WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Евенко Сергей Леонидович

ПСИХОЛОГИЯ отклоняющегося поведения военнослужащих

ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Специальность 19.00.05 – социальная психология

(психологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Москва 2009

Диссертация выполнена на кафедре психологии Военного университета

Научный
консультант:

Караяни Александр Григорьевич,

заслуженный деятель науки РФ,

доктор психологических наук, профессор

Официальные

оппоненты:

Анисимов Сергей Алексеевич,

заслуженный деятель науки РФ,

доктор социологических наук, профессор

Вайсеро Константин Иванович,

доктор психологических наук, профессор

Клейберг Юрий Александрович,

доктор психологических наук,

доктор педагогических наук, профессор

Ведущая

организация:

Пограничная академия ФСБ России

Защита диссертации состоится 15 июля 2009 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета (Д.215.005.08.) при Военном университете по адресу: 123001, г. Москва, К – 001, ул. Большая Садовая, д. 14, кафедра психологии.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Военного университета.

Автореферат разослан  «___» ________ 2009 года.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат психологических наук, доцент

А.В. Носов

I. Общая характеристика исследования

Актуальность исследования. Продолжающееся реформирование ВС РФ, придание им нового облика обусловлены необходимостью гарантированного выполнения поставленных задач по обеспечению военной безопасности России в условиях возрастания внешних и внутренних угроз. Основной целью проводимых мероприятий является качественное повышение боеготовности войск. Оптимизация организационно-штатной структуры и системы управления ВС РФ предусматривает качественные и количественные изменения офицерского корпуса, реорганизацию системы воспитательной работы, комплектование частей и подразделений преимущественно военнослужащими, проходящими военную службу по контракту.

В этих условиях существенно возрастает актуальность проблем обеспечения дисциплинированности и повышения правопорядка в войсках. Министр обороны РФ отмечает, что общий уровень дисциплинированности военнослужащих не соответствует предъявляемым требованиям1. По данным Главной военной прокуратуры, в 2008 г. участились случаи убийств и самоубийств среди военнослужащих2. Число таких отклонений увеличилось на 26% по сравнению с 2007 г. По результатам ежегодного мониторинга, проводимого Социологическим центром ВС РФ, общее количество преступных отклонений, совершаемых военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, возросло в 2008 г. на 20%3. Ситуация осложняется существенным изменением качественного состава военнослужащих: 29% сегодняшних призывников и контрактников имеют низкий уровень нервно-психической устойчивости; у 18% военнослужащих снижены познавательные способности; у 34% военнослужащих отмечается уменьшение адаптационного потенциала, что создает предпосылки к увеличению числа отклонений в их поведении.

Сложившееся положение свидетельствует о том, что существующая система работы по профилактике нарушений воинской дисциплины и поддержанию правопорядка не отвечает современным требованиям, предъявляемым к ВС РФ. В настоящее время основным средством борьбы с отклонениями в поведении военнослужащих является уголовное наказание, что привело к переоценке значимости репрессивных мер в борьбе с этим явлением. Недооценка роли социально-психологических мер в профилактике девиаций, включая устранение причин и условий совершения отклонений, свело работу субъектов военного управления лишь к ликвидации их последствий. Предусмотренные реформой структурные изменения органов воспитательной работы, значительное повышение роли командиров в воспитании подчиненных требуют новых подходов к снижению количества отклонений в поведении военнослужащих. Создание эффективной системы профилактики отклонений в поведении военнослужащих невозможно без всестороннего анализа этого явления с привлечением мощного потенциала психологической науки. В то же время проведенные отечественными и зарубежными учеными исследования создают достаточные теоретико-методологические предпосылки для формирования социально-психологической концепции отклоняющегося поведения военнослужащих, отвечающей современным требованиям.

Отклоняющееся поведение является предметом научного анализа в многочисленных исследованиях зарубежных психологов, и рассматривается: как результат недостаточного сдерживания внутреннего напряжения, требующего разрядки; как следствие гиперкомпенсации потребностей (А. Адлер, 1993; З. Фрейд, 2000; Э. Фромм, 1990); как результат социального научения (А.Бандура, 2001); как следствие фрустрации (Л. Берковиц, 2001; Д. Доллард, 1967; Г. Миллер, 1967); как следствие блокады удовлетворения потребности в самоактуализации (А. Маслоу, 1997).

Существенный вклад в решение наиболее значимых для психологии отклоняющегося поведения проблем внесли социальные психологи (Г. Блумер, 1984; И. Гофман, 2000; Г. Лебон, 1994; Дж. Мид, 1934; Ч. Кули, 2000; Дж. Морено, 2001; Л. Фестингер, 2003; Т. Шибутани, 1999 и др.). В рамках социально-психологического подхода объясняются причины и движущие силы девиантного поведения личности с точки зрения взаимоотношений индивида и группы, группового влияния, изменения или искажения групповых конвенциональных норм.

В отечественной психологии изучению проблем отклоняющегося поведения посвящено значительное число научных работ (М.И. Бобнева, 1978; А.А. Герцензон, 1965; Я.И. Гилинский, 2004; А.Г. Здравомыслов, 1986; В.Н. Кудрявцев, 2007; Б.М. Левин, 1986; А.Б. Сахаров, 1961 и др.). Учеными активно изучаются отличительные признаки девиантного поведения: отклонение от социальной нормы, деструктивность, негативная оценка окружающих, рецидивность, усиливающаяся дезадаптация.

На основании исследований различных видов отклонений (Ю.М. Антонян, 1987; С.В. Бородин, 1987; И.Г. Батку, 1991) было доказано, что отклоняющееся поведение определяется не только «врожденными механизмами», но и социально-психологическими причинами: характером микросреды, групповыми взаимоотношениями, недостатками воспитания, которые создают предпосылки к совершению различных видов отклонений.

Значительный вклад в теорию девиантного поведения внесли исследования аддиктивного поведения личности. Исследователи проблем алкоголизма и наркомании (В.С. Битенский, 1991; С.Б. Братусь, 1998; А.А. Габиани, 1990, 1998; Г.Г. Заиграев, 1992; А.Е. Личко, 1991) рассматривают субъектные деформации, акцентуации личности, нарушения психической регуляции социально-нормативного поведения личности, способствующие злоупотреблению психоактивными веществами.

В настоящее время научные представления о механизмах и закономерностях девиантности и девиантного поведения получили свое развитие в исследованиях структурно-динамических характеристик девиантного поведения (Е.В. Змановская, 2006); механизмов психологической коррекции смысловой регуляции жизненного пути девиантной личности (К.В. Карпинский, 2002); структуры ценностных ориентаций девиантной личности (Н.В. Бондаренко, 2005; А.Д. Висло, 2001; Л.В. Грузд, 2004; Т.Н. Смотрова, 2005); социально-психологических особенностей профилактики и коррекции девиантного поведения (Д.Б. Бутаков, 2006; С.Г. Литке, 2004; С.Н. Ениколопов, 2002; М.В. Львова, 2000; Г.И. Макартычева, 2007; С.А. Романов, 2006); социально-психологических аспектов системной профилактики «общего девиантного синдрома» (Я.В. Малыхина, 2004); структуры девиантных действий (Ю.А. Клейберг, 2003); механизмов формирования аутодеструктивных форм поведения (Т.Н. Горобец, 2007; М.В. Зотов, 2007); стратификационных особенностей суицидального поведения (А.Е. Мальченкова, 2002); психологических симптомокомплексов девиантной личности (Е.А. Левина, 2004); феномена девиантной личности в психологии (В.Д. Менделевич, 2005; В.Б. Никишина, 2006); социально-психологических особенностей идентичности подростков, входящих в криминогенные группировки (И.А. Семикашева, 2003); факторов семейной депривации, негативной презентации семейных отношений (Л.Ю. Бухлина, 2004; С.В. Быков, 2003; Р.В. Шмелей, 2004; Н.И. Федосеева, 2007; Д.И. Фельдштейн, 1995; М.З. Шогенов, 2003); закономерностей возникновения психологических барьеров социализации девиантной личности (С.А. Беличева, 1989; О.Е. Ельникова, 2004).

Отдельное направление составляют работы, посвященные анализу отклонений в поведении военнослужащих. Важная роль в формировании представлений о сущности отклоняющегося поведения военнослужащего как субъекта вооруженной борьбы принадлежит российским военным ученым (Н.А. Беккер, 1914; В.А. Бернацкий, 1911; К.С. Гершельман, 1897, 1908; Н.Н. Головин, 1907; К.И. Дружинин 1910; Н.Л. Кладо, 1902; И.П. Маслов, 1896; Л.А. Прозоров, 1914; Е.Н. Тарковский, 1904; Г.Е. Шумков, 1907, 1910 и  др.). На основе большого статистического материала они исследовали поведение военнослужащих в боевых условиях, изучили  различные формы отклоняющегося поведения военнослужащих, причины и способы совершения ими отклонений в бою (уклонение от военной службы, трусость, дезертирство, членовредительство, симуляция, неисполнение приказа и т.д.). Впервые российским ученым Г.Е. Шумковым (1907) были разработаны методы психологической диагностики психических отклонений у военнослужащих, а также способы выявления военнослужащих, симулирующих различные психические заболевания.

В современной военной психологии отклоняющееся поведение изучается в контексте решения следующих проблем:

- выявление механизмов и факторов отклонений военнослужащих (В.А. Беловодский, 1997; А.В. Боенко, 1993; А.Г. Денисенко, 2004; С.Б. Дохолян, 1998; М.Л. Есаян, 2006; Г.Н. Забрянский, 1992; В.М. Крук, 1998; М.С. Полянский, 1991; Л.В. Сенкевич, 2005; А.П. Сухоносов, 2005; С.И. Съедин, 1990 и др.);

- изучение особенностей проявления отклонений военнослужащих в боевой обстановке и на войне (А.Г. Караяни, 2003, 2006; Л.А. Китаев-Смык, 1997,  2001; И.И. Козловский, 1998; В.П. Никонов, 1998; С.В. Славнов, 1998 и  др.);

- организация психологической профилактики негативных состояний военнослужащих и расстройств, формирующих отклонения (А.В. Булгаков, 1996; Ю.Н. Дюндик, 1998; А.Г. Маклаков, 2005; С.В. Моцарь, 2004; В.А. Юренкова, 2005 и др.);

- социально-психологические условия минимизации отклонений в поведении и повышение дисциплинированности военнослужащих (В.Т. Доценко, 1997; В.П. Згуро, 1991; С.Л. Евенко, 2009; Е.Ю. Стрижов; 1988; Э.П. Утлик, 1996).

Проблема отклоняющегося поведения интенсивно разрабатывалась в западной социологической науке. Усилиями таких известных ученых, как Г. Беккер (1965), Э. Дюркгейм (1998), А. Коэн (1965), Р. Мертон (1966), Т. Парсонс (1994) были изучены социальные типы девиаций, детерминанты совершения отклонений в поведении личности. Девиантное поведение определяется как социально значимое поведение личности, отклоняющееся от социальных норм: а) не удовлетворяющее общепринятым, распространенным в обществе стандартам и эталонам поведения; б) не совпадающее с социальными ожиданиями от личности общества, отдельных его групп или членов; в) отступающее от конвенциональных ролевых предписаний.

Значительный вклад в развитие теории отклоняющегося поведения военнослужащих как самостоятельного научного направления внесли военные ученые-социологи. Их работы посвящены: выявлению функций военно-социальной организации в регуляции девиантного поведения военнослужащих (А.Г. Тюриков, 2000); разработке основ военной девиантологии (В.С. Вагин, 2000; С.В. Ворошилов, 1993); обоснованию отдельных видов девиаций как социального института (А.А. Гаголкин, 1997; Д.В. Клепиков, 1997); разработке средств преодоления отклонений в жизнедеятельности воинских коллективов (И.В. Образцов, 1994), минимизации уклонений от военной службы (С.Л. Евенко, 2001).

Существенно дополнили теорию отклоняющегося поведения военнослужащих ученые-медики С.В. Литвинцев (2005), А.М. Резник (2005), П.И. Сидоров (2001), Е.В. Снедков (2005), А.А. Яворский (1991). Ими разработаны научно-практические схемы анализа различных видов отклонений у военнослужащих, получивших боевую психическую травму, изучены факторы, влияющие на совершение суицидов в боевой обстановке, механизмы аддиктивных расстройств.

Учеными-криминалистами расширена классификация видов отклонений в зависимости от негативных факторов, приобретенных военнослужащими в ходе военной службы (К.Д. Нечевин, 1996); факторов правовой незащищенности (А.И. Хомяков, 2002); факторов бесперспективности «светлого будущего» (И.М. Мацкевич, 2000); использования насилия как метода управления подчиненными (Г.Н. Забрянский, 1992; С.М. Иншаков, 1997).

Анализ подходов к пониманию отклоняющегося поведения свидетельствует о значительном различии методологических оснований в объяснении девиантности. При этом внимание большинства авторов сосредоточено на исследовании отдельных видов отклонений. Они объясняют их совершение с позиций одной доминирующей детерминанты (личность или среда), вследствие чего типологии девиантного поведения и девиантной личности недостаточно качественно и количественно определены. Нуждается в уточнении соотношение таких категорий и понятий, как «девиантная личность», «дисфункциональная личность», «девиантная среда», «дисфункциональная среда». Требует осмысления, адекватной понятийной интерпретации и эмпирической операционализации сама категория «отклоняющееся поведение военнослужащих». Односторонность подходов в изучении отклоняющегося поведения затрудняет проведение комплексной диагностики характеристик личности, склонной к отклонениям.

Имеющиеся на сегодняшний день исследования проблемы отклоняющегося поведения не могут удовлетворить потребности теории и практики военного дела. Основным сущностным признаком девиантного поведения личности является отклонение от социально принятых норм. При этом нормы рассматриваются максимально обобщенно, вне контекста социальной ситуации деятельности.

Рассматривая отклоняющееся поведение военнослужащих, необходимо учитывать, что основные цели и задачи военной организации в боевой обстановке предусматривают формирование поведения, в целом противоречащего общечеловеческим нормам и ценностям. В ситуации же повседневной жизнедеятельности военнослужащие руководствуются нормами, установленными обществом. Таким образом, возникает противоречие между нормативными требованиями к поведению военнослужащего в военное и мирное время. Практически это противоречие проявляется в необходимости демонстрировать диаметрально противоположные формы поведения в зависимости от ситуации и уметь максимально эффективно управлять ими. Это противоречие порождает необходимость строгой регламентации деятельности и поведения военнослужащих нормативно-правовыми актами и условиями взаимодействия в военной организации, которые определяют специфику отклонений в поведении военнослужащих. Сама среда в военной организации является агрессивной по отношению к личности, что создает дополнительные трудности для адаптации и нормативного функционирования военнослужащего.

Существующие социально-психологические теории не раскрывают принципы, закономерности и социально-психологический механизм отклонений в поведении, совершаемых в жестко регламентированной среде, которой является военная служба. Следовательно, решение научной проблемы отклоняющегося поведения военнослужащих заключается в выявлении форм, механизма, закономерностей и детерминант девиантного поведения в жестко регламентированных условиях, позволяющих обосновать принципы, разработать основные направления минимизации изучаемого явления.

Таким образом, разработка социально-психологической концепции отклоняющегося поведения военнослужащих необходима для формирования недостающего элемента теории девиантологии, содержащего научно обоснованные представления и технологические подходы для социальной практики, позволяющие эффективно решать широкий спектр управленческих задач по повышению дисциплинированности и правопорядка в ВС РФ.

Актуальность проблемы и ее недостаточная научная разработанность обусловили выбор темы, объекта, предмета, цели и задач диссертационного исследования.

Объект исследования – отклоняющееся поведение военнослужащих ВС РФ.

Предмет исследования – закономерности, механизм, условия совершения и принцип минимизации отклоняющегося поведения военнослужащих.

Цель исследования – на основе теоретического анализа проблемы, опираясь на результаты экспериментально-исследовательской работы, разработать социально-психологическую концепцию отклоняющегося поведения военнослужащих.

Задачи исследования:

1. Изучить и обобщить опыт научного исследования проблемы отклоняющегося поведения, его сущностные характеристики, обосновать теоретико-методологические предпосылки формирования социально-психологической концепции отклоняющегося поведения военнослужащих.

2. Обосновать социально-психологическую концепцию отклоняющегося поведения военнослужащих ВС РФ, содержащую систематизированные теоретические положения относительно его сущности, социально-психологического содержания, структуры и принципа минимизации. Разработать структурно-функциональную модель детерминации отклоняющегося поведения военнослужащих ВС РФ.

3. В процессе экспериментального исследования выявить социально-психологические виды, личностные и организационно-групповые детерминанты, механизм и закономерности проявления отклоняющегося поведения военнослужащих.

4. Обосновать и экспериментально апробировать принцип и социально-психологические технологии минимизации отклонений в поведении военнослужащих.

Гипотезы исследования:

1. Отклоняющееся поведение военнослужащих – это результат рассогласования в системе взаимодействия «личность – военно-социальная среда», опосредованный индивидуально-психологическими особенностями и внутренней активностью военнослужащего по удовлетворению своих потребностей в форме внешних действий и поступков, не соответствующих нормам, регламентирующим деятельность военной организации.

Основой социально-психологической классификации отклоняющегося поведения военнослужащих являются способы удовлетворения ими доминирующей потребности: в безопасности, в самоактуализации, в контроле ресурсов и степень сбалансированности процесса целеполагания.

2. Рассогласование в системе взаимодействия «личность – военно-социальная среда» есть следствие дисфункциональности личности военнослужащего – нарушения вторичной социализации, обусловленной деформацией процессов интериоризации, адаптации, идентификации, целеполагания, и дисфункциональности военно-социальной среды – деформации организационно-групповых процессов: экспектаций, санкций и интеграции.

Своеобразное сочетание индивидуальных характеристик личностных процессов определяет склонность военнослужащего к определенным видам отклонений. Качественное своеобразие характеристик организационно-групповых процессов подразделения создает условия совершения военнослужащими определенных видов отклонений.

3. Социально-психологическим механизмом отклоняющегося поведения является конфликтное взаимодействие личности военнослужащего с условиями военно-социальной среды. Возможны три формы такого конфликтного взаимодействия – средовой, личностный и комплексный конфликты.

4. Минимизация отклонений в поведении военнослужащих возможна за счет реализации системы мероприятий психологической коррекции и практико-ориентированного обучения, учитывающей содержательную специфику дисфункциональности личностных процессов военнослужащих, склонных к совершению девиаций, и изменения профиля условий военно-социальной среды, способной детерминировать отклонения. Сущность системы минимизации отклонений в поведении военнослужащих заключается в целенаправленном социально-психологическом и организационном воздействиях на дисфункциональные личностные (интериоризация, адаптация, идентификациюя, целеполагание) и организационно-групповые (экспектации, санкции, интеграция) процессы, приведение их в соответствие с требованиями, обеспечивающими гармоничное функционирование системы «личность военнослужащего – военно-социальная среда».

Теоретико-методологическую основу исследования составили фундаментальные принципы и положения общей и социальной психологии, раскрывающие закономерности развития и социализации личности (К.А. Абульханова, Г.М. Андреева, Б.Г. Ананьев, В.А. Ганзен, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, П.А. Мясоед, С.Л. Рубинштейн, Т. Шибутани и др.), принципы изучения внутренних, субъектных детерминант личности, склонной к отклонениям в поведении (Б.С. Братусь, Е.В. Змановская, Ю.А. Клейберг, В.Н. Князев, А.Е. Личко и др.), основные постулаты представителей гуманистической психологии о развитии личности как процесса самоактуализации (А. Маслоу, Л.И. Рюмшина, С. Крипнер, Р. Карвало, Т. Грининг), положения о процессах, обеспечивающих функционирование организации (С.А. Анисимов, Е.Г. Баранов, А.В. Булгаков, Л.Д. Почебут, А.И. Пригожин, А.С. Скок), о социальной ситуации как системной единице анализа отклоняющегося поведения (А.Я. Анцупов, В.А. Барабанщиков, Л. Росс, Р. Нисбетт, Н.В. Гришина, Б.Я. Шведин, П.Н. Шихирев и др.), положения о взаимообусловленности внутренних и внешних компонентов целевого психологического ресурса как сдерживающего фактора совершения отклонений в поведении военнослужащего (А.Г. Караяни).

Для реализации целей исследования важным теоретико-методологическим ориентиром выступали положения, представленные в социально-психологических концепциях теории социального взаимодействия (И. Гофман, Т. Шибутани) о моделях поведения, возникающих в процессе взаимодействия людей друг с другом и социальной средой, о комплексном характере взаимодействия факторов социальной среды и личности, усвоения социальных статусов и ролей поведения, о процессе формирования конвенциональных норм поведения в социуме.

Большое влияние на теоретико-методологическое осмысление проблемы оказали положения и выводы, представленные в рамках научных подходов к исследованию проблем о применении социально-психологических санкций к объектам дисциплинирования (Я.И. Гилинский, В.Н. Кудрявцев, М.С. Полянский, В.В. Сысоев, Э.П. Утлик), значимости мер коллективного дисциплинирования (Б. Жерве), о приведении в соответствие дисфункциональных личностных процессов военнослужащих к стандартам, обеспечивающим нормативное поведение (А.В. Булгаков, К.И. Вайсеро, Л.Н. Дорогова, Л.Ф. Железняк, И.В. Сыромятников).

Научная новизна исследования заключается в следующем:

1. Разработана социально-психологическая концепция отклоняющегося поведения военнослужащих, дающая целостное представление о его сущности, структуре, видах, закономерностях, механизме совершения и принципе минимизации. В рамках данной концепции расширен понятийный аппарат социальной психологии за счет введения новых понятий «дисфункциональность личности военнослужащего» и «дисфункциональность условий военно-социальной среды», обоснованы индексы «дисфункционального надлома личности военнослужащего» и «дисфункционального надлома условий военно-социальной среды».

2. Обоснована теоретическая модель детерминации отклонений в поведении военнослужащих. В структурно-функциональном отношении она включает субъекты военно-профессионального взаимодействия (личность военнослужащего и условия военно-социальной среды), характеризующиеся определенными уровнями дисфункциональности. В структурно-динамическом отношении выделены ситуации конфликтного взаимодействия военнослужащего с условиями военно-социальной среды, характер которых детерминирует отклонения в поведении военнослужащих. Разработаны алгоритм диагностики дисфункциональности личности военнослужащего и условий военно-социальной среды, социально-психологические виды девиаций. Обоснован принцип минимизации отклоняющегося поведения военнослужащих. Разработаны и апробированы социально-психологические технологии минимизации отклонений в поведении военнослужащих.

3. Обоснована сущность отклоняющегося поведения военнослужащих, связанная с пониманием его как социально-психологического явления, содержательной основой которого выступает нарушение социально-психологического взаимодействия военнослужащего с военно-социальной средой, вызывающее рассогласование в системе «личность – военно-социальная среда», проявляющееся в действиях и поступках не соответствующих нормам военной организации.

4. Дана социально-психологическая классификация видов отклоняющегося поведения военнослужащих в зависимости от способа удовлетворения доминирующей потребности: в безопасности, в самоактуализации и в контроле ресурсов и степени сбалансированности процесса целеполагания – «избегающий», «подавляющий», «паразитирующий».

5. Обосновано понятие «дисфункциональность личности военнослужащего» как нарушение процесса вторичной социализации. Выделены типы дисфункциональности личности военнослужащих – «целе-дисфункциональный», «адаптационно-дисфункциональный», «идентично-дисфункциональный». Обоснован и рассчитан индекс «дисфункционального надлома личности военнослужащего», позволяющий оценить вероятность совершения отклонения военнослужащим.

Обосновано понятие «дисфункциональность условий военно-социальной среды» как деформации организационно-групповых процессов. Выделены типы дисфункциональности условий военно-социальной среды – «нормативно-функциональный», «переходный», «нормативно-дисфункциональный». Обоснован и рассчитан индекс «дисфункционального надлома условий военно-социальной среды», позволяющий оценить вероятность совершения отклонения в военной организации.

6. Раскрыт основной социально-психологический механизм совершения отклонений в поведении: конфликт взаимодействия личности военнослужащего с условиями военно-социальной среды, в основе которого лежит соотношение дисфункциональности личности военнослужащего и дисфункциональности условий военно-социальной среды. Выявлены формы конфликтного взаимодействия – комплексный, средовой и личностный.

7. Экспериментально выявлены основные закономерности отклонений в поведении военнослужащих: а) обусловленность видов отклонений в поведении военнослужащих способом удовлетворения доминирующей потребности; б) соответствие типа дисфункциональности личности военнослужащего конкретному социально-психологическому виду отклонений; в) количественная зависимость вероятности совершения отклонения военнослужащим от степени дисфункционального надлома личности; г) зависимость проявления социально-психологического вида отклонений от типа дисфункциональности условий военно-социальной среды; д) количественная зависимость вероятности совершения отклонения военнослужащим от степени дисфункционального надлома условий военно-социальной среды; е) обусловленность структуры отклонений в поведении военнослужащего формой конфликтного взаимодействия личности военнослужащего и условий военно-социальной среды.

8. Обоснован базовый принцип минимизации отклоняющегося поведения военнослужащих – принцип гармонично-функционального взаимодействия личности с социальной средой. Разработаны и апробированы технологии целенаправленного и вариативного в технологическом и организационном плане воздействия на дисфункциональные организационно-групповые и личностные процессы, позволяющие минимизировать отклонения в поведении военнослужащих.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что результаты исследования открывают новое научное направление – психологию отклоняющегося поведения военнослужащих, создают необходимые теоретико-методологические предпосылки для широкого спектра теоретических и прикладных исследований феномена отклоняющегося поведения в условиях жестко регламентированной среды, направленных на расширение фундаментальных и прикладных основ социальной и военной психологии.

Исследование относится к разряду фундаментальных, в нем раскрываются общие социально-психологические закономерности совершения отклонений в жестко регламентированной среде, социально-психологический механизм совершения отклонений в поведении военнослужащих и принцип их минимизации. Значимым для социальной психологии является целостное рассмотрение отклоняющегося поведения как системного явления в единстве структурных и функциональных аспектов, обусловленного рассогласованием процесса взаимодействия личности военнослужащего с военно-социальной средой.

Создание социально-психологической концепции отклоняющегося поведения военнослужащих существенно расширило теоретическую базу социальной и военной психологии. Введены и обоснованы новые понятия: «дисфункциональность личности военнослужащего», «дисфункциональность условий военно-социальной среды», индексы «дисфункционального надлома личности военнослужащего», «дисфункционального надлома условий военно-социальной среды», что позволило обосновать и объяснить механизм совершения отклонений в поведении военнослужащих. Сформулирован базовый принцип минимизации отклонений в поведении. В целом разработанные теоретические положения позволяют квалифицировать их как решение крупной научной проблемы, имеющей оборонное и социально-образовательное значение.

Положения, выносимые на защиту:

1. Социально-психологическая концепция отклоняющегося поведения военнослужащих – это совокупность исходных, теоретически обоснованных и эмпирически апробированных положений о содержании, генезисе, методологии и методике изучения, об основных закономерностях, о механизме и принципе, социально-психологических средствах и технологиях минимизации отклонений в поведения военнослужащих.

В структурно-функциональном отношении теоретическая модель детерминации отклонений в поведении военнослужащих состоит из субъектов военно-профессионального взаимодействия: личность военнослужащего, не способного выполнять свои основные функции как субъекта военной службы, и условия военно-социальной среды, не реализующие функции военной организации. В структурно-динамическом отношении выделяются ситуации конфликтного взаимодействия военнослужащего с условиями военно-социальной среды, обусловливающие совершение отклонений.

Отклоняющееся поведение военнослужащего представляет собой социально-психологическое явление, содержательной основой которого выступает нарушение социально-психологического взаимодействия военнослужащего с военно-социальной средой, вызванное рассогласованием в системе «личность – военно-социальная среда», проявляющееся в действиях и поступках не соответствующих нормам военной организации.

2. В зависимости от способа удовлетворения доминирующей потребности и степени сбалансированности процесса целеполагания основными социально-психологическими видами отклонений в поведении военнослужащих являются «избегающий», «подавляющий», «паразитирующий».

К отклонениям «избегающего» вида относятся: уклонение от военной службы, суицид, умышленные убийства. Данный социально-психологический вид отклонений характеризуется: доминирующей потребностью в безопасности, наличием деструкций в развитии личностного процесса целеполагания (высокий уровень мотивации избегания неудач и низкий уровень мотивации на успех), дезадаптивностью, что проявляется в инфантильном способе реагирования на обстоятельства – «бегством из ситуации».

«Подавляющий» вид отклонений объединил такие девиации, совершаемые военнослужащими, как нарушение правил уставных взаимоотношений и превышение должностных полномочий. Для этого вида отклонения характерна деструкция в развитии личностного процесса целеполагания (низкий уровень мотивации избегания неудач и высокий уровень мотивации на успех). Военнослужащие, совершая отклонения данного вида, удовлетворяют потребность в самоутверждении. Наблюдается инфантильный способ реагирования на ситуацию – «подавление, принуждение».

«Паразитирующий» вид социально-психологических отклонений – это преступления против собственности, злоупотребление служебным положением, хищения оружия и боеприпасов. Основной потребностью при  совершении таких отклонений, является контроль ресурсов. Способ реагирования: использование военной организации в качестве источника повышения своего материального благосостояния с нанесением ей вреда.

3. Отклоняющееся поведение военнослужащих является полифакторным явлением, детерминированным свойствами двух системных образований субъектов военно-профессионального взаимодействия: а) дисфункциональной личностью военнослужащего; б) дисфункциональностью условий военно-социальной среды.

Дисфункциональность личности военнослужащего – это интегральное психологическое качество, затрудняющее процесс взаимодействия военнослужащего с военно-социальной средой, вызванное негативной вторичной социализацией индивида, связанной с нарушением развития личностных процессов: интериоризации, адаптации, идентификации и целеполагания. Выделены типы дисфункциональности личности военнослужащих – «целе-дисфункциональный», «адаптационно-дисфункциональный», «идентично-дисфункциональный».

«Целе-дисфункциональный» тип характеризуется хорошо функционирующими личностными процессами: адаптации, идентификации и интериоризации, однако у военнослужащих, относящихся к данному типу, наблюдается нарушение процесса целеполагания. Такие военнослужащие адаптированы к условиям военной службы, считают себя членами военной организации, разделяющими ее ценности, но не совсем ясно представляют цели своей деятельности.

«Адаптационно-дисфункциональный» тип характеризуется умерено выраженными показателями процессов идентификации, интериоризации, целеполагания. Вместе с тем такой тип военнослужащих проявляет низкий уровень адаптации. Внутренняя готовность военнослужащего принимать нормы и правила поведения в военном сообществе, его ориентация на нормативные образцы поведения при деятельной активности не всегда подкреплены способностями адаптироваться к условиям военной службы.

«Идентично-дисфункциональный» тип военнослужащих характеризуют высокие показатели развития личностных процессов интериоризации, адаптации, целеполагания. Однако военнослужащим данного типа свойственно нарушение процесса идентификации. При высокой степени адаптированности, осознании целей своих действий военнослужащие не в достаточной степени ощущают себя членами военной организации.

Количественной мерой дисфункциональности личности военнослужащего, позволяющей оценить вероятность совершения отклонения, является индекс «дисфункционального надлома личности».

Дисфункциональность условий военно-социальной среды – это интегральная характеристика военной организации, которая заключается в нарушении функционировании организационно-групповых процессов: экспектаций, санкций, интеграции, существенно затрудняющем удовлетворение потребностей военнослужащих и достижение общественно значимых целей. Выделены типы дисфункциональности условий военно-социальной среды – «нормативно-функциональный», «переходный», «нормативно-дисфункциональный».

В «нормативно-функциональном» типе условий военно-социальной среды практически все средовые процессы находятся на высоком уровне развития. Регуляция поведения военнослужащих при таком типе условий осуществляется практикуемыми средствами дисциплинирования, что дает возможность эффективного интегрирования военнослужащего в воинский коллектив подразделения, позволяет ему почувствовать себя важным и значимым элементом военно-организационной системы, когда командирами транслируются нормативные образцы поведения.

«Переходный» тип условий военно-социальной среды характеризует умелое и грамотное применение субъектами дисциплинарной практики санкций, что позволяет подкреплять позитивную активность военнослужащих, транслировать подчиненным нормативные образцы поведения. Однако неформальные лидеры военной организации, носители негативных традиций различными отрицательными инициациями противодействуют формированию дисциплинированного поведения военнослужащих.

В профиле «нормативно-дисфункционального» типа наиболее выражена диспропорция между организационно-групповыми процессами: при хорошо развитых процессах экспектаций и интеграции процесс санкций недостаточно выражен. Высокие ожидания военно-социальной среды нормативного поведения военнослужащего не в достаточной степени подкрепляются формально заданной системой мер дисциплинирования. В силу этого происходит компенсация процесса санкций трансляцией норм и правил поведения неформальной структурой воинского коллектива.

Количественной мерой дисфункциональности условий военно-социальной среды, позволяющей оценить вероятность совершения отклонения, является индекс «дисфункционального надлома условий военно-социальной среды».

4. Основной социально-психологический механизм совершения отклонений в поведении – конфликт взаимодействия личности военнослужащего с условиями военно-социальной среды, в основе которого лежит рассогласование взаимодействия в системе «личность – военно-социальная среда», обусловленное дисфункциональностью личности военнослужащего и дисфункциональностью условий военно-социальной среды.

Возможны три формы конфликтного взаимодействия – средовой конфликт (конфликтное взаимодействие военнослужащего, личностные качества которого соответствуют требованиям формальной военной организации с военно-социальной средой, качественные параметры функциональности которой не позволяют ему удовлетворять свои потребности), личностный конфликт (дисгармония между личностными качествами дисфункционального военнослужащего и требованиями нормативной военно-социальной среды) и комплексный конфликт (двухсторонний конфликт – дисфункциональная личность военнослужащего, с одной стороны, и дисфункциональные условия военно-социальной среды – с другой).

5. Социально-психологические закономерности отклоняющегося поведения военнослужащих:

а) вид отклонений в поведении военнослужащих обусловлен сочетанием доминирующей потребности с уровнями мотивации «на достижение успеха» и «избегания неудач»:

- доминирующая потребность в самоактуализации, высокая мотивация «на успех» и низкий уровень мотивации «избегания неудач» способствуют совершению отклонений, относящихся к «подавляющему» виду;

- доминирующая потребность в безопасности, высокая мотивация на «избегание неудач» и низкая мотивация «на достижение успеха» ведут к совершению девиаций, относящихся к «избегающему» виду;

- доминирующая потребность в контроле ресурсов и сбалансированное сочетание мотиваций «на достижение успеха» и «избегание неудач» способствуют отклонениям «паразитирующего» вида.

б) соответствие типа дисфункциональности личности военнослужащего конкретному социально-психологическому виду отклонений в поведении:

- «целе-дисфункциональному» – «подавляющий» вид отклонений;

- «адаптационно-дисфункциональному» – «избегающий» вид;

- «идентично-дисфункциональному» – «паразитирующий» вид;

в) количественная зависимость вероятности совершения отклонения военнослужащим от степени дисфункциональности личности;

г) линейная зависимость количества отклонений «паразитирующего» вида и нелинейная зависимость отклонений «избегающего» и «подавляющего» видов от степени дисфункциональности условий военно-социальной среды: количество отклонений «паразитирующего» вида минимально при «нормативно-функциональном» типе среды и максимально при «нормативно-дисфункциональном» типе; отклонения «избегающего» вида минимальны при «переходном» типе условий и максимально проявляются при «нормативно-функциональном» и «нормативно-дисфункциональном» типах; отклонения «подавляющего» типа увеличиваются в «переходном» типе условий военно-социальной среды и снижаются в «нормативно-функциональных» и «нормативно-дисфункциональных» условиях;

д) количественная зависимость вероятности совершения отклонения военнослужащим от степени дисфункциональности условий военно-социальной среды;

е) обусловленность структуры отклонений в поведении военнослужащего формой конфликтного взаимодействия личности военнослужащего и условий военно-социальной среды: при «комплексном конфликте» увеличивается число отклонений «подавляющего» вида; «средовой конфликт» генерирует «паразитирующие» виды отклонений; «личностный конфликт» способствует совершению отклонений «избегающего» вида.

6. Основные направления минимизации отклонений в поведении военнослужащих ВС РФ: а) социально-психологическое; б) организационно-групповое – ориентированы на повышение общей функциональности личностных процессов военнослужащего и структурных компонентов военно-социальной среды. Это достигается посредством целенаправленного и вариативного в технологическом и организационном планах воздействия на их элементы, учета содержательной специфики дисфункциональности личности военнослужащего, а также дисфункциональности условий военно-социальной среды.

Базовым принципом минимизации отклоняющегося поведения военнослужащих в рамках разработанной социально-психологической концепции является принцип «гармонично-функционального взаимодействия личности с социальной средой». Он предполагает неконфликтное взаимодействие военнослужащего с военно-социальной средой посредством формирования у военнослужащего личностных качеств, соответствующих требованиям военной организации, и создания оптимальных условий военной службы.

Комплексное социально-психологическое воздействие на дисфункциональные личностные и организационно-групповые процессы позволило развить их до оптимального уровня функциональности и, тем самым, привести систему «личность – военно-социальная среда» в равновесие, а также снизить отклонения в поведении военнослужащих ВС РФ.

Практическая значимость результатов исследования состоит в следующем:

- использование результатов исследования на всех уровнях военного управления ведет к повышению дисциплинированности и укреплению правопорядка в ВС РФ;

- предложенные в диссертации комплексные методики диагностики дисфункций военнослужащих позволят выявлять на ранних этапах лиц, склонных к отклонениям в поведении, а также условия военно-социальной среды, провоцирующие совершение отклонений, актуальных для использования в деятельности командиров, органов воспитательных структур и  психологов;

- выявленные социально-психологические закономерности совершения отклонений в поведении военнослужащих дают возможность осуществлять прогностическую работу с учетом взаимодействия дисфункциональной личности военнослужащего с условиями военно-социальной среды;

- разработанная типология военнослужащих, склонных к совершению отклонений в поведении, позволяет применять адресные, узконаправленные психокоррекционные технологии, повышающие уровень функциональности личности военнослужащего;

- выявленные типы военных организаций дают возможность проводить организационно-коррекционные мероприятия, позволяющие повысить качество условий военно-социальной среды, с учетом конкретного организационного типа;

- предложенные теоретические и методологические положения обогащают содержание преподаваемых в вузах курсов социальной психологии, военной психологии и позволяют повысить качество обучения и воспитания военнослужащих, в том числе слушателей и курсантов – будущих субъектов воспитательной работы и дисциплинарной практики.

Методика и эмпирическая база исследования

Для реализации поставленных задач был использован комплекс общенаучных эмпирических методов. Констатирующий эксперимент проводился в пяти военных округах: Московском, Ленинградском, Сибирском, Северо-Кавказском, Дальневосточном. Общая выборка составила 595 человек, в которую вошли военнослужащие воинских частей указанных округов. Были исследованы военнослужащие, отбывающие наказания в дисциплинарных батальонах Московского, Сибирского и Северо-Кавказского округов (N = 187), а также проведен анализ 250 уголовных дел. Формирующий эксперимент проводился на базе подразделений частей Московского и Сибирского округов.

Основными методами исследовательской работы являлись: эксперимент, анкетирование, наблюдение, изучение документов, беседа, экспертный опрос, тестирование, анализ результатов деятельности.

Обработка результатов исследования проводилась с применением методов математической статистики, включающих корреляционный, кластерный, факторный и кросс-табуляционный анализы.

Достоверность и обоснованность полученных данных и теоретических выводов обеспечивалась всесторонним методологическим и теоретическим обоснованием исследовательской концепции, ее органической связью с данными по общей, социальной и военной психологии; применением компл екса взаимодополняющи х м етодов исследования, ад екватных его целям и задачам , соответствующих особенностям изучаемого предмета; сопоставлением полученных данных и разнообразием применяемых исследовательских процедур и методик; репрезентативностью выборки испытуемых и полученных экспериментальных данных; сочетанием качественного и количественного анализа с применением математических методов обработки и результатов социально-психологического исследования.

Апробация результатов исследования осуществлена в процессе научно-практической конференции психологов силовых структур по теме «Профилактика отклоняющегося поведения военнослужащих: теория и практика» (2007 г.); межвузовской научно-практической конференции психологов МО РФ по теме «Актуальные проблемы профилактики наркомании в ВС РФ» (14 июня 2007 г.), научно-практической конференции по проблемам психологического здоровья граждан РФ по теме «Социальное здоровье России» (15 мая 2007 г.), на научно-практической конференции Пограничной академии ФСБ России по теме «Актуальные проблемы подготовки и воспитания военнослужащих силовых министерств и ведомств» (30 марта 2009 г.), на общественных слушаниях в комиссии Общественной палаты по делам ветеранов, военнослужащих, членов их семей по проблемам безопасности военной службы и предупреждения гибели военнослужащих (18 марта 2008 г.), совещаний руководящего состава органов воспитательной работы ВВ МВД РФ в 2005 г., совещаний руководящего состава органов воспитательной работы вузов ВС РФ в 2009 г., совещаний руководящего состава психологов ФСО РФ в 2009 г. Полученные результаты внедрены в формах разработки КНИР по теме «Диагностика и профилактика суицидального риска у военнослужащих ВС РФ».

Положения предлагаемой концепции, касающиеся минимизации отклонений в поведении военнослужащих, нашли отражение в рекомендациях командирам и органам воспитательной работы частей и подразделений МВО, СибВО. Основные теоретические аспекты и технологические средства минимизации отклонений в поведении военнослужащих, изложенные в данной работе, прошли апробацию в частях МВО.

Результаты разработки теоретических и практических аспектов диссертационного исследования были реализованы в авторском учебном курсе «Психология отклоняющегося поведения» (2005-2006 гг.) в Военном университете. Материалы диссертации используются в преподавании учебных курсов «Социальная психология», «Психология военного управления» на военно-психологическом факультете, «Девиантология» на факультете военно-социальной работы.

Авторское видение проблем психологии отклоняющегося поведения военнослужащих изложено в монографиях и публикациях, посвященных вопросам сущности, содержания, диагностики и профилактики отклонений общим объемом 83,1 печатных листов.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы и приложений. Глава I. – Проблема отклоняющегося поведения военнослужащих в психологической науке и практике. Глава II. – Теоретическое обоснование социально-психологической концепции отклоняющегося поведения военнослужащих ВС РФ. Глава III. – Социально-психологические закономерности и механизм совершения отклонений в поведении военнослужащих ВС РФ. Глава IV. – Минимизации отклоняющегося поведения военнослужащих ВС РФ. Общий объем диссертации – 379 страниц текста, из них 313 страниц – основной текст, 14 страниц – список литературы (383 наименования) и 52 страницы – приложения. В работе размещено 22 рисунка и 24 таблицы.

II. Основное содержание диссертации

В настоящее время категория «отклоняющееся поведение» относится к числу активно исследуемых психологической наукой. Вместе с тем рассмотрение проблемы отклоняющегося поведения в современной психологии остается неоднозначным, что наблюдается в различном толковании данного феномена. Обобщение имеющихся в психологии взглядов, раскрывающих сущность отклоняющегося поведения, позволило выделить следующие подходы, характеризующие современное понимание его сущности:

- отклоняющееся поведение как следствие психобиологических особенностей личности, связанных с анатомическим строением человека, хромосомными аномалиями, которые выступают в качестве врожденных личностных характеристик, формирующих девиации (Н.П. Дубнин, 1982; Г. Кайзер, 1970; И.И. Карпец, 1982; Ч. Ломброзо, 2003; П. Прайс, 1970; М.В. Черноруцкий, 1953; У.Г. Шелдон, 1949; Д. Уиткин, 2001 и др.);

- отклоняющееся поведение как результат внутреннего конфликта сфер личности (З. Фрейд, 2000; А. Фрейд, 1949);

- отклоняющееся поведение как интегративное явление, в основе которого лежат нарушения развития и социализации индивида, связанное с дисфункцией процесса интериоризации институционализированных и стихийно сложившихся норм (Н.В. Бондаренко, 2005; А.Д. Висло, 2001; Я.И. Гилинский, 2004; Л.В. Грузд, 2004; Е.В. Змановская, 2006; Ю.А. Клейберг, 2003; Т.Н. Смотрова, 2005 и др.);

- отклоняющееся поведение как последствие расстройства жизненных планов, связанное с возникновением непреодолимой преграды (Л. Берковиц, 2001; Г. Оллпорт, 1999 и др.);

- отклоняющееся поведение как следствие девиантного развития личности, связанного с деформацией мотивационно-смысловой сферы, психопатией, акцентуацией характера, нарушающих регуляцию поведения (А.Г. Белобородов, 2001; Б.С. Братусь, 1988; Ю.А. Васильева, 1999; К.В. Карпинский, 2002; В.Т. Кондрашенко, 1988; А.Е. Личко, 1991; Г. Оллпорт, 1999; Д.А. Леонтьев, 1996 и др.);

- отклоняющееся поведение как результат агрессивного поведения, вызванного непреодолимыми жизненными трудностями (А. Бандура, 2001; Д. Доллард, 1972; С.Н. Ениколопов, 2002; Я.Л. Коломинский, 2004; Г. Миллер, 1967; А.А. Реан, 2004);

- отклоняющееся поведение как результат противоречия в знании об одном и том же объекте или событии, приводящих к внутреннему конфликту, что в свою очередь может обусловливать смену нормативных стереотипов в поведении к отклоняющимся формам поведения (Л. Фестингер, 2003);

- отклоняющееся поведение, вызванное процессом принятия личностью роли правонарушителя, эталона поведения лиц с отклоняющимся поведением (В.С. Агеев, 1999; И. Гофман, 2000; Дж. Мид, 1934; Т. Шибутани, 1999; Е.В. Щедрина, 1999 и др.);

- отклоняющееся поведение как результат несовпадения целей и ценностных ориентаций индивида с целями девиантной субкультуры коллектива, организации (М.Ф. Наумова, 1988; А.В. Ответчиков, 1980; А.В. Петровский, 1985; Ю.А. Клейберг, 2003; Ю.В. Ковалевич, 1994; В.М. Крук, 1998; В.Н. Кудрявцев, 2007; М.С. Полянский, 1991; Л.И. Уманский, 1975; Н.М. Ядринцев, 1972);

- отклоняющееся поведение, вызванное негативными психическими презентациями образов детско-родительских отношений (Л.Ю. Бухлина, 2004; С.В. Быков, 2003; Е.В. Змановская, 2006; Р.В. Шмелей, 2004; Н.И. Федосеева, 2007; М.З. Шогенов, 2003).

Теоретический анализ основных подходов к изучению проблемы отклоняющегося поведения в отечественной и зарубежной психологической науке, результаты исследований военных ученых позволили выявить два основных подхода к изучению отклонений: а) индивидуально-личностный; б) социально-организационный. Представители индивидуально-личностного подхода делают акцент в изучении девиаций на оценку и актуализацию психологического ресурса личности (экстернальный тип локуса контроля, низкая адаптивность, идентичность с асоциальными группами, отсутствие стремления позитивных достижений, социальная изоляция). Ученые, исследующие отклонения в поведении с позиций социально-организационного подхода, рассматривают девиации через призму социальных отношений, в которые военнослужащий вступает в формально заданной организационной среде, т.е. данный аспект понимания отклоняющегося поведения обращает внимание на функциональность военно-социальной среды (соответствие социального статуса выполняемой роли, стиль руководства, эффективность применения санкций, морально-психологический климат и т.п.). Однако ни один из выделенных подходов не дает полного научного представления об изучаемом явлении, поэтому их интеграция в форме нового научного направления позволит преодолеть некую односторонность в исследовании девиаций.

В рамках разрабатываемой социально-психологической концепции отклоняющегося поведения военнослужащих основной задачей является не только описание внешней стороны: формальных признаков отклоняющегося поведения, объяснения его социально-психологических причин, механизмов и закономерностей, а также выявление дисфункций личности военнослужащего, которая выступает в роли субъекта отклоняющегося поведения. Важным обстоятельством смещения фокуса исследований с девиантной личности на дисфункциональную является особый статус военной службы и, как следствие наличие особых кадровых, медицинских, правовых и психологических «фильтров», позволяющих с определенной степенью успешности принимать на военную службу лиц с отсутствием так называемого «девиантного синдрома» (Я.В. Малыхина, 2004). Однако при вхождении в новую социальную среду, которой выступает военная организация, военнослужащий не всегда точно и в полном объеме может усвоить нормы и правила поведения, предписываемые данной средой, т.е. социализироваться.

Методологической основой выделения процесса вторичной социализации и его элементов послужили научные разработки представителей школ символического интеракционизма (Дж. Мид, 1934; Т. Шибутани, 1999). Вторичная социализация происходит тогда, когда ранее установившиеся шаблоны поведения оказываются неадекватными. Новые шаблоны поведения развиваются, когда человек вступает в новую организацию (группу) и развивает другие типы поведения, наиболее соответствующие сложившимся обстоятельствам. Десоциализированная личность неспособна выполнять общественные функции, участвовать в согласованных действиях и нарушает конвенциональные нормы организации.

В отечественной психологии также разработан целый ряд подходов и принципов, объясняющих феноменологию, механизмы, закономерности развития и социализации личности, а также определяющих социальное поведение и жизненный путь человека (К.А. Абульханова, 1993; Г.М. Андреева, 2004; Б.Г. Ананьев, 1977; Л.С. Выготский, 1991; В.А. Ганзен, 2004; А.Н. Леонтьев, 1975; Б.Ф. Ломов, 2003; П.А. Мясоед, 1999; С.Л. Рубинштейн, 1998; и др.). Нарушение процесса социализации не позволяет эффективно реализовывать функции интегрирования личности в социальную среду и воспроизводства системы социальных связей, что приводит к затруднениям в трудовой деятельности, нарушениям производственной дисциплины (Г.М. Андреева, 2004).

В контексте этих подходов причинами девиаций, несомненно, являются разрыв в передаче социального опыта и отсутствие преемственности поколений, снижение готовности к включению в систему отношений (В.А. Ганзен, 2004; Б.Ф. Ломов, 2003; П.А. Мясоед, 1999); деформация функций саморегуляции психических состояний (К.А. Абульханова, 1991; Б.Г. Ананьев, 1977); нарушение процесса культурно-исторического становления человека в его подлинно человеческом качестве как субъекта собственного поведения и жизни (Л.В. Выготский, 1991; С.Л. Рубинштейн, 1998; А.Н. Леонтьев, 1975).

В силу этих обстоятельств всесторонний анализ научных подходов к пониманию сущности личности, склонной к отклонениям в поведении, и учет особой категории субъектов девиантного поведения позволили сформулировать собственное определение понятия дисфункциональности личности военнослужащего.

Дисфункциональность личности военнослужащего – это интегральное психологическое качество, затрудняющее процесс взаимодействия военнослужащего с военно-социальной средой, вызванное негативной вторичной социализацией индивида, выраженной в нарушении развития личностных процессов: интериоризации, адаптации, идентификации и целеполагания.

В системе факторов детерминирующих отклоняющееся поведение военнослужащих, среди взаимодействующих между собой внешних и внутренних условий, определяющих специфику конкретной социальной ситуации совершения отклонений, важнейшее место принадлежит военной организации. Значимость исследования военной организации как одной из детерминант совершения отклонений заключается в том, что жестко заданная нормативная среда значительно сужает границы поведения военнослужащих, что автоматически влечет за собой расширение классификации различных видов девиаций, характерных только для военнослужащих (членовредительство, самовольное оставление части, дезертирство, нарушение уставных правил взаимоотношений и т.д.).

Методологическим основанием дальнейшего выделения теоретических положений социально-психологической концепции отклоняющегося поведения военнослужащих являются идеи Б.Д. Парыгина (1999) о социальной организации как миди-общности, совокупности малых групп и первичных трудовых коллективов; идеи А.С. Скока (1998) о войсковом подразделении как средней группе; подход Л.Д. Почебут (2001), определяющей организацию как систему, формирующую и транслирующую социальные нормы поведения и специфику непосредственных межличностных контактов и взаимодействий.

Военная организация – это искусственное объединение людей институционального характера с высокой степенью формализации целей и структуры, с жесткой регламентацией способов поведения, с доминированием организационных мотивов и ценностей, занимающее определенное место в обществе и выполняющее важную общественную функцию по охране и защите целостности и независимости страны (Е.Г. Баранов, 1995).

Одной из основных функций организации является упорядочивание совместных действий ее элементов для достижения общей цели. Реализация данной функции происходит посредством сложившихся норм, которые определяются как обобщенная, символически оформленная система значений и отношений, поддерживающих организационную систему в равновесии, закрепляя образцы поведения в соответствии с ролевыми предписаниями.

Эффективность функциональности организации обеспечивают организационно-групповые процессы, образуя «поддерживающую» систему развития организации: а) экспектации в отношении поведения личностей в соответствии с занимаемым статусом (Г. Блумер, 1984; Л.И. Божович, 1960; И. Гофман, 2000; Ч. Кули, 2000; М. Кун, 1954; Дж. Морено, 2001); б) санкции для подержания нормативных образцов поведения (Я.И. Гилинский, 2004; В.Н. Кудрявцев, 2007; А. Рэдклифф-Браун, 2001; Т. Шибутани, 1999; Э.П. Утлик, 1996); в) интеграции, обеспечивающей эмоциональный комфорт членов группы и целостность организации (С.А. Липатов, 2001; А.С. Скок, 1998; Л.И. Уманский, 1975).

Схемы позитивного развития организации и в теоретическом, и в эмпирическом планах достаточно хорошо проработаны в социальной психологии, поэтому важным обстоятельством в изучении влияния условий военно-социальной среды на совершение отклонений военнослужащими является выявление линии развития организации в направлении отрицательного полюса (искажение ролевых ожиданий, низкий уровень социального контроля, межличностный эгоцентризм, конфликтность и агрессивность). Анализ работ, посвященных проблеме влияния среды на совершение отклонений, показал, что пока путь движения организации в негативную сторону исследователями скорее намечен, нежели обстоятельно изучен (Е.М. Дубовская, 2001; Р.Л. Кричевский, 2001; А.В. Петровский, 1985; Л.И. Уманский, 1975). Однако в данном случае речь идет не о криминогенной или девиантной среде, поскольку такие воинские подразделения подвергаются немедленным организационным преобразованиям, кадровым изменениям. В силу этих обстоятельств всесторонний анализ научных подходов к пониманию влияния военной организации на совершение отклонений, учет особой ее общественной значимости позволили сформулировать собственное определение понятия дисфункциональности условий военно-социальной среды.

Дисфункциональность условий военно-социальной среды – это интегральная характеристика военной организации, которая заключается в нарушении функционировании организационно-групповых процессов: экспектаций, санкций, интеграции, существенно затрудняющем удовлетворение потребностей военнослужащих и достижение общественно значимых целей. В данном случае, дисфункциональность условий военно-социальной среды выступает в качестве некой преграды, блокирующей удовлетворение потребностей военнослужащих, а также в качестве важного элемента в системе детерминант отклоняющегося поведения военнослужащих.

Теоретико-методологический анализ научных работ военных психологов позволил выявить, что учеными изучались отдельные личностные и организационно-групповые дисфункции, детерминирующие отклонения: дезадаптация (В.А. Беловодский, 1997; А.В. Боенко, 1993; Ю.Н. Дюндик, 1991; М.Л. Есаян, 2006); негативная направленность (А.Г. Денисенко, 2004; М.С. Полянский, 1991; Л.В. Сенкевич, 2005); ориентация на военнослужащих, склонных к отклонениям (В.М. Крук, 1998; С.И. Съедин, 1990); неприятие ценностей военной службы (С.М. Иншаков, 1995); нарушение экспектаций (В.Т. Доценко, 1997; Е.Ю. Стрижов, 1988); искажение знаково-символических вознаграждений и порицаний (В.П. Згуро, 1991; В.Н. Кудрявцев, 2007); низкий уровень социально-психологического комфорта, конфликтность (Ю.А. Канатаев, 1995 А.Г. Маклаков, 2005; С.В. Моцарь, 2004). Результаты проведенного анализа военно-психологических исследований свидетельствуют о приоритетности внутренней системы критериев ситуации у военнослужащих, к которой они обращаются, сталкиваясь с необходимостью удовлетворения потребностей, что подчеркивает важную роль личностных качеств, содержащих ценностно-операциональные инварианты принятия решения на нормативный/ненормативный способы удовлетворения потребностей. Отсутствие в субъектном опыте вариантов нормативных способов удовлетворения потребностей автоматически повышает риск совершения отклонений, особенно если ситуация связана с низким организационным ресурсом (А.Г. Караяни, 1998).

С опорой на известные теоретические положения обоснована собственная социально-психологическая концепция отклоняющегося поведения военнослужащих, содержащая систематизированные представления относительно его сущности, структуры, условий, механизма и закономерностей совершения, а также критериев, позволяющих наиболее полно охарактеризовать исследуемое явление.

В соответствии с выработанным подходом отклоняющееся поведение военнослужащих – это социально-психологическое явление, содержательной основой которого выступает нарушение социально-психологического взаимодействия военнослужащего с военно-социальной средой, вызванное рассогласованием в системе «личность – военно-социальная среда», проявляющееся в действиях и поступках не соответствующих нормам военной организации.

Свое специфическое проявление девиации находят в конкретной ситуации взаимодействия личности военнослужащего с условиями военно-социальной среды. В военной психологии изучение ситуаций как дискретно-целостных, законченных эпизодов деятельности имеет определенную традицию (А.Я. Анцупов, 2001; Б.Я. Шведин, 1984; А.И. Шипилов, 2001 и др.). В ходе исследования использован модернизированный подход к выделению ситуаций совершения отклонений в поведении военнослужащих, их содержательной интерпретации на основе типологии военнослужащих, склонных к девиациям, и типов условий военно-социальной среды. Актуализация и проявление в конкретной ситуации девиантного поведения происходят вследствие конфликтного взаимодействия личности военнослужащего с условиями военно-социальной среды, представляющего единый механизм совершения отклонений в поведении.

С учетом выделенных методологических подходов к изучаемой проблеме разработана теоретическая модель детерминации отклоняющегося поведения военнослужащих, включающая в себя структурно-функциональный и структурно-динамический компоненты.

В структурно-функциональном отношении теоретическая модель детерминации отклонений в поведении военнослужащих состоит из субъектов военно-профессионального взаимодействия: личность военнослужащего, не способного выполнять свои основные функции как субъекта военной службы и условия военно-социальной среды, не реализующие функции военной организации. В структурно-динамическом отношении выделяются ситуации конфликтного взаимодействия военнослужащего с условиями военно-социальной среды, обусловливающие совершение отклонений.

Основой модели детерминации отклоняющегося поведения военнослужащих ВС РФ является конфликтное взаимодействие между дисфункциональным военнослужащим и дисфункциональными условиями военно-социальной среды. В реальной ситуации конфликтное взаимодействие зависит от развития социализационных процессов личности военнослужащего (интериоризации, адаптации, идентификации, целеполагания) и уровня дисфункциональности организационно-групповых процессов (экспектации, санкции, интеграции). Их дисфункция вызывает конфликтную ситуацию, которая приводит к отклонениям в поведении военнослужащих (см. рис. 1).

Рис. 1. Теоретическая модель детерминации отклонений

в поведении военнослужащих ВС РФ

Уточнение теоретических предпосылок о сущности и особенностях отклоняющегося поведения военнослужащих позволило осуществить разработку и проведение эмпирического исследования (2004-2009 гг.). Его общая схема, соотносимая с задачами и выдвинутой гипотезой, предполагала выявление потребностей военнослужащих, удовлетворяемых ненормативным способом, социально-психологической типологии девиаций, типов дисфункциональности личности военнослужащих, склонных к совершению отклонений, дисфункциональных условий военно-социальной среды, детерминирующих отклонения, закономерностей и принципа минимизации отклонений.

В ходе исследования проблемы на основе логико-семантического анализа научной психологической литературы были обоснованы и выделены качества, формируемые личностными процессами, конституирующими личностный профиль военнослужащих, склонных к совершению отклонений: контроль, отношение к ценностям военной службы, нервно-психическая устойчивость, адаптивность, чувство принадлежности к военному сообществу, активность, направленность. К числу средовых качеств, формируемых организационно-групповыми процессами, выступающих в роли внешних условий военно-социальной среды, детерминирующей отклонения, были отнесены: ожидание качества выполнения служебных обязанностей; ожидание подчиненности; ожидание исполнительской деятельности; систематичность и адекватность применения мер дисциплинирования; морально-психологический климат в подразделении; взаимоотношения между военнослужащими; статусное регулирование взаимодействий.

Реализацию задач исследования обеспечивало последовательное проведение констатирующего и формирующего экспериментов. Структурные элементы отклоняющегося поведения и методики их изучения представлены в таблице № 1.

Таблица 1

Показатели и методики исследования отклоняющегося поведения военнослужащих

Процессы

Показатели

Методика измерения

Личностные процессы

1

Интериоризация

Уровень субъективного контроля

Опросник УСК

Оценка отношения к военной службе

СД Ч.Осгуда (по критерию «Оценка военной службы»)

2

Адаптация

Уровень НПУ

Прогноз-2

Уровень СПА

Методика МЛО

3

Идентификация

Оценка представлений о себе

«Десять утверждений – кто Я»

Оценка представления себя как военнослужащего

СД Ч.Осгуда (по критерию «Оценка типичного военнослужащего»)

4

Целеполагание

Мотивация достижения успеха

Методика диагностики мотивации к успеху и избегания неудач Т. Элерса

Мотивация избегания неудач

Организационно-групповые процессы

1

Экспектации

Ожидания качества выполнения служебных обязанностей, подчиненности, исполнительской деятельности

Опросник

«Оценка условий военно-социальной среды»

2

Санкции

Систематичность и адекватность применения мер дисциплинирования

3

Интеграция

Характеристика морально-психологического климата, оценка взаимоотношений, оценка статусного регулирования

В рамках констатирующего эксперимента были осуществлены следующие исследовательские действия, направленные на решение выдвинутых задач и гипотез исследования.

Выявление социально-психологических видов отклонений, совершаемых военнослужащими, осуществлялось на основе сопоставления отдельных отклонений и основных потребностно-целевых ориентаций военнослужащих, совершивших различные правонарушения. Для этих целей были определены наиболее социально опасные и часто встречаемые отклонения, фиксируемые органами правопорядка и военного управления (см. табл. 2).

Таблица 2

Соотношение отклонений в поведении военнослужащих ВС РФ (в %)4

Отклонения

Процент

1

Уклонение от военной службы

54

2

Неуставные взаимоотношения

21

3

Преступления против собственности

20

4

Злоупотребления должностным положением

22

5

Превышение должностных полномочий

12

6

Хищение оружия и боеприпасов

10

7

Умышленные убийства

4

8

Суицид

3

9

Другие виды

15

По каждому из выделенных отклонений были изучены личностные характеристики военнослужащих, совершивших их, а затем классифицировались виды отклонений в зависимости от схожести выраженности показателей характеристик личности и основные способы удовлетворения потребности при совершении отклонения. Результаты кластерного анализа позволили выделить три социально-психологических вида отклонений: «избегающий», «подавляющий», «паразитирующий».

К «избегающему» виду отклонений относятся такие виды девиаций, как уклонение от военной службы, умышленное убийство, суицид. Для военнослужащих, совершивших такие виды отклонений, характерны: экстернальный локус контроля, низкий уровень нервно-психической устойчивости, диспропорция в функционировании процесса целеполагания (ярко выраженная мотивация «на избегание неудач» и низкий уровень мотивации «на успех»). Доминирующей потребностью совершения отклонений для данного вида (86%) является потребность в безопасности. В качестве способа реагирования на сложившиеся обстоятельства военнослужащие выбирают «бегство из ситуации» (см. рис. 2).

Ко второму социально-психологическому виду отклоняющегося поведения – «подавляющему», относятся такие отклонения, как нарушение уставных правил взаимоотношений, превышение должностных полномочий. В профиле данного вида отклонений наиболее заметны диспропорции в функционировании процесса целеполагания (ярко выраженная мотивация «на успех» и низкий уровень мотивации «избегания неудач»). Основной потребностью, которую удовлетворяют военнослужащие, совершая отклонения такого вида, является потребность в самоутверждении (68%).

Третий социально-психологический вид отклонений – «паразитирующий». Он объединил различные отклонения: преступления против собственности, злоупотребление служебным положением и хищения оружия и боеприпасов. Они совершаются в основном для удовлетворения потребности в контроле ресурсов (78%). Для военнослужащих, совершивших данный вид отклонений характерны: высокий уровень локус контроля (интернальный тип), сбалансированные показатели мотивации «на успех» и «избегание неудач», а также низкие показатели оценки военнослужащего и «Я – военнослужащий». Полученные результаты свидетельствуют о закономерности обусловленности видов отклонений сочетанием доминирующей потребности и разбалансировкой мотиваций «на успех» и «избегания неудач».

Рис. 2. Социально-психологические виды отклонений в поведении военнослужащих ВС РФ

Кросс-табуляционный анализ позволил выявить зависимость, вызванную деформированным развитием личностного процесса целеполагания – рассогласованность выраженности мотивации: высокая мотивация «на успех» и низкий уровень мотивации «избегания неудач» способствуют совершению отклонений, относящихся к «подавляющему» типу (92% случаев). Доминирование в структуре процесса целеполагания мотивации, направленной «на избегание неудач», и низкий уровень мотивации «на достижение успеха» ведут к совершению девиаций, относящихся к «избегающему» типу (93% случаев). Данные закономерности существенно дополняют уже выявленные тенденции в исследовании смысловой сферы девиантов: «раздвоенность» смысловой сферы личности правонарушителей (А.Г. Белобородов, 2001); смещение баланса ценностно-потребностной регуляции в сторону преобладания потребностей (Ю.А. Васильева, 1999); внутренней конфликтности смысловой сферы (Д.А. Леонтьев, 1996); сдвиг мотива на цель (Б.С. Братусь, 1988); узость, примитивность смысловых конструктов личности (К.В. Карпинский, 2002); инертность системы смысловых образований (Е.Н. Голубева, 1978); гедонистический тип мотивационной направленности правонарушителя (И.Ю. Борисов, 1990).

Для выявления структуры дисфункциональности личности военнослужащего был проведен факторный анализ, который выявил основные структурные компоненты дисфункций личности.

С этой целью первоначально была изучена индивидуальная мера выраженности показателей личностных процессов, круг которых предварительно был определен в результате теоретического анализа проблемы. Проверка полученного распределения на нормальность (применялся статистический критерий нормальности Колмогорова-Смирнова) дала положительные результаты. В итоге выделено четыре основных личностных фактора (доля накопленной дисперсии – 70%): интериоризация, адаптация, идентификация, целеполагание (см. табл. 3).

Таблица 3

Характеристики факторов дисфункциональности личности военнослужащего

Фактор

Общий вес

% дисперсии

% накопленной

дисперсии

1 фактор

1,8

19,5

19,5

2 фактор

1,6

18,7

38,2

3 фактор

1,4

16,9

55,1

4 фактор

1,2

15,3

70,4

Учитывая полученную структуру и результаты теоретического анализа проблемы предлагается следующее понимание функциональной роли выделенных факторов. Первый фактор определяется как адаптация. Он характеризует приспособленческую функцию личности, выражает тенденцию к личностной включенности военнослужащего в системы социальных, социально-психологических, военно-профессиональных деятельностных связей и отношений, в выполнении соответствующих ролевых функций, готовность и стремление военнослужащего принимать и выполнять требования среды.

Второй фактор – идентификация. Его составляют показатели, отражающие процесс фиксации (определения) военнослужащим осознанного и принятого смысла его позиции в военно-социальном пространстве. Фиксация такой позиции дает возможность военнослужащему обеспечивать конформное положение в группе, коллективе, определиться в отношении к другим (по принципу «свой – чужой»), а также обеспечивает его защиту.

Третий фактор – целеполагание, который характеризует активационную функцию личности, выражает тенденцию к вовлеченности в процесс деятельности, к выработке целей и стратегии их достижения, стремление военнослужащего к реализации инициативных служебно-профессиональных действий.

Четвертый фактор – интериоризация – выражает способность военнослужащего усваивать социальные роли, переводить нормы и ценности военной службы во внутреннюю нормативно-ценностную структуру. В ходе интериоризации формируется система внутреннего контроля (регулятора поведения личности как элемента самосознания). Функциональное значение фактора проявляется также и в том, что на его основе осуществляется построение индивидуализированной системы критериев, составляющих т.н. «внутреннюю систему ценностей» как основного субъективного ориентира ответственных профессиональных действий.

Выраженность данных факторов в структуре личности военнослужащего позволила при помощи кластерного анализа выявить типы дисфункциональности военнослужащих, характеризующихся дисфункциями развитости личностных процессов: «идентично-дисфункциональный», «адаптационно-дисфункциональный», «целе-дисфункциональный».

В первом типе практически все показатели развитости личностных процессов военнослужащих, совершивших отклонения, находятся на более высоком уровне, однако наблюдается задержка в развитии процесса идентификации. Данный тип можно охарактеризовать как «идентично-дисфункциональный». Военнослужащим этого типа присуще совершение отклонений, относящихся к «паразитирующему» виду (81%) (см. рис. 3).

Рис. 3. Соотношение типов военнослужащих, совершивших отклонения

и социально-психологических видов отклонений (в %)

Второй тип – «адаптационно-дисфункциональный» – характеризуется умерено развитыми личностными процессами идентификации, интериоризации, целеполагания. В то же время этот тип значительно уступает первому и третьему типам по степени развитости личностного процесса адаптации. Внутренняя готовность военнослужащих этого типа принимать нормы и правила поведения в военном сообществе, его ориентация на нормативные образцы поведения при деятельной активности не всегда обусловлена адаптивностью, умением приспособиться к условиям военной службы. Военнослужащих данного типа чаще совершают отклонения «избегающего» вида (85%).

Третий тип военнослужащих, совершивших отклонения в поведении, может быть назван «целе-дисфункциональным». Личностные процессы в данном типе (интериоризация, адаптация и идентификация) хорошо развиты, тогда как целеполагание имеет в своем развитии дисфункцию. Военнослужащие, входящие в данный тип, хорошо приспосабливаются к условиям военной службы, у них сформирован устойчивый взгляд на себя, свое положение, других с точки зрения отнесения принадлежности к различным социальным группам (формальной или неформальной). Однако они не воспринимают ценности военной службы и в силу этого проявляют свою активность в том направлении, в котором, по их пониманию, надо ее проявлять. Военнослужащим, относящимся к данному типу, присуще совершение девиаций «подавляющего» вида (83%).

Распределение типов военнослужащих, совершивших отклонения в структуре социально-психологических видов девиаций, свидетельствует об определенной закономерности соответствия наличия личностной дисфункции военнослужащего и выбора ненормативного способа удовлетворения потребностей. Значимость различий в распределении типов определялась по критерию хи-квадрат Пирсона на уровне Р < 0,01 (для «идентично-дисфункционального» типа э2 = 15,2; «адаптационно-дисфункционального» типа э2 = 16,1; «целе-дисфункционального» типа э2 = 15,7 при т2 = 14,1).

Количественной мерой дисфункциональности личности военнослужащего, позволяющей оценить вероятность совершения отклонения, является индекс «дисфункционального надлома личности военнослужащего». Для этого был рассчитан показатель дисфункциональности военнослужащего (МЛ). Он был получен в результате агрегирования индексов: IИн – дисфункциональность процесса «интериоризации»; IА – дисфункциональность процесса «адаптации»; IИд – дисфункциональность процесса «идентификации»; IЦ – дисфункциональность процесса «целеполагания». После математических преобразований, с учетом значимости выделенных процессов в нарушении вторичной социализации личности, формула агрегированного индекса дисфункциональности личности военнослужащего приняла следующий вид:

Данный показатель указывает на степень дисфункциональности личностных процессов военнослужащего и готовность его к вхождению в военно-социальную среду. Результаты социально-психологического исследования личностных процессов показали, что числовой показатель дисфункциональности личности военнослужащего находится в промежутке числовых значений от 2,1 до 9,5 (рабочая часть шкалы). Вариация числовых значений индекса дисфункциональности личности военнослужащего позволила выявить наиболее опасные их границы (2,1< МЛ < 4,5), в которых вероятность совершения отклонения в поведении резко возрастает (95% из 100% случаев). Данный показатель был назван индексом «дисфункционального надлома личности военнослужащего».

Для выявления структуры дисфункциональности условий военно-социальной среды был проведен факторный анализ, который выявил основные структурные компоненты ее дисфункций.

С этой целью первоначально была изучена мера выраженности показателей организационно-групповых процессов, круг которых предварительно был определен в результате теоретического анализа проблемы. В итоге выделено три основных средовых фактора (доля накопленной дисперсии – 69%): экспектации, санкции, интеграция (см. табл. 4).

Таблица 4

Характеристики факторов дисфункциональности военно-социальной среды

Номер фактора

Общий вес

% дисперсии

% накопленной

дисперсии

1 фактор

2,8

24,7

24,7

2 фактор

2,5

22,7

47,4

3 фактор

2,3

21,6

69,0

На основе данных факторного анализа следует констатировать, что первый фактор – санкции, имеет наибольшее собственное весовое значение и, следовательно, играет ведущую функциональную роль в общей структуре условий военно-социальной среды, внося значительный вклад в совершение отклонений в поведении военнослужащих. Данный фактор характеризует умение субъекта дисциплинарной практики применять санкции к своим подчиненным, стимулируя их активность при выполнении служебно-профессиональных обязанностей, поддерживать одобряемые (нормативные) образцы поведения военнослужащих.

Второй фактор – экспектации – отражает процесс согласования личностных притязаний и средовых ожиданий, овладение принятыми, сложившимися формами и методами предметной, социальной деятельности, исполнение ролевых предписаний. Такое согласование и овладение реально включает военнослужащего в сложную военно-социальную организацию, обеспечивает последующую статусную определенность, усвоение и целеориентирование в военно-социальной среде. Искажение трансляции нормативных образцов поведения может привести к выбору военнослужащими ненормативных способов удовлетворения своих потребностей.

Третий фактор – интеграция, характеризует процесс включения военнослужащего в военно-профессиональное взаимодействие, создания обстановки, способствующей комфортной жизнедеятельности. Интеграция военнослужащего в военно-социальную среду предполагает наличие особых институционально организованных структур. Это кадровые органы, органы воспитательной работы с подготовленными специалистами, имеющие теоретическую, методическую, организационную и техническую базы. Низкое качество воспитательной работы, отсутствие у субъектов дисциплинарной практики опыта и умений организации общественно-государственной и морально-психологической подготовки вынуждает военнослужащего интегрироваться в военно-социальную среду по «каналам», предлагаемым неформальными структурами военной организации.

При помощи кластерного анализа были выявлены типы дисфункциональности условий военно-социальной среды, характеризующиеся дисфункциями развитости организационно-групповых процессов: «нормативно-функциональный», «переходный», «нормативно-дисфункциональный» (см. рис. 4).

Рис. 4. Распределение типов условий военно-социальной среды, способствующих

совершению отклонений в поведении военнослужащих ВС РФ

В «нормативно-функциональном» типе практически все организационно-групповые процессы находятся на более высоком уровне развития, чем в двух других типах. Достаточно хорошо развитый процесс санкции предполагает эффективную регуляцию поведения военнослужащего существующими средствами дисциплинирования, что дает возможность эффективного интегрирования военнослужащего в воинский коллектив подразделения, возможность почувствовать себя важным и значимым элементом военно-организационной системы, однако в нем наблюдается низкая выраженность процесса экспектаций.

Второй тип дисфункциональных условий военно-социальной среды, где были совершены девиации, был определен как «переходный». Организационно-групповые процессы экспектации и санкции в данном типе хорошо выражены, тогда как процесс интеграции имеет низкие значения. Данный профиль военной организации характеризует системное и адекватное применение субъектами дисциплинарной практики мер дисциплинирования поведения военнослужащих, что позволяет подкреплять позитивную активность военнослужащих, транслировать подчиненным нормативные образцы поведения. Однако лидеры неформальной военной организации, носители негативных неформальных традиций различными отрицательными инициациями противодействуют формированию дисциплинированного поведения военнослужащих.

Третий тип дисфункциональных условий военно-социальной среды, детерминирующий отклонения в поведении военнослужащих, – «нормативно-дисфункциональный», который характеризуется умерено выраженными показателями организационно-групповых процессов экспектаций и интеграции. В то же время этот тип значительно уступает первому и второму по показателю развитости процесса санкции. В профиле данного типа наиболее заметна диспропорция между организационно-групповыми процессами. Нормативное поведение военнослужащего не достаточно подкреплено формально заданной системой мер дисциплинирования. В силу этого происходит компенсация организационно-группового процесса санкции трансляцией норм и правил поведения неформальной структурой воинского коллектива.

Анализ распределения видов отклонений в дисфункциональных типах условий военно-социальной среды свидетельствует о зависимостях совершения отклонений в каждом типе условий (см. рис. 5).



Рис. 5. Соотношение типов условий военно-социальной среды, способствующих

совершению отклонений в поведении военнослужащих, и социально-психологических видов отклонений (в %)

Так, наблюдается линейная зависимость количества отклонений «паразитирующего» вида от типа условий военно-социальной среды: число отклонений «паразитирующего» вида минимально в «нормативно-функциональном» типе среды (14%) и максимально в «нормативно-дисфункциональном» типе (49%), т.е. можно констатировать тот факт, что с улучшением условий военно-социальной среды число отклонений, связанных удовлетворением потребности в контроле ресурсов, снижается.

Выявлена нелинейная (U-образного типа) зависимость отклонений «избегающего» вида от типа условий военно-социальной среды: отклонения этого вида минимальны в «переходном» типе условий (22%) и максимально проявляются в «нормативно-функциональном» (31%) и «нормативно-дисфункциональном» (47%) типах. Исходя из данного распределения, можно сделать вывод, что, совершая отклонения «избегающего» вида, военнослужащие, основной характеристикой которых является низкий уровень адаптации, одинаково дискомфортно чувствуют себя как в полностью дисфункциональных, так и в жестко регламентированных условиях военно-социальной среды.

Существует нелинейная (инвертированная U-образная) зависимость отклонений «подавляющего» вида от типа дисфункциональности условий военно-социальной среды: отклонения данного вида увеличиваются в «переходном» (58%) типе условий военно-социальной среды и снижаются в «нормативно-функциональных» (7%) и «нормативно-дисфункциональных» (35%) условиях. Увеличение числа отклонений «подавляющего» вида в «переходном» типе условий военно-социальной среды обусловлено неопределенностью конвенциональных норм. Данная закономерность подтверждает эффект, выявленный американским этносоциологом (W. Doyle, 1937), когда в ситуациях «размытости», неопределенности норм возрастает количество насильственных отклонений.

Распределение видов отклонений в различных условиях военно-социальной среды свидетельствует о закономерности соответствия наличия средовой дисфункции и выбора ненормативного способа удовлетворения потребностей. Значимость различий в распределении типов определялась по критерию хи-квадрат Пирсона на уровне Р < 0,01 (для «нормативно-функционального» типа э2 = 14,4; «переходного» типа э2 = 14,8; «нормативно-дисфункционального» типа э2 = 14,3 при т2 = 14,1).

Данные, полученные в ходе социально-психологического исследования, позволили рассчитать агрегированный индекс дисфункциональности условий военно-социальной среды. Показатель дисфункциональности условий военно-социальной среды (МС) был получен в результате расчета индексов: IЭк – дисфункциональность процесса «экспектаций», IСа – дисфункциональность процесса «санкций», IИн – дисфункциональность «интегративного» процесса. После математических преобразований, с учетом значимости выделенных организационно-групповых процессов в дисфункционировании военной организации, формула агрегированного индекса приняла следующий вид:

 

Из проведенного психологического исследования видно, что показатель дисфункциональности условий военно-социальной среды военных организаций, в которых военнослужащими были совершены отклонения в поведении, находится в пределах числовых показателей от 2,04 до 5,0.

Вариация числовых значений коэффициентов дисфункциональности условий военно-социальной среды позволила выявить наиболее опасные их границы, после которых вероятность совершения отклонения в подразделении резко возрастает (90% из 100% случаев). Данный показатель был назван «индексом дисфункционального надлома условий военно-социальной среды», который варьирует в границах 2,04 < МС < 3,02.

Задача выявления механизма совершения отклонений решалась методом кросс-табуляционного анализа. Разбиение шкалы числовых значений дисфункциональности личности военнослужащего и условий военно-социальной среды позволило выявить их крайние значения, интерпретированные следующим образом: для личности военнослужащего вариация показателя в границах 5,8 < МЛ < 9,5 рассматривалась как функциональный военнослужащий, а показатели в пределах 2,1 < МЛ < 5,7 – как дисфункциональный. Условия военно-социальной среды, числовые показатели которой находятся в границах 3,52 < МС < 5 рассматривались как функциональные, показатели в пределах 2,04 < МС < 3,51 – дисфункциональные.

Результаты кросс-табуляционного анализа показали, что максимальное число отклонений в поведении военнослужащих продуцирует ситуация конфликтного взаимодействия дисфункциональной личности с дисфункциональными условиями военно-социальной среды – комплексный конфликт (49%).

В ситуации, вызванной конфликтным взаимодействием военнослужащего, личностные качества которого соответствуют требованиям формальной военной организации, с военно-социальной средой, качественные параметры которой дисдисфункциональны – средовой конфликт, составляет 30% отклонений в поведении военнослужащих.

Наименьшее количество отклонений совершается в ситуации взаимодействия дисфункциональной личности с функциональными условиями военно-социальной среды – личностный конфликт (21%).

Содержательный анализ конфликтного взаимодействия позволил выявить зависимости совершения различных видов отклонений от формы конфликтного взаимодействия личности военнослужащего с военно-социальной средой (см. рис. 6).

Рис. 6. Распределение видов отклонений в зависимости от формы взаимодействия личности военнослужащего с условиями военно-социальной среды (в %)

При «комплексном конфликте» увеличивается число отклонений «подавляющего» вида (57%). В ситуации этого конфликта военно-социальная среда не транслируют нормативные способы поведения и не подкрепляют их санкциями, военнослужащие, имеющие не ясные представления о целях своей деятельности, выбирают подавляющий способ поведения для самоактуализации в воинском коллективе. В сложившихся условиях неформальные взаимоотношения вытесняют формальные, которые военнослужащие воспринимают как должные и в дальнейшем их поддерживают и культивируют.

«Средовой конфликт» генерирует «паразитирующие» виды отклонений (53%). В условиях этого конфликта, когда дисфункциональная военно-социальная среда не определяет четких рамок и границ поведения военнослужащих, не осуществляет жесткий контроль за выполнением служебно-профессиональных обязанностей, не соблюдает регламент военной службы, военнослужащие, не идентифицирующие себя членами военно-организационного сообщества ненормативным способом удовлетворяют свои потребности в контроле ресурсов.

В «личностном конфликте» складывается ситуация, когда строгое соблюдение регламента и атрибутов выполнения военно-служебных обязанностей, жесткий контроль за военнослужащими создает определенные трудности для военнослужащих, которые тяготятся трудностями, лишениями военной службы и испытывают затруднения в адаптации к условиям военно-социальной среды. Такая форма конфликта способствует совершению отклонений «избегающего» вида (49%).

Распределение видов отклонений в различных формах конфликтного взаимодействия личности с условиями военно-социальной среды свидетельствует о закономерности соответствия формы конфликта и выбора ненормативного способа удовлетворения потребностей. Значимость различий в распределении типов определялась по критерию хи-квадрат Пирсона Р < 0,01 (для «подавляющего» вида э2 = 16,7; «паразитирующего» вида э2 = 15,2; «избегающего» вида э2 = 14,9 при т2 = 14,1).

Результаты социально-психологического исследования показали, что уменьшение количества отклонений в поведении военнослужащих возможно в условиях гармоничного (бесконфликтного) взаимодействия личности военнослужащего с условиями военно-социальной среды, обеспечивающее высокий уровень интеграции интересов и потребностей в системе «личность – военно-социальная среда». Это динамическое относительное равновесие будет достигнуто тогда, когда и военнослужащий, проходящий военную службу в ВС РФ, и военно-социальная организация реализуют свое предназначение. Поэтому для минимизации отклонений в поведении необходимо формирование функциональных условий военно-социальной среды и функционального военнослужащего, что будет способствовать гармоничному взаимодействию субъектов военной службы.

Таким образом, основным принципом минимизации отклонений в поведении военнослужащих выступает принцип гармонично-функционального взаимодействия личности с социальной средой, который предполагает оптимальное сбалансированное развитие личностных процессов военнослужащего и условий военно-социальной среды в ходе выполнения обязанностей военной службы.

Формирующий эксперимент проводился в целях проверки предположения о том, что минимизация отклонений в поведении военнослужащих осуществляется по двум направлениям: а) социально-психологическое (коррекция дисфункциональных личностных процессов военнослужащих); б) организационно-групповое (формирование у субъектов дисциплинарной практики навыков применения санкций к военнослужащим, трансляции нормативных способов поведения, улучшение морально-психологического климата в воинском коллективе).

В качестве зависимой переменной выступили – количество отклонений в поведении военнослужащих, независимые переменные – организационно-групповые (экспектации, санкции и интеграция) и личностные (адаптация, идентификация и целеполагание) процессы, детерминирующие девиации в поведении военнослужащих. Для проведения эксперимента был выбран модифицированный план Д.Т. Кэмпбелла – сравнение четырех статистических групп, план для четырех эквивалентных групп с тестированием до и после воздействия:

эг1

О1

Х1

О2

эг2

О3

Х2

О4

эг3

О5

Х3

О6

кг4

О7

О8

Общая продолжительность формирующего эксперимента составила два месяца, в нем участвовало 249 человек. Было создано три экспериментальные группы (ЭГ1 – 64 чел., ЭГ2 – 62 чел., ЭГ3 – 61 чел.). Для проверки и сравнения эффективности, используемых в ходе эксперимента методик и процедур, входному и выходному тестированию подвергались военнослужащие, входившие в контрольную группу (КГ – 62 чел.).

Замысел эксперимента заключался в том, что в первой экспериментальной группе проводилось комплексное экспериментальное воздействие: обучение субъектов дисциплинарной практики применению санкций, трансляции нормативных ожиданий военной службы, формированию дружеских и товарищеских отношений в воинском коллективе, коррекция дисфункциональных личностных процессов военнослужащих. Во второй экспериментальной группе экспериментальное воздействие осуществлялось только на субъектов дисциплинарной практики, в третьей группе проводились социально-психологические тренинги по коррекции дисфункциональных личностных процессов военнослужащих, в контрольной группе воздействия не проводились.

Отбор экспериментальных и контрольной групп осуществлялся методом отбора естественных групп: четыре подразделения, схожих по числу отклонений в поведении, уровню выраженности функциональности организационно-групповых и личностных процессов. Распределение качественных и количественных характеристик в экспериментальных и контрольной группах значимо не отличаются, что свидетельствует об эквивалентности выбранных групп в эксперименте.

Методическими средством развития организационно-групповых процессов выступил «Организационный» тренинг, разработанный на принципах практико-ориентированного обучения. Целями «Организационного» тренинга являлись: развитие навыков и умений системного и адекватного применения санкций субъектами дисциплинарной практики к военнослужащим, склонным или совершивших отклонения, расширение представлений о содержании и особенностях дисциплинарной практики как комплекса мер, направленных на минимизацию отклонений в поведении военнослужащих, формирование дружественных, бесконфликтных взаимоотношений, между военнослужащими, трансляции нормативных способов поведения военнослужащих.

«Организационный» тренинг в себя включал: а) лекционные и консультативные занятия, заключающиеся в том, чтобы, опираясь на имеющиеся представления о нормативном поведении, способах его трансляции, мерах дисциплинирования военнослужащих, способах улучшения морально-психологического климата в воинском коллективе, открыть перед командирами возможность нового видения применения мер стимулирования поведения военнослужащих; б) учебные задачи и способы решения, которых ведут к развитию практических навыков применения санкций к военнослужащим, умению формировать представления о нормативных формах поведения военнослужащих, навыков проведения мероприятий по сплочению воинского коллектива. В качестве задач использовались: практические задания по применению санкций в различных ситуациях войсковой практики, выявлению искаженных ожиданий о военной службе; разбор конфликтных ситуаций в подразделении; ролевая игра и совместное обсуждение ее результатов; самоотчеты и контрольные опросы в процессе работы; индивидуальные собеседования-консультации.

В качестве методических средств психологической коррекции дисфункций личностных процессов военнослужащих применялись: а) «Мотивационный тренинг», направленный на развитие процесса целеполагания; б) тренинг «Эффективного взаимодействия в подразделении», развивающий процесс адаптации; в) тренинг «Военно-организационной идентичности», актуализирующий процесс идентификации потребностно-мотивационной сферы военнослужащих с целями и функциями военной организации.

Анализ результатов эксперимента, позволяет говорить о его высокой эффективности. По каждой экспериментальной и контрольной группе анализировалась динамика уровней выраженности личностных и организационно-групповых процессов и ее связь с динамикой отклонений в поведении военнослужащих. Статистически значимые отличия получены в первой экспериментальной группе (ЭГ1), где был применен комплекс экспериментальных процедур, направленных на развитие организационно-групповых и личностных процессов (см. табл. 7).

Таблица 7

Сравнительный анализ значений переменных в экспериментальных (ЭГ)

и контрольной (КГ) группах до и после проведения формирующего эксперимента

Переменные

ЭГ1

Различия

ЭГ2

Различия

ЭГ3

Различия

КГ

Различия

до

по-сле

t

p

до

по-сле

t

p

до

по-сле

t

p

до

по-сле

t

p

Независимые

Санкции

1,1

1,8

3,9

<

0,01

1,0

1,6

3,6

<

0,01

1,2

1,3

2,1

>

0,01

1,1

1,3

2,5

>

0,01

Экспектации

1,1

1,5

3,4

<

0,01

1,2

1,7

3,4

<

0,01

1,2

1,2

1,2

1,3

2,4

>

0,01

Интеграция

1,3

1,7

3,3

<

0,01

1,1

1,5

3,3

<

0,01

1,0

1,1

2,1

>

0,01

1,2

1,2

Адаптация

1,7

2,3

3,3

<

0,01

1,6

1,7

2,1

>

0,01

1,6

2,9

4,2

<

0,01

1,8

1,9

2,1

>

0,01

Идентификация

1,8

3,1

3,9

<

0,01

1,7

1,8

2,1

>

0,01

1,7

2,8

3,8

<

0,01

1,7

1,8

2,1

>

0,01

Целеполагание

1,8

2,8

3,5

<

0,01

1,9

1,9

>

0,01

1,9

3,2

4,1

<

0,01

1,6

1,6

2,1

>

0,01

Зависимые

Отклонения

23

9

4,2

<

0,01

25

16

3,9

<

0,05

22

14

3,9

<

0,05

24

22

2,0

>

0,01

Менее значимые отличия были получены в экспериментальных группах, в которых экспериментальное воздействие было направлено только на организационно-групповые (ЭГ2) и личностные процессы (ЭГ3), в контрольной группе (КГ), где воздействия не производились, изменений не произошло.

Анализ хода и результатов экспериментальной работы показал, что эффективная минимизация отклонений возможна при комплексном воздействии на личностные и организационно-групповые процессы. Трансформации личностных и организационно-групповых процессов способствуют следующие условия, обеспечиваемые в ходе экспериментальной работы: вариативность моделирования ситуаций, обеспечивающих системность и адекватность применения санкций; улучшение морально-психологического климата, формирование адекватных представлений о военной службе, активность обучаемых; системность, предполагающая воздействие релевантными формами и средствами на дисфункциональные личностные процессы военнослужащих; включение рефлексивных процедур процессуального и результативного характера в процесс группового обсуждения; обеспечение личностной значимости воспринимаемого контекста моделируемых ситуаций; субъектно-ориентированное взаимодействие, учитывающее наличие активного начала и потенциальных возможностей саморазвития каждого военнослужащего.

III. ОСНОВНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВЫВОДЫ

1. Социально-психологическая концепция отклоняющегося поведения военнослужащих – это совокупность исходных, теоретически обоснованных и эмпирически апробированных положений о содержании, генезисе, методологии и методике изучения отклоняющегося поведения военнослужащих, об основных закономерностях, о механизме и принципе, социально-психологических средствах, технологиях минимизации отклонений.

2. Отклоняющееся поведение военнослужащего представляет собой социально-психологическое явление, содержательной основой которого выступает нарушение социально-психологического взаимодействия военнослужащего с военно-социальной средой, вызывающее рассогласование в системе «личность – военно-социальная среда», проявляющееся в действиях и поступках не соответствующих нормам военной организации.

3. Отклоняющееся поведение военнослужащих детерминировано свойствами двух системных образований субъектов военно-профессионального взаимодействия: а) дисфункциональной личностью военнослужащего; б) дисфункциональностью условий военно-социальной среды.

Дисфункциональность личности военнослужащего – это интегральное психологическое качество, затрудняющее процесс взаимодействия военнослужащего с военно-социальной средой, вызванное негативной вторичной социализацией индивида, связанной с нарушением развития личностных процессов: интериоризации, адаптации, идентификации и целеполагания.

Дисфункциональность условий военно-социальной среды – это интегральная характеристика военной организации, которая заключается в нарушении функционировании организационно-групповых процессов: экспектаций, санкций, интеграции, существенно затрудняющем удовлетворение потребностей военнослужащих и достижение общественно значимых целей.

4. Социально-психологическим механизмом совершения отклонений в поведении является конфликтное взаимодействие личности военнослужащего с условиями военно-социальной среды, в основе которого лежит рассогласование в системе «личность – военно-социальная среда», обусловленное дисфункциональностью личности военнослужащего и дисфункциональностью условий военно-социальной среды.

Возможны три формы конфликтного взаимодействия – средовой конфликт (конфликтное взаимодействие военнослужащего, личностные качества которого соответствуют требованиям формальной военной организации с военно-социальной средой, качественные параметры функциональности которой не позволяют ему удовлетворять свои потребности), личностный конфликт (дисгармония между личностными качествами дисфункционального военнослужащего и требованиями нормативной военно-социальной среды) и комплексный конфликт (двухсторонний конфликт – дисфункциональная личность военнослужащего, с одной стороны, и дисфункциональные условия военно-социальной среды – с другой).

5. Принципом минимизации отклоняющегося поведения военнослужащих является принцип гармонично-функционального взаимодействия личности с социальной средой. Он предполагает неконфликтное взаимодействие военнослужащего с военно-социальной средой посредством формирования у военнослужащего личностных качеств, соответствующих требованиям военной организации, и создания оптимальных условий военной службы.

Минимизация отклонений в поведении военнослужащих достигается путем целенаправленного и вариативного в технологическом и организационном планах воздействия на дисфункциональные личностные и организационно-групповые процессы.

IV. ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

В целях минимизации отклонений в поведении военнослужащих ВС РФ предлагается:

I. Органам военного управления.

1. Рекомендовать разработанную социально-психологическую модель отклоняющегося поведения военнослужащих в качестве концептуальной основы создания в ВС РФ новой системы профилактики девиаций, социально-психологического обеспечения улучшения дисциплинарной практики, обоснования оптимальных социально-психологических средств, путей и условий их минимизации.

2. В современных условиях реформирования ВС РФ в целях эффективной минимизации отклонений целесообразно внедрить: а) разработанный комплекс методик диагностики военнослужащих, склонных к девиациям; б) социально-психологический опросник оценки условий военно-социальной среды, детерминирующих отклонения; в) в частях и подразделениях в системе командирской подготовки ежемесячно проводить инструкторско-методические занятия по методике применения санкций к военнослужащим.

3. В планы профессиональной подготовки и повышения квалификации офицеров-психологов воинских частей и соединений, командиров подразделений, ввести учебный предмет «Психология отклоняющегося поведения военнослужащих ВС РФ», предусмотрев разделы: «Социально-психологические основы отклоняющегося поведения военнослужащих», «Социально-психологическая диагностика военнослужащих, склонных к отклонениям в поведении», «Условия минимизации и профилактики отклоняющегося поведения военнослужащих».

4. Используя материалы исследования, целесообразно подготовить и издать:

- для командиров воинских частей и подразделений методические пособия «Основы социально-психологической профилактики отклоняющегося поведения военнослужащего», «Методика диагностики военнослужащих, склонных к отклонениям в поведении военнослужащих», «Методика диагностики условий военно-социальной среды, детерминирующих отклонения в поведении»;

- для курсантов и слушателей учебник «Психология отклоняющегося поведения военнослужащих ВС РФ»: Часть I. Социально-психологические основы отклонений в поведении военнослужащих ВС РФ. Часть II. Социально-психологические аспекты диагностики военнослужащих, склонных к отклонениям в поведении, и условий военно-социальной среды, детерминирующих девиации. Часть III. Социально-психологические технологии минимизации отклонений в поведении военнослужащих ВС РФ.

5. Провести коррекцию в руководящих документах по укреплению дисциплины и повышению правопорядка. Особое внимание уделить формированию эффективных условий военно-социальной среды, способствующей профессиональному становлению, развитию личности военнослужащих и минимизации отклонений.

II. Образовательным структурам профессиональной подготовки и повышения квалификации специалистов психологов ВС РФ.

1. Рекомендовать для включения в учебный процесс профессиональной подготовки специалистов разработанные и апробированные в ходе экспериментального исследования основные положения минимизации отклонений в поведении военнослужащих в рамках учебных дисциплин «Психология военного управления», «Военная психология».

III. Командирам частей и подразделений.

1. Внедрить в практическую деятельность командиров различного уровня разработанную на основе социально-психологической модели девиаций военнослужащих ВС РФ систему социально-психологических воздействий на военнослужащих, склонных к отклонениям в поведении, направленную на формирование у них социально-психологических качеств, обеспечивающих нормативное поведение.

2. Использовать в процессе аттестации учитывать разработанные и предложенные в диссертации критерии и показатели личностных и организационно-групповых процессов для выявления военнослужащих, склонных к отклонениям, и условий военно-социальной среды, детерминирующих девиации.

3. При организации профилактической работы с военнослужащими, склонными к отклонениям, в воинских частях и подразделениях применить, разработанные и апробированные в ходе диссертационного исследования технологии профилактики военнослужащих и условий военно-социальной среды, направленные на минимизацию отклонений в поведении военнослужащих ВС РФ.

Направления дальнейшего исследования: особенности дисфункцииональности различных категорий военнослужащих при совершении отклонений; особенности профессиональной мотивации и идентификации военнослужащих, совершивших отклонения в поведении; гендерные особенности военнослужащих, совершивших отклонения в поведении; профилактика отклонений в поведении военнослужащих с посттравматическим синдромом, психологические основы минимизации отклонений в боевой обстановке.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора, общим объемом 83,1 п.л.:

Монографии

1. Караяни А.Г., Евенко С.Л. Психология отклоняющегося поведения военнослужащих в боевой обстановке: Монография. – М.: ВУ, 2006. – С. 122 (авт. – 5 п.л.).

2. Евенко С.Л. Отклоняющееся поведение военнослужащих: Монография / Под ред. А.Г. Караяни. – М., 2008. – С. 211 – 14 п.л.

3. Евенко С.Л., Жуков А.М. Диагностика и профилактика отклоняющегося поведения военнослужащих: Монография / Под ред. А.Г. Караяни. – М.: ВУ, 2009. – С. 235 – (авт. 12,8 п.л.).

Учебные и методические пособия

4. Евенко С.Л. Методы корреляционного анализа в психологии: Сборник задач: Учеб. пособ. – М.: ВУ, 2003. – С. 60 – 3,8 п.л.

5. Евенко С.Л. Методы математической статистики в психологии. Сборник задач: Учеб. пособ. – М.: ВУ, 2005. – С. 231 – 14 п.л.

6. Евенко С.Л., Носов А.В. Методы математической статистики в деятельности военного психолога: Учеб. пособ. / Под ред. А.Г. Караяни. – М.: ВУ, 2009. – С. 235 – 14 п.л. (авт. – 12,5 п.л.).

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК

7. Евенко С.Л. Взгляды российских и советских военных ученых на психологию отклоняющегося поведения военнослужащих // Сборник научных статей академии № 2. – М.: Пограничная академия ФСБ РФ, 2003. – С. 39-52 – 0,5 п.л.

8. Евенко С.Л. Психологическое исследование мотивации военнослужащих с отклоняющимся поведением // Научно-практический журнал «Право в Вооруженных Силах – Военно-правовое обозрение». – 2005. – № 9. – С. 106-115 – 0,5 п.л.

9. Евенко С.Л. Типология военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, совершивших отклонения в поведении // Вестник академии военных наук. – 2005. – № 1. – С. 138-143 – 0,4 п.л.

10. Евенко С.Л. Профилактика суицидального поведения военнослужащих ВС РФ // Научно-практический журнал «Право в Вооруженных Силах – Военно-правовое обозрение». – 2006. – № 1. – С. 100-113 – 0,5 п.л.

11. Евенко С.Л. Неуставные взаимоотношения среди военнослужащих ВС РФ: диагностика и профилактика // Научно-практический журнал «Право в Вооруженных Силах – Военно-правовое обозрение». – 2006. – № 5. – С. 101-111 – 0,5 п.л.

12. Евенко С.Л. Ценностные ориентации военнослужащих с отклоняющимся поведением // Научно-практический журнал «Право в Вооруженных Силах – Военно-правовое обозрение». – 2006. – № 3. – С. 97-103 – 0,4 п.л.

13. Евенко С.Л. Состояние и динамика отклонений в поведении военнослужащих // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Психология и педагогика». – М.: Изд. МГОУ, 2006. – № 2. – С. 174-182 – 0,5 п.л.

14. Евенко С.Л. Наркотизм среди военнослужащих ВС РФ: диагностика и профилактика // Научно-практический журнал «Право в Вооруженных Силах – Военно-правовое обозрение». – 2006. – № 9. – С. 106-111 – 0,4 п.л.

15. Евенко С.Л. Основные направления минимизации отклоняющегося поведения военнослужащих // Вестник СПб. ун-та. Сер. 6. 2007. – Вып. 2. – Ч. II. С. 83-88 – 0,5 п.л.

16. Евенко С.Л. Профилактика отклоняющегося поведения военнослужащих // Вестник МГОУ. Серия «Психологические науки». – М.: Изд-во МГОУ, 2007. – № 1. – С. 104-126 – 0,5 п.л.

17. Евенко С.Л. Социально-психологические типы ситуаций совершения отклонений в поведении военнослужащих ВС РФ // Вестник МГОУ. Серия «Психологические науки». – М.: Изд-во МГОУ, 2009. – № 2. – С. 150-158 – 0,7 п.л.

18. Евенко С.Л. Социально-психологические детерминанты совершения отклонений в поведении военнослужащих ВС РФ // Вестник МГОУ. Серия «Психологические науки». – М.: Изд-во МГОУ, 2009. – № 1. – С. 168-177 – 0,7 п.л.

Статьи в отечественных научных журналах и материалах конференций

19. Евенко С.Л. Уклонения от военной службы в современной российской армии: сущность, состояние и пути минимизации // Сб. научных статей адъюнктов № 8. – М.: ВУ, 2000. – Ч.1. – С. 23-42 – 1 п.л.

21. Евенко С.Л. Уклонения от военной службы в современной российской армии: состояние и пути минимизации //Прил. к журналу Безопасность Евразии: НАВИГУТ. – 2000. – № 1. – С. 22-28 – 0,4 п.л.

22. Евенко С.Л. Портрет современного уклониста // Независимое военное обозрение. 2001. № 10. – С. 2. – 0,3 п.л.

23. Новик В.К., Евенко С.Л. Минимизация уклонений от военной службы военнослужащих по призыву в ВС РФ в современных условиях // Сб. науч. трудов / Воен. ун-т М.: ВУ, 2003. – №6. – С. 178-201. (авт. 1 п.л.).

24. Евенко С.Л. Не боевые потери: Психологический анализ суицидального поведения военнослужащих и его профилактика // ВВС сегодня. – 2005. – 25 ноября. – С. 2. – 0,3 п.л.

24. Евенко С.Л. Социально-психологическая модель формирования отклоняющегося поведения военнослужащих Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов. 25-28 июня 2003 года. В 8 т. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. – Т. 7. – С. 435-439. – 0,4 п.л.

25. Евенко С.Л. Теоретико-методологические основы психологии отклоняющегося поведения личности военнослужащего // Вестник Академии военных наук. – 2004. – № 3. – С. 95-103 – 0,6 п.л.

26. Евенко С.Л. Психологический анализ суицидального поведения военнослужащих ВВ МВД и его профилактика // Сборник научных трудов. – М.: Академия права и управления, 2005. – Вып. 8. – С. 42-49 – 0,4 п.л.

27. Евенко С.Л. Психология отклоняющегося поведения в зарубежном и отечественном гуманитарном знании // Вестник Военного университета. –2005. – № 3. – С. 85-98 – 1,2 п.л.

28. Евенко С.Л. Социально-психологические механизмы формирования отклоняющегося поведения военнослужащих // Ежегодник Российского психологического общества: Специальный выпуск. – М., 2005. –Т. 3. – С. 148-152 – 0,4 п.л.

29. Евенко С.Л. Социальное здоровье и отклонения в поведении военнослужащих // Материалы всероссийской научно-практической конференции «Социальное партнерство психологии, культуры, бизнеса и духовное возрождение России». Ноябрь 2006. – С. 146-148 – 0,3 п.л.

30. Евенко С.Л. Отклоняющееся поведение военнослужащих в боевой обстановке // Вопросы психологии экстремальных ситуаций Научно-практический журнал. – 2006. – № 3. – С. 2-11 – 0,6 п.л.

31. Евенко С.Л. Система факторов, детерминирующих отклоняющееся поведение военнослужащих // Соискатель. Приложение к научному журналу «Вестник Военного университета». – 2006. – № 3. – С. 24-31 – 0,4 п.л.

32. Евенко С.Л. Социально-психологические закономерности формирования отклоняющегося поведения военнослужащих // Вестник Военного университета. – 2006. – № 5. – С. 85-98 – 0,7 п.л.

33. Евенко С.Л. Генезис формирования теории отклоняющегося поведения военнослужащего // Труды Академии № 41. – М.: Пограничная академия ФСБ РФ, 2006. – С. 172-192 – 1 п.л.

34. Евенко С.Л. Социетальная концепция девиантного поведения военнослужащих // Соискатель. Приложение к научному журналу «Вестник военного университета». – 2007. – № 3. – С. 11-19 – 0,5 п.л.

35. Евенко С.Л. Отклоняющееся поведение как фактор дистабилизации функционирования военной организации российского общества // Бюллетень научной программы «Особенности Российской культуры и менталитета как фактор социально-экономического развития страны». – 2007. – № 1. –  С. 121-131 – 0,5 п.л.

36. Евенко С.Л. Употребление спиртных напитков военнослужащими: состояние и профилактика // Вопросы психологии экстремальных ситуаций. Научно-практический журнал. – 2007. – № 1. – С. 18-26 – 0,4 п.л.

37. Евенко С.Л. Психологический анализ неуставных взаимоотношений среди военнослужащих ВВ МВД и их профилактика // Сборник научных трудов. – М.: Академия права и управления, 2007. – Вып. 11. – С. 88-95 – 0,4.

38. Евенко С.Л. Динамика и структура отклонений в поведении военнослужащих // Соискатель. Приложение к научному журналу «Вестник Военного университета». – 2007. – № 5. – С. 23-28 – 0,4 п.л.

39. Евенко С.Л. Применение методов корреляционного анализа в изучении мотивации отклоняющегося поведения студентов // Инновации в образовании. – 2007. – № 6. – С. 138-141 – 0,4 п.л.

40. Евенко С.Л. Латентные отклонения в поведении военнослужащих // Соискатель. Приложение к научному журналу «Вестник Военного университета». – 2007. – № 1. – С. 52-57 – 0,4 п.л.

41. Евенко С.Л. Суицидальное поведение военнослужащих Вооруженных сил Российской Федерации // Материалы общественных слушаний «Проблемы безопасности военной службы и предотвращения гибели военнослужащих». – М. 18. 03. 2008г. – 0,3 п.л.

42. Евенко С.Л. Диагностика и профилактика употребления спиртных напитков военнослужащими ВВ МВД РФ // Сборник научных трудов. – М.: Академия права и управления, 2008. – Вып. 12. – С. 127-132 – 0,5 п.л.

43. Евенко С.Л. Социально-психологическая концепция отклоняющегося поведения военнослужащих // Вопросы гуманитарных наук. – 2009. – № 3. – С. 96-105 – 0,5 п.л.

44. Евенко С.Л. Отклоняющееся поведение как фактор риска в функционировании военной организации // Соискатель. Приложение к научному журналу «Вестник Военного университета». – 2009. –  № 2. – С. 24-31 – 0,4 п.л.

45. Евенко С.Л. Употребление наркотических веществ военнослужащими ВС РФ в боевой обстановке // Вопросы психологии экстремальных ситуаций. Научно-практический журнал. – 2009. – № 2. – С. 7-18 – 0,4 п.л.

46. Евенко С.Л. Методологические основы минимизации отклоняющегося поведения военнослужащих ВС РФ // Адъюнкт и соискатель. – 2009. – № 3. – С. 112-120 – 0,4 п.л.

47. Евенко С.Л. Личностные дисфункции военнослужащих, детерминирующие отклонения в поведении // Современные гуманитарные исследования. – 2009. – № 3. – С. 102-112 – 0,4 п.л.

__________________ С.Л. Евенко


1 См.: Сердюков А.Э. Доклад Министра обороны Российской Федерации на расширенном заседании коллегии Министерства Обороны Российской Федерации: [Электрон. ресурс]. – Режим доступа:www.http: //www.mil.ru/ – 17.03.2009 г.

2 Цит. по: Войцех В.Ф., Виноградова Л.Н., Савенко Ю.С. Предотвращение суицидов в армии: Методическое руководство. М., 2008. С. 5-6.

3 См.: Итоги мониторинга социально-экономического и правового положения военнослужащих и членов их семей в 2008 г. М.: ГУВР ВС РФ, 2009.

4 Превышение 100% в структуре отклонений происходит потому, что военнослужащий, совершая одно отклонение, например самовольное оставление части с оружием, автоматически совершает двойное отклонение – уклонение от военной службы и хищение оружия, а также очень часто уклонение от военной службы сопровождается отклонениями, связанными с правонарушениями против собственности.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.