WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

СМИРНОВ Анатолий Григорьевич

Психофизиологические особенности адаптации в системе “мать-дитя” при нормальной и неблагоприятно протекающей беременности

19.00.02 - психофизиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук

.

Санкт-Петербург 2009

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении Санкт-Петербургский государственный университет на кафедре высшей нервной деятельности и психофизиологии биолого-почвенного факультета

Научный консультант: академик РАО, доктор биологических наук, профессор Александр Сергеевич Батуев

Официальные оппоненты:

доктор биологических наук, профессор Валентина Александровна Илюхина доктор биологических наук, профессор Николай Борисович Суворов доктор биологических наук, профессор Михаил Михайлович Богословский Ведущее учреждение – Институт физиологии им. И.П.Павлова РАН

Защита диссертации состоится «___» ___________ 2009г. в ____ часов на заседании Совета Д.212.232.10 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7/9, ауд. 90.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке им. А.М.Горького Санкт-Петербургского государственного университета.

Автореферат разослан «___» ______________ 2009 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета доктор биологических наук, профессор И.П.Алексеев

Общая характеристика работы

.

Актуальность исследования. В 90-е годы прошлого века рождаемость в России существенно понизилась, вследствие чего значительно ослабли семейные узы, так как именно ребенок создает те условия, которые способствуют формированию семейного счастья (Гармашева Н.Л. и др., 1996; Bobak I.M., Jensen M.D., 1991). Однако и до настоящего времени сохраняются сложившиеся неблагоприятные тенденции сокращения рождаемости, которые также оцениваются и репродуктивными потерями (Балыгин М.М., 2001; Корсунский А.А., 2001), обусловленными состоянием здоровья женщин во время беременности (Пуртов И.И. и др., 2001). Практически в 50% случаев беременность сопровождают различные виды патологии, а в 5 из 100 случаев она заканчивается самопроизвольными абортами (Бурдули Г.М., Фролова О.Г., 1997; Бэбсон С.Г и др., 1979; Баранов А.А., 1999;

Абрамченко В.В., 2001). Причин такого положения дел много (Исаев Д.С., Надирова К.И., 1998), но наиболее распространенными можно считать снижение уровня здоровья, что влечет истощение ресурсов адаптации, а также психологическая неподготовленность женщин к материнству (Филиппова Г.Г., 2002). В этой связи, прогнозирование риска неблагоприятного протекания беременности является одной из актуальнейших практических задач для принятия эффективных профилактических мер с целью сохранения здоровья, как будущей мамы, так и ее ребенка (Барашнев Ю.И., 2001).

Анализ особенностей центральной регуляции репродуктивной функции у женщин при беременности в норме и при осложненных формах ее протекания и дает возможность выявить показатели такого риска, так как именно центральная регуляция обеспечивает взаимодействие между различными системами организма женщины при адаптации к беременности. В данном случае речь идет, прежде всего, о гипоталамо-гипофизарных структурах, так как именно они в этот период испытывают наибольшую дополнительную нагрузку в своей работе (Molith M.E., 1998; Atallah D. et al., 1999; Jan M., Destrieux C., 2000).

Любые отклонения от нормального функционирования этих структур могут вызвать нарушения в обеспечении адекватного гормонального, иммунного и гомеостатического статуса организма женщины в этот период (Egliston K.A. et al., 2007). Косвенную оценку таких функциональных изменений их активности можно осуществить при анализе ЭЭГ (Латаш Л.П., 1968; Болдырева Г.Н., 2000), которая в достаточной мере чувствительна к функциональному состоянию головного мозга (Данилова Н.Н., 1985; Ozaki H., Suzuki H., 1987; Johannisson T., Nilsson H., 1996). Дисфункция гипоталамо-гипофизарных структур может привести к срыву адаптации в этот период, вплоть до прерывания беременности (Гращенков Н.И., 1964). Но, даже если фатального исхода и не произойдет, то гормональные изменения, обусловленные постоянным дополнительным стрессом (Glitz D.A., Balon R., 1996;

Weinstock M., 1997), также могут существенно сказаться на психофизиологическом развитии будущего ребенка (Low J.A. et al., 1984; Kofman O., 2002; Huizink A.C. et al., 2003; 2004; Van den Bergh B.R.H. et al., 2005). В этих случаях очень важным моментом является оценка функционального состояния плода (Johnson T.B. et al., 1990; Watanabe T. et al., 1992), и, в частности, его сердечно сосудистой системы. Поэтому именно комплексное обследование, с учетом психофизиологических показателей функционального состояния организма беременной женщины и показателей сердечной деятельности плода может дать адекватную оценку жизнеспособности системы «мать-дитя».

Цель исследования. Цель данной работы – на основе использования психофизиологического подхода исследовать особенности нарушений регуляторных функций центральной нервной системы, определяющих характер адаптации в организме женщины при разных типах неблагоприятного протекания беременности.

Задачи, вытекающие из поставленной цели: 1.Разработать схему проведения нейрофизиологических и психологических исследований и анализа полученных данных у беременных женщин.

2.Исследовать особенности регуляторных функций центральной нервной системы у беременных женщин группы контроля с минимальным риском неблагоприятного протекания беременности.

3.Исследовать особенности регуляторных функций центральной нервной системы у беременных женщин с угрозой прерывания беременности.

4.Изучить особенности нарушений регуляторных функций центральной нервной системы в группе беременных женщин с преждевременными родами.

5.Исследовать особенности нарушений регуляторных функций центральной нервной системы в группе беременных женщин с потерей плода.

6.Выявить особенности изменений функционального состояния головного мозга у женщин в разных триместрах при беременности и после родов, а также провести сравнительную оценку функционального состояния головного мозга повторнорожающих беременных женщин в сравнении с первородящими.

7.Исследовать влияние изменения функционального состояния организма беременной женщины на сердечную деятельность плода.

Основные положения, выносимые на защиту: 1.При нормальной адаптации в системе «мать-дитя» гестационная доминанта характеризуется незначительными функциональными изменениями состояния головного мозга на протяжении всей беременности и после родов. Эффективность адаптационно-компенсаторных процессов при легких формах неблагоприятного протекания беременности определяется выраженностью снижения уровня бодрствования с соответствующим проявлением в картине ЭЭГ активности.

2.При осложненных формах протекания беременности устойчивость гестационной доминанты зависит от адаптационных возможностей центральных регулирующих ее структур, нарушения в работе которых проявляется гормональными, иммунными или обменными изменениями в организме женщины, а также высоким уровнем тревожности и низкоамплитудным типом ЭЭГ у одной группы женщин, либо повышенным или средним уровнем тревожности и наличием высокоамплитудного, значительно представленного в передних областях альфа-ритма, склонного к пароксизмальности - у другой группы.

3.Тяжелые формы неблагоприятного протекания беременности, свойственные преждевременным родам или репродуктивным потерям, характеризуются предельным напряжением адаптационных механизмов, часто в сопровождении заболеваний соматического характера, в результате чего происходит срыв адаптации, а формирующаяся гестационая доминанта слабо выражена и неустойчивая, что приводит к нежизнеспособности системы «мать-дитя».

4.Состояние сердечнососудистой системы плода резистентно к функциональным изменениям в организме беременной женщины, вызванных проведением гипервентиляционной нагрузки, но чувствительно к постоянной гипоксии, обусловленной анемией матери.

Научная новизна исследования. Впервые на разных группах беременных женщин выявлена связь функционального состояния головного мозга с типами неблагоприятного протекания гестационного процесса: с низким риском осложнений при беременности (контрольная группа), с угрозой прерывания беременности, с преждевременными родами и с репродуктивными потерями.

Впервые показано наличие разных форм адаптации к гестационному процессу, которые существенно зависят от уровня здоровья женщины и которые лежат в основе появления разных типов неблагоприятного протекания беременности.

Впервые установлена динамика функционального состояния головного мозга на протяжении всей беременности и спустя полгода после ее завершения, а также осуществлена сравнительная оценка его функционального состояния у первобеременных первородящих женщин в сравнении с повторнородящими и у повторнобеременных женщин с не состоявшейся первой беременностью в сравнении с повторнородящими.

Впервые разработана и защищена патентом система регистрации трансабдоминальной ЭКГ плода, особенностью которой является неинвазивность используемого метода.

Теоретическое значение. Результаты исследования показали, что беременность для женщины сопровождается значительным напряжением в работе центральных регулирующих ее протекание структур головного мозга, что неизбежно вызывает запуск общебиологических механизмов адаптации к новому состоянию, в результате которой формируется функциональная система, обеспечивающая нормальное протекание беременности. Такая система, работающая по принципу доминанты, сохраняет адекватность регуляции последовательной смены фаз гестационного процесса в соответствии с ростом и развитием плода, обеспечивая, таким образом, жизнеспособность системы «мать-дитя». При неблагоприятно протекающей беременности возникают нарушения в нормальном функционировании различных систем организма женщины, которые ослабляют адаптационные процессы, в результате чего гестационная доминанта формируется неустойчивой и ослабленной. В тяжелых случаях, когда возникает угроза для жизни матери, происходит срыв адаптации (дезадаптация), что приводит к удалению дестабилизирующего элемента, т.е. плода, в результате чего происходит прерывание беременности. Исследования механизмов формирования таких функциональных систем при нормальной и неблагоприятно протекающей беременности имеет фундаментальное значение в понимании общебиологических закономерностей центральной регуляции репродуктивной функции женщины, так как формирование гестационной доминанты в данной работе впервые рассматривается с точки зрения психофизиологических особенностей протекания адаптационных процессов при осложненных формах беременности.

В конечном итоге, адаптация к беременности формирует структурный след в той регулирующей системе, которая испытывала наибольшее напряжение при обеспечении жизнеспособности системы «мать-дитя». И в этом плане результаты данного исследования, проливают свет на понимание механизмов появления повторной неудачной беременности, которая может быть обусловлена появлением следов в центральной нервной системе, оставленных неустойчивой и незавершенной гестационной доминантой.

Исследование степени влияния организма беременной женщины как внешней среды на состояние сердечно-сосудистой системы плода, также является фундаментальным показателем функциональных взаимоотношений в системе «мать-дитя».

Практическая значимость работы. Разработанная система анализа ЭЭГ при неблагоприятно протекающей беременности позволяют отчетливо разделить женщин с высокой степенью риска неблагоприятного протекания беременности как минимум на две группы, различающиеся механизмами центральной адаптации. Эти группы различаются типом ЭЭГ, который определяется показателями степени выраженности, особенностями пространственного распределения, устойчивости и склонности к синхронизации как фонового альфа-ритма, так и при использовании гипервентиляционной нагрузки. Такое разделение на группы дает возможность более эффективно и индивидуализировано проводить профилактические мероприятия с целью обеспечения нормального развития плода.

И чем раньше такое обследование будет проведено, тем на более ранних сроках можно будет осуществлять такие мероприятия. В настоящее время результаты комплексного обследования беременных женщин, включающее регистрацию ЭЭГ, психологическое тестирование и регистрацию ЭКГ плода, дают возможность в школах молодой мамы, в роддомах или в женских консультациях проводить целенаправленные и индивидуализированные занятия с целью уменьшения риска невынашивания ребенка и эффективной подготовки к родам. Такое комплексное обследование внедрено в практику работы школы материнства при женской консультации №31 Невского района. Разработаны программы ведения таких исследований и занятий.

Неинвазивная трансабдоминальная регистрация ЭКГ плода имеет огромное практическое значение для текущей оценки состояния сердечно-сосудистой системы плода в третьем триместре, так как это позволяет рано выявить дисфункции в работе его сердца и своевременно провести необходимые лечебные мероприятия.

Апробация работы. Материалы диссертационной работы доложены на: Международном конгрессе Международного общества пренатальной и перинатальной психологии и медицины (ISPPM) (Москва, 2007); 3 и 4 Международном Междисциплинарном Конгрессе по нейронауке для медицины (Судак, 2007, 2008); 17-th World Congress of Neurology (London, 2001); Международной конференции Института возрастной физиологии РАО (Москва, 2000); на 6, 9, 10, 12, 13, 14 и 15 Международной конференции по детству, (СПетербург, 1999, 2002, 2003, 2005, 2006, 2007 и 2008); 3 Международном Конгрессе по перинатальной психологии и психотерапии (С-Петербург, 2008); 3 Международной научнопрактической инновационной конференции (С.Петербург, 2007); 20 съезде Физиологического общества (Москва, 2007); Международной межвузовской конференции по психологии (СПетербург, 2001); 4 и 5 Всероссийском конгрессе по пренатальной и перинатальной психологии с международным участием (Москва, 2003, 2005); 5 Российской конференции с международным участием по перинатальной психологии и психотерапии (С.-Петербург, 2001); и на 16 всероссийских, региональных и городских конференциях по здоровью, охране материнства, акушерству, перинатологии, неонатологии и психологии.

Публикации: Общее количество публикаций – 133 работы, одно авторское свидетельство и один патент. Из них по теме диссертации опубликовано 53 работы, в том числе статей в журналах из списка ВАК – 9, статей в иных периодических изданиях - 9, статей в сборниках материалов - 26, одна книга, одна глава в коллективной научной монографии, тезисов докладов – 6 и один патент.

Исследования по теме диссертации были поддержаны и отражены в отчетах по программам и грантам: «Научные исследования ВШ по технологии живых систем» (2000, 2002, 2003-2004); «Университеты России» № 015.10.01.81 (2000-2001); грант МО РФ № E 026.0-63 (2002-2003); грант МО РФ по гуманитарным наукам № ГОО-1.7-272 (2001-2002); грант РГНФ № 00-06-00241/а (2000-2002), № 03-06-00293/а (2003-2005), № 06-06-00408/а (20062008).

Объем и структура работы. Диссертация изложена на 270 страницах машинописного текста. Работа состоит из введения, 4 глав (обзор литературы, материалы и методы исследования, 6 глав по результатам собственных исследований, обсуждения), заключения, выводов и списка литературы, содержащего 556 источников (из них 253 отечественных и 3зарубежных). Работа иллюстрирована 29 таблицами и 92 рисунками.

Материалы и методы исследования.

В работе представлены результаты анализа экспериментальных данных, полученных при обследовании 254 женщин. Средний возраст беременных в общей группе был 26.5±5.01 лет, что указывает на сравнительно не молодой контингент будущих мам. Тем не менее, больше половины женщин были в возрасте от 20 до 27 лет (132 беременные, 52%).

Однако были три женщины, возраст которых при беременности составлял 41 - 42 года. Из этих 254 беременных первородящими были 193 женщины (75.98%), повторнородящими – (17.32%), у 14 (5.52%) женщин это была третьи роды и только у троих (1.18%)– четвертые и больше.

Выделение типов риска неблагоприятного протекания беременности.

В качестве факторов риска неблагоприятного протекания беременности мы использовали три критерия: 1 - наличие хотя бы один раз в течение беременности диагноза «угроза прерывания беременности»; 2- преждевременные роды и 3-репродуктивные потери.

Понимая некоторую условность этих критериев, мы, тем не менее, взяли их за основу, так как они являются результатом медицинского обследования, записаны в диагнозе и базируются на объективных клинических анализах.

Первый критерий является наименее строгим, так как диагноз «угроза прерывания беременности» исходно мог быть поставлен на основании субъективных со стороны беременной женщины показателей: боли внизу живота, в области крестца и т.п. В наших исследованиях такой диагноз был поставлен для 139 беременных (54.72%). Второй критерий риска неблагоприятного протекания беременности основывался на таком диагнозе как преждевременные роды, т.е. роды, которые произошли до 38-й недели включительно.

Таких женщин в обследованной группе было 29 женщин (11.42%). И третьим, наиболее строгим критерием неблагоприятного протекания беременности, являлось наличие т.н.

«репродуктивных потерь», т.е. либо внутриутробной гибели плода, либо при родах или его смерть наступила спустя некоторое время после родов и была обусловлена причинами, связанными с течением беременности или развитием плода. Беременность закончилась неудачно у 11 женщин (4.33%). Причем, диагноз «угроза» был поставлен только для пяти из них, что указывает на относительную независимость указанных показателей.

Таким образом, неблагоприятное протекание беременности, когда учитывались все три вышеуказанных критерия, отмечалось у 153 женщин (60.24%). Соответственно, у 14 женщин, несмотря на то, что диагноза «угроза» не было, беременность была осложненной. Эти беременные учитывались при анализе результатов в соответствующих разделах. С другой стороны, была группа женщин (26), у которых присутствовал и диагноз «угроза» и у них произошли преждевременные роды или репродуктивные потери. Учитывая то, что два последних критерия являются более «сильными», было решено анализировать полученные результаты ЭЭГ обследования в соответствующих разделах, оставив в первой группе тех женщин, у которых был только диагноз «угроза» (113 женщин).

Кроме того, была определена группа женщин, у которых не было зафиксировано в медкарте отклонений в протекании, как беременности, так и родов. Таких беременных в триместре было 88, во втором – 53, а в третьем – 41. Из них только у 38 женщин не было зафиксировано никаких нарушений в функциональном состоянии организма на протяжении всей беременности и при родах. Эти беременные и составили основу группы женщин с минимальным риском неблагоприятного протекания беременности, т.е. – группу контроля.

Общая структура проведения исследования и анализа результатов.

Регистрацию ЭЭГ у беременных женщин всегда проводили вне периода угрозы преждевременных родов. Если же такого рода диагноз присутствовал, то регистрацию ЭЭГ проводили спустя 3 дня после проведения процедуры лечения. Первым этапом исследования было проведение психологического тестирования с целью определения уровня ситуативной и личностной тревожности по Спилбергеру-Ханину, а также самооценки своего состояния по тесту САН. На втором этапе проводили ЭЭГ исследование. В большинстве случаев ее регистрацию проводили в период с 13 по 28 неделю беременности. В силу специфики функционального состояния беременных женщин (особенно в третьем триместре), существовало значительное ограничение по времени как для установки электродов, так и в длительности регистрации ЭЭГ. Это заставило нас существенно ограничить количество регистрируемых электродов, упростить их установку и добиться того, чтобы все обследование не длилось дольше 25 минут.

Регистрацию ЭЭГ осуществляли при помощи компьютера типа IBM. Частота дискретизации для каждого канала равнялась 150 Гц. Полоса пропускания усилителей находилась в диапазоне от 0.16 до 30 Гц. В качестве активных электродов использовали золоченные мостиковые электроды, смоченные специальным электродным высокопроводящим контактным гелем «Унимакс» фирмы Гельтек для ЭЭГ-исследований.

Электроды располагали в соответствии с системой 10-20: слева - F3, C3, P3, O1 и T3;

аналогично справа - F4, C4, P4, O2 и T4. ЭЭГ регистрировали монополярно, с ушным референтным электродом раздельно для каждого полушария.

После установки электродов и проверки качества записи ЭЭГ, переходили к ее компьютерной регистрации, которую осуществляли при закрытых глазах обследуемой в несколько этапов. На первом – в течение 5-7с записывали калибровку, которая использовалась для нормирования отсчетов АЦП в величину напряжения (в мкВ). Затем - регистрировали фоновую ЭЭГ в течение 3 минут. На третьем этапе регистрировали ЭЭГ при использовании функциональной нагрузки закрывания/открывания глаз. На четвертом – записывали ЭЭГ при гипервентиляционной нагрузке по следующей схеме: 1 минута фоновой записи, 3 минуты гипервентиляционной функциональной нагрузки и 1 минута после нее.

Учитывая то обстоятельство, что проведение ЭЭГ исследований беременных женщин в подавляющем большинстве носит клинический характер (Новиков Ю.И., Палинка Г.К., 1980; Айламазян Э.К. и др., 1991), а результаты противоречивы и неоднозначны в трактовке (Непсонова Г.К., 1967; Keunen R.W. et al., 1997), на данном этапе было решено ограничиться традиционными, устоявшимися и хорошо известными в научных публикациях методами анализа: визуальным, спектральным, кросскорреляционным и когерентным.

Достоверность различий определяли по t-критерию Стьюдента при нормальном распределении результатов (например, результаты психологического тестирования), либо различными непараметрическими методами анализа для связанных и несвязанных выборок.

Для вычисления различных статистических показателей использовали пакет статистических программ SPSS-12.

Результаты исследования.

Психофизиологическая характеристика общей группы беременных женщин.

На подготовительном этапе с целью выделения особенностей психологического статуса женщин при наличии угрозы прерывания беременности было проведено исследование с использованием 16-факторного опросника Кеттелла. В результате, на группе из 37 женщин с помощью факторного анализа было выявлено, что для беременных с угрозой преждевременных родов характерны пониженная социабельность, склонность к быстрой перемене настроения, меньшая потребность в общении, фиксированность на неудачах, мнительность. Но наиболее значимо выделяются такие показатели, как высокая тревожность и повышенная эмоциональная неустойчивость. В связи с этим, было решено выбрать более простую методику для оценки уровня тревожности – тест Спилбергера-Ханина.

Результаты психологического обследования показали, что достоверно большее количество женщин с неблагоприятным протеканием беременности отмечается в группе с высокой личностной тревожностью. Так, например, таких беременных в группе низкотревожных женщин - 34.86%, в группе со средним уровнем тревожности – 48.00%, а в группе высокотревожных – 78.12%. (P<0.01, 2). Сравнительный анализ показателей самооценки своего состояния беременными женщинами с высоким и низким уровнем тревожности показал, что оценка своего самочувствия, активности и настроения находится в обратной зависимости от уровня личностной тревожности. Для высокотревожных беременных женщин также характерна низкоамплитудная ЭЭГ с преобладанием высокочастотной активности.

Визуальный анализ позволил выделить два типа ЭЭГ, наиболее часто встречаемых при осложненных формах протекания беременности: низкоамплитудный с преобладанием высокочастотной активности и высокоамплитудный, склонный к гиперсинхронизаци при гипервентиляционной нагрузке. С целью дать количественную оценку выявленной закономерности, было проведено ранжирование средних величин спектральной мощности фонового затылочного альфа-ритма по всей группе обследованных женщин. Анализ показал, что диапазон спектральной мощности, в пределах которого распределились результаты анализа ЭЭГ всех обследованных, колеблется от 0.01 до 50.00 мкВ2.

В окончательном варианте после соответствующего математического анализа, было получено 14 групп, ранжированных по величине спектральной мощности фонового альфаритма и со сравнимым количеством обследованных женщин в каждой из групп (Табл.1).

Таблица 1. Распределение беременных по критерию ранжирования спектральной мощности альфа-ритма их фоновой ЭЭГ.

Диапазон спектральной мощности, распределенный по группам (мкВ2) 0.01- 1.01- 2.01- 3.01- 4.01- 5.01- 6.01- 7.01- 8.01- 9.01- 10.01 11.01 20.01 > 1.00 2.00 3.00 4.00 5.00 6.00 7.00 8.00 9.00 10.00 11.00 20.00 30.00 30.Номер группы. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Колич.

берем. 19 20 22 21 17 16 11 17 13 19 19 25 20 Анализ различий между вышеуказанными группами по критерию наличия/отсутствия осложненных форм протекания беременности показал, что достоверно больше женщин с ее неблагоприятным течением в крайних группах, т.е. там, где фоновый теменно-затылочный альфа-ритм отсутствовал или был слабо выраженным и низкоамплитудным, либо, наоборот, - где он был высокоамплитудным и склонным к гиперсинхроннизации.

В конечном итоге, были сформированы три группы беременных женщин, различающиеся величиной спектральной мощности структурного фонового альфа-ритма с одной стороны, и количеством женщин с неблагоприятным протеканием гестационного процесса, превышающее 50% в группе – с другой: в первой группе (0.01 до 3.00 мкВ2), оказалась 33 % женщин от общего числа женщин с неблагоприятным протеканием беременности, во второй – (от 3.01 до 10.00 мкВ2) - 21 % и в третьей – (больше 10.01 мкВ2) - 46 %, соответственно. В относительном выражении указанные различия более отчетливы и достоверно отличаются от второй группы: в первой группе женщин с неблагоприятным протеканием беременности было 50 (82% от количества женщин в этой группе), во второй – 33 (30%) и в третьей 70 (86%), соответственно. Следует подчеркнуть, что во второй группе среди женщин с неблагоприятным протеканием беременности в подавляющем большинстве преобладали женщины с диагнозом «угроза» только в легкой форме ее протекания.

Психофизиологические особенности адаптации к беременности у женщин группы контроля.

Основываясь на исключающих критериях, мы сформировали группу беременных женщин, которую условно можно было назвать группой контроля. Т.е. это была не группа «идеальной нормы» в том понимании, что ее представительницы абсолютно здоровы, а это была такая группа, где у женщин риск неблагоприятного протекания беременности является очень низким по показателям, принятым в практике выхаживания беременности.

В результате, группу контроля составили 38 женщин, в возрасте в среднем - 26.19±0.лет. Из них 26 беременных были первородящими, 20 – первобеременными, а 12 женщин – повторнородящими. В целом, эта группа отличалась от остальных тем, что у них не было в исходном анамнезе заболеваний почек, печени и эндокринной системы. Следует отметить, что у женщин этой группы количество анемией, обусловленных беременностью, было существенно меньше, чем в общей выборке. Более того, все они протекали в легкой степени.

Уровень личностной тревожности у представительниц этой группы был близок к среднему, характерному для беременных женщин (42.34±0.98), а уровень ситуативной тревожности - 39.82±0.97 баллов. Самооценка своего состояния относительно стабильная и в сравнении с другими группами, - высокая: С – 5.97±0.74, А – 5.13±0.98 и Н – 6.02±0.84.

ЭЭГ у женщин этой группы характеризовалась выраженностью, регулярностью и теменно-затылочным доминированием альфа-ритма с отчетливым фронто-окципитальным градиентом и сравнительно высоким индексом (70%) и частотой (10.12±0.38 Гц), незначительной изменчивостью при воздействии гипервентиляционной нагрузки, отсутствием или небольшим количеством вспышек других ритмов или острых волн.

Спектральная мощность структурного фонового альфа ритма у 34 из 38 беременных женщин распределялась в диапазоне от 3.01 до 10.00 мкВ2.

F3 -A1 F4-AмкВ2/Гц 0 0 102030 0 102020 C3-A1 C4-A10 0 0102030 0 102020 P3-A1 P4-A10 010200 102020 O1-AO2-A10 0 010 20 30 0 1020T3-A1 T4 -AГц 0 10200 1020Рис. 1.Спектральная плотность мощности фоновой ЭЭГ беременной женщины с нормальным протеканием гестационного процесса.

Характерной особенностью кривых спектральной плотности мощности этих женщин является наличие только одного очень устойчивого пика (колебание частоты не превышало 0.01Гц) в диапазоне частот альфа-ритма с незначительным преобладанием в правом полушарии (Рис.1). Мощность альфа-ритма в лобно-центральных областях не превышала 8% от таковой в теменно-затылочных отведениях. Когерентный анализ фоновой ЭЭГ в диапазоне альфа-ритма позволил выявить значимые (P<0.01) когерентные связи как меж-, так и внутриполушарные между теменно-затылочными и менее отчетливые (P<0.05) - между теменно-центральными с обеих сторон и затылочно-центральными областями в правом полушарии.

Психофизиологические особенности адаптации у женщин в группе с невыраженным альфа-ритмом.

Всего в этой группе была 61 женщина, из которых с угрозой прерывания беременности было 45. Некоторую коррекцию пришлось внести в группу беременных, у которых указанный диагноз отсутствовал. Это было связано с тем, что у 5 женщин присутствовало неблагоприятное протекание беременности, но диагноза «угроза» не ставили. Таким образом, в группе без диагноза «угроза» в конечном итоге было 11 беременных.

У женщин этой группы была самой высокой из всех групп средняя величина как личностной тревожности (53.64±1.48 балла), так и ситуативной - 47.33±1.79 балла.

Соответственно, самооценка своего состояния у этих беременных была самой низкой (С - 4.33±0.78, А - 4.02±0.98, Н - 4.98±1.01 баллов).

Анализ ЭЭГ показал, что у беременных женщин этой группы встречаются два типа биоэлектрической активности головного мозга. Так, в одних случаях преобладает высокочастотная ЭЭГ с незначительным представительством полиморфной медленноволновой активности, а в других, наоборот, она преобладала, имела генерализованный характер и была искажена высокочастотной активностью. Пик спектральной плотности мощности в диапазоне альфа-ритма у большинства беременных этой группы располагался в области высоких частот (от 11.5 до 12.5 Гц). Спектральная мощность затылочного альфа-ритма не превышала 3.00мкВ2.

У некоторых беременных данной группы на фоне токсикоза первой половины беременности в ЭЭГ наблюдались «всплески» генерализованной с фокусом в передних областях медленноволновой активности. Такого рода «всплески» медленных ритмов с пиком спектральной плотности мощности в области 3-3.5 Гц и с выраженным фокусом в лобноцентральных областях свидетельствуют о снижении уровня бодрствования (McGinty D., Szymusiak R., 2001). Это подтверждается и самоотчетами беременных женщин, которые отмечали, что в этот момент они засыпали, хотя объективных причин, связанных с проведением обследования, для засыпания не было.

Гипервентиляционная нагрузка выявила различие в динамике спектральной мощности альфа-ритма ЭЭГ группы беременных женщин с «угрозой» от женщин без такого диагноза.

Если в фоновой ЭЭГ его мощность в обеих группах сравнима, то при гипервентиляционной нагрузке у беременных с «угрозой» она достоверно больше в теменно-затылочных областях (P<0.05, Вилкоксон). В передних областях эти различия характерны в большей степени для правого полушария в конце и после гипервентиляции. Отмеченное при гипервентиляции увеличение спектральной мощности альфа-ритма в группе с угрозой преждевременных родов может быть вызвано тем, что именно в этой группе беременных женщин сравнительно высокий уровень личностной тревожности, которая повышает уровень высокочастотной активности в ЭЭГ. Косвенно это подтверждается тем, что в правом полушарии у женщин с угрозой прерывания беременности мощность фонового бета 1-ритма больше, чем у женщин без «угрозы» (P<0.05). Возможно, это связано также с тем, что именно в этой группе сравнительно высокий процент проявления нейроциркуляторных нарушений различной этиологии.

Психофизиологические особенности адаптации у женщин в группе с высокоамплитудным альфа-ритмом.

Всего в этой группе было 81 беременная женщина, что составляет 31.89% от общего числа всех беременных. Из этого количества у 63 женщин присутствовал диагноз «угроза», а у 7 – такого диагноза не было поставлено, но протекание беременности было осложненным.

Поэтому результаты анализа их ЭЭГ перенесены в другой раздел. Соответственно, только у 11 женщин беременность протекала в пределах физиологической нормы. Личностная и ситуативная тревожность у этих женщин незначительно превышала средний уровень.

ЭЭГ женщин этой группы с неблагоприятным протеканием беременности отличалась наличием ярко выраженного высокоамплитудного альфа-ритма с индексом более 80%, амплитудой от 90 мкВ и выше. Характерной особенностью ЭЭГ у беременных этой группы являлось то, что альфа-ритм в значительной степени был представлен и в передних областях, а иногда и доминировал в них. Кроме того, альфа-ритм был склонным к гиперосинхронной активности вплоть до появления пароксизмальных вспышек при использовании гипервентиляционной нагрузки.

У женщин этой группы также отмечалась электрофизиологическая картина снижения уровня бодрствования, сопровождающаяся периодами засыпания и состояния дремоты.

Такого типа ЭЭГ выявлялись только у тех женщин, у которых был диагноз «угроза прерывания беременности», особенно в первой половине ее протекания. ЭЭГ характеризовалась отчетливым переходом от регулярного альфа-ритма к медленноволновой активности, описанной в литературе как тип SW NREM-сон (Terzano M.G, Parrino L., 2000;

Terzano M.G. et al., 2005). На кривой спектральной плотности мощности отчетливо виден пик медленноволновой активности на частоте 3.5 Гц, который имеет выраженное лобноцентральное представительство и, судя по литературным данным, соответствует дельтаволнам медленноволнового NREM-сна (McGinty D., Szymusiak R., 2001). По-видимому, несмотря на то, что были предприняты значительные усилия для поддержания активности беременных женщин на высоком уровне, функциональное состояние их головного мозга отличалось нестабильностью, что и приводило к резким переходам от бодрствования ко сну, с целью использования механизмов охранного (энергосберегающего) типа адаптации в системе «мать-дитя». Такая особенность ЭЭГ наблюдалась у женщин с легким типом угрозы прерывания беременности, и практически у всех беременных с «угрозой» в группе со средним уровнем спектральной мощности фонового альфа-ритма.

Спектральный анализ ЭЭГ беременных женщин анализируемой группы показал, что мощность фонового альфа-ритма превышал величину в 10.00мкВ2. Однако, как в фоне, так и при использовании гипервентиляционной нагрузки не отмечается существенного различия в мощности альфа-ритма в затылочных областях между ЭЭГ женщин с угрозой прерывания беременности и без таковой. Основные различия относятся к лобным, центральным и, частично, к теменным отведениям, где мощность альфа-ритма у беременных с диагнозом «угроза» выше. Достоверные различия характерны для лобно-центрально-теменных областей головного мозга, как в конце гипервентиляционной нагрузки, так и в фоновой активности после ее использования (P<0.05, Вилкоксон). Частота альфа-ритма фоновой ЭЭГ беременных с указанным диагнозом в среднем ниже, особенно в лобных отделах, чем в ЭЭГ женщин без такого диагноза, хотя достоверных различий не было выявлено. Отличием являлось то, что у беременных с «угрозой» отмечалась значительная дисперсия частоты альфа-ритма как структурного теменно-затылочного (в течение 6с она могла варьировать в пределах ±1Гц), так и лобно-центрального, но существенно в меньшей степени (±0.47Гц).

Было выявлено, что в группе беременных женщин с «угрозой» и высокоамплитудным фоновым альфа-ритмом гормональный фактор также являлся одной из причин существенного изменения функционального состояния головного мозга. В данной группе женщин это наблюдали при нарушении регуляции уровня тиреоидных гормонов, значение которых весьма значительное для нормального протекания беременности. У 18 беременных женщин из общей группы была диагностирована дисфункция щитовидной железы в первом триместре. Как показали исследования ЭЭГ, при наличии изменений в работе щитовидной железы проявлялся гиперсинхронизированный генерализованный, заостренный, с тенденцией к машинообразности, высокоамплитудный альфа-ритм. У некоторых женщин с нарушением регуляции уровня тиреоидных гормонов, заостренный фоновый альфа-ритм регистрировался в сочетании с острыми волнами, вспышками распространенной синхронизированной активности в ритме острая-медленная волна. Характерной особенностью ЭЭГ в этой группе женщин является наличие двух, а иногда и нескольких, частот в диапазоне альфа-ритма. Это проявляется в виде сосуществования как минимум двух независимых ритмов: одного в области низкочастотного пограничного (7-8 Гц), существенно распространяющегося на передние отделы головного мозга, и второго, с частотой структурного альфа-ритма (около 10 Гц), доминирующего в затылочных областях. В некоторых случаях эти две частоты находились в диапазоне альфа-ритма: в области более высоких частот: 9 и 11.5 Гц. При нарушении регуляции уровня тиреоидных гормонов, независимо от того, в сторону избытка или в сторону его недостаточного количества, ЭЭГ у таких женщин однозначно была высокоамплитудной и, очень часто, с генерализованным альфа-ритмом.

Здесь же следует отметить, что при дисфункции щитовидной железы средняя частота альфа-ритма у беременных с угрозой в лобных областях достоверно меньше (P<0.05, Вилкоксон - Манн-Уитни) в сравнении с таковой в затылочных областях (Табл. 2).

Таблица 2.Средняя частота (Хср ± mXср) фонового альфа-ритма у беременных с дисфункцией щитовидной железы.

Лобные области Затылочные области Беременные с угрозой 8.22±0.085 Гц 9.37±0.094 Гц Беременные без угрозы 9.36±0.008 Гц 9.72±0.009 Гц Для ЭЭГ женщин с нарушением менструального цикла гипоталамо-гипофизарной этиологии был характерен также неустойчивый, искаженный высокочастотной активностью и, в какой-то мере, дезорганизованный альфа-ритм частотой 12±0.02 Гц. На кривой спектральной плотности мощности отмечалось большое количество медленно-волновой активности, особенно в центрально-теменной области слева на частоте 6 и 7.5 Гц.

Особенности адаптации беременных женщин с преждевременными родами.

Если считать границей преждевременных родов срок 36 недель включительно, что практически общепринято в медицинской практике, то тогда беременных с преждевременными родами до 37 недели будет 16, и они будут составлять первую подгруппу, а остальные 13 женщин у которых роды произошли после 36 недели – вторую подгруппу.

Возраст беременных этой группы в среднем был 26.62±0.96 лет, что указывает на средний репродуктивный возраст женщин. У всех беременных из этой группы было зафиксировано хотя бы одно заболевание, связанное с протеканием беременности. Так, например, у женщин из общей группы (65.52%) хотя бы один раз при беременности была анемия. Из всей группы только у 8 женщин не было никаких соматических заболеваний в исходном анамнезе.

Все они - из группы с преждевременными родами после 36 недель.

Угроза преждевременных родов отмечалась у 21 женщины. Соответственно, у восьми беременных такой диагноз не был поставлен, а роды, хотя и были преждевременными, но произошли после 36 недели, т.е. практически в срок. Основной причиной послужившей началу родов в последнем случае было преждевременное отхождение вод. Кесарево сечение было у 6 женщин из группы с преждевременными родами до 37 недели. У некоторых отмечались разрывы, перинеотомия и другие осложнения при родах. Следует отметить и то, что у двоих беременных с нарушением менструального цикла в анамнезе преждевременные роды произошли до 35 недели.

Высокая личностная тревожность, превышающая 50 баллов, наблюдалась у 5 женщин из общей группы. В среднем уровень личностной тревожности был равен 46.21±1.45 баллам, а ситуативной - 39.10±1.34 баллам, что указывает на повышенный уровень личностной тревожности (P<0.01, Стьюдент) в сравнении с ситуативной. При сравнении двух подгрупп, разделенных по критерию сроков преждевременных родов, то достоверных различий между ними по уровню ситуативной тревожности не было (P<0.15), в отличие от личностной тревожности (P<0.045).

10 F3-A1 F4-AмкВ2/Гц 5 0 0 10 20 30 0 10 20 10 C3-A1 C4-A5 0 0 10 20 30 010 20 10 P3-A1 P4-A5 0 0 10 20 30 010 20 10 O2-AO1-A5 0 10 20 0 10 20 10 T3-A1 T4-A5 Гц0 10 20 0 10 20 Рис. 2. Спектральная плотность мощности фоновая ЭЭГ беременной с преждевременными родами.

Анализ ЭЭГ показал, что для беременных женщин с преждевременными родами до недели свойственны полярные типы: низкоамплитудная и десинхронная на одном полюсе и высокоамплитудная, склонная к гиперсинхронизации – на другом. В последнем случае преобладала картина, когда фоновый альфа-ритм характеризовался наличием двух частот (Рис.2). Одной из особенностей уплощенной ЭЭГ у женщин с родами до 37 недели является наличие на фоне низкоамплитудной высокочастотной активности генерализованных с фокусом в передних областях вспышек заостренного альфа-ритма. В группе женщин, у которых роды произошли после 36 недели, ЭЭГ по своим характеристикам приближалась к таковой, как у беременных с «угрозой» легкой степени.

Спектральный анализ показал, что разделение группы с преждевременными родами на две подгруппы имеет под собой количественное обоснование, выявленное при оценке спектральной мощности их ЭЭГ. Эти особенности заключаются в том, что ЭЭГ тех женщин, у которых преждевременные роды произошли до 37 недели, характеризуются таким распределением мощности фонового затылочного альфа-ритма, которое, в целом, характерно для группы с угрозой невынашивания ребенка средней тяжести. А группа женщин с родами после 36 недели отличается тем, что в их ЭЭГ мощность альфа-ритма находится в средней части распределения спектральной мощности – т.е. в области выраженного и относительно устойчивого и регулярного альфа-ритма, характерной для группы беременных с низким риском неблагоприятного протекания беременности и оптимальным типом адаптации.

Спектральная мощность альфа-ритма фоновой ЭЭГ больше в затылочных областях в подгруппе с преждевременными родами после 36 недели, а в подгруппе, где преждевременные роды произошли до 37 недели, его мощность, соответственно, меньше, (P<0.05, Вилкоксон), а в лобных областях, наоборот, существенно больше (P<0.05).

Когерентный анализ в диапазоне альфа-ритма выявил преобладание значимых когерентных связей (P<0.05) преимущественно в теменно-затылочных областях у женщин с преждевременными родами после 36 недели и наличие дополнительных значимых когерентных связей в лобных межполушарных и слева в лобно-центрально-височных областях у беременных женщин с преждевременными родами до 37 недели.

Психофизиологические особенности женщин с репродуктивными потерями.

В данной группе основой репродуктивных потерь является выкидыши в первой половине беременности и преждевременные роды во второй (7 человек из 11, а у одной женщины - мертворождение). Аборты были осуществлены у 3 беременных, у которых уже были дети. Причины, в связи с которыми был произведен аборт, были разными: травма, вирусная инфекция и миома матки. Для наших исследований эти причины не являются ведущими, поэтому эти три беременные при анализе ЭЭГ рассматриваться не будут. Уровень личностной тревожности у всех беременных был выше 40 баллов. Критерия в 45 баллов достигают 5 женщин, а 50 баллов – только две. В целом личностная тревожность в данной группе незначительно превышал средний уровень.

Акушерско-гинекологический анамнез показал, что шесть беременных в этой группе были первородящими, хотя первая беременность была только у двоих. У шести беременных были аборты и у шести – отягощенный анамнез в виде выкидыша, замершей беременности или преждевременных родов. У четверых беременных уже были дети. Некоторый интерес представляют те женщины, у которых при настоящей беременности роды все же произошли, но впоследствии ребенок умер. Таких беременных было 4 из 8. У одной из них ребенок был доношенный и умер перед родами, а у трех – спустя некоторое время после родов. У оставшихся 4 женщин выкидыш произошел в первой половине беременности.

У беременных женщин с низкоамплитудным невыраженным альфа-ритмом фоновой ЭЭГ (их было трое) отмечается сходство и в исходном анамнезе и в протекании беременности. Так, например, у двух беременных из этой группы – текущая беременность, как и предыдущая, была замершей, а у одной – преждевременные роды (в 27 недель) с летальным исходом были как в предыдущую, так и в настоящую беременность. Для беременных с замершей беременностью характерным является то, что у них в анамнезе отмечается и нерегулярный менструальный цикл. ЭЭГ у этих женщин характеризуется отсутствием регулярного альфа-ритма и преобладанием высокочастотной активности, иногда, на фоне полиморфной медленноволновой активности. Гипервентиляционная нагрузка существенных изменений в картине таких ЭЭГ не вносила.

Качественно иную картину ЭЭГ представляют беременные с репродуктивными потерями, у которых альфа-ритм был высокоамплитудным и склонным к гиперсинхронной активности (таких было пять). Кроме того, что спектральная мощность альфа ритма у этих женщин превышала 10.01мкВ2, их ЭЭГ были характерны и другие показатели, которые наиболее выражены у женщин именно с репродуктивными потерями.

Для ЭЭГ представительниц этой подгруппы характерна достоверно большая величина спектральной мощности альфа-ритма (P<0.05) с неустойчивой частотой в передних областях, чем у женщин с угрозой прерывания беременности. Кроме того, отмечались вспышки альфаритма с фокусом в передних областях и высокоамплитудные острые волны также с фокусом в лобно-центрально-теменных отделах. Наблюдались вспышки альфа-ритма в виде «воронки», что проявлялось тем, что лобных областях ритм был представлен в течение 1-2с, а в теменнозатылочных отведениях он практически укладывается в одну-две волны. Такие вспышки особенно часто встречаются у женщин с повторными выкидышами или у женщин с преждевременными родами, у которых в анамнезе были репродуктивные потери.

Практически у всех женщин с репродуктивными потерями встречаются также вспышки тета- или дельта-волн, которые были либо одиночными либо по две-три волны с фокусом в лобноцентральных областях. Гипервентиляционная нагрузка вызывала в ЭЭГ беременных женщин этой подгруппы вспышки пароксизмального типа как острых волн, так и альфа- или тетаритмов с фокусом в передних отделах головного мозга.. После гипервентиляционной нагрузки могли возникать вспышки пароксизмальной острой волны с фокусом в лобноцентральных областях, что особенно часто отмечалось у беременных, с выкидышами в анамнезе.

Изменения психофизиологических показателей в динамике беременности и после родов.

Особенностью данного исследования являлось то, что оно проводилось в течение не менее чем 1.5 лет. Исходно данная группа состояла из 53 женщин, но только у 15 из них было проведено ЭЭГ обследование в течение всей беременности по триместрам и спустя полгода после родов. Для нас интерес представляют именно эти беременные женщины, В среднем возраст беременных был в области «возрастных» женщин 27.73±1.37 лет, что обусловлено относительно большим количеством повторнородящих (8). ЭЭГ у женщин данной группы была зарегистрирована в первом триместре в пределах 10-12 недель, во втором – 20-22, а в третьем 33-36 недель. После родов ЭЭГ регистрировали спустя 6-6.5 месяцев.

Анализ уровня тревожности и самооценки своего состояния показал, что в целом наиболее существенные отличия наблюдались только после родов, когда достоверно уменьшился уровень личностной тревожности (в 1 триместре -44.33±1.35 баллов, во втором - 45.01±2.08, в третьем - 44.46±2.54 и после родов - 40.22±1.86, P<0.05) и, соответственно, повысилась самооценка своего состояния. Анализ ЭЭГ показал, что спектральная мощность альфа-ритма у беременных с отсутствием диагноза «угроза» распределилась в области средних величин (в диапазоне от 3.01 до 8.00 МкВ2), чаще всего и наблюдаемого у женщин с низким риском протекания беременности. Мощность альфа-ритма в третьем триместре у этих женщин имела тенденцию к увеличению (P<0.15, Вилкоксон), а после родов – была достоверно меньше, чем при беременности в центрально-теменных областях (P<0.05). Во всех случаях отмечалась его стабильная частота в теменно-затылочных областях, средняя амплитуда (порядка 50мкВ) и высокий индекс (не менее 70%).

Из 11 женщин с угрозой преждевременных родов у пяти спектральная мощность альфа-ритма была меньше 3.00мкВ2, а ЭЭГ характеризовалась низкой амплитудой и преобладанием высокочастотной и генерализованной полиморфной медленноволновой активностью. После родов в их ЭЭГ появились локальные изменения по типу дисфункции. У 4 женщин спектральная мощность альфа-ритма превышала 10.01мкВ2. У двоих из них ЭЭГ была высокоамплитудной, но без гиперсинхронной активности, а у двоих – такая склонность существовала. В третьем триместре спектральная мощность альфа-ритма в ЭЭГ этих женщин существенно увеличивалась, особенно в передних отделах (P<0.05) в сравнении с первым и вторым триместрами. После родов отмечается уменьшение величины спектральной мощности, но только в затылочных областях эти различия достоверны (P<0.05). В целом такие закономерности динамики ЭЭГ сходны у всех женщин, но отличаются по частотным и мощностным параметрам альфа-ритма, а также по его устойчивости.

Следует отметить, что при беременности гипервентиляционная нагрузка изменяла общую картину ЭЭГ активности у женщин с «угрозой», провоцируя появление пароксизмальной активности. Однако, как только при использовании нагрузки начинала возникать гиперсинхронная активность и пароксизмоподобные вспышки ритмов, так сразу же беременные женщины открывали глаза и проявляли усиленную двигательная активность, а в ЭЭГ – возникала десинхронизация альфа-ритма. Такого рода «защитная реакция» была характерна практически всем беременным женщинам.

Иную картину у некоторых женщин с «угрозой» при беременности мы отмечали при использовании функциональной нагрузки после родов, когда на третьей минуте гипервентиляции в их ЭЭГ появлялась пароксизмальная активность. Причем, если у первой беременной пароксизмальная активность была в диапазоне альфа- и тета-ритмов, то у второй – дельта-ритма, который также имел фокус в области лобно-центральных отведений. Такая активность указывала на существенные уменьшение устойчивости функционального состояния головного мозга к гипервентиляционной нагрузке у этих женщин.

Психофизиологические особенности адаптации у первобеременных женщин в сравнении с повторнородящими.

Ф.З.Меерсон (1981) в своих работах показал, что основой любой адаптации является «наличие структурного следа», связанного с биохимическими процессами синтеза белков (Панин Л.Е., 1983). В нашем случае, даже при нормально протекающей адаптации, также происходят такие изменения в наиболее нагруженных системах организма, которые и обеспечивают оптимальную жизнеспособность системы «мать-дитя». Эти изменения не исчезают, а остаются в течение длительного времени, что неизбежно сказывается и на функциональном состоянии головного мозга. В этом плане, ЭЭГ повторнородящих должна иметь некоторые общие свойства, существенно отличающие ее от ЭЭГ до начала беременности.

Для анализа психофизиологических показателей, были сформированы две группы женщин: группа первобеременных первородящих и группа повторнородящих. В последнем случае не является принципиальным, какая по счету была беременность. В первую группу мы также не включали результаты исследований тех женщин, у которых были гинекологические заболевания или инфекции, препятствующие наступлению беременности (нарушения менструального цикла, кисты яичников, хламидиоз и т.п.). Кроме того, учитывая, что в первой группе существенным фактором, влияющим на результаты исследования, может быть возраст, мы также не учитывали результаты анализа ЭЭГ тех женщин, у которых беременность наступила после 28 лет, т.е. беременных старшего возраста.

В результате, в первую группу было выделено 69 женщин, а во вторую – 44, что позволяет провести их сравнение. Возраст первородящих женщин, как и ожидалось, был существенно более ранний, чем у повторнородящих. Так, в первой группе средний возраст был равен 23.30± 2.38 (от 19-до 28 лет), а у повторнородящих – 30.36±4.83 лет (от 22 до года). Анализ исходного анамнеза и особенностей протекания беременности показал, что в целом, достоверных различий между этими группами не было.

Существенные различия отмечались в уровне тревожности. Так, например, в первой группе личностная тревожность в среднем равнялась 47.91±2.04, а ситуативная 40.63±2.баллов. Во второй – 39.93±1.99 и 37.72±2.84 баллов (P<0.05). Следует отметить, что уровень ситуативной тревожности меньше, чем личностной, хотя различия достоверны только для первородящих (P<0.05).

А.

F3 FT3 C3 C4 T P3 PO1 OБ.

F3 FT3 C3 C4 T P3 PO1 OРис.3. Значимые когерентные связи альфа-ритма между различными областями в ЭЭГ первородящих (А) и повторнородящих (Б) беременных женщин.

Анализ спектральной мощности альфа-ритма показал, что в группе первородящих женщин мощность альфа-ритма в затылочных отведениях существенно больше (P<0.001, Вилкоксон – Манн-Уитни), чем у повторнородящих женщин. Динамика альфа-ритма при гипервентиляции характеризуется тем, что к концу нагрузки у первородящих беременных его мощность возрастает несколько больше, чем у повторнородящих. В лобных отведениях мощность альфа-ритма в группе первородящих женщин практически неизменно. Следует отметить, что мощность альфа-ритма в лобных отведениях у повторнородящих женщин в фоновой ЭЭГ существенно больше, чем у первородящих (P<0.05). Т.е. отмечается обратная картина, у повторнородящих женщин мощность альфа-ритма в лобных областях выше, а в затылочных – ниже, чем у первородящих. Спектральная мощность бета 1-ритма к концу гипервентиляционной нагрузки в группе первородящих беременных снижается в сравнении с исходным фоном. В целом же его мощность как в лобных, так и в затылочных отведениях у первобеременных больше, чем у повторнородящих. Причем, в картине фоновой ЭЭГ для лобных областей эти различия существенны (P<0.05).

Анализ когерентных взаимосвязей в диапазоне альфа-ритма показал, что в группе первородящих женщин когерентные взаимосвязи характерны для задних областей обоих полушарий и в правом полушарии - для центральных областей. Следует отметить относительно стабильные и межполушарные связи между затылочными и теменными областями (Рис.3). Для повторнородящих женщин, в отличие от первородящих, когерентные связи помимо задних областей, становятся характерными и для передних отведений: лобноцентральных и межполушарных лобных.

Сравнительный анализ психофизиологических особенностей женщин с репродуктивными потерями в анамнезе.

Тот факт, что у многих женщин с несостоявшейся текущей беременностью в исходном анамнезе уже были выкидыши или прерывание беременности, послужило основанием для сравнительного анализа группы женщин с неудачной беременностью в анамнезе с группой женщин, у которых беременность завершилась успешными родами. Спецификой данного исследования являлось то, что все обследованные женщины имели повторную беременность.

Различие состояло в том, что в одном случае предыдущая беременность была осложненной и закончилась репродуктивными потерями (таких беременных было 23), а в другом – первая беременность закончилась благополучно, а текущая беременность была строго второй (таких женщин было 20). В среднем возраст женщин с состоявшейся беременностью (29.8±1.04 лет) был существенно выше, чем у женщин с осложненным анамнезом (26.4±0.92 лет), что объясняется, по-видимому, наличием детей у первых.

Только в группе с нереализовавшейся предыдущей беременностью проявляются гормональные заболевания, такие как диффузный нетоксический зоб, диабет беременных, гиперандрогения. У них чаще встречается ожирение и патологическая прибавка в весе во время гестации, а к концу беременности чаще проявляются признаки гестоза: отечность, белок в моче, пастозность, в то время как в группе с нормальной предыдущей беременностью в анамнезе встречаются преимущественно анемии и варикозная болезнь. Другими словами, адаптационные возможности у женщин этих групп были разными.

Уровень личностной тревожности у большинства беременных с осложненным анамнезом существенно выше, что вполне естественно (P<0.01). Рассматривая уровень личностной тревожности с учетом наличия или отсутствия угрозы прерывания беременности, можно отметить, что наибольшая тревожность, как и ожидалось, отмечалась в группе с неудачной предыдущей беременностью и с угрозой (ЛТ - 46.65±1.124; СТ - 41.88±1.794), а наименьшая – в группе женщин с состоявшимися родами и без угрозы (ЛТ - 40.62±2.866; СТ - 35.75±1.98). Женщины с неудачными предыдущими беременностями существенно занижают оценку уровня своего самочувствия (5.16±0.187) сравнительно с женщинами другой группы (5.56±0.149, P<0.05).

Анализ ЭЭГ группы женщин с осложненным анамнезом выявил, что для них характерен хорошо выраженный, высокоамплитудный и склонный к гиперсинхронной активности фоновый альфа-ритм. У беременных женщин с гормональными нарушениями его представительство в передних областях значительное. ЭЭГ женщин второй группы характеризуется в сравнении с предыдущей группой, существенно меньшими амплитудными и мощностными показателями, а гиперсинхронная активность и вовсе не отмечалась.

Сравнительный анализ спектральной мощности альфа-ритма в обеих группах показал, что его мощность больше во всех отведениях у женщин с несостоявшейся беременностью в анамнезе. Достоверно большая величина его мощности отмечается в лобных отведениях (особенно в левом полушарии) как в фоновой ЭЭГ (P<0.001, Вилкоксон), так и при гипервентиляционной нагрузке (P<0.05). Такие различия в затылочных отведениях выражены в меньшей степени. Достоверные различия отмечаются между группами и в мощности бета1ритма фоновой ЭЭГ (P<0.05), которая в группе беременных женщин с завершенной предыдущей беременностью существенно больше в лобно-центральных областях (P<0.05).

Анализ когерентности в диапазоне альфа-ритма между этими двумя группами показал, что у женщин с состоявшейся беременностью структура когерентных связей (как и самой ЭЭГ) схожа с таковой у повторнорожающих беременных, рассмотренных в предыдущей главе. В отличие от них, у женщин с осложненным анамнезом отмечаются значимые когерентные связи в лобно-центральных отделах головного мозга, преимущественно слева, а также, отдельно от предыдущих, в теменно-затылочных отделах, что косвенно может указывать на раздельные источники их генеза.

Оценка влияния изменения функционального состояния организма беременной женщины на ЭКГ плода.

Нормальное развитие плода во многом зависит от того, насколько эффективно происходит у женщины адаптация к текущему состоянию (Батуев А.С., 2000; Batuev A.S., 1996). В связи с тем, что у женщин с неблагоприятным протеканием беременности могло быть различное по эффективности отрицательное влияние их организма на плод, и была поставлена задача по разработке неинвазивного способа трансабдоминальной регистрации ЭКГ плода, который был бы достаточно информативным для оценки его функционального состояния у разных групп беременных женщин.

Всего было обследовано 37 женщин в возрасте от 17 до 38 лет. У 20 из них беременность протекала в пределах физиологической нормы, а у 17 – в условиях наличия диагноза «угроза преждевременных родов». Сроки беременности на момент регистрации электрофизиологических показателей у большинства женщин колебались от 35-36 до 39-недель (28 человек). В данном исследовании использовали два способа размещения регистрирующих электродов (Патент №2284748 от 10.10.2006 года). При регистрации ЭКГ плода первым способом 6 активных электродов располагали по продольной боковой оси плода, Этим способом было обследовано 17 женщин. При втором способе регистрации – все активных электрода ставили в нижнем сегменте живота беременной, стараясь полностью охватить верхнюю часть туловища ребенка. Этим способом было обследовано 20 женщин. В качестве воздействия на организм плода мы выбрали гипервентиляционную нагрузку мамы, которая, как мы полагаем, была адекватной, так как, с одной стороны, она физиологична и легко контролируема самой беременной женщиной, а с другой – эта нагрузка вызывает существенные функциональные изменения в крови женщины, которые могу воздействовать и на состояние организма плода.

Проведенные исследования на группе женщин при нормальном протекании беременности показали существенную повторяемость регистрируемого ЭКГ-комплекса плода у разных обследуемых при использовании гипервентиляции в течение трех минут.

Гипервентиляционная нагрузка, в целом, вызывает незначительную тенденцию к замедлению сердечного ритма у плода на второй минуте после ее начала. Достоверного различия в структуре ЭКГ и в динамике сердечного ритма при гипервентиляции между группами обследованных женщин с угрозой и без угрозы прерываниям беременности на данном этапе исследований не обнаружено. Мы попытались определить особенности ЭКГ плода у беременных с диагнозом «угроза невынашивания ребенка» сравнительно с ЭКГ плода женщин, у которых такого диагноза не было. Тщательный анализ ЭКГ плода в этих группах беременных также не позволил выявить отчетливых различий. Однако здесь выявилось другая особенность ЭКГ плода, связанная с наличием или отсутствием длительной анемии у беременных женщин. Таких беременных женщин было 14, а у 8 из них был диагноз «угроза».

Характерными особенностями в ЭКГ плода у беременных женщин с анемией было то, что зубец R имел расширенное основание (разница между группами равна 7.56+0.081 мс, P<0.05) и был существенно меньше по амплитуде (17.36+2.34 МкВ у беременных с анемией против 28.75+7.34 МкВ у беременных без анемии, P<0.05), зубец S во многих случаях практически отсутствовал, а местоположение T - зубца было трудно определяемым.

Возможно, такие особенности ЭКГ плода у беременных женщин с анемией обусловлены некоторым изменением в питании сердечной мышцы, что и могло сказаться на выраженности зубцов ЭКГ плода.

Заключение.

Как было показано И.А.Аршавским (1967, 1982), в организме женщины в период гестации последовательно протекают, сменяя друг друга и генетически предопределенные, имеющие ярко выраженную гормональную основу, различные функциональные состояния, направленные на достижение конечной цели – вынашивание и рождение младенца. Такие функциональные состояния И.А.Аршавский (1967) назвал «гестационной доминантой», и в дальнейшем убедительно показал, что ей характерны те же признаки, которые свойственны любой доминанте. Однако, психофизиологический аспект гестационной доминанты при осложненных типах беременности в его работах не был затронут.

Образовавшаяся при адаптации к беременности функциональная система, работающая по принципу доминанты, тормозит избыточные степени свободы и стойко удерживает активность в пределах доминирующей функциональной системы (Батуев А.С., Соколова Л.В., 1994). В наших исследованиях у женщин с нормальным протеканием гестационного процесса это проявляется в виде отчетливой выраженности альфа-ритма в теменно-затылочных областях, его стабильности и частотной устойчивости. Другими словами, при нормально протекающей беременности структурный альфа-ритм, имеющий мезенцефальную природу своего возникновении (Панова Э.А., 1972; Поворинский А.Г., Заболотных В.А., 1987;

Зенков Л.Р., 2002) сохраняется практически в неизменном виде, а неизбежные диэнцефальные изменения носят не выраженный характер. Это связано с тем, что адаптационный ресурс организма у женщин с неосложненной беременностью значительный, так как он существенно зависит от уровня их здоровья.

В третьем триместре происходит постепенная смена текущего функционального состояния организма беременной женщины, на другое, которое связано с подготовкой к родам. Соответственно, изменяется и функциональное состояние головного мозга, что и проявляется в третьем триместре изменением картины ЭЭГ, выражающимся увеличением синхронизирующих процессов. Наблюдаемое увеличение мощности альфа-ритма в этот период и обусловлено процессами, едиными для всех беременных, так как обязано своим происхождением значительной перестройке гормонального фона, происходящей при завершении гестации (Бодяжина В.И. и др., 1986; Бабичев В.П., 1995) с соответсвующей сменой активности гипоталамо-гипофизарных структур.

После родов также происходит изменение гормонального фона, обусловленного не столько процессом центральной регуляции лактации, сколько резким уменьшением концентрации гормонов, обеспечивающих протекание беременности в прошлом. В наших исследованиях это проявляется в ЭЭГ женщин после родов картиной, характеризующейся существенным снижением мощности альфа-ритма в задних областях с некоторым увеличением ее в передних, в сравнении с гестационным периодом.

В работах Меерсона Ф.З. (1981), Панина Л.Е. (1983) было детально показано, что в основе любой эффективной адаптации лежит «структурный след», который позволяет в дальнейшем преодолевать значительные нагрузки при повторном воздействии. В наших исследованиях это проявляется в том, что в ЭЭГ повторнобеременных женщин мощность альфа-ритма в лобно-центральных отведениях существенно выше, чем у первобеременных.

На это указывает и то, что у женщин с состоявшейся беременностью отмечается общее снижение мощности альфа-ритма в сравнении с женщинами, у которых в анамнезе была неудавшаяся первая беременность. В обоих случаях отмечается наличие когерентных связей в диапазоне альфа-ритма в передних областях. По-видимому, следы от сформированной при беременности функциональной системы закрепляются и проявляются как в особенностях функционального состояния головного мозга на данный момент, так и в протекании последующих беременностей. Этим и может объясняться то, что ЭЭГ после родов остается более «диэнцефальной», чем до беременности, что и наблюдалось в наших исследованиях.

У большинства женщин исходное здоровье не было благополучным, а социальнопсихологический фон, как правило, был неблагоприятным. Это существенно уменьшало адаптационный ресурс, так как была необходимость адаптации к тем проблемам со здоровьем, которые на момент беременности существовали у таких женщин. Например, перенесенными сердечнососудистыми заболеваниями, заболеваниями печени, почек легких.

В этой связи дополнительная нагрузка на центральные регулирующие структуры, обеспечивающих жизнедеятельность системы «мать-дитя», могла оказаться чрезмерной. В итоге образуется «устойчивое патологическое состояние» мозга (Бехтерева Н.П. и др., 1978), формирующее другую функциональную систему, которая хоть и обусловлена беременностью, но направлена не на сохранение жизнеспособности плода, а на сохранение жизни собственно женщины, как носителя системы «мать-дитя».

При легких типах угрозы прерывания беременности адаптация происходит несколько с большим напряжением, чем обычно при нормально протекающей беременности.

Используется механизм охранного (защитного) типа адаптации (Березин Ф.Б., 1988), проявляющийся в снижении уровня бодрствования, что отчетливо проявляется в ЭЭГ картиной медленноволнового NREM-сна. В этом случае формирование гестационной доминанты также происходит успешно, и беременность дальше протекает без осложнений. В послеродовый период функциональное состояние головного мозга у таких женщин сравнительно устойчиво и адаптация происходит сходным образом, как и в группе контроля.

В более тяжелых случаях, преимущественно, при гормональных изменениях, связанных с регуляцией уровня тиреоидных и половых гормонов, а также при нарушении менструального цикла, отмечаются значительные изменения в активности гипоталамогипофизарных структур. Эти изменения в картине ЭЭГ проявляются либо усилением медленноволновой активности и в редукции альфа-ритма с преобладанием высокочастотной ритмики, либо увеличением синхронизирующих влияний и появлением других диэнцефальных источников генеза альфа-ритма с более медленной частотой. Последнее проявляется наличием двух пиков на кривой спектральной плотности мощности в диапазоне альфа-ритма, а также увеличением дисперсии частоты структурного альфа-ритма.

Отмечаются и более специфические признаки ЭЭГ, характеризующие диэнцефальный источник своего генеза, например, высокоамплитудные острые волны с фокусом в лобноцентральных областях.

Существенные нарушения в работе лимбической системы усугубляются высокой личностной тревожностью, что приводит к тому, что формирование гестационной доминанты приобретает по отношению к системе «мать-дитя» патологический характер. В этом случае адаптационные механизмы работают на пределе своих возможностей, и срыв адаптации может произойти в любой момент, при воздействии малейшего стимула, который часто бывает психогенной природы. Естественно, что если все-таки адаптация происходит, и беременность завершается успешно, то структурный след состоявшейся беременности является существенным, так как регулирующие структуры работали со значительным напряжением. В дальнейшем, косвенно, это способствует тому, что последующая беременность может протекать с меньшими осложнениями, чем первая.

У незначительной части женщин (в нашем случае, около 4%) возникает несовместимость существования системы «мать-дитя» с жизнеспособностью ведущего звена этой системы. Адаптация в этом случае направлена не столько на сохранение беременности, сколько на сохранение жизни собственно беременной женщины. Соответственно, плод уже начинает выступать не как стабилизирующий элемент системы «мать-дитя», а как деструктурирующий элемент, угрожающий жизни его носителю. В конечном итоге организм женщины стремится избавиться от деструктурирующего элемента и происходит прерывание беременности.

Особенностью гестационной доминанты является то, что она относится не просто к организму женщины, а к системе «мать-дитя», а также то, что она направлена на сохранение жизнеспособности ребенка при его внутриутробном развитии вплоть до рождения.

Естественно, что изменения, происходящие в организме женщины, неизбежно сказываются и на жизнедеятельности плода. Но возможно и обратное взаимодействие: патологические изменения в развитии плода могут сказаться и на беременной женщине, что, опять же, приводит к прерыванию беременности.

Наши исследования показывают, что у женщин, в анамнезе которых уже был выкидыш, вероятность повторного прерывания беременности существенно выше, Возможно, это связано с тем, что в предыдущей беременности произошел срыв адаптации и, соответственно, гестационная доминанта не была до конца реализована. При повторной беременности требуется специальное медицинское вмешательство, чтобы подавить сформировавшуюся патологическую гестационную доминанту. В этом плане ЭЭГ является мощным средством прогнозирования риска неблагоприятного протекания беременности, так как именно ЭЭГ отражает те пограничные изменения в центральных структурах, которые напрямую связанны с нарушением регуляции беременности и которые с высокой вероятностью могут привести к срыву адаптации. Своевременная оценка и выявление такого риска позволит сохранить жизнеспособность системы «мать-дитя» и будет способствовать рождению здорового ребенка.

Выводы 1. Нормальное протекание беременности характеризуется средним уровнем личностной и ситуативной тревожности, высокой положительной самооценкой своего состояния и оптимальным функциональным состоянием регулирующих структур головного мозга, что проявляется в электроэнцефалограмме наличием доминирующего в теменнозатылочных областях отчетливого альфа-ритма со стабильной частотой и значимыми когерентными связями в задних отделах головного мозга.

2. Легкие формы неблагоприятного протекания беременности отличаются активацией защитных механизмов адаптации сомногенного типа, что проявляется снижением уровня бодрствования и появлением в биоэлектрической активности головного мозга женщин ритма с частотой 3.5Гц, характерного для медленноволнового сна.

3. Осложненные формы неблагоприятного протекания беременности характеризуются значительным напряжением адаптационных механизмов мозга, проявляющимся высоким уровнем тревожности, гормональными, иммунными и обменными нарушениями, а также низкоамплитудным типом электроэнцефалограммы (с мощностью фонового альфа-ритма до 3мкВ2) или наличием высокоамплитудного фонового альфа-ритма (мощностью свыше 10мкВ2), склонного к пароксизмальной активности при гипервентиляционной нагрузке, с неустойчивой частотой и. существенно представленного в лобно-центральных областях.

4. Тяжелые формы неблагоприятного протекания беременности характеризуются предельным напряжением адаптационных механизмов мозга, сопровождающиеся частыми соматическими заболеваниями, и проявляющиеся в электроэнцефалограмме женщин существенным увеличением мощности альфа-ритма и вспышками острых волн, альфа- и тетаактивности с фокусом в лобно-центральных областях на фоне пограничных изменений биоэлектрической активности ритмического характера.

5. Изменение функционального состояния головного мозга беременных в третьем триместре проявляется в картине их биоэлектрической активности увеличением мощности альфа-ритма, существенно больше выраженным в лобно-центральных областях у женщин с неблагоприятным протеканием беременности.

6. При неблагоприятно протекавшей беременности перестройка функционального состояния организма женщины после родов, вызванная снижением дополнительной нагрузки на регулирующие гестационный процесс структуры головного мозга, проявляется уменьшением выраженности и мощности фонового альфа-ритма, а также повышением неустойчивости электроэнцефалограммы к гипервентиляционной нагрузке.

7. Структурный след адаптации в системе «мать-дитя» проявляется в биоэлектрической активности головного мозга увеличением мощности и когерентности альфа-ритма в лобноцентральных областях и снижением его мощности в теменно-затылочных, что особенно характерно для повторнорожающих женщин в сравнении с перворожающими.

8 Сердечнососудистая система плода эффективно и быстро адаптируется к изменению функционального состояния организма беременной женщины во время использования гипервентиляционной нагрузки, но показывает изменения амплитудно-временных показателей его электрокардиограммы при наличии постоянной гипоксии, вызванной анемией женщины при беременности.

Список основных работ, опубликованных по теме диссертации.

Статьи в рецензируемых журналах, рекомендуемых ВАК:

1. Смирнов А.Г., Корсакова Е.А. Характер изменений ЭЭГ человека при длительной гипервентиляции. Российский физиологический журнал им И.М.Сеченова, 1997, Т83, N11-12, Стр.64-73.

2. Смирнов А.Г., И.М.Прудников, Е.А.Корсакова, А.А.Бурсиан, И.Е.Кануников, В.И.Муравьев. Изменение электропроводности кожи после длительной гипервентиляции.

Вестник СпбГУ, Сер.4, 2000, вып.2, (№12). Стр.32-41.

3. Смирнов А.Г., Батуев А.С., Солдатова О.Ф.. Динамика альфа - ритма на разных стадиях беременности при нормальном ее течении и при осложненных формах протекания.

Физиология человека, 1999, том 25, N5 Стр.48-55.

Переведена на английский язык и опубликована в Human Physiology. 1999. V.25. N.6.

Pp.669-675.

4. Смирнов А.Г., Батуев А.С., Воробьева С.Ю. Особенности ЭЭГ у женщин при осложненных формах протекания беременности. Физиология человека, 2002, том 28, N1, Стр.56-66.

Переведена на английский язык и опубликована в Human Physiology. 2002. V.28. N.1.

Pp.33-43.

5. Смирнов А.Г., Батуев А.С., Корсакова Е.А.. Динамика ЭЭГ у женщин при беременности и после родов. //Физиология человека 2002, Т28, №4, Стр.26-37.

6. Смирнов А.Г., Батуев А.С., Никитина Е.А., Жданова Е.А. Взаимосвязь ЭЭГ беременных женщин с их уровнем тревожности. 2005, Жур. ВНД, Т.55, №2, Стр.175-184.

7. Смирнов А.Г., Мануйлова С.В. Психофизиологические особенности группы беременных женщин с преждевременными родами.. //Вестн. С.-Петерб. ун-та. 2008. Сер. 3.

Вып.3. С93–100.

8. Смирнов А. Г. Особенности электроэнцефалограммы первородящих женщин в сравнении с повторнородящими. //Вестн. С.-Петерб. ун-та. 2008. Сер.3. Вып.3. С.163–169.

9. Смирнов А.Г. Энцефалограмма женщин во время беременности и в послеродовой период. Российский физиологический журнал им. И.М.Сеченова. Т.95. №11.

2008. Стр. 1305-1315.

Статьи, книги и другие публикации.

• Смирнов А.Г. Особенности альфа - ритма у женщин при осложненных формах протекания беременности. Материалы 6 Международной конфер. (21-23.04.99г.) "Ребенок в современном мире." С-Петербург, 1999, стр.53-55.

• Смирнов А.Г. Особенности ЭЭГ женщин с неблагоприятным течением беременности. /Перинатальная психология и нервно-психическое развитие детей. Сб.

матер. конф. по перинатальной психологии. 26-30 мая 2000г. СПб: Изд. "БИС", 2001 г. С.

76-80.

• А.Г.Смирнов. Особенности ЭЭГ у женщин при осложненных формах протекания беременности. //Физиология развития человека. Материалы международной конференции посвященной 55-летию Института возрастной физиологии РАО. 2000, Стр.

388-390.

• Смирнов А.Г., Воробьева С.Ю., Никитина Е.Л., Полякова В.А. Тревожность и самооценка состояния женщин с неблагоприятным течением беременности. Тезисы Международной межвузовской научно-практической конференции студентов и аспирантов «Психология 21 века», 2001, С-Петербург, Стр.256-257.

• Смирнов А.Г., Никитина Е.Л, Воробьева С.Ю., Жданова Е.А. “Уровень тревожности и особенности ЭЭГ у беременных группы риска“ Сб. «Перинатальная психология и медицина» Материалы 5 Российской межрегиональной конференции по перинатальной психологии и психотерапии. С.-Петербург, 2001. Стр.81-83.

• Смирнов А. Г., Никитина Е. Л., Воробьева С. Ю., Жданова Е. А. Особенности ЭЭГ и уровня тревожности у беременных с угрозой неблагоприятного протекания беременности - Тезисы докладов и сообщений IX Международной конференции «Ребенок в современном мире. Дети и город», СПб, 2002, с. 153-1• Смирнов А.Г. Беременность без проблем. 2002.. Под редакцией академика РАО А.С.Батуева. Москва, Изд. Айриспресс. 208 Стр.

• Жданова Е. А., Смирнов А. Г.. Влияние гипервентиляционной нагрузки на ЭЭГ беременных с различным уровнем тревожности. Мат. сб. МАПО. «Актуальные вопросы клинической и экспериментальной медицины», г.С-Петербург, 2003, с.245-247.

• Смирнов А.Г., Никитина Е.Л., Жданова Е.А. ЭЭГ и прогнозирование риска неблагоприятного течения беременности. Материалы 10 Международной конференции «Ребенок в современном мире. Культура и детство», С-Петербург. 2003, С. 383-386.

• Смирнов А.Г., Жданова Е.А. Особенности ЭЭГ беременных с разным уровнем тревожности. Материалы конференции «Кормите грудью малыша. Питание беременных и кормящих матерей» 2002. С-Петербург. 2003. Стр.70-72.

• Смирнов А.Г., Жданова Е.А. Особенности ЭЭГ беременных при нормальном и неблагоприятном течении беременности. //Медико-психологические аспекты современной перинатологии. Материалы 4 Всероссийского конгресса по пренатальной и перинатальной психологии, психотерапии и перинатологии с международным участием.

М. 2003. С.148-149.

• Смирнов А.Г., Жданова Е.А., Никитина Е.Л. Особенности ЭЭГ и уровня тревожности у беременных с угрозой невынашивания ребенка. //Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Воспитание. Социальная адаптация ребенка. Компетентностно-диагностический подход», 2004. СПБ, С.66-69.

• Смирнов А.Г., Жданова Е.А. Особенности уровня тревожности у беременных женщин //Материалы научно-практической конференции "Ананьевские чтения", 2004.

СПБ, С.67-69.

• Смирнов А.Г., Жданова Е.А., Тирахова О.А., Курганова М.Ю., Спокойная беременность – залог здоровья будущего ребенка. //Материалы 12 Международной конференции «Ребенок в современном мире. Семья и дети». 2005 г., С-Петербург, 2005, Стр.440-443.

• Смирнов А.Г., Жданова Е.А., Тирахова О.А., Психофизиологические особенности беременных женщин с угрозой невынашивания ребенка. Материалы 5 Всероссийского конгресса по пренатальной и перинатальной психологии, психотерапии и перинатологии с международным участием. М. 2005. Стр.119-121.

• Смирнов А.Г., Мануйлова С.В. Черникова Л.А., Тирахова О.А.

Психофизиологическая подготовка беременных женщин к материнству. Материалы ХIII Международной конференции «Ребенок в современном мире. Детство: социальные опасности и тревоги». 2006, С-Петербург, Стр.244-246.

• Смирнов А. Г., Бурсиан А. А., Еникеев Б. В., Черникова Л. А., Покусаева И. Н.

Неинвазивная трансабдоминальная регистрация ЭКГ плода. //Сб. материалов Международной научно-практической конференции «Исследование, разработка и применение высоких технологий в промышленности». 2007, С-Петербург, Т.8, Стр.174175.

• Smirnov A. G. The pregnant women’s EEG during normal and inauspiciously developing gestation. /The World Congress “Prenatal child and society. Role of prenatal psychology in obstetrics, neonatology, psychotherapy, psychology and sodiology”, 2007. M. Pp.222-223.

• Краснощекова Е.И., Смирнов А.Г., Иванов Д.О., Иовлева Н.Н. Мануйлова С.В., Кощавцев А.Г. Медико-биологические проблемы прогнозирования и диагностики гестационной патологии мозга плода человека. /Сб. материалов 3 Всероссийского форума «Здоровье нации – основа процветания России». 2007. М Том 2, часть 2. Стр.

100-111.

• Смирнов А.Г., Черникова Л.А., Соколова О.А., Максименко А.Н. Уровень тревожности у беременных женщин с угрозой и без угрозы невынашивания ребенка.

/Сб. материалов 6 Всероссийской научно-практической конференции «Дружининские чтения», 2007. Сочи. Т.2, Стр.207-209.

• Смирнов А.Г., Мануйлова С.В. Черникова Л.А., Максименко А.Н., Соколова О.А.

Особенности подготовки к материнству беременных женщин с ВИЧ-инфекцией и наркозависимостью в анамнезе. /Сб материалов 14 Международной конференции «Ребенок в современном мире. Образование и детство» Традиции и инновации в специальном образовании. 2007. С-Петербург. Стр.408-411.

• Smirnov A.G., Manuylova S.V., Chernikova L.A., Sokolova O.A. The women’s EEG during normal and inauspiciously developing pregnancy. //Third International Interdisciplinary Congress “Neuroscience for Medicine and Psychology”. 2007. M. Pp. 218-219.

• Смирнов А.Г. Функциональное состояние женщины в период беременности и ранний послеродовой период. //Батуев А.С. Безрукова О.Н., Кощавцев А.Г. Ляксо Е.Е., Смирнов А.Г., Соколова Л.В. «Биосоциальная природа материнства и раннего детства».

2007. С-Петербург. С-ПбГУ. Стр.120-177.

• Смирнов А.Г., Бурсиан А.А., Еникеев Б.В. Способ трансабдоминальной регистрации электрокардиограммы плода. Патент №2284748 от 10.10.2006 года.

• Смирнов А.Г., Мануйлова С.В., Черникова Л.А. Использование арттерапии у беременных женщин для формирования адекватного восприятия семейных взаимоотношений при появлении ребенка. /Сб. материалов 15 Международной конференции «Ребенок в современном мире. Искусство и дети». С.-Петербург,. 2008.

Стр.358-360.

• Smirnov A.G., The EEG-structure of the pregnant women with wake level reduction as adaptation to gestation problems. /Forth International Interdisciplinary Congress “Neuroscience for Medicine and Psychology”. 2008. M. Pp. 278.

• Смирнов А.Г. Психофизиологические основы дезадаптации в системе “мать-плод” при разных типах неблагоприятного протекания беременности. Материалы Международного конгресса «Перинатальная психология и психотерапия». 2008. 30 мая- 2 июня. С.-Петербург. Стр. 168-170.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.