WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Корниенко Дмитрий Сергеевич

ПСИХОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИНТЕГРАЛЬНОЙ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ

Специальность: 19.00.01 – Общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Екатеринбург - 2011

Работа выполнена на кафедре теоретической и прикладной психологии Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Пермский государственный педагогический университет»

Научный консультант

доктор психологических наук, профессор, член-корр. РАО Вяткин Б.А.

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор

Сергиенко Елена Алексеевна

доктор психологических наук, профессор

Кабардов Мухамед Каншобиевич

доктор психологических наук, профессор, профессор

Прядеин Валерий Павлович

Ведущая организация

Санкт-Петербургский государственный университет

Защита состоится « 31 » января 2012 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.285.15 при ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина» (620000 г. Екатеринбург, пр. Ленина, 51, комн. 248 ).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина».

Автореферат разослан «____» _____________ 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат педагогических наук, доцент                                Л. Г. Попова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Взаимодействие биологических и социальных факторов в формировании индивидуальности человека находится на пересечении различных областей общей психологии, дифференциальной психологии, психологии личности и психогенетики. Целостное представление о психологической структуре свойств индивидуальности и процессе ее развития достигается за счет понимания взаимной опосредованности биологического и социального факторов и способствует преодолению разобщенности психологических исследований, в которых предпочтение отдается только одной из детерминант. Рассмотрение источников межиндивидуальной вариативности в рамках целостной теории создает возможность для комплексного анализа системы свойств и связей разноуровневых свойств индивидуальности.



Актуальность темы исследования

К настоящему моменту в рамках исследований интегральной индивидуальности, выполненных под руководством В.С. Мерлина, и современных исследованиях под руководством Б.А. Вяткина накоплен обширный и разнообразный материал, который расширил понимание отдельных уровней индивидуальности, межуровневых связей, опосредующих звеньев и роли различных аспектов в развитии целостной системы индивидуальности.

Несмотря на огромный теоретико-эмпирический материал, проблема генотип-средового соотношения не находила своего места в рамках исследований интегральной индивидуальности. Не проводилось специального исследования с целью изучения роли генотипических и средовых факторов, влияющих на свойства уровней индивидуальности, не выработана концепция соотношения генотип-средовых детерминант вариативности свойств разных уровней и их возрастной динамики.

Вместе с тем в «Заключении» к «Очерку интегрального исследования индивидуальности» В.С. Мерлин отмечает, что предлагаемые типы детерминации разноуровневых связей «позволяют под новым углом рассмотреть некоторые вековые проблемы в науках о человеке»,... так, вопрос о связи свойств темперамента и свойств личности может рассматриваться «как биосоциальная проблема, или как проблема наследственного и приобретенного» (Мерлин, 1986).

Опираясь на имеющуюся теоретическую базу в отношении роли биологических и социальных факторов в интегральной индивидуальности, можно утверждать, что остаются нерешенные проблемы.

Важность психогенетического направления в изучении характеристик интегральной индивидуальности связана с решением целого ряда вопросов, которые и обусловливают актуальность данного исследования:

  • во-первых, вопрос о роли средовых и генотипических факторов в вариативности свойств различных уровней;
  • во-вторых, концептуальное представление о генотип-средовых отношениях разноуровневых свойств индивидуальности в возрастном аспекте позволит обозначить причины онтогенетической стабильности (изменчивости) системы индивидуальности;
  • в-третьих, выявление роли факторов генотипа и среды во взаимосвязях свойств позволит говорить, в частности, о межуровневых связях не только как о результате развития или формирования индивидуальности, но и как о связях, по-разному детерминированных факторами среды и генотипа;
  • в-четвертых, созрела необходимость рассмотрения роли социальных, средовых факторов в свойствах различных иерархических уровней;

Решение данных вопросов дает возможность сформулировать основные положения психогенетической концепции интегральной индивидуальности. Построение такой концепции и рассмотрение интегральной индивидуальности как предмета психогенетического исследования является объединением психогенетических принципов и принципов интегрального исследования индивидуальности и создает основу для сопровождения и управления развитием интегральной индивидуальности.

Степень научной разработанности проблемы

Роль биологических и средовых факторов в формировании индивидуальности является проблемой психологии в целом и отдельных ее отраслей. В рамках общей психологии данная проблема рассматривалась Б.Г. Ананьевым, А.В. Брушлинским, А.Н. Леонтьевым, С.Л. Рубинштейном и др. Специальное изучение соотношения биологических и средовых факторов осуществлено в дифференциальной психологии (Базылевич, 1998; Вяткин, 1999; Голубева, 1994; Мерлин, 1986, Русалов, 1979; Теплов, 1985, и др.), а также в психологии личности (Асмолов, 1984, Палей, Гербачевский, 1972, и др.). Благодаря исследованию роли биологического и средового факторов возможно целостное представление о психологических феноменах и развитии свойств. Психогенетика является той научной дисциплиной, которая и позволяет наиболее полно рассмотреть биологические и социальные факторы, природу индивидуальных различий психологических характеристик (Равич-Щербо, 1988, 1999; Малых, Егорова, Мешкова, 1998; Егорова, Зырянова, Паршикова и др., 2004; Malykh, Torgersen, 2007, и др.). Анализ роли наследственных и средовых детерминант в формировании свойств различного уровня является важнейшим аспектом при разработке проблемы индивидуальности человека.

За почти столетнюю историю психогенетика накопила огромный багаж эмпирических исследований, которые обоснованно выделяют причины межиндивидуальной вариативности психологических характеристик. Результаты исследований показывают существенный вклад генетических факторов в особенности интеллекта и когнитивной сферы, темперамента и личности, психических отклонений. Большой вклад в исследование природы индивидуальных различий внесли работы отечественных ученых (М.С. Егорова, С.Г. Левит, А.Р. Лурия, С.Б. Малых, Т.М. Марютина, Т.А. Мешкова, И.В. Равич-Щербо, Н.Ф. Шляхта и др.).

Проблема индивидуальности занимает важное место в отечественной психологии и имеет длительную историю изучения (Ананьев, 1969, Голубева, 1994; Мерлин, 1986; Русалов, 1979). Исследования индивидуальности человека требуют объединение усилий различных специалистов (физиологов, генетиков, психологов) и являются перспективными благодаря тому, что позволяют осуществлять междисциплинарные связи. Особо важную роль в развитии теорий и исследований индивидуальности занимает подход В.С. Мерлина, который предложил концепцию «Интегральной индивидуальности». Интегральная индивидуальность — целостная характеристика индивидуальных свойств человека и особый, выражающий индивидуальное своеобразие характер связи между этими свойствами (Мерлин, 1986). Именно в специфике свойств и связей между ними В.С. Мерлин видел возможности для наиболее полного понимания индивидуальности человека. Особое внимание уделяется изучению опосредующих звеньев между уровнями индивидуальности, в качестве которых рассматривается стиль деятельности, общения, активности. Современное состояние теории интегральной индивидуальности связано с многочисленными работами в Пермской психологической школе (Вяткин, 1999, 2000, 2005; Волочков, 2002; Дорфман, 1998, 2000, 2004; Жданова, 2005; Исмагилова, 1999; Силина, 1999, 2003, 2007; Хрусталева, 2004; Щукин, 1999, 2005, и др.).

Следует отметить, что проблемы генотип-средовой детерминации в рамках теории В.С. Мерлина не исследовались и целостной концепции участия генотипических и средовых переменных в их взаимодействии не сформулировано.

За последние десятилетия в психогенетике большое внимание уделяется средовым детерминантам, организуются специальные исследования, посвященные изучению общих и различающих условий среды и их влиянию на формирование сходства родственников по психологическим характеристикам. К средовым параметрам в большинстве работ относят особенности семьи и внутрисемейного взаимодействия. В рамках теории интегральной индивидуальности было разработано понятие «метаиндивидуальность», которое описывает особенности взаимодействия индивидуальности с социальным миром (Мерлин, 1986; Вяткин, 1999; Дорфман, 1993). Проблему метаиндивидуальности можно рассматривать в рамках средового фактора в теории индивидуальности. В таком случае можно говорить о метаиндивидуальных характеристиках как особенностях среды, которые детерминируют проявления свойств индивидуальности.

Цель настоящего исследования заключается в создании, теоретическом обосновании и эмпирической верификации авторской концепции психогенетических основ интегральной индивидуальности.

Объектом исследования являются разноуровневые свойства интегральной индивидуальности и характеристики метаиндивидуальности.

Предмет исследования роль и соотношение источников межиндивидуальной вариативности разноуровневых свойств интегральной индивидуальности и их взаимосвязей в онтогенезе.

Задачи:

  1. Установить «генетическую конфигурацию» отдельных уровней интегральной индивидуальности на основе:
  2. Исследовать соотношение источников вариативности разноуровневых свойств интегральной индивидуальности;
  3. Дать анализ генетических и фенотипических структур внутриуровневых и межуровневых связей свойств интегральной индивидуальности;
  4. Выявить причины онтогенетической стабильности изменчивости системы индивидуальности и рассмотреть возрастные различия в генотип-средовом соотношении и структурах генетических и фенотипических взаимосвязей свойств,
  5. Обосновать теоретические положения, позволяющие рассматривать метаиндивидуальные характеристики как средовые параметры и определить роль характеристик метаиндивидуальности как средовых параметров в свойствах интегральной индивидуальности.

Основная гипотеза

Генетические и средовые влияния на разноуровневые свойства интегральной индивидуальности определяют фенотипическую структуру уровня индивидуальности и структуру межуровневых и внутриуровневых взаимосвязей.

Частные гипотезы:

  1. Разноуровневые свойства интегральной индивидуальности, высоко обусловленные генотипом и имеющие общую генетическую основу, составляют «генетическую конфигурацию индивидуальности».
  2. Соотношение источников вариативности разноуровневых свойств индивидуальности позволяет обосновать место отдельных свойств в целостной системе интегральной индивидуальности.
  3. Внутриуровневые и межуровневые связи разноуровневых свойств интегральной индивидуальности являются результатом действия факторов генотипа и среды, а также их взаимодействия. При этом можно ожидать существование генетических и фенотипических структур связей разноуровневых свойств интегральной индивидуальности.
  4. Причинами онтогенетической стабильности изменчивости системы индивидуальности является изменение соотношения генотип-средовых влияний. Возрастные различия в генотип-средовой обусловленности преимущественно связаны с усилением роли индивидуальной среды и, соответственно, снижением генетических влияний (и наоборот).
  5. Метаиндивидуальные характеристики, в частности, особенности семьи, являются средовым фактором, который определяет соотношение источников вариативности разноуровневых свойств интегральной индивидуальности.

Теоретико-методологическая основа исследования. Методологической основой работы выступают положения современной дифференциальной психологии и психологии индивидуальных различий (М.С. Егорова, А.В. Либин, Б.М. Теплов, А. Анастази, К. Купер, В. Штерн), психологии развития (Л.С.Выготский, У.Бронфенбренер, Р.Лернер) и психогенетики (А.Р. Лурия, И.В. Равич-Щербо, С.Б. Малых, И. Готтесман, Р. Пломин, Э. Туркхеймер, С. Скарр).

Конкретной теоретико-методологической основой исследования явилась теория интегральной индивидуальности и концепция метаиндивидуальности В.С. Мерлина, а также работы, развивающие основные положения данной теории (Вяткин, 1999, 2000, 2005; Волочков, 2002; Дорфман, 1998, 2000, 2004; Жданова, 2005; Исмагилова, 1999; Силина, 1999, 2003, 2007, Хрусталева, 2004; Щукин, 1999, 2005, и др.).

Методы исследования

Решение поставленных задач осуществлялось с помощью следующих методов: 1. Метод близнецов для анализа генетических и средовых факторов в разноуровневых свойствах и связях свойств индивидуальности, который использовался в сочетании с методом поперечных срезов. В интегральном исследовании индивидуальности близнецовый метод позволяет решить проблему о принадлежности свойства к определенному уровню в структуре индивидуальности. 2. Семейный метод для анализа метаиндивидуальных характеристик и их особенностей в семьях разных типов. Семейный метод также дает ответ на вопрос о генотип-средовом соотношении, но, что более важно для исследования в русле теории В.С. Мерлина, позволяет говорить о метаэффекте родителей по отношению к индивидуальности детей.

Для анализа данных использовались методы корреляционного и регрессионного анализов, методы сравнения групп: двухфакторный дисперсионный анализ (ANOVA) и t-критерий Стьюдента. Психогенетическое исследование предполагает наряду с традиционными статистиками и использование специфического статистического аппарата, в частности, вычисление внутрипарного сходства и построение модели фенотипической дисперсии свойств.

Методики исследования

Для диагностики показателей уровня психодинамических свойств использовался опросник формально-динамических свойств индивидуальности В.М. Русалова. Диагностика свойств темперамента у детей в возрасте от 8 до 12 лет осуществлялась по опроснику В. Керри.

Оценка показателей уровня личностных свойств производилась с помощью опросника Р.Б. Кеттелла 16PF частные свойства личности, опросника NEO-PI-R (Большая пятерка), опросника Г. Айзенка EPI, опросника «Уровень субъективного контроля» (Локус контроля) обобщенные свойства личности.

Характеристики метаиндивидуальности диагностировались по опроснику «Взаимодействие родителя с ребенком» И.М.Марковской.

В качестве метаиндивидуальных средовых характеристик в исследовании использовались следующие параметры семейной среды: 1) конфигурация семьи (многодетная, с двумя детьми и с единственным ребенком), 2) порядковый номер рождения (старший, средний, младший, единственный ребенок), 3) возраст детей (младший школьник, подросток), 4) пол родителя.

Этапы исследования

2005-2010 гг. – обобщение основных направлений в исследовании интегральной индивидуальности, анализ психогенетических исследований свойств индивидуальности. Определялись цели и задачи исследования, осуществлялся подбор методов и методик опытно-экспериментальной работы. На этом же этапе был начат сбор эмпирического материала.

2005 по 2007 гг. была набрана основная выборка для близнецового исследования.

Выборка семейного исследования была собрана с 2006 по 2010 год в рамках проекта «Конфигурация семьи как фактор развития индивидуальности ребенка» РГНФ 08-06-82610 а/У, в котором автор настоящей работы являлся руководителем.

2006-2011 гг. – обработка, интерпретация эмпирических данных; подведение итогов исследования, уточнение отдельных теоретических положений и оформление работы.

Эмпирическая база исследования

Эмпирические результаты работы получены на выборке 800 человек, 155 пар монозиготных (МЗ) и дизиготных (ДЗ) близнецов, а также 125 семей разного типа. Выборка близнецового исследования была собрана с 2005 по 2007 год. В нее вошли 155 пар близнецов в возрасте от 13 до 25 лет, из них в возрасте 13-17 лет (М = 15, SD = 1,21) МЗ – 35 пар, ДЗ – 40 пар, в возрасте 18-25 лет (М = 21,4, SD = 1,27) МЗ – 40 пар, ДЗ – 40 пар. В исследование были привлечены выборки трех типов семей: многодетная, имеющая 3 детей (45 семей, 220 чел.), имеющая 2 детей (сиблинговая) с разницей в возрасте от 4 лет (30 семей, 120 чел.) и семья с одним ребенком (50 семей, 150 чел.). Возраст родителей: матери сиблингов М= 40,48; SD = 3,65, отцы сиблингов М= 42,04; SD = 4,85, матери одного ребенка М= 40,12; SD = 4,47; отцы одного ребенка М= 43,10; SD = 3,57; возраст детей: старший ребенок в семье М= 14,68; SD = 2,19, младший ребенок в семье М= 11,12; SD = 2,43, ребенок в однодетной семье М= 11,67; SD = 2,90.

Достоверность данных, полученных в работе, обеспечивалась последовательным применением методологии интегрального исследования индивидуальности и основных положений психогенетики, а также репрезентативностью выборки 800 человек (155 пар моно- и дизиготных близнецов, родители и дети из трех типов семей). В работе использованы корректные методы математической обработки и анализа данных, а также диагностические методики, соответствующие предмету, задачам исследования и адекватные специфике возрастных особенностей участников исследования.

Научная новизна исследования работы связана с тем, что впервые проведено психогенетическое исследование интегральной индивидуальности, которое сочетает в себе логику организации исследования и методы психогенетики, теоретические основания и принципы изучения разноуровневых свойств индивидуальности. Результатом стала психогенетическая концепция интегральной индивидуальности. Впервые в данной работе задачи интегрального исследования индивидуальности дополнены выявлением специфики генетических и фенотипических структур связей разноуровневых свойств интегральной индивидуальности, а также выяснением возрастных различий в этих связях. В работе получило развитие понятие «метаиндивидуальность» и в качестве метаиндивидуальных свойств изучены параметры семьи и внутрисемейные отношения.

Теоретическая значимость исследования.

  1. Объединение психогенетических принципов и принципов интегрального исследования индивидуальности, на основе чего расширено представление об интегральной индивидуальности как предмете психогенетического исследования;
  2. Разработана авторская психогенетическая концепция интегральной индивидуальности, которая позволяет рассматривать:  генотипические и средовые факторы как основу для определения состава уровней интегральной индивидуальности; изменение в онтогенезе роли свойства в уровне индивидуальности в связи с генотип-средовой обусловленностью данного свойства; устойчивые симптомокомплексы свойств, выделенные на основе анализа генетической структуры связей, описывающих один из уровней интегральной индивидуальности;
  3. Предложена характеристика причин онтогенетической стабильности изменчивости системы интегральной индивидуальности;
  4. Сформулированы теоретические положения относительно соотношения понятия «метаиндивидуальность» с понятием «среда»;
  5. Объединены представления о среде как детерминанте индивидуальных различий и метаиндивидуальности как важном средовом факторе в развитии психологических свойств и индивидуальности в целом;
  6. Систематизированы теоретические и эмпирические материалы, раскрывающие психологические закономерности изменения соотношения генетических и средовых факторов в формировании межиндивидуальной вариативности разноуровневых свойств интегральной индивидуальности.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования знания о роли генотипических и средовых источников вариативности в свойствах индивидуальности во всех областях психологической практики, требующих осуществления дифференцированного подхода и учета биологических и социальных факторов в развитии психологических свойств.

Понимание причин онтогенетической стабильностиизменчивости свойств способствует точности психодиагностических методов и эффективности способов коррекции.

Результаты диссертационного исследования используются при проведении психодиагностической, консультативной и просветительской работы с родителями и детьми из семей с различной конфигурацией.

Полученные знания включены в соответствующие разделы и темы курсов по общей психологии, психологии личности, психологии развития и возрастной психологии, дифференциальной психологии и психогенетике в образовательном процессе, а также при повышении квалификации и профессиональной переподготовке.

Положения выносимые на защиту:

1. Предлагается введение термина «генетическая конфигурация индивидуальности». Генетическая конфигурация индивидуальности состоит из свойств и связей свойств, имеющих генетическую обусловленность. Свойства являются отдельными элементами, а связи между ними, собственно, и создают окончательную конфигурацию.

2. Генетическая конфигурация является динамической характеристикой интегральной индивидуальности, в силу вариативности генотип-средового соотношения в свойствах и связях разных уровней индивидуальности.

3. Внутриуровневые и межуровневые связи свойств интегральной индивидуальности формируются при различном участии факторов генотипа и среды и установлены следующие закономерности:

  • внутриуровневые связи, обусловленные действием общих генетических факторов, являются однозначными или одно-многозначными, что согласуется с общим контекстом теории интегральной индивидуальности.
  • наличие много-многозначных связей между свойствами разных уровней интегральной индивидуальности является результатом влияния средового фактора. Генетические взаимосвязи определяют «внутреннюю» конфигурацию межуровневых связей. Фенотипические взаимосвязи, являясь результатом взаимодействия генетических и средовых факторов, «создают» индивидуальность, т.е. формируют тот своеобразный характер связей между всеми свойствами человека, который В.С. Мерлиным был назван интегральной индивидуальностью.

4. Причинами онтогенетической стабильности-изменчивости является изменения в соотношении источников вариативности, что приводит к изменению генетической конфигурации отдельных уровней интегральной индивидуальности.

5. Характеристики детско-родительского взаимодействия отвечают критериям метасвойств индивидуальности и являются значимыми средовыми факторами. Индивидуальность родителя и ребенка проявляется в метаиндивидуальных свойствах, проявление и структура связей метаиндивидуальных свойств находятся под влиянием как собственной индивидуальности, так и индивидуальностей всех членов социальной группы семьи. Внтурисемейные и межсемейные особенности являются характеристиками метаиндивидуальности и относятся к факторам общей и индивидуальной среды. Существуют метаиндивидуальные параметры, которые являются общесредовыми факторами для детей в одной семье – тип семьи, а также такие, что проявляются в семьях с определенной конфигурацией, модифицируя специфику внутрисемейной среды – отношения между родителями и детьми.

Соответствие диссертации паспорту научной специальности. В диссертации оражены научные положения, которые соответствуют пунктам специальности 19.00.01 – «Общая психология, психология личности, история психологии»: п. 24. Психогенетика и психология индивидуальных различий; п. 29. Индивид, личность, индивидуальность.

Апробация работы. По материалам работы сделано 7 публикаций в ведущих рецензируемых научных журналах, утвержденных ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации основных результатов диссертационных исследований. Результаты исследования представлены в двух монографиях.

Теоретические и экспериментальные результаты исследования обсуждались на методологическом семинаре кафедры теоретической и прикладной психологии ПГПУ.

Основные положения работы докладывались на следующих региональных, российских и международных конференциях и симпозиумах: Всероссийская юбилейная конференция посвященная 120-летию Московского психологического общества, г. Москва, Россия, 2005; Международная конференция «Развитие научного наследия Б.М. Теплова в отечественной и мировой науке (к 110-летию со дня рождения), г. Москва, Россия, 2006; IV Съезд Российского психологического общества, г. Ростов-на-Дону, 2007; всероссийская конференция «Мерлинские чтения: активность-индивидуальность субъект», г. Пермь, Россия, 2008; конференция «Психология индивидуальности», г. Москва, Россия, 2008; Европейский психологический конгресс, г. Осло, Норвегия, 2009; конференция «XXV Мерлинские чтения», г. Пермь, Россия, 2010.

Результаты исследования используются в Пермском государственном университете и в лекционных курса «Психогенетика», «Дифференциальная психология», «Общая психология» и в спецкурсе «Интегральная индивидуальность и ее развитие» в Пермском государственном педагогическом университете. Результаты исследования были включены в курс «Диагностика свойств темперамента и личности» для студентов факультета психологии МГУ, специализирующихся по кафедре Психогенетики.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех частей, 7 глав, заключения, выводов и списка литературы, содержит 52 таблицы и 4 рисунка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его объект и предмет, формулируются цели, задачи и гипотезы работы, приводятся основные концептуальные положения, выносимые на защиту, описываются практическая и теоретическая значимость исследования.

В части I «Теоретический контекст исследования и постановка проблемы» освещаются теоретические вопросы, связанные с проблемой соотношения биологических и социальных факторов в индивидуальности и описываются принципы и характеристики организации исследования.

Глава 1 «Проблема соотношения биологических и социальных факторов в индивидуальности» посвящена рассмотрению философских оснований проблемы биологических и социальных детерминант (параграф 1.1.), а также проблеме биологического и социального как предмета психологического исследования (параграф 1.2.). В данной главе особое внимание уделено вопросу о возможностях исследования теории интегральной индивидуальности В.С. Мерлина в контексте психогенетики.

Основное содержание главы 1 посвящено отражает основные положения психогенетической концепции интегральной индивидуальности.

Интегральное исследование индивидуальности ставит две основные задачи: во-первых, выяснение типа связей (однозначной или многозначной) между свойствами, во-вторых, изучение опосредующих переменных в много-многозначных связях и как они изменяются в процессе развития. В исследованиях В.С. Мерлина и его учеников и современных исследованиях под руководством Б.А. Вяткина традиционно исследуются свойства нескольких уровней и связи между ними. Методический аппарат в большинстве исследований опросники или тесты, позволяющие диагностировать разные свойства и тем самым показывать все многообразие содержания отдельных уровней индивидуальности. Обоснованием решений задач интегрального исследования служит статистический анализ средних величин и связей между показателями.

Психогенетический подход к интегральной индивидуальности акцентирует внимание на решении задач, связанных с определением роли генотип-средовых факторов в разноуровневых свойствах индивидуальности. В связи с этим традиционные задачи интегрального исследования индивидуальности дополняются следующими:

  1. Установление роли средовых и генотипических факторов в вариативности свойств различных уровней.
  2. Выявление роли факторов генотипа и среды во взаимосвязях свойств.

Благодаря психогенетическому подходу в интегральном исследовании индивидуальности возникает новый «пласт» фактов – о роли генетических и средовых факторов в индивидуальности. Традиционные факты о выраженности свойств и о межуровневых связях дополняются новым содержанием о роли факторов генотипа и среды в них. В качестве понятия, обобщающего эмпирические результаты о генотип-средовом соотношении в свойствах индивидуальности, предлагается психогенетическая концепция интегральной индивидуальности.

Разработка, построение и обоснование психогенетической концепции интегральной индивидуальности предполагает целостный анализ уровней интегральной индивидуальности с позиции психогенетики, который включает:

  1. Определение роли генотипических и средовых факторов в вариативности психологических характеристик; изучение источников вариативности разноуровневых свойств дает возможность нового понимания целостного влияния и роли генетических и средовых компонент на уровни интегральной индивидуальности.
  2. Анализ структуры внутриуровневых и разноуровневых взаимосвязей свойств позволяет считать межуровневые связи не только результатом развития или формирования индивидуальности, но и связями, по-разному детерминированными факторами среды и генотипа. Продуктивность исследования структур связей психологических характеристик, в частности, при изучении возрастного изменения, понимания целостности и нелинейности процесса развития функциональной специфики различных свойств на разных этапах онтогенеза отчетливо продемонстрировано в работах отечественных психологов (например: Ананьев, 1977; Голубева, 1993; Мерлин 1986; Степанова, 2000).
  3. Концептуальное представление о генотип-средовых отношениях разноуровневых свойств интегральной индивидуальности в возрастном аспекте позволит говорить о причинах онтогенетической стабильности изменчивости системы индивидуальности.
  4. Установление факторов среды, имеющих значение для развития свойств и изменяющих соотношение генетических и средовых факторов в межинидвидуальной вариативности. В данном случае можно говорить о метаиндивидуальных характеристиках как особенностях среды, которые детерминируют проявления свойств индивидуальности. В качестве таких метаиндивидуальных характеристик рассматриваются, в частности, свойства индивидуальности родителей, а также особенности семейной ситуации. В результате представляется возможность решения вопросов: о свойствах индивидуальности родителей как предикторах свойств детей, о влиянии конкретных средовых условий (особенностей внутрисемейных отношений, детско-родительских и сиблинговых) на изменение генотип-средового соотношения в разноуровневых свойствах. Вопрос о роли средовых факторов в свойствах различных иерархических уровней переходит в плоскость новой постановки вопроса по отношению к интегральной индивидуальности как различных ковариациях генотипа и среды и их роли в развитии индивидуальности.

Реализация вышеуказанных пунктов позволяет ввести понятие «генетическая конфигурация». Генетическая конфигурация индивидуальности состоит из свойств и связей свойств, имеющих генетическою обусловленность. В генетическую конфигурацию индивидуальности входят разноуровневые свойства. Свойства, имеющие генетическую компоненту в дисперсии, являются отдельными элементами. Установление латентной структуры связей, обусловленной ковариацией генетических компонент вариативности свойств, между одноуровневыми и разноуровневыми свойствами индивидуальности позволяет сделать вывод о существовании генетических предпосылок к связи между переменными, что также расширяет понимание генетической конфигурации индивидуальности и дает возможность рассматривать его не просто как набор свойств, имеющих генетическую обусловленность, а как некую структуру свойств, находящихся во взаимосвзяи друг с другом.





Необходимость введения понятия «генетическая конфигурация» обусловлено тем, что ни в психогенетике, ни в теориях индивидуальности нет понятия, которое бы обобщало роль и участие генотип-средовых факторов в индивидуальности. Понятие «генетическая конфигурация» близко к понятию «генетическая структура», однако и в психологии индивидуальности, и в психогенетике структура это понятие, которое описывает взаимосвязи между отдельными свойствами. Кроме того, понятие «структура» в отношении индивидуальности характеризует ее устойчивость, целостность, сохранность при различных внешних и внутренних изменениях. Генетическая конфигурация является динамической характеристикой в силу того, что генотип-средовое соотношение в свойствах разных уровней является вариативным, и в разных возрастах может проявляться по-разному.

Построение психогенетической концепции интегральной индивидуальности, рассмотрение интегральной индивидуальности как предмета психогенетического исследования является объединением психогенетических принципов и принципов интегрального исследования индивидуальности.

Содержание главы 2 «Принципы организации психогенетического исследования индивидуальности» связано с описанием основных схем организации психогенетического исследования (параграф 2.1.), основных показателей и понятий, используемых в работе (параграф 2.2.), и методов генетического анализа количественных признаков (параграф 2.3.).

Организация исследования, привлеченные выборки и их характеристики, методы и методики исследования, а также статистические процедуры описаны в главе 3 «Описание схемы основного исследования». Работа включает два исследования: близнецовое и семейное исследование.

Основное исследование близнецов выполнено методом поперечных срезов на выборках МЗ и ДЗ близнецов в возрасте 13-17 и 18-22 года. Семейное исследование выполнено на полных семьях, имеющих от одного до трех детей в возрасте от 7 до 17 лет. Организация близнецового исследования была направлена на решение задач, связанных с изучением соотношения генетических и средовых факторов в межиндивидуальной вариативности разноуровневых свойствах интегральной индивидуальности, а также для анализа генетической и фенотипической структуры внутриуровневых и межуровневых связей свойств интегральной индивидуальности. Благодаря семейному исследованию стал возможен содержательный анализ средовых факторов и исследование проблемы метаиндивидуальных характеристик.

Использовались методики для диагностики свойств уровней интегральной индивидуальности. Выбор методик связан с тем, что они, с одной стороны, являются традиционным для интегрального исследования индивидуальности, которые проводятся в последние годы (Вяткин, 1999, 2005; Волочков, 2002; Исмагилова, 1999; Хрусталева, 2004; Щукин, 1999, 2005), с другой они обладают подтвержденной валидностью и надежностью, с третьей показатели данных методики используются в отечественных (Егорова и др., 1988, 2004; Малых и др., 1998; Русалов, Галимов, 1999) и зарубежных (Cattell, Rao, Schuerger, 1985; Stough et al., 1993; Strelau, 1995; Jang et al. 1996; Loehlin et al., 1998) психогенетических исследованиях, что обеспечивает сравнение полученных результатов.

Статистический анализ данных (t-критерий, дисперсионный анализ ANOVA, корреляционный анализ, регрессионный анализ) проводился с помощью компьютерной программы Statistica 6.1. Количественный генетический анализ данных осуществлялся с помощью коэффициентов внутриклассовой корреляции Фишера, а структура фенотипической дисперсии вычислялась на основе аппарата конфирматорного анализа, реализованного в виде макроса для электронной таблицы Excel.

Вторая часть работы «Изучение разноуровневых свойств интегральной индивидуальности с позиций психогенетики» посвящена результатам близнецового исследования. Материал данной части работы представлен в соответствии со структурой уровней интегральной индивидуальности В.С. Мерлина от нижележащих к вышележащим уровням.

При рассмотрении системы индивидуальных свойств организма в главе 4 отдельное внимание уделено вопросу о роли биохимических свойств в структуре интегральной индивидуальности (параграф 4.1.). Определяя значимость уровня биологических свойств, В.С. Мерлин подчеркивал их базисный характер и значимость как фундамента для дальнейших более «высоких» уровней индивидуальности. В исследованиях, выполненных под руководством В.С. Мерлина, активно использовались анатомо-физиологические показатели (например: Е.А. Силина, цит. по В.С. Мерлину,1986). В частности, применялись параметры оксигенации, антропометрические параметры, показатель сердечного ритма. По данным В.Б. Шварца, И.А. Крамова, Л.П. Сергиенко (Равич-Щербо, 1988), показатели, связанные с кислородным обменом, обнаруживают высокую генетическую обусловленность (h2=0,73-0,79), что согласовывалось с аналогичными исследованиями того времени (Равич-Щербо, 1988).

В контексте проблемы взаимосвязи биологических и психологических уровней интегральной индивидуальности было проведено исследование Т.В. Евтух (Евтух, 2003; Силина, Евтух, 2005). Были обнаружены взаимосвязи профиля латеральной организации и психических процессов, успешности деятельности и личностных харктеристик у разновозрастных выборок.

Другой важный для интегрального исследования индивидуальности вопрос, который рассматривается в параграфе 4.2. в главе 4, – это вопрос об уровне нейродинамических свойств.

Проблема изучения свойств нервной системы является одной из наиболее разработанных в отечественной психологии. Развитие представлений о свойствах нервной системы связано с именами Б.М. Теплова и В.Д Небылицына. Значительный вклад был внесен В.С. Мерлиным в понимание того, как свойства нервной системы связаны с вышележащими свойствами, прежде всего, со свойствами темперамента.

Психогенетические исследования свойств «нижних» уровней индивидуальности давно стали скорее исследованиями в области генетической психофизиологии, чем в психологии. На ограниченной выборке близнецов (17-23 лет (ММЗ=18,9; МДЗ=19,3), 20 и 23 пары соответственно) нами было организовано исследование показателей поведенческих проявлений свойств нервной системы на основе опросника Я. Стреляу. Несмотря на проблемные моменты, связанные с изучением свойств нейродинамического уровня на основе опросника, использование данного метода является традиционным в интегральном исследовании индивидуальности (Вяткин, 1999, 2005; Волочков, 2002; Исмагилова, 1999; Хрусталева, 2004; Щукин, 1999, 2005) и позволяет судить о поведенческих проявлениях, связанных со свойствами нервной системы.

Вычисление значений компонента наследуемости, общей и различающейся среды показывает, что генотип определяет 42 и 48% вариативности показателя силы процессов возбуждения и торможения соответственно. Оценка компонента наследуемости показателя Подвижности сделана на основе внутрипарного сходства близнецов. Наибольшую роль среди средовых компонент играет индивидуальная среда для всех трех свойств.

В качестве обсуждения полученных фактов следует подчеркнуть, что в описании комплекса поведенческих реакций, относящихся к разным свойствам нервной системы, МЗ близнецы более похожи чем ДЗ (но сходство МЗ не превосходит ДЗ в два раза) по проявлениям силы процессов возбуждения и торможения. Можно также полагать, что существуют генетические влияния на поведенческие реакции, связанные с процессами нервной системы, достигающие 50% вариативности.

В целом наши данные укладываются в картину существующих исследований свойств нервной системы. По разным показателям одного и того же свойства обнаруживается более высокая роль генотипа, по другим среды (обзоры у Малых и др., 1998, Равич-Щербо и др., 1999), и наши данные вероятнее, подтверждают высокую генетическую обусловленность данных свойств.

Глава 5 Исследование системы индивидуальных психических свойств» в психогенетике посвящена рассмотрению трех вопросов: (1) роли генетических и средовых факторов в свойствах психодинамического уровня , (2) генотип-средовому соотношению в вариативности показателей свойств личности и (3) психогенетическому исследованию взаимосвязи свойств психодинамического уровня и уровня личностных свойств в структуре интегральной индивидуальности.

При обсуждении первого вопроса рассматривается современное состояние проблемы темперамента в отечественной и зарубежной науке (параграф 5.1.), исследование свойств темперамента в психогенетике (параграф 5.2.) и эмпирическое исследование роли генетических и средовых факторов в свойствах психодинамического уровня (параграф 5.3.).

Рассматривая теорию темперамента В.С. Мерлина в контексте психогенетического подхода, можно утверждать, что, во-первых, генетические основания индивидуальности связаны со свойствами уровней «человек-организм», «человек-нервная система» и «человек-индивид». Во-вторых, наличие много-многозначной зависимости между свойствами любых уровней может рассматриваться как влияние средового фактора на генотипические характеристики. В-третьих, свойства темперамента могут выступать полиморфной основой для формирования социально-детерминированных свойств личности и поведения в логике гено-средовых отношений и поисков предикторов индивидуального развития.

Сходная точка зрения встречается и в работах зарубежных авторов. В частности, подчеркивается, что для понимания происхождения личности необходимо изучать темперамент (например, Buss & Plomin, 1984; Rothbart, Ahadi, Evans, 2000; Rothbart, 2007). Многочисленные данные, полученные на выборках разных возрастов, показывают высокую генетическую обусловленность свойств темперамента (например: Strelau, Zawadzki, 1995; Thomas & Chess, 1977; Малых и др., 1998; Русалов, Галимов, 1999; Егорова и др., 2004).

Опираясь на основные идеи психогенетического подхода к интегральному исследованию индивидуальности, возможно решить несколько исследовательских проблем по отношению к уровню формально-динамических свойств. В частности, оценить место этих свойств в структуре интегральной индивидуальности; рассмотреть взаимосвязи между свойствами в контексте генотип-средового соотношения, что до настоящего времени не проводилось при изучении интегральной индивидуальности; проанализировать средовые влияния на свойства темперамента в подростковом и юношеском возрасте.

Результаты построения модели фенотипической дисперсии (таблица 1) показывают, что возрастной стабильностью в источниках вариативности обладают только четыре свойства: Психомоторная Эргичность и Эмоциональность и Интеллектуальная Эргичность и Скорость, не более 40% дисперсии свойств. Вероятной причиной этого является интеграция темперамента и личности, которая приводит к тому, что изменяются прежде всего свойства, связанные с социальным взаимодействием, а активационные (эргичность) и эмоциональные характеристики деятельности являются наиболее стабильными в плане возрастной динамики генотип-средовых влияний.

Таблица 1

Компоненты фенотипической дисперсии формально-динамических свойств в возрасте 13-и 18-22 лет

Показатель

13-17лет

18-22 года

Ga

Gd

Ec

Ew

Ga

Gd

Ec

Ew

Эргичность психомоторная

23

9

69

14

42

44

Эргичность интеллектуальная

41

7

52

5

59

35

Эргичность коммуникативная

56

44

19

81

Пластичность психомоторная

37

63

48

10

42

Пластичность интеллектуальная

23

77

47

52,95

Пластичность коммуникативная

30

14

56

55

45

Скорость психомоторная

22

78

6

52

42

Скорость интеллектуальная

32

30

39

27

19

54

Скорость коммуникативная

23

24

53

21

78

Эмоциональность психомоторная

44

12

44

17

31

51

Эмоциональность интеллектуальная

14

86

47

13,2

39

Эмоциональность коммуникативная

24

17

58

62

38

Примечание: * здесь и далее нули и запятые перед десятичными знаками опущены;

Ga – аддитивная компонента, Gd – доминантная компонента, Ec – общая среда,  Ew – индивидуальная среда.

Генетическая конфигурация уровня формально-динамических свойств в обоих возрастах составляют следующие свойства: Эргичность и Эмоциональность в Психомоторной и Скорость в Интеллектуальной сфере, которые можно рассматривать как основные при характеристике межиндивидуальных различий по формально-динамическим свойствам.

Следующим этапом нашей работы является определение роли генетических и средовых факторов во взаимосвязях формально-динамических свойств. Анализ фенотипических и генетических корреляций позволяет прийти к следующим выводам:

1. Структура фенотипических связей свойств темперамента обладает относительным постоянством в возрасте от 13 до 22 лет, тогда как количество генетических связей сокращается, что, скорее всего, связано с исчезновением совместных генетических влияний на свойства. Кроме того, происходит усиление средовых влияний в силу необходимости реализации приспособительной функции всего темперамента. В частности, это находит подтверждение в том, что генетические связи в 18-22 года характеризуют свойства психомоторной и интеллектуальной сфер, тогда как в младшем возрасте наблюдались связи и со свойствами коммуникативной сферы. Это обусловлено тем, что коммуникативные характеристики «переходят» на более высокий уровень индивидуальности – личностный и становятся более зависимыми от особенностей социального взаимодействия.

2. Можно констатировать, что разные генетические влияния определяют развитие Эмоциональности и Активности и приводят к ортогональности данных свойств. Установлено, что внутриуровневые связи, обусловленные действием общих генетических факторов, являются однозначными или одно-многозначными в контексте и лексике теории интегральной индивидуальности. Это является подтверждением идеи В.С. Мерлина о специфике внутри- и межуровневых связей. Сравнение структур генетических и фенотипических взаимосвязей позволяет утверждать, что генетические влияния занимают значительное место в формировании связей свойств в обоих возрастах. При этом в процессе развития наблюдается дивергенция генетических влияний на свойства, характеризующие проявления Активности в разных сферах. Объяснением этому факту является нарастающая интеграция уровней темперамента и личности, которая приводит к тому, что, объединяясь с личностными свойствами, свойства темперамента начинают зависеть от других генетических структур. Однако генетическая основа эмоциональности сохраняется, действуют одни и те же гены независимо от возраста.

Отдельное внимание в данном пункте работы уделено изучению внутрисемейного сходства по свойствам формально-динамического уровня. Анализ внутрисемейного сходства показывает, что только отдельные параметры Активности (Эргичность и Пластичность) схожи у различных пар родственников (табл. 2). Это подтверждается изучением количества родительских предикторов для свойств темперамента детей. Общим для пар родственников является наличие родительских предикторов для Психомоторной эргичности, Скорости и Интеллектуальной Эмоциональности. Итак, установлено, что в подростковом и юношеском возрастах свойства темперамента утрачивают собственную независимость в структуре интегральной индивидуальности, сближаясь со свойствами вышележащих уровней (прежде всего с личностным). Усиление средовых влияний (индивидуализация среды, профессиональное определение, смена ведущей деятельности) отражается не только на проявлении свойств темперамента и сходстве родственников, но и на структуре связей свойств.

Второй вопрос, который нашел свое отражение в главе 5 – это вопрос о генотип-средовом соотношении в вариативности показателей свойств личности (параграф 5.4.). Обсуждение данного вопроса идет по следующим направлениям: личностные свойства в структуре индивидуальности, исследования личностных свойств в генетике поведения, роль генетических и средовых факторов во взаимосвязях свойств личностного уровня индивидуальности.

На сегодняшний день для психогенетического исследования наиболее адекватной является теория черт, которая позволяет не только надежно и достоверно измерить и выявить индивидуальные различия в свойствах личности, но также рассмотреть роль генотип-средовых факторов в развитии черт. Теория В.С. Мерлина очень близка к личностным теориям черт, так центральными образованиями в структуре личности являются симптомокомплексы личностных свойств, полученные на основе факторного анализа. В качестве основного примера симптомокомплексов В.С. Мерлин (Мерлин, 1990) рассматривает свойства личности в 16 - факторной модели Р.Б. Кеттелла (см. Мерлин, 1990). Черты представлены в иерархии по степени обобщения от частных проявлений свойств в единичных ситуациях до целостных симптомокомплексов, которые составляют ядро личности. Личность включена в более общую систему – в интегральную индивидуальность (Мерлин, 1985), и в соответствии с принципом значности связей можно определять те свойства, которые включены в подсистему личности, и те, которые относятся к другими подсистемам.

Исследования личности в генетике поведения постоянно обновляются, а разнообразие в результатах обеспечивается тем, что исследования выполняются разными методами (близнецовым, семейным и др.), а также с использованием разных моделей личностных черт. Однако такое разнообразие не позволяет сделать однозначные выводы относительно генетической обусловленности личностных черт. В целом большинство черт имеет достаточную генетическую обусловленность около 50% (Loehlin, Nichols, 1976; Carey, Goldsmith, Tellegen, & Cottesman, 1978; Fulker, 1978; Loehlin, Nichols, 1976; Plomin, 1981; Rowe & Plomin, 1981; Rowe 1997). Психогенетические исследования 16 - факторной модели личностных черт Р.Б.Кеттелла показали, что получаемые результаты о генетической обусловленности личностных черт обладают ограниченной стабильностью и воспроизводимостью (Cattell, Blewett, Beloff, 1955; Cattell, Schuerger, Klein 1982; Cattell, Rao, Schuerger, 1985; Егорова, Семенов, 1988, см. Равич-Щербо, 1988). Вместе с тем доля генетической компоненты в дисперсии личностных свойств, выделенных Р.Б. Кеттелом, сравнима с исследованиями других личностных характеристик (Loehlin, Horn, Willerman, 1990). Использование «Большой пятерки» в психогенетических исследованиях позволило прийти к следующему выводу относительно роли генетических и средовых факторов, влияющих на пять основных свойств личности: генотип обусловливает от 30 до 50% вариативности свойств личности (например, Bergeman et al., 1993; Bouchard, Loehlin, 2001; Bouchard, McGue, 2003; Jeng et al., 1996; Plomin, 1986;). Эмпирическое исследование свойств личностного уровня интегральной индивидуальности представлено в трех направлениях: 1) изучение роли генетических и средовых факторов в частных свойствах личности, 2) выявление соотношения генетических и средовых факторов в обощенных свойствах личности и 3) исследование соотношения генетических и средовых факторов во взаимосвязях свойств личностного уровня индивидуальности. Основные результаты данного этапа исследования сводятся к следующему:

       1. Рассматривая результаты вычисления компонент фенотипической дисперсии, можно утверждать следующее (табл. 2). В возрасте 13-17 лет большинство свойств по опроснику Р.Б. Кеттелла обнаруживают средовое влияние, при этом испытывают максимальное влияние индивидуальной средовой компоненты. Это означает, что те параметры среды, которые различаются у родственников, оказывают наиболее сильное влияние на формирование свойств в 13-17 лет. Вместе с тем, три свойства испытывают генетическую обусловленность: H (смелость-робость) Ga=44, Gd=9, Q1 (радикализм-консерватизм) Ga =27, F (бесспечность-озабоченность) Ga =26.

Таблица 2

Компоненты фенотипической дисперсии в возрасте 13-17 и 18-22 лет по свойствам личности опросника Кеттелла Р.Б. 16 PF

Показатель

13-17 лет

18-22 года

Ga

Gd

Ec

Emz

Ew

Ga

Gd

Ec

Emz

Ew

A доброта-отчужденность

42

58

21

14

64

B высокий-низкий интеллект

64

36

66

34

C эмоциональная устойчивость-неустойчивость

38

7

55

E доминантность-конформность

30

70

11

89

F бесспечность-озабоченность

26

22

53

21

79

G сила-слабость сверх Я

35

65

33

30

37

H смелость-робость

44

9

47

I мягкость-суровость

46

54

25

20

55

L подозрительность-доверчивость

29

71

M мечтательность-практичность

20

80

10

10

80

N проницательность-наивность

12

88

11

10

79

O тревожность-уверенность в себе

49

51

24

76

Q1 радикализм-консерватизм

27

31

42

39

11

50

Q2 самодостаточноть-зависимость от группы

54

46

55

45

Q3 контроль желаний-импульсивность

12

88

38

62

Q4 напряженность-расслабленность

16

84

22

10

68

Примечание: * Ga – аддитивная компонента, Gd – доминантная компонента, Ec – общая среда,  Ew – индивидуальная среда;

** для факторов M и N значения коэффициентов внутрипарного сходства были не значимые

       2. В возрасте 18-22 лет обнаруживается большее число свойств, имеющих в структуре фенотипической дисперсии генетическую компоненту. Можно полагать, что с возрастом усиливается роль генотипа в свойствах личности.

Однако так как только одно свойство (Q1 радикализм-консерватизм) имеет генетическую компоненту в двух возрастах, то говорить о возрастной преемственности детерминации личностных свойств не представляется возможным. Количество личностных свойств, имеющих долю генотипа в фенотипической дисперсии, значительно увеличилось, диапазон генетической составляющей варьирует от 21 до 38%. Так, наибольший процент дисперсии существует для свойств Q1 (радикализм-консерватизм) Ga = 39, C (эмоциональная устойчивость-неустойчивость) Ga = 38 и G (сила-слабость сверх Я) Ga = 33. Затем идут свойства I (мягкость-суровость) и A (доброта-отчужденность), имеющие 25 и 21% генетической составляющей. Из средовых факторов доминирует индивидуальная среда, за исключением фактора B (высокий-низкий интеллект) и Q2 (самодостаточноть-зависимость от группы), где большее значение имеет общая среда. Сопоставление с результатами других исследований дает противоположную картину; так, в исследовании М.С. Егоровой и В.В. Семенова (Егорова, Семенов, 1988) обнаружено, что в значительной мере сходство близнецов по опроснику Р.Б. Кеттелла связано с распределением ролей в паре и полом.

3. По результатам выделения компонент фенотипической дисперсии обобщенных личностных свойств было обнаружено, что генетическая компонента определяет от 29 до 62% в дисперсии свойств в пятифакторной модели в возрасте 13-17 лет (табл. 3). Среди средовых компонет наибольшую роль играет индивидуальная среда и только в случае нейротизма общая (Ec = 34). Наибольшую оценку компонент наследуемости получает Экстраверсия (Ga = 62), тогда как наименьшую Доброжелательность (Ga = 29). Сопоставление наших данных и данных других исследователей представляет схожую картину в оценке компонента наследуемости.

Таблица 3

Компоненты фенотипической дисперсии в возрасте 13-17 лет по свойствам личности опросника «Большая пятерка»

Показатель

13-17 лет

18-22 года

Ga

Gd

Ec

Ew

Ga

Gd

Ec

Ew

Экстраверсия

62

02

36

40

30

30

Доброжелательность

29

21

50

11

45

44

Сознательность

39

20

41

39

31

30

Нейротизм

44

34

22

47

14

39

Открытость опыту

51

15

34

13

49

38

Примечание: Ga – аддитивная компонента, Gd – доминантная компонента, Ec – общая среда, Emz – специфическая монозиготная среда, Ew – индивидуальная среда

Вычисление компонент фенотипической дисперсии для свойств, входящих в «Большую пятерку», обнаружило следующее. Наиболее высокая генетическая составляющая проявляется для свойств: Нейротизм (Ga = 47), Экстраверсия (Ga = 40) и Сознательности (Ga = 39). Компонент наследуемости для Доброжелательности и Открытости опыту не превосходит 15%. В отношении разных свойств наши данные в большей или меньшей степпени согласуются с другими работами (например: Bergeman, Chipuer, Plomin et al., 1997; Jang et al., 1996, 1998; Rlemann, Angleitner, Strelau, 1997; Егорова и др., 2004).

Рассматривая изменение в генетической обусловленности черт личности в двух возрастах, можно говорить о преемственности в оценках компонента наследуемости. Однако в возрасте 13-17 лет оценка Экстраверсии выше (Ga=62) и доминирует индивидуальная среда, тогда как в 18-22 года значение компонента наследуемости уже 40, и общие и индивидуальные средовые факторы играют одинаковую роль. По Нейротизму данные почти идентичные, за исключением усиления роли индивидуальной среды в возрасте 18-22 лет. Возрастное сходство в оценках компонента наследуемости и средовых факторов (большая роль индивидуальной среды) сохраняется и для показателя Сознательности (Ga = 39). Наследуемость показателей Доброжелательности и Открытости ниже в 18-22 года, чем в 13-17 лет, причем для Открытости показатель наследуемости значительно ниже в старшем возрасте (Ga = 11). Возможным объяснением усиления средовых влияний является то, что возраст 18-22 года время активного становления мировоззрения, самоопределения, кроме того на этот возраст приходится отход от родительской семьи и включение в большее число социальных групп, что также способствует расширению спектра социальных влияний.

В нашем исследовании получены факты, говорящие о том, что большее число частных черт личности (по опроснику Р.Б. Кеттелла 16 PF) в возрасте 18-22 года имеет генетическую составляющую, чем в возрасте 13-17 лет. В то же время обобщенные свойства личности (по модели «Большая пятерка») имеют генетическую составляющую в обоих возрастах. Представляется, что объяснением этого является то, что как раз в этот период и происходит интеграция свойств уровней темперамента и личности. Так, свойства личности, формируясь, «впитывают» в себя свойства темперамента. В качестве дополнительного подтверждения такой интеграции могут быть и факты увеличения числа связей между данными свойствами (Мерлин, 1986; Силина, 1982, 1985, 1999; Вяткин, 1999).

Следующим этапом нашей работы является определение
роли генетических и средовых факторов во взаимосвязях свойств личностного уровня индивидуальности.

В результате рассмотрения внутриуровневых связей частных свойств личности в 13-17 лет обнаружено следующие. Генетические корреляции личностных свойств в этом возрасте характеризуются следующим. Наличие однонаправленных генетических влияний на связи свойств H (смелость-робость), Q1 (радикализм-консерватизм) (rg1= 37), H (смелость-робость) и Экстраверсия (rg = 61). Другая взаимосвязь была обнаружена для свойств F (беспечность-озабоченность) и Нейротизм (rg = -58), высокое отрицательное значение показывает, что генетические влияния на эти свойства являются противоположными. Наличие данных связей позволяет утверждать, что на уровне генетических влияний существует одно- и много-однозначная связь свойств. Это вполне согласуется с положениями теории интегральной индивидуальности В.С. Мерлина о том, что взаимосвязи внутри одного уровня свойств характеризуются однозначной или одно-многозначной связью.

Фенотипические корреляции в возрасте 13-17 лет характеризуются большим количеством связей свойств личности. Наибольшее число связей обнаружено для фактора H (смелость - робость), положительные связи с факторами C (эмоциональная устойчивость - неустойчивость), F (беспечность - озабоченность), Q1 (радикализм - консерватизм) и с показателями «Большой пятерки» Экстраверсии и Открытости. Фактор N (проницательность – наивность) обнаружил наибольшее число связей с показателями «Большой пятерки», это отрицательные связи с показателем Сознательности и Доброжелательности и положительная с Нейротизмом. Другие факторы обнаружили по одной, две корреляционных связи, преимущественно, положительные.

Сопоставление генетических корреляций с фенотипическими демонстрирует, что только связи H (смелость - робость) и Q1 (радикализм -консерватизм) (r = 37) и H (смелость - робость) и «Экстраверсии» (r = 61) совпадают, это свидетельствует о том, что наличие данных взаимосвязей обусловлено как генетическими, так и средовыми факторами. Среди свойств «Большой пятерки» обнаружены связи между Нейротизмом и Экстраверсией (r = -65) и Нейротизмом и Доброжелательностью (r = -52), сходные факты обнаруживаются и в других исследованиях (например Ono, Ando, Onoda et al., 2000). Аналогичные данные получены и по фенотипическим корреляциям показателей свойств Нейротизма и Экстраверсии (r = -39) и доброжелательности (r = -34). В отношении связи нейротизма и экстраверсии можно сделать вывод о том, что она подтверждает факты, полученные разными авторами (например, Мерлин, 1973; Первин, Джон, 2000) об ортогональности или оппозиционности этих свойств.

       В целом структура генетических и фенотипических корреляций частных свойств личности различается. Разнообразие фенотипических корреляций в сравнении с генетическими демонстрирует закономерность, что формирование структуры личности находится вероятнее всего под влиянием взаимодействия факторов генотипа и среды, чем доминирования одного их факторов.

Обратимся к результатам анализа внутриуровневых связей свойств личности в возрасте 18-22 лет. Генетические корреляции обнаружены для всех частных свойств личности, имеющих долю генетического компонента в дисперсии свойств. Однонаправленные корреляции обнаружены для факторов A (доброта - отчужденность) и I (мягкость - суровость) (rg = 44), C (эмоциональная устойчивость - неустойчивость) и G (сила - слабость сверх Я) (rg = 52) и Q1 (радикализм - консерватизм) (rg =35). Также это связи факторов M (мечтательность - практичность) и I (мягкость - суровость) (rg = 44), факторов N (проницательность - наивность) и G (сила-  слабость сверх Я) (rg = 39), Q1 (радикализм - консерватизм) и C (эмоциональная устойчивость - неустойчивость) (rg = 35). Разнонаправленные корреляции получены у свойств C (эмоциональная устойчивость - неустойчивость) и A (доброта - отчужденность) (rg =-38) и I (мягкость - суровость) (rg =-44).

Свойства «Большой пятерки» обнаружили следующие генетические корреляции. Отрицательная связь Нейротизма (rg = -54) и положительная связь Экстраверсии (rg = 34) с фактором G (сила-слабость сверх Я), Открытость связана с фактором N (проницательность-наивность) (rg = 47) и Q1 (радикализм-консерватизм) (rg = 42). Наибольшее число положительных генетических корреляций обнаружено для свойства Доброжелательность с факторами: A (доброта-отчужденность) (rg = 41), G (сила-слабость сверх Я) (rg = 33), I (мягкость-суровость) (rg = 46) и Q4 (напряженность-расслабленность) (rg = 37). Сознательность положительно связана со свойством G (сила-слабость сверх-Я) и отрицательно с фактором M (мечтательность-практичность) (rg = -55).

Структура фенотипических корреляций частных и общих свойств личности более разнообразна в возрасте 18-22 лет, чем в 13-17. Центральное место в структуре взаимосвязей занимает фактор F (беспечность-озабоченность), который коррелирует с большинством свойств по шестнадцатифакторному опроснику, а также с факторами опросника «Большая пятерка». Вторым по количеству связей является фактор Q4 (напряженность-расслабленность). Однако внутри показателей «Большой пятерки» связей мало, это положительная связь Нейротизма и Доброжелательности, Экстраверсии и Сознательности.

Структура фенотипических корреляций существенным образом отличается от структуры генетических корреляций личностных свойств. Совпадающими генетическими и фенотипическими корреляциями свойств личности являются взаимосвязь фактора Q4 и Нейротизма (rg = 57; rp*2 = 48) и отрицательные взаимосвязи Нейротизма и Доброжелательности (rg = -63; rp = -48). Это означает, что за частными и обобщенными проявлениями эмоциональной неустойчивости, напряженности, тревожности стоят одни генетические и генотип-средовые факторы, а проявления доброжелательности, альтруизма и нейротизма обусловлены действием разных факторов.

Сравнивая генетические и фенотипические взаимосвязи в возрастах 13-17 лет и 18-22 года, можно отметить, что структура фенотипических и генетических взаимосвязей отличается. Только четыре фенотипические корреляции совпадают в изучаемых возрастах, и количество фенотипических взаимосвязей больше в старшем возрасте. Одна генетическая связь повторяется в обоих возрастах. Это свидетельствует о существенных изменениях в структуре личности, а также о наличии малого числа устойчивых элементов, которые сформированы как при участии генотипа и среды, так и при участии только одного из факторов.

Анализируя генетические и фенотипические связи свойств Нейротизма и Доброжелательности, можно отметить, что данная связь присутствует в обоих изучаемых возрастах, т.е. является относительно стабильной. Такая картина связей подтверждает гипотезу о генетической конфигурации интегральной индивидуальности, в частности, для уровня личностных свойств.

Полученные факты являются новыми для теории интегральной индивидуальности В.С. Мерлина, позволяя характеризовать внутри- и межуровневые связи свойств. В целом полученные фенотипические и генетические взаимосвязи свойств личностного уровня характеризуются как однозначные или одно-многозначные с позиции теории интегральной индивидуальности, т.е. как связи свойств одного уровня. Сопоставление генетических корреляций с фенотипическими дает основание считать, что наличие однозначных и одно-многозначных взаимосвязей обусловлено действием генетических факторов и взаимодействием генотип-средовых факторов. Обнаружение взаимосвязей свойств, обусловленных действием общих генетических факторов, является убедительным основанием для того, чтобы перенести вопрос о соотношении генотипа и среды в индивидуальности от отдельных свойств к взаимосвязям между свойствами. Появляется возможность рассматривать структуру интегральной индивидуальности (свойства и их взаимосвязи) в более широком аспекте и понимать природу и происхождение разноуровневых свойств, а также закономерностей их взаимодействия, опосредования, преобразования и интеграции, что отмечалось В.С. Мерлиным как наиболее важная задача исследования индивидуальности.

В главе 5 отдельное внимание уделено вопросу, который является центральным в интегральном исследовании индивидуальности – это вопрос о межуровневых взаимосвязях. В работе данный вопрос раскрыт в параграфе 5.5. Психогенетическое исследование взаимосвязи свойств психодинамического уровня и уровня личностных свойств в структуре интегральной индивидуальности.

Проблема взаимосвязи свойств темперамента и свойств личности, равно как и взаимосвязи свойств различных уровней, является одной из фундаментальных проблем для большинства исследований в рамках теории индивидуальности (В.С. Мерлин, Б.Г. Ананьев, В.М. Русалов и др.). Проблема взаимосвязи темперамента и личности в теории интегральной индивидуальности В.С. Мерлина может рассматриваться и в контексте проблемы развития (Силина, 2006). Свойства темперамента могут развиваться как полиморфная основа для формирования социально детерминированных свойств личности и поведения в логике гено-средовых отношений и поисков предикторов индивидуального развития (Силина, 2006). Динамика развития свойств темперамента проявляется не только в изменении выраженности свойств и соответственно сохранении в онтогенезе индивидуальных различий, но также развитие проявляется в усилении взаимосвязей внутри свойств темперамента (Силина, 1981) и между свойствами темперамента и личности.

Исследования, выполненные в лаборатории В.С. Мерлина (Пикалов, 1977; Тамбовцева, 1978; Люкин, 1977; Гордецова, 1978; Ерошенко, 1981), и современные данные подчеркивают, что именно специфика связей между уровнями является критерием разделения свойств темперамента и личности. Изучение роли генетического и средового фактора позволит по-новому взглянуть на сущность взаимосвязей свойств психодинамики и личности. В исследованиях, проведенных зарубежными авторами, также обнаруживаются взаимосвязи свойств темперамента и личности (например Brebner, Stough, 1993; Strelau, Zawadzki, 1995; McCrae & Costa, 2001).

Вариантом решения проблемы соотношения темперамента и личности является введение критерия генетической обусловленности свойств, основываясь на котором можно уточнить место свойства в структуре индивидуальности (Равич-Щербо, 1999). Для теории интегральной индивидуальности это даст возможность нового понимания целостного влияния и роли генетических и средовых компонент в межиндивидуальной вариативности характеристик различных иерархических уровней интегральной индивидуальности.

Возможно, этот критерий не дает окончательного ответа на вопрос о соотношении личности и темперамента, но позволяет рассматривать свойства с учетом того, какие источники стоят за их формированием, чем (генотипом или средой) в большей степени определяются индивидуальные различия по данным свойствам. Исследование источников вариативности разноуровневых свойств интегральной индивидуальности и их взаимосвязей позволяет верифицировать гипотезу о том, что наличие много-многозначной связи между свойствами любых уровней является результатом влияния средового фактора на генотипические характеристики (Силина, 1999). Таким образом, можно рассматривать межуровневые связи не только как результат развития или формирования индивидуальности, но и как связи, по-разному детерминированные факторами среды и генотипа. Для интегрального исследования инидвидуальности, на наш взгляд, такая идея является особенно продуктивной по следующим основаниям. Во-первых, при изучении онтогенеза индивидуальности разновозрастные структуры дают понимание функциональной специфики различных свойств на разных уровнях. Во-вторых, основываясь на генетическом критерии, можно подтвердить идею о базисном характере свойств темперамента относительно свойств вышележащих уровней в онтогенезе индивидуальности (Мерлин, 1986). В-третьих, обсуждение проблемы взаимосвязи личности и темперамента, установление специфики связей позволит подтвердить идею онтогенетической дивергенции свойств психодинамического и личностного уровней. В-четвертых, исследование взаимосвязей дает основание перейти к идее «генетической конфигурации» индивидуальности, в качестве которого можно рассматривать генетические взаимосвязи между уровнями, создающими основу индивидуальности со стороны генотипа.

Результаты исследования роли генетических и средовых факторов во взаимосвязях свойств различных уровней интегральной индивидуальности сводятся к следующему.

Характеризуя особенности генетических корреляций разноуровневых свойств в 13-17 лет, можно утверждать, что на большинство формально-динамических свойств и свойств личности действуют разнонаправленные генетические влияния (табл. 4). Наибольшее число разнонаправленных связей проявляется для свойств, характеризующих Экстраверсию, обращенность к людям и Эмоциональность, и, следовательно они имеют разную генетическую основу.

Таблица 4

Генетические корреляции формально-динамических свойств и свойств личности в 13-17 лет

Показатель

Эргичность психомоторная

Эргичность интеллектуальная

Пластичность коммуникативная

Скорость интеллектуальная

Скорость коммуникативная

Эмоциональность психомоторная

Эмоциональность коммуникативная

F бесспечность- озабоченность

48

51

-55

H смелость- робость

-33

-40

Q1 радикализм- консерватизм

-44

Нейротизм

50

-49

55

Экстраверсия

-50

-53

-51

Открытость

-57

Доброжелательность

-36

-49

-37

Структура фенотипических корреляций формально-динамических свойств и свойств личности в 13-17 лет характеризуется следующим. Наибольшее число взаимосвязей среди формально-динамических свойств обнаруживается у Эргичности в интеллектуальной и коммуникативной сферах, что означает, это повышение Активности и потребность в интеллектуальной деятельности и социальных контактах связаны с беспечностью, смелостью, гибкостью взглядов и в целом с направленностью на других, готовностью принимать новое и самоконтролем. На уровне фенотипических связей мы обнаруживаем большое число взаимосвязей факторов «Большой пятерки» с формально-динамическими свойствами. В основном это связи Экстраверсии и Открытости с Эргичностью и Скоростью в разных сферах (rp от 0,34 до 0,52).

Обнаружено, что структуры генетических и фенотипических корреляций формально-динамических свойств и свойств личности в возрасте 13-17 лет различаются. Фенотипических взаимосвязей обнаружено больше, и они характеризуют много-многозначные отношения между свойствами двух уровней. Генетические связи в большей степени однозначные или одно-многозначные. Это означает, что в структуре индивидуальности генетические взаимосвязи определяют внутренную конфигурацию межуровневых связей, тогда как фенотипические конкретизируют психологический облик.

На уровне генетических взаимосвязей формально-динамические и личностные свойства в возрасте 18-22 лет обнаруживают очень небольшой набор связей (табл. 5). Это позволяет считать, что происходит разделение генетических влияний для формально-динамических и личностных свойств, причем, если свойства, связанные с интеллектуальной сферой, в большей степени генетически связаны с частными свойствами личности, то свойства психомоторной сферы связаны с обобщенными свойствами. Интеллектуальные свойства в большей степени связаны с Открытостью к новому, а психомоторные – с Сознательностью, самоконтролем.

Таблица 5

Структура генетических корреляций формально-динамических и личностных свойств в 18-20 лет

Показатель

Эргичность психомоторная

Эргичность интеллектуальная

Пластичность психомоторная

Скорость психомоторная

Скорость интеллектуальная

Эмоциональность психомоторная

Эмоциональность интеллектуальная

A доброта-отчужденность

C эмоциональная устойчивость-неустойчивость

54

34

G сила-слабость сверх Я

47

45

I мягкость-суровость

34

37

M мечтательность-практичность

43

N проницательность-наивность

Q1 радикализм-консерватизм

33

58

44

Q4 напряженность-расслабленность

Нейротизм

-41

53

37

Экстраверсия

-33

Открытость

45

33

-34

-40

Доброжелательность

Сознательность

52

36

-48

На этом основании можно сформулировать несколько закономерностей. Во-первых, генетические связи личности и темперамента в старшем возрасте группируются вокруг одного-двух свойств. Во-вторых, если предполагать интеграцию личностных свойств и свойств темперамента в старших возрастах, то малое число связей является показателем того, что это не разные свойства, а одно (латентное в данном случае), и корреляции отражают связи отдельных его проявлений. В-третьих, с позиции иерархии свойств в индивидуальности и рассмотрения свойств «Большой пятерки», как наиболее обобщенных, включающих свойства темперамента и личности, корреляции отдельных формально-динамических свойств отражают иерархический принцип. Например, Сознательность как общий фактор, характеризующий в том числе степень контроля за деятельностью, может быть более высоким в иерархии по отношению к свойствам активности и потребности в деятельности и легкости переключения.

Фенотипические взаимосвязи свойств формально-динамического и личностного уровня в 18-22 года. Количество фенотипических связей больше, хотя и не намного, количества генетических связей (20 против 27). Наибольшее число межуровневых связей обнаружено для следующих формально-динамических свойств: Эргичности в коммуникативной сфере, Пластичности в психомоторной и интеллектуальной сфере и для Скорости в психомоторной сфере со свойствами по опроснику Р.Б. Кеттелла 16PF. Среди факторов «Большой пятерки» наибольшее количество связей обнаруживает Экстраверсия, это положительные связи с «психомоторной эргичностью» (rp = 40) и «пластичностью» (rp = 38) и «коммуникативными эргичностью» (rp = 50), «пластичностью» (rp = 44) и «скоростью» (rp = 52). Подводя итог, можно утверждать следующее. В возрасте 18-22 года свойства двух уровней обнаруживают большое число взаимосвязей, которые концентрируются вокруг нескольких свойств темперамента Эргичности в коммуникативной сфере, Пластичности в психомоторной и интеллектуальной сфере, Скорости в психомоторной сфере и факторов личности F (беспечность - озабоченность), G (сила - слабость «сверх Я»), I (мягкость - суровость) и Q1 (радикализм - консерватизм). Полученная картина связей дает основание интерпретировать их как много-многозначные в терминах теории В.С. Мерлина. Сравнивая генетические и фенотипические корреляции можно утверждать, что структура корреляций различается, однако есть совпадающие связи: Психомоторная эргичность, Интеллектуальная скорость и факторы G (сила-слабость сверх Я) и Q1 (радикализм-консерватизм), Психомоторная пластичность и факторы Q1 (радикализм-консерватизм) и Экстраверсия, Интеллектуальная эмоциональность и Нейротизм. Такая картина связей означает, что и генетические, и средовые влияния действуют на данные свойства, усиливая их проявление. Кроме того, структура связей является примером много-многозначной межуровневой связи свойств, причем как на уровне фенотипа, так и на уровне влияния генетических факторов. Это, по нашему мнению, является еще одним свидетельством того, что возможно не только обнаружить генетическую конфигурацию индивидуальности, но и увидеть, что на основе этой конфигурации формируются не только отдельные уровни индивидуальности, но и устанавливаются межуровневые связи.

Часть 3 диссертационного исследования посвящена рассмотрению средовых параметров как характеристик метаиндивидуальности. Содержание данной части представлено в двух главах. Глава 6 посвящена теоретическому анализу средовых характеристик как фактору изменения генотип-средовых соотношений. Представленный материал, позволяет утверждать, что в целом исследования среды, вне зависимости от того, на что они направлены, на изучение психогенетических или психологических вопросов, должны стремиться к тому, чтобы выявить, какую роль играют средовые факторы в развитии человека, какова их роль в стабильности-изменчивости и дифференциации-интеграции психологических характеристик.

В главе 7 представлены результаты эмпирического исследования средовых факторов как метаиндивидуальных характеристики. Данная глава посвящена рассмотрению теоретических вопросов, касающихся: 1) соотношения понятий среда и метаиндивидуальность (параграф 7.1.), 2) места понятия метаиндивидуальности в теории интегральной индивидуальности (параграф 7.2.), 3) анализу свойств родителей как характеристики метаиндивидуальности (параграф 7.3.) и 4) изучению различающегося родительского отношения в семьях разного типа (параграф 7.4.).

При рассмотрении понятия метаиндивидуальность принципиальными положениями являются: во-первых, метаиндивидуальность может рассматриваться как составляющая системы социальных взаимоотношений и, следовательно, во-вторых, определяется особенностями социальной группы, особенностями отношений с другими людьми. В-третьих, метаиндивидуальность определяется интраиндивидуальными свойствами, присущими человеку и проявляющимися во взаимодействии с действительностью. Соответственно метаиндивидуальность рассматривается как уровень в системе индивидуальности, описывающей вклады конкретной индивидуальности в жизнь других людей и наполненной отношением, свойствами, которые приписываются данной индивидуальности группой. Вклады (влияние), которые производит интегральная индивидуальность в других людей, изменяют их поведение и характеристики индивидуальности, что является метаэффектом интегральной индивидуальности. Развитие представлений о метаиндивидуальности в последние годы происходило в работах, выполненных под руководством Б.А. Вяткина (Вяткин, Щукин, 1999).

При анализе средовых факторов в интегральном исследовании индивидуальности рассматриваются метаиндивидуальные характеристики, а именно: особенности семьи и внутрисемейных отношений.

Понятие «метаиндивидуальность» применимо к рассмотрению семьи, так как удовлетворяет теоретическим положениям:

1. Система социальных отношений, складывающаяся в семье, позволяет каждой индивидуальности устанавливать отношения с социальной действительностью и тем самым проявлять собственную индивидуальность в данной группе, проявлять собственную метаиндивидуальность.

2. Особенности социальной группы, в данном случае семьи (например: количество членов семьи и специфика отношений между ними), определяют характеристики метаиндивидуальности каждого члена.

3. Проявления метаиндивидуальности определяются индивидуальными свойствами и, соответственно, то, как будет происходить взаимодействие, опосредовано не только самой группой, но и характеристиками ее участников.

4. В основе метаиндивидуальности лежат свойства индивидуальности, т.е. взаимодействие в семье определяется теми характеристиками индивидуальности (например, свойства темперамента, личности, социально-психологических характеристики), которыми обладают родители и дети, что согласуется с полученными, например, В.В. Люкиным, Т.И. Марголиной, (Марголина, 1996; Люкин, 1977) данными. Так, свойства личности родителей и являются метасвойствами, так как принадлежат уровню личностных свойств в системе интегральной индивидуальности, равно как и свойства темперамента детей, принадлежащие психодинамическому уровню ИИ.

5. Изменения, которые происходят с родителями и ребенком в процессе их взаимодействия, можно обозначить термином метаэффект.

Эмпирическое исследование средовых факторов как метаиндивидуальных характеристик посвящено анализу различающегося родительского отношения в семьях разного типа (представлено в параграфе 7.4). Для подробного изучения внутрисемейных средовых факторов, характеристик метаиндивидуальности, проявляющихся в семье, было организовано исследование на выборках семей разного типа: многодетная, имеющая 3 детей, «сиблинговая», т.е имеющая 2 детей, и семья с одним ребенком.

Основными результатами данной части работы являются следующие:

Рассматривая взаимосвязи между показателями родительского отношения у матерей и отцов в контексте проблемы метаиндивидуальности, можно говорить о том, что родители в целом создают для ребенка единый контекст взаимодействия, т.е. единое метаиндивидуальное поле. Это подтверждается наличием положительных взаимосвязей между одинаковыми показателями родительского взаимодействия у матерей и отцов. Вместе с тем, необходимо отметить многозначность связей между разными показателями. Для «отцовских» показателей значимыми (связанными с несколькими «материнскими») являются показатели Авторитетности и Удовлетворенности отношениями, а для матерей Нетребовательности, Мягкости и Непоследовательности. Такие показатели можно рассматривать как важные для взаимовлияния родителей, т.е. можно обнаружить метаэффект родителей по отношению друг к другу. Данные результаты являются подтверждением того, что отношение родителей к детям является в большей степени общесредовым фактором. Бльшая теснота связей между одноименными показателями родительского отношения и почти полное отсутствие различий дают основание говорить о том, что отношение матери и отца к детям не является различающимся фактором. Однако система родительских отношений, вероятно, является сложноорганизованной, так как существуют многочисленные связи между разноименными параметрами отношений матерей и отцов. Это вносит некоторую коррекцию в понимание отношения родителей (и матери и отца) как единого средового фактора, т.е. можно утверждать, что отношения обоих родителей являются фактором общей среды для детей, однако для каждого из родителей отношение другого к ребенку, скорее, является фактором индивидуальной среды.

Различия между параметрами родительского отношения в семьях разного типа. Результаты сиблингового исследования и исследования многодетных семей показывают, что в семьях разного типа отношение к старшим и младшим детям отличается по одним и тем же параметрам. Родительское отношение различается по показателю контроля, старшего больше контролируют, и родители считают себя большим авторитетом для старшего ребенка. Тип семьи, скорее, следует рассматривать как фактор общей среды, а специфику отношений в семье как факторы индивидуальной среды, так как именно в них проявляются различия между детьми и родителями.

Значительное место при анализе результатов уделено вопросу о конфигурации семьи как фактору, определяющему взаимосвязи родительского отношения и личностных свойств.

Анализ различий в свойствах личности родителей разных типов семей позволяет сделать важный вывод: уровень экстраверсии не отличается у родителей в разных семьях; уровень нейротизма наиболее высок у матерей, по сравнению с отцами, независимо от типа семьи, а уровень интернальности наименьший у родителей (прежде всего матери) в многодетной семье. Есть основания утверждать, что личностные свойства родителей в меньшей степени связаны с конфигурацией семьи и, скорее, опосредованы другими параметрами, например, полом родителя. Только в отношении проявлений интернальности можно утверждать, что родители в многодетной семье могут создавать для детей среду, отличную от семей с двумя и одним ребенком.

Одним из этапов обсуждения результатов является анализ взаимосвязей показателей свойств личности родителей и параметров родительского взаимодействия в многодетной семье, семье с двумя детьми и семье с единственным ребенком.

Рассматривая корреляционные взаимосвязи параметров родительского отношения в 3 типах семей в целом, можно обнаружить связи, общие для трех типов семей. Так, это взаимосвязь интернальности и согласия с ребенком, а так же и последовательности в родительских требованиях по отношению к старшему ребенку. В выборках многодетных родителей и родителей, имеющих одного ребенка, общими являются связи уровня субъективного контроля и удовлетворенности отношениями с младшим ребенком.

Специфика семей проявляется в различиях в личностных свойствах отцов и матерей, так Экстраверсия не является параметром, значимо отличающимся у родителей в разных семьях. Высокий уровень Нейротизма в целом больше присущ матерям, чем отцам, а уровень Интернальности наиболее низок у родителей из многодетной семьи. В качестве аналогии нашим данным можно привести результаты Р.-Л. Метсапелто и Л. Пулкинен, которые получили подтверждение, что родители с высокой Экстраверсией проявляют себя как компетентные и авторитетные родители. (Metsapelto, Pulkkinen 2003).

Для родителей из многодетной семьи наиболее значимым личностным свойством по отношению к старшему ребенку является Интернальность, а к младшему Нейротизм. В «сиблинговой» семье последовательность родителей в отношении старшего и младшего ребенка является характеристикой, в наибольшей степени зависящей от личностных свойств. В семье с одним ребенком обнаружилось малое число связей свойств личности и характеристик родительского отношения. Удовлетворенность родителей отношением с единственным ребенком в младшем школьном возрасте находится во взаимосвязи с Интернальностью, однако это не обнаруживается в выборке родителей, имеющих единственных детей подростков.

Полученные данные дают основание утверждать, что личностные свойства родителей по-разному связаны с отношением к детям разного возраста в разных типах семей. Вместе с тем следствием из данного положения является утверждение о том, что тип семьи как средовой параметр определяет структуры взаимосвязей метаиндивидуальных и интраиндивидуальных свойств.

Нами было продолжено исследование связи личностных свойств родителей и особенностей их отношения к детям на выборке «сиблинговых» семей, включающих родителей и двух детей, что обеспечивает рассмотрение свойств индивидуальности ребенка и родителей как предикторов характеристик родительско-детских отношении (сиблинговое исследования). На основе регрессионного анализа были выделены свойства личности матерей и отцов, являющиеся предикторами (предпосылками) для параметров взаимодействия родителя и ребенка, что дает основание обнаружить, как свойства индивидуальности могут быть основой метаиндивидуальных характеристик. Полученные результаты свидетельствуют, что характеристики взаимодействия родителей и детей, в большей степени связаны с личностными свойствами родителей, такими как: Автономность, Сотрудничество и Последовательность. Личностными свойствами, предсказывающими проявление отношений к ребенку, являются Открытость и Нейротизм родителя. В качестве аналогии нашим данным можно привести результаты исследования Г. Коханска и коллег (Kochanska et al.  2007), в которых была обнаружена отрицательная взаимосвязь между Нейротизмом и Эмоционально-позитивным родительским поведением.

Анализируя наши факты, можно считать установленным, что обнаружена многозначная связь между метаиндивидуальными характеристиками и интраиндивидуальностью, в частности, Нейротизм является предиктором нескольких параметров родительского взаимодействия. Подобные факты приводятся в работах, например В.В. Люкина (Мерлин, 1986), выполненных в лаборатории В.С.Мерлина, о многозначной связи стиля руководства и свойств индивидуальности, а также в работе Т.И. Марголиной (Вяткин, 1999), выполненной под руководством Б.А.Вяткина, о связи Конфликтности как метаиндивидуальной характеристики со свойствами уровней интегральной индивидуальности.

Традиционным шагом при рассмотрении проблем метаиндивидуальности является изучении индивидуальности, подвергающейся метаэффекту (например: учителя ученики). Особенностью данного исследования является рассмотрение того, как свойства индивидуальности ребенка могут влиять на отношения к нему родителей. В нашем случае мы рассматриваем свойства темперамента ребенка как предикторы параметров родительского взаимодействия, основываясь на результатах регрессионного анализа. Данная логика описана в исследованиях Г. Коханска (Kochanska et al., 2004) и позволяет рассматривать детско-родительские отношения как характеристику, подвергающуюся двухсторонним влияниям. С позиции метаиндивидуальности это также является оправданным, так как позволяет обнаружить метавлияние родителей на детей, равно как и обратное. Выборку для данной части работы составили младшие дети из «сиблинговой» семьи, для которых были определены свойства темперамента по опроснику В. Кэрри. Остановимся на наиболее значимых фактах.

В целом процент объясняемой дисперсии для параметров родительского отношения сильно варьирует 11 до 60%. Для пяти характеристик родительского взаимодействия обнаруживается один предиктор – отвлекаемость ребенка. Высокая отвлекаемость ребенка усиливает родительскую Требовательность, Контроль, Строгость и вместе с тем снижает Близость и Согласие ребенка и родителя. Контактность и отвлекаемость ребенка определяет степень Эмоциональной близости – дистанции между родителем и ребенком, приводя к усилению близости. Сходным образом темпераментальная Активность и Неотвлекаемость ребенка способствуют согласию родителей с действиями детей (R2=,60). Негативное настроение (совместно с отвлекаемостью) определяет 35 и 32% для родительских параметров: Мягкости-строгости и Автономности-контроля соответственно. Сходные факты о различном родительском поведении в связи с разными проявлениями свойств темперамента можно обнаружить в работах (например, Karreman A. et al., 2008).

Изучение средовых факторов как метаиндивидуальных характеристики позволяет обозначить следующие ключевые положения, полученные в нашей работе.

Впервые проблема метаиндивидуальности получила свое рассмотрение по отношению к детско-родительским отношениям, как в теоретическом обсуждении, так и в плане обнаружения эмпирических свидетельств. Родительское отношение в целом можно рассматривать как единый метаиндивидуальный контекст, в котором проявляется индивидуальность родителей. Были обнаружены многозначные связи между параметрами родительского взаимодействия, как усиливающие позицию обоих родителей, так и действующие противоположным образом (например, авторитетность, удовлетворенность отношениями, нетребовательность, мягкость и непоследовательность). При этом значимых различий между параметрами родительского взаимодействия у отцов и матерей не обнаружено.

Интраиндивидуальные свойства являются основой для проявления метаиндивидуальных свойств, что показано вкладами личностных характеристик в параметры взаимодействия родителей и детей. Наибольшую роль играет Нейротизм и Открытость, определяя Направленность на сотрудничество с ребенком и Последовательность воспитательных действий. Разноуровневые свойства индивидуальности детей также играют свою роль, определяя взаимодействие родителей с детьми, в частности: Отвлекаемость, Настойчивость и Доминирующее настроение определяют восемь из десяти параметров родительского взаимодействия.

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

       Подводя итог проведенному теоретико-экспериментальному исследованию роли генетических и средовых факторов в межиндивидуальной вариативности разноуровневых свойств интегральной индивидуальности и их связей, а также анализу проблемы метаиндивидуальности, можно сделать следующие основные выводы. В данной работе впервые был применен психогенетический подход к интегральному исследованию индивидуальности, который позволил рассмотреть роль и значение генотипических и средовых факторов в свойствах отдельных уровней индивидуальности. На основе теоретического обобщения и эмпирического анализа сформулированы основные положения целостной концепции участия генотипических и средовых переменных в межиндивидуальной вариативности свойств интегральной индивидуальности.

1. Генетическая конфигурация индивидуальности состоит из свойств и связей свойств, имеющих генетическою обусловленность. Свойства являются отдельными элементами, а связи между ними, собственно, и создают окончательную конфигурацию. На основе изучения роли средовых и генотипических факторов в вариативности свойств различных уровней было установлено следующее:

Генетическая конфигурация уровня формально-динамических свойств в изучаемых возрастах составляют следующие свойства: Эргичность и Эмоциональность в психомоторной и Скорость в интеллектуальной сфере, которые можно рассматривать как основные при характеристике межиндивидуальных различий по формально-динамическим свойствам.

Генетическая конфигурация уровня личностных свойств образована обобщенными свойствами личности (Экстраверсия, Нейротизм, Открытость, Доброжелательность и Сознательность), но включает в себя также и частные личностные свойства, такие как Смелость, Склонность к новому, Беспечность.

2. Динамическая характеристика генетической конфигурации интегральной индивидуальности проявляется в том, что с возрастом усиливается меняется роль и соотношение источников межиндивидуальной вариативности. В частности, интеграция темперамента и личности меняет прежде всего свойства, связанные с социальным взаимодействием, а активационные (эргичность) и эмоциональные характеристики деятельности являются наиболее стабильными в плане возрастной динамики генотип-средовых влияний. В качестве дополнительного подтверждения такой интеграции являются факты увеличения с возрастом числа связей между свойствами личности и темперамента.

3. Рассмотрены внтуриуровневые и межуровневые связи свойств в интегральной индивидуальности с целью выявления роли факторов генотипа и среды во взаимосвязях свойств и установлены следующие закономерности.

В отношении свойств психодинамического уровня можно констатировать, что разные генетические факторы определяют развитие Эмоциональности и Активности и приводят к ортогональности данных свойств. Установлено, что внутриуровневые связи, обусловленные действием общих генетических факторов, являются однозначными или одно-многозначными, что согласуется с общим контекстом теории интегральной индивидуальности. Это является подтверждением идеи В.С. Мерлина о специфике внутри- и межуровневых связей. В целом взаимосвязи личностных свойств находятся в большей степени под влиянием взаимодействия факторов генотипа и среды. Роль генетического фактора в связях свойств преимущественно характеризует отношения между Нейротизмом и Экстраверсией, что связано с тем, что они сочетают в себе базовые характеристики как личностного, так и психодинамического уровня.

Исследование источников вариативности разноуровневых свойств интегральной индивидуальности и их взаимосвязей позволило верифицировать гипотезу о том, что наличие много-многозначной связи между свойствами любых уровней является результатом влияния средового фактора. Межуровневые связи являются не только результатом развития или формирования индивидуальности, но и находятся под влиянием факторов среды и генотипа. Рассматривая структуру индивидуальности, установлено, что генетические взаимосвязи определяют внутреннюю конфигурацию межуровневых связей, тогда как фенотипические конкретизируют психологический облик. Для интегрального исследования индивидуальности, на наш взгляд, такая идея является особенно продуктивной, так как обнаружена функциональная специфика свойств на разных уровнях интегральной индивидуальности. Специфика связей подтверждает идею онтогенетической дивергенции свойств психодинамического и личностного уровней.

4. Причиной онтогенетической стабильности-изменчивости является изменение в соотношении источников межиндивидуальной вариативности разноуровневых свойств, что отражается на генетической конфигурации уровней интегральной индивидуальности. Обнаружены возрастные различия в структурах генетических и фенотипических взаимосвязей свойств.

Сравнение структур генетических и фенотипических взаимосвязей свойств формально-динамического и личностного уровня позволяет утверждать, что генетические влияния занимают значительное место в формировании связей свойств в изучаемых возрастах. При этом в процессе развития наблюдается конвергенция генетических влияний для одних разноуровневых свойств и дивергенция для других.

5. В работе впервые целенаправленно исследовалась роль средовых факторов в свойствах различных иерархических уровней. Особенности среды рассматривались как метаиндивидуальные характеристики, которые детерминируют проявления свойств индивидуальности. Впервые проблема метаиндивидуальности получила свое рассмотрение по отношению к детско-родительским отношениям, как в теоретическом обсуждении, так и в плане обнаружения эмпирических свидетельств. Опираясь на теорию интегральной индивидуальности, работы по изучению метаиндивидуальности и полученные нами данные, можно утверждать, что характеристики детско-родительского взаимодействия отвечают критериям метасвойств индивидуальности. Доказано, что: 1) в метаиндивидуальных свойствах родителей проявляется их собственная индивидуальность; 2) метаиндивидуальные свойства родителей взаимосвязаны и могут как усиливать, так и ослаблять проявления свойств у каждого родителя; 3) метаиндивидуальные свойства изменяются под влиянием индивидуальности всех членов социальной группы, в данном случае «детские» свойства оказываются значимыми для отношения родителей к детям.

В целом достоверно установлено, что родители создают для ребенка единый контекст взаимодействия, т.е. единое метаиндивидуальное поле. Это служит подтверждением того, что отношение родителей к детям является в большей степени общесредовым фактором. Родители вне зависимости от типа семьи создают разную среду для детей, при этом можно говорить о метаиндивидуальных параметрах, которые являются независимыми от конфигурации семьи, а есть такие, которые проявляются в семьях определенного типа, определяя специфику внутрисемейной среды. Тип семьи следует рассматривать как фактор общей среды, а специфику отношений в семье как факторы индивидуальной среды, так как именно в них проявляются различия между детьми и родителями.

Проведенный теоретический анализ и полученные эмпирические факты являются новыми для теории интегральной индивидуальности В.С. Мерлина, а психогенетический подход существенно расширяет понимание генетических и средовых факторов в межиндивидуальной вариативности разноуровневых свойств индивидуальности, а в более широком аспекте – их природу и происхождение, закономерности взаимодействия, опосредования, преобразования и интеграции, что отмечалось В.С. Мерлиным как наиболее важная задача исследования индивидуальности.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, утвержденных ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации основных результатов диссертационных исследований:

  1. Корниенко Д.С. Природа индивидуальных различий по свойствам «Большой пятерки» [Текст] / Д.С. Корниенко // Теоретическая и экспериментальная психология. – 2011. – Т.4, № 2. – С. 5-13. – 0,6 п.л.
  2. Корниенко Д.С. Родительское отношение как метаиндивидуальная характеристика в связи с конфигурацией семьи и возрастом ребенка [Электронный ресурс] / Д.С. Корниенко // Психологические исследования: электрон. науч. журн. – 2011. – № 1(15). – URL: http://psystudy.ru. 0421100116/0003. – (Дата обращения: 30.01.2011). – 0,7 п.л.
  3. Корниенко Д.С. Генетические и средовые факторы в свойствах формально-динамического уровня интегральной индивидуальности [Текст] / Д.С. Корниенко // Психологический журнал. – 2010.– Т. 31. – № 2. С. 79-86. – 0,4 п.л.
  4. Корниенко Д.С. Психогенетическое исследование свойств личности в теории интегральной индивидуальности [Текст] / Д.С. Корниенко // Вопросы психологии. –2010. – № 4. – С. 94-103.
  5. Корниенко Д.С. Близнецовое и сиблинговое исследование темперамента в контексте теории интегральной индивидуальности [Текст] / Д.С. Корниенко // Сибирский психологический журнал. 2010. № 35. С. 61-66. – 0,4 п.л.
  6. Корниенко Д.С. Проблема метаиндивидуальности в детско-родительских отношениях [Текст] / Д.С. Корниенко // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2010. – Т. 7. № 2. С. 124-137. – 0,8 п.л.
  7. Корниенко Д.С. Роль генетического и средового факторов во взаимосвязях свойств психодинамического и личностного уровней интегральной индивидуальности [Текст] / Д.С. Корниенко // Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова.– Кострома: изд-во КГУ. 2009. №2. С. 32-44. – 0,8 п.л.

Монографии:

  1. Корниенко Д.С. Психогенетическое исследование интегральной индивидуальности: монография [Текст] / Д.С. Корниенко ; Перм. гос. пед. ун-т. – Пермь, 2011. – 257 с. 16 п.л.
  2. Корниенко Д.С. Интегральная индивидуальность и конфигурация семьи: монография [Текст] / Д.С. Корниенко, Л.Л. Баландина, Т.М. Харламова; Перм. гос. пед. ун-т. – Пермь, 2011. – 222 с. 13,87 п.л. (авторские не разделены)
  3. Генотип-средовое соотношение во взаимосвязях когнитивных характеристик и свойств темперамента в онтогенезе [Текст] / Д.С. Корниенко // Психология интегральной индивидуальности: Пермская школа / сост. Б.А. Вяткин, Л.Я. Дорфман, М.Р. Щукин. – М.: Смысл, 2011. – С. 592-601. – 0,6 п.л.
  4. Интегральная индивидуальность как предмет психогенетического исследования: теоретические проблемы и возможности эмпирического исследования [Текст] / Д.С. Корниенко // Психология интегральной индивидуальности: Пермская школа / сост. Б.А. Вяткин, Л.Я. Дорфман, М.Р. Щукин. – М.: Смысл, 2011. – С. 601-612. – 0,75 п.л.

Публикации в других изданиях:

  1. Kornienko D. Parents personality traits as predictors of parentchild interaction [Электронный ресурс] / D. Kornienko // Posters ISSID 2011 (The International Society for the Study of Individual Differences). London. 2011. URL: http://www.issid2011.com/program/posters.pdf (Рoster 96) (Дата обращения: 30.07.2011)
  2. Корниенко Д.С. Личностные свойства родителей и отношение к детям в семьях с различной конфигурацией [Текст] / Д.С. Корниенко, Т.М. Харламова // Вестник Пермского государственного педагогического университета. Серия Х «Дифференциальная психология». Пермь.: изд-во Перм.гос.пед.ун-т. 2009. Вып. 1. С. 53-61. 0,5 п.л. (авторские не разделены)
  3. Корниенко Д.С. Особенности родительско- детского взаимодействия в многодетных семьях [Текст] /Д.С. Корниенко, Л.Л. Баландина, Т.М. Харламова // Вестник Пермского государственного института искусства и культуры. Пермь.: изд-во ПГИИК. 2009. Т. 5. № 8. С. 21-29. 0,6 п.л. (авторские не разделены)
  4. Корниенко Д.С. Психологические особенности подростков в зависимости от размера семьи [Текст] /Д.С. Корниенко, Л.Л. Баландина, Т.М. Харламова // Успехи современного естествознания. М.: изд-во Российской академии естествознания. 2009. № 5. С. 79-80. 0,1 п.л. (авторские не разделены)
  5. Kornienko D.S. Genotype and environmental factors in development of temperament traits in teenagers and youth [Текст] / D.S. Kornienko //  Abstracts of 11th European Congress of Psychology, Symposia. Norway. 2009. С. 200. 0,1 п.л.
  6. Корниенко Д.С. Взаимосвязи свойств индивидуальности и параметров сиблинговых отношений [Текст] /Д.С. Корниенко // Личность в межкультурном пространстве: материалы IV международной конференции, посвященной 50-летию Российского университета дружбы народов. М.: РУДН 2009. С. 101-106. 0,3 п.л.
  7. Корниенко Д.С. Детско-родительские и сиблинговые отношения, как метаиндивидуальные факторы в развития личности ребенка [Текст] /Д.С. Корниенко // Молодежная наука Прикамья: сборник научных трудов. Пермь: Изд-во Перм.гос.тех.ун-т. 2009. Вып. 10. С. 134-138. 0,3 п.л.
  8. Корниенко Д.С. Личностные детерминанты субъектного отношения родителей к ребенку [Текст] /Д.С. Корниенко // Акмеологические проблемы субъектности: интерпретация и диагностика: материалы научно-практической конференции. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2009. С. 213-218. 0,4 п.л.
  9. Корниенко Д.С. Порядок рождения ребенка и особенности родительско-детского взаимодействия [Текст] /Д.С. Корниенко // XXI век – время молодых: материалы второй открытой научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. Пермь: Изд-во ПГПУ, 2009. С. 18-22. 0,3 п.л.
  10. Корниенко Д.С. Особенности восприятия этнического стереотипа в условиях социально-политической нестабильности [Текст] /Д.С. Корниенко // Психология – наука будущего: материалы III международной конференции молодых ученых. М.: ИПРАН. 2009. С. 266–269. 0,2 п.л.
  11. Корниенко Д.С. Конфигурация семьи как фактор развития индивидуальности ребенка [Текст] /Д.С. Корниенко, Л.Л. Баландина, Т.М. Харламова // Региональный конкурс РГНФ. Результаты научных исследований, полученных за 2006 год. Аннотационные отчеты. Пермь: Пермский государственный университет. 2009. С. 183-187. 0,3 п.л. (авторские не разделены)
  12. Корниенко Д.С. Личностные особенности родителей и отношение к сиблингам [Текст] /Д.С. Корниенко // Образование и семья: проблемы сопровождения. Материалы Международной научно-практической конференции 27-28 марта 2008 г. Часть I. СПб.: изд-во РГПУ. 2008. С. 72-74. 0,2 п.л.
  13. Корниенко Д.С. Особенности родительского отношения к детям в семьях с различной конфигурацией [Текст] /Д.С. Корниенко // XXI век – время молодых: материалы первой открытой конференции. Часть I. Пермь: Изд-во ПГПУ. 2008. С. 20-25. 0,4 п.л.
  14. Корниенко Д.С. Специфика родительского отношения в сиблинговой семье [Текст] /Д.С. Корниенко, Л.Л. Баландина, Т.М. Харламова // Активность-индивидуальность-субъект: материалы научно-практической конференции «Мерлинские чтения». Пермь. Изд-во ПГПУ. 2008. С. 149-151. 0,2 п.л. (авторские не разделены)
  15. Корниенко Д.С. Интегральная индивидуальность как предмет психогенетического исследования: теоретические проблемы и возможности эмпирического исследования [Текст] /Д.С. Корниенко // Вестник Пермского государственного педагогического университета, серия 1. Психология № 1-2. Пермь: Изд-во ПГПУ. 2008г. С. 30-39. 0,6 п.л.
  16. Корниенко Д.С. Эмпирические основания построения психогенетической концепции интегральной индивидуальности [Текст] /Д.С. Корниенко // Современная психология: от теории к практике: материалы XV международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2008». Секция «Психология». М.: МГУ. 2008. С. 293-295. 0,2 п.л.
  17. Корниенко Д.С. Теоретико-эмпирические вопросы психогенетического исследования уровней интегральной индивидуальности [Текст] /Д.С. Корниенко // Материалы IV Всероссийского съезда РПО. Ростов н/Д : КРЕДО, 2007. Т.2. С. 201-202. 0,1 п.л.
  18. Корниенко Д.С. Характеристики интегральной индивидуальности с точки зрения психогенетического подхода [Текст] /Д.С. Корниенко // Психология индивидуальности: материалы научной конференции М.: Издательский дом ГУ ВШЭ. 2006. С. 287–291. 0,3 п.л.
  19. Корниенко Д.С. Генотип-средовое соотношение во взаимосвязях когнитивных характеристик и свойств темперамента в онтогенезе [Текст] /Д.С. Корниенко // Вестник Пермского государственного педагогического университета, серия 1. Психология № 1. Пермь: Изд-во ПГПУ. 2005. С. 51-58. 0,4 п.л.
  20. Корниенко Д.С. Психогенетический подход к исследованию психодинамического и личностного уровней в структуре интегральной индивидуальности [Текст] /Д.С. Корниенко // ХХ Мерлинские чтения: «В.С.Мерлин и системное исследование индивидуальности человека»: материалы межрегиональной юбилейной научно-практической конференции, 19-20 мая 2005 г. Часть I. Пермь: Изд-во ПГПУ. 2005. С. 72-79. 0,5 п.л.
  21. Корниенко Д.С. Возрастные различия в генотип-средовой детерминации психоднамических свойств и когнитивных характеристик [Текст] /Д.С. Корниенко // Вестник Пермского государственного института искусства и культуры. № 1. Пермь: Изд-во ПГИИК. 2005. С. 90-98. 0,6 п.л.
  22. Корниенко Д.С. Психогенетический подход как критерий отнесения свойств к разноуровневым характеристикам интегральной индивидуальности [Текст] /Д.С. Корниенко // Ежегодник Российского психологического общества, специальный выпуск. М.: Эслан. 2004. С. 212-215. 0,3 п.л.
  23. Корниенко Д.С. Психогненетическое исследование когнитивных характеристик и свойств темперамента в подростковом и юношеском возрастах [Текст] /Д.С. Корниенко // Ананьевские чтения – 2005: Материалы научно-практической конференции 25-27 октября 2005 г. СПб.: Изд-во СПбГУ. 2005. С. 332-335. 0,3 п.л.
  24. Корниенко Д.С. Исследование свойств личности в теории интегральной индивидуальности: психогенетический аспект [Текст] /Д.С. Корниенко // XIX Мерлинские чтения: Материал региональной научно-практической конференции…; 13-15 мая 2004 г. Пермь. 2004 г. С. 66-68. 0,2 п.л.
  25. Корниенко Д.С. Возрастная динамика в генотип-средовом соотношении показателей коммуникативной активности [Текст] /Д.С. Корниенко // Индивидуальные различия и проблема индивидуальности: материалы международной научно-практической конференции. 16-18 октября 2003г. М.: «Уникум-Центр». 2003. С. 268-272. 0,3 п.л.
  26. Корниенко Д.С. Онтогенетическая динамика в межиндивидуальной вариативности свойств коммуникативной активности [Текст] /Д.С. Корниенко // Вестник Пермского государственного педагогического университета, серия 1. Психология № 1-2. Пермь: Изд-во ПГПУ. 2004. С. 34-45. 0,8 п.л.
  27. Корниенко Д.С. Генотип-средовые детерминанты коммуникативной активности [Текст] / Д.С. Корниенко // Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов. 25-28 июня 2003 года: В 8 т. Т. 4. СПб.: Изд-во СПбГУ. 2003.. С.387-389 0,2 п.л.
  28. Корниенко Д.С. Детерминанты коммунникативной активности и взаимосвязь ее компонентов [Текст] / Д.С. Корниенко // Психология XXI века (тезисы международной межвузовской научно-практической конференции). СПб.: Изд-во СПбГУ, 2003. С. 265-267 0,2 п.л.
  29. Корниенко Д.С. К вопросу о природе коммуникативной активности и взаимосвязи ее компонентов [Текст] / Д.С. Корниенко // Вестник Пермского государственного педагогического университета, серия 1. Психология № 1-2. Пермь: Изд-во ПГПУ. 2002. С. 49-61. 0,8 п.л.
  30. Корниенко Д.С. Генетическое и средовое в структуре коммуникативной активности [Текст] / Д.С. Корниенко // Весенняя психологическая сессия: материалы региональной научно-практической конференции. Екатеринбург: Изд-во УГПУ. 2002. Т. V. С. 30-33. 0,2 п.л.
  31. Корниенко Д.С. Генотипическая обусловленность характеристик коммуникативной активности: возрастной аспект [Текст] / Д.С. Корниенко // Вторая международная конференция, посвященная 100-леию со дня рождения А.Р. Лурия: тезисы докладов / под ред. Ахутиной Т.В., Глозман Ж.М., Тапера Д. М. 2002. С. 73. 0,1 п.л.

1 rg – генетическая корреляция

* rp – фенотипическая корреляция

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.