WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи 

ЩЕРБАКОВА Ольга Ивановна

ПСИХОЛОГИЯ КОНФЛИКТОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

ЛИЧНОСТИ СПЕЦИАЛИСТА: ФОРМИРОВАНИЕ В

КОНТЕКСТНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЕ

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

19.00.07 – педагогическая психология

Москва – 2011

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Московский государственный гуманитарный университет им. М.А. Шолохова»

Научный консультант: член-корреспондент РАО, доктор

педагогических наук, кандидат психологических наук,

профессор А.А. Вербицкий

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор Л.М. Митина

доктор психологических наук, профессор Н.И. Леонов

доктор психологических наук, профессор С.М. Кашапов

Ведущая организация:  ГОУ ВПО « Московский психолого-педагогический  государственный университет»

Защита состоится «12 »  мая 2011 года в  14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.136.08 при ГОУ ВПО «Московский государственный гуманитарный университет им. М.А. Шолохова» по адресу:  г. Москва, улица Верхняя Радищевская,16/18.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Московский государственный гуманитарный университет им. М.А. Шолохова».

  Автореферат разослан «____» __________2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Н.Ф.Шляхта

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Демократизация и прогрессивное развитие современного общества обеспечивается людьми, владеющими не только узкопрофессиональными знаниями и умениями, но и способными к конструктивному волеизъявлению, продуктивному  сотрудничеству, обладающими умениями управлять своим поведением, грамотно и целенаправленно взаимодействовать с другими, владеть приемами эффективной коммуникации,  разрешать конфликты ненасильственно, минимизировать отрицательные последствия, связанные с различными точками зрения и недостаточным взаимопониманием, с конфликтами (симпозиум Совета Европы от 27-30 марта 1996 г.).

Однако, несмотря на рост числа исследований в этой сфере, конфликтность в социальной, политической  и профессиональной среде не уменьшается. В немалой степени это обусловлено отсутствием должной конфлитологической подготовки специалистов. В этой связи психолого-педагогическая теория конфликтов и ее прикладные аспекты нуждаются в дальнейших исследованиях, чему способствуют современные подходы к пониманию сущности человека и психолого-педагогических условий становления личности профессионала.

Идея «образованного человека» сменяется в настоящее время идеей «человека культуры»  (Н.А. Адрова). Многие исследователи указывают на необходимость формирования психологической культуры личности (И.В. Дубровина, Т.Ф. Буханевич, Ю.В. Ильиных, Е.И. Исаев, А.Б. Орлов, В.В. Семикин и др.) как составной части базовой культуры личности, системной характеристики человека. Одной из важнейших составляющих такой культуры является, на наш взгляд, конфликтологическая культура личности, развитие которой особенно актуально в контексте профессиональной подготовки специалиста.

Многие психолого-педагогические исследования направлены на формирование конфликтной (Л.А. Петровская, Г.Ю. Любимова, Б.И. Хасан) и конфликтологической (Т.Б. Беляева, О.И. Денисов, М.М. Кашапов, М.И. Леонов, Е.Н. Богданов, В.Г. Зазыкин, А.А.Кузьмина и др.) компетентности будущего специалиста. Некоторые авторы (Г.И.Козырев,  Н.В. Самсонова и др.)  используют  термин «конфликтологическая культура личности», однако не рассматривают это понятие в качестве фундаментальной научной категории.

Поскольку  конфликтологическая культура личности специалиста еще не выступала предметом специального исследования, возникает  необходимость выявления ее психологической сущности, психолого-педагогических  условий  и  механизмов формирования  в системе вузовского образования. Важно при этом опираться на адекватную этой задаче психолого-педагогическую теорию, в качестве которой мы выбрали  теорию контекстного обучения, развиваемую в научно-педагогической школе А.А. Вербицкого (Т.Д. Дубовицкая, Н.В. Жукова, В.Г. Калашников, О.Г. Ларионова, В.Ф. Тенищева и мн. др.). Важнейшей в этой теории является смыслообразующая психологическая категория «контекст»,  влияющая на смысл и значение для человека конкретной ситуации как целого и ее компонентов.

В  контекстном обучении, где  моделируется предметное и социальное содержание предстоящей студенту профессиональной деятельности, создается соответствующая контекстная образовательной среда. Особенности организации и влияния образовательной среды на развитие личности раскрыты во  многих исследованиях (О.А. Баева, В.И. Панов, В.В. Рубцов, В.И. Слободчиков, В.А. Ясвин и др.). В нашей работе  образовательная среда также предстает как пространственное и функциональное объединение субъектов образовательного процесса, между которыми устанавливаются разноплановые групповые взаимосвязи.

Проведенный анализ литературы по теме исследования выявил ряд противоречий на пути формирования конфликтологической культуры  личности будущего специалиста, между:

– многообразием представленных в психологической литературе  контекстуальных аспектов конфликтов и отсутствием их содержательного обобщения, описания и практического использования с целью формирования конфликтологической культуры личности;

– актуальностью и востребованностью формирования конфликтологической культуры как органичного компонента психологической культуры личности профессионала и отсутствием содержательной психолого-педагогической характеристики данного понятия, как и методов диагностики уровней ее сформированности;

– наличием теоретических исследований и практических разработок, касающихся конструирования контекстной образовательной среды, и отсутствием психолого-педагогической модели развития в ней конфликтологической культуры личности будущего специалиста.

Выявление психолого-педагогических условий разрешения этих противоречий и разработка адекватной психолого-педагогической модели формирования конфликтологической культуры личности будущего специалиста в вузе составили проблему исследования

Цель исследования: теоретико-методологическое, психологическое  и  опытно-экспериментальное обоснование компонентов, этапов и модели формирования  конфликтологической культуры личности  специалиста в контекстной образовательной среде.

Объект исследования: конфликтологическая культура личности специалиста.

Предмет исследования: психология конфликтологической культуры личности специалиста и психолого-педагогические условия ее формирования  в контекстной образовательной среде.

Гипотеза исследования. Формирование конфликтологической культуры личности будущего специалиста как активного качественного преобразования внутреннего мира человека возможно в контекстной образовательной среде,  если:

  • конфликтологическая культура личности понимается как  комплексное интегративное качество, включающее: культуру ценностно-смысловой сферы личности, культуру мышления, культуру чувств, коммуникативную культуру, поведенческую культуру;
  • контекстная образовательная среда  представляет собой систему  пространственно-предметного, социально-психологического и  деятельностного компонентов, моделирующих  социально-профессиональный контекст деятельности будущего специалиста;

– учитывается влияние разнообразных  контекстов возникновения, проявления и протекания конфликтов – кросскультурного, пространственно-временного, возрастного,  гендерного, коммуникативного и внутриличностного;

– предварительно сформированы базовая поисковая активность, конфликтологическая грамотность и конфликтологическая компетентность личности;

– в образовательном процессе используется психоразвивающая программа, направленная на формирование компонентов конфликтологической культуры личности, обеспечивающих психологическое здоровье и конструктивное поведение специалиста в конфликтной ситуации.

В соответствии с целью, предметом и гипотезой определены следующие задачи исследования:

1) раскрыть психологическую сущность и структуру конфликтологической культуры личности, ее взаимосвязь с другими качествами и свойствами личности;

2) осуществить теоретико-психологический и эмпирический анализ контекстуальных аспектов возникновения и протекания конфликтов с целью раскрытия психолого-педагогических аспектов контекстной образовательной среды;

3) научно обосновать и разработать модель формирования конфликтологической культуры личности будущего специалиста в контекстной образовательной среде;

4)  выявить и реализовать психолого-педагогические условия и механизмы формирования конфликтологической культуры личности с привлечением современных психотехнологий;

5) разработать диагностическую методику  определения уровня развития  конфликтологической культуры личности;

6)  провести экспериментальное исследование формирования конфликтологической культуры специалиста в условиях контекстной образовательной среды; 

7)  осуществить количественный и качественный анализ результатов эксперимента, сформулировать основные положения и выводы, практические рекомендации для психологов и педагогов.

  Методологической основой исследования явились:

       – идеи культурно-исторической психологии и системно-деятельностного подхода к пониманию и развитию личности (А.Г. Асмолов, Л.С. Выготский, Ю.М. Забродин, В.П. Зинченко, А.Н. Леонтьев, Н.Н. Нечаев, В.В. Рубцов, Д.И. Фельдштейн и др.);

       – концепции, подходы, принципы в изучении социальных конфликтов, их природы, управления ими (А.Я Анцупов, Е.Н. Богданов, Н.В. Гришина, А.И. Донцов, В.Г. Зазыкин, М.М. Кашапов, Е.А. Климов, Л. Козер, Г.И. Козырев, А.Н. Лебедев, Н.И. Леонов, Б.И. Хасан, А.И. Шипилов и др.);

       – исследования зарубежных психологов о природе конфликтов, стилях поведения в конфликтах, психотехнологиях их разрешения и преодоления (Д.Р. Джонсон, М. Дойч, Х. Корнелиус, К. Левин, Л. Понди, Дж. Скотт, К. Томас, Юри У., А. Эллис, Н. Пезешкиан,  Р. Фишер, З. Фрейд, К. Хорни, Ш. Фэйр, и др.);

       – положения о роли образовательной среды и ее компонентов в развитии личности обучающегося (О.А. Баева, В.И. Панов, В.В. Рубцов, В.И. Слободчиков, В.А. Ясвин и др.);

        – положения о психологической культуре личности, механизмах  и условиях ее развития в теории и практике обучения и воспитания (И.В. Дубровина, Н.И. Исаева, А.Б. Орлов, В.В. Семикин,  В.Д. Шадриков, В.П. Смирнов и др.), а также системно-личностно-развивающий подход к проблеме профессионального развития личности специалиста (Л. М. Митина, И.А. Переверзева и др.);

– учение о целях и ценностях личности, развитое в работах  отечественных и зарубежных психологов (Л.С. Выготский, А.А. Деркач, С.Л Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, Б.Г. Ананьев, Ю.А. Шерковин, Г.М. Андреева, М. Рокич);

  – идеи компетентностного подхода к подготовке специалистов, развития конфликтологической компетентности и конфликтологической культуры (И.А. Зимняя, А.К. Маркова, Г.Л. Ильин, И.Ф. Исаев, Н.Н. Нечаев, Л.А. Петровская, Н.В. Самсонова, В.В. Сериков, М.И. Скаткин, В.А. Сластенин, А.А. Реан, др.);

– положения экзистенциально-гуманистического подхода к пониманию базовых ценностей, природы здоровой личности и условий обеспечения ее  психического здоровья (А. Лэнгле, Ф. Перлз, К. Роджерс, В.И. Слободчиков, В. Франкл, А. Эллис, Н. Пезешкиан,  О.В. Хухлаева и др.);

– методологические требования к организации эмпирических исследований и конструированию психодиагностических методик  (Б.Г. Ананьев, А. Анастази, А.Ф. Ануфриев,  Л.Ф. Бурлачук, К.М. Гуревич, В.В. Столин, А.Г. Шмелев  и др.);

– психолого-педагогическая положения, разработанные в русле контекстного подхода к образованию (А.А. Вербицкий, Т.Д. Дубовицкая, Н.В. Жукова, В.Г. Калашников, В.Ф. Тенищева и др.).

Методы исследования. Теоретические: теоретический анализ научной и учебно-методической литературы по философии, психологии, конфликтологии, педагогике, менеджменту и другим смежным областям исследуемой проблематики, их обобщение и синтез. Эмпирические: анализ документов, беседа, тесты: «самооценка конфликтности» (С.М. Емельянов); опросник определения конфликтологической культуры личности (О.И. Щербакова); тест К. Томаса;  тест смысложизненных ориентаций (Д.А. Леонтьев); опросник SACS- стратегии преодоления стрессовых ситуаций» (С. Хобфолл); 16-факторный личностный опросник (Р. Кеттелл); «шкала экзистенции» (А. Лэнгле, К. Орглер); методы  количественной обработка эмпирических данных.

Экспериментальная база: Российская экономическая академия им. Г.В. Плеханова (факультеты менеджмента, маркетинга, кафедра психологии, кафедра управления человеческими ресурсами),  Московский государственный технический университет ("МАМИ") (экономический факультет, кафедра маркетинга и менеджмента). В эксперименте принимало участие  более 1000 студентов, включая 120 – в формирующем эксперименте. Работа велась в течение 2001 – 2010 годов и включало в себя следующие этапы.

1-й этап (2001-2003 гг.):  теоретический анализ конфликтологической литературы и в этой связи – конфликтных ситуаций, возникающих в обществе и на производстве; формулирование  замысла формирования конфликтологической культуры будущего специалиста.

2-й  этап (2004 – 2006 гг.): определение исходных теоретических подходов к разработке инструментария и общей гипотезы исследования. Выявление особенностей конфликтов, их контекстуальных аспектов в конфликтологической культуры личности. Отбор методов диагностической и формирующей работы, сбор первичного материала о психологических компонентах конфликта и механизмах управления конфликтами.

3. Этап (2006 – 2007 гг.). Подготовка экспериментального материала, психометрическая проверка методики исследования уровня конфликтологической культуры. Проведение констатирующего эксперимента по выявлению актуального уровня конфликтологической культуры личности и связанных с ней качеств и свойств личности.  Обоснование психолого-педагогических условий и модели формирования конфликтологической культуры личности с использованием технологий контекстного обучения.

4. Этап (2007 – 2008 гг.):  проведение эксперимента по формированию конфликтологической культуры личности в психолого-педагогических условиях контекстного обучения. На основе анализа результатов психодиагностики подбирались и использовались методы психокоррекционной работы, направленные на усиление и развитие компонентов конфликтологической культуры личности. Проведение психодиагностики по итогам формирующего эксперимента. Оценка эффективности формирующего эксперимента с использованием факторного, корреляционного анализа и расчета t-критерия Стьюдента.

5. Этап (2008 – 2010 гг.) заключительный. Осуществлялись обработка,  систематизация и обобщение результатов теоретико-экспериментального  исследования, формулирование основных обобщений и выводов, описание хода и результатов всего исследования в тексте диссертации и автореферате.

Надежность и достоверность полученных результатов и выводов обусловлены:  методологической обоснованностью и непротиворечивостью теоретических положений, достаточным объемом экспериментальной выборки, составившей более 1000 испытуемых, и измеряемых показателей, полной психометрической проверкой разработанной диагностической методики, применением методов математической статистики, процедур факторного, корреляционного анализа, t-критерия Стьюдента; содержательным анализом выявленных фактов и закономерностей. Обработка результатов эксперимента осуществлялась с использованием программного обеспечения (SPSS + PS Statistical) психодиагностических методик, взаимопроверкой результатов, получаемых по разным методикам.

Научная новизна исследования.

  1. Научно обосновано базовое понятие «конфликтологическая культура личности», определяемое как интегративное качество, включающее культуру мышления, культуру чувств,  коммуникативную и поведенческую культуру, основывающееся на гуманистических ценностях ответственности, свободы, личностной автономии и самореализации, проявляющееся в оптимальных, соответствующих актуальным контекстам стилях поведения в конфликте, обеспечивающих конструктивное решение проблем межличностного взаимодействия в процессе профессиональной деятельности.
  2. Разработана концептуальная модель формирования конфликтологической культуры личности как активного качественного преобразования внутреннего мира человека, направленного на развитие способностей и качеств его личности, обеспечивающих конструктивное решение проблем межличностного взаимодействия в предстоящей профессиональной деятельности. Предложенные в модели компоненты конфликтологической культуры личности (ценности, культура мышления, культура чувств, коммуникативно-поведенческая культура) соответствуют психологическим компонентам конфликтного взаимодействия (потребностно-мотивационный компонент, когнитивный компонент, аффективный компонент, поведенческий компонент) и направлены на их преодоление/устранение.
  3. Впервые обобщен и представлен комплекс контекстуальных аспектов межличностного конфликта (кросскультурный, пространственно-временной, возрастной, внутриличностный, гендерный, коммуникативный контексты), влияющий на содержание и динамику возникновения, протекания и выхода из конфликта. Тем самым показана необходимость учета влияния этого системного конструкта в процессе научного анализа феноменов конфликта, формирования конфликтологической культуры личности  и практической работы по профилактике, прогнозированию, диагностике, предотвращению и  разрешению межличностных конфликтов.
  4. Показано, что возникновение, протекание и разрешение любого межличностного конфликта обусловлены взаимодействием внутренних, внешних контекстов жизни, деятельности человека, что предполагает необходимость их анализа в процессе саморегуляции  поведения и деятельности, учета влияния на них внутренних ресурсов личности и внешних обстоятельств –  условий труда, обучения, общения, досуга, семейных отношений  и др. 
  5. Определены психологические механизмы и условия формирования конфликтологической культуры личности: осознание и принятие ценностей ответственности, автономии, свободы, самореализации, составляющих содержание культуры ценностно-смысловой сферы личности; владение понятийным аппаратом конфликтологии, технологиями рефлексии, анализа конфликтов, принятия решений, рациональными убеждениями, обеспечивших культуру мышления; осознание и владение умениями преодоления гнева/агрессии, (обиды, ревности, зависти),  эмоциональной поддержки и выдержки, обеспечивших культуру чувств, стрессоустойчивость; сформированность коммуникативных умений: активного слушания, вербализации чувств, конструктивных ответов на агрессию, ассертивности, понимания языка телодвижений, лежащих в основе коммуникативной культуры; владение контекстно-сообразными стилями поведения и конструктивными копинг-стратегиями,  владение функциями посредничества в урегулировании конфликта, лежащих в основе поведенческой культуры.
  6. Научно обоснована и экспериментально проверена психолого-педагогическая модель формирования конфликтологической культуры личности будущего специалиста в контекстной образовательной среде, выражающаяся в последовательном моделировании в разнообразных формах учебной деятельности студентов профессиональной деятельности специалиста со стороны ее предметно-технологических (предметно-деятельностный контекст) и  социально-психологических (социальный контекст) составляющих. В соответствии с этой моделью  конфликтологическая подготовка личности специалиста к условиям жизни и деятельности в конфликтогенной среде представлена через последовательное развитие следующих уровней: базовая поведенческая активность, конфликтологическая грамотность, конфликтологическая компетентность, конфликтологическая культура.
  7. Впервые разработана и использована  психодиагностическая методика определения уровня развития конфликтологической культуры личности,  осуществлена ее психометрическая проверка; выявлена динамика становления конфликтологической культуры личности специалиста в условиях формирующего эксперимента; показаны ее значимые изменения по всем шкалам методики, включая изменения в  стратегиях поведения в межличностном конфликте.

Теоретическая  значимость исследования.

1. Представлено новое осмысление традиционных представлений, касающихся  понимания сущности конфликта, научно обосновано понятие «конфликтологическая культура личности», раскрыты психолого-педагогические аспекты ее формирования у будущего специалиста в контекстной образовательной среде; сформулированы  новые исследовательские задачи, связанные с выявлением, анализом и использованием в формирующем эксперименте внутренних и внешних контекстов, влияющих на понимание феноменологии конфликта, его динамики и способов разрешения; предложена методика исследования конфликтологической культуры личности.

2. В отличие от традиционного понимания сущности межличностного конфликта либо как «столкновения» (отражающего физическую сторону конфликта), либо «противоречия» (соответствующего философским и социологическим традициям)  предложено интегративное определение конфликта как социально-психологического по своей сути конструкта, отражающего внешние и внутренние смыслообразующие контексты взаимодействия субъектов общения; при этом собственно психологическими компонентами конфликта являются  когнитивный (противоречивые точки зрения на ситуацию), поведенческий (противодействие/противоборство), аффективный (негативные эмоции) и  потребностно-мотивационный (потребности, мотивы, ценности, цели как движущие силы субъектов социального взаимодействия).

3. Доказано, что при таком  понимании сущности межличностного конфликта и его психологической структуры, появляется возможность целенаправленного формирования в образовательном процессе конфликтологической культуры личности специалиста посредством моделирования предметного и социального контекстов  взаимодействия субъектов общения. 

4. В научный оборот введены взаимосвязанные понятия «конфликтологическая подготовка», «базовая поведенческая активность», «конфликтологическая грамотность», «конфликтологическая культура личности»;  дана содержательная характеристика компонентов такой культуры: культуры чувств, культуры мышления, коммуникативной культуры, поведенческой культуры, культуры ценностно-смысловой сферы личности. 

5.  Предложены контексты анализа и рассмотрения конфликтов – кросскультурный, пространственно-временной, возрастной, гендерный, внутриличностный, коммуникативный и др., представленные в многочисленных теоретических и экспериментальных  исследованиях, подтверждающих тезис о том, что контекст выступает важной смыслообразующей категорией, который необходимо учитывать при анализе феноменологии любых типов конфликтов, условий их возникновения, протекания и разрешения.

6.  Внесен вклад в понимание гендерных различий в стилях поведения в конфликте у лиц разного пола, выразившийся в том, что для женщин важное значение в конфликте имеет решение проблемы, а для мужчин, наряду с ориентацией на решение проблемы, важным является недопущение реакции ухода, которая рассматривается ими как проявление слабости своей позиции; в этой связи женщины реже прибегают к агрессии, чем мужчины.

7. Полученные результаты и выводы открывают новое направление  исследований и разработок, связанных  с выявлением многочисленных контекстов протекания конфликтов, а также с решением важнейшей научной и практической задачи формирования конфликтологической культуры личности будущего специалиста. Результаты исследования могут быть использованы при разработке в возрастной, педагогической и социальной психологии, концепций становления и развития личности. 

Практическая значимость исследования:

– в процессе профессиональной подготовки специалистов различного профиля  реализованы модель  и условия формирования конфликтологической культуры личности, обеспечивающие  конструктивное поведение и продуктивную деятельность будущего  специалиста в условиях конфликтогенной среды;

– разработана методика диагностики конфликтологической культуры личности, позволяющая выявить уровень сформированности культуры чувств, коммуникативной культуры, культуры мышления, поведенческой культуры специалиста, осуществлена  ее психометрическая проверка;

– разработан учебно-методический комплекс, включающий программы учебных дисциплин, учебные пособия, программы психоразвивающих занятий, направленные на формирование конфликтологической культуры личности  будущих специалистов в контекстной образовательной среде;

– психологическим службам организаций и учреждений предложена уточненная технологичная модель управления конфликтом, включающая следующие действия – профилактика, прогнозирование, предотвращение, диагностика, урегулирование/разрешение, контроль, соответствующие основным этапам динамики конфликта, реализация которых в работе практических психологов организаций и учреждений позволит значительно снизить уровень конфликтогенности в обществе;

– полученные в ходе исследования результаты, сделанные на их основе выводы и рекомендации могут быть использованы в совершенствовании преподавания курсов конфликтологии, педагогической, организационной психологии,  психологии менеджмента и других психолого-педагогических дисциплин; в реализацию предложенной модели вовлечен широкий круг преподавателей, что нашло отражение в разработке  учебных пособий нового типа и подготовке научных трудов; участию в гранте в рамках федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы (государственный контракт № 14.741.12.0091 от 25 октября 2010 года).  («Методические рекомендации по эффективному взаимодействию школа – вуз – рынок труда» М., МГТУ «МАМИ», 2008; «Методические рекомендации по организации и выполнению самостоятельной работы по магистерской программе «Конфликтологическая культура личности». - М.-Тверь: ООО «Издательство «Триада», 2010; «Тренинг конфликтологической культуры личности»: Программа и методические указания. - М.-Тверь: ООО «Издательство «Триада», 2010);

– предложено новое направление научно-исследовательской деятельности молодых преподавателей, аспирантов и соискателей в решении проблем формирования психологической готовности личности к жизни и деятельности в условиях конфликтогенной среды.

Положения, выносимые на защиту.

1. Одним из условий решения задачи подготовки профессионально компетентного специалиста, способного к конструктивному межличностному взаимодействию в процессе профессиональной деятельности в условиях динамично меняющейся конфликтогенной среды,  является формирование его конфликтологической культуры как необходимого системного качества и важнейшего компонента целостной профессиональной компетентности.

2. Конфликтологическая культура личности  специалиста  представляет собой интегративное качество, включающее культуру мышления, культуру чувств,  коммуникативную и поведенческую культуру, основывающееся на гуманистических ценностях ответственности, свободы, личностной автономии и самореализации, проявляющееся в оптимальных, соответствующих актуальным контекстам стилях поведения в конфликте, обеспечивающих конструктивное решение проблем межличностного взаимодействия в процессе профессиональной деятельности.

3.  В понятие культуры мышления входят когнитивные способности рационального анализа конфликтов на основе знания теории конфликтов и рефлексии своего поведения; культура чувств означает наличие способности к регуляции и саморегуляции деструктивных эмоций и чувств, проявление эмпатии и толерантности в межличностных отношениях;  коммуникативная культура проявляется в способности к конструктивному диалогу, аттракции, социальной рефлексии;  поведенческая – в способности использовать соответствующие контексту стили поведения, умения и навыки управления конфликтами.

4. Формирование конфликтологической культуры личности специалиста как интегративного качества личности требует более психологичного,  по сравнению с существующим в литературе, понимания сущности межличностного конфликта, включающего потребностно-мотивационный, когнитивный, аффективный, поведенческий компоненты и представляющего собой социально-психологический конструкт, содержащий характеристики внешних и внутренних смыслообразующих контекстов деструктивного взаимодействия субъектов общения;  результатом конструктивного взаимодействия субъектов  конфликта является разрешение проблемы  (выступающее как снятие противоречия, устранение преграды, преодоление трудности, решение задачи).

5. Выявление сущности конфликтного взаимодействия участников, как и формирование их конфликтологической  культуры, предполагают выявление двух типов контекстов: внутреннего (включающего индивидуально-типологические, возрастные особенности и психическое состояние субъектов конфликта), внешнего  (совокупность предметных,  пространственно-временных, коммуникативных, социально-психологических характеристик конфликтной ситуации),  а также психолого-дидактическое обоснование и использование комплекса адекватных  психолого-педагогических технологий, создание контекстной образовательной среды.

6. Предложенная структура психологических компонентов межличностного конфликта (потребностно-мотивационный,  когнитивный, аффективный,  поведенческий) позволяет целенаправленно формировать релевантную этой структуре конфликтологическую культуру личности. Культура чувств характеризуется высоким эмоциональным самоконтролем, низкими показателями агрессивности, стилями «приспособление» и «соперничество».  Коммуникативная культура характеризуется копинг-стратегиями «социальная поддержка», «осторожность», стилями «избегание», «компромисс», «сотрудничество». Культура мышления характеризуется отказом от асоциальных, агрессивных, непрямых действий и стиля «соперничество». Поведенческая культура положительно связана с копинг-стратегией «социальная поддержка», стилем «компромисс», коммуникабельностью, отрицательно связана со копинг-стратегией «агрессивные действия», доминантностью,  подозрительностью. Выявленные индивидуально-психологические особенности являются внутренними факторами, обуславливающими конфликтологическую культуру личности.

7.  Контекстная образовательная среда представляет собой комплекс  предметного, пространственно-временного, социально-психологического и деятельностного контекстов  будущей профессиональной деятельности,  обуславливающий последовательное включение студентов в различные виды деятельности – учебную, квазипрофессиональную, учебно-профессиональную – направленных на  формирование профессионально-компетентной и психологически здоровой личности, способной к конструктивному взаимодействию в конфликтной ситуации. Наиболее эффективно формирование психологических компонентов конфликтологической культуры личности специалиста обеспечивается в ходе разработанных учебно-тренинговых занятий контекстного типа: семинаров-дискуссий,  ролевых и деловых игр, написания эссе, решения ситуационных задач,  кейсов,  психокоррекционных и  психоразвивающих заданий и упражнений.

Апробация работы. Основные положения, ход и результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры психологии РЭА  им. Г.В. Плеханова,  МГГУ  им. М.А. Шолохова, МГТУ "МАМИ",  Стерлитамакской государственной педагогической академии; в выступлениях  на конференциях –  международных: Москва (2004, 2005, 2006, 2008, 2009, 2010), Ташкент (2004), Ярославль (2005,), Воронеж (2006, 2007), Тамбов (2007, 2008), Челябинск (2006), Сеул (2007); всероссийских: Воронеж (2005), Ярославль (2006, 2009), Ижевск (2007, 2008, 2010), Бузулук (2007), Тамбов (2007), Москва (2007), Стерлитамак (2007), Самара (2008), Оренбург (2008), Белгород (2008), Братск (2008), Киров (2009); региональных: Стерлитамак (2006, 2007), Москва (2005, 2008, 2010), Липецк (2008), Уфа (2009), Йошкар-Ола (2009).

Внедрение результатов исследования осуществлялось автором в процессе конфликтологической подготовки будущих специалистов в РЭА им. Г.В. Плеханова и  МГТУ "МАМИ"; спецкурса в  МГГУ им. М.А. Шолохова. Учебные программы и рекомендации автора внедрены в деятельность психологической службы Стерлитамакской государственной педагогической академии, в работе семинаров и курсов повышения квалификации  медицинских работников ОАО «Газпром», а также в профессиональную деятельность кадровой службы Государственного Пенсионного Фонда РФ, бухгалтеров; преподавателей учреждения дополнительного образования Детский экологический Центр «Эко Дом» городского округа Домодедово Московской области и средних учебных заведений г. Москвы (Государственное Образовательное Учреждение Центр Образования № 1409 Северного административного округа).

Результаты исследования изложены в 2 монографиях, 6 учебных пособиях,  в 31 статьях, в 38 материалах и тезисах различных конференций.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованной литературы, включающего 394 наименований, и  приложений. В диссертации 392 страницы, включая 32 таблицы, 14  рисунков.

В первой главе «Концептуальный анализ проблемы формирования  конфликтологической культуры личности специалиста» рассмотрены: парадигмы, подходы, методологические принципы, понятийно-категориальный аппарат исследования конфликтов; психологические условия конструктивного поведения и управления конфликтами; проблема конфликтологической культуры личности специалиста и условий ее формирования в образовательном процессе.

Теоретико-методологический анализ конфликтологических исследований показал, что в них имеют место две традиции:  философско-социологическая (К. Маркс, Г. Зиммель, Р. Дарендорф, Л. Козер и др.) и психологическая (З. Фрейд, К. Хорни, Э. Эриксон, М. Дойч, М. Шериф, К. Левин и др.). Конфликтология определяется на сегодняшний день как система знаний  о закономерностях и механизмах возникновения и развития конфликтов, а также о принципах и технологиях управления ими (А.Я. Анцупов, А.И. Шипилов; Е.Н. Бо­гданов, В.Г. Зазыкин; Г. Зиммель; М.М. Кашапов; Н.А. Кох и др.).

На начальном этапе становления конфлик­тологии как науки  повышенное внимание уделялось действию объективных факторов в ущерб субъективным. Поэтому наметилась  тенденция дифференциации и появлению отдельных направлений конфликтологии: организационная, юридическая, педагогическая, экономическая, политическая. В то же время, идет процесс интенсивного становления психоло­гии конфликтов, исследования которой осуществляются в рамках следующих парадигм:  психоаналитической (З. Фрейд и его последователи и оппо­ненты А. Адлер, К. Хорни, Э. Фромм и др.); экзистенциальной (Л. Бинсвангер, О. Ленг, Ж. Сартр, В. Франкл и др.); динамической (К. Левин); социометрической (Дж. Морено); интеракционистской  (Г. Блумер, М. Кун, Т. Шибутани и др.); необихевиристской (Н. Миллер, Дж. Доллард и др.).

Наряду с этим психологические исследо­вания конфликтов базируются и на конкретных научных подходах, среди которых можно выделить:  организационный (В.В. Бойко, А.А. Ершов, А.Л. Журавлев, В.И. Лебедев, А.И. Китов, Р.Л. Кричевский, В.Ф. Рубахин и др.); деятельностный (Н.В. Гришина, А.С. Гусева, С.М. Емельянов, А.Л. Журавлев, В.Г. Зазыкин, Н.В. Крогиус, А.Г. Ковалев, В.Г. Шорин и др.); личностный (В.Г. Зазыкин, Е.В. Зайцева, Н.В. Крогиус, В.С. Мерлин, Н.Н. Обозов, А.Н. Сухов и др.); ситуационный (А.Я Анцупов, Н.В. Гришина, В.Н. Князева, С.К. Серги­енко и др.). Более частными подходами стали: игровой (М. Дойч); коммуникативный (Р. Фишер, У. Юри и др.); подход, основанный на теории организационных систем (Р. Блейк, Дж. Муттон); междисци­плинарный (А.Я. Анцупов, А.А Шипилов); В рамках последнего подхода разработана универсальная понятийная схема описания конфликтов, включающая  11 понятийно-категориальных групп: сущность конфликтов; их классификация; структура; функции; гене­зис; эволюция; динамика; системно-информационное описание конфликтов; предупреждение; завершение; исследование и диагностика конфликтов.

Многочисленность и разноплановость представленных подходов свидетельствуют о важном научном и прикладном значении проблемы конфликтов, но  не означают  завершенности понимания и исследования конфликтов.  Необходима большая психологическая конкретизация как самого понятия «конфликт», так и его составляющих.

В нашей работе основное внимание уделено межличностным конфликтам, выступающим основой всех социальных конфликтов. Как известно, в научных исследованиях понятие «конфликт» имеет разнообразные трактовки, прежде всего, через качество отношений между конфликтующими, носящего характер столкновения в ситуации межличностного взаимодействия (А.Г. Здравомыслов, А.А. Урбанович, М.Р. Душкина, В.И. Курбатов и др.). По нашему мнению, термин «столкновение» отражает, скорее, физическую сторону конфликта, а не психологическую. Также конфликт трактуется через  понятие «противоречие» (Е.М. Бабосов, С.М. Кашапов, Б.И. Хасан, П.А. Сергоманов, Н.И. Леонов, А.Я. Анцупов, А.И. Шипилов, и др.).  Это  соответствует философско-социологическим традициям рассмотрения конфликтов. Не отрицая правомерности использования понятия «противоречие» к характеристике конфликта, отметим, что необходимо  раскрытие его психологического содержания и конкретизации только как одного из ряда  других характерных особенностей конфликта.

Социальный межличностный конфликт является одним из проявлений такой сферы жизнедеятельности человека как общение, характеризующегося, в свою очередь, определенными сторонами (коммуникативной, перцептивной, интерактивной), компонентами (субъекты общения, само сообщение, способ связи, язык/правила общения, контекст) и др. Межличностный конфликт рассматривается исследователями как проявление интерактивной стороны общения. Взаимодействие (интеракция) субъектов может быть, соответственно, конфликтным и бесконфликтным.

Исходя из сказанного, можно дать следующее базовое определение межличностного конфликта: это такое взаимодействие субъектов общения, для которого характерно наличие противоречия, противодействий (противоборства/ противостояния) и негативных эмоций у конфликтующих, возникающих в связи с проблемами удовлетворения ими значимых потребностей и достижения поставленных  целей. Данное определение удовлетворяет следующим требованиям.

1) Конфликт характеризует интерактивную сторону общения как процесса установления и развития контактов между людьми. Как известно, взаимодействие (интеракция) людей по поводу возникшей проблемы (например, дефицита ресурсов, разного понимания ситуации, несоответствия поведения партнера ролевым ожиданиям) может быть конфликтным и бесконфликтным.

2) В основе конфликта лежит проблема – выступающая как преграда, трудность, задача – преодоление/решение которой рассматривается конфликтующими как условие их дальнейшего развития и продуктивной деятельности. Формулирование сути проблемы, которая привела к конфликту, является одним из первых шагов в его последующем урегулировании. Все поведенческие проблемы (агрессивность, ложь, воровство, жадность, зависть, ревность, обида, переживание несправедливости и др.) предстают как социальные конфликты. Причем, для всех них характерны трудности в удовлетворении значимых потребностей и достижении поставленных целей.

3) Конфликт в предложенном понимании предстает как психологический феномен, для которого характерны: 1) противоречие, составляющее когнитивный компонент конфликта; 2) противодействия (противоборство), составляющие поведенческий компонент конфликта;  3) негативные эмоции, составляющие аффективный компонент  конфликта;  4) блокируемые потребности и цели субъектов взаимодействия, составляющие мотивационный компонент конфликта.

Рассмотрим более подробно каждое из этих составляющих.

Противоречие в широком смысле слова предполагает наличие в конфликте противоположных, а также препятствующих существованию и осуществлению друг друга процессов, тенденций, явлений, позиций, взглядов и установок. По мнению ряда исследователей (Н.П. Дедов, А.В. Морозов и др.), противоречия возникают там, где есть «рассогласование»: знаний, умений, личностных качеств; функций управления; эмоциональных, психических и других состояний; технологических, экономических и других процессов; целей, средств, методов деятельности; мотивов, потребностей, ценностных ориентаций; взглядов, убеждений.

Противодействие (противоборство, противостояние) – это «общение, поведение или деятельность, имеющие целью выразить несогласие с оппонентом, ограничить его активность или нанести ему материальный, моральный, иной вид ущерба; это общение и действия, направленные против другого человека, группы, государства, общества» (А.Я. Анцупов, А.И. Шипилов). Противодействие может носить вербальный и невербальный характер, выступать в виде вербального и физического воздействия, знаменующего определенный стиль поведения в конфликте.

Аффективный компонент конфликта символизирует эмоциональное отношение человека к происходящему, и, как правило, отражает недовольство по поводу ситуации, в которой он оказался. Это могут быть гнев, негодование, возмущение, ревность, досада, тревога, огорчение, обида, зависть и др. Неприязнь (вражда) между людьми, когда она уже возникла, становится трудно устранимой, так как связанные с ней отрицательные эмоциональные переживания весьма устойчивы, возникают автоматически и с трудом контролируются сознанием.

Мотивационный компонент. Мотивы конфликтующих – это побуждения к вступлению в конфликт, связанные с удовлетворением потребностей субъектов конфликта; «совокупность внешних и внутренних условий, вызывающих конфликтную активность субъекта» (А.Я. Анцупов, С.В. Шипилов, 2005, с.85). Проблемы возникают из-за невозможности или неспособности участника/ков конфликта удовлетворить  свои значимые потребности, достичь поставленных целей, рассматриваемых ими как необходимое условие эффективного существования и жизнедеятельности.

Как правило, только наличие всех четырех составляющих проблемного взаимодействия (противоречия, противодействия, негативных эмоций, неудовлетворенных потребностей), проявляющихся со стороны всех субъектов конфликта по отношению друг к другу, свидетельствует о реальном двустороннем конфликте. В остальных случаях можно говорить о конфликтной ситуации, напряженности в отношениях, одностороннем конфликте или его отсутствии.

Представленные компоненты структуры конфликта имеют важное прикладное значение. Практическая консультативная и коррекционно-развивающая работа с конфликтующими предполагает выявление: того, какие потребности, цели субъектов конфликта блокируются (сути проблемы); того, как конфликтующие воспринимают и характеризуют происходящее (когнитивный компонент); как конкретно поступают, ведут себя по отношению друг к другу (характер противодействия); что и в какой степени чувствуют, переживают, чего опасаются (аффективный компонент); чего именно хотят добиться, какие страхи преодолеть, какие потребности удовлетворить (мотивационный компонент). В соответствии с названными составляющими определяются конкретные действия по преодолению конфликта.

В любом конфликте можно выявить не только негативные, но и позитивные аспекты, умение видеть которые позволяет перевести отношения конфликтующих и связанных с ними лиц на конструктивный уровень. В двойственности конфликта заключена его противоречивость, которая различными авторами (Г. Зиммель, Н.В. Гришина, Л. Козер А.Я. Анцупов, С.В. Баклановский, М.Р. Душкина, М.М. Кашапов, Н.С. Ефимова, М. Фоллет, В.М. Шепель,  и др.) характеризуется как разрушительная (деструктивная), так и созидательная (конструктивная, продуктивная функция/сторона/ последствия) конфликта. Идеи о позитивных функциях конфликта подготовили почву для признания конфликтов в качестве естественной характеристики социальных отношений, возможности протекания конфликта в разнообразных, в том числе и конструктивных формах. К тому же, все конфликты рано или поздно заканчиваются, отражая тем самым  характерную для них динамику. На стадиальность (этапность) конфликта указывают многие исследователи (А.Я. Анцупов, С.В. Баклановский,  С.М. Емельянов, М.А. Поваляева, А.И. Шипилов, L. Pondy и др.).

Первоначально искусство конфликтования сводилось к умению победить противника. Традиция поиска одностороннего выигрыша в конфликте господствовала до конца 80-х ХХ в., да и сейчас остается доминирующей в жизнедеятельности людей. Постепенно утверждение принципиальной возможности конструктивной стороны конфликта, а также  разделение конфликта на периоды и этапы позволило  заложить основания для целенаправленного управления конфликтами, которому в последнее десятилетие уделяется особое внимание (А.Я. Анцупов, Дж. Валкер, Н.Н. Васильев, Ф. Глазл, С.М. Емельянов, М.М. Кашапов, Н.И. Леонов, и др.). В то же время, проведенный нами анализ исследований проблемы управления межличностными конфликтами показал, что в представленных различными авторами составляющих/шагах/этапах управления конфликтом либо отражены не все элементы, либо смешаны шаги/этапы управления и динамики самого конфликта. Все это потребовало более тщательной градации отдельных составляющих управления конфликтом.

В результате нами была предложена такая их последовательность, в которой они могут быть, на наш взгляд, соотнесены с естественной динамикой конфликта. Это, в частности, следующие целенаправленные действия/этапы управления конфликтами: профилактика; прогнозирование; предотвращение; диагностика; урегулирование/ разрешение; контроль.

Профилактика/предупреждение конфликтов – это целенаправленное воздействие на ситуацию деятельности, выражающееся в заблаговременном устранении или ослаблении конфликтогенных факторов, ограничении возможности их возникновения или деструктивного влияния в будущем. 

Прогнозирование конфликтов (от гр. prognosis – предвидение, предсказание) – обоснованное умственное предположение/заключение о предстоящем возможном возникновении конфликта и особенностях его развития.

Предотвращение конфликтов – действия по устранению причин конкретного назревающего конфликта, по разрешению возникшего противоречия неконфликтными способами, принятию мер по изменению ситуации и своего поведения с целью предотвратить конфликт; недопущение перехода конфликтной ситуации в острую фазу.

Диагностика конфликта – действия по сбору информации, выявлению условий и закономерностей возникновения, развития и особенностей протекания конфликта с целью его последующего конструктивного урегулирования или разрешения.

Урегулирование/разрешение конфликта – действия по управлению конфликтом, заключающиеся во влиянии на конфликтующих с целью уменьшении деструктивного характера конфликта вплоть до его завершения и прекращения. При этом, урегулирование конфликтов характеризуется привлечением/участием третьих сил, разрешение конфликта обеспечивается силами его непосредственных участников, или же происходит в силу изменения объективных обстоятельств.

Контроль – действия по управлению конфликтами, направленные на отслеживание осуществления и проверку эффективности принятых мер по разрешению/прекращению конфликта.

Предложенная более уточненная градация компонентов управления конфликтами может служить основой для обеспечения эффективного психологического сопровождения любой совместной деятельности, чреватой конфликтами.

Овладение названными действиями по управлению конфликтами необходимо для повышения уровня конфликтологической подготовки специалиста. Но их успешная реализация требует развития у субъектов конфликта определенных качеств и свойств личности, на которые указывают многие исследователи: А.Я. Анцупов, С.В. Баклановский, М. Дойч, Д.Р. Джонсон, С.М. Емельянов, В. Зигерт, Р.Л. Кричевский, Л. Ланг, С.А. Лытаев, Е. Мелибруда, Д. Скотт и др. Как показал анализ, перечисление этих качеств носит произвольный характер и требует систематизации, а также их целенаправленного формирования в условиях образовательной среды.

В подготовке специалиста в последнее десятилетие  произошла переориентация оценки результата образования с понятий «подготовленность», «образованность», «общая культура», «воспитанность», на понятия «компетенция», «компетентность» (в том числе профессиональная) субъектов образовательного процесса. В соответствии с этим в образовании фиксируется компетентностный подход (А.А. Вербицкий, И.Г. Захарова, И.А. Зимняя, Г.Б. Корнетов, А.Н. Новиков, Л.Г. Семушина и др.). На сегодняшний день в исследованиях широко представлены следующие понятия: «конфликтная компетентность» (Л.А. Петровская, Г.Ю. Любимова, Б.И. Хасан, Л.М. Митина и др.), «конфликтологическая компетентность» (О.И. Денисов, Е.Н. Богданов, В.Г. Зазыкин, М.М. Кашапов, А.А. Кузьмина и др.);  «конфликтоустойчивость личности» (А.Я. Анцупов, А.И. Шипилов), «творческое управление конфликтами»  (М.М. Кашапов). Наряду с ними также известно понятие «конфликтологическая культура» (Г.И. Козырев, Н.В. Самсонова) и др.

В качестве психологических составляющих конфликтной компетентности личности разными авторами называются: гибкий индивидуальный стиль управления, особый когнитивный стиль, творческое мышление, открытость, конфликтоустойчивость, овладение эмоциями, уточнение своих пожеланий и возможностей, установка на сотрудничество, рефлексивная культура, культура саморегуляции, коммуникативные умения, сензитивность и др. Е.Н. Богданов, В.Г. Зазыкин рассматривают конфликтологическую компетентность с системных позиций, выделяя в ней  гностический, конструктивный (регулятивный), коммуникативный, нормативный и рефлексивно-статусный компоненты.  А.А. Кузина конфликтологическую компетентность рассматривает как: совокупность знаний, умений и навыков, позволяющих цивилизованно выстраивать общение и выбирать достойные варианты поведения в конфликтных ситуациях; личностных смыслов, ориентирующих на полифоническое, многомерное восприятие мира, эмпатию, рефлексивность, толерантность, конструктивный диалог. При этом выделяются компоненты конфликтологической компетентности: информационно-ценностный, интегративно-деятельностный и мотивационный.

Представленное многообразие и смешение психологических составляющих конфликтологической компетентности свидетельствует, на наш взгляд, о том, что авторы стремятся выйти за узкие технократические рамки компетентности/компетенций, понимаемых прежде всего как совокупность профессионально-значимых знаний и умений специалиста. В этой связи актуальной, на наш взгляд, становится идея психологической/конфликтологической культуры личности.

Культура, как известно, предстает в двух основных аспектах: в виде  совокупности материальных и духовных ценностей человечества (С.Л. Рубинштейн), «как способ осмысленного существования людей, выраженный в ментальных типах и формах организации их сознания, отношений и поведения в процессе общежития в социуме» (В.М. Акименко). Наиболее подходящим в контексте нашей работы являются также определения Ю.М. Лотмана: культура – «совокупность генетически ненаследуемой информации в области поведения человека»; «культура есть форма общения между людьми»; а также идеи Ф. Тромпенаарса и Ч. Хампдена о том, что культура есть способ, посредством которого сообщество людей решает проблемы и улаживает конфликты

Недавно в практической психологической службе образования получил широкое признание термин «психологическая культура» (И.В. Дубровина, Т.Ф. Буханевич, Ю.В. Ильиных, Е.И. Исаев, А.Б. Орлов, В.В. Семикин и др.). Определенное развитие идея психологической культуры получила в профессиональной подготовке специалиста (Г.В. Гуменюк, Н.А. Еременко, Т.В. Шубницына и др.). По мнению В.В. Семикина, психологическая культура – не что иное, как «развитый механизм личностной саморегуляции, которая обеспечивает и эффективное, и безопасное, и гуманное взаимодействие с людьми». Это личностное новообразование, отражающее высокий уровень зрелости личности. «Психологическая грамотность» и «психологическая компетентность» рассматриваются, соответственно, как уровни развития («генезиса») психологической культуры.

Изложенное понимание культуры вообще и психологической культуры, в частности, может быть применено, по нашему мнению, к пониманию конфликтологической культуры личности. В самом общем виде конфликтологическая культура – это культура поведения человека в конфликте, выражающаяся в сформированности социально значимых свойств и качеств личности, обуславливающих взаимовыгодное решение проблем межличностного взаимодействия людей. Выявление совокупности данных свойств и качеств личности, как  и условий их целенаправленного формирования, может и  должно  явиться предметом специального психологического исследования.

Упоминание термина «конфликтологическая культура» можно найти у  Г.И. Козырева, отмечавшего, что для разрешения социальных конфликтов необходим, наряду с другими условиями, «определенный уровень конфликтологической культуры и добрая воля потенциальных партнеров». Однако автор не дает какие-либо  характеристики конфликтологической культуры. Более широкую картину дает Н.В. Самсонова, которая  трактует конфликтологическую культуру личности  как стремление (потребность, желание) и умение человека предупреждать и разрешать социальные конфликты. Такая культура специалиста – это качественная характеристика профессиональной жизнедеятельности специалиста в конфликтогенной профессиональной среде. Конфликтологическая культура предстает как совокупность составляющих: компетенция, компетентность,  готовность. Психологическими блоками конфликтологической культуры специалиста являются: информационный, аксеологический и операционный блок конфликтогенных профессионально важных индивидуальных свойств и качеств специалиста (основные сферы индивидуальности) и блок личностных свойств и качеств.

При всей содержательности предложенной Н.В. Самсоновой модели формирования конфликтологической культуры будущего специалиста следует отметить ряд недостатков.  К ним, в частности, относятся: зауженное  определение понятия «конфликтологическая культура», охватывающее лишь два этапа управления конфликтами: предупреждение и разрешение; произвольный характер оснований модели конфликтологической культуры личности, заключающийся в разноплановости составляющих ее блоков и их элементов (так, к эмоциональной сфере личности отнесены адекватная самооценка, уверенность в себе); слишком большое число психологических элементов конфликтологической культуры (более 50); непонятно как соотносится уровень развития конфликтологической культуры с конфликтологической компетенцией, компетентностью, готовностью; отсутствие учета различного рода контекстов, в которых протекает и которыми обуславливается конфликт; используемые технологии обучения не носят целостного характера и не соотносятся с содержанием развиваемых компонентов конфликтологической культуры.

Во второй главе «Контекстуальные аспекты конфликтологических исследований» рассмотрены: роль контекста в системе психологического знания; контекстуальные аспекты  в исследовании и изучении конфликтов – кросскультурный, пространственно-временной, внутриличностный, возрастной, гендерный, коммуникативный контексты; представлен также ценностно-смысловой контекст конфликтного поведения.

На значимость контекста в познании любого «культурного продукта» указывают многие авторы (О.Н. Аникушина, Ф.Е. Василюк, Л.А. Степашко, и др.). Влияние разного рода внутреннего и внешних контекстов на протекание практически всех психических явлений исследуют Р. Аткинсон, Ф.Е. Василюк, Дж. Брунер, Р. Клацки, Д.А. Леонтьев, Дж. Мид, П. Линдсей, У. Найссер, И. Хофман и мн. др.

Согласно А.А. Вербицкому, контекст это система внутренних и внешних факторов и условий поведения и деятельности человека, влияющая на особенности восприятия, понимания и преобразования субъектом конкретной ситуации, обуславливающая смысл и значение этой ситуации как целого и входящих в него компонентов. Согласно Дж. Миду, личность существует лишь в контексте взаимодействия с другой личностью. На роль контекста в протекании конфликтов указывают Н.В. Гришина, Н.И. Леонов, Г. Морозова,  Л.А. Петровская, Б.И. Хасан, и др. Выделены различные виды контекстов, особенности их проявления и функционирования, влияния на процессы обучения и воспитания на разных уровнях системы непрерывного образования (Н.А. Бакшаева, А.А. Вербицкий, Е. Джонсон, Т.Д. Дубовицкая. В.Г. Калашников Л.М. Кроль, Е.Л. Михайлова, И.С. Якиманская и др.). При рассмотрении явлений в том или ином контексте необходимо учитывать принципы расширения, вариативности и взаимовлияния контекстов (Х. Алдер, Р. Бэндлер, Д. Гриндер, Т.Д. Дубовицкая, В.Г. Калашников, Д.А. Леонтьев, Д. Мацумото, Л.А. Петровская и др.).

Анализ исследований указанных авторов убеждает, что знание специфики возникновения, протекания и разрешения конфликтов в различных контекстах, умение воспринимать контекст происходящего - необходимы для эффективного управления конфликтами. Характер конфликта как проявления интерактивной стороны общения определяется многочисленными контекстами, в которых он протекает. На сегодняшний день налицо осознание исследователями многообразия и значимости контекстуальных аспектов конфликтов и в то же время отсутствие их систематизации и содержательного описания. В этой связи нами были выделены и проанализированы следующие контексты протекания конфликтов.

Кросскультурный контекст конфликта – совокупность факторов, включающих этнокультурные особенности конфликтующих и конфликтной ситуации. По мысли  Г. Гарднера, основным направлением  развития кросскультурных исследований и культурной психологии в начале 21-го века будет контекстуализация, «или представление о том, что поведение не может быть в достаточной мере изучено или понято вне контекста». Исследователи выявляют принципиальные различия в культуре этносов, проявляющиеся в их поведение в конфликтной ситуации. Так, М. Мид полагает, что необходимо различать среди культур три типа: сотрудничающие, соперничающие и индивидуалистические, предпочитающие различные подходы к разрешению конфликтов. Антрополог Э. Холл сравнивает высококонтекстуальную и низкоконтекстуальную культуры в зависимости от их отношения к контексту, под которым понимает информацию, окружающую и сопровождающую событие, т.е. то, что вплетено в значимость происходящего. В отечественной психологии М.Г. Леонтьев впервые предпринял попытку сравнительно-культурного исследования влияния особенностей культуры на предпочтение индивидами способов разрешения межличностных конфликтов. В целом, в основе этнических конфликтов могут лежать любые культурные различия: в языке, религии, нормах, ценностях, обычаях, традициях, стереотипах, национальных символах, способах мышления и поведения и т.д. Как отмечает Д.И. Фельдштейн, существующие между этносами различия приводят к формированию в этническом сознании позиции «мы-они», создающей напряженность в отношениях этносов, которая легко переходит в фазу активного противодействия.

Пространственно-временной контекст конфликта составляют его временная протяженность и местонахождение/расположение в пространстве. Н.И. Леонов определяет конфликтное поведение как пространственно-временную организацию активности субъекта, регуляция которого опосредована образом конфликтной ситуации. По характеру среды протекания различаются конфликты организационные, производственные, семейно-бытовые, конфликты в условиях изоляции, в условиях образовательных учреждений и др., каждый со своей спецификой. Пространственное расположение субъектов общения по отношению друг к другу как фактор, стимулирующий или снижающий конфликтность ситуации, исследуют специалисты в области проксемики (Е.В. Доброва, А. Пиз, Дж. Фаст, Э. Холл и др.). В разрешении конфликтов важную роль играют пространственные границы мировосприятия самого человека – чем они шире, тем реже он испытывает стресс и менее склонен к конфликтам (А.Я. Анцупов).

Временными характеристиками конфликта являются его длительность, время развертывания, повторяемость, протяженность отдельных стадий, продолжительность участия в нем разных оппонентов, длительность разрешения, продолжительность постконфликтной ситуации (Е.Н. Богданов, В.Г. Зазыкин). Б.И. Хасаном конфликтная ситуация интерпретируется: 1) как уже существующая действительность, т.е. как событие, разворачивающееся одновременно с его восприятием и описанием; 2) как прошедшее событие; 3) как предстоящее событие. В зависимости от этого строится консультативная и психокоррекционная работа с конфликтующими.

Внутриличностный контекст – совокупность присущих личности индивидуальных особенностей, обуславливающих характер протекания конфликта. Известное положение С.Л. Рубинштейна о том, что внешнее преломляется через внутреннее, имеет непосредственное отношение к внутриличностному контексту. В качестве внутриличностных факторов, проявляющихся в конфликте, выступают: отдельные черты личности. – агрессивность, психическая неустойчивость, высокий уровень эмоциональной возбудимости, интолерантность, их уровневые проявления и др. (М.Р. Душкина, М.М. Кашапов, М.С. Мириманова, Т.В. Черняева и др.); типы личности, характеризующиеся определенной совокупностью черт (Г. Айзенк, К. Леонгард, Э. Фромм и др.); иррациональные мысли/установки (А. Бек, А. Эллис); негативный образ другого/ситуации в сознании конфликтующих, играющий роль самореализующихся пророчеств (А.А. Гостев, Н.В. Гришина, Н.И. Леонов, Г.Б. Морозова) и др.

Возрастной контекст конфликта – совокупность возрастных особенностей субъектов специфическим образом проявляющихся и влияющих на их поведение в ситуации конфликтного взаимодействия. Выделяются: кризисы возрастного развития, сопровождающиеся внутриличностными конфликтами (А.В. Дмитриев, В.Т. Лисовский, Х. Решмидт, Э. Эриксон и др.), и межпоколенные кризисы, выражающиеся в межличностных конфликтах (Л.С. Выготский, Т.В. Драгунова, М.В. Розин и др.). Получены эмпирические доказательства возрастной предрасположенности человека к «проблемности» в тех или иных аспектах взаимодействия с окружающими (Д.Б. Эльконин, Н.В. Гришина Я.Л. Коломинский, Н.И. Леонов, Б.П. Жизневский). Соответственно, для разных возрастных и соответствующих им статусных групп конфликтующих свойственны как специфические причины  конфликтов, так и специфические приемы и методы их урегулирования и разрешения.

Гендерно-половой контекст конфликта – совокупность гендерных и связанных с биологическим полом психологических различий субъектов конфликта, влияющих на характер их взаимодействия, а также специфическим образом обуславливающих смысл и значение их действий. Минимальность биологических различий между людьми противоположного пола сделала актуальным исследование гендерных различий, проявляющихся в совокупности социальных и культурных норм, которые общество предписывает выполнять людям в зависимости от их биологического пола (Т.В. Бендас, Е.А. Тарасова, Б.И. Хасан).

В конфликтной ситуации мужчины и женщины прибегают к различным тактикам и стилям поведения, вкладывают в них различный смысл. Конфликты в мужских коллективах отличаются от конфликтов в женских коллективах. Для профессионализации женщин характерны: преодоление противоречий между гендерной и половой ролью; ролевой конфликт «работа-семья» (Е.Н. Богданов, В.Г. Зазыкин, Л.Н. Ожигова, А.А. Чехалина). Все это необходимо учитывать в управлении конфликтами.

Коммуникативный контекст в конфликте – совокупность вербальных и невербальных средств общения и их проявлений в конфликтном взаимодействии. Конфликты нередко обусловливаются негативными факторами, возникающими в процессе передачи и обмена информацией между субъектами общения. К этим факторам в первую очередь относятся коммуникативные барьеры, включающие, например, ошибки восприятия, логические ошибки, стилистические ошибки, статусные ошибки, семантические ошибки и др. (Н.П. Дедов, А.В. Морозов, Е.Г. Сорокина, Т.В. Суслова и др.).

Исследователями рассматриваются также следующие коммуникативные феномены, имеющие отношения к конфликтам: коммуникативная компетентность, слова-конфликтогены, ассертивная и агрессивная коммуникация, «я-послания» и др. (Ю.Н. Емельянов, Е.В. Сидоренко, В.Н. Панкратов, Л.А. Петровская и др.). Стиль общения взаимодействующих субъектов может выступать диагностическим показателем, отражающим характер конфликта: сдерживание, или наоборот – эскалацию (В. Латыпов). Формирование конфликтологической культуры личности и эффективное управление конфликтами предполагает учет многообразия всех контекстов его протекания.

При рассмотрении ценностно-смыслового контекста конфликтного поведения отмечается, что используемая человеком стратегия поведения в конфликте имеет для него определенный смысл, в результате чего люди, имеющие разные системы ценностей, использует разные стратегии поведения в конфликте. Дано разграничений понятий, смысл, значение, личностный смысл, значимость, ценности, ценностные ориентации, копинг-стратегии.

В третьей главе «Психологическое здоровье личности как фактор конструктивного поведения в конфликте» отражены: общая характеристика психологического здоровья личности; психоаналитически-ориентированные концепции и психосинтез о предпосылках и поведении человека в конфликте; бихевиорально-когнитивные концепции поведения человека в конфликте; экзистенциально-гуманистические концепции природы конфликтов и условий их преодоления.

Все люди испытывают различного рода жизненные трудности, но не все из них вступают в конфликт с окружающими. Выбор стиля поведения в проблемной ситуации во многом определяется качествами и свойствами личности человека. Актуальными в связи с этим становятся идеи о психологическом здоровье человека (И.В. Дубровина, В.И. Слободчиков, О.В. Хухлаева и др.), способного к продуктивной жизнедеятельности.

Сравнительный анализ наиболее известных психологически ориентированных зарубежных концепций психотерапии позволил выявить некоторые отличия в понимании психологически здоровой/нормальной личности и причин межличностных конфликтов. Так, в психоанализе З. Фрейда здоровая личность характеризуется способностью продуктивно работать и поддерживать удовлетворительные межличностные отношения. В аналитической психологии К. Юнга психической нормой (идеалом) считается «пластичность», то есть умение человека пользоваться любой из ориентаций (интроверсией или экстраверсией) там, где она подходит. В индивидуальной психологии А. Адлера здоровая личность – это личность, способная к продуктивной социальной активности, которой свойственны: наличие социального интереса, социально-ориентированного поведения и когнитивных социально-ориентированных допущений. В телесно-ориентированном подходе В. Райха здоровая личность обладает генитальным характером, со свойственными ей особенностями. В клиент-центрированном подходе К. Роджерса говорится о полноценно функционирующей личности. В транзактном анализе Э. Берна идеал заключается в достижении личностью автономии. В гештальттерапии Ф. Перлза состояние оптимального психологического здоровья называется зрелостью. Характеристики психологического здоровья представлены также в работах А. Маслоу, Г. Олпорта, А. Эллиса, О.В. Хухлаевой и мн.др. Следует отметить, что принципиальных различий в характеристиках психологически здоровых личностей не выявлено, различия касались, в основном, лишь объяснения психологических механизмов их функционирования. В рамках каждой концепции и подходов к обеспечению психологического здоровья разработаны приемы и способы развития соответствующих свойств и качеств личности, выступающие как конкретные психотехнологии. Особое значение в них отводится ценностям личности, определяющим смысл и направленность поведения в ситуации конфликтного взаимодействия.

В четвертой главе «Образовательная среда и формирование конфликтологической культуры личности» представлены: контекстный подход в конфликтологической подготовке будущих специалистов; авторское понимание конфликтологической  культуры личности, ее компонентов и их отражение в курсе «Конфликтология»; модель формирования конфликтологической культуры будущего специалиста в контекстном обучении.

Качество подготовки современного специалиста связывается в значительной мере с использованием эффективных технологий обучений, среди которых, наряду с проблемным, программированным, развивающим, личностно-ориентированным, практико-ориентированным и др., особое место занимает контекстное обучение. Значимость контекста в профессиональном становлении  и профессиональной деятельности специалиста подчеркивают многие исследователи, используя следующие понятия: контекстуальная компетентность (Л.М. Кроль, Е.Л. Михайлова); ощущение контекста (К. Роджерс, Д. Фрейберг);  «чувствительность к ситуации» (О. Евтихов);  «ситуационная проницательность» (M. DePree). Особое значение получает термин «контекст» в теории и технология контекстного обучения, предложенных А.А. Вербицким.

Согласно А.А. Вербицкому, контекстным называется обучение, в котором на языке наук и с помощью всей системы форм, методов и средств обучения (традиционных и новых) последовательно моделируется предметное и социальное содержание будущей профессиональной деятельности студентов. Овладение профессией осуществляется как процесс динамического движения деятельности студента от учебной деятельности академического типа, через квазипрофессиональную и учебно-профессиональную деятельности к собственно профессиональной деятельности с помощью  трех взаимосвязанных обучающих моделей: семиотической, имитационной и социальной. Значительный потенциал в контекстном обучении заложен для обеспечения конфликтологической подготовки будущих специалистов.

Далее изложены основные идеи предлагаемого нами подхода к совершенствованию конфликтологической подготовки и развитию конфликтологической культуры личности специалиста.

В своем результативном аспекте конфликтологическая подготовка – совокупность знаний, умений, способностей и качеств личности, обеспечивающих конструктивное решение проблем и управление конфликтами, возникающих в ходе межличностного взаимодействия в различных ситуациях общения. Уровнями конфликтологической подготовки выступают: базовая поведенческая активность; конфликтологическая грамотность, конфликтологическая  компетентность, конфликтологическая  культура личности (см. рис. 1).

Рис.1. Уровни конфликтологической подготовки личности

Базовая поведенческая активность в проблемной ситуации – базовая поисковая активность субъекта, направленная на изменение конфликтной ситуации. Выражается в различных формах поведения и прежде всего в «агрессии» (противодействии) или «бегстве» (уходе). Феномен поисковой активности предложен В. Ротенбергом, он знаменует собой активно-оборонительное поведение,  которое противостоит пассивно-оборонительному поведению, т.е. отказу от поиска. Соответственно, для формирования конфликтологической культуры желательно, чтобы человек обладал поисковой активностью и связанной с ней способностью к активно-оборонительному поведению.

Конфликтологическая грамотность – уровень конфликтологической подготовки, проявляющийся в житейском интуитивном опыте, бытовой осведомленности, мифологическом сознании личности, позволяющий конструктивно решать проблемы и противоречия межличностного взаимодействия без особого осознания и понимания механизмов, лежащих в их основе.

Конфликтологическая компетентность – это система научных знаний о конфликте и умений управлять им, целенаправленно развиваемых в процессе  специально организованного обучения применительно к ситуациям учебного и профессионального взаимодействия субъектов общения, а также совместной жизнедеятельности.

Конфликтологическая культура – это интегративное качество личности, включающее культуру мышления, культуру чувств,  коммуникативную и поведенческую культуру, основывающееся на ценностях ответственности, свободы, личностной автономии и самореализации и проявляющееся в оптимальных, соответствующих контексту стилях поведения в конфликте, обеспечивающих конструктивное решение проблем межличностного взаимодействия.

Структурными компонентами конфликтологической культуры личности являются следующие.

Культура мышления характеризуется способностью рационально анализировать конфликтную ситуацию: на основе определенных теоретических знаний формулировать суть проблемы, выделять главное и второстепенное, делать выводы, принимать решение о наиболее оптимальных стратегиях и тактиках поведения в сложившейся ситуации.

Культура чувств предполагает способность осознавать конструктивный и деструктивный характер переживаемых эмоций и чувств, осуществлять их саморегуляцию, в частности, преодолевать деструктивные непроизвольные переживания – гнев, агрессию, страх, депрессию; способность проявлять дружелюбие, оптимизм, сохранять душевное спокойствие, уравновешенность, эмоциональную устойчивость в проблемных ситуациях.

Поведенческая конфликтологическая культура выражается в способности действовать и решать проблемы таким образом, чтобы не допускать конфликта или его эскалации, конструктивно управлять  конфликтом на всех его этапах (включая профилактику, прогнозирование, предотвращение, диагностику, урегулирование/разрешение, контроль); она предполагает оптимальный в сложившейся ситуации стиль поведения, включая тем самым в себя коммуникативную культуру.

Коммуникативная культура проявляется в способности личности к конструктивному диалогу, адекватной вербализации своих и чужих переживаний, стремлений и желаний, владении приемом «я-сообщение», техниками «активного слушания», «ассертивного» общения и др.

Культура ценностно-смысловой сферы: совокупность гуманистических ценностей, обуславливающих личностную значимость конструктивного поведения человека в конфликте. Базовыми из них, в частности, являются: ответственность, свобода, личностная автономия и самореализация.

Предложенные компоненты конфликтологической культуры соответствуют психологическим компонентам конфликта (когнитивный компонент,  аффективный компонент, поведенческий компонент, мотивационный компонент).

В связи с выявленными нами феноменами и предложенными понятиями, традиционное содержание курса «Конфликтология» в вузе получает ряд дополнений. Студенты изучают:

- психологическую характеристику конфликта, включая когнитивный,  аффективный, поведенческий и мотивационный компоненты; понятия и содержание «конфликтологической подготовки», «конфликтологической грамотности», «конфликтологической компетентности», «конфликтологической культуры», а также компоненты последней: культуру мышления, культуру чувств, коммуникативную культуру, культуру  поведения и культуру ценностно-смысловой сферы личности;  контекстуальные аспекты конфликтов с целью развития ощущения / осознания контекста, включающие, в свою очередь:

– особенности конфликтного взаимодействия с учетом кросскультурного, пространственно-временного, внутриличностного, возрастного, гендерного, коммуникативного контекстов;

– тип  поведения оппонента, как один из контекстов управления конфликтом, наглядно проявляющийся в определенных признаках, наблюдая и понимая причины которых, можно дать оценку характера конфликта (деструктивный/конструктивный) и использовать соответствующие контексту формы поведения/действия, направленные в случае необходимости на его конструктивное преобразование;

– контекст выбора оптимальной стратегии поведения в конфликте (уход, сотрудничество, компромисс, соперничество, уступка), т.е.  понимание того, когда следует использовать тот или иной стиль, а когда не следует его использовать;

– значимость предмета конфликта или значимость сохранения отношений с партнером, как контексты выбора стиля поведения в конфликте;

– динамику протекания конфликта, как контекст для выбора того, какие действия предпринимать на данной стадии конфликта для его конструктивного управления;

– характер напряженности отношений в конфликте как контекст проведения переговоров в процессе урегулирования конфликта;

– невербальное поведение субъектов конфликта, как сигналы направленного управления конфликтом.

Предложенные нами психологические компоненты конфликта и конфликтологической культуры личности позволили нам подойти к проблеме формирования конфликтологической культуры личности специалиста  как активного преобразования внутреннего мира человека, направленного на развитие способностей и качеств его личности, обеспечивающих конструктивное решение проблем межличностного взаимодействия в процессе будущей профессиональной деятельности. В связи с этим, нами разработана концептуальная модель формирования конфликтологической компетентности личности в контекстном обучении (Табл. 1), состоящая из двух взаимосвязанных блоков, и ее базовые предпосылки.

Таблица 1

Концептуальная модель формирования конфликтологической культуры личности специалиста в контекстном обучении

Модель конфликтологической культуры личности

Базовые компоненты модели

Содержание компонентов

Структурные компоненты социального конфликта

Проблема

Противоречие

Негативные эмоции и чувства

Противодействие

Психологические компоненты конфликтного взаимодействия

Потребностно-мотивационный

Когнитивный

Аффективный

Поведенческий

Структурные компоненты конфликтологической культуры личности

Культура ценностно-смысловой сферы

Культура мышления

Культура эмоционально чувственной сферы

Коммуникативно-поведенческая культура

Содержание компонентов конфликтологической культуры (способности  и качества личности)

Ценности личности: ответственность, свобода, личностная автономия и самореализация

Способности к рефлексии, рациональному анализу конфликтной ситуации, принятию решений о контекстуально-обусловленных стратегиях и тактиках поведения

Способность осознавать конструктивный и деструктивный характер переживаемых эмоций и чувств, осуществлять их саморегуляцию, проявлять эмоциональную устойчивость в проблемных ситуациях

Способность к конструктивному диалогу, управлению конфликтом, контекстно-сообразному стилю поведения в конфликте

Особенности формирования компонентов конфликтологической культуры личности

специалиста в контекстном обучении

Виды деятельности студентов в контекстном обучении

Цели и содержание деятельности по формированию конфликтологической культуры личности специалиста

Учебная деятельность по осознанию и овладению понятиями, умения их использовать в анализе и управлении конфликтами (лекции и семинарские занятия)

Формирование понятий: конфликт, контекст, конфликтологическая культура личности, проблема, мотивы, ценности, ответственность, свобода, личностная автономия и самореализация

Формирование

понятий о когнитивном компоненте конфликта, культуре мышления

Формирование понятий о здоровых и нездоровых негативных эмоциях,

эмоциональной саморегуляции, стрессоустойчивости, конфликтоустойчивости

Формирование понятий о стилях поведения в конфликте,  коммуникативно-поведенческой культуре личности,  технологиях управления и разрешения конфликтов

Квазипрофессио-

нальная деятельность (деловые и ролевые игры, тренинги, написание эссе, решение ситуационных задач)

Развитие умений выявлять причины (мотивацию) конфликт-ного взаимодействия, способности учитывать контекст, в котором происходит конфликт, ценностей, стиля поведения, преодоление влияния внутренних иррациональных установок и взглядов на восприятие и взаимодействие с другими людьми

Развитие умений структурно-функционального анализа конфликта, рефлексии, рационального мышления

Развитие умений преодоления деструктивных эмоциональных состояний (тревоги, паники, отчаяния, страха, агрессии и др.), способности к эмоциональной саморегуляции, стрессоустойчивости, конфликтоустойчивости

Развитие коммуникативных умений, конкретно-практических умений диагностировать, предотвращать, регулировать, разрешать, контролировать конфликт в соответствии с контекстом его протекания

Учебно-профессиональная деятельность (производственная практика, курсовые и дипломные работы (проекты) на реальном материале

Обретение опыта реализации сформированных компонентов конфликтологической культуры во время производственной практики, при написании курсовых и дипломных работ (проектов) на конфликтологическую тематику, в условиях реальной жизнедеятельности.

Предложенные в модели компоненты конфликтологической культуры личности (ценности, культура мышления, культура чувств, коммуникативно-поведенческая культура) соответствуют психологическим компонентам конфликтного взаимодействия (потребностно-мотивационный компонент, когнитивный компонент, аффективный компонент, поведенческий компонент) и направлены на их преодоление/устранение (См. Табл.1)

Концептуальные основы модели.

В качестве объекта формирования выступает конфликтологическая культура личности будущего специалиста. В качестве фундаментального условия – контекстная образовательная среда. В качестве психологического механизма – осознание студентом необходимости преобразования своего внутреннего мира в ходе его конфликтологической подготовки в процессе последовательного включения в учебную, квазипрофессиональную и учебно-профессиональную деятельность. В качестве движущей силы – противоречие между наличным и желаемым уровнем достижений студентов в учебной и будущей профессиональной деятельности. В качестве результата – опыт и умения конструктивного управления  внешними конфликтами и самоуправления внутренними конфликтами в разнообразных контекстах, обеспечивающие успешное решение различных проблем межличностного взаимодействия и профессиональную самореализацию личности.

С позиций теории контекстного обучения в образовательной среде представлены два типа контекстов: внутренний и внешний. Внутренний представляет собой все то, что характеризует человека как индивида, личность и индивидуальность, а вся образовательная среда, включая ее пространственно-предметный, социальный (прежде всего, коммуникативный) и психодидактический (деятельностный) компоненты, должна быть соотнесена с контекстом будущей профессии и составлять внешний контекст развития личности специалиста, таким образом создается образовательная среда контекстного типа. 

В пятой главе «Экспериментальное исследование формирования  конфликтологической культуры личности  специалиста в контекстной образовательной среде» представлены: организация, цели, задачи и методики экспериментального исследования; программа формирующего эксперимента, направленного на формирование конфликтологической культуры; результаты исследования взаимосвязи смысложизненных ориентаций и стилей поведения в конфликте у юношей и девушек; результаты исследования взаимосвязи конфликтологической культуры и ценностных ориентаций личности; результаты психометрической проверки методики исследования конфликтологической культуры личности, а также уровня ее сформированности у различных групп студентов; результаты эксперимента по формированию конфликтологической культуры личности будущих специалистов.

В ходе проведения экспериментального исследования осуществлялись: подбор соответствующих целям и задачам исследования известных психодиагностических методик; разработка  и психометрическая проверка собственной диагностической методики для исследования уровня конфликтологической культуры и ее компонентов; исследование различий взаимосвязи смысложизненных ориентаций и стилей поведения в конфликте у юношей и девушек; выявление различий уровня конфликтологической культуры у юношей и девушек;  выявление взаимосвязи компонентов конфликтологической культуры с системой ценностей и черт личности человека; проведение формирующего эксперимента, направленного на развитие конфликтологической культуры личности в условиях контекстного обучения; выявление динамики конфликтологической  культуры и связанных с ней качеств и свойств личности в контрольной и экспериментальной группах испытуемых.

В ходе экспериментального исследования, исходя из того, что наиболее эффективной стратегией поведения в конфликтной ситуации является та, которая обеспечивает человеку не только разрешение и прекращение конфликта, но и реализацию его жизненных стремлений, личностного смысла и успешное достижение поставленных целей, было выдвинуто предположение,  что у мужчин и женщин в этом плане могут быть различия. Ведь не секрет, что лица мужского и женского пола придерживаются в целом несколько отличных стратегий поведения в ситуации конфликта, вкладывая в них свой определенный смысл. То есть принадлежность человека к тому или иному полу изначально определяет его стиль поведения в конфликтной ситуации.

В проведенном в связи с этим экспериментальном исследовании, в котором участвовали 70 студентов различных вузов (35 юношей и 35 девушек в возрасте от 18 до 29 лет) использовались: методика М.М. Кашапова для исследования стиля поведения в конфликтной ситуации и тест смысложизненных ориентаций (СЖО) А.А. Леонтьева.

В результате исследования значимые различия были выявлены в реагировании на конфликтную ситуацию по типу «Агрессия». Юноши в большей степени прибегали к «Агрессии», чем девушки. Выявленное различие позволяет объяснить тот факт, почему попытки женщин убедить мужчин  не ввязываться в конфликт, решить проблему мирным способом оказываются неэффективными. Это связано с тем, что мужчины часто не видят смысла в других стратегиях кроме агрессии, считая их бесполезными и даже проявлением слабости, а женщины не видят смысла в агрессии, считая ее мало результативной и бесполезной. Данный вывод подтверждается результатами корреляции стратегий поведения в конфликте со смысложизненными ориентациями у юношей и девушек.

У девушек  тип реагирования «Решение» положительно коррелирует с показателями следующих шкал СЖО: «Цели в жизни» (к=0,34; р<0,05), «Процесс жизни» (к=0,33; р<0,05), «Результат жизни» (к=0,34; р<0,05), «Локус контроля-Я» (к=0,41; р<0,05), а также с обобщенным показателем «Осмысленность жизни» (к=0,39; р<0,05). Не выявлено значимых корреляций данного типа реагирования с показателями по шкале «Локус контроля – жизнь». Также у девушек выявлена значимая отрицательная корреляция реагирования по типу «Уход» со шкалой «Результат жизни» (к= – 0,41; р<0,05). То есть, чем более девушки склонны достигать результата, тем менее они склонны к уходу от конфликта и тем более ориентированы на решение проблемы.

У юношей реагирование по типу «Решение» также прямо пропорционально коррелирует с показателями следующих шкал СЖО: «Цели в жизни» (к=0,39; р<0,05), «Локус контроля-Я» (к=0,35; р<0,05). В отличие от девушек у юношей отсутствуют значимые корреляции данного типа реагирования с показателями по шкалам «Процесс жизни», «Результат жизни», «Осмысленность жизни». Так же как и у девушек отсутствует значимая корреляция со шкалой «Локус контроля – жизнь». То есть реагирование по типу «Решение» связано с постановкой значимых целей, способностью самостоятельно строить свою жизнь,  но не обязательно эмоционально насыщено, осмысленно и приводит к удовлетворяющим юношей результатам.

В то же время у юношей, в отличие от девушек, выявлено несколько значимых отрицательных корреляций типа реагирования «Уход» с показателями по следующим шкалам: «Цели в жизни» (к= – 0,39; р<0,05), «Процесс жизни» (к= – 0,34; р<0,05), «Локус контроля-Я» (к= – 0,50; р<0,01), «Осмысленность жизни» (к= – 0,38; р<0,01). То есть, чем в большей степени в конфликтной ситуации юноша склонен к уходу от решения проблемы, к избеганию контакта, тем менее он ставит значимые цели, получает удовольствие от процесса жизни, самостоятельно строит свою жизнь и переживает ощущение значимости жизни. Отсутствие у юношей значимой корреляции «Результата»  со всеми стратегиями, свидетельствует о том, что «Результат» может обеспечиваться у них сочетанием разных стратегий, и обуславливается не столько стратегиями поведения в конфликте, а особенностями черт характера и способностей. Можно сказать, что для мужчин важно не допустить реагирование по типу «Уход», а для женщин важно «Решение», с этим можно связать отсутствие взаимопонимания между мужчинами и женщинами во взглядах на стиль поведения в конфликтной ситуации.

И у юношей и у девушек выявлено отсутствие значимой связи типа реагирования «Агрессия» с показателями шкал теста СЖО. Это говорит о том, что агрессивное поведение в ситуации конфликтного взаимодействия в равной степени, как и неагрессивное поведение, может способствовать постановке значимых целей, обеспечивать восприятие процесса жизни как интересного, эмоционально-насыщенного и осмысленного, переживанию ощущения продуктивности жизни и удовлетворенности самореализацией; вызывать о себе представление как о сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора; контролировать свою жизнь, свободно принимать решения и воплощать их в жизнь. И действительно, в ряде случаев именно проявление открытой агрессии позволяет субъектам конфликтного взаимодействия, разрушив наличный тип взаимоотношений, с одной стороны, помогает добиться желаемого, а с другой стороны, в итоге - перейти на новый тип взаимоотношений.

В целом, по результатам данного исследования можно также отметить, что женщины смысл своих действий в конфликте видят преимущественно в решении проблемы, а для мужчин, наряду с ориентацией на решение проблемы, важным является недопущение реакции ухода, которая, по-видимому, в их глазах видится как проявление слабости своей позиции.

Для диагностики уровня развития конфликтологической культуры личности нами была разработана тестовая методика, имеющая характер полярных характеристик. Методика содержит 12 пар полярных суждений, отражающих различные компоненты конфликтологической культуры, представленных в виде следующих шкал: «культура чувств» (КЧ), «коммуникативная культура» (КК), «культура мышления» (КМ), «поведенческая культура» (ПК) и суммарная шкала – «конфликтологическая культура личности» (ККЛ).

Тест прошел психометрическую проверку, показав высокую надежность по всем показателям: от 0,74 до 0,95. Для проведения психометрической проверки методик использовались следующие формулы: формула Рюлона – для проверки надежности и точности теста; формула Спирмена – Брауна – для проверки надежности целого теста; формула Кронбаха – для проверки синхронной надежности; коэффициент корреляции Пирсона – для проверки ретестовой надежности.

Конструктная валидность теста проверялась с помощью сопоставления его результатов с результатами исследования по методике  «Самооценка конфликтности» (автор С.М. Емельянов).  Все шкалы имели значимую отрицательную связь с уровнем конфликтности. То есть, чем выше был уровень конфликтологической культуры, тем ниже был уровень конфликтности. Также проверялась корреляция между шкалами самого теста и их корреляция с суммарным показателем – уровнем конфликтологической культуры.

В соответствии с требованиями, предъявляемыми к психодиагностическим методикам, результаты отдельных шкал, и у юношей и у девушек, значимо коррелировали (р<0,001) с суммарным показателем, отражающим уровень развития конфликтологической культуры и не имели значимых корреляций друг с другом, за исключением шкал коммуникативной и поведенческой культуры у юношей и шкал культуры чувств и поведенческой культуры у девушек, которые коррелировали друг с другом (р<0,05;р<0,001, соответственно).

Из проведенного исследования следует, что культура поведения в конфликте у юношей  связана с коммуникативной, а девушек с эмоциональной регуляцией и саморегуляцией поведения.

В ходе использования данной методики были вычислены средние арифметические показатели конфликтологической культуры у юношей и девушек. Оказалось, что у девушек уровень коммуникативной культуры выше, чем у юношей. Это можно объяснить тем, что коммуникативные способности в целом у лиц женского пола развиты лучше, чем у  лиц мужского пола. Женщинам легче подобрать слова, речевые обороты, которые позволяют сохранять и поддерживать позитивные отношения с окружающими. Мужчины же чаще всего говорят то, что думают, они менее тактичны в выборе вербальных средств.

Были выявлены различия в связях конфликтологической культуры и черт личности (тест Кеттелла) у юношей и девушек. У юношей конфликтологическая культура положительно коррелирует с копинг-стратегией «социальная поддержка» (СП) (к=0,294; р<0,05), со шкалой МД «самооценка», со шкалой С «эмоциональная нестабильность – эмоциональная стабильность» (к=0,334; р<0,05); отрицательно коррелирует с непрямыми действиями (Не) (к= –0,376; р<0,01), агрессивными действиями (Аг) (к= –0,338; р<0,05), со шкалой L «доверчивость-подозрительность» (к= –0,289; р<0,05).

У девушек уровень конфликтологической культуры (Кл) отрицательно коррелирует с копинг-стратегиями «непрямые действия» (Не) (к= –0,323; р<0,05), «асоциальные действия»(Ас) (к= –0,361; р<0,05), и «агрессивные действия» (Аг) (к= –0,409; р<0,01), «соперничество» (Со) (к= –0,449; р<0,01), шкалой Е «подчиненность-доминантность» (к= –0,423; р<0,01), шкалой Н «робость-смелость» (к= –0,468; р<0,05), и положительно коррелирует с избеганием (Из) (к= 0,301; р<0,05), и со шкалой Q3 «низкий самоконтроль - высокий самооконтроль» (к= 0,422; р<0,01).

Также были выявлены факторы компонентов конфликтологической культуры (см. рис. 2).

Рис. 2. Значимые корреляции компонентов конфликтологической культуры

личности с копинг-стратегиями и чертами личности

Полученные результаты свидетельствуют о том, что культура чувств (КЧ) отрицательно коррелирует с копинг-стратегией «агрессивные действия»  (АГ) (к= –0,279; р<0,01), стилем поведения «соперничество» (Со) (к= –0,258; р<0,05), со шкалой Н «робость-смелость» (к= –0,282; р<0,01). Положительно КЧ связана со стилем «приспособление» (ПР) (к= 0,210; р<0,05), и шкалой Q3 «низкий самоконтроль-высокий самоконтроль» (к= 0,261; р<0,01). То есть, чем выше уровень культуры чувств, тем ниже вероятность проявления агрессивных действий, соперничества, а также тем более сдержанным в поведении является человек. И чем выше уровень КЧ, тем выше у человека способность к приспособлению в ситуации конфликта, тем выше у него эмоциональный самоконтроль.

Коммуникативная культура (КК) положительно связана с копинг-стратегиями «социальная поддержка» (Сп) (к= 0,377; р<0,01) и «осторожность» (Ос) (к= 0,218; р<0,05), со стилями «избегание»(Из) (к= 0,297; р<0,01), «сотрудничество» (Ст) (к= 0,206; р<0,05), и «компромисс» (Ко) (к= 0,259; р<0,05). Отрицательно КК связана со стратегией «соперничество» (Со) (к= 0,267; р<0,01),  и шкалой F «сдержанность-экспрессивность» (к= 0,260; р<0,05). То есть, чем выше КК у человека, тем более он ориентирован на взаимодействие с людьми и социальную поддержку, более осторожен в конфликте, способен к сотрудничеству и компромиссу, и тем менее склонен к соперничеству, менее экспрессивен и более сдержан.

Культура мышления (КМ) имеет только отрицательные связи с копинг-стратегиями «непрямые действия» (Не) (к= – 0,250; р<0,05) , «асоциальные действия» (Ас) (к= – 0,395; р<0,05), «агрессивные действия» (Аг) (к= – 0,238; р<0,05), со стилем «соперничество» (Со) (к= – 0,278; р<0,01). То есть, чем выше уровень культуры мышления, тем менее деструктивным является поведение человека в трудных/проблемных ситуациях.

Поведенческая культура (ПК) положительно связана с копинг-стратегией «социальная поддержка» (Сп) (к= 0,282; р<0,01), стилем «компромисс» (Ко) (к= 0,244; р<0,05), фактором А «замкнутость-общительность» (к= 0,232; р<0,05), отрицательно связана со копинг-стратегией «агрессивные действия» (Аг) (к= – 0,296; р<0,01), шкалой Е «подчиненность-доминантность» (к= – 0,216; р<0,05), шкалой L «доверчивость-подозрительность» (к= – 0,261; р<0,05). То есть, чем выше уровень поведенческой культуры, тем выше способность к поиску социальной поддержки, компромиссу, коммуникабельности, и тем меньше стремление к агрессивным действиям, доминантности, подозрительности.

Таким образом, конфликтологическая культура личности связана положительно с конструктивными  индивидуально-психологическими особенностями личности, характер которых совпадает с содержанием и проявлениями компонентов предложенной нами модели конфликтологической культура личности, на развитие которых необходимо обратить внимание в образовательном процессе.

В ходе вычисления корреляции компонентов конфликтологической культуры с жизненными ценностями юношей и девушек, установлено, что наибольшее число значимых связей с жизненными ценностями у девушек имеет культура чувств, а у юношей коммуникативная культура. То есть, сформированность именно данных компонентов конфликтологической культуры является для девушек и юношей наиболее значимой в их жизни.

Проведению формирующего эксперимента предшествовало разделение выборки испытуемых на две группы: экспериментальную группу, группа 1441- 4 курса факультета менеджмента и группа 1413 - 4 курса факультета маркетинга (62 человека-ЭГ1),  с которой осуществлялась работа, запланированная на формирующий эксперимент  в рамках учебного процесса, и контрольную группу студентов:  58 человек – студенты группы 1442- 4 курса факультета менеджмента  и группа 1413 - 4 курса факультета маркетинга курса (КГ1), занимавшихся по обычной программе.  Выделенные группы были распределены по возрастному, количественному, социальному и половому признакам. Проведенное комплексное тестирование позволило сформировать данные группы примерно одинаковыми по уровню развития профессионального сознания участников эксперимента.

В ходе констатирующего этапа эксперимента была проведена диагностика определения начального уровня элементов сформированности конфликтологической культуры личности студентов. В констатирующем эксперименте достоверные различия между показателями в контрольной и экспериментальной группах не выявлены.

Если формирование конфликтологической компетентности обеспечивается в процессе и средствами конфликтологических дисциплин («Основы конфликтологии», «Конфликтология», «Управление конфликтами в организации» и др.), то формирование конфликтологической культуры личности специалиста предполагает также целенаправленную деятельность психологической службы вуза в процессе консультативно-коррекционной и развивающей работы, реализуемой в форме индивидуальных и групповых консультаций, спецкурсов, тренингов.

Формирующий эксперимент заключался в переработке традиционного курса «Конфликтология» в соответствии с выявленными нами контекстуальными аспектами конфликтов, а также помимо традиционных семинарских занятий - проведением с экспериментальной группой тренинга конфликтологической культуры. Тренинг проходил в форме факультатива по курсу «Конфликтология», включал семь тем, на каждую тему отводилось четыре часа. Также студенты выполняли домашние задания по отработке некоторых заданий в естественных условиях, в том числе и в период производственной практики. То есть содержание занятий выходило за рамки учебной аудитории и охватывало более широкий контекст учебно-профессиональной деятельности студентов.

В качестве психологических механизмов и условий, опираясь на которые, осуществлялось развитие конфликтологической культуры личности будущих специалистов, выступили: осознание и принятие ценностей ответственности, автономии, свободы, самореализации, обеспечившие формирование культуры ценностно-смысловой сферы личности; владение понятийным аппаратом конфликтологии, технологиями рефлексии, анализа конфликтов, принятия решений, рациональными убеждениями, обеспечившие культуру мышления; осознание и владение умениями преодоления гнева/ агрессии, (обиды, ревности, зависти),  эмоциональной поддержки и выдержки, обеспечивших стрессоустойчивость и культуру чувств; сформированность коммуникативных умений (активного слушания, вербализации чувств, конструктивных ответов на агрессию понимания языка телодвижений), ассертивности, лежащих в основе коммуникативной культуры; владение различными стилями поведения и конструктивными копинг-стратегиями,  владение функциями посредничества в урегулировании конфликта, лежащих в основе поведенческой культуры. В ходе тренинга использовались психокоррекционные и психоразвивающие процедуры и техники, основанные на гуманистически-ориентированных и бихевиоральных концепциях психологической помощи (К. Роджерс, Ф. Перлз, Н. Пезешкиан, А. Эллис и др.).

Далее изложены результаты формирующего эксперимента, реализованного в процессе преподавания  курса «Конфликтология» на основе разработанной нами программы. Динамика компонентов конфликтологической культуры личности в экспериментальной группе представлена в таблице 2

  Таблица 2

Показатели достоверности сдвига средних значений уровня и компонентов конфликтологической культуры личности у студентов контрольной и экспериментальной группы (t-критерий Стьюдента)

Название шкалы

Контрольная

группа

(n=58)

Уровень знач. различ-ий

Эксперименталь-ная группа

(n=62)

Уровень знач. различий

Конст

Контр

Конст

Контр

Конфликтологическая культура

58,8

62,1

p>0,05

59,6

68,4

р<0,05

Культура мышления

14,8

15,9

p>0,05

15,2

17,6

р<0,05

Эмоциональная культура

15,2

16,2

p>0,05

15,6

17,4

р<0,05

Коммуникативная культура

12,6

13,6

p>0,05

13,4

16,2

р<0,01

Поведенческая культура

16,2

17,4

p>0,05

15,4

17,2

р<0,05

Результаты исследования испытуемых в экспериментальных группа показали значимые изменения (р<0,05;р<0,01) в уровне всех компонентов конфликтологической культуры личности после проведения формирующего эксперимента. В то же время в контрольных группах значимых изменений в компонентах конфликтологической культуры личности, как собственно и в других качествах личности не выявлено.

В заключении подведены итоги исследования, обобщены его результаты, сформулированы следующие основные выводы.

       1. Конфликтологическая культура личности специалиста – это интегративное качество, включающее культуру мышления, культуру чувств,  коммуникативную и поведенческую культуру, основывающееся на гуманистических ценностях ответственности, свободы, личностной автономии и самореализации и проявляющееся в оптимальных, соответствующих контексту, стилях поведения в конфликте. Владение специалистом конфликтологической культурой  обеспечивает конструктивное решение проблем межличностного взаимодействия и продуктивного общения с другими специалистами в процессе профессиональной деятельности; отсюда – важность и необходимость ее формирования в процессе вузовского обучения.

       2. Специфика каждого конкретного конфликта определяется множеством внутренних и внешних контекстов жизнедеятельности человека, влияющих на его протекание и разрешение: кросскультурный, пространственно-временной, возрастной, внутриличностный, гендерный, коммуникативный. Знание специфики конфликтов в различных контекстах их  возникновения и протекания позволяет моделировать контекстную образовательную среду, в которой возможно формирование конфликтологической культуры будущего специалиста.

       3.  Формирование конфликтологической культуры личности специалиста в контекстной образовательной среде осуществляется посредством создания пространственно-предметного окружения будущей профессиональной деятельности (пространственно-предметный контекст), моделирования в процессе ролевых и деловых игр, тренингов, написания эссе, решения кейсов  социальной стороны профессии (социальный контекст); последовательного включения студентов в различные виды деятельности – собственно учебную, квазипрофессиональную, учебно-профессиональную (деятельностный контекст).

       4. В качестве психологических механизмов и условий формирования  конфликтологической культуры личности будущих специалистов выступили: осознание и принятие ценностей ответственности, автономии, свободы, самореализации, составляющих содержание культуры ценностно-смысловой сферы личности; владение  научным понятийным аппаратом конфликтологии, технологиями рефлексии, анализа конфликтов, принятия решений, рациональными убеждениями, обеспечивших культуру мышления; осознание и владение умениями преодоления гнева/агрессии,  эмоциональной поддержки и выдержки, обеспечивших культуру чувств и стрессоустойчивость; сформированность коммуникативных умений: активного слушания, вербализации чувств, конструктивных ответов на агрессию, ассертивности, понимания языка телодвижений, лежащих в основе коммуникативной культуры; владение контекстно-сообразными стилями поведения и конструктивными копинг-стратегиями,  владение функциями посредничества в урегулировании конфликта, лежащих в основе поведенческой культуры.

       5. Разработанная и прошедшая психометрическую проверку методика диагностики конфликтологической культуры личности  позволила выявить динамику ее развития в условиях формирующего эксперимента, показав значимые позитивные изменения по всем шкалам конфликтологической культуры личности, а также соответствующие изменения в чертах личности и стратегиях поведения в конфликте. Предложенная программа психоразвивающих занятий, направленных на формирование конфликтологической культуры личности, может быть использована в тренинговой работе с различными категориями людей в целях снижения уровня конфликтности, как в образовательной среде, так и в обществе в целом.

       6.  Экспериментально показано, что внутренними психологическими факторами, влияющими на сформированность компонентов конфликтологической культуры личности выступают: выраженность смысложизненных ориентаций личности (цель, процесс, локус контроля-Я), низкий уровень агрессивности, сдержанность в противовес экспрессивности, осторожность, высокий самоконтроль, конструктивные копинг-стратегии и др., уровень развития которых связан с компонентами конфликтологической культуры. Выявлено, в частности, что у лиц женского пола цель жизни, ее процесс, результат, осмысленность связаны преимущественно с решением возникающих проблем. Для лиц мужского пола, помимо решения проблем, важное значение имеет недопущение «реакции ухода», которую, по-видимому, они считают проявлением слабости. Наибольшее число значимых связей с жизненными ценностями у девушек имеет культура чувств, а у юношей коммуникативная культура.

7. Реализованный в ходе диссертационного исследования контекстный подход к исследованию конфликтов и формированию конфликтологической культуры личности может быть использован в качестве обобщенной теоретической основы совершенствования конфликтологической подготовки специалиста к условиям жизни и деятельности в современной динамично меняющейся социальной и профессиональной среде. Полученные в диссертации результаты и выводы, касающиеся формирования конфликтологической культуры личности  будущего специалиста в вузе являются одним из направлений развития теории и практики контекстного обучения и вносят вклад в деятельностную теорию усвоения социального опыта.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Монографии

  1. Щербакова О.И. Контексты в конфликтологии. – М.: МГГУ им. М.А. Шолохова, 2006. – 80 с. (5 п.л.)
  2. Щербакова О.И. Конфликтологическая культура личности специалиста: контекстный подход.- М.: МГГУ им. М.А.Шолохова, 2010.-132 с. (в соавторстве с А.А.Вербицким) (8,2 п.л.)

Учебные и учебно-методические пособия

  1. Щербакова О.И. Конфликтология. Учебное пособие. –  М.: Изд-во «Крипто-логос», 2005. – 80 с. (5 п.л.).
  2. Щербакова О.И. Организационное поведение: Учебное пособие. – М.: МИИР, 2008. – 128 с. (8 п.л.)
  3. Щербакова О.И. Психология: Учебно-методическое пособие. – М.: ГОУ ВПО «РЭА им. Г.В.Плеханова», 2010. – 238 с. (В соавторстве с В.П. Ступницким,  Е.С. Чайкиной) (15 п.л.).
  4. Щербакова О.И.  Практикум по конфликтологии. Учебное пособие. – М.- Тверь: ООО «Издательство «Триада», 2009. – 152 с. ( В соавторстве с  Е.С. Чайкиной ) (4,9 п.л.)
  5. Учебное пособие-комплекс по дисциплине «Организационное поведение» для студентов экономического факультета / О.И.Щербакова, И.А.Калинина. – М.: МГТУ «МАМИ», 2010. - 218  с.(14 п.л.)

Статьи, опубликованные в периодических изданиях, рекомендованных

ВАК МО РФ

  1. Щербакова О.И. Конфликтологическая подготовка специалиста: контекстный подход // Психологическая наука и образование, № 1, 2009. – С.48-53.
  2. Щербакова О.И. Теория и практика регулирования конфликтных ситуаций в управленческой деятельности. Известия Иркутской государственной экономической академии (Байкальский государственный университет экономики и права). № 2 (58) , 2008. –С.102-105.
  3. Щербакова О.И. Проблема конфликтологической культуры личности и условий ее развития // Вестник Государственного Университета Управления: Социология  и  управление персоналом. №8 (46), 2008. – С.152-155.
  4. Щербакова О.И. Основы контекстного подхода в управлении конфликтами: от теории к практике // Вестник Костромского государственного университета имени Н.А. Некрасова. Серия психологические науки «Акмеология образования». Том 11, №4, 2005. – С.125-129
  5. Щербакова О.И. Проблема развития конфликтологической культуры личности в образовании // Письма в Эмиссия. Оффлайн (The Emissia Offline Letters): электронный научный журнал. – Сентябрь 2008, ART1274. – СПб, 2008.  – http://www.emissia.org/offline/2008/1274.htm.
  6. Щербакова О.И. Формирование конфликтологической компетентности в подготовке менеджеров: проблемы и возможности // Вестник университета: Социология и управление персоналом. №9 (47), 2008. – С.176-181. ( В соавторстве с  Крыловым О.В.)
  7. Щербакова О.И. Развитие конфликтологической культуры личности // Высшее  образование сегодня. № 10, 2008. – С.56-59.
  8. Щербакова О.И. Формирование и развитие конфликтологической культуры специалиста в контекстном обучении // Психопедагогика в правоохранительных органах. №3, 2009.- С.15-19.
  9. Щербакова О.И. Развитие конфликтологической культуры личности специалиста в образовательной среде контекстного типа // Научные проблемы гуманитарных исследований.Выпуск 8, 2010. – С.207 -217.

Статьи, методические материалы, опубликованные в других изданиях.

17. Щербакова О.И. Женщины и этноконфликты // Мир нравственности. №9. 2004. –С. 32-33.

18. Щербакова О.И. Роль психолога в профессиональном  становлении личности// Психология образования: проблемы и перспективы: Материалы 1 международной научно-практической конференции. – М.: Смысл, 2004. – С. 304-305.

19. Щербакова О.И. Управление конфликтом в процессе профессиональной подготовки будущих менеджеров // Управление персоналом в государственных  организациях и коммерческих структурах: Материалы  международной научно-практической конференции . – Ташкент, 2004. – С.144-145.

20. Щербакова О.И. Причины и последствия смены профессии для личности // Наука и школа. № 4. 2004. – С.2-4. ( В соавторстве в равных долях с  Горчаковой В.Г.).

21. Щербакова О.И. Процесс управления конфликтом в профессиональной деятельности менеджеров // Психология образования: проблемы и перспективы:1 международная научно-практическая конференция. – М.: МГУ, 2004.

22. Щербакова О.И. Контекстный подход в преподавании психологических дисциплин для менеджеров // 18 международные Плехановские чтения. Тезисы докладов профессорско-преподавательского состава. – М.: РЭА им. Г.В. Плеханова, 2005. – С. 153.( В соавторстве с Лепиной Е.С.).

23. Щербакова О.И. Использование контекстного подхода в профессиональном обучении будущих менеджеров // Материалы международного научного симпозиума посвященного 140-летию МГТУ «МАМИ». Часть 2. – М.: МГТУ "МАМИ".  – С. 69-71.

24. Щербакова О.И. Освоение умениями управлять конфликтом в процессе профессиональной подготовки будущих менеджеров// Высшая школа на современном этапе: психология преподавания и обучения. Международный сборник статей / Под ред. проф. С.М. Кашапова. Том 1.- М. – Ярославль: изд-во «Российское психологическое общество», 2005. – С.157-158.

25. Щербакова О.И. Социально-культурный контекст в подготовке менеджеров и разрешения конфликтов// Актуальные проблемы профессионального образования: подходы и перспективы: Материалы 3-й Всероссийской научно- практической конференции. – Воронеж: Изд-во "Научная книга", 2005. – С. 149-150.

26. Щербакова О.И. Формирование компетенций в деятельности менеджеров в процессе обучения на основе контекстного подхода // Прикладная психология как ресурс социально экономического развития современной России: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. – М..: МГУ, 2005. – С. 452-454.

27. Щербакова О.И. Контекстный подход при обучении будущих менеджеров управлению конфликтами // Контекстное обучение: теория и практика. Выпуск 2 .Межвузовский сборник научных трудов. – М.: МГОПУ им. М.А. Шолохова, 2005. – С. 148-153.

28. Щербакова О.И. Необходимость совершенствования знаний, умений и навыков в процессе управления руководителями межличностными конфликтами: 19 международные Плехановские чтения. Тезисы докладов профессорско-преподавательского состава. – М.: РЭА им. Г.В. Плеханова, 2006. – С.177-178

29. Щербакова О.И. Контекстная модель подготовки менеджеров к управлению конфликтами // Актуальные проблемы профессионального образования: подходы и перспективы: Материалы 4-ой международной научно-практической конференции. – Воронеж: ВГПУ, 2006. – С. 64-66.

30. Щербакова О.И. Проблемы конфликтологии: сущность понятий, противоречий и речевых механизмов их проявления // Социальные технологии исследования. 2006. №1 (15). – С. 6-20. ( В соавторстве в равных долях с Рязановым Н.К.).

31. Щербакова О.И. К вопросу о сущности понятия «социальный конфликт // Отечественный журнал социальной работы. 2006. № 1. – С.4-17.( В соавторстве в равных долях с Рязановым Н.К.).

32. Щербакова О.И. Значение и учет языковых и речевых факторов для предупреждения конфликтного поведения личности в профессиональной деятельности// Современные проблемы прикладной психологии: Материалы всероссийской научно-практической конференции. – Ярославль: Российское психологическое общество, 2006.

33. Щербакова О.И. Управление конфликтами в профессиональной подготовке менеджеров: от теоретического понятия к практическим умениям // Методология и методика формирования научных понятий у учащихся школ и студентов вузов: Материалы XIII Международной научно-практической конференции. Ч.1. – Челябинск: Изд-во  ИИ УМЦ «Образование», 2006. – С. 41-44.

  34. Щербакова О.И.  Культура управления конфликтами в организации// Культура управления в системе менеджмента: межвузовский сборник научных статей. – М.: МГГУ им М.А. Шолохова; Стерлитамак. гос.пед.акад., 2006. – С. 36-44.

  35. Щербакова О.И. Учет контекстных проявлений конфликта в профессиональной подготовке и деятельности менеджеров // Электронно-периодическое издание «Социально экономические и технические системы». http://kampi.ru/sets. №1. 2007.

36. Щербакова О.И. Гендерный аспект управленческой деятельности // Радиоэлектроника, электрохимия и энергетика: Материалы 13 международной научно-технической конференции студентов и аспирантов. Тезисы докладов: в 3-х т.-М.: Изд. Дом МЭИ, 2007. Т.2. – С.554-555.

37. Щербакова О.И. Контекстная модель обучения менеджеров управлению конфликтами // Качество науки – качество жизни: Материалы 3-ей Международной научно-практической конференции. – Тамбов: ОАО "Тамбовполиграфиздат", 2007. – С. 337-339.

38. Щербакова О.И. Учет контекстных проявлений конфликта при формировании конкурентоспособного менеджера// Современные проблемы формирования конкурентоспособного специалиста: Материалы всероссийской научно-практической конференции». – Бузулук, 2007.

39. Щербакова О.И. Влияние внешних и внутренних контекстов на конфликтность менеджеров //Актуальные проблемы профессионального образования: подходы и перспективы: Материалы V  Международной, юбилейной научно-практической конференции. – Воронеж: Научная книга, 2007. – С. 146-147.

40. Щербакова О.И. Контекстный подход в управлении конфликтностью как аспект развития личностного потенциала //Потенциал личности: комплексная проблема: Материалы VI Всероссийской (заочной) конференции. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2007. – С. 107- 111.

41. Щербакова О.И. Исследование типологии конфликтности личности на основе контекстного подхода // Современные проблемы экономики и менеджмента. Сборник статей / Под редакцией В.И. Дорофеева, Выпуск 6. - М.: НИИЭИСС, 2007. – С. 61-63

42. Щербакова О.И. Гендерный контекст в управленческой деятельности // Природа человека пол и гендер: Материалы Российской научно-теоретической конференции. – Ижевск:  Ассоциация «Научная книга», 2007. – С. 201-204.

43. Щербакова О.И. Кросс-культурный контекст в конфликтологии. // Технологическое образование: проблемы и перспективы: Межвузовский сборник научно-методических трудов. – Стерлитамак: Стерлитамак. госуд. пед. академия, 2007. – С. 138-142.

44. Щербакова О.И. Контекст как фактор управления конфликтностью личности в профессиональной деятельности менеджера // Материалы IV Научно-практической конференции. – М.: Общероссийская общественная организация «Федерация психологов образования России», 2007. – С.324-326.

45. Щербакова О.И. Контекст-анализ как инструмент самооценки конфликтности личности // Сборник материалов 4-й международной научно-практической конференции. – Тамбов: Издательство ТАМБОВПРИНТ, 2007. С. 346-348.

46. Щербакова О.И. Коммуникативный контекст в управлении конфликтами. Актуальные психолого-педагогические проблемы подготовки специалистов: Сб.материалов Ш Всероссийской научно-практической конференции / Отв.ред. А.С.Назыров. – Стерлитамак: Стерлитамак.гос.пед.академия, 2007. – С.19-24.

47. Щербакова О.И. Возможности использования контекстного подхода в теории и практике обучения управлению конфликтами на примере деятельности менеджера// Качество науки- качество жизни: Сборник материалов 4-й международной научно-практической конференции. – Тамбов: Издательство ТАМБОВПРИНТ, 2008. – С.416-419.

48. Щербакова О.И. Конфликты в контексте синергетической теории. XXI международные Плехановские чтения. Тезисы докладов аспирантов, магистрантов и докторантов. –  М.: ГОУ ВПО « РЭА им. Г.В. Плеханова», 2008. – С. 37.

49. Щербакова О.И. От конфликтологической компетентности к конфликтологической культуре личности // Социальный мир человека. - Вып.2: Материалы  II Всероссийской научно-практической конференции “Человек и мир: социальный миры изменяющейся России “, 25-26 июня 2008 г. / Под редакцией Н.И. Леонова. – Ижевск: ERGO, 2008. – С. 269-270. ( В соавторстве с Дубовицкой Т.Д.)

50. Щербакова О.И. Формирование конфликтологической культуры личности специалиста в условиях изменяющегося мира // Социальный мир человек. – Вып. 2: Материалы II Всероссийской научно-практический конференции “Человек и мир: социальные миры изменяющейся России ”, 25-26 июня 2008 г. /Под редакцией Н.И. Леонова. – Ижевск: ERGO, 2008. – С. 319-320.

51.  Щербакова О.И. Осознание контекста в развитии конфликтологической культуры личности. Сборник материалов Всероссийской научно-методической конференции: Роль гуманитарных наук в системе современного высшего образования.- Самара: ООО «МатриКС», 2008. – С.77-81. ( В соавторстве с Дубовицкой Т.Д.)

52. Щербакова О.И. Роль языковой культуры коммуникативных конфликтологических компетенций в профессиональной деятельности управленца // Материалы всероссийской научно-практической  конференции: « Инновации и традиции в образовании и науке». – Бузулук: БГТИ (филиал) ГОУ ОГУ, Оренбург, ИПК ГОУ ОГУ, 2008. – С.16-18.

53. Щербакова О.И. Конфликты: гендерный контекст. Материалы Всероссийской научно-практической конференции: Проблемы реализации компетентностного подхода в условиях многоуровневой подготовки педагога / Отв.ред. А.А.Вербицкий, В.В.Маркова- Белгород: ИПЦ «Политерра», 2008. – С.212-216.

54. Щербакова О.И. Условия, модель и механизм формирования конфликтологической компетентности специалиста в контекстном обучении. Материалы 5 Всероссийской научно-методической конференции: Совершенствование качества профессионального образования. В 4 ч. – Братск: ГОУ ВПО « БрГУ», 2008. Ч.3. – С.332-340.

55. Щербакова О.И., Формирование конфликтологической компетентности в системе высшего образования: сущность проблемы и ее оценка// Известия МГТУ «МАМИ». Научный  рецензируемый журнал. – М.: МГТУ «МАМИ», №2 (6), 2008. –С.208-214. ( В соавторстве с Крыловым О.В.)

56. Щербакова О.И. Психолого-педагогические аспекты формирования конфликтологической компетентности менеджера в контекстном обучении. Материалы научно-практической конференции: Проблемы непрерывного образования: проектирование, управление, функционирование. В 3 ч.- Липецк: ЛГПУ, 2008.Ч.3. – С.40-42.

57. Щербакова О.И. Гендерный контекст в конфликтологии ( мужчина и женщина в конфликте). Качество дистанционного образования: концепции, проблемы, решения: Межвузовский сборник научных трудов. – М.: МГИУ, 2008. – С. 153-159. (В соавторстве с Вербицким А.А).

58. Щербакова О.И. Контекстный подход в конфликтологической подготовке специалиста: Материалы II Всероссийской заочной научной конференции студентов и молодых исследователей: «Исследование социально-экономических институтов и процессов. – Киров: изд-во ВятГГУ, 2009. – С.373-378

59. Щербакова О.И. Исследование уровней сформированности конфликтологической культуры у студентов – будущих управленческих работников: Международный научный симпозиум «Автотракторостроение. – М.: МГТУ «МАМИ», 2009.

60. Щербакова О.И. Развитие конфликтологической культуры у менеджеров как новая возможность совершенствования делового имиджа. Имиджелогия, 2009: Инновационные технологии успеха против кризиса: Материалы VII  Международного симпозиума по имиджелогии / Под ред.Е.А. Петровой. – М.: РИЦ АИМ, 2009. – С.141-147.

61. Шербакова О.И. Конструктивное взаимодействие в конфликте// Информационные технологии и их роль в повышении качества высшего профессионального образования: материалы научно-практической конференции / Восточная экономико-юридическая гуманитарная академия. – Уфа, 2009. – С.62-64. (В соавторстве в равных долях с Т.Д. Дубовицкой).

62. Щербакова О.И. Психологические компоненты конфликта. Конфликты в образовании: материалы всероссийской научно-практической заочной конференции /Под научной ред. Н.В. Нижегородцевой.- Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2009.- С. 21-28. (В соавторстве в равных долях с Т.Д. Дубовицкой).

63. Щербакова О.И.Условия и методика развития конфликтологической культуры специалиста // Управление корпоративной культурой.  №4. 2009. – С.290-301.

64. Щербакова О.И. Модель и условия развития конфликтологической культуры будущего специалиста в контекстном обучении. Материалы ежегодной научно-практической конференции с международным участием: Демидовские чтения – Тула, 2009 / Под общ. ред. Вольхина С.И., Крутикова В.К. Часть 2. – Тула: Издательство «Папирус», 2009. – С.41-46.

65. Щербакова О.И. Исследование гендерных различий в проявлении конфликтности личности: Гендерные исследования в гуманитарных науках: материалы 6 межвузовской (с международным участием) научно-практической Интернет-конференции. Май-июнь 2009 / Йошкар-Ола: Мар.гос.ун-т., 2009. – С.153-158.

66. Щербакова О.И. Конфликт как объект научного исследования. Теоретические и прикладные проблемы психологии личности: Сборник статей 7 Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2009. – С.111-114.

67. Щербакова О.И. Контекстуальные аспекты в исследовании и изучении конфликтологической культуры специалиста // Управление корпоративной культурой, №1, 2010. – С.36-55.

68.Щербакова О.И. Через снижение напряженности - к росту производительности.// Нормирование и  оплата труда в промышленности. №1. 2010. –С.44-49.

69.Щербакова О.И. Формирование конфликтологической культуры личности специалиста//Сборник научных статей по материалам Межвузовской научно-практической конференции « Социально-экономические и психологические проблемы управления». – М.: МГППУ, 2010. –С.204-209.

70. Щербакова О.И. Управление конфликтами в современных организациях: возможные пути и методы // Альманах « Персонал компании: управление, развитие, мотивация». – Издательский дом «Имидж-Медиа». – 2010. – С.44-59.

71. Щербакова О.И. Психологические компоненты конфликтологической культуры личности. Социальный мир человека - Вып. 3: Материалы 3 Всероссийской научно-практической конференции «Человек и мир: конструирование и развитие социальных миров», 24-25 июня 2010 г. – Часть 2: Прикладная социальная психология.- Ижевск: ERGO, 2010. – С.9-12.

72.Щербакова О.И. Конфликтологическая культура личности специалиста: контекстный подход. Материалы Международной научно-практической конференции «Технология построения систем образования с заданными свойствами». - М.: РИЦ МГГУ им. М.А.Шолохова, 2010. – С.95-98.

73.Щербакова О.И.Психологическая структура и факторы формирования конфликтологической культуры личности специалиста// Прикладная психология как ресурс социально-экономического развития России в условиях преодоления глобального кризиса: материалы 2 межрегиональной научно-практической конференции, Москва, 11-13 ноября 2010 г.: Книга 3. – М.:Изд-во МГУ,2010. С.80-82.

74. Щербакова О.И. Описательная модель развития конфликтологической культуры личности будущих специалистов в современном обучении.Сборник материалов к заседанию «круглого стола» на тему: Федеральный закон «О занятости населения в РФ»: 20 лет с момента принятия._ Тверь: СФК –офис,2010.С.203-210

75. .Щербакова О.И. Конфликтологическая культура будущих специалистов: условия, методы ее формирования и диагностика. Программа Международной научно-технической конференции ААИ «Автомобиле- и тракторостроение в России:Приоритеты развития и подготовки кадров», посвященная 145-летию МГТУ «МАМИ». – М.: МГТУ «МАМИ»,2010.С.56.

76. Shcherbakova O.I. Outlook for Development of Business in Russia // Global Business Cooperation among North-east Asian Countries. The 3 International Symposium on Global Business and Trade, Gachon University of Medicine and Science, Incheon, Korea, 2007. – С. 187-195. ( В соавторстве с Novikovoi J.  в равных долях).

77. Shcherbakova O. The Use of Context Approach in Control over Conflicts in Management Activity // Global Business & . Trade. Vol. 3, No. 2, October 2007, pp. 53-61. Seoul, Korea.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.