избран целостный подход, который базируется на идеях системного анализа (Б.Г.Ананьев, Б.Ф.Ломов, П.К. Анохин, А.А. Бодалев, В.А. Ганзен, В.С.Мерлин, Е.А. Климов, К.К. Платонов, Г.В.Суходольский,  В.Д.Шадриков, Э.Г. Юдин и др.) и субъектно-деятельностного подхода (Г.И. Челпанов, С.Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский, Л.И. Анцыферова,  В.А. Бодров, Л.С. Выготский, Е.Н. Волкова, А.Л. Журавлев, В.В. Знаков, А.Н. Леонтьев, А.К Осницкий, З.И. Рябикина, Е.А. Сергиенко, В.В. Селиванов и др.), что предполагает рассмотрение структурного, функционального, генетического аспектов изучаемой проблемы – профессиональной субъектности офицеров - в их взаимосвязи. В этой связи учитывались принципы комплексного структурно-функционального изучения профессиональной деятельности и субъекта труда (О.С. Анисимов, А.А. Деркач, Е.М. Иванова, Д.Н. Завалишина, В.Г. Зазыкин, Е.А. Климов, П.А. Корчемный, Н.В. Кузьмина, А.Н. Леонтьев, А.К. Маркова, В.А. Пономаренко, К.К. Платонов, Ю.К. Стрелков и др.).

Большое влияние на  теоретико-методологическое  осмысление  проблемы  оказали  положения и выводы, представленные в рамках научных подходов к исследованию проблем иерархической организации субъективной реальности (Б. Г. Ананьев, А. В. Брушлинский, В.П. Зинченко, А.И. Крупнов, В. И. Слободчиков и др.), психического развития личности (Л.И. Анцыферова, Л.И. Божович, Л.С. Выготский,  Ш. Бюлер, В.П. Зинченко, А.А. Реан, К. Роджерс, Е.А. Сергиенко, Д.И.Фельдштейн и др.), развития человека как субъекта деятельности (А.К. Маркова, Е.Н. Волкова, Д.Н. Завалишина, В.Г. Зазыкин, Э.Ф. Зеер, Е.А. Климов, Т.В. Кудрявцев, Л.М. Митина, Ю.П. Поваренков, Е.С.Романова, В.Д.Шадриков и др.), в том числе различных аспектов профессионализации офицеров и организации психологического обеспечения их профессиональной деятельности (А.Я. Анцупов, Д.В.Гандер, Л.Ф.Железняк, С.Л. Кандыбович, А.Г.Караяни, А.И.Китов, П.А.Корчемный, Л.Г.Лаптев, Н.И. Луганский, А.Г.Маклаков, В.Л.Марищук, В.Г. Михайловский, В.Ф.Перевалов, В.А.Пономаренко, А.Т. Ростунов, В.В. Сысоев, С.И. Съедин, Э.П.Утлик, С.А. Федоренко, А.Ф. Шикун, В.Т.Юсов и др.).

Для реализации целей исследования важным теоретико-методологическим ориентиром выступали положения, представленные в концепции Л.С.Выготского о комплексном характере взаимодействия факторов социальной ситуации и их развивающем потенциале; о социальной ситуации как системной единице анализа жизненной активности, деятельности и интегрирующей роли субъекта в ней (А.Я. Анцупов, Л.И. Анцыферова, В.А. Барабанщиков, Н.В. Гришина, Д. Магнуссон, У. Найссер, А.И. Шипилов, Б.Я.Шведин и др.); о взаимообусловленности внутренних и внешних компонентов целевого психологического ресурса в детерминации и обеспечении профессионально-личностного развития человека (А.Г. Караяни); о возрастающей роли внутренних, субъектных детерминант активности человека (В.Э. Чудновский) и структурирующей роли субъектного опыта (И.С. Якиманская); «сверхнормативной», надситуативной активности, выступающей значимым фактором динамики и развития личности и деятельности (В.А. Петровский, А.Г. Асмолов); о природе и роли рефлексивных процессов в жизнедеятельности человека, самоопределении в сложных ситуациях, формировании и развитии профессиональной Я-концепции (О.С. Анисимов, Ф.Е. Василюк, А.В. Карпов, Е.И. Кузьмина, В.А. Лефевр, Н.С. Пряжников, И.Н Семенов, В.И. Слободчиков, С.Ю. Степанов, Г.П. Щедровицкий и др.); о субъект-субъектных эмоционально нагруженных формах построения процесса передачи/усвоения «живого знания» (В.П. Зинченко).

Научная новизна исследования заключается в следующем:

1. Разработана психологическая концепция ПС, дающая целостное представление о ее сущности, структуре, механизмах функционирования и условиях развития у офицеров Вооруженных Сил РФ. В рамках данной концепции, во-первых, расширен понятийный аппарат психологии за счет введения новых понятий (профессиональная субъектность, психическое центрирование, психическое интегрирование) и уточнения уже имеющихся (субъектность, субъектная позиция). Во-вторых, обоснованы и раскрыты принципы, характеризующие закономерности развития и функционирования ПС: принципы возрастающей роли субъектной активности человека в процессе его развития; единства актуального и потенциального, динамического и статического аспектов в функционировании субъектности; контекстной обусловленности субъектных проявлений; единства профессионального развития и масштаба (уровня) проявления субъектности; единства свободы и ответственности в развитии и проявлении субъектности. В-третьих, показана взаимосвязь и роль субъектности в профессиональном развитии человека. В-четвертых, обоснованы и представлены теоретическая модель ПС офицеров и организационно-технологические аспекты ее развития.

2. Обоснована сущность ПС офицеров, связанная с пониманием ее как интегрального психического качества, основанного на позитивном самоотношении, рефлексии и признании у себя деятельных, активно-преобразующих возможностей в профессиональной сфере и опыте офицера, определяющего его тенденцию и способность к инициированию и регулированию профессиональной активности в соответствии с внутренними критериями эффективности и целесообразности в ситуациях, предполагающих определенную свободу выбора и ответственность за него.

Обоснована и представлена функционально-динамическая структура ПС. В структурно-функциональном отношении она включает рефлексивный, мотивационный и операциональный компоненты. В структурно-динамическом отношении выделены потенциально-статический (субъектный опыт, отношения, субъектные качества личности, субъектные позиции) и действенно-реализационный аспекты (субъектная активность), взаимообусловленный характер функционирования которых выражает специфику проявления субъектности офицера в конкретной ситуации.

3. Раскрыт механизм актуализации и проявления ПС, включающий взаимосвязанные между собой процессы самоопределения, психического центрирования и психического интегрирования. Функционально указанный механизм обеспечивает уменьшение неопределенности ситуации деятельности (самоопределение) за счет структурирования элементов целостного деятельностного контекста, своеобразной постановки офицером себя в ее психологический центр (психическое центрирование) и интеграции элементов профессионально-психологического ресурса и ресурса внешней профессиональной среды в единую функциональную систему (психическое интегрирование).

Обоснована системообразующая роль в структуре ПС субъектной позиции, как функционально-психологического образования, предшествующего деятельности, но выражающего ее принципиальные ценностные и содержательно-технологические характеристики в контексте прогнозируемой динамики, инструментальное «развертывание» и оформление которой осуществляется в  виде принимаемого офицером управленческого решения.

4. Определены критерии и показатели уровня развития ПС, в числе которых выделены: а) психологические качества, конституирующие личностный профиль ПС офицера и определяющие его тенденцию быть субъектом в широком классе профессионально обусловленных ситуаций (автономия и самостоятельность, ответственность, активность, рефлексивность, целостность, креативность, самоценность); б) параметры, позволяющие качественно оценить субъектную активность: самопроизвольность, избирательность, осознанность, адекватность, продуктивность, своевременность, направленность (интра- и интериндивидная), включенность и обусловленность субъектной активности характером того или иного вида профессиональной деятельности.

5. Выявлена динамика развития ПС офицеров, характеризуемая внутренними и внешними «эффектами» своей представленности: изменением характера структурных связей между элементами субъектности; усилением обращенности к собственному профессионально-психологическому потенциалу в сложных ситуациях, характеризующихся нормативной неопределенностью; расширением самостоятельно выполняемых видов деятельности; усилением вариативности позиционного профиля взаимодействия с объектом; переходом от исполнительской тенденции воспроизведения социально одобряемых типичных образцов решения профессиональных задач (типизации) к индивидуализированному подходу в их решении (индивидуализации); повышением роли внутренне детерминированной профессиональной активности.

6. Выявлены типология ПС офицеров (ответственно-активный, ценностно-самодостаточный, исполнительский типы) и условия, способствующие ее продуктивному развитию: а) внутренние: наличие опыта самоопределения в проблемных ситуациях; наличие опыта позитивных достижений в профессиональной сфере; развитая рефлексивность; общая активность; внутренний локус контроля; прогностичность, творческий потенциал, социальный интеллект; б) внешние: оптимальное соотношение сугубо исполнительных и инициативных действий офицера в профессиональной кооперации; поощрение инициативы и самостоятельности офицера; нормативная регламентация необходимости проявления субъектности; представленность в ближайшем профессиональном окружении образцов субъектного поведения; целенаправленное создание ситуаций, способствующих освоению различных профессиональных позиций (исследователь, управленец, проектировщик), обеспечивающих комплексное и вариативное воздействие на объект. Показана обусловленность специфики проявления субъектности офицеров содержанием их профессиональной деятельности, а также особенностями и типами профессиональной Я-концепции, различающимися по параметрам направленности, способа и авторства профессионального развития, принятия себя как профессионала.

7. Разработана и представлена модель развития ПС офицеров, включающая теоретическое обоснование сущности и механизмов воздействия на субъектность, а также организационно-технологические аспекты мероприятий, реализуемых в русле основных направлений (рефлексивное, мотивационное, операциональное), имеющих диагностическую, профилактическую и коррекционно-развивающую направленность на человека и элементы профессиональной среды и комплексируемые с учетом специфики профиля офицерских должностей и этапа профессионализации офицера в рамках основных организационных уровней Вооруженных Сил РФ: стратегического, оперативного, тактического. Обоснован и представлен технологический комплекс формирования и развития ПС в виде деятельностно-ситуативного метода обучения и специальных тренингов, обеспечивающих освоение «операционального» содержания профессиональной деятельности в тесной увязке с ее ценностно-смысловым контекстом.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что:

Результаты исследования открывают новое научное направление – психологию  профессиональной субъектности военных кадров, создают необходимые теоретико-методологические предпосылки для широкого спектра теоретических и прикладных исследований данного феномена, направленных на расширение фундаментальных и прикладных основ психологии труда и военной психологии.

Исследование относится к разряду фундаментальных, в нем раскрываются общие психологические закономерности, механизмы функционирования, тенденции и условия развития ПС; для психологии труда значимым является целостное рассмотрение ПС как системного качества в единстве структурных, функциональных, динамических аспектов и в тесной взаимосвязи с процессом общего личностно-профессионального развития человека.

Создание концепции ПС существенно расширило теоретическую базу психологии труда и военной психологии применительно к выполнению задач укрепления обороноспособности страны. Оно способствует научно обоснованному психологическому сопровождению офицерских кадров как ключевого звена Вооруженных Сил России, повышению эффективности их деятельности и профессиональной подготовки. В целом разработанные теоретические положения позволяют квалифицировать их как решение крупной научной проблемы, имеющей оборонное и социально-образовательное значение.

Положения, выносимые на защиту.

1. Профессиональная субъектность рассматривается как интегральное психическое качество человека, содержательные аспекты формирования и проявления которого определяются типологией и спецификой профессионально обусловленных задач, профессионального взаимодействия и условиями профессиональной среды; она может быть представлена как субъектность, реализуемая и развиваемая посредством внутренне детерминированной активности в пространстве профессиональной деятельности в интересах решения профессиональных задач и профессионального саморазвития.





Профессиональная субъектность офицера – это основанное на позитивном самоотношении и опыте офицера, рефлексии и признании у себя деятельных, активно-преобразующих возможностей в профессиональной сфере, интегральное психическое качество, определяющее его тенденцию и способность к инициации и регулированию профессиональной активности в соответствии с внутренними критериями эффективности и целесообразности в ситуациях, предполагающих определенную свободу выбора и ответственность за него.

Основными измерениями ПС являются индивидуально-личностное (обращенность сознания офицера на оценку и актуализацию собственного психического ресурса как фактора профессионально-личностного саморазвития), социально-коммуникативное (функциональность офицера в социальном контексте, способность быть субъектом социальных отношений, т.е. их инициатором и «управляющим» в противовес существованию его в системе межличностных отношений и профессионально обусловленном взаимодействии в качестве объекта внешнего влияния) и профессионально-деятельностное (обусловленность характеристик субъектности содержанием профессиональной деятельности, особенностями объектно-предметной сферы деятельности).

2. В структурно-функциональном отношении ПС состоит из компонентов мотивационного, рефлексивного и операционального, реализующие основные функции субъектности: самоопределение в ситуации нормативной неопределенности; самооценка и актуализация профессионально-личностного потенциала; инициирование профессионально-личностного саморазвития, самореализации в профессиональной сфере; интеграция и саморегуляция различных психологических подсистем, согласование внешних и внутренних условий деятельности для достижения наиболее оптимального способа решения профессиональных задач; обеспечение стабильности деятельности и др.

В структурно-динамическом отношении выделяются потенциально-статический и действенно-реализационный компоненты субъектности. Потенциально-статический компонент находит выражение в профессиональных субъектных позициях, субъектном опыте, отношениях и субъектных качествах личности офицера, являющихся важными стилеобразующими и ценностно-ориентирующими предпосылками его субъектной активности. Действенно-реализационный аспект представлен собственно субъектной активностью офицера, которая включает: самоопределение в ситуации нормативной неопределенности, самодетерминацию и самоактуализацию, самоорганизацию и регулирование собственной профессиональной активности и профессиональных действий других субъектов военно-профессионального взаимодействия. Основными типами векторной направленности субъектной активности являются направленность на себя, на других людей, на условия и компоненты профессиональной среды.

Идеальная представленность функционирования ПС в сознании офицера выступает как его профессиональная Я-концепция, которая служит своеобразной мотивационно-ориентировочной системой, определяющей направленность и содержательную специфику проявления ПС. С другой стороны, субъектная активность представляет способ внешней презентации и утверждения профессиональной Я-концепции в процессе деятельно-коммуникативного взаимодействия с другими субъектами.

3. Актуализация и проявление ПС офицера в профессионально обусловленных ситуациях обеспечивается взаимосвязанными между собой процессами самоопределения, психического центрирования и психического интегрирования, представляющими в своей совокупности единый механизм реализации ПС. Предлагается следующее понимание выделенных звеньев указанного механизма:

самоопределение - специфический вид рефлексивной деятельности, содержанием которой является достижение смысловой определенности в самоотношении, отношении к профессиональной перспективе и к выполняемой деятельности за счет осознания определенного «поля» возможных для выбора альтернатив, выработки на этой основе осмысленной субъектной позиции, характеризующей готовность офицера к реализации определенного способа  действий;

психическое центрирование - постановка офицером себя в центр профессионально обусловленной ситуации и принятие ответственности за решение, обусловленной ею задачи, на себя; отражая тенденцию к целостной организации деятельности и самоактуализации, выражается во внутренне мотивированном объединении элементов деятельного контекста в пространственно-временном и ценностно-смысловом аспектах «вокруг себя»;

психическое интегрирование – достижение логико-смысловой упорядоченности прогнозируемой динамики профессиональной ситуации за счет мысленного конструирования системы коммуникативно-деятельного взаимодействия себя и исполнителей, выстраивания системы сложных взаимно обусловленных межсобытийных связей типа «причина – следствие», «цель – средство», структурирования элементов целостного деятельного контекста в единую функциональную систему и ее регулирование.

Результатом действия механизма реализации ПС является уменьшение неопределенности действий офицера, выбор и занятие им определенной субъектной позиции, наиболее отвечающей характеру предстоящих преобразований в объекте. Инструментальное «развертывание» субъектная позиция получает в виде принимаемого офицером управленческого решения, в психологическом плане отражающее ответственное самопровозглашение офицером в условиях нормативной неопределенности профессиональной инициативы, реализующей позитивные - с точки зрения офицера - потенции его профессиональной Я-концепции и согласующей внутренние и внешние условия деятельности в конкретном способе деятельности.

4. Критериями, позволяющими оценить уровень развития ПС, являются параметры, относящиеся к субъектному потенциалу офицера и непосредственно проявляемой им субъектной активности (ее процессуальной и результативной стороне). К параметрам, составляющим атрибутивное пространство субъектного потенциала, относятся следующие психологические качества офицера: активность,  автономность и самостоятельность, ответственность, рефлексивность, целостность, самоценность, креативность. В качестве параметров, позволяющих оценить субъектную активность, выступают следующие характеристики: самопроизвольность (инициирование самим офицером), избирательность (направленность на предметы и явления действительности, самого себя в зависимости от актуальной мотивации), осознанность (способность офицера регулировать собственную активность, оценивать ее источники, процессуальную сторону и результаты), адекватность (соответствие развиваемых усилий значимости цели, собственным ресурсам и полученному результату), продуктивность (наличие и качество результатов субъективной и объективной значимости), своевременность (согласованность по времени осуществления личностно-значимых или объективно необходимых действий).

Индивидуальное варьирование выделенных характеристик в субъектном профиле конкретного офицера отражает степень приближения к оптимуму субъектности, основаниями для оценки которого выступают: характер внутренней согласованности субъектных качеств между собой, наличие/отсутствие явных диспропорций между ними; теснота связи между потенциально-статическим и действенно-реализационным аспектами субъектности (характеризует проявление/непроявление в деятельности субъектного потенциала офицера); связь общего уровня ПС с эффективностью профессиональной деятельности. Разные типы ПС офицеров при различной взаимосвязи с эффективностью деятельности характеризуются специфическими следствиями нарушений оптимума ПС: ответственно-активный тип - чрезмерной склонностью к утверждению собственных норм, к «перестраиванию» окружения «под себя», авторитарно-директивным характером взаимодействия с другими субъектами; ценностно-самодостаточный тип - чрезмерной избирательностью к проявлению/непроявлению активности при завышенной самооценке и отторжении негативной обратной связи; исполнительский тип - приверженностью стратегии «психического энергосбережения», «заужением» позиционно-ролевого диапазона, превалированием тенденции к исполнению обязанностей в пределах сугубо исполнительских, нормативно закрепленных функций офицера.

5. Содержание процесса развития ПС офицера характеризуется: а) усилением обращенности офицера к собственному профессионально-психологическому потенциалу (ресурсу) в сложных ситуациях профессионального взаимодействия  и личностного роста, в ситуациях, характеризующихся нормативной неопределенностью; б) возрастанием значимости для офицера личностных свойств и профессионального опыта как важнейшего ресурса, обеспечивающего эффективное выполнение профессиональной деятельности; в) повышением сензитивности к распознаванию оснований для проявления профессиональной активности исходя из понимания специфики и актуальности общественного запроса на определенный продукт своей деятельности; г) усилением тенденции определения целей и планирования деятельности, исходя из ориентации на стратегическую перспективу, признания необходимости производить сущностные, а не поверхностные изменения в объекте; д) расширением круга профессиональных задач и видов деятельности, расцениваемых офицером как вполне освоенные, предполагающие их самостоятельное выполнение; е) увеличением в деятельности удельного веса актов творческого, нестандартного и целесообразного подхода к решению профессиональных задач, включая универсальность варьирования применяемых средств деятельности (индивидуализация).

6. Психологическими условиями развития ПС являются:

а) внутренние: наличие опыта самоопределения в реальных жизненных и профессиональных проблемных ситуациях, являющихся источником порождения и трансформации личностных смыслов; наличие опыта позитивных достижений в профессиональной сфере, обусловливающего способность офицера самостоятельно производить требуемые преобразования объекта деятельности; развитая рефлексивность и прогностичность, предполагающая видение офицером оснований для инициации деятельности исходя из анализа состояния объекта и прогноза его динамики, социального заказа и собственных профессионально-психологических возможностей; общая активность, обусловливающая желание действовать, быть субъектом; внутренний локус контроля, предполагающий видение своей роли и ответственности в ситуации; развитое профессиональное сознание, обусловливающие способность к адекватной и всесторонней оценке ситуаций деятельности, варьированию способов и средств сообразно условиям и задачам деятельности, построению позитивной, гибкой, субъектно-ориентированной профессиональной Я-концепции; социальный интеллект, предполагающий способность понимать поведение людей исходя из меняющегося контекста; креативный потенциал, обеспечивающий оригинальность и продуктивность мышления и поведения в профессионально обусловленных ситуациях;

б) внешние: наличие адекватной структуры профессионально-деятельностных связей и отношений, предполагающей оптимальное соотношение сугубо исполнительных и инициативных действий офицера, позволяющей реализовать потенции и потребности профессионально-личностного роста;  целенаправленное создание в деятельности и использование в развивающих целях ситуаций успеха, поощряющих инициативу и самостоятельность офицера; нацеленность технологий профессиональной подготовки на освоение целостного спектра субъектных профессиональных позиций (исполнитель, исследователь, управленец, проектировщик), предопределяющих возможность комплексного анализа ситуации и воздействия на объект деятельности; содержательно-технологическое определение меры и специфики участия офицера в профессиональной кооперации, обеспечивающее формирование и уточнение его профессиональной Я-концепции и профессиональной идентичности.

7. Основные направления совершенствования ПС (рефлексивное, мотивационное, операциональное) ориентированы на повышение общей функциональности каждого из ее структурных компонентов и ПС в целом, что достигается за счет целенаправленного и вариативного в технологическом и организационном плане воздействия на элементы субъектности, учета содержательной специфики профиля офицерских должностей, а также  задач и специфики конкретного этапа профессионального развития. В организационном плане реализуемые в русле выделенных направлений мероприятия психологического сопровождения должны комплексироваться в рамках основных уровней военно-организационной системы: стратегического, оперативного, тактического. Требованиями, соблюдение которых обеспечивает необходимую эффективность развивающей работы, являются: комплексный подход, системность, адекватность, вариативность применения психолого-педагогических технологий, превентивность, оптимальная сложность расширяющегося диапазона осваиваемых задач и функций, рефлексивность, возрастающая опора на внутренний потенциал.

Действенным методом развития ПС выступает деятельностно-ситуативный метод обучения, состоящий в проектировании и моделировании вариативной архитектоники профессионально обусловленных ситуаций с их акцентом на ценностно-смысловых, рефлексивно-когнитивных или регулятивных аспектах, выработки с опорой на специальный аналитический алгоритм и личный опыт обучаемых оптимального управленческого решения, и обеспечивающий заблаговременное формирование адекватных задачам будущей деятельности устойчивых субъектных позиций (субъект военно-социального взаимодействия, субъект принятия решения, субъект управления деятельностью подчиненных, субъект самоуправления и саморазвития).

Практическая значимость результатов исследования заключается в следующем:

-  обоснованные в работе методологические положения, концептуальные модели и рекомендации, объясняющие психологическую сущность, специфику и условия развития ПС офицеров, могут лечь в основу создаваемой целостной системы профессионального сопровождения офицерских кадров;

- материалы исследования и, в особенности, его концептуальные результаты, могут стать опорой в сложной работе по формированию адекватного профессионального сознания офицеров, без чего попытки реформирования Вооруженных Сил РФ лишены ключевого элемента социальной базы;

- сформирован готовый к применению комплекс прикладных технологических средств, позволяющий войсковым практикам эффективно решать широкий круг задач, связанных с профессиональным психологическим отбором, мониторингом, информационно-аналитическим сопровождением офицерских кадров, обеспечением их социально-профессиональной сохранности и профессионального совершенствования;

- создан банк оригинальных методик психологического исследования ПС офицеров, которые актуальны для использования в деятельности командиров, кадровых органов, органов воспитательных структур и психологов;

- предложены теоретические и методологические  положения, обогащающие содержание преподаваемых в вузах курсов общей психологии, психологии труда, военной психологии и морально-психологического обеспечения, введения в профессию, позволяющие оптимизировать научную разработку проблем психологического обеспечения многих сторон жизни и деятельности ВС  РФ, военного строительства в России в современных условиях.

Методика и эмпирическая база исследования.

Для реализации поставленных задач был использован комплекс общенаучных эмпирических методов, объединенных в рамках проведенного исследования. Исследовательская работа (констатирующий эксперимент) проводилась в пяти военных округах (Московский, Ленинградский, Сибирский, Северо-Кавказский, Дальневосточный). Общая выборка составила 435 человек, в которую вошли офицеры воинских частей указанных округов, а также преподаватели и слушатели военных академий и университетов МО РФ. Основными методами являлись: эксперимент, анкетирование, наблюдение, изучение документов, беседа, экспертный опрос, тестирование, групповая оценка личности, анализ результатов деятельности. Обработка результатов исследования предполагала применение методов математической статистики, включающих факторный, корреляционный, кластерный, и дисперсионный анализ.

Достоверность и обоснованность полученных данных  и теоретических выводов обеспечивалась всесторонним методологическим и теоретическим обоснованием исследовательской концепции, ее органической связью с данными по психологии труда и профессиональной деятельности, общей, социальной, военной, возрастной и педагогической психологии; применением компл екса взаимодополняющи х м етодов исследования, ад екватных его целям и задачам , соответствующих особенностям изучаемого предмета, сопоставлением получаемых данных и разнообразием применяемых исследовательских процедур и методик, репрезентативностью полученных экспериментальных данных, сочетанием качественного и количественного анализа с применением математических методов обработки и анализа данных, репрезентативной выборкой испытуемых.

Апробация результатов исследования осуществлялась в процессе:

Пятой всероссийской научной конференции психологов «Психология и ее приложения» (г. Москва, 2002); третьего Всероссийского съезда психологов (Санкт-Петербург, 2003), международной научной конференции по проблемам совершенствования профессиональной подготовки специалистов в современных условиях (Минск, 2002), юбилейной конференции, посвященной 120-летию Московского психологического общества (2005), Всероссийской научной конференции по теме «Прикладная психология как ресурс социально-экономического развития современной России» (Москва, 2005), Всероссийской научно-практической конференции «Социальное партнерство психологии, культуры, бизнеса и духовное возрождение России» (Москва, 2006), межвузовской научной конференции по теме «Психологическая служба Вооруженных Сил Российской Федерации: теоретические и организационно-методические основы создания и функционирования» (Москва, 2000);

совещаний руководящего состава органов воспитательной работы ВС РФ в 1997, 2001, 2003 гг.; сборов военных психологов Московского ВО (1997, 1998, 2000, 2001 гг.) и ВС РФ (2004); работе координационного совета по научно-практическим проблемам психологической работы в ВС РФ (2006);

участия автора в подготовке Руководства по психологической работе в ВС РФ (1996, 2005), Концепции кадрового обеспечения ВС РФ (2005);

разработки трех крупных КНИР по темам: «Этикет и профессиограмма российского офицера XXI века» (1998-1999); «Организация, содержание и оценка эффективности профессиональной деятельности специалистов психологической службы в период выполнения учебно-боевых и миротворческих задач» (2001-2002); «Психолог-03» (2005-2007);

разработки и реализации авторских учебных курсов «Становление профессиональной деятельности психолога воинской части» (1994-1995 гг.), «Психологическая работа в воинской части в мирное время» (с 2000 г.) в Военном университете), «Психология профессионализма и профессиональной субъектности», «Психология принятия решений в профессиональной деятельности» в Современной гуманитарной академии (2001-2002 гг.), материалы диссертации используются в преподавании учебных курсов «Введение в профессию», «Общая психология», «Психология труда», «Психология военного управления» на военно-психологическом факультете Военного университета.

Положения диссертации, касающиеся создания психологически адекватной потребностям развития ПС офицеров среды в условиях вооруженных сил, используются в руководящих документах и программах профессиональной подготовки военных специалистов армий Болгарии, Казахстана, Армении. Основные теоретические положения и технологические средства, изложенные в работе, проходят апробацию в воинских частях ряда военных округов (СибВО, МВО, ДВО).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы и приложений. Глава I. Теоретико-методологические предпосылки изучения профессиональной субъектности.  Глава II. Теоретическое обоснование сущности профессиональной субъектности офицеров ВС РФ. Глава III. Экспериментальное исследование профессиональной субъектности офицеров ВС РФ. Глава IV.  Психологические условия совершенствования процесса развития профессиональной субъектности офицеров ВС РФ. Общий объем диссертации – 405 страниц текста, из них  278  страниц – основной текст, 25 страниц – список литературы (465 наименований) и  86 страниц – приложения. В работе размещены 27 рисунков и 33 таблицы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

В плане научного изучения проблема субъектности человека стала особенно актуальной в последнее десятилетие и нашла свое отражение в ряде современных исследований (К.А.Абульханова, 1991, 2002; Л.И.Анцыферова, 2000; А.А.Бодалев, 1998; В.А. Бодров, 2001; А.В. Брушлинский, 1992, 2002; Е.Н.Волкова, 1998; Л.А. Головей, 1997; А.А.Деркач, 2001; А.Л. Журавлев, 2002; Д.Н.Завалишина, 2004; В.Т.Кудрявцев, 1998; А.К. Осницкий, 1996; В.А. Петровский, 1994; В.В.Селиванов, 2001; Е.А.Сергиенко, 1997; В.И.Слободчиков, 1994; и др.). В настоящее время категория субъектности относится к числу активно осваиваемых психологической наукой. Вместе с тем, «угол» зрения на проблему субъектности в современной психологии остается неоднозначным, что наблюдается в различном толковании данного феномена. Обобщение имеющихся в психологии взглядов по проблеме субъектности позволило выделить следующие подходы, характеризующие современное понимание ее сущности:

  • субъектность как свойство личности, психическое образование, основу которого составляет отношение человека к себе как к деятелю, источнику продуктивной активности, отражающее понимание собственной способности производить значимые преобразования в мире, других людях, самом себе (Г.М. Анохина, 2003; Е.Н. Волкова, 1998; С.Д. Дерябо, 2002; В.Н. Мясищев, 1995; и др.);
  • субъектность как высшая форма регуляции поведения, активное проявление деятельных способностей и деятельного отношения человека к окружающей действительности, которая выступает для него в качестве объекта его преобразовательных устремлений (А.В. Брушлинский, 1991; 2002; А.К. Абульханова, 1997, 2001; В.А. Петровский, 1994; Л.И. Анцыферова, 1981, 2000; А.К. Осницкий, 1996; и др.);

- субъектность как центральное образование человеческой субъективности, как привнесение в процесс познания и деятельности субъективного (в отличие от объективного), отражение пристрастности и индивидуальных особенностей человека в разрешении проблем, в проектировании, построении и осуществлении активности по преобразованию действительности, а также в интерпретации результатов деятельности (В.И. Слободчиков, 1995; В.И. Гинецинский, 1988);

- субъектность как способ и важная предпосылка личностно-профессионального развития человека, высокий уровень которого сочетается с позитивной Я-концепцией личности, профессиональной зрелостью, ответственным отношением к деятельности и ее результатам, активностью в самореализации в профессии (А.А. Бодалев, 1998; А.А. Деркач, 2003; В.Г. Зазыкин, 2003; Н.В. Кузьмина, 1990; А.К. Маркова, 1996; В.А. Пономаренко, 1997; и др.).

Общим для выделенных подходов является наметившаяся в целом для современной отечественной психологии тенденция к пониманию субъектности как сложного психического качества, объединяющего различные уровни проявления активного, инициативного, интегративного, системного начала в человеке. Современные варианты понимания субъектности в отечественной психологии связаны с объяснением сущности данного понятия как меры становления человека субъектом собственной жизнедеятельности (деятельности, общения, познания) и как особым качественным уровнем развития его самосознания. В этой связи категория субъектности, являющаяся генетически исходной по отношению к профессиональной субъектности, может быть рассмотрена в широком и узком смысле слова.

В широком понимании она трактуется как интегральная способность человека, обеспечивающая инициирование и реализацию различных видов активности в незаданной полностью системе координат, обеспечивая за счет интеграции и вариативного согласования внутренних и внешних условий наиболее оптимальный способ решения стоящих перед ним задач. В более узком понимании субъектность выражает специфическую модальность сознания человека в его приоритетной обращенности к собственному психическому ресурсу как фактору активно-преобразовательных воздействий. Отражая качественные характеристики самосознания, она представляет своеобразный синтез установок, определяющих общую тенденцию человека рассматривать себя способным к активно-преобразующему воздействию на объект, выделяющим себя относительно объекта (других субъектов) по критерию признания у себя деятельных возможностей, ставящих в психологическом плане себя «над» этим объектом. Основанием для оценки качества взаимодействия с объектом при этом выступает своеобразная внутренняя система отсчета (как интегрированный элемент Я-концепции), задающая субъективные критерии целесообразности проявления и нормы оценки субъектной активности, а также границы ответственности субъекта.

Всесторонний анализ и учет научных подходов к пониманию сущности субъектности позволили сформулировать собственное определение данного феномена: субъектность – это интегральное психическое качество, выражающее осознание человеком своей способности произвольно и самостоятельно осуществлять значимые преобразования в объекте деятельности, других людях  и самом себе, тенденцию человека к инициации активности (мотивационный компонент) через распознавание оснований для ее проявления в ситуациях, характеризующихся недостаточной нормативной определенностью (рефлексивный компонент), способность к оптимальному согласованию внутреннего и внешнего психического ресурса и саморегулирование собственных состояний и действий в процессе решения жизненных и профессиональных задач (операциональный компонент). Место и взаимосвязь субъектности с другими категориями психологии отражена на рис. 1.

Экстраполяция положений субъектно-деятельностной теории (К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский, С.Л. Рубинштейн) на различные уровни взаимодействия человека со средой и учет положений системного подхода к рассмотрению психических явлений обусловили выделение следующих параметров, позволяющих осуществлять всестороннее изучение субъектности: а) уровень проявления (стратегическое - в масштабе жизненного пути, и ситуативное - в рамках конкретной ситуации); б) направленность (внутренняя, на себя - самоорганизация и регулирование психических процессов, свойств, состояний, или внешняя - деятельностное, социально-коммуникативное); в) носитель (индивидуум, группа, общность); г) форма проявления (потенциальная - присутствующее в виде установок, отношений, и актуальная - проявляющаяся в виде реальных действий и поступков); д) источник детерминации (нормативная, сверхнормативная); е)  результат (личностно- и социально позитивный или негативный).

Важным моментом, позволяющим расширить понимание субъектности от имманентно присущей человеку способности к самодетерминации, до проявления деятельно-преобразующей активности является выделение потенциально-статического и действенно-реализационного аспектов в анализе данной категории. Потенциально-статический аспект, в этой связи предполагает выделение в структуре субъектности субъектного опыта (А.К. Осницкий, 1996), системы отношений и установок (А.Г. Асмолов, 2002; В.Н. Мясищев, 1960), синтез которых в интегрированном виде представлен в субъектной позиции (Л.И. Божович), задающей потенциальный вектор, масштаб, качество реализации и содержательную специфику предполагаемой субъектной активности, связываемой с действенно-реализационным аспектом рассматриваемой категории.

Субъектная активность как способ связи субъекта с действительностью и внутренней самоорганизации включает в структурном отношении такие ее виды, как деятельность, общение, познание, преобразование обстоятельств жизни, саморегуляцию психических состояний (К.А. Абульханова, 1991; Б.Г.Ананьев, 1977; А.К. Осницкий, 1996; С.Л. Рубинштейн, 1998). В функционально-динамическом плане субъектная активность проявляется в процессах самодетерминации, самоактуализации, самоопределения, самоорганизации и структурирования субъектом своей деятельности, саморегулировании собственных усилий. Названные формы проявления и процессы реализации субъектной активности взаимосвязаны между собой, превалируя на различных ее этапах и выступая условием ее недизъюнктивности (А.В. Брушлинский, 1998).

Анализ работ, посвященных проблеме субъектности показал, что данное психическое образование, возникая на определенном этапе онтогенетического развития человека, развивается на протяжении всей жизни, проявляя себя в различных сферах, на разных уровнях взаимодействия с миром (К.А. Абульханова, 2001; Н.Х. Александрова, 2000; Б.Г. Ананьев, 2001; Л.И. Анцыферова, 1981; А.В. Брушлинский, 1992; 1998; Л.С. Выготский, 1991; 1997, Е.А. Сергиенко,  2000; В.И. Слободчиков, 1994; В.В. Селиванов, 2001; Д.И.Фельдштейн, 1969; И.С. Якиманская, 1994; и др.). В детерминации субъектности задействован комплекс взаимодействующих между собой внешних и внутренних факторов, определяющих детерминационную специфику конкретной социальной ситуации развития (Л.С. Выготский, 1991), важнейшее место среди которых принадлежит собственной активности субъекта (К.А. Абульханова, 1989).

В результате анализа научной литературы обобщены и выделены основные тенденции в развитии субъектности в процессе психического и социального развития человека: возрастание значимости личностных свойств, сформировавшихся как реакции индивида на свои собственные качества и формы поведения; усиление обращенности к собственному психическому потенциалу в сложных ситуациях взаимодействия  и личностного роста, в ситуациях, характеризующихся нормативной неопределенностью, возрастание в этой связи роли самоопределения, саморегуляции и самооценки; возрастание роли собственной активности в саморазвитии человека и избирательности его реагирования на внешние стимулы;  усиление сензитивности к рефлексивному распознаванию оснований для проявления субъектной активности; расширение числа сфер, в которых проявляется субъектность, а также круга объектов, на которые направлена субъектная активность и сложности взаимодействия с ними на различных уровнях; овладение человеком опосредованными, произвольными способами и средствами взаимодействия с предметно-социальным окружением; усиление интегративности индивидуальных и общественно продуцированных ценностных оснований, определяющих сознательное отношение, выбор и применение субъектом тех или иных вариантов действий и поведения.

В ходе исследования проанализирована взаимосвязь субъектности с профессиональным развитием человека, выделены следующие феномены и процессы, отражающие ее роль в данном процессе: осознание и принятие противоречий этапов профессионализации как специфической задачи по саморазвитию; катализатор позитивных профессионально-личностных изменений; продуцирование индивидуализированных норм оценки самоэффективности в деятельности, профессии, жизни; «обратное», развивающее влияние субъекта труда на профессию; интеграция психического ресурса человека и окружения в различных ситуациях профессиональной жизни; стабилизация, «удержание» человека в профессии, обеспечение его профессионально-психологической сохранности и др. Показано, что общее направление развития субъектности в процессе профессиогенеза связано с усложнением объектов (противостоящих субъекту) и их качественной дифференциацией, а также совершенствованием регуляторных функций, расширением операциональной основы воздействия на объект деятельности.

Анализ научных подходов к пониманию субъектности, феноменологии ее проявления, взаимосвязи с профессиональной деятельностью и профессиональным развитием человека (В.А. Бодров, 2004; Е.Н.Волкова, 1998; Д.В. Гандер, 1997; А.А. Деркач, 2001; Д.Н. Завалишина, 2003; А.В.Зеер, 2005;. Е.А.Климов, 2004; Т.В. Кудрявцев, 1985; А.К.Маркова, 1996; Л.М.Митина, 1998; Ю.П.Поваренков, 1999; В.А. Пономаренко, 1997; Е.С.Романова, 1992; Ю.К. Стрелков, 1992; В.Д.Шадриков, 1996; и др) позволил выделить в качестве самостоятельного понятия профессиональную субъектность, рассматриваемую как вид субъектности, реализуемую и развиваемую посредством внутренне детерминированной активности в пространстве профессиональной деятельности в интересах решения профессиональных задач и профессионального саморазвития.

С опорой на известные теоретические положения обоснована собственная психологическая концепция ПС офицеров, содержащая систематизированные представления относительно ее сущности, взаимосвязи с профессиональной деятельностью и основных функциях, структуре, механизмах и закономерностях функционирования, а также критериев, позволяющих наиболее полно охарактеризовать исследуемый феномен.

В соответствии с выработанным подходом профессиональная субъектность офицеров рассматривается как интегральное психическое качество, основанное на позитивном самоотношении, рефлексии и признании у себя деятельных, активно-преобразующих возможностей в профессиональной сфере и опыте офицера, определяющее его тенденцию и способность к инициированию и регулированию профессиональной активности в соответствии с внутренними критериями эффективности и целесообразности в ситуациях, предполагающих определенную свободу выбора и ответственность за него.

С опорой на исследования проблемы субъектности в отечественной психологии (Е.Н. Волкова, 1998; Е.П. Ермолаева, 2004; Т.В. Маркелова, 2000; В.В. Селиванов, 2001; А.Н. Яшкова, 2003; и др.) выделены основные измерения ПС: индивидуально-личностное, социально-коммуникативное и профессионально-деятельностное. Индивидуально-личностное измерение акцентирует обращенность сознания офицера на оценку и актуализацию собственного психического ресурса как фактора профессионального и личностного саморазвития, самореализации в профессиональной сфере. Социально-коммуникативное измерение обращает внимание на функциональность офицера в социальном контексте, способность офицера быть субъектом социальных отношений, т.е. их инициатором и «управляющим» в противовес существованию его в системе межличностных отношений и профессионально обусловленном взаимодействии в качестве объекта внешнего влияния. Профессионально-деятельностное измерение подчеркивает обусловленность характеристик субъектности содержанием и особенностями объектно-предметной сферы профессиональной деятельности, ее условий и задач.

Проведенный анализ военно-психологических исследований  (Г.А.Волковицкий, 1994; Л.Ф. Железняк, 1982; А.Г. Караяни, 2006; А.И. Китов, 1974; П.А. Корчемный, 1990; Л.Г. Лаптев, 1995; Н.Д. Лысаков, 2002; А.Г.Маклаков, 1996; В.Г. Михайловский,  1995; В.Ф.Перевалов, 1995; В.А.Пономаренко, 1992, 2000; и др.) позволил в обобщенном виде представить основные особенности профессиональной деятельности офицера, обусловливающие содержательную специфику формирования и проявления ПС: прямая обусловленность целей и содержания социальным заказом на «внешнюю» защиту государства вооруженными средствами;  интегративный,  ярко выраженный управленческий характер, специфическая сопряженность правовых, социальных, психологических, этических аспектов;  сочетание высокой социально-правовой, функциональной регламентацией труда со сложностью, неопределенностью, а зачастую и экстремальностью условий деятельности; коллективный характер труда офицеров, включенность их деятельности в единый управленческо-технологический цикл и т.д.

Свое специфическое выражение выделенные особенности находят в конкретной профессионально обусловленной ситуации. В психологии труда и военной психологии изучение профессиональных ситуаций как дискретно-целостных, законченных эпизодов деятельности (Б.Я. Шведин, 1984), в своей совокупности представляющих ее функционально-хронологический континуум, имеет определенную традицию (А.Я Анцупов, 1985; Л.М. Карнозова, 1991; В.Н. Князев, 1998; Г.Ю. Крылова, 2005; Е.С. Лахманский, 1997;  С.В. Марихин, 2006; А.Н. Тарасов, 1990;  А.И. Шипилов, 2000; и др.). В ходе исследования обоснован и предложен собственный подход к выделению ситуаций профессиональной деятельности, их содержательной интерпретации на основе типологии позиционного взаимодействия офицера (позиции: исполнитель, исследователь, управленец, проектировщик) с объектом в основных видах деятельности (обучение, воспитание, руководство, управление в бою, психологическая работа, самоуправление). Данный подход ориентирован на всестороннее «исчерпывание» встречающихся в деятельности офицера ситуаций с ориентацией на оценку полноты сформированности у него системы психического обеспечения деятельности.

Из проведенного анализа научных работ по военно-психологической проблематике (n=145) сделан вывод о том, что высокая насыщенность деятельности ситуациями с неопределенными исходными условиями, их стрессогенностью и высокой ответственностью предъявляет повышенные требования к следующим психологическим качествам офицера, функционально обеспечивающим: а) поиск и нахождение оптимального варианта действий (системность, гибкость, широта мышления, развитая рефлексия); б) способность пойти на разумный риск и принять ответственность на себя (мотивация достижения, внутренний локус контроля); в) достаточную стабильность деятельности (опыт, эмоционально-волевая устойчивость, регулятивные способности). Составляя весомую часть индивидуального психического ресурса (А.Г. Караяни, 1998), перечисленные качества позволили очертить предположительный круг внутренних, психологических предпосылок ПС. 

В конкретной ситуации и видах деятельности офицера ПС существует и проявляет себя как потенциальная возможность и как реализуемая профессиональная активность. В этой связи в ее рассмотрении в структурно-динамическом отношении выделены потенциально-статический и действенно-реализационный аспекты (см. рис. 2).

Потенциально-статический аспект находит выражение в профессионально обусловленных субъектных позициях, качествах личности, опыте и отношениях офицера, являющихся важными стилеобразующими и ценностно-ориентирующими предпосылками его субъектной активности.

В ходе исследования проблемы на основе логико-семантического анализа научной психологической литературы (n=127) были обоснованы и выделены качества, конституирующие личностный профиль ПС офицера: автономия и самостоятельность, рефлексивность, ответственность, активность, целостность, креативность, самоценность. Действенно-реализационный аспект представлен собственно субъектной активностью офицера, выполняющей функцию «развертывания», внешней презентации субъектного потенциала и развития ПС в целом. Актуализация и проявление субъектности в профессиональной ситуации обеспечивается взаимосвязанными между собой процессами самоопределения, психического центрирования и психического интегрирования, представляющими в своей совокупности единый механизм реализации ПС.

Преобразование потенциального (субъектных качеств, отношений, опыта) в реальное действие функционально обеспечивает субъектная позиция офицера, выражающая стилевые и содержательные характеристики потенциальной субъектной активности, ее логико-смысловую упорядоченность и векторную направленность в контексте прогнозируемой динамики развития ситуации. Она является результатом актуализации профессиональной Я-концепции и опыта офицера применительно к конкретной ситуации, а по своей форме инструментальное «развертывание» получает в виде принимаемого офицером управленческого решения, являющегося ключевым моментом деятельности офицера, психологически устанавливающим границы его ответственности как субъекта деятельности; определяющего алгоритм военно-профессионального взаимодействия различных субъектов и выступающего способом согласования внутренних и внешних условий в интересах решения профессионально обусловленных задач.

Профессиональная Я-концепция, объединяя в своем составе  Я-образ, самооценку и самоотношение, концептуальную модель профессии и профессионала, систему интенций в отношении своего профессионального будущего, служит своеобразной мотивационно-ориентировочной системой, определяющей направленность, интенсивность и содержательную специфику проявления ПС.

Профессиональный субъектный опыт представляет системное психическое образование, сформировавшееся в процессе деятельности как результат самодетерминируемой активности офицера в условиях относительной свободы в выборе способов действий, призванное обеспечить устойчивое воспроизводство основных качественных характеристик этой деятельности за счет актуализации функционально сложившихся и устоявшихся компонентов индивидуального психического ресурса.

 

рефлексивный мотивационный  операциональный

  СУБЪЕКТНАЯ ПОЗИЦИЯ

Рис. 2. Модель профессиональной субъектности офицеров ВС РФ

Результаты проведенного анализа военно-психологических исследований (А.В. Белоусов, 2007;  Г.В. Гнездилов, 1989; С.И.Жуковский, 1998; Е.С. Лахманский, 1997; В.А. Пономаренко, 2000; И.О. Соловьев, 2001; А.Ю. Федотов, 1995;  и др.) свидетельствуют о приоритетности внутренней системы критериев ситуации у офицеров, к которой они обращаются, сталкиваясь с необходимостью решения разнообразных задач деятельности, что подчеркивает важную роль профессионального субъектного опыта, содержащего ценностно-операциональные инварианты такого решения. Отсутствие в субъектном опыте вариантов решения аналогичных проблем автоматически повышает для офицера проблемность, трудность данных задач и ситуаций, ведет к ошибкам и неправильным действиям, повышенным психофизическим затратам.

Таблица 1.

Психологическая структура профессиональной субъектности офицеров

и методы ее изучения

Структурные компоненты

Действенно-реализационный аспект

(субъектная активность)

Потенциально-статический аспект

Процессы

Образования

Субъектные

качества

Мотивационный

Психическое

центрирование

система отношений (самоотношение)

направленность

Субъектная позиция

активность

ответственность самоценность (самопринятие)

Рефлексивный

Самоопределение

Я-образ

рефлексивность

Операциональный

Психическое

интегрирование

субъектный опыт

автономность

целостность

креативность

Методы изучения и оценки профессиональной субъектности

наблюдение; эксперимент; метод критических инцидентов; экспертное оценивание, оценка результатов деятельности; беседа

биографический метод; беседа; опросники; МПДО ситуации; ранжирование ПВК

экспертное оценивание; тестирование; групповая оценка личности; контент-анализ служебной документации; самоописание

Уточнение теоретических предпосылок о сущности и особенностях  ПС офицеров позволило осуществить разработку и проведение эмпирического исследования (2002-2006 гг.). Его общая схема, соотносимая с задачами и выдвинутой гипотезой, предполагала выявление уровня развития и типологических особенностей ПС у офицеров различных должностных профилей (командного, социально-педагогического и инженерно-технического), определение характера ее взаимосвязи с эффективностью деятельности, а также выявление условий, обеспечивающих развитие ПС. Соответственно, уровень развития ПС представлял зависимую переменную, а группы условий (внутренних и внешних) – независимую переменную.

Реализацию задач исследования обеспечивало последовательное проведение констатирующего и формирующего эксперимента. Структурные элементы ПС и методы их изучения представлены в таблице 1. Выборка участвующих в эмпирическом исследовании испытуемых (всего 435 офицеров, средний возраст - 33,7 года) была построена на квотной основе, учитывающей процентное соотношение офицеров в генеральной совокупности офицеров различных видов ВС и должностных профилей. Представительство по видам Вооруженных Сил: Сухопутные войска – 54%, ВВС – 18%, ВМФ – 12%, РВСН – 16%.

В рамках констатирующего эксперимента были осуществлены следующие исследовательские, действия, направленные на решение выдвинутых задач и гипотез исследования. 

Решение задачи выявления структуры ПС, осуществлялось посредством факторного анализа. С этой целью первоначально была изучена индивидуальная мера выраженности показателей ПС, круг которых предварительно был определен в результате теоретического анализа проблемы. Проверка полученного распределения на нормальность (применялся статистический критерий нормальности Колмогорова-Смирнова) дала положительные результаты. В итоге выделено три основных фактора (доля накопленной дисперсии - 79,2%): мотивационный, операциональный и рефлексивный.

Таблица 2.

Факторные нагрузки переменных (показателей профессиональной субъектности)

Переменные

Факторы

1

2

3

Самоценность

0.675

0.346

0.478

Рефлексивность

0.172

0.978

Активность

0.838

0.444

0.383

Креативность

0.285

0.512

Целостность

0.952

0.485

Ответственность

0.864

0.298

0.367

Автономность

0.465

0.883

Значение фактора

2.099

1.845

1.603

Процент от общей дисперсии

29,98%

26,35%

22,8%

С учетом полученной структуры и результатов теоретического анализа проблемы предлагается следующее понимание функциональной роли выделенных факторов. Мотивационный фактор (фактор 1) - характеризуя энергетически-активационную функцию субъектности, выражает тенденцию к личностной вовлеченности в процесс деятельности, стремление офицера к реализации инициативных и ответственных профессиональных действий, оказанию позитивно-мобилизующего воздействия на других субъектов, а также степень позитивности самоотношения к себе как субъекту профессиональной деятельности. Операциональный фактор (фактор 2) - отражает способность офицера к согласованию внешнего и внутреннего ресурса, их функциональное объединение в интересах реализации наиболее оптимального способа действий; обеспечивает интеграцию и саморегуляцию различных психологических подсистем; обеспечивает стабильность поведения и деятельности, сохранение их характера при изменении, усложнении условий, а также практическое преобразование объекта. Рефлексивный фактор (фактор 3) – обеспечивает самооценку соответствия профессионально-психологического потенциала нормам профессии и целям саморазвития; формирование самоотношения к себе как профессионалу и субъекту разных видов деятельности; построение индивидуализированной системы требований и критериев к качеству профессиональной деятельности.

Анализ выраженности данных факторов в структуре ПС у офицеров различных профилей показал существенные различия (см. рис. 3). Так, общий уровень ПС оказался выше у офицеров командного профиля. При этом более высокий уровень выраженности рефлексивного компонента выявлен у офицеров педагогического профиля, мотивационного компонента – у офицеров командного профиля, операционального компонента – у офицеров органов воспитательной работы.

Рис. 3. Структурное соотношение компонентов профессиональной субъектности

у офицеров различных должностных профилей

Сравнительный анализ внутренней согласованности между компонентами ПС у офицеров различных профилей позволяет констатировать, что наиболее согласованной является структура ПС у офицеров воспитательного профиля (r=0,59), затем инженерно-технического (r=0,45), и затем командного (r=0,35). В контексте выдвинутого предположения об оптимуме субъектности логично предположить, что у офицеров командного профиля в большей степени прогнозируемы различного рода следствия его нарушения в реальном профессионально-служебном поведении.

В конфигурации общего профиля ПС у офицеров указанных категорий также выявлены существенные различия, что вполне объяснимо спецификой содержания их профессиональной деятельности.  Так, офицеры командного профиля, в деятельности которых превалирует функции мотивирования и соорганизации деятельности исполнителей, заметно превосходят других по переменной «активность». Офицеры педагогического профиля «уступают» другим по качеству «ответственность», а офицеры инженерно-технического профиля – по переменной «активность», что может быть объяснено их ориентацией на второстепенную роль в служебно-должностной иерархии, перераспределяющей в сознании офицера ответственность в сторону вышестоящего начальника (Л.Н. Кузнецов, 1989), а также более типизированным характером повседневных действий. Обращает на себя внимание достаточно низкий уровень выраженности творческого начала в профиле ПС всех категорий офицеров, объясняемый сильным влиянием ориентации офицеров на соблюдение профессиональных алгоритмов поведения и действий, имеющих нормативный статус, а также не очень высокий уровень автономности, что свидетельствует об отсутствии выраженной тенденции к самостоятельным действиям в сложной обстановке.

Решение задачи выявления типологии ПС у офицеров осуществлялось посредством применения кластерного анализа.  В этих целях использовались результаты, полученные при помощи специально разработанного опросника «Профессиональная субъектность», включающего 63 пункта-утверждения, позволяющего выявлять личностный профиль ПС и затем классифицировать испытуемых в зависимости от выраженности тех или иных субъектных качеств. Результаты кластерного анализа позволили выделить три типа офицеров, характеризующихся различным профилем ПС и доминированием в нем различных переменных: 1) ответственно-активный (25%); 2) ценностно-самодостаточный (18%); 3) исполнительский (57%). Более высокий уровень субъектных характеристик при ведущей роли мотивационного компонента обнаружен у офицеров первого типа (ответственно-активный), профиль ПС ценностно-самодостаточного типа – наиболее неоднороден, а профиль ПС исполнительского типа является наиболее сглаженным, уступая по уровню развития, входящих в него переменных, другим типам.

Решение задачи выявления взаимосвязи уровня развития ПС офицеров с эффективностью их деятельности осуществлялось методом корреляционного анализа соответствующих переменных. Результаты свидетельствуют (см. табл. 3), что ПС положительно коррелирует с эффективностью деятельности и еще в большей степени – с профессиональной компетентностью офицеров, что подчеркивает роль ПС как важного фактора их профессиональной успешности. Наиболее тесные взаимосвязи с эффективностью деятельности и профессиональной компетентностью выявлены у офицеров, относящихся к ответственно-активному типу. Ценностно-самодостаточный тип ПС в меньшей степени взаимосвязан с эффективностью деятельности, чем другие типы, однако, его взаимосвязь с профессиональной компетентностью достаточно высока. У офицеров, принадлежащих к исполнительскому типу, в отличие от других, взаимосвязь ПС более выражена с эффективностью деятельности, чем с профессиональной компетентностью.

Таблица 3.

Взаимосвязь уровня выраженности и типов профессиональной субъектности

с эффективностью деятельности и профессиональной компетентностью офицеров (коэффициент линейной корреляции  pxy  Пирсона, p<0,01)

Переменные

Эффективность

деятельности

Профессиональная

компетентность

Общий уровень развития субъектности

0.39

0.55

Ответственно-активный  тип

0.54

0.69

Ценностно-самодостаточный тип

0.29

0.62

Исполнительский тип

0.37

0.34

Для изучения параметров, характеризующих субъектную активность офицеров в конкретной ситуации, применялся метод критических инцидентов, позволяющий оценить качество принятия управленческого решения, содержащего модель предполагаемых действий офицера и организуемых им лиц. С этой точки зрения предполагалось, что принципиальные ориентиры субъектной активности закреплены в субъектной позиции офицера, интегрирующей элементы его субъектных опыта, отношений и качеств, экстраполяция которых на ситуативный контекст находит выражение в принимаемом им управленческом решении.

Были использованы ситуации (всего 14), характерные для различных видов профессиональной деятельности офицера, содержащие элементы коллизий морально-нравственных, административно-правовых, субординационных аспектов. Принятое офицером решение излагалось письменно на специальном бланке, содержательные аспекты которого оценивались по следующим параметрам: 1) авторство (самостоятельность анализа ситуации и инициатива в принятии решения); 2) позиционность (представление о своем месте, роли в решении профессиональной задачи - в центре, на периферии, видение ответственности за процесс и результат деятельности); 3) рефлексивность (обусловленность решения предварительным детальным анализом ситуации) и направленность управленческого решения; 4) оптимальность согласования компонентов внутреннего и внешнего психического ресурсов с точки зрения долговременной перспективы и учета социальной приемлемости целей, способов и средств их достижения.

Результаты показали, что в наибольшей степени уровень потенциальной субъектности коррелирует с уровнем субъектной активности у офицеров исполнительского типа, а наиболее высокие показатели по всем параметрам субъектной активности выявлены у офицеров, принадлежащих к ответственно-активному типу. Общий уровень корреляции субъектной активности с потенциальной субъектностью (субъектными качествами) для всех испытуемых составляет r=0,51 (при p<0,01), что свидетельствует о высоко вероятном проявлении субъектности в реальном поведении и деятельности офицера (см. табл. 4).

Таблица 4.

Характеристика субъектной активности офицеров различных типов

в ситуации принятия управленческого решения

Тип

профессиональной субъектности

Оцениваемые параметры субъектной

активности (в баллах от 0 до 1)

Общая эффективность решения

Корреляция с уровнем потенц. субъектности

авторство

рефлексивность

позиционность

оптимальность

Ответственно- активный

0.46

0.36

0.61

0.39

0.45

0.52

Ценностно-самодостаточный

0.35

0.32

0.55

0.33

0.38

0.39

Исполнительский

0.29

0.30

0.37

0.35

0.33

0.57

Средний балл

0.37

0.32

0.5

0.36

0.38

0.51

Вместе с тем, неоднородный позиционный профиль субъектной активности у всех групп офицеров показывает, что субъектность как тенденция в большей степени проявляет себя в процессах самодетерминации (авторство) и психического центрирования (позиционность) и в меньшей степени – в процессах самоопределения (рефлексивность) и психического интегрирования (оптимальность). Это может быть объяснено тем, что на характер реализации данных процессов влияют и другие переменные, в частности, уровень профессиональной компетентности и опыт деятельности офицера.

Выявление характера субъектной активности было дополнено качественным анализом ее типологии, в основу которой были положены два параметра (Е.В. Маркова, 2003): а) интраиндивидуальный параметр - отношение к принятию ситуации (безусловное принятие ситуации, решенческая активность – избегание ситуации, отказ от ее принятия); б) интериндивидуальный параметр -  специфика взаимодействия руководителя с подчиненными (директивность – либерализм). Определение степени выраженности каждого из параметров осуществлялось посредством контент-анализа ключевых выражений в описании принимаемого офицером решения. Степень выраженности параметра оценивалась по четырем градациям признака: 3 балла – выражен отчетливо, 2- скорее выражен, чем нет; 1 – скорее не выражен, 0 - не выражен.

Результаты качественного анализа типологических особенностей ПС позволяют составить обобщенные портреты офицеров каждого из трех типов (см. табл. 5).

Выявление динамики ПС предполагало изучение изменения уровня развития структурных компонентов ПС и характера взаимосвязей между ними. В качестве анализируемого динамического временного отрезка выступал различный стаж военной службы по контракту на офицерских должностях. Всего было выделено три категории офицеров: 1 группа – срок службы по контракту до 10 лет (45%), 2 группа – 10-20 лет (29%), третья группа – свыше 20 лет (26%).

Таблица 5.

Характеристика офицеров с различными типами профессиональной субъектности

Основание для сравнения

Тип профессиональной субъектности

Ответственно-активный

Ценностно-самодостаточный

Исполнительский

Наиболее выраженные субъектные качества

активность, ответственность, рефлексивность, целостность, самоценность

целостность, автономность, самоценность, активность

Целостность, рефлексивность

Отношение к принятию ситуации

принятие ситуации, решенческая активность 

противоречивая тенденция к принятию/отказу от ситуации

преобладает избегание ситуации, отказ от ее принятия

Преобладающая позиция

в центре ситуации (полновластный хозяин)

стремление быть в центре, но без «лишней» ответственности

на периферии ситуации, под руководством старшего начальника

Специфика взаимодействия офицера с подчиненными

преобладает директивный характер взаимодействия

преобладает директивный характер взаимодействия

умеренное сочетание либерального и директивного способа взаимодействия

Связь с эффективностью деятельности

высокая

средняя 

средняя

Связь с профессиональной компетентностью

высокая

высокая

средняя

Обобщающий портрет

в большей мере, чем другие, нацелены на активное профессиональное взаимодействие с другими субъектами при стремлении занимать лидерские позиции. При высоком уровне самоуважения и рефлексивности, склонны к утверждению собственных норм, к «перестраиванию» окружения «под себя». Склонны брать инициативу в свои руки, однако оптимальность принимаемого решения снижается за счет тенденции к авторитарно-директивному характеру предполагаемого взаимодействия с другими субъектами

ориентированы на ключевые позиции в ситуациях различного рода, однако инициатива в принятии на себя ведущей роли и оптимальность принимаемого решения в большей мере, чем у офицеров первого типа обусловлена ситуационным контекстом; внутренняя целесообразность как ориентир профессионально обусловленного поведения при высокой самоценности для офицера собственного Я как субъекта деятельности не всегда обусловлены достаточно детальным анализом ситуации, а также ответственным и творческим отношением к делу

в меру рефлексивны и не склонны брать на себя «лишнюю» ответственность, проявлять инициативу; демонстрируют стратегию «психического энергосбережения», не спеша занимать ключевую роль в ситуации; характерна выраженная нормативная ориентация и рефлексия профессионально-должностных ограничений, обусловливающих «умеренную» активность, ответственность и творчество при выполнении обязанностей; предпочитают четко регламентированный характер деятельности, могут испытывать значительные трудности в ситуациях, характеризующихся повышенной неопределенностью и ответственностью

Выявлено, что с увеличением стажа военной службы общий уровень ПС возрастает (в баллах: в 1 группе – 0,31; во 2 группе – 0,36; в 3 группе – 0,38). Наибольший рост зафиксирован по переменным «целостность», «рефлексивность», «ответственность», а также (в меньшей степени) – «активность» и «автономность». Наиболее заметные изменения в субъектных характеристиках у офицеров происходят в первые десять лет военной службы. Анализ динамики структурной иерархии компонентов ПС показывает, что на каждом из этапов военной службы лидирующей является роль либо рефлексивного (1 и 3 этап), либо мотивационного (2 этап) компонентов, обусловливающих развитие операционального компонента.

Это позволило сделать вывод о том, что развитие регулятивной функции ПС, обеспечивающей целостно-вариативное воздействие на объект, обусловлено энергетизирующим влиянием мотивационного компонента, обеспечивающего личностную вовлеченность офицера  в процесс деятельности, а также предварительным формированием достаточно полных представлений о профессиональной деятельности как пространстве для реализации своих деятельно-преобразующих возможностей, и о себе как ее субъекте, что является функцией рефлексивного компонента. Из этого следует, что деятельное проявление ПС в известной мере ограничено рамками развития субъектного потенциала, предполагающего высокий уровень развития профессионального самосознания и позитивное самоотношение. В этой связи развитие субъектного опыта, интегрирующего в виде особых ценностно-смысловых и операциональных структур (хронотопов) обобщенные алгоритмы профессионально-ролевого поведения в различных ситуациях, представляет существенный потенциал для повышения профессиональной  успешности офицера и развития ПС в целом.

В ходе анализа динамики ПС офицеров выявлено усиление структурных взаимосвязей между ее отдельными составляющими, что свидетельствует о стабилизации и укреплении в целом субъектной тенденции и уменьшении диспропорций в развитии отдельных субъектных качеств. Это наглядно демонстрируется увеличением числа значимых корреляций между анализируемыми переменными (1 этап – 6; 2 этап – 11; 3 этап – 21), а также усилением тесноты интеркорреляционных связей между ними (в 1 группе – r=0,294, во 2 группе – r=0,524, в 3 группе – r=0,857).

Дальнейший анализ был посвящен выявлению системы внутренних и внешних условий, влияющих на уровень развития ПС. Потенциальный круг таких условий был очерчен в ходе теоретического анализа. Проведенное при помощи корреляционного анализа, изучение обусловленности внутренними и внешними условиями общего уровня развития ПС и ее структурных компонентов показало существенную степень взаимосвязи различных условий с ПС. Общая характеристика выявленных взаимосвязей (при p=0,01) отражена в таблице 6.

Выявлено, что характер взаимосвязи отдельных внешних условий с показателями субъектности изменяется в значительном диапазоне (от отрицательного к положительному). Так, высокая технологическая регламентация деятельности, положительно коррелируя с рефлексивным компонентом (r=0,22), имеет отрицательные корреляции практически со всеми переменными, относящимися к двум другим компонентам ПС (мотивационному, операциональному). Неоднозначной является и взаимосвязь с компонентами ПС двух других переменных, характеризующих внешние условия – «неопределенность деятельности» и «нормативная ответственность». Исходя из полученных данных, сделан вывод о том, что повышение нормативности деятельности и «внешнего» спроса за предполагаемый результат подвергает фрустрирующему влиянию такие элементы ПС, как «активность», «ответственность», «целостность» и «творчество». То есть в условиях жесткого контроля и предписанности деятельностного алгоритма, офицер «дрейфует» в сторону исполнительской позиции, стараясь применять апробированные ранее и нашедшие закрепление в личном опыте, способы деятельности и служебного поведения. В этой связи значимым условием развития ПС является оптимальное соотношение сугубо исполнительных и инициативных действий офицера в профессиональной кооперации, поощрение его инициативы и самостоятельности, а также нормативная регламентация необходимости проявления субъектной активности в различных ситуациях деятельности.

Таблица 6.

Взаимосвязь структурно-функциональных компонентов профессиональной субъектности с внутренними и внешними условиями

Структурные компоненты ПС

Условия, определяющие эффективность

профессионального самоопределения

внутренние

внешние

Рефлексивный

социальный интеллект; военно- профессиональная осведомленность; прогностичность; общий интеллект; чувствительность; дипломатичность; тревожность

масштаб деятельности; интеллектуальная сложность деятельности; неопределенность деятельности; наличие референтных образцов субъектного поведения

Мотивационный

интернальность; мотивация достижения; общительность; склонность/стремление к риску; субъектно ориентированная профессиональная Я-концепция

интенсивность карьерного продвижения; масштаб деятельности; напряженность деятельности

Операциональный

креативность; субъектно-ориентированная профессиональная Я-концепция; гибкость (Q1-16 PF);  самостоятельность;

технологическое разнообразие деятельности; неопределенность деятельности

Формирующий эксперимент проводился в целях проверки предположения о том, что развитие функционально-психологической структуры ПС  возможно в условиях профессионально ориентированного тренингового комплекса, включающего релевантные характеру компонентов ПС процедуры и приемы.

Общая продолжительность формирующего эксперимента составила два месяца. В нем участвовали офицеры, проходившие обучение на факультете переподготовки и повышения квалификации Военного университета МО РФ, а также Общевойсковой академии ВС РФ (всего 42 чел.). Было создано две экспериментальные группы (1 ЭГ – 20 чел, 2 ЭГ – 22 чел.). Для проверки и сравнения эффективности, используемых в ходе эксперимента методик и процедур, входному и выходному тестированию подвергались офицеры, входившие в контрольную группу (40 человек). Эксперимент был организован по квазиэкспериментальному плану (по Д.Т.Кэмпбеллу) без рандомизации групп, предполагающему входное и выходное тестирование и имеющему следующий вид:

экспериментальная группа (ЭГ1)  О1  Х  О2

экспериментальная группа (ЭГ2)  О3  Х  О4

контрольная группа (КГ1)  О5 О6

В качестве зависимой переменной выступали показатели, характеризующие уровень развития ПС. В качестве независимой переменной выступала совокупность процедур, объединенных в рамках развивающей тренинговой работы в единый методический комплекс, обеспечивающих целенаправленное воздействие на структурные компоненты ПС. Методическими средствами развития компонентов ПС выступали: а) информационно-осведомительный комплекс; б) блок тренинговых процедур (организационно-деятельностная игра, тренинги - мотивационный, операциональный, рефлексивный); в) методический комплекс психологического и психофизиологического обеспечения.

Анализ результатов,  полученных  после  проведения  эксперимента, позволяет говорить о его высокой эффективности. По каждой экспериментальной и контрольной группе анализировалась динамика уровней выраженности субъектных качеств, а также динамика взаимосвязей между структурными компонентами ПС, включая анализ соотношения ее потенциального и динамического аспектов. Статистически значимые отличия получены по большинству показателей, включающих как данные самооценки, так и результаты экспертного оценивания и тестирования. Сравнение полученных результатов в ЭГ и КГ свидетельствует о значимых отличиях по оцениваемым показателям между ними (см. таблицу 7).

Таблица 7.

Сравнительный анализ показателей ПС в экспериментальной (ЭГ) и контрольной (КГ) группах до- и после проведения формирующего эксперимента

Показатели профессиональной субъектности

ЭГ

КГ

Различия ЭГ и КГ

до ФЭ

после ФЭ

до ФЭ

после ФЭ

t- Стъюдента

значимость (p)

Рефлексивный компонент

Рефлексивность

0,42

0,51

0,43

0,45

5,04

0,01

Мотивационный компонент

Самоценность

0,32

0,39

0,35

0,36

2,02

0,05

Активность

0,42

0,52

0,45

0,44

6,32

0,01

Ответственность

0,22

0,31

0,24

0,27

3,27

0,01

Операциональный компонент

Автономность

0,34

0,37

0,36

0,36

1,15

не значимы

Целостность

0,5

0,53

0,48

0,49

2,52

0,05

Креативность

0,17

0,22

0,18

0,18

3,31

0,01

Субъектная активность

0,2

0,29

0,23

0,24

3,46

0,01

Взаимосвязь уровня потенциальной субъектности с субъектной активностью (r-Пирсона)

0,49

0,67

0,51

0,54

6,38

0,01

Анализ хода и результатов экспериментальной работы показал, что трансформации субъектности как потенциального качества в субъектную активность способствуют следующие условия, обеспечиваемые в ходе экспериментальной работы: воссоздание профессионально-деятельностного контекста, вариативность моделирования ситуаций, обеспечивающих многопозиционность действования испытуемых во внешнем и внутреннем плане; активность обучаемых; системность, предполагающая воздействие релевантными формами и средствами на все компоненты ПС; включение рефлексивных процедур процессуального и результативного характера в процесс группового обсуждения; обеспечение личностной значимости воспринимаемого контекста моделируемых ситуаций; субъектно-ориентированное взаимодействие, учитывающее  наличие активного начала, потенциальных возможностей саморазвития у каждого офицера; учет наличия в субъектном опыте офицера эффективных инвариантов решения моделируемых входе тренинга задач.

Выявленные в ходе исследования «приоритетные» взаимосвязи между различными группами условий и ПС, изучение ее динамики, а также апробированные в ходе формирующего эксперимента технологии, позволили обосновать цели, задачи, содержательные и организационно-технологические особенности психологического сопровождения как развивающего фактора в отношении ПС офицеров. Основное содержание психологического сопровождения, реализуемого на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях, комплексируется в рамках мотивационного, рефлексивного и операционального направлений, предполагающих реализацию следующих задач:

1. Рефлексивное направление предполагает: а) оказание помощи офицерам в самопознании, осознании своего "Я", построении целостной и непротиворечивой профессиональной Я-концепции; б) изучение и развитие представлений о профессиональной деятельности как пространстве для реализации деятельно-преобразующих возможностей, о возможностях самореализации в военно-профессиональной сфере; в) развитие индивидуализированной системы критериев как фактора самоопределения в ситуации нормативной неопределенности; г) развитие навыков самооценки соответствия собственного профессионально-психологического потенциала нормам профессии и целям саморазвития; д) развитие психологической наблюдательности, способности понимать другого человека; содействие осознанию своего влияния на отношения с другими людьми.

2.  Мотивационное направление предусматривает: а) содействие формированию позитивного самоотношения, коррекция негативной самооценки; б) развитие инициативы как устойчивой личностной тенденции; в) развитие мотивации достижения, формирование и стимулирование потребности в профессиональном и личностном саморазвитии, к повышению социального и профессионального статуса; г) формирование чувства личностной причинности, развитие ответственности; д) изучение и развитие ценностно-содержательных ориентиров профессиональной карьеры и личностного роста офицера, выступающих для него в роли стабилизирующего фактора «удержания» в профессии.

3. Операциональное направление обеспечивает: а) расширение профессиональной информационной основы, содействие овладению различными профессиональными позициями; б) развитие навыков уверенного поведения, обучение офицеров способам самоорганизации и саморегуляции своего поведения в сложных условиях и ситуациях деятельности; в) развитие способности к выработке и самостоятельному принятию эффективных управленческих решений; г) поощрение и развитие творческого отношения к исполнению служебных обязанностей, привнесению инноваций; д) развитие навыков и умений эффективного профессионального взаимодействия с военнослужащими, оказания на них позитивно-мобилизующего воздействия.

В русле мероприятий, направленных на совершенствование психолого-педагогических условий профессиональной подготовки офицеров, обоснованы требования к построению образовательного процесса с учетом повышения функциональности основных компонентов образовательной среды вуза (социального, психоэргономического, психодидактического), а также организационно-методические аспекты деятельностно-ситуативного метода обучения, состоящего в проектировании и моделировании вариативной архитектоники профессионально обусловленных ситуаций и обеспечивающего освоение «операционального» содержания профессиональной деятельности в тесной увязке с ее ценностно-смысловым контекстом.

Проведенное исследование показало, что выдвинутая гипотеза нашла свое подтверждение, поставленные задачи решены, что позволило сформулировать основные теоретические выводы и предложить практические рекомендации.

В ходе исследования обоснованы сущность, структура и механизмы функционирования ПС. Выявлено, что динамика развития ПС офицеров характеризуется усилением взаимосвязи ее структурных компонентов (мотивационного, рефлексивного, операционального), что способствует усилению и стабилизации тенденций автономности, рефлексивности, оптимальности и творчества в профессиональном поведении офицера. 

Показано, что уровень развития ПС, ее структурная композиция и индивидуальные проявления у офицеров различного должностного профиля опосредствованы спецификой их деятельности, содержанием и типом профессиональной Я-концепции, уровнем развития ряда психических и личностных качеств. При этом существуют организационно-деятельностные и собственно психологические предпосылки и препятствия в развитии ПС офицеров в условиях военно-организационной системы, учет которых позволит оптимизировать данный процесс.

Результаты исследования свидетельствуют, что уровень развития ПС значительной части офицеров не соответствует уровню сложности, решаемых ими задач. Это подтверждается данными относительно общего уровня развития ПС у офицеров. Так, лишь 27% военнослужащих отнесены к «высокому» уровню развития ПС, характеризуемому высокой взаимосвязью с эффективностью деятельности, отсутствием выраженных диспропорций в развитии отдельных субъектных качеств. Кроме того, выявлено, что 57% офицеров принадлежат к «исполнительскому» типу ПС, демонстрирующих стратегию «психического энергосбережения», не спеша занимать ключевую роль в ситуациях, требующих принятия ответственных и самостоятельных управленческих решений. Недостаточная развитость субъектных качеств затрудняет выработку эффективных паттернов профессионального поведения, ориентиров в своем профессионально-личностном развитии, установлении конгруэнтных взаимоотношений с другими субъектами воинской деятельности. Во многих случаях это сопровождается стремлением «обойти» неудобные для себя ситуации деятельности, что неминуемо ведет к сужению сферы профессиональной активности, а нередко и срыву в выполнении ответственных задач деятельности.

Основные направления совершенствования ПС (рефлексивное, мотивационное, операциональное) ориентированы на повышение общей функциональности каждого из структурных компонентов и субъектности в целом за счет целенаправленного и вариативного в технологическом и организационном плане воздействия на ее элементы (субъектный опыт, отношения, мотивационные, регуляционные и рефлексивные механизмы и способности), учитывая профиль офицерских должностей.

Важным фактором развития ПС офицеров рассматривается психологическое сопровождение данного процесса, предполагающее комплексную реализацию в деятельности его субъектов исследовательско-диагностической, проектировочной, управленческой функций. В организационном плане реализуемые в пределах выделенных направлений мероприятия психологического сопровождения офицеров - учитывая дифференцированный подход к оценке масштаба и характера формируемой и развиваемой субъектности офицеров различных уровней - должны комплексироваться в рамках основных уровней военно-организационной системы: стратегического, оперативного, тактического.

Эффективность развития ПС в условиях профессионального обучения обусловлена созданием в военном вузе развивающей образовательной среды как особого многомерного пространства, выполняющего функцию внешнересурсного обеспечения в виде повседневной трансляции соответствующих когнитивных и ценностно-смысловых ориентиров и объединяющей социальный, психодидактический и психоэргономический компоненты. В своем взаимодействии данные компоненты призваны обеспечить комплексное синергетическое воздействие на личность обучаемого как будущего субъекта профессиональной деятельности и собственного профессионально-личностного развития.

Действенным методом развития ПС выступает апробированный в ходе эксперимента и реализации авторских курсов со слушателями и курсантами деятельностно-ситуативный метод обучения. Новизна метода заключается в заблаговременном, имеющем системный характер воздействий на элементы субъектного потенциала офицера, призванных сформировать адекватные задачам будущей деятельности устойчивые субъектные позиции (субъект военно-социального взаимодействия, субъект принятия решения, субъект управления деятельностью подчиненных, субъект самоуправления и саморазвития), обеспечивающие объективный анализ офицером профессионально обусловленных ситуаций и ответственно-активное поведение в них.

В целом теоретико-методологические выводы и практические результаты свидетельствуют о перспективности нового научного направления – психологии  ПС в условиях функционирования военной организации. Перспективными направлениями дальнейших исследований могут быть: изучение развивающего воздействия современной социальной среды на формирование ПС военных кадров; разработка научно-обоснованной концепции военного образования с учетом субъектной парадигмы формирования личности офицера; разработка инновационных технологий развития ПС военных кадров; обоснование путей профилактики деформаций ПС офицеров.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора, общим объемом 210 п.л.:

Монографии:

  1. Сыромятников И.В. Психология профессиональной субъектности управленческих кадров: Монография. – М.: СГА, 2006. – 248 с. – 15,5 п.л.
  2. Сыромятников И.В. Психология профессиональной субъектности офицеров Вооруженных Сил Российской Федерации: Монография. – М.: ВУ, 2007. – 215 с. – 13,5 п.л.
  3. Сыромятников И.В., Ожерельева И.Г. Психология профессионального самоопределения и профессиональной субъектности военных кадров: Монография. – М.: ВУ, 2007. – 235 с. – 14 п.л. (лично – 8 п.л.).

Учебные  и методические пособия:

  1. Сыромятников И.В. Психология и педагогика профессиональной деятельности офицера: Учебник/ Под ред. Б.П. Бархаева. –– М.: ВУ, 1999. – С. 61-126 (в соавторстве; лично – 4 п.л.).
  2. Сыромятников И.В.  Организация психологической работы в воинской части в мирное время: Учебное пособие. – М.: ВУ, 2000. – 152 с. – 9,5 п.л.
  3. Сыромятников И.В. Основы психологического консультирования: Учебное пособие. – М.: СГУ, 2000. – 76 с. – 4,8 п.л.
  4. Сыромятников И.В.  Психодиагностическое изучение личности: Учебное пособие. – М.: СГУ, 2000. – 68 с. – 4,5 п.л.
  5. Сыромятников И.В., Чайка В.Г.  Психология девиантного поведения военнослужащих и его профилактика: Учебное пособие. – М.: ВУ, 2002. – 108 с. (лично – 5 п.л.)
  6. Сыромятников И.В., Бархаев Б.П. Введение в профессию: от социальной роли к профессиональной субъектности: Учебное пособие. – М.: ВУ, 2003. – 148 с.  (лично – 7 п.л.).
  7. Сыромятников И.В. Справочник-офицера воспитателя. Серия «Право в Вооруженных Силах – консультант». – М., 2003. – 368 с. (в соавторстве, лично - 4 п.л.).
  8. Сыромятников И.В. Настольная книга войскового психолога, офицера по организации общественно-государственной подготовки и военно-социальной работы. Серия «Право в Вооруженных Силах – консультант» – М., 2004. – 384 с. (в соавторстве, лично - 10 п.л.).
  9. Сыромятников И.В. Психология социальной работы: учебное пособие. – М.: РосНОУ, 2004. – 96 с. – 6 п.л.
  10. Психодиагностика: Учебное пособие. – М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2005. – 640 с. -33,6 п.л.
  11. Сыромятников И.В., Караяни А.Г. Прикладная военная психология: Учебное пособие. – СПб.: Питер, 2006. – 480 с. (лично – 19 п.л.).
  12. Сыромятников И.В. Социальная психология: Учебное пособие. – М.: СГА, 2006. – 136 с. – 8,5 п.л.
  13. Сыромятников И.В., Булгаков А.В. Психологическое консультирование. Курс лекций. - М.: МГОУ, 2006. - 110 с. - 6 п.л. (лично 3 п.л.).
  14. Сыромятников И.В., Бархаев Б.П., Караяни А.Г., Перевалов В.Ф. Психология и педагогика профессиональной деятельности офицера. – М.: Воениздат, 2007. – 488 с. (в соавторстве, лично – 5 п.л.). 
  15. Сыромятников И.В., Караяни А.Г. Введение в профессию военного психолога: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений/ Под ред. Ю.П. Зинченко, Э.П. Утлика. - М.: Академия, 2007. – 208 с. (лично – 6 п.л.).
  16. Сыромятников И.В., Булгаков А.В. Психодиагностика: Учебное пособие. – М.: ВУ, 2007. – 520 с. (лично - 20 п.л.).

Статьи, опубликованные в материалах международных конференций:

  1. Сыромятников И.В. Профессиональная субъектность как цель современного дистанционного образования // Дистанционное обучение – образовательная среда XXI века: Матер. II Междунар. науч.-метод. конф., 26-28 нояб. 2002. -  Минск: Бестпринт, 2002. – с. 366-369. - 0,2 п.л.

Статьи в отечественных научных журналах и материалах конференций:

  1. Сыромятников И.В. Становление профессиональной деятельности военного психолога части// Сб. науч. ст. - М.: ВУ, 1997. – С. 35-51. – 1 п.л.
  2. Сыромятников И.В. Психологические условия профессиональной подготовки войсковых психологов в вузе// Информационный бюллетень. - №2. - М.: ВУ, 2000. – С.22-30. – 0,5 п.л.
  3. Сыромятников И.В. Психологическая работа// Военная энциклопедия - Т.7. - М.: Воениздат, 2002. – 0,2 п.л.
  4. Сыромятников И.В. Развитие профессионального мышления слушателей и курсантов// Сб. науч. ст. - М.: ВУ, 2001. - С.56-63. – 0,5 п.л.
  5. Сыромятников И.В. Формирование профессионального мышления практического психолога в педагогическом процессе вуза// Инновации в образовании. - 2001.  - №2. - С. 117-122. – 0,3 п.л.
  6. Сыромятников И.В. Психологические условия  формирования и специфика профессиональной субъектности военных психологов// Психология и ее приложения. Психология в системе наук. Ежегодник Росс. психол. общества. - Т.9, вып.2. - М., 2002. – С.251-252. – 0,2 п.л.
  7. Сыромятников И.В. Психология профессиональной субъектности офицеров Вооруженных Сил Российской Федерации// Психология и ее приложения. Психология в системе наук. Ежегодник Российского психол. общества. - Т.9, вып.2. - М., 2002. – С.252-254. – 0,2 п.л.
  8. Сыромятников И.В. Формирование профессиональной субъектности будущего специалиста в вузе с дистанционной технологией обучения// Когнитивные процессы и обучение: Междисциплинарная науч.-практ. конф. 24 апреля 2002 г. – М.: СГУ, 2002. – с. 66-70.  – 0,3 п.л.
  9. Сыромятников И.В. Профессиональная субъектность российского офицера как предмет психологического исследования// Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов. 25-28 июня 2003 года. В 8 т. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. -  Т. 7. С. 430-434. – 0,3 п.л.
  10. Сыромятников И.В., Бархаев Б.П. От учебной деятельности к субъектному подходу// Инновации в образовании. - 2003. - №2. - С. 21-39. – (лично – 0,5 п.л.).
  11. Сыромятников И.В., Немушкин А.В. Формирование коммуникативной компетентности у будущих офицеров в процессе профессиональной подготовки в вузе// Инновации в образовании. - 2003. - №3. - С. 45-62. – (лично – 1 п.л.).
  12. Сыромятников И.В., Ожерельева И.Г. Развитие мышления офицеров как субъектов учебной деятельности в условиях модельного представления содержания обучения// Инновации в образовании. - 2004. - №4. - С. 65-89. – (лично – 1 п.л.).
  13. Сыромятников И.В., Загорская Л.В. Развитие социально-психологической адаптивности учащихся к военной службе в условиях образовательного процесса в школе// Инновации в образовании. - 2004. - №5. - С. 11-34. – (лично – 1 п.л.).
  14. Сыромятников И.В., Ожерельева И.Г. Теоретическое обоснование методологии оценки профессионального самоопределения субъекта деятельности// Инновации в образовании. - 2005. - №1. - С. 62-80. - (лично – 0,5 п.л.).
  15. Сыромятников И.В. Научный опыт осмысления в отечественной психологии феномена профессиональной субъектности и условия ее развития у офицеров ВС РФ// Материалы юбилейной конференции, посвященной 120-летию Моск. психол. общества. Ежегодник Российского психол. общества. - Т.2, спец. вып. - М., 2005. -  0,2 п.л.
  16. Сыромятников И.В. Профессиональная субъектность: сущность и условия ее развития у офицеров ВС РФ// Прикладная психология как ресурс социально-экономического развития современной России. Материалы межрегиональной научно-практ. конф. 17-20 ноября 2005 г. – М., 2005. – С. 393-395. – 0,3 п.л.
  17. Сыромятников И.В., Ожерельева И.Г. Профессиональное самоопределение в структуре субъектности военных специалистов// Соискатель: Приложение к научному журналу «Вестник Военного университета». -  №1, 2006. – С.67-86. – 1 п.л. - (лично – 0,6 п.л.)
  18. Сыромятников И.В., Ожерельева И.Г. Профессиональное самоопределение субъекта деятельности как проблема современной психологии// Кафедральный вестник. Моск. городской институт менеджмента.  - 2006. - №1. - С. 44-60. – (лично – 0,5 п.л.)
  19. Сыромятников И.В. Профессиональная субъектность офицеров Вооруженных Сил Российской Федерации: сущность и условия развития// Кафедральный вестник. Моск. городской институт менеджмента.  - 2006. - №2. - С. 103-120. – 1 п.л.
  20. Сыромятников И.В., Ахмедов В.Х., Караяни А.Г. Детерминация целей и содержания подготовки военных психологов// Информационный бюллетень УМО ввузов по образованию в обл. военного управления ВС РФ по гуманитарно-социальным специальностям / Вып.2. М.: ВУ, 2006. - С. 49-87. – (лично – 1,5 п.л.).
  21. Сыромятников И.В. Психология профессиональной субъектности офицеров: сущность и условия развития// Труды СГУ. Вып. 100. Гуманитарные науки: Образование. Юриспруденция. Психология. - М.: Изд-во СГУ, 2006. - С. 103-126.- 1 п.л.
  22. Сыромятников И.В. Проблема оптимума профессиональной субъектности и ее типологические проявления у офицеров Вооруженных Сил России// Материалы всероссийской научно-практич. конференции «Социальное партнерство психологии, культуры, бизнеса и духовное возрождение России». М, Ред.-издат. Центр Консорциума «Социальное здоровье России», 2006. – С. 163-165. – 0,2 п.л.
  23. Сыромятников И.В. Профессиональная субъектность и условия ее развития у офицеров вооруженных сил// Вопросы психологии экстремальных ситуаций. - 2006. - №4.- С. 5-24. – 1,1 п.л.
  24. Сыромятников И.В., Малицкий Г.В. Методические аспекты развития профессиональной субъектности офицеров в процессе активного социально-психологического обучения// Инновации в образовании. 2006. - №6. - С. 61-79. – (в соавторстве, лично – 0,8 п.л.).
  25. Сыромятников И.В. Совершенствование процесса формирования и развития профессиональной субъектности офицеров в ходе профессионального обучения в вузе// Инновации в образовании. - 2007. -  №1. -  С. 79-103. – 1,2 п.л.
  26. Сыромятников И.В., Ожерельева И.Г. Научно-методические предпосылки реализации деятельностно-ситуативного подхода к развитию профессиональной субъектности военных кадров// Кафедральный вестник. Моск. городской институт менеджмента.  - 2007. - №1. - С. 68-89. (лично – 1 п.л.)
  27. Сыромятников И.В. Профессиональная субъектность офицера в контексте анализа детерминант профессиональной активности и профессионального развития// Сб. научн. трудов. - 2007. – вып. 12. – М.: Акад. права и управления. – С. 171-180.
  28. Сыромятников И.В. Профессиональная субъектность офицера: сущность, структура и типологические проявления// Вестник Военного университета. -  №1, 2007. – С.34-45. – 0,7 п.л.
  29. Сыромятников И.В. Психологическое сопровождение как фактор развития профессиональной субъектности офицеров// Инновации в образовании. - 2007.  - №4. -  С. 87-99. – 0,7 п.л.

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Сыромятников И.В. Профессиональная субъектность специалиста: сущность, структура и направления развития// Вестник Моск. гос. обл. ун-та. Серия «Психология и педагогика» №2 (26). – 2006. – М.: Изд-во МГОУ. - С.114-122. – 0,7 п.л.
  2. Сыромятников И.В. Субъектность специалиста в контексте психологического анализа правового сознания// Право и образование. - 2006. - №4.- С. 186-196. – 0,7 п.л.
  3. Сыромятников И.В. Профессиональное самоопределение специалиста в контексте анализа субъектности// Право и образование. - 2006. - №5. - С. 152-167. – 0,5 п.л.
  4. Сыромятников И.В. Профессиональная субъектность офицера как фактор профессиональной успешности// Прикладная психология и психоанализ. - 2007. -  №1. – С. 32-43. – 0,6 п.л.
  5. Сыромятников И.В., Бархаев Б.П. Субъектность ученика как целевой ориентир образования// Психология обучения. - 2006.  - №12. - С. 4-18. – (в соавторстве, лично – 0,6 п.л.).
  6. Сыромятников И.В. Деятельностно-ситуативный способ обучения и его роль в развитии профессиональной субъектности офицеров// Вестник Моск. гос. обл. ун-та. Серия «Психологические науки». - №1. – 2007. – М.: Изд-во МГОУ. - С.132-143. – 0,7 п.л.

______________________ И.В. Сыромятников

Рис. 1. Субъектность в системе психологических категорий и понятий






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.