WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

___________________________________

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ

На правах рукописи



СТРИЖОВ

Евгений Юрьевич

НРАВСТВЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ

ДЕТЕРМИНАНТЫ МОШЕННИЧЕСТВА

19.00.06 – юридическая психология

Автореферат


диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Москва 2011

Диссертация выполнена на кафедре психологии, педагогики и организации работы с кадрами Академии управления МВД России

Научный консультант

доктор психологических наук, доцент

СМИРНОВ Владимир Николаевич

Официальные оппоненты:

член-корреспондент РАН

доктор психологических наук, профессор

ЮРЕВИЧ Андрей Владиславович


доктор психологических наук, профессор

ПОЗДНЯКОВ Вячеслав Михайлович


доктор психологических наук, профессор

СОЧИВКО Дмитрий Владиславович


Ведущая организация:

Академия Генеральной прокуратуры

Российской Федерации

Защита состоится 20 октября 2011 г. в 14.30 часов на заседании диссертационного совета ДМ 203.002.05 при Академии управления МВД России по адресу 125171, г. Москва, ул. Зои и Александра Космодемьянских, д. 8, в зале заседаний диссертационного совета, ауд. 404.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии управления МВД России.

Автореферат разослан  «01» июня 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета ДМ 203.002.05

доктор педагогических наук, профессор

М.П. Стурова

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ


Актуальность темы и постановка проблемы.

Актуальность темы диссертации вызвана не только потребностями борьбы с мошенничеством и коррупцией, но и тенденциями развития отечественной психологии к расширению своего предметного поля1. Одной из главных задач психологии является интенсификация фундаментальных исследований нравственности человека, его отношения человека к себе, другим людям, моральным и правовым ценностям и традициям нашего общества (Д.И. Фельдштейн, 2006)2.

Нравственность в современной отечественной психологии понимается многообразно: как личностное образование, как регулятор поведения субъекта, как совокупность его требований к самому себе, как целостная система ценностей, идеалов и воззрений на должную социальную жизнь, отражающая понимание им сущности своего бытия. К такому выводу пришли в своих работах Л.Н. Антилогова, 1999; С.К. Бондырева и Д.В. Колесов, 2008; С.К. Бондырева и Д.В. Сочивко, 2011; А.Н. Бражникова, 2009; Б.С. Братусь, 1994; М.И. Воловикова, 2003; А.Е. Воробьёва, 2010; Л.Г. Дикая и Е.П. Ермолаева, 2011; Л.Л. Дикевич, 1999; И.Г. Дубов, 2000; А.Л. Журавлёв и А.Б. Купрейченко, 2003, 2007; А.Б. Купрейченко, 2010; И.А. Мироненко, 2011; Л.М. Попов, 2008; А.В. Сухарев, 2011; А.А. Хвостов, 2005; В.Д. Шадриков, 1977; А.В. Юревич, 2009; А.В. Юревич и Д.В. Ушаков, 2011 и другие психологи. Духовно-нравственная парадигма, по мнению А.Л. Журавлёва (2007), становится одной из приоритетных отраслей психологии3.

Мошенничество как социально-криминальное явление имеет, кроме комплекса других причин, глубокие нравственные корни. Работы И.И. Аминова, В.Л. Васильева, М.И. Еникеева, В.Ф. Енгалычева, С.К. Курилина, В.Я. Кикотя и В.Ю. Рыбникова, А.В. Ларикова, А.Н. Пастушени, В.М. Позднякова, А.Р. Ратинова, В.В. Романова, В.П. Сальникова, О.Д. Ситковской, А.Д. Сафронова, В.Н. Смирнова, А.М. Столяренко, Г.Г. Шиханцова и других юридических психологов позволяют заключить, что российские юристы, криминологи и психологи при оценке личности преступника и при определении причин правонарушений принимают во внимание нравственный облик обвиняемых и подсудимых. Однако отдельное исследование нравственно - психологических детерминант мошенничества в юридической психологии ещё не проводилось.

Нравственные особенности современного состояния российского общества и связанный с ними рост мошенничества в структуре преступности, а так же проводимая реформа МВД выявили противоречия в теории и практике оценки профессиональных качеств работников, в том числе сотрудников правоохранительных органов. Во-первых, возникли противоречия между насущными требованиями усиления борьбы с коррупцией и мошенничеством и реальными возможностями психологов в выявлении личностных детерминант совершения этих преступлений. Во-вторых, психологическая наука пока не может дать многофакторного объяснения существующему противоречию между высоким общим уровнем личностно-профессионального развития мошенников и их ориентацией на получение материальных благ аморальными и криминальными способами. В-третьих, современные методы не могут удовлетворить потребность психологов в валидных методиках психодиагностики нравственной сферы личности. В-четвёртых, возникают противоречия между прогнозами и реальным поведением людей, поскольку применяемые методы и способы объяснения их результатов не выявляют кардинальные отличия между законопослушными и склонными к мошенничеству лицами.

Таким образом, выявление механизмов и закономерностей взаимодействия нравственно-психологических детерминант в организации криминального поведения мошенников представляет собой важную и актуальную научную проблему. Её решение сделает возможным создание нового научного направления в юридической психологии – «исследование нравственно-психологических детерминант мошенничества». Выводы и рекомендации, полученные при её решении, могут применяться при разработке методов борьбы с коррупцией, позволит разработать систему мер по противодействию мошенничеству и тем самым повысить эффективность борьбы с ним. Создание валидного, надёжного, компактного личностного опросника для психодиагностики склонности к обману и мошенничеству поможет устранить противоречия между потребностью практикующих психологов в методиках подобного рода и имеющимся арсеналом методов.

Теоретическое состояние проблемы. Для изучения личности преступника до середины 70-х годов XX века в юридической психологии традиционно использовались теории и методы диспозиционального направления (структурная теория Г.Ю. Айзенка и факторная теория Р.Б. Кеттела). В теории криминального поведения Г. Айзенка (1964, 1977, 1989) криминальность рассматривается как черта личности, причём главный акцент теории сделан на активно асоциальном, психопатическом преступнике. Мошенники в этой теории не рассматривались, а из трёх основных черт (экстраверсия, нейротизм и психотизм) наибольшую объяснительную силу для понимания механизмов криминального поведения имеет экстраверсия. В иерархической модели криминального поведения Г. Айзенк выделил две первичные черты, лежащие в основе экстраверсии – социабельность и импульсивность. Позже Г. Айзенк (1978) стал рассматривать импульсивность как компонент психотизма, что серьёзно подрывает основанную на ней теорию криминальности (Р. Блэкборн, 2004). Р. Кеттелу в своей факторной теории так же не удалось определить таких комбинаций основных или производных черт личности, которые являлись бы детерминантами преступности вообще и мошенничества в частности.

Бихевиористская модель С. Альбрехта, Дж. Венца и Т. Уильямса («треугольник мошенничества») объясняет ситуацию совершения преступления финансовыми обстоятельствами, значительной выгодой, возможностью сокрытия преступления, но не раскрывает внутренних нравственно - психологических детерминант мошенничества. Другие распространённые на Западе теории преступности – теория социального научения (Г. Тард, Г. Траслер, Г. Айзенк, А. Бандура), теория дифференциальной ассоциации (К. Шоу, Э. Сазерленд, Д. Кресси), теория контроля (А. Рейсс, Ф.А. Най, М. Гоулд), теория устойчивости (У. Реклес, Г. Йенсен), теория интеракции (Г. Беккер), теория стигматизации (У. Лемерт), – не предполагают исследования нравственных детерминант мошенничества.

В когнитивных теориях Ж. Пиаже, Л. Колберга, Дж. Тапп морально-правовое развитие считается результатом достижения личностью уровня формальных мыслительных операций. Положения генетической теории Ж. Пиаже, стадиальной теории Л. Колберга и теории морально-правового развития Дж. Тапп, сформулированные в результате анализа осознания индивидом личной моральной ответственности, нравственных ценностей, социальных представлений о справедливости у законопослушных граждан и деликвентов, позволили экспериментально доказать наличие сложной, нелинейной связи между уровнем морально-правового развития личности и её поведением (Lickоnа, 1976; Emler, Heather & Winton, 1978; Arbuthnot, Gordon & Jurkovic, 1987; Thornton, 1987; Jaffee, Hyde, 2001). Вместе с тем, не подтвердилась связь морального и когнитивного развития у мошенников и других ненасильственных преступников (Thornton, Reid, 1982). Не получили своего подтверждения выводы Л. Колберга о неизменности стадий морально-правового развития (J.L. Tapp, 1987). Подвергаются сомнению утверждения о половой, возрастной и этнокультурной универсальной связи нравственного сознания и поведения (Gilligan, 1982; Ford, Lowery, 1986; Wark, Krebs, 1996; White, Manolis, 1997; Barnett, Quackenbush, Sinisi, 1995; Jaffee, Hyde, 2000; Magsud, 1977). При этом получены убедительные данные о влиянии социальной среды (J.L. Tapp, F.J. Levine, 1977), гибкости ценностных ориентаций (Lickоnа, 1976; Вlasi, 1980; Kurtines, 1984), эгоизма (Jaffee, Hyde, 2000), макиавеллизма (Christie R, Geis F.L., 1970, 1978), эмпатии, эмоциональных переживаний вины и стыда (Magsud, 1977; Skoe, Eisenberg, Cumberland, 2002) на поведение личности. Исходя из этого, многие зарубежные психологи (Burton, 1984; Gibbs, Schnell, 1985) считают, что индивидуалистический и рациональный подход Л. Колберга не имеет необходимых объяснительных возможностей при исследовании причин преступности и должен применяться в совокупности с другими теориями.

В отечественной психологии разрабатываются собственные теоретические модели нравственности личности, которые пока не применялись в юридико-психологических исследованиях. Изучаются отдельные стороны аморально-криминального поведения: отношения к правде, обману и манипуляции другими людьми, личностные детерминанты лживости и макиавеллизма (А.К. Акименко, А.А. Бормотов, Г.В. Грачёв, Е.Л. Доценко, В.В. Знаков, О.В. Каракулова, М.Ю. Коноваленко, Н.М. Романова, И.А. Церковная и другие). Теоретических концепций, пригодных для исследования нравственно-психологических детерминант мошенничества, в отечественной юридической психологии пока не разработано.

Цель исследования – создание концептуальных основ и метода нравственно-психологического изучения личности мошенника.

Задачи

1. Определить теоретико-методологические подходы при решении проблемы мошенничества в отечественной юридической (судебной) психологии и юриспруденции в России и за рубежом.

2. Разработать теоретико-методологическую концепцию исследования нравственно-психологических детерминант мошенничества.

3. Изучить современные методы психологического исследования нравственно-правового сознания личности и на этой основе сконструировать валидный и надёжный метод психодиагностики нравственных детерминант мошенничества.

4. Провести психологическое моделирование нравственно-правовой надёжности личности и на основе полученных моделей определить структурные и причинные взаимосвязи между нравственным содержанием сознания и поведением законопослушных граждан и мошенников.

5. Выявить социальные факторы, влияющие на развитие мошенничества. Изучить особенности нравственно-правового менталитета современной молодёжи и определить доминирующие в нём ценности.

6. Исследовать отношение социальных групп к ценностям труда, денег, Закона, к социально одобряемым способам получения материальных благ и мошенничеству.

7. Определить профессиональные, возрастные и образовательные группы населения, которые являются социальной базой мошенничества.

8. Определить структуру личностных нравственно-психологических детерминант мошенничества, их влияние на процессы принятия решений, моральную саморегуляцию и криминальное поведение мошенников.

9. На основе психологических закономерностей развития нравственно-правовой надёжности личности разработать программу противодействия нравственно-психологическим детерминантам мошенничества и методику их психодиагностики у кандидатов на службу в правоохранительные органы.

Объект исследования – факторы, влияющие на состояние мошенничества в современном российском обществе.

Предмет исследования – личностные и групповые нравственно-психологические факторы, влияющие на зарождение и уровень распространения мошенничества.

Теоретические гипотезы

1. Для исследования нравственно-психологических детерминант мошенничества необходима система объяснения поведения преступников, основанная на научных категориях психологии и этики, которая в отечественной юридической психологии имеет длительную историю. Психологическое исследование нравственно-психологических детерминант мошенничества будет более продуктивным и соответствовать современным требованиям борьбы с экономической преступностью и коррупцией, если оно проводится на основе концепции нравственно-правовой надёжности личности.

2. Источником развития нравственно-психологических детерминант мошенничества является разрешение субъектом конфликта личностных ценностей в пользу ценностей индивидуализма и прагматизма, отказа от традиционных нравственных ценностей честности, справедливости, трудолюбия, уважительного отношения к другим людям, нормам Закона и морали.

3. Система социальных детерминант мошенничества содержит: одобрительное отношение значительной части экономически активного населения к обману и мошенничеству; преобладание в сознании молодёжи ценностей денег, гедонизма, личного успеха; пренебрежительное отношение к честному производительному труду и к умеренному потреблению материальных благ; ориентация большинства молодых людей на моральные нормы ин-

дивидуализма и прагматизма.

4. Внутренними нравственно-психологическими детерминантами мошенничества являются внешний локус моральной ответственности, импульсивный и циничный индивидуальный когнитивный стиль решения моральных и правовых проблем, манипулятивный стиль межличностного взаимодействия с другими людьми, авантюрный стиль моральной саморегуляции, корыстные и криминальные личностные смыслы нравственных ценностей. Они обладают всеми необходимыми признаками системы – уровневой организаций, многоплановостью, многомерностью.

Эмпирические гипотезы исследования

1. Склонность человека к мошенничеству можно выявить посредством изучения его личностных нравственных ценностей, особенностей принятия моральных решений, саморегуляции, определения его отношения к себе, другим людям, к труду, к деньгам и к нормам Закона. Создание опросника для психодиагностики нравственно-психологических детерминант мошенничества возможно на основе факторно-аналитического принципа конструирования тестов.

2. Нравственно-психологическими признаками мошенников являются: доминирование у них универсальных ценностей, сложившихся на основе индивидуализма и прагматизма; алчное отношение к деньгам; отрицание значения честного и производительного труда; игнорирование традиционных нравственно-правовых норм; авантюризм моральной саморегуляции; цинизм, импульсивность и склонность к риску при принятии решений; эгоизм. Высокое развитие этих признаков свидетельствует о психологической готовности человека к мошенничеству.

3. Внешние детерминанты мошенничества проявляются в отношениях социальных групп населения к труду, деньгам, к современным нравственным ценностям индивидуализма и прагматизма, в отношении к способам получения материальных ценностей.

4. При противодействии нравственно-психологическим детерминантам мошенничества следует учитывать закономерности формирования нравственно-правовой надёжности личности и особенности деформаций морального сознания у потенциальных преступников.

Теоретико-методологическую основу исследования составили:

на философском уровне – положения философской концепции о социальной природе, идеальном характере, процессуально-деятельностном способе существования психики человека и постулаты нравственной психологии С.Л. Рубинштейна; диалектические принципы всеобщей связи и развития психических явлений; положения о социальной обусловленности личностного развития человека (Г.М. Андреева, М.И. Бобнева, А.И. Донцов, А.Л. Журавлёв, Е.В. Шорохова, М.Г. Ярошевский); философская теория надёжности личности (А.А. Пископпель); философско-психологическая теория сознания (К.А. Абульханова, М.М. Бахтин, М.К. Мамардашвили, В.Ф. Петренко, С.Л. Рубинштейн).

На общенаучном уровне: – общая теория развития и деятельности (Н.Г. Алексеев, Ю.В. Громыко, Г.П. Щедровицкий); принципы системного анализа и структурно-функционального подхода (Б.Г. Ананьев, В.А. Барабанщиков, Б.Ф. Ломов, К.К. Платонов, В.Н. Садовский, Э.Г. Юдин). Применялись принципы теории надёжности (А.И. Берг, Б.Ф. Ломов, Е.А. Милерян, В.Д. Небылицын, Г.С. Никифоров, В.А. Пономаренко, Я.Б. Шор, В.Ю. Щебланов, А.Ф. Бобров, В.А. Бодров, В.Я. Орлов и др.)

На конкретно-научном уровне – объяснительные принципы психологии: психологического детерминизма, развития, системности, единства сознания и деятельности. Исследование строилось на основополагающих теоретических положениях и методах юридической психологии (В.Л. Васильев, М.И. Еникеев, М.М. Коченов, М.И. Марьин, Е.В. Петухов, И.Б. Пономарев, В.М. Поздняков, А.Р. Ратинов, В.В. Романов, В.Ю. Рыбников, О.Д. Ситковская, В.Н. Смирнов, Д.В. Сочивко, А.М. Столяренко, Л.Б. Филонов, В.И. Черненилов и другие).

Исследование строилось на основе положений духовно-нравственной психологии (Т.Ю. Базаров, Б.С. Братусь, М.И. Воловикова, А.А. Гостев, Л.Л. Дикевич, А.Л. Журавлев, А.Б. Купрейченко, А.Н. Лебедев, О.П. Николаева, В.А. Пономаренко, Л.М. Попов, С.Л. Рубинштейн, В.А. Сонин, В.Д. Шадриков, В.Э. Чудновский, А.В. Юревич и другие). При разработке мер по противодействию нравственно-психологическим детерминантам мошенничества использовались труды А.В. Буданова, И.О. Котенева, А.Д. Лазукина, М.И. Марьина, А.И. Папкина, А.В. Пищелко, В.М. Позднякова, И.Б. Пономарева, Е.В. Петухова, В.Н. Смирнова, А.М. Столяренко, В.И. Черненилова и других.

Этапы исследования. Исследование проходило с сентября 2002 года по март 2011 года в 4 этапа.

I этап (с октября 2002 года по сентябрь 2004 года) – разработка гипотезы и проведение пилотажных исследований.

II этап (с сентября 2004 по ноябрь 2007 года) – экспериментальная проверка гипотезы, определение базовых положений концепции и метода психодиагностики нравственно-психологических детерминант мошенничества.

III этап (с января 2008 по декабрь 2008 года) – апробация валидной методики психодиагностики нравственно-психологических детерминант мошенничества. Валидизация теста проводилась с помощью проективной методики «Отношение к Другому» (ОД) Ю.В. Александровой и опросника нравственного самоопределения личности (НСО) А.Е. Воробьёвой, а также формы «А» и «С» 16 ФЛО Р. Кеттела и факторной модели социального интеллекта Дж. Гилфорда.

IV этап (с января 2009 года по март 2011 года) – теоретический анализ полученных результатов, уточнение положений теоретической концепции и метода исследования нравственно-психологических детерминант мошенничества.

Методы исследования. Для формулирования концептуальных положений диссертации применялись методы теоретического анализа и синтеза, аналогии, моделирования. При психодиагностическом обследовании применялись валидные и адекватные целям исследований тесты: самоактуализационный тест (САТ) Л.Я. Гозмана, опросник терминальных ценностей (ОТеЦ) И.Г. Сенина, шкала макиавеллизма (Мак-IV) В.В. Знакова, 16 ФЛО Р. Кеттела, психосемантическая методика диагностики скрытой мотивации (ПДСМ) И.Л. Соломина, шкала социальных ситуаций (SSS) М. Цукермана, тест Дж.П. Гилфорда, тест структуры интеллекта (АИСТ) Р. Амтхауэра, шкала эмпатии В.В. Бойко. При определении различий между законопослушными гражданами и мошенниками применялись опросник самоотношения В.В. Столина и С.Р. Пантилеева (ОСО); опросник стилевой саморегуляции поведения В.И. Моросановой (ССПМ); опросник локуса контроля Е.Г. Ксенофонтовой (ЛКв); методика изучения ценностей личности Ш. Шварца; шкала эгоизма К. Муздыбаева; методика изучения личностных факторов принятия решений (ЛФР-25) Т.В. Корниловой; шкала личностных стратегий преодоления жизненных трудностей (SACS) С. Хобфолла; опросник отношения к труду, деньгам, власти О.Ф. Потемкиной. В группу методов статистической обработки полученных результатов вошли методы описательной статистики, иерархический кластерный анализ по методу межгруппового связывания, корреляционный анализ по методу К. Пирсона, факторный анализ методом главных компонент с вращением Varimax, регрессионный анализ. Статистически значимые различия между контрастирующими группами определялись по непараметрическим критериям U Манна – Уитни и Z Колмогорова – Смирнова. Обработка полученных данных проводилась с помощью компьютерной программы SPSS 17.0.

Эмпирическую базу исследования составили 5549 человек, в том числе 257 осуждённых по ч.ч.1 и 2. ст.159 УК РФ и отбывающих наказание в местах лишения свободы, а также 42 корыстно-насильственных преступника-рецидивиста. Проведена психодиагностика нравственно-правовой надёжности 2467 человек – сотрудников предприятий Тамбова и Тамбовской области, Москвы, Воронежа, Липецка. Среди них 10,17% педагогов (251 чел.), 7% работают в медицинских учреждениях (172 чел.), 12,7% – в сфере услуг и торговли (313 чел.), 14,3% экономистов (353 чел.), 9,7% – государственные и муниципальные служащие (241 чел.). Сотрудники милиции – 2,1% (51 чел.), военнослужащие – 7% (172 чел.), рабочие сферы торговли и услуг – 17% (411 чел.), 3% опрошенных занимаются предпринимательской деятельностью (53 чел.) Средний возраст опрошенных – 31 год. Высшее образование имеют 43,4% (1070 чел.), среднее – 21,7% (535 чел.), среднее специальное – 34,8% работников (859 чел.) Трудовой стаж в среднем по группе составляет 9,5 лет.

Основную группу составили работники торговли и лица, осуждённые за мошенничество по ст. 159 УК РФ в области частного предпринимательства, автострахования, компьютерных технологий, в банковской и кредитно-финансовой сферах, а так же за мошеннические посягательства на личную собственность граждан.

В контрастную группу вошли педагоги, медицинские работники, экономисты, государственные и муниципальные служащие, сотрудники милиции, военные, частные предприниматели с высокими показателями нравственно-правовой надёжности.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна. В диссертации впервые в юридической психологии проведено отдельное, самостоятельное научное исследование нравственно - психологических детерминант мошенничества, которое позволяет считать её основой нового научного направления психологических исследований преступности.

Автором разработана целостная научная концепция нравственно-правовой надёжности личности, представляющая собой систему научных знаний практической направленности, включающую: сущность, генезис, закономерности, принципы моделирования и метод изучения НПН и склонности личности к мошенничеству. Автором теоретически обоснованы и экспериментально подтверждены психологические критерии нравственно - правовой надёжности личности сотрудника правоохранительных органов.

Автором впервые создан метод для диагностики нравственно-правовой надёжности сотрудников и кандидатов на службу в правоохранительные органы – ЛО НПН, не имеющий аналогов в отечественной и зарубежной психодиагностике. На основе собственных теоретических выводов и эмпирических данных автором построены функциональная, психосемантическая и математические модели личности мошенника. В них определены качественные и количественные пределы уровней и стадий надёжности. Авторские модели дают новые возможности для научного объяснения процессов принятия решений, моральной саморегуляции и совершения преступлений мошенниками.

Автором выдвинута и подтверждена оригинальная научная гипотеза, предлагающая новый научный взгляд на проблему личности мошенника. В работе содержатся новые научные идеи в рамках существующих научных концепций профессионального, экономического и нравственного самоопределения личности, теорий личности корыстного преступника. Выдвинутая автором научная концепция дополняет существующие в юридической психологии теории личности новыми доказательствами о приоритете нравственно-смысловых процессов в обеспечении уважительного отношении личности к нормам Закона и организации законопослушного поведения граждан.

Изучены нравственно-психологические особенности основных групп населения, определена социальная база мошенничества. Показаны особенности нравственно-правовой ментальности, ценностных ориентаций, социальной и персональной идентичности профессиональных и молодёжных групп. Автором дано определение мошенничества на основе философской концепции бытия человека. Доказано, что нравственный уровень бытия мошенников состоит из трёх стадий, взаимосвязанных между собой общей нравственно-смысловой детерминацией: прагматической (потенциальные мошенники); корыстной (реальные мошенники); аморально-криминальной (квалифицированные мошенники). Автором определено и эмпирически доказано существование внешних (социальных) и внутренних (личностных) нравственно-психологических детерминант мошенничества, проведено их математическое моделирование, доказана их связь с криминальным поведением мошенников.

Автором разработаны направления преодоления нравственно-психологических детерминант мошенничества и методика профессионального психологического отбора кандидатов на службу в МВД, позволяющая выявить лиц, склонных к мошенничеству. Выявлено отношение к мошенничеству, к экономическим ценностям, к нормам традиционной и прагматической морали у 10-ти профессиональных, 5 возрастных и 3 образовательных групп наиболее экономически активного населения (5549 человек).

На защиту выносятся следующие положения:

1. Современные отечественные и зарубежные теории преступности не позволяют получить многофакторного объяснения криминального поведения мошенника и выявить его нравственно-психологические детерминанты. Развитие нравственно-психологических детерминант мошенничества связано с уровнем бытия человека и выбранным в ходе самоопределения способом получения материальных благ. Мошенничество представляет собой устойчивый, сознательный, внутренне организованный способ существования человека на низшем, аморально-криминальном уровне бытия и нравственно-правовой надёжности. Нравственный уровень бытия мошенников состоит из трёх стадий, взаимосвязанных между собой общей нравственно-смысловой детерминацией: прагматической (потенциальные мошенники); корыстной (реальные мошенники); аморально-криминальной (квалифицированные мошенники). Онтологически мошенника можно определить как человека, находящегося на аморально-криминальном уровне бытия, сознательно определившегося в способе своего существования и избравшего ненасильственные средства обмана других людей и манипуляции ими в собственных корыстных целях.

2. Теоретическая концепция нравственно-правовой надёжности, применяемая для изучения детерминант мошенничества, содержит все необходимые элементы психологической теории: общий образ нравственно надёжной личности (феноменологию); центральную научную категорию (психологическое отношение личности к нравственным и правовым нормам); центральный феномен (способ существования человека в системе морально-правовых отношений с другими людьми); базовые положения. Систему отношений между структурными компонентами нравственной надёжности образует нравственно-смысловая детерминация поведения личности.

3. Современные нравственные ценности, преобладающие в моральном сознании молодёжных социальных групп, противоречат традиционным нравственным ценностям, основанным на этических системах всех мировых религий. Современные нравственные ценности лишены религиозной основы и представляют собой конгломерат нравственных представлений, невербализованных смыслов, стереотипов, в котором доминируют ценности индивидуализма, прагматизма, личного успеха, гуманизма, свободы, гедонизма, потребления и конкуренции.

4. Система внешних детерминант мошенничества содержит: одобрительное отношение значительной части экономически активного населения к обману и мошенничеству; преобладание в сознании молодёжи ценностей денег, гедонизма, личного успеха; пренебрежительное отношения к честному производительному труду и к умеренному потреблению материальных благ; ориентация большинства молодых людей на моральные нормы индивидуализма и прагматизма. В структуре нравственно-правового менталитета молодёжных социальных групп имеются коренные противоречия в оценках значений и смыслов экономических ценностей денег и труда.

5. Развитие внутренних нравственно-психологических детерминант мошенничества определяется сознательным выбором ценностей индивидуализма и прагматизма (гедонизма, независимости, конкуренции, личного успеха, власти), отказом от традиционных нравственных ценностей (честности, трудолюбия, справедливости, ответственности). Внутренними нравственно-психологическими детерминантами мошенничества являются внешний локус моральной ответственности, импульсивный и циничный индивидуальный когнитивный стиль решения моральных и правовых проблем, манипулятивный стиль межличностного взаимодействия с другими людьми, авантюрный стиль моральной саморегуляции, корыстные и криминальные личностные смыслы нравственных ценностей.

Структура личностных детерминант мошенничества одинакова для всего низкого уровня нравственно-правовой надёжности – прагматической, корыстной и аморально-криминальной стадий. Их функционирование отличается целенаправленностью, внутренней согласованностью, взаимным дополнением функций. Нравственно-психологические детерминанты мошенничества в сознании преступников функционально объединились в три фактора: склонность к манипуляции другими людьми для получения личной выгоды; ценности самовозвышения над людьми; эгоистическая отчужденность от других людей и традиционных нравственно-правовых норм. Они образуют устойчивую систему, организующая роль в которой принадлежит ценностям гедонизма, власти, денег, личного успеха, конкуренции и независимости от других людей.

6. Опросник нравственно-правовой надёжности и разработанная на его основе методика изучения индивидуальных особенностей кандидатов на службу в правоохранительные органы позволяет получить достоверные научные данные об организации, закономерностях функционирования и количественно-качественных характеристиках нравственно-психологических детерминант мошенничества. Разработанный метод позволяет дифференцировать испытуемых лиц по стадиям нравственно-правовой надёжности и по количественно-качественным характеристикам склонности к мошенничеству (потенциальные, реальные и квалифицированные мошенники).

7. Преодоление нравственно-психологических детерминант мошенничества возможно при учёте психологических закономерностей развития нравственно-правовой надёжности личности и особенностей становления личности мошенника. Ценности индивидуализма, прагматизма и гедонизма, приводящие к мошенничеству, представлены его сознании в формах переживаний, неосознанных побуждений, образов, не выраженных в вербальной форме. Нравственно-смысловые детерминанты мошенника построены на моральных заблуждениях и логических ошибках.

Теоретическая значимость исследования. При исследовании нравственно-психологических детерминант мошенничества автором использованы все методы научного мышления: анализ, синтез, обобщение, моделирование. Изложены идеи, аргументы, доказательства особой нравственно - психологической структуры личности мошенника. Описаны все элементы теории: постулаты, гипотезы, научные факты, выводы, тенденции, этапы, стадии, факторы и условия становления личности мошенника. Раскрыты существенные проявления теории: противоречия в нравственно-смысловой сфере личности, закономерности функционирования, стадии и уровни нравственно-правовой надёжности. Автором теоретически доказано и экспериментально подтверждено существование и реальное состояние внешних и внутренних нравственно-психологических детерминант мошенничества, их взаимосвязь с криминальным поведением.

Выполненная научная работа охватывает круг проблем, составляющих предмет юридической психологии. Исследование относится к разряду фундаментальных, в нем раскрываются общие психологические закономерности, принципы, механизмы функционирования нравственно-смысловых, когнитивных, эмоциональных, регуляторных и идентификационных процессов личности в условиях нравственных, экономических и правовых отношений. Для юридической психологии значимым является применение научного анализа к нравственной сфере личности мошенника и склонных к мошенничеству лиц.

Результаты исследования открывают новое научное направление – нравственно-психологическое исследование мошенничества, создают необходимые теоретико-методологические предпосылки для широкого спектра теоретических и прикладных психологических исследований корыстной преступности (мошенничество, коррупция, воровство), фундаментальных и прикладных основ научного прогнозирования преступного поведения.

Практическая значимость результатов исследования определяется возможностью применения его результатов в борьбе с мошенничеством и коррупцией. В диссертации разработана система мер по формированию нравственно-правовой надёжности у граждан и сотрудников правоохранительных органов, сформулированы психологические условия её развития. Автором определены внешние и внутренние детерминанты, закономерности становления личности мошенника, социально-психологические признаки мошенников, которые следует учитывать в деятельности руководителей, сотрудников отделов воспитательной работе и службы безопасности. Предложены направления по противодействию нравственно-психологическим детерминантам мошенничества: проведение объективного научного анализа современных универсальных ценностей; преодоление позитивного отношения к мошенничеству в структуре морально-правового менталитета молодёжи; преодоление противоречий между значениями ценностей труда и денег в общественном сознании; правовое просвещение населения в целях укрепления у него нравственной устойчивости к мошенническим посягательствам. Разработаны количественно-качественные характеристики, позволяющие оценить уровень нравственно-правовой надёжности и склонности к мошенничеству у граждан и сотрудников правоохранительных органов. Для прогнозирования их поведения могут применяться разработанные автором математические, психосемантические, структурные и функциональные модели. Применение личностного опросника нравственно-правовой надёжности на основе многофункциональной автоматизированной системы «Psychometric Expert» позволяет повысить эффективность отбора и выявить нравственно-психологические детерминанты мошенничества у кандидатов на службу в правоохранительные органы. Предложена программа выявления этих детерминант методами психодиагностики.

Надёжность, достоверность результатов и обоснованность выводов. Надежность полученных результатов обеспечивалась научно обоснованными методологическими установками; работа построена на достоверных и проверяемых данных; идея получила подтверждение с использованием различных методов исследования и имеет четкую методологическую основу; идея вытекает из анализа практики и опыта деятельности юридических психологов; применена комплексная методика исследования, применены самоанализ и самопроверка результатов исследования. Полученные данные сопоставимы с результатами исследований других авторов. Достоверность и обоснованность результатов проведённого исследования обеспечиваются опорой на положения субъектно-деятельностного и системного подходов; проведением пилотажного исследования; репрезентативностью выборки, наличием контрастных групп испытуемых; адекватностью методов цели и предмету исследования; корректным использованием методов статистической обработки данных.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты, полученные в исследовании, обсуждались на IV Всероссийском съезде Российского психологического общества (Ростов-на-Дону, 2007), а также на 15 международных конференциях: «Психология человека в современном мире» (Москва, 2009); «Акмеология: личностное и профессиональное развитие человека» (Москва, 2009); «Модернизация образования в современном мире» (Москва, 2004, 2006); «Психология и современное общество» (СПб., 2006); «Психологические подходы к изучению личности в системе «человек-общество» (Москва-София, 2008); «Социально-культурные и психолого-педагогические проблемы и перспективы развития современного образования в России» (СПб., 2004); «Совершенствование системы управления организацией в современных условиях» (Пенза, 2006); «Акмеологические аспекты развития личности в профессиональной деятельности» (Тамбов, 2005); «Фундаментальные и прикладные исследования в системе образования» (Тамбов, 2006-2008), «Управление и общество» (Тамбов, 2007); «Социально-психологические проблемы профессионального развития специалиста в современных условиях» (Тамбов, 2008); «Гуманитарные науки в современном мире» (Тамбов, 2008); «Практическая психология: от фундаментальных исследований до инноваций» (Тамбов, 2008); Коченовские чтения «Психология и право в современной России» (Москва, 2010).

Результаты исследования обсуждались на 2-х методологических семинарах журнала «Прикладная юридическая психология» (Москва, 2009, 2010) и на 3-х семинарах пенитенциарных психологов Управления ФСИН по Тамбовской области. Практические результаты работы и личностный опросник нравственно-правовой надёжности проходили проверку на 17-ти предприятиях различной формы собственности Москвы, Воронежа, Липецка, Тамбова. Тест включён в компьютерную психодиагностическую программу ФСИН России «Psichometric Expert». Выводы, практические рекомендации диссертации и методика психодиагностики НПН применяются психологическими службами управлений ФСИН России по Владимирской, Ярославской и Тамбовской областям, что подтверждено актами о внедрении. Теоретико-методологические разработки и эмпирические подходы, изложенные в данной работе, послужили основой кандидатских диссертаций, подготовленных и защищенных под руководством автора (В.В. Пепелев, О.Б. Завалишина). Результаты диссертации внедрялись в учебный процесс при преподавании курсов «Юридическая психология», «Методология юридической психологии», «Спецпрактикум по юридической психологии», «Методологические основы психологии», «Социальная психология личности», «Прикладные технологии в социальной психологии».

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, 5 глав, заключения, библиографического списка использованной литературы и приложений. Общий объем диссертации – 400 страниц, из них 364 страницы – основной текст. Библиография работы содержит 383 научных источника, из них работ на иностранных языках – 53. В диссертации содержится 7 приложений. В основном тексте диссертации приведено 11 рисунков и 27 таблиц.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ


В первой главе диссертации «Проблема нравственно-психологических детерминант мошенничества в юридической психологии» проведён историко-психологический анализ, показаны современные теоретические подходы в решении этой проблемы, определена методология объяснения и исследования внешних и внутренних нравственных причинно-следственных связей мошенничества.

Проблема нравственно-психологических детерминант мошенничества была поставлена отечественными судебными психологами и юристами в середине XIX века после введения в 1864 году нового порядка судопроизводства. В этот период 70% преступлений составляли «воровство - мошенничество», «растрата казённого имущества» и «мздоимство» (Е.Н. Анучин, 1866; А.И. Гуров, 1990). В историко-психологических разделах работ И.И. Аминова, Е.А. Будиловой, В.Л. Васильева, М.И. Еникеева, В.Ф. Енгалычева, С.К. Курилина, В.Я. Кикотя и В.Ю. Рыбникова, А.В. Ларикова, А.Н. Пастушени, В.М. Позднякова, А.Р. Ратинова, В.В. Романова, В.П. Сальникова, О.Д. Ситковской, В.Н. Смирнова, А.М. Столяренко, Г.Г. Шиханцова и других юридических психологов отмечается, что при оценке личности преступника и при определении причин правонарушений российские юристы и судебные психологи принимали во внимание нравственный облик преступника. Нравственно-психологические проблемы преступности рассматривались в работах И.Я. Фойницкого (1871); Н.М. Ядринцева (1870, 1872); Ю. Охоровича (1876); Н.Я. Грота (1886); В.Ф. Чижа (1891); Л.Е. Владимирова (1873, 1892, 1901); Д.А. Дриля (1882, 1890, 1899, 1904, 1912); П.Я. Розенбаха (1893); Н.С. Таганцева (1893); И.А. Сикорского (1894); Я.А. Боткина (1893); А.М. Бобрищева-Пушкина (1896); В.П. Сербского (1896); А.Ф. Кони (1899); М.П. Чубинского (1900); В.М. Бехтерева (1902); П.И. Ковалевского (1903); Л.И. Петражицкого (1909); А.Л. Щеглова (1914) и других. Этические категории «совесть», «справедливость», «честность», «нрав», «сострадание», «прощение», «благо», «нравственность», «нравственный долг» активно использовались ими в тесной связи с юридическими и психологическими категориями «преступление», «личность», «мотив», «представление», «группа», «обычай», «традиции».

Юристами, психологами и психиатрами был накоплен и осмыслен большой эмпирический материал о личностных особенностях «воров-мошенников». Отмечались их корыстолюбие, алчность, эгоизм, тщеславие, хвастовство, хитрость, изворотливость, лживость, отвращение к производительному труду, душевная неустойчивость к нормам преступной и нравственная нечувствительность к требованиям социально одобряемой морали. Нравственно-психологическим критерием криминального поведения была признана неспособность человека приобрести этические представления о добре и образовывать из них нравственные суждения и понятия, употреблять их как побуждающие или поддерживающие мотивы законопослушного поведения. Юристы и судебные психологи пришли к единому мнению, что нравственное содержание личности преступника влияет на процесс криминальной мотивации. Утвердилось мнение о социальной природе нравственных детерминант поведения и их личностной основе: человек вырабатывает собственные нравственно-правовые ценности и идеалы, находясь под влиянием социальной среды. Нравственные дефекты и деформации личности выделяются в отдельную группу психологических детерминант преступности. Был обоснован вывод о взаимосвязи нравственной сферы преступника с когнитивными и эмоциональными процессами его личности: все умственные способности и нравственные чувства мошенника направлены на удовлетворение и оправдание его корыстных и эгоистических желаний.

Развитие нравственной традиции отечественной психологии в начале XX века (Н.Я. Грот, А.Ф. Лазурский, Н.Н. Ланге, Г.И. Челпанов и др.) позволило подойти к проблеме мошенничества с нравственно-психологической стороны. В работах юридических психологов в качестве нравственно-психологических детерминант мошенничества указывались моральная дегенерация, слабая нравственная регуляция, неразвитость моральных представлений личности, тщеславие, «ложное самолюбие», эгоизм, недоразвитие нравственного чувства, неспособность к длительным и энергичным волевым усилиям, ориентация на чувственные удовольствия (С.В. Познышев, 1924).

Проблема мошенничества активно разрабатывается в современной юридической науке. В юриспруденции детально изучаются криминологические аспекты мошенничества, его феноменология, особенности мошеннических операций в основных сферах экономики (Ю.М. Быков, 2006; А.З. Ваксян, 2002; Б.В. Волженкин, 1998; И. Клепицкий, 1995; Н.Д. Ковбенко, 2004; И.Е. Комаришкин, 2005; В.Д. Ларичев и Д.В. Кудрявцев, 2005; А.А. Мельников, 2002; Е.Н. Мысловский, 2004; О.Г.Шульга, 1999 и др.) Исследуются методы уголовно-правовой квалификации современных методов мошенничества (Л.С. Аистова, 2002; А. Безверхов, 2002; Л.В. Григорьева, 1996; П.А. Кобзев, 2001; М.Г. Миненок, 2001; Б.В. Петухов, 2004; А.Ю. Чупрова, 2000; Т.А. Широкова, 2003 и др.) Разрабатываются методы профилактики и борьбы с мошенничеством, проблемы уголовной ответственности за него (В.В. Елисеев, 2006; Д.В. Качурин, 2003; В.Д. Ларичев, 1996, 2005; В.Д. Ларичев и Г.М. Спирин, 2001; С.В. Фомов, 2000; С. Щепалов, 2003 и др.) Уделяется внимание проблемам криминалистики и методов расследования мошенничества (И.В. Александров, 1985; Г.В. Бембеева, 2001; Д.В. Березин, 2003; Е.В. Булгакова, 2003; Е.В. Валласк, 2006, 2007; О.В. Волохова, 2005; Д.В. Лазарев, 2004; Т.Л. Ценова, 2003; М. Шагиахметов, 1999; Н.Г. Шурухнов, 1999 и др.) Разрабатывается виктимология мошенничества: (К.В. Астафьев, 2007; В.В. Елисеев, 2006; Д.А. Зыков, 2002; И.В. Ильин, 2000; Д.В. Ривман, 2002; В.П. Сальников, 2002; А.Л. Ситковский, 1998 и др.)

Выводы о влиянии нравственно-психологических детерминант на поведение корыстных преступников содержатся в работах А.М. Аминова (2007), Ю.М. Антоняна (1989), В.Л. Васильева (2002), М.И. Еникеева (1996, 1997), В.В. Романова (1998), А.М. Столяренко (2001, 2002). Ю.М. Антонян, В.П. Голубев, Ю.Н. Кудряков (1989) сделали важный вывод, что корыстные преступники, в том числе и мошенники, существенно отличаются от законопослушных граждан по нравственно-психологическим качествам: по примитивно-потребительской ориентации, преувеличенному представлению о роли материальных благ, по негативному отношению к интересам общества и отдельных граждан. М.И. Еникеев главной детерминантой поведения мошенников считал изыскание неправомерных источников удовлетворения извращенных потребностей (1997). Он установил, что материальные интересы являются смыслообразующими мотивами жизнедеятельности мошенников. В системе их личностных ценностей ведущую роль играют деньги, вещи, чувственные удовольствия.

В последнее время в отечественной юридической психологии появились работы, в которых исследуются нравственно-смысловые детерминанты преступности, но мошенничество в них не рассматривается (И.А. Кудрявцев, 2007; В.Г. Морогин, 1999; А.Н. Пастушеня, 2000; Л.Ф. Шестопалова, Т.А. Перевозная, 2003 и др.) И.А. Кудрявцевым выявлены серьёзные деформации морально-оценочных и регулятивно-операциональных процессов у правонарушителей, отрицание норм морали, противоречия в нравственно-смысловой сфере сознания. Смысловая инверсия нравственных ценностей у преступников, отмечает И.А. Кудрявцев, является продуктом нравственно ущербной социализации и детерминирована нормами криминальной субкультуры.

Анализ современных подходов к исследованию личности преступника вынуждает сделать вывод, что теоретических концепций для исследования нравственно-психологических детерминант мошенничества в отечественной и зарубежной юридической психологии пока не разработано.

Раскрытие сущности, природы, внутренних закономерностей, структуры и этапов нравственно-смысловой детерминации мошенничества представляется возможным на основе этических и философско - антропологических положений теории психологического детерминизма С.Л. Рубинштейна (1957, 1973). Согласно этим положениям, определение субъектом своего способа существования невозможно без влияния внешних и внутренних нравственных детерминант. Вывод С.Л. Рубинштейна, что способ существования субъекта неразрывно связан особенностями детерминации его поведения, предполагает исследование особенностей содержания нравственного сознания мошенника в тесной связи с его отношениями к миру. Детерминация развития и поведения субъекта, по С.Л. Рубинштейну, реализуется через значимость для него этих отношений. Признание значимыми для себя норм Закона, традиционных нравственных ценностей общества и социально одобряемых способов получения материальных благ определяют высокий уровень нравственного бытия человека. Отрицательное отношение субъекта к этим нормам, признание их не значимыми для себя, приводит его на низкий уровень бытия. Мошенничество при таком подходе является способом существования субъекта в системе значимых для него нравственных, правовых и экономических отношений, противоположных общепринятым нормам. Онтологически мошенника можно определить как человека, находящегося на низком уровне бытия, сознательно определившегося в аморально - криминальных способах своего существования и избравшего ненасильственные средства обмана и манипуляции в эгоистических и корыстных целях. Доминирование в нравственном сознании мошенников норм и понятий эгоистической, узкогрупповой и криминальной морали, ориентация на экономические ценности и аморально-преступные способы получения материальных благ приводит к уровневому построению способов существования: прагматическому, корыстному и криминальному.

К внешним детерминантам относятся условия жизни, понимаемые как система социальных отношений, нравственные и правовые нормы общества, ближайшее окружение человека. К внутренним факторам – нравственно-правовое содержание и структурные образования личности, среди которых особое место занимают когнитивные, волевые (регуляторные) и эмоциональные процессы, принимающие участие в объяснении человеком смыслов нравственных и правовых норм, в определении собственных нравственных ценностей и в выборе способа своего бытия.

Вторая глава содержит теоретическую концепцию нравственно-правовой надёжности личности и метод исследования нравственно-психологических детерминант мошенничества.

Концепция исследования построена на теоретических выводах отечественных юристов и юридических психологов о социальной природе и личностной основе нравственно-психологических детерминант мошенничества; о ведущей роли нравственных дефектов и деформаций в преступном поведении мошенников; о связи нравственной, когнитивной, эмоциональной, мотивационной и волевой сфер сознания преступников с криминальным поведением; об определяющей роли нравственных детерминант в определении субъектом способа получения материальных благ; о неразрывной связи способа существования субъекта с особенностями детерминации его поведения.

Теоретическая концепция нравственно-правовой надёжности, применяемая для изучения детерминант мошенничества, содержит все необходимые элементы: общий образ нравственно надёжной личности (феноменологию); центральную научную категорию (психологическое отношение личности к нравственным и правовым нормам); центральный феномен (способ существования человека в системе морально-правовых отношений с другими людьми); базовые положения. Систему отношений между структурными компонентами нравственной надёжности личности образует нравственно-смысловая детерминация.

Нравственно-правовую надёжность (НПН) личности можно определить как психологическое образование личности, позволяющее человеку производить и сохранять в своём сознании смыслы нравственных норм в пределах их объективных значений, которые детерминируют устойчивое, организованное и сознательное поведение в соответствии с моральными и правовыми требованиями общества. НПН объединяет разные сферы личности в единое целое и образует структуру. Функционирование этой структуры у высоконравственного и аморально-криминального (мошеннического) типов личности имеет существенные различия, поскольку она детерминируется противоположными нравственными смыслами, факторами и условиями. Нравственные дефекты и деформации у мошенников образует систему внутренних условий и детерминант, которые опосредствуют суммарный эффект действия внешних факторов и приводят к совершению преступления.

В теоретической концепции обоснованы 4 критерия нравственно-правовой надёжности. Критерии НПН содержат этические признаки, которые позволяют выявить нравственно-психологические детерминанты мошенничества и отношение мошенника к фундаментальным основам социального бытия человека: моральной ответственности, соблюдению морально-правовых норм общества, пониманию необходимости социально одобряемого поведения, устойчивости к нормам антиобщественной и криминальной морали. Нравственные позиции законопослушных граждан и мошенников по этим критериям диаметрально противоположны.

1. Критерий «Осознание своей моральной ответственности перед другими людьми» для нравственно надёжных лиц предполагает принятие на себя ответственности за свои поступки.

2. Критерий «Понимание необходимости выполнения нравственных норм при взаимодействии с другими людьми» отражает понимание требований традиционной морали и их значение, какой смысл он вкладывает в них, одобряет или отвергает их.

3. Критерий «Использование нравственных понятий при объяснении себе целей и способов получения материальных благ» служит показателем учёта человеком нравственных норм при выборе способа своего бытия, насколько укоренились в его сознании нравственные понятия.

4. Критерий «Устойчивость к нормам эгоцентрической и криминальной морали» характеризует уверенность человека в правоте своего выбора, прочность нравственных смыслов, возможность противодействия или психологической защиты от влияния внешних аморально-криминальных факторов.

Уровневое строение нравственно-правовой надёжности субъекта соответствует уровням бытия и способам его существования. Оно образовано нравственно-правовой, правовой, конформной, прагматической, корыстной и аморально-криминальной стадиями. В общей системе нравственно-правовой надёжности действует единый механизм нравственно-смысловой детерминации поведения, который на каждой из стадий и уровней имеет конкретную качественную определённость. Это положение позволяет сделать вывод об уровневом строении мошенничества. Низкий уровень бытия, типичный для всех мошенников, состоит из нескольких стадий, взаимосвязанных между собой общей нравственно-смысловой детерминацией.

Табл. 1. Различия мошенников по критериям НПН

Критерии уровня бытия (Нравственно-правовой надёжности)

Прагматическая стадия

(потенциальные мошенники)

Корыстная

стадия

(реальные

мошенники)

Криминальная стадия

(осуждённые

мошенники)

1. Осознание своей моральной ответственности перед другими людьми

Признаётся условно.

Ответственность за свои поступки возлагается на

социально-экономические

условия жизни

Личная ответственность считается изжившей себя нормой. Ответственность переносится на партнёров и клиентов

Отрицается.

Существуют когнитивные и эмоциональные барьеры осознания ответственности

2. Понимание необходимости выполнения нравственных норм

Смыслы нравственных норм осознаются на уровне

переживания или не вербализованы

3. Использование нравственных

понятий

Используются ограниченно. Начинается инверсия смыслов нравственных понятий в сторону индивидуализма

Использование норм эгоистической и прагматической морали

Используются нормы криминальной морали

4. Устойчивость к аморально-криминальным нормам

Слабая. Понимаются избирательно, в своих интересах

Отсутствует. Используются при обосновании своих решений

Являются носителями и проводниками аморально-криминальных норм

Прагматическая стадия характерна для потенциальных мошенников. Это лица, отвергающие социально значимые нормы морали, но соблюдающие Закон из-за боязни уголовного наказания. Они готовы совершить преступление, если полученная выгода может превзойти возможный ущерб. Мошенничество на этой стадии определяется прагматической нравственно-смысловой детерминацией.

Корыстную стадию НПН образуют реальные мошенники, которые используют мошенничество как средство удовлетворения корыстных потребностей, считающие деньги главным смыслом своей жизни. Мошенничество этих лиц вызвано корыстной нравственно-смысловой детерминацией поведения. Усвоенные реальными мошенниками нормы эгоистической и корыстной морали, включаясь в систему причинно-следственных связей и отношений личности, сами выступают в роли нравственно-психологических детерминант активности мошенника. Под влиянием этой обратной связи возрастает роль ценностей власти, гедонизма и достижения успеха.

На криминальной стадии НПН находятся квалифицированные мошенники, сознательно избравшие обман и манипуляцию людьми способом существования в целях получения личной выгоды и чью преступную квалификацию установил суд.

Внешние детерминанты мошенничества образованы тремя нравственно-психологическими факторами: 1) доминирующими среди социального окружения мошенника моральными нормами; 2) отношением социальных групп к мошенничеству как способу получения материальных благ; 3) отношением населения к ценностям труда и денег. К внутренним детерминантам относятся личностные смыслы нравственных ценностей мошенника; локус его моральной ответственности; индивидуальный стиль решения экономических проблем; моральная саморегуляция; индивидуальный стиль межличностного взаимодействия. Детерминанты мошенничества взаимосвязаны и образуют устойчивую систему.

Преломляясь в сознании человека, внешние и внутренние факторы посредством смыслов и значений нравственных понятий способствуют установлению им границ своего поведения, моральных и правовых запретов. Моральные границы и запреты определяются содержанием нравственных ценностей и представлений о добре и зле; соотношением нравственных, экономических и правовых ценностей в сознании личности; отношением к другим людям, нормам морали и Закона; личностными смыслами жизненных целей и поступков при получении материальных благ; содержанием личностных стратегий преодоления жизненных трудностей; опытом и возрастом человека.

Функциональным механизмом становления личности мошенника служит нравственно-смысловая детерминация. Нравственно-смысловая детерминация поведения – это причинная связь созданных человеком личностных смыслов нравственных понятий с процессуальными основами психики, определяющая выбор человеком способа своего бытия. Обоснованность этих положений концепции подтверждается социально - психологической моделью НПН, на которой показано распределение стадий и уровней надёжности, место мошенничества в системе нравственно-психологических координат надёжности (рис.1).

Модель подтверждает предположения о взаимосвязи законопослушного и криминального поведения с внутренними (личностными) и внешними (социальными) детерминантами, о связи уровней бытия субъекта с особенностями детерминации его развития и поведения.

Рис. 1. Социально-психологическая модель

нравственно-правовой надёжности личности (N=2467)

Нравственно-смысловые детерминанты мошенничества обладают всеми необходимыми признаками системы – уровневой организаций, многоплановостью, многомерностью, разнопорядковостью. Их функционирование отличается целенаправленностью, внутренней согласованностью, взаимным дополнением функций. Структурная организация нравственно - психологических детерминант мошенничества приведена в табл. 2.

Табл. 2. Структурная организация нравственно-психологических

детерминант мошенничества

Функции структурного компонента

(подструктуры)

Доминирующий тип психических процессов в

подструктуре

Нравственное содержание подструктуры

Результат функционирования

подструктуры

Личностная детерминанта

мошенничества

Смысло-образовательная

Познавательные

процессы

Определение смыслов

Отбор и оценка внешних детерминант

Обоснование, объяснение и оправдание целей своей жизни

Корыстные и преступные смыслы нравственных ценностей

Определения отношения

Эмоциональные

процессы

Переживание и определение отношения к другим людям и к себе

Нравственное самоопределение

Выбор способа существования

Низкий уровень моральной ответственности

Познавательная

Познавательные

процессы

Применение нравственных представлений в познании ситуаций и в решении проблем

Усвоение личностно обусловленного способа познания ситуаций, задач и других людей

Циничный и импульсивный когнитивный стиль решения проблем

Регулятивная

Волевые процессы

Применение нравственных норм при определении пределов допустимого поведения

Построение модели субъективно значимых нравственных условий мошенничества

Авантюрный

стиль моральной саморегуляции

Исполнительная

Мотивационные, познавательные, эмоциональные, волевые процессы

Реализация целей своей жизни и отношения к себе, другим людям, к труду и к деньгам

Совокупность эффективных приёмов и методов мошенничества

Манипулятивный стиль межличностного взаимодействия

Применение концепции нравственно-правовой надёжности личности даёт необходимые объяснительные возможности в исследовании детерминант мошенничества. На её основе был разработан метод психодиагностики нравственно - психологических детерминант мошенничества – личностный опросник нравственно-правовой надёжности (ЛО НПН).

При его конструировании были выполнены условия достижения высокой валидности и надёжности тестов (Л.Ф. Бурлачук, 2000, 2003; К.М. Гуревич, 2003, 2006; Ю.М. Забродин, В.И. Похилько, А.Г. Шмелёв, 1987; П. Клайн, 1994; Ю.Л. Ханин, 1987 и др.). Изучены теоретические и методические подходы к исследованию нравственности личности, валидность и надёжность отечественных и зарубежных методик, применяемых для получения данных о честности, надёжности, лояльности человека: компьютерная программа психосемантического анализа КПСА, аппаратно-программный комплекс Mind Reader 2.0 и психосемантическая система выявления скрытой мотивации (ПДСМ) И.Л. Соломина. Проверялись психодиагностические возможности опросника нравственного самоопределения (НСО) А.Б. Купрейченко и А.Е. Воробьёвой; проективного теста «Отношение к другому» (ОД) Ю.В. Александровой; теста «Добро и зло» (ДЗ) Л.М. Попова; теста на этику бизнеса Э.А. Уткина и др.

Изучались работы зарубежных авторов об опыте применения «опросников честности»: Keeler Pre-employment Opinion Survey, London House Personnel Selection Inventory, Milby Profile, Phase II Profile, Pre-employment Analysis Questionnaire, Stantion Survey, Trastworthiness Attitude Survey, Wilkerson Pre-employment Audit. Рассматривались зарубежные тесты диагностики моральных отношений – «Four Pictures Test», «Kinetic-House-Tree-Person Drawings», «Object Relations Technique», «World Test», «Family-System-Test», «Insight Test». Также мы анализировали шкалу морального поведения (The Moral Behavior Scale) и методику оценки морально-спорного поведения (The Morally Debatable Behaviors Scales). Исследовались психодиагностические возможности Шкалы протестантской этики (Cook, J.D, 1981; H.L Mirels, 1971; М.И. Магура, В.С. Магун, 2000). Зарубежные методики построены на методологии бихевиоризма, не учитывают наши социокультурные особенности, тестовые задания не значимы для испытуемого и носят абстрактный характер, дают слабую корреляцию с криминальным поведением личности, многие из них предназначены для выявления алкоголиков и наркоманов.

В личностном опроснике нравственно-правовой надёжности личности (ЛО НПН) содержится 108 вопросов, разбитых на 10 интервальных шкал, состоящих из 6 пар взаимоисключающих вопросов. Все вопросы (задания) теста прошли проверку критериальной валидности на выборке 695 человек. В вопросную часть теста включены только те вопросы, которые выявили различия между нравственно надёжными лицами и мошенниками на очень высоком уровне статистической значимости – не менее 0,001.

Шкала 1 «Признание своей ответственности перед моральными и правовыми нормами» (первый критерий нравственно-правовой надёжности личности) включает вопросы, касающиеся локуса и уровня понимания человеком своей ответственности за соблюдение моральных и правовых норм.

Шкала 2 «Понимание необходимости соблюдения моральных и правовых норм» (второй критерий НПН) измеряет уровень понимания человеком обязательности соблюдения норм морали.

Шкала 3 «Учёт моральных и правовых норм в своём поведении» (третий критерий НПН) измеряет особенности моральных рассуждений при решении задач о способе получения материальных благ.

Шкала 4  «Устойчивость к негативным нормам поведения» (четвёртый критерий НПН) позволяет измерить устойчивость к нормам морали, противоречащей нравственным убеждениям человека.

Шкала 5 «Одобрение честности – отрицание обмана и мошенничества».

Шкала 6 «Критическое – чрезмерно позитивное отношение к деньгам и богатству» измеряет степень корыстолюбия человека.

Шкала 7 «Авантюризм – рассудительность при решении моральных и правовых проблем» позволяют получить данные о влиянии личностных смыслов нравственных понятий, мотивов достижения, склонности к риску и импульсивности на процесс принятия человеком решения о способе получения материальных благ.

Шкала 8 «Альтруизм – эгоизм» измеряет нравственные основы самоотношения человека.

Шкала 9 «Нравственные основы отношения к труду» позволяет получить данные об отношении человека к честному производительному труду.

Шкала 10 «Шкала лжи» позволяет определить достоверность ответов на задания теста.

Каждая шкала состоит из двух групп вопросов. В первой группе содержатся утверждения, пословицы и поговорки, характерные для нравственно надёжных людей, а во второй – утверждения, свойственные мошенникам. Факторная структура ЛО НПН образована тремя группами переменных, имеющими суммарную дисперсию не менее 77,14%: 1 фактор – «Нравственность/Аморальность при определении способа получения материальных благ»; 2 фактор – «Рассудительность/Авантюризм при решении материальных проблем»; 3 фактор – «Альтруизм/Эгоизм».

Ретестовая надёжность теста – 0,762 при p<0,0001. Конструктная валидность опросника подтверждается главными показателями его надёжности по внутренней согласованности теста. Так, внутренняя согласованность (надёжность) опросника (коэффициент Кронбаха) составила 0,956. Надёжность по методу половинного расщепления шкалы (коэффициент Спирмена – Брауна) – 0,977. Коэффициент Гуттмана по методу половинного расщепления теста составил 0,897. В тесте отражены ключевые стороны нравственной надёжности личности. Задания отражают все факторы надёжности и склонности к мошенничеству. Всё это свидетельствует о содержательной (внутренней, логической) валидности. Тест дифференцирует испытуемых по критериям нравственно-правовой надёжности, то есть имеет необходимую критериальную валидность. Апробация теста показала его пригодность для диагностики нравственно-психологических детерминант мошенничества.

В третьей главе «Результаты эмпирического исследования социальных детерминант мошенничества» установлено, что оно возникает под влиянием трёх главных факторов, функционирующих в структуре нравственно-правового менталитета современного общества. Эмпирически доказано, что к ним относятся ориентация на моральные нормы индивидуализма и прагматизма, ценности власти, гедонизма, личного успеха; одобрительное отношение значительной части населения к мошенничеству как допустимому способу получения материальных благ; пренебрежительное отношение к честному производительному труду при некритическом отношении к деньгам. Связь социальных детерминант с преступлением показана на социально - психологической модели НПН (рис. 1).

Табл. 3. Распределение средних значений нравственных и

универсальных ценностей у надёжных граждан и мошенников (N = 2467)

Универсальные ценности

по Ш.Шварцу и традиционные нравственные ценности по ЛО НН

Средние значения по уровням нравственно-правовой надёжности

Высокий

N=81

Средний

N=1012

Низкий

(мошенники)

N=1344

Среднее N=2467

Традиционные нравственные ценности честности, добросовестности, справедливости, ответственности

77,8

53.3

15,3

40,3

Ценности саморегуляции - независимость от социальных норм

20,38

31,34

37,92

31,70

Ценности стимулирования - конкуренция

12,73

23,14

27,54

23,03

Ценности гедонизма - стремление

к чувственным удовольствиям

14,18

24,67

27,15

22,86

Ценности власти над людьми

15,99

28,51

32,07

26,68

Ценности достижения –

личный успех

21,28

32,22

35,30

32,42

Индекс нравственно-правовой

надёжности

70,15

39,16

-26,77

19,33

В результате психологического тестирования репрезентативной выборки экономически активной части населения (N=2467) установлено, что у современной молодёжи нет осмысленной системы нравственных ценностей. Вместо неё сложился конгломерат нравственных представлений, невербализо-ванных смыслов, стереотипов, в котором доминируют ценности индивидуа-лизма, прагматизма, личного успеха, гуманизма, свободы и гедонизма.

Для лиц, находящихся на прагматической стадии НПН и составляющих социальную базу мошенничества, максимальное значение и личностный смысл имеют ценности утилитарно-потребительской морали (деньги, эгоизм и гедонизм). Основания для такого вывода приведены в таблице 3. Ценности альтруизма у них представлены в 10 раз ниже, чем средние значения этого показателя по всей выборке (0,687 балла против 7,270 балла), а ценности труда ниже в 5 раз (2,031 балла против 9,583). Смыслы корысти составляют более 50% ценностно-смысловой сферы этих лиц, остальную часть занимают не выраженные в словесной форме смыслы («так принято», «все воруют», «не обманешь – не продашь»). Невербализованные смыслы в структуре менталитета у молодёжи в возрасте до 25 лет занимают 33,89%.

На рис. 2 показано, что универсальные ценности, имеющие в своей основе индивидуализм и прагматизм, положительно и значимо (p<0,001) связаны с мошенничеством, что позволило определить их как «ценностно-смысловые детерминанты мошенничества». Отношение к мошенничеству определяется уровнем бытия человека и выбранным им способом получения материальных благ. Если на высшей стадии НПН проявляется устойчивое неприятие мошенничества (16,96 балла), то на конформной стадии оно снижается в 2 раза (8,61 балла), а на прагматической стадии, которую занимают потенциальные мошенники – в 4 раза (3,9 балла).

На корыстной и аморально-криминальной стадиях отношение к мошенничеству одобрительное (-3,43 и -5,26 балла). Одобрение мошенничества тем выше, чем ниже уровень морального развития человека. Для возрастных групп до 20 лет (191 человек), от 20 до 30 лет (1202 человека) и от 30 до 40 лет (704 человека) характерно общее одобрительное отношение к мошенничеству. Количественный состав этих групп превосходит другие группы, которые негативно относятся к мошенничеству, в 5,67 раза (2097 человек против 370). Установлено, что все потенциальные мошенники обеспечены жильём, могут свободно купить дорогие товары и услуги, многие имеют автомобили и дачи. Их официальная зарплата на 47% превышает средний показатель по всей выборке 2467 человек. 70% из них имеют в личной собственности акции предприятий, где они работают.

Профессиональный состав потенциальных мошенников весьма однороден. Он на 50% состоит из работников торговли и сферы услуг, экономистов и финансистов предприятий всех форм собственности.  Мошенничество для всей этой категории лиц имеет  позитивное  значение и  эмоциональную

Рис. 2. Корреляции мошенничества как поступка с традиционными и «универсальными» ценностями (по Ш. Шварцу) (N=2467, p< 0,001)

привлекательность. Свой поступок, являющийся преступлением, вся эта группа, независимо от возраста, пола, образования и профессии, обозначает в терминах, скрывающих его нравственно-правовую сущность. Преобладающими смыслами мошенничества для этой группы оказались понимание мошенничества как обычного способа получения денег (38,11%), желания и стереотипы, не осмысленные и не выраженные в словесной форме («невербализованные смыслы») – 29,61%, уверенность в безнаказанности (18,33%).

В моральном сознании социальных групп имеются коренные противоречия в оценках значений денег и труда. На низком уровне нравственно-правовой надёжности людей экономическая категория «деньги» противопоставляется нравственной категории «справедливость». Ценность «труд» утратил связь с ценностью «деньги» и не рассматривается как средство их получения, а ценность «деньги» не рассматривается как мера вложенного труда. Вместо ценностей трудолюбия, добросовестности, исполнительности, характерных для нашей традиционной нравственно-правовой ментальности, доминирующую и системообразующую роль стали играть ценности гедонизма и потребительства (утилитаризма).

По мере становления мошенника возрастает роль алчности и корысти как личностных ценностей. На первой (нравственно-правовой) стадии надёжности отношение к деньгам можно оценить как умеренное или критическое (17,54 балла), оно превосходит средний показатель отношения к деньгам (4,84 балла) в 3,6 раза. На конформной стадии критическое отношение к деньгам снижается до 7,42 балла, то есть в 2,4 раза. Осуждённые мошенники (криминальная стадия) относятся к деньгам как высшей ценности, что в 3,4 раза ниже отношения к деньгам у нравственно надёжных лиц, в 1,6 раза ниже общего показателя по всей выборке, и составляет -7,14 балла.

Позитивное отношение социальных групп к деньгам коррелирует (по методу К.Пирсона) с негативным отношением к труду (0,427), одобрением мошенничества (0,759) и эгоизмом (0,337). Негативное отношение к труду тоже коррелирует с эгоизмом (0,218) и авантюризмом (0,332). Корреляции значимы на уровне p<0,0001. Самую тесную связь с отношением к деньгам и к труду у обследованных социальных групп имеют ценности гедонизма (rxy = 0,864) и ценности власти над другими людьми (rxy = 0,475). Методом регрессионного анализа установлено, что универсальные ценности прямо способствуют развитию чрезмерно позитивного отношения к деньгам: ценности гедонизма – на 22,4%; ценности власти – на 20%; ценности личной независимости – на 19%; ценности конкуренции – на 13,7%; ценности достижения личного успеха – на 11,3%. Отношение к труду обследованных социальных групп оказалось противоположным их отношению к деньгам. Главный фактор экономической активности социальной базы мошенничества составили понимание ими денег как способа получения благ, как символа успеха и власти, презрение к производительному труду. Утилитарное понимание денег, утративших в их сознании связь с трудом, выразилось в оценке денег как меры собственности и благополучия. Нравственные критерии при персональной и социальной идентификации потенциальными мошенниками не используются. Если нравственно надёжные лица имеют показатели отношения к деньгам в 17,54 балла, то группа потенциальных мошенников имеет по ним 4,56 балла, то есть ниже в 3,8 раза.

В четвёртой главе «Личностные нравственно-психологические детерминаты мошенничества» приведены результаты исследования структуры внутренних факторов, влияющих на совершение этого преступления.

Проведённый теоретический анализ психологических работ по данной проблеме, обобщение и осмысление выдвинутых в них положений, эмпирическая проверка выдвинутых гипотез позволяет утверждать, что нравственное содержание личности мошенника существенным и закономерным образом влияет на все структурные детерминанты криминального поведения.

Внутренние, личностные детерминанты мошенничества объединены в структуру и по результатам факторного анализа могут быть представлены тремя однородными и взаимно согласованными факторами. Главный фактор мошенничества – «Склонность к манипуляции другими людьми для получения личной выгоды» – образован доминирующими криминальными ориентациями на асоциальные, непрямые и манипулятивные действия в тесной связи с эгоизмом, авантюризмом и алчностью. Второй фактор активности мошенников – «Ценности самовозвышения над людьми», отражает их ориентации на упорство в достижении собственных целей (конкуренцию), страсть к чувственным наслаждениям (гедонизм), на собственные интересы (индивидуализм), игнорирование мнения окружающих (независимость), стремление к власти, которые определяют смысл бытия и способа жизнедеятельности мошенника. Эти универсальные ценности понимаются мошенниками как вседозволенность, возможность добиться личной выгоды аморальными и преступными способами. Третий фактор поведения мошенников – «Эгоистическая отчужденность от других людей и моральных норм» выражает интернальность самоконтроля, ориентацию на себя и собственные интересы.

Рис. 3. Структурная модель нравственно-психологических

детерминант мошенничества (N = 423)

Примечание: rxy коэффициенты корреляции между структурными детерминантами мошенничества.

– коэффициенты детерминации мошенничества каждым структурным компонентом.

Вывод о структурной организации и системном характере нравственно-психологических детерминант мошенничества подтверждается результатами корреляционного анализа. Все детерминанты, характеризующие нравственно-правовое сознание мошенников – негативное отношение к производительному труду (лень), чрезмерно позитивное отношение к деньгам (алчность), эгоизм, авантюризм, одобрение мошенничества как обычного и допустимого способа получения денег, – имеют корреляции между собой в пределах от 0,332 до 0,482 и имеют высокую статистическую значимость (p<0,006).

Структура личностных нравственно-психологических детерминант мошенничества, выявленная методом регрессионного анализа (рис. 3), образована универсальными ценностями гедонизма, власти, денег, личного успеха, независимости от других людей.

Традиционно одобряемые ценности честности, справедливости, законности противоречат всем структурным детерминантам мошенничества и имеют отрицательные корреляции с ними (rxy от -0,458 до -0,672). Они отрицательно коррелируют с господствующими в сознании мошенника ценностями гедонизма (rxy=-0,293), власти (rxy=-0,299), денег и личного успеха (rxy=-0,207), независимости (rxy=-0,169). Универсальные ценности имеют положительную корреляцию с мошенничеством от 0,227 (ценности власти) до 0,356 (ценности гедонизма) и со всеми структурными детерминантами мошенничества не ниже 0,543 (при p<0,001).

Общая детерминация совокупности структурных компонентов на мошенничество (R2) составила показатель 0,697. Силу детерминации мошенничества каждым компонентом структуры показывают стандартизованные регрессионные коэффициенты (). Максимальное влияние на принятие решения о мошенничестве и на его совершение оказывает низкая моральная ответственность субъекта, отрицание своих обязательств перед другими людьми (1 =0,536). Второй по значимости детерминантой мошенничества (3 =0,496) являются универсальные нравственные ценности гедонизма, независимости, власти, личного успеха, конкуренции и денег. Третьей детерминантой мошенничества оказался авантюрный стиль моральной саморегуляции поведения (4 =0,411). Четвёртой детерминантой (5 =0,362) явились привычные для мошенника способы поведения, обеспечивающие успешное выполнение преступных намерений – обман и манипулятивный стиль межличностного взаимодействия с другими людьми в целях получения личной выгоды. Циничный, импульсивный и рискованный стиль решения мошенниками своих экономических проблем (2 =0,347) является когнитивной детерминантой их преступной деятельности. Это пятая детерминанта мошенничества. Структура детерминант мошенничества одинакова для всего низкого уровня нравственно-правовой надёжности – прагматической, корыстной и аморально-криминальной стадий. Между потенциальными и реальными мошенниками обнаружены отличия. В нравственно-правовом сознании потенциальных мошенников выявлены конфликт традиционных нравственных и универсальных ценностей, моральные заблуждения и логические ошибки в обосновании ими способа своего бытия, осторожность моральной саморегуляции и поиск ими социальной поддержки при решении материальных проблем, учёт которых позволяет более конкретно вести борьбу с мошенничеством.

Нравственно-психологические детерминанты мошенничества проявляются в когнитивной сфере личности. Посредством личностных смыслов этических понятий они влияют на ход и результат рассуждений мошенников об ответственности за планируемое преступление, о способах и условиях его совершения. Ограниченность и ошибочность умозаключений мошенников изначально определяется сознательным игнорированием или принижением значения нравственно-правовых альтернатив при решении материальных проблем. Когнитивные процессы у мошенников в большей степени, чем у других людей, детерминируются личностными особенностями. Для когнитивной сферы мошенников характерны три особенности: их решения экономических задач выходят за пределы моральных и правовых норм; в ходе рассуждений и принятия решений о способах получения денег они опираются на необъективные нравственно-правовых представления; при определении эффективных стратегий поведения и прогнозировании материальной выгоды у них преобладают процессы социального интеллекта.

Особенности структуры общего интеллекта мошенников, выявленной с помощью теста Р. Амтхауэра (АИСТ), позволяют судить о склонности мошенников к обобщениям, образному мышлению, практицизму. Интеллект мошенников, по нашим данным, уступает другим людям в умственной образованности («Классификация (KL)»), в стремлении к упорядоченности, соразмерности, темпу и ритму («Счет (RA)»), в способности быстро решать формализуемые проблемы («Ряды чисел (ZR)»). Все мыслительные процессы мошенников подвержены сильному влиянию универсальных ценностей. Процессы принятия решений у них отличаются рискованностью, импульсивностью и спонтанностью, что подтверждается обследованием процессов принятия решений мошенниками с помощью методик Т.В. Корниловой «Готовность к риску» (ГКР-25) и «Импульсивность» (И-7). Результаты обследования потенциальных и осуждённых мошенников выявили у них недостаточную обдуманность решений, действий и стратегий при совершении преступления, импульсивность в выборе способов мошенничества. Циничный и авантюрный стиль мышления является важной нравственно-психологической детерминантой мошенничества, прямо влияющий на планирование и совершение преступления. Авантюризм мошенников представляет собой основанную на импульсивности, спонтанности и рискованности характеристику их когнитивной сферы, которая отличается циничным игнорированием традиционных нравственных ценностей и интересов других людей и основана на применении в ходе мыслительных операций смыслов и значений эгоизма и корысти.

В сфере моральной саморегуляции мошенники отличаются высоким уровнем регуляторных процессов планирования и программирования своего преступного поведения. Все регуляторные процессы у мошенников отличаются гибкостью и самостоятельностью, вплоть до изворотливости.

Содержательный аспект моральной саморегуляции поведения у мошенников включает в себя нравственно-смысловые основы поступка (ценности эгоизма и корысти); локус ответственности за своё поведение («Я»); альтернативные смыслы поведения, которые принимаются или игнорируются при достижении им целей своего поведения (универсальные ценности или традиционные нравственные нормы). Процессуальный аспект определяется высоким уровнем развития регуляторных процессов планирования и программирования, а также их характеристиками гибкости (изворотливости) и самостоятельности (независимости). Результаты тестирования осуждённых мошенников по опроснику В.И. Моросановой «Стилевая саморегуляция поведения» (ССПМ) и регрессионного анализа полученных данных показали, что поступок «Мошенничество» определяется гибкостью саморегуляции мошенников на 34,4%, самостоятельностью саморегуляции – на 29,6%, уровнем развития процесса планирования поведения – на 26,6%, уровнем развития процесса программирования поведения – на 22,1%, и затрудняется традиционными нравственными ценностями на -27,9%. Методом анонимного опроса 257 осуждённых мошенников установлено, что 45% не учитывали при принятии преступного решения нравственные нормы поведения, 30% оправдывали преступление личной выгодой и получением удовольствия, 52% – слабостью наказания, а 48% намеревались уклониться от уголовной ответственности с помощью подкупа органов дознания.

У мошенников выражены склонности к выбору стратегий «осторожные действия», «непрямые действия», «манипулятивные действия». Манипулятивные действия реализуют ценностно-смысловое, когнитивное, эмоциональное и нравственное содержание личности мошенника, его жизненную философию. Манипуляция у мошенников имеет тесные, устойчивые и статистически значимые связи с их личностными ценностями, ориентациями на деньги и власть, когнитивными процессами, положительным отношением к мошенничеству. Макиавеллизм у мошенников тесно связан с эгоизмом, с манипулятивной и асоциальной стратегиями преодоления жизненных трудностей, со склонностью к риску и импульсивностью мышления, с их ориентацией на деньги.

Обман у мошенников, судя по результатам корреляционного анализа, детерминирован их личностными особенностями: мотивацией достижения успеха при манипулятивном воздействии на других людей; корыстной детерминацией поведения; авантюристическим когнитивным стилем решения материальных проблем; преобладанием ценностей индивидуализма над традиционными нравственными ценностями; гибкостью и самостоятельностью процессов саморегуляции, приводящими к избирательному и циничному отношению к традиционным нравственным нормам поведения; эгоизмом и пренебрежительным отношение к интересам других людей; самостоятельностью в области самоконтроля, отрицанием моральной ответственности перед другими людьми, концентрация локуса контроля на себе и узком круге самых близких людей.

Тесные взаимосвязи между макиавеллизмом, эгоизмом, манипулятивной и асоциальной стратегиями преодоления жизненных трудностей, склонностью к риску и импульсивностью мышления, ориентацией на деньги позволяют заключить, что нравственные деформации стиля взаимодействия с другими людьми являются детерминантой мошенничества. Эти деформации появились в результате дефектов моральной саморегуляции поведения. Выявленные у мошенников дефекты и деформации моральной саморегуляции поведения имеют устойчивые и тесные взаимосвязи, что придаёт им характер системы и позволяет считать эти дефекты нравственно-психологическими детерминантами мошенничества.

В пятой главе «Противодействие нравственно-психологическим детерминантам мошенничества» обосновываются меры по нейтрализации социальных и личностных факторов и условий совершения этого преступления.

Преодоление негативных социальных факторов на моральное и правовое сознание населения и сотрудников правоохранительных органов возможно путём формирования них важного для успешного проведения модернизации экономики России и реформирования МВД социально-психологического свойства – нравственно-правовой надёжности. Она позволяет человеку производить и сохранять в своём сознании смыслы нравственных норм в пределах их объективных значений, обеспечивающих устойчивое, организованное и сознательное поведение, соответствующее традиционным для нашего общества моральным и правовым требованиям.

Применение метода моделирования при исследовании нравственно-правовой надёжности населения и сотрудников МВД позволило выявить психологические условия её формирования.

Первым условием просоциального и законопослушного поведения является нравственно-правовая оценка субъектом содержания и результатов своей деятельности. Вторым условием формирования надёжности можно считать признание субъектом своей личной ответственности за соблюдение норм социально одобряемой морали и Закона. Третьим условием просоциального поведения является умеренное отношение человека к деньгам и богатству. Дополнительными условиями формирования нравственно-правовой надёжности, судя по математической модели, являются устойчивость человека к нравственным нормам эгоизма, прагматизма и корысти, альтруизм, понимание субъектом необходимости соблюдения моральных и правовых норм при определении способа получения материальных благ.

Формированию нравственно-правовой надёжности препятствуют гибкость моральной саморегуляции субъекта, которую проявляется в изворотливости при определении смыслов своего поведения, хитрости и беспринципности при достижении материальных благ. Ценности гедонизма, стремление к чувственному удовольствию и наслаждениям, ценностями власти, денег, личного успеха и конкуренции, как показали наши исследования, определяют положительное отношение людей к мошенничеству. Затрудняют формирование НПН самостоятельность в области морального самоконтроля человека.

Преодоление негативного влияния социальных факторов, приводящих в действие нравственно-психологические детерминанты мошенничества, возможно на научной основе и в результате согласованных действий органов власти, средств массовой информации, правоохранительных органов и органов образования.

Деятельность государственных, научных и общественных институтов по противодействию социальным детерминантам мошенничества целесообразно проводить по следующим направлениям: проведение объективного научного анализа современных универсальных ценностей; преодоление позитивного отношения к мошенничеству в структуре морально-правового менталитета молодёжи; преодоление противоречий между значениями ценностей труда и денег в общественном сознании. Особое внимание следует уделить правовому просвещению населения в целях формирования у него нравственной устойчивости к мошенническим посягательствам.

На основе выявленных закономерностей развития нравственно-правовой надёжности, рекомендации по её формированию и мерам по профилактике мошенничества можно свести к следующим положениям:

В области нравственных ценностей следует добиваться понимания человеком общественно значения и личностного смысла традиционных норм поведения.

В целях формирования когнитивных основ нравственности следует ориентироваться на развитие рефлективного стиля мышления и его критичности, ригидности познавательного контроля, снижения импульсивности и готовности к риску при решении экономических задач.

При формировании моральной ответственности населения и сотрудников правоохранительных органов следует добиться понимания ими своего долга перед другими людьми, ценности человеческой жизни и одновременно – осознания моральной ответственности за свои поступки.

В целях развития моральной саморегуляции поведения формировать способность к планированию, прогнозированию и оценке результатов своего поведения на основе нравственных и правовых норм, вести борьбу с авантюризмом при построении модели личностно значимых условий и обстоятельств деятельности.

Формировать стили межличностного взаимодействия, основанные на традиционных нравственных ценностях и исключающих отношение к другому человеку как источнику личной выгоды – «ассертивность», «социальный контакт», «поиск социальной поддержки».

Проводимая реформа МВД требует проводить профессионально-психологический отбор сотрудников на службу в полицию по нравственно-психологическим критериям честности и добросовестности, высокой устойчивости к коррупции, к нормам эгоистической и криминальной морали. Применение личностного опросника нравственно-правовой надёжности на основе многофункциональной автоматизированной системы «Psychometric Expert» повысит эффективность отбора и выявит нравственно - психологические детерминанты мошенничества у кандидатов на службу в правоохранительные органы.

III. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВЫВОДЫ


1. Исследование нравственно-психологических детерминант мошенничества оказалось более продуктивным при использовании выводов отечественных судебных психологов, психиатров, юристов и криминологов XIX века о влиянии нравственного содержания личности преступника на процесс криминальной мотивации; о роли нравственных дефектов и деформаций в детерминации преступного поведения; о взаимосвязи нравственной сферы преступника с его когнитивными и эмоциональными процессами; о социальной природе нравственных детерминант преступности.

2. Нравственно-правовую надёжность (НПН) можно определить как социально-психологическое образование личности, позволяющее человеку производить и сохранять в своём сознании смыслы нравственных норм в пределах их объективных значений, которые детерминируют устойчивое, организованное и сознательное поведение в соответствии с моральными и правовыми требованиями общества.

Критериями нравственно-правовой надёжности выступает система жизненных отношений и смысловых образований личности: осознание человеком своей моральной ответственности перед другими людьми; осознание смысла нравственных норм в условиях многообразия ситуаций и отношений с другими людьми; использование человеком нравственных понятий при объяснении себе целей и способов получения материальных благ; устойчивость к нормам узкогрупповой, эгоцентрической и криминальной морали.

Совпадение личностных смыслов нравственных понятий с их объективным значением детерминирует процесс моральных рассуждений субъекта на основе этических категорий, что выводит его за пределы бытовой ситуации на новый уровень обобщений и объяснения своего бытия. В случае их отрицания, условного принятия или подмены нравственных понятий соображениями целесообразности и выгоды, наполнении их смыслами корысти и личной выгоды закладываются нравственно-психологические основы моральной деградации личности, её перехода на низшие уровни своего существования. Личностные смыслы нравственных понятий придают детерминации поведения человека моральную определённость, сами становятся существенной частью детерминации поведения человека, являясь причиной его поступков.

3. В структуре нравственно-правового менталитета нашего общества существуют 3 группы факторов, которые находятся в противоречивых отношениях: традиционная нравственность; моральная саморегуляция поведения и ценности индивидуализма. Традиционные нравственные ценности, препятствующие мошенничеству и одобрительному отношению к нему, у молодёжи блокируются «универсальными» ценностями.

Преобладание в возрастной группе до 35 лет смысла мошенничества как обычного и вполне допустимого способа получения денег является следствием нравственной социализации молодёжи в новых социально - экономических условиях. Вторым по значению смыслом мошенничества среди социальной базы преступников является уверенность в собственной безнаказанности и возможности уклониться от уголовной ответственности. В-третьих, мошенничество для всей его социальной базы имеет позитивное значение и эмоциональную привлекательность.

4. Внешние нравственно-психологические детерминанты мошенничества имеют социальную природу и определяются отношением социальных групп к нормам традиционной и современной морали.

Система внешних (социальных) детерминант мошенничества содержит: одобрительное отношение значительной части экономически активного населения к обману и мошенничеству; преобладание в сознании молодёжи ценностей денег, гедонизма, личного успеха; пренебрежительное отношения к честному производительному труду и к умеренному потреблению материальных благ; ориентация большинства молодых людей на моральные нормы индивидуализма и прагматизма.

В структуре нравственно-правового менталитета социальных групп имеются коренные противоречия в оценках значений и смыслов экономических ценностей денег и труда. У потенциальных мошенников категория «деньги» применяется в отрыве от нравственных категорий и даже противопоставляется нравственной категории «справедливость». Ценность «труд» утратил связь с ценностью «деньги» и не рассматривается как средство их получения, а ценность «деньги» не рассматривается как мера вложенного труда. Вместо ценностей трудолюбия, добросовестности, исполнительности, характерных для нашей традиционной нравственно-правовой ментальности, доминирующую и системообразующую роль стали играть ценности гедонизма и потребительства (утилитаризма).

Для молодёжи, составляющей социальную базу мошенников, характерен высокий личностный смысл ценностей эгоизма и гедонизма. Количественный состав социальной базы мошенничества превосходит другие группы в 5,67 раза. Высокая вероятность мошенничества проявилась в возрастной группе до 35 лет, составившей 87% от всей группы. Профессиональный состав социальной базы мошенничества однороден: он на 50% состоит из работников торговли и сферы услуг, экономистов и финансистов предприятий всех форм собственности.

5. Структура личностных детерминант мошенничества одинакова для всего низкого уровня нравственно-правовой надёжности – прагматической, корыстной и аморально-криминальной стадий. Их функционирование отличается целенаправленностью, внутренней согласованностью, взаимным дополнением функций. Нравственно-психологические детерминанты мошенничества в сознании преступников функционально объединились в три фактора: склонность к манипуляции другими людьми для получения личной выгоды; ценности самовозвышения над людьми; эгоистическая отчужденность от других людей и традиционных нравственно-правовых норм. Характер взаимосвязи между нравственно-психологическими детерминантами показывает, что они структурно организованы и образуют устойчивую систему, организующая роль в которой принадлежит ценностям гедонизма, власти, денег, личного успеха, конкуренции и независимости от других людей.

6. Разработанный для исследования нравственно-психологических детерминант мошенничества опросник (ЛО НПН) является психодиагностическим инструментом, который имеет все необходимые признаки теста. Он имеет интервальную шкалу, обладает высокими показателями конструктной, содержательной, критериальной валидности и ретестовой надёжности и позволяет получить достоверные данные о развитии у человека нравственно-психологических детерминант мошенничества. Моделирование как метод изучения нравственно-правовой надёжности личности позволяет уточнить структуру нравственно-правовой сферы личности, выявить наиболее важные детерминанты нравственного и правового развития, установить взаимосвязи между нравственно-психологическими детерминантами поведения, представить аналог НПН в графической и цифровой форме. Математическая, структурная и функциональная модели нравственно-правовой надёжности отражают взаимосвязи криминального поведения с нравственно - психологическими характеристиками и с особенностями когнитивных и регуляторных процессов у мошенников.

7. Условиями формирования нравственно-правовой надёжности у сотрудников правоохранительных органов являются: нравственно-правовая оценка своей деятельности; признание своей личной ответственности за соблюдение норм социально одобряемой морали и Закона; умеренное отношение к деньгам и богатству; устойчивость к ценностям эгоизма, прагматизма и корысти; альтруизм; понимание сотрудником необходимости соблюдения моральных и правовых норм при определении способа получения материальных благ.

Перспективными направлениями нравственно-психологических исследований являются: психологический анализ нравственного потенциала сотрудников МВД; прогнозирование развития нравственно-психологической установки на мошенничество; нравственно-психологический анализ коррупции; теоретико-методологическая разработка психологической природы нравственной надёжности; совершенствование методов психодиагностики установки на мошенничество; психосемантический анализ сознания мошенника и исследование его когнитивной сферы; условия предупреждения снижения надёжности личного состава правоохранительных органов; исследование роли современных социальных факторов в становлении личности мошенника.

IV. ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ


При противодействии нравственно-психологическим детерминантам мошенничества следует учитывать закономерности формирования нравственно-правовой надёжности личности и особенности деформаций нравственно-правового сознания у потенциальных преступников.

Воспитательную работу по формированию у граждан и сотрудников правоохранительных органов в целях преодоления позитивного отношения к мошенничеству целесообразно проводить по следующим направлениям: раскрытие нравственно-правовой сущности, социального вреда мошенничества как экономического преступления; расширение нравственного кругозора и словарного запаса молодёжи, борьба с атрибутами криминальной субкультуры; привлечение к проблеме социальной ответственности бизнеса, разработка этических кодексов для руководителей и работников предприятий всех форм собственности, пропаганда нравственных традиций отечественного бизнеса; использование положительных примеров честного предпринимательства в тесной связи с демонстрацией выгоды от соблюдения традиционных нравственных ценностей нашего общества; борьба с воровским жаргоном, молодёжным сленгом и американизмами в печатных и электронных изданиях, в телепередачах и рекламе; распространение в средствах социальной рекламы ценностей честности, моральной ответственности за свой труд, добросовестности, порядочности; преодоление противоречий между значениями ценностей труда и денег в общественном сознании; правовое просвещение населения о схемах и способах действий мошенников, формирования у него нравственной устойчивости к соблазнам и мошенническим посягательствам, оглашение приёмов психологического воздействия мошенников на сознание своих жертв.

В целях выявления нравственно-психологических детерминант мошенничества целесообразно применять следующие методики, пригодные для оценки сотрудников правоохранительных органов по нравственным критериям: аппаратно-программный комплекс (АПК) «Mind Reader 2.0»; методику психосемантической диагностики скрытой мотивации И.Л. Соломина «ПДСМ-2»; личностный опросник нравственно-правовой надёжности (ЛО НПН), включённый в многофункциональную автоматизированную систему «Psychometric Expert».

Программа выявления нравственно-психологических детерминант мошенничества у сотрудников и кандидатов на службу в правоохранительные органы предполагает последовательное решение следующих задач.

Задача I. Определение лиц, имеющих демографические признаки низкой нравственно-правовой надёжности.

Задача II. Проведение собеседования с кандидатами и экспертная оценка их поведения в предыдущий период. План собеседования может быть построен по вопросной части личностного опросника НПН.

Задача III. Компьютерная психодиагностика нравственно-правовой надёжности кандидатов на службу в правоохранительные органы.

Задача IV. Интерпретация результатов психодиагностики, собеседования и экспертной оценки поведения. При этом следует учитывать следующие особенности проявления личностных детерминант мошенничества.

а). В области нравственно-смысловой сферы: негативная тенденция к снижению значения нравственных норм в жизни общества; инверсия личностных смыслов нравственных ценностей в сторону прагматизма и индивидуализма; сознательное ограничение пределов применения нравственных норм; показатели универсальных нравственных ценностей гедонизма, независимости, власти, личного успеха, конкуренции и денег превышают показатели традиционных нравственных ценностей; негативное отношение к труду (лень), чрезмерно позитивное отношение к деньгам (алчность), эгоизм, авантюризм, одобрение мошенничества как обычного и допустимого способа получения денег.

б). В когнитивной сфере личности: наличие блокирующих барьеров в области эмпатии, отрицание традиционных нравственных ценностей; развитие циничного и авантюрного стиля мышления.

в). В области межличностного взаимодействия: манипулятивный стиль межличностного взаимодействия с другими; эгоистическая и асоциальная стратегии преодоления материальных трудностей.

г). В области моральной саморегуляции: авантюрный стиль моральной саморегуляции поведения; границы морального запрета не осознаются или объединены с уголовно-правовыми нормами.

Задача V. Прогноз нравственно-правовой надёжности кандидата и обоснование вывода о его приёме на службу в правоохранительные органы проводится по уравнению линейной регрессии. Вывод о пригодности к службе в правоохранительных органах должен быть основан на положительных результатах всех пяти перечисленных задач и аргументировано отражать систему отношений, характеризующую нравственно-правовую надёжность кандидата: его отношение к служебным обязанностям (к труду); отношение к размерам денежного довольствия и возможности получения побочных доходов, связанных с выполнением (или невыполнением) своих обязанностей (к деньгам и богатству); отношение к обману своих начальников, к мошенничеству, коррупции, к предательству своего служебного долга; отношение к себе, к своим коллегам и сослуживцам, к другим людям (гражданам), и лежащие в основе этих отношений личностные нравственные ценности кандидата.

Основное содержание и результаты диссертации отражены в 66 публикациях общим объёмом 137,5 п.л.


Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах,

рекомендованных ВАК


  1. Стрижов, Е.Ю. Нравственно-психологическая структура личности мошенника // Вестник Московского ун-та МВД России. – 2008. – №5. – С.165-170. – 0,9 п.л.
  2. Стрижов, Е.Ю. Теория и метод исследования нравственной надёжности личности // Вестник Московского ун-та МВД России. – 2008. – №4. – С.150-154. – 0,62 п.л.
  3. Стрижов, Е.Ю. Моральные и универсальные ценности в системе нравственной надёжности личности // Вестник Томского гос. пед. ун-та. – 2009. – Вып.1.– С.84-88. – 0,5 п.л.
  4. Стрижов, Е.Ю. Нравственно-правовая надёжность личности: психологическая модель и механизмы развития // Прикладная юридическая психология. – 2009. – №4. – С.7-19. – 1,2 п.л.
  5. Стрижов, Е.Ю. Оценка нравственной надёжности личности // Прикладная юридическая психология. – 2009. – №1. – С.6-16. – 0,76 п.л.
  6. Стрижов, Е.Ю. Нравственно-психологический подход – новая тенденция в развитии юридической психологии // Прикладная юридическая психология. – 2010. – №2. – С.67-82. – 1,1 п.л.
  7. Стрижов, Е.Ю. Валидность личностного опросника нравственной надежности специалиста // Акмеология. – 2009. – №3. – С.65-70. – 0,5 п.л.
  8. Стрижов, Е.Ю. Методологические проблемы менталитета как личностной основы нравственной надёжности личности // Вестник Тамб. гос. ун-та, 2007. Сер. «Гуманитарные науки» – Вып.7 (51). – С.287-296. – 1,25 п.л.
  9. Стрижов, Е.Ю. Нравственная надёжность личности как психологическая система // Вестник Тамб. гос. ун-та, 2007. Сер. «Гуманитарные науки». – Вып.9 (51). – С.11-16. – 1,25 п.л.
  10. Стрижов, Е.Ю. Теоретическое и экспериментальное обоснование психологических критериев нравственной надёжности личности // Вестник Тамб. гос. ун-та, 2007. Сер. «Гуманитарные науки». – Вып.11 (55). – С.287-297. – 1,25 п.л.
  11. Стрижов, Е.Ю. Факторная структура нравственной надёжности личности // Вестник Тамб. гос. ун-та, 2007. Сер. «Гуманитарные науки». – Вып.12 (56). – С.135-140. – 0,73 п.л.
  12. Стрижов, Е.Ю. Методология психодиагностики склонности к мошенничеству // Вестник Тамб. гос. ун-та, 2008. Сер. «Гуманитарные науки». – Вып.3 (59). – С.312-322. – 1,28 п.л.
  13. Стрижов, Е.Ю. Психологический анализ личности мошенника с позиций концепции нравственной надежности // Вестник Тамб. гос. ун-та, 2008. Сер. «Гуманитарные науки» – Вып. 4 (60). – С.163-171. – 1,1 п.л.

Монографии

  1. Стрижов, Е.Ю. Личность мошенника: Нравственно-психологический анализ. Монография / Е.Ю. Стрижов. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2008. – 374с. – 21,8 п.л.
  2. Стрижов, Е.Ю. Психология нравственной надёжности и мошенничества. Монография / Е.Ю. Стрижов. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2009. – 305с. – 17,61 п.л.
  3. Стрижов, Е.Ю. Нравственно-правовая надёжность личности: социально-психологические аспекты. Монография / Е.Ю. Стрижов. – Тамбов: Изд. дом «ТГУ им. Г.Р. Державина», 2009. – 528с. – 30,7 п.л.

Учебные пособия

  1. Стрижов, Е.Ю. Юридическая психология: нравственно-психологический подход: Учеб. пособие. – Тамбов: Изд. дом «Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина», 2009. – 141с. – 8,2 п.л.
  2. Стрижов, Е.Ю. Юридическая психология: Учеб. пособие. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2000. – 157с. – 9,89 п.л.
  3. Стрижов, Е.Ю. Психология и педагогика: Учеб. пособие. – М.: Изд-во «Щит-М», 2003. – 179с. – 8,2 п.л. (в соавторстве; лично – 4,0 п.л.)

Статьи в сборниках научных статей,

журналах и материалах международных конференций

  1. Стрижов, Е.Ю. Нравственная надёжность сотрудника как психологическая проблема // Мат-лы IV Всеросс. съезда Росс. психол. об-ва. 18-21 сент. 2007г. – М. – Ростов н/Д., 2007. – Т.3. – С.191-192. – 0,1 п.л.
  2. Стрижов, Е.Ю. Моральная саморегуляция личности // Мат-лы IV Всеросс. съезда Росс. психол. об-ва. 18-21 сент. 2007г. – М. – Ростов н/Д., 2007. – Т.3. – С.192-193. – 0,1 п.л.
  3. Стрижов, Е.Ю. Нравственно-психологический подход в оценке надёжности личности // Психология человека в современном мире: Мат-лы юбилейной научн. конф. 15-16 окт. 2009г. – М.: Изд-во «Ин-т психологии РАН», 2009. – Т.6. – С.312-319. – 0,6 п.л.
  4. Стрижов Е.Ю. Организация исследования нравственно-правовой надёжности персонала // Психология в вузе. – 2010. – №1. – С.50-65.
  5. Стрижов, Е.Ю. Психологическая структура нравственной надёжности личности // Теория и практика дополнительного образования. – 2009. – №1. – С.37-41. – 1,2 п.л.
  6. Стрижов, Е.Ю. Методология психодиагностики склонности сотрудников к мошенничеству // Вестн. Костром. гос. пед. ун-та имени Н.А. Некрасова. – 2008. – Том 14. – С.64-69. – 0,5 п.л.
  7. Стрижов, Е.Ю. Методологическое обоснование понятия «нравственная надёжность личности» и его значение для подготовки специалистов // Модернизация образования в современном мире: Сб. научн. трудов. – М.: Изд-во МОСУ, 2004. – С.43-59. – 1,0 п.л.
  8. Стрижов, Е.Ю. Психологическая структура нравственной надёжности личности // Модернизация высшего профессионального образования: Сб. научн. трудов. – М.: Изд-во МОСУ, 2007. – С.202-230. – 1,62 п.л.
  9. Стрижов, Е.Ю. Психологическая структура моральных представлений личности // Психология и современное общество: Мат-лы Междунар. научно-практ. конф. 28-29 апр. 2006г. – СПб, 2006. – Ч.3. – С.100-104. – 0,22 п.л.
  10. Стрижов, Е.Ю. Математическое моделирование личности мошенника // Психологические подходы к изучению личности в системе «человек-общество»: Междунар. сб. научн. статей. – Свети Николе – Москва – Тамбов – София: Междунар. Славянск. ин-т, филиал Македония, 2008. – С.155-164. – 0,75 п.л.
  11. Стрижов, Е.Ю. К построению социально-психологической теории нравственного сознания специалиста // Социально-культурные и психолого-педагогические проблемы и перспективы развития современного образования в России: Сб. ст. Междунар. науч.-практ. конф. – С-Пб., Тула, Тольятти, Пенза, 2004. – С.35-42 – 0,47 п.л.
  12. Стрижов, Е.Ю. Личностные детерминанты склонности к мошенничеству // Проблемы практической психологии на современном этапе: Сб. научн. статей по мат-лам регион. научн.-практ. конф. 20-21 мая 2005г. – Тамбов, 2005. – С.15-26. – 0,71 п.л.
  13. Стрижов, Е.Ю. Психологическое содержание нравственной надёжности сотрудника // Актуальные проблемы личности: Сб. научн. статей. – Тамбов, 2006. – С.125-131. – 0,40 п.л.
  14. Стрижов, Е.Ю. Психология нравственного самоопределения и менталитета личности // Ежегодник ин-та психологии ТГУ им. Г.Р. Державина. – 2006. – №2. – Тамбов, 2006. С.74-91. – 1,25 п.л.
  15. Стрижов, Е.Ю. Экспериментальное исследование нравственной надёжности сотрудника // Ежегодник Ин-та психологии ТГУ им. Г.Р. Державина – Тамбов, 2007. – №3. – С.55-67. – 0,75 п.л.
  16. Стрижов, Е.Ю. Моральное развитие и ответственность личности: современные научные подходы // Ежегодник Ин-та психологии ТГУ им. Г.Р. Державина. – Тамбов, 2008. – №.4 – С.45-52. – 0,43 п.л.
  17. Стрижов, Е.Ю. Этапы конструирования и валидность личностного опросника психодиагностики склонности к мошенничеству // Ежегодник Ин-та психологии ТГУ им. Г.Р.Державина. – Тамбов, 2008. – №.4. – С.117-136. – 1,1 п.л.
  18. Стрижов, Е.Ю. К построению теории нравственной надёжности сотрудника // Гуманитарные науки в современном мире: Мат-лы Междунар. науч.-практ. конф. 7 апр. 2008г. – Тамбов, 2008. – С.74-86. – 1,31 п.л.
  19. Стрижов, Е.Ю. Исследование личностных особенностей мошенника и возможностей их психодиагностики // Акмеологические аспекты развития личности: Сб. научн. статей. – Тамбов, 2005. – С.83-89. – 0,5 п.л.
  20. Стрижов, Е.Ю. Нравственная надёжность персонала и экономическая безопасность предприятия // Управление и общество: Мат-лы междунар. научно-практ. конф. – Тамбов, 2008. – С.294-303. – 0,74 п.л.
  21. Стрижов, Е.Ю. Эгоизм личности и экономическая преступность персонала // Управление и общество: Мат-лы междунар. научно-практ. конф. – Тамбов, 2008. – С.247-251. – 0,34 п.л.
  22. Стрижов, Е.Ю. Психологические критерии нравственной надёжности личности сотрудника // Управление и общество: Мат-лы междунар. научно-практ. конф. – Тамбов, 2008. – С.294-301. – 0,34 п.л.
  23. Стрижов, Е.Ю. Нравственно-смысловая детерминация надёжности сотрудников // Гуманитарные науки в современном мире: Мат-лы Междунар. науч.-практ. конф. 7 апр. 2008г. – Тамбов, 2008. – С.81-86. – 0,34 п.л.
  24. Стрижов, Е.Ю. Новый метод психодиагностики склонности персонала к мошенничеству (ЛО НПН) // Коченовские чтения «Психология и право в современной России»: Сб. тезисов Всеросс. конф. по юридической психологии. – М.: МГППУ, 2010. – С.40-42. – 0,3 п.л.

Так же в материалах научных конференций опубликовано 25 статей и тезисов.



















СТРИЖОВ Евгений Юрьевич

НРАВСТВЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ

ДЕТЕРМИНАНТЫ МОШЕННИЧЕСТВА

Издательство  ИП Чеснокова А.В.

392020, г. Тамбов, ул. О. Кошевого 14.  Тел. (4752) 53-60-84.

Подписано  в  печать  26.05.2011 г.  Формат 60х841/16.
Объем –  2,8 усл. печ. л.  Тираж 100 экз.  Заказ  № 154.


1 Федеральный Закон РФ от 25 декабря 2008г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции».

2 Фельдштейн, Д.И. О развитии фундаментальных психологических исследований – М.: МПСИ; 2006. – С.5.

3 См.: Журавлев, А.Л. Основные тенденции развития психологических исследований в Институте психологии РАН // Психол. журн. 2007. №6. С.5-18; Бондырева С.К., Сочивко Д.В. Российская молодежь в рискогенном пространстве современной действительности // Психология нравственности. – М., 2011. – С.261-301; Воловикова, М.И. Социальные представления о нравственном идеале в российском менталитете: Автореф. дис. д-ра психол. наук. – М., 2005; Купрейченко, А.Б. Нравственно-психологическая детерминация экономического самоопределения личности и группы: Автореф. дис. д-ра психол. наук. – М., 2010; Марьин, М.И. Комплекс средств психологического обеспечения деятельности пожарных: Дис. д-ра психол. наук. – М., 1992; Поздняков, В.М. Пенитенциарная психология в России: генезис и перспективы. Дис. д-ра психол. наук. – М., 2000; Ситковская, О.Д. Психологические основы уголовной ответственности: Автореф. дис. д-ра психол. наук. – М., 1996; Хвостов, А.А. Структура и детерминанты морального сознания личности: Дис. д-ра психол. наук. – М., 2005; Юревич А.В., Ушаков Д.В. Нравственное состояние современного российского общества // Психология нравственности. – М., 2011. – С.177-209.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.