WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Авакумов

Сергей Владимирович

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ СНОВИДЕНИЯ В НОРМЕ И ПАТОЛОГИИ

Специальность: 19.00.04 -медицинская психология

  19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Санкт-Петербург - 2009

Работа выполнена на кафедре психологии и педагогики Санкт-Петербургской государственной медицинской академии им. И.И.Мечникова.

Научный консультант:

доктор психологических наук,

профессор Соловьева Светлана Леонидовна

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук,

профессор Посохова Светлана Тимофеевна

доктор психологических наук,

профессор Аверин Вячеслав Афанасьевич

доктор психологических наук,

профессор Никольская Ирина Михайловна

Ведущее учреждение:

Российский Государственный Педагогический Университет им.А.И. Герцена

Защита диссертации состоится 9 декабря 2009 года в 15-00 часов на заседании совета Д.212.232.22 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском Государственном Университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, наб. Макарова, д.6, факультет психологии, ауд. 227.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им.Горького при Санкт-Петербургском Государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д.7/9.

Автореферат разослан «____» _____________ 2009 г.

Ученый секретарь  диссертационного совета        

доктор психологических наук, профессор В.Д.Балин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Сновидения все чаще становятся частью психотерапевтического и психокоррекционного процесса (Фрейд З., 1991; Юнг К.Г., 1994; Перлз Ф., 1993), а иногда и его основным содержанием (Stekel W., 1943; Шепперд Л., 1995; Адлер Г., 1996; Гарфилд П., 1998; Shafton A., 1996; Гроф С. и др., 2004).

Современное состояние исследований в области сновидений таково, что они изучаются в основном в связи с исследованиями состояния сна, однако сами по себе в поле интереса исследователей попадают достаточно редко. Отечественные работы в области сновидений носят в основном физиологический характер. Так можно выделить работы Майорова Ф.В. (1951), Павлова И.П. (1953), Касаткина В.Н. (1972), Ковальзон В.М. (2005). В качестве объяснительной модели возникновения феномена чаще всего используется теория И.П.Павлова о сновидении как хаотическом растормаживании различных участков мозга. Имеется также ряд работ физиологического характера, в которых получил освещение ряд психологических аспектов (Ротенберг В.С., 1994; Вейн А.М., Корабельникова Е.А., 2003). Фокус исследовательского интереса В.С.Ротенберга сосредоточен на поисковой активности мозга в состоянии сна, ее влиянии на характер сна и связи с психопатологией и трудовой деятельностью. Работы академика А.М.Вейна посвящены экспериментальному изучению особенностей состояния сна и сопутствующих ему сновидений.

Зарубежные исследования, посвященные проблеме, более обширны. Имеется ряд работ, исследующих содержательные аспекты сновидений, так (C.S.Hall, 1953) и (R.L.Van de Castle, 1977)  предложили свой подход к анализу содержания сновидений, A.Krohn и M.Mayman (1973) исследовали сновидения с помощью экспертных оценок в попытке создания психодиагностической методики на их основе. Имеется ряд работ, посвященных анализу половых различий и других психофизиологических особенностей субъекта в сновидениях (Brenneis C.B., 1967). Несомненно, в качестве наиболее авторитетных необходимо выделить работы З.Фрейда (Фрейд З., 2005) и К.Г.Юнга (Юнг К.Г., 1995). В то же время, важно отметить, что, несмотря на значительные усилия ученых, проблема создания адекватной психологической модели сновидения остается актуальной, а с учетом нарастающего привлечения материала сновидений в психологическую и психотерапевтическую практику, ее актуальность лишь усиливается.

Актуальность работы, таким образом, обусловлена:

1. Необходимостью построения теоретической концепции психологии сна и сновидения в медицинском и общепсихологическом аспектах.

2. Необходимостью осмысления и обоснования применения материала сновидений в профессиональной психотерапевтической и психологической практике.

3. Дефицитом как отечественных, так и зарубежных исследований в области психологии сна и сновидений.

Теоретический анализ проблемы и предварительные экспериментальные и эмпирические данные позволяют выдвинуть следующую гипотезу исследования: сновидения представляют собой форму психической активности, связанную с процессами восстановления психофизиологического гомеостаза и обусловленную структурой потребностей субъекта в состоянии сна. Специфическими особенностями такой активности являются преобладание негативных эмоций и высокая энтропия. Поведенческие, эмоциональные и когнитивные особенности образов сновидений, специфика сюжетов и информационные характеристики отчетов о них имеют дифференциально-диагностический смысл.

Целями исследования являлись:

1. Концептуализация психологии сна и сновидений как раздела медицинской и общей психологической теории и практики.

2. Разработка основных элементов психологической модели сновидения в норме и патологии.

В соответствии с этим ставились следующие задачи исследования:

1. Провести теоретический анализ методологических, теоретических и практических подходов в исследовании сновидений, обосновать в применении к психологии сновидений основные психологические и методологические принципы

2. Разработать основные элементы модели сновидения в норме с опорой на пространственно-временные и информационно-энергетические координаты системного описания феномена

3. Разработать основные элементы модели сновидения для нервно-психических расстройств невротического и психотического уровней в пространственно-временных и информационно-энергетических координатах системного описания

4. Выявить дифференциально-диагностические признаки сновидения для нормы и нервно-психической патологии, а также для патологии невротического и психотического уровней

5. Проанализировать взаимосвязи между параметрами сновидения и клинико-психологическими, биосоциальными и индивидуально-психологическими особенностями участников

6. Сформулировать специфические особенности и основные направления использования материала сновидений в психокоррекционной и психотерапевтической практике

Объект исследования: феномен сновидения в норме и патологии.

Предмет исследования: теоретические, методологические и прикладные аспекты психологии сна и сновидений в области медицинской и общей психологии, структурно-функциональные и информационно-энергетические характеристики сновидений.

Эмпирическая база исследования: для достижения поставленных целей было проведено теоретическое и эмпирическое исследование. Всего  в период с 1991 по 2008 гг. в г. Санкт-Петербурге и ряде других крупных городов России (Санкт-Петербург, Пермь, Мурманск) и Украины (Запорожье, Одесса) в исследовании приняли участие 1473 человека разного возраста и пола. Всего было проанализировано 1744 сновидения. В ряде случаев (237 участников), помимо сновидений от участников были получены поясняющие их тексты. Сами сновидения снимались «как есть» без каких-либо изменений и уточнений следующими способами: в виде самоотчетов – 855 сновидений, записанные со слов – 552  сновидения, полученные с одного из интернет-сайтов (www.orakul.ru) – 106 сновидений. В исследовании восприятия искусственных сновидений приняли участие 90 добровольцев. При анализе информационной емкости текстов сновидений помимо этих текстов (139) были исследованы 139 оригинальных авторских поясняющих сновидения текста, 104 фрагмента мифов Древней Греции, 105 текстов Русских народных сказок, 121 текст юридического содержания. В исследовании специфики отражения реальности в сновидениях дополнительно были использованы тексты сновидений, приводимые  рядом других авторов в количестве 271 текст. Патопсихологические особенности сновидений исследовались на подвыборке из 359 человек (230 женщин, 129 мужчин). Все испытуемые, вошедшие в экспериментальную группу, получали индивидуальную психиатрическую или психотерапевтическую помощь, а также соматическое лечение при необходимости. В качестве критерия отнесения участника к экспериментальной группе был выбран клинический критерий – наличие установленного диагноза невротического или психотического расстройства различных групп от легкой до тяжелой степени течения заболевания.

Выборка обследуемых формировалась на основе специально разработанных критериев, обеспечивающих соблюдение основных требований репрезентативности, как в количественных, так и в качественных характеристиках. В ряде случаев валидность полученных экспериментальных данных обеспечивалась проведением аналогичных исследований на различных выборках участников и в разное время. Все исследования проводились в соответствии с моральными и этическими принципами психолога.

Методы исследования: Инструментальная сторона исследования обеспечивалась с помощью следующих методов психологического исследования - опрос, психологическое тестирование, клинико-психологический метод, метод экспертных оценок, контент-анализ. Теоретической основой методологии является гипотетико-дедуктивный метод. Экспериментальные методы исследования включали несколько видов анкет, тест видов агрессивности Басса-Дарки, сокращенный вариант опросника MMPI, ассоциативный эксперимент К.Г.Юнга, личностная шкала проявлений тревоги Д.Тейлора, опросник Кейрси, две модификации процедуры контент-анализа, методику определения информационных характеристик текстов сновидений по Шэннону, методику определения порядка следования фрагментов дневных впечатлений в сновидении.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Сновидения, как полноценный психический феномен, имеют пространственно-временную организацию и обладают информационно-энергетическими свойствами. В них, как и в других психических проявлениях, могут быть выделены когнитивные, эмоциональные, поведенческие и мотивационно-потребностные компоненты.
  2. Феноменология сновидения определяется потребностной структурой субъекта в состоянии сна – потребностью в преодолении сенсорной депривации и контроле психических и соматических процессов; измененным характером перцепции; спецификой эмоциональных реакций и временным порядком обращения к памяти.
  3. Сновидения отражают индивидуально-психологическую, биосоциальную, а в патологических случаях, клинико-психологическую специфику субъекта, центральной особенностью такого отражения является символический, образный характер изображения соответствующих черт в виде специфических объектов сновидений, отношений между ними, эмоциональных и когнитивных реакций, характерных сюжетных особенностей сновидения, особенностей обращения к памяти.
  4. Особенности сновидений при отсутствии нервно-психической патологии определяются в содержательном плане в виде преобладания конструктивных взаимодействий между персонажами, сниженной представленностью негативных эмоциональных реакций по сравнению с патологией, проявлениями когнитивной активности, определенными категориями персонажей, обладающими гендерной спецификой, ретроспективным характером обращения к памяти при формировании сюжета сновидения.
  5. Сновидения при невротическом уровне нервно-психических расстройств характеризуются деструктивным отношением персонажей к субъекту, который чаще, чем в норме, терпит поражение в сюжете сновидения, большим сдвигом эмоциональных реакций в негативную сторону, появлением специфических, для разных видов расстройств, классов объектов сновидений, различающихся у мужчин и женщин, изменением характера обращения к памяти при формировании сюжета сновидения. В информационном отношении, тексты таких сновидений обладают наибольшим показателем информационной энтропии из всех трех исследуемых категорий.
  6. Специфика сновидений психотического уровня нервно-психической патологии существенно зависит от вида расстройства. Общим признаком таких сновидений является снижение представленности эмоциональных и когнитивных реакций, искажение схемы тела субъекта, поражение или гибель его в сюжете, низкая реалистичность сюжета, феномен временной трансферентности. С информационной точки зрения такие сновидения не отличаются от сновидений лиц без патологии.
  7. Психокоррекционный потенциал материала сновидений определяется тремя обстоятельствами: информационной спецификой текстов сновидений, сближающих их с художественными, мифологическими и сказочными текстами с высокой степенью символизма и многозначности; глубоко индивидуальной значимостью для субъекта; измененностью формы сознания с сопутствующей ей спонтанностью. Эти особенности позволяют рассматривать сновидения как в качестве носителей терапевтической нагрузки, способных достигать наиболее глубоких слоев психики, так и в качестве способа воспроизведения в бодрствовании сновидческой формы сознания с включением его креативного потенциала для целей внутреннего изменения.

Научная новизна:

  1. Доказана принадлежность феномена сновидений к категории психических явлений. Феномен сновидения может рассматриваться в пространственно-временном и информационно-энергетическом базисе, так же, как и другие психические явления и процессы.
  2. Разработана психологическая модель сновидения в норме и патологии, которая представляет собой многоуровневое системное описание, охватывающее уровень потребностей, представлений, эмоций, памяти, мышления, психических и соматических ощущений, что отражает показанную в диссертации психическую полноценность феномена сновидения.
  3. Выявленные структурно-функциональные и информационно-энергетические особенности сновидений как психических явлений позволяют с научных позиций, по новому подойти к пониманию специфики использования материала сновидений в психокоррекционной и психотерапевтической практике, разработке методологической и методической основы такого рода психокоррекционных направлений.

Теоретическая значимость работы. В диссертации представлено теоретическое и эмпирическое обоснование нового научного направления в психологии – психология сна и сновидения как в ее медицинском, так и общепсихологическом контексте, имеющего свой предмет изучения, структуру и систему понятий, собственные границы и области исследования, методологические средства исследования. Проблема сновидения рассмотрена и проанализирована с позиции интеграции достижений отечественной психологии и различных зарубежных подходов к изучению сновидений.

Практическая значимость работы определяется следующими позициями:

  1. Материалы исследования позволяют выделить характерные признаки сновидений для нормы, невротических и психотических расстройств, что открывает новые диагностические возможности.
  2. Полученные данные могут использоваться в диагностике индивидуально-психологической проблематики субъекта, исследования различных психических инстанций, внутрипсихических и межличностных конфликтов в психокоррекционных и терапевтических целях.
  3. Проведенное исследование позволяет определить основные цели психокоррекции и психотерапии с использованием материала сновидений: нормализация эмоционального состояния субъекта, в частности, снижение интенсивности тревожно-фобических, депрессивных переживаний через анализ и изменение репертуара психологических защитных механизмов; расширение репертуара стратегий совладания с агрессией и иных копинговых стратегий; формирование более адекватной самооценки; гармонизация интерперсональных отношений; разблокирование и развитие творческих способностей и ряд других.
  4. Выявленные в ходе исследования закономерности позволяют сделать психокоррекционные и психотерапевтические усилия более адресными, учитывающими глубоко индивидуальные психологические особенности субъекта и тем самым позволяют достичь высокой эффективности, в частности, при разрешении внутрипсихических конфликтов, снижении напряженности патологических аффектов, гармонизации интерперсональных отношений.

Внедрение результатов:

  1. Разработанные на основе результатов диссертационного исследования курсы и программы включены в учебный план и используются при подготовке психологов по дисциплинам «Теории сновидений в психоанализе», «Техника и методика работы со сновидениями в психоаналитической терапии», «Теория символической интерпретации», а также в курсах повышения квалификации в области прикладного психоанализа в Восточно-Европейском Институте Психоанализа, Государственной классической академии им.Маймонида и ряде других образовательных учреждений (школа дизайна «Артфутуре»).
  2. Разработанные и апробированные методики  включены в практику психологической и психотерапевтической работы со спортсменами в Государственном лечебно-профилактическом учреждении здравоохранения «Врачебно-физкультурный диспансер №1» (Санкт-Петербург), программу тренингов и семинаров в Восточно-Европейском Институте психоанализа.
  3. Материалы диссертационного исследования использовались при проведении экспертиз по заказу Управления по Незаконному Обороту Наркотиков по Санкт-Петербургу

Апробирование диссертации: Материалы работы докладывались и обсуждались на международной научной конференции «Диссоциация. Мост между Восточной и Западной психиатрией» (Санкт-Петербург, 2002г.). На научно-практической конференции «Актуальные проблемы спортивной медицины, лечебной физкультуры и физической терапии», посвященной 70-летию кафедры физического воспитания Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. И.П.Павлова (Санкт-Петербург, 1999). Всероссийской научно-практической конференции «Бехтеревские чтения» (Санкт-Петербург, 2002). 5-й конференции Развивающейся группы аналитической психологии (Санкт-Петербург, 2005). Летней Школе Национальной Федерации Психоанализа (Санкт-Петербург, 2005, 2008). 2-й Всероссийской конференции “Гуманитарные стратегии антитеррора. Психология фанатизма, страха и ненависти» (Санкт-Петербург, 2005). Международной психоаналитической конференции: Зигмунд Фрейд – основатель новой научной парадигмы: психоанализ в теории и практике (к 150-летию со дня рождения Зигмунда Фрейда) (Москва, 2006). Третьем Международном Конгрессе Европейской Конфедерации Психоаналитической Психотерапии (Санкт-Петербург, 2006). 5-й Всероссийской конференции «Актуальные проблемы сомнологии» (Москва, 2006). Школе-конференции в Институте высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН «Сон-окно в мир бодрствования» (Москва, 2007). 7-й ежегодной конференции Ассоциации Трансперсональной психологии «Сознание, искусство, творчество – как трансперсональные категории» (Санкт-Петербург, 2008), VI Всероссийской конференции с международным участием «Актуальные проблемы сомнологии» (Санкт-Петербург, 2008).

Публикации: по теме исследования опубликовано 26 печатных работ, в том числе 2 монографии, 10 статей в рецензируемых изданиях, 14 статей.

Структура и объем диссертации: диссертация состоит из введения, 5 глав, заключения и выводов, списка литературы (384 источника, из них 246 на русском языке и 138 на иностранных языках), изложенных на 439 страницах основного текста, а также включает 121 таблицу, 52 рисунка и приложения.

Содержание работы.

Во Введении обосновывается актуальность работы, определяется объект, предмет, цели и задачи исследования, приводятся основные положения, выносимые на защиту, раскрывается теоретическая новизна и научно-практическая значимость работы.

В первой главе «Теоретические и методологические основы психологии сновидений» изложены теоретические аспекты феномена сновидения, представлен обзор литературы по основным направлениям изучения проблемы сновидения.

Немногочисленность, размытость и крайняя вариативность теоретических моделей и концепций, отсутствие системного видения феномена закономерно сопровождается отсутствием и единого методологического подхода. В этих условиях целесообразно обратиться к наиболее общим принципам, организации психического – принцип детерминизма, единства сознания и деятельности, развития психики в деятельности (Выготский Л.С., 1983; Леонтьев А.Н., 1994; Мясищев В.Н., 1995; Ананьев Б.Г., 1996),  с тем, чтобы выделить те, наиболее общие, методические решения, которые могли бы стать основой методологии психологического исследования сновидений. В отечественной психологии предпосылки, составляющие методологическую основу настоящей работы представлены в работах (Ганзен В.А., 1984; С.Л.Рубинштейн, 1999; Аллахвердов В.М., 2003): поведение участника эксперимента или наблюдения может быть исследовано, поскольку оно подчиняется принципу детерминизма; неразрывная связь между глубинными психическими процессами и структурами и особенностями внешних проявлений субъекта (принцип единства сознания и деятельности) обусловливает вероятностную связь между деятельностью субъекта и исследуемыми психологическими процессами и структурами; всякое экспериментальное исследование направлено, прежде всего, на построение модели исследуемого психического феномена. То есть, полученные в результате эксперимента данные должны быть переведены в другое смысловое пространство – пространство координат описания модели феномена. Основу подхода к пониманию диагностической ценности сновидений составляет трехуровневая модель психического здоровья (Б.С.Братусь, 1988),  включающая личностно-смысловой (уровень личностного здоровья), индивидуально-психологический, психофизиологический уровни психического здоровья.

Формулирование и интерпретация полученных результатов представляется наиболее важной частью работы. В.М. Аллахвердов формулирует ряд требований к изложению результатов исследования (Аллахвердов В.М., 2003), в соответствии с которыми были сформулированы основные результирующие идеи данного исследования: принцип рациональности, отражающий принадлежность психологии к полю естественно-научных дисциплин; принцип простоты, во многом перекликающийся с известной «бритвой Оккама» («не множь числа сущностей сверх необходимого»); принцип идеализации, напоминающий о том, что всякое теоретическое построение есть конструкт, относящийся к идеализированным (то есть, лишенным определенных, не имеющих решающего значения в данном случае, черт) объектам и процессам; принцип гносеологической редукции, говорящий о том, что всякое объяснение есть не что иное, как сведение неизвестного к уже известному, то есть, всякое познание неизбежно содержит элемент редукции к прошлому опыту; принцип независимой проверяемости, подразумевает, что данные конкретного исследования могут считаться надежными лишь в случае, если они находят подтверждение из других источников (в данном исследовании объективность и достоверность полученных данных достигается как поверкой разработанной теоретической модели экспериментальными исследованиями, так и сравнением данных, полученных на разных независимых выборках в разное время, а также с данными других авторов).

Настоящая работа проводилась с опорой на все вышеизложенные принципы.

Место сновидений в психике. Чаще всего сновидения, как в отечественных источниках, так и в зарубежных, связываются с деятельностью бессознательного (Петровский А.В., 1995). В клиническом плане, наиболее распространена концепция сновидения как способа саморепрезентации бессознательных процессов, которую разделяет целый ряд психологических школ. В психоанализе она представлена работами З.Фрейда (З.Фрейд, 1986), Томэ Х., Кэхеле Х. (Томэ Х., Кэхеле Х., 1996), в рамках Эго-психологического направления работами Крона и Маймана (Krohn A., Mayman M., 1974). В рамках юнгианского направления так же имеет место идея саморепрезентации ряда аспектов бессознательного в виде образов сновидений (Hall J.A., 1991).

Проведенный анализ литературы показал, что целый ряд исследователей обращают внимание на отражающую психическую функцию сновидения (Касаткин В.Н., 1972). В тоже время, ряд психологических школ настаивает на доминировании регулирующей его функции (З.Фрейд, 2006; Юнг К.Г., 1995; Адлер Г., 1996; Hill C.E., 1996).

Методы исследования сновидений. В 1966 г. Холлом К. и Р. Ван де Кастлом была разработана методика контент-анализа содержания сновидений, получившая широкое распространение на западе, которая классифицировала их элементы по 8 категориям. Используемая Вейном А.М. и Корабельниковой Е.А. (Корабельникова Е.А., 1997) экспертная методика анализа сновидений основана на анализе магнитофонной записи содержания сновидений по 6-ти направлениям, таким как общая характеристика сновидческой активности, оценка степени осознанности сновидцем отчета о сновидении и ряд других. Иной подход к анализу содержания сновидений лежит в основе другой разновидности метода контент-анализа сновидений (Авакумов С.В., Бурковский Г.В., 2002). В данном случае основу классификации объектов сновидений составляет представление об образной «удаленности» (то есть, отличии) объекта сновидения от фигуры самого сновидца, для чего используется шкала образной удаленности Z.Piontrowsky (1952). 

В анализе текстов сновидений используются и психолингвистические методы, в частности (Вендрова М.И., 1988) анализируются количественные соотношения в речи пациентов, описывающих свои сновидения.

Таким образом, на сегодняшний день экспериментальное исследование сновидений осуществляется на основе метода контент-анализа, разного рода опросников и анкет и психолингвистических методов. В качестве способов съема отчетов о сновидениях выступают: самоотчет, диктофонная запись, запись со слов. Помимо формальных методов анализа текстов сновидений используется и метод экспертных оценок.

Большее развитие получили клинические методы анализа сновидений, к которым, прежде всего, нужно отнести психоаналитический. В основе психоаналитического метода (З.Фрейд, 1986) лежит техника свободных ассоциаций, подразумевающая проговаривание всего, что приходит в голову, исключив при этом любую цензуру. С методической точки зрения техника свободной ассоциации ближе всего располагается к интроспективным методам в психологии.

Обобщая приводимые в диссертации данные, можно сделать следующее заключение. Методология исследования сновидений носит весьма разноплановых характер и включает как объективные, так и субъективные методы исследования. Каких-либо попыток создания единой методологической базы для таких исследований не найдено. Все виды исследований могут быть классифицированы на: анализ содержания сновидений (контент-анализ), анализ физиологических и поведенческих особенностей субъекта в состоянии сна со сновидениями, формальный лингвистический анализ текстов сновидений, экспертная оценка содержательных аспектов сновидений, анкетирование и опрос.

Сновидения в норме и патологии. Еще с античных времен известно, что сновидения могут нести информацию о заболеваниях человека (Артемидор, 1999). Детальный анализ  проявления патологических процессов во сне (часто задолго до манифестации симптома) приводит В.Н.Касаткин (Касаткин В.Н., 1972). Блейхер В.М. и Боков С.Н. (1990) предлагают рассматривать сновидения как один из источников для исследования внутренней картины болезни при неврозах, отмечая изменение частоты, появление неприятной эмоциональной окраски, цвета в таких сновидениях. Исследования О.В.Красноперова (1993) показали, что сновидения здоровых испытуемых отличаются от таковых у больных неврозами преобладанием эмоций удовольствия, вербальными феноменами, временной ориентацией на настоящее. Е.А.Корабельникова (1997) отмечает связь характера сновидения со стадией заболевания. При психогенной депрессии отмечается бедность, краткость и негативный эмоциональный фон сновидений (Kramer M., Whitman R., Baldridge W., Lansky L., 1966), ориентация в прошлое, аутоагрессивные тенденции (Beck A., Ward C., 1961; Kupfer D., Spiker D., Coble P., 1980) которые усугубляются по мере утяжеления состояния больного. Лыков В.И., Архангельский А.Е. (2002) выделяют 10 типичных сюжетов сновидений, характерных для лиц, страдающих тревожно-депрессивной симптоматикой.

Психологические модели сновидений. Собственно психологические модели представлены работами западных, в основном, психоаналитически ориентированных авторов, таких как З.Фрейд (сновидения вызваны запретными, вытесненными в бессознательное мыслями, желаниями и фантазиями), А.Адлер (сновидения как продолжение жизненного стиля субъекта) и К.Г.Юнг (сновидения как компенсаторное образование) и их последователями, М.Ульманом (сновидения-атавизмы, которые поддерживают необходимый уровень бдительности у животных), А.Менегетти (сновидения – отражение психофизиологического состояния субъекта) и рядом других. Отчасти как психологическую можно рассматривать концепцию сновидения как продолжения поисковой активности, предложенную В.С.Ротенбергом (сновидение выполняют две функции: первая – восстановление способности к поисковой активности через замену реальной, фрустрировавшей такую активность ситуации на искусственную; вторая – устранение вытеснения как неконструктивного и временного способа защиты от неприятных переживаний). В психологических моделях сновидений важно обратить внимание на их «ангажированность» той психологической школой, в недрах которой она родилась. Кроме этого, большинство таких моделей имеют прямое отношение к психотерапевтическим практикам, что также накладывает соответствующий отпечаток на их характер.

В данной главе также рассматриваются культурологические и фольклорные аспекты феномена сновидения и роль сновидений в творчестве. В диссертации представлены и физиологические модели сновидения.

Во второй главе «Теоретическая модель сновидения в норме и патологии» представлена теоретическая разработка психологической модели феномена сновидения, опирающаяся на общепсихологические подходы и принципы, описанные выше. При этом, сновидение рассматривается как процесс имеющий отношение к восстановлению психофизиологического гомеостаза субъекта во сне. С понятием гомеостаза тесно связано понятие энтропии как мера неупорядоченности, хаотичности в любой системе. Косвенно, уровень энтропии в состоянии сна со сновидениями может быть оценен с помощью информационной меры Шэннона (информационной энтропии), примененной к текстам сновидений. Таким образом, системное описание сновидения в норме и при патологии строилось на основе теоретических моделей трех уровней: энтропийной, информационной, психологической, детально описанных в диссертации. Ниже приводятся основные элементы психологической модели сновидения в норме и патологии.

Психологическая модель сновидения. Сновидение связано с освобождением от накопленного в бодрствовании психического напряжения через репереживание вызвавших сдвиг гомеостаза ситуаций в иной, отличной от реальности, форме и обстоятельствах. Восстановление гомеостаза сопровождается двумя фундаментальными (в смысле независимости от нормального или патологического состояния субъекта) особенностями сновидческой активности: изменением характера восприятия и обращением от восприятия внешнего мира к внутренним раздражителям.  Потребностная сфера сновидений определяется необходимостью притока ощущений и переживаний в состоянии сенсорной депривации во сне, а также потребностью в контроле психических и соматических процессов через их опредмечивание во внешние образы и обстоятельства, которая тесно связана с потребностью в безопасности. Полученное, таким образом, пространство сновидения предоставляет возможность для реализации и других потребностей субъекта, характер которых зависит от состояния здоровья субъекта в частности. Ощущения и восприятие во сне. В состоянии сна имеет место почти полное переключение сенсорных систем человека с внешних раздражителей на внутренние. Характер восприятия во сне радикально меняется: в бодрствовании воспринимаются сильные и субъективно важные для бодрственной деятельности раздражители, во сне слабые и актуальные с точки зрения восстановления гомеостаза (а не решения проблем, как в бодрствовании). Соответственно, характерный для невротических расстройств акцент на собственных ощущениях в сновидениях может приводить к большей представленности этой компоненты. При психозах может наблюдаться существенное искажение перцептивной способности субъекта, что должно отражаться и в характерном искажении восприятия и в сновидениях. Эмоции в сновидении. Сложный и малопонятный характер сновидений во многом связан с их эмоциональным фоном, который часто не соответствует привычным бодрственным эмоциональным реакциям. Эта особенность объясняется во-первых, тем, что в состоянии сна субъект сталкивается не с одним видом целенаправленной деятельности, а с целым спектром таких видов, что обусловлено характерным для состояния сна одновременным обращением к различным слоям онтогенетического опыта. Такое смешение различных видов деятельности порождает и соответствующее смещение и перемешивание различных эмоций. Кроме этого, во сне исчезает соотнесенность с собственным или чужим опытом и сновидение может наполняться событиями и эмоциями, воспринимаемыми как собственное переживание, однако относящимися к опыту других людей. В результате, эмоциональный фон сновидений характеризуется двумя особенностями – гиперболизированностью и эмоциональной неадекватностью к ситуации. Кроме этого, в сновидениях наблюдается преобладание негативно окрашенных эмоций. Эта особенность вполне объясняется задачей восстановления психического гомеостаза, которая, в частности, может решаться переживанием ситуаций, вызвавших смещение гомеостаза днем, в другом контексте, при этом, эмоциональная окраска такого переживания будет негативной. При неврозах должно наблюдаться усиление негативного эмоционального фона с связи с более существенными отклонениями от гомеостатического психофизиологического состояния, чем в норме. Психотический уровень расстройства часто связан со снижением представленности эмоций и в сновидениях в частности. Память во сне. При отсутствии сильных психологических или соматических доминант, например, отсутствии психологической симптоматики, обращение к элементам памяти при формировании сюжета сновидения может приобрести определенную упорядоченность во времени. Фактором, формирующим последовательность обращения к элементам памяти в сюжете сновидения, может стать порядок их появления в структуре памяти во время бодрствования. Таким образом, можно ожидать, что сам по себе порядок появления тех или иных воспоминаний во сне будет неслучайным, а его нарушение может иметь диагностический смысл. Напряженный внутренний конфликт, характерный для невротического страдания, диктует необходимость поиска выхода из создавшегося крайне некомфортного состояния. Такие поиски неизбежно связаны с обращением к прошлому собственном опыту. Ситуация, вызвавшая сдвиг психического гомеостаза и увеличение энтропии (психотравмирующая ситуация прошлого) во сне должна быть воспроизведена в любом другом контексте с тем, что бы вернуть оптимальное гомеостатическое состояние с минимальной энтропией. Тогда, в отличие от сновидений лиц, не имеющих серьезных невротических проблем, здесь будет иметь место попытка вернуться в ситуацию, предшествующую травматическому переживанию или к самому травматическому опыту. При этом, непосредственное воспроизведение травматического опыта является само по себе психотравмирующим событием и такая ситуация будет воспроизведена в символической или иным образом измененной форме (за исключением случаев навязчивого невроза, включающего кошмарный возврат к травмирующей ситуации во сне). Тогда (как и в последнем случае) при переключении сенсорных каналов восприятия с внешней реальности к внутрипсихическим раздражителям, будет наблюдаться переход к этому активному очагу возбуждения, а затем постепенный возврат к более поздним событиям, также возможно, связанным с психотравмирующим своим содержанием, которые также вызывали сдвиг гомеостаза. Таким образом, можно ожидать «биографического» сюжета сновидения в этих обстоятельствах с прямым временным порядком обращения к воспоминаниям (проградиентная ретроспекция вместо ретраградиентной ретроспекции в норме). В тоже время, возможен и переход к отказу от временной упорядоченности при обращении к элементам памяти и переходу к иному принципу ассоциирования фрагментов воспоминаний, например, по участию в них того или иного лица, контрастности, функциональной схожести и т.д. В этом случае будет иметь место хаотическое, с точки зрения временной упорядоченности, обращение к элементам памяти, характерное для психотически дезорганизованной психики. Мышление во сне. Сновидческое мышление в отличие от бодрственного, не преследует цели обобщения и выделения сущности предмета, а представляет собой скорее совокупность ассоциативных процессов. В сновидении преобладают наглядно-действенное (сенсомоторное) или практическое, детское мышление (до 3-х лет) и наглядно-образное (часто связанное с переводом речевых оборотов в их образные эквиваленты), характерное для детей 3-7 лет, которое характеризуется переходом от манипулирования непосредственно объектом исследования к манипулированию его представлением. Оба вида наглядного мышления имеют то общее свойство, что они в высшей степени ситуационны, то есть, ассоциативно связаны с текущей ситуацией. В сновидении именно ассоциативная связь лежит в основе развития сюжетной линии. Глубина сна при неврозе часто такова, что в нем возможно появление элементов и абстрактно-логического мышления, в тоже время при психозе скорее следует ожидать резкого снижения представленности всех видов когнитивной активности в силу глубокой дезорганизации высших психических функций.

В таблице 1 представлены основные элементы модели сновидения в норме и при патологии невротического и психотического уровней.

Таблица 1

Модель сновидения в норме и при патологии

 

Норма

Невроз

Психоз

Потребности, общие особенности

Информационная (во впечатлениях, реакция на сенсорную депривацию), контроля состояния

Потребности специфические

Не реализованные днем

Невротические (неудача, страдание)

Примитивные (сексуальные, пищевые), вычурные

Восприятие, общие особенности

Переключение от внешних к внутренним источникам, высокая селективность, гиперболизированность

Восприятие

Потребностная селективность

Больше ощущений

Искажения перцепции

Эмоции, общие особенности

Преобладание негативных, эмоциональная неадекватность к ситуации, отсутствие интереса

Эмоции

Чаще позитивные

Больше эмоций, чаще негативные, реже позитивные

Меньше эмоций, чаще негативные

Память

Ретроспекция

Проспекция

Неупорядоченность

Мышление

Ассоциативное, наглядно-образное

Элементы бодрственного мышления

Резкое снижение когнитивных реакций

Функции сновидения

Восстановления гомеостаза

Попытка избавления от невротического конфликта

Защитная

Разработанные в теоретической части аспекты модели сновидения в норме и при нервно-психической патологии были исследованы и валидизированы в эмпирической части работы.

В третьей главе «Методы и материал исследований» описаны принципы, методы и материал исследования. Основой психодиагностических и клинико-психологических исследований послужили общепсихологические принципы. Методологической основой являлись: принцип детерминизма, системный подход, принцип развития сознания в деятельности, принцип построения модели психики субъекта (Выготский Л.С., 1983; Петровский  А.В., 1986; Леонтьев А.Н., 1994; Мясищев В.Н., 1995; Ананьев Б.Г., 1996). Комплексный подход к решению задач исследования подразумевает использование как стандартизованных методов исследования (анкетирование, контент-анализ, тест видов агрессивности Басса-Дарки, личностная шкала проявлений тревоги Д.Тейлор, ассоциативный эксперимент К.Г.Юнга, сокращенный вариант теста MMPI, опросник психологических типов Кейрси), так и специализированных, разработанных для решения поставленных задач методик. В частности, были разработаны: анкета для снятия сновидений с учетом клинических особенностей субъекта (Разработана совместно с Г.В.Бурковским, ВНИИПНИ им.В.М.Бехтерева (Авакумов С.В., Бурковский Г.В., 2002), анкета снятия сновидений с учетом индивидуально-психологических особенностей субъекта, анкета снятия сновидений с учетом уровня ситуативной тревожности, анкета поиска фрагментов бодрственных впечатлений в сновидениях, анкета информационных свойств сновидений, анкета анализа восприятия постановочных сновидений, анкета для исследования проявления агрессивности субъекта в сновидениях.

Содержание сновидений формализовывалось с помощью процедуры контент-анализа, концепция которого построена на выделении четырех компонентов в сновидении: объектов сновидения (12 категорий), интеракций между ними (12 категорий), когнитивных и эмоциональных реакций (4 категории), общих характеристик сновидения (таких как его эмоциональный фон, численность мужских и женских персонажей и т.д). В данной работе использовался вариант метода контент-анализа описанный в (Авакумов С.В., Бурковский Г.В., 2002). В его основе лежит модифицированный и дополненный подход к формализации содержания сновидений, предложенный Hall C.S., Van de Castle R.L. (1966), а также частично экспертная методика анализа сновидений Е.А.Корабельниковой (1997) (в части оценки структуры и содержания сновидения). Основу классификации объектов сновидений составляет представление об образной «удаленности» (то есть, отличии) объекта сновидения от фигуры самого сновидца, для чего используется шкала образной удаленности Z.Piotrowsky (1952). В основе классификации эмоциональных состояний лежит структура базовых эмоций по К.Изард (К.Изард, 2007). Учитывая специфику психических процессов во сне, отсутствие ряда форм мышления, особенности речи и ее функции, в рамках данной работы в тексте сновидения выделялись характерные слова-ключи, сопутствующие проявлениям трех компонент когнитивной активности: памяти, мышления и сознания: «узнаю», «понимаю», «вспоминаю». Для оценки содержания сновидения в целом («Уровень реализма сновидения»), использовалась шкала оценки уровня репрезентации объекта в сновидениях A.Krohn, M.Mayman  (1974). Шкала состоит из пяти отсчетов, каждый их которых проиллюстрирован характерным сновидением и описанием.

Статистическая обработка результатов проводилась с использованием параметрических (t-критерий Стьюдента различий в средних значениях, корреляционный анализ) и непараметрических статистик (критерий χ, корреляции Спирмена, различие средних значений по критерию Манна-Уитни), методы кластерного и факторного анализа, регрессионные уравнения. Решения о значимости различий принимались на 5 % и 1% уровнях (p0,05, p0,01). Статистическая обработка результатов исследования проводилась с использованием компьютерной программы Statistica 8.0. Нормальность распределения  в выборке взрослых испытуемых определялась с помощью λ-критерия Колмогорова-Смирнова.

В четвертой и пятой главах представлено системное описание сновидения в норме и при различных видах патологических состояний. Анализ содержания сновидений в норме и патологии с помощью методов контент-анализа показал следующее (в таблице 2 приведены основные результаты контент-анализа сновидений).

Таблица 2

Результаты контент-анализа сновидений

 

Норма

Невроз

Психоз

Численность объектов

8,57±0,77

8,37±1,01

8,31±1,50

Предпочти-тельные объекты

Часто: родственник

Редко: мать, механизм

Часто: город

Редко: знакомые

Часто: родители, знакомые, животные, фантазийные

Редко: родственник, город

Предпочти-тельные интеракции

Часто: конструктивность

Редко: деструктивность

Часто: дистанцирование, деструктивность

Редко: конструктивность

Часто: деструктивность

Редко: сближение, конструктивность

Сюжет

Редко: поражение, иное время

Часто: кошмар, поражение

Часто: искажение схемы тела, поражение, иное время

Эмоции, когнитивность

Часто: любые, смешанные, когнитивность

Редко: негативные

Часто: негативные, когнитивность

Редко: смешанные

Часто: смешанные

Редко: любые, когнитивность

Типичное сновидение

Родственник, знакомый, уход другого, конструктивность, когнитивность

Город, мать, поражение, иное время

Искажение схемы тела, сексуальность, поражение, родители, фантазийный

Сновидения женщин наполнены бльшим числом объектов, чем у мужчин. Возможно, это объясняется большей расположенностью женщин к социальным контактам и подтверждается данными из других источников (Вейн А.М., Корабельникова Е.А., 2003). Также было выявлено достоверное различие в численности мужских и женских персонажей в сновидениях мужчин и женщин (мужские персонажи у мужчин – 1,75; у женщин – 0,83, различие t=6,55 p<0,001; женские персонажи у мужчин – 0,55; у женщин – 1,45, различие t=-9,19 при p<0,001). Проведенный анализ показал, что социальный и семейный контекст существенным образом влияет на появление тех или иных объектов сновидений. Основной тенденцией здесь выступает прямое или символическое отражение социальной или семейной ситуации субъекта. Общие характеристики мужских и женских сновидений демонстрируют существенные различия, которые заключаются в том, что для мужчин оказались важными успешность или поражение в сюжете, у женщин этого не наблюдается.

В ходе работы был выявлен и целый ряд закономерностей связывающих общие особенности сновидений и различные социальные, семейные, клинические особенности субъекта.

Наиболее ярким дифференциальным признаком «норма-патология» являются эмоции и интенсивность когнитивных реакций во сне. На рисунке 1 приведены данные по распределению эмоциональных и когнитивных реакций в норме и при патологии.

Рис. 1 Характер распределения эмоциональных и когнитивных реакций в сновидениях в норме и при патологии.

При психозах в сновидениях наблюдается общее снижение представленности эмоций любого плана, а также резкое снижение частоты когнитивных реакций. Комплексным дифференцирующим признаком групп расстройств «неврозы-психозы» выступает общее снижение эмоциональности сновидений и увеличение представленности в них смешанных эмоций. Дифференцирующим признаком «норма-психоз» выступает резкое снижение представленности когнитивных реакций во сне.

Особый интерес вызывает сравнительный анализ представленности эмоций  (по К.Изард) во сне и в бодрствовании. На рисунке 2 приведены данные по распределению основных эмоциональных состояний в сновидениях в норме и при неврозе, а также в норме при бодрствовании.

Рис. 2 Представленность эмоций в сновидениях и бодрствовании

Центральной особенностью эмоциональных реакций во сне является преобладание эмоций негативного спектра (70% сновидений) и уменьшение положительных эмоциональных реакций (14%) при общей тенденции к увеличенной представленности эмоций в сновидениях (за исключением обсессивно-фобической симптоматики). При этом, невротические сновидения чаще содержат эмоции гнева и страха. Сравнительный анализ эмоционального спектра в бодрствовании и состоянии сна показал, что во сне имеет место существенное усиление эмоций страха и снижение интереса, что в полной мере соответствует основной гипотезе исследования.

Типологические и индивидуально-психологические особенности сновидений. В ходе исследования проявления в сновидениях типологических и индивидуально-психологических особенностей были получены следующие основные результаты (таблица 2).

Таблица 2

Типологические особенности сновидений

 

Объекты

Интеракции

Общие

Экстраверсия

Родственник+

 

Успех±

Интроверсия

Отец, животные, предмет -

Конструктивность +

Успех -

Ощущения

Фантазийный,

части тела -

 

 

Интуиция

 

Приближается объект -

 

Логика

 

 

Поражение +

Эмоции

Мать, отец, животные, пища -

Дистанцирование, конструктивность, деструктивность -

Кошмар +

Рассудительность

Незнакомец +

Конструктивен

субъект +

 

Импульсивность

Отец+, Знакомый, природа -

Приближается объект -

Поражение -

В таблице приведены данные корреляционного анализа Спирмена с достовероностью не хуже 0,05. Наклонным шрифтом отмечены униполярные закономерности. Знаки «+» и «-» обозначают усиление или снижение выраженности признака вместе с выраженностью психотипа.

Как видно из таблицы, различные психотипы проявляют различные признаки в сновидениях. Особого внимания заслуживает эмоциональный тип. Выраженные эмоциональные черты могут рассматриваться как своеобразный фильтр, задающий весьма специфические предпочтения в привлечении тех или иных образов сновидений и интеракций между ними.

Индивидуально-психологические особенности сновидений.

В таблице 3 приведены основные результаты анализа взаимосвязей выраженных индивидуально-психологических особенностей и содержания сновидений.

Таблица 3

Индивидуально-психологические особенности сновидений

Объекты

Интеракции

Общие

М

Ж

М

Ж

М

Ж

Пессими-стичность

Конструк-тивен субъект+

Эмоцио-нальная лабильность

Знако-мый+

Меха-низм+

Удаляется субъект+

Число женских персо-нажей-

Ригидность

Мать+

Живот-ные+

Части тела+

Деструк-тивен субъект+

Тревожность

Меха-низм+

Прибли-жается объект+

Деструкти-вен субъект-Вместе-

Деструкти-вен субъект+

Кошмар+

Пора-жение+

Индивидуа-листичность

Незна-комец-

Дом+

Мать+

Отец+

На расстоянии+

Вместе-

Деструкти-вен субъект+

Вместе-

Кошмар+

Пора-жение+

В таблице приведены данные корреляционного анализа Спирмена с достоверностью не хуже 0,05. Выраженные черты сверхконтроля, импульсивности, оптимизма достоверных связей с параметрами сновидений не проявили. Знаки «+» и «-» обозначают усиление или снижение выраженности признака вместе с выраженностью психологической особенности.

Дополнительно проведенный факторный анализ для выраженных черт тревожности показал, что в содержании таких сновидений можно выделить три группы амбивалентных пар объектов, которые могут символизировать бессознательные конфликты, приводящие к повышенной тревожности: мать и незнакомец («свой-чужой»); животные и город («хочу-должен»); приближение субъекта и приближение объекта («я активен – я пассивен»), результатом этих трех типов конфликтов является деструктивная активность самого субъекта. Таким образом, фактор, включающий три дихотомии может отражать бессознательную основу высокой тревоги субъекта.

Влияние особенностей проявления агрессивности субъекта на сновидения. В таблице 4 приведены основные результаты исследования влияния агрессивных черт на содержание сновидений субъекта.

Таблица 4

Влияние агрессивности на содержание сновидений

 

Агрес-сивность

Вражде-бность

Общая агрес-сивность

Уровень агр. моти-вации

Потен-циал агрессии

Подав-ление личности

Число персонажей

-0,30

-0,29

-0,27

 

 

 

Мужские персонажи

 

 

 

 

 

0,28

Женские персонажи

-0,33

-0,36

-0,29

 

0,28

 

Реализм сюжета

-0,29

 

-0,29

 

 

 

Приближение субъекта

0,40

 

0,34

0,40

 

 

Удаление субъекта

 

 

 

 

0,30

 

Конструктивность субъекта

 

 

 

 

0,36

 

Деструктивность объекта

 

 

 

 

0,31

 

В таблице приведены корреляции Спирмена с достоверностью не хуже 0,05.

Чем менее субъект склонен выражать агрессию по отношению к другим людям, тем чаще в его сновидениях появляются угрожающие ему объекты и наоборот, чем более субъект склонен к открытому проявлению агрессии, тем реже в его сновидениях проявляются деструктивные объекты. Выявленная особенность позволяет говорить о том, что в сновидении проявляются сдержанные в бодрствовании агрессивные импульсы, находящие свое выражение с помощью соответствующих представлений субъекта. В сновидении отражается потребность в объективации собственной сдержанной агрессии таким образом, что бы она стала оправданной в собственных глазах субъекта (агрессивен не он, а другие). Связь реализма сновидения и уровня агрессивности может говорить о влиянии агрессивности на сам характер сновидческой активности, то есть, способность к более реалистическому отражению реальности может рассматриваться как объект собственной агрессии.

Помимо приведенных выше, в диссертационном исследовании приведены результаты влияния ситуативной тревожности на содержание сновидений.

Исследование специфики отражения реальности в сновидениях.

Целью данной части работы являлось исследование особенностей появления фрагментов бодрственных впечатлений в сновидении.

Порядок следования фрагментов, связанных с дневными событиями вычислялся как индекс порядка S. Индекс вычислялся по формуле: S=nb/nt, где nt - общее количество фрагментов в сновидении, связанных с дневными впечатлениями, nb - количество фрагментов в последовательности, обратной дневным событиям. Индекс порядка S может изменяться от 0, соответствующего строгому прямому порядку следования фрагментов до 1, соответствующего строгому обратному порядку. Гипотеза неслучайности считалась подтвержденной в случае достоверного превышения средней величиной индекса порядка среднего значения случайно распределенной величины в этом же диапазоне (от 0 до 1).

В таблице 5 приведены сравнительные данные анализа порядка обращения к воспоминаниям во сне для нормы и при неврозе с помощью t-критерия Стъюдента.

Таблица 5

Сравнительный анализ последовательности обращения к фрагментам дневных впечатлений в сновидениях

 

«невроз»

N=118

«норма»

N=98

t-критерий

p

Всего фрагментов

3,29

3,75

-

-

Фрагментов в обратной последовательности

2,28

3,00

-2,80

0,005

Индекс порядка S

0,661

0,858

-3,96

0,00001

Как можно видеть из таблицы, наличие невротической симптоматики связано с отказом от обратного порядка обращения к воспоминаниям, ассоциированным с дневными впечатлениями, при этом, такое изменение достигается за счет численности фрагментов в обратной последовательности, а не за счет общего снижения числа фрагментов. Дополнительный анализ показал, что такое изменение происходит за счет появления большего числа сновидений с прямым порядком следования фрагментов дневного опыта (r=0,281 при p=0,0002). Таким образом, можно думать, что наличие невротической патологии вынуждает субъекта по иному обращаться к своему дневному опыту, а именно, возвращаться к нему в том порядке, в котором он формировался, в то время как в норме этот порядок меняется на обратный.

Мужчины и женщины с невротической симптоматикой не демонстрируют достоверных различий ни в численности фрагментов дневных впечатлений, ни в их количестве в обратной последовательности.

Дополнительно в этом разделе исследовался характер способов включения фрагментов бодрственных впечатлений в сновидение. После процедуры классификации таких способов на основе анализа данных по 271 сновидению, было выделено 3 типа таких способов: по принципу контрастной замены (76% от всех), модальной замены (19%), простой замены одного элемента на другой (5%). Раздражители, действующие в состоянии сна, впечатления дня накануне, часто (60% сновидений) включаются в сюжет сновидения гиперболизированным образом (например, накануне сновидения сновидка ругалась со своей подругой – в сновидении ее подруга избивает сновидку; накануне был приобретен маленький щенок – в сновидении он превращается в щенка огромных размеров), что можно рассматривать как подтверждение гипотезы о радикальном изменении характера восприятия во сне в соответствии с отрицательной частью логарифмической кривой закона Вебера-Фехнера.

Исследование информационных свойств отчетов о сновидениях проводилось по следующим направлениям: сравнительный анализ информационной энтропии текстов сновидений и текстов другой природы, сравнительный анализ отчетов о просмотре искусственных сновидений (фрагментов кинофильмов), исследование влияния биосоциальных и индивидуально-психологических особенностей на энтропию текстов сновидений. Для вычисления информационной емкости текстов использовалась специальная программа в виде надстройки к Microsoft Word 2003, которая подсчитывала одномерную (и двумерную) энтропию Шэннона для текстов по формуле: , где pi – вероятность появления буквы (двубуквенного сочетания в двумерном случае) алфавита; k – число букв (двубуквенных сочетаний в двумерном случае) алфавита (Oakes M.P., 1998). В качестве элементов (pi) выступают вероятности появления каждой из 32 букв русского алфавита («е» и «ё» считались за одну букву, пробелы не учитывались) в исследуемом тексте.

Основные результаты приведены в таблицах 6 и 7.

Таблица 6

Информационные особенности сновидений в норме и при патологии.

 

Норма (n=165)

Невроз(n=94)

Психоз(n=42)

Одномерная энтропия

4,40±0,005

4,43±0,01*

4,39±0,02**

Двумерная энтропия

7,03±0,04

7,09±0,04

6,94±0,08**

Число букв

544±39

588±49*

499±72**

* - превышение «невроз>норма»,

** - превышение «невроз>психоз», различия достоверны на уровне <0,05

Таблица 7

Одномерная энтропия текстов сновидений и текстов иной природы

 

Сновидение/текст

Комментарии к сновидениям

4,40/4,37*

Сказки

4,40/4,42

Мифы

4,40/4,41

Юр. тексты

4,40/4,35*

Фрагмент к/ф «сон»

4,40/4,41

Фрагмент к/ф «реальность»

4,40/4,39

«Сон»/ «Реальность»

4,41/4,39*

* - различия достоверны по критерию Стъюдента на уровне <0,05

Из таблицы 6 видно, что наибольшей энтропией обладают тексты невротических сновидений. Энтропия текстов сновидений не отличается от таковой у сказочных и мифологических текстов (табл.7), однако тексты определенного, специфического содержания – юридические, имеют достоверно меньшие значения энтропии. С точки зрения теории информации это может означать, что юридические тексты передают существенно более определенную, специфическую информацию, однако не слишком большого объема, а мифологические и сказочные тексты передают существенно менее определенную информацию, в тоже время ее объем значительно выше. Таким образом, можно сказать, что тексты сновидений представляют собой высокоинформационно насыщенные сообщения, однако же, и с высокой неопределенностью передаваемой информации.

Сравнительный анализ информационных особенностей отчетов о просмотре фрагментов кинофильмов (один содержит сновидение, второй представляет собой  реальную ситуацию) показал, что «искусственное сновидение» описывается более высокоэнтропийным языком, чем ситуация, близкая к реальности. Таким образом, можно сделать вывод о том, что показатель энтропии объективно связан с характером описываемой ситуации.

Попытки выявить зависимость энтропии сновидений от пола, возраста, образования и ряда других параметров показали, что можно лишь отметить тенденцию к увеличению  энтропии отчетов о сновидениях с возрастом, что может быть интерпретировано как увеличивающаяся способность к более полному описанию своих переживаний.

Информационные особенности сновидений лиц с нервно-психической патологией.

В таблице 8 приведены сравнительные данные по информационным характеристикам текстов сновидений лиц, страдающих различными видами нервно-психической патологии.

Таблица 8.

Информационные особенности сновидений лиц с нервно-психической патологией

 

Неврастения

Диссоциация

Неврастения

Фобия

Диссоциация

Фобия

Шизофрения

Р-ва настроения

Одномерная энтропия

4,43/4,41

4,43/4,45

4,41/4,45

4,37/4,41*

Одномерная длина

611/541

611/526

541/526

435/350

Двумерная энтропия

7,05/7,05

7,05/7,04

7,05/7,04

6,82/6,87

Двумерная длина

481/424

481/410

424/410

342/271

* в таблице отмечено достоверное различие по критерию Стъюдента на уровне не хуже 0,05.

Из приводимых данных следует, что информационные характеристики текстов сновидений существенно зависят от наличия или отсутствия нервно-психического расстройства. При этом, наибольшие значения эти параметры достигают в невротических сновидениях, что позволяет рассматривать их как наиболее выразительное отражение внутрипсихического конфликта, лежащего в основе невротического расстройства. Сновидения шизофренических больных по своим информационным характеристикам не отличаются от нормы, что объясняется, возможно, отсутствием проявления в них внутрипсихического конфликта и сновидения таких больных должны рассматриваться не как попытка совладания с напряженными бессознательными конфликтами, а как результат их разрушительного воздействия на психику. Сновидения при расстройствах настроения по своему информационному потенциалу близки к невротическим и, следовательно, могут нести информацию о конфликте бессознательных мотивов, сопровождающей расстройства такого рода.

Таким образом, сновидения лиц, страдающих неврозами и расстройствами настроения, могут быть использованы в качестве материала для последующей психологической и психотерапевтической работы, в то время как шизофренические сновидения таким потенциалом не обладают.

Сравнительный анализ результатов ассоциативного эксперимента К.Г.Юнга на наборах нейтральных слов и слов взятых из текстов сновидений для нормы и пограничной нервно-психической патологии показал (таблица 9).

Таблица 9

Результаты сравнительного анализа данных ассоциативного эксперимента К.Г.Юнга

Сновидения

Нейтральные

Норма

(n=20)

Невроз

(n=20)

t-крит.

Норма

(n=20)

Невроз

(n=20)

t-крит.

Время реакции

3,76

5,88

-3,96

3,25

4,72

-3,07

Кол-во невербальн. реакций

47,10

45,51

-

52,47

47.55

-

Коэф. вербальной регрессии

20,36

31,34

-2,45

20,46

23,04

-

Повтор ассоциатов

25,00

29,10

-

29,45

36,70

-

В таблице приведены значения критерия Стъюдента с достоверностью не хуже 0,05

Слова-стимулы из сновидений имеют определенную специфику по сравнению с нейтральным для субъекта словами, которая выражается в увеличенном времени реакции на них. Эта тенденция имеет место и в норме и при неврозе. Время латентной реакции на слова-стимулы как на нейтральные, так и взятые из текстов сновидений в группе лиц с пограничной нервно-психической патологией увеличено, таким образом, увеличение времени реакции на слова из сновидений нельзя рассматривать как специфический признак таких слов. Такое увеличение может объясняться определенным уровнем астенизации либо повышенным фоном негативных эмоций, приводящих к когнитивных затруднениям. Специфическим признаком слов из сновидений для лиц экспериментальной группы является коэффициент вербальной регрессии, а именно, его увеличение. В данном случае такое увеличение может интерпретироваться как результат большей близости материала сновидений невротических больных к неосознаваемым аспектам психики, что делает такие сновидения наиболее информационно ценными для использования в психотерапии.

Полученные в ходе теоретического исследования предположения были подтверждены эмпирическими исследованиями. В ряде случаев были получены новые данные, расширяющие имеющиеся представления о природе феномена сновидения. В ходе работы, был подтвержден высокий информационный потенциал сновидений для целей медицинской психотерапевтической и диагностической практики, а также дальнейших исследований как направлении общей, так и медицинской психологии. Однако, полученные результаты могут быть использованы и в других отраслях, в частности, прикладной психологии, исследовании художественного творчества, рекламы и иных творческих продуктов деятельности человека.

Практические рекомендации.

В практическом плане использование материала сновидений может быть рекомендовано во всех терапевтических модальностях: когнитивной (психоанализ, аналитическая психология, индивидуальная психология, когнитивная психотерапия); имагинальной (арт-терапия, рисунок, метод активного воображения и т.д.); психодраматической (психодрама Морено, расстановки по Хеллингеру и родственные им техники), а также в различных интегративных направлениях. При этом, можно выделить три основных аспекта сновидения, которые могут выполнять роль терапевтического агента: сновидение как репрезентатор бессознательных психических сил и структур, сновидение как генератор символической продукции, сновидение как пространство измененного состояния сознания.

Сновидение – репрезентатор бессознательных психических сил. В данном случае изменения в психической организации пациента достигаются, в основном, с помощью интерпретативных техник. Направлениями интерпретации здесь могут стать: неосознаваемые психические конфликты, защитные механизмы, внутрипсихические инстанции (например, в психоанализе: «Я», «Сверх-Я» и «Оно»), модели самодеструктивного поведения, интерперсональные отношения и ряд других. Все эти компоненты прямо или символически проявляют себя в сновидении и при адекватной интерпретации могут быть доведены до сознания пациента для достижения желаемых изменений.

Сновидение – генератор символической продукции. Как было показано выше, сновидения представляют собой высокосимволические тексты, аналогичные сказочным, мифологическим или художественным. Личностный характер такой продукции,  глубокая связь таких объектов и внутрипсихических инстанций субъекта, делает символические объекты сновидений особенно пригодными как для понимания субъективных бессознательных процессов, так и для достижения личностных изменений через использование символики с помощью различных терапевтических техник (рисунка, активного воображения, психодрамы и т.д.). Кроме этого, найденные в работе закономерности в построении сновидений в норме и патологии (характерные классы объектов сновидений, интеракций между ними, «биографический» или «мемуарный» жанр сюжета, способы включения элементов реальности в сюжет сновидения) позволяют сознательно генерировать терапевтические сновидения с использованием индивидуальной символики субъекта и тем самым достигать желаемых изменений.

Сновидение – пространство измененного состояния сознания субъекта. Воспроизведение в бодрствовании сновидческого переживания позволяет отчасти воспроизвести и сновидческий характер психической активности с ее высокой креативностью и спонтанностью. В данном случае, терапевтические изменения возможны через разблокирование таким образом творческого потенциала субъекта, который часто страдает при различного рода патологических состояниях. Однако этот подход имеет ограничения и не может быть рекомендован в случае расстройств психотического уровня.

Выявленное в работе различие в функции сновидения в норме (рекреативная), при невротическом (решение проблем) и психотическом (защитная) уровне патологии позволяет использовать эти данные при выборе психотерапевтической и психокоррекционной стратегии. В частности, рекреативная функциональность сновидения позволяет фокус психологической работы сосредоточить на ресурсности субъекта; сновидение как решение проблем (продолжение бодрственной деятельности) на неадекватных способах такого решения; защитный характер сновидения определяет поддерживающий характер терапевтических усилий с опорой на создание безопасной атмосферы терапии и апелляцию к «безопасным» для субъекта объектам и интеракциям из его сновидений.

Выводы

  1. Сновидение, как психологический феномен, характеризуется: пространственно-временной структурой, включающей метрические характеристики пространства сновидения, которые задают пространственную локализацию объектов сновидений, в частности отношения дистантности между ними, временные характеристики протекающих в пространстве сновидений процессов, которые существенно отличаются от  таковых в бодрствовании; и информационно-энергетическими параметрами, в частности, высокой энтропией (хаотичностью, неопределенностью) как самого мира сновидений, так и текстов их описывающих.
  2. Феноменология сновидения определяется: потребностной структурой субъекта, включающей потребность в ощущениях и переживаниях в условиях сенсорной депривации в состоянии сна и потребностью в контроле психических и соматических процессов; измененным характером перцепции - в бодрствовании воспринимаются сильные и субъективно важные для бодрственной деятельности раздражители, во сне слабые, но актуальные с точки зрения восстановления гомеостаза; измененным, гиперболизированным и эмоционально неадекватным к ситуации эмоциональным фоном, с преобладанием эмоций негативного спектра; характерным порядком обращения к элементам памяти при формировании сновидения; наглядно-образным, аффективным, высокосимволическим и полисемантичным характером мышления с заменой логических построений на последовательности ассоциаций.
  3. Психологическая модель сновидения в норме определяется следующими особенностями: в сновидениях преобладают конструктивные взаимодействия между персонажами, что является отражением потребности в конструктивных социальных контактах, в 22% сновидений субъект успешен и терпит неудачу в 29%. Описание эмоций присутствует практически во всех сновидениях при этом преобладают эмоции негативного спектра (54%). В сновидениях часто присутствуют родственники сновидца (но не родители) или знакомые, субъект проявляет признаки высокой когнитивной активности. Имеются существенные гендерные различия, которые связаны с представленностью мужских (больше у мужчин) и женских (больше у женщин) персонажей; женщины чаще видят животных и фантазийные объекты, а мужчины незнакомцев; мужчины чаще сами конструктивны в своих сновидениях, а к женщинам более конструктивны объекты их сновидений; женские сновидения более эмоциональны и чаще включают позитивные эмоции. Объекты и интеракции между ними поддаются кластеризации, что позволяет говорить о характерных для мужчин и женщин структурах сновидений.
  4. Сновидения демонстрируют выраженные индивидуально-психологические черты. В частности, выраженная экстравертированность сопровождается появлением родственников и частей тела в сновидениях, совместными конструктивными действиями с другими персонажами, успешностью в сюжете, сексуальными сценами и частыми когнитивными реакциями; интравертированность сопровождается собственной конструктивностью в отношениях с другими персонажами. Высокотревожные мужчины чаще включают в сновидения различные механические устройства, проявляют собственную деструктивность к другим, видят кошмары; высокотревожные женщины чаще видят отца во сне, проявляют собственную деструктивность. Мужчины с индивидуалистическими чертами чаще находятся в доме или на расстоянии от других, в своих сновидениях они чаще терпят поражение и видят страшные сюжеты. Центральной особенностью проявления агрессивности в сновидениях является альтернативность сновидческих и бодрственных ее форм, так высокая потенциальная агрессивность сопровождается сценами с деструктивными действиями персонажей сновидения.
  5. Сюжет сновидения в норме строится преимущественно как последовательное ретроспективное обращение к элементам воспоминаний, при общей ретроспективной тенденции, мужчины проявляют большую склонность к иным (вневременным) вариантам порядка обращения к памяти. Другие социальные и биологические особенности не оказывают существенного влияния на порядок обращения к памяти. Раздражители, действующие во время сна и элементы памяти, лежащие в основе сновидения, при включении в сюжет сновидения подвергаются преобразованию либо по контрасту (обратности) 76% случаев, либо по модальности – 19%, либо простой заменой одного на другое 5%, при этом, самым распространенным приемом формирования сновидческого образа является гиперболизация (72% соматических раздражителей и 60% дневных впечатлений), что может рассматриваться как подтверждение теоретического положения об изменении характера восприятия во сне с переходом на восприятие слабых или подпороговых раздражителей. Тексты сновидений обладают более высокой информационной энтропией (по Шэннону), чем иные тексты тех же авторов. По этому показателю они соответствуют мифологическим и сказочным текстам, резко отличаясь от текстов, несущих определенную информацию (юридических).
  6. Психологическая модель сновидений лиц, страдающих неврозами. Численность объектов таких сновидений не отличается от нормы. Эмоциональные реакции сдвигаются в негативную область. Сновидец чаще терпит поражение в сюжете. Объекты сновидений становятся деструктивными к субъекту. В группе расстройств «неврастения» чаще появляются знакомые сновидца, элементы городского ландшафта, в группе диссоциативных расстройств незнакомцы, при обсессивно-фобической симптоматике наблюдается избегание целого ряда объектов за исключением фантазийного. Тяжесть заболевания связана с учащением сновидений кошмарного характера, поражением или гибелью субъекта, усилением временной трансферентности. Имеются признаки полового диморфизма сновидений выраженные в предпочтении и избегании определенных образов в сновидениях, в частности, образ матери предпочитается женщинами группы «неврастения» и избегается мужчинами той же группы. Информационная мера текстов невротических сновидений превышает таковую в норме. Характер обращения к элементам памяти меняется с ретроспективного на проспективный.
  7. Психологическая модель сновидений лиц, страдающих психозами. Численность объектов существенно зависит от группы расстройств – в группе «шизофрения» у мужчин она выше, чем в норме, а у женщин ниже. При расстройствах настроения представленность объектов близка к норме. При психозах субъект чаще обращается к фигуре отца, животным, фантазийным объектам. Сновидения при шизофренических расстройствах по сравнению со сновидениями при расстройствах настроения чаще включают сексуальные элементы, они менее реалистичны, чаще кошмарны; при расстройствах настроения чаще наблюдается временная трансферентность. Рецидивирующий характер заболевания связан с угнетением когнитивной компоненты сновидения, стаж заболевания связан со снижением представленности эмоциональных реакций в сновидении, наличие хронического соматического заболевания приводит к снижение частоты сексуальных сюжетов во сне. В информационном отношении тексты таких сновидений не отличаются от нормы.
  8. Дифференцирующим объектом сновидения при психозе от сновидения при неврозе является фигура незнакомца и нахождение на расстоянии с другими объектами сновидения (чаще при неврозах). Дифференцирующим эмоциональным признаком сновидений при психозах от сновидений при неврозах является общее снижение эмоциональности, при увеличении представленности смешанных эмоций, а от сновидений в норме - радикальное уменьшение интенсивности когнитивных проявлений во сне. В таких сновидениях чаще, чем при неврозах наблюдается иное время действия, искажение схемы тела, низкая реалистичность сюжета, поражение (или гибель) субъекта. Дифференцирующими признаками невротических сновидений от сновидений в норме являются эмоции негативного спектра, деструктивное поведение объектов сновидений, сцены поражения субъекта.
  9. Специфика использования материала сновидений в психокоррекционной и психотерапевтической практике определяется тремя обстоятельствами: информационными особенностями сновидений (символизм, неопределенность), глубоко индивидуальной значимостью и спонтанностью. Сочетание первых двух особенностей дает возможность нагружать материал сновидения различными терапевтическими смыслами, а связь с самыми глубокими и интимными сферами личности позволяет использовать их в качестве терапевтических агентов, способных достигать этих самых глубоких слоев психики. Спонтанность сновидения позволяет использовать этот креативный потенциал для целей внутреннего изменения, в частности, через развитие творческих способностей. В качестве терапевтических мишеней здесь могут выступать внутриличностные конфликты (символически представленные в сновидениях), репертуар защитных механизмов, копинговые стратегии, интерперсональные отношения, самодеструктивные тенденции и ряд других.

Список работ, опубликованных по теме диссертации.

Рецензируемые издания по перечню ВАК

Психология

  1. Авакумов С.В. Информационная ценность сновидений в психотерапии / С.В. Авакумов // Вестник психотерапии. – 2006. –  № 17 (22). – С.127–134.
  2. Авакумов С.В. Об одной особенности построения сюжета сновидения / С.В. Авакумов // Вестник психотерапии. – 2007. –  № 20 (25). – С.122–137. (принята к публикации в 2006г.)
  3. Авакумов С.В. Влияние индивидуально–психологических и биосоциальных особенностей субъекта на сновидения / С.В. Авакумов, Н.В. Уланова // Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта. – 2007. –  № 7 (29). – С. 3–5.
  4. Авакумов С.В. Порядок обращения к воспоминаниям в сновидениях / С.В. Авакумов // Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта. – 2007. – № 8 (30). – С. 3–6.
  5. Авакумов С.В. Психология сновидения / С.В. Авакумов // Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта. – 2008. – № 5 (39). – С. 3–7.
  6. Авакумов С.В. Особенности проявления агрессивности в сновидениях / С.В. Авакумов // Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта. – 2009. – № 6 (52). – С. 3–5.
  7. Авакумов С.В. Теоретико-методологические аспекты построения модели сновидения в норме и патологии / С.В.Авакумов // Известия Российского государственного педагогического университета им.А.И.Герцена. Научный журнал. - СПб. – 2009. - № 112. – с. 226-234.
  8. Авакумов С.В. Особенности содержания сновидений лиц, страдающих неврозами / С.В. Авакумов // Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта. – 2009. – № 8 (54). – С. 3–5

Медицина

  1. Авакумов С.В. Информационные особенности сновидений как психотерапевтический материал / С.В. Авакумов // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В. М. Бехтерева. – 2008. – № 1. – С. 36–39.
  2. Авакумов С.В. Особенности воспроизведения воспоминаний в сновидениях / С.В. Авакумов // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. – 2008. – № 3. – С. 29–32.

Монографии.

  1. Авакумов С.В. Психология сновидения / С.В. Авакумов. – СПб.: Изд-во СПбГЭТУ «ЛЭТИ», 2008. – 232 с.
  2. Авакумов С.В. // Сон и тревожность / под ред. проф. Е.В. Вербицкого. – Ростов-на-Дону: Изд-во ЮНЦ РАНБ, 2008. – Гл.: Информационные свойства текстов сновидений. – С. 226–245.

       Статьи и тезисы докладов

  1. Авакумов С.В. Особенности манифестного содержания сновидений у лиц, обращающихся за психотерапевтической помощью // С.В. Авакумов, Г.В. Бурковский // Сибирский психологический журнал. – 2002. –  № 16-17. –  С. 89–97.
  2. Авакумов С.В. Сновидения в исследовании личности с обсессивно–фобическими симптомами / С.В. Авакумов // Психоаналитический вестник. – 1999. – Вып. 2 (8). – С.122–129.
  3. Авакумов С.В. Особенности манифестного содержания сновидений у лиц, обращающихся за психотерапевтической помощью. // С.В. Авакумов, Г.В. Бурковский // Тезисы докладов международной конференции «Диссоциация. Мост между Восточной и Западной психиатрией», Санкт-Петербург, 22-24 марта, 2002 г. – СПб., 2002. – С. 2–3.
  4. Авакумов С.В. Особенности манифестного содержания сновидений у лиц, обращающихся за психотерапевтической помощью / С.В. Авакумов, Г.В. Бурковский // Современные проблемы психоневрологии (диагностика, лечение и реабилитация больных нервными и психическими расстройствами): сб. тезисов науч. конф. с международным участием, Санкт-Петербург, 15-16 окт. 2002 г. – СПб.: НИПНИ им. В. М. Бехтерева, 2002. – С. 4.
  5. Авакумов С.В. Символизм леса и подземелья в сновидениях / С.В. Авакумов // Психоаналитический вестник. – 2003 . – Вып. 2 (8). – С. 122–129.
  6. Авакумов С.В. Психотерапевтический потенциал сновидения / С.В. Авакумов // Материалы международной психоаналитической конференции: «Зигмунд Фрейд – основатель новой научной парадигмы: психоанализ в теории и практике»: (к 150-летию со дня рождения Зигмунда Фрейда), Москва, 16-17 декабря 2006 г. / под ред. А.Н.Харитонова, П.С.Гуревича, А.В.Литвинова. – в 2-х тт. – М.: Русское психоаналитическое общество, 2006. –  Т. II. – С. 251–256.
  7. Авакумов С.В. Об одной особенности построения сюжета сновидения / С.В. Авакумов // Актуальные проблемы сомнологии: тезисы докладов V Всероссийской конференции, Москва, 23-24 ноября 2006 г. – М.: Изд-во «Медицина для всех», 2006. – С. 6–7.
  8. Авакумов С.В. Энтропия сновидения / С.В. Авакумов // Актуальные проблемы сомнологии: тезисы докладов V Всероссийской конференции, Москва, 23-24 ноября 2006 г. – М.: Изд-во «Медицина для всех», 2006. – С. 7–8.
  9. Авакумов С.В. Об одной особенности отражения реальности в сновидениях / С.В. Авакумов // Сон – окно в мир бодрствования: тезисы докладов 4-й Российской конференции (с международным участием), Москва, 8-9 июня 2007 г. – М.: РАН; Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии; Российский гуманитарный научный фонд; Международное общество по исследованию мозга (IBRO/CEERC), 2007. – С. 6–8.
  10. Авакумов С.В. Использование сновидений в практике психологического консультирования / С.В. Авакумов //Актуальные проблемы спортивной медицины, лечебной физкультуры и физической терапии: материалы науч.–практ. конф., посв. 70-летию каф. физического воспитания СПб ГМУ: тезисы докладов.  – СПб: Изд-во ГМУ, 1999. – С. 3.
  11. Авакумов С.В. Сновидения в исследовании личности с обсессивно–фобическими симптомами / С.В. Авакумов // Психоаналитический вестник. – 1999. – Вып. 2 (8). – С.122–129.
  12. Авакумов С.В. Психодиагностический и психокоррекционный потенциал материала сновидений / С.В. Авакумов // Психологические основы обучения и воспитания: материалы 26-й научной конференции СПб ГАФК им. П.Ф. Лесгафта. – СПб: Изд-во СПБГАФК им. П.Ф.Лесгафта, 2000.– С. 3–6.
  13. Авакумов С.В. Об одной особенности построения сюжета сновидения / С.В. Авакумов / С.В. Авакумов // Сон – театр души: Развивающаяся группа аналитической психологии Санкт-Петербурга: материалы V конф. – СПб., 2005. – С. 71–86.
  14. Авакумов С.В. Особенности восприятия в сновидении / С.В. Авакумов // Актуальные проблемы сомнологии: тезисы докладов VI Всероссийской конференции с международным участием, Санкт-Петербург, 26-28 ноября 2008 г. – СПб.: ООО «Аграф», 2006. – С. 9.
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.