WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Семенюк Любовь Мирчиевна

ПСИХОЛОГИЯ ГРАЖДАНСКОЙ АКТИВНОСТИ: ОСОБЕННОСТИ, УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ

19.00.07 – педагогическая психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Москва – 2007

Работа выполнена в Московском психолого-социальном институте

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор, академик РАО Амонашвили Шалва Александрович

доктор психологических наук, профессор, академик РАО Дубровина Ирина Владимировна

доктор философских наук, профессор,

член-корреспондент РАО

Филиппова Людмила Васильевна

Ведущая организация: Московский государственный университет

им. М.В.Ломоносова (психологический факультет)

Защита состоится 14 июня 2007 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д008.016.01 при государственном Научно-образовательном центре РАО по адресу: 354000, Краснодарский край, г. Сочи, ул. Орджоникидзе, 10а

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке государственного Научно-образовательного центра РАО

Автореферат разослан _____  _____________ 2007 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

кандидат психологических

наук, доцент                                                                О.В.Непша

Общая характеристика исследования

Актуальность проблемы исследования

Глобальные изменения существования и развития человеческого сообщества, порождаемые и порождающие серьезные кризисные ситуации (социально-экономические, экологические, демографические, энергетические, этнические и др.), требуют совместных усилий граждан разных государств, разных принципов и подходов. Это обусловливается комплексом общих-всеобщих проблем, среди которых: а) новое информационное пространство, «выбрасывающее» в мир современного человека новые предложения, формирующие новые потребности, расширяющие представления о нормах отношений и поведении; б) миграционные потоки, создающие в гражданском обществе отдельных государств слои населения, лишенные гражданских прав, но участвующих в жизнедеятельности этих стран; в) новый уровень самосознания и возможностей самоопределения людей. При этом в России общие для всего человечества проблемы отягощены теми особенностями ее состояния, которые определяются разрушением в 90-х г.г. ХХ в. длительно, устойчиво существовавшей формы организации государства, что вызывает необходимость не только кардинальных преобразований условий функционирования человека, но и повышения его реальной гражданской активности.

Гражданская активность во все больше степени становится сегодня действенным фактором в определении и росте субъектных возможностей человека, в преобразовании им действительности и самого себя. Именно поэтому представляется актуальным выделение гражданской активности в качестве особого предмета исследования, познания и осмысления не только как важного момента в характеристике личности, ее измерения и направленности, но и как сущностного условия воспроизводства гражданского общества.

В этом плане теоретическое определение понятия гражданской активности как особого феномена позволит раскрыть новые аспекты психического развития индивида, личности, субъекта социального действия.

Но познание специфики гражданской активности имеет не только теоретическое, а и практическое значение. Потребность в определении этого понятия обусловливается как задачами углубления психологических исследований человека, его возможностей, так и требованиями современной жизни.

Гражданская активность во все большей степени дифференцируется по характеру, уровню, степени проявления. А принятые «измерения» вне системных связей ее сущностных показателей не обеспечивают полноты реальной характеристики данного важнейшего личностного качества человека и возможности воздействия на оптимальное развитие его как субъекта действия в современных условиях.

И, наконец, актуальность разработки темы гражданской активности в целом обусловливается современным уровнем психологических знаний, структурой и содержанием разработки проблем индивида и личности, когда решение вопросов развития потребностей, мотивов, целевых установок, отношений и других напрямую связано с выявлением действенной позиции человека и познания его гражданской активности.

Состояние разработанности проблемы исследования

Потребность осмысления гражданской активности как специфического свойства социальности человека подчеркивается уже тем вниманием, которое реально уделяется в психологических исследованиях ее роли и месту в становлении личности и определении субъекта действия. Причем не только в трудах, где тема гражданской активности поднимается специально – изучаются ее психологические механизмы, условия, пути формирования (Абульханова-Славская К.А., Андреева Г.М., Асеев В.Г., Асмолов А.Г., Басов М.Я., Брушлинский А.В., Буева Л.П., Деркач А.А., Добрынин Н.Ф., Донцов А.И., Дубровина И.В., Засимовский А.В., Зимняя И.А., Климов Е.А., Конопкин О.А., Крупнов А.И., Лейтес Н.С., Леонтьев А.Н., Лисина М.И., Ломов Б.Ф., Мордкович В.Г., Мухина В.С., Надирашвили Ш.А., Немов Р.С., Петровский А.В., Петровский В.А., Рубинштейн С.Л., Рувинский Л.И., Сухомлинский В.А., Уманский Л.И., Фельдштейн Д.И.), но и практически во всех работах, связанных с изучением личности, гражданская активность является ее важным измерительным средством и характеристикой, а поэтому постоянно обсуждается в самых разных контекстах.

Не случайно понятие гражданской активности – одно из наиболее часто употребляемых в литературе разного рода (психологической, педагогической, философской, социологической, исторической, экономической и др.) в разных сочетаниях и связях – гражданская активность как просоциальная деятельность, гражданственность поведения, гражданская позиция личности и т.д.

Однако, несмотря на то, что гражданская активность постоянно обсуждается исследователями, практически еще нет однозначного общепринятого ее определения, тем более на уровне научного понятия в ее дифференцированном измерении. Как правило, используются разные рабочие определения гражданской активности, хотя и сохраняется некий общий момент, выступающий в качестве исходного в раскрытии ее смыслового значения в недифференцированной целостности.

В этом плане главным во всех имеющихся определениях выделяется своего рода «фундаментальное смысловое ядро», заложенное в общепринятое понимание и существующую терминологическую трактовку ее как гражданственности, гражданской зрелости.

В то же время простая совокупность разных (в том числе очень важных) характеристик, «нагружающих» представление о гражданской активности, не может дать ее понятия как особого феномена гражданственности, выступающей важным явлением социального мира.

Именно поэтому представляется необходимым вычленение гражданской активности человека в качестве самостоятельного предмета исследования. Значимым становится акцентирование внимания на необходимости выделения специфики гражданской активности как свойства социального, как основы социальной зрелости человека, включающей в себя психологическую, умственную, трудовую, духовную, правовую, мировоззренческую зрелость личности.

Особое значение здесь приобретает соотнесение понятий гражданской активности и просоциальной деятельности, что становится необходимым условием понимания деятельностной сущности человека как существа социального.

Цель исследования: выделение гражданской активности человека как особого феномена, самостоятельного в своих главных характеристиках, обусловленных социальной природой личности как ее носителя.

Объектом исследования выступает гражданская активность человека как его важнейшее личностное качество.

Предметом исследования являются системные связи сущностных, структурно-содержательных и процессуальных характеристик гражданской активности человека в их особой целостности, свойственной современной личности.

Гипотеза исследования. В разработке основной позиции автор исходил из того, что гражданская активность человека как факт и фактор социального, во-первых, реализует свою специфическую природу в просоциальной деятельности, в ее структуре, содержании, субстанциональной и функциональной сущности, где проявляются индивидные, личностные, субъектные характеристики. Во-вторых, представляется чрезвычайно важным тот факт, что гражданская активность индивида (при любых формах и степени ее проявления), ее рост, расширение, развитие всегда определяется особенностью социальной среды, в которой уже заключается специфическая субъектная активность общества, обеспечивающая особое пространство и особое содержание «собственной динамики» индивида. В-третьих, гражданская активность исторически подвижна. В этой подвижности, ее многоплановой обусловленности разными социокультурными факторами и кроются важнейшие особенности гражданской активности. И, наконец, в-четвертых, гражданская активность многовариативна с открытыми границами ее преобразования. Существуют, в частности, очень сложные зависимости степени, уровней и форм проявления гражданской активности, обусловленные исторической ситуацией, культурно-этническими характеристиками, индивидуальными особенностями, психологическими типами и, что очень важно, социокультурными характеристиками человеческого общества в целом.

На основе названных исходных позиций автором и выдвигается следующая гипотеза. – Гражданская активность – это особое личностное качество, которое в своей целостности, обусловленной системными связями содержательных и сущностных характеристик, включает все показатели гражданственности, гражданской позиции, обусловленные особенностями социальной природы человека, формируемого в просоциальной деятельности. Гражданская активность выступает главным стержнем, определяющим ценность и цельность личности. От гражданской активности (воплощенной в граждански активной жизненной позиции) зависят отношения и к себе, и к другим людям, обществу и государству.

Выполнение цели и выдвигаемая гипотеза определили основные задачи исследования.

  1. Выявление пространства, параметров и характеристик проявления гражданской активности, определяемой социальной сущностью человека.
  2. Раскрытие гражданской активности как особого свойства человека-субъекта действия, обеспечивающего функционирование индивида в социальном мире и его личностное становление.

Постановка этих задач обусловила необходимость решения и задач другого уровня:

  1. Комулирование и интегрирование характеристик, приписываемых в качестве специфических гражданской активности человека, в отечественной и зарубежной научной литературе (психологической, социологической, философской, педагогической, исторической).
  2. Анализ выделяемых разными исследователями особенностей гражданской активности человека при вычленении наиболее устойчивых в контексте формирования обобщенной структурно-содержательной ее характеристики.
  3. Дифференцированное рассмотрение и обобщение материалов, полученных в психолого-педагогической практике автора при исследовании структурных и функциональных особенностей гражданской активности.
  4. Раскрытие процессуальных особенностей развития гражданской активности в онтогенезе как важного условия становления личности в качестве субъекта социального действия.
  5. Вычленение изменений гражданской активности личности в развитии ее самоопределения и саморегуляции как значимых показателей особого социального смысла гражданственности.
  6. Определение содержательной и ролевой нагрузки структурных компонентов гражданской активности.

Теоретико-методологическим основанием исследования являются фундаментальные положения отечественной науки о социальной природе человека (Абульханова-Славская К.А., Андреева Г.М., Ананьев Б.Г., Брушлинский А.В., Выготский Л.С., Деркач А.А., Донцов А.И., Дубинин Н.П., Климов Е.А., Леонтьев А.Н., Петровский А.В., Рубинштейн С.Л., Фельдштейн Д.И., Эльконин Д.Б.), его деятельностной сущности (Выготский Л.С., Каган М.С., Леонтьев А.Н., Рубинштейн С.Л., Фельдштейн Д.И., Эльконин Д.Б.), о факторах и специфике многоплановой обусловленности гражданской активности человека (Бахтин М.М., Бодалев А.А., Буева, Л.П., Василюк Ф.Е., Ломов Б.Ф., Мясищев В.Н., Петровский В.А., Теплов Б.М., Чудновский В.Э.), о характере становления и развития человека как личности (Анцыферова Л.И., Асеев В.Г., Асмолов А.Г., Божович Л.И., Деркач А.А., Ильенков Э.В., Леонтьев А.Н., Мухина В.С., Петровский А.В., Фельдштейн Д.И., Шорохова Е.В.), о человеке как субъекте действия (Абульханова-Славская К.А., Брушлинский А.В., Донцов А.И., Рубинштейн С.Л.), возможностях его саморегуляции, саморазвития (Бассин Ф.В., Конопкин О.А., Узнадзе Д.Н., Столин В.В., Ядов В.А.). Особое место занимает теоретическая позиция отечественной психологии, раскрывающая специфику именно гражданской активности и ее взаимосвязи с просоциальной деятельностью (Абульханова-Славская К.А., Андреева Г.М., Асмолов А.Г., Брушлинский А.В., Зосимовский А.В., Зимняя И.А., А.И., Лисина М.И., Маркин В.Н., Петровский В.А., Фельдштейн Д.И.).

Эмпирической базой работы являются результаты исследований, проводимых автором на протяжении 19 лет в рамках изучения степени проявления, реализации и коррекции гражданской активности людей разных возрастных и социальных групп, а также целенаправленная опытно-экспериментальная деятельность по раскрытию изменений гражданской активности учащихся и студентов.

Основные вопросы, решавшиеся в ходе эмпирических исследований.

  • Определение степени подвижности и устойчивости гражданской активности на разных возрастных этапах онтогенеза.
  • Выявление функциональной нагрузки ценностного компонента гражданской активности как социально значимого момента в ее характеристике и развитии.
  • Динамика «развертывания» гражданской активности индивида и факторы, ее обусловливающие, на дистанции «гражданская активность-гражданская пассивность», выделяемой автором для фиксации и поуровневого измерения изменений и роста гражданственности.
  • Изучение специфики, форм и характера проявления социальной инфантильности.
  • Выявление условий и средств коррекции антигражданской активности, проявляемой, в частности, в агрессивности.
  • Установление степени индивидуальной подвижности гражданской активности при нивелировании антигражданских проявлений.
  • Исследование особенностей поведения и отношений индивидов в стрессовой ситуации, при фиксации форм, уровней проявления их гражданской активности.

Методы исследования. В процессе изучения гражданской активности использовался комплекс методов, включающий экспериментальное исследование, типологический, сравнительный и статистический анализы, которые были реализованы в конкретных психодиагностических методиках: методика определения моральных понятий, беседы-интервью, сочинения, личностный опросник Р.Кеттела, методика Дембо-Рубинштейн, тест «хронологический опросник», шкала самооценки, «инвентарий» С.Ларсебо, модификация методики В.Хеннига, методика СГАН, шкала локуса-контроля, методика исследования уровня субъективного контроля (УСК), атрибутивная методика свободного самоописания, методика экспертной оценки, методика «20 определений Я» М.Куна в модификации Ф.Патаки, цветовой тест М.Люшера (8-цветовой), методика исследования самоотношения (МИС), методика «семантического дифференциала», методика временной перспективы Нюттена (в модификации Н.Н.Толстых), личностный опросник К.Н.Томаса, адаптированный вариант методики М.Рокича «Ценностные ориентации», шкала социальной ответственности Л.Берковица и К. Луттермана, ситуации морального выбора Л. Колберга и С.Г.Якобсон. Кроме того, в ходе исследования велось систематическое наблюдение, в том числе и наблюдение включенное.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна.

  • Специально аргументирована и на проблемном уровне обоснована необходимость выделения в качестве особой – гражданской активности, связанной с высоким уровнем просоциальной деятельности.
  • Показано, что гражданская активность является феноменом культуры (в ее широком понимании), ее генезис связан с развитием культуры и определяется новым пространством функционирования и действия человека, наличием систем отношений, обеспечивающих его существование в гражданском обществе.
  • Раскрывая большое значение соотнесения гражданской активности и просоциальной деятельности, автор показывает, что гражданская активность именно благодаря реализации в такой деятельности и вбирая ее характеристики изменяет свою природу и поднимается на новый уровень развития.
  • По-новому и в новых аспектах раскрывается субъектный фактор в характеристике гражданской активности, когда не только она выступает важным образующим моментом в развитии индивида как субъекта, но и субъект, и субъектность становятся определяющими в отношении феномена гражданской активности.
  • Установлено, что как специфический феномен гражданская активность имеет особые структурно-содержательную и функциональную сущности, определяющие ее системную целостность, обладающую свойствами, присущими человеку как личности.
  • Показано, что структурные компоненты и содержательные элементы гражданской активности как целостности могут значительно изменяться, расширяться, целенаправленно преобразовываться при сохранении их сущности.
  • Новым является выделение таких структурных компонентов как граждански активное отношение, ориентационная гражданская активность и др., которые фиксируют и обеспечивают движение, развитие гражданской активности.
  • Подчеркивая специфическую природу гражданской активности, автор выделяет совокупность свойств и характеристик, определяющих эту активность как активность особого рода, связанную с социальными нормами жизни. Среди них вычленяются своеобразная рефлексия на среду, исторические подвижки гражданской активности, изменения содержательных ее характеристик, специфика ее индивидуальной динамики, действенность в ее осуществлении и развитии таких факторов, как мотивы, ценности, их полиструктурный социально детерминированный характер.
  • Рассматривая гражданскую активность как сложно-структурированное явление, динамичное, развивающееся и имеющее разную степень проявления, автор выделяет в ее пространстве особую дистанцию развития: гражданская активность- гражданская пассивность, вплоть до антигражданской активности, которая наиболее четко проявляется в агрессивности.
  • Доказательно представлено, что одна из важных особенностей развития гражданской активности связана с резким расширением детского периода онтогенеза и появившимися в связи с этим огромными возможностями возрастного и культурно-исторического поступательного развития содержательной и структурной сторон гражданской активности личности.
  • Выявлено, что специфика гражданской активности проявляется в дифференциации процессуального и результативного, смыслового и деятельностного, объективного и субъективного компонентов, проектируемой и реализуемой составляющих этой активности. Данная дифференциация определяет неоднозначность связей компонентов и их зависимость от социокультурного и внутреннего субъектного контекстов гражданской активности.
  • Установлено, что важным позитивным условием и специфическим средством оптимизации деятельностных проявлений гражданской активности является успешное решение задачи самоориентации, самоотношения, внутреннего поиска самого себя  в полисмысловом пространстве, что связано с формированием соответствующего уровня Я-позиции и выделением смысловой доминанты. Одной из существенных причин снижения оптимальности в плане количественного уровня и качественных показателей гражданской активности на различных возрастных этапах и в разных ситуациях жизнедеятельности, включая стрессовые состояния, выступает именно внутриличностная смысловая дезориентация.
  • Определено, что на разных этапах онтогенетического развития и в разных социокультурных контекстах развития растущих людей подросткового и юношеского возрастов системообразующую функцию выполняют различные структурные компоненты гражданской активности (когнитивные, мотивационные, поведенческие, рефлексивные, объективно-результативные и т.д.). В целостном процессе развития гражданской активности различные структурные компоненты и виды рефлексии гражданской активности, ее осознания, самооценки и оценки учителями, родителями и сверстниками выполняют разные функции и интегрируются в единую более или менее оптимально действующую систему по принципу дополнительности.
  • Установлено, что в процессе развития гражданской активности образование типа оппозиции  гражданская активность – гражданская пассивность выступает целостным системным образованием, сохраняющим свою интегративность при существенных возрастных, социокультурных и типологических изменениях качественных и количественных характеристик, составляющих это образование компонентов.

Практическое значение исследования заключается в том, что выделение собственно гражданской активности как особой по своей природе, обусловленной социальной сущностью человека, позволяет рассматривать все формы проявления этой активности, во-первых, в едином пространстве; во-вторых, на соответствующем структурном уровне ее организации; в-третьих, во взаимосвязи и взаимообусловленности ее видов на общей основе, что дает возможность по-новому решать проблемы дифференциации и интеграции индивидуальных и личностных характеристик, как в процессе онтогенеза, так и в культурно-исторической среде.

Выделение пространства гражданская активность – гражданская пассивность, раскрытие структурных компонентов гражданской активности и разных форм ее осуществления в этом пространстве обеспечивает возможность нивелирования психического стресса, выступая одновременно основанием поиска новых средств, механизмов развертывания гражданской активности как важнейшего личностного качества.

Выявление характера действия потребностей и ценностей в формировании и развитии гражданской активности позволяет решать многоплановые задачи социально-психологической коррекции поведения и отношений индивида, усиливать субъектную направленность в развертывании его просоциальной деятельности.

Разработанные в диссертации положения могут быть применены психологами и педагогами в учреждениях образования, центрах психологической помощи населению и пр.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечивается использованием комплекса взаимодополняющих друг друга методов и методик, базирующихся на едином теоретико-методологическом основании, а также многоплановым анализом полученных данных.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Основные идеи, материалы, выводы диссертационной работы нашли отражение в соответствующих публикациях автора и детально обсуждались на заседаниях кафедры психологии Московского психолого-социального института, кафедры психологии личности факультета психологии МГУ им. М.В.Ломоносова, бюро Отделения психологии и возрастной физиологии РАО, на научно-теоретических конференциях, научно-практических семинарах разного уровня (от международного до регионального): Международной конференции «Интеллектуальная и творческая активность» (1996, г. Потсдам – ФРГ); Международном конгрессе «Развитие личности в поликультурном образовательном пространстве» (2005, г. Ростов-на-Дону); Международном конгрессе общества исследователей культурно-исторической и деятельностной теорий» (2006, г. Севилья, Испания); Всероссийской конференции «Психолого-педагогические проблемы современного детства» (1998, г. Москва); Научно-практической конференции памяти Л.И.Божович (1999, г. Москва); Научно-методическом семинаре «Ценностный мир личности» (2003, г. Астрахань); Научно-теоретическом семинаре «Психология на пороге третьего тысячелетия» (2000, г. Москва); Симпозиумах: «Смысл жизни и акме» (2005, г. Москва); «Образование в современном мире» (2006, г. Сочи); Круглых столах «Развивается ли психология?» (2001, г. Москва); «Социально-психологическая реабилитация в современных условиях» (2002, г. Москва); «Вопросы развития и воспитания растущих людей» (2002, Смоленск); «Проблемы взаимодействия педагогики и психологии» (2003, г. Москва); «Психология образования: проблемы и перспективы» (2004, г. Москва); «Наука о детстве и современное образование» (2006, г. Москва).

Полученные результаты использовались в подготовке материалов Отделения психологии и возрастной физиологии РАО по обоснованию предложений о путях интенсификации процесса социализации растущих людей; при разработке спецкурса «Гражданская активность – ее природа, структура, влияние на становление личности и субъектности», который читается студентам психологического факультета Московского психолого-социального института (1999-2007 гг..), Рязанского государственного университета и Нижегородского государственного педагогического университета (1999-2007 гг..).

Положения, выносимые на защиту

  1. Глобальные, принципиально значимые изменения условий существования и функционирования современного человека, реально связанные с усложнением его просоциальной деятельности, типов, форм общения, увеличением физических возможностей и интеллектуальной напряженности, значительно расширяют пространство гражданской активности человека. Это актуализирует необходимость углубления ее осмысления в собственно личностном проявлении.
  2. За последние 20-25 лет произошли значительные изменения в развитии человека, его мотивационно-потребностной сфере, ценностных ориентациях, возможностях действия, взаимодействия и пр., то есть изменился сам субъект гражданской активности.
  3. Преобразования в обществе, вычленение, с одной стороны, задач качественно нового характера и объема; а с другой – осмысление особой роли человека «как геологической силы» биосферы, определяют необходимость понимания и «измерения» гражданской активности.
  4. Серьезный прорыв, который произошел в понимании человека, его психических особенностей, личностных качеств, деятельностной сущности, объективно обусловливает потребность глубокого познания гражданской активности как важнейшей характеристики бытия человека.
  5. Гражданская активность приобретает принципиально новую значимость не только в характеристике индивида, личности, но и в определении человека как субъекта действия, что требует не просто вычленения ее характерных особенностей, но выделения, объяснения и понимания особой природы гражданской активности.
  6. Существующие понятия гражданской активности, в которых ее определение связывается лишь с введением дополнительных характеристик ее к активности вообще (при всей их глубине и значимости) не обеспечивают отражение и раскрытие смысла, сущности гражданской активности в ее целостности как особого феномена.
  7. Гражданская активность, связанная с высоким уровнем просоциальной деятельности, представляет собой самостоятельное явление и определяется в особых характеристиках, свойственных гражданскому обществу.
  8. Гражданская активность как особое личностное качество выступает целостным в своей структурно-содержательной и субстанциональной сущности явлением и поэтому имеет свои законы «функционирования» и развития.
  9. Гражданская активность в своей структурно-содержательной представленности заключает особое пространство движения на дистанции гражданская активность – гражданская пассивность, предполагающее разные уровни, формы, типы его выполнения-заполнения и реализации.
  10. Гражданская активность – динамичный и сложно-структурный феномен, включающий обязательные конструкты ее процессуального осуществления: граждански активное отношение, ориентационная гражданская активность и др. (действенность которых наиболее четко проявляется в стрессовых ситуациях).
  11. Гражданская активность имеет целый ряд специфических особенностей. Это полиструктурность, исторические изменения, изменения в ходе онтогенеза (при качественном росте и приобретении новых психических образований ее носителя – индивида) и т.д.
  12. Значимым свойством гражданской активности выступает ее многоканальное осуществление, когда, в частности при проявлении субъектом любой гражданской активности, выполняются сложные процессы в рамках психической активности, не связанные с выполнением конкретного действия.
  13. Важнейшим свойством гражданской активности является ее саморазвитие.
  14. В жизнедеятельности человека, охватывающей все виды, типы и уровни гражданской активности, именно просоциальная деятельность в ее самом широком понимании, полагающая наличие предмета, цели, мотива, предполагающая возможность проектирования, реализующая разнообразные формы взаимодействия индивидов, обеспечивающая их развитие, саморазвитие наиболее полнокровно и гармонично реализует специфику гражданской активности.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, шести глав, заключения, списка литературы и приложений.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность изучаемой проблемы, рассматривается степень ее научной разработанности, формулируется цель, гипотеза и задачи исследования, определяются его объект и предмет, раскрываются теоретико-методологические основания, эмпирическая база и методы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, излагаются положения, выносимые на защиту.

Исходя из цели, гипотезы и поставленных задач, исследование развертывалось в нескольких направлениях.

Первое направление связано с определение общих координат гражданской активности в системе современных знаний, выявлением проблемных ситуаций, основных подходов к изучению гражданской активности и с обсуждением структурно-содержательных, в том числе классификационных ее характеристик (первая и вторая главы диссертации).

Гражданская активность, выступающая в работе диссертанта предметом психологического анализа в качестве самостоятельного феномена, является одной из наиболее устойчиво актуальных тем обсуждения специалистов разных сфер науки – психологов и педагогов, философов и юристов, историков, экономистов и др. Такой многоаспектный подход к изучению гражданской активности объясняется ее многосторонностью, многоуровневостью, сложностью, ибо по сути большинство личностных качеств человека, его психологических и социальных проявлений связаны с феноменом гражданской активности.

Не случайно тема гражданской активности проходит важной линией в исследованиях, посвященных самым разным проблемам человека как личности, особенностям его жизнедеятельности. Тем не менее, при всей глубине изучения гражданской активности, она остается еще во многом не раскрытым, не до конца осмысленным явлением даже в своих сущностных характеристиках.

В то же время огромный объем накопленного в отечественной психологии материала – работы Л.С.Выготского, С.Л.Рубинштейна, А.Н.Леонтьева, Д.Н.Узнадзе, К.А.Абульхановой, А.Г.Асмолова, А.В.Брушлинского, А.В.Петровского, В.А.Петровского, Д.И.Фельдштейна и других исследователей, раскрывших важнейшие положения о культурно-историческом опосредовании психических процессов, о просоциальной деятельности, об уровнях, типах активности и др., по существу подготовили научно обоснованный подход к осмыслению понятия гражданской активности, разработки важнейших ее аспектов. В результате практически создано соответствующее пространство для новых научных поисков, выявления специфической природы гражданской активности, с учетом современного понимания человека как субъекта действия.

В ходе анализа многоплановых исследований гражданской активности диссертант выделил вначале ряд устойчиво изучаемых направлений активности в целом (см. таблицу 1.).

Таблица 1

Направления и сферы изучения активности

Направленность

исследования

активности

Авторы

Краткая характеристика

данной сферы активности

1. Психическая

активность

Э.А.Голубева, Б.Р.Кадыров, А.И.Крупнов, Н.С.Лейтес, В.Д.Мозговой, В.Д.Небылицын, И.М.Палей,

В.М.Русалов

Сопоставляется с активированностью (индивидуальным уровнем активации). Важнейшим компонентом психической активности является ориентировочно-исследовательская деятельность

2. Когнитивная

активность

К.В.Бардин,

Л.Н.Ланда, А.М.Матюшкин, Н.А.Менчинская

Особая роль связывается с получением когнитивного результата, переживаемого человеком как чувство удовлетворения от полученной информации

3. Умственная

активность

Д.Б.Богоявленская, Е.И.Бойко, Б.Р.Кадыров, Н.С.Лейтес, М.И.Лисина, И.А.Петухова

Ее центральное ядро составляют когнитивные функции и процессы, в т.ч. стремление к разнообразию, любознательность

4. Интеллектуальная активность

А.С.Байрамов, Д.Б.Богоявленская, М.Р.Гинзбург

Мыслительная деятельность, разворачивающаяся в своеобразных условиях, компонентами которой выступают как интеллектуальные, так и мотивационные факторы

5. Творческая

активность

В.В.Давыдов, М.И.Лисина, А.М.Матюшкин, Н.В.Пушкин, Н.Н.Поддьяков, И.В.Страхов,

Г.Уоллес

Способность субъекта к внутреннему, «спонтанному» целеполаганию

6. Познавательная

активность

В.В.Давыдов, З.И.Калмыкова, А.Р.Лурия,

М.И.Лисина

Состояние готовности к позитивной деятельности, близкое к уровню потребности в ней, любознательность, любопытство

7. Поведенческая

активность

Д.Н.Узнадзе, В.Б.Швырков

Классифицируется в зависимости от вида потребности, подразделяясь на ряд уровней

8. Личностная

активность

К.А.Абульханова-Славская,

А.Г.Асмолов, А.В.Брушлинский, Л.П.Буева

Направленность на выполнение долга, достижения чувства удовлетворения, соответствие уровню притязаний

9. Коммуникативная

активность

Г.М.Андреева, А.А.Бодалев, А.И.Донцов, Л.А.Карпенко, Я.Л.Коломинский, Б.Ф.Ломов, В.А.Петровский

Проявляется в ситуации общения, определяясь социальными функциями людей

10. Трудовая

активность

Ф.Д.Горбов, Е.А.Климов, В.В.Чебышева

Тесно взаимосвязана с интеллектуальными, мыслительными процессами

11. Неадаптивная

активность

В.А.Петровский

Собственно активность субъекта, выходящего за рамки ситуации, ее ограничений

12. Социальная, в том числе, гражданская

активность1

Г.М.Андреева, Л.И.Анцыферова, А.В.Петровский, В.А.Петровский, Д.И.Фельдштейн, И.Ч.Христова

Степень проявления сил, возможностей и способностей человека как члена социума

Специальное внимание уделяется в диссертации обсуждению имеющихся достижений в изучении именно гражданской активности, где наиболее проработанными в современной психологии выступают типы активности личности, выделенные К.А.Абульхановой-Славской, различаясь по следующим основаниям: устойчивость – неустойчивость, уверенность – неуверенность, преобладание инициативы или ответственности, сочетание инициативы и ответственности, а также уровни развития гражданской активности на разных этапах онтогенеза (работы Л.И.Божович, В.В.Давыдова, И.В.Дубровиной, М.И.Лисиной, Д.И.Фельдштейна, Д.Б.Эльконина).

Особое место в исследовании занимает рассмотрение существующих классификаций гражданской активности, оснований и принципов их построения. Так, широкую видовую характеристику гражданской активности дает А.В.Брушлинский, относя к основным видам и созерцание, и творчество, рассматривая его как духовно-практический вид гражданской активности, включающий и общение.

Накопленные в психологии материалы демонстрируют достаточно развернутую картину гражданской активности. В то же время именно добытые исследователями данные подчеркивают наличие существенного противоречия между объемом и характером полученных учеными знаний и задачами познания индивида, личности как субъекта действия на современном этапе развития. В значительной степени такое противоречие обусловливается отсутствием единой концепции гражданской активности как особого феномена, отсутствием общих принципов классификации и отсутствием единого, общепринятого определения гражданской активности.

Характерно, что термин активность применяется для обозначения ряда неодинаковых явлений: определенной, конкретной деятельности индивида (тем более, что в романских и англо-германских языках для двух русских терминов – деятельность и активность – существует только один термин, например, в английском языке – activity); состояния, противоположного пассивности, близкого к тому, что обозначается термином «уровень бодрствования»; для обозначения инициативности; активности – деятельности как синонима и пр.

Что же касается термина «гражданская активность», то он имеет достаточно пространную неустойчивую содержательную характеристику; отмечается его размытость при отсутствии четкой выделенности сущности такой активности и определения предметной сферы ее исследования как особого явления.

Данное обстоятельство сочетается с неупорядоченностью классификационных подходов, существованием разных по своему характеру систематизаций гражданской активности, базирующихся на применении разных принципов градации материала, связанных с разной терминологией обозначения особенностей гражданской активности, при разной емкости и разном смысловом содержании выделяемых таксонов – тип, форма, вид. В числе специально выделяемых такая единица подразделения, как тип, например, социальный. Другой единицей дифференциации выступает форма. Среди основных форм вычленяются труд и общение, которые проявляются в процессе жизнедеятельности в связи с решением определенных задач, в конкретных поступках людей. По другим параметрам вычленяется рефлексия и поведение. По третьим – в качестве важнейших форм называются ценностно-ориентационная, преобразовательная, коммуникативная, художественная, творческая и др. Иной единицей в существующей дифференциации гражданской активности выступают виды (которые не всегда ограничиваются и отличаются в своем определении от форм). При этом емкость содержания и характеристики видов разные.

Между тем накопленный в психологии материал все в большей степени актуализирует необходимость упорядочения систематизации особой, гражданской активности, дифференциации ее видов в интегративных связях, что требует использования широких объединительно-разделительных оснований.

Многоплановая дифференциация гражданской активности, различные характеристики выделяемых ее типов, видов, форм раскрывая в значительной степени сущностные особенности этой активности, образуют достаточно широкое и сложно организованное содержательное пространство, задавая нормы отношения к определению и пониманию гражданской активности.

Вместе с тем имеющиеся наработки в изучении гражданской активности свидетельствуют не только о значительном продвижении в этой области, но выявляют и огромные лагуны, неразработанные сферы в организации, систематизации материала. В ряде случаев по одним и тем же признакам выделяются формы, в других – типы, в-третьих – виды или уровни такой активности. То есть отсутствует четкая иерархия подразделения и взаимосвязи, что приводит к подвижности, неустойчивости существующей классификации гражданской активности.

В значительной степени это обусловлено тем, что не существует четко выраженных принципов дифференциации материала. По сути дела выполняются только нормы его группировки и определенной систематизации. Между тем сами достижения в изучении гражданской активности требуют и обеспечивают возможности более глубокой ее дифференциации на уровне классификации, с учетом всех формальных правил, операций, выбора объединяющих-разделяющих признаков, что обеспечит не только реальную научную типологию гражданской активности, но и более глубокое ее теоретическое осмысление.

Осмысление понятия гражданской активности как гносеологического средства познания и раскрытия его онтологического содержания и сущностного смысла (как реального явления) становится все более актуальным в связи с главной целью и объективной необходимостью проведения четкой грани, отделяющей активность человека вообще от социальной активности, в том числе активности гражданской, которые, имея общие основания, обладают разной природой, разной сущностью, разными уровнями, возможностями, тенденциями функционирования и развития.

Объективно сложившаяся в современном мире ситуация требует постановки гражданской активности (многие годы используемой в качестве одной из характеристик личности) в принципиально новую позицию по ряду параметров.

Во-первых, реально изменился человек, условия, формы его существования, пространство и характер его взаимоотношений; во-вторых, изменилось положение человека, и встал вопрос о его субъектной активности; в-третьих, накопленные материалы, связанные с исследованием человека, его социализацией и индивидуализацией, личностным становлением и пр., позволяют рассматривать гражданскую активность как особый феномен, свойственный современному человеку.

В этом плане диссертанту представляется важным смена парадигм исследования явления гражданской активности: парадигмы, когда гражданская активность человека рассматривается в общем контексте человеческой активности – на парадигму, где гражданская активность выделяется как самостоятельный, специфический тип активности, приобретающий новые закономерности ее функционирования и развития в качестве особого явления.

В познании гражданской активности вычленяется несколько основных уровней: выявление особенностей этой активности и определение ее как особой категории в общем пространстве активности; раскрытие структурно-содержательный и функциональных характеристик всех составляющих компонентов гражданской активности; определение степени реализации деятельностных характеристик в этой активности и соотнесения просоциальной деятельности и гражданской активности; рассмотрение пространства движения гражданской активности (вплоть до зашкаливания в гражданской пассивности и антигражданских форм поведения).

Второе направление нашего исследования (глава третья диссертации) связано с раскрытием сущностных особенностей гражданской активности, принципиально отличной по своей природе от других форм активности человека.

В числе главных исходных, обусловливающих необходимость специального выделения гражданской активности, диссертант выдвигает следующие позиции.

Во-первых, гражданская активность напрямую связана с производством и воспроизводством особой среды существования (обитания) людей, особого мира – мира культуры и социокультурных отношений.

Культура в своем саморазвитии порождает новые возможности, уровни, формы активности, расширяя сферу именно гражданской активности. Сам факт культурного бытия как результата человеческой активности, порождаемой ею, определяет, порождает гражданскую активность. И эта активность полагает не только новые средства адаптации к среде, по отношению к среде, но и новый уровень сложности ее проявления, а также действие совершенно новых по своей сущности механизмов.

Во-вторых, гражданская активность приобретает свою специфическую природу в просоциальной деятельности, в ее структуре, содержании, субстанциональной и функциональной сущности.

В-третьих, индивид, реализующий гражданскую активность в качестве ее носителя, выступает субъектом целенаправленного действия в проектируемой им форме, предполагающей расчет и предвидение, творчески преобразующим действительность.

В-четвертых, гражданская активность – сложное, многопланово «организованное» явление, вбирающее в себя разнохарактерные и качественно разноуровневые компоненты, структурно-содержательно определяющие ее как особую целостность.

В-пятых, гражданская активность выступает как сложно структурированный процесс, где вычленяется целых ряд процессуальных характеристик, составных компонентов самого процесса, которые связаны со сложной просоциальной деятельностью субъекта, ее реализующего и качественно изменяющегося в процессе развития.

В-шестых, гражданская активность человека (при любых формах и степени ее проявления в поведении индивида), ее рост, расширение, развитие всегда определяется особенностью социальной среды, в которой уже заключается особая субъектная активность общества, обеспечивающая особое пространство и особое содержание «собственной динамики индивида».

В-седьмых, гражданская активность в социальном мире многовариативна с открытыми границами ее преобразования, многопланово обусловленного факторами личностного, социального, исторического характера, что приобретает важное значение как в осмыслении реальных ее проявлений, возможностей и особенностей развития, так и в формировании исследовательских позиций.

Существуют очень сложные зависимости степени, уровней, форм проявления гражданской активности, обусловленные исторической ситуацией, культурно-этническими характеристиками, индивидуальными особенностями, психологическими типами и, что очень важно, социокультурными характеристиками и человеческого сообщества в целом, и конкретного гражданского общества.

В работе специально подчеркивается необходимость учета глубоких изменений условий функционирования и развития современного индивида, которые определяются комплексом разнообразных и сложноструктурированных обстоятельств. В частности, в настоящее время создалась принципиально новая ситуация (за счет развития новых коммуникативно-информационных средств, интернета и т.д.) формирования особых систем связей, отношений, новых пространств действия, когда не только появились возможности новых форм проявления гражданской активности индивида, но и создаются новые психологические условия, предполагающие новые характеристики психических реакций на них.

Поэтому при исследовании гражданской активности важным становится не только выявление ее сущности, определение специфики, но и целенаправленный анализ всей сферы социообусловленных детерминирующих факторов в их дифференцированном и интегративном действии, что в эпоху кризисного состояния общества приобретает особую значимость.

Определение-вычленение гражданской активности предполагает подход, при котором координаты ее характеристики обусловливаются шестью главными составляющими.

Во-первых – это характеристики структурно-содержательной, функциональной и субстанциональной сущности.

Во-вторых – это социально обусловленные детерминанты ее ограничения и вычленения.

В-третьих – это движение гражданской активности в историческом развитии общества.

В-четвертых – это развитие гражданской активности в онтогенезе.

В-пятых – это самодвижение, внутреннее развитие гражданской активности, в частности, во вводимом диссертантом пространстве гражданская активность — гражданская пассивность, когда пассивность уже включается в эту активность.

В-шестых – это выделение особого носителя гражданской активности – субъекта.

В характеристике особенностей гражданской активности, в которых проявляется специфическая сущность, специальные ее детерминанты, изменения, самодвижение и выявляется ее главный носитель, особое значение приобретает соотношение этой активности и просоциальной деятельности.

Поскольку в деятельности реализуются все измерения гражданской активности, главным при соотнесении этой активности и просоциальной деятельности становится то, что именно в такой деятельности выражается смысловая сущность гражданской активности.

Ставя своей задачей изучение лишь некоторых характеристик гражданской активности, ее структурных, функциональных, содержательных особенностей в плане дифференцированного ее выделения, автор формулирует лишь в качестве рабочей свою позицию. Согласно этой позиции, гражданская активность, реализуемая в просоциальной деятельности и вбирающая ее характеристики, поднимается на новый уровень развития и реализуется в широком пространстве жизнедеятельности человека как личности.

Как сложный феномен, связанный с базовыми характеристиками жизнедеятельности, гражданская активность может быть рассмотрена по разным «сечениям». Но в любом случае она включает все определенные показатели структурно-содержательной, функциональной сущности просоциальной деятельности.

Структурно-содержательные особенности гражданской активности приобретают в ее исследовании особое значение. В данном случае при определении структурно-содержательных характеристик этой активности диссертантом вычленялись реальные ее конструкты, в которых в наибольшей степени проявляются субъектные и процессуальные моменты, раскрывающие главные ее особенности, позволяющие направленно прослеживать четко определенные сферы проявления гражданской активности.

Среди компонентов, фиксирующих процессуальные характеристики гражданской активности и субъектную представленность, особое место занимает так называемое граждански активное отношение – сложный (фиксируемый или не фиксируемый индивидом на сознательном уровне) процесс2, который является важным моментом в построении индивидом определенного смыслового пространства формирования готовности к реальному действию, выступающим как ориентационная гражданская активность. «осуществляющая» поиск и выбор в структурировании (активно гражданского) отношения к явлениям действительности (отличная по своим характеристикам и функциональной нагрузке от ориентировочной деятельности).

Речь идет об особом феномене – граждански активном отношении – как необходимом моменте гражданской активности, предполагающем процесс включения, субъектной реализации (в той или иной мере) в структурирование этой активности. В данном плане граждански активное отношение само представляет сложно структурированное явление, которое включает, в частности, граждански активное поисковое отношение-самоотношение3.

Естественно, формирование граждански активного отношения включает процессы интеграции знаний о конкретной действительности, эмоциональных откликах, но главное, предполагает особую психическую ситуацию мобилизации Я-индивида, «ищущего» свою самость, себя в осваиваемой им актуальной действительности и по отношению к феноменам действительности. Это особый уровень и форма самоопределения и самопознания, самопонимания «Я» не только по отношению к реальной действительности, но и отношению к самому себе.

Но происходит это на соответствующем уровне и соответствующей форме реализации гражданской активности. Обусловленный особенностями жизнедеятельности индивида, особенностями его функционирования и характером предшествующей просоциальной деятельности, осуществляется поиск себя в создавшейся ситуации, на уровне объективного среза континуума жизнедеятельности индивида. В качестве важного момента осуществления граждански активного поискового отношения-самоотношения к действительности выступает внутренний поиск самого себя (своего смысла, осмысления себя) в пространстве смыслов, связанный с формированием соответствующего уровня Я-позиции и реальным выделением смысловой доминанты.

В рамках «движения» поисковой гражданской активности не только возникает задача и обязательное положительное отношение к ней, но и формируется особая, соответствующего уровня Я-позиция, реализуемая в поиске и обнаружении себя в конкретной ситуации и осмыслении ее.

В осуществлении граждански активного поискового отношения-самоотношения происходит сложный процесс поиска-обнаружения своего Я по отношению к конкретной ситуации, смысла ситуации для себя и смысла своего «Я» в этой ситуации. И в этом поиске-обнаружении возникает особая дистанция «подвижки» Я (при постепенно осуществляющейся трансформации и трансляции смысла Я), на которой (дистанции) и происходит реальное обнаружение смысла «моего Я», обеспечивающего формирование потребностного отношения к предметам, явлениям действительности.

При этом фиксируется особое проявление гражданской активности в такой ее специфической форме, как «движение смыслов» в процессе осмысления своего Я в ситуации поиска смыслов, обеспечивающих возможность построения отношений к действительности. Смысловыстраивание в полисмысловом пространстве и выделение в нем доминантного смысла в соотнесении к смыслу Я в создаваемой ситуации обеспечивает формирование мотивов его принятия, создает конструкты отношения и, наконец, стимулирует потребность сформировать пространство отношений между феноменом действительности и своим Я, в котором и определяется, и завершается граждански активное поисковое отношение, обеспечивающее функциональные возможности человека к реальному отношению и практическому действию.

К числу других структурообразующих компонентов гражданской активности относится готовность.

Состояние готовности по своему характеру, смыслу, так же как «граждански активное отношение», субъективно значимо, определяет субъекта и поэтому несет соответствующую нагрузку в его определении и одновременно является важным элементом психологической характеристики личности.

В сложноструктурируемой готовности (включающей, в частности, длительную, временную, мобилизационную) вычленяются разные степени ее действия-воздействия в соотнесении с гражданской активностью, когда она не только предшествует этой активности (в чем выражается ее главная функциональная нагрузка), но и на уровне мотивации как бы вписывается, внедряется в структурно-содержательное поле гражданской активности в рамках слоя граждански активного отношения, рассматриваемого нами в качестве компонента гражданской активности.

Особое место в понимании и познании гражданской активности, в ее выделении как специфического типа, свойственного человеку как личности, приобретает неадаптивная активность, связанная со способностью человека выходить за пределы функции приспособления. Неадаптивная активность является сложным, многоплановым явлением, варьирующим по своему уровню, характеру и структурообразующей функции. Важным общим моментом здесь выступает то, что она обеспечивает становление, развитие, видоизменение просоциальной деятельности человека, а также и его самого как действующего субъекта.

В диссертации рассматриваются разные формы неадаптивной активности: сверхнормативная активность как социально-психологическое выражение граждански активной социальной позиции коллектива и личности (Р.С.Немов); наднормативная активность (А.К.Дусавицкий); надситуативная активность (В.А.Петровский). При этом последняя выделяется и анализируется особо как присущая субъекту самостоятельная форма движения, воспроизводящая и расширяющая его способность к просоциальной деятельности.

Понятие надситуативной активности вводит тот элемент гражданской активности, в котором наиболее остро проявляется одна из основных особенностей индивида как субъекта, его действенная характеристика в связке просоциальная деятельность – гражданская активность-субъект. Но именно в возможности субъектного (во всей глубине и широте его понимания) осуществления раскрывается та важнейшая особенность гражданской активности, которая отделяет ее как социальную активность особого рода.

Именно в соотнесении с надситуативной активностью (как динамичной системой) реализуются такие субъектно определяющие моменты соотнесения гражданской активность и просоциальной деятельности, как целеобразование, возникновение психического образа. Поэтому субъект как надситуативно действующее существо уже заключает в себе определение – целеобразующего, социального проектирующего.

Характеристики надситуативной активности создают достаточно широкое пространство поисков и психологического объяснения многих сложных ситуаций, «востребующих» осуществления гражданской активности индивида, в том числе не только на уровне возвышения над ситуацией, но и над собой – внутри себя.

Спектр внутренних проблем, эмоциональных напряжений, задач, с которыми сталкивается человек в отношении к самому себе, очень широкий. И эта сфера самоотношения, самослушания, решения противоречий и проблем оказывается исключительно сложной и не всегда объяснимой с существующих психологических позиций, норм, оценок и решений.

Естественно, трудно развести внутреннюю реальную и рефлексивную гражданскую активность личности. Но достаточно четко вычленяется линия, связанная с той психологической напряженностью, которая провоцируется потребностью личности занять свою позицию, выработать самоотношение и направленность своего действия в решении возникающих проблем, иногда в состоянии аффекта.

Наблюдение за тем, как происходит снятие напряженности, остроты и преодоление ситуации в процессе переосмысления ее, формирования дополнительного мотива и формирования граждански активной позиции субъекта в процессе «пробегания» этого пространства, позволяет говорить о возможности введения особого «измерения» движения-развития гражданской активности субъекта в широком спектре характеристик, замкнутого в оппозиции: гражданская активность – гражданская пассивность, постоянно преодолеваемого субъектом в самом себе.

Выделение дистанции гражданская активность – гражданская пассивность в структуре гражданской активности при глубоком изучении системы ее организации и характеристик поведения индивида, связанного с формированием его субъектной позиции и осмыслением своего Я в полисмысловом пространстве, что хорошо проявляется в «острых» случаях, позволяет использовать развивающие возможности этого пространства в практике воспитания. Главными при этом становятся те возможности преодоления и поднятия себя, которые существуют в действии граждански активного отношения-самоотношения и надситуативной активности, которые связаны с общими характеристиками гражданской активности и развитие которых наблюдается в соответствующих обостренных ситуациях в пространстве гражданская активность – гражданская пассивность в позиции индивид-субъект.

В настоящее время, хотя в психологии проблемы гражданской активности индивида и такие важные моменты, ее обеспечивающие, как, например, самопонимание, самоопределение и т.д., являются предметом особого внимания, однако проблемы объективного и целенаправленного формирования субъектной гражданской активности как структурообразующего момента и одновременно постоянного элемента активности социального мира и пространства ее развития, остаются недостаточно изученными.

Автор пытается подойти к обсуждению проблемы сложности структуры и пространства «действия гражданской активности», ее субъектной опосредованности, вносящей соответствующие специфические характеристики в определение гражданской активности как особого феномена.

В данном случае при обсуждении неадаптивной активности специально затрагиваются, в частности, два разных условия ее реализации. Первое – это надситуативная активность, связанная с преодолением ее ограничений, то есть собственная гражданская активность субъекта, когда за счет творчески разрешаемой ситуации происходит движение просоциальной деятельности, ее осуществление на новом уровне. Второе – это ситуация субъектной активности, связанная с преодолением себя, внутри себя, когда преодолеваются не ограничения просоциальной деятельности, а происходит снятие внутренней преграды к ее осуществлению в рамках предшествующих действий. Общим моментом для этих условий является то, что в них проявляется значение субъектного фактора в самодвижении просоциальной деятельности – гражданской активности.

В проводимом нами исследовании мы намеренно привлекли для обсуждения специфические формы проявления гражданской активности, связанные с глубинными процессами внутренней деятельности, где особенно остро происходит борьба за себя как деятельного субъекта, за введение себя в общественно значимое состояние, в культурный мир общества. В этом плане были рассмотрены внутренние переживания, свойственные человеку, заключающие в себе или представляющие особую форму просоциальной деятельности, реализующие собственно гражданскую активность, а также ценностные ориентации, регулирующие и стимулирующие гражданскую активность субъекта при развитии самопонимания, самоопределения.

Именно в самоопределении, самопознании, самообнаружении себя в процессе развития гражданской активности и в развитии субъектной позиции в ней с наибольшей силой раскрываются все характеристики этой важнейшей формы активности.

Третье направление работы автора посвящено исследованию реального движения-развития гражданской активности в тех формах, которые и выделяют ее в качестве специфически особого феномена. Речь идет о развитии гражданской активности в онтогенезе (четвертая глава диссертации), где особенно четко раскрываются те ее черты, которые проявляются в самом характере осуществляемых процессов приобретения и развертывания целей, мотивов, ценностных ориентаций как конструктов, необходимых для жизнедеятельности растущего человека, а также в характере реализации этих процессов, в осуществлении изменений индивида, превращения его в субъекта гражданской активности.

Исходя из того, что качественный сдвиг в развитии гражданской активности растущего человека, связанный с переходом от глубинного самопознания и познания окружающих людей – к личностному и профессиональному самоопределению происходит на рубеже между подростковым и юношеским возрастами, автор специально рассматривает особенности развития гражданской активности на данном этапе. И хотя это лишь определенная дистанция онтогенеза, но она наиболее мобильная и содержательная в силу формирования в этот период самосознания, самоопределения и других личностных свойств, определяющих субъектную позицию индивида, присущую гражданской активности.

При этом в развитии гражданской активности автором рассматриваются в единстве три компонента – когнитивный, мотивационный, поведенческий, при учете роста самосознания личности.

Представляется, что уровень развития каждого названного компонента, а также особенности их соотношения позволяют определить не только степень развития гражданской активности на рубеже перехода из довзрослого во взрослое состояние и ее содержательные характеристики, включая субъектную определенность индивида, но и выявить степень взаимозависимости субъектности и гражданской активности в их динамике в раскрытии специфики именно гражданской активности.

Исследование гражданской активности на данном отрезке онтогенеза осуществлялось как на теоретическом уровне, при анализе существующих позиций, рассматривающих возрастные особенности детей, подростков, юношей (девушек), факторы, их обусловливающие, так и на базе широкого развернутых многоплановых экспериментальных работ разного характера.

В ходе экспериментального исследования решались задачи, связанные, во-первых, с выяснением индивидуальной позиции растущего человека и степени ее проявления – через изучение уровня когнитивного, мотивационного и поведенческого компонентов гражданской активности и характера взаимосвязи между ними, изучение нравственного самоотношения «гражданская активность» и его соотношения с уровнями развития вышеназванных компонентов гражданской активности; во-вторых, с определением воздействий среды (в самом широком ее понимании, при одновременной ее сложной дифференцированности) на движение и характер гражданской активности. При этом выделялось два ряда факторов – объективно формирующейся социальной среды и системы отношений направленного воздействия. Особое внимание уделялось изучению влияния родительского отношения на развитие гражданской активности у подростков и юношей (девушек), а также влияния особенностей социальной ситуации развития на становление такой активности в группах школьников и студентов. Изучение характера изменения гражданской активности проводилось автором в разных группах растущих людей как в городских, так и в сельских школах, а также в колледже (анализировались особенности гражданской активности у учащихся 8, 9, 10 и 11 классов и студентов колледжа, т.е. подростков и юношей (девушек) с 14 до 17 лет. В целом выборка испытуемых составила 578 человек).

Было установлено, что, по сути, все подростки и старшеклассники (93,7%) характеризуются пониманием нормы «гражданская активность». И при том, что имеются определенные различия в характере моральных суждений о гражданской активности в разных группах растущих людей, четко прослеживается тенденция повышения уровня понимания этой нормы по мере их взросления (когнитивный компонент). В этом плане показательны суждения 14-17-летних школьников о гражданской активности. Так, для 14-летних характерны следующие высказывания: «Гражданская активность – это когда человек берет все на себя»; «когда человек не перекладывает все на других». 15-летние девятиклассники давали гражданской активности уже более развернутые определения: «Гражданская активность – положительное качество человека, который выступает самостоятельным, вызывает доверие у людей. Если человек граждански активен, то и другие будут вести себя соответственно»; «гражданская активность – это когда человек инициативно ведет себя, уважает себя и других, верит в свои силы»; «гражданская активность – качество для утверждения человека в самом себе, а не только для других». То есть старшие подростки стремятся понять, что такое гражданская активность, почему она важна в отношениях с окружающими, какую роль играет в самосознании.

16-летние юноши и девушки уделяют, по сравнению с 14-15-летними подростками, больше внимания мотивам граждански активного поведения, анализируя и случаи проявления гражданской пассивности. При этом мотивы гражданской активности носят в основном характер личностных нравственных категорий: «поступает граждански активно, потому что честный человек»; «потому что ему совесть велит»; «так как он гордый и чистый». Рассуждая о категории «гражданская активность», растущие люди отмечают, что у каждого человека есть своя «точка зрения, и он отталкивается от нее и видит как раз то, что он хочет видеть». 17-летние школьники одиннадцатых классов характеризуются, с одной стороны, пониманием мотивов гражданской активности (их высказывания близки к суждениям 16-летних учащихся), четкостью в различении понятий «гражданская активность», «гражданская пассивность», «равнодушие»; с другой стороны – определением гражданской активности как противоположности гражданской пассивности. Юноши (девушки) указывают на гражданскую активность как особый тип поведения, который заключается «в том, что он принимает решение на себя и выполняет его», связывая гражданскую активность с самоуважением. При этом важным критерием, позволяющим отграничить гражданскую активность от других личностных черт, 17-летние старшеклассники называют отсутствие в действиях человека попыток возложить на других решение проблем, желания остаться в стороне. Этот факт позволяет говорить о том, что в раннем юношеском возрасте гражданская активность осознается как нравственное качество личности, имеющее четко выраженную социальную направленность.

Интересную картину дает сопоставление между собой уровней развития когнитивного и поведенческого компонентов гражданской активности. Выяснилось, что между уровнем знания нормы «гражданская активность» и ее реализацией в поведении прямой зависимости не наблюдается. При понимании этой нормы, которое имеется, по сути, у всех обследованных подростков и юношей (девушек), значительное число которых характеризуется высоким уровнем осознания ее содержания, на поведенческом уровне гражданская активность у них реализуется в меньшей степени.

Роль связующего звена между когнитивным и поведенческим компонентами гражданской активности выполняет мотивационный компонент. Именно благодаря его сформированности, усвоенное содержание нормы «гражданская активность» реализуется в поведении. Но роль мотивационного компонента значительнее, так как связана с внутренним принятием нормы и определением «границ» действия гражданской активности как нравственного принципа.

Здесь выявились следующие закономерности: у 14-летних учащихся 8-х классов в мотивационной структуре личности преобладают три типа мотивов: нравственно-рефлексивные – 31,7%; утилитарные (прагматические) – 28% и мотивы справедливости – 26,8%, что создает возможность возникновения на данной возрастной стадии (при соответствующих условиях) определенных типов личностной направленности. Для основной массы 15-летних доминирующими мотивами выступают стремление к справедливости – 30,9% и дисциплинарные мотивы – 20%. А на рубеже перехода в юношеский возраст – в 16 лет – актуализируются мотивы самовыражения – 27,8%, справедливости – 25,4% и нравственной рефлексии – 26,9%. Мотивы самовыражения еще более доминируют в 17 лет – 33%, сочетаясь с нравственно-рефлексивными мотивами – 28,2%. При этом выявились существенные различия в выраженности одного и того же мотива гражданской активности в разных ситуациях общения – с родителями, учителями, сверстниками. Например, у 14-летних подростков преобладали мотивы самовыражения в общении со сверстниками; самовыражения и утилитарные в общении с родителями; дисциплинарные и утилитарные – с учителями. Для 15-летних характерна выраженность мотивов «нравственной рефлексии» в общении со сверстниками и родителями, сочетающихся с утилитарными в общении со сверстниками, с родителями и с учителями. 16-летние отличаются мотивами самовыражения и утилитарными – в общении со сверстниками; дисциплинарными – в общении с учителями и родителями. При этом в сфере общения с родителями актуализировались еще и утилитарные мотивы. В 17 лет в отношениях со сверстниками преобладают мотивы самовыражения и справедливости, а в общении со взрослыми (учителями и родителями) – утилитарные мотивы и мотивы «нравственной рефлексии».

В целях выявления влияния специфических особенностей социальной ситуации развития на становление гражданской активности в период перехода из подросткового в юношеский возраст исследование проводилось среди городских старшеклассников, учащихся сельских школ и студентов колледжа. При этом рассматривались особенности личностного и профессионального самоопределения как фактор, воздействующий на развитие гражданской активности на данном возрастном рубеже, и учитывались половые различия школьников и студентов.

Оказалось, что по уровню осознания гражданской активности городские школьники превосходят не только учащихся сельских школ, но и студентов техникума. При этом девушки осознают содержание нормы «гражданская активность» лучше, чем юноши. Что касается осознания структурных компонентов гражданской активности, то здесь имеются определенные различия в степени «внимания» к ним. Так, выяснилось, что и городских, и сельских школьников, и студентов отличает «внимание» к тем намерениям, которые побуждают человека к соблюдению нормы – мотивационный компонент. У студентов оказалось более выраженное по сравнению с другими группами выделение в гражданской активности признаков, характеризующих содержание нормы – когнитивный компонент. Но если юноши глубже осознают когнитивный компонент, то девушек отличает «внимание» к мотивационным признакам гражданской активности. Характерно, что наиболее выражено проявление гражданской активности в поведении у сельских юношей (девушек), причем в целом большей сформированностью данного компонента отличаются девушки. При этом и для юношей, и для девушек наиболее приемлемы мотивы «нравственной рефлексии», но все же девушки более ориентированы на дисциплинарные, а юноши – на мотивы справедливости.

В целом, сравнительный анализ развития гражданской активности по половозрастному признаку показал, что девушки лучше осознают сущность гражданской активности. Мотивационный компонент этой активности отличается у них преобладанием «дисциплинарных» и «нравственно-рефлексивных» мотивов. Они получают и более значимые экспертные оценки поведенческого компонента. Их отличает высокий субъективный контроль, самокритичность и большая (в сравнении с юношами) степень осознанности «Я».

В мотивационной структуре юношей преобладают мотивы самовыражения и справедливости. В то же время на поведенческом уровне гражданская активность у них выражена слабо. А самокритичность часто сочетается с внутренней конфликтностью, более низким (чем у девушек) уровнем самоуважения.

У 17-летних студентов техникума более, чем у школьников, развит когнитивный компонент гражданской активности и более высок уровень самооценки в этой активности. Городские школьники характеризуются (даже по сравнению со студентами техникума) сравнительно большей самокритичностью в оценке гражданской активности. А сельские юноши и девушки, при сравнительно низком уровне понимания сущности нормы «гражданская активность», отличаются более выраженным проявлением такой активности в поведении и более стабильным представлением о собственной гражданской активности.

Особые аспекты специфики гражданской активности позволяет понять исследование ее как компонента самосознания, когда она выполняет функции самопознания, самооценки и регуляции растущим человеком своего поведения, своей просоциальной деятельности. В этом плане показательны полученные автором данные, раскрывающие особенности самоотношения «гражданская активность», характер его связи с тремя вышеназванными ее компонентами.

Во-первых, на рубеже перехода в юношеский возраст выявлено устойчивое вхождение качества «гражданская активность» в «образ Я».

Во-вторых, высокая критичность подростков при самооценивании гражданской активности, суждения типа «переживание» (то есть выраженные аффективный компонент этой активности) на этапе перехода в юношеский возраст сменяются на менее аффективное, «констатирующее» восприятие собственной гражданской активности (гражданской пассивности).

В-третьих, при переходе из подросткового в юношеский возраст фиксируется повышение ряда показателей самоотношения, таких, как «ощущение силы Я», «самоуважения», «ожидаемого положительного отношения окружающих», «осознания собственной духовности», а также снижение таких показателей самоотношения, как «внутренняя конфликтность», «самообвинение».

В-четвертых, на рубеже между старшим подростковым и ранним юношеским периодами онтогенеза изменяется «фокус внимания к себе», что выражается в специфике самовосприятия: 14, 15-летние осознают себя через категории самооценки, самоотношения, нравственно-психологические характеристики и социально-ролевые позиции, а у 16, 17-летних отмечается осознание «вхождения» в русло новой просоциальной деятельности, что выражается, в частности, в самоотношениях через категории компетенции, самоопределения, присущие юношам (девушкам) склонности и формы гражданской активности.

В-пятых, на этом переходном этапе отмечается зримое возрастание независимости, «автономности» самооценки гражданской активности. По данным нашего исследования это было прослежено по отношению к родительским оценкам, ожиданиям.

В-шестых, на подростково-юношеском «переходе» выявлены качественные различия в характере связи уровня осознания нормы «гражданская активность» и уровня ее самооценки. Так, хорошему осознанию нормы соответствуют низкие и средние самооценки подростков, в то время как у юношей (девушек) при аналогичном уровне осознания нормы преобладает высокая самооценка гражданской активности.

В-седьмых, и у подростков, и у старшеклассников хорошее осознание нормы соответствует факту включения качества «гражданская активность» в «образ Я». Но при этом старшие подростки с высоким уровнем осознания нормы отличаются критическим отношением к себе, своей гражданской активности, а в раннем юношеском возрасте представление о собственной гражданской активности (гражданской пассивности) носит устойчиво позитивный характер.

В-восьмых, на переходе к юношескому возрасту проявления гражданской активности наиболее выражены у лиц с высокой самооценкой. Однако при этом сохраняется большая критичность к себе у 14-15-летних, по сравнению с 16-17-летними, у которых гражданская активность приобретает характер механизма саморегуляции.

В-девятых, гражданская активность в поведении связана с «интернальностью», внутренним локусом контроля, что отмечается особенно четко на этапе перехода в юношеский возраст, проявляясь в способности 16-17-летних анализировать свою роль в тех или иных жизненных ситуациях.

В-десятых, осознание растущими людьми при переходе их из подросткового в юношеский возраст своего места в обществе, что связано с особенностями социальной ситуации развития на рубеже между 15 и 16 годами, четко фиксируется как в содержании представлений о гражданской активности, так и в ее мотивировках.

Таким образом, анализ развития гражданской активности в онтогенезе не только раскрывает ее сущностные характеристики, но и становится критерием личностного развития растущих людей.

Именно в онтогенезе фиксируется накопление разных видов гражданской активности, усложнение, надстраивание и формирование ее рядов, в результате чего образуется пространство гражданской активности – индивидуальной и общей.

Процессуально это предстает как постоянное развитие растущего человека, его интеллектуальных и нравственных сил и все большее введение в саму гражданскую активность осознанных компонентов (целеполагания, проектирования и пр.), т.е. потенции проявления гражданской активности значительно возрастают. Усложняются структурно-содержательные связи разных компонентов этой активности. Гражданская активность в процессе онтогенеза накапливает количественные и качественные характеристики, в которых проявляется субъект и которые характеризую развитие субъекта, в котором в наибольшей степени реализуется личность, и, наоборот, в личности реализуется субъектность.

Иными словами, гражданская активность обладает динамичностью, способностью развертывания, что зримо проявляется в просоциальной деятельности. Именно включение в эту деятельность обеспечивает нивелирование антигражданских проявлений подростков, в том числе и различных форм их агрессивного поведения.

Четвертое направление исследования (пятая глава диссертации) состояло в анализе агрессивности как антигражданской активности подростков.

В работе рассматриваются различные типы агрессивности и характер их проявления в старшем подростковом и раннем юношеском возрастах, когда часть растущих людей прибегает к агрессивным формам антигражданского поведения. Изучению были подвергнуты как причины, так и специфика антигражданской активности растущих людей из разных социальных групп населения, раскрыты половозрастные и индивидуальные особенности их агрессивности. На базе полученных данных автором выстроена типология агрессивного поведения как антигражданской активности подростков и, главное, определены условия, пути, возможности ее коррекции.

Пятое направление исследования было связано с обсуждением проблемы действия и действенности развивающейся гражданской активности в ее влиянии на формирование личностных качеств и свойств, в свою очередь повышающих гражданскую активность индивида (шестая глава диссертации).

Оказалось, что совершенно особая действенная нагрузка гражданской активности в личностном развитии проявляется тогда, когда в активности индивида выступают ее важнейшие особенности. Например, такое явление, как саморегулящия выступает характеристикой гражданской активности, реально проявляясь в личности, где степень ее выраженности является мерой развитости такой активности личности и в то же время мерой определения самой гражданской активности.

Другую сферу составляет гражданская активность, условно называемая нами «вторичной» гражданской активностью, которая является результатом целенаправленного развертывания этой активности, приобретающей качественно личностные характеристики (творческая гражданская активность и т.п.). В связи с наличием такой активности, которая формируется в системе определенных социальных связей, отношений, вырабатываются важнейшие качества личности, становящиеся критерием гражданской активности личности в целом.

Особо актуальным выступает аспект ответственности, совпадающий с понятиями личного и общественного долга, с присвоением внешней и осуществлением внутренней необходимости. Именно полнота принятия личностью ответственности как согласование необходимости с желаниями и потребностями личности, то есть возникновением инициатив, выходом за пределы требуемого, является, по справедливому мнению К.А.Абульхановой-Славской, критерием гражданской активности. Особой формой, уровнем проявления гражданской активности выступает саморегуляция, которая, как и ответственность, является результатом развития гражданской активности в онтогенезе, когда реализуется действие всех социокультурных факторов, определяющих становление личности через ее просоциальную деятельность.

Выступая формой проявления гражданской активности, саморегуляция становится в своем развитии характеристическим показателем личности, уровневой характеристикой ее гражданской активности. В свою очередь ответственность, формируемая в многоплановой, постоянно расширяющейся просоциальной деятельности и зависящая от степени интенсификации ее, становится личностным качеством, благодаря актуализации отношений в этой деятельности и к такой деятельности, как собственно гражданских проявлений личности. И в этом плане ответственность выступает не только критерием гражданской активности личности, но и мощным фактором ее развития, важным структурообразующим сферы гражданской активности.

Шестое направление исследования было посвящено анализу факторов, определяющих специфику и условия развития гражданской активности человека как личности.

Гражданская активность человека как личности, обусловленная исторически, определяется культурой, зарождается как культурно-историческое явление и обусловливается в своем развитии культурно-исторической средой. В принципе культурно-историческая среда и гражданская активность формировались одновременно. И автор специально подчеркивает, что гражданская активность является, прежде всего, культурным феноменом. Но формируемая социокультурной средой гражданская активность выступает одновременно постоянным источником воспроизводства этой среды, как в общеисторическом, так и в конкретно-историческом планах. При этом в условиях онтогенеза развертывание гражданской активности опосредуется, прежде всего, культурно-исторической средой на всех уровнях и пространствах ее представленности – от культуры эпохи до семейного круга. Причем, сама культурно-историческая среда, которая часто предстает в психологии гомогенно, реально в своей дифференцированной характеристике действует неоднозначно, многопланово. Она включает ритм социальной жизни определенного, конкретного общества, его задачи, направленности, установки, культурные традиции, политику. Поэтому рассмотрение гражданской активности как феномена культуры в ее конкретно-исторической обусловленности предполагает необходимость выделения уровня, пространств и других характеристик этой среды. В то же время диссертанту представилось необходимым раскрыть факторы, которые определяют специфические особенности гражданской активности индивида, порожденные всей сферой культурного мира.

В этом плане автором выделялись разные ряды факторов, обусловливающих гражданскую активность на разных уровнях характеристики индивида как представителя человеческой культуры. Во-первых, это факторы, связанные с культурно-исторической средой в их иерархизированном взаимодействии. Во-вторых, факторы, связанные с ситуацией конкретно-исторической и событийной, отчлененные от факторов первого ряда. В-третьих, факторы, связанные с возрастными особенностями индивида. В-четвертых, факторы, связанные с этнокультурными характеристиками субъектов и др. То есть, здесь перед нами факторы, образующие внешнее пространство.

Другой уровень рядов связан со структурно-содержательными характеристиками самой гражданской активности, где также выделяется несколько пространств в ее рассмотрении. Эта активность зависит от степени выраженности и представленности компонентов реальной деятельности, в которую включен индивид, степени выраженности его целей, сформированности потребностей, без чего не могут быть структурированы другие компоненты гражданской активности, в том числе мотивы, являющиеся составляющими любой деятельности, любой активности.

Следующий уровень радов связан с активностью психической, зависящей от степени развитости аффективной сферы и характера связи этой сферы с интеллектуальной.

Все эти уровни рядов разветвляются по горизонтали и взаимосвязаны по вертикали, образуя уплотненное пространство гражданской активности. Причем, все эти ряды выделяемых факторов лежат в плоскости субъектного определения гражданской активности – гражданская активность и субъект. Однако именно в силу того, что сама эта активность является феноменом культуры, она выступает не только постоянно действующим, но и развивающимся фактором. Она сама предстает в качестве культурного феномена, условия, и в какой-то степени среды воспроизводства гражданской активности. Причем, активность общественная, социальная сама выступает средой и фактором, определяющим развитие индивидуальной гражданской активности.

Поскольку гражданская активность представляет собой явление культуры, она исторически обусловлена. И в этом плане показатели, которые закладываются в характеристики гражданской активности, -- совершенно разные для разных этапов человеческой истории.

Вместе с тем, при одном и том же виде гражданской активности различаются формы проявления ее у разных людей, что выступает дифференцирующим моментом в развитии индивидуальной гражданской активности в одной и той же среде, требуя учета психологических особенностей личности.

Итак, изучение проблем гражданской активности во все большей степени открывает их сложность и слабую изученность в соотнесении с тем количеством вопросов, задач, которые возникают по мере расширения ее исследований. При этом углубление в любой конкретный вопрос, связанный с феноменом гражданской активности, разворачивает новые проблемные поля и обозначает комплекс новых нерешенных задач. Это достаточно отчетливо просматривается уже при обсуждении выше обозначенных в данной работе проблем, когда практически при рассмотрении всех затрагиваемых аспектов гражданской активности и самом определении ее выстраивается ряд непознанных, нераскрытых, не осмысленных на научном уровне вопросов.

При этом значимым выступало обоснование необходимости и важности не просто нагружения гражданской активности особыми признаками, а выделение ее не только как нового уровня и формы, но как обладающей особой природой, имеющей особую, свойственную только ей сущность. Здесь определяющими становятся не просто особенности гражданской активности человека в ее отличительных признаках и показателях, а гражданская активность как особый феномен социального мира, который отличается не только как вид за счет некоторых особенностей, но обладает специфическими особенностями как явление самостоятельное. Поэтому все характеристики гражданской активности, как выведенные, так и еще не установленные для нее, приобретают новый смысл своей определенности в ее целостности как особого самостоятельного феномена. И именно в связи с этим главное внимание уделялось автором не поиску максимального числа и последовательности изложения совокупности признаков, особенностей, вычленяемых для гражданской активности, а раскрытию тех ее сторон и обсуждению тех характеристик, в которых отражаются особые системные свойства ее как целостного явления, сущностно определяющего систему Человека как личности.

Главными в гражданской активности выступают не адаптивные свойства ее, а преобразовательные и не только в плане собственно личностного развития, но и поступательного развития общества.

Гражданская активность предполагает планируемый результат не только для конкретного индивида (локальный, «сиюминутный»), а результат, обеспечивающих конструирование общества, в котором и развертывается его просоциальная деятельность по преобразованию себя и социальной среды, мира Культуры.

Вышеприведенные особенности, выступающие в числе наиболее показательных в определении гражданской активности, выполняются в рамках тех возможностей, которые обеспечиваются просоциальной деятельностью человека.

Гражданская активность связывается с реальным субъектом социального действия, когда не только эта активность выступает характеристикой субъекта, но, главное, субъектность становится определяющим моментом специфически гражданской активности.

Именно субъект в своих субъектных действиях наполняет гражданскую активность новым содержанием и особым смыслом.

Для гражданской активности, в частности, свойственно такое понятие, как ценность. Эта активность человека и направлена на получение ценностей, и сама ценностно обусловлена «общественной шкалой ценностей». В просоциальной деятельности, подчеркивал С.Л.Рубинштейн, -- «обнаруживается сфера притязаний и сфера достижений человека. Именно из этого соотношения может быть понятен тот факт, что не стремление к «счастью» (к удовольствиям и т.д.) определяет в качестве мотива, побуждения деятельность людей, их поведение, а соотношение между конкретными побуждениями и результатами их деятельности определяет их «счастье» и удовлетворение, которые они получают от жизни»4. При этом все результативные моменты предполагают общественно значимые ценности. И именно на формирование общественно значимого, то есть на то, что стоит над конкретным результатом, направлена гражданская активность.

Определяющей особенностью этой активности выступает ее особый процессуальный характер, проявляющийся и в ходе осуществления ее индивидами, и в развитии общества. Процессуальный характер гражданской активности раскрывается не только в разных многоплановых и многоуровневых условиях ее осуществления, и не только в большой динамичности форм проявления, но и в возможности внутренних изменений, в связях различных ее компонентов, появлении новообразований в ее содержании.

Специфика процессуальных характеристик гражданской активности в особых вариантах проявляется в онтогенезе, когда происходит не просто расширение, определенное усложнение этой активности на разных его периодах, стадиях, фазах, а изменяются структурно-содержательные характеристики гражданской активности, выводящей растущих людей в те системы отношений и действий, которые обеспечивают социальное существование человека в социальном мире.

Особым условием динамичности гражданской активности и других ее характеристик является то, что она целеполагает результат, который становится условием дальнейшего движения этой активности.

При этом каждый раз полученных результат гражданской активности не только удовлетворяет определенную потребность, но и выступает основанием для ее развития, появления новых целей.

Гражданская активность имеет полиструктурный характер и сложное постоянно изменяющееся содержание, когда необходимые компоненты ее развития, такие, как граждански активное отношение, ориентационная гражданская активность и др., связываемые с освоением смысловых полей осуществления, становятся важнейшими характеристиками ее проявления.

Гражданская активность выступает как сложное состояние и, одновременно, свойство человека как представителя Социального, благодаря которому осуществляются не только связи человека с окружающей действительностью, со средой, но и образование мира отношений, в которых разворачиваются и реализуются особые формы и виды гражданской активности в сложном взаимодействии субъектов – ее носителей. В этом случае для каждого человека созданный активностью человека мир становится новой средой, заполненной знаками, значениями, смыслами. «В окружающем человека мире объективно существует особое социальное измерение, созданное совокупной деятельностью человечества – поле значений. Это поле значений отдельный индивид находит как «вне-его-существующее» -- им воспринимаемое, усваиваемое, как то, что входит в образ мира».5 Здесь развиваются принципиально иные типы связей, которые взаимообусловливают друг друга, проникают друг в друга, надстраиваются друг над другом и порождают ту систему социальных отношений, в которых гражданская активность в наибольшей степени реализуется в своих всеобщих характеристиках.

При изучении индивида важно понимать, что любой человек развивается не просто в конкретно-исторической среде, которая его определяет, но и в исторически созданной всем предшествующим развитием общества, реально наличествующей форме жизнедеятельности, где он каждый раз ставится ею в новую гражданскую позицию, реализуя свою гражданскую активность в рамках той активности, которая свойственна исторически определенному обществу.

Гражданская активность является свойством социального пространства и поэтому главные, образующие ее сущностные характеристики приобретает в пространстве социальном, в осуществлении социального в целом.

Перспективы дальнейшей разработки проблемы гражданской активности связаны с более углубленным изучением вопросов психологических механизмов, психотехнологией оптимального развития и методических средств диагностического и исследовательского назначения.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

  1. Семенюк Л.М. Психология гражданской активности (особенности и условия развития) – М.- Воронеж, 2006, 19 п.л.
  2. Семенюк Л.М. Характер агрессивного поведения современных подростков // Советская педагогика, 1991, № 12, 1 п.л.
  3. Семенюк Л.М. Психологические особенности агрессивного поведения подростков и условия его коррекции // Мир психологии – М., 1994, № 0, 1,5 п.л.
  4. Семенюк Л.М. Взаимосвязь просоциальной деятельности и гражданской активности // Мир психологии, 2004, № 3, 0,75 п.л.
  5. Семенюк Л.М. Осуществление гражданской активности в неадаптивном варианте // Мир образования и образование в мире, 2004, № 6, 1 п.л.
  6. Семенюк Л.М. Сущностные характеристики гражданской активности // Мир образования и образование в мире, 2006, № 4, 1,5 п.л.
  7. Семенюк Л.М. Психокультурная специфика гражданской активности // Известия Российской академии образования. 2006, № 4, 1,25 п.л.
  8. Семенюк Л.М. Субъект и субъектность в определении гражданской активности // Мир образования и образование в мире, 2007, № 1, 1 п.л.
  9. Семенюк Л.М. Пространство гражданская активность – гражданская пассивность – антигражданская активность // Мир образования и образование в мире, 2007, № 3, 1,5 п.л.
  10. Семенюк Л.М. Пути и формы воспитания трудных подростков // Проблемы воспитания школьников – Кишинев, 1987, 1 п.л.
  11. Семенюк Л.М. Психологическая сущность агрессивности и ее проявление у детей подросткового возраста – М., 1991, 6 п.л.
  12. Семенюк Л.М. Методы изучения агрессивности подростков – М., 1991, 4 п.л.
  13. Семенюк Л.М. Психологические условия коррекции агрессивного поведения – М., 1991, 9 п.л.
  14. Семенюк Л.М. Агрессивность подростка как почва для конфликта с окружающими // Предупреждение и преодоление конфликтов в школе – М., 1991, 1 п.л.
  15. Семенюк Л.М. Специфика агрессивного поведения подростков разного пола // Психология отклоняющегося поведения подростков – М., 1991, 0,75 п.л.
  16. Семенюк Л.М. Дифференцированный анализ агрессивного поведения подростков // Психология отклоняющегося поведения подростков – М., 1991, 1 п.л.
  17. Семенюк Л.М. Особенности межличностных отношений детей разной национальности // Национальное самоопределение – М., 1992, 1,5 п.л.
  18. Семенюк Л.М. Что важно знать учителю об агрессивности и тревожности подростка – М., 1992, 5 п.л.
  19. Семенюк Л.М. Педагогам о подростках // Мактаби Совети – Душанбе, 1992, 2 п.л.
  20. Семенюк Л.М. Мамы  и папы, будьте внимательны к подростку // В обществе подростка – М., 1992, 1 п.л.
  21. Семенюк Л.М. Воспитание подростков и старшеклассников. Организация и оценка эффективности // Агрессивность подростков и пути ее коррекции – М., 1992, 1,5 п.л.
  22. Семенюк Л.М. Новое видение подростками межэтнических проблем // Нации разные. Но мир един – М., 1992, 0,8 п.л.
  23. Семенюк Л.М. Межэтнический конфликт: причины, условия преодоления // Свобода или воля – Кишинев. 1994, 0,9 п.л.
  24. Семенюк Л.М. Проблемы возрастной психологии // Хрестоматия по возрастной психологии – М., 1994, 1996, 1999,  2001, 2004, 2006, 12 п.л.
  25. Семенюк Л.М. Самопонимание как психологическое условие преодоления девиантного поведения детей – М., 1997, 9 п.л.
  26. Семенюк Л.М. Психологические особенности агрессивного поведения подростков и условия его коррекции – М., 1996, 2004, 2006, 11 п.л.
  27. Семенюк Л.М. Человек на сломе цивилизации // Проблемы современного человекознания – М., 2003, 1 п.л.
  28. Семенюк Л.М. Сравнительный анализ взаимоотношений российской и немецкой молодежи – Берлин, 2003, 1,5 п.л.
  29. Семенюк Л.М. Тревожность современных детей и пути ее преодоления – Берлин, 2003, 1 п.л.
  30. Семенюк Л.М. Пространство гражданская активность – антигражданская активность (агрессивность) -- М., 2003, 6,5 п.л.
  31. Семенюк Л.М. Гражданская активность в сфере психологических знаний – М., 2003, 3 п.л.
  32. Семенюк Л.М. Сущностные характеристики гражданской активности – Нижний Новгород, 2004, 7,7 п.л.
  33. Семенюк Л.М. Специфика гражданской активности – пассивности – антигражданской направленности – М., 2004, 6 п.л.
  34. Семенюк Л.М. Соотношение гражданской активности и готовности // Психология развития человека как личности – М., 2004, 1 п.л.
  35. Семенюк Л.М. Взаимодействие гражданской активности, ответственности и саморегуляции // Проблемы психического развития растущего человека – М., 2005, 1,5 п.л.
  36. Семенюк Л.М. Моменты, обеспечивающие гражданскую активность подростков и юношества // Социализация растущих людей – состояние и условия оптимизации – М., 2005, 2 п.л.
  37. Семенюк Л.М. Психокультурная специфика гражданской активности – Нижний Новгород, 2005, 7,8 п.л.
  38. Семенюк Л.М. Агрессивность как проявление антигражданской активности – М., 2005, 4, 5 п.л.
  39. Семенюк Л.М. Пути и возможности коррекции антигражданской активности – М., 2006, 3 п.л.
  40. Семенюк Л.М. Гражданская активность в становлении личности растущего человека – М., 2006, 11 п.л.

1 Гражданская активность личности является важнейшим видом социальной активности, ее интегральным проявлением. Содержательной стороной гражданской активности выступает реализация личностью своих гражданских прав и гражданских обязанностей.

2 Термин, вводимый автором для определения особого состояния в движении-развертывании гражданской активности, отличный от обычно употребляемого активного отношения к чему-либо.

3 Отличается от активности поисковой тем, что определяет не поведение (как действенную реализацию гражданской активности), направленное на изменение ситуации, а поиск себя, своего смысла в ситуации и по отношению образующихся в ней смыслов.

4 Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. – М., 1976, С. 368-369.

5 Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения. В 2 т.т. – М., 1983, Т. 1, С. 261.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.